close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Рокоссовский
Константин Константинович
21 декабря 1896 - 03 августа 1968
Сражения и победы
Советский военачальник и государственный
деятель, один из наиболее выдающихся
полководцев Второй мировой войны.
По оценке современника, вряд ли можно назвать
другого полководца, который бы так успешно
действовал как в оборонительных, так и
наступательных операциях.
Командовал историческим Парадом Победы в
Москве.
Рокоссовский Константин Константинович (Ксаверьевич) (21.12.1896 03.08.1968) родился в Варшаве. Его отец, поляк Ксаверий Рокоссовский,
работал машинистом на железной дороге, потом железнодорожным ревизором,
мама трудилась учительницей. В 1920-е годы из-за постоянного искажения
отчества Константин Рокоссовский стал именоваться Константином
Константиновичем. Еще подростком он остался сиротой. Сначала умер отец, в
14 лет лишился матери. В получении школьного образования ему помогали
родители, а после их смерти - родственники.
Великая Отечественная война
Утром 22 июня 1941 г. Рокоссовский поднял
корпус по боевой тревоге, который совершив
многокилометровый марш, с ходу вступил в бой. О
том, насколько своевременными и единственно
правильными
были
действия
Рокоссовского,
вспоминал бывший тогда начальником оперативного
отдела штаба Юго-Западного фронта И.Х. Баграмян:
«Подходил к концу третий день войны. На ЮгоЗападном фронте складывалась все более тревожная
обстановка. Угроза, в частности, нависла над
Луцком, где 15-й механизированный корпус
генерала И.И. Карпезо нуждался в срочной
поддержке, иначе танковые клинья врага могли
рассечь и смять его. Ждали помощи и окруженные врагом вблизи Луцка части
87-й и 124-й стрелковых дивизий. И вот когда мы в штабе фронта ломали
голову, как выручить луцкую группировку, туда подоспели главные силы 131-й
моторизованной и передовые отряды танковых дивизий 9-го мехкорпуса,
которым командовал К.К. Рокоссовский. Читая его донесение об этом, мы
буквально не верили своим глазам. Как это удалось Константину
Константиновичу? Ведь его так называемая моторизованная дивизия могла
следовать только... пешком. Оказывается, решительный и инициативный
командир корпуса в первый же день войны на свой страх и риск забрал из
окружного резерва в Шепетовке все машины - а их было около двухсот, посадил на них пехоту и комбинированным маршем двинул впереди корпуса.
Подход его частей к району Луцка спас положение. Они остановили
прорвавшиеся танки противника и оказали этим значительную помощь
отходившим в тяжелой обстановке соединениям».
9-й
мехкорпус
под
командованием Рокоссовского
принял участие в танковом
сражении 1941 под Дубно,
Луцком и Ровно. Действия
советских
танкистов
не
позволили тогда противнику
окружить
войска
Красной
Армии в Львовском выступе. За
боевые действия в начале войны
Рокоссовский был награжден
четвертым орденом Красного Знамени.
С.М. Штеменко, генерал армии:
"Очень колоритна полководческая фигура Константина Константиновича
Рокоссовского. На его долю выпала труднейшая роль в знаменитом Смоленском
сражении 1941 года и в оборонительных боях на ближних подступах к Москве…
Неотразимо личное обаяние Константина Константиновича… Его не только
безгранично уважали, но и искренне любили все, кому довелось соприкасаться с ним по
службе."
В разгар боев Рокоссовский был вызван в Москву, где получил новое
назначение – на Западный фронт. Командующий фронтом маршал С.К.
Тимошенко, ставя Рокоссовскому боевую задачу, предупредил, что
предназначенные для него дивизии еще не прибыли, поэтому приказал
подчинять себе любые части и соединения для организации противодействия
врагу в р-не Ярцево под Смоленском. Так прямо в процессе боев началось
формирование соединения, в штабных документах именовавшегося группой
генерала Рокоссовского.
В.И. Казаков, маршал артиллерии:
"Константин Константинович обладал… драгоценными качествами, которые
имели огромное влияние на окружающих… Он был необыкновенно прост и неподдельно
скромен, чуток и справедлив.
Человек высокой культуры, он умел терпеливо выслушать каждого, тут же
выделить главную мысль в суждениях собеседника и использовать в интересах дела
знания коллектива."
«Узнав, что в районе Ярцево и по восточному берегу реки Вопь находятся
части, оказывающие сопротивление немцам, люди уже сами потянулись к нам...
- вспоминал Рокоссовский. - Мне представляется важным засвидетельствовать
это как очевидцу и участнику событий. Многие части переживали тяжелые дни.
Расчлененные танками и авиацией врага, они были лишены единого
руководства. И все-таки воины этих частей упорно искали возможности
объединиться. Они хотели воевать. Именно это и позволило нам преуспеть в
своих организаторских усилиях по
сколачиванию подвижной группы».
Успешные действия «группы
Рокоссовского»
способствовали
срыву попыток врага окружить и
уничтожить
войска
Западного
фронта под Смоленском. После
Смоленского
сражения
Рокоссовский
был
назначен
командующим
16-й
армией,
особенно
отличившейся
в
Московской битве. В критические
дни обороны Москвы ее войска
оказались на направлении главного удара немецких войск, обороняя северозападные подступы к столице, и сделали все, чтобы остановить врага.
Константин Константинович постоянно подавал подчиненным пример
бодрости, энергии, новаторства в решении оперативно-тактических задач.
В тяжелейшем октябре 1941 в беседе с корреспондентом ''Красной Звезды''
он убежденно говорил:
"Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в
Берлине."
Не случайно, из 16-й армии вышли многие прославленные командиры Панфилов, Доватор, Катуков, Белобородов и другие. Зимой 1941-194 гг. под
командованием Рокоссовского 16-я армия успешно участвовала в
контрнаступлении под Москвой, но в марте в только что освобожденных
Сухиничах командарм был тяжело ранен осколком снаряда.
Вскоре после излечения и возвращения в 16-ю армию Рокоссовский был
назначен командующим Брянским фронтом.
Н.А. Антипенко:
"К.К. Рокоссовский, как и большинство крупных военачальников, свою работу
строил на принципе доверия к своим помощникам. Доверие это не было слепым: оно
становилось полным лишь тогда, когда Константин Константинович лично и не раз
убеждался в том, что ему говорят правду, и что сделано все возможное, чтобы решить
поставленную задачу; убедившись в этом, он видел в вас доброго боевого товарища,
своего друга. Именно поэтому руководство фронта было так сплочено и спаяно:
каждый из нас искренне дорожил авторитетом своего командующего. Рокоссовского на
фронте не боялись, его любили."
С этого момента и до конца войны он командовал рядом фронтов в
следующей последовательности: Брянским, Донским, Центральным,
Белорусским, 1-м и 2-м Белорусским.
В должности командующего фронтом полководческое дарование
Рокоссовского раскрылось во всей своей полноте. Назначенный в сентябре 1942
командующим Донским фронтом, вместе с командующими Юго-Западным
(Н.Ф. Ватутин) и Сталинградским (А.И. Еременко) фронтами Рокоссовский
принял непосредственное участие в подготовке и проведении операции ''Уран'',
целью которой являлось окружение и разгром немецко-фашистской
группировки под Сталинградом.
После того, как войска противника оказались в ''котле'', по решению
Верховного Главнокомандующего именно Донскому фронту было поручено
расчленить и пленить окруженную вражескую группировку. За победу в
Сталинградской битве Рокоссовский был удостоен ордена Суворова 1-й
степени.
П.И. Батов, генерал армии:
"Он никогда не навязывал своих предварительных решений, одобрял разумную
инициативу и помогал развить ее. Рокоссовский умел руководить подчиненными так,
что каждый офицер и генерал с желанием вносил в общее дело свою долю творчества.
При всем этом сам К. К. Рокоссовский и мы, командармы, хорошо понимали, что
полководцем нашего времени без сильной воли, без своих твердых убеждений, без личной
оценки событий и людей на фронте, без своего почерка в операциях, без интуиции, то
есть без собственного «я», быть нельзя.
Сильной стороной деятельности К.К.Рокоссовского всегда было его напряженное
стремление разбить врага ценой наименьших собственных жертв. Он никогда не
сомневался в успехе и победе. И эта железная воля передавалась всем его соратникам."
С февраля 1943 Рокоссовский командовал войсками Центрального фронта
на Курской дуге. Сумел должным образом подготовить войска к предстоящему
летнему наступлению противника. Отразив немецкое наступление, войска
Центрального фронта перешли в контрнаступление, освободив 5 августа Орел.
Летом следующего 1944 года К.К.Рокоссовский, командуя 1-м
Белорусским фронтом, блестяще проявил себя в операции ''Багратион'', в ходе
которой немецкой группе армий «Центр» было нанесено сокрушительное
поражение в Белоруссии. При выработке решения и планировании операции
Константин Константинович вновь проявил самостоятельность оперативного
мышления, творческий подход к выполнению поставленной фронту задачи,
твердость в отстаивании принятого решения.
А.Е. Голованов:
"Вряд ли можно назвать другого полководца, который бы так успешно действовал
как в оборонительных, так и наступательных операциях прошедшей войны. Благодаря
своей широкой военной образованности, огромной личной культуре, умелому общению со
своими подчиненными, к которым он всегда относился с уважением, никогда не
подчеркивая своего служебного положения, волевым качествам и выдающимся
организаторским способностям он снискал себе непререкаемый авторитет, уважение и
любовь всех тех, с кем ему довелось воевать. Обладая даром предвидения, он почти
всегда безошибочно разгадывал намерения противника, упреждал их и, как правило,
выходил победителем."
Из воспоминаний Рокоссовского известно, что при обсуждении плана
операции в Ставке Сталин, не соглашаясь с предложением Рокоссовского
нанести не один, а два главных удара с целью окружения Бобруйской
группировки противника, дважды предлагал ему выйти и «хорошенько
подумать». Командующий фронтом, однако, стоял на своем. Дальнейшие
события подтвердили, что предложенное решение основывалось на трезвом
расчете и понимании конкретных условий обстановки. Действуя в
труднопроходимой болотистой местности, войска Рокоссовского за первые
пять дней наступления окружили и уничтожили в районе Бобруйска более пяти
немецких дивизий, продвинувшись на 100-110 км.
Известный британский историк Б. Лиддел Гарт сумел, сравнивая успехи
Красной армии и достижения англо-американских союзников, незадолго до
этого высадившихся в Нормандии, показать принципиальную разницу между
ними.
"Совершив прорыв линии фронта непосредственно севернее Пинских болот, войска
Рокоссовского продолжали развивать наступление со средней скоростью 32 км в сутки...
Удары русских привели к общему краху системы германской обороны."
Союзные же войска на западном фланге нормандского плацдарма под
командованием генерала О. Брэдли за три недели боев против куда менее
грозного противника продвинулись, как подсчитал Лиддел Гарт, всего на 8-13
км. Еще до окончания операции ''Багратион'' К.К. Рокоссовский был удостоен
звания Маршала Советского Союза, а через месяц – звания Героя Советского
Союза.
Развивая успех, войска 1-го Белорусского фронта начали проводить
Люблинско-Брестскую наступательную операцию, в ходе которой вышли на
подступы к Варшаве. Немецкое командование, однако, сумело собрать резервы
и организовать контрудар, вынудив войска Рокоссовского перейти к обороне. В
августе 1944 г., ошибочно оценивая обстановку на советско-германском
фронте, польское эмигрантское правительство дало санкцию на осуществление
антифашистского восстания в Варшаве. Предполагалось, что освобождение
столицы Польши без участия советских войск обеспечит «лондонским
полякам» восстановление своей власти в стране после войны. Несмотря на
неожиданность происшедшего и нежелание руководителей восстания
сотрудничать с советским командованием, Рокоссовский сделал все, что мог,
для оказания помощи восставшим. Измотанные в предыдущих боях войска 1-го
Белорусского фронта предприняли ряд наступательных действий, но без
успеха. Восстание было подавлено.
В ноябре 1944 г. перед началом Висло-Одерской операции, Рокоссовского
перевели на должность командующего 2-м Белорусским фронтом. Вместо него
на берлинское направление назначался Г.К.Жуков.
За что такая немилость, что меня с главного направления переводят на
второстепенный участок?
- спросил Рокоссовский у Сталина.
Сталин ответил, что все три фронта (1-й Белорусский, 2-й Белорусский и 1й Украинский) являются главными, и успех предстоящей операции будет
зависеть от их тесного взаимодействия.
Если не продвинетесь вы и Конев, то никуда не продвинется и Жуков…
резюмировал Верховный Главнокомандующий.
До конца войны К.К. Рокоссовский командовал 2-м Белорусским фронтом,
войска которого совместно с другими фронтами громили противника в
Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и, наконец, Берлинской
стратегических операциях. Войска фронта разгромили соединения вермахта,
угрожавшие правому флангу нацеленных на Берлин советских войск. Выход 2го Белорусского фронта к морю у Данцига, Кольберга, Свинемюнде, Ростока
лишил противника возможности перебрасывать войска из Курляндии,
Норвегии, Дании на помощь Берлину.
А.М. Василевский:
"Командуя рядом фронтов, причем всегда на весьма ответственных направлениях,
Константин Константинович своим упорным трудом, большими знаниями,
мужеством, храбростью, огромной работоспособностью и неизменной заботой о
подчиненных снискал себе исключительное уважение и горячую любовь. Я счастлив, что
имел возможность на протяжении Великой Отечественной войны быть свидетелем
полководческого таланта Константина Константиновича, его завидного во всех
случаях спокойствия, умения найти мудрое решение самого сложного вопроса."
31 марта 1945 г. маршал Рокоссовский одним из первых среди советских
военачальников «за искусное руководство крупными операциями, в результате
которых были достигнуты выдающиеся успехи в разгроме немецкофашистских войск», был награжден орденом «Победа», а 2 мая 1945 г. второй
раз удостоен звания Героя Советского Союза.
24 июня 1945 г. К.К. Рокоссовский командовал историческим Парадом
Победы в Москве, принимал который маршал Г.К. Жуков. «Командование
парадом Победы я воспринял как самую высокую награду за всю свою
многолетнюю службу в Вооруженных Силах», - сказал Маршал на
Кремлевском приеме в честь участников парада.
Г.К. Жуков:
"Рокоссовский был очень хорошим начальником. Блестяще знал военное дело,
четко ставил задачи, умно и тактично проверял исполнение своих приказов. К
подчиненным проявлял постоянное внимание и, пожалуй, как никто другой, умел
оценить и развить инициативу подчиненных ему командиров. Много давал другим и
умел вместе с тем учиться у них. Я уже не говорю о его редких душевных качествах –
они известны всем, кто хоть немного служил под его командованием». «Более
обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного
человека мне трудно припомнить."
После войны К.К.Рокоссовский занимал
различные командные и государственные
должности. В частности, с 1949 по 1956 был
министром Национальной обороны Польши. Ему
было присвоено воинское звание Маршал
Польши.
В 1956-1957 К.К. Рокоссовский являлся зам.
министра обороны СССР (министром тогда был
Г.К. Жуков). Но в 1957 был переведен
командующим Закавказским военным округом.
В 1958-1962 вновь – зам. министра обороны и
главный инспектор Министерства обороны СССР. В апреле 1962 Н.С.Хрущев
попросил К.К. Рокоссовского написать статью о И.В.Сталине в духе известного
постановления ХХ съезда КПСС о «культе личности». Но маршал решительно
отказался выполнять этот политический заказ, и на следующий день был
отстранен от должности. Последние годы жизни находился в группе
генеральных инспекторов министерства обороны, тяжело болел. Умер на 72-м
году жизни. Урна с прахом - в Кремлевской стене.
Для полководческого почерка К.К. Рокоссовского характерна способность
избегать шаблона и прямолинейных действий, умение распознать намерения
противника и использовать его слабые стороны, обеспечить максимальную
огневую поддержку войск в обороне и наступлении, стремление добиться
результата не числом, а умением.
М.А. Гареев, генерал армии:
"Современным офицерам он подал великий пример новаторства и непрестанного
творчества в военном искусстве, чему всем офицерам надо неустанно учиться."
Он не просто реагировал на складывающуюся обстановку, а стремился
влиять на нее в нужном направлении путем дезинформации противника,
применения неожиданных для него способов действий, навязывания своей
воли, умелым стимулированием действий своих войск.
Рокоссовский К.К.:
"В сражении самое основное – идеальная согласованность действий.
Командующий фронтом и рядовой боец по временам одинаково влияют на успех, а
нередко рядовые бойцы, командиры рот, батальонов, батарей делают решающий вклад
в итог боя… Разумеется, огромно значение решений Главного Командования… Но
главное – солдаты."
В памяти людей, общавшихся с К.К.Рокоссовским, он остался как
высокий, статный, обаятельный человек, душевный и интеллигентный. При
этом он безусловно обладал личной храбростью и мужеством.
И.Х. Баграмян:
"Константин Константинович выделялся своим почти двухметровым ростом.
Причем он поражал изяществом и элегантностью, так как был необычайно строен и
поистине классически сложен. Держался он свободно, но, пожалуй, чуть застенчиво, а
добрая улыбка, освещавшая его красивое лицо, притягивала к себе. Эта внешность как
нельзя
лучше
гармонировала
со
всем
душевным
строем
Константина
Константиновича, в чем я вскоре убедился, крепко, на всю жизнь сдружившись с ним."
Его часто можно было видеть в окопах, на
переднем крае, среди солдат и офицеров. «Если
долго не бываешь в окопах, - говорил он, - то
появляется ощущение, словно какая-то важная
линия связи оборвалась, и какой-то очень
ценной информации не хватает». Один из самых
выдающихся творцов Победы, Рокоссовский так
подвел
итог
своей
полководческой
деятельности:
"Величайшее счастье для солдата – сознание
того, что ты помог своему народу победить врага,
отстоять свободу Родины, вернуть ей мир. Сознание того, что ты выполнил свой
солдатский долг, долг тяжкий и благородный, выше которого нет ничего на земле!"
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа