close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Рассказ «Глаза войны»
Ковалёва Анна
ученица 10 класса
МОУ Караяшниковская СОШ
2010 г.
Глаза войны.
(рассказ)
Где-то вдали громыхнул снаряд. Федор настороженно прислушался в
ожидании следующего. Простояв в оцепенении нескольких минут, он всетаки решился пересечь улицу. Что-то внутри него подсказывало:
опасности пока нет. Это внутренне чутье не раз уже спасало Федору
жизнь. Так было, когда в ожесточенном бою под Курском он, поведя в
атаку свою роту, чудом уцелел в рукопашном бою на руинах разрушенного
здания. Так было и в разведке в польском местечке Легница. С ним на
задание вызвались ещё три бойца, ни один из которых не вернулся назад.
За выполнение задания их всех наградили орденами (трёх – посмертно).
Федору, наверное, везло, хотя
везение это имело ещё одну причину.
Каждую свободную минуту, закрыв свои усталые глаза, он видел другие
глаза – ярко-голубые, лучистые, озорные. Они преследовали его и в самые
тяжелые моменты, когда Федору казалось, что настали последние минуты
его жизни: от грохота бомб, близких пожарищ, свиста пуль, разрывов
снарядов горела и дыбилась земля, в ушах стоял такой шум, что ничего
нельзя было разобрать. И только голубизна этих глаз спасала солдата – она
звала его, давала надежду и силы. В них был призыв, который он слышал
в далеком 41 году: «Папа, ты вернешься домой?»
…Где-то неожиданно застрекотал кузнечик. На Федора вдруг
нахлынуло приятное воспоминание из прошлой, сейчас, казалось, такой
далёкой жизни; улица вокруг стала туманной и расплывчатой. …В то
июньское воскресенье они с сыном Ванюшкой отправились на рыбалку;
этот пятилетний вихрастый мальчуган всегда поражал Федора свой не по
возрасту деловитостью, серьезным отношением к любому делу, легкостью.
Так и тогда, 22 июня, малыш спозаранку подошел к его кровати, подергал
за жесткий ус и произнес: «Папа, уже пора. Я накопал червячков и сложил
их в банку». И это удивительное утро навсегда запомнилось Федору своей
тишиной, всплеском рыбы в реке, радостными возгласами сына при всякой
2
удачной подсечке и … неугомонным стрекотом кузнечиков. Это потом, по
приходу домой, было тягостное молчание жены, её красные заплаканные
глаза и трясущиеся руки, собирающие мужнины вещи; маленькие цепкие
ручонки сына, долго не отпускающие его шею и …вопрос в голубых
глазах: «Папа, ведь ты вернешься домой?»
…Улица была пустынна. Где-то в засаде сидели его товарищи. О чём
думают они, находясь на улице этого маленького немецкого городка в
нескольких километрах от Берлина? Понимают ли они, что этому
четырёхлетнему ужасу подходит конец? Радуются ли они, видя все
большее число сдавшихся немцев, улыбки немецких женщин и детей?
Конечно. Уже всем понятно, что развязка близка, скоро можно будет
думать о возвращении домой. К своим близким. Федор вспомнил, как один
из бойцов, пожилой солдат с Брянщины Михаил Иванович, с тоской в
голосе произнес: «Ребята, вернусь домой – первым делом в сад пойду,
соловьев слушать, яблоньки потрогать, на травке полежать. Соскучился…»
…Федор оглянулся. Какой-то тихий шорох послышался ему сзади.
Что это могло быть? Бездомная собака? Или затаившийся в руинах враг?
Федор почувствовал, как холодный пот медленно потек по спине. Вдруг до
его уха донесся чей-то всхлип, тихий и испуганный. Не размышляя, Федор
медленно пополз в сторону звука. Эти несколько метров до небольшого
разбитого оконца в цоколе здания показались Федору бесконечными. И,
как всегда, перед глазами опять промелькнули пронзительно голубые
глаза. Вдруг рядом, возле правого плеча просвистела пуля. Этот звук он не
спутал бы ни с чем. Именно после такого посвиста Федору пришлось три
месяца проваляться в госпитале в самый неподходящий момент, когда его
полк форсировал Вислу. И как же он радовался, когда по возвращению к
своим он мог обнять своих товарищей, услышать их восторженные
рассказы о штурме… И огорчался, видя скупые солдатские слезы по
погибшим друзьям.
3
… Но как бы то ни было, надо узнать, кто прячется за спиной наших
солдат, надо обезопасить их скорое наступление. Федор, крадучись, затаив
дыхание, перевалил послушное тело в прорезь окна и … очутился в
кромешной темноте подвала. Где-то завыла сирена. Федор прислушался.
Вдруг в темноте опять послышался всхлип, и Федор увидел небольшой
серый комочек, который сначала он принял за мешок. Подойдя ближе, он
присел рядом и разглядел чьи-то сверкнувшие в темноте глаза. Нащупав
что-то мягкое, теплое, он понял, что перед ним не затаившийся враг,
несущий смерть, а маленький ребенок, живой, худенький, дрожащий от
страха. Мальчик. Федор быстро вспомнил, что он видел войсковую
санчасть на соседней улице и решил переправить туда малыша. Он живо
представил себе на месте этого мальчугана своего Ванечку и понял, что не
может оставить этого немецкого ребенка наедине со своим страхом,
наедине с ужасом обстрела, наедине со смертью.
Федор прижал ребенка к себе,
ласково погладил по голове и
проговорил: «Ничего, сынок, не бойся. Скоро все закончится». Малыш с
благодарностью прижался к русскому солдату и ухватил его обеими
ручонками за крепкую шею.
Где-то грохнул разорвавшийся снаряд, и вслед за ним ещё несколько.
Сразу и резко тишина оборвалась. Федору показалось, что где-то рядом
эпицентр начавшегося боя. Он ещё крепче прижал малыша и впервые
взглянул ему в лицо.
Голубые глаза со страхом смотрели на него, и
огромные слезы бились наружу. Но мальчик молчал. «Сынок», - тихо
проговорил Федор и медленно пополз в безопасную зону. Он плохо
понимал, что делается вокруг, только слышал нарастающий гул и взрывы
падающих снарядов, крики солдат и стоны раненых. Федор лишь четко
слышал биение чужого сердца, трепетное и такое близкое. Вдруг справа от
себя он увидел поднявшегося и тут же дёрнувшегося Михаила Ивановича,
который медленно стал заваливаться назад. «Как срубленная яблоня…»,промелькнуло в голове у Федора.
4
Он полз и полз, тяжело и мучительно, так, как ползут к своей цели
отчаянные люди. «Папа, ты вернешься домой?» - стучало в голове Федора.
И он в который раз заглядывал в глаза мальчугана. Это придавало сил. Уже
показался
впереди
в
дыму
флаг
с
красным
крестом.
Федор
приостановился, чтобы размять затекшие руки, и вдруг опять всегдашнее
чувство опасности нахлынуло на него. Волна страха охватила его,
промелькнули голубые глаза… и Федор ничком упал на землю, спрятав
под своим телом маленькое худенькое тельце. Раздался оглушительный
взрыв. Темнота накрыла все вокруг…
Когда дым постепенно рассеялся, под обломками разрушенной стены
лежал русский солдат Федор Трофимов. Из-под него, плача от страха,
выполз белокурый мальчишка. Он испуганно заглядывал в глаза этому
большому, сильному человеку, руки которого минуту назад
сжимали
худенькое тельце, а сейчас безжизненно лежали вдоль тела. К мальчику
бежали санитары. Правая рука солдата разжалась, и из неё выпало что-то
белое. Малыш поднял. Это была фотография. На него прямо и серьезно
смотрели яркие голубые глаза.
…Прошло много лет. На краю
небольшого села в Воронежской
области, на берегу реки с удочкой сидел пожилой человек. Он медленно
забрасывал удочку в воду и так же степенно вытаскивал улов. Ничто не
нарушало тишины, лишь стрекотали кузнечики в траве да шелестел легкий
ветерок в ветвях берёз.
«Дедушка, дедушка!» - вдруг позвал звонкий мальчишеский голос
невдалеке. «Феденька, внучок», - с
удовольствием подумал Иван
Федорович Трофимов. Из-за поворота показался мальчишка с озорными
голубыми глазами и вихрами, торчащими в разные стороны. С ним рядом
шел незнакомый человек, в светлом костюме и фетровой шляпе. Иван
Федорович поднялся навстречу им, положив удочку на землю. Пожилой
незнакомец, подойдя, долго смотрел в голубые глаза Ивана Федоровича,
5
потом протянул к нему руки. Иван Федорович недоуменно протянул руку
в ответ и вдруг что-то почувствовал в своей ладони. Он взглянул. Это была
старая, выцветшая фотография, которую забрал с собой на фронт отец.
Голубоглазый мальчишка смотрел с неё своими ярко-голубыми глазами, в
которых читался немой вопрос.
«Здравствуй… брат», - тихо, с акцентом, произнёс незнакомец.
Слезы радости, какие бывают только при встрече близких людей, хлынули
из глаз Ивана Федоровича. Он обнял незнакомца и долго стоял так, слушая
стук ставшего таким родным сердца.
А ярко-голубые глаза маленького Федора излучали счастье и
любовь.
6
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа