close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Сталин
Иосиф Виссарионович
21 декабря 1879 – 5 марта 1953
Сражения и победы
Объединяя
во
время
Великой
Отечественной войны государственное и
военное руководство в одном лице, Сталин
в равной степени несет ответственность за
поражения и потери - и может считаться
творцом Великой Победы.
С 30 июня 1941 г. - председатель
Государственного комитета обороны; с 23
июня вошел в состав Ставки Главного
командования, с 10 июля возглавил Ставку
Верховного командования. С 19 июля 1941
г. - Нарком обороны (до марта 1947 г.); с 8
августа 1941 г. - Верховный главнокомандующий Вооруженными силами
Союза СССР (до сентября 1945 г.). Генералиссимус Советского Союза (1945).
Герой Советского Союза (1945).
Деятельность по подготовке страны к войне: промышленность,
армия, международные дела
В межвоенный период деятельность Сталина на посту руководителя
советского государства в значительной степени определялась задачами
укрепления внешнеполитических позиций СССР и создания экономических,
индустриальных и технических основ для обороны страны в случае вовлечения
в новую мировую войну.
Ключевым решением советского правительства, принятым по инициативе
и при непосредственном участии Сталина, был курс на осуществление
программы форсированной модернизации. После потрясений Революции,
Первой мировой и Гражданской войн Россия оказалась в неимоверной
отсталости и разрухе. Масштаб и острота стоявших перед страной проблем
хорошо осознавалась не только всеми представителями советской правящей
элиты, но и политиками и аналитиками Запада. Сталин сформулировал
стоящую перед страной задачу следующим образом: «Мы отстали от
передовых капиталистических стран на 100 лет. Или мы пробежим это
расстояние за 10 лет, или нас сомнут».
В 1930-е гг. в СССР была развернута программа индустриализации, в ходе
которой были, по сути, заново созданы некоторые важнейшие для
обороноспособности страны отрасли промышленности: станкостроительная,
приборостроительная, автомобильная, авиационная. Валовая продукция
промышленности к 1941 г. увеличилась по сравнению с 1913 г. в 7,7 раз,
производство средств производства - в 13,4, машиностроения и
металлообработки - в 30, энерговооруженность труда - в 5 раз. По выпуску
валовой продукции машиностроения, добыче нефти и производству тракторов
СССР занял первое место в Европе и третье в мире; по добыче угля,
производству цемента - третье в Европе. В 1940 г. в Советском Союзе было
произведено 14,9 млн тонн чугуна (в 3,5 раза больше, чем в 1913 г.), 18,3 млн
тонн стали (в 4,3 раза больше), 166 млн тонн каменного угля (в 5,7 раз больше),
нефти 31,1 млн тонн (в 3 раза больше), производилось электроэнергии 48,6
млрд кВт/ч. Для повышения живучести экономики на случай войны особое
значение придавалось ускоренному развитию промышленности восточных
регионов страны. В 1940 г. удельный вес восточных районов в производстве
важнейших видов продукции составил 25-30% общесоюзного производства.
Несмотря на огромную занятость Сталина как фактического руководителя
партии и государства, он лично основательно вникал в основные вопросы
создания новых образцов вооружений и технического оснащения Красной
армии. В 1930-е гг. на ведущих оборонных предприятиях были созданы
конструкторские бюро и опытные цеха. В числе прочего, это позволило
ускорить разработку новых образцов боевой техники, прежде всего танков (Т34 и КВ) и самолетов (Як-1, Миг-3, ЛаГГ-3, Ил-2, Пе-2), а также зенитных
орудий и других видов оружия.
Накануне Великой Отечественной
войны Сталин вынашивал обширные
планы по коренному преобразованию и
повышению боевой мощи Красной армии
и Военно-морского флота, рассчитанные
на несколько лет вперед. «Когда же все это
будет нами сделано, - говорил он, - Гитлер
не посмеет напасть на Советский Союз».
К сожалению, война застала нашу страну
и ее вооруженные силы в стадии
реорганизации,
перевооружения,
переподготовки армии и флота, создания
государственных
резервов
и
мобилизационных запасов. При этом
многие потенциальные возможности не
были рационально использованы.
Советский довоенный плакат
В целом в предвоенный период
Советским Союзом был осуществлен
огромный скачок в индустриальном
развитии и укреплении оборонного
потенциала. Именно заложенная в 1930-х
гг. под руководством Сталина экономическая база сделала возможным военное
сопротивление гитлеровской агрессии в 1941-1945 гг. Как показала война,
созданная система обладала огромной живучестью и потенциалом,
мобилизация которого в первый период войны, после тяжелейших поражений,
оккупации значительной части территории и утраты материальных и
человеческих ресурсов, позволила стране в 1942-1943 гг. переломить неудачное
течение событий, выстоять и победить.
Как руководитель государства Сталин непосредственно занимался также и
вопросами внешней политики. Перед войной было необходимо создать
благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны. По
инициативе Сталина в начале 1930-х гг. в международной политике СССР был
начат поворот, подразумевавший отказ от конфронтационного противостояния
со всем «Западным миром» и сотрудничество с «неагрессивными»
капиталистическими странами в целях отсрочить возникновение новой
мировой войны. Вехами на этом пути было вступление СССР в Лигу наций,
восстановление отношений с США, заключение договоров о взаимопомощи с
Францией и Чехословакией. Эта политика встречала противодействие тех
кругов на Западе, кто рассчитывал на столкновение СССР с Германией, сначала
поощряя реваншистские устремления Гитлера, а затем подталкивая его к
экспансии на Восток. Кроме того, большую опасность для СССР представляло
укрепление военного союза Германии и Японии, угрожавшего перспективой их
совместного военного выступления против нашей страны.
До заключения Мюнхенского соглашения 1938 г. советское руководство
рассчитывало, что безопасность Советского Союза может быть обеспечена на
путях паритетного сотрудничества с «западными демократиями». После
расчленения Чехословакии, поражения республиканцев в войне с фашизмом в
Испании, а также в условиях необъявленной войны с Японией (военные
конфликты у оз. Хасан и р. Халхин-Гол) целесообразность этого
внешнеполитического курса была поставлена под сомнение. Однако, в 19391941 гг. Сталину и Молотову удалось путем заключения договоров о
ненападении с Германией и нейтралитете с Японией расколоть единый фронт
потенциальных противников и остаться в стороне от начавшейся в Европе
Второй мировой войны. В результате Великобритания, Франция и США
оказались в стане союзников Советского Союза в войне с гитлеровской
Германией, а затем - с Японией. Создание антигитлеровской коалиции во время
Второй мировой войны стало величайшей дипломатической победой Сталина, в
значительной мере предопределившей течение и исход Второй мировой войны.
Г.К. Жуков: «Идти на доклад в Ставку, к Сталину, скажем с картами, на
которых были хоть какие-то «белые пятна», сообщать ему ориентировочные,
а тем более преувеличенные данные - было невозможно. И.В. Сталин не терпел
ответов наугад, требовал исчерпывающей полноты и ясности. У него было
какое-то особое чутье на слабые места в докладах и документах, он их тут
же обнаруживал и строго взыскивал с виновных».
Г.К. Жуков: «В стратегических вопросах Сталин разбирался с самого
начала войны. Стратегия была близка к его привычной сфере политики; и чем
в более прямое взаимодействие с политическими вопросами вступали вопросы
стратегии, тем увереннее он чувствовал себя в них… его ум и талант
позволили ему в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько,
что, вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы,
связанные с проведением операций, он проявил себя как человек,
разбирающийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчиненных. При этом
в ряде случаев он находил и подсказывал интересные оперативные решения».
Г.К. Жуков: «И.В. Сталин владел вопросами фронтовых операций и
руководил ими с полным знанием дела. Он умел найти главное звено в
стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие
врагу, провести ту или иную наступательную операцию. Несомненно, он был
достойным Верховным Главнокомандующим. Кроме того, в обеспечении
операций, создании стратегических резервов, в организации производства
боевой техники и вообще всего необходимого для фронта И.В. Сталин, прямо
скажу, проявил себя выдающимся организатором. И будет несправедливо, если
мы не отдадим ему за это должное».
Объединение политического и военного руководства, ошибки и уроки
начального периода войны
С тех пор как война стала охватывать все
стороны жизни государства, объединение в
одних руках политической и военной власти
считалось
одним
из
условий,
благоприятствующих
наиболее
полной
мобилизации всех экономических, моральных
и военных возможностей государства для
ведения войны. Стремление к этому в той или
иной мере проявилось во всех государствах в
периоды Первой и Второй мировых войн, в
том числе США и Англии. В нашей стране до
Великой Отечественной войны не были
приняты
определенные
решения
по
организации
военно-политического
руководства страной и вооруженными силами
в военное время. Предполагалось, что
руководство будет осуществляться примерно при таком разделении функций,
как во время гражданской войны, когда глава государства Ленин, возглавляя
Совет Рабочей и Крестьянской обороны и правительство, не брал на себя, тем
не менее, функции Наркома обороны и Главнокомандующего вооруженными
силами. Поэтому с началом Великой Отечественной войны Нарком обороны
формально стал Главнокомандующим вооруженными силами. Но поскольку
без ведома Сталина ни одно важное решение все равно не могло быть принято,
он вскоре сам официально занял должность не только Председателя Комитета
обороны, но и Наркома обороны и Верховного Главнокомандующего. Такая
централизация власти имела положительные стороны, так как позволяла
максимально концентрировать усилия государства в интересах фронта.
Как справился Сталин с
обязанностями главы государства
и
Верховного
Главнокомандующего накануне и
в начале Великой Отечественной
войны? Представляется, что его
деятельность в этот период была
наиболее
неудачной
и
предопределила позднее многие другие просчеты и ошибки. Решение любой
ценой оттянуть вооруженное выступление Германии против СССР привело
весной 1941 г. к недопустимому промедлению с приведением Красной армии в
полную боевую готовность, а также переводом промышленности на военное
положение. Не были утверждены и введены в действие новые оперативные и
мобилизационные планы взамен устаревших и не соответствовавших новым
условиям. Как писал Г.К. Жуков, «…у меня была огромная вера в Сталина, в
его политический ум, его дальновидность и способность находить выходы из
самых трудных положений. В данном случае - в его способность уклониться от
войны, отодвинуть ее. Тревога грызла душу. Но вера в Сталина и в то, что в
конце концов все выйдет именно так, как он предполагает, была сильнее».
Поскольку Сталину не удалось разобраться с сутью дезинформационных
мероприятий врага, многие необходимые приказы и распоряжения накануне
войны не были отданы или поступили в войска с опозданием. Для армий
приграничных округов вторжение вермахта утром 22 июня 1941 г. стало
внезапным. Незавершенность мероприятий по отмобилизованию и
стратегическому развертыванию Красной армии привела к серии тяжелых
поражений летом 1941 г., следствием которых стало складывание для нашей
страны поистине критической обстановки.
Главное командование Красной армии, Генеральный штаб, не получая
достоверных данных и недостаточно хорошо представляя положение дел на
фронте, зачастую отдавали войскам распоряжения, не соответствующие
сложившейся обстановке. В этих условиях особенно важно было, чтобы Ставка
и лично Сталин проявили выдержку и самообладание. Это в целом удавалось,
хотя не всегда в острой обстановке находились верные оперативностратегические решения. В июле Генеральный штаб пришел к выводу, что
немецкое командование, скорее всего, не будет продолжать наступление на
московском направлении, и направит основные усилия на разгром нашего
Центрального фронта. Начальник Генштаба Г. Жуков докладывал Сталину, что
если это произойдет, противник получит возможность выйти во фланг и тыл
Юго-Западного фронта, и предлагал отвести войска за р. Днепр. Сталин в тот
момент не согласился с такой оценкой обстановки (как же можно оставлять
Киев?), и отстранил Жукова от обязанностей начальника Генштаба. Опасения
Генштаба подтвердились – в сентябре германские войска окружили четыре
армии Юго-Западного фронта, нанеся Красной армии очередное тяжелейшее
поражение. Вместе с тем, несмотря на глубокое продвижение и захват
обширных территорий (до 1.5 млн квадратных км), противнику не удалось
полностью разгромить советские войска и лишить их способности к
сопротивлению. Ставка смогла осуществить мобилизацию и подготовку
резервов, которые сыграли решающую роль в сражениях под Ленинградом,
Смоленском и Москвой.
Сталин сыграл главную роль в мобилизации сил и средств, создании
резервов для обороны Москвы. Так, одним из первых постановлений ГКО,
подписанного Сталиным в день его создания, уже 3 июля, было распоряжение
об изъятии зимнего обмундирования и снаряжения со складов Забайкальского и
Сибирского военных округов и транспортировке их в Центральную часть
России. Да и то, что он до конца остался в Кремле и нашел мужество провести
7 ноября 1941 г. военный парад имело огромное морально-политическое
значение.
А.М. Василевский: «О Сталине как военном руководителе в годы войны
необходимо написать правду. Он не был военным человеком, но он обладал
гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать
военные решения».
А.М. Василевский: «Если Сталин был чем-либо недоволен, а в войну,
особенно в ее начале, поводов для этого имелось много, он мог резко и
несправедливо отругать. Но в ходе войны он заметно изменился. К нам,
работникам Генштаба и главных управлений Наркомата обороны,
командующим фронтами, стал относиться сдержаннее, спокойнее, даже
тогда, когда на фронте что-то случалось неладное. Встречаться с ним стало
гораздо проще, чем раньше. Видимо, война, ее повороты, наши неудачи и
успехи оказали влияние на характер Сталина».
А.М. Василевский: «...Хорошие отношения были у меня с Н.С. Хрущевым
и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как не
поддержал его высказывания о том, что И.В. Сталин не разбирался в
оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил
действиями войск как Верховный Главнокомандующий. Я до сих пор не могу
понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и
членом военного совета ряда фронтов, Н.С. Хрущев не мог не знать, как был
высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он
так же не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим
уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную
компетентность руководства вооруженной борьбой... По моему глубокому
убеждению, И.В. Сталин... являлся самой сильной и колоритной фигурой
стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство
фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих
политических и военных деятелей союзных стран по войне. Работать с ним
было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период
войны. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем,
вместе с тем не лишенным и личного обаяния. И.В. Сталин обладал не только
огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его
способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время
заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и
при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь,
прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задает вопросы,
подает реплики. А когда кончится обсуждение, четко сформулирует выводы,
подведет итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по
содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или
ГКО, а также директив или приказов Верховного Главнокомандующего».
Главные
сражения
и
победы
Второй
мировой
роль Верховного Главнокомандующего
После успеха советского контрнаступления под Москвой и крушения
гитлеровского плана «молниеносной войны» война вступила в новую фазу. В
начале 1942 г. Сталин предполагал и ставил задачу завершить войну в 1942 г. В
директивном письме Ставки, подписанном Сталиным 10 января 1942 г.,
указывалось: «Немцы хотят получить передышку, но этого им давать не
следует. Гнать их на запад без остановки, заставить израсходовать резервы до
весны, когда у нас будут новые большие резервы, а у немцев не будет больше
резервов и обеспечить таким образом полный разгром гитлеровских войск в
1942 году». Этому прогнозу не суждено было сбыться: в силу ряда новых
ошибок, допущенных Ставкой ВГК, Красной армии пришлось терпеть неудачи
и в летней кампании 1942 г. Непоследовательность и нерешительность в
выборе способа действий, когда, с одной стороны, в принципе, предполагалось
перейти к стратегической обороне, с другой - предпринимался ряд должным
образом неподготовленных и необеспеченных материально наступательных
операций, привели к распылению сил. После ряда тяжелых поражений летом
1942 г. нашим войскам пришлось отступать до р. Волга, и только под
Сталинградом немецкое наступление было остановлено. Ставке ВГК во главе
со Сталиным удалось мобилизовать крупные резервы для перехода в
контрнаступление и разгрома фашистских войск под Сталинградом. Следует
отметить умелый выбор Ставкой ВГК и Генштабом момента для перехода в
контрнаступление, когда наступление противника уже выдохлось, группировки
его войск были растянуты, фланги ослаблены, а переход к обороне не
осуществлен. Удачно, с учетом уязвимых мест (оборонявшихся румынскими
войсками) были определены направления главных ударов с целью окружения.
До сих пор идут споры: кому принадлежит идея Сталинградской операции? Ее
замысел, в самом общем виде, зародился из объективно складывающейся
обстановки, и был сформулирован Г.К. Жуковым и А.М. Василевским. Но по
неписанным военным законам она в конечном счете принадлежит Сталину,
тому, кто сумел уловить ее суть и взял на себя ответственность за ее
осуществление. Он же сыграл главную роль в сбережении и создании
стратегических резервов и материально-технических средств для проведения
этой операции.
В ходе разгрома гитлеровцев под Сталинградом и ожесточенных сражений
зимой 1943 г. советские войска также понесли огромные потери в личном
составе и технике. Освобожденные районы находились в опустошенном
состоянии. От советского государства, Верховного Главнокомандования и
всего советского народа требовались новое напряжение сил, мобилизация всех
экономических и военных возможностей для наращивания ударов по врагу до
полного его разгрома. Положение осложнялось тем, что Германия опиралась на
промышленные ресурсы всей Западной Европы. В 1943 г. она производила в 4
раза больше чугуна, стали и проката, угля - почти в 6 раз, электроэнергии - в 1,5
раза больше, чем Советский Союз. Поэтому только за счет более
рационального использования имеющихся ресурсов и самоотверженного труда
советских людей можно было превзойти врага в создании военной техники и
вооружения, требовавшейся для окончательной Победы. Во главе этой
грандиозной работы стоял Государственный комитет обороны во главе со
Сталиным.
События 1941-1942 г. не прошли даром
для Сталина как военного руководителя.
Уроки были извлечены, и реализованы в
конкретных решениях и действиях. Сталин
стал больше прислушиваться к предложениям
представителей
Ставки
на
фронтах,
Генеральному штабу, командующих войсками
фронтов.
Поскольку
предложения,
исходившие
от
разных
командующих,
зачастую противоречили друг другу, перед
Верховным Главнокомандующим стоял всегда
непростой и весьма рискованный выбор.
Весной 1943 г. утвержденный Сталиным
замысел состоял в том, чтобы переходом к
преднамеренной обороне в районе Курского
выступа
отразить
летнее
наступление
немецко-фашистских войск, обескровить их и последующим переходом в
контрнаступление нанести поражение. Большая и многообразная работа по
подготовке оборонительной операции предопределила ее успешное
проведение. Вместе с тем, разгром немцев под Курском в июле-августе 1943 г.
был предопределен не только оборонительными действиями, но и
своевременным переходом в наступление войск Западного и Брянского
фронтов на Орловском направлении и войск Степного и Юго-Западного на
Белгород-Харьковском направлении. После разгрома немцев под Курском
Ставка ВГК умело организовала форсирование р. Днепр осенью 1943 г.
В 1943-1944 гг. наше Верховное Главнокомандование добилось того, что в
целом военно-политическая и стратегическая обстановка коренным образом
изменилась в пользу СССР и его союзников. В 1942-1943 гг. в восточных
районах нашей страны было вновь построено 2 тыс. 250 и восстановлено в
освобожденных районах свыше 6 тыс. предприятий. Оборонная
промышленность в 1944 г. ежемесячно производила танков и самолетов в 5 раз
больше, чем в 1941 г. Это говорит о том, насколько эффективно
осуществлялось во время войны строительство и подготовка Вооруженных
Сил. Однако, подавляющее превосходство советских вооруженных сил над
германскими окончательно определилось, когда союзники высадили крупный
десант в Нормандии в июне 1944 г. и был открыт второй фронт в Европе.
Сталин поставил перед советскими вооруженными силами следующие задачи:
не дать возможности немецко-фашистской армии закрепиться на занимаемых
рубежах и затянуть войну, завершить освобождение своей страны, освободить
другие народы Европы от фашистской оккупации и закончить войну полным
разгромом Германии. Решить эти задачи можно было только активными
наступательными действиями. В 1944 г. советская армия провела 10 крупных
наступательных операций, начав с наступления по освобождению
Правобережной Украины и снятия блокады Ленинграда зимой 1944 г.
В 1945 г. продолжалось стратегическое наступление на всем советскогерманском фронте. К этому времени уровень стратегического руководства
войсками со стороны Ставки и Генштаба существенно вырос. Фашистская
Германия оказалась в тисках согласованных ударов союзников. Проведенные
на этом этапе войны Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Берлинская и другие
операции привели к полному краху Германии и ее безоговорочной
капитуляции.
К.С. Москаленко: «Когда Николай Федорович (Ватутин – авт.) рассказал
нам о своей беседе с Верховным, я не смог скрыть удивления по поводу той
тщательности, с которой Ставка анализировала боевые действия, и у меня
невольно вырвалось: «По каким же картам следит Верховный за нашими
действиями, если видит больше и глубже нас?». Николай Федорович
улыбнулся: «По двух- и пятисоттысячным за фронтом и по стотысячным за
каждой армией. Главное же, на то он и Верховный, чтобы подсказывать нам,
поправлять наши ошибки...».
И.Х. Баграмян: «Зная огромные полномочия и поистине железную
властность Сталина, я был изумлен его манерой руководить. Он мог кратко
скомандовать: «Отдать корпус! – и точка». Но Сталин с большим тактом и
терпением добивался, чтобы исполнитель сам пришел к выводу о
необходимости этого шага. Мне впоследствии частенько самому приходилось
уже в роли командующего фронтом разговаривать с Верховным
Главнокомандующим, и я убедился, что он умел прислушиваться к мнению
подчиненных. Если исполнитель твердо стоял на своем и выдвигал для
обоснования своей позиции веские аргументы, Сталин почти всегда уступал».
А.Е.
Голованов: «Хочу
остановиться
на
фигуре
Верховного
Главнокомандующего - И.В. Сталина. Он стоял во главе тяжелейшей мировой
войны… Изучив того или иного человека и убедившись в его знаниях и
способностях, он доверял таким людям, я бы сказал, безгранично. Но, как
говорится, не дай бог, чтобы такие люди проявили себя где-то с плохой
стороны. Сталин таких вещей не прощал никому… Отношение его к людям
соответствовало, если можно так сказать, их труду, их отношению к
порученному им делу… Работать с И.В. Сталиным, прямо надо сказать, было
не просто и не легко. Обладая сам широкими познаниями, он не терпел общих
докладов, общих формулировок. Ответы на все поставленные вопросы должны
были быть конкретны, предельно коротки и ясны… Способность говорить с
людьми, образно выражаясь, безо всяких обиняков, говоря прямо в глаза то,
что он хочет сказать, то, что он думает о человеке, не могла вызвать у
последнего чувство обиды или унижения. Это было особой, отличительной
чертой Сталина. Удельный вес Сталина в ходе Великой Отечественной войны
был предельно высок как среди руководящих лиц Красной Армии, так и среди
всех солдат и офицеров Вооруженных Сил Советской Армии. Это
неоспоримый факт, противопоставить которому никто ничего не может».
Генералиссимус Совесткого Союза И.В. Сталин. Художник Ф.
Решетников. 1948 г.
А.В. Хрулев: «Сталин все стягивал на себя. Сам никуда не ходил.
Приезжал, допустим, в четыре часа дня к себе в кабинет в Кремль и начинал
вызывать. У него был список, кого надо пригласить. Раз он приехал, то сразу
все члены ГКО вызывались к нему. Заранее никто не собирался. Он приезжал и тогда Поскребышев начинал обзванивать тех, кто был нужен в данный
момент…
Все члены ГКО имели в своем ведении определенные участки работы. Так,
Молотов ведал танками, Микоян - делами интендантского снабжения,
снабжения горючим, вопросами ленд-лиза, иногда выполнял отдельные
поручения Сталина по доставке снарядов на фронт. Маленков занимался
авиацией, Берия - боеприпасами и вооружением. Каждый приходил к Сталину
со своими вопросами и говорил: я прошу принять такое-то решение по
такому-то вопросу… А что такое Ставка? Это был Сталин, члены Ставки,
начальник или помощник начальника Генерального штаба по оперативным
делам и весь наркомат обороны… И в Ставке, и в ГКО никакого
бюрократизма не было. Это были исключительно оперативные органы.
Руководство концентрировалось в руках Сталина… Жизнь во всем
государственном и военном аппарате была напряженная, режим работы был
круглосуточный, все находились на своих служебных местах. Никто не
приказывал, что должно быть именно так, но так сложилось. Стоило А.А.
Новикову, командующему военно-воздушными силами, отдать приказ, в
котором была такая преамбула: работать в те же часы, как Сталин, и
Верховный тут же отреагировал: мало ли, что я так работаю. Сталин
начинал и кончал работать в разные дни по-разному. Он мог один день прийти
в 4 часа дня, а на следующий - в 8 часов вечера, мог кончить работу и в 4, и в 7
часов утра… Сталин подписывал документы часто не читая - но это до тех
пор, пока вы себя не скомпрометировали. Все было построено на доверии.
Стоило Сталину только убедиться, что данный человек - мошенник, что он
обманул, ловчит, - судьба такого работника тут же решалась… Я давал
Сталину тысячи документов на подпись, но, готовя эти документы, за
каждой буквой следил… Если меня не вызывали, но было важное дело, я
приезжал, заходил к Сталину в кабинет. И если шло какое-то заседание, то
садился в ожидании подходящего момента. Меня ни разу не выгоняли. Да и
никого не выгоняли».
Некоторые отличительные черты сталинского стратегического
руководства
Представляется, неверно изображать Сталина на посту Верховного
Главнокомандующего как сугубо гражданского человека. Многолетний опыт
революционера-подпольщика, активное участие в двух революциях - немало
значили для закалки будущего руководителя военно-политического плана.
Учесть надо и то, что Сталин, как и многие другие революционеры того
времени, усердно изучал военную историю, военно-теоретическую литературу
и в этой области был весьма знающим человеком. Во время Гражданской
войны он получил огромный опыт военно-политического руководства
крупными массами войск на многих фронтах (оборона Царицына, Петрограда,
на фронтах против Деникина, Врангеля, армий Польши и др.), а, став
Генеральным секретарем - фактическим главой государства, непосредственно
руководил процессом создания и строительства Советских Вооруженных сил.
Его военный опыт несопоставим с опытом Рузвельта, Черчилля или Гитлера,
который тоже немало занимался военными вопросами.
В ходе войны отличительными чертами Сталина как Верховного
Главнокомандующего были: умение предвидеть развитие стратегической
обстановки и охватывать во взаимосвязи военно-политические, экономические,
социальные, идеологические и собственное военные вопросы; выбор наиболее
рациональных способов стратегических действий; соединение воедино усилий
фронта и тыла; высокая требовательность и большие организаторские
способности; строгость и жесткость управления и, что особенно важно огромная воля к победе.
Сталин обладал незаурядным умом и сильной волей. Хорошая память,
умение быстро вникнуть в суть вопроса и твердый характер создавали
предпосылки для проявления военного искусства. Но отрицательно
сказывались отсутствие систематизированных военных знаний и опыта службы
в регулярных войсках. Поэтому, по свидетельству Жукова и Василевского,
Сталин лишь через 1,5-2 года войны стал хорошо разбираться в оперативнотактических вопросах.
Как полководец он придерживался активной наступательной стратегии,
хотя признавал и правомерность отступления, если это требуется по
обстановке, вместе с тем постоянно требуя закрепления достигнутых успехов.
Одним из главных положений теории и практики военного искусства, которых
придерживался Сталин, был тезис о решающем значении выбора направления
главного удара для успеха в любой операции. Его теоретические суждения о
необходимости учета при принятии решения политических, экономических и
военных аспектов обстановки, изложенные еще в годы Гражданской войны в
предложениях по разгрому Деникина, в принципе были резонными. Тем не
менее, опыт Великой Отечественной войны показал, что наряду с
обоснованным решением относительно выбора направления сосредоточения
главных усилий, важнейшими факторами, обеспечивающими успех, было
достижение скрытности и тщательности организации боевых действий и их
всестороннее обеспечение, твердое управление войсками в ходе боя или
операции.
Главный
недостаток
Сталина
как
Верховного Главнокомандующего (как и
других политических деятелей, вроде К.
Ворошилова, Н. Булганина, Д. Устинова)
состоял в том, что он, не зная войсковой
жизни, не имея опыта непосредственного
управления войсками, недостаточно хорошо
представлял себе, как в действительности они
могут действовать и как будут развиваться
события после принятия тех или иных
решений
и
отдачи
соответствующих
приказаний. Отсюда – нередкие случаи
постановки войскам нереальных задач.
Много раз справедливо подчеркивалось, что разработка и практическое
применение новых эффективных способов вооруженной борьбы, новаторское
решение других проблем военного искусства стало результатом совместного
творчества Ставки ВГК, Генерального штаба, командующих видами
Вооруженных сил и родов войск, командующих и штабов фронтов, армий,
соединений и частей. Однако неправомерно говорить о том, что все это
творчество в области военного искусства было осуществлено помимо или даже
вопреки Сталину, хотя бы потому, что без его ведома и согласия решения по
таким вопросам не могли быть приняты.
Кроме того, важную роль в ходе войны играли выступления Сталина,
приказы и директивы Ставки ВГК, в которых личному составу армии и всему
народу разъяснялись цели и характер освободительной войны, разоблачались
захватнические цели фашистской Германии, вскрывались достижения и
недостатки в практике военных действий, обобщался боевой опыт, ставились
задачи по совершенствованию способов подготовки и ведения боевых действий
и операций, применения оружия и боевой техники, повышению морального
духа войск и воинской дисциплины. Вообще Сталиным, партийными
организациями, политорганами была проведена огромная работа по
формированию оборонного патриотического сознания народа.
Большая работа была проделана Сталиным по руководству партизанским
движением, активизации антифашистского движения в оккупированных
странах Европы.
Главным итогом деятельности Сталина на посту Верховного
главнокомандующего во время Великой отечественной войны стал разгром
гитлеровской Германии, империалистической Японии и избавление своей
страны и всего человечества от угрозы фашистского порабощения. На совести
Сталина серьезные ошибки и просчеты, особенно перед войной, которые, как
он сам признал в 1945 г., довели страну до моментов отчаянного положения. Но
невозможно отрицать и того, что во многом благодаря его мобилизующей роли,
организаторским способностям, его усилиям, поддержанным большинством
народа, нашей стране удалось выстоять в неимоверно трудной, ожесточенной
борьбе с очень сильным и опасным противником и прийти к Великой Победе
1945 г. Этим свои главным делом, свершенным во благо своего народа и всего
человечества, Сталин вошел в историю как выдающийся государственный и
военный деятель.
М.А. ГАРЕЕВ, Генерал армии, Президент Академии военных наук
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа