close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...и система управления кавказского линейного казачьего войска

код для вставкиСкачать
Н.Д. Николаенко
СТРУКТУРА И СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ КАВКАЗСКОГО
ЛИНЕЙНОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА (1832-1860 гг.)
Несмотря на то, что имеется немало исследований, посвященных
проблеме управления отдельных казачьих войск, до сих пор не получили должного освещения в научной литературе вопросы, относящиеся собственно к системе войскового управления Кавказского Линейного казачьего войска. Поэтому в данной статье предпринята попытка
раскрыть основные аспекты, связанные с системой как внутреннего,
так и общего управления войском – с момента его образования и
вплоть до расформирования.
До образования Кавказского Линейного казачьего войска отдельные линейные казачьи части, в военном отношении, подчинялись непосредственно главному начальнику Кавказской линии. По гражданской части, они подчинялись гражданским учреждениям Кавказской
области. Общее военно-политическое и гражданское управление, было
сосредоточено в руках военных властей в лице главнокомандующего
отдельным Кавказским корпусом.
В 1832 году все расквартированные на Кавказской линии линейные казачьи части были объединены в единое Войско, которое получило официальное наименование Кавказское Линейное казачье войско
[1]. Центром Войска стал город Пятигорск [2, 128]. Войсковой штаб
находился при доме наказного атамана. Однако при штабе не было
образовано особых войсковых органов управления, не было учреждено
не только какой-либо канцелярии, но и не была предусмотрена даже
должность адъютанта. Следует обратить внимание и на такой немаловажный факт, что какого-либо специального нормативного документа
для руководства по управлению Войском своевременно подготовлено
не было [3].
После объединения линейных казачьих частей в единое Войско,
по замечанию историка Ф.А. Щербины: «…мало изменился характер
казачьего управления. Осталось совершенно нетронутым ни полковое,
ни станичное правление» [4, 179, 221]. Кроме того, непосредственное
военное руководство линейными казачьими частями, как и прежде,
было сосредоточено в руках полковых командиров, которые в военном
отношении подчинялись начальникам отдельных участков Кавказской
линии, те же, в свою очередь, главному начальнику Кавказской линии,
по судебной части, «полицейским и судебным учреждениям Кавказской области». Все эти органы власти и управления находились под
контролем главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом [3,
498, 502-503].
Первым наказным атаманом Кавказского Линейного казачьего
войска был назначен командир Горского и Сборно-Линейного казачьих полков Петр Семенович Верзилин [5, 32]. На наказанного атамана
были возложены обязанности осуществлять общий контроль за строевой подготовкой и воинским обучением личного состава, заниматься
решением хозяйственных проблем. Атаман также был обязан своевременно предоставлять вышестоящему начальству послужные списки
казаков, различные статистические отчеты и т.д., т.е. заниматься и сугубо канцелярской работой [6]. Таким образом, система управления
линейными казачьими частями, существовавшая до образования Войска, осталась практически неизменной.
20 октября 1837 года наказным атаманом Кавказского Линейного
казачьего войска вместо П.С. Верзилина был назначен генерал-майор
Степан Степанович Николаев, который состоял в должности походного атамана донских полков, расположенных на Кавказской линии.
Фактически на протяжении 11 лет С.С. Николаев возглавлял Кавказское Линейное казачье войско [7, 262]. В 1838 г. необходимость подготовки положения о Кавказском Линейном казачьем войске была
столь очевидна, что в Ставрополе был учрежден специальный комитет
под председательством наказанного атамана С.С. Николаева. Проект
был подготовлен и представлен на рассмотрение в Петербург. Однако
в столице этот проект сочли неудовлетворительным и не утвердили
его [4, 237]. Таким образом, к концу 30-х гг. XIX в. КЛКВ попрежнему не имело необходимых войсковых органов управления.
Тем временем военно-политическая обстановка, сложившаяся на
Северном Кавказе, требовала наращивания численности войсковых
частей. В мае 1841 г. из числа жителей 4 станиц новой Лабинской линии был сформирован в составе Кавказского Линейного казачьего войска Лабинский казачий линейный полк [8]. В следующем году количество линейных казачьих частей Войска возросло за счет Владикавказского казачьего полка, в состав которого были включены военные поселяне и казаки 1-го Малороссийского казачьего полка [9]. Таким образом, общая численность линейных казачьих частей Кавказского Линейного казачьего войска достигла 11 полков.
Увеличение количества линейных казачьих частей и соответственно возросшее количество населения Кавказского Линейного казачьего войска в начале 40-х гг. XIX в. потребовало от руководства
войска и военных властей в самые короткие сроки принятия неотложных мер для организации новой системы войскового управления. Видимо поэтому местная администрация на Кавказе вынуждена была
неоднократно обращаться в Петербург с просьбой об организации
временного штата войскового управления. В 1842 г. такой штат управления был утвержден в составе наказного атамана, дежурного штабофицера, старшего адъютанта, двух столоначальников из оберофицеров, войскового казначея, архивариуса, аудитора и войскового
медика [4, 238]. После учреждения временного штата изменилась организационная структура управления Войском, и система его внутреннего управления приобрела более стройный вид, т.к. между членами
войскового управления были четко разграничены полномочия [4].
В 1843 г. членами комитета был разработан новый проект, в основу которого легло «Положение об управлении Войском Донским» 1835 г.
В феврале 1845 г. этот проект был утвержден под названием «Положение о Кавказском Линейном казачьем войске» [10]. Организация войскового управления была установлена по примеру Войска Донского «с
полным устранением влияния местного областного начальства» [4,
238]. Управление состояло из войскового наказного атамана, войскового дежурства, войскового правления, бригадных, полковых и станичных управлений, временных военно-судебных комиссий, торгового
словесного суда [11, 174]. Теперь, вследствие принятого Положения
структура войскового управления почти полностью изменилась. Общее руководство осуществлял наказной атаман, все линейные казачьи
полки КЛКВ, в военном и гражданском отношениях были подчинены
непосредственно ему. Необходимо отметить, что наказному атаману
были предоставлены по военной части права начальника дивизии, а по
гражданской – губернатора [12, 48]. Войсковое правление было наделено правами губернского управления. Там решались вопросы, связанные с неприкосновенностью границ войсковой земли, рассматривались гражданские иски и тяжбы, а также осуществлялся контроль за
деятельностью полицейских учреждений, состоянием дорог, мостов и
переправ, сохранностью и разведением станичных лесов, расходом
отпускаемых денежных сумм [13].
Войсковое дежурство занималось делами по военному устройству, комплектованию, службе и довольствию войск [13].
Военно-судебные комиссии рассматривали военно-уголовные
преступления, а торговый суд был учрежден для разбирательств дел
общества торговых казаков. Бригадные и полковые правления «являлись исполнительными инстанциями для войскового дежурства и войскового правления, первые – исключительно по части военной, а вто-
рые – по военной, полицейской, хозяйственной и судебной, действуя
на правах окружных сыскных и судебных начальств» [4, 239].
На станичные правления были возложены обязанности по составлению именных списков казаков, состоящих на службе и пользовавшихся льготами, а также охраной станичной собственности. В станичном управлении была введена строгая система единоначалия. Возглавлял гражданское управление станицей станичный начальник, который
одновременно был еще и ее военным руководителем. На нем лежали
обязанности к предупреждению и отражению разбойничьих нападений
на станицу, он также был обязан заниматься обучением и подготовкой
к строевой службе несовершеннолетних [14, 176]. Таким образом, после издания Положения КЛКВ получило централизованную систему
внутреннего управления с четко разграниченными функциональными
полномочиями.
Вместе с тем необходимо отметить, что, несмотря на то обстоятельство, что непосредственное управление Войском осуществлял
войсковой наказной атаман, «по военным делам в него вмешивались
многие распорядители: начальник правого фланга, начальник левого
фланга, центра Кавказской линии и Владикавказского округа, вдобавок начальники разных кордонов» [5, 36]. Кроме того, в военном отношении Войско было подчинено главнокомандующему отдельным
Кавказским корпусом и командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории. В свою очередь главнокомандующий подчинялся центральным органам управления Военного министерства и департаменту военных поселений [12]. Таким образом, сложившаяся общая
система управления казачьими частями Кавказского Линейного казачьего войска в военном отношении, практически не изменилась после утверждения Положения.
В связи со значительным увеличением количества линейных казачьих частей в 50-е гг. XIX в. увеличилось соответственно и число
полковых и бригадных управлений. Кроме того, для рассмотрения военно-уголовных преступлений к существовавшим военно-судебным
комиссиям было добавлено еще две. Была также учреждена должность
начальника штаба Войска и создана особая канцелярия при наказном
атамане [4, 239]. Однако эти изменения в структуре войскового управления не повлияли существенным образом на систему внутреннего
управления. Как и прежде, возглавлял войско наказной атаман, а централизованная система внутреннего управления, с четко разграниченными функциональными полномочиями, сохранилась практически в
неизменном виде вплоть до расформирования войск в 1860 г. [15].
Центральное управление войском было сосредоточено в департаменте военных поселений, которое в 1857 г. было преобразовано в
Управление казачьих иррегулярных войск. На Северном Кавказе Войско было подчинено командиру отдельного Кавказского корпуса, который осуществлял руководство через корпусной штаб [4, 357].
Таким образом, за весь период существования Кавказского Линейного казачьего войска никаких серьезных изменений в системе
общего управления войском не произошло, войско находилось в зависимости от центральных военных упреждений и подчинялось непосредственно в военном отношении российской военной администрации на Кавказе.
Библиографический список
1.
Галушко, Ю.А. Казачьи войска России. Краткий историко-хронологический справочник казачьих войск до 1914 года [Текст] /
Ю.А. Галушко. – М., 1993. – С.113; Казин, В.Х., Шенк, В.К. Казачьи войска. Справочная книга Императорской главной квартиры [Текст]. – СПб.,
1912. – С.175; Российский государственный военно-исторический архив
(далее – РГВИА). Ф.330. Оп. 64. Д. 213. Л.1.
2. Очерки истории Ставропольского края. – Ставрополь, 1984. Т.1. – С. 128.
3. Щербина, Ф.А. История Кубанского казачьего войска[Текст]. – Екатеринодар, 1910. Т.2. История войны казаков с закубанскими горцами. –
С.416; Чернозубов, Ф.Г. Генерал-майор Петр Семенович Верзилин, первый наказной атаман Кавказского Линейного войска. 1832-1837. [Текст] /
Ф.Г.Чернозубов (Материалы для характеристики). – Владикавказ, 1914. –
С.19-20; Фелицын, Е.Д. Кубанское казачье войско 1696-1888 г. Сборник
кратких сведений о войске [Текст] / Е.Д. Фелицын. – Воронеж, 1888.
4. Скалон, Д.А. Столетие военного министерства 1802-1902. Главное управление казачьих войск [Текст]: исторический очерк / Д.А. Скалон. – СПб.,
1902.
5. Писарев, С.И. Трехсотлетие Терского казачьего войска 1577-1877 [Текст]
/ С.И. Писарев. – Владикавказ, 1881.
6. РГВИА. Высочайшие приказы с алфавитом 1832 год №37.
7. Чернозубов, Ф.Г. Генерал-майор Петр Семенович Верзилин, первый наказной атаман Кавказского Линейного войска. 1832-1837. (Материалы для
характеристики) [Текст] / Ф.Г. Чернозубов. – Владикавказ, 1914.
8. Фелицын, Е.Д. Материалы для истории Кубанского казачьего войска
[Текст] / Е.Д. Фелицын //Кубанские областные ведомости. – 1897. – № 68.
9. РГВИА. Ф.1058. Оп.2. Д.177. Л.62; Центральный государственный архив
Республики Северная Осетия-Алания. Ф. 97. Оп.1. Д.1. Л.Л.2,3.
10. 2-ое полное собрание законов Российской империи[Текст]. Т.20. № 18739.
11. Фелицын, Е.Д. Кубанское казачье войско 1696-1888 [Текст]: сборник
кратких сведений о войске / Е.Д. Фелицын. Указ. соч. – Воронеж, 1888.
12. Пономарев, Ф.П. Материалы для истории Терского казачьего войска с
1559 по 1880 год [Текст] / Ф.П. Пономарев. – Владикавказ, 1881.
13. РГВИА. Ф.1058. Оп.1. [Текст] Предисловие. Л.2.
14. Омельченко, И.Л. Терское казачество [Текст] / И.Л. Омельченко. – Владикавказ, 1991.
15. РГВИА. Ф.1058. Оп.1. Д.469. Л.4.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа