close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Кейти Макалистер
Священный дым
Страж Эшлинг Грей – 4
Перевод: bumblebee_83, l6666, Gigaslave
Попытки редактирования: Gigaslave
Перевод был осуществлен на сайте: http://notabenoid.com/book/31182/
Глава 3
– Ну, посмотрите-ка, кто явился, – язвительно заметил Джим, когда дверь
кабинета Дрейка распахнулась с такой силой, что картины на стенах дрогнули.
– Хмм. Крови нет, признаков борьбы тоже нет… Плохо, очень плохо. По
меньшей мере, вы должны выглядеть помятыми. В этом случае вы бы смогли
набрать пару очков сочувствия, но глядя на то, что вы словно сошли с обложки
журнала GQ, не прибавляет вам рейтинга.
– Замолчи, бесишь, – сказала я, и мое сердце сделало обычное сальто при
виде дракона моей мечты.
Дрейк ворвался в комнату, его челюсти были плотно сжаты, а глаза горели.
Зрачки представляли собой узкие вертикальные щелочки, вставленные в изумруд,
они блестели предупреждением, что за глазами скрывается больше, чем кажется.
– У тебя драконьи глаза сейчас. Я отвечу- О, привет. Извиняюсь, это была
ложная тревога. Он только что пришел домой. Спасибо что проверил отделения
скорой помощи. – Я выключила телефон и соскользнула со стола, только чтобы
столкнуться с яростью мужчины передо мной. – Как понимаю, были проблемы?
Глаза Дрейка сузились, когда он заметил повязку на моем лбу. – Ты
выглядишь адски.
– О, парень. Это ни чем хорошим не кончиться, – сказал Джим, прикрывая
лапами глаза.
– Вон! – приказала я, указывая на дверь. Пал и Иштван, два рыжеволосых
телохранителя Дрейка, находились по ту сторону прихожей, в пределах
видимости, и разговаривали с дядей Дэмианом. – Да, это - приказ. Иди и донимай
кого-нибудь другого.
– Что случилось? – спросил Дрейк, прикасаясь к повязке.
Я склонилась к нему, обернула свои руки вокруг его талии, глубоко
вдохнула, чтобы поглотить тот замечательный пряный аромат Дрейка, который
одновременно заставлял чувствовать меня в безопасности, и хотеть сорвать с него
всю одежду. – Как это ни странно, я собиралась спросить тебя о том же.
– Сначала ответишь ты. Я не был ранен. Что с тобой произошло?
– Нападение демонов. Нора была там и выслала их. Я ударилась головой о
мусорный бак, это все. О, свадьба перенесена на завтра, в три. Твоя очередь — где
был ты?
Дрейк оттолкнул меня от себя, его руки быстро пробегали по моему телу,
очевидно в попытке найти какие-либо повреждения.
– Удовольствия было бы побольше, если бы мы оба были голые, но так как
это не так, и ты не ответил на мой вопрос, останавливайся, – сказала я ему,
хлопнув по руке, блуждавшей по моей грудной клетке.
Его хмурый взгляд выражал красоту, прекрасную в своей ярости. Никто
больше не мог так хмуриться, как Дрейк. Я думаю, что это было результатом
сочетания квадратной челюсти, длинного тонкого носа, черных волос забранных
назад... или может быть это были его глаза, эти пленительные зеленые глаза,
которые никогда не были достаточно человеческими, слегка удлиненные зрачки
давали экзотический, иноземный вид, что всегда очаровывало меня.
– Ты была у врача? – спросил он, а его руки, не обращая внимания на мои,
остановились на моем животе.
– Нет, в этом нет нужды. Это просто маленькая ранка на голове.
– Ребенок мог пострадать. Я вызову врача. – Он наклонился, чтобы схватить
телефон.
Я перехватила трубку прежде, чем он успел ее взять. – Ребенок не
пострадал. Если он вообще есть, в чем мы не уверены, так что прекращай эти
приступы гиперопеки.
– Тест на беременность был положительным, – ответил он, пытаясь оторвать
мои пальцы от телефона.
– Два были. Другие два показали, что я не беременна. – Я сильнее вцепилась
пальцами в телефон. Дрейк всегда был защитником, но он слишком
активизировался с возможностью появления ребенка.
– Прошло три месяца. Мы знаем. Ты беременна, – ответил он, а его хмурый
взгляд, становился все более темным, поскольку он понял, что не сможет отобрать
у меня телефон, не повредив мне руку.
– Это было два с половиной месяца назад, и доктор сказал, что, так как я
повелитель демонов, это могло исказить результаты тестов. Нам просто надо
подождать и посмотреть, что покажет ультразвук.
– Ты сделаешь это сейчас, а не будешь ждать назначенного приема на
следующей неделе, – приказал Дрейк своим властным голосом.
Я улыбнулась. Боже мой, как я любила его, его манеру раздражаться и все
остальное. – Хорошо.
– Я знаю, ты назначила прием после нашей поездки в Париж … хорошо? –
его лоб разгладился. Я хихикнула, увидев его удивление.
– Да, я была немного на взводе, когда записывалась на прием. Я думаю, что
для нас обоих будет лучше, если мы будем знать наверняка как можно скорее. Я
попытаюсь перенести запись на эту неделю, хорошо?
– Сейчас, – сказал он, пытаясь вырвать телефон из моей руки.
– После свадьбы, – ответила я, моя хватка и намерение были непоколебимы.
Он сжал свои губы. Я лизнула их. – Непосредственно после.
Я задумалась на несколько секунд. Прием, как планировалось, следовал за
свадьбой, но так как танцзал отеля был заказан на сегодня, а не на завтра, наши
шансы использовать его были нулевыми. Я вздохнула. – Это ужасно не
романтичный способ закончить свадьбу, но я попытаюсь назначить прием у врача
на завтра во второй половине дня.
– Ну, если рассматривать с такой стороны, я допускаю, что… давай, скажи
это. Ты еще не делал это сегодня, и ты знаешь правила – я должна услышать эти
слова хотя бы один раз в день, пока ты не сможешь произносить их не делая из
этого драмы.
Дрейк преувеличенно вздохнул, это был слишком-много-хочешь вздох,
несмотря на это я заметила, что его руки были заняты, лапая мою задницу. Он
зарычал низким горловым рыком, звук, который всегда заставлял пальцы на моих
ногах загибаться в восхищении. – Что, если вместо этого я подышу на тебя огнем,
kincsem?
– Как насчет того и другого?
Его губы коснулись моих, дразня, дегустируя, сводя меня с ума от желания,
когда я открыла себя для его огня. Его поцелуй был таким же огненно-горячим,
как и драконий огонь, что окружал нас, обвивая наши тела спиралью огня,
которую могли бы обнаружить детекторы дыма, если бы Дрейк не сделал эту
комнату огнестойкой.
Язык Дрейка властвовал над моим, как и всегда, что я позволяла ему с
огромной радостью. Поцелуй достиг наивысочайшего пика наслаждения, его тело
соблазнительно двигалось напротив моего, приводя меня к мысли о том, как много
нам потребуется времени, чтобы заняться дикий и жарким кроличьим сексом на
полу кабинета. Но чего-то все-таки не хватало в поцелуе, чего-то, что было само
собой разумеющимся до того момента пока оно не исчезло, чего-то, что я не
думала мне будет не хватать, пока не лишилась его.
Я не могла разделить его огонь. Он мог согревать меня снаружи, как сейчас,
но это был обмен его огнем, который нас так тесно связывал. Огонь делал нечто
большее, чем просто давал мне энергию, он сплетался с моим существом, элемент,
который был частью Дрейка, частью меня, что создавало нечто единственное в
своем роде между нами. Без него я чувствовала себя... незавершенной.
Я целовала его со всей страстью, которой была во мне. На вкус он был как
всегда, горячим и пряным, как будто он выпил кровь дракона, мощное пряное
вино, которое любили драконы, но было смертельным для смертных. Нехотя я
отстранилась от него, мое сердце болело по всему, что мы потеряли. – Почему у
тебя было достаточно времени, что бы выпить, но не жениться на мне?
– У Иштвана была с собой флажка, – пробормотал Дрейк в мою шею,
прокладывая губами огненную дорожку к особому местечку за моим ухом, от чего
мои ноги слабели. – Полиция отдала ее Иштвану, когда они освободили нас, и мы
потягивали ее в машине по пути домой.
Я отпрянула назад, так чтобы можно было взглянуть на него. – Полиция?
Тебя арестовали? Почему?
Страсть в его прекрасных глазах превратилась в жесткий блеск, который
заставил меня задрожать… и не от возбуждения. – Чуань Жень.
– Черт побери! Тебя арестовали из-за неё? – я схватилась за лацканы
смокинга Дрейка, но, поняв, что сделала, пригладила складки. – Почему она до
сих пор это творит? Я думала, что ты позаботился о ее глупых, юридических
препирательствах, когда ездил в Будапешт на прошлой неделе.
– Да, я остановил ее нападки на владения членов клана в Европе. Но какимто образом здесь ей удалось манипулировать судьей здесь, и на Пала, Иштвана и
меня были выданы ордеры на арест по сфабрикованным обвинениям в терроризме.
– В терроризме? Вы? Вот сучка! – я промчалась по комнате, от отчаянья мне
хотелось кричать.
Почему ты расстраиваешься? Если ты используешь меня, ты можешь —
– Заткнись! – проревела я, протопав мимо стола.
Дрейк приподнял бровь, но понял, что я обращалась не к нему.
– Милый, я знаю, ты делаешь все возможное, но ты должен остановить эту
войну с красными драконами. Если Чуань Жень обладает такой властью, чтобы
тебя арестовать в день свадьбы, то кто знает, что еще она может сделать! Я
уверена, что те хули-цзин, были посланы сегодня ею – это китайские духи лис, и я
не могу представить кого-то еще, настолько обозленного на меня в последнее
время, чтобы натравить на меня демонических существ.
– Ты выходила на улицу? – спросил Дрейк нахмурившись.
– Ненадолго. Нора была на свадьбе, – то что, как предполагалось, должно
было быть свадьбой – и я не могла упустить возможность поговорить с ней
прежде, чем она ускользнет, так что я потащила ее на задний двор церкви,
который не видно с улицы. Я не знаю, как хули-цзин нашли нас, но нам стоит
обсудить это. Мы не можем продолжать жить в постоянном страхе, что красные
драконы могут напасть на нас в любой момент! Мы должны раз и навсегда
остановить эту войну! Мы не можем допустить, чтобы она продолжалась, также
долго как последняя война с ними – она длилась, сколько, тридцать лет или около
того?
– Сорок три.
Я опустила руки на бедра. – Прошлый месяц был адом, с этими
покушениями, твоими поездками в Будапешт каждые несколько дней, и всем
остальным дерьмом, что Чуань Жень подкидывает нам. Это надо остановить,
Дрейк.
Дрейк сел на край стола и выглядел совсем расстроенным. Я сразу же
наполнилась раскаянием, за то, что я ругала его, хотя он делал все возможное,
чтобы положить конец войне между кланами.
– Ах, милый, мне очень жаль, – сказала я, кинувшись к нему, чтобы встать
между его ногами, и обняв его. – Я знаю, ты делаешь все возможное, и я ни
капельки тебя не виню. За последнюю пару недель ты сотворил чудо, оберегая
бизнес, дома клана и тому подобное от разрушений Чуань Жень. И все благодарны
тебе за охранников, которых ты послал, сегодня Тамаш из Германии рассказал,
что они поймали двух красных драконов, которые пытались поджечь их дома, и
они были бы уже мертвы, если бы не охранники. Так что я не считаю тебя
ответственным за тот факт, что Чуань Жень сумасшедшая, которая сделает все,
что бы уничтожить нас, просто... если я беременна... я просто не хочу...
– Я знаю, kincsem. Я тоже не хочу, что бы ребенок вырос в центре войны, –
произнес он, крепко держа меня, когда я, поддавшись эмоциям дня, позволила
себе немного всплакнуть на его плече. – Если остановить войну будет в моих
силах, я сделаю это.
– В наших силах, – сказала я, и мой голос прозвучал глухо через ткань его
смокинга, когда я, икнув, престала плакать. – Мы остановим ее. Сейчас мы
работаем вместе, помнишь это?
Он поцеловал меня в макушку и ничего не сказал. Я улыбнулась в его плечо,
смакуя и чувство защищенности, которое он предлагал, и выводящее из себя
чувство досады, которое неизбежно появлялось всякий раз, когда он пытался
запретить мне участвовать в чем-то опасном.
– Ох, дерьмо, – сказала я, отстранившись от него. – Твой костюм, он
испорчен.
Дрейк посмотрел на кровавое пятно на плече своего смокинга. – Это не
важно. У меня есть другой.
– Я надеюсь на это. Я говорила тебе, что свадьба была перенесена на завтра?
– Да. Поцелуй меня.
– Ты самый властный дракон, которого я знаю, – произнесла я, наклоняясь.
Позади меня щелкнула, открываясь, дверь. Голос Джима произнес, – Неа,
они все еще занимаются этим.
Дрейк на мгновение прикусил мою губу, прежде чем я смогла оторваться от
него и, повернувшись, сердито посмотрела на демона, стоящего в дверях. – Я
думала, что приказывала тебе уйти.
– Так и есть. Но ты не сказала, что я не могу вернуться, – заметил он,
пошевелив собачьими бровями. – Ребята, вы заняты, или я могу сказать Стефано,
что вы его примите?
– Стефано? – спросила я, удивившись, услышав это имя. – Стефано Фиата?
– Ты знаешь другого голубого дракона по имени Стефано? – спросил Джим,
отойдя от двери, когда я направилась к ней. Дрейк поймал меня за руку,
задерживая, чтобы он смог выйти первым. Я шлепнула его по спине и последовала
за ним.
Дрейк остановился в дверях, его глаза сузились, а руки были скрещены на
груди. – Что тебе здесь надо?
Стефано, один из элитных охранников голубого виверна, высокомерно
кивнул Дрейку. – Фиат послал меня уведомить его супругу о конклаве,
назначенном на эту среду. Явка обязательна. – Он слегка поклонился мне, после
чего развернулся и собрался уйти, если бы не Пал и Иштван, которые
загораживали выход на улицу.
– Минуточку, – сказала я, проталкиваясь мимо Дрейка. Он схватил меня за
руку и притянул к себе. – Я думала об этом ранее, когда читала историю зеленых
драконов. Я знаю, что Фиат подставил одного из зеленых драконов, чтобы тот
бросил вызов, в результате чего теперь я его супруга, а не Дрейка…
– Ты моя супруга, – прорычал Дрейк. – Что бы Фиат не сделал, этого не
изменить.
Я поцеловала кончик его носа. – Ты такой милый, когда упрямишься. Это
одна из многочисленных особенностей твоего обаяния, которая обычно сводит
меня с ума, но иногда она совершенно очаровательна. О чем это я? Ах, да, о
супружестве. – Я повернулась к Стефано. – Я знаю, что Фиат использовал lusus
naturae, что устроил зеленый дракон, которого он подговорил, чтобы стать
временным виверном, но он не следовал правилам для победы. Он воспользовался
огнестрельным оружием, а это не по правилам. Исходя из этого, на самом деле, он
не выиграл, что означает я снова супруга зеленого дракона, и насколько я
понимаю, Фиат может засунуть свой конклав куда подальше.
В холле воцарилась тишина. Я поочередно взглянула на Стефано, Пала,
Иштвана, и, наконец, на Дрейка, все они стояли со странным выражением на
лицах.
– Что? – спросила я.
Джим покачал головой. – Просто самое время дать подсказку.
– Что не так в моих рассуждениях? – спросила я у Дрейка.
– Вызов на lusus naturae отличается от вызова по контролю над кланом, –
ответил он, успокаивающе обняв меня. – В последнем случае должны точно
следовать условиям брошенного вызова. В первом... – Он пожал плечами. – Как
говорят смертные, в любви и на войне все средства хороши. Боюсь, что это так же
относится и к lusus naturae.
– Вот, черт, – произнесла я, слегка скрипнув зубами и взглянув на Стефано.
– Во сколько пройдет этот конклав?
– В полдень. – Стефано произнес название известного отеля, который
находился недалеко. – Мне передать Фиату, что вы будете присутствовать?
– Ты свободен в это время? – спросила я у Дрейка.
Стефано прервал его, прежде, чем он смог ответить. – Зеленому виверну не
разрешено присутствовать.
– Простите, но я никуда не пойду без Дрейка.
Его пристальный взгляд осторожно переместился с Дрейка на меня.
– Дракону, не состоящему в клане, запрещено присутствовать на конклаве.
Этого не будет.
– Это законно? – спросила я у Дрейка.
Его челюсть напряглась, когда он кивнул. – К сожалению, это закон,
которого придерживается большинство кланов, только членам клана разрешается
посещать формальные встречи.
– Ну, тогда ответ ясен. Я просто не пойду. – Я повернулась к Стефано.
– Пожалуйста, передай Фиату мои сожаления, и скажи ему, что это была
хорошая попытка, но я не вчера родилась. Если он хочет, чтобы я была на
собрании, ему придется сделать его менее формальным, так, чтобы я могла взять с
собой Дрейка.
Синий дракон улыбнулся. По какой-то причине, это не выглядело
обнадеживающим. – Фиат предположил, что ты откажешься, и приказал мне
передать зеленому виверну, что если ты не придешь на конклав, он будет
рассматривать это как акт агрессии и ответит по необходимости.
Дрейк вышел вперед со сжатыми кулаками, как бы говоря, что Фиат может
сделать со своей угрозой.
– Погодите минутку, – быстро произнесла я, вставая между двумя
мужчинами. – Это глупо. Зеленые драконы не имеют никакого отношения к моему
решению не идти на вашу встречу. Фиат не может пойти на них войной только
потому, что я не хочу тусить с ним.
Улыбка Стефано сменилась на ухмылку. – Ты живешь с зеленым виверном.
Ты носишь его ребенка. Тебя принимают как члена клана. Если ты не придешь, то
только из-за того, что клан оказывает на тебя влияние, и таким образом Фиат
имеет право вернуть свою супругу силой.
Я прикусила губу, в то время как Дрейк сказал что-то Палу и Иштвану на их
родном венгерском. Двое мужчин сомкнули ряд за Стефано, улыбка которого, как
я с удовольствием заметила, стала напряженной.
– Сейчас, просто подождите секунду, парни. Никто не собирается выбивать
дерьмо из посыльного. Дайте мне немного подумать.
– Ты не пойдешь на конклав, – сказал мне Дрейк. – Я не позволю тебе идти
туда беззащитной.
Я кивнула. – Я не хочу подпасть под контроль Фиата, но в то же время, я не
позволю развязать еще одну войну. Нам хватает и красных драконов. Должен быть
другой путь из этой ситуации.
Ты так глупа. Ты могла бы разрешить эту ситуацию очень легко.
– Аргх! – закричала я, удивляя всех в холле.
– Эш, – сказал Джим.
– Простите. Это был голос. Боже, я сыта по горло им, вопящим в моей
голове день и ночь. Я бы отдала все, что бы заткнуть его...
Все вновь странно на меня посмотрели. Я откашлялась и напомнила себе,
что профессиональные Стражи не разглагольствуют перед другими о злых голосах
в их голове. – Простите.
Джим вздохнул и сказал. – Ты не думаешь.
Я взглянула на него. Он вздернул голову вверх. Как демон, Джим был связан
глупыми правилами, согласно которым он не мог просто пойти и сказать мне чтонибудь полезное, если только я не задам конкретный вопрос, но он мог – и часто
так и делал – дать подсказку, когда я упускала что-то очевидное.
Очевидное... – О! Блестяще! Джим, сегодня перед сном ты получишь две
собачьих косточки. Стефано, ты сказал, что я не смогу пойти вместе с членом
клана зеленых драконов, правильно?
– Другие кланы не могут присутствовать на конклаве.
– Поняла. Тогда ответ прост. – Я с улыбкой повернулась к Дрейку.
Он нахмурился.
– Это? – спросил смущенный Пал.
– Да. Я князь Абаддона, помнишь?
– Это не то, о чём можно легко забыть, – сухо ответил Дрейк.
– Да, ну, в общем, так как я очень плохой повелитель демонов, то под моим
началом находится огромнейшее количество демонов. Если Фиат не позволяет
мне привести телохранителя из числа зеленых драконов, вместо этого я просто
призову свои легионы демонов и приведу их. В законах клана же не сказано, что
супруга не может привести с собой демонов, не так ли?
Рот Стефано открылся и закрылся пару раз прежде, чем он наконец-то
ответил. – Нет.
– Отлично. Проблема решена.
– Эм... – сказал Джим.
– Или нет?
Дрейк взял мои руки в свои, поглаживая большим пальцем внутреннюю
сторону моей ладони. – Kincsem, это будет не разумно с твоей стороны вызывать
свои легионы.
– Почему нет? – Я заглянула ему глубоко в глаза. Там было сожаление, а так
же что-то чрезвычайно неприятное... жалость.
Не слушай его. Тебе пришло в голову идеальное решение.
Я на мгновение закрыла глаза, утопая в печали. – Ты имеешь в виду, что я
должна была бы использовать темную силу, чтобы вызвать легионы?
– Да.
– Но я не использую её, чтобы вызвать Джима или Тр... управляющего, –
сказала я, осторожно, чтобы не произнести имя Трейси вслух. Надо это всё еще
как-то понять, у меня был демон на автодозвоне и, просто произнеся его имя, я
призывала его.
– Они – твои личные слуги. Легионы отличаются.
– Ну что ж, – сказала я, кивнув, когда повернулась к Стефано. – Если Фиат
хочет играть жестко, то и я буду. Ты можешь передать его королевскому
величеству, что я приду на конклав – с телохранителем, не зеленым драконом,
который в состоянии обеспечить мою безопасность и благополучие в целом.
– Ого, детка, это будет нечто, – сказал Джим, его глаза засветились,
поскольку он понял, о чем я говорила.
Дрейк потер подбородок и задумался на мгновение, затем кивнул.
– Годится.
Пал и Иштван обменялись взглядами прежде, чем Иштван спросил, – Кто
будет телохранителем?
– Эшлинг жаждет крови, – сказал Джим, хихикая. – Я не могу дождаться,
когда увижу, что дядя Дэмиан сделает с Фиатом. Может сделать ставку на того,
кто останется после того, как дым рассеется?
Улыбка Стефано исчезла полностью. Я наклонилась к Дрейку и вдохнула
его драконий аромат, позволяя ему проникать глубоко в меня, наслаждаясь его
объятиями.
– Не волнуйся, сладкий. Все будет хорошо. Вот увидишь – дядя Дэмиан
может быть тем еще подонком, когда захочет.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа