close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки Украины
Отдел образования Першотравневой райгосадминистрации
Мангушская общеобразовательная школа №1
Донецкое региональное отделение МАН Украины
Отделение:
историко – географическое
Секция:
историческое краеведение
Неизвестный бой под Мангушем в октябре 1941 года.
Греки Першотравневого района на реке Молочной (осень 1943 г.)
Работу выполнил:
Сарнавский Иван Максимович
Ученик 9-го класса
Мангушской ООШ I – III ст. №1
Руководитель работы:
Мацука Анатолий Спиридонович
учитель истории Мангушской ООШ №1
Руководитель секции «Исследователи»
Мангуш 2013
2
Рецензия
На работу «Неизвестный бой под Мангушем в октябре 1941 года. Греки
Першотравневого района на реке Молочной (осень 1943 г.)» слушателя
секции «историческое краеведение» МАН, ученика 9 – го класса
Мангушской ООШ №1 Сарнавского Ивана Максимовича.
В работе рассматривается одна из актуальных проблем – неизвестные
герои Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Дано обоснование
актуальности исследуемой темы. Рассмотрены малоизвестные события
начального периода войны в Мангуше, приведены воспоминания очевидцев,
приводятся яркие воспоминания участников боёв на реке Молочной осенью
1943 года.
Слушателем секции обработано большое количество материала,
проведены встречи с ветеранами, приводятся отрывки из интервью, что
говорит о достаточно высоком уровне знаний и умений ученика,
применённых при написании работы. Содержание работы полностью
соответствует заданию. Материал изложен с соблюдением внутренней
логики, между разделами существует взаимосвязь.
Прослеживается тщательная работа по каждому разделу
рассматриваемой темы. Раскрыта тема, достигнута поставленная цель –
создать единое исследование подвига солдат под Мангушем, участие греков
– жителей Мангуша в боях на реке Молочной (Мелитопольская
наступательная операция Советской Армии осенью 1943 года)
Научная новизна работы заключается в попытке систематизировать
существующие материалы по теме. В процессе работы обработана
литература исторического и краеведческого характера.
Практическое значение, прежде всего, в расширении кругозора ученика,
углубленном изучении истории своего края, использовании на уроках
истории или кружковой работы соответствующего направления; материал
готов к использованию в сценариях внешкольных или внеклассных
мероприятий, при написании каких – либо работ возможны ссылки.
Исследовательская работа, приуроченная к 70-ти летию освобождения
Донецкой области от немецко-фашистских захватчиков, актуальна,
качественна и, главное, не исследована в полной мере. В дальнейшем
предполагается использовать материал для более углубленного и
расширенного исследования истории Мангуша и Першотравневого района в
годы Великой Отечественной войны.
Мацука Анатолий Спиридонович
Преподаватель истории и политологии
Донецкого государственного
университета управления
(Мариупольский филиал)
Учитель истории Мангушской ООШ №1
3
Тезисы.
Главной задачей работы «Неизвестный бой под Мангушем в октябре
1941 года. Греки Першотравневого района на реке Молочной (осень 1943 г.)»
является поиск очевидцев боёв на реке Молочной в сентябре – октябре 1943
года, их потомков. Запись воспоминаний, работа с источниками,
периодической печатью, исследование публикаций - это составило основу,
фундамент работы. Поэтому основная цель исследования – как можно
больше осветить боевой путь земляков, жителей посёлка Мангуш, положить
начало созданию работы по изучению подвига призывников 1940 – 1941 и
1943 годов, призванных на защиту Родины; собрать воедино разрозненные
публикации, факты, воспоминания, относящиеся к грозным военным годам
начального периода войны.
Во введении указывается на новизну, актуальность, довольно малую
изученность темы; ставятся цели и задачи исследования, даётся
характеристика источников для написания работы.
Основная часть состоит из двух глав, логически объединённых. В
первой главе даётся описание боя солдат 726-го стрелкового полка 395-й
стрелковой дивизии с передовой частью германской дивизии СС
«Лейбштандарт Адольф Гитлер». Об этом бое сегодня или позабыли, или не
знают жители посёлка, поэтому в работе, что важно, используются
воспоминания очевидцев, материалы советских и германских участников
сражения, выдержки из периодической прессы, интернет – ресурсы.
Вторая глава посвящена грекам – призывникам, в основном 1943 года,
попавшим в ожесточённые бои на реке Молочная, где погибло свыше 20 %
призывников Першотравневого района. Это воспоминания
непосредственных участников боёв, которые кардинально отличаются от
«привычной», виденной только по кинофильмам, войны. Автор поднимает
острейшие, серьёзнейшие вопросы – как и почему молодые, необученные
призывники, многие из которых и винтовки – то не видели, попали без
подготовки в самое горнило тяжелейших боёв, взламывая неприступную, с
точки зрения немецких инженеров, оборонительную линию «Вотан».
В заключении работы подводятся итоги исследования, его актуальность
и значимость.
4
Содержание.
Введение
с. 5 – 8
Основная часть:
Глава 1. Неизвестный бой под Мангушем в октябре 1941 года
с. 9 – 14
Глава 2. Греки Першотравневого района на реке Молочной
(осень 1943 г.)
с. 15 – 19
Выводы
с. 20
Список использованных источников и литературы
с. 21 - 22
5
Введение.
Всё меньше вас,
участники войны.
Осколки бродят,
покидают силы.
Не торопитесь, вы и не должны
К однополчанам в братские могилы.
В.Высоцкий
Греки Украины, России за всю историю проживания в этих странах
принимали самое активное участие в войнах, которые вели Украина и
Россия. Греки принимали активное участие в национально –
освободительной войне украинского народа против Польши под
руководством Б.Хмельницкого (об этом свидетельствует сабля, которую
прислал в подарок греческий Вселенский патриарх в благодарность за
защиту греческой христианской веры); они отличились в Отечественной
войне 1812 года против наполеоновской Франции; особую помощь греческое
население оказали армии А.В.Суворова при освобождении Тавриды от
турецкого угнетения народов, проживающих в Крыму. Сотни греков
добровольцами готовы были записаться в российские войска в годы
Крымской войны 1853 – 1856 гг. Греческое население Крыма и Приазовья
всегда готово было оказать помощь украинскому и русскому народам в
борьбе с захватчиками.
Не меньшую активность проявили греки Советского Союза в годы
Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Среди греков были Герои
Советского Союза – Г.Бахчиванжи, В.Колпакчи, П.Дубинда, А.Рафтопуло,
И.Тахтаров, И.Мурза (уроженец Мангуша), К.Талах, Г.Целио, орденоносцы,
знаменитые лётчики, танкисты, артиллеристы, пехотинцы.… Через пекло
войны 1941-1945 годов прошли более 25-ти тысяч призывников – греков
Приазовья, которые были призваны в действующую армию в сентябре 1943
года, после освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков.
Конечно, на фронтах Великой Отечественной войны воевали и греки –
призывники 1940 – 1941 годов, но их было немного. Большинство греков,
которые компактно проживали в Приазовье, были призваны в ряды
Советской армии в сентябре 1943 г. Многим из них едва исполнилось 18 лет.
Призывники были, прежде всего, молодые люди, которые за два с
небольшим года оккупации достигли призывного возраста и избежали угона
в Германию на принудительные работы. Затем военнообязанные, не
мобилизованные в армию вследствие быстрого приближения немцев. Были и
такие, кому удалось бежать из окружения или фашистского плена и
возвратиться домой, скрываясь от оккупантов. Времени на их военную
подготовку и обучение не только не хватало, его фактически не было.
Новобранцев бросили на сложнейший участок фронта – заранее
подготовленную немцами оборонительную линию «Вотан» под
6
Мелитополем Запорожской области. В битве за этот город, при переправе
через реку Молочная, погибло более 20% личного состава призывников –
греков Приазовья. После освобождения города Киева, и после
Мелитопольской операции, призывники – греки 1943 г. были сняты с
передовых позиций и направлены в ноябре 1943 года в г. Гурьев Казахской
ССР на построение нефтеперегонного завода. Но не всех греков удалось
снять с фронта. Многие из них продолжали воевать, дошли до Берлина и
Праги, и победителями вернулись домой.
О Великой Отечественной войне написаны сотни книг, исследований,
монографий, а интерес к ней не уменьшается. Занимаясь историей своего
края, посёлка, изучая новейшую историю Мангуша, мы пришли к выводу – о
героях - освободителях посёлка, о моряках – десантниках написано много
литературы. Подробно исследуются жизненный и боевой путь И.Мурзы,
К.Ольшанского, В.Котанова, но довольно отрывочные сведения о простых
солдатах, жителях Мангуша, ушедших на фронт…Изредка печатаются
материалы в периодической печати, но единого, цельного исследования о
военных подвигах десятков безвестных героев Великой войны – этого нет.
На окраине посёлка Мангуш были приостановлены наступающие войска
одной из сильнейших дивизий германской армии – дивизия СС
«Лейбштандарт Адольф Гитлер». Об этом практически ничего не знают
сегодня не только ученики школ, но и жители посёлка. Кто они, защитники
нашей земли, что о них известно? Для чего вступили в неравный бой?
Многие жители Мангуша в течение первых дней после освобождения села от
немецких захватчиков в сентябре – октябре 1943 года были призваны в
действующую армию и направлены в войсковые части, наступавшие на
Мелитопольском направлении. Из года в год мы слышим о тяжелейших боях
на реке Молочной и гибели там многих жителей района осенью 1943 года.
Найти очевидцев боёв за Мелитополь, их потомков, узнать о трагических
событиях непосредственно от участников, записать воспоминания, найти
источники, исследовать публикации - главная задача работы. Поэтому
основная цель исследования – как можно больше осветить боевой путь
земляков, жителей посёлка Мангуш, создать как можно полное исследование
призывников 1940 – 1941 и 1943 годов, призванных на защиту Родины;
собрать воедино разрозненные публикации, факты, воспоминания,
относящиеся к грозным военным годам.
В основу работы положен фактический материал, содержащийся в
периодической печати. Как правило, это воспоминания очевидцев,
участников боевых действий, большинства из которых уже нет в живых.
Материалы были напечатаны в различное время в местной газете «Сельская
новь», газетах «Приазовский рабочий», «Мариупольское время». Кроме того,
используются воспоминания родственников ветеранов, или метод «устной
истории», когда сбор исторического материала проводится при личном
контакте с родственниками участников боевых действий. Большую помощь
при написании работы оказали воспоминания, записанные учениками в виде
7
беседы или интервью. Использованы также фотографии, сохранившиеся у
частных лиц, многие из которых ранее не публиковались.
Ряд материалов предоставила председатель организации ветеранов
войны и труда при Мангушском поселковом совете Л.И.Харчук; большую
помощь при написании работы оказали исследования мариупольских
историков – краеведов В.Зиновьевой (практически неизвестный сегодня бой
солдат 726-го стрелкового полка с германскими войсками 8-го октября 1941
г. на подступах к Мангушу) и Л.Яруцкого – исторический материал о греках
Приазовья.
Военная история содержит немало трудных вопросов, на которые
общество ждёт честного, правдивого ответа. К сожалению, длительное время
многие важные события или замалчивались, или о них писали
скороговоркой, не вникая в подробности и не называя конкретных лиц. А
ведь потомки изучают историю для того, чтобы извлекать из неё уроки, не
повторять ошибки своих предшественников. Поэтому источниками для
написания работы стали исследования последних лет, основанные на
новейших фактах. В первую очередь это – Книга Памяти Украины, где на
основе архивов, данных Министерства обороны, воспоминаниях очевидцев и
участников событий увековечены имена фронтовиков, партизан и
подпольщиков в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. Это
уникальное издание, где каждая строчка – судьба человека, солдата, ставшего
на защиту родной земли и своей малой родины, и трагически оборванная
вражеской пулей… Основу книги составляют поимённые списки на умерших
и ныне живущих участников боевых действий в Великой Отечественной
войне.
На основе материалов Государственного архива Донецкой области,
Донецкого областного краеведческого музея написана книга «Донеччина в
годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945. Известные и неизвестные
страницы истории». Используются факты, известные авторам и
подтверждённые документами отечественных и зарубежных архивов, в том
числе немецких, работы учёных, колоссальный исторический материал на
основе документов музеев боевой славы. Интересно, что авторы не дают
оценку событиям, военным, государственным или партийным руководителям
периода войны, а на основе документальных материалов рассказывают о
происходящем на территории Донецкой области в 1941 – 1945 годах, об
условиях жизни сотен тысяч наших земляков, ставших заложниками
жестокой войны.
В книге «Греки СССР в Великой Отечественной войне» собраны
историко-документальные очерки о сотнях греков, ушедших на фронт,
приводятся их биографии, военные подвиги, выдержки из наградных листов.
Авторами проделана скрупулёзная работа по сбору фактического материала,
что явилось большой помощью при написании работы.
В романе – эссе В. Цыганова «…от меча и погибнет!» исследуется
боевой путь 384-го отдельного Николаевского Краснознамённого батальона
морской пехоты в годы войны, подвиг 58-ми десантников (кстати, за всю
8
историю войны 1941 – 1945 годов не было случая, чтобы высшей награды
удостоились все, без исключения, участники событий – от простого солдата и
матроса до офицера). Детально описывается высадка десанта в районе
посёлков Ялта и Мелекино, бой на высоте 58,3 и освобождение посёлка
Мангуш. Более документально об этих событиях рассказывается в книге
«Удар меча» этого же автора, где приводятся десятки фотодокументов о
боевом пути 384-го батальона морской пехоты, освобождении населённых
пунктов Першотравневого района, операция по освобождению Николаева.
Книга основана на документах и фактах, как сейчас говорится – показана
голая правда о войне, что даёт представление о реальной картине событий
70-ти летней давности.
Сборник «Во имя жизни на земле» составлен из воспоминаний жителей
Першотравневого района, переживших фашистскую оккупацию. Интересно,
что воспоминания эти записаны школьниками со слов непосредственных
участников событий, что представляет интерес для данной темы.
Многие из документов при своей огромной ценности довольно часто
могут давать субъективную оценку тех или иных событий или действий. В
своей трактовке какого – либо факта, поступка, события документы зачастую
содержат диаметрально противоположную оценку. Следует помнить, что все
эти постановления, рапорты, выдержки из наградных листов написаны
непосредственными участниками событий в то время, когда от удачно
составленного документа зависела не только карьера, но и сама жизнь.
Отсюда вполне естественное стремление преувеличить свои заслуги,
приукрасить действительность.
Поэтому не следует ожидать от большинства документов, напечатанных
до 1990-х годов, объективной, непредвзятой информации. Ни один факт не
может восприниматься вне конкретного события, вне общего анализа
ситуации и без всесторонней оценки по другим доступным источникам.
Наиболее распространённый и широко известный источник информации
об участниках боевых действий – это воспоминания ветеранов. В силу
объективных причин их условно можно разделить на две группы. Первая –
это те воспоминания, которые до 1985 года печатались под бдительным оком
советской цензуры. Вторая группа – это то, что появилось на свет после
«перестройки» и уже при независимой Украине. Именно эти воспоминания,
напечатанные в период 2010-2013 годов, легли в основу работы.
Работа «Неизвестный бой под Мангушем в октябре 1941 года. Греки
Першотравневого района на реке Молочной (осень 1943 г.)» состоит из
вступления, основной части и выводов. Во вступительной части ставятся
цели и задачи работы, даётся обзор источников. Основная часть включает в
себя две главы, логически объединённые, что позволяет получить наиболее
полную картину великого подвига воинов – греков Першотравневого района,
в большинстве не вернувшихся с войны, но внесших свой вклад в разгром
врага. В завершении работы подводятся итоги исследования, выводы, её
значение и актуальность.
9
Глава 1. Бой на подступах к Мангушу в начале войны.
У нашей семьи был большой дом, и в одной из комнат днём, 7 октября
1941 года, стояли на постое много солдат. Они гуляли по двору, шутили,
угощали нас кусочками сахара. Но ближе к ночи они вдруг забеспокоились и
начали быстро собираться. Мы уходим в отступление, но мы вернёмся – с
такими словами солдаты ушли ещё до рассвета, часов, наверное, в пять. У
меня был нарыв на ноге, я плохо спала и всё слышала. А утром мы слышали
выстрелы, грохот пушек со стороны 5-го квартала, или со стороны
Камышеватки. Примерно в обед, мы увидели большие машины, в которых
сидели немцы. Они выбирали наиболее хорошие дома и останавливались в
них. К нам немцы не пришли, позже у нас жили румыны.10 октября моя
мама, Матрёна Ивановна Каракурчи, соседка тётя Даша Осман, Дора
Котенджи, Ольга Каракурчи, Лариса Манко и другие собрались в МТС за
керосином для настольных ламп. Мы знали, что тракторную станцию
бросили, и там осталось много керосина. Путь лежал через Козлову балку (её
так называли по одиноко стоящему дому жителя села - Козлова.) В саду у
дома они неожиданно увидели тела свыше десятка убитых красноармейцев,
разбитые пушки. Перепуганные женщины вначале растерялись, не зная, что
делать, и возвратились домой. Но не разошлись, а поговорив между собой,
решили захоронить бойцов. Мама взяла лопату и вместе с другими вернулись
в сад, собрали все документы, что сохранились. Укрыли погибших их же
шинелями и здесь же в саду закопали в одной могиле. Забрать все найденные
документы с собой вызвалась Лариса Манко. Она запрятала документы и
сохраняла их до её насильственного угона на принудительные работы в
Германию. Никто её не выдал. После возвращения в Мангуш Лариса Манко
передала документы в военкомат.
Именно в этом, сохранившемся до наших дней доме, мы встретились с
дочерью Матрёны Каракурчи – Варварой Георгиевной Возиановой, которая
хорошо помнит события осени 1941 года (рассказ дан в оригинале, в
последующем рассказы очевидцев также приводятся без изменений или
коррекции). (1). В конце 1960-х годов останки погибших были перенесены в
центр Мангуша, а в 1970-м году в Пантеон воинской славы. «Мемориал был
открыт 9-го мая 1970 года, в честь 25-летия победы в Великой Отечественной
войне. Строительство осуществлялось общественностью посёлка, главный
архитектор Н.В.Каракурчи. На мраморных плитах, расположенных по
окружности Пантеона, высечены фамилии 159-ти жителей Мангуша,
погибших в годы войны, здесь же захоронены останки солдат». (2) Их имена
узнали благодаря документам, сохранённым Ларисой Манко, и документам
Центрального архива Министерства обороны РФ в г. Подольске.
Но вернёмся к тем страшным дням войны, первым дням войны в
нашем районе. Из воспоминаний Е.Ф.Аслановой, 1937 года рождения, –
«Моя бабушка по отцу была мангушской гречанкой. Так случилось, что в
1941 году, во время отступления, Красная Армия проходила через Мангуш,
как раз по улице, где жила бабушка. Когда она увидела солдат – ободранных,
10
голодных мальчишек, по возрасту младше её сына, ушедшего в армию ещё в
финскую войну, тут же принялась за дело. Прямо во дворе растопила
небольшую печь, поставила на огонь в казанке всё оставшееся у неё масло, а
сама, наспех замесив тесто, принялась стряпать чебуреки с той начинкой,
которая была в доме. Бабушка жарила чебуреки и кормила ими
красноармейцев, давала им еду с собой. Те пытались заплатить ей деньги, она
не брала. «Ешьте, сыночки, на здоровье». Это продолжалось до тех пор, пока
домашние запасы не иссякли. Что бабушкина семья ела потом, и вообще, как
выжили при немцах, я не знаю…»(3)
Мангушский район был первым районом Сталинской области, на
землю которого ступили немецкие захватчики. «Непосредственно на
территории области бои начались на юге 8 октября 1941 года. В этот день
немцы (1 ТА) заняли районный центр Мангуш…»(4) Наступление здесь вела
знаменитая германская дивизия «Лейбштандарт «Адольф Гитлер» из группы
армий под командованием фельдмаршала Клейста, элитные, отборные,
выученные, подготовленные и блестяще экипированные солдаты, любимцы
Гитлера. «В 24.00 в ночь с 7 на 8 октября дивизия «Адольф Гитлер» получила
боевое задание из штаба Клейста – взять Мангуш и подойти к Мариуполю.
Командир разведывательного батальона штурмбанфюрер СС Курт Мейер
ещё днём 7 октября 1941 г. в 8-ми км. севернее Бердянска получил
донесение, сброшенное с самолёта разведчика в сигнальном дымовом
патроне, в котором указывалось, что силы противника в Мариуполе
немногочисленны и восточнее Бердянска множество колонн отступает к
Мариуполю. Поэтому Мейер принимает решение после Мангуша взять и
Мариуполь».(5)
Немцы вышли в посёлок из 5-го квартала, по дороге из села
Камышеватое. Мангуш со дня основания делился на кварталы, которых
насчитывалось 10. Сейчас 5-й квартал застроен, здесь построены квартирные
дома так называемого Почтового микрорайона, а в 1941 году был западной
окраиной села. Защищали подступы к Мангушу бойцы 395-й стрелковой
дивизии. А.Егоров, военный комиссар Першотравневого района в 1885-2000
годах, полковник - «395-я стрелковая дивизия, которой по боевому уставу
предписывалось держать фронт длиной в 10 км., защищала город Мариуполь
и близлежащие сёла на фронте в 70 км. на рубеже Бердянские хутора – Ялта
– Мангуш – Мариуполь. Дивизия прибыла в район боёв 5-8 октября 1941 г.
Включена в состав 9-й армии. Приказ получила в 5.00 утра 7-го октября,
когда эсэсовцы уже выступили из Бердянска и станции Новоспасское на
Мангуш и Мариуполь. Противотанковые препятствия и минновзрывные
заграждения устанавливались, дооборудовались вечером, 7-го октября, и
утром, 8-го»(6). Интересно, что дивизия сформирована в сентябре 1941 года,
в Ворошиловграде, из шахтёров – добровольцев шахтёрских посёлков и
городков Донбасса, командовал дивизией подполковник А.И.Петраковский
(1901-1969 гг.). « 726-му стрелковому полку шахтёрской дивизии во главе с
командиром, 43-х летним полковником В.А.Следовым и 32-х летним
ответственным секретарём парторганизации, политруком И,А.Бандиком
11
было поручено выставить арьергард в Мангуше с задачей как можно дольше
задержать продвижение противника в восточном направлении»(7).
Поражаешься, читая эти строки – молодые, необстрелянные солдаты, месяц
назад призванные в армию, должны «как можно дольше» задержать одну из
лучших частей германской армии, воевавшей в Греции, Франции, Польше, на
Балканах…
На западной окраине посёлка по обеим сторонам старой
мариупольской дороги позиции заняли стрелки-пехотинцы 2-го стрелкового
батальона 726-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта
Савенко, 4-й стрелковой роты во главе с командиром, лейтенантом
П.С.Колевым и второй пулемётной роты с политруком А.Я.Брилёвым.
Батарея 76-мм пушек 1-го огневого взвода 726 полка под командованием
Т.А. Гибало прибудет на восточную сторону Козловой балки 7-го октября и
укроется в саду жителя Мангуша Козлова. Батарея Гибало была поставлена
так, чтобы простреливались сразу две основные дороги, которые вели в
Мангуш: со стороны села Камышеватое и со стороны села Володарское.
Вторая батарея была поставлена в начале старой мариупольской дороги при
входе в Мангуш со стороны села Камышеватое. О том, что батарей было две,
подтверждает командир разведбатальона дивизии «Адольф Гитлер» Курт
Мейер: «…в Мангуше мы захватили две батареи»(8).
Артиллеристы примут первый бой в 7.45 утра. Два немецких
штурмовых орудия – StuG III Ausf и две артиллерийские установки САУ Pz.
Jag:Sfl с 47-мм чешскими пушками, идущие впереди и расчищавшие путь
передовой группе, не встретят артиллерийский огонь в Мангуше, потому что
вначале наши пушки молчали. Пропустить передовые отряды врага и
ударить по основным его силам – таково было боевое задание командования.
Вспоминает участник войны П.Михайлов: «Первый удар гитлеровцев
принял на себя второй батальон 726-го стрелкового полка под
командованием старшего лейтенанта Савенко. Исключительный героизм в
этом бою проявил личный состав четвёртой стрелковой роты лейтенанта
П.С.Колева. Рота, замаскировавшись по обеим сторонам дороги Мангуш –
Мариуполь, пропустила через свои порядки танки противника, а затем всеми
огневыми средствами обрушилась на пехоту противника и отсекла её от
танков.»(9).
Комсорг одного из подразделений 395-й стрелковой дивизии
Я.И.Захаров напишет: «…10 октября. Подобрали раненного бойца, рядовой
4-й роты 726-го ст. полка. Рассказал, что от 4-й роты, которая обороняла
дорогу Мангуш – Мариуполь, почти никого не осталось. Танки на нас пошли.
Много. За ними пехота. Наш лейтенант скомандовал – танки пропустить, а по
пехоте открыть огонь. Мы, значит, по пехоте лупим, а у нас в тылу
артиллеристы по танкам врезали. Наших полегло, но и фрицам досталось!
Танков штук шесть подожгли. Атаку отбили».(10) Сразу же приводим
описание боя уже упоминавшегося Курта Мейера: «Мы выбрали довольно
необычную форму атаки, намереваясь въехать на гряду под прикрытием огня
наших батарей и тяжёлых пехотных орудий. Авангардная рота получила
12
приказ завязать бой, только обойдя русские позиции, ударив по
оборонявшимся русским с тыла. Следовавшие за нашим батальоном части
должны были при поддержке штурмовых орудий наступать на позиции
противника с флангов. Самоходки с рёвом двинулись вперёд вслед за
наступавшей ротой. В рядах защитников рвутся снаряды, вынуждая их
прекратить сопротивление… Позиции на высоте атакованы и прорваны
головным отрядом и следующими за ним справа и слева
подразделениями.»(11) Не пишет немец, что у них сожгли несколько танков,
да и старожилы такого не припомнят. А.С.Мацука, сын ветерана войны:
«Когда началась война, моей маме было около 15 лет. Она вспоминала, что
слышали в начале октября залпы пушек со стороны Мангуша, но это
продолжалось недолго. А потом появились наши солдаты – десятки, сотни, и
сказали, что немец уже в Мариуполе. Оборванные, многие без гимнастёрок,
без знаков различия, голодные.…Все они потом попали в плен»(12). Скорее
всего, свидетельство раненного советского бойца преувеличено.
И вновь слово П. Михайлову: « Не менее героически сражались воины
первой батареи артиллерийского полка. Противник дважды, при поддержке
танков и авиации пытался штурмом сбить позиции артиллеристов, но
безуспешно. Только после подхода резервов фашистам удалось окружить
батарею. Расстреляв артснаряды, взорвав орудия, артиллеристы продолжали
отбиваться от врага ружейным огнём, гранатами, бутылками с
зажигательной смесью. В этом бою они все погибли, задержав на 4 часа
продвижение танковых колонн противника. За это время главные силы
дивизии успели перегруппироваться и занять новый рубеж обороны»(13).
Об ожесточённом сопротивлении солдат, прикрывавших отход главных
сил, свидетельствуют и немцы. «Ожесточённый бой продолжался, особенно
справа от дороги. Молодой, воодушевлённый комиссар снова и снова
подстёгивал своё подразделение. Никогда не забуду последнее впечатление,
которое у меня осталось об этом человеке – вытянувшийся во весь рост,
метавший гранаты на участке, где наступало подразделение Зеппа Мааля.
Затем он бросил последнюю гранату на землю и упал сверху. Взрыв
подбросил его тело, куски упали на землю. Таков был конец фанатика»(14).
Конечно, для германского офицера, которого учили зря не рисковать
жизнями подчинённых, а тем более своей, такой поступок был верхом
фанатизма. Немцу такое просто не укладывалось в голове – взорвать себя
гранатой. Но то, что для немца фанатизм, для русского в порядке вещей –
воевать до конца, не считаясь с собственной жизнью. Наша история
изобилует такими примерами, их тысячи, героев, ценой жизни готовых
остановить врага.
«…комиссар батареи Захар Галета собрал бойцов, вооружённых
винтовками, гранатами, залёг с ними в канаве, отражая атаку вражеского
батальона. Батарейцы бились до последнего. К исходу боя в живых остался
один комиссар. Видя, что фашисты подошли вплотную, хотят взять живым,
Галета выдернул чеку и бросил гранату себе под ноги»(15).
13
Мангушская поселковая организация ветеранов войны и труда во главе
с председателем, Харчук Л.И. вышла с письмом в Константиновский
районный совет с просьбой разыскать родственников З. В. Галеты. Так, в
Дружковке была найдена дочь Захара – Александра, которой сейчас 81 год, и
её сын, внук Захара Галеты – Борис Владимирович Воронин. Вот что удалось
узнать: «С первых дней войны Захар Галета призывается на фронт,
направляется в город Ворошиловград на формирование 395-й стрелковой
дивизии, которую называли «Шахтёрской», так как она была укомплектована
в основном шахтёрами – добровольцами из шахтёрских городков
Ворошиловградской области. Дивизия была переброшена под Мангуш и
Мариуполь 7-го октября 1941 г. и 8-го октября передана в оперативное
подчинение 9-й армии Южного фронта. Так Захар Галета оказался под
Мариуполем и здесь ему суждено было остаться навечно. Жена Галеты,
Мария Авдеевна, получила извещение о гибели мужа в 1943 году, после
освобождения села. Одна ставила детей на ноги. Александра проработала
всю жизнь экономистом, а Борис – токарем на Дружковском
машиностроительном заводе, где работал их отец. У Захара Галеты 5 внуков,
3 правнука и 2 правнучки»(16).
Трагедия бойцов 968-го артиллерийского полка и 395-й стрелковой
дивизии состояла не только в том, что под Мангушем и Мариуполем они
приняли свой первый бой, и не только в численном превосходстве врага, но и
в том, что их направили в Мариуполь с задачей не допустить прорыва
противника, остановить его любой ценой. Уверен, что в первых числах
октября Советское командование понимало, что возможности долго
оборонять город нет, ведь должны были быть данные разведки. Понятно, что
танковые клинья немцев рвались к Таганрогу и дальше на восток. Скорее
всего, эти солдаты должны были повторить подвиг 300-сот спартанцев,
чтобы спасти главные силы от окружения и разгрома. И красноармейцы
выполнили поставленную задачу – они на несколько часов задержали
движение немцев (от 1,5 до 4 - х часов). Только вот памятник героям –
спартанцам был поставлен благодарными греками сразу же после гибели, а о
подвиге Галеты и его товарищей по оружию мы узнали сравнительно
недавно.
Почти четыре часа вели бой в окружении артиллеристы под
командованием младшего лейтенанта Тодоса Агеевича Гибало. Погибли все,
это их тела были найдены женщинами Мангуша и захоронены на месте боя.
За отвагу и доблесть, проявленные в бою 8 октября 1941 года, младший
лейтенант Гибало будет посмертно награждён орденом Красного Знамени.
Нам пока не удалось найти родственников Тодоса Агеевича Гибало.
По словам мариупольского историка - краеведа В. Зиновьевой, его отец, Агей
Гибало, проживал в городе Сталино (совр. Донецк) на улице 10-я линия, дом
№129 (17). Имя командира батареи, младшего лейтенанта Гибало,
увековечено на мраморной доске Пантеона славы в центре Мангуша. На
месте боя и гибели артиллеристов 1-го огневого полка 395-й стрелковой
дивизии в Козловой балке по личной инициативе ветерана Харчук Л.И. и
14
организации ветеранов посёлка, при поддержке администрации пос. Мангуш
будет установлен памятный знак.
«Под Мангушем 395-я стрелковая дивизия потеряла убитыми 66
воинов, Камышеватом – 5, Ялтой – 10, Захарьевкой – 5. Остались навечно в
нашей земле 34 неизвестных воина».(18)
В заключении хочется отметить, что немецким войскам не удалось
окружить части 9-й армии в Мариуполе, они успели уйти. Впоследствии
доукомплектованная и передислоцированная на Миус 9-я армия вместе с 18й и 37-й армиями Южного фронта остановят танковую армию Клейста, в
составе которой будет и дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Это
произойдёт в ноябре 1941 года под Ростовом.
15
Глава 2. Греки Першотравневого района на реке Молочной (осень 1943 г.).
(Мелитопольская наступательная операция середины сентября 1943 г.)
По мере освобождения населённых пунктов Донбасса, в том числе
Мариуполя и близлежащих сёл, большинство мужчин, в том числе греков
Першотравневого района, было сразу же направлено в действующую армию.
Вместе с наступавшими войсками они брали участие в освобождении
Мелитополя. С 20-го сентября 1943 года начинается Мелитопольская
наступательная операция, в ходе которой было необходимо прорвать рубеж
обороны, созданный противником вдоль реки Молочная. Здесь немцами
была построена печально известная жителям нашего района оборонительная
линия «Вотан», где немецкое командование планировало остановить
наступление советских войск. До тех дней, когда всю правду о войне стало
возможно говорить открыто, дожили единицы непосредственных участников
событий, принесших горе в тысячи семей Приазовья. Поэтому воспоминания
о том, как проходила мобилизация в первые дни освобождения района и о
боях на реке Молочная, на наш взгляд, имеют историческую ценность. Эти
воспоминания совершенно отличаются от войны, созданной в послевоенные
годы, отображённой в художественных фильмах, книгах, мемуарах…
Отступая, румынские части, которые несли караульную службу в
оккупированных сёлах района, выгоняли местных жителей в поле, а дома
сжигали. «…Когда немец с факелом в руках подошёл к дому, чтобы сжечь
его, Сара Николаевна Каракурчи взяла маленькую племянницу на руки и
встала перед ним на колени. Тогда тот махнул рукой и пошёл дальше. А дом
рядом был сожжён»(19). «Когда мы вошли в Мангуш, то увидели страшную
картину. Многие дома горели, были и такие, от которых осталось пепелище.
Когда проезжали мимо школы, увидели, что она тоже сгорела»(20). Многие,
чтобы не попасть к озлобленным военными неудачами немцам, уходили
далеко от своих сёл, пытаясь встретить наступавшие части Красной Армии.
Из воспоминаний В.Н.Биатова: «Уходя от немцев, я с тремя друзьями
двинулся в сторону Сартаны. Нас встретили наши разведчики. Так мы
влились в 221-ю стрелковую дивизию. Это потом мы узнали, какой номер
части. Передвигались пешим порядком: Красное Поле, Осипенко, Гагачик…
Но в основном бои были у нас под Мордвиновкой. Село Мордвиновка стоит
на левом берегу реки Молочной, а правый берег у неё крутой, обрывистый.
Мы ездили на шестидесятилетие освобождения Мелитополя, и когда я
смотрел на эти обрывы, на всё, где наши части стояли, не мог сообразить, как
мы могли на обрывы лезть. Немцы на верху, а мы внизу. Они нас
забрасывали гранатами, вели кинжальный пулемётный огонь. И из окопов не
выглядывали. Там погибла половина наших новобранцев. Потом вдруг
пошли танки, полетели самолёты, и нам уже почти делать было нечего.
Анализируя уже в более зрелом возрасте эти события, думаешь: гнали нас
будто на истребление. Здесь, под Мордвиновкой, я не знаю – почему и как,
меня назначили командиром взвода. Так мой взвод в сутки получал 15 – 20
человек пополнения, чтобы сохранить его штатную численность -
16
шестьдесят бойцов. Кто выжил на Молочной, попал на Никопольский
плацдарм. Там бои были ещё страшнеё. Убитых не считали. Там меня и
ранило. Ведь мы же были необучены. Что нам дали? Винтовку и пять
патронов в карман. Это ещё хорошо, что винтовка стреляла, а то она могла и
не стрелять. Затвор, когда его чистить? Вот мы и охотились за
кавалерийскими карабинами – там безотказно было. Пошли мы на Сиваш, и
там нам устроили «санитарный» день. А в это время налетели немецкие
самолёты, и бочки, в которых прожаривалась на кострах наша одежда, от
взрывов бомб разлетелись кругом. Приехал командир полка, посмотрел на
нас. И только тогда нам принесли форменную военную одежду. Вот там мы и
стали похожи на бойцов Красной Армии. А до этого ходили ещё в домашней
одежде». (21)
Как видим из воспоминания участника боёв, зачастую местных
жителей набирали в пополнение, не заботясь о внешнем виде, вооружении,
зачастую не успевая записать данные – по сей день на месте боёв находят
останки неизвестных воинов. «14 сентября 2013 года делегация нашего
района в очередной раз посетила места боевых действий на реке Молочная.
Торжественный митинг начался с панихиды по погибшим солдатам, останки
четырёх из которых только спустя 70-т лет были найдены и захоронены в
братской могиле» (22). Что это? Преступная халатность, недоверие или
неумение вести учёт погибших воинов? А может быть, местное население,
пережившее фашистскую оккупацию, использовалось в качестве «пушечного
мяса», чтобы сохранить кадровую армию? Подтверждают это и
воспоминания А.С. Демиденко из села Захарьевка: «…было очень тяжело,
особенно в первое время. Нас, не подготовленных, не обстрелянных, плохо
вооружённых, первыми кидали в бой, и при этом нас подозревали – мы ж
были в оккупации…»(23)
Из воспоминаний Н.С.Киора: «Пристроился я к ребятам. Молодые,
старые, те, которые в оккупации были. Кого полевой военкомат призвал, кто
как. Мы ночью двигались. Днём изучали, как окопаться маленькой сапёрной
лопаткой, как правильно в мишень стрелять из винтовки, как по-пластунски
ползать… И ночью мы подошли к Мелитополю. Не к самому городу, а к селу
Тамбовка – Семёновка, к реке Молочной. Это я потом узнал их названия, и
села, и реки. Через речку переправу сделали. Молочная – узкая река, но
быстрая и глубокая. Переправлялись ночью. Темно, ничего не видно. Утро
настало. Понял – мы на поле, где овощи выращивались. Через поля – канавы
для полива. Первый день у нас наступления никакого. Я лежал, рассматривая
местность. Спереди селения. За ними – как бы высотка такая,
возвышенность. Её занимал немец. Церковь, на ней немецкие снайперы
сидели. Есть охота. Помидоры, знаете, красные растут. Это уже конец
сентября. И вот помню, мужик высунулся за помидориной, а его снайпер и
убил. Я понял, что высовываться нельзя. На следующий день, без
артподготовки, командир роты выстрелом из ракетницы поднял нас в атаку.
И шли мы в атаку, и кричали «Ура! За Родину! За Сталина». Вперёд
смотришь, где немец окопался, а глаза опустишь - под ногами трупы. Надо
17
перепрыгивать, чтобы не упасть, не споткнуться. Трупы уже опухшие были.
Их не убирали. Почему? Потому что туда невозможно было подойти, всё это
место простреливалось. Я смотрю, что уже в канавы с водой ложатся, не идут
вперёд. И я лёг. Во рту пересохло. Из – под убитых вода течёт, - пьёшь.
Помню, к нам кухня подъезжала. Мы ходили брать завтрак. Это и завтрак, и
обед, и ужин: один раз в день кормили. Триста граммов каши перловой,
кусок хлеба шестьсот граммов, пятьдесят граммов сахара, а зимой давали
пятьдесят граммов водки (для сравнения – английские солдаты получали в
годы второй мировой войны: на завтрак – чай, овсяную кашу с беконом или
колбаской, а также яйцо; на ленч – мясо с гарниром из разных овощей и
баночку сока; в 5 часов вечера солдаты пьют чай, к которому получают хлеб,
масло, джем или бисквиты; в 7 часов вечера ужин с обязательным ещё одним
мясным блюдом (24).
Отвели нас на исходную позицию. Накормили. Потом опять вернули на
это помидорное поле. Залегли. Наступления не было. Не с кем было
наступать – солдаты убиты. На следующую ночь новых людей привели, а нас
во второй эшелон отправили. Здесь меня приспособили к пулемёту
«Максим». Ну, сильно не учили, - передовая. У меня был вторым номером
молоденький паренёк – украинец, мой ровесник, а третий номер – узбек,
старик лет пятидесяти. Залегли мы перед наступлением. На этот раз была
мощная артподготовка. Почему раньше не было? Не знаю. Или с нами не
считались, с теми, кто был в оккупации, или орудия не подтянули? Поднял
голову, смотрю, всё горит. Левее нас пошла механизированная часть. Мы
пошли вперёд, в атаку. И у нас всё получилось. Немец, видимо, чтобы не
попасть в окружение, начал уходить со своих позиций. Мы заняли
возвышенность, где немец держал оборону, даже их траншеи второго
эшелона. Окопались. Поставили пулемёт. И как только контратака отбивались».(25)
Мелитополь, река Молочная.… Для многих жителей Мангуша, Ялты,
Урзуфа эти названия ассоциируются с кровопролитными боями, болью,
потерей близких, увечьями. Очевидцы говорили, что осенью 1943 года река
Молочная стала красной от крови солдат.
«В начале войны греков на фронт брали неохотно. Но после
освобождения Мангуша, осенью 1943 года, учитывая огромные потери
бойцов, на фронт стали отправлять и греков из местных сёл. Ушли на войну и
два моих прадеда. Каракурчи Василий Николаевич был снайпером. В бою
под Мелитополем получил тяжёлые ранения, врачам пришлось ампутировать
ему правую руку. В феврале 1944 года он вернулся домой инвалидом, но до
конца своих дней никогда ничего не рассказывал о боях на Молочной, только
плакал. Другой прадед, Каракурчи Спиридон Антонович, попал в пехоту. В
боях на реке Молочная его «прошили» автоматной очередью. Несколько
дней пролежал он на поле рядом с телами убитых при наступлении солдат.
Санитары не успевали отправлять раненных в санчасть, а дома ждали жена и
двое деток, так хотелось выжить. Окровавленный, он выполз на дорогу. Одна
из санитарных машин остановилась и доставила Спиридона Антоновича в
18
госпиталь. Прадедушка решил, что не будет писать жене, на что ей, молодой
и красивой, такой инвалид. Но из госпиталя пришло письмо соседа по палате.
Прабабушка отправилась пешком за сотни километров к своему Спиридону.
Целый год он лечился вначале в Куйбышеве, потом в Астрахани, стал
инвалидом, но выкарабкался. Два моих прадеда – однополчанина выжили в
боях на реке Молочной, хотя и вернулись домой инвалидами. А вот молодые
парни, не успевшие создать семьи, наши ровесники, призванные вместе с
ними, соседи, Аврамов Павел Пантелеевич и Бабий Григорий Фёдорович
погибли в боях на Молочной » (26).
Первый бой с фашистами принял на реке Молочной ещё один житель
Мангуша М.Т.Назаренко, 1922 года рождения. В 1943 году, после
освобождения села от немецко-фашистских захватчиков, он призывается в
действующую армию и участвует в штурме вражеских укреплений на реке
Молочной. Фронтовыми дорогами проходит через всю Украину и в
поверженном Берлине встречает Победу. Удостоен боевых наград – ордена
Отечественной войны 2 – й степени, медалями «За отвагу», «За боевые
заслуги».(27) К сожалению, родственники Михаила Трофимовича Назаренко
ничего не смогли нам рассказать о боях под Мелитополем.
«Осень. 1943 год. Украина. Молочная река. Идут ожесточённые бои за
Мелитополь. Артиллерийский залп, шквалы огня и дыма, крики. Сначала
страх, а потом безразличие и гнев. Запах пороха и дыма в носу; перед
глазами взрывы, убитые солдаты, танки; в ушах гул от только что
разорвавшегося неподалёку снаряда; в голове неразбериха и желание
выжить. Далее приказ командира: - В атаку! За Родину! Урааа!
Для многих это был последний бой. Затем рукопашная схватка и
запечатлённые навсегда в памяти искореженные лица, кресты, каски, и
немецкий язык. Дальше ничего не помню. Очнулся я уже после боя в окопе.
Повсюду раненные, стоны, крики о помощи. Я весь в крови, но ран на мне не
было. Это был мой первый бой. Я выжил» - из воспоминаний жителя села
Мелекино А. Алдошина(28).
В конце 1943 года был призван в армию ещё один наш земляк, Илья
Иванович Шабан. Он не попал в мясорубку на реке Молочная, но погиб в
самом конце войны в Берлине. Из воспоминаний дочери фронтовика,
К.Шабан (Ковалёвой) – « О моём отце мне рассказал Н.Озеров, председатель
совета ветеранов 45-й Краснознамённой ордена Богдана Хмельницкого
отдельной истребительной противотанковой артиллерийской бригады. Он
писал – помню, как 24-го февраля 1945 года прибыло пополнение. Был в его
числе и Шабан И.И., уроженец села Мангуш Донецкой области. Он
зарекомендовал себя храбрым, умелым разведчиком – наблюдателем. За
плечами у него, как и многих других воинов, были фронтовые дороги, в боях
– потери друзей…20-го апреля 1945 года наш 1970-й истребительный
артполк участвовал в окружении Берлина с северо-запада. В районе
Штайнбека И.Шабан был направлен в разведку. Изучив и разведав
местность, он передал ценнейшие сведения командованию. Но сам попал под
сильный вражеский обстрел и погиб. Похоронили мы своего боевого
19
товарища в Берлине. Всего несколько дней не дожил он до нашей Победы»
(29). Стихотворение К. Шабан, посвящённое памяти отца:
Победа! Зашумели
Белоствольные берёзы.
Слышен шёпот взметнувшихся
Свечой к небу тополей.
Они стояли у ворот, в глазах –
Ожидания слёзы,
Они ждали не вернувшихся
Своих героев – сыновей.
Но не всем грекам, воевавшим на фронте, суждено было завершить
войну в своей части. Выше мы писали о том, что многие греки в декабре 1943
года были направлены в город Гурьев на постройку нефтеперегонного
завода. «Уроженец Урзуфа Иван Аврамов был призван в Красную Армию
весной 1941 года. С началом войны участвовал во многих боях.
Подразделение, в котором воевал Иван Аврамов, из-за больших потерь часто
расформировывали, перебрасывали с одного участка на другой. Через
полтора года войны он попал в 221 дивизию, 371-й стрелковый полк, был
наводчиком 76-ти миллиметрового орудия. В его составе и освобождал
родной край. До этого воевал под Сталинградом, освобождал Калмыкию и
Ростовскую область, участвовал в прорыве обороны врага на реке Миус и
Саур-Могиле. После Мариуполя, в тяжёлых боях на реке Молочной, получил
контузию.
Вместе с Иваном тяжёлыми фронтовыми дорогами шли его земляки –
сержант Илья Павлович Караберов из Урзуфа, Даниил Петрович Пупу и
Иван Хасанфаевич Афендиков из Мангуша. Им вместе пришлось испытать
не только все тяготы войны, но и страшные последствия приказа
Государственного Комитета Обороны о снятии греков с фронта. Чем
провинились он и его соплеменники перед Родиной, которую они так
самоотверженно защищали? В конце декабря 1943 года Иван Аврамов был
доставлен в Гурьев. В этом казахском городе спешно возводился
нефтеперерабатывающий завод. Молодой боец был определён на
строительство одного из объектов, подчинённого Главному управлению
аэродромного строительства НКВД. Учитывая довоенную профессию, его
назначили старшим дозировщиком центральной лаборатории. Так сержант
Аврамов перешёл на два года в «разряд» трудфронтовца. Содержание в
трудовой колонне мало чем отличалось от спецпоселений. Те же холодные,
грязные бараки, двухъярусные нары, озлобленные надзиратели, вонючая
баланда, колючая проволока, работа по 12-13 часов в сутки. В начале 1946
года Иван Аврамов вернулся домой»(30).
20
Выводы.
Листая подшивки газет, работая с источниками, особенно встречаясь с
ветеранами, глядя в их глаза, становится больно. Невыносимо больно.
Почему в социалистическом государстве, где всё для народа и во имя народа,
этот народ совершенно не ценили? Чем провинились наши прадеды, что их
гнали на убой, зачастую не подготовив наступления, не проведя
артиллерийской подготовки, не используя авиацию, бронетехнику? В
английской армии в годы второй мировой войны подвоз горячей воды для
бритья солдат стоял на уровне подвоза боеприпасов, о питании мы уже
говорили. В рацион немецких солдат, помимо еды, входил обязательно
горячий кофе (см. Б.Васильев. А зори здесь тихие – «Слышишь, кофейком
тянет. Подвёл немчуру этот кофей, не могут они без него. Одним словом,
культурная нация…») (30). А ведь мы по сей день не можем назвать точную
цифру погибших в годы Великой Отечественной войны, не можем поимённо
указать бойцов Красной Армии, погибших на фронтах, имея при этом тысячи
могил неизвестных солдат. Очень хочется верить, что когда – нибудь о нас,
украинцах, скажут – культурная нация.
Говорят, история повторяется. Трудно не согласиться с этим,
вспоминая афганскую войну. Там, если верить фильму С.Бондарчука «9-я
рота», вообще, в спешке и неразберихе вывода войск из Афганистана,
позабыли целую роту…Не меньше страшных, чудовищных нестыковок
показала и чеченская война, вспомним художественный фильм А.Невзорова
«Покаяние».
При написании работы изучены десятки книг, переработаны
подшивки районной газеты «Сельская новь», других периодических изданий,
проведены встречи с людьми, причастными к вышеуказанным событиям, что
позволяет детально исследовать тему «Неизвестные герои Великой войны».
Работа проделана большая, но она только начата. Ещё предстоит большая
поисковая работа, но уже есть результат. Написана пусть небольшая, но
нужная работа, которая может оказать помощь учителю при проведении
уроков темы «Наш край в годы войны», при проведении внеклассных или
внешкольных мероприятий, тематических вечеров, линеек памяти и т.д.
Завершить работу хотелось бы стихотворением учителя Мангушской
ООШ №1 О.Н.Вальчук:
Ушла зима… Бураны отшумели.
Весны рожденье празднует земля.
Как хочется, чтоб души посветлели,
Чтоб помнилась прошедшая война.
Как хочется, чтоб майский свежий ветер
Наполнил души праздничным теплом,
Чтоб шли на встречу ветеранам дети,
И внуки помнили о подвиге святом
21
Список использованных источников и литературы:
1. Из воспоминаний В.Г. Возиановой, 1933 года рождения.
2. Л.Мануйлова. Пантеон Славы: второе рождение / Сельская Новь, №35
от 10 апреля 2006.
3. Из воспоминаний Е.Ф. Аслановой, 1937 года рождения.
4. Донеччина в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945):
известные и неизвестные страницы истории. Д. «Донеччина». 2008 432 с.
5. К.Мейер. Немецкие гренадеры. Воспоминания генерала СС. 1939-1945.
/ www. Rulit.net / books.
6. Егоров А. Вспомним всех поимённо. / Сельская Новь. №48 от 20 июня
2010.
7. Зиновьева В. Неизвестный бой в Мангуше / Приазовский рабочий
от 27 сентября 2013.
8. Мейер К. – там же.
9. Зиновьева В. – там же.
10. Захаров Я.И. Атакуют шахтёры. Д. Проминь. 1980 – 230 с.
11. Мейер К. – там же.
12. Из воспоминаний К.Л. Караберовой, 1926 года рождения.
13. Зиновьева В. – там же.
14. Мейер К. – там же.
15. Захаров Я.И. – там же, с.97.
16. Харчук Л.И. В те далёкие дни 41-го / Сельская Новь. №29
от 11 апреля 2012.
17. Зиновьева В. – там же.
18. Егоров А. – там же.
19. Дегермеджи А. Из воспоминаний моей бабушки / Сельская Новь.
№ 43 от 11 ноября 2011.
20. Рекиян К. Живое слово. // Во имя жизни на Земле.
Сб. поэзии и прозы. М. «Азовье» . 2010. с. 31.
21. Из воспоминаний В.Н.Биатова / сайт. http // old-mariupol. com.ua.
22. Из интервью с Н. Нилаевой, редактором газеты «Сельская Новь».
23. Бабенко Р. Герои войны – мои прадеды // сб. поэзии и прозы – с. 53
24. Бунич И. Операция «Гроза». Кровавые игры диктаторов.
М. Яуза. 2004. – 475 с.
25. Из воспоминаний Н.С.Киор / сайт. http // old-mariupol. com.ua.
26. Дегермеджи А. - там же. / Сельская Новь. № 43 от 11 ноября 2011.
22
27. Григорьева К.И. Помогла фронтовая закалка / Сельская Новь. № 33
от 30 апреля 2010.
28. Алдошин А. Война глазами моего деда // сб. поэзии и прозы
- с. 46.
29. Из воспоминаний М. Шабан.
30. Судьба Николая Аврамова. // Сельская Новь. № 49 от 3 июля 2010.
31. Васильев Б. А зори здесь тихие. М. «Детская литература». 1972.
- 191 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа