close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...Зубанова Шпаргалка по теории государства и права;pdf

код для вставкиСкачать
Узбекистан: пытки и другие виды жестокого,
бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в
Узбекистане. Письменное представление Amnesty
International
к 25-му заседанию Совета по правам человека ООН
(3-28 марта 2014 года)
AI Index EUR 62/001/2014
20 февраля 2014 года
Несмотря на ряд формальных шагов, направленных на противодействие пыткам и
другим видам жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или
наказания, сохраняется серьёзная озабоченность неспособностью властей Узбекистана
обеспечить выполнение имеющихся законов и юридических гарантий, принять
действенные меры по недопущению пыток и призвать к ответственности виновников
пыток. Amnesty International обеспокоена тем, что в Узбекистане воцарилась
безнаказанность, поскольку привлечение подозреваемых в применении пыток и других
видов жестокого обращения к ответственности по закону по-прежнему остаётся скорее
исключением из правил, нежели нормой.
Amnesty International продолжает регулярно получать заслуживающие доверие
свидетельства о том, что сотрудники правоохранительных органов систематически
применяют пытки и другие виды жестокого обращения при задержании и перевозке
задержанных, во время содержания под стражей в милиции, в следственных
изоляторах, а также в тюрьмах, где осуждённые отбывают наказание. Мы располагаем
многочисленными свидетельствами того, что в особой группе риска подвергнуться
пыткам и другим формам жестокого обращения со стороны сотрудников
правоохранительных органов находятся обвиняемые или осужденные по статьям,
связанным
с
«антигосударственной»
и
террористической
деятельностью,
подозреваемые и действительные члены оппозиционных политических партий,
запрещенных мусульманских организаций и движений.
Бывшие узники, включая правозащитников, описывают применявшиеся против них
различные виды пыток и жестокого обращения, в том числе: избиение задержанных,
прикованных наручниками к батарее или подвешенных на крюк под потолком,
дубинками, стальными прутьями, бутылками с водой; удушение пластиковым пакетом
или противогазом с перекрытой подачей воздуха; введение иголок под ногти на руках и
ногах; электрошок; обливание ледяной водой; изнасилование мужчин и женщин.
Исследование, проведенное Amnesty International, показало, что в подавляющем
большинстве случаев власти так и не расследовали должным образом жалобы
заключенных на пытки и другие виды жестокого обращения.
Не так давно, при рассмотрении ситуации с правами человека в Узбекистане в рамках
Универсального периодического обзора ООН в апреле 2013 года 1, а также на заседании
Комитета ООН против пыток в октябре 2013 года 2, официальная делегация
Узбекистана отказалась признать, что сотрудники правоохранительных органов и
исправительных учреждений регулярно и повсеместно применяют пытки и другие виды
жестокого обращения.
1
2
http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/UPR/Pages/UZSession16.aspx
http://tbinternet.ohchr.org/_layouts/treatybodyexternal/SessionDetails1.aspx?SessionID=809&Lang=en
Европейский суд по правам человека установил, что в Узбекистане широко
практикуются пытки и другие виды жестокого обращения. Суду предстояло определить,
насколько велик риск того, что лица, выданные Узбекистану странами-членами Совета
Европы, станут жертвами пыток или других серьезных нарушений прав человека. Эта
оценка требовалась для принятия решений по делам, связанным с обжалованием
решений об экстрадиции граждан Узбекистана. За последние четыре года Европейский
суд по правам человека принял как минимум 20 постановлений, запрещающих
экстрадицию в Узбекистан подозреваемых в совершении уголовных преступлений,
прежде всего — из-за реальной угрозы применения пыток, особенно к лицам,
обвиняемым в членстве в мусульманских партиях и организациях, запрещенных в
стране.
Принудительное возвращение в Узбекистан
Amnesty International обеспокоена тем, что подозреваемые, экстрадированные в
Узбекистан из других стран под предлогом обеспечения безопасности и «борьбы с
терроризмом», содержатся под стражей без связи с внешним миром. Мы считаем, что
это значительно увеличивает вероятность того, что к ним применяются пытки и другие
виды жестокого обращения.
По сведениям Amnesty International, власти Узбекистана настойчиво добиваются
экстрадиции либо альтернативного принудительного возвращения в страну сотен
подозреваемых в подготовке или участии в нескольких силовых акциях, якобы
организованных в Узбекистане. Сюда относятся взрывы в Ташкенте в 1999 и 2004 гг.,
протесты в Андижане в 2005 г. — когда сотрудники правоохранительных органов
начали стрелять в толпу из нескольких тысяч преимущественно безоружных
демонстрантов, в том числе женщин и детей, — а также другие акты насилия, такие как
подрывы и обстрелы со стороны вооруженных группировок в Ташкенте и Ферганской
долине в 2009 году. Правительство Узбекистана также добивается экстрадиции
политических оппонентов, критиков действующей власти и опальных состоятельных
людей. В основе многих из этих официальных запросов лежат сфабрикованные или
недостоверные следственные материалы. Чтобы добиться выдачи подозреваемых,
правительство Узбекистана предлагает странам, получившим запросы об экстрадиции,
предоставить некие «дипломатические гарантии», согласно которым оно обязуется
предоставить доступ в места лишения свободы независимым наблюдателям и
работникам дипломатических служб. На практике эти гарантии не соблюдаются.
Принятие к рассмотрению в судах вынужденных «признаний»
По сей день пытки и другие виды жестокого обращения применяются, прежде всего, с
целью выбить признание вины либо иную информацию, свидетельствующую против
обвиняемого, или же для более общих целей: запугать или наказать заключенных,
включая правозащитников; лиц, подозреваемых в оппозиционной политической
деятельности; и тех, кто по какой-либо причине навлек на себя недовольство властей.
Суды до сих пор полагаются на так называемые «признательные показания»,
полученные под пытками, под угрозой насилия или обманным путем 3. Слишком часто
судьи предпочитают оставить без внимания или отклонить как лишенные оснований
жалобы на пытки или другие формы жестокого обращения — даже в тех случаях, когда
предъявляются убедительные доказательства. Это идёт вразрез с решением Пленума
Верховного Суда Республики Узбекистан, запретившего не только применение пыток
для выбивания признаний, но и рассмотрение подобных недопустимых доказательств в
суде.4 За последние десять лет было принято два подобных постановления, однако они
практически не изменили сложившуюся ситуацию. Властям Узбекистана необходимо
немедленно принять меры для того, чтобы эти постановления нашли своё отражение в
Уголовно-процессуальном
кодексе,
чтобы
они
стали
частью
уголовного
законодательства страны и получили обязательную юридическую силу. Кроме того,
3
Uzbekistan: Submission to the United Nations Committee against Torture, AI EUR 62/011/2013, 28 October 2013
http://amnesty.org/en/library/info/EUR62/011/2013/en
4
Резолюции Пленума Верховного суда были приняты в декабре 2003 (Резолюция № 17 от 19 декабря 2003),
а также в сентябре 2004 (Резолюция № 12 от 24 сентября 2004).
следует сделать все возможное, чтобы обеспечить неукоснительное соблюдение этих
законов.
Важно отметить, что лишь одна из статей Уголовно-процессуального кодекса
республики Узбекистан запрещает использование пыток: «Никто не может быть
подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему честь и достоинство
человека обращению» (статья 17). Другие статьи используют такие более общие
определения, как «незаконные деяния», «насилие», «угрозы», что оставляет
возможность для толкования. Amnesty International считает, что в соответствующие
статьи Уголовно-процессуального кодекса необходимо включить положение, напрямую
запрещающее использование в суде показаний, полученных под пытками. Мы считаем,
что эта мера подтвердит запрет на применение пыток с целью выбивания показаний,
как того требуют международные обязательства Узбекистана в рамках Конвенции
против пыток.
Условия содержания в тюрьмах и мониторинг
Исследования, проведенные Amnesty International, показали, что отдельные категории
заключенных, включая правозащитников, критиков действующей власти, а также
членов мусульманских партий, организаций и движений, запрещенных в Узбекистане,
отбывают наказание в тюрьмах строгого режима, где их сроки зачастую надолго
продлеваются за малейшее нарушение тюремного распорядка. К примеру, их нередко
отправляют в изоляторы, которые бывшие заключенные описывают как маленькие,
зачастую бетонные помещения без окон, без отопления, без источников естественного
света и вентиляции, к тому же слишком маленькие, чтобы поставить туда кровать.
Заключенным часто отказывают в необходимой медицинской помощи, их заставляют в
течение долгого времени заниматься тяжелым физическим трудом: работать на
стройке или кирпичном производстве с самыми примитивными инструментами, в
неподходящей одежде, практически без еды и питья. Вышедшие на свободу
заключенные утверждают, что их регулярно избивали тюремные надзиратели и другие
заключенные.
В Узбекистане отсутствуют независимые структуры для мониторинга мест лишения
свободы. Ни одна из независимых неправительственных организаций (НПО) — будь то
местные или иностранные НПО — не проводит систематическим образом внезапные
инспекции тюрем без надзора со стороны властей. В апреле 2013 года Международный
комитет Красного Креста (МККК) опубликовал заявление, в котором сообщил, что
принял крайне непростое решение прекратить все посещения заключенных в
Узбекистане, поскольку не может организовать эти визиты в соответствии со своими
стандартами и «не видит смысла» в их продолжении 5. Иностранные дипломаты,
получившие разрешение посетить места содержания под стражей, как правило, могут
находиться в них лишь в сопровождении сотрудников правоохранительных органов или
исправительных учреждений.
В заключение следует отметить, что правительство Узбекистана до сих пор не ответило
на многочисленные запросы о посещении страны Специальным докладчиком ООН по
вопросам о пытках и жестоком, бесчеловечном и унижающем человеческое
достоинство обращении и наказании. Amnesty International обеспокоена тем, что
Узбекистан, по всей видимости, намерен и дальше избегать пристального внимания со
стороны мирового сообщества. Amnesty International глубоко разочарована тем, что
Узбекистан отклонил рекомендации по укреплению и расширению взаимодействия с
международными организациями, включая Специальных докладчиков Совета по
правам человека, объяснив это тем, что «это не входит в его обязательства в рамках
международных стандартов в области прав человека»6.
Кроме того, серьёзную озабоченность Amnesty International продолжает вызывать тот
факт, что до сих пор не было проведено независимого, беспристрастного, тщательного
5
6
http://www.icrc.org/eng/resources/documents/news-release/2013/04-12-uzbekistan-detainees.htm
A/HRC/24/7, p. 27, http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G13/154/79/PDF/G1315479.pdf?OpenElement
и результативного расследования событий в Андижане в мае 2005 года. В ходе прений
на Универсальном Периодическом Обзоре ООН официальная делегация Узбекистана
решительно заявила: «этот вопрос [независимое международное расследование] по
Андижану для нас закрыт!»7
Проводимая властями Узбекистана политика и сложившаяся правоприменительная
практика, как было показано выше, отражают глубоко укоренившуюся в Узбекистане
культуру безнаказанности виновников пыток и других нарушений прав человека. Власти
страны по-прежнему избегают принятия эффективных мер для полноценной
реализации своих международных обязательств в качестве государства-участника
Конвенции против пыток и Международной конвенции о гражданских и политических
правах. Власти Узбекистана раз за разом отказываются применять на практике
рекомендации Комитета против пыток, Специальных докладчиков и других органов и
специальных
процедур
ООН.
В
особенности
это
касается
требований
незамедлительно
провести
тщательное,
независимое
и
беспристрастное
расследование утверждений о применении пыток и других видов жестокого обращения.
Amnesty International особенно обеспокоена тем, что власти Узбекистана по-прежнему
систематически отклоняют как безосновательные жалобы на применение пыток
сотрудниками правоохранительных органов, которые им передают Amnesty International
и другие правозащитные организации, включая Специального докладчика ООН по
вопросам о пытках.
7
A/HRC/24/7, p. 7
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа