close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Подготовила и провела Лахина Тамара Николаевна,
учитель русского языка и литературы
МКОУ Нижнеольшанская СОШ.
Ход мероприятия.
Звучит 1 куплет песни «Фронтовой санбат», в конце выходят выпускники.
1-й юноша. Ну... вот и все!
2-й юноша. Как говорится, последний раз в десятый класс!
1-я девушка. Даже не верится, что мы последний раз были в школе...
3-й юноша. Ребята! А помните, как сегодня сказал наш директор (копируя): «Дорогие
друзья! Сегодня у вас замечательный день! Мы провожаем вас в последний путь... Ой, что
это я говорю!» (Все смеются.)
2-я девушка. А помните, как наши ребята в соревнованиях участвовали и заняли первое
место среди школ района?..
4-й юноша. А помните...
1-й юноша. Тихо! Не все сразу! Давайте устроим ночь воспоминаний! 21 июня 1941
года...
1-я девушка. Не 21-е, а 22-е уже... (Смотрит на часы.) Уже 3 часа 45 минут!
2-я девушка. Сколько?!
2-й юноша. Без пятнадцати четыре.
Начало сообщения о войне (звуки радио), все замирают.
Голос за кадром (звучит «Апассионата»).
Что случилось, скажи мне, ветер,
Что за боль у тебя в глазах?
Разве солнце не так уж светит,
Или вянут травы в садах?
Почему люди все на рассвете
Вдруг застыли, раскрыв глаза?
Что случилось, скажи нам, ветер?
Неужели это война?
Солнечным ранним утром в июне,
В час, когда пробуждалась страна,
Прозвучало впервые для юных
Это страшное слово – война.
Все уходят, остаются парень и девушка.
Он. Когда же я увижу снова
Твои дрожащие ресницы?
Когда же я увижу снова
Твои печальные глаза?
Что ты молчишь? Скажи хоть слово.
Война велит нам разлучиться.
Что ты молчишь? Скажи хоть слово.
В огонь уходят поезда.
Она. Зачем назвал меня любимой
Той долгожданной ночью светлой?
Любовь должна быть неделимой.
Она, как звездный свет, бессмертна.
Любовь должна быть неделимой,
Войной любовь не разделить.
Он. Я ухожу, чтоб возвратиться.
Смотри, уже пылает небо.
Я ухожу, чтоб возвратиться.
Над нашим счастьем поднят меч.
Она.
Я верю, встреча повторится.
С тобою буду, где б ты ни был...
Я верю, встреча повторится,
Как тысячи счастливых встреч!
Фонограмма звуков боя. Выходят юноши в гимнастерках и девушки. Юноши (поют
песню «До свидания, мальчики» 2 куплет)
Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги – ну куда от них денешься! –
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем с ними счеты потом!
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад...
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.
Юноши уходят со сцены, девушки остаются, одна выходит вперёд и читает
стихотворение:
Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший 41-й год.
Я пришла из школы в блиндажи сырые.
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать».
Потому что имя ближе, чем Россия,
Не могла сыскать.
(Звучит фонограмма “Ave, Maria”)
1-й чтец. На самой страшной войне XX века женщине пришлось стать солдатом. Она не
только спасала, перевязывала раненых, но и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала
мосты, ходила в разведку, брала «языка». Женщина убивала. Она убивала врага,
обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей.
2-й чтец. «Не женская это доля — убивать»,— скажет одна из участниц войны. Другая
распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин,
чтобы убить войну».
1-й чтец. Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко писал: «Едва ли найдется хоть одна
военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же
хорошо, как их братья, мужья, отцы».
2-й чтец. Среди женщин-фронтовичек были медики, связистки, сапёры, лётчицы,
снайперы, стрелки, зенитчицы, политработники, кавалеристы, танкисты, десантницы,
матросы, регулировщицы, шофёры, рядовые банно-прачечных отрядов, повара, пекари,
партизанки и подпольщицы.
1-й чтец. Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики, водители тяжелых танков, а в пехоте — командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в языке
нашем у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту
работу ещё никогда не делала женщина.
2-й чтец. Женщина – символ любви, нежности, милосердия, самой природой
предназначенная для продолжения рода человеческого, не понаслышке узнала ужас
войны…
Чтец: Да, женщина для радости, для счастья,
Для мирного покоя создана…
И вдруг на нас, на Родину – ненастье,
Война загрохотала в дверь, война!
На женщин наших любящих, любимых,
Обрушилась и сталью, и свинцом.
А женщины с войной не совместимы,
А у войны не женское лицо.
1-й чтец. Всего за годы войны в различных родах войск служило свыше 800 тысяч
женщин. Никогда ещё на протяжении всей истории человечества столько женщин не
участвовало в войне. Были солдатами Великой Отечественной и жительницы нашего села
Жидкова Мария Петровна и Абросимова Любовь Ефимовна.
Чтец. Нападение фашистов на нашу страну застало молодого фельдшера Жидкову
Марию Петровну в небольшом поселке Масловка под Воронежем. Из репродукторов
неслась песня «Вставай, страна огромная!». Газеты писали о тысячах добровольцев,
отправляющихся на фронт. Комсомолка Жидкова знала, что на войне нелегко, и всё же
настоятельно просила, чтобы её послали на фронт. На втором месяце войны её призвали
в армию и направили в город Львов в 221 стрелковую дивизию. В течение двух недель
прошла обучение стрельбе и оказанию медицинской помощи. Год пробыла на передовой,
потом была направлена в эвакогоспиталь. Мария Петровна воевала под Харьковом и
Киевом, в брянских лесах и под Минском, участвовала в освобождении Чехословакии и
Венгрии. День Победы встретила в Будапеште младшим лейтенантом медицинской
службы. Награждена медалями «За оборону Киева», «За победу над Германией».
Чтец. Абросимова Любовь Ефимовна добровольцем ушла на фронт в феврале 1943 года.
Вначале была в полевом госпитале, а затем в городе Донецке. В 1944 году её контузило.
После лечения её и ещё нескольких девушек направили на курсы радисток. Затем
служила в 162 отдельном Келецком ордена Красной Звезды полку связи в составе
Украинского фронта. Ей посчастливилось первой из работающих в пункте связи принять
радиограмму о капитуляции гитлеровской Германии. Войну закончила в столице
Чехословакии – Праге. Награждена медалью «За победу над Германией».
2-й чтец. О том, кто же они, эти девчонки, которые в сорок первом уходили с
отступающими частями, осаждали военкоматы, всеми правдами и полудетскими
неправдами прибавляли себе год-два, рвались на фронт, свидетельствует белорусская
писательница Светлана Алексиевич своей документальной повестью «У войны не
женское лицо». Это не вымышленные герои, а настоящие участники Великой и страшной
войны. Вот что они рассказывают о себе.
1-я девушка. «Родилась и выросла я в Одесской области. В сорок первом году окончила
десятый класс… Когда началась война, в первые же дни побежала в военкомат, отправили
домой. Еще дважды ходила туда и дважды получала отказ. Двадцать восьмого июля шли
через нашу Слободку отступающие части, и я вместе с ними без всякой повестки ушла на
фронт. Когда впервые увидела раненого, упала в обморок. Потом прошло, привыкла...
Через десять дней меня ранило, осколок вытащила сама, перевязалась сама».
2-я девушка «...Ехала я на фронт и думала, что ненадолго. Взяла одну юбку, притом
любимую, две пары носков и одни туфли. Из Воронежа мы отступали, но я помню, как мы
пошли в магазин и я купила там себе туфли на высоких каблуках. Вот помню, что
отступали, страшно, везде грязища, а я зашла в магазин, и мне почему-то захотелось
купить туфли. Как сейчас помню, такие изящные туфельки. И духи еще купила… Трудно
было сразу отказаться от обычной своей жизни, которой до этого жила. Война началась, а
я же была еще девчонкой...»
3 девушка: 15 декабря 1941 года мне исполнилось 18 лет, а меньше чем через две недели
нас (150 девушек из Меловатского района) вызвали в военкомат и сказали: «Вот вам два
часа времени, собирайтесь и отправляем вас в село Горохово на Дону». Там в это время
шли очень жестокие бои. Ехала в село Горохово и думала, что ненадолго. Сейчас смешно
вспоминать, но, представьте себе, положила в чемоданчик любимую маленькую куклу.
Прибыли мы к месту своего назначения необученные, кто в каком звании не понимаем. У
многих в чемоданчиках так же как у меня куклы, мишки, шоколадные конфеты...
Старшина наш за голову хватался. Но особенно трудно ему пришлось, когда
обмундирование подбирали для нас. Есть размеры 48-54, но не найти 35-37, 42-46. Шапки
- ушанки начали примерять, а они на нас съезжают. А сколько слёз было пролито, когда
старшина голосом, не допускающим никаких возражений, приказал отрезать косы. Но...
ровно через сутки все было подогнано в аккурат, и превратились мы, 17-18-летние
девчонки, в симпатичных солдат женского рода. Дали нам винтовки, показали, как ими
пользоваться, и...в бой».
Девушка:
На батарее были сплошь девчонки,
А старшей было 18 лет,
Лихая челка над прищуром хитрым,
Бравурное презрение к войне,
В то утро танки вышли прямо к Химкам
Те самые, с крестами на броне...
И старшая, действительно старея,
Как от кошмара, заслоняясь рукой,
Скомандовала тонко: - Батарея -а -а!
Ой, мамочка! Ой, родная! Огонь! И залп ...
И тут они заголосили, девчонки.
Запричитали всласть.
Как будто бы вся бабья боль России
В девчонках этих вдруг отозвалась!
Кружилось небо - снежное, рябое.
Бил ветер, обжигающе горяч.
Былинный плач висел над полем боя,
Он был слышней разрывов - этот плач.
Ему – протяжному - земля внимала,
Остановясь на смертном рубеже.
-Ой, мамочка!
-Ой, страшно мне!
-Ой, мама!
И снова: -Батарея-а-а!
И уже пред ними посреди земного шара,
Левее безымянного бугра,
Горели неправдоподобно жарко
Четыре черных танковых костра.
Раскатывалось эхо над полями,
Бой медленною кровью истекал,
Зенитчицы кричали и стреляли,
Размазывая слезы по щекам...
И падали, и поднимались снова.
Впервые защищая наяву
И честь свою (в буквальном смысле слова)
И родину, и маму, и Москву.
Весенние пружинистые ветки,
Торжественность венчального стола,
Неслышанное:
« Ты моя навеки! ...»
Несказанное: « Я тебя ждала ...»
И губы мужа, и его ладони.
Смешное бормотание во сне.
И то, чтоб закричать в родильном доме:
-Ой, мамочка!
-Ой, мама, страшно мне!
И ласточка, и дождик над Арбатом,
И ощущение полной тишины....
Пришло к ним это после—в сорок пятом,
Конечно, к тем, кто сам пришел с войны.
4-я девушка. «...Девятого июня сорок первого года мне исполнилось 18 лет, а меньше чем
через две недели началась эта проклятая война. Со школьной скамьи мы пошли на
строительство железной дороги Гагра — Сухуми. Я запомнила, какой мы ели хлеб. Он
был словно ежик. В остюки и полову добавляли муки, чтоб слиплось, и, как пчелиные
соты, наполняли водой. Полежит этот хлеб на столе, и возле него лужица водицы, мы
слизывали ее языком.
В сорок втором году добровольно пошла в эвакосортировочной госпиталь три тысячи
двести первый. Это был очень большой фронтовой госпиталь, который входил в состав
Закавказского и Северо-Кавказского фронтов и отдельной Приморской армии. Бои шли
очень жестокие, раненых было много. Меня поставили на раздачу питания — эта
должность круглосуточная, уже утро, и надо подавать завтрак, а мы еще раздаем ужин.
Через несколько месяцев ранило в левую ногу — скакала на правой, но работала».
5-я девушка. Самое страшное, конечно, первый бой. Небо гудит, земля гудит. Кажется,
сердце разорвётся, кожа на тебе вот-вот лопнет. Не думала, что земля может трещать...
Всё трещало, всё гремело. Мне казалось, вся земля вот так колышется... Я думала, что не
выдержу... Бои тяжёлые. В рукопашной была... Это ужас. Человек таким делается... Это не
для человека... Бьют, колют штыком в живот, в глаз, душат за горло друг друга. Вой стоит,
крик, стон... Всем тяжело воевать, но пехоту ни с чем нельзя сравнить... Никому не поверю, если скажут, что не страшно было».
Видео-клип «Женщинам на войне посвящается» 1 часть.
1-й чтец. «Женщина» и «жизнь» - слова-синонимы, «женщина» и «убийство» противоестественное сочетание. Но тогда, в далёких сороковых, женщина стала солдатом
и убивала, защищая жизнь. Это был ужас, это была жестокая необходимость, перед
которой её поставила война. Убивая врага, поднявшего меч на её дом, детей, семью,
женщина убивала войну.
2-й чтец. Во время Великой Отечественной войны в Красной армии было единственное в
мире женское подразделение ночных бомбардировщиков. Фашисты называли их
«Ночными ведьмами», утверждая, что это бандитки, выпущенные из тюрем.
1-й чтец. И если они были ведьмами, то их помелом был самолёт-биплан ПО-2. Его
главное преимущество было в том, что он мог снижаться до 30 м и бросать бомбы очень
метко.
2-й чтец. Именно о них, лётчицах 46-го гвардейского ночного бомбардировочного
авиационного полка, пишет в своих повестях Герой Советского Союза, участница
Великой Отечественной войны, лётчица Наталья Фёдоровна Кравцова.
1-й чтец. С 1942 года Н.Ф.Кравцова воевала на фронте. Гвардии лейтенант Меклин, а
именно такую фамилию носила она в девичестве, к декабрю 1944 года совершила 840
боевых вылетов. В октябре 1941-го, когда она пошла на фронт, ей было 19 лет.
2-й чтец. Особая ценность повестей Кравцовой «От заката до рассвета», «Вернись из
полёта» и «Госпитальная палата» в том, они не только о подвигах и героизме. Они и о
людях на войне, их чувствах, о простых жизненных потребностях, которые и там никто не
отменял. Ведь когда эти девчонки просились на фронт, они не знали, что существует
«будничная» война. Как они, обыкновенные девчонки, мечтающие о любви и счастье,
могли выдерживать ужас войны не день, не месяц, а годы?
(На сцену выходит Девушка (1).)
ДЕВУШКА (1): «Нам дали самолёты ПО-2. До войны на них училась летать молодёжь в
аэроклубах, но никто не мог и подумать, что его будут использовать в военных целях.
Самолёт был деревянной конструкции, сплошь из фанеры, обтянутой перкалью. Достаточно было одного прямого попадания, как он загорался — и сгорал в воздухе, не
долетая до земли».
(На сцену выходит Девушка (2).)
ДЕВУШКА (2): «За длинные осенние и зимние ночи экипажи совершали по 12—15
боевых вылетов. Как мы выдерживали там, где ломались здоровые мужики? Не знаю...
Так мы воспитывались, что без нас ничего не могло быть. Различалась война, мы обязаны
чем-то помочь. Нужны медсестры — будем медсестрами, нужны лётчики — станем
лётчиками. А то, что ты чувствуешь, что тебе придётся перенести, — это уже другое
дело».
(Слышны звуки летящего самолёта и взрывающихся бомб.
ДЕВУШКА (1):
Как много пережито в эти лета
Любви и горя, счастья и утрат...
Свистя, обратно падал на планету
Мешком обледеневшим стратостат.
А перебитое крыло косое
Огромного, как слава, самолёта,
А лодка, павшая на дно морское,
Краса орденоносного Балтфлота?
ДЕВУШКА (2):
Но даже скорбь, смущаясь, отступала
И вечность нам приоткрывалась даже,
Когда невнятно смерть повествовала —
Как погибали наши экипажи.
Они держали руку на приборах,
Хранящих стратосферы откровенья,
И успевали выключить моторы,
Чтобы земные уберечь селенья.
Так велика любовь была и память,
В смертельную минуту не померкнув,
У них о нас, - что мы как будто сами,
Как и они, становимся бессмертны.
О. Берггольц «Как много пережито в эти лета...»
(Девушки (1)—(2) уходят.)
1-й чтец. Наталья Кравцова встретила День Победы под Берлином. Там же 5 мая 1945
года окончился боевой путь полка. Погибли, были сбиты и сгорели за время войны 32
девушки. Им было от 17 до 23 лет. В этом полку выросли 25 Героев Советского Союза.
Н.Ф. Кравцова прожила долгую жизнь, как и некоторые её подруги. Она была членом
Союза писателей России. Награждена орденом Ленина, тремя орденами Красного
Знамени, орденом Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, орденом Красной Звезды и
медалями. Её именем названы школы в городах Северодвинске, Смоленске, Полтаве и
Ставрополе.
2-й чтец. И те, кто погиб, и те, кто выжил, не просто герои и победители, они — жертвы
войны. Оборванные жизни, сломанные судьбы, невозможность иметь детей — жертва, которую они принесли на алтарь Победы.
1-й чтец. Гвардии лейтенант Евгения Андреевна Жигуленко 23 февраля 1945 года
Указом Президиума Верховного Совета СССР удостоена звания Героя Советского Союза.
В качестве штурмана и лётчика совершила 968 боевых вылетов. После войны ещё 10 лет
прослужила в авиации, окончила Военно-политическую академию имени В.И.Ленина,
стала начальником управления культуры.
2-й чтец. Нина Захаровна Ульяненко сделала более 900 боевых вылетов в качестве штурмана и лётчика. В 1944 году ей было присвоено звание Героя Советского Союза. После
войны была избрана депутатом Верховного Совета России. В 1958 году окончила
педагогический институт и стала директором школы, преподавателем истории.
1-й чтец. Гвардии старший лейтенант Зоя Ивановна Парфёнова Указом Президиума
Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года удостоена звания Героя Советского
Союза, произвела 739 боевых вылетов. Прошла путь от рядового лётчика до заместителя
командира эскадрильи. Дошла до Берлина, совершала полёты и после войны.
2-й чтец. Гвардии младший лейтенант Евдокия Ивановна Носаль совершила 354 боевых
вылета ночью. Сбросила 47 957 кг бомб разного калибра. Указом Президиума Верховного
Совета СССР от 24 мая 1943 года ей присвоено звание Героя Советского Союза
посмертно.
1-й чтец. Галина Докутович награждена двумя орденами Отечественной войны 1-й
степени. В ночь на 1 августа 1943 года погибла на боевом вылете.
Видео-клип «Лётчицы»
Ведущий 1. Вся эта неисчислимая женская армия, стрелявшая из винтовок с оптическим
прицелом и тяжелых пушек, тянувшая связь, бросавшая бомбы с тихоходных самолетов, а
также те, кто лечил солдат, кормил, стирал – вся эта армия жаждала голоса своего поэта –
им стала Юлия Друнина.
Ведущий 2. Юлия Друнина принадлежит к поколению, юность которого проходила
испытание на зрелость на фронтах Великой Отечественной войны. 17-летней
выпускницей одной из московских школ она, как и многие её сверстницы, в 1941 году
добровольно ушла на фронт бойцом санитарного взвода.
Ведущий 1. «Когда началась война, я ни на минуту не сомневалась, что враг будет
молниеносно разгромлен, больше всего боялась, что произойдёт это без моего участия,
что я не успею попасть на фронт. «Страх» опоздать погнал меня в военкомат уже 22
июня», - вспоминала поэтесса. В 1942-м году она напишет: «Кто говорит, что на войне не
страшно, тот ничего не знает о войне».
Ведущий 2. «Я родом не из детства – из войны», - так говорила о себе Юлия Друнина. Во
многих её стихах звучит мотив ухода из детства в огонь войны, из которой она не
возвратилась даже через годы и десятилетия.
Чтец. Качается рожь несжатая,
Шагают бойцы по ней.
Шагаем и мы – девчата,
Похожие на парней.
Нет, это горят не хаты –
То юность моя в огне.
Идут по войне девчата,
Похожие на парней.
Ведущий 1. Николай Старшинов, первый муж Ю. Друниной, тоже поэт-фронтовик,
вспоминает: “Надо ещё подчеркнуть, кем на войне Юля была. Медсестрой, санитаркой в
пехоте, самом неблагоустроенном роде войск, и не где-нибудь в госпитале, а на самой
передовой, в пекле, где под огнём приходилось некрепкими девичьими руками
вытаскивать тяжёлых раненых. Смертельная опасность и тяжкий труд вместе. В общем,
намучилась и насмотрелась”.
Девушка-медсестра 1. «Бои шли упорные. Раненых было много. Когда первый раз
ползла под пулями за бойцом - кричала так, что казалось, перекрикивала грохот боя.
Потом привыкла. Господи, сколько всего было! Зимнее бездорожье, лютые морозы,
вьюги, жара, мухи, гниение ран, стоны умирающих. Помню переправу через речку. Наши
на том берегу. Я санинструктор. Мне надо туда. А тут бомбёжка. Вода кипит от взрывов
мин и снарядов. А там ждут. Зажмурила глаза, шагаю с размаху в воду. Не верьте никому
и никогда, кто скажет, что не страшно было. Иду наугад. Визжу от страха и иду. Наконец
вот он берег. Не успела отдышаться - миномётный расчёт разбит. Вокруг стоны, хрипы.
Бросилась к раненым, но взрывная волна бросает на бруствер. Теряю сознание. Сколько
это длилось, не знаю. Очнулась от стонов: «Сестрица пить, сестра, помоги, сестричка, где
ты?» В голове шумит, тошнит, земля уходит из-под ног, но, шатаясь, встаю, перевязываю,
пою из фляжки, шепчу нежные слова, тащу прочь, подальше в тыл».
(Уходит)
Девушка-медсестра 2. «Двадцать пятого декабря сорок второго года наша триста третья
дивизия пятьдесят шестой армии заняла высоту на подступах к Сталинграду. Немцы
решили ее во что бы то ни стало вернуть. Завязался бой. На нас пошли немецкие танки, но
их остановила артиллерия. Немцы откатились назад, на ничейной земле остался раненый
лейтенант, артиллерист Костя Худов. Санитаров, которые пытались вынести его, убило.
Поползли две овчарки-санитарки (я их там увидела впервые), но их тоже убило. И тогда я,
сняв ушанку, стала во весь рост, сначала тихо, а потом все громче запела нашу любимую
довоенную песню «Я на подвиг тебя провожала». Умолкло все с обеих сторон — и с
нашей, и с немецкой. Подошла к Косте, нагнулась, положила на санки-волокуши и
повезла к нашим. Иду, а сама думаю: «Только бы не в спину, пусть лучше в голову
стреляют». Но не раздалось ни одного выстрела, пока не дошла до наших... Всего из-под
огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов
подсчитал: целый стрелковый батальон...»
Звучит 2 куплет вальса.
2. Фронтовой санбат у лесных дорог
Был прокурен и убит тоскою.
И сказал солдат, что лежал без ног:
«Мы с тобой, сестра, ещё станцуем».
Чтец. Солдат метался — бред его терзал. Горела грудь.
До самого рассвета он звал тоскуя:
«Мама, где ты? Где ты?»
И наша медсестра склонилась
И крикнула сквозь бред ему:
«Я здесь, сынок! Я здесь, я рядом, милый!»
И он в склоненной мать свою узнал,
Он зашептал, одолевая муку:
«Ты здесь? Я рад, А где моя жена?
Пускай придет, на грудь положит руки».
И снова наклоняется она,
Исполненная правдой и любовью.
Я здесь, - кричит, - я здесь, твоя жена,
У твоего родного изголовья,
Я здесь жена твоя, сестра и мать.
Мы все с тобой, защитники Отчизны,
Мы все пришли, чтобы тебя поднять.
Вернуть себе, Отечеству и жизни.
Ты веришь, воин? И отступит бред
И сменится отрадою покоя.
Ты будешь жить! Чужих и дальних нет,
Покуда сердце женское с тобою.
Ведущий 2. Юлия Друнина служила до конца 1944 года, была демобилизована после
второго ранения. Награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». Эта
девушка, как и многие другие её сверстницы, видела воочию страшное лицо войны,
слышала грохот снарядов, заставляла себя подняться из окопа, чтобы помочь товарищам.
В её стихах звучит голос тех, кому суждено было вынести на своих хрупких девичьих
плечах все тяготы тех страшных лет.
Видео-клип «Вам, фронтовые сестрички». (1 эпизод). На его фоне девушка читает
стихотворение:
Только что пришла с передовой
Мокрая, замерзшая и злая,
А в землянке нету никого,
И, конечно, печка затухает.
Так устала – руки не поднять,
Не до дров – согреюсь под шинелью.
Прилегла, но слышу, что опять
По окопам наши бьют шрапнелью.
Из землянки выбегаю в ночь,
А навстречу мне рванулось пламя.
Мне навстречу – те, кому помочь
Я должна спокойными руками.
И за то, что снова до утра
Смерть ползти со мною будет рядом,
Мимоходом: "Молодец, сестра!" –
Крикнут мне товарищи в награду.
Да еще сияющий комбат
Руки мне протянет после боя:
– Старшина, родная! Как я рад,
Что опять осталась ты живою. (Ю. Друнина)
Видео-клип «Фронтовая сестра» 1 куплет
Ведущий 1. Зимой 1941 года страну облетела весть о героической гибели партизанки
Тани в селе Петрищево Можайского района. При выполнении боевого задания она была
схвачена фашистами. В плену вела себя мужественно, не сказав врагам ни слова. Ее
казнили. И только потом узнали, что это была московская комсомолка Зоя
Космодемьянская.
Ведущий 2. Космодемьянская Зоя Анатольевна родилась 13 сентября 1923 года в селе
Осиновые Гаи Тамбовской области. Ученица 201-й московской средней школы. В 1938
году стала членом ВЛКСМ. В октябре 1941 добровольно вступила в войсковую часть
9903, которая готовила разведчиков для работы в тылу врага.
Видеоклип «Разведчики»
Ведущий 1. В конце ноября 1941 года Зоя Космодемьянская была поймана немцами при
выполнении боевого задания и после пыток казнена.
Видеоклип «Зоя»
Ведущий 2. Подвигу Зои Космодемьянской и других молодых разведчиков посвятила
свою поэму «Зоя» поэтесса Маргарита Алигер.
Чтец.
Стала ты под пыткою Татьяной,
Онемела, замерла без слез.
Босиком в одной рубашке рваной
Зою выгоняли на мороз.
И своей летящею походкой
Шла она под окриком врага.
Тень ее, очерченная четко,
Падала на лунные снега.
Как морозно! Как светла дорога,
Утренняя, как твоя судьба!
Поскорей бы! Нет, еще немного!
Нет, еще не скоро…
От порога...
По тропинке… до того столба…
Надо ведь еще дойти дотуда,
Этот дальний путь еще прожить.
Может ведь еще случиться чудо.
Где-то я читала… Может быть…
Жить… Потом не жить… Что это значит?
Видеть день… Потом не видеть дня…
Это как?
Зачем старуха плачет?
Кто ее обидел?
Жаль меня? Почему ей жаль меня?
Не будет ни земли, ни боли…
Слово "жить".
Будет свет, и снег, и эти люди.
Будет все как есть.
Не может быть!
Если мимо виселицы прямо
Все идти к востоку – там Москва.
Если очень громко крикнуть: "Мама!"
Люди смотрят. Есть еще слова…
– Граждане, не стойте, не смотрите
(Я - живая, – голос мой звучит.)
Убивайте их, травите, жгите!
Я умру, но правда победит!
– Родина! – Слова звучат, как будто
Это вовсе не в последний раз…
– Всех не перевешать, много нас!
Миллионы нас!..
Еще минута –
И удар наотмашь между глаз.
Лучше бы скорей, пускай уж сразу,
Чтобы больше не коснулся враг.
И уже без всякого приказа
Делает она последний шаг.
Смело подымаешься сама ты.
Шаг на ящик, к смерти и вперед.
Вкруг тебя немецкие солдаты,
Русская деревня, твой народ.
Вот оно! Морозно, снежно, мглисто,
Розовые дымы… Блеск дорог…
Родина! Тупой сапог фашиста
Выбивает ящик из-под ног…
Ведущий 1: Да, эти девушки взвалили на свои плечи огромную тяжесть – ратный труд.
А далеко от передовой тысячи и тысячи женщин, проводив на фронт мужа, сына, брата,
по десять-двенадцать часов работали у станка или пахали, сеяли, убирали огромные поля,
растили детей.
Видеоклип «Женщина и война».
Ведущий 1: Но ещё труднее было тем, кто оказался в блокадном Ленинграде.
Ведущий 2: В годы блокады с 1941 по 1943 год тихий голос поэтессы Ольги Фёдоровны
Берггольц, звучавший по радио, стал голосом долгожданного друга в застывших и
темных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Из автора
мало кому известных детских книжек и стихов, про которые говорилось «это мило,
славно, приятно - не больше», Ольга Берггольц в одночасье вдруг стала поэтом,
олицетворяющим стойкость Ленинграда. В Доме Радио она работала все дни блокады,
почти ежедневно ведя радиопередачи, позднее вошедшие в ее книгу «Говорит
Ленинград». Ольга Берггольц была награждена орденом Ленина, орденом Трудового
Красного Знамени и медалями.
Видеоклип «Блокада Ленинграда».
Ведущий 1:
Юная, нежная, хрупкая,
Ты шла в огонь и в воду,
Кромешный ад,
Ложилася под танки
Со связками гранат.
В горящем самолете
Бросалась с облаков
На пыльные дороги,
На головы врагов...
Скажи, а сколько ж, сколько
Ты не спала ночей
В полях, в цехах, забоях,
У доменных печей?
Ведущий 2:
По твоему призыву работал стар и мал.
Ты сеяла и жала
И плавила металл.
Леса валила наземь,
Сдвигала горы с мест Сурово и достойно несла свой тяжкий крест.
Ты все перетерпела,
Познала все сполна.
Поднять такую тяжесть
Могла лишь ты одна.
Ведущий 1. Память должна сохранить на века имена тех, кто защищал нашу Родину от
фашистских оккупантов. Об этом нельзя забывать! Предлагаю почтить память всех
погибших в боях, умерших от ран минутой молчания.
Минута молчания
Видеоклип «Фронтовая сестра» 2-3 куплет
Ведущий 1: Услышанные сегодня рассказы женщин рисуют облик войны, у которой
совсем не женское лицо. Они звучат как предостережение, как обвинение тем, кто
развязывает войну, будь она несколько лет назад, или сегодня, или готовится.
Ведущий 2: Войне говорят «Нет!» матери, жены, сестры, дочери. Войны, будь они даже
самые маленькие, - для женщин они всегда великие. Женщина, призванная любить и
продолжать жизнь, отвергает смерть!
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа