close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...ядов общетоксического действия и механической травмы

код для вставкиСкачать
П.Ф. Забродский, В. С. Бирибин
Иммунопатология при сочетанном действии
ядов общетоксического действия и
механической травмы. Коррекция нарушений
иммунного гомеостаза
МОНОГРАФИЯ
© П.Ф. Забродский, 2012
© В.С. Бирбин, 2012
ISBN 978–4 –92280-230-90
САРАТОВ 2012
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
Стр
Перечень сокращений
6
Введение
8
Глава 1. Современные представления о нарушениях
физиологической регуляции иммунного гомеостаза
при действии химических соединений общетоксического
действия и механической травмы (обзор литературы)
17
1.1. Общая токсикологическая характеристика
химических веществ общеядовитого действия
17
1.2. Токсикологическая характеристика акрилонитрила
и ацетонитрила
19
1.2.1. Акрилонитрил
19
1.2.2. Ацетонитрил
24
1.3. Влияние акрилонитрила и ацетонитрила на систему
иммунитета
26
1.4. Нарушения регуляции иммуногенеза, функции
Т- и В-звена иммунитета при травматическом повреждении
30
Глава 2. Материал и методы исследований
42
2.1. Объект исследования и применяемые препараты
42
2.2. Исследование интегрального состояния неспецифической
и иммунологической резистентности организма
43
2.3. Исследование функционального состояния лимфоидных
органов
2.3.1. Оценка лимфоидного индекса тимуса и селезенки
45
45
2.3.2. Определение содержания Т-лимфоцитов в тимусе
и лимфоцитов в селезенке, лимфатических узлах,
костном мозге и циркулирующей крови
45
3
2.4. Исследование миграции колониеобразующих единиц
из костного мозга в селезенку
46
2.5. Исследование гуморального звена иммунного ответа
47
2.6. Оценка кооперации Т- и В-лимфоцитов in vitro
48
2.7. Изучение способности макрофагов индуцировать
гуморальный иммунный ответ
49
2.8. Исследование клеточного звена иммунного ответа
49
2.8.1. Оценка функции Т-лимфоцитов
49
2.8.2. Исследование реакции гиперчувствительности
замедленного типа
50
2.8.3. Исследование антителозависимой клеточной
цитотоксичности
52
2.9. Исследование активности естественных клеток-киллеров
53
2.10. Оценка активности эстераз Т-лимфоцитов
55
2.11. Исследование функционального состояния гипоталамогипофизарно-надпочечниковой системы содержания
кортикостерона в крови
56
2.12. Методы статистической обработки результатов исследований
57
Глава 3. Влияние острого отравления нитрилами в сочетании
с механической травмой на интегральное состояние
неспецифической и иммунологической резистентности организма
58
3.1. Изменение антиинфекционной неспецифической и
иммунологической резистентности организма при
экспериментальном перитоните после острой интоксикации
нитрилами и их действии в сочетании с травмой
58
3.2. Изменение антиинфекционной неспецифической и
иммунологической резистентности организма при
экспериментальной пневмонии после острой интоксикации
нитрилами и их действии в сочетании с травмой
3.3. Влияние нитрилов и их сочетания с травматическим
60
4
повреждением на обсемененность селезенки и циркулирующей
крови
61
Резюме
63
Глава 4. Сочетанное действие острого отравления нитрилами
и механическими травмы на функциональное состояние
тимуса, селезенки, миграцию колониеобразующих единиц из
костного мозга в селезенку, содержание (перераспределение)
лимфоцитов в органах системы иммунитета
65
4.1. Изменение лимфоидных индексов тимуса и селезенки
65
4.2. Оценка миграции колониеобразующих единиц из
костного мозга в селезенку
68
4.3. Содержание (перераспределение) лимфоцитов в органах
системы иммунитета
70
Резюме
79
Глава 5. Сочетанное действие острых отравлений нитрилами
и механической травмы на основные гуморальные иммунные
реакции, кооперацию иммуноцитов и способность макрофагов
индуцировать гуморальный иммунный ответ
81
5.1. Влияние на тимусзависимый гуморальный иммунный ответ
81
5.1.1. Оценка воздействия на антителообразование к
тимусзависимому антигену в динамике по титру антител в крови
81
5.1.2. Исследование действия на число антителообразующих
клеток в селезенке
5.2. Исследование тимуснезависимого гуморального иммунного ответа
85
88
5.2.1. Оценка антителопродукции к тимуснезависимому
антигену в динамике по титру антител в крови
88
5.2.2. Исследование содержания антителообразующих клеток
в селезенке тимуснезависимому антигену
5.3. Оценка кооперации Т- и В-лимфоцитов
5.4. Оценка способности макрофагов индуцировать гуморальный
91
93
5
иммунный ответ
96
Резюме
98
Глава 6. Сочетанное действие острых отравлений нитрилами
и механической травмы на основные клеточные иммунные
реакции
100
6.1. Оценка функции Т-лимфоцитов
100
6.2. Исследование реакции гиперчувствительности замедленного типа
101
6.3. Изучение антителозависимой клеточной цитотоксичности
104
6.4. Определение функции естественных клеток-киллеров
106
Резюме
108
Глава 7. Оценка функционального состояния гипоталамогипофизарно-надпочечниковой системы и активности
эстераз иммуноцитов при остром отравлении нитрилами
в сочетании с механической травмой
110
7.1. Оценка массы надпочечников
110
7.2. Содержание кортикостерона в плазме крови
112
7.3. Влияние кортикостерона на основные показатели системы
иммунитета
114
7.4. Определение активности эстераз иммуноцитов
116
Резюме
118
Глава 8. Коррекция нарушений иммунного гомеостаза при
сочетанном действии острого отравления нитрилами и
механической травмы
120
8.1. Влияние дипироксима, Т-активина и миелопида на основные
показатели гуморального иммунного ответа
120
8.2. Влияние антициана, Т-активина и миелопида на основные
показатели клеточного иммунного ответа
126
Резюме
127
Заключение
129
Выводы
150
6
Практические рекомендации
153
Литература
154
7
ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ
АЗКЦ - антителозависимая клеточная цитотоксичность
АН - ацетонитрил
АОК - антителообразующие клетки
БОВ – боевые отравляющие вещества
ГГНС - гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система
ГЗТ - гиперчувствительность замедленного типа
ГМ-КСФ
–
гранулоцитарно-макрофагальный
колониестимулирующий
фактор
ДНК - дезоксирибонуклеиновая кислота
ДСН - додецилсульфат натрия
ЕКК - естественные клетки-киллеры
ЕЦ - естественная цитотоксичность
ИКК – иммунокомпетентные клетки
ИЛ-1 (2 и т.д.) - интерлейкин-1 (2 и т.д.)
К-клетки – клетки-киллеры (лимфоциты, определяющие АЗКЦ)
КА - катехоламины
КМ - костный мозг
КОЕ - колониеобразующая единица
КОЕс - колониеобразующая единица селезенки
КонА - конканавалин А
КС - кортикостероиды
ЛИ – лимфоидный индекс
НАК – нитрил акриловой кислоты
НРО - неспецифическая резистентность организма
ОДЛТА – отрицательный двоичный логарифм титра антител
П-СКК – примитивная стволовая кроветворная клетка
ПЯЛ – полиморфноядерные лейкоциты
8
РНК – рибонуклеиновая кислота
РТМЛ – реакция торможения миграции лейкоцитов
СВО - системный воспалительный ответ
СКК - стволовая кроветворная клетка
ТКБ – тромбоцитарный катионный белок
ТХВ - токсичные химические вещества
Тh1 – Т-лимфоциты- хелперы типа 1
Тh2 – Т-лимфоциты- хелперы типа 2
ФГА – фитогемагглютинин
ХСОД – химические соединения общетоксического действия
СКК - стволовые клетки крови
ЦНС - центральная нервная система
ЭБ - эритроциты барана
ЭК - эритроциты кур
Ig - иммуноглобулин
LD50 - средняя смертельная доза, вызывающая смертельный исход у 50%
отравленных
Vi-антиген (Vi-Ag) - тимуснезависимый Vi - антиген брюшнотифозной
вакцины
9
ВВЕДЕНИЕ
Одной из актуальных проблем иммунотоксикологии в настоящее время
является оценка нарушения состояния неспецифической резистентности
организма (НРО) и системы иммунитета после острых отравлений
токсическими химическими веществами (ТХВ) [Забродский П.Ф., 1993; 1998;
Забродский П.Ф., Descotes G., 1986; Luster M.J. et al., 1987; Sullivan J.B., 1989],
в частности, ядами общеядовитого действия (нитрилов, цианистого водорода,
динитрофенола, этиленхлоргидрина и др.) [Сидорин Г.И. и соавт., 1996;
Германчук В.Г., 2000; Беликов В.Г. 2001]. Необходимость изучения
нарушений физиологических механизмов регуляции системы иммунитета под
влиянием ТХВ общетоксического действия обусловлена тем, что в последнее
время частота острых интоксикаций данными химическими соединениями
увеличивается [Сидорин Г.И. и соавт., 1996; Германчук В.Г., 2000]. Это
связано с постоянно растущими темпами химического производства,
возможностью аварий на химических объектах, широким использованием
химических веществ общеядовитого действия в быту и промышленности.
Возможны
массовые
отравления
нитрилами,
как
наиболее
часто
используемыми в промышленности ТХВ, при их транспортировке и
хранении. Острые интоксикации химическими соединениями общеядовитого
действия (ХСОД) возможны при уничтожении боевых отравляющих веществ
(БОВ), цианистого водорода, хлор- и бромциана и др. в случае аварий на
химических объектах, в частности, на предприятиях, занимающихся
утилизацией химического оружия [Саватеев Н.В., Куценко С.А., 1983;
Варенин С.А. и соавт., 1992; Козяков В.П. и соавт., 1993].
Загрязнение
окружающей
среды
нитрилами
и
другими
ядами
общетоксического действия, рост острых и хронических интоксикаций
данными соединениями снижает гуморальный и клеточный иммунный ответ,
обусловливает различные инфекционные, онкологические и аллергические
10
заболевания [Шубик В.М. 1976; Хаитов Р.М. и соавт., 1995; Забродский П.Ф.,
1998; Loose L.D., 1985; Miller K., 1985; Descotes J., 1986; Luster M.I. et al.,
1987].
Нарушения иммунного гомеостаза при отравлении нитрилами, в
частности, нитрилом акриловой кислоты (акрилонитрилом, НАК) и нитрилом
уксусной кислоты (ацетонитрилом) в настоящее время исследованы
недостаточно.
Особую
актуальность
приобретает
проблема
изучения
сочетанного действия острого отравления нитрилами с механической травмой
на
иммунный
гомеостаз,
так
как
при
авариях
и
катастрофах,
террористических актах острые отравления, как правило, будут сочетаться с
механическими
повреждениями,
обусловливающими
травматическую
болезнь с выраженным иммунодефицитом [Кожевников В.С и соавт., 1991].
Формирование иммунодефицитного состояния при сочетанном действии
веществ общеядовитого действия, в частности, нитрилов, и травмы остается
совершенно не исследованным.
Акрилонитрил используется как сырье для производства полиакриловых
и моноакриловых нитей, синтетических каучуков, нитриловых эластиков,
акриламида, клея, оргстекла и других материалов.
Ацетонитрил широко применяется в химической промышленности, в
органическом синтезе, производстве ароматических веществ, является
хорошим
растворителем
органических
веществ
для
получения
малононитрила, адипинонитрила и витамина В1.
При аварийных ситуациях с загрязнением местности в случае аварий на
химических объектах поражения нитрилами характеризуются крайне высокой
смертностью отравленных - 30,8 - 86,7 % [Забродский П.Ф. и соавт., 2007]
причем в отсроченный
будет
наряду
с
после острого поражения период эта смертность
другими
причинами
связана
с
формированием
постинтоксикационного иммунодефицитного состояния, приводящего к
инфекционным осложнениям и заболеваниям [Бравве В.Н. и соавт., 1989].
Несомненно, что при поражениях нитрилами
на развитие вторичного
11
иммунодефицита будут существенное влияние оказывать механические
повреждения. Только в Саратове прогнозируемые санитарные потери в
результате аварии могут достигнуть 50 тыс. человек, а летальные поражения
будут встречаться в 35% случаев [Забродский П.Ф. и соавт., 2007]. Не
вызывает сомнения, что в танатогенезе при отравлениях нитрилами в
сочетании с тяжелой механической травмой существенную роль играет
нарушение физиологической регуляции НРО, иммуногенеза, снижение
функции Т- и В-системы иммунитета [Забродский П.Ф., 1998; Забродский
П.Ф. и соавт., 1998].
Исследование основных нарушений неспецифической резистентности
организма, различных звеньев иммуногенеза, Т- и В - системы иммунитета
имеет
важное
значение
для
целенаправленного
применения
иммуномодуляторов из большого арсенала известных сейчас веществ данного
класса для профилактики инфекционных осложнений и заболеваний при
сочетанном действии острого отравления и механической травмы. При этом
следует
учитывать,
что
проблема
коррекции
иммунодефицита
при
травматической болезни требует изучения целого комплекса довольно
сложных вопросов, связанных с изучением иммунопатологии травмы
[Кожевников В.С., 1991].
Необходимо отметить, что вопрос о фармакологической коррекции
нарушений иммунного гомеостаза под влиянием механической травмы в
сочетании с острым отравлением акрилонитрилом или ацетонитрилом в
постинтоксикационном периоде до сих пор совершенно не исследован и
нуждается в изучении. Исследование формирования постинтоксикационного
иммунодефицитного состояния при действии нитрилов в сочетании с
травмой, приводящего к инфекционным осложнениям и заболеваниям,
позволит существенно улучшить схемы лечения, направленные на их
снижение.
Таким образом, учитывая достаточно широкое распространение и
использование
акрилонитрила
и
ацетонитрила
в
промышленности,
12
возможность аварий при уничтожении БОВ, относящихся к веществам
общеядовитого действия, высокую летальность при отравлении ими,
недостаточно изученные особенности их действия на систему иммунитета,
сочетание острых отравлений с механической травмой следует заключить,
что
проблема
исследования
нарушений
иммунного
гомеостаза
в
постинтоксикационный и постравматический период, разработка способов их
коррекции для профилактики инфекционных осложнений и заболеваний
актуальна и важна как в теоретическом, так и в практическом отношении.
Цель исследования: изучение нарушения иммунного гомеостаза при
остром отравлении акрилонитрилом и ацетонитрилом в сочетании с тяжелой
механической травмой (в начальной стадии травматической болезни) в
условиях эксперимента на животных, обосновать фармакологическую
коррекцию
иммунитета.
выявленных
нарушений
в
различных
звеньях
системы
13
ГЛАВА 1
СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НАРУШЕНИЯХ
РЕГУЛЯЦИИ ИММУННОГО ГОМЕОСТАЗА ПОД ВЛИЯНИЕМ
ХИМИЧЕСКИХ СОЕДИНЕНИЙ ОБЩЕТОКСИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ
И МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ
(обзор литературы)
1.1. Общая токсикологическая характеристика химических веществ
общеядовитого действия
Общеядовитыми
называются
вещества,
способные
в
результате
взаимодействия с различными биохимическими структурами вызывать острое
нарушение энергетического обмена, которое и является в тяжелых случаях
одной из основных причин смерти отравленного. Энергообразование в
организме включает следующие стадии: появление в результате метаболизма
субстратов, способных окисляться, отдавая электроны и водород, транспорт
электронов и водорода по цепи дыхательных ферментов, акцепция
электронов и водорода кислородом, механизм сопряжения транспорта
электронов по цепи дыхательных ферментов с синтезом АТФ [Саватеев Н.В.,
1978; Лужников Е.А., 1982; Лудевиг Р., Лос К.,1983; Могуш Г., 1984;
Лужников Е.А., Костомарова Л.Г., 1989, 2000; Маркова И.В. и соавт., 1998].
Основным генератором энергии в организме являются митохондрии,
содержащие весь набор ферментов цикла Кребса (цикла трикарбоновых
кислот) – основного источника субстратов для окисления, способствующему
получению энергетических запасов клетки. Во внутренней мембране
митохондрий локализованы энзимы дыхательной цепи, осуществляющие
14
транспорт электронов и водорода от субстрата на кислород [Ленинджер А.,
1974].
Причинами нарушения энергообмена могут быть острый дефицит
кислорода в тканях, что наблюдается при затруднении или прекращении
транспорта кислорода кровью, повреждение цепи дыхательных ферментов
(ингибирование НАД, ФАД, цитохрома Q, компонентов b, с, а, а3), нарушение
механизмов сопряжения, окисления и фосфорилирования, истощения запасов
субстратов для процессов биологического окисления.
К веществам общеядовитого действия относятся гемолитические
токсиканты (анилин, мышьяковистый водород, медный купорос, уксусная
кислота); яды, действующие на гемоглобин (оксиды азота, сернистый
ангидрид, оксид углерода); ингибиторы ферментов дыхательной цепи
(цианиды, сероводород, акрилонитрил, ацетонитрил, аммиак, некоторые
антибиотики, барбитураты); разобщители окисления и фосфорилирования
(динитрофенол,
динитроортокрезол);
вещества,
истощающие
запасы
субстратов для процессов биологического окисления (этиленхлоргидрин,
этиленфторгидрин и др.)
Некоторые
из
указанных
в
классификации
веществ,
помимо
общеядовитого, обладают выраженным раздражающим, а при высоких
концентрациях и удушающим действием. Следует отметить, что большинство
ТХВ в той или иной степени оказывают влияние на тканевое дыхание и
окислительное фосфорилирование [Саватеев Н.В., Куценко С.А., 1993].
Самая обширная группа промышленных ядов объединяет вещества,
способные
при
ингаляционном
воздействии
вызывать
формирование
токсического отека легких, а при резорбции во внутренние среды организма
нарушать энергетический обмен по одному их указанных выше механизмов.
К ним относятся акрилонитрил, ацетонитрил, сероводород, сернистый
ангидрид, аммиак, азотная кислота и оксиды азота. Интоксикация этими
веществами сопровождается тяжелейшей гипоксией смешанного типа:
гипоксической
(дыхательной,
гемической,
и/или
гистотоксической
15
(тканевой), а так как всегда развиваются нарушения со стороны сердечнососудистой системы, то и циркуляторной. Многие ядовитые соединения этой
группы обладают сильнейшим прижигающим действием [Саватеев Н.В.,
Куценко С.А., 1982].
1.2. Токсикологическая характеристика акрилонитрила и
ацетонитрила
1.2.1. Акрилонитрил
Акрилонитрил (НАК, нитрил акриловой кислоты, цианэтилен, 2пропеннитрил, цианвинил) - летучая, бесцветная, горючая жидкость с
характерным слабым сладковатым запахом; слабо растворим в воде,
смешивается
с
акрилонитрила
большинством
взрываются
с
органических
образованием
растворителей.
цианистого
Пары
водорода.
Температура кипения при 760 мм рт ст 77,3°С, плотность при 20°С 0,8060
кг/м3. Температура замерзания – минус 83,55°С; температура воспламенения 481°С; молекулярная масса - 53,06 Да. Смесь паров НАК с воздухом (от 3 до
17% по объему) является взрывоопасной [American Cyanamid, 1974].
Впервые акрилонитрил был получен в 1893 г. К 1976 г. в мире
произведено около 2400000 тонн НАК. Нитрил акриловой кислоты широко
используется
в
промышленности
как
сырье
для
производства
полиакрилонитрильных и моноакриловых нитей, синтетических каучуков,
нитриловых эластиков, акриламида, клея, оргстекла и других материалов
[Шустов В.Я. и соавт., 1985].
В экспериментах на животных было продемонстрировано ковалентное
связывание акрилонитрила с компонентами тканей организма [Иванов В.В.,
16
1980; Nilsen O.G., et al., 1980; Appel K.E. et al., 1981; Guengerich F.P., et al.,
1981; Ghanayem B.I., Ahmed A.E., 1982; Silver E.H., Szabo S., 1982; Peter H., et
al.,
1983].
Прямое
окисление
акрилонитрила
гидроперекисными
соединениями происходит с вовлечением цианогруппы, хотя в биологических
объектах, вероятно, происходит окисление двойной связи в окcиран
глицидонитрила [Kopecky J., 1982].
Отравление НАК возможно при поступлении яда ингаляционным путем,
через кожные покровы и желудочно-кишечный тракт [Willhite C.C., Smith
R.P., 1981]. Острые отравления акрилонитрилом возникают, как правило, в
результате
возникновения
аварийных
ситуаций
на
химических
производствах, нарушений техники безопасности в лабораториях или при
ошибочном употреблении внутрь.
Пороговая величина по запаху для акрилонитрила в среднем составляет
40,4 мг/м3 (18,6 ч/млн), интервал от 0,007 до 109,4 мг/м3 (0,0031-50,4 ч/млн)
[Baker R.A., 1963].
НАК
относится
к
веществам
второго
класса
токсичности
–
высокотоксичным и высокоопасным [Шустов В.Я. и соавт., 1985]. При
пероральном поступлении для мышей ЛД50 НАК составляет 25- 48 мг/кг, для
крыс – 78-186 мг/кг (при внутрибрюшинном введении – 65-110 мг/кг). Для
морских свинок при подкожном введении – 99 мг/кг [American Cyanamid,
1974; Германчук В.Г., 2000; Беликов В.Г., 2001].
При
остром
воздействии
акрилонитрила
среднелетальные
дозы
варьируют для различных видов лабораторных млекопитающих от 25 до 186
мг/кг. При нанесении жидкого акрилонитрила на кожу хвоста крыс-самцов
среднесмертельная доза составляет 282 мг/кг [Зотова Л.В., 1976]. Отчетливой
зависимости между LD50 и путем поступления акрилонитрила в организм,
видом
растворителя,
полом
животных
не
отмечено.
Мыши
более
чувствительны к токсическому действию акрилонитрила по сравнению с
крысами, морскими свинками и кроликами. Гибель собак наступала после
17
внутривенного введения акрилонитрила в дозе 300 мг/кг [Graham J.P.D.,
1965].
Концентрация акрилонитрила в крови и печени достигала более высоких
значений после внутривенного или внутрибрюшинного введения, чем после
пероральной затравки; однако быстро снижалась в крови (период полужизни
t0,5 составляет 19 мин) и печени (t0,5 равен 15 мин после внутривенного
введения и 21 мин после внутрибрюшинного введения) [Nerudova J. et al.,
1980; Gut I. et al., 1981]. Период полужизни после перорального отравления в
крови составляет 61 мин, а в печени - 70 мин, что видимо, обусловлено более
медленным всасыванием, чем выведением. Доказательством более быстрого
метаболизма акрилонитрила в печени, чем в крови, является большая
площадь под кривой "концентрация - время" для содержания вещества в
крови, чем в печени, как после перорального, так и после внутривенного и
внутрибрюшинного введения [Gut I. et al., 1981].
Токсикокинетика
акрилонитрила
характеризуется
довольно
равномерным распределением этого вещества, а также тем, что максимальные
уровни его накопления в некоторых органах и эритроцитах обусловлены
реакцией метаболитов акрилонитрила с растворимыми и белковыми
молекулами, содержащими сульфгидрильные группы [Шустов В.Я. и соавт.,
1985; Nerudova J. et al., 1981].
Зарегистрирована
относительно
более
длительная
задержка
акрилонитрила в тканях мозга и мышцах. В цитозольных фракциях мозга,
печени и почках крыс выявлено повышенное содержание НАК, меченым 14С
[Ahmed A.E. et al., 1982; Sato M. et al., 1982].
Экспериментальные
организме,
тканевые
данные
относительно
повреждения,
вызванные
распределения
его
НАК
воздействием,
в
не
указывают на повышенную кумуляцию этого вещества в каком - либо
определенном органе или ткани (за исключением эритроцитов), при его
хроническом воздействии [Ефремов А.М., 1976; Quast J.F. et al., 1977].
18
В организме биотрансформация акрилонитрила протекает довольно
интенсивно. Так, при внутрибрюшинном введении акрилонитрила мышам в
дозе 20 и 35 мг/кг наблюдается превращение в метаболиты соответственно 88
и 55% яда. Мeтаболизм акрилонитрила происходит в печени, в корковом и
мозговом слое почек, легких, селезенке, эпителии желудочно-кишечного
тракта, коже [Parsons J.C., Mitzners 1975].
Основными метаболитами акрилонитрила являются меркаптопуровые
кислоты, образующиеся в результате реакции соединения акрилонитрила или
глицидонитрила с глутатионом, которые катализируются глутатион-Sтрансферазами [Ефремов А.М., 1976]. Выделены и идентифицированы из
мочи животных по меньшей мере 10 метаболитов акрилонитрила [Kopecky J.
et al., 1980], в том числе - цианид, глицидонитрил, 2-цианэтанол,
циануксусная кислота, уксусная кислота, которые значительно токсичнее
акрилонитрила.
Результаты опытов на животных показывают, что цианид, образующийся
in vivo при участии тиосульфаттрансферазы, последовательно превращается в
тиоционат и выводится с мочой. У крыс после введения акрилонитрила в дозе
60 мг/кг экскреция тиоционата с мочой наблюдалась с постоянной скоростью
- 0,53 мг/ч, а период полувыведения составлял 13 ч [Ahmed A.E., Patel K.,
1981]. Сульфгидрильные соединения (цистеин, унитиол, тиосульфат натрия)
повышают
активность
тиосульфатсульфидтрансферазы
в
превращении
цианида в тиоцианат как в условиях in vitro, так и in vivo [Frankenberg L.,
1980]. Аналогичного эффекта в отношении акрилонитрила наглядно показать
не удалось [Gut I., et al. 1975], возможно, вследствие ингибирующего влияния
акрилонитрила на тиосульфатсульфидтрансферазы. В этом отношении
интересны
результаты
тиосульфатом
натрия
иммунотоксичности
[Забродский
П.Ф.,
НАК
в
Ромащенко
комбинации
С.А.,
с
1998],
свидетельствующие о том, что исследуемый антидот усиливает некоторые
иммунотоксические эффекты НАК, вероятно, вследствие собственных
19
отрицательных иммунотоксичных свойств в больших дозах, используемых
для антидотной терапии.
К основным синдромам при отравлении акрилонитрилом относятся:
угнетение функции ЦНС, гастроэнтерит, нарушение функции печени и почек,
сердечно-сосудистой системы [Лазарев Н.В., 1976; Шустов В.Я. и соавт.,
1985; Brieger H. et al., 1952; Graham J. P.D., 1965]. Акрилонитрил способен в
летальных дозах вызывать поражение надпочечников [Szabo S., Selye H.,
1971; 1972; Szabo S., 1980]. Это обстоятельство дает основания полагать, что
иммунотоксичность НАК не связана с активацией гипоталамо-гипофизарнонадпочечниковой системы [Забродский П.Ф и Киричук В.Ф.,1998].
При остром действии паров НАК на человека наблюдаются головные
боли, головокружение, раздражение слизистых глаз, носа и горла, ощущение
распирания в грудной клетке, рвота, тремор, нарушение координации
движения, судороги. Спустя сутки после воздействия отмечается увеличение
печени, желтуха [Sartorelli Е., 1966]. Действие НАК на кожу сопровождается
раздражением
и
покраснением
кожных
покровов
с
последующим
образованием пузырей через 5 мин – 24 ч, но системных эффектов не
наблюдалось [Бабанов Г.П., 1957]. Рабочие, подвергающиеся воздействию
НАК на протяжении примерно 3 лет (при концентрации 0,6-6 мг/м3), страдали
головными болями, бессонницей, жаловались на боли в области сердца,
общую
слабость,
пониженную
работоспособность
и
повышенную
раздражительность [Бабанов Г.П. и соавт., 1959; Шустов В.Я., Маврина Е.А.,
1975; Шустов В.Я. и соавт. 1985].
Существует предположение о возможном механизме повреждающего
действия акрилонитрила на надпочечники, которое реализуется в результате
активации перекисного окисления липидов [Шустов В.Я. и соавт., 1985; Silver
E.H., Szabo S., 1982], что может иметь значение в механизмах реализации
иммунотоксических эффектов. Известно, что гормоны коры надпочечников в
физиологических концентрациях необходимы для реализации иммунного
ответа, в то же время, при стресс - реакции (в частности, на острое
20
отравление) они способны оказывать иммуносупрессивное действие [Корнева
Е.А. и соавт., 1978; Корнева Е.А., 1985; Лазарева Д.Н., Алехин Е.К., 1985;
Корнева Е.А. и соавт., 1988; Забродский П.Ф., 1998; Забродский П.Ф.,
Киричук В.Ф., 1998; Забродский П.Ф., Германчук В.Г., 2000].
Таким образом, акрилонитрил обладает выраженной токсичностью при
различных
путях
поступления
в
организм.
Острые
отравления
акрилонитрилом отличаются от интоксикаций промышленных растворителей
и пластмассовых мономеров тяжестью, высокой летальностью и связаны с
действием как самого яда, так и его метаболитов (глицидонитрила, 2цианэтанола, циануксусной кислоты, уксусной кислоты, циан-иона).
1.2.2. Ацетонитрил
Ацетонитрил (АН, нитрил уксусной кислоты, метилцианид, цианметан) –
летучая, бесцветная, горючая жидкость с запахом эфира. Смешивается с
водой, этиловым спиртом, большинством органических растворителей.
Температура кипения при 760 мм рт. ст. 81,6°С, температура плавления 41°С, плотность - 0,783 кг/м3, молекулярная масса - 41,05 Да [Трубников Н.А.
1966; Лазарев Н.В., 1976].
АН
широко
органическом
фармацевтических
используется
синтезе,
и
в
химической
производстве
парфюмерных
промышленности
ароматических
препаратов,
как
в
веществ,
селективный
растворитель углеводородов, масел [Мехтиев С., 1966].
Ацетонитрил метаболизируется, в основном, образуя цианид, за счет
которого
проявляется
его
токсическое
действие.
Экспериментальные
исследования различных авторов позволяют считать, что в тканях людей,
погибших от отравления ацетонитрилом, обнаруживается циан-группа [Парк
Д.В., 1973; Purchase J.F., et al. 1987].
21
Изложенные
факты
дают
основания
рассматривать
механизм
токсического действия АН, в основном, как реализацию эффекта циан-иона.
В период токсического действия циан-ион ингибирует компонент а3
цитохром -с- оксидазы. Циан-ион также блокирует свыше 40 других железо-,
медь-, цинксодержащих ферментов [Тиунов Л.А., 1961; Ленинджер А., 1974;
Диксон М., Уэбб Э., 1982; Страйер Л., 1985; Ершов Ю.А., Пастнева Т.В.,
1989].
Решающая
роль
циан-иона
в
механизме
токсического
действия
ацетонитрила не исключает наличие некоторых отличий в эффектах действия
данного вещества от других цианидов. Так, при введении перорально белым
мышам 1,0 LD50 ацетонитрила, манолотрила и цианистого калия через 1 ч в
печени образуются циан-ионы соответственно 16 мкг/г; 3090 мкг/г и 3380
мкг/г [Faroogui M.J., 1982]. Вероятно, это обусловлено более медленной
биотрансформацией АН по сравнению с другими соединениями.
К основным метаболитам АН относятся роданиды, муравьиная кислота
и аммиак. При подкожном введении ацетонитрила белым мышам, вследствие
окисления циан-ионов тиосульфаттрансферазой, происходит увеличение
роданидов в сыворотке крови максимально через 7 ч [Трубников Н.А. 1966;
Лазарев Н.В., 1976].
Среднесмертельная доза LD50 АН при введении в желудок белым мышам
составляет 200 мг/кг, белым крысам - 3800 мг/кг, при подкожном введении
1200 мг/кг и 1900 мг/кг соответственно; морским свинкам - 140-260 мг/кг.
При вдыхании АН LD50 для белых мышей составляет 3,4 мг/л, белых крыс 26,8 мг/л (экспозиция 4 часа), морских свинок - 9,4 мг/л, кроликов - 4,7 мг/л.
При аппликации на кожу АН в дозе 1,25 мл/кг половина кроликов погибала в
течение 8 ч [Трубников Н.А., 1966; Лазарев Н.В., 1976; Измеров Н.Ф. и соавт.
1977; Забродский П.Ф., Киричук В.Ф., 1998; Германчук В.Г., 2000; Grahl K.
1968].
К основным синдромам при остром отравлении АН, независимо от путей
поступления
в
организм,
относятся:
начальная
заторможенность
22
(наркотический эффект) или возбуждение, расстройство координации
движения, угнетение рефлексов, мышечная дрожь, судороги, смерть от
остановки дыхания [Лазарев Н. В., 1976]. Данные о токсических эффектах
ацетонитрила ограниченны. Отмечено тератогенное действие АН у хомяков,
связываемое авторами с высвобождением циан-ионов в процессе его
метаболизма [Willhite C., 1983]. Введение АН и ацетона крысам в разных
отношениях показало, что ацетон потенцирует острый токсический эффект в
3-4 раза [Freeman J.J., Hayes E.P., 1985]. В опытах in vitro на суспензии
микросом печени крыс установлено, что инкубация в присутствии паров АН
под давлением 89 мм рт ст на протяжении 20 мин с компонентами системы
генерации НАДФxН сопровождалось накоплением циан-ионов со скоростью
2,74 Нм/мг белка/20 мин [Freeman J.J., Hayes E.P., 1985].
Таким образом, ацетонитрил обладает выраженной токсичностью при
различных путях поступления в организм. Острые отравления ацетонитрилом
отличаются от интоксикаций промышленных растворителей тяжестью и
высокой летальностью и связаны с действием как самого яда, так и его
метаболитов (аммиака, муравьиной кислоты, циан-иона).
1.3.
Влияние акрилонитрила и ацетонитрила на систему
иммунитета
Данные о влиянии акрилонитрила и ацетонитрила на иммунный
гомеостаз до 90-х годов прошлого столетия были весьма ограниченны
[Бравве Г.П., 1985]. Существенный вклад в изучение иммунотоксических
эффектов НАК и АН внесли экспериментальные исследования П.Ф.
Забродского и соавт. (1994, 1998; 2000), П.Ф. Забродского и В.Ф. Киричука
(1998) и В.Г. Германчука (2000). В целом, как у большинства ксенобиотиков
[Забродский П.Ф. 1993; Савченко А.А. и соавт., 1995; Литовская А.В. и
23
соавт., 1997; Descotes G., Mazue G., 1987; Willem S. et al., 1996]
иммунотоксичность нитрилов обусловлена супрессией преимущественно Тзвена иммунитета.
Установлено,
что
у
рабочих,
подвергающихся
хроническому
воздействию акрилонитрила в производственных условиях, наблюдалась
пониженная функциональная активность Т-лимфоцитов [Иванов В.В., 1980;
Шустов В.Я. и соавт., 1985; Шустов В.Я., Довжанский И.С., 1987]. При
остром отравлении акрилонитрилом, в опытах на мышах, происходит
блокирование способности селезеночных Т-клеток супрессоров подавлять
иммунный ответ [Tucker A.N. et al., 1987].
Эпидемиологические и экспериментальные исследования влияния цианионов на клеточное звено иммунного ответа при хроническом действии в
малых
дозах
противоречивы.
При
изучении
на
жителях
Либерии
хронического действия цианидов, потреблявших с пищей умеренные и
высокие количества цианидов, было установлено повышение у них уровней
IgA, IgG, IgM [Jackson J.C. et al., 1985].
При осмотре рабочих, контактирующих с роданид аммонием, было
установлено
снижение
фагоцитарной
активности
нейтрофилов
и
концентрации IgA у 60% рабочих [Савченко М.В., 1987]. Исследования на
морских свинках показали, что тиоциан и цианат селена (24 мг/кг) угнетали
антителообразование,
а
цианат
селена
в
дозе
4
мг/кг
усиливал
антителообразование [Kramer A. et al., 1984].
Действие
циан-иона
на
клеточный
иммунный
ответ
следует
рассматривать не только как проявление изолированного эффекта, но и как
влияние на Т-лимфоциты, К-клетки и ЕКК роданидов (SCN⎯), образующихся
в процессе биотрансформации. Скорость этого процесса, представляющего
собой обезвреживание яда, составляет 1 мг/кг CN⎯ в час [Лудевиг Р., Лос К.,
1983].
Возможность реализовать иммунотоксический эффект у нитрилов может
быть связана с центральной нервной системой (ЦНС). В настоящее время
24
тесная связь действия токсикантов с функцией ЦНС доказана [Корнева Е.А.,
1985; Петров Р.В., 1987; Иванова А.С., 1998; Забродский П.Ф., 1998; Hart
M.N., Zsuzsanna F., 1995; Husband A.I., 1995; Wilson S., Mireile D., 1995].
Воздействуя
на
процессы
тканевого
дыхания,
химические
вещества
общеядовитого действия оказывают токсическое действие на центральную
нервную систему, нарушая выработку медиаторов и тем самым процесс
нервной регуляции, что приводит к потере контроля над функционированием
иммунной системы [Иванова А.С., 1998; Забродский П.Ф., 1998; Shrikant P.,
Benveniste E., 1996].
Гормоны гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГНС)
контролируют деятельность ИКК и при определенном режиме введения
способны проявлять иммуностимулирующие свойства [Корнева Е.А., 1985;
Корнева Е.А. и соавт., 1988; Claman H.N., 1972]. На различных стадиях
созревания ИКК и по отношению к различным субпопуляциям лимфоцитов
действие глюкокортикоидов может быть стимулирующим или угнетающим
[Юрина Н.А., Тамахина А.Я., 1996; Ягмуров О.Д., Огурцов Р.П., 1996;
Dhabhar F.S. et al., 1996; Mc. Ewen Bruse S., et al., 1997; Ficek W. 1997]. При
через 2 суток существенно
острой интоксикации АН в дозе 0,8 LD50
уменьшалось содержание в плазме крови крыс кортикостерона, что позволяет
предполагать,
что
иммунодепрессивный
эффект
кортикостерона
при
действии нитрилов отсутствует [Забродский П.Ф., Киричук В.Ф., 1998].
Снижение гуморального и клеточного звена иммунного ответа связано,
вероятно,
с
общетоксическим
действием
веществ
данной
группы:
ингибированием цитохром-с-оксидазы (цитохромов а и а3) цианидом в
системе ферментов тканевого дыхания митохондрий иммуноцитов и
нарушением в результате этого различных биохимических процессов как
самими веществами, так и их токсичными метаболитами [Забродский П.Ф.,
1998].
Неспецифические
эстеразы
являются
лизосомными
ферментами.
Эстеразы могут осуществлять различные функции в различных типах клеток.
25
Цитотоксический эффект, осуществляемый Т-клетками против клеток
мишеней, ингибируется фосфорорганическими соединениями, являющиеся
сильными ингибиторами эстеразной активности, что подтверждает участие
эстераз в киллерной функции Т-клеток [Ferluga J., et al., 1972]. 80%
моноцитов демонстрируют умеренную и сильную активность α-нафтилбутиратэстеразы. α-нафтил-АS-ацетатэстераза и α-нафтил-бутиратэстераза
локализуются преимущественно в Т-лимфоцитах [Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино
Д., 1983]. Одним из основных механизмов иммунотоксического эффекта НАК
является ингибирование данных эстераз, а также ацетилхолинэстеразы Тхелперов типа 1 – Th1 [Забродский П.Ф., Киричук В.Ф., 2000].
В работах В.Г. Германчука (2000), П.Ф.Забродского и соавт. (1998, 1999,
2000), П.Ф.Забродского и В.Ф. Киричука (2000) показано, что острая
интоксикация нитрилами в различных дозах приводит к снижению
антиинфекционной
неспецифической
резистентности
организма,
гуморального и клеточного иммунного ответа. При этом акрилонитрил
оказывает более выраженное иммунотоксическое действие на систему
иммунитета, чем ацетонитрил.
Таким образом, акрилонитрил и ацетонитрил представляют собой
высокотоксичные химические соединения, которые широко используются в
химической промышленности. Эти агенты чрезвычайно опасны при
загрязнении местности, в случае аварий на химических объектах, обладают
выраженной токсичностью при различных путях поступления в организм.
Острые
отравления
отличаются
от
интоксикаций
промышленными
растворителями и пластмассовыми мономерами выраженными клиническими
проявлениями
и
высокой
летальностью.
Не
вызывает
сомнения
необходимость дальнейшего изучения влияния веществ общеядовитого
действия, в частности, нитрилов, на состояние иммунного гомеостаза.
Характер сочетанного эффекта механической травмы и острого отравления
нитрилами совершенно не ясен и нуждается в исследовании.
26
1.4.
Нарушение регуляции иммуногенеза, функции Т- и В-звена
иммунитета при травматическом повреждении
Иммунологические проблемы травмы, как показали Мюнхенская
конференция (1988) «Иммунологические последствия шока, травмы и
сепсиса»
и
многочисленные
публикации,
в
последнее
десятилетие,
чрезвычайно актуальны и включают в себя три основных аспекта: причины,
сущность и терапия посттравматической иммуносупрессии. Действительно,
до настоящего времени недостаточно выяснен вклад различных факторов
травмы в развитие вторичного иммунодефицитного состояния. Многие
физиологи и иммунологи, занимающиеся этой проблемой, считают, что сама
травма является причиной иммуносупрессии [Кожевников В.С. и соавт., 1991;
Чеснокова
И.Г.,
иммуносупрессии
2000].
Влияние
острых
на
течение
интоксикаций
посттравматической
различными
токсичными
химическими веществами (ТХВ), как уже указывалось, практически не
исследовано
и
может
рассматриваться
как
четвертый
аспект
иммунологических последствий травмы.
В последние годы травматическая болезнь привлекает все большее
внимание патологов и клиницистов. Это связано с ростом промышленного,
транспортного, бытового травматизма. По данным ВОЗ, только на дорогах
мира ежегодно гибнет 250 тысяч человек и более 10 миллионов получают
ранения [Гвоздев М.П. и соавт, 1978]. По частоте механическая травма среди
всех травм занимают третье место, а в некоторых развитых странах - второе,
уступая лишь ожоговой травме. Смертность от травмы достигает 10,2 %,
первичный выход больных на инвалидность колеблется от 2,3% до 29,3%
[Долгушин И.И. и соавт., 1989]. Травма служит одной из наиболее частых
причин
временной
утраты
трудоспособности,
а
лечение
больных,
27
получивших механические и термические повреждения, является наиболее
трудоемким и дорогостоящим [Григорьев М.Г., 1977; Чеснокова И.Г., 2000].
Несмотря на огромный арсенал антибактериальных средств, 60-80 %
больных с механическими травмами умирает в период токсемии и
септикопиемии [Колкер И.И. и соавт., 1974; Гуманенко Е.К. и соавт., 1999].
Тяжесть течения посттравматического инфекционного и раневого
процессов во многом определяется состоянием иммунной реактивности
организма. В последние годы наряду с совершенствованием антисептических
методов профилактики и борьбы с посттравматической инфекцией все
большее внимание уделяется развитию иммунологического направления
[Абрамовская Л.В., 1985; Бабаева А.Г., 1985; Кожевников В.С. и соавт., 1991;
Блинков Ю.А., 1997; Dawson S.W.,1982; Gelfand J.A., 1984; Ayala A., Chaudry
I., 1995].
В настоящее время заболевания, возникающие после травм, принято
различать по характеру агента, вызвавшего повреждение: ожоговая болезнь
(действия термического фактора) [Колкер И.И., 1974], травматическая
болезнь
(воздействия
механического
фактора)
[Кузин
М.И.,
1981].
Существуют основания полагать, что характер нарушений иммунного
гомеостаза (патогенетическая гетерогенность иммунодефицитов) зависит от
факторов, вызывающих травму [Кожевников В.С. и соавт., 1991].
Периодизация течения этих патологических процессов различна. Однако
вне зависимости от природы повреждающего агента в первой стадии
заболевания все исследователи выделяют период шока. Патогенез шока при
различных травмах неодинаков. Его временные границы весьма расплывчаты
- от двух до трех суток, у животных обычно - одни сутки [Кулагин В.К., 1978;
Кузин М.И., 1981; Гуманенко Е.К. и соавт., 1999]. Травматический шок
рассматривается рядом авторов как вариант развития травматической болезни
[Гвоздев М.П., 1978; Кулагин В.К.,1978].
Главной отличительной чертой шока является острые нарушения
гемодинамического (в том числе микроциркуляции), биохимического,
28
структурного и других компонентов гомеостаза. Не вызывает сомнения, что
эти нарушения могут являться одной из причин инициации каскада
многочисленных
биохимических
реакций,
приводящих
к
иммунодефицитному состоянию. В целом эти сдвиги могут быть определены,
как постстрессорные [Масютин В.А., 1994; Идова Г.В., Чейдо М.А., 1996;
Mikhova et.el., 1991; Hassig A. et al., 1996]. При этом роль кортикостероидов в
формировании нарушений Т- и В-звена системы иммунитета, редукции
активности ЕКК в полной мере не выяснена.
В
клинической
картине
травматической
болезни
доминируют
метаболические сдвиги, которые характеризуются продукцией тромбоцитами
гистамина, который модулирует выделение ИЛ-2 Т-клетками, изменением
синтеза
ИЛ-1
фибробластами,
макрофагами,
α-
и
ИЛ-6
β-факторов
Т-лимфоцитами,
некроза
опухоли,
моноцитами
и
продуцируемых
макрофагами, Т- и В-лимфоцитами, естественными клетками-киллерами
(ЕКК) и нейтрофилами, простагландина Е2 и других цитокинов [Кожевников
В.С. и соавт., 1991; Хаитов Р.М. и соавт, 2000; Ройт А. и соавт, 2000].
Указанные цитокины, простагландин и гистамин существенно изменяют
физиологическую регуляцию иммунного гомеостаза и, как правило, в
результате довольно сложных взаимодействий вызывают формирование
вторичного иммунодефицитного состояния или/и аутоиммунных реакций
[Кожевников В.С. и соавт., 1991; Блинков Ю.А., 1997; Mikhova et.el., 1991;
Hassig A. et al., 1996].
Совокупность
соответствующих
фазных
нарушений
метаболических
и
гормонального
функциональных
баланса,
расстройств,
возникающих на фоне воздействия травмы, приводящих к различным
нарушениям неспецифической резистентности организма (НРО), функции
ЕКК, Т- и В-звена иммунитета, получила название травматической болезни
[Чеснокова И.Г., 2000;. Лебедев В.Ф., Рожков А.С., 2001].
Травма является классическим примером стрессорного воздействия на
организм, сопровождающегося не только развитием травматической болезни
29
в различных ее проявлениях, но и формированием стресс-лимитирующих
систем - эндогенных антистрессорных центральных и периферических
механизмов [Долгушин И.И. и соавт., 1989]. Роль выраженного стресса
заключается не столько в усилении степени подавления иммунных клеточных
эффекторных функций, сколько в индукции дополнительного подавления
гуморального иммунного ответа [Кожевников В.С. и соавт., 1991].
Центральные антистрессорные механизмы представлены системой
нейронов головного мозга, осуществляющей синтез тормозных медиаторов,
которые взаимодействуют со стресс-реализующими системами и модулируют
их активность. Аналогичным образом на периферии действуют регуляторные
системы адениннуклеотидов, простагландинов, антиоксидантные системы,
ограничивающие
эффекты
КА
и
предупреждающие
стрессорные
повреждения [Гуманенко Е.К. и соавт., 1999; Munster A.M., 1976].
Активация
симпатико-адреналовой
системы
при
травме,
спазм
периферических сосудов и интенсификация обменных процессов приводят к
развитию
метаболического
ацидоза,
лабилизации
мембран
лизосом,
активации лизосомальных гидролаз, в частности, фосфолипаз. Последние
вызывают
расщепление
фосфолипидов
мембран,
усиление
синтеза
арахидоновой кислоты в липидном бислое мембран и соответственно
активацию
простагландинсинтетазы
и
интенсификацию
синтеза
простагландинов. Между тем простагландины группы Е обладают пре- и
постсинаптическим эффектом на адренергические структуры, подавляя
освобождение КА и их эффекты в органах-мишенях [Кожевников В.С. и
соавт., 1991]. Образующийся одновременно простациклин ограничивает
агрегацию
тромбоцитов,
возникающую
при
стрессорных
ситуациях
[Чеснокова И.Г., 2000; Киричук В.Ф., 2002; Munster A.M., 1986].
Антистрессорные центральные и периферических механизмы тесно
связаны с системой иммунитета [Забродский П.Ф., 1998; Хаитов Р.М. и соавт,
2000; Ройт А. и соавт, 2000; Mikhova et.el., 1991; Hassig A. et al., 1996].
Обеспечивая сохранение гомеостаза, реализация большинства из них
30
приводит к снижению посттравматической иммуносупрессии [Богдашин И.В.
и соавт., 1991; Забродский П.Ф., 1998].
На формирование иммунодепрессии существенное влияние оказывают
изменения функции систем организма в период ранних, переходных и
поздних осложнений [Кузин М.И., 1981; Лебедев В.Ф., Рожков А.С., 2001;
Tunn U., 1977], которые характеризуются местными и генерализованными
инфекционными процессами, а также токсемией микробного и тканевого
происхождения [Колкер И.И. и cоавт., 1974; Кузин М.И., Заец Т.Л., 1981;
Стручков В.И. и соавт., 1978; Гуманенко Е.К. и соавт., 1999; O'Mahony J.B. et
el., 1985]. После периода инфекционных осложнений может развиться
состояние
истощения,
сопровождающееся
значительным
снижением
основных показателей системы иммунитета [Кочетыгов В.Н.,1973; Долгушин
И.И.,1980; Долгушин И.И. и соавт., 1989].
Участие иммунной системы в патогенезе травматической болезни
опосредуется через специфические факторы, к которым можно отнести
продукты экзо- и эндогенного характера (токсины тканевого происхождения,
микроорганизмы и их токсины, продукты тканевого распада) [Кулагин В.К.,
1978], которые могут обладать антигенными свойствами и, как следствие,
инициировать развитие аутоиммунных реакций [Ашмарин И.П., 1982; Вагнер
Е.А., 1984; Пашутин С.Б., 1984; Кожевников В.С. и соавт., 1991; Kurz R.,
1980; Bjorson A., 1981].
Токсичные
среднемолекулярные
пептиды,
выделенные
из
крови
ишемизированной конечности больных после клинической смерти от
кровопотери [Ашмарин И.П. и соавт., 1982], вызывают нарушение
микроциркуляции, обмена веществ, угнетают функции клеточного звена
иммунитета [Галактионов С.Г. и соавт., 1984] .
Источником
интоксикации
при
травме
могут
служить
также
микроорганизмы и продукты их жизнедеятельности. В генезе ранней
токсемии особое место уделяется эндотоксину кишечной палочки, который
обнаруживается в крови уже в первые сутки после нанесения повреждения
31
[Лемус В.Б., Давыдов В.В., 1974; Кабан С.Т. и соавт., 1976; Берток Л.Б. и
соавт., 1978; Зурочка А.В.,1984].
Формирование иммунных реакций у человека и животных, получивших
травму, имеют свои особенности, отличающие его от иммунитета при
типичных инфекционных процессах. Эта специфика связана прежде всего с
тем, что после травмы иммунный ответ развивается на фоне острейшего
дефицита энергетических и пластических ресурсов и расстройства функций
жизненно важных органов и систем, в том числе и иммунной. Кроме того,
возбудителями инфекционных осложнений при механических повреждениях
чаще всего являются не высокопатогенные микробы, а условно-патогенные
представители нормальной микрофлоры [Колкер И.И., 1977; Стручков В.И.,
1978; Гуманенко Е.К. и соавт., 1999].
Биологическая роль аутосенсибилизации при травме может быть
двоякой. С одной стороны, эти процессы направлены на привлечение в очаг
тканевой деструкции фагоцитирующих клеток и сенсибилизирующих
лимфоцитов на изоляцию и отторжение разрушенной ткани и, как следствие,
на заживление раны. С другой стороны, сенсибилизация организма к
антигенам нормальных тканей может привести к развитию аутоагрессии
[Гвоздев М.П., 1978; Кожевников В.С. и соавт., 1991].
Веским аргументом в пользу развития иммунодефицита у перенесших
травму людей является подверженность их инфекциям [Ягмуров О.Д.,
Огурцов Р.П., 1996; Лебедев В.Ф., Рожков А.С., 2001; Renk C.M., 1982; Ayala
A., Chaudry I., 1995].
Роль различных популяций лимфоидных клеток в реализации патологии
иммунной системы в литературе освещена недостаточно. До сих пор не
вполне ясно, какие факторы определяют преимущественное нарушение Тили В-звена системы иммунитета при травматической болезни. Данные
различных авторов в отношении типа иммунодефицитного состояния при
травме противоречивы [Кожевников В.С. и соавт., 1991].
32
Установлено, что число поврежденных областей тела и характер
травматических повреждений достоверно коррелируют с особенностями
инфекционных осложнений [Гуманенко Е.К., 1992; Гуманенко Е.К. и соавт.,
1999]. Благодаря выявлению закономерностей изменений показателей
системы
иммунитета,
метаболизма
и
адаптационных
процессов
при
различных вариантах течения травматической болезни показано, что фазовые
изменения гомеостаза (показателей иммунитета, системы протеолиза,
обменных процессов), сопровождающие развитие инфекционных осложнений
у пострадавших с тяжелыми механическими повреждениями, отличаются от
динамики этих показателей при инфекционных хирургических заболеваниях.
Установленная зависимость иммуногенеза от состояния обменных процессов
позволяет отнести изменения показателей иммунного статуса к проявлениям
общей катаболической реакции организма на травму, формирующую раннюю
иммунную несостоятельность [Дерябин И.И., Рожков А.С., 1984; Дерябин
И.И., Насонкин О.С. 1987; Ерюхин И.А., Шашков Б.В., 1995; Лебедев В.Ф.
Рожков А.С., 2001; Cerra F., 1987; Fry D.E., 1988].
Благодаря достижениям современной клинической иммунологии в
хирургию
повреждений
внесены
новые
представления,
связанные
с
системным воспалительным ответом. Суть этого патофизиологического
процесса заключается в универсальности механизмов развития в ответ на
любое экстремальное воздействие. Основой данного процесса является
цитокиновая концепция регуляции иммунореактивности. В клиническую
практику эти понятия ввели В.Bone и W. Ertel в начале 90-х годов ХХ
столетия [Гуманенко Е.К. и соавт., 1999].
Системный
воспалительный
ответ
(СВО)
характеризуется
последовательной продукцией цитокинов, играющих важную роль в
иммуногенезе. На первой стадии ответа на раздражитель макрофаги
продуцируют α-фактор некроза опухоли, ИЛ-1 и ИЛ-6. Вторая стадия
характеризуется
привлечением
в
очаг
воспаления
циркулирующих
гранулоцитов, лимфоцитов и тромбоцитов и формированием регионального
33
адаптивного иммунитета за счет мобилизации зрелых клеточных элементов и
эффекторных молекул региональных лимфоидных образований, инициацией
острофазовой реакции, контролируемой балансом провоспалительных и
противовоспалительных
цитокинов.
Вторая
стадия
продолжается
до
завершения местного инфекционного процесса и восстановления гомеостаза.
При обширном разрушении тканей СВО переходит в третью стадию,
характеризующуюся
активацией
провоспалительных
цитокинов
и
формированием, так называемого, цитокинового «взрыва». Эта фаза
проявляется как сепсис или септческий шок (стадия генерализации
воспалительной реакции) [Лебедев В.Ф., Рожков А.С., 2001].
В иммунологии первая стадия СВО обозначается как доиммунное
воспаление, а вторая стадия по своей сути является необходимой ступенью
формирования
адаптивного
иммунитета.
обеспечиваемое
механизмами
НРО,
(срочной)
адаптации
долговременной
на
соответствует
повреждение.
(устойчивой)
Доиммунное
Переход
адаптации
фазе
воспаление,
немедленной
организма
предполагает
в
фазу
включение
механизмов преиммунного ответа с последовательным формированием
адаптивного иммунитета при адекватном сопряжении названных фаз.
Невозможность такого перехода приводит к посттравматической дисфункции
иммунной системы, развивающейся в первые часы после травмы [Дерябин
И.И., Рожков А.С., 1984; Самохвалов И.М., 1984].
Выраженность иммунной дисфункции связана с тяжестью повреждения,
глубиной органной и клеточной гипоксии, активностью регуляторных
цитокинов, в том числе ИЛ-2, последствиями ятрогенной иммуносупрессии и
другими факторами. Дисрегуляция и последующая дезорганизация иммунной
системы в этой ситуации оказывается ведущим звеном в развитии сепсиса и
других инфекционных осложнений [Лебедев В.Ф., Рожков А.С., 2001].
Эксперименты,
выполненные
В.Н.
Александровым
(1982,1983),
показали, что на тяжелую травму реагируют практически все звенья
иммунной системы. Активность одних из них угнетается, других усиливается.
34
Интегральным выражением реакции иммунной системы на травму является
развитие вторичного посттравматического иммунодефицита, развивающегося
стадийно. В первые 7 суток развивается стадия явного иммунодефицита происходит
угнетение
гуморального
иммунного
ответа
вследствие
ингибирования кооперации Т- и В-лимфоцитов, Т-хелперов, активации
супрессорных лимфоцитов. Спустя 7 суток после травмы развивается стадия
скрытого иммунодефицита, типичными проявлениями которой является
стимуляция иммунного ответа на фоне функциональной неполноценности
кооперации Т- и В-лимфоцитов, Т-хелперов, предшественников В-клеток.
Переход стадии явного иммунодефицита в скрытый опосредуется через
включение приспособительных реакций: повышение способности макрофагов
к индукции
гуморального
мигрировавших
в
иммунного ответа, усиление
костный
мозг
(КМ)
способности
Т-лимфоцитов
изменять
дифференцировку СКК в миелоидном направлении, усиление миграции
стволовых клеток из КМ в лимфоидные органы. Тяжелая механическая
травма приводит к ингибированию накопления АОК в первые 4 сут и
стимуляцию на 8 сут.
Морфологическим эквивалентом отмеченных различий в реакции
гуморального компонента иммунного ответа на травму разной тяжести
являются своеобразные для каждой травмы изменения массы и клеточности
лимфоидных органов. После легкой травмы масса тимуса и селезенки
уменьшается в 1-4 сут и восстанавливается к восьмым. При легкой травме
снижается содержание клеток преимущественно в тимусе (проявление стрессреакции [Забродский П.Ф., 1998]) в отличие от тяжелой, для которой
характерно преимущественное уменьшение клеточности селезенки.
Обнаружено, что травма костей оказывает ингибирующее влияние на
развитие ГЗТ с пиком эффекта через 0,5 ч после перелома вследствие
повышения активности клеток-супрессоров [Аскалонов А.А. и соавт., 1985],
снижает
эффекторную
и
регуляторную
активность
мононуклеарных
фагоцитов и естественных киллерных клеток [Гордиенко С.М. и соавт., 1987].
35
Данные литературы позволяют выделить две основные группы факторов,
влияющих на развитие посттравматического иммунодефицитного состояния:
причинные факторы, исключение которых ведет к отмене иммуносупрессии
(гистамин,
простагландин
Е2,
иммуноциты-супрессоры,
большинство
нейропептидов, повышенное содержание в крови кортикостероидов), и
модулирующие факторы, исключение которых не отменяет развитие
иммунодефицита, но модулирует степень его выраженности, что зависит от
вида,
тяжести
травмы
и
индивидуальных
особенностей
организма
[Кожевников В.С., 1991; Гуманенко Е.К. и соавт., 1999].
Существующие в настоящее время экспериментальные работы в области
иммунопатологии травматической болезни позволяют считать, что травма
сопровождается двумя типами иммунодефицита: 1) клеточным, который
характеризуется угнетением клеточных эффекторных функций и имеет
санатогенное значение в плане стимуляции репаративных процессов защиты
от
бактериальной
инфекции
за
счет
сохранения
(или
стимуляции)
гуморальных иммунных реакций; 2) сочетанным, который характеризуется
угнетением Т- и В-звена иммунитета и имеет патогенетическое значение в
развитии
инфекционных
осложнений.
иммунодефицита
–
преимущесвенным
угнетением
Существует
гуморальный,
и
который
гуморального
третий
тип
характеризуется
звена
иммунитета
и
стимуляцией клеточных эффекторных функций и имеет патогенетическое
значение
не
только
посттравматических
в
развитии
осложнениях
инфекции,
реакций
но
и
[Кожевников
в
различных
В.С.,
1991;
Чеснокова И.Г., 2000]. На наш взгляд, сочетанное иммунодефицитное
состояние (редукция Т- и В-звена иммунитета) может проявляться в
зависимости от вида травмы и других факторов снижением преимущественно
гуморальных или клеточных иммунных реакций. Причем, супрессия В-звена
иммунитета может быть связана с высоким постстрессорным синтезом
кортикостероидов и действием их на синтез иммуноглобулинов (Ig)
различных классов.
36
При травматической болезни острые и хронические интоксикации,
сопровождающиеся иммунодефицитными состояниями, могут увеличить
риск возникновения генерализованной инфекции [Долишний В.Н., 1999].
Комплексное консервативное и хирургическое лечение различных
травматических поражений не может в настоящее время быть полноценным
без
учета
состояния
иммунного
гомеостаза
и
использования
иммуномодуляторов [Муразян Р.И., 1984; Козлов В.К. и соавт., 1992].
Предварительный
иммуносупрессивных
обзор
литературы,
эффектах
нитрилов
содержащей
и
данные
механической
об
травмы
(травматической болезни), а также логическое рассуждение позволяет
предположить, что сочетание НАК (АН) и травмы может приводить к
суммации
иммунотропных
эффектов,
их
потенцированию,
антагонистическому взаимодействию, либо эффект токсиканта в сочетании с
травмой будет определяться в основном одним из данных факторов.
Учитывая то обстоятельство, что нитрилы обладают ингибирующим
влиянием на функцию надпочечников [Шустов В.Я. и соавт., 1985;
Забродский П.Ф., Киричук В.Ф., 1998; Silver E.H., Szabo S., 1982], можно
сформулировать
сочетании
гипотетическое
нитрилов
и
травмы
положение,
согласно
иммуносупрессивный
которому
эффект
при
будет
определяться преимущественно ядом общетоксического действия, так как
основной на начальном этапе травматической болезни иммуносупрессивный
компонент – активация синтеза кортикостроидов (КС) и их поступление в
циркулирующую кровь – будет отсутствовать вследствие инактивации
основным метаболитом нитрилов циан-ионом компонента а3 цитохром-соксидазы
системы
энзимов
тканевого
дыхания
митохондрий
коры
надпочечников. Редукция показателей системы иммунитета под влиянием
сочетанного воздействия НАК или АН с механическим повреждением
практически не будет связана с эффектом КС. В связи с этим, можно
предположить, что иммуносупрессивный эффект сочетанного воздействия
травмы и нитрилов будет обусловлен преимущественно действием ядов.
37
Таким образом, данные литературы свидетельствуют, что исследование
состояния иммунной системы после травматического воздействия, и в
частности, при сочетанном влиянии механической травмы и химических
соединений общеядовитого действия требует изучения с целью профилактики
и
лечения
инфекционных
формированием
иммунодефицитного
осложнений
посттравматического
состояния.
Не
и
заболеваний, связанных
и
определена
с
постинтоксикационного
роль
функции
коры
надпочечников в формировании иммунодефицита при действии нитрилов и
травмы, а также особенности формирования нарушений иммуногенеза после
действия травмы на фоне нарушения функции системы ферментов тканевого
дыхания НАК и АН.
38
ГЛАВА 2
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
2.1. Объект исследования и применяемые препараты
Исследования проводились на 1095 крысах и на 134 белых мышах обоего
пола. Масса крыс и мышей составляла соответственно 180-240 и 18-22 г.
Акрилонитрил и ацетонитрил вводили подкожно в дозе 0,8 LD50 (LD50
акрилонитрила для мышей и крыс составляла 36+4 и 75+8 мг/кг
соответственно, а LD50 ацетонитрила - 1105+180 и 1900+200 мг/кг
соответственно).
Тяжелую механическую травму вызывали методом В.Н. Александрова
(1982, 1983) в модификации А.А. Аскалонова и соавт. (1985), которая
заключалась в быстром сдавлении мягких тканей бедра с силой, вызывающей
его перелом. При моделировании сочетанного действия травматического
повреждения и острой интоксикации нитрилы применяли через 5 мин с
момента травматического воздействия. Эксперименты проводили в светлое
время суток (с 9.00. до 15.00 ч), характеризующееся минимальным
содержанием кортикостерона (КС) в плазме крови крыс [Dhabhar F.S. et al,
1985].
Опыты на мышах в связи с особенностями экспериментальной модели
проводили при исследовании миграции колониеобразующих клеток из КМ в
селезенку и оценке нарушения кооперации Т- и В-клеток под влиянием
нитрилов.
Антициан применяли внутрибрюшинно в дозе 0,2 мл 1% раствора 2 раза
в день в течение двух суток. Дозы Т-активина и миелопида для животных
обоснованы данными литературы [Янковский О.Г., Захарова Л.А., 1990;
Кириллова Е.Н. и соавт., 1991] и расчетами по общепринятым методам
39
вычисления для животных путем экстраполяции иммуностимулирующих доз,
используемых для лечения людей [Рыболовлев Ю.Р., 1982]. Т-активин и
миелопид вводили внутримышечно в дозах 5 и 10 мкг/кг соответственно
ежедневно в течение 3 сут. Первую дозу животные получали через 30 мин
после
изолированного
или
сочетанного
воздействия
химического
и
физического факторов.
Кровь для исследования титра антител получали из подъязычной вены
животных.
Лимфоидные органы извлекали у животных в различные сроки после
интоксикации, травмы или их сочетания. Забой животных производили с
помощью эфирного и фторотанового наркоза, опустив ватный тампон в
биопробную банку.
Эксперименты на животных проводили в соответствии с требованиями
Женевской конвенции "International Guiding Principles for Biomedical Research
Inroling Animals" (Geneva, 1990) и получили одобрение на заседании
этической
комиссии
в
Саратовском
государственном
медицинском
университете.
2.2. Исследование интегрального состояния неспецифической и
иммунологической резистентности организма
Интегральное
состояние
неспецифической
и
иммунологической
резистентности организма (НИРО) определяли по показателям течения
экспериментальной инфекции, вызванной внутриперитонеальным введением
крысам суспензии суточной культуры Е. Coli в дозах 4,0; 6,0; 9,0 млрд
микробных тел в объеме 4-6 мл изотонического раствора хлорида натрия
через 4 сут после иммунизации данными микроорганизмами в дозе 106
микробных тел в объеме 0,5 мл. Проводилось также внутриплевральное
введение Р.vulgaris c предварительной иммунизацией данной культурой (106
40
микробных тел в объеме 0,5 мл изотонического раствора хлорида натрия).
Выбор
Е.
Coli
и
Р.vulgaris
обусловлен
большой
значимостью
условнопатогенной флоры в возникновении различных инфекционных
осложнений [Бельцкий С.М., Снастина Г.И., 1985].
Антиинфекционную НИРО оценивали по летальности крыс в течении 48
ч от экспериментальной инфекции, а также по среднелетальной дозе Е. Coli
(LD50) и среднеэффективному времени жизни животных (Et50) в опытной и
контрольной группах, рассчитанных методом пробит-анализа [Беленький
М.Л., 1961]. Введение Е. Coli и Р.vulgaris проводили через 24 ч после
интоксикации нитрилами, а также при их сочетанном воздействии с травмой.
Аналогичные инфекционные защитные тесты предлагаются в качестве
первичной скрининговой модели для оценки иммунотоксичности химических
веществ [Забродский П.Ф., 1987, 1994; Mc Grath J., Wong S., 1987]. В
использованном
нами
тесте
исследованные
показатели
отражают
формирование гуморального и клеточного иммунного ответа, а также
характеризует факторы неспецифической резистентности организма – НРО
[Бухарин О.В. и соавт., 1974, 1977, 1985, 1998; Горизонтов П.Д., 1981а, 1981б;
Каулиньш У.Я., 1982; Петров Р.В., 1987; Кузник Б.И. и соавт., 1989; Ройт А.,
1991; Ледванов М.Ю., Киричук В.Ф., 1996].
Влияние нитрилов и их сочетания с травматическим повреждением на
обсемененность селезенки и циркулирующей крови Е.Coli проводили
общепринятыми методами [Ремезов А.И., Башмаков Г.А., 1976].
41
2.3. Исследование функционального состояния лимфоидных
органов
2.3.1. Оценка лимфоидного индекса тимуса и селезенки
Лимфоидный
индекс
(ЛИ)
вычислялся
общепринятым
способом
[Гольдберг Е.Д. и соавт., 1972; Тихонов В.Н., 1981, Германчук В.Г., 2000;
Беликов В.Г., 2001] путем деления массы органа (мг) на массу тела (г).
ЛИ тимуса и селезенки определяли после действия нитрилов (0,8 ЛД50),
травмы и их сочетания через 2 и 6 cут. В период до 3-4 сут при острых
воздействиях ядов на животных и других экстремальных воздействиях, как
правило, происходит снижение ЛИ данных органов системы иммунитета
[Александров В.Н., 1983; Забродский П.Ф., 1998; Германчук В.Г., 2000;
Descotes J., 1986].
2.3.2. Определение содержания Т-лимфоцитов в тимусе и
лимфоцитов в селезенке, лимфатических узлах, костном мозге и
циркулирующей крови
Содержание Т-клеток в тимусе крыс определяли общепринятым методом
подсчета ядросодержащих клеток в органе, учитывая, что лимфоциты в
вилочковой железе представлены Т-популяцией на 85-90% [Гольдберг Д.И.,
Гольдберг Е.Д., 1980; Петров Р.В., 1987; Ройт А. и соавт, 2000; Хаитов Р.М. и
соавт., 2000]. Лимфоциты в селезенке, лимфатических узлах (для изучения
42
брали паховые лимфоузлы) и костном мозге (исследовали клетки КМ
бедренной кости) подсчитывали, исходя из их относительного содержания в
мазках
данного
органа,
окрашенных
по
Романовскому-Гимзе.
Для
определения содержания в лимфоидных органах лимфоцитов клеточные
суспензии из тимуса, селезенки, КМ и паховых лимфоузлов крыс готовили
после действия исследованных факторов через 2 и 6 cут. Содержание
лейкоцитов и лимфоцитов в крови крыс определяли через 2 и 6 сут после
воздействия
нитрилов, травмы и их сочетания общепринятыми методами
[Гембицкий Е.В. и соавт., 1987].
2.4. Исследование миграции колониеобразующих единиц из костного
мозга в селезенку
Согласно
теории клональной саксессии
(последовательная
смена
кроветворных клонов в результате последовательного созревания одной за
другой СКК) [Чертков И.Л. и соавт., 1990], число колониеобразующих
единиц (КОЕ), мигрировавших из КМ в селезенку (КОЕс), отражает
функциональное состояние клона кроветворных клеток и, следовательно,
функцию СКК, продуцирующей этот клон. Кроме того, по числу КОЕс можно
судить и о функции лимфоидных стволовых клеток, обеспечивающих
иммунопоэз [Петров Р.В., Хаитов Р.М., 1981].
Влияние нитрилов, травмы и их сочетанного эффекта на функцию СКК
(или, точнее, - на функцию КОЕс) проводили путем определения миграции
КОЕс из КМ в селезенку методом эндогенного колониеобразования после
летального облучения мышей в дозе 8 Гр при экранировании КМ задней
конечности до уровня 1/2 голени. Через 30 мин после облучения животных
подвергали изолированному или сочетанному действию химического и
43
физического фактора. Через 8 сут извлекали селезенку, фиксировали ее в
растворе Боуэна и подсчитывали число КОЕ [Till J.E., Mc Culloch E.A., 1961].
2.5. Исследование гуморального звена иммунного ответа
Для изучения формирования гуморальных иммунных реакций в качестве
антигенов применяли ЭБ и брюшнотифозный Vi-антиген (Vi-Ag) [Утешев
Б.С., 1984; Плецитый К.Д., 1985; Ройт А, 1991; Забродский П.Ф., Киричук
В.Ф., 2000; Descotes J., 1986].
Оценка показателей Т-зависимого гуморального иммунного ответа
проводили через 5, 8 и 11 суток после действия исследованных факторов.
Иммунизацию ЭБ проводили путем их внутрибрюшинного введения в
дозе 2·108 клеток в 0,5 мл изотонического раствора хлорида натрия. Титры
антител к ЭБ определяли в реакции гемолиза эритроцитов в присутствии
комплемента. Гуморальный иммунный ответ оценивали по отрицательному
двоичному логарифму титра антител (ОДЛТА). Данный тест отражает
способность органов системы иммунитета синтезировать Ig M через 5 сут и Ig
G через 8 и 11 сут [Ройт А., 1991; Casale G.P. et al., 1983, 1984].
Гуморальную иммунную реакцию к Т-независимому антигену оценивали
также через 5 суток по числу АОК в селезенке [Белокрылов Г.А. и соавт.,
1980; Jerne N.K., Nordin A.A., 1963] после действия исследованных факторов,
с одновременной внутрибрюшинной иммунизацией крыс Vi-Ag в дозе 8
мкг/кг (использованный тест отражал синтез Ig M B-клетками селезенки).
АОК, характеризующие продукцию Ig G, определяли в селезенке методом
непрямого локального гемолиза в геле [Jerne N.K., Nordin A.A., 1963; Whisler
R.L.. Stobo J.D., 1976].
Практически одновременное введение яда (воздействие травмы, ее
сочетанного эффекта с нитрилами) с ЭБ и одновременно с иммунизацией
44
позволяет оценить индуктивную фазу гуморального иммунного ответа, а
через 3 сут – продуктивную [Ройт А. и соавт., 2000; Deskotes J., 1986;].
Индукцию макрофагами гуморального иммунного ответа проводили по
методу B.F Argyris. (1967) на крысах Вистар путем оценки АОК у животныхреципиентов
после
переноса
им
внутрибрюшинно
перитонеальных
макрофагов, иммунизированных ЭБ, от крыс-доноров через 1 и 6 сут после
действия на них яда, травмы и их сочетания. Перенос клеток проводили через
1,5
ч
после
иммунизации.
Нефагоцитированные
ЭБ
разрушали
дистиллированной водой в течение 20 с до выделения макрофагов путем
двукратного центрифугирования (200 g) перитонеального смыва в среде 199.
2.6. Оценка кооперации Т- и В- лимфоцитов in vitro
Кооперацию Т- и В-лимфоцитов исследовали после их выделения через 1
сут у мышей линии СВА, подвергшихся действию ядов, травмы и их
сочетания. Контролем служили клетки, полученные от интактных животных.
Для получения Т-клеток использовали метод фильтрования селезеночной
суспензии через нейлоновую вату [Ширшев С.В., 1998]. Для выделения Влимфоцитов применяли реакцию комплементзависимого масс-цитолиза. В
качестве
цитотоксической
сыворотки
использовали
моноклональные
антитела против Th 1,2 антигенов Т-лимфоцитов мыши
(Cedarlane
Laboratories Limited; London, Canada) [Marshak-Rothstein A. et al., 1979]. Из
суспензии спленоцитов макрофаги удаляли методом негативной селекции,
используя их способность прилипать к стеклянной поверхности [Ширшев
С.В., 1998]. Жизнеспособность клеток оценивали в тесте с трипановым синим
(она составляла 95-98%). Инкубируемая по методу J.K. Thomas, T. Imamura
(1986) культура содержала 106 и 5·105 В- и Т-клеток соответственно, 107 ЭБ в
0,15 мл среды Хенкса. Для оценки влияния яда и травмы на Т- или В-
45
лимфоциты данные клетки получали от мышей, подвергавшихся воздействию
химического
и
физического
факторов,
и
интактных
животных.
Антителообразующие клетки (АОК) подсчитывали в инкубационных камерах
через 4 сут [Thomas J.K., Imamura T., 1986]. Данный тест отражает синтез
IgM В-клетками селезенки при участии Т-хелперов типа 1 (Тh1-лимфоцитов).
2.7. Изучение способности макрофагов индуцировать гуморальный
иммунный ответ
Способность макрофагов к индукции гуморального иммунного ответа
оценивали через 5 сут по числу АОК к ЭБ у крыс-реципиентов Вистар после
введения токсиканта сингенным крысам-донорам. Макрофаги от крысдоноров переносили реципиентам через 1 сут после интоксикации. За 1,5 ч до
переноса перитонеальных макрофагов в брюшную полость крысам вводили
2,5
х
108 ЭБ в 0,1 мл изотонического раствора хлорида натрия [Argyris B.F.,
1967].
2.8. Исследование клеточного звена иммунного ответа
2.8.1. Оценка функции Т-лимфоцитов
Исследование
функции
Т-лимфоцитов
проводили
по
реакции
торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ) периферической крови в
присутствии конконавалина А (КонА). РТМЛ основана на способности
сенсибилизированных Т-лимфоцитов в реакциях с антигеном или митогенами
(ФГА, КонА) in vitro выделять биологически активные субстанции –
46
лимфокины, в том числе фактор, ингибирующий миграцию лейкоцитов (один
из лимфокинов воспаления) [Фримель Х. и Брок Й, 1986; Гембицкий Е.В. и
соавт., 1987].
Для исследования РТМЛ кровь у крыс получали из подъязычной вены
через 1, 3 и 6 сут после интоксикации, травмы и их сочетанного воздействия.
В капилляры для определения С -реактивного белка набирали с часового
стекла смесь, состоящую из гепаринизированной крови (0,2 мл) исследуемых
крыс (опыт и контроль) и раствора КонА (0,5 мл). Концентрация митогена
(КонА) в растворе составляла 100 мкг/мл. Капилляры запаивали с одного
конца парафином и центрифугировали 5 мин при 1500 об/мин, затем в
вертикальном положении их инкубировали 24 ч в термостате при
температуре 370 С. Учет реакции проводили путем измерения длины зоны
миграции основной массы лейкоцитов от границы эритроцитарного осадка в
контроле и опыте. Результат реакции оценивали в виде индекса миграции
(ИМ), выраженного в процентах [Гембицкий Е.В. и соавт., 1987]. При этом
величина ИМ обратно пропорциональна функции Т-клеток.
2.8.2. Исследование реакции гиперчувствительности замедленного
типа
Для оценки влияния после интоксикации, травмы и их сочетанного
воздействия на формирование гиперчувствительности замедленного типа
(ГЗТ) использовали модель данной реакции, в которой не используется
перенос сингенных иммуноцитов, а также, так называемые, адоптивные
[adopt (англ.) – принимать, усваивать] модели, связанные с переносом
иммуноцитов.
ГЗТ
оценивали
у
крыс
Вистар
после
иммунизации
внутривенным введением 2·108 ЭБ в 0,5 мл изотонического раствора хлорида
натрия одновременно с действием химического, физического фактора или их
47
сочетания. Разрешающую (вызывающую реакцию) дозу ЭБ (5·108 в 0,05 мл
изотонического раствора хлорида натрия) вводили под апоневроз задней лапы
через 4 сут после иммунизации. Оценку реакции осуществляли через 24 часа
по приросту массы стопы задней лапы крыс по сравнению с контрольной
[Брюхин Г.В. и соавт., 1990].
Локальную адоптивную ГЗТ оценивали у крыс-реципиентов после
введения им под апоневроз стопы смеси ЭБ (5·108) и спленоцитов (4·108) от
сингенных
интактных
крыс
иммунизированных ЭБ [108
(отрицательный
контроль),
животных,
клеток] (положительный контроль) и крыс,
получавших внутривенно такое же количество ЭБ практически одновременно
с воздействием исследованных факторов и их сочетания (опытные серии).
Селезенку для получения клеток извлекали у доноров через 4 сут после
иммунизации. Суспензию спленоцитов готовили на растворе Хенкса.
При исследовании формирования ГЗТ у крыс-реципиентов после
переноса им спленоцитов (5·108), иммунизированных ЭБ (108) сингенных
доноров реципиентов через 1 ч сенсибилизировали внутривенным введением
ЭБ (108). Через 4 сут под апоневроз стопы реципиентов вводили
разрешающую дозу ЭБ (5·108) с последующей оценкой реакции через 24 ч.
Спленоциты получали через 5 сут после иммунизации доноров. В данном
эксперименте
формирование
ГЗТ
отражало
влияние
химического
и
физического факторов (и их сочетания) на вторичный иммунный ответ в
модели адоптивной реакции, связанной с переносом иммунных спленоцитов
крысам-реципиентам. Доноры подвергались воздействию нитритов, травмы и
их сочетания через 30 мин после иммунизации.
Изучение формирования ГЗТ у крыс при переносе супрессорных клеток
проводили
физического
исследовали
аналогично
факторов
путем
описанному
на
опыту.
формирование
практически
Влияние
химического
и
спленоцитов-супрессоров
одновременного
введения
нитрилов,
моделирования травмы (и ее сочетания с токсикантом) и проведения
иммунизации ЭБ в толерогенной дозе, вызывающей значительное снижение
48
или полное отсутствие иммунной реакции на антиген, крысам-донорам
[Фролов и соавт., 1985; Забродский П.Ф., Мышкина А.К., 1990; Германчук
В.Г., 2000].
2.8.3. Исследование антителозависимой клеточной цитотоксичности
Антителозависимую
клеточную
цитотоксичность
(АЗКЦ),
характеризующую функцию К-клеток, определяли спектрофотометрическим
методом [Зимин Ю.И., Ляхов В.Ф., 1985] через 5 сут после иммунизации ЭБ,
осуществляемой через 30 мин после введения нитрилов, моделирования
травмы и ее сочетания с токсикантом (оценка действия факторов в
индуктивной фазе иммуногенеза). Кроме того, химический и физические
факторы, а также их сочетание, применяли через 3 сут после иммунизации ЭБ
(оценка сочетанного действия факторов в продуктивной фазе иммуногенеза).
В последнее время установлено, что К-клетки - это ЕКК, использующие для
усиления реакции антитела [Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт., 2000].
Крыс иммунизировали ЭБ (5·108 клеток в 0,5 мл изотонического раствора
хлорида натрия). Нитрилы, травматическое воздействие и их сочетание
применяли через 2 сут после иммунизации. Через 5 сут извлекали селезенку и
тимус, готовили клеточные суспензии в растворе Хенкса, который затем
фильтровали через капроновую сетку. Суспензии клеток дважды отмывали
изотоническим раствором хлорида натрия по 10 мин при 400 g.
Жизнеспособность клеток определяли методом суправитальной окраски 0,1 %
раствором трипанового синего. В качестве клеток-мишеней использовали
трижды отмытые по 10 мин при 400 g ЭБ, которые в 2,5 % суспензии
смешивали с равным объемом гипериммунной антисыворотки кролика в
субагглютинирующем разведении (1:5000). Смесь инкубировали 30 минут
при 37°С, а затем отмывали 3 раза раствором Хенкса и доводили до
49
необходимой концентрации. Используемую антисыворотку предварительно
инактивировали в течении 30 минут при 56°С. Спленоциты (тимоциты)
смешивали с ЭБ в соотношении 20 : 1 (абсолютные значения составляли
соответственно 20·106 и 1·106) в 2 мл раствора Хенкса без фенолового
красного и инкубировали 4 ч при 37°С. После инкубации смесь клеток
центрифугировали
20
минут
при
200
g,
собирали
супернатант.
Цитопатогенность киллеров оценивали спектрофотометрическим методом по
выходу гемоглобина из лизированных эритроцитов. Контролем служили
пробы, содержащие эффекторы и интактные ЭБ. Измерения оптической
плотности проводили при длине волны 412 нм на спектрофотометре СФ-46.
Уровень АЗКЦ оценивали по индексу цитотоксичности (ИЦ) по формуле
[Зимин Ю.И., Ляхов В.Ф., 1985].
Действие факторов оценивали при их воздействии в индуктивной и
продуктивной фазах иммуногенеза (одновременно с иммунизацией и через 3
сут после нее).
2.9. Исследование активности естественных клеток-киллеров
К естественным клеткам-киллерам (ЕКК), открытым в 1976 году, как и к
К-клеткам, относятся клетки, не имеющие антигенных маркеров Т- и Влимфоцитов. Существуют основания полагать, что ЕКК происходят из
предшественников Т-лимфоцитов [Ройт А и соавт., 2000]. Преимущественно
ЕКК представлены клетками с маркерами СD16 и CD56 [Хаитов Р.М. и
соавт., 2000]. При контакте с клетками-мишенями ЕКК способны уничтожать
их [Петров Р.В., 1983; Ройт А., 1991].
Цитолиз клетки-мишени осуществляется проникновением ферментов из
гранул ЕКК в цитоплазму клетки-мишени (порообразование перфорином).
[Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Nogueira N., 1984]. Кроме того, ЕКК способны
50
обеспечивать
уничтожение
чужеродной
клетки
путем
реализации
"дыхательного взрыва" (поражение активными радикалами кислорода,
гидроксильного радикала и т.п.), а также индукцией апоптоза. Активность
ЕКК повышается интерферонами, интерлейкинами (ИЛ-4, ИЛ-10, ИЛ-12, ИЛ13) [Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Kimber I., More M., 1985; Marx J.L., 1986].
Активность ЕКК может существенно снижаться при действии большого
числа различных факторов [Забродский П.Ф., 1993, 1997, 2000; Забродский
П.Ф., Киричук В.Ф., 1998; Fergula J. et al., 1972; Deskotes J., 1986], в частности
при стрессорных воздействиях (к которым относится и травматическое
повреждение), связанных с повышением в плазме крови кортикостероидов
[Pedersen B.K et al., 1986].
Оценка
естественной
цитотоксичности
(ЕЦ)
осуществлялась
спектрофотометрическим методом [Гордиенко С.М., 1983, 1984], где
клетками-эффекторами служили спленоциты крыс, а клетками-мишенями эритроциты кур (ЭК) [Белокрылов Г.А. и соавт., 1980]. Очищенную взвесь
лимфоцитов получали, удаляя прилипающие клетки инкубацией в колонках с
нейлоновой ватой. Эффекторные клетки взвешивали в концентрации 107
клеток в 1 мл питательной среды следующего состава: среда № 199 с
добавлением до 10% истощенной ЭК эмбриональной телячьей сыворотки, Lглютамина (300 мкг/мл), стрептомицина (100 мкг/мл) и пенициллина (100
Ед/мл). В ходе опыта обеспечивали соотношение эффектор - мишень 10:1,
при этом концентрация клеток-мишеней (ЭК) составляла 106 в 1 мл
питательной среды. Цитотоксический тест ставили в пластиковых камерах
«Linbro» (76-013-05) с круглым дном. Результаты реакции учитывали по
спектрофотометрическому
определению
концентрации
гемоглобина,
выделившегося из неразрушенных ЭК. В опытные лунки добавляли по 0,1 мл
взвеси эффекторных клеток и по 0,1 мл взвеси ЭК. Проводили 3 контроля:
эффекторные клетки в питательной среде без ЭК; питательная среда; взвесь
ЭК в питательной среде без эффекторов. В конце инкубации содержимое
лунок осторожно ресуспендировали и камеры центрифугировали 5 мин при
51
100g. 0,2 мл надосадка переносили в другие свободные ряды микропластины,
а к осадку приливали 0,2 мл 0,25% раствора додецилсульфата натрия (ДСН)
для лизиса ЭК, оставшихся неразрушенными в ходе цитотоксической
реакции.
Оптическую
плотность
осадков
измеряли
в
специально
изготовленных микрокюветах с длиной оптического пути 1 см и объемом 0,1
мл на СФ-46 при длине волны 413 нм. Определяли количество гемоглобина,
выделившегося из неразрушенных ЕКК ЭК, путем лизиса осадка 0,25% ДСН.
Индекс цитотоксичности (ИЦ) определяли по формуле:
Ек - Ео
ИЦ = ------------------------- х 100, где
Ек
Ек - оптическая плотность лизированного осадка ЭК контрольной пробы
без эффекторов против лизирующего раствора;
Ео - оптическая плотность лизированных оставшихся в осадке опытной
пробы неразрушенных ЭК против лизированного осадка эффекторных клеток
без ЭК.
Функцию ЕКК оценивали ex vivo через 1, 3 и 6 cут после интоксикации
нитрилами, действия травмы и их сочетанного эффекта.
2.10. Оценка активности эстераз Т-лимфоцитов
Активность α-нафтил-АS-ацетатэстеразы и α-нафтил-бутиратэстеразы
спленоцитов крысы изучали гистохимическим методом [Хейхоу Ф.Г.Дж.,
Кваглино Д., 1983]. Следует отметить, что эстеразопозитивные спленоциты
белых крыс представлены на 90% Т-клетками и приблизительно на 4%
моноцитами и макрофагами [Гольдберг Д.И., Гольдберг Е.Д., 1980]. Принцип
метода основан на том, что эстеразы, вступая во взаимодействие с субстратом
в присутствии красителя прочного синего, окрашивают эстеразопозитивные
клетки.
52
Активность эстераз определяли через 3 сут после отравления нитрилами,
а также при сочетанном их действии с механической травмой.
Активность
ацетилхолинэстеразы
(АХЭ)
в
Т-лимфоцитах
крысы
определяли методом G.M. Ellman et al. (1961), выделяя клетки путем
фильтрования селезеночной суспензии через нейлоновую вату (“Нитрон”)
[Ширшев С.В., 1998]. 1,5 мл суспензии, содержащей 5⋅108 клеток в 1 мл 0,1
молярного фосфатного буфера (рН–8,0), добавляли 20 мкл 0,075 моль
ацетилхолин-иодида и 50 мкл 0,01 моль дитио-бис-нитробензойной кислоты.
После 20 мин инкубации при 250 С реакция останавливалась добавлением 100
мкл
1,5–дифтор-2,4-динитробензола
и
регистрировали
увеличение
оптической плотности спектрофотометрически (420 нм) [Szelenyi J.G.et al.,
1982]. За единицу активности АХЭ принимали мкмоль ацетилхолина,
гидролизованного за 1 мин в мл суспензии, содержащей 109 Т-лимфоцитов
[Kutty K.M. et al., 1976].
Активность эстераз определяли через 3 сут после отравления нитрилами,
действия травмы и их сочетания.
2.11. Исследование функционального состояния гипоталамогипофозарно-надпочечниковой системы
Функциональное состояние гипоталамо-гипофозарно-надпочечниковой
системы
(ГГНС)
оценивали
путем
измерения
массового
индекса
надпочечников у крыс Вистар и оценкой уровня кортикостерона в плазме
крови
крыс
флюорометрическим
методом.
Определяли
уровень
неконъюгированных 11-оксикетостероидов [Moor P., de et al., 1962; 1976], в
частности, кортикостерон (КС) через 2, 12 и 24 ч после интоксикации
нитритами, воздействия травмы и их сочетания.
53
Экстракция КС из анализируемых образцов плазмы крови проводилась
четыреххлористым углеродом. Для удаления пигментов плазмы и нестероидных
соединений экстракты промывались с помощью 0,1% раствора NaOH
и
дистиллированной воды. Затем верхний слой, включающий в себя кортикостерон,
переносился, выпаривался и повторно экстрагировался 6 мл метиленхлорида или
хлороформа. Для образования флюоресцентных комплексов использовалась смесь
концентрированной серной кислоты и этанола в соотношении 3:1. После развития
флюоресценции растворы исследовались на флюориметре с использованием
интерферентных фильтров: первичного с пропусканием волн длиной 470 нм и
вторичного – 540 нм.
2.12. Методы статистической обработки результатов исследований
Полученные данные обрабатывались с использованием общепринятых
статистических методов [Сепетлиев Д.Н., 1968; Урбах В.Ю., 1975; Гублер
Е.В., 1978; Лакин Г.Ф., 1980]. При этом различия между средними
значениями в опытной и контрольной группах считались значимыми при р <
0,05. Расчеты среднелетальных доз нитрилов проводили по методу Миллера и
Тейтнера [Беленький М.А., 1963].
В исследованиях использовались параметрические методы с оценкой
достоверности различий по t-критерию Стьюдента.
Статистический анализ экспериментальных данных с небольшим числом
животных в сериях и при отсутствии нормального распределения показателей
осуществлялся с помощью непараметрических методов (Уилкинсон-МанниУитни,
χ2).
Расчеты
проводились
на
персональном
использованием пакета программ Statgraphics.
компьютере
с
54
ГЛАВА 3
ВЛИЯНИЕ ОСТРОГО ОТРАВЛЕНИЯ НИТРИЛАМИ В
СОЧЕТАНИИ С МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ НА ИНТЕГРАЛЬНОЕ
СОСТОЯНИЕ НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ И ИММУНОЛОГИЧЕСКОЙ
РЕЗИСТЕНТНОСТИ ОРГАНИЗМА
3.1. Изменение антиинфекционной неспецифической и
иммунологической резистентности организма при экспериментальном
перитоните после острой интоксикации нитрилами и их сочетании с
травмой
В экспериментах на беспородных крысах массой 180-240 г при
подкожном введении акрилонитрила и ацетонитрила в дозе 0,8 LD50, и их
сочетании
с
механической
травмой
исследовалось
состояние
антиинфекционной неспецифической резистентности организма [Забродский
П.Ф., 1987]. Нами установлено (табл. 3.1), что НАК, АН, а также их
сочетанное
действие
с
травматическим
повреждением
приводят
к
увеличению летальности крыс от экспериментального перитонита. Так, по
сравнению
с
контролем,
составляющим
12,5+5,1%,
этот
показатель
увеличивался после острой интоксикации НАК, действии НАК в комбинации
с травмой, остром отравлении АН, а также при его сочетании с
травматическим повреждением соответственно на 17,5; 22,5; 12,5 и 15,3%
(р<0,05). Травма вызывала увеличение летальности крыс от инфекции на
27,5% (р<0,05).
Увеличение летальности животных от экспериментальной инфекции
сопряжено с уменьшением ЛД50 E. сoli и Еt50. Так, при действии НАК, НАК в
сочетании с травмой, АН, АН в комбинации с травматическим повреждением
ЛД50
E. сoli уменьшалась соответственно в 1,51; 1,98; 1,73 и 1,56 раза
55
(р<0,05), а Еt50 – соответственно в 1,29; 1,34; 1,33 (р>0,05) и 1,43 раза (р<0,05).
Травматическое повреждение приводило к снижению ЛД50 E. Coli и Еt50
соответственно в 1,63 и 1,44 раза (р<0,05).
Таким образом, после острого отравления нитрилами, действия травмы, а
также их сочетания происходит увеличение летальности животных от
экспериментального перитонита после предварительной иммунизации,
Таблица 3.1
Влияние острых отравлений нитрилами (0,8 ЛД50) в сочетании с
механической травмой на летальность от экспериментального
перитонита (E. сoli,), ЛД50 E. Coli, и Еt50 у крыс после иммунизации (M+m)
Серии
Опытов
Контроль
Травма
Акрилонитрил
Акрилонитрил
+ травма
Ацетонитрил
Ацетонитрил
+ травма
Летальность,
%
12,5+5,1
(40)
40,0+12,6**
(15)
30,0+10,2**
(20)
35,0+10,7**
(20)
25,0+9,7**
(20)
27,8+10,5**
(18)
ЛД50E.Coli (х109
микр. Тел)
8,3+1,1
(40)
5,1+0,8*
(15)
5,5+0,7*
(20)
4,2+1,0*
(20)
4,8+0,7*
(20)
5,3+0,6*
(18)
Еt50, ч
38,7+4,5
(40)
26,9+3,2*
(15)
30,1+3,0
(20)
28,9+3,1
(20)
29,0+2,7
(20)
27,1+2,6*
(18)
Примечание: в скобках - число животных в серии; *; ** - различие с контролем
достоверно р<0,05 (** - χ2).
снижение ЛД50 E. Coli и среднеэффективного времени жизни животных, что
свидетельствует о редукции под влиянием токсикантов и их сочетанного
действия с травмой неспецифической и иммунологической резистентности
организма. Изолированное действие нитрилов и травмы практически не
отличается от эффектов, вызванных их сочетанием.
56
3.2. Изменение антиинфекционной неспецифической и
иммунологической резистентности организма при экспериментальной
пневмонии после острой интоксикации нитрилами и их сочетании с
травмой
Опыты, проведенные нами на крысах, показали (табл. 3.2), что НАК, АН,
а также их сочетанное действие с травматическим повреждением приводят к
Таблица 3.2
Влияние острых отравлений нитрилами (0,8 ЛД50) в сочетании с
механической травмой на летальность от экспериментальной пневмонии
(Р. vulgaris), ЛД50 Р. vulgaris и Еt50 у крыс после иммунизации (M+m)
Серии
опытов
Летальность,
%
Контроль
23,3+7,7
(30)
73,3+11,4*
(15)
56,5+10,3*
(23)
70,0+10,2*
(20)
50,0+11,2*
(20)
66,7+12,6*
(18)
Травма
Акрилонитрил
Акрилонитрил
+ травма
Ацетонитрил
Ацетонитрил
+ травма
ЛД50 Р.vulgaris
(х109микр.
тел)
4,8+0,5
(30)
2,7+0,6*
(15)
3,0+0,4*
(23)
2,8+0,5*
(20)
3,4+0,6*
(20)
2,9+0,7*
(18)
Еt50, ч
48,4+4,7
(30)
28,5+3,3*
(15)
34,9+3,6*
(23)
28,0+3,1*
(20)
29,0+2,7*
(20)
26,1+2,6*
(18)
Примечание: в скобках - число животных в серии; *; ** - различие с контролем
достоверно р<0,05 (** - χ2).
увеличению летальности крыс от экспериментальной пневмонии, вызванной
Р. vulgaris. Так, по сравнению с контролем, составляющим 23,3+7,7%, этот
показатель увеличивался после острой интоксикации НАК, действии НАК в
сочетании с травмой, остром отравлении АН, а также при его сочетании с
травматическим повреждением соответственно на 33,2; 46,7; 26,7 и 43,4%
57
(р<0,05). Травма вызывала увеличение летальности крыс от инфекции на
50,0% (р<0,05).
Увеличение летальности животных от экспериментальной инфекции
закономерно сопровождалось уменьшением ЛД50 Р. vulgaris и Еt50. Так, при
действии НАК, НАК в комбинации с травмой, АН, АН в сочетании с
травматическим повреждением ЛД50 Р. vulgaris уменьшалась соответственно
в 1,80; 1,71; 1,41 и 1,65 раза (р<0,05), а Еt50 – соответственно в 1,39; 1,73; 1,67
и 1,85 раза (р<0,05). Травматическое повреждение приводило к снижению
ЛД50 E. Coli и Еt50 соответственно в 1,78 и 1,70 раза (р<0,05).
Таким образом, после острого отравления нитрилами, действия
травматического повреждения, а также их сочетания происходит увеличение
летальности
животных
предварительной
от
экспериментальной
иммунизации,
снижение
пневмонии
ЛД50
Р.
после
vulgaris
и
среднеэффективного времени жизни животных, что свидетельствует о
супрессии под влиянием токсикантов и их сочетанного действия с травмой
неспецифической
и
иммунологической
резистентности
организма.
Изолированное действие нитрилов и травмы практически не отличается от
эффектов, вызванных их сочетанием.
3.3. Влияние нитрилов и их сочетания с травматическим
повреждением на обсемененность селезенки и циркулирующей крови
Обсемененность крови и селезенки бактериями является одним из
параметров,
характеризующим
состояние
неспецифической
и
иммунологической резистентности организма после воздействия химических
ксенобиотиков [Забродский П.Ф., 1998]. В ходе эксперимента нами
исследовалось количество микробных тел E.Сoli в крови и селезенке
беспородных крыс при изолированном воздействии НАК и АН (0,8 LD50) и в
58
сочетании с травмой через сутки после введения микроорганизмов (культуру
E.сoli в дозе 1,5·109 микробных тел в объеме 2 мл вводили внутрибрюшинно
через 30 мин после химического воздействия и его сочетания с нанесением
травмы). Нами установлено (табл. 3.3), что при остром отравлении НАК и АН
количество микробных тел E.сoli в крови и селезенке статистически значимо
(р<0,05) возрастает в 1,87 и 11,1 раза соответственно. Введение АН
приводило к повышению содержания E.сoli в крови в 1,66, а в селезенке - в
12,7 раза (р<0,05). Травматическое повреждение вызывало увеличение
содержания микроорганизмов в крови и селезенки соответственно в 2,6 и 13,7
раза (р<0,05).
Сочетанное действие травмы и острого отравления НАК и АН приводило
к повышению содержания микробных тел в крови соответственно в 2,17 и
2,01 раза (p<0,05), а в селезенке - соответственно в 13,2 и 14,6 раза (p<0,05).
Таблица 3.3
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на содержание E. Coli в крови
и селезенке крыс (M+m)
Серии
Опытов
Контроль
Травма
НАК
НАК+Травма
АН
АН+Травма
Обсемененность
Периферическая
кровь (0,05 мл)
30,2+9,0 (9)
78,6+10,5* (8)
56,5+9,4* (8)
65,7+10,1* (8)
50,1+9,3* (8)
60,8+10,0* (8)
Селезенка (в
органе) [х 102]
9,9+4,8 (9)
135,8+12,3* (8)
110,6+11,0* (8)
130,4+12,2* (8)
125,9+12,4* (8)
144,8+11,7* (8)
Примечание: в скобках число животных в каждой серии; * - различие с контролем
достоверно - р<0,05.
Полученные экспериментальные данные позволяют утверждать, что
травматическое
повреждение
практически
не
влияет
на
редукцию
неспецифической и иммунологической резистентности организма, вызванную
острой интоксикации НАК и АН.
59
Таким образом, при изолированном остром воздействии НАК и АН в
дозе 0,8 LD50, травматическом повреждении и их сочетании происходит
увеличение содержания числа микробных тел E. сoli в циркулирующей крови
и селезенке крыс после их введения по сравнению с контролем, что
свидетельствует
о
снижении
неспецифической
и
иммунологической
резистентности организма.
Резюме
Полученные нами результаты исследований позволяют заключить, что
после
острого
отравления
нитрилами,
действия
травматического
повреждения, а также их сочетания происходит увеличение летальности от
экспериментальной инфекции, снижение ЛД50 Р. vulgaris и ЛД50 E. сoli при
моделировании
экспериментальной
пневмонии
и
экспериментального
перитонита соответственно, а также среднеэффективного времени жизни
животных.
При изолированном остром воздействии НАК и АН в дозе 0,8 LD50 и
травмы, а также при их сочетании происходит увеличение содержания числа
микробных тел E. Сoli в циркулирующей крови и селезенке крыс после их
введения по сравнению с контролем, что свидетельствует о снижении
неспецифической
Травматическое
и
иммунологической
повреждение
резистентности
практически
не
влияет
организма.
на
редукцию
неспецифической и иммунологической резистентности организма, вызванную
острой интоксикации НАК и АН.
Выявленная
резистентности
супрессия
организма
неспецифической
может
быть
гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой
и
иммунологической
обусловлена
системы
дисфункцией
(ГГНС),
вызванной
нитрилами и травмой, и приводящая к изменению чувствительности микро- и
60
макрофагов
к
микроорганизмам,
в
результате
чего
угнетается
их
цитотоксичность [Корнева Е.Н. и соавт., 1978, 1985, 1988; Тихонов В.Н.,
1981; Маянский А.Н., Маянский Д.Н., 1983; Петров Р.В., 1987; Брюхин Г.В.,
Михайлова Г.И., 1990]. Нитрилы способны снижать функцию клеток,
определяющих резистентность к инфекции (нарушение тканевого дыхания), а
травма
может
вызывать
аналогичный
эффект
вследствие
действия
кортикостероидов [Clаman H.N., 1972]. Угнетение неспецифической и
иммунологической резистентности организма при острой интоксикации НАК
и АН, вероятно, связано с поражением клеток крови, продуцирующих
неспецифические факторы защиты (лизоцим, тромбоцитарный катионный
белок – ТКБ, комплемент и др.). Важную роль в данных процессах играет,
видимо, не столько НАК и АН, сколько их высокотоксические метаболиты
(цианид, глицидонитрил, 2-цианэтанол, циануксусная кислота) [Шустов В.Я.
и соавт., 1985; Nerudova A. et al., 1980].
Отсутствие статистически достоверной суммации эффектов химического
и физического факторов при действии нитрилов и травмы, вероятно,
обусловлено общеядовитым действием НАК и АН, которое исключает (или
уменьшает) реализацию ряда биохимических механизмов, связанных с
травматическим повреждением.
61
ГЛАВА 4
СОЧЕТАННОЕ ДЕЙСТВИЕ ОСТРОГО ОТРАВЛЕНИЯ
НИТРИЛАМИ И МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ НА
ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ТИМУСА, СЕЛЕЗЕНКИ,
МИГРАЦИЮ КОЛОНИЕОБРАЗУЮЩИХ ЕДИНИЦ ИЗ КОСТНОГО
МОЗГА В СЕЛЕЗЕНКУ, СОДЕРЖАНИЕ (ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ)
ЛИМФОЦИТОВ В ОРГАНАХ СИСТЕМЫ ИММУНИТЕТА
4.1. Изменение лимфоидных индексов тимуса и селезенки
ЛИ тимуса и селезенки характеризует функциональное состояние
данных органов системы иммунитета. В тимус из КМ мигрируют
протимоциты. Клетки, мигрирующие из КМ в тимус, называют также СКК,
клетками
предшественники
лимфопоэза,
лимфоцитами-
прекурсорами
[Кемилева З., 1984; Галактионов В.Г., 1986; Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и
соавт., 2000]. Только один процент тимоцитов мигрирует в периферические
лимфоидные органы и принимает участие в иммуногенезе, остальные Тлимфоциты погибают в тимусе по механизму апоптоза, либо уходят из
тимуса живыми и разрушаются в печени, селезенке и кишечнике [Хаитов
Р.М. и соавт., 2000]. Более 95% тимоцитов являются Т-лимфоцитами,
остальные клетки относятся к лимфобластам, макрофагам, эпителиальным
клеткам, тельцам Гассаля, интердигтатным клеткам [Гольдберг Д.И.,
Гольдберг Е.Д., 1980; Петров Р.В., 1983; Ройт А. и соавт., 2000].
Протимоциты
вилочковой
(претимоциты)
железы,
где
заселяют
пролиферируют,
кортикальную
после
чего
часть
долек
переходят
в
медуллярную часть, из которой происходит их выход в лимфатические
сосуды,
путем
экстравазации
в
посткапиллярные
венулы
или
транскапсулярные артерии [Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Селезенка удаляет из
62
кровотока утратившие функциональную активность эритроциты и лейкоциты,
а также образует новые лимфоциты в ответ на попавшие из кровотока
чужеродные антигены. Лимфоциты заселяют селезенку путем миграции из
тимуса и КМ Т- и В-клеток [Петров Р.В и соавт., 1981а; Петров Р.В., Хаитов
Р.М., 1981б; Ройт А., 1991]. ЛИ тимуса и селезенки является косвенным
показателем содержания ядросодержащих клеток в этом органе, в частности,
лимфоцитов, в определенной степени он характеризует процессы апоптоза
тимоцитов и миграцию их в циркулирующую кровь [Гольдберг Е.Д. и соавт.,
1972; Тихонов В.Н., 1981; Александров В.Н., 1983; Беликов В.Г., 2001].
Исследование влияния острой интоксикации ядов общетоксического
действия на ЛИ тимуса и селезенки белых крыс проводилось через 2 cут
после введения нитрилов (0,8 ЛД50), травмы или их сочетанного действия. В
этот период при острых воздействиях химических ксенобиотиков и
экстремальных физических факторов на животных, как правило, происходит
максимальное снижение ЛИ тимуса и селезенки [Александров В.Н., 1983;
Забродский П.Ф., 1998; Descotes J., 1986].
Нами установлено (рис. 4.1), что при остром действии акрилонитрила и
ацетонитрила и их сочетании с механической травмой происходит
существенное снижение ЛИ тимуса соответственно в 1,45; 1,50; 1,35 и 1,38
раза (p<0,05) по сравнению с контролем, ЛИ селезенки под влиянием НАК,
АН, а также их сочетанного воздействия с травматическим повреждением
уменьшался соответственно в 1,23; 1,24; 1,34 и 1,47 раза (p<0,05) по
сравнению с контролем. Травматическое повреждение снижало ЛИ тимуса и
селезенки соответственно в 1,55 и 1,28 раза (p<0,05) по сравнению с
контролем. Усиления или ослабления эффектов нитрилов травматическим
повреждением нами не выявлено. Можно предположить, что действие
нитрилов, связанное с ингибированием компонента а3 цитохромоксидазы
ферментов
тканевого
дыхания
лимфоцитов,
инициирует
их
апоптоз
(запрограммированную гибель). Травма, вызывая активацию ГГНС и
увеличение синтеза и поступления в кровь кортикостероидов (стресс-реак-
63
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.1 Действие острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на лимфоидный индекс (усл. ед.) тимуса крыс через 2 6 сут (M+m).
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. По оси ординат - лимфоидный индекс
тимуса.
ция) [Горизонтов П.Д., 1981а; 1981б], должна вызывать реализацию этого же
эффекта. Однако, на фоне действия нитрилов, ингибирующих продукцию
гормонов вследствие общетоксического эффекта [Забродский П.Ф., Киричук
В.Ф., 1998; Dhabhar F.S. et al., 1996], суммации эффектов кортикостероидов и
использованных токсикантов не происходит.
Через 6 сут после действия исследованных факторов и их сочетаний ЛИ
тимуса и селезенки восстанавливался до контрольных значений (рис.4.2).
Таким образом, острые отравления нитрилами в дозе 0,8 ЛД50, действие
травмы, а также их сочетания существенно снижают лимфоидные индексы
тимуса и селезенки через 2 суток после воздействия и восстанавливаются до
контрольных значений через 6 сут. Редукция показателей, вызванная НАК и
АН, под влиянием травматического повреждения не усиливается.
64
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.2 Действие острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на лимфоидный индекс (усл. ед.) селезенки крыс через
2 - 6 сут (M+m).
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. По оси ординат - лимфоидный индекс
селезенки.
4.2. Оценка миграции колониеобразующих единиц из костного мозга
в селезенку
В настоящее время в исследованиях по физиологии и иммунологии
содержание КОЕ в селезенке (КОЕс) после летального облучения мышей с
экранированием определенного участка бедра или голени описывают, как
отражение функции СКК, в частности, их способность к миграции из КМ
[Корнева Е.А., 1990; Забродский П.Ф., 1993; Забродский П.Ф. и соавт., 1997].
Исследователи применяют три метода оценки содержания КОЕ в селезенке:
метод эндогенного клонирования [Петров Р.В., Хаитов Р.М., 1972; Петров
Р.В. и соавт., 1981; Корнева Е.А., 1990; Забродский П.Ф. и соавт., 1993, 1997,
1998, 2000] с экранированием определенного участка нижней конечности
65
мыши и облучением животных в летальной дозе, составляющей 8-9 Гр; метод
оценки КОЕс после сублетального тотального облучения в дозе 6 Гр [Петров
Р.В.
и
соавт.,
1970]
и
метод
экзогенного
клонирования,
который
предусматривает введение сингенных клеток КМ от мышей-доноров,
подвергшихся воздействию ксенобиотика, мышам-реципиентам, облученным
в летальной дозе (8 Гр) [Till J.E., Mc Culloch E.A., 1961]. Нами применялся
метод эндогенного клонирования для исследования влияния нитрилов,
травмы и их сочетания на КОЕс (функцию СКК), предложенный, как и метод
экзогенного клонирования, J.E. Till и E.A. Mc Culloch (1961). Этот метод
является одним из наиболее часто используемым в прикладных областях
иммунологии [Корнева Е.А., 1990; Забродский П.Ф. и соавт., 1997].
Наши исследования показали (рис. 4.3), что под влиянием НАК, АН,
травмы, а также сочетания травматического повреждения с акрилонитрилом и
ацетонитрилом в дозе 0,8 ЛД50 происходит снижение числа КОЕс
соответственно в 2,13; 1,91; 2,27; 1,70 и 1,99 раза (p<0,05).
Существенных отличий между редукцией миграции КОЕс под влиянием
токсикантов, травмы и их сочетания нами не выявлено, что позволяет
утверждать, что аддитивное действие нитрилов в сочетании с травматическим
повреждением на функцию СКК (их миграцию из КМ в селезенку)
отсутствует. Вероятно, механизмы супрессии миграции под влиянием
нитрилов и травмы различны. Нитрилы оказывают ингибирующее действие
на миграцию КОЕс путем блокирования компонента а3 цитохромоксидазы,
входящей в систему ферментов тканевого дыхания клеток, циан-ионом, а при
травме этот же эффект реализуется вследствие действия кортикостероидов
(посттравматическая стресс-реакция) [Петров Р.В., Хаитов Р.М., 1981б].
Возможность суммации действия кортикостероидов и ингибирования
процессов тканевого дыхания, видимо, отсутствует, так как нитрилы снижают
секрецию кортикостероидов [Забродский П.Ф., Киричук В.Ф. 1998].
66
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.3 Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) и
их сочетании с механической травмой на число КОЕ в селезенке мышей через 8 сут (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
мышей; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. По оси ординат – число КОЕ в
селезенке мышей.
Таким образом, острые отравления нитрилами в дозе 0,8 ЛД50, действие
травмы, а также их сочетания вызывают редукцию миграции КОЕс из КМ в
селезенку.
4.3. Содержание (перераспределение) лимфоцитов в органах
системы иммунитета
Содержание лимфоцитов в лимфоидных органах после различных
воздействий отражает, во-первых, процесс их перераспределения между
органами
системы
иммунитета
в
основном
вследствие
изменения
функционального состояния симпатического, парасимпатического отделов
вегетативной нервной системы и ГГНС [Горизонтов П.Д.,1981а, 1981б; Ройт
67
А., 1991], во-вторых, их апоптоз (запрограммированную гибель), на который
оказывают влияние кортикостероиды и различные химические ксенобиотики
[Хаитов Р.М. и соавт., 1995; 2000; Clаman H.N., 1972].
Нами установлено (рис. 4.4 а,б), что под влиянием НАК, АН, травмы, а
также сочетания травматического повреждения с акрилонитрилом и
ацетонитрилом в дозе 0,8 ЛД50 число Т-лимфоцитов в тимусе крыс через 2 сут
снижается соответственно в 2,44; 2,03; 2,32; 1,85 и 2,62 раза (p<0,05), а число
лимфоцитов в селезенке - в 2,18; 1,76; 1,93; 1,60 и 2,28 раза (p<0,05)
соответственно
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.4а Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на содержание Т-лимфоцитов в тимусе крыс (х 108)
через 2 сут, (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. По оси ординат - содержание Тлимфоцитов в тимусе.
Статистически достоверных различий между действием исследованных
факторов и их сочетаний на содержание лимфоцитов в тимусе и селезенке
через 2 сут не выявлено, что свидетельствует о том, что супрессивные
эффекты (эффекты, определяющие миграцию клеток из органов) травмы и
ядов общетоксического действия (НАК и АН) не суммируются. Результат
68
сочетанного действия травмы и нитрилов определяется токсикантами, так как
в этом случае не возможна реализация эффекта кортикостероидов вследствие
ингибирующего действия НАК и АН на синтез кортикостероидов.
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.4б Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на содержание лимфоцитов в селезенке крыс (х 108)
через 2 сут, (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. По оси ординат - содержание
лимфоцитов в селезенке.
При исследовании цитограммы тимуса нами установлено (табл. 4.5), что
под влиянием травмы и НАК в вилочковой железе через 2 сут отмечается
тенденция к снижению относительного числа лимфобластов и средних
лимфоцитов (р>0,05), а также статистически значимое уменьшение малых
лимфоцитов (p<0,05). Относительное количество незрелых и зрелых
нейтрофилов,
эозинофилов,
моноцитов,
макрофагов,
ретикулярных
и
плазматических клеток увеличивалось (p<0,05). Сочетанное действие травмы
и НАК вызывает аналогичные изменения цитограммы селезенки.
Относительное увеличение числа гранулоцитов после травмы, вероятно,
обусловлено
усилением
передифференцировки
СКК
в
направлении
миелопоэза. Данный феномен лежит в основе лейкоцитоза [Александров
В.Н., 1982]. Кроме того, снижение числа лимфоцитов в тимусе может быть
69
связано с цитолитическим действием кортикостероидов [Петров Р.В., Хаитов
Р.М., 1981]. После острого отравления НАК уменьшение количества
лимфоцитов в тимусе сопровождалось закономерным увеличением других
клеток. Это, по-видимому, связано с ингибированием ферментов тканевого
дыхания циан-ионом, действия НАК и его метаболитов на мембрану и
энзимы лимфоцитов и реализацией их постинтоксикационного апоптоза.
Сочетанное
действие
НАК
и
травмы
обусловлено,
вероятно,
преимущественным действием токсиканта.
Таблица 4.5
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на цитограмму тимуса крыс
через 2 сут (M+m)
Контроль
Травма
НАК
НАК+травма
Ретикулярные
клетки
Лимфобласты
0,74+0,12
2,44+0,14*
2,26+0,10*
2,30+0,13*
3,02+0,31
1,85+0,26
2,00+0,25
1,76+0,26
Средние
Лимфоциты
Малые
Лимфоциты
Моноциты
7,04+0,62
5,56+0,43
6,50+0,53
6,07+0,43
88,05+1,25
84,40+1,30*
84,03+1,32*
84,28+1,41*
0,12+0,02
0,45+0,04*
0,36+0,06*
0,43+0,03
Макрофаги
0,06+0,02
0,30+0,08*
0,24+0,08*
0,33+0,09
Незрелые
нейтрофилы
Зрелые
Нейтрофилы
Эозинофилы
0,05+0,01
0,53+0,05*
0,46+0,04*
0,49+0,04*
0,42+0,15
3,02+0,21*
2,87+0,16*
2,90+0,18*
0,04+0,02
0,20+0,02*
0,21+0,02*
0,24+0,02*
Плазматические
клетки
0,52+0,18
1,25+0,20*
1,15+0,21*
1,20+0,20*
Клетки,
%
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
После
воздействия
тяжелой
механической
травмы,
НАК
и
их
сочетанного эффекта через 2 сут в цитограмме селезенки в целом отмечались
такие же изменения, как и в тимограмме (табл. 4.6): снижалось относительное
70
Таблица 4.6
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на цитограмму селезенки
крыс через 2 сут (M+m)
Клетки, %
Контроль
Травма
НАК
НАК+Травма
Ретикулярные
клетки
Лимфобласты
1,05+0,11
1,99+0,12*
2,07+0,13*
1,98+0,14*
2,92+0,42
2,1+0,21
1,55+0,25
1,63+0,29
Средние
лимфоциты
Малые
лимфоциты
Моноциты
6,52+0,52
6,05+0,62
5,67+0,51
5,43+0,50
78,10+1,41
74,02+1,20*
73,00+1,34*
74,95+1,30*
1,80+0,11
2,71+0,22
2,57+0,34
2,61+0,33
Макрофаги
1,08+0,12
1,77+0,31
1,90+0,33
1,83+0,32
Незрелые
нейтрофилы
Зрелые
нейтрофилы
Эозинофилы
1,06+0,09
1,45+0,07
1,70+0,17
1,60+0,15
2,55+0,27
3,30+0,21
5,43+0,27*
3,55+0,28
0,60+0,10
0,90+0,02
0,95+0,02
1,05+0,02
Плазматические
Клетки
Эритроидные
Клетки
1,75+0,12
2,05+0,23
2,00+0,31
2,15+0,33
2,65+0,22
3,05+0,35
3,20+0,32
3,15+0,30
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
число малых лимфоцитов (р<0,05), отмечалась тенденция к уменьшению
лимфобластов
и
средних
лимфоцитов,
тенденция
увеличению незрелых нейтрофилов, статистически
к
относительному
значимое (р<0,05)
повышение содержания зрелых нейтрофилов, тенденция к редукции
эозинофилов,
моноцитов,
плазматических
увеличивалось
относительное
клеток.
только
число
макрофагов,
Число
при
зрелых
травме.
ретикулярных
ретикулярных,
нейтрофилов
Значимо
клеток.
эритроидных
(p<0,05)
Статистически
и
достоверно
возрастало
значимых
различий между действием травмы, НАК и их сочетания не выявлено.
Механизмы выявленных эффектов, видимо, такие же, как и обусловливающие
изменение цитограммы тимуса.
71
После
действия
НАК,
АН,
травмы
и
сочетанного
эффекта
травматического повреждения и токсикантов через 2 сут в костном мозге и
лимфоузлах
происходило
статистически
значимое
уменьшение
числа
лимфоцитов (рис. 4.7 а,б). Так, механическая травма, острое отравление НАК
и их сочетание снижали количество лимфоцитов в костном мозге
соответственно в 1,29; 1,22 и 1,41 раза (p<0,05), а в селезенке - в 1,41; 1,36 и
1,55 раза (p<0,05) соответственно. Действие АН изолированно и в сочетании с
травмой вызывало аналогичные изменения исследованных показателей.
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.7а Действие острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на число лимфоцитов (х106) в костном мозге у крыс
через 2 сут (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; *; ** - различие с контролем достоверно - р<0,05, (*; ** - для расчета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни) По оси ординат - содержание лимфоцитов в
костном мозге.
72
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 4.7б Действие острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на число лимфоцитов (х106) в лимфоузлах у крыс через
2 сут (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; *; ** - различие с контролем достоверно - р<0,05, (*; ** - для расчета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни) По оси ординат - содержание лимфоцитов в
лимфоузлах.
Суммации эффектов острого отравления нитрилами и травматического
повреждения не выявлено.
Через 6 сут после острого действия НАК, АН, травмы, а также сочетания
травматического повреждения с акрилонитрилом и ацетонитрилом в дозе 0,8
ЛД50 число Т-лимфоцитов в тимусе и лимфоцитов в селезенке крыс
восстанавливалось до контрольного значения (табл. 4.8). Цитограммы тимуса
и селезенки после действия травмы, НАК и их сочетания через 6 сут, после
окончания указанных воздействий статистически достоверно в целом
практически не отличались от контроля (табл. 4.9; 4.10).
73
Таблица 4.8
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на содержание лимфоцитов
(х 108 ) в тимусе и селезенке крыс через 6 сут, (M+m)
Серии опытов
Контроль
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Число Т-лимфоцитов
в тимусе
13,1+0,7
14,3+0,9
9,7+0,8
12,2+1,1
9,9+0,9
Число лимфоцитов в
селезенке
15,2+1,4
16,4+2,0
13,9+1,8
15,7+1,7
12,7+1,6
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
Таблица 4.9
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на цитограмму тимуса крыс
через 6 сут (M+m)
Клетки, %
Контроль
Травма
НАК
НАК+
травма
1
2
3
4
5
Ретикулярные
клетки
Лимфобласты
0,75+0,12
0,83+0,11
0,79+0,12
0,80+0,13
3,1+0,3
2,6+0,2
2,9+0,2
2,7+0,3
Средние
Лимфоциты
Малые
лимфоциты
Моноциты
7,0+0,6
7,3+0,7
7,3+0,4
6,9+0,5
88,1+1,5
86,6+1,4
86,2+1,6
86,5+1,5
0,08+0,03
1,00+0,03
1,01+0,03
0,93+0,04
Макрофаги
0,05+0,02
0,09+0,03
0,08+0,03
0,07+0,04
Незрелые
нейтрофилы
Зрелые
нейтрофилы
Эозинофилы
0,04+0,02
0,08+0,03
0,09+0,03
0,07+0,04
0,45+0,15
0,77+0,18
0,85+0,19
0,90+0,19
0,02+0,01
0,02+0,01
0,03+0,02
0,24+0,02*
Плазматические
клетки
0,55+0,02
0,65+0,03
0,70+0,03
0,86+0,04
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
74
Таблица 4.10
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на цитограмму селезенки
крыс через 6 сут (M+m)
Клетки, %
Контроль
Травма
НАК
НАК+
травма
1
2
3
4
5
Ретикулярные
клетки
Лимфобласты
1,05+0,11
1,09+0,14
1,12+0,13
1,08+0,12*
2,9+0,4
2,5+0,3
2,0+0,3
2,3+0,3
Средние
лимфоциты
Малые
лимфоциты
Моноциты
6,5+0,5
6,2+0,5
7,0+0,7
5,9+0,6
78,1+1,5
76,2+1,4
76,0+1,6
77,00+1,3
1,8+0,1
2,2+0,3
2,1+0,2
2,0+0,3
Макрофаги
1,08+0,12
1,65+0,29
1,17+0,27
1,13+0,32
Незрелые
нейтрофилы
Зрелые
нейтрофилы
Эозинофилы
1,06+0,09
1,33+0,08
1,19+0,12
1,10+0,11
2,55+0,27
3,30+0,21
3,55+0,25
3,70+0,29
0,60+0,10
0,70+0,02
0,80+0,02
0,75+0,03
Плазматические
Клетки
Эритроидные
Клетки
1,75+0,12
2,00+0,20
1,95+0,30
2,00+0,31
2,65+0,22
2,85+0,29
3,10+0,31
3,05+0,28
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
После действия НАК, АН, травмы и сочетанного эффекта травмы и
токсикантов через 6 сут после воздействия на организм животных
содержание лимфоцитов в костном мозге и лимфоузлах восстанавливалось до
контрольного уровня (табл. 4.11).
Таким образом, через 2 сут содержание лимфоцитов в органах системы
иммунитета крыс после острого отравления нитрилами и их сочетания с
механическим повреждением бедра существенно снижалось, изменялись
цитограммы тимуса и селезенки, а через 6 сут показатели восстанавливались
до контрольного уровня.
75
Таблица 4.11
Действие острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на число лимфоцитов (х106) в
костном мозге и лимфоузлах у крыс через 6 сут (M+m)
Органы системы иммунитета
Серии опытов
Костный мозг
40,5+3,8
41,0+3,9
39,3+3,2
35,7+3,2
41,4+3,6
36,7+3,4
Контроль
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Лимфоузлы
13,3+2,3
14,4+2,9
12,1+2,6
10,2+1,8
15,6+2,2
11,2+1,8
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс.
Резюме
Проведенные нами исследования показали, что под влиянием НАК, АН,
травмы, а также сочетания травматического повреждения с акрилонитрилом и
ацетонитрилом в дозе 0,8 ЛД50 число Т-лимфоцитов в тимусе и лимфоцитов в
селезенке крыс через 2 сут снижается. Статистически достоверных различий
между
действием
НАК,
АН
и
их
комбинаций
с
травматическим
повреждением на содержание лимфоцитов в тимусе и селезенке через 2 сут не
выявлено, что свидетельствует о том, что супрессивные эффекты (эффекты,
определяющие
миграцию
клеток
из
органов)
травмы
и
ядов
общетоксического действия (НАК и АН) не суммируются.
При исследовании цитограммы тимуса нами установлено, что под
влиянием травмы и НАК в вилочковой железе через 2 сут отмечается
тенденция к снижению относительного числа лимфобластов и средних
лимфоцитов (р>0,05), а также статистически значимое уменьшение малых
лимфоцитов (p<0,05). Относительное количество незрелых и зрелых
76
нейтрофилов,
эозинофилов,
моноцитов,
макрофагов,
ретикулярных
и
плазматических клеток увеличивалось (p<0,05). Сочетанное действие травмы
и НАК вызывает аналогичные изменения цитограммы селезенки.
Относительное увеличение числа гранулоцитов в цитограмме тимуса и
селезенки
после
травмы,
вероятно,
обусловлено
усилением
передифференцировки СКК в направлении миелопоэза [Александров В.Н.,
1982]. Относительное снижение числа лимфоцитов в тимусе и селезенке
связано с цитолитическим действием кортикостероидов [Петров Р.В., Хаитов
Р.М., 1981]. После острого воздействия нитрила акриловой кислоты
относительное
уменьшение
лимфоцитов
в
тимусе
сопровождалось
закономерным относительным увеличением других клеток. Это происходит,
по-видимому, вследствие ингибирования ферментов тканевого дыхания цианионом, действия НАК и его метаболитов на мембрану и энзимы лимфоцитов
и реализацией их постинтоксикационного апоптоза.
После
действия
НАК,
АН,
травмы
и
сочетанного
эффекта
травматического повреждения и токсикантов через 2 сут в костном мозге и
лимфоузлах происходило уменьшение числа лимфоцитов.
Через 6 сут содержание лимфоцитов в органах системы иммунитета,
показатели цитограмы тимуса и селезенки крыс после острого отравления
нитрилами
и
их
сочетания
с
механическим
повреждением
бедра
восстанавливались в целом до контрольного уровня.
Сочетанное действие нитрилов и травмы обусловлено, вероятно,
преимущественным действием токсиканта, так как в этом случае не возможна
реализация эффекта кортикостероидов вследствие ингибирующего действия
НАК и АН на синтез кортикостероидов [Szabo S., Selye H., 1971; 1972; Szabo
S., 1980].
77
ГЛАВА 5
СОЧЕТАННОЕ ДЕЙСТВИЕ ОСТРЫХ ОТРАВЛЕНИЙ НИТРИЛАМИ И
МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ НА ОСНОВНЫЕ ГУМОРАЛЬНЫЕ
ИММУННЫЕ РЕАКЦИИ, КООПЕРАЦИЮ ИММУНОЦИТОВ И
СПОСОБНОСТЬ МАКРОФАГОВ ИНДУЦИРОВАТЬ ГУМОРАЛЬНЫЙ
ИММУННЫЙ ОТВЕТ
5.1. Влияние на тимусзависимый гуморальный иммунный ответ
5.1.1. Оценка воздействия в динамике на антителообразование к
тимусзависимому антигену по титру антител в крови
В опытах на белых крысах оценивали действие острого отравления
нитрилами (0,8 ЛД50), механической травмы, и их сочетания на гуморальный
иммунный ответ к тимусзависимому антигену - эритроцитам барана (ЭБ) по
титру антител через 5, 8 и 11 сут при иммунизации ЭБ, проводившейся
одновременно с применением факторов, и за 3 сут до отравления,
механического повреждения и их сочетанного эффекта. Через 5 сут после
введения ЭБ отмечается пик иммунного ответа, связанный с синтезом IgM, а
через 8 и 11 сут титр антител отражает синтез преимущественно IgG, и в
меньшей степени - IgM [Петров Р.В. и соавт., 1981]. Известно, что Th1лимфоциты участвуют в продукции
IgM, IgG2, а Th2-лимфоциты
способствуют синтезу IgG1, IgA, IgE [Pfeifer C. et al., 1991; Georgiev V.St.,
Albright J.E., 1993]. Таким образом, использованный метод исследования
гуморального звена иммунитета дает представление о функциональной
активности как Th1-, так и Th2-лимфоцитов.
78
Нами установлено (табл. 5.1), что под влиянием острых интоксикаций
НАК и АН, травмы, а также ее сочетанного действия с токсикантами в дозе
0,8 ЛД50 в индуктивной фазе иммунного ответа (введение ядов, действие
травмы и их сочетаний одновременно с иммунизацией ЭБ) статистически
значимо снижался отрицательный двоичный логарифм титра антител
(ОДЛТА) к ЭБ через 5 и 8 сут после иммунизации. Так, травма, НАК, АН,
сочетание травмы с НАК и АН приводили к редукции ОДЛТА через 5 сут
соответственно в 1,28; 1,57; 1,66; 1,76 и 1,93 раза (p<0,05), а через 8 сут - в
1,37; 1,64; 1,52; 1,58 и 1,71 раза (p<0,05) по сравнению с контролем
соответственно. Через 11 сут статистически значимых изменений параметров
по сравнению с контролем не выявлено. Посттравматическая редукция
гуморальной иммунной реакции проявляется в меньшей степени, чем
постинтоксикационная депрессия, обусловленная сочетанным действием
факторов.
Таблица 5.1
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на изменение титра антител у
крыс к ЭБ (-log2 титра) в индуктивной фазе антителогенеза (факторы
действовали одновременно с иммунизацией) (M+m)
Время после интоксикации, сут
Серии опытов
5
8
11
5,8+0,1 (30)
4,1+ 0,3 (20)
3,6+ 0,3 (20)
Травма
4,5+ 0,4*
3,0+ 0,3*
3,4+ 0,3
НАК
3,7 + 0,3*
2,5 + 0,3*
3,2 + 0,2
НАК+травма
3,5 + 0,2*
2,7 + 0,3*
3,5 + 0,2
АН
3,3 + 0,4*
2,6 + 0,2*
3,4 + 0,3
АН+травма
3,0 + 0,2*
2,4 + 0,3*
3,7 + 0,3
Контроль
Примечание: в скобках – число животных; в каждой серии использовалось от 8 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05.
79
Полученные данные свидетельствуют о том, что при сочетании
травматического повреждения и нитрилов иммуносупрессивные эффекты
были связаны преимущественно с действием ядов.
Существенных различий между ОДЛТА в различных сериях опытов не
выявлено.
Острое действие нитрилов, травмы и их сочетаний в продуктивной фазе
антителогенеза (действие факторов через 3 сут после иммунизации ЭБ),
сопровождалось уменьшением синтеза антител, оцениваемого по ОДЛТА,
через 5 и 8 сут после иммунизации ЭБ (табл. 5.2). Так, под влиянием травмы,
НАК, АН и их сочетанных эффектов с травматическим повреждением
ОДЛТА через 5 сут уменьшался соответственно в 1,68; 1,96; 1,90; 1,84 и 1,78
раза (p<0,05), а через 8 сут - в 1,56; 1,83; 1,91; 1,75 и 1,68 раза (p<0,05) по
сравнению с контролем соответственно.
Таблица 5.2
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на изменение титра антител у
крыс к ЭБ (-log2 титра) в продуктивной фазе антителогенеза (факторы
действовали через 3 сут после иммунизации) (M+m)
Серии опытов
Время после интоксикации, сут
5
8
11
Контроль
5,7+ 0,2
4,2+ 0,3
3,6+ 0,3
Травма
3,4 + 0,3*
2,7 + 0,2*
3,7 + 0,2
НАК
2,9 + 0,2*
2,3 + 0,2*
3,4 + 0,3
НАК+травма
3,0 + 0,3*
2,2 + 0,2*
3,3 + 0,2
АН
3,1 + 0,3*
2,4 + 0,3*
3,5 + 0,3
АН+травма
3,2 + 0,3*
2,5 + 0,3*
3,8 + 0,3
Примечание: в каждой серии использовалось от 8 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
80
Через 11 сут статистически достоверные изменения показателей по
сравнению с контрольным значением отсутствовали. Посттравматическая
редукция гуморального иммунного ответа и супрессия, обусловленная
сочетанным действием физического и химического факторов проявлялись в
меньшей степени, чем постинтоксикационная депрессия гуморальной
иммунной реакции. Полученные данные свидетельствуют о том, что при
сочетании травматического воздействия и ядов общетоксического действия
иммуносупрессивные эффекты были связаны преимущественно с действием
токсикантов. Следует отметить, что воздействие ядов, травмы и их сочетаний
в
продуктивную
фазу
антителогенеза
вызывает
большую
редукцию
антителообразования по сравнению с их эффектом в индуктивный период
иммуногенеза. Данный феномен обусловлен более выраженным действием
химических
и
физического
факторов
(а
также
их
сочетания)
на
пролиферацию, дифференцировку и синтез Ig В-клетками (плазмоцитами),
перераспределение лимфоцитов между органами системы иммунитета в
период максимальной антителопродукции (3-5 сут после иммунизации) в
продуктивной фазе антителообразования по сравнению с воздействием
травмы и ядов на распознавание антигена макрофагами, их переработку и
представление Т- и В- клеткам, кооперацию макрофагов, Т- и В-лимфоцитов,
а также клональную селекцию Т- и В-клеток в индуктивной фазе
антителопродукции [Ройт А. и соавт., 2000; Хаитов Р.М. и соавт., 2000].
Больший поражающий эффект травматического воздействия в продуктивный
период иммуногенеза может быть связан с ингибирующим синтез антител
действием кортикостероидов [Claman H.N., 1993], Не исключено, что при
одинаковом по силе супрессивном эффекте на указанные процессы действие
в продуктивный период иммуногенеза обусловливает миграцию клеток из
органов
иммунитета,
занимающихся
антителопродукцией,
апоптоз,
лимфоцитов, ингибирование синтеза антител. При этом на восстановительные
процессы к моменту оценки действия факторов (через 2 сут после их
81
воздействия) остается меньше времени, чем при действии ядов, травмы и их
сочетания в продуктивной фазе антителогенеза.
Таким образом, под влиянием нитрилов, травмы и их сочетаний
происходит супрессия тимусзависимого антителообразования через 5-8 сут,
оцениваемая
иммуногенеза.
по
ОДЛТА,
При
преимущественно
сочетании
в
травматического
продуктивной
воздействия
и
фазе
ядов
общетоксического действия (НАК и АН) редукция иммунного ответа связана
в основном с действием токсикантов.
5.1.2. Исследование действия на число антителообразующих клеток
Оценка действия нитрилов, травмы и их сочетаний на число
антителообразующих клеток в селезенке крыс Вистар в отличие от ОДЛТА
отражает синтез Ig клетками только селезенки. Этот показатель является
более точным (каждая единица ОДЛТА характеризует изменение функции
антителопродукции в 2 раза) и находится в прямой связи с ОДЛТА. К его
недостаткам относится невозможность проследить динамику параметра у
одних и тех же животных. Через 4-5 сут после иммунизации тимусзависимым
антигеном (например, ЭБ) число антителобразующих клеток (АОК)
в
селезенке характеризует синтез IgM, осуществляемом при помощи Тh1лимфоцитов (лимфоцитов-хелперов первого типа) [Петров Р.В., 1983; Ройт
А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Jerne N.K., Nordin A.A., 1963].
Нами установлено (табл. 5.3), что при иммунизации крыс одновременно
с действием травмы, токсикантов и их сочетаний число АОК уменьшалось
соответственно в 2,17; 2,00; 2,07; 2,27 и 1,84 раза (p<0,05) по сравнению с
контролем.
При травматическом повреждении, острой интоксикации нитрилами и их
сочетании в продуктивной фазе антителогенеза
АОК в селезенке крыс
82
снижалось соответственно в 2,27; 2,84; 2,56; 2,90 и 2,70 раза (p<0,05) по
сравнению с контролем.
Полученные
нами
результаты
исследований
свидетельствуют
о
тенденции к снижению под влиянием травмы, нитрилов и их сочетания
функции Th1-лимфоцитов, индуцирующих синтез IgM [Pfeifer C. et al., 1991]
плазмоцитами селезенки, в продуктивной фазе антителогенеза по сравнению
с индуктивной.
Таблица 5.3
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на число
антителообразующих клеток к эритроцитам барана (х103),
синтезирующим Ig M, в селезенке белых крыс через 5 сут (M+m)
Серии опытов
Контроль
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Время интоксикации по отношению к
иммунизации, сут
0
3
28,4+1,2 (30)
16,3+2,8*
12,5+2,0*
13,1+2,4*
10,0+2,2*
14,2+2,1*
11,1+2,3*
13,7+2,3*
9,8+2,7*
12,5+2,2*
10,5+1,9*
Примечание: в скобках – число животных; в каждой серии использовалось от 6 до 8
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05.
При изучении действия механической травмы, острого отравления
нитрилами (0,8 ЛД50 ), а также их сочетания на гуморальный иммунный ответ,
оцениваемый по числу АОК к ЭБ, синтезирующим IgG, нами установлено
(рис. 5.4), что травма, НАК, АН дозе 0,8 ЛД50 и сочетание травматического
повреждения с НАК и АН снижали данный показатель соответственно в 1,54;
2,34; 1,91; 2,18 и 1,75 раза (p<0,05) по сравнению с контролем.
Полученные данные свидетельствуют, что под влиянием травмы,
нитрилов (0,8 ЛД50 ), а также их сочетания происходит снижение функции, не
только Тh1-лимфоцитов, участвующих в синтезе IgM, но и Тh2-клеток,
83
инициирующих продукцию IgG [Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Pfeifer C. et al.,
1991].
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 5.4 Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на число антителообразующих клеток к эритроцитам
барана (х103), синтезирующим Ig G, в селезенке белых крыс через 8 сут (M+m).
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 6 до 8
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05, (* - для расчета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий
U
Вилкоксона-Манна-Уитни).
По
оси
ординат
содержание
3
антителообразующих клеток к эритроцитам барана (х10 ), синтезирующим Ig G, в
селезенке белых крыс.
Редукция гуморального иммунного ответа после травмы и его снижение,
обусловленное сочетанными эффектами физического и химических факторов,
проявлялись в меньшей степени, чем иммуносупрессия после острого
действия нитрилов. Полученные данные позволяют полагать, что при
сочетании травматического воздействия и нитрилов (НАК и АН) уменьшение
гуморальной иммунной реакции были обусловлены преимущественно
действием токсикантов. Воздействие ядов, травмы и их сочетаний в
продуктивную
фазу
антителогенеза
вызывает
большую
редукцию
антителообразования, оцениваемую по числу АОК к ЭБ через 5 сут, по
сравнению с их эффектом в индуктивный период иммуногенеза.
84
Таким образом, травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их
сочетания
в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК
к ЭБ через 5 сут после иммунизации ЭБ, более выраженным в продуктивный
период антителогенеза. Под влиянием травмы, НАК, АН и их сочетания
отмечалась редукция синтеза IgG через 8 сут. Посттравматическая редукция
гуморального иммунного ответа и супрессия, обусловленная сочетанным
действием физического и химических факторов проявлялись в меньшей
степени, чем постинтоксикационная депрессия гуморальной иммунной
реакции. Полученные данные свидетельствуют о том, что при сочетании
травматического
воздействия
и
ядов
общетоксического
действия
иммуносупрессивные эффекты связаны преимущественно с действием
токсикантов.
5.2. Исследование тимуснезависимого гуморального иммунного
ответа
5.2.1. Оценка антителопродукции к тимуснезависимому антигену в
динамике по титру антител в крови
В проведенных нами экспериментах установлено (табл. 5.5), что под
влиянием острой интоксикаций НАК и АН, травмы, а также ее сочетанного
действия с токсикантами в дозе 0,8 ЛД50 в индуктивной фазе иммунного
ответа (введение ядов, действие травмы и их сочетаний одновременно с
иммунизацией Vi-Ag) статистически значимо снижался отрицательный
двоичный логарифм титра антител (ОДЛТА) к Vi-Ag через 5 сут после
иммунизации. Через 8 сут отмечалась тенденция к уменьшению показателя
85
после действия исследованных факторов и их сочетаний. Так, травма, НАК,
АН, сочетание травмы с НАК и АН приводили к редукции ОДЛТА через 5
сут соответственно в 1,16; 1,34; 1,30; 1,26 и 1,39 раза (p<0,05), а через 8 сут - в
1,12; 1,23; 1,19; 1,23 и 1,16 раза (p>0,05) соответственно по сравнению с
контролем.
Через 11 сут статистически значимых изменений параметров по
сравнению с контролем не выявлено. Снижение гуморальной иммунной
реакции после травмы менее выражено, чем после отравления и сочетанного
действия факторов. Полученные данные свидетельствуют о том, что при
сочетании травматического повреждения и нитрилов иммуносупрессивные
эффекты были связаны преимущественно с действием токсикантов.
Таблица 5.5
Влияние острых отравлений НАК и АН (0,8 LD50) в сочетании с
механической травмой на изменение титра антител у крыс к Vi-Ag (-log2
титра) в индуктивной фазе антителогенеза (факторы действовали
одновременно с иммунизацией) (M+m)
Серии опытов
Время после интоксикации, сут
5
8
11
4,3+ 0,2
3,7+ 0,2
3,0+ 0,3
Травма
3,7 + 0,2*
3,3 + 0,3
3,1 + 0,2
НАК
3,2 + 0,2*
3,0 + 0,3
3,2 + 0,2
НАК+травма
3,3 + 0,3*
3,1 + 0,2
2,8 + 0,2
АН
3,1 + 0,3*
3,0 + 0,3
2,7 + 0,3
АН+травма
3,4 + 0,3*
3,2 + 0,3
2,9 + 0,3
Контроль
Примечание: в каждой серии использовалось от 8 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
Острое действие нитрилов, травмы и их сочетаний в продуктивной фазе
антителогенеза (действие факторов через 3 сут после иммунизации Vi-Ag),
86
сопровождалось уменьшением синтеза антител, оцениваемого по ОДЛТА,
через 5 и 8 сут после иммунизации (табл. 5.6). Так, под влиянием травмы,
НАК, АН и их сочетанных эффектов с травматическим повреждением
ОДЛТА к Vi-Ag через 5 сут уменьшался соответственно в 1,30; 1,59; 1,53;
1,48 и 1,39 раза (p<0,05), а через 8 сут - в 1,28; 1,48; 1,37; 1,37 и 1,32 раза
(p<0,05) соответственно по сравнению с контролем.
Через 11 сут статистически достоверные изменения показателей по
сравнению с контрольным уровнем не отмечались.
Таблица 5.6
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на изменение титра антител у
крыс к Vi-Ag (-log2 титра) в продуктивной фазе антителогенеза (факторы
действовали через 3 сут после иммунизации) (M+m)
Серии опытов
Время после интоксикации, сут
5
8
11
Контроль
4,3+ 0,2
3,7+ 0,2
3,0+ 0,3
Травма
3,3 + 0,2*
2,9 + 0,3*
3,1 + 0,3
НАК
2,7 + 0,2*
2,5 + 0,2*
2,8 + 0,2
НАК+травма
2,8 + 0,3*
2,7 + 0,2*
2,7 + 0,2
АН
2,9 + 0,3*
2,7 + 0,3*
2,6 + 0,3
АН+травма
3,1 + 0,2*
2,8 + 0,3*
2,5 + 0,3
Примечание: в каждой серии использовалось от 8 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
Посттравматическая редукция гуморального иммунного ответа и
супрессия, обусловленная сочетанным действием физического и химических
факторов, проявлялись в меньшей степени, чем постинтоксикационная
депрессия гуморальной иммунной реакции. Полученные данные позволяют
считать, что при сочетании травматического воздействия и нитрилов
иммуносупрессивные эффекты связаны преимущественно с действием
87
токсикантов. Действие ядов, травмы и их сочетаний в продуктивную фазу
антителогенеза вызывает большую редукцию антителообразования по
сравнению с их эффектом в индуктивный период иммуногенеза.
Таким образом, под влиянием нитрилов, травмы и их сочетаний
происходит редукция тимуснезависимого антителообразования через 5-8 сут,
оцениваемая
по
ОДЛТА,
преимущественно
в
продуктивной
фазе
иммуногенеза. При сочетании травматического воздействия и нитрилов
иммуносупрессивные эффекты связаны преимущественно с действием
токсикантов.
5.2.2. Исследование содержания антителообразующих клеток в
селезенке к тимуснезависимому антигену
Нами установлено (рис. 5.7), что при иммунизации крыс Vi-Ag
одновременно с действием травмы, токсикантов и их сочетаний число АОК к
Vi-Ag уменьшалось соответственно в 1,68; 1,57; 1,52; 1,72 и 1,36 раза (p<0,05)
по сравнению с контролем.
При травматическом повреждении, острой интоксикации нитрилами и их
сочетании в продуктивной фазе антителогенеза количество АОК к Vi-Ag в
селезенке крыс уменьшалось соответственно в 1,79; 2,04; 1,98; 2,16 и 1,83
раза (p<0,05) по сравнению с контрольным уровнем.
Отмечалась тенденция к редукции Т-независимого гуморального
иммунного ответа после травмы, а также тенденция к его снижению при
сочетанных эффектах физического и химических факторов по сравнению с
иммуносупрессией после острого действия нитрилов. Полученные данные
позволяют считать, что при сочетании травматического воздействия и нитри-
88
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Рис 5.7 Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8 LD50) в
сочетании с механической травмой на число антителообразующих клеток к Vi-Ag (х103),
синтезирующим Ig M, в селезенке белых крыс через 5 сут (M+m).
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 6 до 8
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05, (* - для расчета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий
U
Вилкоксона-Манна-Уитни).
По
оси
ординат
содержание
антителообразующих клеток к Vi-Ag (х103), синтезирующим Ig M, в селезенке белых крыс.
лов уменьшение гуморальной иммунной реакции связаны преимущественно с
действием токсикантов. Воздействие ядов, травмы и их сочетаний в
продуктивную фазу антителогенеза вызывает тенденцию к большей редукции
Т-независимого антителообразования, оцениваемого по числу АОК к Vi-Ag
через 5 сут по сравнению с их эффектом в индуктивный период
иммуногенеза.
Это
объясняется
особенностями
иммунной
реакции
на
тимуснезависимый антиген, в основе которой лежит поликлональная
активация значительной части популяции В-лимфоцитов (или стимуляция
пролиферации В-клеток за счет собственной митогенной активности) [Ройт
А., 1991]. При этом действие травмы и ядов (и их сочетания) в период синтеза
антител, видимо, оказывает больший супрессирующий эффект на их
продукцию, чем на активацию. Снижение Т-зависимой антителопродукции
под влиянием нитрилов, травмы и их сочетания более выражено, чем Т-
89
независимого антителообразования, так как для него не требуется синтеза
ряда лимфокинов (BSF-1, активирующего В-клетки, росткового фактора Вклеток – BCGF-II, стимулирующего клональную экспансию активированных
клеток,
фактора
дифференцировки
В-клеток
μ
-
BCDFμ,
который
способствует созреванию клеток с высокой скоростью секреции IgM, BCDFγ,
вызывающий переключение синтеза с IgM на IgG и высокую скорость его
продукции) [Ройт А., 1991].
Таким образом, травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их
сочетания
в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК
к Vi-Ag через 5 сут после иммунизации, более выраженным в продуктивный
период антителопродукции. При сочетании травматического воздействия и
нитрилов иммуносупрессивные эффекты связаны преимущественно с
действием ядов.
5.3. Оценка кооперации Т- и В-лимфоцитов
Т-зависимое
антителообразование
прямо
связано
с
процессом
кооперации (взаимодействия) Т- и В-лимфоцитов [Петров Р.В., 1983; Ройт А.,
1991; Хаитов Р.М и соавт., 2000]. Поэтому изучение влияния нитрилов в
сочетании с травмой на данный процесс может существенно дополнить
понимание
механизмов
нарушения
антителообразования
на
уровне
взаимодействия иммуноцитов. При изучении кооперации Т- и В-лимфоцитов
мышей СВА in vitro оценка функции этих популяций иммуноцитов в данной
реакции осуществлялась по формированию АОК к ЭБ. Удельный вес Т- и Вклеток в обеспечении антителопродукции определяли путем сравнения числа
АОК после инкубации той или иной популяции лимфоцитов, полученной от
90
интактных мышей или животных, подвергавшихся воздействию химических
или физического факторов.
В проведенных опытах нами использовался только НАК, так как
предыдущие исследования показали в целом его более выраженный эффект
на основные иммунные реакции по сравнению с действием АН.
В наших исследованиях показано (табл. 5.8), что после действия травмы,
НАК и их сочетанного эффекта через 1 сут функция В-клеток в кооперации с
Т-лимфоцитами снижалась соответственно в 1,36; 1,44 и 1,41 раза (р<0,05), а
функция Т-клеток - в 1,86, 2,01 и 1,88 (р<0,05) раза соответственно по
сравнению с контролем. Из данных, приведенных в табл. 5.8, следует, что
травма, НАК и их сочетание в большей степени снижает функцию Тлимфоцитов (р<0,05).
Таблица 5.8
Влияние травмы, острого отравления НАК (0,8 LD50) и их сочетания
на нарушение кооперации Т- и В-лимфоцитов in vitro через 1 сут (по
формированию АОК иммуноцитами мышей линии СВА на 106 В-клеток)
[M+m]
Клетки
Серии опытов
Контроль
Травма
В
В+Т
НАК
НАК+травма
57 + 7
-
-
-
443 + 35
-
-
-
В0+Т
325+31*
307+ 29*
315+ 23*
В+Т0
238+28**
220+ 23**
235+ 21**
Примечание: в каждой серии использовали клетки от 5-6 мышей. В0, Т0 – клетки
получали через 1 сут от мышей, подвергавшихся действию токсиканта или токсиканта в
сочетании с травмой, В, Т – клетки получали от интактных животных; * - p<0,05 по
сравнению с контролем (В+Т); ** - p<0,05 по сравнению с В0+Т.
По-видимому, более выраженное действие травмы на Т-клетки связано с
действием на них кортикостероидов [Горизонтов П.Д., 1981, 1981б; Петров
Р.В. и соавт., 1981,1981б; Петров Р.В., 1983; Корнева Е.А., 1985; Фримель Х.,
91
Брок Й., 1986; Clаman H.N., 1972; Hassig A. et al., 1996; Ficek W., 1997; Mc
Even B.S. et al., 1997], а эффект акрилонитрила обусловлен ингибированием
ацетилхолинэстеразы и неспецифических эстераз Т-лимфоцитов [Германчук
В.Г., 2000]. Известно, что именно данные клетки наряду с моноцитами,
макрофагами
и
нейтрофилами
являются
эстеразопозитивными,
а
ацетилхолинэстеразу содержат только Т-лимфоциты [Хейхоу Ф.Г. Дж.,
Кваглино Д., 1983; Ferluga J. et al., 1972; Li C.G et al.,1973; Kutty K.M. et al.,
1976; Кullenkampff J. et al., 1977]. Сочетанный эффект НАК и травмы, повидимому,
позволяет
реализоваться
определяющим
механизмам
иммуносупрессии – ингибированию системы ферментов тканевого дыхания и
эстераз нитрилом акриловой кислоты.
Через 6 сут изменений исследованного параметра под влиянием травмы,
НАК и их сочетания по сравнению с контролем (Т+В) не выявлено (табл. 5.9).
Таблица 5.9
Влияние травмы, острого отравления НАК (0,8 LD50) и их сочетания
на нарушение кооперации Т- и В-лимфоцитов in vitro через 6 сут (по
формированию АОК иммуноцитами мышей линии СВА на 106 В-клеток)
[M+m]
Клетки
Серии опытов
Контроль
Травма
В
В+Т
НАК
НАК+травма
57 + 7
-
-
-
443 + 35
-
-
-
В0+Т
450+42
395+ 33
408+ 31
В+Т0
386+38
405+ 34
376+ 37
Примечание: в каждой серии использовали клетки от 5-6 мышей. В0, Т0 – клетки
получали через 6 сут от мышей, подвергавшихся действию токсиканта или токсиканта в
сочетании с травмой, В, Т – клетки получали от интактных животных.
Таким образом, под влиянием НАК, травмы и их сочетания на мышей
через 1 сут нарушается функция Т- и В-лимфоцитов в эффекте кооперации
92
клеток in vitro с последующим ее восстановлением через 6 сут. Редукция
эффекта кооперации Т- и В-лимфоцитов, обусловленная сочетанным
действием физического и химических факторов, проявлялась в меньшей
степени, чем постинтоксикационная депрессия данной иммунной реакции.
Полученные
данные
травматического
свидетельствуют
воздействия
и
о
ядов
том,
что
при
сочетании
общетоксического
действия
иммуносупрессивные эффекты были связаны преимущественно с действием
токсикантов.
5.4. Оценка способности макрофагов индуцировать гуморальный
иммунный ответ
При исследовании способности макрофагов индуцировать гуморальный
иммунный ответ на крысах Вистар через 1 сут нами установлено (рис. 5.10),
что
травма
не
влияет
на
способность
макрофагов
к
индукции
антителообразования, в то время как НАК снижает показатель, оцениваемый
по числу АОК к ЭБ в селезенке, в 2,20 раз (p<0,05) по сравнению с
контролем, а совместное действие травмы и акрилонитрила практически
вызывает такое же уменьшение функции макрофагов, как токсикант. Через 6
сут существенного изменения исследованного показателя под влиянием
травмы, НАК и их сочетания по сравнению с контролем не отмечалось (рис.
5.11).
Таким образом, под влиянием травмы через 1 сут у крыс способность
макрофагов индуцировать гуморальный иммунный ответ не изменяется. НАК
снижает функцию макрофагов, связанную с индукцией синтеза антител, а его
сочетанный эффект с травмой практически не отличается от действия
акрилонитрила. Через 6 сут после действия НАК и его сочетания с
травматическим повреждением исследованный параметр восстанавливался до
93
Травма
НАК
НАК+травма
Рис 5.10 Влияние травмы, острого отравления акрилонитрилом (0,8 LD50) и их
сочетанного эффекта на способность макрофагов индуцировать гуморальный иммунный
ответ у крыс Вистар через 1 сут (по числу АОК к ЭБ х 103 ) [M+m]
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 6 до 7
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05, (* - для расчета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни). По оси ординат - содержание АОК к ЭБ х 103 .
Травма
НАК
НАК+травма
Рис 5.11 Влияние травмы, острого отравления акрилонитрилом (0,8 LD50) и их
сочетанного эффекта на способность макрофагов индуцировать гуморальный иммунный
ответ у крыс Вистар через 6 сут ( по числу АОК к ЭБ х 103 ) [M+m].
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 6 до 7
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05, (* - для рассвета достоверности
различий использовали соответственно t –критерий Стьюдента и непаметрический
критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни). По оси ординат - содержание АОК к ЭБ х 103 .
94
контрольного уровня. Полученные результаты позволяют заключить, что при
сочетании
травматического
воздействия
и
акрилонитрила
снижение
способности макрофагов индуцировать гуморальный иммунный ответ
обусловлено только действием НАК.
Резюме
Материалы, изложенные в данной главе, позволяют постулировать, что
под влиянием нитрилов, травмы и их сочетаний происходит редукция
тимусзависимого антителообразования через 5-8 сут, оцениваемая по
ОДЛТА, преимущественно в продуктивной фазе иммуногенеза.
Травматическое повреждение, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и
их
сочетания
в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК
к ЭБ через 5 сут после иммунизации ЭБ, более выраженным в продуктивный
период антителогенеза. Под влиянием травмы, НАК, АН и их сочетания
отмечалась редукция синтеза IgG через 8 сут.
Посттравматическая
редукция
тимусзависимого
гуморального
иммунного ответа и супрессия, обусловленная сочетанным действием
физического и химических факторов, проявлялись в меньшей степени, чем
постинтоксикационная депрессия гуморальной иммунной реакции.
Под влиянием острого действия нитрилов, травмы и их сочетаний
происходит редукция тимуснезависимого антителообразования через 5-8 сут,
оцениваемая
по
ОДЛТА,
преимущественно
в
продуктивной
фазе
иммуногенеза.
Травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их сочетания в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались
95
уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК к Vi-Ag через 5
сут после иммунизации, более выраженным в продуктивный период
иммуногенеза. При сочетании травматического воздействия и нитрилов
иммуносупрессивные эффекты связаны преимущественно с действием ядов.
Таким образом, при сочетании травматического воздействия и нитрилов
Т-зависимое и Т-независимое снижение гуморального иммунного ответа
связано преимущественно с действием ядов.
Под влиянием НАК, травмы и их сочетания на мышей через 1 сут
нарушается функция Т- и В-лимфоцитов в эффекте кооперации клеток in vitro
с последующим ее восстановлением через 6 сут. Редукция эффекта
кооперации Т-и В-лимфоцитов, обусловленная сочетанным действием
физического и химического фактора (НАК), проявлялась в меньшей степени,
чем постинтоксикационная депрессия данной иммунной реакции.
Полученные данные свидетельствуют о том, что при сочетании
травматического
воздействия
и
ядов
общетоксического
действия
иммуносупрессивные эффекты связаны в основном с действием токсикантов.
Под влиянием травмы через 1 сут у крыс способность макрофагов
индуцировать гуморальный иммунный ответ не изменяется, НАК снижает
функцию макрофагов, связанную с индукцией синтеза антител, а его
сочетанный эффект с травмой практически не отличается от действия
акрилонитрила. Через 6 сут после действия НАК и его сочетания с
травматическим повреждением исследованный параметр восстанавливался до
контрольного уровня. Таким образом, при сочетании травматического
воздействия
и
акрилонитрила
снижение
способности
макрофагов
индуцировать гуморальный иммунный ответ обусловлено только действием
химического ксенобиотика.
96
ГЛАВА 6
СОЧЕТАННОЕ ДЕЙСТВИЕ ОСТРЫХ ОТРАВЛЕНИЙ НИТРИЛАМИ И
МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ НА ОСНОВНЫЕ КЛЕТОЧНЫЕ
ИММУННЫЕ РЕАКЦИИ
6.1. Оценка функции Т-лимфоцитов
Изучение острого действия травмы, НАК и их сочетания на функцию Тлимфоцитов проводили по реакции торможения миграции лейкоцитов
(РТМЛ) периферической крови крыс, реализация которой связана с
действием лимфокина воспаления [Фримель Х. и Брок Й, 1986] в присутствии
КонА через 1, 3 и 6 сут после изолированного и сочетанного воздействия
исследованных факторов.
В проведенных экспериментах нами использовался только НАК, так как
предыдущие исследования показали в целом его более выраженный эффект
на основные иммунные реакции по сравнению с действием АН.
Нами установлено (табл. 6.1), что при оценке функции Т-клеток по
РТМЛ у крыс через 1 сут после травмы, острой интоксикации НАК и их
сочетанного
действия
отмечается
увеличение
миграции
лейкоцитов
(снижение функции Т-клеток) соответственно на 16,8; 25,2 и 22,8% (р<0,05)
по сравнению с контролем. Через 3 сут отмечалась редукция показателя при
действии травмы, НАК и их сочетания соответственно на 19,6; 24,0 и 21,2%
(р<0,05) по сравнению с контрольными значениями. Тенденция к снижению
функции Т-лимфоцитов при действии физического и химического факторов и
их сочетанного эффекта сохранялась до 6 сут. Существенных отличий
эффектов травмы, НАК и их сочетания не выявлено (табл. 6.1), что
свидетельствует об отсутствии суммации их действия. Вероятно, снижение
97
Таблица 6.1
Влияние травмы, острого отравления акрилонитрилом (0,8 LD50) и
их сочетания на функцию Т-лимфоцитов крыс , % (M+m)
Серии опытов
Время после интоксикации, сут
1
3
6
54,9+ 5,5
Контроль
Травма
71,7+ 5,1*
74,5+ 5,6*
59,2+ 5,1
НАК
80,1+ 5,4*
78,9+ 6,0*
61,8+ 5,9
НАК+травма
77,5+ 5,0*˚
76,1+ 5,8*˚
68,3+ 5,7˚
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 11 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05; ˚ - различие с действием НАК и травмы не достоверно –
р>0,05.
функции Т-клеток обусловлено преимущественно воздействием НАК, так как
его супрессирующий эффект и эффект сочетанного действия с травмой
соответственно на 8,4 и 5,8% больше (РТМЛ ниже) показателя воздействия,
обусловленного травматическим повреждением.
Таким образом, травма, острое отравление НАК (0,8 ЛД50) и их
сочетание
сопровождались
уменьшением
функции
Т-лимфоцитов,
оцениваемой по реакции торможения миграции лейкоцитов через 1-3 сут с
частичным
восстановлением
показателя
к
6
сут.
При
сочетании
травматического воздействия и НАК иммуносупрессивные эффекты связаны
в основном с действием яда.
6.2. Исследование реакции гиперчувствительности замедленного
типа
Оценка формирования гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ)
после острого действия травмы, НАК и их сочетания в модели, не связанной с
98
переносом клеток, позволяет установить их действие на клеточный
иммунитет, в частности, на функцию Th1 и продукцию ими ИЛ-1, ИЛ-3, γинтерферона, β-фактора некроза опухоли и гранулоцитарно-макрофагального
колониестимулирующего фактора (ГМ-КСФ) лимфоцитов [Georgiev V.St.,
Albright
J.E.,
1993],
а
также
на
участвующие
в
реализации
гиперчувствительности IV типа Т-клеток памяти и макрофагов [Ройт А.,
1991]. В адоптивных реакциях (связанных с переносом клеток) существует
возможность оценить действие факторов и их сочетания на вторичный
клеточный иммунный ответ и формирование Th1-лимфоцитов и Tсупрессоров в селезенке.
В результате экспериментов на крысах Вистар нами установлено (табл.
6.2), что при травме, остром отравлении НАК и их сочетанном действии
происходит снижение реакции ГЗТ (без переноса клеток) соответственно в
1,71; 2,25 и 1,99 раза (р<0,05) по сравнению с контролем. Посттравматическая
редукция реакции ГЗТ и супрессия, обусловленная сочетанным действием
физического и химического факторов, проявлялись в меньшей степени, чем
постинтоксикационная
депрессия
исследованной
клеточной
иммунной
реакции. Полученные данные позволяют считать, что при сочетании
травматического
воздействия
и
НАК
снижение
ГЗТ
связано
преимущественно с действием токсиканта.
В локальной адоптивной реакции ГЗТ по сравнению с положительным
контролем при переломе бедра, остром отравлении НАК и их сочетанном
эффекте
происходило
статистически
достоверное
(р<0,05)
снижение
исследуемой иммунной реакции соответственно в 1,36; 1,92 и 1,71 раза по
сравнению с контролем. Полученные данные свидетельствуют о том, что при
сочетании травматического воздействия и НАК иммуносупрессивный эффект
связан преимущественно с действием яда.
99
Таблица 6.2
Влияние травмы, острого отравления акрилонитрилом (0,8 LD50) и
их сочетания на формирование гиперчувствительности замедленного
типа у крыс Вистар по приросту массы задней стопы, % (М+m)
Модель
опытов
ГЗТ без
переноса
клеток
Адоптивные
ГЗТ: локальная
Травма
К
О
НАК
17,2+1,4*
13,1+1,2*
19,1+2,2
ПК
42,5+2,5
31,2+2,0˚
К
О
22,1+2,1˚
14,8+1,3*
24,9+2,7˚
84,1+6,4
66,1+5,5*
К
О
НАК+травма
29,5+0,8 (25)
ОК
О
Перенос клеток
после
иммунизации
перенос супрессорных клеток
Факторы
Серии
52,5+5,3*
58,5+5,3*
34,3+3,2
26,0+2,3*
22,4+2,4*
23,5+2,6*
Примечание: в скобках – число животных; К, О, ОК, ПК – контроль, опыт,
отрицательный контроль, положительный контроль соответственно; в каждой серии
опытов использовалось 6-9 животных; * - различия достоверны по сравнению с контролем
или ( ˚ ) положительным контролем (р< 0,05).
При переносе спленоцитов после иммунизации крыс-доноров реакция
ГЗТ отражала формирование вторичного клеточного иммунного ответа, так
как после введения этих клеток крысы-реципиенты за 4 сут до введения
разрешающей дозы антигена (ЭБ), получали его путем внутрибрюшинной
иммунизации. В этой реакции основную роль играли Th1-лимфоциты
селезенки доноров после действия на них травмы, НАК и их сочетания. Нами
установлено, что данные факторы снижали исследованную реакцию ГЗТ
соответственно в 1,32; 1,53 и 1,46 раза (р<0,05) по сравнению с контролем.
При переносе супрессорных клеток, которые формировались под
влиянием травмы, НАК и их сочетания, зарегистрировано увеличение их
активности под влиянием данных факторов (и их сочетанного эффекта), что
100
сопровождалось супрессией реакции ГЗТ по сравнению с контролем
соответственно в 1,27; 1,60 и 1,44 раза (р<0,05).
Известно, что Тh1-лимфоциты обеспечивают реализацию реакции ГЗТ
путем активации макрофагов. В основном Тh1-лимфоциты регулируют
физиологические механизмы, обеспечивающие функцию Т-звена иммунитета
[Хаитов Р.М и соавт., 2000; Georgiev V.St., Albright J.E., 1993; Kimber I.,
1996]. Полученные нами результаты косвенно свидетельствуют о том, что
травма, НАК и их сочетание уменьшают способность Th1-лимфоцитов
синтезировать ИЛ-1, ИЛ-3, γ-интерферон и β-фактор некроза опухоли
(лимфотоксин), участвующие в реализации реакции ГЗТ [Kimber I., 1996].
Кроме того, травма, НАК и их сочетание, вероятно, снижают активность и
других клеток, обеспечивающих формирование ГЗТ, в частности, Т-клеток
памяти и макрофагов [Ройт А., 1991].
Таким образом, при сочетании травматического воздействия и НАК
снижение реакцию ГЗТ, характеризующей как первичный, так и вторичный
клеточный иммунный ответ, а также увеличение активности Т-супрессоров
связано в основном с действием акрилонитрила.
6.3. Изучение антителозависимой клеточной цитотоксичности
Исследования иммунологов в последние годы убедительно доказали, что
К-клетки или клетки-киллеры (кроме миелоидных) - это ЕКК, использующие
для усиления реакции антитела (IgG) [Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт.,
2000]. Естественные клетки-киллеры (ЕКК), активированные связанными с
клеткой-мишенью (например, ксеногенной клеткой или клеткой, пораженной
вирусом) антителами, уничтожают ее. Эта система получила название
антителозависимая клеточная цитотоксичность (АЗКЦ). Помимо ЕКК в эту
систему входят полиморфноядерные лейкоциты (ПЯЛ) – моноциты,
101
базофилы, эозинофилы, сегментоядерные лейкоциты, а также другие
фагоцитирующие и нефагоцитирующие миелоидные клетки [Ройт А., 1991].
В применявшейся нами модели эксперимента исследовалась вся система
АЗКЦ: ЕКК (большие зернистые лимфоциты) и ПЯЛ.
Нами установлено (табл. 6.3), что после действия травмы, НАК, АН и их
сочетаний одновременно с иммунизацией АЗКЦ снижается соответственно в
Таблица 6.3
Влияние острых отравлений акрилонитрилом и ацетонитрилом (0,8
LD50) в сочетании с механической травмой на антителозависимую
клеточную цитотоксичность спленоцитов крыс через 5 сут, % (M+m)
Время воздействия по отношению к
иммунизации, сут
0
3
11,8+0,5 (25)
6,9+1,4*
5,7+1,3*
6,3 +1,1*
5,2+1,7*
6,1+1,3*
5,0+1,2*
7,0+1,2*
6,2+1,5*
8,2+1,5*
7,1+1,9*
Серии опытов
Контроль
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Примечание: в скобках – число животных; в каждой серии использовалось от 8 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05.
1,71; 1,87; 1,93; 1,69 и 1,44 раза (р<0,05), а при воздействии через 3 сут после
иммунизации – соответственно в 2,07; 2,27; 2,36; 1,90 и 1,66 раза (р<0,05) по
сравнению с контролем. Посттравматический и постинтоксикационный
иммуносупрессивный
эффект
имеют
различный
патогенез:
нитрилы
блокируют систему ферментов тканевого дыхания К-клеток, а после травмы
глюкокортикоиды могут вызывать апоптоз этих лимфоцитов или снижение их
функции [Гордиенко С.М. и соавт., 1987; Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт.,
2000]. Существенных различий между действием травмы, нитрилов и их
сочетаний не выявлено, что свидетельствует об отсутствии суммации
иммуносупрессивных эффектов химических и физического факторов. Это
обусловлено
тем
обстоятельством,
что
на
фоне
действия
ядов
с
102
общетоксическим эффектом посттравматическая редукция иммунной реакции
не реализуется. Возможно, это связано с ингибированием нитрилами (их
основным метаболитом циан-ионом) синтеза кортикостероидов (КС), в
результате чего их иммунодепрессивный эффект не проявляется. Именно
возникающей после травмы стресс-реакцией (действием КС) объясняется
подавление иммунитета [Аскалонов А.А. и соавт., 1985].
Таким образом, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50), травма и их
сочетания уменьшают активность К-клеток селезенки, оцениваемую по
АЗКЦ. Существенных различий между действием травмы, нитрилов и их
сочетаний не выявлено, что свидетельствует об отсутствии суммации
иммуносупрессивных эффектов токсикантов и травматического повреждения.
6.4. Определение функции естественных клеток-киллеров
На поверхности ЕКК экспрессированы следующие СD-маркеры: СD2,
СD11b, СD16, СD27, СD30, СD39, CD56, CD57, СD62L, СD87, CD94, СD119
и СD132. ЕКК представлены преимущественно клетками с маркерами СD16,
CD56 [Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Ингибируют цитотоксическую активность
ЕКК субпопуляции нормальных (естественных) киллеров СD158а, СD158b.
При контакте с клетками опухоли, клетками, пораженными вирусами или
паразитами, ксеногенными клетками ЕКК способны уничтожать их без
предварительного контакта с антигенами, находящимися на их поверхности.
Они узнают определенные структуры высокомолекулярных гликопротеидов,
которые экспрессируются на мембране инфицированных вирусом клеток.
ЕКК можно рассматривать как фактор неспецифической резистентности
организма (НРО) [Descotes J., 1986], врожденного иммунитета наряду с
системой комплемента и фагоцитозом [Ройт А., 1991], лимфоцитарного
иммунитета [Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Включение ЕКК в многочисленное
103
семейство клеток, относящихся к системе иммунитета, позволили последние
достижения в иммунологии, свидетельствующие о том, что ЕКК и К-клетки
это одни и те же клетки, отличающиеся лишь механизмами реализации
киллинга (убийства) клеток-мишеней, а также, и это главное, новым
определением понятия иммунного ответа, как «процесса взаимодействия
антигена и организма, распознавания поврежденных патогеном клеток и
тканей лимфоцитами с целью деструкции и выведения их из организма»
[Хаитов Р.М. и соавт., 2000].
При изучении влияния на ЕКК НАК, АН (0,8 ЛД50), травмы и их
сочетания нами установлено (табл. 6.4), что данные факторы и их сочетанное
воздействие снижают активность ЕКК через 1 сут после воздействия
соответственно в 1,83; 1,85; 1,96; 2,10 и 2,17 раза (р<0,05), а через 3 сут соответственно в 1,55; 1,61; 1,68; 1,92 и 1,97 раза (р<0,05) по сравнению с
контролем.
Таблица 6.4
Влияние травмы, острых отравлений НАК, АН (0,8 LD50) и их
сочетаний на активность ЕКК крыс, % (M+m)
Серии опытов
Контроль
Травма
НАК
НАК+травма
АН
АН+травма
Время после интоксикации, сут
1
3
6
31,5+ 1,2 (27)
17,2 +2,2*
20,3+2,2*
23,1+ 2,8*
17,0 +2,7*
19,5+2,3*
22,2+ 3,0*
16,1+2,4*
18,7+2,5*
24,3+2,4*
15,0+2,5*
17,3+2,8*
24,6+2,6*
14,5+1,3*
16,0+2,1*
20,9+2,9*
9
30,2+ 3,0
27,6+ 2,9
28,8+2,3
29,7+2,5
26,6+2,8
Примечание: в скобках – число животных, в каждой серии использовалось от 8 до 11
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05.
Через 6 сут сохранялось статистически значимое снижение активности
ЕКК, а к 9 сут происходило восстановление активности ЕКК до контрольного
уровня.
104
Существенных различий между действием травмы, нитрилов и их
сочетаний не выявлено, что свидетельствует об отсутствии суммации
иммуносупрессивных эффектов нитрилов и травматического повреждения.
Действие НАК, АН, травмы и их сочетаний на активность ЕКК,
вероятно, обусловлено блокированием проникновения организмов из гранул
ЕКК в цитоплазму клетки-мишени (или снижением их синтеза) и нарушением
процесса порообразования перфорином [Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Nogueira
N., 1984], а также индукцией апоптоза ЕКК [Хаитов Р.М. и соавт., 2000;
Kimber I., More M., 1985; Marx J.L., 1986].
Таким образом, травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их
сочетания уменьшали активность ЕКК спленоцитов крыс Вистар через 1-6
сут с восстановлением функции ЕКК через 9 сут. Существенных различий
между действием травмы, НАК, АН и их сочетаний не выявлено, что
свидетельствует об отсутствии аддитивного эффекта иммуносупрессии,
вызванной токсикантами и травматическим повреждением.
Резюме
Полученные нами результаты позволяют заключить, что травма, острое
отравления НАК (0,8 ЛД50) и их сочетание сопровождались уменьшением
функции Т-лимфоцитов, оцениваемой по реакции торможения миграции
лейкоцитов через 1-3 сут с частичным восстановлением показателя к 6 сут.
При сочетании травматического воздействия и НАК иммуносупрессивные
эффекты связаны в основном с действием яда.
При сочетании травматического воздействия и НАК снижение реакции
ГЗТ, характеризующей как первичный, так и вторичный клеточный
иммунный ответ, а также увеличение активности Т-супрессоров связано в
основном с действием акрилонитрила.
105
Острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50), травма и их сочетания
уменьшают активность К-клеток селезенки, оцениваемую по АЗКЦ, через 5
сут. Существенных различий между действием травмы, нитрилов и их
сочетаний не выявлено, что свидетельствует об отсутствии суммации
иммуносупрессивных эффектов токсикантов и травматического повреждения.
Травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их сочетания
уменьшали активность ЕКК спленоцитов крыс Вистар через 1-6 сут с
восстановлением функции ЕКК через 9 сут.
Изменения клеточного звена иммунитета под влиянием нитрилов,
вероятно, связаны с ингибированием системы тканевого дыхания Тлимфоцитов, а также неспецифических эстераз Т-лимфоцитов и макрофагов,
участвующих в реакции ГЗТ [Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д., 1983; Забродский
П.Ф. Киричук В.Ф., 1987; Котловский Ю.В., 1988]. Существенных различий
между действием травмы, НАК, АН и их сочетаний не выявлено, что
свидетельствует об отсутствии аддитивного эффекта иммуносупрессии
токсикантов и травматического повреждения.
106
ГЛАВА 7
ОЦЕНКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ГИПОТАЛАМОГИПОФИЗАРНО-НАДПОЧЕЧНИКОВОЙ СИСТЕМЫ И
АКТИВНОСТИ ЭСТЕРАЗ В ИММУНОЦИТАХ ПРИ ОСТРЫХ
ОТРАВЛЕНИЯХ НИТРИЛАМИ И В СОЧЕТАНИИ ИХ С
МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ
7.1. Оценка массы надпочечников
Массовый индекс надпочечников после острого воздействия токсикантов
(отношение массы надпочечника (мг) к массе тела животного (г)) в
определенной степени отражает реакцию ГГНС (стресс-реакцию) на
химический раздражитель. Существуют основания считать (согласно теории
Г. Селье, 1972), что под влиянием химических факторов из гипофиза
секретируется АКТГ, который стимулирует синтез и инкрецию, главным
образом, глюкокортикоидов, чему соответствует гипертрофия пучковой зоны
коры
надпочечников.
В
меньшей
степени
гипертрофируются
зоны,
секретирующие половые гормоны и минералокортикоиды [Лемус В.Б.,
Давыдов В.В., 1974; Горизонтов П.Д., 1981а]. Ряд токсикантов, к которым
относятся, в частности, нитрилы [Забродский П.Ф., Киричук В.Ф., 1998;
Szabo S., Selye H., 1971; 1972; Szabo S. et al., 1980] и фармакологические
препараты (дихлордифенилхлорэтан, ингибиторы синтеза белка, амфенон и
др.) [Комиссаренко В.П., Резников А.Г., 1972], цианокетон (2-α-циано-4,4,17α-триметил-17-β-гидрокси-5- андростен-3-он) [Dhabhar F.S. et al., 1996]
способны, напротив, ингибировать функцию коры надпочечников.
Таким образом, изменение массы надпочечников в определенной
степени свидетельствует о реализации неспецифических механизмов (стрессреакции) под влиянием ядов.
107
Нашими исследованиями показано, что под влиянием травматического
повреждения массовый индекс надпочечников через 1 и 3 сут статистически
значимо по сравнению с контролем увеличивался, после острого отравления
НАК, АН (0,8 ЛД50) и их сочетанного эффекта с травмой массовый индекс
надпочечников через 1 сут существенно не изменялся, через 3 сут
происходило его снижение, а через 6 сут показатель практически
восстанавливался до контрольного значения (табл. 7.1).
Таблица 7.1
Действие травмы, острых отравлений нитрилами (0,8 LD50) и их
сочетания на массовый индекс (усл. ед.) надпочечников крыс (M+m)
Серии опытов
Время после интоксикации, сут
1
3
6
0,45+ 0,03
Контроль
Травма
0,63+ 0,04*
0,59+ 0,03*
0,41+ 0,04
НАК
0,37+ 0,03
0,31+ 0,03 *
0,40+ 0,03
НАК+травма
0,43+ 0,04
0,34+ 0,03 *
0,43+ 0,04
АН
0,39+ 0,03
0,33+ 0,03 *
0,35+ 0,03
АН+травма
0,42+ 0,04
0,36+ 0,03*
0,41+ 0,04
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 10 крыс; * - различие с
контролем достоверно - р<0,05.
Увеличение
массы
надпочечников
после
травмы
и
наличие
противоположного эффекта после острого отравления нитрилами и их
сочетанного действия с механическим повреждением свидетельствует о том,
что при действии НАК и АН не происходит реализации стресс-реакции.
Кроме того, данные яды блокируют проявление этой реакции при действии
травмы
(стрессорного
фактора).
Это
может
быть
обусловлено
ингибированием синтеза кортикостероидов нитрилами [Забродский П.Ф.,
108
Киричук В.Ф., 1998; Szabo S., Selye H., 1971; 1972; Szabo S. et al., 1980;
Dhabhar F.S. et al., 1996].
Массовый индекс надпочечников, естественно, не может в полной мере
отражать функцию коры надпочечников. Более точный анализ влияния на
ГГНС нитрилов, травмы и их сочетания может быть проведен, исходя из
содержания в крови кортикостероидов. Увеличение массы надпочечников не
всегда является свидетельством увеличения продукции ими гормонов [Лемус
В.Б., Давыдов В.В., 1974].
Таким образом, травматическое повреждение увеличивало массовый
индекс надпочечников через 1-3 сут, а острые отравления нитрилами (0,8
ЛД50) и их сочетания с механической травмой уменьшали его. Это
свидетельствует о том, что при действии нитрилов не происходит реализации
стресс-реакции, и, кроме того, данные яды блокируют проявление этой
реакции при механической травме.
7.2. Содержания кортикостерона в плазме крови
Роль
кортикостероидов
неоднозначна.
(КС)
Физиологические
в
реализации
концентрации
их
иммунного
ответа
необходимы
для
реализации полноценного гуморального иммунного ответа [Корнева Е.А.,
1990]. Высокие концентрации КС, в частности, при травме, интоксикации
фосфорорганическими соединениями и другими ядами, вызывают супрессию
ряда показателей системы иммунитета [Хусинов А.А. и соавт., 1991:Иванова
А.С., 1998; Tiefenbach B. et al., 1980, 1983, 1985].
Нами установлено (табл. 7.2), что изолированное действие травмы
существенно увеличивало концентрацию КС в плазме крови через 1 ч в 3,0
раза, а через 3 ч - соответственно в 2,8 раза по сравнению с контролем.
Острые отравления НАК и АН вызывали повышение содержания КС в крови
109
через 1 ч в 1,5 и 1,4 раза соответственно по сравнению с контрольным
уровнем, видимо, в результате постинтоксикационной стресс-реакции,
которое сменялось снижением синтеза КС через 3 и 24 ч, вероятно, в
результате ингибирования основным метаболитом нитрилов циан-ионом
компонента а3 цитохром-с-оксидазы системы энзимов тканевого дыхания
митохондрий коры надпочечников [Dhabhar F.S. et al., 1996]. Сочетанное
действие нитрилов и травмы вызывало такой же эффект, как и действие НАК
и АН. Через 1 и 3 ч увеличение содержания КС в крови при действии травмы
было существенно (p<0,05) выше, чем при воздействии нитрилов и их
комбинации с травмой. Через 24 ч концентрация КС в плазме крови при
действии нитрилов и их сочетаний с механической травмой была
существенно ниже, чем при действии травматического повреждения и
отличалась от показателей в контроле. Так, содержание КС в крови было
снижено по сравнению с контрольным уровнем после воздействия НАК, АН
и их сочетания с травмой соответственно на 40,1; 44,3 (p<0,05); 39,1 и 27,9%
(p>0,05).
Таблица 7.2
Влияние сочетанного действия травмы и острой интоксикации ТХВ
на содержание кортикостерона в плазме крови, нг/мл (М+m)
Серии опытов
Контроль
Травма
17,1+1,6
Время после воздействия,ч
1
3
24
51,6+5,5*
48,9+3,7*
19,5+2,2
НАК
20,2+2,8
30,1+2,5*˚
15,5+1,5˚
12,1+2,1*
НАК+травма
16,9+3,0
31,5+5,0*˚
21,1+2,4˚
10,3+2,4
АН
21,0+2,3
29,5+3,0*˚
17,9+1,6˚
11,7+2,7*
АН+травма
18,3+3,1
32,0+5,2*˚
25,7+2,8˚
13,2+2,0
Примечание: в каждой серии использовалось от 7 до 9 крыс; * - различие с контролем
достоверно - р<0,05; ˚ - различие достоверно по сравнению с действием травмы - р<0,05.
110
Приведенные данные свидетельствуют, что редукция показателей
системы иммунитета под влиянием нитрилов и их сочетанного воздействия с
механическим повреждением не связана с эффектом КС.
Таким образом, при сочетанном действии нитрилов и травмы характер
изменения функции коры надпочечников, оцениваемый по концентрации
кортикостерона в плазме крови, определяется ингибирующем влиянием
нитрилов на синтез гормонов.
7.3. Влияние кортикостерона на основные показатели системы
иммунитета
Данные литературы свидетельствуют, что высокие концентрации КС, в
частности, как при интоксикациях различными ядами, [Лазарева Д.Н., Алехин
Е.Н., 1985; Корнева Е.А. и соавт., 1977, 1988; Корнева Е.А., 1985, 1990;
Хусинов А.А. и соавт., 1991; Забродский П.Ф., 1993; Забродский П.Ф. и
соавт., 2000; Claman H.N., 1983; Tiefenbach B. et al., 1980, 1983, 1985], так и
при различных экстремальных воздействиях [Горизонтов П.Д., 1981а, 1981б]
вызывают супрессию ряда показателей системы иммунитета. Вполне
закономерно, что перед нами возникла задача выяснить влияние КС в
концентрациях,
которые
появляются
в
плазме
крови
при
тяжелом
травматическом повреждении, на основные показатели системы иммунитета.
Следует отметить, что введение КС в дозе 1,5 мг/кг вызывало увеличение
концентрации данного гормона в крови через 1 ч до 65,8+8,4 нг/мл , а через 3
ч – до 54,3+7,9 нг/мл (в контроле - 19,4+1,5 нг/мл). Следовательно, данная
концентрация приблизительно соответствовала содержанию КС в плазме
крови после травматического перелома бедра крысы.
111
Наши эксперименты позволили установить (табл. 7.3), что под влиянием
двухкратного введения кортикостерона в дозе 1,5 мг/кг с интервалом 3 ч
основные показатели системы иммунитета существенно снижаются.
Супрессия
тимусзависимого,
Т-независимого
антителообразования
(число АОК к ЭБ и Vi-Ag cоответственно), Т-звена иммунитета (реакция
ГЗТ), активности ЕКК (ЕЦ) и АЗКЦ под влиянием экзогенного КС в дозе 1,5
мг/кг (двукратно) составила соответственно 37,3; 21,3; 28,0; 28,5 и 40,2% от
показателей контрольной группы. При этом все сдвиги, за исключением
снижения числа АОК к Vi-Ag, были статистически достоверны (p<0,05).
Рис 7.3 Влияние кортикостерона (1,5 мг/кг двукратно с интервалом 3 ч) на
показатели системы иммунитета у крыс (М+m).
ЕЦ и АЗКЦ определяли соответственно через 3 и 4 сут; в каждой серии опытов
использовалось 6-8 животных; * - различия достоверны по сравнению с контролем (р<
0,05).
Следует отметить, что снижение иммунных реакций под влиянием
экзогенного КС практически не отличается от иммунотропных эффектов
моделируемого нами травматического повреждения (см. табл. 4.3, 4.7, 5.2,
5.3, 5.4). Проведенные опыты убедительно доказывают роль КС в супрессии
большинства
иммунных
реакций
при
стресс-реакции,
связанной
с
112
травматическим
повреждением,
которое
сопровождается
повышением
концентрации кортикостерона в плазме крови. Ингибирование синтеза
гормонов коры надпочечников нитрилами снижает (или исключает) роль
кортикостерона в формировании иммунодефицита при сочетанном действии
травмы и ядов общетоксического действия, в частности, нитрилов.
7.4. Определение активности эстераз иммуноцитов
Неспецифические
эстеразы, как
и
кислые
фосфатазы, являются
лизосомальными ферментами. Эти энзимы играют важную роль в реализации
киллерной функции Т-лимфоцитов [Ледванов М.Ю., Киричук В.Ф., 1996;
Ferluga J. et al., 1972; Li C.Y. et al., 1973]. Изменение эстеразной активности в
клетках
отражает,
с
одной
стороны,
функциональную
активность
иммуноцитов, с другой - может служить количественным критерием Т-клеток
в циркулирующей крови, так как именно эта субпопуляция лимфоцитов
является эстеразопозитивной [Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д., 1983; Ferluga J.
et al., 1972; Li C.G et al.,1973; Kutty K.M. et al., 1976; Кullenkampff J. et al.,
1977]. Роль ацетилхолинэстеразы на поверхности Т-лимфоцитов [Kutty K.M.
et al., 1976; Szelenyi J.G. et al., 1982] до сих пор не ясна. Возможно, она
регулирует влияние ацетилхолина на холинореактивные структуры Тлимфоцитов. Установлена прямая связь между супрессией Т-зависимых
иммунных реакций и ингибированием эстераз дихлорэтаном, нитрилами и
фосфорорганическими соединениями [Забродский П.Ф., 1998; Германчук
В.Г., 2000; Забродский П.Ф., Киричук В.Ф. и соавт., 2001].
В проведенных опытах нами использовался только НАК, так как
предыдущие исследования показали в целом его более выраженный эффект
на основные иммунные реакции по сравнению с действием АН.
113
Проведенные нами опыты показали (рис 7.4), что под влиянием НАК и
его сочетанного действия с травмой активность ацетилхолинэстеразы (АХЭ)
в Т- лимфоцитах тимуса и селезенки у крыс Вистар через 3 сут существенно
снижается. Травматическое повреждение на активность АХЭ Т-лимфоцитов
влияния не оказывает.
Тимус
Селезенка
Рис 7.4 Действие травмы, НАК (0,8 LD50) и их сочетания на активность
ацетилхолинэстеразы в Т-лимфоцитах тимуса и селезенки у крыс Вистар (мЕд/109) через 3
сут (M+m)
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 7 до 10
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. К - контроль, I – травма, II – НАК, III
– НАК+травма. По оси ординат – активность ацетилхолинэстеразы в Т-лимфоцитах тимуса
и селезенки.
Изучение активности неспецифических эстераз в селезенке показало
(рис. 7.5), что острое действие НАК и его сочетание с травмой вызывало
статистически
значимое
уменьшение
активности
α-нафтил-АS-
ацетатэстеразы соответственно в 1,37 и 1,26 раза по сравнению с контролем.
Действие травмы на активность α-нафтил-АS-ацетатэстеразы Т-лимфоцитов
влияния не оказывало. Под влиянием острой интоксикации НАК и его
сочетанного
статистически
эффекта
с
механическим
достоверное
повреждением
уменьшение
происходило
активности
α-
нафтилбутиратэстеразы соответственно в 1,43 и 1,55 раза по сравнению с
114
контрольным значением. Травма на активность α-нафтилбутиратэстеразы Тлимфоцитов влияния не оказывала.
α-нафтил-АS-ацетатэстеразы
α-нафтилбутиратэстеразы
Рис 7.5 Влияние острого отравления НАК (0,8 LD50) в сочетании с механической
травмой на активность α-нафтил-АS-ацетатэстеразы и α-нафтилбутиратэстеразы в
спленоцитах крыс Вистар (M+m).
По оси абсцисс – исследованные факторы; в каждой серии использовалось от 6 до 8
крыс; * - различие с контролем достоверно - р<0,05. К - контроль, I – травма, II – НАК, III
– НАК+травма. По оси ординат – активность α-нафтил-АS-ацетатэстеразы и αнафтилбутиратэстеразы в спленоцитах крыс.
Таким
образом,
при
сочетанном
действии
нитрилов
и
травмы
иммунодефицитное состояние вследствие ингибирования эстераз Т-клеток
обусловлено только действием нитрилов.
Резюме
Результаты, представленные в данной главе, позволяют заключить, что
травматическое повреждение увеличивает массовый индекс надпочечников
через 1-3 сут, а острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их сочетания
уменьшают его. Это свидетельствует о том, что при действии нитрилов не
115
происходит реализации стресс-реакции, и, кроме того, данные яды блокируют
проявление этой реакции при механической травме.
Полученные нами данные свидетельствуют, что редукция показателей
системы иммунитета под влиянием нитрилов и их сочетанного воздействия с
механическим повреждением не связана с эффектом кортикостероидов.
При сочетанном действии нитрилов и травмы характер изменения
функции
коры
надпочечников,
оцениваемый
по
концентрации
кортикостерона в плазме крови, определяется ингибирующем влиянием
нитрилов на синтез глюкокортикоидных гормонов.
Снижение
иммунных
реакций
под
влиянием
экзогенного
КС
практически не отличается от иммунотропных эффектов моделируемого нами
травматического повреждения. Проведенные опыты убедительно доказывают
роль КС в супрессии большинства иммунных реакций при стресс-реакции,
связанной
с
травматическим
повреждением,
которое
сопровождается
повышением концентрации кортикостерона в плазме крови. Ингибирование
синтеза
гормонов
коры
надпочечников
нитрилами
исключает
роль
кортикостерона в формировании иммунодефицита при сочетанном действии
травмы и ядов общетоксического действия, в частности, нитрилов. При
сочетанном действии нитрилов и травмы иммунодефицитное состояние
вследствие ингибирования эстераз Т-клеток обусловлено только действием
нитрилов.
116
ГЛАВА 8
КОРРЕКЦИЯ НАРУШЕНИЙ ИММУННОГО ГОМЕОСТАЗА ПРИ
СОЧЕТАННОМ ДЕЙСТВИИ ОСТРОГО ОТРАВЛЕНИЯ НИТРИЛАМИ
И МЕХАНИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ НА ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ
СИСТЕМЫ ИММУНИТЕТА
8.1 Влияние антициана, Т-активина и миелопида на НРО и основные
показатели гуморального иммунного ответа
Полученные нами результаты исследования свидетельствуют о том, что
при сочетанном действии нитрилов и травмы реализуются преимущественно
эффекты токсикантов. Очевидно, что для снижения этих эффектов могут
быть использованы антидоты нитрилов, в частности, антициан [Германчук
В.Г, 2000]. Известно, что данный антидот не способен полностью
восстанавливать основные параметры гуморального и клеточного звена
иммунитета после острого действия акрилонитрила [Забродский П.Ф.,
Киричук В.Ф. и соавт., 2000]. Поэтому целесообразно применение антициана
комбинированно
с
иммуностимуляторами,
которые
способны
восстанавливать показатели системы иммунитета, сниженные совместным
действием травмы и нитрилов. Учитывая существенное снижение как
гуморальных, так и клеточных иммунных реакций сочетанным влиянием
нитрилов
и
травмы,
для
их
коррекции
должны
применяться
иммуностимуляторы, восстанавливающие как клеточное, так и гуморальное
звено иммунитета. Кроме того, они должны обладать способностью
стимулировать активность макрофагов и НРО.
Из большой группы иммуностимуляторов [Арион В.Я.,1981; Морозов
В.Г., Хавинсон В.Х., 1978, 1983; Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. 1981, 1982;
Лазарева Д.Н., Алехин Е.К., 1985; Плецитый К.Д., Сухих Г.Г., 1984, 1985;
117
Виноградов В.М. и соавт., 1986; Яковлев Г.М. и соавт., 1987; Базарный В.В.,
Ястребов А.П., 1990; Белокрылов Г.А. и соавт., 1991; Ширинский В.С., Жук
Е.А., 1991; 1994; Утешев Б.С. и соавт., 1995; Хаитов Р.М. и соавт., 1995;
Забродский П.Ф., 1996; Minich E. et al., 1983; Georgiev V.St. et al; Stevens G.,
1993; Khaitov R.M., 1993; Kimball E. S., 1993; Janik J., 1993; Sosa A. et al.,1993]
нами выбраны, как наиболее эффективные при сочетанном действии
нитрилов и травмы на НРО и систему иммунитета Т-активин и миелопид.
Высокие иммуностимулирующие способности тимогена и Т-активина в
отношении
преимущественно
Т-звена
иммунитета
доказаны
многочисленными исследованиями [Осипова Л.О.,1990; Хавинсон В.Х. и
соавт., 1990; Яковлев Г.М. и соавт., 1990; Гюллинг Э.В. и соавт., 1991;
Земсков В.М., 1991; Петров Р.В., 1991; Семина О.В. и соавт., 1993, 1995,1997;
Юшков В.В. и соавт., 1993; Ершов Ф.И., 1995; Невидимова Т.И. и соавт.,
1995; Жук Е.А. и соавт., 1996; Старченко А.А. и соавт., 1996; Забродский
П.Ф. и Киричук В.Ф., 1999].
Сравнительная оценка тимогена и Т-активина показывает, что Тактивин обладает более широким спектром стимулирующих эффектов, в
частности, он в большей степени, чем тимоген, способен восстанавливать
функцию ЕКК [Петрова Т.А и соавт., 1989; Яковлев Г.М., Хавинсон В.Х.
1989; Осипова Л.О., 1990; Хавинсон В.Х. и соавт., 1990; Яковлев Г.М. и
соавт., 1990; Гюллинг Э.В. и соавт., 1991; Юшков В.В. и соавт., 1993;
Невидимова Т.И. и соавт., 1995; Жук Е.А. и соавт., 1996; Старченко А.А. и
соавт., 1996; Семина О.В. и соавт., 1993, 1995, 1997; Забродский П.Ф. и
Киричук В.Ф., 1999; Беликов В.Г., 2000].
Т-активин является иммуномодулирующим препаратом полипептидной
природы, полученным из вилочковой железы крупного рогатого скота. При
иммунодефицитных
состояниях
нормализует
количественные
и
функциональные показатели Т-системы иммунитета, стимулирует продукцию
лимфокинов, в том числе интерферонов, нормализует другие показатели
клеточного иммунитета. Применяют у взрослых в комплексной терапии при
118
инфекционных, гнойных, травматических, септических процессах и других
заболеваниях,
сопровождающихся
преимущественным
поражением
иммунодефицитным
Т-системы
состоянием
иммунитета.
с
Препарат
противопоказан при атопической форме бронхиальной астмы и беременности
[Машковский
М.Д., 1993]. Показана эффективность
Т-активина при
отравлениях хлорорганическими соединениями [Вахидова Г.А. и соавт.,
1990].
Т-активин обладает более высокой эффективностью, т.к. активирует
выработку γ-интерферона Т-лимфоцитами [Вахидова Г.А. и соавт., 1990;
Борисова А.М. и соавт., 1991; Ханафиева и соавт., 1992; Базарный В.В.,
Ястребов Ф.П., 1993; Машковский М.Д., 1993]. Т-активин способен
увеличивать
пролиферацию,
дифференцировку
и
функциональную
активность Т-клеток [Шляхов Э.Н., Гылка В.В., 1989; Арион В.Я. и соавт.,
1989; Стасий Е.Д. и соавт., 1990; Арион В.Я., Иванушкин Е.Ф., 1991].
Т-активин способен стимулировать и тимуснезависимый гуморальный
иммунный ответ, активируя Тγδ, повышая функцию макрофагов [Таранов
В.А., Короткова М.И., 1989] и приводя к увеличению ими продукции ИЛ-1,
который
может
активировать
тимуснезависимое
антителообразование
[Gillbert K.M. et al., 1985] при остром отравлении различными ядами.
Учитывая
эффективность
Т-активина
при
некоторых
иммунодефицитных состояниях, целесообразно провести оценку его действия
на различные иммунные реакции после острой интоксикации НАК (как
нитрилом, обладающим в целом более выраженным иммуносупрессивным
эффектом, чем АН) в сочетании с тяжелой травмой.
Комбинированное
применение
антидота
антициана
и
иммуностимуляторов оказывает потенцирующий эффект на иммунные
реакции после действия травмы и НАК [Забродский П.Ф., 1998].
Миелопид - иммуностимулирующий препарат пептидной природы,
получаемый из культуры клеток КМ млекопитающих (свиней или телят). При
иммунодефицитных состояниях миелопид восстанавливает показатели В- и
119
Т-систем иммунитета, стимулирует продукцию антител и функциональную
активность ИКК и способствует восстановлению ряда других показателей
гуморального звена иммунитета. Миелопид повышает активность лейкоцитов
[Подосинников
И.С.
и
соавт.,
1991],
восстанавливает
нормальное
соотношение субпопуляций Т-лимфоцитов, увеличивая антителообразование
[Кирилина Е.А. и соавт., 1998], усиливает фагоцитоз макрофагами и
нейтрофилами, корригирует некоторые врожденные и приобретенные
дефициты Т- и В-системы иммунитета [Mikhailova A.A. et al., 1990].
Применяют миелопид у взрослых при вторичных иммунодефицитных
состояниях
с
иммунитета
для
преимущественным
предупреждения
поражением
инфекционных
гуморального
звена
осложнений
после
хирургических вмешательств, травм и других вторичных иммунодефицитах
[Михайлова А.А. и соавт, 1989; Степаненко Р.Н. и соавт., 1991; Турсунов Б.С.
и соавт., 1992; Машковский М.Д., 1993].
Таким образом, оценка эффективности антициана как антидота нитрилов
и иммуностимулирующая активность Т-активина и миелопида при острых
отравлениях
нитрилами
в
сочетании
с
тяжелой
травмой
позволяет
рекомендовать данные препараты для коррекции посттравматических и
постинтоксикационных нарушений иммунного гомеостаза.
Как уже указывалось, учитывая в целом больший иммуносупрессивный
эффект НАК по сравнению с АН [Германчук В.Г., 2000] средства для
иммунокоррекции использовали только при действии акрилонитрила в
сочетании с травмой.
В процессе проведенных исследований установлено (табл. 8.1), что
применение антициана, Т-активина и миелопида изолированно частично
восстанавливает
интегральное
состояние
неспецифической
и
иммунологической резистентности организма (ИСНИРО) после действия
НАК в сочетании с травмой (в частности, показатель летальности животных
от
экспериментальной
инфекции).
Комбинированное
применение
120
иммуностимуляторов приводит к полному восстановлению показателей
ИСНИРО.
Нами установлено (табл. 8.2), что применение антициана, Т-активина и
миелопида
изолированно
частично
восcтанавливает
тимусзависимое,
тимуснезависимое антителообразование и синтез В-клетками спленоцитов
IgG при остром отравлении НАК (0,8 ЛД50) в сочетании с тяжелой
механической травмой. Как видно из данных табл. 8.2, применение антициана
дозе 0,2 мл 1% раствора 2 раза в день в течение двух суток приводило к
увеличению тимусзависимого (к ЭБ), тимуснезависимого гуморального
иммунного ответа (к Vi-Ag) и числа АОК, синтезирующих IgG, по сравнению
с показателями при сочетанном действии травмы и острого отравления НАК
соответственно в 1,41 раза (p<0,05); 1,10 и 1,21 раза. При этом данные
параметры оставались статистически значимо ниже контрольных значений
соответственно в 1,43; 1,31 и 1,50 раза (p<0,05).
Применение в качестве иммуностимулятора Т-активина внутримышечно
в дозе 5 мкг/кг ежедневно в течение 3 сут вызывало повышение числа АОК к
ЭБ (тимусзависимый иммунный ответ), к Vi-Ag (тимуснезависимый
иммунный ответ) и АОК, синтезирующих IgG, по сравнению с показателем
при сочетанном действии травмы и острого отравления НАК соответственно
в 1,56 (p<0,05); 1,21 и 1,50 раза (p<0,05). Исследованные показатели
оставались ниже контрольных уровней соответственно в 1,30 (p<0,05); 1,18 и
1,38 раза (p<0,05).
Миелопид также полностью не восстанавливал основные параметры
гуморального
звена
иммунитета
до
контрольных
значений.
Однако,
показатели после его применения статистически значимо от контрольных
значений не отличались.
Полное восстановление показателей В-системы иммунитета достигалось
комбинированным использованием Т-активина, миелопида и антициана
(табл. 8.2).
121
Таблица 8.1
Влияние антициана и иммуностимуляторов после действия НАК (0,8
LD50) в сочетании с травмой на летальность от экспериментальной
пневмонии (Р. vulgaris), ЛД50 Р. vulgaris и Еt50 у крыс после иммунизации
(M+m)
Серии
Опытов
Контроль
НАК+Т
НАК +Т+антициан
НАК+Т+Т-активин
НАК+Т+миелопид
НАК+Т+антициан
+ Т-активин
+ миелопид
Летальность, %
23,3+7,7 (30)
70,0+10,2* (20)
33,3+11,1** (18)
35,0+10,7** (20)
38,1+10,6** (21)
22,2+10,4 (18)
ЛД50 Р.vulgaris,
(х109 микр. тел)
4,8+0,7 (30)
3,6+0,6 (20)
4,3+0,8 (18)
4,6+1,2 (20)
3,7+1,1 (21)
5,2+1,3 (18)
Еt50, ч
47,3+4,5 (30)
37,4+3,7 (20)
42,8+3,4 (18)
44,1+3,2 (20)
40,3+4,3 (21)
48,7+4,4 (18)
Примечание: Т- травма; в скобках - число животных в серии; *; ** - различие с контролем
достоверно р<0,05 (** - χ2).
Таблица 8.2
Влияние антициана и иммуностимуляторов после действия НАК (0,8
LD50) в сочетании с травмой на основные показатели В-звена
иммунитета у крыс (M+m)
Серии опытов
Контроль
НАК+травма
НАК+травма
+ антициан
НАК+травма +
Т-активин
НАК+травма
+ миелопид
НАК+травма
+Т-активин+
миелопид
_+антициан
АОК к ЭБ,
(х103)
43,3+3,7
21,4+2,8*
30,2+2,1**
АОК к ViAg, (х103)
33,0+3,1
23,1+2,8*
25,2+2,2*
АОК, синтезирующие
IgG, (х103)
23,5+2,2
11,3+1,7*
16,5+1,5**
33,4+2,3**
27,9+3,0
17,0+1,6**
36,0+2,8
29,0+3,2
19,1+1,7
46,9+3,6
36,0+2,7
25,0+2,1
Примечание: в каждой серии опытов использовалось 7-9 животных; * - различия
достоверны по сравнению с контролем (р< 0,05); ** -р< 0,05 по сравнению с контролем и
показателем при сочетанном действии факторов.
122
Полное восстановление показателей НРО и В-системы иммунитета после
сочетанного действия острого отравления НАК и травмы достигается
комбинированным применением антициана, Т-активина, миелопида.
8.2. Влияние антициана, Т-активина и миелопида на основные
показатели клеточного иммунного ответа
Нами установлено (табл. 8.3), что использование антициана после сочеТаблица 8.3
Влияние антициана и иммуностимуляторов после острого
отравления НАК (0,8 LD50) в сочетании с механической травмой на
основные показатели клеточного звена иммунитета у крыс Вистар
(M+m)
Серии опытов
Контроль
Реакция ГЗТ
(прирост
массы лапы,
%)
29,8+2,3
ЕЦ (%)
АЗКЦ (%)
(спленоциты) (спленоциты)
31,2+2,4
17,2+1,8
НАК+травма
16,2+1,8*
14,9+ 2,2*
6,0+1,5*
НАК+травма
+антициан
НАК+травма +
Т-активин
НАК+травма +
миелопид
НАК+травма +
Т-активин+миелопид
+ антициан
24,5+2,1
24,1+2,3**
11,2+1,4**
25,2+2,2
26,5+2,7
12,3+1,3**
20,0+1,9*
19,0+2,0**
9,9+1,8**
33,7+3,2
33,5+3,4
22,0+2,5
Примечание: ЕЦ и АЗКЦ определяли через 3 сут; в каждой серии опытов
использовалось 7-9 животных; * - различия достоверны по сравнению с контролем
(р<0,05); ** - различия достоверны по сравнению с контролем и показателем при
интоксикации (р< 0,05).
123
танного действия острого отравления НАК и травмы увеличивало реакцию
ГЗТ, ЕЦ (активность ЕКК), АЗКЦ (активность К-клеток) соответственно в
1,51; 1,62 и 1,87 раза (p<0,05) по сравнению с показателями при действии
НАК в сочетании с травмой. Однако, данные показатели оставались меньше,
чем в контроле в 1,22; 1,29 (p<0,05) и 1,54 раза (p<0,05). Применение Тактивина повышало реакцию ГЗТ, ЕЦ, АЗКЦ соответственно в 1,56; 1,78 и
2,05 раза (p<0,05) по сравнению с показателями при сочетанном действии
факторов, а миелопида – соответственно в 1,23; 1,27 (p<0,05) и 1,65 раза
(p<0,05). При этом показатели оставались статистически достоверно (р<0,05)
более низкими, чем в контроле, то есть не происходило полного
восстановления показателей клеточного иммунитета. Так, при введении Тактивина и миелопида ГЗТ, ЕЦ и АЗКЦ были меньше, чем в контроле,
соответственно в 1,17; 1,18 и 1,40 раза (p<0,05) и в 1,49; 1,64 и 1,74 раза
(p<0,05) соответственно.
Полученные данные свидетельствуют, что только комбинированное
применение антидота нитрилов антициана, Т-активина и миелопида после
сочетанного действия НАК и травмы полностью восстанавливает параметры
клеточного звена иммунитета.
Резюме
Полученные результаты показали, что кратковременное использование
антидота нитрилов антициана, иммуностимуляторов Т-активина и миелопида
не обеспечивает полного восстановление показателей НРО и В-системы
иммунитета после сочетанного действия острого отравления НАК и травмы.
Необходимо отметить, что при использовании миелопида показатели
гуморального иммунитета существенно не отличались от контрольных
124
значений. Полное восстановление клеточного звена иммунитета достигается
только комбинированным применением антициана, Т-активина, миелопида.
Эффективность антициана при сочетанном действии нитрилов и травмы
доказывает, что существенную роль в комбинированной посттравматической
и
постинтоксикационной
иммуносупрессии
играет
ингибирование
токсикантами системы ферментов тканевого дыхания иммуноцитов.
125
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Нарушения иммунного гомеостаза при отравлении нитрилами, в
частности, нитрилом акриловой кислоты (акрилонитрилом) и нитрилом
уксусной кислоты (ацетонитрилом) в настоящее время исследованы
недостаточно.
Особую
актуальность
приобретает
проблема
изучения
сочетанного действия острого отравления нитрилами в сочетании с
механической травмой на иммунный гомеостаз, так как при авариях и
катастрофах, в частности, на предприятиях, занимающихся утилизацией
химического оружия [Саватеев Н.В., Куценко С.А., 1983; Варенин С.А. и
соавт., 1992; Козяков В.П. и соавт., 1993], террористических актах острые
отравления, как правило, будут сочетаться с механическими повреждениями,
обусловливающими
травматическую
болезнь
с
выраженным
иммунодефицитом [Кожевников В.С. и соавт., 1991].
При аварийных ситуациях с загрязнением местности в случае аварий на
химических объектах поражения нитрилами характеризуются крайне высокой
смертностью отравленных - 30,8 - 86,7%, причем в отсроченный
после
острого поражения период эта смертность будет наряду с другими причинами
связана с формированием постинтоксикационного иммунодефицитного
состояния, приводящего к инфекционным осложнениям и заболеваниям
[Бравве В.Н., и соавт., 1989]. Несомненно, что при поражениях нитрилами на
патогенез
вторичного
иммунодефицита
будут
существенное
влияние
оказывать механические повреждения. Только в Саратове прогнозируемые
санитарные потери в результате аварии могут достигнуть 50 тыс. человек, а
летальные поражения будут встречаться в 35% случаев [Германчук В.Г.,
2000]. Формирование иммунодефицитного состояния при сочетанном
действии веществ общеядовитого действия, в частности, нитрилов, и травмы
остается совершенно не исследованным. Не вызывает сомнения, что в
танатогенезе
при
отравлениях
нитрилами
в
сочетании
с
тяжелой
126
механической
травмой
существенную
роль
играет
нарушение
физиологической регуляции НРО, иммуногенеза, снижение функции Т- и Всистемы иммунитета [Забродский П.Ф., 1998; Забродский П.Ф. и соавт.,
1998].
Данные литературы свидетельствуют, что исследование состояния
иммунной системы после сочетанного действия механической травмы и
химических соединений общеядовитого действия требует изучения с целью
профилактики и лечения инфекционных осложнений и заболеваний,
связанных с формированием посттравматического и постинтоксикационного
иммунодефицитного состояния [Шустов В.Я. и соавт., 1985; Кожевников
В.С., 1991; Козлов В.К. и соавт., 1992; Забродский П.Ф., 1998; Чеснокова
И.Г., 2000; Silver E.H., Szabo S., 1982]. Не определена роль функции коры
надпочечников в формировании иммунодефицита при действии нитрилов и
травмы, а также особенности формирования нарушений иммуногенеза после
действия травмы на фоне нарушения функции системы ферментов тканевого
дыхания НАК и АН.
Таким образом, учитывая достаточно широкое распространение и
использование
акрилонитрила
и
ацетонитрила
в
промышленности,
возможность аварий при уничтожении БОВ, относящихся к веществам
общеядовитого действия, высокую летальность при отравлении ими,
недостаточно изученные особенности их действия на систему иммунитета,
сочетание острых отравлений с механической травмой следует заключить,
что
проблема
исследования
нарушения
иммунного
гомеостаза
в
постинтоксикационный и постравматический период с целью разработки
способов их коррекции для профилактики инфекционных осложнений и
заболеваний актуальна и важна как в теоретическом, так и в практическом
отношении.
Источником интоксикации при травме могут служить микроорганизмы и
продукты их жизнедеятельности. В генезе ранней токсемии особое место
уделяется эндотоксину кишечной палочки, который обнаруживается в крови
127
уже в первые сутки после нанесения повреждения [Лемус В.Б., Давыдов В.В.,
1974; Кабан С.Т. и соавт., 1976; Берток Л.Б. и соавт., 1978; Зурочка А.В.,
1984].
Нами
исследовались
сочетанные
иммуносупрессивные
эффекты
нитрилов и травмы только в стадии явного иммунодефицита, то есть в
течение 6-9 суток [Александров В.Н., 1982, 1983].
Полученные нами результаты исследований показали, что после острого
отравления нитрилами, действия травматического повреждения, а также их
сочетания происходит увеличение летальности от экспериментальной
инфекции, вызванной условно-патогенной флорой, снижение ЛД50 Р. vulgaris
и ЛД50 E. Coli при моделировании экспериментальной пневмонии и
экспериментального
перитонита
соответственно,
а
также
среднеэффективного времени жизни животных.
Обсемененность крови и селезенки бактериями является одним из
параметров,
характеризующим
состояние
неспецифической
и
иммунологической резистентности организма после воздействия химических
ксенобиотиков [Забродский П.Ф., 1998] и механических повреждений
[Зурочка А.В., 1984]. При изолированном остром воздействии НАК и АН в
дозе 0,8 LD50 и травмы, а также при их сочетании происходит увеличение
содержания числа микробных тел E. Сoli в циркулирующей крови и селезенке
крыс после их введения по сравнению с контролем, что свидетельствует о
снижении неспецифической и иммунологической резистентности организма.
Травматическое
повреждение
практически
не
влияет
на
редукцию
неспецифической и иммунологической резистентности организма, вызванную
острой интоксикации НАК и АН.
Выявленная
резистентности
супрессия
организма
неспецифической
может
быть
гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой
и
иммунологической
обусловлена
системы
дисфункцией
(ГГНС),
вызванной
нитрилами и травмой, и приводящая к изменению чувствительности микро- и
макрофагов
к
микроорганизмам,
в
результате
чего
угнетается
их
128
цитотоксичность [Тихонов В.Н., 1981; Маянский А.Н., Маянский Д.Н., 1983;
Петров Р.В., 1987; Корнева Е.Н. и соавт., 1978, 1985, 1988; Брюхин Г.В.,
Михайлова Г.И., 1990]. Нитрилы способны снижать функцию клеток,
определяющих резистентность к инфекции (нарушение тканевого дыхания), а
травма
может
вызывать
аналогичный
эффект
вследствие
действия
кортикостероидов [Clаman H.N., 1972]. Угнетение неспецифической и
иммунологической резистентности организма при острой интоксикации НАК
и АН, вероятно, связано с поражением клеток крови, продуцирующих
неспецифические факторы защиты (лизоцим, тромбоцитарный катионный
белок – ТКБ, комплемент и др.). Важную роль в данных процессах играет,
видимо, не столько НАК и АН, сколько их высокотоксические метаболиты
(цианид, глицидонитрил, 2-цианэтанол, циануксусная кислота) [Шустов В.Я.
и соавт., 1985; Nerudova A. et al., 1980].
Отсутствие статистически достоверной суммации эффектов химического
и физического факторов при действии нитрилов и травмы, вероятно,
обусловлено общеядовитым действием НАК и АН, которое исключает (или
уменьшает) реализацию ряда биохимических механизмов, связанных с
травматическим повреждением.
ЛИ тимуса и селезенки характеризует функциональное состояние
данных органов системы иммунитета. В тимус из КМ мигрируют
протимоциты. В литературе клетки, мигрирующие из КМ в тимус, называют
также СКК, клетками предшественниками лимфопоэза, лимфоцитамипрекурсорами [Кемилева З., 1984; Галактионов В.Г., 1986; Ройт А., 1991;
Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Только один процент тимоцитов мигрирует в
периферические лимфоидные органы и принимает участие в иммуногенезе,
остальные Т-лимфоциты погибают в тимусе по механизму апоптоза, либо
уходят из тимуса живыми и разрушаются в печени, селезенке и кишечнике
[Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. ЛИ тимуса и селезенки является косвенным
показателем содержания ядросодержаших клеток в этом органе, в частности,
лимфоцитов. В определенной степени он характеризует процессы апоптоза
129
тимоцитов и миграцию их в циркулирующую кровь [Гольдберг Е.Д. и соавт.,
1972; Тихонов В.Н., 1981; Александров В.Н., 1983; Беликов В.Г., 2001].
Нами экспериментально установлено, что острые отравления нитрилами
в дозе 0,8 ЛД50, действие травмы, а также их сочетания существенно снижают
лимфоидные индексы тимуса и селезенки через 2 суток после воздействия.
Показатели восстанавливаются до контрольных значений через 6 сут.
Редукция показателей, вызванная НАК и АН, под влиянием травматического
повреждения не усиливается. Можно предположить, что действие нитрилов,
связанное с ингибированием компонента а3 цитохромоксидазы ферментов
тканевого
дыхания
лимфоцитов,
инициирует
их
апоптоз
(запрограммированную гибель). Травма, вызывая активацию ГГНС и
увеличение синтеза и поступления в кровь кортикостероидов (стрессреакция) [Горизонтов П.Д., 1981а; 1981б], должна обусловливать реализацию
этого же эффекта. Однако, на фоне действия нитрилов, ингибирующих
продукцию гормонов вследствие общетоксического эффекта [Забродский
П.Ф., 1998; Dhabhar F.S. et al., 1996], суммации эффектов кортикостероидов и
использованных токсикантов не происходит.
В настоящее время в исследованиях по физиологии и иммунологии
содержание КОЕ в селезенке (КОЕс) после летального облучения мышей с
экранированием определенного участка бедра или голени описывают, как
отражение функции СКК, в частности, их способность к миграции из КМ
[Корнева Е.А., 1990; Забродский П.Ф., Киричук В.Ф. и соавт., 1997;
Забродский П.Ф., 1993]. Применявшийся нами метод исследования влияния
нитрилов, травмы и их сочетания на КОЕс (функцию СКК) – метод
эндогенного колониеобразования - является одним из наиболее часто
применяемых в прикладных областях иммунологии [Корнева Е.А., 1990;
Забродский П.Ф. и соавт., 1997].
Острые отравления нитрилами в дозе 0,8 ЛД50, действие травмы, а также
их сочетания вызывают редукцию миграции КОЕс из КМ в селезенку.
Существенных отличий между редукцией миграции КОЕс под влиянием
130
токсикантов, травмы и их сочетания не выявлено, что позволяет утверждать,
что
аддитивное
действие
нитрилов
в
сочетании
с
травматическим
повреждением на функцию СКК (их миграцию из КМ в селезенку)
отсутствует. Вероятно, механизмы супрессии миграции под влиянием
нитрилов и травмы различны. Нитрилы оказывают ингибирующее действие
на миграцию КОЕс путем блокирования компонента а3 цитохромоксидазы,
входящей в систему ферментов тканевого дыхания клеток, циан-ионом, а при
травме этот же эффект реализуется вследствие действия кортикостероидов
(посттравматическая стресс-реакция) [Петров Р.В., Хаитов Р.М., 1981б].
Возможность суммации действия кортикостероидов и ингибирования
процессов тканевого дыхания, видимо, отсутствует, так как нитрилы снижают
секрецию кортикостероидов [Забродский П.Ф., 1998].
Содержание лимфоцитов в лимфоидных органах после различных
воздействий отражает, во-первых, процесс их перераспределения между
органами
системы
иммунитета
в
основном
вследствие
изменения
функционального состояния симпатического, парасимпатического отделов
вегетативной нервной системы и ГГНС [Горизонтов П.Д., 1981а, 1981б; Ройт
А., 1991], во-вторых, их апоптоз (запрограммированную гибель), на который
оказывают влияние кортикостероиды и различные химические ксенобиотики
[Хаитов Р.М. и соавт., 1995; 2000; Clаman H.N., 1972].
Нами установлено, что под влиянием НАК, АН, травмы, а также
сочетания травматического повреждения с данными ксенобиотиками в дозе
0,8 ЛД50 что число Т-лимфоцитов в тимусе и лимфоцитов в селезенке крыс
через
2
сут
снижается.
Достоверных
различий
между
действием
исследованных факторов и их сочетаний на содержание лимфоцитов в тимусе
и селезенке через 2 сут не выявлено, что свидетельствует о том, что
супрессивные эффекты (эффекты, определяющие миграцию клеток из
органов) травмы и ядов общетоксического действия (НАК и АН) не
суммируются.
Результат
сочетанного
действия
травмы
и
нитрилов
определяется токсикантами, так как в этом случае не возможна реализация
131
эффекта кортикостероидов вследствие ингибирующего действия НАК и АН
на синтез кортикостероидов.
При исследовании цитограммы тимуса нами установлено, что под
влиянием травмы и НАК в вилочковой железе через 2 сут отмечается
тенденция к снижению относительного числа лимфобластов и средних
лимфоцитов (р>0,05), а также статистически значимое уменьшение малых
лимфоцитов (p<0,05). Относительное количество незрелых и зрелых
нейтрофилов,
эозинофилов,
моноцитов,
макрофагов,
ретикулярных
и
плазматических клеток увеличивалось (p<0,05). Сочетанное действие травмы
и НАК вызывает аналогичные изменения цитограммы селезенки.
Относительное увеличение числа гранулоцитов после травмы, вероятно,
обусловлено
усилением
передифференцировки
СКК
в
направлении
миелопоэза. Данный феномен лежит в основе лейкоцитоза [Александров
В.Н., 1982]. Кроме того, относительное снижение числа лимфоцитов в тимусе
связано с цитолитическим действием кортикостероидов [Петров Р.В., Хаитов
Р.М., 1981б]. После острого отравления НАК относительное уменьшение
лимфоцитов в тимусе сопровождалось закономерным относительным
увеличением других клеток. Это, по-видимому, связано с ингибированием
ферментов тканевого дыхания циан-ионом, действия НАК и его метаболитов
на мембрану и энзимы лимфоцитов и реализацией их постинтоксикационного
апоптоза. Сочетанное действие НАК и травмы обусловлено, вероятно,
преимущественным действием токсиканта.
После
воздействия
тяжелой
механической
травмы,
НАК
и
их
сочетанного эффекта через 2 сут в цитограмме селезенки в целом отмечались
такие же изменения, как и в тимограмме. Снижалось относительное число
малых лимфоцитов, отмечалась тенденция к уменьшению лимфобластов и
средних лимфоцитов, относительному увеличению незрелых и зрелых
нейтрофилов,
эритроидных
эозинофилов,
и
моноцитов,
плазматических
клеток.
макрофагов,
Число
зрелых
ретикулярных,
нейтрофилов
достоверно увеличивалось только при травме. Значимо (p<0,05) возрастало
132
относительно число ретикулярных клеток. Статистически достоверных
различий между действием травмы, НАК и их сочетания не выявлено.
Механизмы выявленных эффектов, видимо, такие же, как и обусловливающие
изменение цитограммы тимуса.
После
действия
НАК,
АН,
травмы
и
сочетанного
эффекта
травматического повреждения и токсикантов через 2 сут в костном мозге и
лимфоузлах происходило уменьшение числа лимфоцитов. Через 6 сут
содержание лимфоцитов в органах системы иммунитета, показатели
цитограмы тимуса и селезенки крыс после острого отравления нитрилами и
их сочетания с механическим повреждением бедра восстанавливались до
контрольного уровня.
Сочетанное действие нитрилов и травмы обусловлено, вероятно,
преимущественным действием токсиканта, так как в этом случае не возможна
реализация эффекта кортикостероидов вследствие ингибирующего действия
НАК и АН на синтез кортикостероидов [Szabo S., Selye H., 1971; 1972; Szabo
S., 1980].
При изучении гуморальных иммунных реакций после сочетанного
действия травмы и нитрилов нами установлено, что под влиянием
токсикантов, травматического повреждения и их сочетания происходит
редукция тимусзависимого антителообразования через 5-8 сут, оцениваемая
по
ОДЛТА,
преимущественно
в
продуктивной
фазе
иммуногенеза.
Посттравматическая редукция гуморального иммунного ответа и супрессия,
обусловленная сочетанным действием физического и химического факторов
проявлялись в меньшей степени, чем постинтоксикационная депрессия
гуморальной иммунной реакции. Полученные данные свидетельствуют о том,
что при сочетании травматического воздействия и ядов общетоксического
действия иммуносупрессивные эффекты были связаны преимущественно с
действием токсикантов. Следует отметить, что воздействие ядов, травмы и их
сочетаний в продуктивную фазу антителогенеза вызывает большую редукцию
антителообразования по сравнению с их эффектом в индуктивный период
133
иммуногенеза. Данный феномен обусловлен более выраженным действием
химических и физического фактора (а также их сочетания) на пролиферацию,
дифференцировку
и
синтез
Ig
В-клетками
(плазмоцитами),
перераспределения лимфоцитов между органами системы иммунитета в
период максимальной антителопродукции (3-5 сут после иммунизации), в
продуктивной фазе антителообразования по сравнению с воздействием
травмы и ядов на распознавание антигена макрофагами, их переработку и
представление Т- и В- клеткам, кооперацию макрофагов, Т- и В-лимфоцитов,
а также клональную селекцию Т- и В-клеток в индуктивной фазе
антителопродукции [Ройт А. и соавт., 2000; Хаитов Р.М. и соавт., 2000].
Больший поражающий эффект травматического воздействия в продуктивный
период иммуногенеза может быть связан с ингибирующим синтез антител
действием кортикостероидов [Claman H.N., 1993], Не исключено, что при
одинаковом по силе супрессивном эффекте на указанные процессы действие
в продуктивный период иммуногенеза обусловливает миграцию клеток из
органов
иммунитета,
занимающихся
антителопродукцией,
апоптоз
лимфоцитов, ингибирование синтеза антител. При этом на восстановительные
процессы к моменту оценки действия факторов (через 2 сут после их
воздействия) остается меньше времени, чем при действии ядов, травмы и их
сочетания в продуктивной фазе антителогенеза.
Травматическое повреждение, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и
их
сочетания
в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК
к ЭБ через 5 сут после иммунизации ЭБ, более выраженным в продуктивный
период
антителогенеза.
Полученные
результаты
исследований
свидетельствует о снижении под влиянием травмы, нитрилов и их сочетания
функции Th1-лимфоцитов, индуцирующих синтез IgM [Pfeifer C. et al., 1991]
плазмоцитами
селезенки,
в
большей
степени
антителогенеза по сравнению с индуктивной.
в
продуктивной
фазе
134
Под влиянием травмы, НАК, АН и их сочетания отмечалась редукция
синтеза IgG через 8 сут. Это свидетельствует о том, что под влиянием травмы,
нитрилов (0,8 ЛД50 ), а также их сочетанного эффекта происходит снижение
функции, не только Тh1-лимфоцитов, участвующих в синтезе IgM, но и Тh2клеток, инициирующих продукцию IgG [Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Pfeifer C.
et al., 1991].
Посттравматическая
редукция
тимусзависимого
гуморального
иммунного ответа и супрессия, обусловленная сочетанным действием
физического и химического факторов, проявлялись в меньшей степени, чем
постинтоксикационная
Полученные
данные
депрессия
гуморальной
свидетельствуют
о
иммунной
том,
что
при
реакции.
сочетании
травматического воздействия и ядов общетоксического действия супрессия Тзависимой антителопродукции связана преимущественно с действием ядов
общетоксического действия.
Под влиянием острого действия нитрилов, травмы и их сочетаний
происходит редукция тимуснезависимого антителообразования через 5-8 сут,
оцениваемая
по
ОДЛТА,
преимущественно
в
продуктивной
фазе
иммуногенеза.
Травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их сочетания в
индуктивной
и
продуктивной
фазах
иммуногенеза
сопровождались
уменьшением синтеза антител, оцениваемого по числу АОК к Vi-Ag через 5
сут после иммунизации, более выраженным в продуктивный период
иммуногенеза.
Редукция Т-независимого гуморального иммунного ответа после травмы
и его снижение, обусловленное сочетанными эффектами физического и
химического
факторов,
проявлялись
в
меньшей
степени,
чем
иммуносупрессия после острого действия нитрилов. Полученные данные
позволяют считать, что при сочетании травматического воздействия и
нитрилов уменьшение гуморальной иммунной реакции (Т-независимого
синтеза IgM) связано преимущественно с действием токсикантов.
135
Более выраженное влияние травмы, острых отравлений нитрилами и их
сочетаний
на
индуктивной
продуктивную
объясняется
фазу
антителогенеза
особенностями
по
иммунной
сравнению
реакции
с
на
тимуснезависимый антиген, в основе которой лежит поликлональная
активация значительной части популяции В-лимфоцитов (или стимуляция
пролиферации В-клеток за счет собственной митогенной активности) [Ройт
А., 1991]. При этом действие травмы и ядов (и их сочетания) в период синтеза
антител, видимо, оказывает больший супрессирующий эффект на их
продукцию, чем на активацию. Снижение Т-зависимой антителопродукции
под влиянием нитрилов, травмы и их сочетания более выражено, чем Тнезависимого антителообразования, так как для него не требуется синтеза
ряда лимфокинов (BSF-1, активирующего В-клетки, росткового фактора Вклеток – BCGF-II, стимулирующего клональную экспансию активированных
клеток,
фактора
дифференцировки
В-клеток
μ
-
BCDFμ,
который
способствует созреванию клеток с высокой скоростью секреции IgM, BCDFγ,
вызывающий переключение синтеза с IgM на IgG и высокую скорость его
продукции) [Ройт А., 1991].
Т-зависимое
антителообразование
прямо
связано
с
процессом
кооперации (взаимодействия) Т- и В-лимфоцитов [Петров Р.В., 1983; Ройт А.,
1991; Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Поэтому изучение влияния нитрилов в
сочетании с травмой на данный процесс может существенно дополнить
понимание
механизмов
нарушения
антителообразования
на
уровне
взаимодействия иммуноцитов. При изучении кооперации Т- и В-лимфоцитов
мышей СВА in vitro оценка функции этих популяций иммуноцитов в данной
реакции осуществлялась по формированию АОК к ЭБ.
Нами установлено, что под влиянием НАК, травмы и их сочетания на
мышей через 1 сут нарушается функция Т- и В-лимфоцитов в эффекте
кооперации клеток in vitro с последующим ее восстановлением через 6 сут.
Травма, НАК и их сочетание в большей степени снижает функцию Тлимфоцитов. По-видимому, более выраженное действие травмы на Т-клетки
136
связано с действием на них кортикостероидов [Горизонтов П.Д., 1981а,
1981б; Петров Р.В. и соавт., 1981а, 1981б; Петров Р.В., 1983; Корнева Е.А.,
1985; Фримель Х., Брок Й., 1986; Clаman H.N., 1972; Hassig A. et al., 1996;
Ficek W., 1997; Mc Even B.S. et al., 1997], а эффект акрилонитрила обусловлен
ингибированием
ацетилхолинэстеразы
и
неспецифических
эстераз
Т-
лимфоцитов [Забродский и соавт. 2007]. Известно, что именно данные клетки
наряду
с
моноцитами,
макрофагами
и
нейтрофилами
являются
эстеразопозитивными, а ацетилхолинэстеразу содержат только Т-лимфоциты
[Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д., 1983; Ferluga J. et al., 1972; Li C. G et al., 1973;
Kutty K.M. et al., 1976; Кullenkampff J. et al., 1977]. Сочетанный эффект НАК и
травмы, по-видимому, позволяет реализоваться определяющим механизмам
иммунотоксичности
при
совместном
действии
обоих
факторов
–
ингибированию системы ферментов тканевого дыхания и эстераз нитрилом
акриловой кислоты.
Редукция эффекта кооперации Т- и В-лимфоцитов, обусловленная
сочетанным действием физического и химического факторов, проявлялась в
меньшей степени, чем постинтоксикационная депрессия данной иммунной
реакции.
Полученные данные свидетельствуют о том, что при сочетании
травматического
воздействия
и
ядов
общетоксического
действия
иммуносупрессивные эффекты связаны в основном с действием токсикантов.
Под влиянием травмы через 1 сут у крыс способность макрофагов
индуцировать гуморальный иммунный ответ не изменяется, НАК снижает
функцию макрофагов, связанную с индукцией синтеза антител, а его
сочетанный эффект с травмой практически не отличается от действия
акрилонитрила. Через 6 сут после действия НАК и его сочетания с
травматическим повреждением исследованный параметр восстанавливался до
контрольного уровня. Таким образом, при сочетании травматического
воздействия
и
акрилонитрила
снижение
способности
макрофагов
137
индуцировать гуморальный иммунный ответ обусловлено только действием
химического ксенобиотика.
Полученные нами результаты позволяют заключить, что травма, острое
отравления НАК (0,8 ЛД50) и их сочетание сопровождались уменьшением
функции функцию Т-лимфоцитов, оцениваемой по реакции торможения
миграции лейкоцитов через 1-3 сут с частичным восстановлением показателя
к
6
сут.
При
сочетании
травматического
воздействия
и
НАК
иммуносупрессивные эффекты связаны в основном с действием яда.
При сочетании травматического воздействия и НАК снижение реакции
ГЗТ, характеризующей как первичный, так и вторичный клеточный
иммунный ответ, а также увеличение активности Т-супрессоров связано в
основном с действием акрилонитрила.
В 90-е годы прошлого столетия установлено, что Тh1-лимфоциты
обеспечивают реализацию реакции ГЗТ путем активации макрофагов. В
основном
Тh1-лимфоциты
регулируют
физиологические
механизмы,
обеспечивающие функцию Т-звена иммунитета [Хаитов Р.М. и соавт., 2000;
Georgiev V.St., Albright J.E., 1993; Kimber I., 1996]. Полученные нами
результаты косвенно свидетельствуют о том, что травма, НАК и их сочетание
уменьшают способность Th1-лимфоцитов синтезировать ИЛ-1, ИЛ-3, γинтерферон и β-фактор некроза опухоли (лимфотоксин), участвующие в
реализации реакции ГЗТ [Kimber I., 1996]. Кроме того, травма, НАК и их
сочетание, вероятно, снижают активность и других клеток, обеспечивающих
формирование ГЗТ, в частности, Т-клеток памяти и макрофагов [Ройт А.,
1991].
Исследования иммунологов в последние годы убедительно доказали, что
К-клетки или клетки-киллеры (кроме миелоидных) - это ЕКК, использующие
для усиления реакции антитела (IgG) [Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт.,
2000]. ЕКК, активированные связанными с клеткой-мишенью (например,
ксеногенной клеткой или клеткой, пораженной вирусом) антителами,
уничтожают ее. Эта система получила название антителозависимая клеточная
138
цитотоксичность
(АЗКЦ).
Помимо
ЕКК
в
эту
систему
входят
полиморфноядерные лейкоциты (ПЯЛ) – моноциты, базофилы, эозинофилы,
сегментоядерные
лейкоциты,
а
также
другие
фагоцитирующие
и
нефагоцитирующие миелоидные клетки [Ройт А., 1991]. В применявшейся
нами модели эксперимента исследовалась вся система АЗКЦ: ЕКК (большие
зернистые лимфоциты) и ПЯЛ.
Острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50), травма и их сочетания
уменьшают активность К-клеток селезенки, оцениваемую по АЗКЦ, через 5
сут. Существенных различий между действием травмы, нитрилов и их
сочетаний не выявлено, что свидетельствует об отсутствии суммации
иммуносупрессивных эффектов токсикантов и травматического повреждения.
Посттравматический и постинтоксикационный иммуносупрессивный
эффект имеют различный патогенез: нитрилы блокируют систему ферментов
тканевого дыхания К-клеток, а после травмы глюкокортикоиды могут
вызывать апоптоз этих лимфоцитов или снижение их функции [Гордиенко
С.М. и соавт., 1987; Ройт А., 1991; Хаитов Р.М. и соавт., 2000]. Существенных
различий между действием травмы, нитрилов и их сочетаний не выявлено,
что свидетельствует об отсутствии суммации иммуносупрессивных эффектов
химических и физического факторов. Это обусловлено тем обстоятельством,
что на фоне действия ядов с общетоксическим эффектом посттравматическая
редукция иммунной реакции не реализуется. Возможно, это связано с
ингибированием нитрилами (их основным метаболитом циан-ионом) синтеза
кортикостероидов (КС) в результате чего их иммунодепрессивный эффект не
проявляется. Именно возникающей после травмы стресс-реакцией (действием
КС) объясняется подавление иммунитета [Аскалонов А.А. и соавт., 1985].
Травма является классическим примером стрессорного воздействия на
организм, сопровождающегося не только развитием травматической болезни
в различных ее проявлениях, но и формированием стресс-лимитирующих
систем - эндогенных антистрессорных центральных и периферических
механизмов [Долгушин И.И. и соавт., 1989]. Роль выраженного стресса
139
заключается не столько в усилении степени подавления иммунных клеточных
эффекторных функций, сколько в индукции дополнительного подавления
гуморального и клеточного иммунного ответа [Кожевников В.С. и соавт.,
1991].
Включение ЕКК в многочисленное семейство клеток, относящихся к
системе иммунитета, позволили последние достижения в иммунологии,
свидетельствующие о том, что ЕКК и К-клетки это одни и те же клетки,
отличающиеся лишь механизмами реализации киллинга (убийства) клетокмишеней, а также, и это главное, новым определением понятия иммунного
ответа, как «процесса взаимодействия антигена и организма, распознавания
поврежденных патогеном клеток и тканей лимфоцитами с целью деструкции
и выведения их из организма» [Хаитов Р.М. и соавт., 2000].
Травма, острые отравления нитрилами (0,8 ЛД50) и их сочетания
уменьшали активность ЕКК спленоцитов крыс Вистар через 1-6 сут с
восстановлением функции ЕКК через 9 сут. Существенных различий между
действием травмы, НАК, АН и их сочетаний на активность ЕКК не выявлено,
что свидетельствует об отсутствии эффекта суммации иммуносупрессии,
вызванной токсикантами и травматическим повреждением.
Действие НАК, АН, травмы и их сочетаний на активность ЕКК,
вероятно, обусловлены блокированием проникновения гранзимов из гранул
ЕКК в цитоплазму клетки-мишени (или снижением их синтеза) и нарушением
процесса порообразования перфорином [Хаитов Р.М. и соавт., 2000; Nogueira
N., 1984], а также индукцией апоптоза ЕКК [Хаитов Р.М. и соавт., 2000;
Kimber I., More M., 1985; Marx J.L., 1986].
Изменения клеточного звена иммунитета под влиянием нитрилов,
вероятно, связаны с ингибированием системы тканевого дыхания Тлимфоцитов,
а
также
и
неспецифических
эстераз
Т-лимфоцитов
и
макрофагов, участвующих в реакции ГЗТ [Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д.,
1983; Забродский П.Ф.,
1987; Котловский Ю.В., 1988]. Существенных
различий между действием травмы, НАК, АН и их сочетаний не выявлено,
140
что свидетельствует об отсутствии аддитивного эффекта иммуносупрессии,
обусловленной токсикантами и травматическим повреждением.
Нами показано, что травматическое повреждение увеличивало массовый
индекс надпочечников через 1-3 сут, а острые отравления нитрилами (0,8
ЛД50) и их сочетания уменьшали его. Это свидетельствует о том, что при
действии нитрилов не происходит реализации стресс-реакции, и, кроме того,
данные яды блокируют проявление этой реакции при механической травме.
Роль
кортикостероидов
неоднозначна,
(КС)
физиологические
в
реализации
концентрации
их
иммунного
ответа
необходимы
для
реализации полноценного гуморального иммунного ответа [Корнева Е.А.,
1990]. Высокие концентрации КС, в частности, при травме, интоксикации
фосфорорганическми соединениями и другими ядами, вызывают супрессию
ряда показателей системы иммунитета [Иванова А.С. 1998; Хусинов А.А. и
соавт., 1991; Tiefenbach B. et al., 1980, 1983, 1985].
Снижение
иммунных
реакций
под
влиянием
экзогенного
КС,
вызывающего приблизительно такую же концентрацию в крови КС, как и
травматическое воздействие, практически не отличается от иммунотропных
эффектов моделируемого нами травматического повреждения. Проведенные
нами опыты убедительно доказали (подтвердили) роль КС в супрессии
большинства
иммунных
травматическим
реакций
повреждением,
при
стресс-реакции,
которое
сопровождается
связанной
с
повышением
концентрации кортикостерона в плазме крови.
Нами установлено, что изолированное действие травмы существенно
увеличивало концентрацию КС в плазме крови через 1–3 ч. Острое
отравление НАК и АН вызывало незначительное повышение содержания КС
в крови через 1 ч, видимо, в результате постинтоксикационной стрессреакции, которое сменялось снижением синтеза КС через 3 и 24 ч, видимо, в
результате ингибирования основным метаболитом нитрилов циан-ионом
компонента а3 цитохром-с-оксидазы системы энзимов тканевого дыхания
митохондрий коры надпочечников [Dhabhar F.S. et al., 1996]. Через 24 ч
141
концентрация КС в плазме крови при действии нитрилов и их сочетании с
механической травмой была существенно
ниже, чем при действии
травматического повреждения и отличалась от показателей в контроле.
Ингибирование синтеза гормонов коры надпочечников нитрилами снижает
(или исключает) роль кортикостерона в формировании иммунодефицита при
сочетанном действии травмы и ядов общетоксического действия, в частности,
нитрилов.
Проведенные нами опыты показали, что под влиянием НАК и его
сочетанного действия с травмой активность ацетилхолинэстеразы (АХЭ) в Тлимфоцитах тимуса и селезенки у крыс Вистар через 3 сут существенно
снижается. Травматическое повреждение на активность АХЭ Т-лимфоцитов
влияния не оказывает.
Изучение активности неспецифических эстераз в селезенке показало, что
острое действие НАК и его сочетание с травмой вызывало статистически
значимое
уменьшение
α-нафтил-АS-ацетатэстеразы
активности
соответственно в 1,37 и 1,26 раза. Действие травмы на активность α-нафтилАS-ацетатэстеразы Т-лимфоцитов влияния
не оказывало. Под влиянием
острой интоксикации НАК и его сочетанного эффекта с механическим
повреждением
происходило
статистически
достоверное
уменьшение
активности α-нафтилбутиратэстеразы соответственно в 1,43 и 1,55 раза.
Травма на активность α-нафтилбутиратэстеразы Т-лимфоцитов влияния не
оказывала.
Таким
образом,
при
сочетанном
действии
нитрилов
и
травмы
иммунодефицитное состояние вследствие ингибирования эстераз Т-клеток
обусловлено только действием нитрилов.
Неспецифические эстеразы являются лизосомальными ферментами. Эти
энзимы играют важную роль в реализации киллерной функции Т-лимфоцитов
[Ferluga J. et al., 1972; Li C. Y. et al., 1973]. Изменение эстеразной активности
в клетках отражает, с одной стороны, функциональную активность
иммуноцитов, с другой - может служить количественным критерием Т-клеток
142
в циркулирующей крови, так как именно эта субпопуляция лимфоцитов
является эстеразопозитивной [Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д., 1983; Ferluga J.
et al., 1972; Li C.G et al.,1973; Kutty K.M. et al., 1976; Кullenkampff J. et al.,
1977]. Роль ацетилхолинэстеразы на поверхности Т-лимфоцитов [Kutty K.M.
et al., 1976; Szelenyi J.G. et al., 1982] до сих пор не ясна. Возможно, она
регулирует влияние ацетилхолина на холинореактивные структуры Тлимфоцитов. Установлена прямая связь между супрессией Т-зависимых
иммунных реакций и ингибированием эстераз дихлорэтаном, нитрилами и
фосфорорганическими соединениями [Забродский П.Ф., 1998; Забродский
П.Ф. и соавт., 2001].
Таким образом, одним из механизмов, вызывающими иммуносупрессию
при сочетанном эффекте нитрилов и травмы, является ингибирование
нитрилами эстераз Т-клеток лимфоидных органов.
Анализ характера поражения нитрилами в сочетании с травмой
основных звеньев системы иммунитета, особенности антидотного эффекта
антициана при отравлениях нитрилами и цианидами позволил нам обосновать
эффективность иммунокоррекции нарушений физиологической регуляции
иммунного гомеостаза после травмы в сочетании с острым отравлением
нитрилами
комбинированного
применения
антициана,
Т-активина
и
миелопида.
Полученные нами результаты показали, что использование антидота
нитрилов
антициана,
иммуностимуляторов
Т-активина
и
миелопида
оказывают активирующий эффект на показатели, гуморальные и клеточные
иммунные реакции, но не обеспечивает полного восстановление показателей
НРО и В-системы иммунитета после сочетанного действия острого
отравления НАК и травмы. Необходимо отметить, что при использовании
миелопида показатели гуморального иммунитета существенно, не отличались
от контрольных значений. Полное восстановление клеточного звена
иммунитета достигается только комбинированным применением антициана,
Т-активина, миелопида.
143
Действие
антициана
связано
с
образованием
метгемоглобина,
трехвалентное железо которого конкурирует с компонентом а3 цитохром-соксидазы, входящей в систему ферментов тканевого дыхания иммуноцитов
[Лужников Е.А., 1982; Лудевиг Р., Лос К.,1983; Могуш Г., 1984; Лужников
Е.А. и Костомарова Л.Г., 1989, 2000; Маркова И.В. и соавт., 1998].
Эффективность данного антидота доказывает, что существенную роль в
иммуносупрессии при сочетанном действии нитрилов и травмы играет
ингибирование
токсикантами
системы
ферментов
тканевого
дыхания
иммуноцитов.
Эффект Т-активина объясняется его способностью, как гормона тимуса,
стимулировать продукцию интерферонов [Машковский М.Д., 1993], которые
(преимущественно γ-интерферон) индуцируют экспрессию рецепторов ИЛ-2
на
поверхности
ЕКК,
увеличивая
потребление
ИЛ-2
за
счет
его
рационального использования [Сухих Г.Т. и соавт., 1984]. Функция ЕКК
повышается лимфокинами Th1-лимфоцитов (ИЛ-2 и γ-интерфероном)
[Петров Р.В., 1987; Ройт А., 1991], активация которых Т-активином доказана
[Арион В.Я., 1981; Г.Т. Сухих и соавт., 1984; Машковский М.Д., 1993].
Т-активин
коррегирует
антителообразование,
Т-систему
индуцируя
иммунитета,
продукцию
Т-зависимое
Th1-лимфоцитами
интерлейкинов, он способен активировать прежде всего ЕКК и Т-клетки
[Вахидова Г.А. и соавт., 1990; Борисова А.М. и соавт., 1991; Большаков и
соавт., 1991 Ханафиева и соавт., 1992; Базарный В.В., Ястребов Ф.П., 1993;
Машковский М.Д., 1993]. Т-активин, стимулируя функцию макрофагов
[Таранов В.А., Короткова М.И., 1989], приводит к увеличению ими
продукции ИЛ-1, который способен активировать и тимуснезависимое
антителообразование [Gillbert K.M. et al., 1985] при остром отравлении
нитрилами в сочетании с травмой.
Результаты исследований [V.St. Georgiev, J.E. Albright 1993, I. Kimber
1996] позволяют полагать, что стимулирующий эффект Т-активина и
миелопида в отношении гуморальных и клеточных факторов системы
144
иммунитета, сниженных острым воздействием нитрилов в сочетании с
травмой, на клеточном и субклеточном уровне может обеспечиваться
восстановлением способности лимфоцитов синтезировать ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-3,
γ-интерферон, β-фактор некроза опухоли и гранулоцитарно-макрофагальный
колониестимулирующий фактор, оказывающих влияние на реализацию
реакций системы иммунитета.
Миелопид при иммунодефицитном состоянии, связанном с острыми
отравлениями нитрилами в сочетании с травмой, восстанавливает показатели
В- и Т-систем иммунитета (преимущественно В-системы), стимулируя
продукцию Ig, повышая функциональную активность ИКК [Подосинников
И.С. и соавт., 1991], восстанавливая нормальное соотношение субпопуляций
Т-лимфоцитов (Т-хелперов и Т-супрессоров) [Кирилина Е.А. и соавт., 1998],
активируя процессинг макрофагами антигена [Михайлова А.А., 1997;
Mikhailova A.A. et al., 1990], коррегируя дифференцировку кроветворных
клеток-предшественников [Петров Р.В. и соавт., 1989; Руднева Т.Б. и соавт.,
1989], обеспечивая стресс-протективное действие [Михайлова А.А. и соавт,
1989] и инициируя другие иммунные реакции [Мухамбетов Д.Д., 1990;
Михайлова А.А., 1997].
Полученные данные о стимулирующем действии использованных
иммуностимуляторов при сочетанном действии нитрилов и травмы не
исключают применения и других средств (в том числе, и в комбинации при
выраженных проявлениях иммунодефицитного состояния) из большого
арсенала иммуномодуляторов [Лазарева Д.Н., Алехин Е.К., 1985; Утешев Б.С.
и соавт., 1995; Забродский П.Ф., 1998].
Таким образом, основными проявлениями нарушения иммунного
гомеостаза, приводящими к постинтоксикационному и посттравматическому
иммунодефицитному состоянию при острых отравлениях нитрилами в дозе
0,8 ЛД50 в сочетании с механической травмой (переломом бедра) являются:
редукция
неспецифической
и
иммунологической
защиты
организма,
снижение миграции КОЕ из КМ в селезенку и числа лимфоцитов в органах
145
системы иммунитета; нарушение кооперации Т- и В-лимфоцитов, супрессия
антителообразования вследствие поражения Тh1- и Тh2-лимфоцитов и
снижения способности макрофагов индуцировать гуморальный иммунный
ответ; увеличение формирования антигеннеспецифических Т-супрессоров;
уменьшение активности Т-клеток, ЕКК и АЗКЦ. Полное восстановление
клеточного и гуморального звена иммунитета достигается комбинированным
применением антициана, Т-активина, миелопида.
146
ВЫВОДЫ
1. Нарушение механизмов регуляции иммунного гомеостаза при остром
отравлении акрилонитрилом и ацетонитрилом, тяжелой механической травмы
и их сочетании в условиях эксперимента на животных характеризуется
снижением неспецифической резистентности организма, миграции КОЕ из
КМ в селезенку, основных показателей клеточного и гуморального звеньев
иммунитета вследствие преимущественной реализации иммунотоксических
эффектов нитрилов.
2. При острых отравлениях нитрилами и травматическом повреждении
происходит
снижение
интегрального
состояния
антиинфекционной
неспецифической резистентности организма, что проявляется повышением
летальности от экспериментальной инфекции, снижением ЛД50 Р. vulgaris и
ЛД50 E. Coli при моделировании у крыс экспериментальной пневмонии и
экспериментального
перитонита
соответственно,
а
также
среднеэффективного времени жизни животных, увеличением содержания
числа микробных тел E. Сoli в циркулирующей крови и селезенке крыс после
их введения по сравнению с контролем.
3. При острых отравлениях нитрилами в дозе 0,8 ЛД50 и тяжелой
механической травмы существенно снижаются лимфоидные индексы тимуса
и селезенки через 2 сут после воздействия. Редукция показателей, вызванная
акрилонитрилом
и
ацетонитрилом,
под
влиянием
травматического
повреждения не усиливается. Острые отравления нитрилами в сочетании с
травмой вызывают редукцию миграции КОЕс из КМ в селезенку и снижение
содержания лимфоцитов в лимфоидных органах. Существенных отличий
между редукцией миграции КОЕс, содержанием и перераспределение
лимфоцитов
между
органами
системы
иммунитета
под
влиянием
токсикантов, травмы и их сочетания не выявлено, что позволяет утверждать,
что
аддитивное
действие
нитрилов
в
сочетании
с
травматическим
147
повреждением на функцию СКК и содержание лимфоцитов в лимфоидных
органах отсутствует.
4. После изолированного действия нитрилов (0,8 ЛД50) и травмы
происходит более выраженное снижение Т-зависимого антителообразования
по сравнению с Т-независимым преимущественно в продуктивной фазе
иммуногенеза, а также способность макрофагов индуцировать гуморальный
иммунный ответ. Посттравматическая и постинтоксикационная редукция
гуморального иммунного ответа и супрессия, обусловленная сочетанным
эффектом физического и химических факторов, проявлялись в одинаковой
степени, что свидетельствуют о том, что суммация иммуносупрессии при
действии ядов общетоксического действия и травмы отсутствует.
5. Под влиянием акрилонитрила, травмы и их сочетания через 1 сут
нарушается функция Т- и В-лимфоцитов в эффекте кооперации клеток in vitro
с последующим ее восстановлением через 6 сут. Травма, акрилонитрил и их
сочетанное действие в большей степени снижает функцию Т-лимфоцитов.
Иммуносупрессивные эффекты связаны в основном с действием токсикантов.
6. Сочетанный эффект травмы и острого отравления акрилонитрилом
(0,8 ЛД50) сопровождается уменьшением функции Т-лимфоцитов. Эффект
обусловлен в основном действием яда. При сочетании травматического
воздействия и акрилонитрила (0,8 ЛД50) снижение реакции ГЗТ, увеличение
активности
Т-супрессоров,
редукция
антителозависимой
клеточной
цитотоксичности и ЕКК связаны в основном с действием акрилонитрила.
7. Супрессия большинства иммунных реакций при стресс-реакции,
связанной с травматическим повреждением, обусловлена значительным
увеличением
концентрации
кортикостероидов
в
плазме
крови.
Ингибирование синтеза гормонов коры надпочечников нитрилами снижает
(или исключает) роль кортикостерона в формировании иммунодефицита при
сочетанном действии травмы и токсикантов. Редукция Т-звена иммунитета и
Т-зависимых гуморальных иммунных реакций при сочетанном действии
акрилонитрила и травмы, реализующаяся вследствие снижения активности
148
ацетилхолинэстеразы
Т-
лимфоцитов
тимуса
и
селезенки
и
числа
спленоцитов обусловлена эффектом акрилонитрила.
8. Комбинированное применение антидота нитрилов антициана, Тактивина и миелопида после сочетанного действия акрилонитрила и тяжелой
механической
травмы
полностью
восстанавливает
параметры
неспецифической резистентности организма, гуморального и клеточного
звена иммунитета. Эффективность антициана при сочетанном действии
нитрилов
и
травмы
доказывает,
что
существенную
роль
в
посттравматической и постинтоксикационной иммуносупрессии играет
ингибирование
иммуноцитов.
токсикантами
системы
ферментов
тканевого
дыхания
149
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1.
В
экспериментах
на
животных
наиболее
информативными
показателями для оценки иммуносупрессивных эффектов сочетанного
воздействия острого отравления нитрилами и тяжелой механической травмы
являются: содержание лимфоцитов в тимусе и селезенке, активность
естественных клеток-киллеров, К-клеток, тимусзависимый гуморальный
иммунный ответ в продуктивной фазе антителогенеза, функция Т-клеток в
реакции гиперчувствительности замедленного типа.
2. После острого отравления нитрилами в сублетальных дозах и тяжелой
механической травмы формируется вторичное постинтоксикационное и
посттравматическое
иммунодефицитное
состояние,
обусловленное
преимущественно действием токсикантов и требующее применения средств
профилактики и лечения, так как может приводить к возникновению
инфекционных осложнений и заболеваний.
3. После острого отравления нитрилами в сочетании с тяжелой травмой
для восстановления неспецифической резистентности организма, основных
показателей гуморального и клеточного иммунного ответа целесообразно
оценить клиническую эффективность применения антициана в дозах
адекватных степени тяжести отравления в комбинациях с Т-активином и
миелопидом. Антициан является одним из антидотов, рекомендованных для
оказания медицинской помощи при острых отравлениях нитрилами; Тактивин и миелопид рекомендованы для профилактики и лечения вторичных
(постинтоксикационных
состояний.
и
посттравматических)
иммунодефицитных
150
ЛИТЕРАТУРА
1. Абрамовская
Л.В.
иммунной
системы
Морфофункциональная
при
характеристика
экспериментальной
ожоговой
органов
травме:
Автореферат дис. ... канд. мед. наук.- Челябинск, 1985. - 255 с.
2. Александров В.Н. Патология иммунной системы при травме. // Пат.
физиол. и эксперим. терапия - 1982. - № 6. - С. 45-47.
3. Александров В.Н. Гуморальный иммунный ответ после травмы различной
тяжести // Пат. физиол. и эксперим. терапия. – 1983. - №4. – с. 70-72.
4. Арипова Т.У., Маджидов А.В., Алибекова М.Г., Камалов З.С. Влияние
пестицидов на продукцию интерлейкина-2 // Иммунология.-1991.-N 2.-C.
67-68.
5. Арион В.Я. Иммунологически активные факторы тимуса // Медиаторы
иммунной системы М.: ВИНИТИ, 1981. – (Итоги науки и техники. Сер.
Иммунология; Т.9).- с. 232.
6. Арион В.Я., Иванушкин Е.Ф. Принципы иммунокоррегирующей терапии
препаратом тимуса Т-активином // Хирургия.- 1984.- №11.- с. 44-48.
7. Арион В.Я., Иванушкин Е.Ф. Принципы иммунокоррегирующей терапии
препаратом тимуса Т-активин: А. с. 1673122 СССР, МКИ 5 А 61 К 35/26;
Красноярский мед. ин-т. - № 4452382/12; Заявл. 31.05.88; Опубл. 30.98.91,
Бюл. №32.
8. Арион В.Я., Караулов Ю.В., Хроменков Ю.И. и др. Изменения некоторых
иммунологических
и
биохимических
параметров
Т-активина
у
безмикробных животных // Бюл. эксперим. биол. и мед. -1987.-Т. 104, N 9.
-C. 332-334.
9. Аскалонов А.А., Гордиенко С.М., Авдюничева О.Е. и др. Активность
клеток-супрессоров при травматическом переломе костей. // Иммунология.
-1985, N1. -С. 62-64.
151
10. Ашмарин И.П. Малые пептиды в норме и патологии // Патол. физиология
и эксперим. терапия. –1982.- N 4. -С. 13-27.
11. Бабаева А.Г. Регенерация и система иммуногенеза. М.: Медицина, 1985. 255с.
12. Бабанов Г.П. Местные проявления действия нитрила акриловой кислоты
на кожу и слизистые оболочки //Врач. дело. –1957.-№5.- с. 511-514.
13. Бабанов Г.П., Ключиков В. Н., Каратаева Н. И., Лилеева З. В. Клиника
хронической интоксикации нитрилом акриловой кислоты // Врач. дело. –
1957.-№8.- с. 833-836.
14. Беленький М.Л. Элементы количественной оценки фармакологического
эффекта: 2-е изд., – Л.: Медицина, 1963. – 235 с.
15. Беликов
В.Г.
Коррекция
тимогеном
нарушений
физиологических
механизмов регуляции иммуногенеза при остром отравлении токсичными
химическими веществами // Дисс. … канд. мед. наук. – Саратов, СГМУ. 2001.- 149 с.
16. Белокрылов
Г.А.,
Молчанов
И.В.
Левамин
и
церебролизин
как
иммуностимуляторы //Бюл. эксперим. биол. и мед.-1991.-N 2.-C. 165-166.
17. Бельцкий С. М., Снастина Г. И. Механизм защиты от гнойной инфекции //
Иммунология. – 1985. - №2. - с. 14-20.
18. Берток Л.,Орбан И., Регеш Л. и др. Роль эндотоксинов в патомеханизме
турникетного шока у крыс
//
Острая ишемия органов и ранние
постишемические расстройства. М., 1978. -С. 242.
19. Блинов Ю.А. Иммунологические аспекты восстановительных процессов
костной ткани // Актуал. Вопр. Мед. науки.- Курск, 1997. – С. 89-91.
20. Богдашин И.В., Дыгай А.М., Шестобоев Е.Ю. Роль тимуса в регуляции
синтеза цитокинов клетками костного мозга при стрессе // Иммунология.1991.- №5.- С.30-32.
21. Бравве Г.П., Федюкович Л.В., Клюмина Г.Н. Влияние акрилатов на
иммунную систему в эксперименте и пути коррекции //Матер. Всес.
152
иммунол. съезда, Сочи. 15-17 нояб. 1989 и стенд. сообщ.: Т 1. – М., 1989.с. 277.
22. Брызгина Т.М. Изменение кооперации Т- и В-лимфоцитов при иммунном
ответе на ЭБ на фоне поражения печени четыреххлористым углеродом //
Физиол. журн. – Киев.- 1989.-Т 35.-№1.-с. 25-30.
23. Брюхин Г.В., Михайлова Г.И. Антителообразующая способность клеток
селезенки потомства крыс с хроническими поражениями печени // Физиол.
журн.-Киев.-1989.-Т 35.-№2.- с. 97-99.
24. Брюхин
Г.В.,
Михайлова
гиперчувствительности
Г.И.
замедленного
Интенсивность
типа
у
потомства
реакции
крыс
с
хроническими поражениями печени //Физиол. журн.-Киев.-1990.-Т 36.№6.-с. 94-100.
25. Бухарин О.В., Васильев Н.В. Лизоцим и его роль в биологии и медицине. –
Томск, 1974. – 209 с.
26. Бухарин О.В., Васильев Н.В. Система β-лизина и его роль в клинической и
экспериментальной медицине. – Томск, 1977. – 166 с.
27. Бухарин О.В., Сетко Н.П., Желудева Г.Н. Иммунологические сдвиги у
экспериментальных животных при воздействии комплекса химических
веществ //Гигиена труда.-1985.-№3.-с. 45-46.
28. Бухарин О.В., Сулейманов К.Г., Чернова О.Л., Иванов Ю.Б. Способность
микроорганизмов
к
инактивации
бактерицидного
действия
тромбоцитарного катионного белка (β-лизина) // Бюл. экспер. биол. и мед.1998.-№7.-с. 66-67.
29. Вагнер Е.А., Кеворков Н.Н., Шмагель К.В. Некоторые механизмы
активирующего влияния закрытой травмы груди на иммунный ответ
//Бюл. эксперим. биологии и медицины. 1984, N 12. -С. 706-708.
30. Варенин С.А., Поделякин Н.А., Кашеварова А.Д. Проблемы медицинской
защиты населения при химических катастрофах. – 1992.- №1.- С. 66-71.
31. Галактионов В.Г. Графические модели в иммунологии. - М. : Медицина,
1986. – 240 с.
153
32. Галактионов С.Г., Цейтин В.М., Леонова В.И. и др. Пептиды группы
средних молекул //Биоорганич. химия. 1984, N1. -С. 5-17.
33. Галактионов С.Г., Михнева Л.М., Николайчик В.В. К вопросу о
неспецифичности действий «средних молекул» на аппарат клеточного
иммунитета // Химия и биолог. иммунорегуляторов.-Рига.- 1985.- С. 253264.
34. Гвоздев М.П., Селезнев С.А., Ершова И.Н. Актуальные вопросы проблемы
травматической болезни и травматического шока //Травматический шок.
Л., 1978. -С. 5-7.
35. Гольдберг Д.И., Гольдберг Е.Д. Справочник по гематологии. – Томск, издво Томского ун-та.- 1980. – 266 с.
36. Гольдберг Е.Д., Штернберг И.Б., Михайлова Т.Н. Состояние лимфоидной
ткани при введении рубомицина С//Пат. физиол. и эксперим. терапия.–
1972.-№2.-с. 67-68.
37. Горизонтов П.Д. Система крови как основа резистентности и адаптации
организма //Физиол. журн. – Киев.- 1981а.-Т 27.-№3.-с. 317-321.
38. Горизонтов П.Д. Стресс. Система крови в механизме гомеостаза. Стресc и
болезни. /В кн.: Гомеостаз. – М.:Медицина, 1981б.- С. 538-573.
39. Горизонтов П.Д., Протасова Т. Н. Детоксикация как один из механизмов
гомеостаза и резистентности //Гомеостаз.- М.: Медицина, 1981.- С. 234258.
40. Гордиенко С.М. Нерадиометрические методы оценки естественной
цитотоксичности на эритроцитарные клетки-мишени // Иммунология.1984.-№1.-с. 31-36.
41. Гордиенко С.М., Авдюничева О.Е., Козлова В.А. Эффекторная и
регуляторная активность мононклеарных фагоцитов и естественных
киллерных клеток при травматическом переломе костей //Иммунология.1987.-№2.- С. 78-81.
154
42. Григорьев М.Г., Матусис З.Е., Пылаева С.И. и др. Нарушения
иммунологического статуса и возможности его коррекции при тяжелых
ожогах //Гематология и трансфузиология. –1984.- N 7. -С. 13-16.
43. Григорьев М.Г., Шатуновская Е.Г., Понномарева Н.А. и др. Организация
специализированной помощис ожогами в различных странах мира (обзор
зарубежной литературы) //Мат-лы III Респ. науч.-практ. конф. по проблеме
термических поражений. Л., 1977. –С. 40-54.
44. Гублер
Е.В.
Вычислительные
методы
анализа
и
распознавания
патологических процессов. – Л.: Медицина, 1978.-296 с.
45. Гуманенко Е.К. Сочетанные травмы с позиции объективной оценки
тяжести травм.: Автореф. дис. … д-ра мед наук. – Л.: Изд. ВиедА, 1992.- 28
с.
46. Гуманенко
Е.К.,
Бояринцев
В.В.,
Супрун
Т.Ю.,
Ляшедько
П.П.
Объективная оценка тяжести травм.- СПб: Изд. ВмедА, 1999.- 110 с.
47. Дерябин И.И., Рожков А.С. Раневой процесс. Иммунитет и раневыая
инфекция //Клинико-иммунологические аспекты травматической болезни.Л., 1984.- 5-45 с.
48. Дерябин И.И., Насонкин О.С. Травматическая болезнь. – Л.: Медицина,
1987.- 304 с.
49. Диксон М., Уэбб Э. Ферменты : Пер. с англ. -М.: Мир, 1982.-Т 2.-806 с.
50. Долгушин
И.И.
Иммунный
ответ
и
пути
его
коррекции
при
экспериментальных травмах: Дис. ... д-ра мед. наук. Челябинск. 1980. -417
с.
51. Долгушин И.И., Эберт Л.Я., Лифшиц Р.И. Иммунология травмы.
Свердловск, Издательство уральского университета. -187 с.
52. Долишний В.Н. Факторы, способствующие осложненному течению
раневого процесса // Докл. Поволжского отделения АВН: Серия “Военное
здравоохранение и военно-медицинское обоазование. – 1999.- № 2.- С. 3945.
155
53. Евсеев В.А., Магаева С.В. Стресс в механизмах развития вторичных
иммунодефицитных состояний // Вестн. АМН СССР.-1985.-№8.-с. 18-23.
54. Ерюхин И.А. Шашков Б.В. Эндотоксикоз в хирургической практике. –
СПб, 1995.-304 с.
55. Ефремов А. М. Исследование свободных радикалов крови, мозга, печени и
селезенки
белых крыс, подвергавшихся хроническому отравлению
нитрилом акриловой кислоты //Здравоохр. Белоруссии.-1976.-№6.-с. 74-78.
56. Ершов Ф.И. Иммуномодуляторы – новое поколение противовирусных
средств // Эксперим. и клин. фармакол.-1995.-Т.58, N 2.2.-С. 74-78.
57. Жук Е.А., Галенюк В.А. Тимоген в лечении сахарного диабета I типа// Тер.
Архив.- 1996.-Т.68,№10.- С.12-14.
58. Забродский
П.Ф.
Влияние
армина
на
факторы
неспецифической
резистентности организма и первичный гуморальный ответ //Фармакол. и
токсикол. – 1987.- Т 49.-№2.-с. 57-60.
59. Забродский
П.Ф.
Влияние
острого
воздействия
ацетонитрилом
и
нагревающего микроклимата на неспецифическую и иммунологическую
резистентность организма //Мед. труда и пром. экол. – 1994.-№5-6.-с. 1214.
60. Забродский П.Ф. Иммунотропные свойства ядов и лекарственных
средств.- Саратов : Изд. СГМУ, 1998.-213 с.
61. Забродский
П.Ф.
иммунодефицитное
Влияние
тимогена
состояние,
на
вызванное
постинтоксикационное
острым
отравлением
ацетонитрилом //Эксперим. и клин. фармакол. – 1999.-Т 62.-№3.-С. 48-49.
62. Забродский
П.Ф.
Оценка
роли
кортикостерона
в
реализации
иммуносупрессивных эффектов при остром отравлении токсичными
химическими веществами //Бюл. эксперим. биол. и мед. – 2000.-Т. 129.№5.-С. 552-555.
63. Забродский П.Ф. Изменение показателей неспецифической резистентности
организма, гуморальных и клеточных иммунных реакций после острого
156
отравления ацетонитрилом //Бюл. эксперим. биол. и мед. – 1998.-Т 125.№5.-С. 548-550.
64. Забродский П.Ф. Фармакологическая коррекция постинтоксикационных
иммунодефицитных состояний // Докл. АВН.- 1999.-№2.-С.45-54.
65. Забродский П.Ф., В.Г., Беликов В.Г. Механизмы иммунотропных
эффектов акрилонитрила //Бюл. эксперим. биол. и мед. – 2000.-Т 129.-№5.С. 547-549.
66. Забродский П.Ф., Ромащенко С.А. Влияние тиосульфата натрия на
неспецифическую резистентность организма и иммунные реакции при
остром отравлении акрилонитрилом //Эксперим. и клин. фармакол. –
1998.-Т 61.-№5.-с. 56-58.
67. Забродский П.Ф. Иммуностимуляторы. – Саратов, «Аквариус». – 2001.109 с.
68. Земсков
В.М.
Неспецифические
иммуностимуляторы
//Успехи
современной биологии.-1991.-Т. 111, N 5.-С. 707-721.
69. Зимин Ю.И., Ляхов В.Ф. Эффект кооперации в реакции зависимой от
антител клеточной цитотоксичности // Иммунология.-1985.-№1.- с. 27-30.
70. Зотова Л.В. О токсическом действии акрилонитрила на организм
экспериментальных животных при его поступлении через кожу //Гигиена
и санит. –1976.-№10.-с. 103-105.
71. Иванов
В.В.
Изменение
численности
и
качественного
состояния
лимфоцитов при хроническом радиационно-химическом поражении крыс.
//Гигиена и санитария.-1986.-N 3.-С. 37-40.
72. Иванов В.В. Окислительные превращения акрилонитрила как основа его
токсического действия //Фармакол. и токсикол. – 1987.- Т 43.-№3.-с. 383384.
73. Иванова С.С. Характер вовлечения эндокринной системы в стресс-ответ на
отравления нейротропными средствами // Токсикол. вест.- 1998.- №4. – с.
16-19.
157
74. Зурочка А.В. Ранняя эндогенная бактериемия и ее влияние на иммунный
ответ при экспериментальной ожоговой травме: Дис. ... канд. мед. наук.
Челябинск, 1984. -168 с.
75. Идова
Г.В.,
Чейдо
М.А.
Предотвращение
иммуносупресии
у
стрессированных мышей изменением активности нейромадиаторных
систем // Бюл. экспер. биол. и мед.- 1996.- Т.122, №7.-С.22-24.
76. Кабак
А.М.
заболеваний
Удаление
у
надпочечников
животных
для
у
крыс
//Воспроизведение
экспериментально-терапевтических
исследований. М., 1954. -С. 154-155.
77. Кабан С.Т., Каем Р.И., Вуль С.М., Колхер И.И. Ожоговая рана и ее роль в
развитии общего инфекционного процесса //Хирургия. 1976, N2. -С. 28-33.
78. Каулиньш У.Я. Лизоцим: (Обзор) сост. У. Я. Каулиньш.-Рига, 1982.- 51 с.
79. Кемилева З. Вилочковая железа: Пер. с болг.- М.: Медицина,1984. – 256 с.
80. Кирилина Е.А., Михайлова А.А., Малахов А.А. Гурьянов С.А., Ефремов
М.А.
Механизм
иммунокоррегирующего
действия
миелопида
\\Иммунология.-1998.-№4.- С. 27-29.
81. Кирилличева Г.Б., Батурина И.Г., Митькин В.В. и др. Особенности
влияния Т-активина на активность 5- нуклеотидазы макрофагов и уровень
кортизола крови в зависисмости от времени суток // Бюл. эксперим. биол.
и мед. -1990.-Т. 110, N 11. -C. 468-471.
82. Кириллова Е.Н., Муксинова К.Н., Смиронов Д.Г., Сокольников М.Э.
Эффективность
миелопида
в
модификаци
иммунных
нарушений,
индуцированных длительным действием радиации // Иммунология.- 1991.№6.-35-36.
83. Ковальская Н.И., Арион В.Я., Бреусов Ю.Н., Линдер Р.П. Влияние
длительного введения Т-активина на структуру тимуса // Бюл. эксперим.
биол. и мед. -1984.-Т. 97, N 1. -C. 101-102.
84. Кожевников В.С., Набиулин Р.Р., Лозовой В.П. Причины возникновения и
роль иммунодефицита при травме // Вест. АМН СССР.- 1991. - №12. С. 38.
158
85. Козлов В.А., Журавкин И.Н., Цырлова И.Г. Стволовая кроветворная
клетка и иммунный ответ. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1982. -322 с.
86. Козлов
В.К.,
Лебедев
М.Ф.,
Егорова
В.Н.
Новые
возможности
иммунотерапии с использованием ронколейкина – рекомбинантного ИЛ-2
человека // Терра медика. – 1992. №2.- С. 15-17.
87. Козяков В.П., Куценко С.А., Маркин Б.А. и др. Проблемы создания
средств оказания экстренной медицинской помощи при авариях на
объектах уничтожения химического оружия // Рос. Хим. журн. – 1993.Т.37, №3.-С.99-101.
88. Комиссаренко
В.П.,
Резников
А.Г.
Ингибиторы
функции
коры
надпочечниковых желез. – Киев, Здоров’я, 1972.- 374 с.
89. Корнева
Е.А.,
Клименко
В.М.,
Шхинек
Э.К.
Нейрогуморальное
обеспечение иммуннного гомеостаза. – Л: Наука, 1978.-178 с.
90. Корнева Е.А. Нервная система и иммунитет //Вестн. АМН СССР.-1985.№11.-с. 76-85.
91. Корнева
Е.А.
Нарушение
нейрогуморальной
регуляции
функций
иммунной систем // Вест. АМН СССР.- 1990.- №11.- С. 36-42.
92. Корнева Е.А., Лесникова М.П., Яковлева Е.Э. Молекулярно-биологические
аспекты изучения взаимодействия нервной, эндокринной и иммунной
систем //Пробл. и перспективы соврем. иммунол.: Методол. анал. – Изд.
Новосибирск, 1988.- с. 87-100.
93. Котловский Ю.В., Бекеров В.Е., Яманова М.В., Иванова В.В. Новые
данные о механизме гепатотоксичности акрилатов // В кн. Метабол.
аспекты действия на организм индустриальных химических соединений.Красноярск, 1988.- 98 с.
94. Колкер И.И., Вуль С.М., Панова Ю.М. Сывороточные иммуноглобулины
при термических поражениях //Хирургия. -1977, N 6. -С. 56-60.
95. Колкер И.И., Каем Р.И., Вуль С.М.
Инфекционно- иммунологические
аспекты ожоговой болезни //Архив патологии. 1974, N 1. -С. 3-13.
159
96. Колкер И.И., Минкова Г.Л., Победина В.Г. и др. Изучение влияния
препарата
тимуса
(тималина)
на
заживление
ожоговых
ран
и
иммунологическую реактивность организма//Хирургия. 1984, N 10. -С.
115-118.
97. Кузин М.И., Заец Т.Л. Нарушения метаболических процессов в патогенезе
ожоговой болезни и пути их коррекции //Хирургия. -1981. -№5. -С. 35-43.
98. Кузник Б.И., Васильев Н.В., Цыбиков Н.Н. Иммуногенез, гомеостаз и
неспецифическая резистентность организма. – М: Медицина, 1989. – 256 с.
99. Кулагин В.К. Патологическая физиология травмы и шока. М.: Медицина,
1978. -160 с.
100. Лазарев Н.В. Вредные вещества в производстве. -Л: Химия, 1976.- Т 2.с. 94-95.
101. Лазарева Д.Н., Алехин Е.К. Стимуляторы иммунитета.- М.: Медицина,
1985.-256 с.
102. Лакин Г.Ф. Биометрия.- М.: Высш. шк., 1980.- 293 с.
103. Лемус В.Б., Давыдов В.В. Нервные механизмы и кортикостероиды при
ожогах. Л.: Медицина. Ленингр. отд-ние, 1974. -182 с.
104. Ленинджер А. Биохимия: Молекулярные основы структуры и функции
клетки. Под ред. А.А. Баева, Я.В.Варшавского. Пер. с англ. – М.: Мир,
1974. – 957 с.
105. Литовская А.В., Оскерко У.Ф., Егорова И.В., Шальнова В.А. Разработка
экспериментальной
модели
оценки
иммунотоксичности
малых
концентраций ксенобиотиков //Иммунология.-1997.-№4.-с. 53-57.
106. Лудевиг Р., Лос К. Острые отравления: Пер. с нем. –М.: Медицина,
1983.- 560 с.
107. Лужников Е.А. Клиническая токсикология. М.:Медицина. 1982. – 368 с.
108. Лужников Е.А., Костомарова Л.Г. Острые отравления: Руководство для
врачей.- М.:Медицина. 1989. – 432 с.
109. Лужников Е.А., Костомарова Л.Г. Острые отравления: Руководство для
врачей. 2-е изд., перераб и доп. - М.:Медицина. 2000. – 434 с.
160
110. Любимова Н.Б., Леонова Г.Н. Гормоны тимуса в лечении и
профилактике флавивирусной инфекции в условиях эксперимента//Ж.
микробиол., эпидемиол. и иммунобиол. –1995.- №5.- С.105-108.
111. Маркова И.В., Афанасьева В.В., Цыбулькин Э.К., Неженцев М.В.
Клиническая токсикология детей и подростков. – Санкт-Петербург,
Интермедика, 1998. – 304 с.
112. Масютин В.А. Гистоморфометрическое исследование реакции тимуса и
селезенки на костную травму у крыс //Осложнения шоков травмы и
травматической болезни.- СПб, 1994. – С.28-33.
113. Машковский М.Д. Лекарственные средства. Ч.2. – 12-е изд., перераб. и
доп.- М.: Медицина, 1993.- 197 с.
114. Маянский А.Н., Маянский Д.Н. Очерки о нейтрофиле и макрофаге.Новосибирск: Наука. 1983.-254 с.
115. Мехтиев С.Д. Нитрилы //В кн. Мехтиев С.Д. Ацетонитрил. – Баку: Гос.
издат., 1966.- с. 119-124.
116. Михайлова
А.А.
Миелопиды
и
иммунореабилитация
//Int.
J.
Immunoreabilitation.-1997.- №5.-С. 5.
117. Михайлова А.А., Захарова Л.А., Кирилина Е.А., Сарыбаева Д.В.
Механизмы снижения иммуного ответа при стрессе и его коррекция
миелопидом //Стресс и иммунитет: Тез. Докл. Всес. конф. «Стресс и
иммунитет (психонейроиммунология).- Ростов н/Д, 1989.- С.31-32.
118. Могуш Г. Острые отравления /Пер. с рум.- Бухарест, Медицинское
издательство, 1984. – с. 440-464.
119. Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Характеристика и изучение механизма
действия фактора тимуса (тимарина) //Докл. АН СССР. – 1978.- Т.240, №
4. – С. 339-346.
120. Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Новый класс биологических регуляторов
многоклеточных систем - цитомедины // Успехи совр. биологии.- 1983.- Т.
96, №3. – 1004-1007.
161
121. Муразян Р.И., Пангенов Н.Р., Голосова Т.В., Аникина Т.П. Значение
иммунотерапии в комплексном лечении ожоговой болезни //Гематология и
переливание крови. 1984, N7. - С. 3-8.
122. Мухамбетов
Д.Д.
Использование
иммуномодуляторов
в
постреанимационном периоде // Деп. В ВИНИТИ 24.01.90, № 490-880.Целиноград. гос. мед. ун-т., Целиноград, 1990.- 12 с.
123. Мухамбетов Д.Д., Шайдаров М.З., Абрахманова Х.М. Коррекция
иммуномодуляторами
постреанимационной
иммуносупрессии
//
Терминальные состояния и постреанимационная патология в эксперименте
и клинике.- Алма-Ата.- 1990.- С.38-39.
124. Невидимова Т.И. Психотропные эффекты тимогена//Бюл. эксперим.
биол. и мед.- 1995.- Т.119, №2.-С. 199-200.
125. Осипова Л.О. Исследование влияния иммуномодулятора тимогена на
функцию «активных» розеткообразующих лимфоцитов in vitro у больных
туберкулезом легких //Матер. 18 науч.-практич. конф. учен. и спец.
КГИУВ/Киев. гос. ин-т усоверш. врачей.-Киев, 1990.-С 3-4.
126. Парк Д.В. Биохимия чужеродных соединений.-М.: Медицина, 1973. 82
с.
127. Пашутин С.Б., Борисова Т.Г., Белоцкий С.М. Циркулирующие
иммунные комплексы и гетерофильные гемолизины при ожоговой болезни
//Бюл. эксперим. биологии и медицины. -1984. -Т. 97, N 3. -С. 324-326.
128. Переверзев
А.Е.
Кроветворные
колониеобразующие
клетки
и
физические стресс-факторы. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1986. -172 с.
129. Петров Р.В. Синтетические иммуномодуляторы .-М., 1991.-199с.
130. Петров
Р.В.,
Хаитов
Р.М.
Миграция
стволовых
клеток
из
экранированного костного мозга у неравномерно облученных мышей
//Радиология.-1972.-N 1.-С. 69-76.
131. Петров Р.В., Кузнецова С.Ф., Ярилин Ф.Ф. Влияние миелопида на
костномозговые предшественники Т-лимфоцитов //Докл. АН СССР.Т.305, №3.- С.764-707.
162
132. Петров Р.В., Хаитов Р.М., Манько В.М., Михайлова А.А. Контроль и
регуляция иммунного ответа. – М.: Медицина, 1981. – 312 с.
133. Петров Р.В., Хаитов Р.М. Иммунологические механизмы клеточного
гомеостаза // В кн. Гомеостаз. – М.: Медицина, 1981.- с. 312-365.
134. Петров Р.В. Иммунология. – М.; Медицина 1987.- 416 с.
135. Плецитый К.Д., Сухих Г.Г. Витамин А стимулирует иммунный ответ к
тимус-зависимым антигенам и повышает активность естественных
киллеров //Докл. АН СССР.-1984.-Т. 278, N 4.-С. 1017-1019.
136. Плецитый
К.Д.,
Сухих
Г.Т.
Экспериментальный
анализ
иммунностимулирующих свойств витамина А. // Бюл. экспер. биол. и
медицины.– 1985.- Т 100.- №11.- с. 600-602.
137. Подосинников И.С., Гурина О.П., Бабаченко И.В. Влияние миелопида
на функциональную активность лейкоцитов периферической крови // Пат.
физиол. и эксперим. терапия.- 1991.-№4.- С. 9-12.
138. Резников К.М., Винокурова О.В. Антиаритмические свойства тимогена
// Эксперим. и клин. фармакология.-1994.-Т.57,N 6.-C. 31-33.
139. Ремезов А.И., Башмаков Г.А. Методы определения естественной
(неспецифической) резистентности организма.-Л.,1976.- 65 с.
140. Ройт А. Основы иммунологии: Пер. с англ. М.: Мир, 1991.-327 с.
141. Ройт А., Бростофф Дж., Мейл Д. Иммунология. Пер. с англ.- М.: Мир,
2000. – 582 с.
142. Руднева Т.Б. Осипова Е.Ю., Михайлова А.А., Манько В.М. Коррекция
миелопидами дифференцировки кроветворных клеток предшественников у
мышей с экспериментальным Т-иммунодефицитом // Бюл. экспер. биол. и
мед.- 1989.- Т.107, №6.- С.718-720.
143. Рыболовлев
Ю.Р.
Прогнозирование
действия
ксенобиотиков
на
человека // Фармакол. и токсикол. – 1982.- №1.- С. 110-114.
144. Саватеев Н.В. Военная токсикология, радиология и медицинская
защита. – Л.: ВмедА, 1978.- 333 с.
163
145. Саватеев Н.В., Куценко С.А. Характеристика токсического действия
веществ, представляющих опасность при разрушении промышленных
объектов.-Л.: ВмедА им. С.М. Кирова, 1982.- 44 с.
146. Саватеев Н.В., Куценко С.А. Ядовитые вещества, выделяющиеся при
разрушении промышленных объектов, и мероприятия по оказанию
медицинской помощи пострадавшим // Воен.-мед. журн. – 1993.- №6.-С.
36-40.
147. Савченко А.А., Булыгин В.Г., Федюкович Л.В. Влияние производных
акриловой кислоты на метаболизм иммунокомпетентных клеток крыс in
vivo //Институт мед. пробл. Севера СО РАМН.- Красноярск.-1995.-15 с.:
Деп. ВИНИТИ 05. 07. 95.-№2015-В95.
148. Савченко В.М. Влияние роданистого аммония и тиомочевины на
иммунологическую систему организма //Гигиена и санит. –1987.- №11.- с.
29-31.
149. Самохвалов И.М. Особенности течения травматической болезни при
изолированных, множественных и сочетанных повреждениях конечностей:
Автореф. дис. канд. мед. наук. – Л.: Изд. ВмедА, 1984.- 20 с.
150. Семина О.В., Семенец В.И. Замена акцессорных Т-лимфоцитов
синтетическими пептидами в процесе формирования селезеночных
кроветворных колоний //Бюл. эксперим. биол. и мед.- 1993.- №2.-С. 298299.
151. Семина О.В., Семенец В.И., Дейгин В.И. Стимуляция тимогеном (GWдипептидом) востановления кроветворения у облученных и подвегнутых
действию цитостатика мышей//Иммунология.- 1997.-№1.- С.33-35.
152. Сепетлиев Д.Н. Статистические методы в научных медицинских
исследованиях.-М.: Медицина, 1975.- 296 с.
153. Сидорин Г.И., Дьякова Л.В., Луковникова Л.В. и др. Нитрилы:
токсикокинетика, токсичность и опасность // Токсикол. вест.- 1996.- №1.С.19-22.
164
154. Стасий
Е.Д.,
Балаболин
И.И.,
Ботвиньева,
Степаненко
Р.Н.
Иммуномодулирующая терапия при пищевой инфекции у детей //
Иммунология. – 1990. - №5. – С. 45-48.
155. Старченко А.А., Красковская С.В. Система индивидуальной психо- и
иммунотерапии в нейроанестезиологической практике// Анестезиол. и
реаниматол.- 1996. -№3.- С.53-57.
156. Степаненко Р.Н., Рязанов Н.К., Молдокулов О.А., Власенко Р.Я.
Миелопид; иммунокоррегирующая активность при переломах лицевых
костей и травметическом остеомиелите // Иммунология.- 1991.- №1.- С.4447.
157. Стеценко О.Н., Линдер Д.П., Поберий И.А. и др. Влияние Т-активина на
периферические органы иммунитета животных и тимэктомированных
мышей // Бюл. эксперим. биол. и мед. -1984.-Т. 97, N 3. -C. 321-323.
158. Страйер Л. Биохимия: Пер. с нем. –М.: Мир, 1985.-Т 2.- с. 71-82.
159. Стручков В.И., Прозоровская К.Н., Недвецкая Л.М. Иммунология в
профилактике и лечении гнойных хирургических заболеваний. М.:
Медицина, 1978. 269 с.
160. Сухих Г.Т., Малайцев В.В. Богданова И.М. Интерлейкин-2 и его
возиожная роль в патогенезе стрессорных изменений иммунной системы
//Докл. АМ СССР, 1984.-Т. 278, N 3.-С. 762-765.
161. Таранов В.А., Короткова М.Н. Действие Т-активина на макрофаги in
vitro // В кн.: Интерлейкины и другие медиаторы в клинической
иммунологии. – М., 1989. – С. 56-60.
162. Тиунов Л.А. Вопросы общей промышленной токсикологии // В кн.
Тиунов Л.А. Ферменты и яды.- Л.: Ак. наук СССР, 1961.- с. 168-185.
163. Тихонов В.Н. К оценке изменений массы внутренних органов животных
в токсикологических исследованиях //Гигиена и санит. –1981.-№7.-с. 5859.
164. Трубников Н.А. Токсикологическая характеристика ацетонитрила:
Автореф. дис….канд. мед. наук. – Ярославль, 1966, 24 с.
165
165. Турсунов Б.С., Махмудов К.Д., Туйчиев Д.А. Целесообразность
применения миелопида (В-активина) в комплексном лечении ожоговой
болезни// Иммунология.- 1992.- №6.- С. 42-43.
166. Урбах В.Ю. Статистический анализ в биологических и медицинских
исследованиях. – М.: Медицина, 1975.- 295 с.
167. Утешев Б.С. О некоторых методологических вопросах скрининга
иммунотропных средств //Фармак. и токсикол.- 1984.-№3.- с. 5-13.
168. Утешев Б.С., Сергеев А.С., Коростелев С.А. Анализ современных
направлений в создании иммунотропных средств //Эксперим. и клин.
фармакол.-1995.-Т.58, №3.- С.3-7.
169. Фрейдлин И.С. Система мононуклеарных фагоцитов.- М.: Медицина,
1984.- 271с.
170. Фримель Х., Брок Й. Основы иммунологии: Пер. с нем. –5-е изд. – М.:
Мир, 1986.- 254 с.
171. Фролов Б.А., Афонина С.Н., Меерсон Ф.З. Роль соотношения
цАМФ/гЦМФ в постстрессорной активации первичного иммунного ответа
//Пат. физиол. и эксперим. терапия.–1985.-№5. – с. 23-26.
172. Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. Иммуномодулирующее действие фактора
тимуса в патологии //Иммунология. – 1981. - № 5. – С. 28-31.
173. Хавинсон
В.Х.,
Морозов
В.Г.
Экспериментальное
клиническое
изучение нового иммуномодулирующего препарата - тималина //Воен.мед. журн. –1982.-№ 5. – С. 37-39.
174. Хавинсон В.Х, Морозов В.Г. Серый С.В. Иммунокоррегирующая
терапия тимогеном при заболеваниях и травмах// Взаимодействие нервной
и иммунной систем. Тез. Докладов всесоюзного симпозиума (Оренбург,
28-30 августа 1990 г.- Л. – Ростов- на- Дону.- 1990,-С.163.
175. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В., Истамов Х.И. Экологическая иммунология.М.: Изд-во ВНИРО, 1995.- 219 с.
176. Хаитов Р.М., Игнатьева Г.А., Сидорович И.Г. Иммунология. – М.:
Медицина, 2000.- 430 с.
166
177. Ханафиева И.В., Добржанская Р.С., Хусейнова Х.Х. Воздействие и
активина и тималина на лейшманийную инфекцию в эксперименте // Докл.
5 Всес. Съезда протозоологов, Витебск, сент., 1992 // Цитология. – 1992. –
Т. 34, N 4.-С. 158.
178. Хейхоу Ф.Г.Дж., Кваглино Д. Гематологтческая цитохимия. – М.:
Медицина, 1983.- 319 с.
179. Хусинов А.А., Хайдарова Д.С., Гущин Г.В., Лесникова М.П.
Нейроэндокринная система и специфические факторы иммунитета при
отравлении пестицидами //Бюл. эксперим. биологии и мед.-1991.-Т. 111, N
12.-С. 623-624.
180. Чертков И.Л., Дерюга Е.И., Дризе Н.И. Примитивная стволовая
кроветворная клетка// Вест. АМН СССР. –1990.- №9. С.35-37.
181. Чеснокова
И.Г.
Диагностика,
прогнозирование
и
лечение
иммуногемостазиологических нарушений при травматической болезни:
Автореф. дис. ...д-ра мед. наук.- Рос. Гос. мед. ун-т; Самарский гос. мед унт.-М., 2000.- 49 с.
182. Ширшев С.В. // Зависимость внутриклеточного уровня цАМФ
интактных спленоцитов от популяционного состава клеточной суспензии и
активности циклооксигеназы // Бюл. эксперим. биол. и мед. -1998.- №6.- с.
666-669.
183. Шмидт Р., Тевс Г. Физиология человека: Пер. с англ. – М.: Мир, 1996. –
641 с.
184. Шубик В.М. Проблемы экологической иммунологии. Л., Медицина.1976. – 240 с.
185. Шустов В.Я., Маврина Е.А. К клинике хронической интоксикации в
производстве нитрона //Гигиена труда –1975.-№3.- с.18-21.
186. Шустов В.Я., Ольховская А.Г., Кузнецов П.П., Ильина В.А. Ранняя
диагностика и профилактика интоксикаций в производстве вискозного
корда, капрона, натрона.- Саратов, 1985. – 114 с.
167
187. Шустов В.Я., Довжанский И.С. Анализ адаптивных реакций у рабочих в
условиях производства химических волокон //Гигиена труда и проф.
заболев.- 1987.-№6 – с. 18-21.
188. Юрина
Н.А.,
Тамахина
А.Д.
Действие
кортикостероидов
на
аргофильные премедуллярные клетки тимуса // Бюл. эксперим. биол. и
мед.-1996. -№10. –с. 461-464.
189. Юшков
В.В.,
Хавинсон
В.Х.
Выявление
и
анализ
противовоспалительной активности иммуномодуляторов//Патол. физиол. и
эксперим. терапия.-1993.-N 2.-С. 11-13.
190. Юрина
Н.А.,
Тамахина
А.Д.
Действие
кортикостероидов
на
аргофильные премедуллярные клетки тимуса // Бюл. эксперим. биол. и
мед.-1996. -№10. –с. 461-464.
191. Ягмуров О.Д., Огурцов О.П. Функциональная активность лимфоцитов
селезенки и периферической крови при стрессорной иммунодепрессии //
Бюл. эксперим. биол. и мед.-1996.-Т 122, №7. –с. 64-68.
192. Яковлев
Г.М.,
Морозов
В.Г.,
Хавинсон
В.Х.
Современные
представления о цитомединах и проблемы биорегулирующей терапии //
Воен.-мед. журн. – 1987.- № 6. –С.37-40.
193. Яковлев Г.М., Новиков В.С., Хавинсон В.Х.//Резистентность, стресс,
регуляция. Л., Наука, 1990.-237 с.
194. Яковлев
Г.М.,
Хавинсон
В.Х.
Коррекция
тимогеном
стресс-
индуцированных дисфункций иммунной системы//Стресс и иммунитет:
Тез. Докл. Всес. Конф. «Стресс и иммунитет (психонейроиммунол.)»,
Ростов на Дону, 31 авг.-1 сент., 1989.-Л., 1989.-С. 54.
195. Яновский
О.Г.,
Захарова
Л.А.
Влияние
миелопида
на
антителообрзование в индуктивную фазу иммуногенеза // Иммунология.1990.-№1.- С.70.
196. Ahmed A.E., Patel K. Acrylonitrile – in vivo metabolism in rat and mice
//Drug. Metab. Disposition.- 1981.- Vol.9.- No. 3. - P. 219-222.
168
197. Ahmed A.E., Farooqui M.Y.H., Upreti R.K., El-Shabrawy O. Distribution
and covalent interactions of (1-14C) acrylonitrile in the rat //Toxycology.- 1982.No. 23. - P. 159-175.
198. American Cyanamid Company. Handing storage - analyses acrylonitrile.
Wayne, New Jersey, 1974.- 42 p.
199. Argyris B.F.//Role of macrophages in antibody production. Immune respons
to sheep red blood cells //Immunol.- 1967.- Vol.99, № 4. – P. 744-750.
200. Ayala A., Chaudry I.H. Dietary n-3 polyinsaturated fatty acid modulation of
immune cell function before or after trauma // Nutrition.- 1995.- Vol.11, N 1.P.1-11.
201. Bacer R.A. Theshold odors of organic chemicals // J. Am. Water Works
Assoc.- 1963.- No. 55.- P. 913-916.
202. Bjornson A., Bjornson S. Serum-mediated inhibition of polymorphonuclear
leucocyte function following burn injury//Ann. Surg. 1981. Vol. 194, № 5. P.
568-575.
203. Brieger H., Rieders F., Hodes A.B. Acrylonitrile: spectrophotometric
determination, acute toxicity, and mechanism of action //Ind. Hyg. occup. Med.1952.-No. 6. - P. 128-140.
204. Casale G.P., Cohen S.D., DiCapva. R.A. The effects of organophosphateinduced cholinergic stimulation on the antibody response to sheep erythrocytes
in inbred mice // Toxicol. and Appl. Pharmacol.-1983.-Vol. 68, N 2.-P. 198-205.
205. Casale G.P., Cohen S.D., DiCapva R.A. Parathion of humoral immunity in
inbred mice //Toxicol. Lett.-1984.-Vol. 23, N 2.-P. 239-247.
206. Clаman H.N. Corticosteroids and lymphoid cells //New Engl. J. jf Med.1972.- Vol.287.-No 8.- P. 388-397.
207. Cerra F. Hypermetabolism, organ failure and metabolic suppot //Sugery.1987.-Vol.101, N 1. – P. 1-14.
208. Dawson S.W., Ledgerwood A.M., Rosenberg J.C., Lucas C.E. Angery and
altered lymphocyte function in the injured patients //Amer. Surg. -1982. -Vol.
48, № 8. -P 397-401.
169
209. Descotes J. Immunotoxicology of drugs and chemicals. Amsterdam N.Y.
Oxford: Elsiver, 1986.- 400 p.
210. Dhabhar F.S., Millerr A.H., Mc Even B.S., Spenser R.L. Stress –induced in
blood leukocyte distribution: A role of adrenal steroid hormones // J. Immunol.1996. – Vol.157.- No 4.- P. 1638-1644.
211. Farroogui M.J.H. Comparative toxicities of aliphatic nitriles //Ahmed
toxicies E. Toxycol. Leet. - 1982.- Vol. 12.- No 2-3. - P. 157-163.
212. Fergula J., Ashercon G.L., Becker E.L. The effect of organophosphorus
inhibitors, p-nitrophenol and cytocholasin-B on cytotoxic killing of tumor cells
and the effect of shaking //Immunol. - 1972.- Vol. 23.- No 4. - P. 577 - `590.
213. Ficek W. Changes in biological processes in lymphatic cells and tissues after
loading with by glycocorticoids //Bioche. Arch.- 1997.- Vol. 13.- No 1. - P. 1 –
6.
214. Frankenberg L. Enzyme therapy in cyanide poisoning: effect on rhodanese
and sulfur compounds //Arch. Toxicol.- 1980.- No 40. - P. 315-323.
215. Freeman J.J., Hayes E.P. Acetone potentiation of acute acetonitrile toxicies
rats //Toxycal and Environ Health. - 1985.- Vol. 15.- No 5. - P. 609-621.
216. Freeman J.J., Hayes E.P. Microsomal metabolism of acetonitrile of cyanide
//Biochemical Pharmacol. - 1988.- Vol. 37.- No 6. - P. 1153-1159.
217. Fry D.E. Maltiple organ failure // Surg. Clin. Noth. Amer.-1988.- P. 107-122.
218. Gelfand J.A. How do complements components and fragments, affect
cellular im-munological functions? //J. Trauma. -1984. -Vol. 24, № 9. P. 118122.
219. Ghanayem B.I., Ahmed A.E. In vivo biotrans formation and biliary excretion
of 1 – 14C acrylonitrile in rats //Arch. Toxicol.- 1982.- No 50. - P. 175-183.
220. Graham J.P.D. Hydroxycobalamin as an antidote to acrylonitrile //Toxicol.
appl. Phrmacol.- 1965.- No 7. - P. 367-372.
221. Guengerichh F.P., Geiger L.G., Hogy L.L., Wright P.L. In vivo metabolism
of acrylonitrile to 2-cyanoethylene oxide reaction with glutatione, and irrever
170
sible binding to proteins and nucleic acids //Cancer Res.- 1981.- No 41. - P.
4925-4933.
222. Gut I., Nerudova J., Kopecky J., Holechek V. Acrylonitrile biotransformation
in rats, mice and chinese hamsters as influenced by the route of administration
and by phenobarbital, SKF-525A, cysteine, dimercaprol, or thisulphate //Arch.
Toxicol.- 1975.- No 33. - P. 151-161.
223. Gut I., Nerudova J., Kopecky J., Holechek V. Acrylonitrile biotransformation
in rats, mice and chinese hamsters as influenced by the route of administration
and by phenobarbital, SKF-525A, cysteine, dimercaprol, or thisulphate //Arch.
Toxicol.- 1975.- No 33. - P. 151-161.
224. Gut I., Kopecky J., Nerudova J. Relationship between acrylonitrile
biotransformation, pharmacokinetics, and acute toxicity. A short review //G.
Ital. Med. Lav.- 1981.- No 3. - P. 131-136.
225. Hart M.N., Fabry Z.. CNS antigen presentation //Trends Neurosci. - 1995.Vol. 18.- No 11. - P. 475-481.
226. Hassig A., Wen-Xi L., Stampfli K. Stressinduzierte suppression der
zellularen Immunreaktionen // Raum. Und Zeit.-1996.- Bd. 15, N 83. – C. 5761.
227. Husband A.I. The immune system and integrated homeostasis //Immunol.
and Cell Biol.- 1995.- Vol. 73.- No 4. - P. 377-382.
228. Jackson I. C., Bloch E. F., Jackson R. T., Chandler J. P., Kim I. L. Cyanide //
J. Nat. Med. Assoc.- 1985.- Vol. 77.- No 10. - P. 777-782.
229. Jerne N.K., Nordin A.A. Plaque formation in agar by sirgte antibody
producing cells //Seince.- 1963.- Vol. 140.- No 4. - P. 405.
230. Kimber I., Moore M. Mechanism and regulation of natural cytotoxiciti.
Minireview on cancer research //Exp. Cell. Biol.- 1995.- Vol. 53.- No 2. - P. 6984.
231. Kimber I. Chemical – Induced Hypersensitivity //In.: Exper. Immun.- Boca
Raton, New York, London, Tokyo.- 1996.- P. 391-417.
171
232. Kopecky J., Gut I., Nerudova J., Zachardova D., Holechek V., Filip J.
Acrylonitrile metabolism in the rat //Arch. Toxicol., Suppl. 4.- 1980.- P. 322324.
233. Kopecky J. Development and methodology for assessment of urinary
excretion of S-cyanoethylmercapturic acid in man // Final Report to the WHO
Regional Office for Europe, ICP/RCE 903, - 1982.
234. Kramer A., Wenffen R., Schubel H., Kramer B. Einflub von Thiocyanat und
Selenocyanat
an
die
Antikorperbildung
bien
Meerschweiuchen
unter
Verwendung eines korpuskuloten Antigens //W,ss. Z.E.V. Azndt-Univ.
Greifsuwald Med.- 1984.- Vol. 33.- No 2. - P. 50-52
235. Кullenkampff J., Janossy G., Greanes M.F. Acid esterase in human lymphoid
cells and leukaemic blasts: a marker for T-lymphocytes //Brit. J. Haemat.-1977.Vol. 36, N 2.-P. 231-240.
236. Kurz R., Pfeifer K.P. Veranderungen der zellularen und humoralen
Immunitat in der postoperativen Phase //Z. Kinderchir. und Grenzgeb. -1980. Bd 30, № 1. -S. 37-40.
237. Kutty K.M., Chandra R.K., Chandra S. Acethylcholinesterase in erytrocytes
and lymphocytes: its contribution to cell membrane structure and function
//Experientia. - 1976.- Vol. 32.- No 3. - P. 289-291.
238. Li C.G., Lam R.W., Gam L.T. Esterases in hunian leucocytes //J. Histochem.
Cytochem.- 1973.- Vol. 21.- No 1. - P. 1-12.
239. Marshak-Rothstein A., Fink P., Gridley T. et al. Properties and application of
monoclonal antibodies directed against determinants of the Thy-1 locus
//J.Immunol. -1979.-Vol.122.-P. 2491-2497.
240. Mc Even Bruce S., Biron C.A., Brunson K.W., Bulloch K., Chambers W.H.,
Dhabhar F.S., Goldfarb R.N., Kitson R.P., Miller A.H., Spenser R.L., Wess J.M.
The role of adrenocorticoids as modulators of immune function in health and
disease: neural, endocrine and immune interactions //Brain. Res. Rev.- 1997.Vol. 23.- No 1 - 2. - P. 179-133.
172
241. Mc Grath J., Wong S. Immunotoxicology of inhalants and methods of
evaluation //Inhal. Toxical.: Res. Meth., Appl., and Eval.-New York, Basel.1987.- P. 255-291.
242. Mikhailova A.A. Fonina L.A. Myelopeptides – immunoregulatopy cytokines
produces by the bone marrow cells // Eur. Jed. Immunol. Soc.10th Meet.,
Edinburg, 10-12 Sept., 1990: Abstr.- Edinburg, 1990.- P.125.
243. Mikhova T., Yanel E., Tzvetanov Y., Balutzov M. The effect of
immobilizatition stress on some hydrolytic enzymes of alveolar macrophagas in
rats //Acta med. bulg.- 1991.-Vol.18.- C. 99-105.
244. Munster A.M. Surgical immunology.-New York: Grune Stratton, 1976. -327
p.
245. Nerudova J., Kopecky J., Gut I., Holechek V. Metabolism of acrylonitrile in
the rats in vitro //Prakt. Lek.- 1980.- No 32.- P. 98-103.
246. Nerudova J., Gut I., Kopecky J. Cyanide effect in acute acrylonitrile
poisoinning in mice // Industrial and environmental xenobioties.- Berlin:
Springer Verlag, 1981.- P. 245-250.
247. Nilsen O.G., Tofgard R., Eneroth P. Effect of acrylonitrile on rat liver
cytochrome P-450, benz(a)pyrene metabolism, and serum hormone levels
//Toxical. Lett. - 1980.- No 6.- P. 399-404.
248. O'Mahony J.B., Palder S.B., Wood J. et al. Depression of cellular immuniti
after multiple trauma in the absense of sepsis //J. Trauma. -1984. -Vol. 24, №
10. -P. 869-875.
249. Parsons J.S., Mitzner S. Gas chromatographic method for concentration and
analysis of traces of industrial organic pollutants in enveronmetal air and stacks
//Environ. Sci. Technol. - 1975.- No 9.- P. 1053-1058.
250. Pestka J.J., Witt M.P. An overview of immune function //Technol.- 1985. Vol. 39. - No 2. - P. 83-90.
251. Peter H., Appel K.E., Berg R., Bolt H.M. Irreversible binding of acrylonitrile
to nuclear acids //Xenobiotica. - 1983. - Vol. 13. - No 1. - P. 19-25.
173
252. Petersen B.K. Beyer J.M. Charakterization of the in vitro effects of
glucocorticosteroids on NK cell activity // Allergy.-1986.- Vol.41, N 3. -P. 220224.
253. Purchase J.F.H., Farrar D.G., Whitaker J.A. Acetonitrile //A. T. L. A. - 1987.
- Vol. 14. - No 3. - P. 192.
254. Quast J.F., Enriquez R.M., Wade C.E., Humiston C.C., Schwetz B.A.
Toxicity and drinking water containing acrylonitrile in rats: results after 12
months //Midland MI, USA, Dow Toxicology Research Laboratory (prepared
for the Manuf. Chem. Assoc.), 1977.
255. Renk C.M., Long C.L., Blakemore W.S. Comparison between in vitro
lymphocyte activity and metabolic changes in trauma patients //J. Trauma. 1982. -Vol. 22, №2. -P. 134-140.
256. Rey A., Besedovsky H., Sorkin E. Endogenous blood levels of corticosterone
control the immunologie cell mass and B cell activity in mice //J. Immunol. 1984. - Vol. 133. - No 2. - P. 572-575.
257. Sartorelli E. Acute acrylonitrile intoxication //Med. Lav. - 1966. - No 57. - P.
184-187.
258. Sato M., Hirasawa F., Ogata M., TakizawaG., Kojima H., Yoshida T.
Distribution and accumulation of (2,3-14C) acrylonitrile in rat after single
injection //Ecotoxycol. environ. Safety.- 1982.- Vol.5. - No 6. - P. 489-494.
259. Shrikant P., Benveniste E. N. The central nervous system as an
immunocompetent organ: Role of glial cells in antigen presentation //J.
Immunol.- 1996.- Vol. 157. - No. 5. - P. 1819-1822.
260. Silver E.H., Szabo S. Possible role of lipid peroxidation in the action of
acrylonitrile on the adrenals, liver and gastrointestinal tract //Res. Comm. Chem.
Pathol. pharmacol. - 1982.- Vol. 36. - No 1. - P. 33-43.
261. Szabo S., Selye H. Adrenal apoplexy and necrosis produced by acrylonitrile
//Endocrinol. - 1971.- No 57. - P. 405-408.
174
262. Szabo S., Selye H. Effect of phenobarbital and steroid on the adrenal
apoplexy produced by acrylonitrile in rats //Endocrinol. - 1972.- No 6. - P. 141146.
263. Szabo S., Huttner I., Kovacs K., Horvath E., Szabo D., Horner H.C.
Pathogenesis of experimental adrenal hemorrhagic necrosis (“appoplexy”).
Ultrastructural, biochemical, neuropharmacologic and blood coagulation studies
with acrylonitrile in the rats //Lab. Invest. - 1980.- No 42. - P. 533-545.
264. Szelenyi J.G., Bartha E., Hollan S.R. Acetilcholinestrase activity of
lymphosytes: an enzyme characteristic of T-cells // Brit. J. Haematol.- 1982.Vol. 50, N 2. - P. 241-245.
265. Thomas I.K., Imamura T. Immunosuppressive effect of an impurity of
malathion: inhibition of murine side effect of an impurity of malathion
inhibition of murine T and B lymphocyte responses by O,O,S-trimethyl
phosphorothioate //Toxicol. and Appl. Pharmacol.-1986.-Vol. 83, N 3.-P. 456464.
266. Tiefenbach B., Lange P. Studies on the action of dimethoate on the immune
system //Arch. Toxicol.-1980.- Suppl. 4.- P. 167-170.
267. Tiefenbach B., Hennighauzen G., Lange P. Zum Mechanismus der akuten
Wirkungen phosphororganiscer Pestizide auf Las Immunosystem //Zbl. Pharm.1983.-Bd. 122, H. 2.-S. 156.
268. Tiefenbach B ., Wichner S. Dosisabhangigkeit und Mechanismus der acuten
Wirkung von Methamidophos auf das Immunsystem der Maus //Z. gesamte
Hyg. und Grenzdeb.-1985.-Bd. 31, N 4.-S. 228-231.
269. Till J.E., Mc Culloch E.A.A direct measurement of the radiation sensitivity
of mouse bone marrow cells //Radiat. Res. - 1961.- Vol. 14.- No 2. - P. 213-222.
270. Tucher A.N., Bucher I.R., Geanoleo D.R., Silver M.T. Immunological
studies on mice exposed subaculely – to methyl isocyanate //Environ. Health.
perspect. - 1987.- No 72. - P. 139-141.
271. Tunn U., Senge T.H., Otten E. Immunoglobuline und postoperative
Wundinfec-tionen // Gelben H. -1977. -Vol. 7, № 4. -P. 177-181.
175
272. Willem S., Rund A., Ellen van E., Cees de H., Raymond P. Sensitization of
the immune system. A. challenge for in vitro toxicology: Abstr. 2nd World
Congr. Internat. and Anim. Use Life Sci, Utrecht, 20-24 Oct. 1996 //ATLA. 1996.- 24, Spec. Issece.- P. 126.
273. Willhite C.C., Smith R.P. The role cyanide liberation in the acute toxicity of
aliphatic nitriles //Toxicol. appl. Pharmacol. - 1981.- No 59. - P. 701-703.
274. Willhite C.C. Developmental toxicology of acetonitrili in the Syrian golden
hamster //Teratology. - 1983.- Vol. 27. - No 3. - P. 313-325.
275. Wilson S., Mireille D. Immune – neuroendocrine interactions //Immunol.
Today. - 1995. - Vol. 16. - No 7. - P. 318-322.
276. Whisler R.L.. Stobo J.D. Heterogenecity of murine regulatory T cells // J.
Exp. Med.-1976.-Vol. 144, N 2.-P. 398-413.
277. Wood G.W., Volenic F.J., Mani M.M., Humphrey L.J. Dynamics of Tlympho-cyte subpopulations and T-lymphocyte functions following thermal
injury //Clin. Exp. Immunol. -1978. -Vol. 31, № 2. -P. 291-297.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа