close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...Т_Ю_ Жизнь и судьба православного священника

код для вставкиСкачать
III региональная научно-практическая конференция
«Строгановские чтения» 26 марта 2014 года п. Билимбай
«Жизнь и судьба православного священника
Евгения Ивановича Коблова»
Татьяна Юрьевна Махвиеня,
главный археограф отдела научно-справочного аппарата
Государственный архив административных органов
Свердловской области, г. Екатеринбург
Недалеко от города Первоуральска расположен рабочий поселок
Билимбай. Находится он в живописном месте на правом берегу реки Чусовая
в устье реки Билимбаевка. В этом-то поселке и жил Коблов Евгений
Иванович. Родился он в 1898 году в Оренбургской губернии в селе Бараково
в семье священника.
Евгений Иванович рассказывал о своей жизни следующее: «Мое
социальное прошлое: я являюсь сыном священника, мой дядя тоже является
священником, другой дядя был офицером, до революции я нигде не работал,
а учился в второклассной церковно-приходской школе, после революции, в
период Гражданской войны, служил в армии Дутова рядовым мобилизован.
После окончания войны, был зачислен в трудовую армию, вышел в 1922
году, приехал в Оренбургскую губернию, Петровский район, поселок
Новочеркасский, к дяде который был офицером, сейчас умер, прожил 9
месяцев и после этого стал служить в религиозном культе в чине псаломщика
до 1929 года. В 1929 году я переехал на Урал и работаю по найму1».
Работал Евгений Иванович пожарником на Билимбаевском заводе и до
1937 года был лишен избирательных прав, как служитель культа. Его жизнь
текла своим чередом, была жена и двое детей.
Но тихое семейное счастье закончилось 25 января 1938 года. Именно в
этот день Евгения Ивановича арестовывают и предъявляют обвинение в
участии контрреволюционной повстанческой организации церковников,
ставившей своей целью свержение Советской власти путем вооруженного
восстания, распространение среди населения слухов о карательной политике
Советской власти и о тяжелых условиях жизни СССР. Конечно же, все
предъявленные обвинения Евгений Иванович отрицал.
Данное обвинение и арест последовали после издания 30 июля 1937
года приказа НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию
бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Согласно
тексту этого приказа: «материалами следствия по делам антисоветских
формирований, устанавливается, что в деревне осело значительное
количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от
1
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17950. Т. 1. Л. 54, 54 об.
репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в
прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных
участников антисоветских вооруженных выступлений2».
А тремя месяцами раньше, 5 марта 1937 года, завершил работу пленум
ЦК ВКП (б), на котором был санкционирован массовый террор против
политических противников советской власти, в том числе и «церковников3».
По всей стране, в том числе и в Свердловской области, начались массовые
аресты священнослужителей. Сотрудники НКВД с каждым днем находили
все новые, и новые доказательства позволяющий обвинить служителей
храмов в «контрреволюционной организации церковников». Конечно же,
после всех допросов и проведенных следственных мероприятий Евгения
Ивановича приговаривают к расстрелу и 22 марта 1938 года приговор суда
приводят в действие. Так на сороковом году оборвалась жизнь бывшего
священника, служившего в последние годы своей жизнь пожарником на
Билимбаевском заводе.
Прошло время, закончилась Великая Отечественная война, страна
начала приходить в себя после всех несчастий и горестей, которые выпали на
ее век.
В 1956 году дело в отношении Евгения Ивановича Коблова было
пересмотрено. Проведена дополнительная проверка, которая установила,
«что у органов следствия не было никаких данных о существовании в
Первоуральском районе повстанческой организации церковников, а так же и
о проведении антисоветской агитации, а такие показания получены от
арестованных вследствие применения к ним запрещенных методов
следствия4». Имя Евгения Ивановича было внесено в «Книгу памяти жертв
политических репрессии»
изданной Государственным архивом
административных органов Свердловской области в 2003 году.
Свое выступление я хотела закончить словами из произведения
Александра Андреевского «Две России..»
Две России - взглянули друг другу в глаза,
Ужаснулись, и вновь отвернулись,
Ибо правда была - откровенна и зла,
Отражая - доносы и пули.
История сталинского Гулага. Конец 1920-х – первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7-ми
томах/ Т.1. Массовые репрессии в СССР/. Москва, 2004. С. 268.
3
История Екатеринбургской епархии. Екатеринбург, 2010. С. 478.
4
ГААОСО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 17950. Т. 2. Л. 141.
2
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа