close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Стенограмма совещания по вопросу "О ходе сбора урожая"
17 сентября 2013 г.
Краснодарский край
Совещание провел Президент РФ В.В.Путин в Усть-Лабинском районе
Краснодарского края
В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!
Сегодня мы обсудим, как идёт уборка урожая, посмотрим, какая
необходима помощь, учитывая непростую ситуацию в ряде регионов.
Здесь, слава Богу, всё в порядке, но есть проблемные регионы. В целом,
повторяю, в этом регионе неплохо, но на Юге тем не менее тоже проблемы были,
я уже сейчас не говорю про Дальний Восток, вы знаете, какая там беда
произошла.
И необходимо сразу сказать: всем пострадавшим территориям, конечно,
должна быть оказана государственная поддержка. По Дальнему Востоку
соответствующие поручения даны. Мы сейчас с Министром разговаривали. Хотел
бы и от Минфина услышать сегодня, как идёт эта работа. Андрей Юрьевич
[Иванов], Вы же были там и видели, какая ситуация складывается, – хотелось бы
сегодня услышать, выделены ресурсы или не выделены; если не выделены, то
когда, в конце концов, будут выделены, хорошо? Вопрос очень серьёзный и
отлагательств не допускает никак.
Хочу напомнить, что в срок до 15 октября регионам, пострадавшим от
паводка, должны быть предоставлены субсидии на возмещение затрат
сельхозпроизводителей по уплате процентов по кредитам и лизинговым
платежам, а также предусмотрена поддержка на восстановление затопленных
посевных площадей из расчёта 2 тысячи рублей на гектар. Так мы
договаривались, да, Николай Васильевич [Фёдоров]? Прошу держать на контроле
весь процесс доведения этих средств до сельхозпроизводителей.
Ещё раз хочу подчеркнуть, никакие сбои здесь абсолютно недопустимы.
Наша задача – по максимуму поддержать дальневосточные предприятия АПК в
этот действительно трудный для них период, помочь нормально войти в будущий
сельхозгод.
Что касается регионов, пострадавших от засухи… Кстати говоря, мы по
Дальнему Востоку говорили, помните, Андрей Юрьевич, на совещании
присутствовали ещё наши коллеги из Башкирии и из Челябинской области – там
тоже были проблемы. Эти проблемы не приобрели массовый характер, как на
Дальнем Востоке, но они были, и там есть пострадавшие сельхозпроизводители и
люди пострадавшие. Нельзя про них забыть, имейте это в виду, пожалуйста.
Что касается регионов, пострадавших от засухи, знаю, что большинство из
них уже обратились за помощью в Правительство, направили обосновывающую
документацию. Прошу коллег не затягивать с её рассмотрением.
Теперь по ситуации с уборкой урожая непосредственно. Работа
продолжается, но уже можно подвести некоторые предварительные итоги.
1
В целом по стране уборка урожая идёт хорошими темпами. На 11 сентября
убрано 64 процента посевных площадей зерновых, собрано 67,7 миллиона тонн
зерна, почти столько же, 70,9 миллиона тонн, составил весь урожай прошлого
года. В этом году первоначально Минсельхоз планировал, давал прогнозы в 95
миллионов [тонн], сейчас в связи с климатическими условиями и с погодой ясно,
что это будет цифра более скромная – где-то под 90. Надеюсь, что 90 всё-таки у
нас будет; этого достаточно для того, чтобы обеспечить собственное внутреннее
потребление – даже с лихвой, заложить необходимые резервы и использовать
появляющийся в этом случае и экспортный потенциал.
Отмечу также, что выше уровня прошлого года прогнозируется сбор целого
ряда других сельхозкультур: картофеля, подсолнечника и рапса. Вместе с тем
расслабляться, конечно, не следует. Сейчас крайне важно эффективно, ритмично
провести сев озимых. Насколько я видел из имеющейся у меня информации, здесь
всё-таки есть некое отставание по срокам. Просил бы вас обратить на это
внимание и сегодня об этом тоже просил бы доложить, как идёт работа, насколько
обеспечены потребности сельхозпредприятий по семенам, по удобрениям, по
горюче-смазочным материалам.
Предлагаю поговорить и по системным вопросам. Системные вопросы
прежде всего у нас связаны со вступлением, полноформатным присоединением к
Всемирной торговой организации.
Как я уже говорил, мы это с вами хорошо знаем, мы заложили возможности
для серьёзной господдержки отрасли. Ассигнования на эти цели выросли с
137,6 миллиарда рублей в прошлом году до 190,4 миллиарда рублей в текущем
году. Будем и дальше гибко использовать всю линейку поддержки села от прямой
помощи товаропроизводителям до инвестиций в инфраструктуру сельских
территорий.
Вместе с тем обращаю внимание и на имеющиеся проблемы. Например, в
результате изменения правил и механизмов предоставления субсидий, перехода с
целевого на несвязанное субсидирование отсутствует чёткое понимание, как и на
что хозяйства тратят выделенные ресурсы. Кроме того, возникли отдельные сбои
с доведением средств до конкретных хозяйств. Нужно все эти процедуры
оперативно доработать и отрегулировать. Мы сейчас на поле с механизаторами
разговаривали, в принципе где-то отдаленно звучали эти вопросы, они не
формулировали прямо именно так, но некоторые вопросы, которые они
поднимали, связаны именно с этими проблемами, о которых я сказал.
Здесь присутствуют представители федеральных и региональных властей,
руководители сельхозпредприятий. Рассчитываю, что мы максимально открыто и,
самое главное, результативно обсудим эти чувствительные темы.
Во-вторых, хотел бы остановиться на вопросах сельхозстрахования. В этом
году процент страхования урожая по-прежнему достаточно низкий. Среди причин
– чрезмерная бюрократия и сложности с получением страховых выплат.
Очевидно, что нужно совершенствовать нормативную базу в этой сфере,
упрощать саму процедуру страхования, а главное, надёжно гарантировать
2
предоставление компенсаций в случае потерь урожая и наступления других
рисков.
Ещё один вопрос, который сегодня предлагаю затронуть, касается
отечественной сельхозтехники. Я уже говорил, продажи отечественной
сельхозтехники, даже конкурентоспособной, на внутреннем рынке сократились на
20 процентов. Нужно посмотреть, из-за чего это происходит. Я понимаю, что есть
западная техника, есть наша, которая пока не всегда конкурентоспособна, но даже
продажи конкурентоспособной [техники] снизились внутри страны. Нужно
посмотреть, насколько это связано опять же с присоединением к ВТО: мы уже
говорили о том, что эта отрасль попадает в непростую ситуацию в связи со
вступлением в ВТО, и намечали пути её поддержки, искали инструменты её
поддержки – значит, что, не работают они или не применяются?
И в заключение, конечно, не могу сказать, что урожай собрать мало. Это
важно, но этого недостаточно, нужно создать условия для его эффективной,
выгодной реализации включая транспортную составляющую.
Нужно подумать о снижении сроков оборачиваемости вагонов. Я посмотрел
самые последние справки: у нас оборачиваемость очень низкая. Наверняка знаю,
наверное, что будут говорить транспортники. Но от того, что мы все будем
говорить и ссылаться на какие-то объективные сложности, ситуация не
поменяется. Нам нужно предложить решения – такие, которые бы удовлетворяли
и сельхозпроизводителей, помогли бы отрасли.
Давайте начнём работать.
Cлово Федорову Николаю Васильевичу, Министру сельского хозяйства.
Н.ФЁДОРОВ: Спасибо.
Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!
Общеизвестная вещь, все-таки погода очень редко балует крестьян или
почти не балует: не одно, так другое возникает обстоятельство, которое мешает
порой. И в целом у нас ситуация в силу и переменчивости погоды, и природы
аграрного сектора меняется ежечасно, даже не ежедневно. И на сегодняшний
день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, у нас обмолочено
уже почти 70 процентов зернового клина, на 17-е число намолочено более 71
миллиона тонн, то есть больше, чем в целом по прошлому году. Но не будем
приводить прошлый год, он был очень тяжелый. В 2011 году на сегодняшний
день было убрано 77 миллионов тонн зерновых.
По агрометеорологическим прогнозам наших коллег, на которых мы
ссылаемся, откуда черпаем информацию, в частности Росгидромета, валовой сбор
зерновых и зернобобовых культур на сегодняшний день ими дается такой цифрой,
как 88-90 миллионов тонн. Первоначальный прогноз у них тоже был до 94
миллионов тонн. По данным Зернового союза, валовой сбор ожидается на уровне
91-93 миллионов тонн.
Органы управления АПК, с которыми мы находимся в постоянной связи и
непосредственно у них уточняем оценки, нам говорят о том, что все-таки и
Сибирский федеральный округ, и Приволжский федеральный округ, и
Центральный федеральный округ находятся в зоне непрекращающихся дождей. И
3
выращенный урожай – там уверенно говорят о 90 миллионах тонн – собирать все
труднее, и об определенных рисках нам дают информацию. Но мы все-таки
оставляем задачу, уважаемые коллеги, и к вам обращаюсь с такой ответственной
позицией, задачу ставим собрать эти выращенные 90 миллионов тонн.
Можно констатировать такие важные вещи для внутреннего
продовольственного рынка.
Пшеницы на сегодня уже собрано в объеме 44 миллиона 400 тысяч тонн, в
прошлом году за весь год было 37 миллионов тонн. Это очень важный фактор по
пшенице, потому что это влияет и на мукомольную промышленность, и на рынок
в целом.
Ячмень будет выше прошлого года, кукуруза – заметно выше прошлого
года, рис – так же, подсолнечник – заметно выше прошлого года. Сои в силу
проблемы в Амурской области, прежде всего, потому что основной поставщик
сои – это Амурская область, будет меньше прошлого года, рапс – выше прошлого
года.
В.ПУТИН: В целом по стране на одну треть меньше будет сои, да?
Н.ФЁДОРОВ: Да, вместо 1 миллиона 900 тысяч мы прогнозируем 1,5
миллиона тонн сои. Слава богу, есть и такие регионы, как Краснодарский край,
где есть существенное увеличение и частичная компенсация этой большой
потери, потому что более половины сои давала Амурская область.
Картофель и овощи – на уровне прошлого года, и не прогнозируем каких-то
сбоев по удовлетворению отечественной продукцией по этим направлениям.
По заготовке кормов у нас показатель на сегодняшний день незначительно,
но выше показателя за аналогичный период прошлого года.
По чрезвычайным ситуациям Вы уже отметили. Все-таки говоря о
наводнении, помимо Дальнего Востока, который действительно очень тяжело
выглядит, Республика Башкортостан и Челябинская область констатируют гибель
сельхозкультур от наводнения на площади, без малого, 500 тысяч гектаров. С
учетом упущенной выгоды от наводнения в целом по стране мы констатируем
объем 8 миллиардов 700 миллионов, а по прямым затратам – 3 миллиарда 600
миллионов. Из 3,6 миллиарда 3 миллиарда 100 миллионов – это Дальний Восток.
По засухе. Как Вы отметили, в этом году 10 субъектов Российской
Федерации пострадали. Они дают цифру, проверенную нами и сверенную,
согласованную с ними после оценки их заявок по поводу ущерба. Площадь
гибели от засухи составила 1 миллион 800 тысяч гектаров, ущерб по прямым
затратам – 6 миллиардов 200 миллионов. 10 субъектов Федерации.
Опыт прошлых лет, уважаемый Владимир Владимирович, нам дает такой
подход, для Минфина и Минсельхоза. Все-таки поскольку эти 10 субъектов
Российской Федерации не подпадают сейчас под анализ, связанный с бедствием
на Дальнем Востоке, по ним тоже нужно принимать решение. Было бы правильно
и здорово, если бы мы с Минфином (материалы уже они представили и мы
проверили, я цифры привел, которые подтверждаются по прямым затратам, 6
миллиардов 200 миллионов) каждый год в виде дотаций либо бюджетных
кредитов без процентов им выделяли часть средств для того, чтобы они
4
покрывали затраты от засухи. Это шло в виде дотаций на сбалансированность или
в виде льготных бюджетных кредитов. Эту тему нам с Минфином нужно в очень
сжатые сроки с учетом интересов сельхозтоваропроизводителей, которые
попадают в очень сложное положение в этих 10 регионах, быстро рассмотреть.
Это наша задача с Минфином.
По поводу сева озимых культур. Действительно, здесь есть отставание по
сравнению с прошлым годом. Это связано с засухой, с гибелью урожая в связи с
засухой. Прямые затраты сегодня по результатам нашей проверки 6 миллиардов
200 миллионов. Обычно компенсировали это в виде дотаций на
сбалансированность либо бюджетные кредиты.
В.ПУТИН: И процедура какая? Как Вы это предполагаете по времени?
Н.ФЁДОРОВ: Мы представили эти материалы по каждому региону в
отдельности. Вместе с Минфином надо оценить и выработать подходы и ресурсы,
конечно.
В.ПУТИН: Андрей Юрьевич прокомментирует потом.
Н.ФЁДОРОВ: Есть отставания по севу озимых культур. Владимир
Владимирович, Вы обратили внимание на это обстоятельство, но, по нашим
данным, объективно это связано с отставаниями по каким-то другим
обстоятельствам. На самом деле очень тяжелая погода, дождливая погода в
Центральном и Приволжском федеральных округах. По данным экспертов, это
обстоятельство сказывается на том, что оптимальные сроки сева уходят и нам
сложно, в силу дождливой погоды, успеть выполнить наши прогнозные планы. Но
работают крестьяне, тут не надо их даже подгонять, ловят каждый погожий, даже
не день, а погожий час для того, чтобы провести сев озимых.
В отношении обеспеченности семенами, у нас уровень обеспеченности
достаточно высокий, практически 100 процентов, в том числе кондиционные
семена – более 96 процентов. Есть элитные, суперэлитные, о них тоже знают
руководители органов управления АПК регионов.
По минеральным удобрениям. Накопленные ресурсы, в силу, в том числе, и
перехода на новые условия и требования, в том числе связанные и с ВТО, можно
сказать, что накопленные ресурсы на сегодня не намного – это 1 процент,
наверное, меньше, чем в прошлом году. Но что важно и любопытно, и
оптимистично, в течение этого сезона, начиная с июля по 16 сентября этого года,
крестьяне активно закупают минеральные удобрения. Они закупили по
сравнению с прошлым годом, когда были натуральные льготы, то есть цены были
ниже и регулировались государством, на 12 тысяч тонн больше. То есть те деньги
на погектарную поддержку, которые частично рассчитаны на минеральные
удобрения, они активно и правильно используют, по нашей оценке.
Цены на минеральные удобрения в принципе нормальные, не выходят за
рамки инфляционных параметров, за исключением калия хлористого, там плюс 27
процентов по сравнению с 2012 годом. Это обстоятельство не самое главное, но
это констатация объективной картины по одному направлению минеральных
удобрений. Мы ведем постоянный мониторинг того, что здесь происходит,
работаем с ассоциацией производителей минеральных удобрений, и не можем
5
констатировать, что они где-то здесь что-то не то делают или злоупотребляют в
условиях и ВТО, и рыночной экономики, и когда их отпустили от такого жесткого
государственного регулирования, по нашей оценке, все достаточно
цивилизованно.
По горюче-смазочным материалам. Здесь можно констатировать,
уважаемые коллеги, что на сегодня запасы дизельного топлива и автобензина по
сравнению с аналогичным периодом прошлого года: дизельного топлива – на 5,7
процента больше, автобензина – на 17 процентов больше. Это тоже
использование погектарной поддержки на самом деле, потому что в свободном
распоряжении эти деньги находятся, и крестьяне покупают правильно,
определили свои приоритеты, не нам их учить.
По ценам не все радует сельхозтоваропроизводителей. По сравнению с
прошлым годом, с аналогичной датой, цена на дизельное топливо выросла на 1,1
процента, на автобензин – на 8,7 процента.
Материально-техническое обеспечение, прежде всего, техническое.
Действительно абсолютно правильные данные о том, что за первое полугодие
2013 года зерноуборочных комбайнов и кормоуборочных комбайнов закуплено
меньше процентов на 20, чем в прошлом году. Здесь мы можем обозначить
причины, их несколько. Я думаю, что не столько в ВТО, есть одна причина очень
простая, банальная. За прошлые года в целом объемы господдержки на
обновление сельхозтехники снижались от 8,9 миллиарда до 5,6 в прошлом году. В
этом году это 2,3 миллиарда рублей было изначально, но по итогам первого
полугодия, осознав, что это не очень здорово, добавили еще 5 миллиардов рублей
на обновление сельхозтехники, но механизмы выделения средств или субсидий на
обновление сельхозтехники меняются, в том числе с учетом требований ВТО. И
есть определенная и психологическая, и технологическая задержка. Наша задача,
конечно, как управленцев по максимуму успеть в этом году освоить эти деньги –
2,3 миллиарда, плюс 5 миллиардов, которые догоняют первоначально принятые
осенью прошлого года решения.
В целом, конечно, здесь я думаю, что все зернопроизводители активно
поддержат. Без радикального решения проблемы обновления сельхозтехники и
постоянного, максимального внимания к этой теме, какие бы качественные
семена ни были, сколько бы мы удобрений ни вложили, потери будут
существенными, если мы будем проводить обмолот и уборку урожая
несовременной техникой. Сегодняшняя выставка и мероприятие, которое здесь
проходит, дают, я надеюсь, дополнительную надежду на усиление
государственной политики здесь.
По доведению средств федерального бюджета на поддержку отрасли
растениеводства. Владимир Владимирович, особо, с учетом Вашего
вступительного слова, хочу сказать, что в 2013 году в федеральном бюджете
предусмотрены субсидии в сфере растениеводства по разным направлениям с
общим объемом 63 миллиарда 145 миллионов рублей – только в федеральном
бюджете. Там есть условия софинансирования на ту же самую погектарную
поддержку. По этому году это где-то около 11 миллиардов рублей. Без учета
6
софинансирования на растениеводство идет из федерального бюджета 170,5
процента к уровню прошлого года. С учетом софинансирования регионов на
самом деле в 2 раза де-факто. Это цифры – упрямая вещь – в 2 раза больше. Из
них в бюджеты субъектов Российской Федерации на 13 сентября перечислено
порядка 48 миллиардов рублей, это 75,6 процента от лимита. Технологически,
среднестатистически, Владимир Владимирович, это нормально по сравнению с
предыдущими годами, потому что здесь есть ресурсы на агрострахование, на
экономически значимые региональные программы. Если будут отдельные
вопросы, нам необходимо, конечно, разбираться. Но это конкретные ситуации,
они вполне могут быть.
Кредиты на проведение весенне-полевых работ. Здесь можно
констатировать, в том числе с учетом этой несвязанной поддержки. Объем
выданных кредитных ресурсов на сезонные полевые работы на 3 сентября
составил 156 650 миллиона рублей, это на 41 процент, даже на 42 процента выше
уровня прошлого года.
В.ПУТИН: Мы сейчас разговаривали. (Обращаясь к Д.Патрушеву, главе
«Россельхозбанка».) Сколько у Вас, Дмитрий Николаевич, 9,2 процента в
среднем?
Д.ПАТРУШЕВ: Процентная ставка?
В.ПУТИН: Да.
Д.ПАТРУШЕВ: 10,75. Это на один год.
В.ПУТИН: На год.
Д.ПАТРУШЕВ: Если срок меньше, от трех месяцев, то тогда 9 процентов,
если полгода, то 10.
Н.ФЁДОРОВ: Средний уровень, по нашим данным, в Россельхозбанке –
10,8 процента, в Сбербанке – 10,9 процента, средний.
По страхованию. Действительно, в силу не очень удачного опыта прошлых
лет и законодательной и правоприменительной практики прошлых лет очень с
большим сомнением и с неуверенностью относятся сельхозтоваропроизводители
к этому делу. На сегодня удельный вес посевной площади, застрахованной по
стране, – 11,2 процента, плюс будут озимые. Я думаю, что мы выйдем на
среднегодовые за прошлые годы, процентов 17-18.
И здесь активно идет работа по совершенствованию законодательства.
Здесь очень много. Мы согласовали с депутатами Государственной Думы
основные направления и поправки по совершенствованию законодательства.
Закон работает с января прошлого года, поэтому здесь есть определенные
издержки, которые нужно быстро исправить, и есть очевидные издержки.
Страхование – это универсальный инструмент для того, чтобы защитить от
чрезвычайных ситуаций, во всем мире это всем известно. У нас очень плохо
используется, поэтому крестьяне дополнительно страдают. Вместе с
губернаторами, вместе с депутатами Госдумы нам нужно побыстрее
усовершенствовать это законодательство и правоприменительную практику,
используя, в том числе, ужесточение внутренней корпоративной дисциплины для
объединения страховщиков. У нас сейчас два объединения, у них разные
7
стандарты, разные правила бывают, какая-то не очень здоровая конкуренция.
Здесь тоже есть вопросы для законодателя, может быть, перейти к опыту ОСАГО,
иметь единое объединение агростраховщиков с тем, чтобы были единые правила
и единая внутренняя корпоративная дисциплина. Это тоже дисциплинирует, в
свою очередь, их поведение.
И вторая тема или второй инструментарий для защиты от засухи и от
переувлажнения почвы, которое появляется в результате наводнений. В мировой
практике – это мелиорация, конечно, это защита от засухи орошением, защита от
переувлажнения мелиоративными работами. 3 октября у нас заседание
Правительства, на котором будет обсуждаться федеральная целевая программа
мелиорации на 2014-2020 годы. И в силу известных, непростых причин,
бюджетных ограничений (мы с Минэко практически согласовали на 2014-2016
годы в рамках оптимизации и так далее) программу мелиорации, которая
утверждена по базовому сценарию, минимум миниморум, в феврале этого года,
предлагается сократить еще примерно на 5 миллиардов рублей. Причем эти 5
миллиардов идут: 3 миллиарда рублей – на ремонт и реконструкцию опасных,
особо опасных и аварийных гидротехнических сооружений, включая дамбы на
Дальнем Востоке. Там ущерб сегодня, который надо преодолевать, 1,5 миллиарда
рублей. И 2 миллиарда примерно, чуть меньше – это противопаводковые
мероприятия. Мне кажется, нам бы с Минфином надо иметь единую позицию, но
это та тема, когда экономия обернется потерями в разы больше.
В.ПУТИН: Сколько это будет?
Н.ФЁДОРОВ: До 2020 года 75 миллиардов рублей, примерно по 10
миллиардов рублей в год на 7 лет. И сейчас на три года – минус 5 миллиардов, но
это очень сильный удар. Нам нужно срочно в следующем году уже к весеннему
паводку подготовить дамбы и гидротехнические сооружения. И в присутствии
представителя и заместителя Министра финансов я бы просил Вашего
дополнительного внимания к этой теме.
В.ПУТИН: Спасибо большое.
Давайте мы построим работу таким образом: выступят все коллеги, которые
планировали это сделать, а потом подискутируем.
Пожалуйста, Александр Николаевич.
А.ТКАЧЁВ: Спасибо.
Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!
Сегодня в Краснодарском крае производится около 7 процентов валовой
сельхозпродукции России. И главным, конечно, для нас остается зерно,
производство зерна. И в этом году наши аграрии собрали урожай более 8
миллиона тонн. В целом мы планируем собрать, с учетом уже риса, кукурузы,
сои, 12 миллионов.
Средняя урожайность пшеницы по краю чуть больше 50 центнеров с
гектара, а в некоторых районах она достигает более 60. На сегодняшний день это
самый высокий результат за всю историю нашего края. Мы активно внедряем и
инновационные технологии земледелия, работаем над улучшением качества
зерна, увеличиваем площади засеянными элитными семенами. В этом году уже
8
четверть от всех озимых составят такие посевы. Наше зерно сегодня
экспортируется в 50 стран мира. Цена на него установилась в пределах 7 рублей
за килограмм.
Сейчас идет уборка сои, кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы и риса.
Все работы будут завершены до 1 ноября. Мы планируем собрать более 6
миллиона тонн сахарной свеклы, 300 тысяч тонн сои, 800 тысяч тонн риса, более
1 миллиона тонн подсолнечника. Особо хочу отметить, что в этом году ожидается
высокий урожай кукурузы – более 3 миллионов тонн. И мы с Вами
присутствовали на поле, которое дает зерна 130 центнеров с гектара. Это,
конечно, уже европейский абсолютно показатель. И конечно, кукуруза – это
второе зерно, мы так на Кубани считаем.
Готовимся активно к осенне-полевым работам, уже обработано почти 70
процентов пашни под озимые. Сельхозпредприятия края постоянно обновляют
технопарк. Только за последние три года приобретено более 17 тысяч тракторов и
комбайнов на сумму 23 миллиарда рублей.
Однако если растениеводство сейчас твердо стоит на ногах, то в
животноводстве, я уже говорил Вам, конечно, есть проблемы. Ситуацию очень
подкосила африканская чума, в последние два года она буквально уничтожила
наше свиноводство. Мы практически потеряли отрасль, и сейчас наша главная
задача – возродить ее. Поэтому мы вынуждены запрещать содержание свиней в
личных подсобных хозяйствах и сделать ставку на строительство мегаферм, где
гарантируется стопроцентная безопасность. Конечно, для этого мы будем
перепрофилировать крестьянские хозяйства, где будут запущены и уже
реализуется часть краевых программ, направленных на развитие альтернативного
животноводства, это овцеводство, кролиководство, птицеводство, овощеводство и
так далее. Село все еще, конечно, нуждается в государственной поддержке, вот
то, о чем говорил неоднократно сегодня и Николай Васильевич.
Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за внимательное
отношение к проблемам АПК. В этом году мы получили 9,5 миллиарда рублей из
федерального центра. Но в то же время я хотел бы обратить Ваше внимание на
получение субсидированной процентной ставки, на ее погашение по
инвестиционным кредитам. Хозяйства сегодня действительно на подъеме, они
хотят строить, приобретать технику, а сейчас во всех лизинговых схемах,
понятно, что по полной процентной ставке 9-12 процентов это реализовать
практически невозможно. Мы на 700 миллионов уже освоили, хозяйства и
предприятия готовы еще около миллиарда рублей потратить на субсидирование, а
значит, модернизацию производства, то, о чем мы говорим. Применять новые
технологии, ввести расширенные производства и так далее. Эта проблема, на наш
взгляд, ключевая, конечно, которая сдерживает уже во многом определенный рост
и модернизацию производства.
В принципе мы не подведем, и сегодня год для нас удачный, действительно
рекордный. Спасибо за поддержку.
В.ПУТИН: Спасибо, Александр Николаевич. Пожалуйста, Карлин
Александр Богданович.
9
А.КАРЛИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!
В Алтайском крае в этом году под посевами сельхозкультур занято в общей
сложности 5,5 миллиона гектаров, из них 3,5 миллиона – это зерновые и
зернобобовые. Этот год не очень благоприятный, поскольку весна была поздняя,
холодная, затяжная, и лето самое дождливое за последние 50 лет наблюдений.
Поэтому начало уборочных работ в разных зонах края было сдвинуто на более
поздние сроки от двух до трех недель против среднегодовых. Но тем не менее
хозяйства подготовились достаточно хорошо к началу уборочных работ. У нас нет
сегодня никаких проблем оперативного, рабочего плана, которые мы бы не
решили у себя в регионе. Мы благодарим Вас, Владимир Владимирович, и
Правительство за своевременное выделение средств государственной поддержки.
Наверное, в этом механизме какие-то детали можно еще совершенствовать.
В.ПУТИН: Александр Богданович, поскольку Вы подошли к одному из
моментов очень важных, ключевых, несвязанная поддержка субсидирования
отличается по технологиям от того, что было раньше. Вы сказали, что это вас
устраивает. Это вас устраивает почему? И чего нужно было бы добавить в сам
процесс регулирования?
А.КАРЛИН: Владимир Владимирович, устраивает потому, что крестьянин
не связан в таком мелочном формате, на какие цели он должен использовать.
В.ПУТИН: А это не ведет к нецелевому использованию?
А.КАРЛИН: Мне кажется, этот недостаток можно компенсировать через
более детальную проработку механизмов контроля за эффективным
использованием. Иными словами, Владимир Владимирович, контролировать не
процесс, а больше внимания сосредоточить на контроле за результатами
хозяйственной деятельности.
В.ПУТИН: Александр Богданович, а вот конкретно, что это значит? Что Вы
предложили бы?
А.КАРЛИН: Например, если говорить о несвязанной поддержке
растениеводческой отрасли, то это урожайность, но с учетом опять же почвенноклиматических зон, потому что у нас семь почвенно-климатических зон, с одной
меркой ко всем подходить нельзя.
Еще вторая составляющая несвязанной поддержки, килограмм товарного
молока, здесь тоже есть критерии определения эффективности ведения молочного
скотоводства, например, продуктивность животных, конечно же, опять с
определенными оговорками и коррективами. Мы такую работу предварительную
ведем со специалистами Министерства сельского хозяйства, у нас понимание
есть, и я думаю, что совместно такие предложения будут выработаны.
Возвращаясь к уборке, Владимир Владимирович. Несмотря на очень
сложные условия, сегодня зерновых и зернобобовых уже обмолочено на площади
1 миллион 600 тысяч гектаров, намолот составил 2 миллиона 750 тысяч тонн. По
убранной площади мы уступаем прошлому году, а по валовому сбору значительно
опережаем, потому что прошлый год был неблагоприятным.
С учетом того, что в благоприятные дни мы убираем до 100 тысяч гектаров
зерновых, рассчитываем, если метеопрогнозы, которые нам доступны,
10
оправдаются, то к концу первой декады – к середине октября мы по зерновым и
зернобобовым завершим уборочную работу и урожай сохраним.
В.ПУТИН: Это будет по плану? С опозданием?
А.КАРЛИН: Это будет несколько позже обычного, но по условиям этого
года это достойный вариант.
В.ПУТИН: Надо наращивать темпы, чтобы не ушли совсем в морозы, там
же у вас достаточно быстро наступает зима.
А.КАРЛИН: Отдельные культуры позволяют, например, гречиха – это
поздняя культура, подсолнечник. У нас гречихой занято полмиллиона гектаров,
под подсолнечником – полмиллиона гектаров, это культуры более поздние. И по
условиям Западной Сибири, если не катастрофа погодная, то можно ими
заниматься до 1 ноября.
Элеваторное хозяйство, Владимир Владимирович, достаточное в Алтайском
крае. Сушильное оборудование имеется, современное в том числе. Во-первых,
практически все зерновые убираются так называемым раздельным способом, то
есть через укладку в валки и потом последующая технологическая операция, уже
завершающая, и весь собранный урожай в этом году подсушивается. Поэтому
дополнительные расходы несут крестьяне, но по-другому урожай не сохранить.
Что касается озимых, для нас это не очень значимый сегмент в
растениеводческой отрасли, но тем не менее мы должны по плану 100 тысяч
гектаров озимой пшеницы и ржи посеять в этом году. Мы практически эту работу
завершаем, 90 тысяч уже посеяно.
По кормам. Мы выполнили все свои планы по заготовке сена, сенажа,
сейчас заготавливаем силос, но задача заключается в следующем. Мы в
прошедшую зимовку выработали все страховые запасы по кормам, а их наличие в
прошлые годы позволило нам в условиях жесточайшей засухи 2012 года в
зимовку 2012-2013 годов сохранить поголовье. Это задача неимоверной
трудности, но тем не менее она решена. Сейчас все крестьяне понимают, что
нужно воссоздавать страховые запасы для того, чтобы по животноводческой
отрасли более уверенно себя чувствовать уже в последующие годы. Это если
коротко говорить.
Владимир Владимирович, я хотел бы затронуть одну тему цены на
пшеницу, на зерно, в частности. Сейчас она у нас в регионе сложилась в пределах
5,5 тысячи за тонну пшеницы третьего класса. По тем ценам, которые мы
согласовали с Министерством сельского хозяйства. Пороговые цены, которые
позволяли бы вообще поднять вопрос о зерновых интервенциях, по третьему
классу по пшенице для Алтайского края – 6250, по четвертому – 6050 и по пятому
– еще ниже. Я бы сегодня просил Николая Васильевича наши предложения на
этот счет в Министерстве сельского хозяйства рассмотреть. Мне кажется, даже
сама постановка этого вопроса окажет стабилизирующее влияние.
В.ПУТИН: То есть вам нужно ускорить интервенцию в закупке?
А.КАРЛИН: Рассмотреть вопрос об интервенции в регионе. Здесь интерес
двойной, Владимир Владимирович, интерес крестьян.
11
В.ПУТИН: Александр Богданович, мы услышали, Министр согласен. Мы у
себя отметим в протоколе, как поручение Министерству.
А.КАРЛИН: Это для нашей зернопереработки, Владимир Владимирович,
потому что у нас 1 миллион 700 тысяч тонн мощности по мукомольной
промышленности, 650 тысяч тонн – по крупяной и 700 тысяч тонн – по
комбикормовой. И наличие в наших хранилищах интервенционного зерна 400
тысяч тонн в условиях неурожая, засухи прошлого года позволило не просесть
нашей мукомольной, комбикормовой промышленности.
Спасибо.
В.ПУТИН: Спасибо, Александр Богданович.
Василий Юрьевич, пожалуйста.
В.ГОЛУБЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!
В Ростовской области уборочная кампания продолжается. Нам осталось
убрать примерно 830 тысяч гектаров.
В.ПУТИН: А убрали сколько уже?
В.ГОЛУБЕВ: В целом у нас было более 3 миллионов [гектаров], если
говорить на начало года. Из них 300 тысяч – это поздние зерновые культуры,
общеваловой сбор, по прогнозам, в этом году составит примерно 6,5 миллиона
тонн. Это несколько выше, примерно на 200 тысяч тонн выше, чем в прошлом
году, хотя, конечно, это не предел для Ростовской области. Но погодные условия
текущего года нас подкосили. Еще в марте мы прогнозировали заметно больший
урожай. Апрель у нас выдался очень сухой и май с поздними дождями, что,
конечно, серьезно повлияло на ситуацию.
Нами запланировано убрать примерно 844 тысячи гектаров масличных
культур. Мы прогнозируем валовой сбор примерно 1 миллион тонн – это на
уровне прошлого года. Сегодня убрали порядка 43,5 процента и продолжаем
заготавливать корма, убирать другие поздние культуры – сахарную свеклу,
овощи, картофель, бахчевые и плодовые. Несмотря на сложные погодные
условия, производство основных видов продукции растениеводства у нас, мы
прогнозируем и уверены в этом, будет на уровне прошлого года.
Из-за осадков в первой декаде сентября, то есть совсем недавно, у нас
несколько замедлились уборочные работы, мы имеем примерно от 40 до 80
миллиметров осадков. Но мы не сомневаемся, что уложимся в сроки уборки. С
другой стороны, появилась дополнительная благоприятная возможность для
сельхозтоваропроизводителей активно заниматься весенними работами – они
получили возможность вести сев озимых в оптимальные сроки с учетом наличия
запаса влаги в почве.
Мы планируем посеять на следующий год на площади не менее 2,2
миллиона гектаров озимых, это плюс 10 процентов к 2012 году. Подготовка
почвы и сев озимых ведутся на всей территории области и во всех природноклиматических зонах. Мы подготовили примерно 93 процента от
запланированного объема. Уверены, что в сроки уложимся до завершения
осенних работ.
12
Озимые посеяны сегодня на площади 210 тысяч гектаров, ведется обработка
почвы. Мы заготовили необходимое количество семян. У нас запас, в том числе
элитных семян, примерно 38 тысяч тонн, и все семена в полном объеме
кондиционные.
Надо сказать, что одна из проблем, которая возникла в текущем году, это
вопросы, связанные с поддержкой районов, пострадавших от засухи. Всего таких
районов 14, общая площадь потерь составила примерно 150 тысяч гектаров. На
сегодняшний день мы в полном объеме из областного бюджета выплатили,
выплачиваем деньги для того, чтобы поддержать наших селян.
Если говорить об удобрениях, то мы планируем внести 52,3 килограмма на
гектар посевной площади, внесли уже примерно 70 процентов от плана и
выполняем эту задачу строго в соответствии с графиками. Мы продолжаем
закупку удобрений и в полном объеме выполним запланированное на текущий
год. Топливо в наличии есть в полном объеме для проведения полевых работ в
сентябре, и по нашим договорам с поставщиками оно есть в наличии на базах
поставщиков.
Несколько слов о поддержке. На самом деле наши сельские производители
реально оценивают поддержку, которую государство сегодня реализует, при этом
поддержка в большем объеме, чем в прошлом году. В этой связи мы у себя когдато договорились об этом с Министром, стараемся не отставать от федеральной
поддержки, то есть регулярно рассматриваем вопросы, несколько раз даже
корректировали бюджет в этом году для того, чтобы софинансирование из
регионального бюджета не отставало от федеральных денег.
Абсолютно верно, что сейчас мы озадачены проблемой, которая, прежде
всего, связана с эффективностью этих вложений, которые, на наш взгляд, должны
быть ощутимы и реальны. Поэтому сегодня мы работаем над программой, в
которой попробуем оценить, каким образом селяне использовали, действительно
целевым образом использовали финансовые средства.
Если говорить о проблемных вопросах, некоторые из них уже обозначены.
Это цена дизельного топлива, которая растет выше уровня 2012 года по нашим
оценкам на 3-5 процентов, и электроэнергия – 7,5-7,8 процента.
Второе. Надо сказать, что на основные виды сельхозпродукции закупочные
цены все-таки снизились примерно на 25 процентов. И это осложняет работу
некоторых хозяйств. Особенно я бы выделил 373хозяйства, которые пострадали в
результате погодных условий. Им выделены, как я уже сказал, финансовые
средства, они доведены до наших сельхозпредприятий. По нашим оценкам, ущерб
в области составил около 2 миллиардов рублей по этим территориям. Поэтому мы
просили бы рассмотреть возможность поддержки пострадавших от засухи
хозяйств. При этом мы оформили необходимые документы и синхронно работаем
с Министерством сельского хозяйства.
Что касается страхования. С одной стороны, по сравнению с прошлым
годом мы увеличили примерно в два раза количество застрахованных
предприятий и площадей. В то же время прекрасно понимаем, что темпов
недостаточно, как показал этот год. Проводим достаточно детальный анализ,
13
особенно по предприятиям, которые по тем или иным условиям не произвели
страхование своих посевов.
Сейчас проводится работа по возмещению ущерба. К сожалению, она пока
несколько отстает от потребностей селян, хотя, на наш взгляд, и на федеральном
уровне требуются некоторые решения, связанные с разными позициями
страховщиков, которые сегодня существуют. Но и нам самим, конечно, нужно
добавлять оборотов. Мы понимаем, что есть еще резервы, которые зависят,
прежде всего, от самого региона.
В.ПУТИН: А какие это резервы?
В.ГОЛУБЕВ: Владимир Владимирович, в прошлом году мы проводили
несколько встреч с селянами перед началом уборочной кампании, по зонам
проводили, и есть такое ощущение, что наша климатическая зона всегда
рискованная. Абсолютно, восток, северо-восток области – традиционные риски, в
этом году – даже центральная часть. И мне кажется, что здесь нужна более
конкретная работа с селянами, постоянная, на основе анализа предыдущих лет.
Два-три последних года – гарантированно, сложные погодные условия, это только
засуха.
Одна из тем, которую я до Вас доводил, информировал Вас, – для нас,
конечно, актуальна мелиорация. По-прежнему для Ростовской области это один
из резервов. Мы имеем чуть больше 130 тысяч гектаров, раньше имели 400 с
лишним тысяч гектаров, сейчас в три раза меньше. Мы добавляем количество, но
это небольшое количество, примерно 3-4 тысячи гектаров в год. Они, конечно, не
решают проблему при таком разрыве, а возможности у региона в этом смысле
иметь гарантированный урожай заметно выше. Когда-то мелиорированные земли
обеспечивали не менее 25 процентов урожая региона, занимая менее 10 процентов
площадей. Поэтому здесь взаимодействие с федеральными структурами, с
Минсельхозом, с Минфином позволило бы нам изменить ситуацию в лучшую
сторону.
И в заключение: мы продолжим эту работу, убеждены, что у нас все
получится. Что касается урожая текущего года, он будет не ниже прошлого года.
Мы считаем, что принимаемый комплекс мер совместно с федеральным
министерством, с федеральными органами власти позволяет нам достаточно
гарантированно заявить о том, что мы и своевременно завершим комплекс работ,
и обеспечим задел на 2014 год.
В.ПУТИН: Спасибо.
Вот в этой связи у меня сразу два вопроса к коллегам из Правительства.
Василий Юрьевич сказал о проблемах с поддержкой пострадавших от засухи
регионов. В чем там проблема? У нас обычно это в достаточно отработанном
режиме функционирует. В этом году какие-то есть проблемы?
Н.ФЁДОРОВ: Можно я приведу конкретные цифры? В этом году
пострадало 10 субъектов Российской Федерации, подтвержденные экспертами
объемы ущерба по прямым затратам без упущенной выгоды – 6 200 миллионов
рублей. Обратите внимание, в 2009 году было 16 субъектов.
В.ПУТИН: Вместе с Дальним Востоком?
14
Н.ФЁДОРОВ: Это засуха.
В.ПУТИН: Нет, как 10? Послушайте, на Дальнем Востоке такая
катастрофа, там без упущенной выгоды 3 миллиарда с чем-то.
Н.ФЁДОРОВ: 3 100 миллионов там от наводнения, а вот засухи – 6 200
миллионов рублей.
В.ПУТИН: В два раза больше, чем от наводнения?
Н.ФЁДОРОВ: Да, после оценки экспертами. Они нам заявили, обратите
внимание, Владимир Владимирович, что утеряно от засухи 2 300 тысяч гектаров и
что ущерб по прямым затратам 11 400 миллионов. Они заявили, мы проверили все
как положено по постановлению Правительства.
Те, кто работает в регионе, пытаются завысить объемы ущерба, хотя нельзя
их упрекать, потому что это дело экспертов уже. Так вот мы снизили с 2 300
тысяч до 1 800 тысяч гектаров, а прямые затраты снизили с 11,4 миллиарда до 6,2,
то есть почти в два раза уменьшили, по оценке экспертов.
Обратите внимание, уважаемый заместитель Министра финансов, в 2009
году 16 субъектов пострадало, прямые затраты были 13 миллиардов рублей –в
виде бюджетной помощи на сбалансированность компенсировали 11 миллиардов.
То есть 13 миллиардов прямые затраты, в виде дотаций выделили 11 300
миллионов рублей. В 2010 году 43 субъекта пострадало, прямые затраты были
признаны в сумме 41 800 миллионов рублей – выделили им 10 миллиардов рублей
дотаций на сбалансированность и 25 миллиардов рублей бюджетных кредитов. В
2012 году у нас было 20 субъектов, ущерб признан в 14 миллиардов рублей –
дотации выделили на 6 миллиардов рублей, потому что уже было сложно в
бюджете.
Мы в этом году выставили эти цифры и будем сейчас с Минфином,
надеюсь, как-то находить согласованные цифры.
В.ПУТИН: Хорошо, Николай Васильевич.
И второй вопрос. Губернатор говорил об озимых. Я так понял, что, Василий
Юрьевич, у Вас с некоторым опозданием идет?
В.ГОЛУБЕВ: Я бы так не сказал, наоборот.
В.ПУТИН: Хорошо. Но в целом по стране – с опозданием, есть сдвижка.
Насколько остра эта проблема, как Вы предполагаете здесь действовать и что
нужно сделать для того, чтобы помочь селянам?
Н.ФЁДОРОВ: Потери озимых…
В.ПУТИН: Нет, не потери. У нас есть отставание по севу озимых. Если Вы
не в курсе, посмотрите обязательно, потому что там не катастрофическая, но
сдвижка по срокам есть.
Н.ФЁДОРОВ: Отставание по озимым в основном в Центральном и
Приволжском федеральных округах, Владимир Владимирович, потому что там
очень сильные дожди были.
В.ПУТИН: Да, совершенно верно.
Н.ФЁДОРОВ: А по этим регионам – нет.
В.ПУТИН: По этим – нет, я сказал, в целом по стране есть.
15
Н.ФЁДОРОВ: Мы за этим следим.
В.ПУТИН: Нужно с этим что-то делать. Нужно отсеяться вовремя. Надо
посмотреть, как им помочь.
В.ГОЛУБЕВ: У нас на самом деле небольшое отставание есть, но качество
почвы лучше за счет того, что осадки, и мы рассчитываем, что мы этим
компенсируем в сроки.
В.ПУТИН: Вот видите, Василий Юрьевич, и у вас тоже есть.
В.ГОЛУБЕВ: Есть небольшое.
В.ПУТИН: Но в целом по стране есть точно.
Николай Васильевич, посмотрите повнимательнее. Ладно? С регионами
поработайте здесь, кому что нужно поддержать.
Н.ФЁДОРОВ: И плюс надо будет молиться Всевышнему, чтобы дождей
было меньше.
В.ПУТИН: Молиться нужно, но нужно при этом и работать.
Андрей Юрьевич, пожалуйста.
А.ИВАНОВ: По Дальнему Востоку разрешите доложить. Вы назвали цифру
3,3 миллиарда рублей. Да, действительно, это сводный объем, требующийся для
выполнения тех поручений, которые даны Вашим Указом.
В.ПУТИН: Нет-нет, всего 3,3 [миллиарда рублей] – это прямые потери
сельхозпроизводителей.
А.ИВАНОВ: 3,3 – это объем, представленный Министерством сельского
хозяйства, необходимый для выполнения поручений, данных Вашим Указом, по
всем направлениям.
В.ПУТИН:
Нет,
но
это
связано
с
прямыми
потерями
сельхозпроизводителей. Нет?
А.ИВАНОВ: У нас эта цифра – я могу ее разложить по каждой мере
поддержки.
В.ПУТИН: Скажите. Я хочу послушать.
А.ИВАНОВ: Она состоит из следующего.
По несвязанной поддержке общая сумма, которая заявлена,
дополнительный объем бюджетных ассигнований оценивается Министерством
сельского хозяйства в 882,6 миллиона рублей, по личным подсобным хозяйствам
– 2 068 миллионов рублей и по кредитам и ставкам, по лизинговым платежам –
378,9 миллиона рублей.
В.ПУТИН: На отсрочку платежей?
А.ИВАНОВ: Это на погашение ссудной задолженности, общая сумма.
Итого у нас получается 3,3 [миллиарда рублей].
Мы как раз с Министерством сельского хозяйства вели напряженную
дискуссию по поиску источников, поскольку на совещании Вами было дано
поручение приватизировать в рамках государственной программы источники для
выполнения Ваших поручений в рамках Указа. Министерство сельского
хозяйства эти источники изыскало. И поэтому сейчас мы в оперативном режиме
согласовываем правовые акты, вносим в Правительство.
16
В.ПУТИН: Сюда не включены средства на восстановление ирригационных
сооружений, дамб и так далее?
Н.ФЁДОРОВ: Через погектарную поддержку…
В.ПУТИН: Туда все включено, то есть 3,3 – это всё?
А.ИВАНОВ: Это все, что было в Указе.
В.ПУТИН: На восстановление.
А.ИВАНОВ: Там только ирригационных сооружений нет, Владимир
Владимирович. Ирригационные сооружения – через бюджетные кредиты,
бюджеты субъектов. Помните, мы Вам отдельно докладывали, там 1,5 миллиарда
Амурской области...
В.ПУТИН: Имеется в виду местные дамбы.
А.ИВАНОВ: Да, это другая программа.
В.ПУТИН: То есть это сюда не входит, в 3,3?
А.ИВАНОВ: Сюда не входит.
В.ПУТИН: Смотрите, чтобы время сейчас не терять, я сразу скажу свое
отношение к проблеме в целом и прошу вас исполнить. Мы давайте зафиксируем
это сегодня в протоколе.
Что касается восстановления на Дальнем Востоке, нужно как можно
быстрее выделить средства на восстановительные работы, связанные с дамбами и
на все, что связано с преодолением ущерба, – 3,3 и плюс эти восстановительные
работы.
Кроме того, это тоже очень важно, я с Николаем Васильевичем согласен, он
говорил как раз об ирригации и так далее, но, разумеется, мы сейчас не будем
принимать никаких окончательных решений. Вы в рабочем порядке в ходе
бюджетного процесса и дискуссий в Правительстве при определении приоритетов
бюджетной политики сами определитесь. Но вот эти вещи по Дальнему Востоку,
которые связаны с восстановлением того, что разрушено, и с компенсациями на
различные потери и утраты, нужно сделать немедленно, как можно быстрее, там
зима скоро начнется. Андрей Юрьевич, деньги туда еще не направлены пока. Из
местных, из региональных бюджетов что-то выделили людям, а так пока еще
денег нет, быстрее считайте. И сегодня давайте мы это зафиксируем еще раз в
протоколе. Хорошо?
А.ИВАНОВ: Есть, Владимир Владимирович. У нас срок - 15 октября.
В.ПУТИН: Сколько времени нужно?
А.ИВАНОВ: 15 октября – у нас срок, данный Вашим Указом.
В.ПУТИН: Да, я помню.
А.ИВАНОВ: Мы можем это сделать существенно оперативнее.
В.ПУТИН: Но чтобы ни в коем случае не ушли за этот срок.
А.ИВАНОВ: Есть, отработаем.
По Башкирии и Челябинской области также мы Ваше поручение
выполняем. В рамках общего объема бюджетных кредитов им были
предоставлены средства: Челябинску – в объеме 529 миллионов рублей,
Башкирии – 422 миллиона рублей. Освоение этих средств ведется, но не в полном
17
объеме еще освоены – это в рамках того же решения в части, касающейся
чрезвычайной ситуации.
По мелиорации, как Вы сказали, действительно, решение, которое было
предварительно принято в рамках бюджетных проектировок о пятимиллиардном
общем сокращении, общего характера, оно не касается отдельно государственной
программы поддержки развития сельского хозяйства. В рамках Вашего поручения
в рамках бюджетного процесса будем отрабатывать.
По засухе. Материалы на 6,5 миллиарда рублей мы в Министерстве
финансов пока не получали, я так понимаю, они отрабатываются в рамках
Министерства сельского хозяйства. Понимая весь масштаб ущерба мы, конечно,
будем настаивать на том, что в 2011 году был принят Закон о сельхозстраховании,
и прежде, чем предоставлять дополнительную поддержку, хотелось бы понять,
как все-таки сработали меры по сельскохозяйственному страхованию. В первую
очередь мы страхуем катастрофические риски, если гибнет более 30 процентов
урожая, и поддерживаем это из государственной программы развития сельского
хозяйства. Это первый приоритет, который хотелось, чтобы был в рамках
представленных материалов.
И второе. Мы предварительно договаривались с Министерством сельского
хозяйства, когда 42 миллиарда в весеннюю корректировку дополнительно
направляли на государственную программу развития сельского хозяйства, что
посмотрим и осенние риски. Министерство сказало, что да, мы сейчас весенние
закроем, а с осенними разберемся в рамках программы. Хотелось, чтобы это
данное ранее обещание было учтено при поиске источников для ликвидации
последствий.
Владимир Владимирович, мы по решению Правительства в следующем
году предусматриваем 15 миллиардов рублей в рамках государственной
программы развития сельского хозяйства как резерв для управления сезонными
рисками. То есть со следующего года мы ежегодно будем держать свободный
объем в госпрограмме для того, чтобы в зависимости от природных и природноклиматических особенностей – это засуха, наводнение или какие-то еще
особенности, связанные с сезонными рисками, – будем перенаправлять свободные
средства по решению Правительства на решение этих задач. Поэтому со
следующего года мы проблему решаем. В этом году будем балансировать.
У нас еще серьезная проблема по инвестиционным кредитам, как
докладывал губернатор. У нас общий объем дефицита около 25 миллиардов
рублей, мы его одним годом не закроем. Это очень серьезная проблема, тоже
хотелось, чтобы наши уважаемые коллеги в рамках балансировки
государственной программы и поиска соответствующих источников помогали
решать эту задачу.
По страхованию буквально два слова, поскольку вопрос задавали. 11 июля
был принят закон, мы отрабатывали по Вашему поручению, согласовывали его у
Вас. Надо сказать, что закон только заработал. Закон не ограничивает рынок
сельхозстрахования двумя объединениями. Он предусматривает любое
количество объединений саморегулируемых организаций, которые необходимы
18
для решения общих задач. Суть объединения заключается в том, что в рамках
объединения сбрасываются на так называемый фонд, который помогает
финансово перестраховывать риски в случае, если у какого-то из участников
объединения хватает собственных источников, для того чтобы эти риски
покрывать.
Пока, к сожалению, эти фонды не очень значительны. Но мы все-таки
надеемся на поддержку в рамках работы с субъектами Российской Федерации, с
губернаторами – тут без ручного режима никак не обойтись. Нужно нашу
государственную поддержку, поскольку все-таки субъектовое обязательство мы
софинансируем, увязывать с осуществлением страхования, так как из данных,
которые существуют в Министерстве финансов, мы видим, что
сельхозтоваропроизводитель пытается застраховать риски незадолго до
возникновения чрезвычайной ситуации. Понятно, что тогда уже дело со
страховой компанией совсем другое.
В этом смысле, если будет сбалансирована наша совместная позиция в
момент начала сезонных работ и в целом сельскохозяйственного годового цикла,
тогда, на наш взгляд, будет эффект, который позволит нам на ликвидации
последствий более компактно использовать бюджетные средства.
В.ПУТИН: Аркадий Леонидович, есть что добавить?
А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Да, есть что добавить.
Мы изначально, когда закон принимался, в ходе его обсуждения возражали
против того механизма, который в нем закреплен.
В.ПУТИН: Сейчас о чем Вы говорите?
А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Механизм страхования сейчас – страхуем недобор, с
франшизой 30 процентов. Сейчас можно корректировать. Но от этого зависит
размер страховой премии, которую приходится уплачивать. А в принципе это
страхование какой-то мифической цифры по возмещению, потому что непонятно,
каким по стоимости будет этот недобор. Его надо каждый раз оценивать, и так
далее. Мы предлагали с самого начала закрепить там механизм страхования
затрат и возмещение только произведенных затрат на посев и страховать именно
от катастрофической гибели. Как раз в том вся и проблема, что у нас по этому
закону нет страховки катастрофической гибели, а самое главное было
застраховать от потерь, то есть не надо было страховать прибыль, а надо было
застраховаться от потерь, от того, что мы вложили деньгие. Сейчас любая
дополнительная копейка, вложенная в землю, это риск, рискуешь ее потерять. Вот
это главное не потерять, а прибыль – это уже свободное страхование и без
господдержки, как ОСАГО и КАСКО. Вот это бы откорректировать в законе, и
все бы заработало тогда. Гарантировать возмещение, конечно, – вот это
критически важная вещь, потому что пока оно не гарантировано, это все...
В.ПУТИН: Давайте, Аркадий Леонидович, еще раз присылайте свои
предложения от Министерства сельского хозяйства в Министерство финансов,
еще раз посмотрим.
А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Конечно.
В.ПУТИН: Спасибо. Сергей Васильевич, есть чего добавить?
19
С.КИСЛОВ: Если можно. Во-первых, благодарим Вас за Ваше внимание
селу. То, что мы сегодня видим, это благодаря Вашему вниманию. Мы будем
дальше работать, мы уже снабдили себя полностью и маслом, и птицей, и
многими другими продуктами.
Что мы сейчас видим? Мы видим, работая в ВТО, что другие страны свое
сельское хозяйство субсидируют значительно выше, чем мы. Мы видим, что,
наверное, это не честно по отношению к нам, но мы не просим, чтобы наша
страна нам больше давала средств. Мы просим, чтобы наша дипломатия больше
внимания уделяла тому, чтобы другие страны, особенно в Европе, меньше
субсидировали свое сельское хозяйство, чтобы было более или менее честно, так
как мы все работаем в условиях ВТО.
И второй вопрос. Сейчас время сушки зерна, и мы сегодня особенно остро
ощутили это, печное топливо стало дороже. Начали разбираться, оказывается, с 1
июля ввели акциз, и на 6 рублей топливо стало дороже. Это для села где-то 6
миллиардов в год, существенно, дорого. Если селяне не будут сушить, то зерно не
будет храниться. Тут хотелось бы глянуть, чтобы как-то, если возможно, это
откорректировать. С 1 июля ввели акциз на печное топливо.
В.ПУТИН: Что за печное, это мазуты, что ли?
С.КИСЛОВ: Нет, это печное топливо, это светлое топливо для сушилок,
для обогрева животноводческих ферм. Всего где-то миллион 100 тысяч тонн в год
идет на село.
В.ПУТИН: Надо посмотреть, что это за печное топливо. Это что такое-то, я
даже не знаю.
С.КИСЛОВ: Печное топливо – это топливо для отопления для зерновых
сушилок.
В.ПУТИН: Ну, я и говорю, это мазуты.
С.КИСЛОВ: Это не мазуты, нет. Это другая фракция, это более легкая
фракция, чем мазут.
Есть такой вопрос, просьба посмотреть, если можно.
В.ПУТИН: Андрей Николаевич, можете мне прокомментировать?
А.КЛЕПАЧ: Это просто отдельная фракция, но она идет вместе с мазутами.
И это повышение акцизов касается всех, по сути дела, продуктов переработки.
Поэтому поскольку общая кривая была выстроена, это касается всех видов
топлива.
В.ПУТИН: Это автоматом произошло, да?
С.КИСЛОВ: Да, глянуть на печное топливо, которое используется для
сельского хозяйства. Там всего миллион тонн, а всего печного топлива страна
выпускает около 2 миллионов тонн. То есть здесь вот такие цифры небольшие, но
для села это существенно.
В.ПУТИН: Хорошо, спасибо.
Валерий Львович, как Ваша контора работает?
В.НАЗАРОВ: Владимир Владимирович, в этом году тяжеловато. В 2011
году Вы приняли решение разработать программу обновления сельхозтехники с
20
учетом того, что износ 73 процента по тракторной технике и по комбайнам – 59
процентов. 2012 год – это была апробация. И планировалось, что каждый год
будет выделяться 7 миллиардов в уставной капитал, чтобы мы могли целевым
образом, адресно эту работу проводить.
В 2012 году мы в общей сложности поставили 10 тысяч единиц техники, это
вообще небывалый результат. По обновлению 4,9 тысяч единиц техники. И мы
поставляли таким образом, у нас было поручение Правительства, тракторную
технику и комбайны. Но мы понимали, что энергонасыщенная техника, Владимир
Владимирович, не даст такого результата, потому что практически все прицепное
оборудование, которое сегодня есть, с малым охватом. И мы начали поставлять
вместе с тракторной техникой, с «Кировцем», прицепную технику от 8 до 12
метров. И конечно, результат резко показал, что, в общем-то, эффективность этой
программы весьма и весьма высока.
Условия программы были для сельхозтоваропроизводителей самые
льготные, то есть без залогового обеспечения, без аванса и отсрочки лизинговых
платежей – 6 месяцев. Скептики говорили, что эта программа обрушится и
возврата денежных средств не будет. На сегодняшний день 82 процента идет
возврат денежных средств, а остальные 13 процентов – это текущая
задолженность, которая, в общем-то, решаема.
В конце 2012 года было заявок на 6,3 миллиарда. И когда мы докладывали
Правительству, Правительство контролировало эту программу, и ее
эффективность высоко оценила. Только за счет этой программы, за счет этой
техники, которую поставили, можно было обработать пашни 1,6 миллиона
гектаров, а убрать урожай с 1 миллиона гектаров. И самое главное, что та техника,
которую мы поставляли, практически шла адресно, там, где износ техники
составлял 67 процентов от всего объема – это свыше 20 лет.
Сегодняшняя программа практически, в общем-то, эти показатели не
увязывает. Если сравнить, допустим, с 2007-го по 2009 годы, когда в уставной
капитал было внесено 46 миллиардов, было приобретено 16 тысяч единиц
техники, за 2010-2012 годы всего в уставной капитал было внесено 6,5 миллиарда,
но приобретено 27 тысяч единиц техники. Конечно, я понимаю
сельхозтоваропроизводителей и сельхозмашиностроителей. Вы давали мне
поручение
снять
необоснованную
финансовую
нагрузку
с
плеч
сельхозтоваропроизводителей, я, в общем, этим и занимался. И практически когда
мы подписываем ценовые соглашения с заводами, то я встречаюсь персонально с
руководителями, у нас скидка от 8 до 20 процентов на технику. Конечно, самое
главное – это гарантийный срок небывалый. У нас есть предприятия, которые
предоставляют 36 месяцев гарантийный срок. Это говорит о том, что техника уже
отвечает действительно европейским стандартам.
Многие заводы воспринимают это как прессинг со стороны
«Росагролизинга», но я считаю, что это правильно и объяснимо. Потому что если
взять Петербургский тракторный завод, если бы мы ему такую помощь не
оказывали, то, в общем-то, он лег бы на бок. За целый год он продал всего семь
единиц техники.
21
Я неоднократно писал письма и в Министерство сельского хозяйства, и в
Правительство по поводу выделения денежных средств. Пока – ноль. Мы все
равно с учетом того, что было Ваше поручение в течение трех лет эту программу
осуществлять, мы в этом году выделили 1,2 миллиарда, и в течение одного месяца
весь лимит исчерпан. То есть практически все губернаторы просят, чтобы эту
программу, чтобы квоту мы увеличивали. Ввиду того, что нам увеличили до 85
тысяч скотомест, ежегодно мы должны осваивать, а мы сейчас осваиваем, как Вы
знаете, по Вашему поручению «под ключ». Если раньше ферму строили и только
поставляли оборудование, то мы сейчас «под ключ» строим ферму, поставляем
скот и, в общем, создаем бизнес.
Идея программы обновления – это не просто инвестиции, это реальные
средства производства. Когда сельхозтоваропроизводители получают эту технику
с современным прицепным оборудованием, у них, конечно, и производительность
труда возрастает. Мы создали в Татарстане машинно-технологическую
компанию, было поручение обеспечить им поддержку. Мы поставили им около
100 комбайнов. Вот у них посевная, они сократили в два раза. Мы говорим о
погодных условиях, но из-за отсутствия технической обеспеченности все эти
проблемы и существуют, и производительность труда на 37,2 процента выросла.
Это все данные, которые мы учитываем.
Мы глубоко проанализировали механизм МТС [машинно-технологических
станций], который приказал долго жить. Почему этот механизм не сработал?
Оказалось – сезонность, то есть в сезонность они работают, после сезона пьянка,
продажа всевозможных запасных частей и все. Мы создали МТК, и они уборку
сельских улиц делают, делают водоснабжение. В Татарстане эта идея
воспринимается очень хорошо. То есть не только надо учитывать количество
техники погектарно, а сколько моточасов работает эта техника, а это никто не
считает. Когда мы каждому крестьянину дадим по комбайну, то КПД будет очень
низким, Владимир Владимирович. Обязательно надо как-то это все учитывать.
В.ПУТИН: Ну а в целом есть какая-то договоренность между
Минсельхозом и Минфином по поводу декапитализации? В каком состоянии
дискуссия находится?
В.НАЗАРОВ: Владимир Владимирович, эта дискуссия, к сожалению,
выведена за рамки Минфина и Минсельхоза и находится на площадке нашего
парламента. Правительство уже неоднократно вносило предложения по
декапитализации Росагролизинга. Мы встречали категорическое сопротивление
Государственной Думы и профильного комитета. Вот Николай Васильевич
подтвердит.
В.ПУТИН: Андрей Юрьевич, правильно я Вас понял, что Минфин – «за»,
Минсельхоз – «за», депутаты возражают?
А.ИВАНОВ: Пока дискуссия по поводу 5 миллиардов с депутатским
корпусом, точно.
В.ПУТИН: Нет, но в целом Вы не возражаете против декапитализации?
22
А.ИВАНОВ: В рамках предельных ассигнований, предоставленных на
госпрограмму, конечно, нет. Эта мера очень эффективная для поддержки
производительности.
В.ПУТИН: Вот давайте мы тогда в протоколе сегодня аккуратненько, безо
всякого наезда на Минфин, имея в виду все наши ограничения, просто
зафиксируем как общую задачу и проблему. Хорошо?
А.ИВАНОВ: Есть.
В.ПУТИН: Дмитрий Николаевич, в каком состоянии находится банк?
Д.ПАТРУШЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Коротко сначала
хотел остановиться на ситуации на Дальнем Востоке. На сегодняшний день у нас
создан штаб по решению проблем, которые сейчас, на сегодняшний день,
присутствуют на Дальнем Востоке. Мы очень тесно работаем с Минсельхозом. По
нашим оценкам, размер пролонгации, который может быть в результате этого
стихийного бедствия, составляет порядка 3 миллиардов рублей.
На сегодняшний день даны полномочия региональным филиалам для
оперативности принятия решения пролонгировать все поступающие заявки.
В.ПУТИН: Я хочу понять, как Ваша работа по пролонгациям стыкуется с
деятельностью Правительства. Как-то поддержку банку оказываете или нет? Я к
чему? Андрей, мы же понимаем, мы же можем на них переложить все подряд и
просто уроним их.
РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, сейчас учитывается в средствах
только задолженность. Есть у нас задолженность 282 миллиона, это учитывается.
Следующий квартал, который им придется платить, а сейчас они ничем не смогут
платить, это уже не учитывается. Сейчас буквально через два месяца
задолженность будет…
В.ПУТИН: Послушайте, я уже сказал об этом, и Андрей Юрьевич был на
этих совещаниях, все видел. Понятно, ведь нам всем понятно, не надо быть
сельхозпроизводителем и специалистом в этой области, что если все утрачено, а
там утрачено все, то они не могут заплатить ни проценты, ни тело долга
выплачивать не могут. Они не реализовали урожай, у них нет ничего.
Значит, им нужно что? Им нужно компенсировать потери, компенсировать
им, помочь пролонгировать выплаты по процентам и кредитам, помочь им
подготовить предприятия к следующему сезону, отсеяться, дать им возможность
собрать урожай, реализовать его, и после этого от них что-то ожидать, какой-то
результат. Но это все должно быть просчитано, и помощь должна быть
своевременной, иначе Вы понимаете, к чему это приведет? Люди бросят землю, и
все. И всё, поедут куда-то, будут где-то шататься, устраиваться на работу. Зачем,
когда они на земле работают? Лучше один раз им помочь восстановиться после
этой беды.
И что?
Д.ПАТРУШЕВ: Владимир Владимирович, соответственно, как я уже
сказал, мы работаем в тесном взаимодействии с Минсельхозом, мы эту
информацию направляем в Минсельхоз.
23
Что мы делаем на сегодняшний день? Мы лонгируем на один год, для того
чтобы люди могли понять…
В.ПУТИН: И сколько это вам будет стоить?
Д.ПАТРУШЕВ: Пока мы лонгируем сумму, которую нужно будет
пролонгировать, порядка 3 миллиардов рублей, дальше посмотрим. То есть через
год вода сойдет, что-то останется.
В.ПУТИН: Понятно. Вы сами справитесь с этой задачей?
Д.ПАТРУШЕВ: Нет, мы с этим не справимся однозначно совершенно.
В.ПУТИН: А что Министерство два месяца здесь планирует, чтобы
поддержать?
Н.ФЕДОРОВ: С нашей точки зрения, это действительно жест доброй воли,
если так можно выразиться, в отношении кредитного учреждения. Владимир
Владимирович, они молодцы, вот этот банк, они идут инициативно на это, но
сейчас мы компенсируем в соответствии с Вашим Указом то, что подлежит
немедленной, чрезвычайной компенсации и возмещению.
В.ПУТИН: Кому?
Н.ФЕДОРОВ:
Сельхозтоваропроизводителям,
личным
подсобным
хозяйствам. Но я о чем говорил, без хотя бы частичной компенсации прямых
затрат по Дальнему Востоку 3,1 миллиарда рублей, хотя бы частичной
компенсации, которая пойдет потом...
В.ПУТИН: 3,2.
Н.ФЕДОРОВ: …чтобы отсеяться им и получить урожай, и рассчитаться с
банком, нам не обойтись. Поэтому с Минфином нужно…
В.ПУТИН: Мы банк положим так. Понимаете?
Н.ФЁДОРОВ: Мы не сможем сработать самостоятельно.
В.ПУТИН: Подождите.
Андрей Юрьевич, пожалуйста.
А.ИВАНОВ: Прошу прощения, но у нас как-то очень сильно плавают
цифры. Мы, безусловно, готовы выполнить Ваше поручение, но мы с
Минсельхозом вели речь о том, что мы по пострадавшим, поскольку критерии,
которые Вы нам обозначили, это пострадавшие сельхозтоваропроизводители от
наводнения. Но пострадавшим сельхозтоваропроизводителям от наводнения
общая сумма погашения задолженности и процентов нам заявлена 386
миллионов. Банк сейчас заявляет впервые, нам Минсельхоз эту цифру не
представлял. 3 миллиарда – это совершенно разные цифры, которые нужно тогда
оперативно очень сверить.
В.ПУТИН: Тогда разница в ноль. Значит, давайте мы так, сейчас не будем
здесь дискутировать, чтобы всех не занимать. Вопрос чрезвычайно важный и
очень острый. Я вас прошу, Николай Васильевич, Вас, Минфин, банк сесть и
разложить все эти составляющие просто по строчкам. Прямые затраты – столькото, неполученные выгоды – столько-то, дамбы и прочее, что там было разрушено,
– столько-то, пролонгации кредитов и выплат по процентам будет столько-то,
столько-то. Это банк делает. Значит, на такую-то сумму нужно банк поддержать,
24
иначе мы положим его, и так далее. То же самое, кстати, и «Росагролизинг». Надо
все посчитать, в конце концов.
Давайте на следующей неделе приходите ко мне и доложите. Ладно? Вот
неделя – максимум этот срок.
Продолжайте.
Д.ПАТРУШЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович.
Соответственно, что касается финансирования и посевной. На середину
сентября банком предоставлено кредитов на проведение сезонных полевых работ
на сумму порядка 115 миллиардов рублей. Это на 38 миллиардов больше, чем в
прошлом году. Еще забронировано на проведение озимого сева порядка 45
миллиардов рублей. То есть у нас деньги есть для того, чтобы профинансировать
и озимый сев, и начать финансировать, если нужно будет, уборочную. Значит,
суммарный объем выдачи кредитов на проведение сезонных работ в 2013 году
только «Россельхозбанком» составит порядка 160 миллиардов рублей.
Относительно процентной ставки. Мы предоставляем кредиты на
проведение сезонных полевых работ, начиная с февраля 2012 года, по ставке
10,75 процента годовых. То есть мы не взимаем никаких комиссий и, по сути
дела, это является ставкой, эффективной ставкой для получателя наших кредитов.
Отдельно хотел остановиться на том, что с 2012 года нами принимается
особый порядок предоставления кредитов на СПР [сезонно-полевые работы],
который содержит линейку кредитных продуктов, направленную на
максимальный учет отраслевых особенностей всех сельхозтоваропроизводителей
и обеспечение бесперебойного финансирования сезонных полевых работ, а также
доступности кредитов.
По процентной ставке я сказал. Также у нас предусмотрены различные виды
обеспечения под кредиты на сезонные полевые работы. Это залог имущества, и, в
том числе, мы берем залог будущего урожая, но, естественно, застрахованного, в
обеспечение наших кредитов, также возможно поручительство, банковская
гарантия и государственная гарантия субъекта Российской Федерации либо
муниципального образования.
Отдельно хотелось бы сказать, что на уровень доступности кредитных
ресурсов для сельхозтоваропроизводителей оказывает очень существенное
влияние своевременность доведения субсидий. Об этом уже говорили, но тем не
менее с учетом новой формы субсидирования не везде, видимо, еще смогли
полностью, четко совершенно отработать эту систему. В банке есть обращение
заемщиков о пролонгации кредитов, которые вызваны тем, что не поступают
вовремя субсидии. Поэтому с точки зрения предложений по совершенствованию
механизма субсидирования можно было бы, об этом уже тоже говорилось,
обеспечить своевременное, естественно, доведение всех субсидий по всем
регионам до сельхозтоваропроизводителей.
В.ПУТИН: Это то, о чем мы сегодня говорили там, в поле. Правильно? Но
вот здесь говорят, всё доводят в срок. Видимо, не везде.
Д.ПАТРУШЕВ: По некоторым регионам есть вопросы. Их небольшое
количество, но тем не менее они есть.
25
Меня Николай Васильевич поправит, но тем не менее такое предложение,
наверное, стоит озвучить: необходимо, наверное, продлить до трех лет
возможность субсидирования процентных ставок по кредитам, которые были
пролонгированы в связи с аномальными погодными условиями. На сегодняшний
день, к сожалению, Николай Васильевич, Вы меня поправите, но, по-моему, этого
нет.
В.ПУТИН: Договорились, в этой части надо доработать. Ладно?
Коллеги, кто еще хотел бы что-то добавить? Прошу Вас, Максим
Дмитриевич.
М.БАСОВ: Владимир Владимирович, я генеральный директор компании
«Русагро».
Мы как раз работаем в центральной зоне, у нас 400 тысяч [гектаров] пашни
под обработкой, это Белгородская, Воронежская, Тамбовская области. Хочу
ответить сразу на несколько вопросов и дать комментарии.
Во-первых, несмотря на очень плохие погодные условия и из-за влаги, у нас
в этом году рекордные показатели по производству. Только зерна мы собрали
больше 600 тысяч тонн, свеклы соберем 3 миллионов тонн и прекрасные
результаты по масличным. Есть, конечно, проблема, связанная с погодой, это
качество. Из-за влаги у нас есть проблемы с белком сои, есть проблемы с
ячменем, и, конечно же, упадет сейчас сахаристость свеклы, но производственные
показатели хорошие. Цена, правда, упала. Мне сказали про Алтай, я могу сказать,
что в Тамбовской области уже сегодня фураж стоит 5400 с НДС, а кукуруза –
4200, то есть это очень низкая цена.
Теперь самое главное, что я хочу сказать. У нас есть только одна проблема,
и прошу здесь вмешаться, это субсидии. Только у нашей компании на начало года
долг был 800 миллионов рублей. В основном, конечно, это животноводство и
сахар, но есть проблемы и в растениеводстве.
В.ПУТИН: То есть несвоевременно получили?
М.БАСОВ: Абсолютно точно. Кстати, эта проблема во всех регионах.
Самая крупная была проблема в Тамбовской области, была проблема в Самарской
области, я знаю, что в Воронежской области, ну и небольшая проблема в
Белгородской области.
Хочу поблагодарить Николая Васильевича и Минфин, по субсидиям на
краткосрочные кредиты, как я понимаю, вопрос будет закрыт, и до конца года мы
планируем, что долг этот для нашей компании, 500 миллионов рублей, нам
области возместят. Я знаю, что уже начали поступать деньги в регионы, но просто
до нас они еще не дошли.
Но по инвестиционным кредитам, Владимир Владимирович, даже по
кредитам, которые прошли согласование Минсельхоза, денег не предвидится. Что
это означает? Это означает, что мы уже начали гасить кредиты там, где мы не
понимаем, получим ли мы инвестиционные субсидии, потому что ставка 10
процентов является очень высокой. И мы заморозили все инвестиционные
проекты, не имея процентных субсидий по инвестиционным кредитам, а пока
26
комиссия не начнет заседать опять, мы не имеем понимания, какая будет
стоимость финансирования.
Наша компания за два последних года каждый год инвестировала больше 10
миллиардов рублей, каждый год. Сейчас у меня план на следующий год – 3
миллиарда. У меня есть проекты, но я боюсь за них браться, потому что я не знаю,
будет ли субсидирование процентной ставки. Мы ожидаем, что комиссия решит
проблемы, и вообще Минсельхоз с Минфином решат проблемы по задолженности
по существующим, уже прошедшим комиссию инвестиционным кредитам. Мы
понимаем, мы ждем. И мы ждем, когда комиссия вновь начнет заседать, я
надеюсь, что в следующем году, и эти вопросы рассматривать. Это единственная
серьезная проблема. Все остальное – мы справимся.
И хочу дать короткий комментарий еще по некоторым вопросам, которые
здесь прозвучали.
Первое, что касается техники. Наша компания практически не использует
российскую технику. Сегодня вопросов у нас только два. Первое – это
конкурентоспособность. Могу ответственно заявить, что сегодня мы считаем
конкурентоспособными только некоторые комбайны «Россельмаша». Это
действительно конкурентная продукция. Что касается тракторов, ничего не
можем сделать. Тут даже вопрос не цены, не денег.
Второй вопрос – опять же это субсидирование процентной ставки. Мы
должны понимать, какая у нас стоимость финансирования. Под 10 процентов
годовых кредитов без государственной субсидии нам просто невыгодно
переоснащать технику.
Извините, я забыл сказать относительно поддержки. Мы, конечно же,
поддерживаем погектарную субсидию. Считаем, что это действительно шаг
вперед, потому что он позволяет сельхозпроизводителям принимать
экономически обоснованные решения, исходя из равной поддержки культур. Но
чтобы не было иллюзий, хочу просто сказать, что переход на такую поддержку
привел к уменьшению субсидирования растениеводческого бизнеса, в частности,
в особенности – по культурам высокоинтенсивным. Например, могу привести в
пример свеклу. У нас поддержка на гектар упала почти в 10 раз: с 3 тысяч рублей
на гектар до 300 рублей на гектар. Мы это понимаем, это я просто в качестве
информации.
Прозвучал вопрос по РЖД. Мы целенаправленно, а мы возим миллионы
тонн каждый год, мы целенаправленно сокращаем перевозку железнодорожным
транспортом, потому что высокие тарифы. Мы стараемся переходить на
автомобильный транспорт, и сейчас прорабатываем вопросы транспортировки
водным транспортом. Здесь вопрос только тарифов.
Наверное, всё, что хотел, сказал. Спасибо.
В.ПУТИН: Спасибо Вам большое.
Константин Анатольевич, пожалуйста.
К.БАБКИН: Спасибо.
Благодарен за то, что тема сельхозтехники звучит. Действительно, для нас
год этот непростой. На 20 процентов примерно упали закупки сельхозтехники
27
нашими крестьянами, притом что во всем мире рынок сельхозтехники растет. Это
не только ослабляет наши позиции, машиностроителей, но это показывает то, что
крестьяне так осторожно относятся к инвестированию в своих хозяйствах,
осторожно закупают технику и другое оборудование. Поэтому, несмотря на
хороший урожай во многих регионах, мы чувствуем какую-то настороженность
аграриев.
Почему это снижение произошло. Несколько причин могу перечислить. С
нашей точки зрения – это отмена пошлин на сельхозтехнику. Мы ее ощущаем,
вернее, снижение ее в 5 раз на новую технику, на новые комбайны и в три раза –
на бывшие в употреблении. Снижение субсидий на продвижение сельхозтехники.
Раньше субсидировались процентные ставки на приобретение российской
сельхозтехники, после вступления в ВТО эта программа ушла, «Росагролизинг» в
несколько раз, в три раза меньше закупил у нас комбайнов, в частности.
Была разработана программа по субсидированию производителям 15процентной скидки, которую мы должны предоставить крестьянам. Программа
была разработана еще в прошлом году, но из-за длинных согласований она была
запущена только в июле, когда уже фактически уборочная кампания во многих
регионах подходила к концу. Из 2,3 миллиардов рублей в этом году, наверное,
крестьяне освоят только полмиллиарда. Возросла себестоимость российской
сельхозтехники после повышения всех возможных тарифов.
Это я только прошелся по тем программам, которые касаются продвижения
сельхозтехники. И мы чувствуем пессимизм аграриев, производителей свинины,
молока, говядины, риса. Это все большие потребители сельхозтехники, они
сейчас находятся в состоянии тревоги после вступления в ВТО, и мы чувствуем
их снижение инвестиционной активности.
Какие у нас просьбы по разрешению ситуации. Стимулирование
внутреннего спроса. Мы просили бы, чтобы была запущена программа
Минпромторга России по субсидированию процентных ставок по кредитам,
получаемым на приобретение сельхозтехники, по аналогии с той программой,
которая действует в автомобилестроении.
Дальше. Ввести в действие решение коллегии Единой экономической
комиссии о введении специальной пошлины на комбайны по результатам
проведенного специального защитного расследования. Было в рамках ВТО, по
правилам ВТО, проведено расследование, которое показало резко возросший
импорт комбайнов. Было принято решение уже комиссией о повышении пошлин,
о введении защитных и временных мер. Но Казахстан заблокировал это решение.
Сейчас, в 20-х числах сентября, мы ожидаем, что премьер-министры встретятся.
Мы боимся, что будет введена защитная квота. Вроде как будет рынок защищен,
но квота будет такая большая, что она фактически не будет играть роли. Прошу
Вас, Владимир Владимирович, чтобы Вы уделили внимание этой теме и чтобы
было принято сбалансированное решение по защите российских производителей.
Дальше – тема Белоруссии. Рынок Белоруссии для нас полностью закрыт.
Мы туда за 5 лет ни одного комбайна не продали, хотя до сих пор, наверное,
основа парка – это комбайны российского происхождения. Там стоит
28
государственный барьер. При этом рынок России для белорусской
сельхозтехники открыт, примерно 70 процентов сельхозтехники Белоруссии
продается через государственные структуры России, это с помощью кредитов
госбанков и через «Росагролизинг». Мы просим, чтобы сбалансированные были
позиции с Белоруссией. Сейчас Белоруссия изготовила 3,5 тысяч комбайнов, они
расставлены по площадкам. Мы сюда ехали из аэропорта, стоят белорусские
комбайны, не проданные. 3,5 тысячи комбайнов расставлены по России. Но рынок
России – 5,5 тысячи комбайнов, то есть это висит над рынком. И мы боимся, что
Белоруссия может пойти на какие-то меры особой поддержки: за полцены начать
продавать комбайны. Это мы видели в истории. Эти комбайны и так с большими
отсрочками продвигаются, с большими субсидиями государственными. То есть
для нас эту конкуренцию мы не считаем равной и тут как-то надо это
урегулировать.
В.ПУТИН: Сейчас даже не готов прокомментировать, я проблему знаю и
понимаю, но не очень понятно, как из нее вылезать. Но тем не менее, надо думать,
я с Вами согласен.
К.БАБКИН: Эта программа 15-процентной скидки, программа о
субсидировании производства сельхозтехники. У нас просьба, чтобы она
запущена была с 1 января, не с июля, как в этом году, а с 1 января, чтобы деньги
по ней не были сокращены. То есть хоть мало крестьяне освоят в этом году, но в
следующем 2,3 миллиарда, мы считаем, что будут освоены, поэтому мы просим
не сокращать.
По «Росагролизингу». Действительно, программа обновления прошла
хорошо, но нас беспокоит, что «Росагролизинг» потратил в прошлом году,
насколько нам видно, больше денег на белорусскую технику, чем на российскую.
Нам это не вполне понятно. Для нашей техники денег не всегда хватает, и мы
просим больше уделять внимания технике российских производителей. И на
внешних рынках просим нас поддержать. В некоторых странах перед нами стоит
политический барьер. В Туркмении, Белоруссии, Узбекистане высшие
государственные органы говорят: «Нет, российскую мы не покупаем, покупаем
сегодня немецкую, завтра – американскую».
В.ПУТИН: Как вы это чувствуете? Это откуда, каким образом это
делается? Я не очень понимаю, механизмы какие?
К.БАБКИН: Продаж нет, хотя мы участвуем во всех выставках,
потребители говорят: «Да, мы знаем, хотим эту технику».
В.ПУТИН: Госбанки просто не финансируют это. В чем механизм
закрытия?
К.БАБКИН: Туркменбаши сказал: «Российскую мы не покупаем».
В.ПУТИН: Но каким образом они не покупают, если там предприятие
хочет купить?
К.БАБКИН: Там все через госпрограмму идет. Там большое влияние
государства, просто указание не покупать, и всё. Все, и даже частные, не
покупают. Поэтому МИД просим, посольство.
В.ПУТИН: Туркмения, Узбекистан и…
29
К.БАБКИН: И Белоруссия.
В.ПУТИН: Да, понятно.
К.БАБКИН: Агентство «ЭКСАР» начало действовать, наконец. Мы в этом
году, недавно, провели сделку, на 6 миллионов долларов поставили в Казахстан
комбайны. Небольшая сделка, там на 6 миллионов, но первая ласточка. Просим,
чтобы там было увеличено финансирование.
В.ПУТИН: Смелее обслуживание нужно. Запчасти, обслуживание.
К.БАБКИН: Мы в Казахстан-то продаем на 130 миллионов долларов, а вот
на 6 миллионов – с помощью господдержки. Конечно, мы уделяем большое
внимание обслуживанию.
Просим, чтобы перечень стран, где ЭКСАР работает, был увеличен. В
Киргизии очень хотят технику нашу, в Армении, на Украине. Просто стоимость
кредита важна. Мы там без господдержки можем 15 годовых предложить, а с
помощью «ЭКСАР» первая сделка – шесть годовых. Это очень
конкурентоспособно, привлекательно. Но вот они как-то очень осторожно
относятся к расширению географии. Мы будем встречаться еще раз с ними, чтобы
как-то поручение было, посмелее чтобы они были.
«Росагролизинг» – то же самое. Мы хотели бы, чтобы Росагролизинг начал
поставлять технику в лизинг не только российским крестьянам, но и зарубежным.
Большие контакты с армянами, опять же с киргизами, но пока сделок нет. Тема
длительна, долго звучит. Просим, не знаю, выделить денег «Росагролизингу»,
чтобы он все-таки начал эту тему разрабатывать.
Предусмотреть средства на оплату работы международных юристов,
отстаивающих интересы Российской Федерации в суде ВТО. Эта тема будет для
нас актуальна после того, как Единая экономическая комиссия примет свое
решение по защите рынка, если она примет. Там уже, мы знаем, готовы иски по
опротестовыванию любых возможных решений этой Комиссии. Нам юристы
говорят: «Ну-ка, давайте миллион долларов за то, чтобы мы вообще начали
работать». Но у нас таких денег не предусмотрено. Просьба выделить эти деньги
для государственных юристов.
Но все эти решения, практически каждое, затрагивают все ведомства. И нам
печально слышать со стороны Минсельхоза такое отношение: «Мы не отвечаем за
сельхозтехнику. Ваше состояние для нас не важно». Буквально так с разных
уровней Минсельхоза мы слышим. И это отражается на решениях, отражается на
темпах развития отрасли.
Просьба, чтобы изменилось это отношение, чтобы рассматривалось в
комплексе и сельское хозяйство, и машиностроение.
В.ПУТИН: Ладно.
Вот мы сейчас Николая Васильевича попросим некоторые вещи
прокомментировать. Пожалуйста.
К.БАБКИН: Ну а в целом, конечно, даже если все эти меры будут решены,
это все-таки не переломное, не глобальное изменение, потому что если
посмотреть за 10 лет, как менялась ситуация, конкурентная ситуация, в 2002 году
комбайн стоил – наш «Дон» – 50 тысяч долларов за счет того, что электричество в
30
3,7 раза выросло, газ – в 5,23 раза, заработная плата – в 5,27 раз, за кредиты мы
платим большие деньги. Если сравнить, как это дорожало, например, в ФРГ, то
это все в несколько раз меньше, примерно в 10 раз меньше темпы роста в ФРГ,
или не в 10, в 5 раз, по разным позициям, меньше, чем в России. Поэтому через 2
года, если все будет так дорожать в России, то наши комбайны сравняются в цене.
Наш стоил 50 тысяч долларов, сегодня он стоит 200. Немецкий стоил 200, сегодня
он – 230. То есть мы догоняющим темпом идем и через два года мы сравняемся, а
дальше пойдем вперед по себестоимости при снижении нормы прибыли.
Спасибо, что рассматривается возможность замораживания тарифов
естественных монополий. Это снизит эти темпы роста, но при этом, пишут в
газетах, поднимаются акцизы на производство бензина и другого топлива,
повышается налог на добычу полезных ископаемых, это все ведет к удорожанию
энергоносителей. При этом собираются снизить пошлины на экспорт нефти, тоже
на экспорт нефть будет идти без задержки на российских предприятиях. Это
противоречит идее замораживания тарифов, с нашей точки зрения. Поэтому здесь
как-то макроэкономически, что ли…
В.ПУТИН: Есть такая проблема. Я с Константином Анатольевичем
согласен. Сегодня только разговаривал по этому вопросу и с некоторыми членами
Правительства, с министрами и вице-премьерами. Есть, над чем подумать.
К.БАБКИН: Спасибо, у меня всё.
В.ПУТИН: А эти решения, если они Правительством будут приниматься,
они должны быть, безусловно, сбалансированными. Это точно совершенно.
Сейчас не буду ничего комментировать. Константин Анатольевич сказал
некоторые вещи. Это не значит, что ничего не надо делать, но надо подумать над
сбалансированностью принятия подобных решений, с тем чтобы не было скачка, а
то на экспорт все рванет, и дойдем еще до дефицита внутри страны. Понимаете?
Здесь нужно крайне аккуратно. Мы должны отказываться от экспортных пошлин
постепенно, имея в виду наши обязательства по Таможенному союзу, по другим.
Это все понятно, но делать это очень плавно.
Николай Васильевич, пожалуйста, прокомментируйте.
Н.ФЕДОРОВ: Уважаемый Константин Анатольевич накидал очень много
вопросов в одну корзину. Я даже подумал, это очень хорошее такое предвыборное
выступление на митинге, мне так показалось. Потому что с уважаемым Василием
Юрьевичем Голубевым мы недавно проводили совещание в одном из районов
Ростовской области, и там встает эта проблема нашей страны, и Бабкина, и
Федорова, и Голубева.
Встает бывший председатель колхоза ваш, ростовский, и говорит (не было
бы камер, я бы процитировал): «Мне ваша техника, – «ваша» говорит, – вообще
не нужна, и по этим, и по другим показателям. Я сторонник, – как вот Басов
Максим Дмитриевич сказал, – импортной техники». И это тоже реальности наших
сельхозтоваропроизводителей и их требования. Патриот Ростовской области не
хочет покупать технику Голубева и Бабкина, уже сориентирован на
производительность, расход топлива и так далее, и приводит все эти цифры.
31
Но это не означает, что можно отмахнуться от этой проблемы. Мы
понимаем, надо решать вопросы повышения качества и создания конкурентной
цены. Качество и конкурентные цены, чего требуют сельхозтоваропроизводители.
Не освоение маленьких, мизерных двух и трех миллиардов рублей, мы объясняем
в основном, ну там много причин, тем, что это новая методика, Владимир
Владимирович. Раньше субсидировали сельхозтоваропроизводителей, давали им
льготы за приобретение техники любой, а теперь субсидируют
сельхозмашиностроителей. То есть это коллизия интересов тех и других.
Конечно, это надо сбалансировать, но с учетом правил ВТО. Не такая простая
задача, но мы двигаемся в этом направлении. На 100 процентов вряд ли мы
удовлетворим пожелания выступившего уважаемого Константина Анатольевича,
но с Минпромторгом, конечно, будем добиваться прогрессивного движения в
этом направлении.
В.ПУТИН: То есть Вы понимаете, радоваться особенно нечему, что наши
товаропроизводители не хотят брать отечественную технику. Наверное, и сами
производители еще многое должны сделать, не использовали всех своих резервов,
но и государство, видимо, не прошло своей части пути для того, чтобы
поддержать, для того, чтобы техника стала конкурентоспособной. Им тоже,
откуда они возьмут? Они взяли предприятия, как они были, надо же вкладывать
огромные деньги.
Вот хороший пример в судостроении есть в Южной Корее, очень хороший
пример. В 1962 году приняли закон, который вывел эту отрасль промышленности
в отдельную часть, что называется, и начали ее целенаправленно поддерживать.
Потом сняли все эти поддержки, когда она выросла и стала конкурентоспособной
в мире, когда они доков понаделали таких, которых в мире больше нет по
величине. Вот они толкнули развитие. Если мы хотим, чтобы у нас
сельхозтехника была конкурентоспособной, надо подумать, что для этого сделать.
Их заставить, конечно, чтобы они там не скупердяйничали, а вкладывали денежки
и рисковали своими деньгами, но и они, чтобы чувствовали, что государство их
поддерживает. Надо вкладывать деньги, надо чтобы это солидарная была
ответственность.
Мне очень бы хотелось, чтобы вы еще к этому вернулись, не просто
пикировали друг с другом, а вернулись и подумали, как выйти на такие продукты.
Может быть, не надо всю линейку производить, я не знаю, может быть, всю не
надо, но может быть, сосредоточиться на том, что явно у нас пойдет. Понимаете?
Технологии перетаскивать, добиваться более глубокой локализации. У них,
кстати, тоже, когда я был на ваших предприятиях, там же хорошие планы есть и
есть хорошие продукты, уже выпускают. Вместе надо, вместе с Министерством
промышленности подумать.
Н.ФЕДОРОВ: Еще один способ поддержать Константина Анатольевича,
его дело, его бизнес – это вернуться к проблеме, которую поставил Максим
Дмитриевич как самую главную. Знаете, я сейчас выражусь, Минфин, Андрей
Юрьевич со мной не согласится, и я, наверное, отчасти тоже соглашусь с ним, что
он не согласится со мной, это проблема задолженности по субсидиям, по
32
инвестиционным кредитам, потому что Минфин не признает вот эти 25
миллиардов рублей в качестве задолженности, относясь к этой теме строго
юридически. Но есть проблема, люди, ориентируясь на государственную
программу, начали заниматься инвестпроектами. Они прочитали эти правила. И
эти проекты, вот в чем проблема, это наша проблема, Владимир Владимирович,
эти проекты не были синхронизированы и учтены в бюджетных лимитах, которые
предлагал Минфин в виде закона о бюджете – трехлетнего бюджета. И в
результате эта проблема сейчас оценивается на самом деле более чем в 31
миллиард рублей. Но если очень строго относиться и юридически отсекать то, что
не проходило отборы даже в региональных комиссиях, 25 миллиардов рублей.
Мы имеем на самом деле эту проблему. И если сейчас будет отклик в нашем
протоколе, что мы с Минфином должны эту проблему закрыть за счет внутренних
ресурсов… Бывает все-таки, регион что-то не софинансирует. Не здесь
находящиеся губернаторы – бывает так, вы знаете – не находят средств. Такая
условная экономия: все эти ресурсы по неосвоению техники или по мясному
скотоводству там не подошли еще оплаты. Все эти ресурсы мы готовы от
госпрограммы поддержки Минсельхоза направить на поддержку решения
проблемы по инвестиционным кредитам. И по этому году мы можем набрать, по
нашим прогнозным оценкам, миллиардов 7-8 с учетом даже проблемы Дальнего
Востока, закрывая даже проблемы Дальнего Востока. Ну, очень мы
заинтересованы в том, чтобы закрыть эту проблему в следующем году, учитывая
и резервный фонд, о котором говорит Минфин, – 15 миллиардов рублей в
следующем году.
В.ПУТИН: Андрей Юрьевич сразу хочет что-то сказать.
А.ИВАНОВ: Владимир Владимирович, не хотелось бы развивать здесь
дискуссию. Если позволите, просто одно из ключевых замечаний Министерства
финансов на госпрограмму развития сельского хозяйства, которая была
утверждена. Там на 23-х листах были эти замечания, было то, что не
сбалансирована программа по обязательствам по инвесткредитам. Мы три года по
инвесткредитам или даже четыре очень интенсивно просили Министерство
сельского хозяйства, но впервые месяц назад был составлен реестр
инвестиционных кредитов. Мы просто реестра обязательств даже не имели.
Сейчас есть реестр обязательств, мы посчитали, какие-то объемы. Но просьба,
чтобы не дискутировать, извините, не пикироваться, кто источник этой беды в
рамках бюджетных проектировок, хотелось бы получить Ваше поручение всетаки пересмотреть на ближайшую трехлетку приоритеты в рамках госпрограммы
с учетом вот этого огромного объема обязательств, который никак в
госпрограмме не сбалансирован. То есть под эти 25-30 миллиардов рублей
источника действительно нет. Есть 15 миллиардов на сезонные риски, но 7-8
миллиардов мы даже по этому году тоже с коллегами не видим.
В.ПУТИН: Давайте мы в сегодняшнем поручении сформулируем так,
чтобы можно было вернуться и поработать над проблемой совместно. Хорошо?
33
А.БЕЛОУСОВ: До 1 ноября все госпрограммы должны быть пересчитаны
с учетом бюджета на 2014-2016 годы, в том числе и по инвестиционным
госпрограммам.
В.ПУТИН: Что касается сельхозтехники, здесь тоже есть некоторые
поручения, которые были сформулированы еще на прежнем совещании в Ростове.
Андрей Рэмович, скажите.
А.БЕЛОУСОВ: Поручение, о котором Константин Анатольевич говорил,
было в том виде озвучено. Речь идет о том, чтобы распространить механизм,
который примерно сейчас применяется в рамках автокредитования для поддержки
производства и продаж автомобильной техники, на сельхозтехнику. Это
поручение записано. Первым там Минпромторг стоит.
В.ПУТИН: Денис Валентинович, чего хотели добавить?
Д.МАНТУРОВ: Я хотел сказать, что касается повышения качества. Мы
должны констатировать, что «Россельмаш» не спит и не ждет манны небесной. Но
при этом мы софинансируем создание новой модельной цепочки по всему классу
(с первого по седьмой), начиная с прошлого года, и в следующем году мы уже
даем первые опытные образцы, с 2015 года – серийное производство. Первый этап
у нас был – 2008-2010 годы, и сейчас реализовывается второй этап. То есть у нас
на самом деле по зерноуборочным комбайнам в этом году спада нет.
В.ПУТИН: Послушайте, у нас здесь так же, как и в других сферах
подобного рода, в машиностроении, алгоритм наработан. У нас есть рынок, рынок
большой, есть те, которые хотят у нас продавать эту технику. Надо
сформулировать им задачу и сказать, да, вы будете продавать, и мы знаем, как это
делается, или не будете продавать, и мы тоже знаем, как это делается, несмотря на
наше вступление в ВТО, приходите к нам и локализуйте производство. Ну, вот с
ними договоритесь об этом, вот ведь о чем идет речь. Вы же проходили это.
Д.МАНТУРОВ: Ровно так и сделано.
В.ПУТИН: Вы же проходили это, и положительный опыт есть в
машиностроении. Почему здесь так не сделать?
Д.МАНТУРОВ: Это уже все делается. Вот конкретный пример – очередное
соглашение, то, что сегодня Олег Владимирович подписал, это в части
организации производства.
В.ПУТИН: Но настойчивее надо. Понимаете, надо дожимать их, и они
пойдут на это, с удовольствием причем, локализовать будут.
Д.МАНТУРОВ: Это делается по факту.
В.ПУТИН: Да, я знаю.
Давайте мы сегодня все равно зафиксируем это.
Андрей Николаевич, что хотели еще сказать?
А.КЛЕПАЧ: Владимир Владимирович, я к тому, что Вы сказали, по
приоритезации программ. Просто здесь дополню еще раз проблемы.
Изначально госпрограмма в силу жестких бюджетных ограничений была
принята в несбалансированном варианте. Причем напомню, у нас сейчас
34
фактически прямая линия стоит на все три года. Это означает в реальном
выражении падение.
Вот Вы говорили про несвязанную поддержку. В этом году у нас 25
миллиардов, а на следующий год – 15. Мы на следующий год что будем
планировать? Сельхозпроизводители – фактически на 40 процентов у них будет
сокращена поддержка на гектар. Это недопустимо, на наш взгляд. Поэтому
Минсельхоз тогда предлагал добавить 10 миллиардов хотя бы на это. Снять их с
других мероприятий, хотя фактически снимали из той же мелиорации, из других,
невозможно, в том числе и с учетом того, что надо действительно разобраться с
этим узлом, по сути дела, недосубсидированным кредитом. Где-то надо их
реструктурировать, потому что сразу, Минфин прав, 25 миллиардов не найдешь.
Видимо, 7-8 можно найти, там есть варианты. Мы здесь Николая Васильевича
поддерживаем. Но там нужно выстроить программу, рассчитанную на несколько
лет, по разборке с кредитами. Тем не менее, обращаю внимание, что по
несвязанной поддержке ее резать вниз нельзя. Это просто дискредитирует всю эту
затею.
Во-вторых, действительно, нужно смотреть на параметры эффективности,
потому что эта программа и была увязана с тем, чтобы все-таки связать деньги с
тем, как гектар работает. И тут есть разные предложения, их надо дорабатывать.
Но если мы режем деньги, мы просто всю эту затею обесцениваем.
В.ПУТИН: Это понятно.
А.КЛЕПАЧ: И второе по сельхозтехнике.
На самом деле, напомню, тут можно спорить про качество. Нет, на самом
деле все-таки «Россельмаш» и другие сделали серьезный скачок, и заделы есть.
Но у нас сейчас, при всех спорах с белорусами, и даже учитывая все производство
белорусской техники в России, объем производства по разным позициям на 30-40
процентов ниже, чем в 2008 году. То есть по большому счету у нас провальная
ситуация с поставками техники для села. В этом плане действительно нужна
какая-то более нормальная и серьезная модель субсидирования и поддержки
продаж. Хотя, естественно, корпорации здесь должны по-другому работать и с
обслуживанием техники. Не буду это говорить, это все и так лучше знают.
В этой связи надо действительно эту программу выработать, потому что
инструменты, которые сейчас есть, толком не работают, поддержка ограничена.
Но здесь, кстати, тоже что важно, там 2,3 миллиарда реально потратят до конца,
вот сейчас 200 миллионов, может быть, полмиллиарда, остальные деньги уйдут в
бюджет. Надо как минимум, видимо, действительно не потраченные в этом году
деньги пустить на докапитализацию «Росагролизинга» и действительно
определиться, в том числе, и с его ролью. Но, во всяком случае, с нашей стороны,
докапитализировать «Росагролизинг» необходимо, но это надо увязать в целом со
всей программой.
В.ПУТИН: Я уже об этом говорил.
Вадим Николаевич, Вы хотите сказать, как тяжело Вам приходится, Вы
работаете себе в убыток?
В.МОРОЗОВ: Нет, позвольте я начну не с этого.
35
Уважаемый Владимир Владимирович! Я хотел бы сразу на ту тему, которую
Вы сейчас обсуждаете, – производство техники в России –привести пример. В
2003 году произвели и приобрели на РЖД 55 локомотивов, притом явно
устаревшей конструкции, что было, то и брали. Разработали собственную
программу, Вы ее поддержали, все это помнят, 2005 год, – и мощнейшая
программа заработала. Что мы имеем сегодня? Четвертый международный салон
в Щербинке, который неделю назад завершился, – рекорд Гиннесса по количеству
выставленных образцов. Все законодатели железнодорожной техники в России и
не везут свои электровозы, паровозы и тепловозы, а приехали и гордятся тем, что
они допущены вместе с «ТМХ» создавать современный электровоз и
пассажирский подвижной состав, а «Синара» – уральские локомотивы вместе с
«Сименсом». И те сегодня не надышатся, лишь бы только быть здесь.
Конкуренция, соревнования, как угодно называйте.
В.ПУТИН: То есть Вы говорите о том, что развернуть производство
техники в стране не так уж сложно.
В.МОРОЗОВ: Да, конечно.
Что отличает сегодня нас? Я думаю, первое, надо всегда ставить задачу. Мы
ее поставили так: РЖД не будет приобретать иностранных вагонов и
локомотивов. А потом, естественно, имея такого мощнейшего заказчика, были
современные, уже состоявшиеся структуры и бизнес, которые и кредитами
воспользовались …
В.ПУТИН: Здесь разница только в том, что вы – практически
единственный крупный заказчик, и поэтому мы могли так легко отрегулировать
заполнение рынка. Им так сложнее сделать. Как они? Они же не могут закрыть
наш рынок. Поэтому здесь нужна помощь Правительства. Соответствующим
образом должна быть выстроена работа «Росагролизинга», вот о чем я говорю.
Мы так сделали в автопроме, вы сделали в своей отрасли, по некоторым другим
получилось направлениям. И здесь можно сделать, нужна только
целенаправленная и совместная работа.
В.МОРОЗОВ: Так ведь, Владимир Владимирович, и столько банков тогда
не собирали вокруг нас. Конечно, думаю, тут у нас тоже есть неплохие
перспективы и традиции.
Второе, а по сути, – первое и главное, Вы с этого начали, наводнение.
Владимир Владимирович, все задачи решены, и те, которые изложены в Вашем
Указе по перевозкам. Отстояли мы всё – и Транссиб, и БАМ.
В.ПУТИН: Угли вы как перевозите туда?
В.МОРОЗОВ: Без задержек.
В.ПУТИН: А цена? Тариф прежний оставили?
В.МОРОЗОВ: Естественно, там все ценовые преференции, которые
обходятся РЖД в колоссальную сумму, в миллиарды рублей. Я сейчас не буду ее
называть, вылетело из головы, но это огромные деньги.
В.ПУТИН: Все дело в том, что они не могут сейчас завозить
энергетические угли из традиционных районов, откуда завозили раньше, потому
что эти районы затоплены. Им нужно везти их из Кузбасса, из Красноярска – это
36
дальше. И для них, для экономики муниципальных предприятий это накладно или
практически невозможно. Вот в чем проблема.
В.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, все Ваши решения и поручения
выполнены. И то, что уголь, конечно, дотационный груз, все за него платят и
село, в том числе.
В.ПУТИН: Сейчас, Владимир Николаевич. Извините, пожалуйста.
Андрей Рэмович.
А.БЕЛОУСОВ: Я просто хочу напомнить, Владимир Владимирович, что
это был один из пунктов Указа по паводку на Дальнем Востоке, о том, что тариф
РЖД должен быть полностью субсидирован на перевозку угля, картофеля, семян
и целый ряд других товаров. И РЖД специально был сделан единственным
поставщиком. Поэтому здесь вопросы чистой техники. Если Минфин выделил
соответствующие деньги, то вы должны ставить нулевой тариф.
В.МОРОЗОВ: Докладываю, Андрей Юрьевич, именно так все и
исполняется. Конечно, нулевой. Там, где субъект, губернатор, подписал перечень,
по этому перечню все идет.
В.ПУТИН: Я проверю.
В.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, постановление Правительства по
компенсации, по механизму с Минтрансом разработано, на столе сегодня у
Министра. Наверное, пойдет в Правительство дальше. Это безоговорочно.
Перевезли все, что касается МЧС, детей, гуманитарную помощь оказали. И
все, что Вами обозначено, везется. Потратили около 700 миллионов для того,
чтобы удержать и насыпи, и мосты. Дело сделано и, как говорится, дальше мы
теперь уже гарантированы.
Второе. Владимир Владимирович, сегодняшняя тема – это перевозка
сельхозпродукции. Она для нас по процентам не такая уж стратегическая, 2
процента, но по сути это всё, и, конечно, находится на постоянном контроле у нас,
у Президента, у всех. 25 миллионов по прошлому году всего, из которых 17
миллионов – зерно. В этом году, к сожалению, будет меньше. Это, если брать
календарный год.
Мы привезли 6,8 миллиона [тонн] зерна за 8 месяцев, из которых 5
миллионов – это внутренние перевозки и 1,8 – внешние. Они упали более чем в 3
раза. Но что надо сразу сказать? Конечно, август уже обнадеживает. Если падение
1,3 процента в целом по зерну, август – уже 109 [процентов], и понятно, что мы
сейчас набираем в гору.
Как везем? Везем, на мой взгляд, неэффективно. Вы упомянули
определение «оборот вагона». Ведь оборот вагона – это экономический
показатель, который сегодня, прежде всего, ощущает на себе кто? Тот, кто
пользуется этим вагоном. Представьте себе, 25 суток, а было 33, вот мы сейчас в
августе его до 25, и четверо-пятеро суток все, что погружено, в Новороссийске и в
Туапсе постоит. А куда спешит владелец этого вагона-зерновоза, он предъявит
весь счет туда.
При этом у нас транспортная составляющая по зерну с 2003 года по
сегодняшний момент как была – 11-15 процентов. Внутренние и экспортные
37
перевозки – дальность меняет, но колебание где-то в полтора процента к 2003
году по транспортной составляющей в тарифе. То есть это результат конкретного
труда.
Но в Сибири и на Дальнем Востоке специальные условия с 2007 года, мы
заплатили или мы не получили 7 миллиардов рублей, а сегодня эти 7 миллиардов,
только в один год около 700 миллионов, вошли в тариф. Это ФСТ [Федеральная
служба по тарифам], это мы вынуждены были сделать. Почему? Потому что ЕЭП
[Единое экономическое пространство], потому что ВТО, и там нельзя было
оставлять на преференциях, и мы включили это в тарифную базовую
составляющую.
Владимир Владимирович, дальше надо вот что сказать. Мы к 2020 году
нацелились и в программах видим увеличение производства зерна в полтора раза,
а экспорта в два. С Вашей поддержкой мы к Туапсе и к Новороссийску подойдем.
Конечно, я пока не считал, что значит обновленный тариф, но подойдем. А
развитие портовых мощностей не поспевает. Я Вам скажу, почему стоят вагоны с
зерном. Потому что 120 тысяч [тонн груза] сегодня на элеваторе в Туапсе и
Новороссийске, а 125 – уже там, и некуда, и мы видим, что судов нет. Мы
логистикой занимаемся, все, что можем маршрутизировать, – да. Это тоже,
кстати, ценовые интересы для зерновладельцев и тех, кто сегодня пользуется
железнодорожным транспортом. Это значительные скидки, до 50 процентов.
Итак, я хотел бы Вас еще раз заверить, что гарантированно перевозится и
перевезем все, что касается продовольствия, сельхозпродукции, и очень
внимательно следим за всеми этими вопросами.
Есть одна проблема. А проблема эта, Владимир Владимирович, пришла с
вагонами. Наделали брака в вагонах, и понятно, что Аркадий Владимирович
Дворкович уже занимается, комиссия, и все бьются сегодня, как и что дальше
делать – 35 изломов боковых рам тележек, семь крушений и так далее.
В.ПУТИН: Это в основном украинское производство?
В.МОРОЗОВ: В основном украинское производство, но там не было ни
одного зерновоза. У зерновоза ресурс 30 лет. И сегодня получается, что под
сурдинку надо и зерновоз оставить. А что это такое? 5 800 – в этом году, и далее,
там за четыре года – 19 200, 25 процентов. С какой стати? И мы сейчас убеждаем
всех, и Минтранс нас поддерживает, мы сами себе не враги, понимаем, что этот
вагон везет гарантированно, и мы методики разработали. Я просил бы, чтобы
новый зерновоз, во-первых, их в Брянске делают всего 120 [штук] в месяц по 2
миллиона рублей, и все это будет очень, на наш взгляд, ненормально, потому что
кто приедет? Приедет Казахстан, приедет Украина. Я бы просил поддержать нас в
этом плане.
В.ПУТИН: Ладно. Коллеги, нам нужно заканчивать. Спасибо. Просто мне
нужно передвигаться в другое место. Давайте мы сделаем так: если у вас есть
предложения, которые мы еще не успели обсудить, я понимаю, что сельское
хозяйство – это тема, на которую можно говорить до утра. Мы с вами выспимся и
начнем опять снова, и все будут новые и новые проблемы. Это часть нашей
жизни.
38
Давайте мы все то, что сегодня обсуждали, зафиксируем так, как делали в
предыдущих случаях. Конечно, Андрей Рэмович, прошу Вас корректно все это
сделать, чтобы не ставить никакие ведомства в тупиковое положение. Тем не
менее, самые важные точки, о которых коллеги говорили, должны быть учтены в
сегодняшнем протоколе. Но собрались мы для того, чтобы посмотреть на то, как
идет работа по уборке урожая, на какой стадии мы находимся и какие есть
проблемы. Сейчас проблемы прозвучали не все. Аркадий Леонидович, я видел,
Павел Валерьевич руку поднимал. Если у вас есть [предложения], отдайте нам,
чтобы мы могли по возможности учесть ваши озабоченности и сформулировать
задачи.
Я бы хотел всех нас вместе нацелить на то, что работа должна быть в этом
году завершена с максимальным эффектом. Эффект может быть очень хорошим,
может быть, не настолько, насколько мы ожидали в начале года, в начале сезона,
но все-таки он будет лучше, чем в прошлом году. Это уже очевидно. Но на
последнем этапе нужно всем собраться: и транспортникам, и самим
сельхозпроизводителям, и энергетикам, и Правительству, и региональным
властям. Нужно поддержать тех, кто работает непосредственно там, что
называется, «у печки стоит и блины печет», непосредственно тех, кто работает на
земле.
Спасибо.
Участники совещания
БЕЛОУСОВ Андрей Рэмович – помощник Президента
МАНТУРОВ Денис Валентинович – Министр промышленности и торговли
ФЁДОРОВ Николай Васильевич – Министр сельского хозяйства
УСТИНОВ Владимир Васильевич – полномочный представитель Президента в
Южном федеральном округе
КАРЛИН Александр Богданович – губернатор Алтайского края
ТКАЧЁВ Александр Николаевич – глава администрации (губернатор)
Краснодарского края
ГОЛУБЕВ Василий Юрьевич – губернатор Ростовской области
ИВАНОВ Андрей Юрьевич – заместитель Министра финансов
КЛЕПАЧ Андрей Николаевич – заместитель Министра экономического развития
БАБКИН Константин Анатольевич – президент Российской ассоциации
производителей сельхозтехники «Росагромаш»
БАСОВ Максим Дмитриевич – генеральный директор ОАО «Группа Компаний
«Русагро»
ДЕРИПАСКА Олег Владимирович – председатель наблюдательного совета ООО
«Компания «Базовый элемент»
ЗЛОЧЕВСКИЙ Аркадий Леонидович – президент Российского зернового союза
КИСЛОВ Сергей Васильевич – председатель Агропромышленного союза России
НАЗАРОВ Валерий Львович – генеральный директор ОАО «Росагролизинг»
39
ПАТРУШЕВ Дмитрий Николаевич – председатель правления ОАО «Российский
сельскохозяйственный банк»»
СКУРИХИН Павел Валерьевич – президент Национального союза
зернопроизводителей
МОРОЗОВ Вадим Николаевич – первый вице-президент ОАО «Российские
железные дороги»
Источник: сайт http://news.kremlin.ru
40
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа