close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Великие
предметы
требуют,
чтобы о них молчали или говорили
величественно:
т.е.
цинично
и
непорочно.
Фридрих Ницше.
МЕЧ
и
ПОСОХ
Хроники Осколков
Полдень великой игры
КНИГА ПЕРВАЯ
ВЫЙТИ ИЗ ОБРАЗА
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ШКОЛЫ
...И две величайшие Школы знала земля
этого мира Равалона в те времена, о которых с
ностальгией вспоминают не изучавшие историю
хиппи – Школу Меча и Школу Магии, чьи
выпускники поражали воображение простого
люда и не только в цирках…
Предпервая книга Восьмого Дня недели.
О сладкие дни учёбы! О этот поток знаний,
омывающий благодарных студентов с утра до
вечера!
О
эти
розы
экспериментов,
расцветающие в садах лабораторий! О эти
бессонные ночи, когда происходит полнейшее
погружение в изучаемый предмет и экстаз от
единства с Космосом Значений! И глубинное
единство Учителя и Ученика, их слияние в
процессе
Учения!
Что
может
с
этим
сравнится!?
Записки сумасбродного декана. – Гебургия:
Самиздат. – 117 г. Эпохи Потрясений.
1.
- Упал – отжался, отжался – упал! – голос Шрушера, Наставляющего в
Умении слушаться Старших, громыхал в зале, где желторотые ученики
Школы Меча проходили серьёзные тренировки по уборке территории.
Отжимаясь и сам себе отдавая команды, Наставляющий правой рукой писал
письмо в Северные заставы Мидгардполиса, а левой мечтательно почёсывал
макушку. Будучи четырёхруким гильгамеком, отдалённым родственником
алиггонов,
Наставляющий
мог
бы
ещё
раздавать
подзатыльники
новобранцам, не особо тщательно драившим пол зубными щётками своих
товарищей, но, будучи в приподнятом настроении, он прощал им
нерадивость.
В самом тёмном углу, куда обычно сваливали тела неудачно
защитившихся
во
время
тренировки
или
косо
посмотревших
на
Наставляющих, молодой худощавый парень среднего роста, с оральной
фиксацией,
доминантой,
психастеник
рыжий,
с ярко
выраженной
длинноволосый,
со
тревожно-рефлексивной
светлой
кожей
и
карими
печальными глазами, с тонким, как стилет, носом и поджатыми губами,
вещающими о сомнении в целесообразности если не бытия как такового, то
по крайней мере многих его модусов – так вот, этот парень драил пятно
подозрительно не вытирающегося цвета и с печалью вспоминал о своих
фантазиях и планах.
«Святая мать Иосафата! – думал Джотар, даже не подозревая, что значит
данное выражение, как, впрочем, и многие люди из того измерения, где оно
входу. Оно возникло в голове после замечательного мегакосмического
транса, в который его погрузил Наставляющий точным ударом палки по
затылку. – А ведь когда я поступал сюда, меня уверяли, что передо мной
открываются величайшие перспективы. – Джотар вспомнил секретаршу,
которая принимала документы на поступление в Школу Меча, и ещё больше
погрустнел. – Меня уверяли, что уже через год я буду полководцем у
Восточных племён орков или Главнокомандующим батальоном у эльфов
Заморских Островов. Мне даже обещали распределение Охранителем в
Волшебный Лес. Да чего уж там, мне даже обещали общежитие и стипендию,
но вот уж как третий год я драю полы, а Наставляющие всё время твердят,
что через одну вещь познаёшь тысячу: «Научишься мыть полы – научишься
махать мечом». Ладно, какие-то навыки мне привили, от хулиганов
отбиваться научили, но где и когда начнётся обучение Наивысшему
Мастерству? Когда все мои враги будут повержены, люди восторженны, а
девушки будут забрасывать меня трусиками? – Джотар подозревал о том, что
сейчас девушки согласны были забрасывать его трусиками своих парней и
бабушек, и в этом был недалёк от истины. – Но вот уже третий год
Наставляющий пытается прикончить меня, упорно называя эти попытки
убийства тренировками, а затем рассказывает нам о лучших Выпускниках
Школы Меча, уверяя, что нам до них примерно же столько, сколько
фекалиям до нас»
Джотар с грустью посмотрел наверх. Потолок зала, который убирала
группа Меченых1-новичков и самые любимые старожилы Наставляющего
Шрушера, был раскрашен в традициях поздней орочей античности,
испытавшей влияние в выразительных средствах со стороны ГрГРЫзской
Академии троллей. То есть весь потолок был покрыт изображениями
растерзанных
людей,
светлых,
серых
и
тёмных
эльфов,
диких
и
цивилизованных альвов, скарров и канн-скарров, кендеров и хоббитов,
алконостов и архов, гномов и кобольдов, краснолюдов и карликов, драуга и
гильгамеков, шефанго и морден, троу и кентавров, минотавров и кимпуруш,
морматов и хедов, гоблинов и гноллей, вампиров и горгулий, дриад и
полугигантов-бифурков, огров и хомячков. Именно хомячки придавали
картине зловещий вид, говорящий о бессмысленности всего сущего,
абсурдности бытия мироздания, гибнущего в кровопролитных войнах и
дружественных пирушках. Стеклянные витражи, вставленные в оконные
проёмы под особым углом, освещали весь зал тягучим багровым цветом, что
повышало процент задумывавшихся о самоубийстве после очередного
занятия. Кровати, встроенные для учащихся прямо в стены на высоте два с
половиной метра от пола, продувались из специально продуманной
вентиляции, по строению которой один из Мастеров Школы, Мастер Виг
Вам, даже защитил диссертацию в Академии Метамудрости, после чего сразу
Меченые (Меченосцы, Мечущие) – прозвище студентов, выпускников и
преподавателей Школы Меча.
1
же получил академика и звание член-корреспондента, небрежно достав меч и
поинтересовавшись, что здесь ещё дают. Академика он продал на
невольничьем рынке, а званием гордился жутко, еженедельно выстраивая
учащихся Школы Меча на плацу и заставляя их речитативом исполнять текст
о присвоении звания.
Джотар вспомнил свою задрипанную деревушку, стоящую на отшибе от
всех основных путей, магистралей и гномьих железных дорог Баронств
Пограничья, в которую даже за налогами не приезжали, вспомнил свою
скучную размеренную жизнь без перспектив и удовольствий; долбанных
коров, за которыми приходилось следить; старого дедушку, что рассказывал
всем детишкам деревни об устройстве мира и политической картине
Серединных Земель2; вечно пьющего отца, который по пьянке называл его
Марьей Петровной и зачем-то пытался снять штаны; некромага, который,
придя в деревню, не заплатил за ночлег и был порот местной знахаркой;
толпы мертвецов, ни с того, ни с сего вылезших из могил; бабушку, которая
пыталась сожрать его мозги и никак не реагировала на вопли о родственных
чувствах, а так же команду боевых магов, которые вовремя прибыли
уничтожить зомби, когда из всей деревни в живых остался только Джотар,
спрятавшийся в могиле бабушки, пока та бродила по деревне.
Если бы его слёзные железы не атрофировались от занятий по
ориентированию в темном газовом облаке, он бы всплакнул. Но
беспардонная реальность в лице Шрушера отвесила ему пинок под зад,
проревела: «Хреново трём! Хочешь до утра параши драить? Устроим! А ну
работай, порождение макаки и велосипеда!» и отправилась по своим
беспардонным делам дальше.
«Ну, ничего, – Джотар с неистовством начал тереть пятно, представляя
вместо него рожу Шрушера, – благодаря моим упорным тренировкам я скоро
Именно этому дедушке Джотар был обязан знанием о том, что дети появляются
благодаря аистам. Правда, на невинный детский вопрос, а зачем тогда мама с папой
занимаются сексом, дедушка не ответил. Не ответил он и на вопрос, почему он замолчал.
Утром следующего дня деда похоронили.
2
стану непревзойдённым мечником и даже смогу сравниться с Йолодином
Великолепным!»
О Йолодине Великолепном, лучшем выпускнике Школы Меча за
последние десять лет, Наставляющие прожужжали уши всем учащимся и
поступившим в аспирантуру. О его умении владеть мечами, ножами,
топорами, копьями и собой рассказывались легенды, сказки, пословицы и
поговорки. Не было лучшей похвалы, чем сравнение с Йолодином.
Идеал и образец для любого выученика Школы Меча.
Воплощённое совершенство бога войны.
А так же ещё немереное количество эпитетов, которые он заработал,
вырезая всяких нехороших типов и чудовищ по всему миру3.
Джотар представил, как он, окружённый славой и великолепием,
покидает стены Школы с её суровой подготовкой, от которой взвыли бы
даже спартанцы, и на поединке в Квадрате Правды побеждает Йолодина, чем
ещё больше повышает процент летящих в него трусиков. Сам процесс
победы представлялся смутно, но конечный результат в воображении
рисовался красочно: он, забросанный трусиками, стоит под лучами солнца на
песчаной арене Южных Колизеев, правой ногой вбивая голову Йолодина
Великолепного в заляпанный кровью песок, и махает руками тысячам
фанатов, орущих «Джотар – Чемпион! Респект и уважуха!»
- Обед!!! – разлетелось по помещению и потонуло в восторженном рёве.
В Школе обед являлся делом святым, обедать должен был каждый, даже
вздёрнутые на дыбе и подвергнутые дисциплинарному наказанию. Именно из
Школы Меча пошла поговорка «Убийствам время, а обеду – час».
Это если кто не знает.
Или запамятовал.
Заинтересовавшихся данной фигурой мы отсылаем к исследованию профессора Фили
Окве «Боги и Герои Серединных Земель: мифы и легенды: синтезированный анализ:
классификационная таксономия: морфология формотворчества», где систематизированы и
классифицированы все ситуации уничтожения плохих дядь и тёть, давших Йолодину то
или иное прозвище. Так же заинтересовавшимся советуем прочесть собрание легенд о
Серединных Землях «Предпервая книга Восьмого Дня недели».
3
Как говорит Наставляющий Селестрат – доброе дело и гора трупов
оставят о вас более длинную память, чем доброе дело. К чему это?
Действительно, к чему… Рассудок отказался понимать самого себя и погнал
Джотара во двор.
Выйдя из багрового зала во двор Школы, Джотар прищурился от яркого
света Солнца, который, усиленный специальными линзами, сделанными
гномами, старался выжечь глаза и нанести ожоги третьей степени.
- Как жизнь, молодая! – здоровый розовощекий бифурк хлопнул
Джотара по плечу, чуть не промахнувшись. Ничуть не обидевшись на
«молодую» (бифурки были гермафродитами и разницу между окончаниями
во Всеобщем языке не понимали), Джотар хлопнул бифурка по поясу (выше
он не доставал) и поинтересовался:
- Как продвигается работа над аспирантской, Бенк?
- Ой, и не спрашивай, – бифурк помрачнел, – а то я тебе шею сверну.
Джотар совету внял (бифурки слов на ветер не бросали) и поспешил к
выставленному под палящим солнцем столу. Обед представлял из себя
первое, второе и третье: первое – стол, второе – стул, третье – еда. Едой на
этот раз была гречка с луком. Подумав, что было бы неплохо гречку сварить,
Джотар принялся уплетать слишком уж немудреную снедь за обе щеки.
Разглагольствующий рядом о пользе малокалорийной пищи Наставник
Грбрргрылз (орк из Оркграда) маловеров вразумлял ударом хорошо
прожаренной бараньей ноги, от которой постепенно отгрызал куски.
Солнце жарило как Дикое Пламя, огненные языки которого в течении
Вечности прожаривают глупцов, неосторожно заглянувших в Нижние
Реальности. Впрочем, Джотар был уверен, что никто бы из этих глупцов не
променял бы Нижнюю Реальность на будни Школы Меча.
Ну кто мог ему сказать, что риторика объявления о новом наборе в
лучшее учебное заведение по смертоубийствам Серединных Земель,
спонсируемом всеми королевствами, герцогствами, баронствами, вольными
землями,
несколькими
империями
и
ревнивыми
жёнами,
скрывает
смертельную повседневность?
Кто?
Ну кто?!!
Никто.
Джотар глянул на Бенка. Они вроде считались друзьями (как могут
считаться друзьями существа, одно из которых не дало убить другое, чтобы
потом забрать у него все вещи) и поэтому он лучше других знал, почему
бифурк так резко реагирует на вопрос об аспирантской. Выбрав себе тему
«Влияние ножей-лепестков на почечную зону эльфов» Бенк блестяще
разработал теоретическую часть, но никак не мог перейти к практической. О
нет, актуальность у темы была, да ещё какая: ножи-лепестки кумбханды из
далёкой Южной Страны выпустили на рынки Серединных Земель лишь
недавно и специализированных исследований в библиотеках Школы Меча не
имелось. Но вот беда, Великие Мировые войны4 закончились больше сотни
лет назад и теперь найти место прохождения практики оказалось большой
проблемой. В Эльфляндию, прочитав название аспирантской, Бенка почемуто не пустили, а на Заморские Острова ему не позволяла ехать стипендия5.
Поэтому Бенк нервничал как человек, которому надо пломбировать зуб, но к
которому пристаёт с сексуальными предложениями стоматологический бур,
и реагировал на окружающих, интересующихся его аспирантской, как
человек, к которому бур таки пристал. Джотару как настоящему другу было
интересно, когда у бифурка полетит крыша и он начнёт убивать всех направо
Именно во время Великих Мировых войн были апробированы темы следующих
аспирантских: «Голова гуманоидов и праща: единство и борьба противоположностей»,
«Меч-Кладенец как собирательный архетип эйдетической функциональности мечей:
эмпирический анализ (на примерах небольших сёл хоббитов)», «О волновых качествах
ударов кистеней на различные группы гномов: введение в социологию масакры», «Ракеты
«земля-воздух»: миф или реальность?», «Катюша: девушка или страшное оружие?» и
«Копье-волнорез как упая: полное освобождение от сансары».
5
Стипендию бифуркам выдавали в виде маленьких симпатичных животных –
дулумангов, глупых и беспомощных, которых бифурки обожали. Однако у дулумангов
имелся маленький недостаток: они никому не позволяли ездить на Заморские Острова.
4
и налево, пока не падёт от рук, ног и мечей Наставляющих. Судя по его
сегодняшней реакции, до дня Х осталось немного.
- Архимастер! Архимастер идёт! – пронеслось над головами учеников,
усердно пытающихся не выплюнуть затейливый обед. Дружно подавившись
(чем очень порадовали Грбрргрылза), ученики кто где был дружно попадали
на колени. Смотреть на Архимастера разрешалось только выпускникам,
аспирантам, Наставляющим, Мастерам, его жене, любовницам и любовницам
его жены. Всех остальных ожидала кара, о которой с содроганием думали все
студиозусы Школы – стать любовницей любимого дога Архимастера.
Однажды Джотар спросил у Шрушера, почему так, почему ученикам
нельзя лицезреть Главного, и быстро сжался, вспоминая все известные блоки,
но Шрушер, вопреки ожиданиям, ответил вербально:
- Его Мощь слишком велика для вашего сознания. – после чего отправил
Джотара в карцер подковывать блох за разговорчики в ночное время. На
справедливое замечание, что сейчас утро, Шрушер ответствовал, что Джотар
в будущем обязательно когда-нибудь будет разговаривать ночью. А за сон на
посту Джотару тут же добавили в карцер клещей с приказом каждому
объяснить суть Учения ракшасов-буддистов в индивидуальном порядке.
Джотар привычно обнюхивал раскалённую бетонную мостовую, плотно
сжимая глаза. Ему были памятны крики новичка, у которого дежуривший во
время очередной прогулки Архимастера Наставляющий обнаружил по
подрагивающему затылку несомкнутые ресницы.
- Как набор Меченосцев? – лёгкий дребезжащий голосок заставил
Джотара задрожать всем телом и попытаться зарыться в бетон. Почему
Архимастер остановился? почему он не идёт дальше? неужели мы все
умрём? – пронеслись мысли в его разуме, даже не обеспокоившись
ассоциативной цепочкой.
- Жрут мало, работают ещё меньше! – отрапортовал орк. – Ещё типа есть
эта… как её… О! Интиллигинция!
Уж чего-чего, а интиллигинции у Джотара не было даже в детстве.
Свинка была, коклюш был, даже ВИЧ и рак6, но интиллигинции не было.
- Их ждёт великое будущее.
Наверное, подумал Джотар, Архимастер шутит.
- Подвиги и приключения.
Точно шутит.
- Это будущая боевая элита Серединных Земель.
Маленькая мыслишка о прогрессирующем маразме была моментально
уничтожена доминирующими стереотипами о Величии и Обоснованном
Самодурстве Всех Главных Начальников.
- Так точно! – рявкнул Грбрргрылз, судя по звуку, выпучивая глаза.
- Для них не будет ничего невозможного, а лучшие из них оставят свои
имена на страницах Истории. Продолжайте трапезу, и да благословит вас
Идея Вечной Войны.
Прислушиваясь к неторопливым шагам удаляющегося мастера, Джотар с
трудом успокаивал пытающееся свалить из груди сердце. Каково же
приходится тем, у кого их два или три – подумал он, успокаиваясь.
Вернувшись к обеду, ученики, воодушевлённые речью Архимастера,
пуще прежнего заработали ложками. Кое-кто даже поверил в его слова и
начинал спорить с товарищами, кто из них впишется в страницы Истории, а
кто в ближайший мусоропровод. Аспиранты, которые сидели за отдельным
столом, ухмылялись. Джотар, которому Бенк по секрету сообщил, что они
величают всех остальных студентов не иначе, как «смазка для мечей»,
скривился, услыхав разглагольствования сидящего рядом длинноносого и
лопоухого троу Линкоса о его будущей карьере в качестве генералиссимуса
Морского Союза. Почему-то с трудом верилось, что этому покрытому
прыщами юнцу удастся:
а) закончить обед;
Понятное дело, что в мире, где имеется магия, эти болезни лечатся. Но от насморка
лекарство так и не придумали, что в очередной раз доказывает метафизический характер
насморка.
6
б) закончить учёбу;
в) избавиться от прыщей.
А прыщавых генералиссимусов История ещё не видела.
- Обед закончен!!! – раздался азан и Наставляющий нажал рычаг, убирая
стулья и столы. Кто не успел вскочить, провалился в распахнувшиеся ямы
прямо на острые колья, смазанные трупным ядом предыдущих студентовнеудачников. Джотар ухмыльнулся: будущий генералиссимус троу не успел
среагировать и теперь радовал Наставляющего воплями о помощи.
- На молитву-у-у-у-у-у становись! – Наставляющий в делах духовных
райтоглорвин Венкер нервно поправил белый воротничок на оранжевой
хламиде и бешеными глазами уставился на разношерстную толпу,
выстраивающуюся на площади. – В Храм Всех Крутых – шаго-о-о-о-о-м
фарш!
Будучи глубоко уверен, что слово «фарш» не оговорка, а отношение
Венкера к ученикам, Джотар потащился к серому зданию в дальнем углу
двора Школы. На нём было нечётное количество острых конусных куполов,
самый центральный из них был крупнее остальных. Купола венчали ступы, в
которых хранились частицы праха Непознаваемого и Непроявленного
Высшего Так, Что Офигеть, Бытия; вход был сделан специально очень
низким, чтобы входящие кланялись патриарху Исаве, который стоял на
алтаре, посвященном Грозному Добряку. Канонический иконостас изображал
Безграничную и Бесконечную Ипостась Грозности в виде сражений, которые
никогда не закончатся: битвы богов с убогами, битвы убогов со смертными,
битвы смертных с богами, битвы смертных с тараканами. По бокам
иконостаса стояли статуи, отображавшие извечную дуальность поединков:
справа светозарный белларум на пару с вдохновенным кандидом пронзали
Радужными Копьями связанного мрачного феррорка, слева беспощадный
мортифер держал гневного алакритаса, которому перерезал горло Кинжалом
Бездны ощерившийся бестистрага. Именно о таком дуализме поведал в своих
Откровениях Грозный Добряк мудрейшему из Пророков Плетониду,
объявив, что он по натуре Своей Божественной диалектик и требует всегда
уравновешивания противоположностей. А так как на службе у Плетонида
состояло сорок отрядов Безбашенных Топоров, то остальные Пророки
быстро согласились с Откровением.
По Храму, посыпая пол битым стеклом, ходил младший служка Ренкер,
напевая:
- Природа истинная глубока и чиста.
Подобно глади водной безмятежной.
Но под ударом злобы ли, любви —
Поднимутся вдруг волны помраченья.
И, беспрерывно силой обрастая,
Природа «я» все более мутнеет.
Неведенье и помраченья
Все больше незаметно возрастают.
Освятив набившуюся в Храм толпу прямой подачей битого стекла,
Ренкер удалился, завывая:
- Славься, Грозный Добряк, покровитель Всех и Вся, Фундатор и
Конституитор!
Патрирх сонным взглядом обвёл паству, шепотом спросил у Ренкера, что
происходит, потом сменил очки, отхаркался и принялся читать с бумажки:
- Дети мои! Есть я, есть вы, есть боги, есть убоги и есть Грозный
Добряк! Так сказали Пророки и не верить им причин нет. Ибо сто двадцать
четыре способа доказательства существования Грозного Добряка привели
они сомневающимся, а сто двадцать пятого способа казни они не придумали
и решили, что хватит доказательств. Как говорят в Оркграде: orcientia sat. И с
тех пор Весть о Царствии Грозного Добряка разносится по миру, ибо сотни
тысяч душ необходимо спасти! Вы же, те, кто олицетворяет его Ипостась
Грозности, должны нести не Слово, но Меч, ибо вера без дел мертва! И
сегодня я зачитаю вам историю из Гирлянды нерождений о пророке Кливере,
чья жадность привела его к потере гарнитура на двенадцать персон и к
обретению Пути к Грозному Добряку, что благодаря изображению
отвлечённой идеи посредством образа говорит нам об открытости Фундатора
даже последним грешникам и первым праведникам. Итак, стоял прекрасный
солнечный день…
«Святая мать Иосафата!» – вздохнул Джотар и погрузился в приятные
воспоминания о тех временах, когда бабушка просто пыталась сожрать его
мозги.
2.
- Ученики-Мечущие отправились в Храм. – здоровенный тип, весь в
серых доспехах, стоял на отвесной скале и рассматривал в длинную трубку
находившуюся в глубине ущелья Школу Меча, накрытую рядом линз.
Окружённая с трёх сторон неприступными горами, Школа встречала гостей
высокими стенами высотой в километр и воротами из мифрила – подарком
карликов из Вестистфастльдских гор. Стены были такой толщины, что
проход под ними казался бесконечной пещерой. Башенки по углам стены
пустовали: по общему убеждению жителей Серединных Земель, только
сумасшедший мог попытаться атаковать Школу Меча. Тем не менее,
защитные фортификации сохранялись в порядке. А всех посетителей
встречала обнадёживающая надпись на воротах: «ОСТАВЬ НАДЕЖДЫ,
ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ». – Архимастер отправился в свои покои,
Мастера медитируют в доза-дзен, а Наставляющие избивают голодных львов
для следующей тренировки. По-моему, сейчас идеальный момент для атаки.
Сидящий рядом в позе одуванчика7 другой тип произнёс металлическим
скребущим голосом:
Поза одуванчика издревле считалась магической. Она позволяла усилить
энергетические потоки в невидимых каналах, что повышало тургор мозга, с последующим
увеличением умственных способностей у стоящих рядом, и поднимало размеры
заработной платы. Способных принимать эту позу весьма мало, так как она требует
восьми рук и шести ног.
7
- Нет, ещё нет сведений от Кельнзендрилы, Халафит. Вы должны
организовать нападение одновременно, когда оба Хранителя не будут
способны связаться друг с другом. Мы не должны дать им хоть малейшего
шанса оказать нам совместное сопротивление. Обломки даже по отдельности
обладают огромной Силой. На нашей стороне лишь внезапность и
тактическое преимущество.
- Ясно. – Халафит бросил взгляд на Школу, в котором читалась ледяная
ярость и пламенная ненависть. – Тогда я и мои воины будут ждать сигнала.
Он отвернулся, явно не рассчитывая больше что-либо услышать,
поэтому был удивлён, когда сидящий сзади проскрипел:
- Я шлю тебе и Кельнзендриле по сюрпризу от Ваарнага. Думаю, Школы
не готовы к ним.
Надо заметить, что удивление Халафита было приятным.
3.
- Итак, я подчёркиваю, нестабильные флуктуации, которые лежат в
основе Силовых, энергетических, материальных, природных, социальных,
убоговских и божественных процессов, – стройный, но с выраженной
склонностью к полноте юноша с положительной реакцией на манту, ростом
выше
среднего,
с
каштановыми
короткими
волосами
«ёжиком»,
похотливыми голубыми глазами, смугловатой кожей, щегольской бородкой,
которая ему не шла, с ямочками на щеках и в данный момент выступающий с
докладом, с изрядной долей сомнения оглядел лекционный зал и громко
чихнул,
будя
немногочисленную
публику,
–
в
нашем
мире
синкатегорематически выражают зависимость всех уровней иерархии бытия
от
Неуравновешенных
Аспектов
Хаоса.
Таким
образом,
модусы
невероятности обладают с модусами вероятности равнопримордиальным
характером, конституируя сущность самой нашей Сферы мира. – осмотрев
недовольные и сонные лица слушателей, он добавил. – Выражаясь
академическим языком, в нашем мире может твориться любая херня.
Кто-то захлопал, но потом полностью проснулся и ломанулся к дверям.
Крики недовольных разбуженных превратились в крики
довольных
уходящих. Стоящий возле запертой двери седовласый стройный маг
печально посмотрел на нежаждующие знаний лица и взмахом руки снял
Запирающее Заклятье. По правилам Школы Магии, после завершения
докладов в Дни Докладов, если не было вопросов (а вопросов не было),
аудитории отпирались и все студенты отпускались на волю. Все
многочисленные пивные бары, паразитирующие возле Школы, набивались
под завязку, что, если учесть волшебный характер заведения, носило
взрывоопасный характер.
- Не расстраивайся, Чинлор. – старый Магистр8 хлопнул ученика по
плечу, с которого тут же слетела пара голубей, дико орущих от обретения
экзистенции. Проводив их рассеянным взглядом, маг указал на доску и
покачал головой. – Когда-нибудь найдется смертный, который сможет
доказать тебе всю несостоятельность твоих инсинуаций. Но в целом я уверен,
что ты далеко пойдешь. Ведь доцент Янариус верно сказал, что пусть твоя
система свернётся и никогда больше не разворачивается.
- М-да, профессор, – Чинлор посмотрел на доску, так испещрённую
магическими формулами, что пространство вокруг неё дрожало и пыталось
превратиться в горшок с петуньей9, – вам всегда удавалось подбодрить меня
и дать напутствующее слово.
- То-то же. – профессор Ал Фед Лос кивнул и, бормоча под нос,
отправился
к
окну.
Результат
его
бормочений
незамедлительно
Магистр – прозвище студентов, выпускников и преподавателей Школы Магии.
Любая концентрация магической Силы стремиться посредством энтелехийных
векторов образоваться в пространстве стабильным топосом. Благодаря равновероятной
динамике, эта Сила конструирует в мире объект своего воплощения как депривативный
той точке пространства, где она концентрируется. Говоря академическим языком,
используя заклятья в месте, полном Силы, можно получить как побочный эффект какуюнибудь херню.
8
9
материализовался под потолком, завыл, хлопая крыльями, и тут же был
развоплощён охранной системой Школы. Данная система была установлена в
те далёкие и легендарные времена, когда группа молодых чародеев
проводила испытания в пивбаре, тогда ещё находившемся на территории
Школы, результатом которых стали Искривление Реальности, Прорыв из
Предвечного Хаоса и понос у Архиректора (как ни странно, но испытания
проводились над пивом). Полчища чудовищных Тварей затопили Школу
(хотя кое-кто утверждал, что это были не Твари, а последствия
жизнедеятельности Архиректора), то тут, то там возникали непонятные
убоговские личности из других реальностей (многие из них остались потом
работать в Школе). Магам с тогда ещё кафедры боевой магии пришлось
изрядно потрудиться, приводя всё в порядок, хотя очень много злобной
нечисти выскользнуло за пределы Школы, расползаясь и размножаясь10. Ал
Фед Лос был единственным выжившим студентом из той компании, которая
проводила данные испытания. Его психика слегка пострадала, но магические
способности необычайно возросли. Ему пророчили стать следующим
Архиректором Школы Магии, что заставляло сильно нервничать нынешнего
Архиректора, но после официального заявления, что он полностью
посвящает свою жизнь чародейским исследованиям, Ал Фед Лос перестал
случайно встречать во время вечерних променадов наёмных убийц.
Оглядев пустую аудиторию, Чинлор принялся стирать с доски формулы,
над выведением которых он корпел три месяца с тех пор, как его зачислили
по специализации на кафедру квантово-герменевтического волшебства. Два
профессора, числившиеся за этой кафедрой, услыхав о её направленности
почесали бороды, произнесли многозначительно «Ну-у-у, дык… Э-э-э-э…!»
– и взяли отпуск за счёт заведения на неопределённый срок. Последний раз
их видели открывающими межмировой портал во Вселенную Порядка и
Гармонии. С тех пор Чинлор занимался самообучением, выписывая
необходимые ему книги из других миров по межбиблиотечному абонементу.
10
Многие считают, что так в Равалоне возникли депутаты, бюрократы и психологи.
«Странно, – думал молодой маг, – я путём сравнительного анализа вывел
открытие, несущее огромный эвристический потенциал и научный интерес,
но кто поймёт этот эвристический потенциал и научный интерес? Ибо правду
говорил великий учёный Гегелисий11 – если ты самый умный, то кто это
поймёт?»
Стирая руну Gaudeamur, пропищавшую «Не делай этого!», Чинлор
размечтался о Школе Меча. «Вот там, говорят, перспективы! Там есть, чем
заняться! К услугам студентов лучшие учителя, сочувствующие их
интересам! А после выпуска – работа во всех уголках нашего мира! Не то,
что здесь – быть магом-фокусником при дворах всяких королей и составлять
гороскопы их страдающим ожирением дочкам!»
Забрав многомерный рюкзак и заперев аудиторию, Чинлор отправился
по длинному коридору Главного Корпуса сдать Запирающее Заклинание на
вахту. Со стен на него сурово взирали объёмные проекции лучших Магов
всех Трёх Эпох мира, подсвечиваемые снизу октариновым светом.
Разглядывая бородатых и лысых волшебников в серых хламидах, Чинлор
остановился возле проекции, резко выделяющейся в ряду остальных.
Серебряноволосая девушка небольшого роста в ярко-пурпурном платье с
россыпью мелких камушков магония, сливавшихся в изображение грозного
грифона, властно держала Жезл Высочайшей Магии Круга Сильнейших,
символ отличия Собрания Всех-Превсех Магов Равалона. Зелённые глаза
Видули Могущественной, лучшей выпускницы Школы Магов за последние
два столетия, строго смотрели на Чинлора, который тем временем
рассматривал её бюст. «М-да! – скабрезно подумал чародей, – на её
выпускной экзамен я бы сходил, послушал, посмотрел… Говорят, у неё сама
В истории прикладной магии Серединных Земель Гегелисий ознаменовал собой
окончание классического периода и подвёл итог всего предыдущего волшебства в своём
многотомном произведении «Феноменология чародейства». Этому выдающемуся
существу принадлежат так же такие труды, как «Критика критической критики», «Идеи к
идеям идей», «Начало всех начал», «Конец всех концов» «Начало без конца», «Конец без
начала» и сборник стихов «Мои документы». Многие говорят: «Ну конечно, Гегелисий
был долгоживущим драконом, много знал и стащил из другого Измерения ноутбук!» – но
это лишь завистливые голоса недоумков, не понявших величие его системы.
11
большая грудь за всю историю Школы!» При взгляде на Жезл в руке
Магистрантки у Чинлора сработало либидо и он минут на пять погрузился в
мечтания, некоторые из которых материализовались в лаборатории изучения
влияния девственности на единорогов, распугав единорогов и испортив
заключительный
эксперимент
десятилетия.
Посублимировав,
Чинлор
пообещал себе, что когда-нибудь у него тоже будет Жезл, только больше.
Побольше.
Жезлище, если быть точным.
Услыхав тихий звук, Чинлор, движимый любопытством, подошёл к
незапертой аудитории факультета метафизической магии, на который
поступали выпускники Академии Метамудрости, посвятившие свою жизнь
изучению несуществующих абстракций, дурных бесконечностей и различию
между трансцендентным и трансцендентальным в магии. Бубнящий голос
привлёк его внимание, и он заглянул краем уха в щёлочку приоткрытой
двери.
- …придание своему своего иного в своём ином иного через иное своего,
которому своё иначит через себя. – по бумажке дочитала эльфийка родом из
Эльфляндии, судя по толщине её талии, вытерла со всех мест пот и
вымученно заулыбалась чёрными прогнившими зубами.
- Браво, Эймиляопупель. – Заведующая факультетом декан Квадриса
Сверхумная громко высморкалась в отданную ей эльфийкой бумажку. – Твоя
диссертация на тему «Теологический эгоцентризм у лошади» совершит
переворот в науке. Если ты её напишешь без ошибок, конечно. Следующий!
Эльфийку выпихнул из-за кафедры человек с крашенными в зеленый
цвет волосами, поправил свой галстук, отряхнул дорогой костюм и громко
заявил:
- Мой доклад посвящён некоторым вопросам прямого взаимодействия
гарбонов с точечными марками при делении цикариоля.
- Так. – нахмурилась Квадриса. – Как-то не по научному выходит. На
нашем факультете этим не занимаются.
- А вот и да! – возразил ей человек.
- Итак, вы настаиваете на своей категориальной парадигме, – задумчиво
произнесла Квадриса, чувствуя неладное и формируя в левой руке шаровую
молнию, – кажется, у меня есть чем вам возразить…
- А вот и… – едва успев спрыгнуть с разнесённой на крупные куски
кафедры, человек прокатился по полу с удивившей всех прытью, вскочил, в
его руках заблестел двуручный стилет и он прыгнул прямо на Квадрису, не
успевшую сформировать Силу в новое боевое заклинание. Стилет вонзился
ей прямо в шею, волшебница захрипела и повалилась на пол. Убийца гордо
выпрямился, но подслушивающий всю эту картину Чинлор с ужасом
осознал, что Квадриса читает некромагическое заклинание на языке
бифурков мощностью в 3000 единиц магической силы (ЕМС) и последствия
могут быть весьма печальными не только для убийцы, но и для всей Школы.
Так и случилось. Три парты в аудитории разлетелись в щепки, когда три
аспирантки разрубили их топорами, подчинившись сковавшей их силе
Заклинания.
Щепки
смешались
с
пылью,
на
полу
завертелся
локализированный торнадо из пыли и щепок, в который моментально попали
аспирантки. Брызнула кровь, заляпав истошно орущих студентов, в рот
истошнее всех орущих Эймиляопупель влетела рука, наконец-то сработала
охранная система, взвыв на всё здание, когда её искусственный интеллект
обнаружил, что не может справиться с некромощью сконцентрированной
Силы погибшей чародейки.
Слегка обалдевший убийца взирал на возникший беспорядок до тех пор,
пока торнадо не прекратил вращаться, явив его вконец офигевшему
сознанию нечто вроде равностороннего треугольника из частей человеческих
тел, щепок и пыли. Треугольник чавкнул и одним неимоверно быстрым
движением набросился на убийцу. Вспышка октаринового цвета – и по
аудитории уже двигался квадрат, выискивая себе новых жертв.
- Отойди, сынок. – крепкая рука отодвинула ухо Чинлора от двери и в
образовавшуюся брешь протиснулась команда боевых магов, ведомая
призраком руководителя факультета, величайшим из Боевых Магов Уолтом
Намина Ракурой.
От сконцентрировавшейся в аудитории Силы начали срабатывать
побочные эффекты. Возникший посреди аудитории продавец хот-догов был
раздавлен Годзиллой, которая проломала стену и отправилась искать места с
повышенным уровнем радиации. Начавшийся дождь из копчённой колбасы
жутко мешал магам пристреливаться по уже пентаугольнику, который
прятался за домнами, жалующимися на насморк.
- Он мой! – взревел Уолт, беспрепятственно проходя сквозь колбасу и
домны. Пентаугольник зашипел, забил обрубком руки и захлопал сразу
восемью ушами.
Чинлор, игнорируя происходящее, напихивал в рюкзак колбасы, пытаясь
не попасть под огненные шары, которыми начали перебрасываться
Пламенные макаки. Очередная смена должностей и удачный карьерный рост
мага, нанявшего и провёдшего в Школу ловкого убийцу, не особо затронули
его. Маги – существа хитрые, сволочные и не отдают долги. Целая Школа
Магии – просто воплощение греховности, порока и безобразия. Закончивший
обучение чародей живёт очень долго и нудно, поэтому он ищет способы
разнообразить свою жизнь. Обычно это происходит за счёт других. В то
время как маг рассматривает начатую им войну, стихийное бедствие или
выборы в парламент в волшебный шар, ничто не радует его сильнее. Целое
скопище этих обладателей Силы запускает реакции, с которыми с трудом
совладают даже боги, хотя бы потому, что скопище богов обладает теми же
личностными характеристиками. Злонравные и не терпящие инакомыслия,
маги,
которые
заведуют
факультетами,
кафедрами,
лабораториями,
магическими лавочками и т.д. и т.п., не терпят и конкуренции. Признать, что
кто-то разбирается в деле плетения заклинаний лучше, чем он, для мага хуже,
чем философам признать ненужность их профессии. И следующей смене,
которая готовится в Школе Магии или всяких коммерческих Храмах и
Башнях Волшебства, приходится столетиями дожидаться удобного момента
для апгрейда своей карьеры. А так как мелкая зарплата на второстепенных
должностях в течении пары веков мало кого устраивает, то смена ключевых
постов в магических иерархиях происходила довольно часто при посредстве
несчастных случаев (как можно считать счастливым случаем собственную
смерть?).
- Я держу его! – крикнул Уолт, развернув Заклинание Электро-Клетки
вокруг поскользнувшегося на сыре пентаугольника. Остальные Магистры
перестали пялиться на появившуюся голую Памелу Андерсон и тоже
приступили к уничтожению зловредного порождения.
Чинлор, увидев, что дело подходит к концу, решил поскорее
ретироваться, пока не начались разбирательства в происшедшем. Сдав
Заклинание на вахте, он отправился к порталу в Общежитие.
Портал из главного корпуса в студенческое Общежитие был выполнен в
виде отверстия в пивном бокале. Пройдя сквозь мерцающие огоньки, на
мгновение ощутив вселенский холод, Чинлор вышел в вестибюль общаги.
Старая даже по меркам магов бабка-комендант сходу начала орать на него,
потребовала удостоверения личности и студенческий билет. Опешивший
Чинлор начал было рассказывать, что их уже как пять столетий отменили, но
быстро
понял,
что
логика
и
бабка-комендант
суть
противоречия
несовместимые. Взмахнув рукой, он пробормотал Заклинание Замедления
Времени, которому его научил сокамерник по общаге, и быстро прошёл
мимо застывшей бабки.
После древнего инцидента в пивной, Общежитие, сильнее всех в округе
пострадавшее от Искривления Реальности, представляло из себя лабиринт
закрученных дорог и дверей, ведущих в различные субпространства.
Постоянно менявшие свою дислокацию комнаты представляли, по мнению
нынешнего Архиректора, решившего оставить всё как есть и прикарманить
выделенные на Выравнивание Реальности магические средства, отличную
проверку для начинающих чародеев. То, что при этом по общежитию часто
стали
ползать
различные
монстры,
любившие
подзакусить
свежей
студенческой братией, приравнивалось к разряду таких проблем, как
вытравливание тараканов и мытьё окон.
Действительность вокруг шагающего Чинлора пару раз вздрогнула, один
раз завертелась волчком, три раза подпрыгнула и сформировалась, наконец, в
дверь в его комнату. С опаской её открывая (в прошлый раз за дверью
оказались танцующие гиппопотамы в камуфляже), Чинлор на всякий случай
сплёл Заклинание Алмазной Ваджры, единственное боевое чародейство,
которое запечатлелось в его разуме после общих курсов боевой магии. С
дрожью вспомнив экзамен12, он с облегчением вздохнул, обнаружив в
комнате только свою комнату. На пятимерной раскладушке храпел его сосед
по комнате П!к!р Ев?зи. Скорее всего, он вчера удачно сдал очередной
экзамен, а потом долго и шумно его обмывал, что с ним случалось
постоянно. П!к!р Ев?зи был самым обыкновенным варваром: здоровенным
светловолосым и голубоглазым детиной, крепким, как камень, и веселым, как
медведь на ярмарке. Такому бы грабить да убивать, но П!к!р был не таков, ну
или не совсем таков. Ему хотелось знаний и собственно он слыл достаточно
умным студентом (для варвара конечно) и умел даже читать в столбик, что в
его родной деревне считалось чуть ли не верхом мудрости. Своё стремление
к высоким знаниям и интеллектуальности он объяснял невнятным мычанием
и хуком справа, так что вскоре все стали полагать его тягу простой девиацией
и пубертатным периодом развития. Обучаясь на кафедре волшебного
оружия, Ев?зи таскал в общагу разные убойные артефакты, демонстрируя их
свойства на слонявшейся по общаге нечисти, за что его любили девушки и не
любили уборщицы.
Небольшая комнатушка была завалена книгами Чинлора, растениями
Стексиора Алайдеонналиера, ещё одного соседа по комнате, обучающегося
на факультете магов-лекарей, и списками рун и идеограмм чернокожего Дана
Заключительные экзамены по курсу боевой магии, который длился три семестра,
обычно сводились к забросу сдающих сессию студентов в одну из Низших Реальностей с
квестом добраться до портала в Школу сквозь орды чудищ и монстров. Но Чинлору
повезло: он сдавал экзамен устно по хвостовке вообще на другом факультете.
12
Шакала, обучающегося на кафедре нетрадиционной руноскопии факультета
Волшебной филологии. На залитом чернилами столе сидел мелкий убогёнок
и строчил шпаргалки для Ев?зи, сворачивая их в одномерные точки. Чинлор
подошёл к книжному шкафу, где П!к!р по ошибке хранил свои мечи, топоры
и кинжалы (почему-то на ошибку ему никто не указывал), поставил на
свободное место «Лекции по волшебной кибениматике» и положил на пол
рюкзак с колбасой.
Усевшись на кровать, Чинлор задумался о грядущей сессии.
П!к!р громко проблевался.
Распахнулась дверь и в комнату, отстреливаясь от преследующего его
птеродактиля файерболами и фризболами, вбежал Дан. Захлопнув дверь и
подкрепив её прочность руной Igitauss, Дан гордо прошествовал к столу,
смахнул с него возмущённо заверещавшего убогёнка и водрузил на стол
выполненную из кристалла руну Fallorron.
- Победа! – сообщил он Чинлору, расслабленно наблюдавшему за ним. –
Я выпил больше всех и дольше всех продержался на ногах! Вот приз!
- Насколько я знаю, – скептично сказал Чинлор, – Fallorron
символизирует чистоту и непорочность и применяется в заклятиях Белой
магии для усиления светлой сущности или в Чёрной для извращения оной
же. Ты уверен, что взял именно тот приз, который тебе предлагали?
- А мы её свистнули у некромагов. Те как раз с её помощью пытались
создать многопользовательную модель virginus vulgarius для вызова Тёмного
Шестёрки.
- То-то они на доклады пришли злые и с Заклинаниями Поиска.
- Ага! – радостно подтвердил Дан. – Ещё мы им её подменили на
Fallurron.
- А это объясняет, почему они стояли, а не сидели. – пробормотал
Чинлор. Fallurron, в отличии от Fallorron, являлась символом грязи и порока.
Видимо, некромаги очень удивились, когда Тёмный Шестёрка явился не
выполнять их приказы, а удовлетворить свои гнусные сексуальные фантазии.
- А ещё – ты никогда не догадаешься! – где я поутру очнулся со своей
однокурсницей!
- На помойке? – сразу предположил непьющий Чинлор.
- Нет. – Дан надулся от самодовольства и было продолжил. – В…
- Подожди, – прервал его Чинлор, – а точно не на помойке?
- Да нет же!
- Странно, раньше ваших студентов всегда находили на помойке. На
кафедре геомантии и терратологии по вам даже курсовую защитили. «Точки
магического
притяжения
земли
на
выпивших
руноскопов
и
иероглифофилов». С выводом, что легче вашу кафедру перенести на
помойку, чтобы преподаватели не таскались за вами туда каждый раз, когда
вы напьётесь, то есть каждый день…
- Мы были в Центральной Башне! – перебивая, выпалил Шакал.
- Врёшь! – моментально среагировал Чинлор. – В Центральную Башню
даже Высочайшие попасть не могут, только Архиректор при помощи Круга
туда проникал, после чего пришлось выбирать нового Архиректора.
Шпиль Центральной Башни (называемой также Проклятой Башней)
находился посредине Школы Магов, рядом с Главным Корпусом и Дворцом
Педагогического Персонала. Не имевшая дверей и окон сорокаметровая
хренотень представляла из себя величайшую магическую загадку Школы.
Возникнув из ниоткуда в течении одной ночи, Башня столетиями
игнорировала все попытки проникнуть в неё или снести ко всем Нижним
Реальностям. Лишь когда предыдущий Архиректор Эвиледаризарукерадин,
наполовину эльф, наполовину бог, выпросил помощи у божественного
папочки и собрал самых могущественнейших Магов Равалона, то ему
удалось на секунду пробить защиту Башни и проникнуть в неё. То, что с тех
пор Эвиледаризарукерадина никто не видел, вызываемые из Нижних
Реальностей Существа Знания плевались через плечо и крестились при
упоминании
его
имени,
мгновенно
самоуничтожаясь,
а
пятнадцать
могущественнейших Магов превратились в каменные статуи, на которых в
мгновение
ока
появились
пошлые
надписи,
не
прибавило
Башни
популярности. С тех пор вокруг Башни были на всякий случай понаставлены
талисманы, артефакты и фигурки богов, а патруль из десяти боевых магов
обходил её каждый день. Так говорилось в старых Вестниках и Научных
Записках Школы, повествующих о событиях предыдущей Эпохи.
В ответ на фальсификационизм товарища Дан молча начертил на столе
ряд рун, плеснул Силу, разведённую его биоэнергией. Руны засветились и
над столом сформировалась картинка. Первым, что она изобразила, были
грязь, объедки и помои.
- Ха! – моментально отреагировал Чинлор, распознавший Заклинание
Воспоминания, дополненное Заклинанием Визуализации.
Дан скривился и дорисовал пару рун. Картинка померцала и сменилась.
Теперь
она
изобразила
шатающуюся
Дикую
эльфийку-студентку
в
коротеньком хитоне со знаком факультета Волшебной филологии на плече.
Студентка кривила лицо и говорила (изображение при этом постепенно
перемещалось с лица на глубокий вырез и дальше на ноги):
- …этот твой сосед, ученичок Лоса, строит из себя умника и типа он весь
такой!
- Да я его име… – начал кто-то голосом Дана, который, смутившись,
быстро стёр какую-то руну. Звук пропал.
- Дальше помехи и вообще там не звучание главное. – заявил он
подозрительно посмотревшему на него Чинлору.
Эльфийка покрутила головой, чуть не упав, схватилась за стену и
Чинлор узнал жёлтый кирпич, из которого была составлена Центральная
Башня. Но этот кирпич выглядел более тёмным, к тому же на нём были
различные сверкающие узоры.
- ………………! – рявкнула на картинке эльфийка, когда её рука легко
прошла сквозь камень, как огр-берсерк сквозь селение хоббитов. – … …
…………! …………………!
- Это она интересуется природой феномена, свидетелем которого стала?
- Ну-у-у-у-у… Почти.
Эльфийка высунула руку из стены и в приступе ярости пнула стену
ногой. На сей раз стена отреагировала, как стене и должно.
- Звук! Звук! – потребовал Чинлор, когда филологичка схватилась за
разбитую в кровь ступню и продолжила, судя по лицу, эмоциональные
высказывания в адрес природы феномена, свидетелем которого стала.
- Это мы в Башне. – торжественно объявил Дан. – Нет, серьёзно в Башне.
Ты же был во всех закоулках нашей Школы, где ты ещё видел такую кладку?
А Заклинание Воспоминания я извратить не могу, на это способны Высшие и
Высочайшие, а не студенты четвёртого курса, сам знаешь.
- Ну и как вы там оказались? – спросил Чинлор, с любопытством
изучавший картинку, на которой плачущая эльфийка прижалась к Дану,
предоставив для обзора весьма пикантные моменты. – Я и не знал, что Дикие
эльфы не носят нижнего белья…
- Не помню. Сели праздновать – помню. Победил – помню. Отправились
праздновать победу – помню. Как очутились в Башне – не помню. Бродили
по Башне часа два – помню. С горя напились – помню. Как выбрались из
Башни – не помню. Очнулись на семинаре – помню.
- Ну и что там внутри?
- А ничего. – разочаровано вздохнул Дан. – Говорю же, бродили битых
два часа, ничего не нашли, никого не встретили, даже призрака
Эвиледаризарукерадина нет. Одни стены, да узоры эти мерцающие.
- Скорее, попали вы в какое-то из субпространств помойки. – сказал
Чинлор, недовольный тем, что на картинке возникла Fallorron, которой
Шакал начал любоваться. – Если бы в Башню так легко было бы попасть
пьяным, маги бы там экскурсии устраивали.
Дан обиженно засопел, убрал картинку и уселся за стол дописывать
курсовую.
Снова распахнулась дверь и стройный дроу спиной вперёд влетел в
комнату, тем не менее паля с обеих рук в проход боевыми пульсарами.
- Держите дверь! – завопил Алайдеонналиер. – Они на подходе!
Не просыпаясь, П!к!р вскочил с раскладушки, схватил Топор-Саморуб и
Копьё-Самотык и принял стойку «Всех порублю на хрен, уроды сраные!»,
которой он, как и многому другому, обучился в Монастыре Быстрой Руки,
Длинной Ноги и Крепкой Головы под руководством сенсея школы «За-МоЧу». Дан обрисовал пространство рунами Защиты. Помянув Нижние
Реальности, Чинлор бросил весь запас ЕМС на Алмазную Ваджру и бросился
к двери защищать от очередных тварей свою пусть и неуютную, но уже
ставшей родной за пять лет обучения комнатушку.
4.
Давайра Махашинкапара неторопливо шла по Правайстскому лесу. За её
спиной, скрытая деревьями, находилась Школа Магии, закрытая от
проникновения на территорию грандиозной магической октариновой
полусферой, на постройку которой ушло около 2 000 000 000 ЕМС. Правда,
по Школе пронёсся слух, что очередной маг провёл наёмного убийцу аж из
Клана Смерти, снабдив его амулетом искажения ауры. Но если бы он
попытался провести хотя бы уже двоих, то защитная система сработала бы
сразу же, испепелив и убийцу, и мага. Устав гласил: один маг – один убийца
– одна попытка убийства в полгода. Поговаривали, данное ограничение не
распространялось только на Архиректора.
Сам Правайстский лес так же считался собственностью магов, после
того как из полусотенного отряда браконьеров из лесу ушли только трое с
седыми головами, когда поймавшие их зайцы13 объяснили, что они
Правайстский лес считается самой большой магической аномалией Серединных
Земель (и всё из-за выбросов Силы и магических отходов). Но, как ни странно,
многочисленные соцопросы у местных зайцев показали, что сами они считают свой лес
нормальным. И действительно, известный философ, профессор метафизической
лингвистики Академии Метамудрости, Моррис Гайдехерр на личном примере доказал,
что существо, умеющее говорить и пользоваться вилкой, не обязательно обладает
разумом.
13
поклоняются Чёрной Троице и им требуются парочка смертных для
жертвоприношения. Но чародеям бояться было нечего, они с момента
заложения фундамента Школы заключили договор с зайцами о ненападении.
С тех пор обучающиеся травники и растаманы могли посещать лес для
поиска необходимых им растений.
Давайра была травницей. А ещё она была кумбхандой, что затрудняло ей
обучение. Способная отличить сланец от железобетона (на что не был
способен ни один из остальных Народов Равалона), она с трудом разбиралась
в отличии репейника пупырчатого от ромашки вилохвостой, трёхпестника
жёлтого от длиннокорья фиолетового. Но кумбхандам, готовящимся к войне
с краснолюдами, карликами и гномами одновременно, позарез были нужны
не только традиционные средства излечения (раскалённым железом на
рваную рану), им требовалось явное преимущество перед остальными
Горными Народами. У краснолюдов имелось огнестрельное оружие,
секретом изготовления которого они дорожили как старая монашка своей
целомудренностью; у гномов была способность выращивать из кристаллов
боевые артефакты огромной Силы – Трахниры; карлики якшались с
Подземными убогами, обмениваясь бусами и водкой с одной из Нижних
Реальностей. И тогда кумбханды послали наиболее талантливую молодёжь в
Школу Магии, перед этим внеся щедрый взнос в фонд развития магии,
находящийся в домашнем сейфе Архиректора.
- Давайра, подожди!
Легко перепрыгивая с ветки на ветку, незаметно притрагиваясь к
стволам, чтобы оттолкнуться, к кумбхандке спешила дриада. Уцепившись
ногами за ветку, она повисла головой вниз рядом с Давайрой. Треугольное
личико нежно-зелёного цвета, завязанные в десятки косичек тёмно-зелённые
волосы, изумрудные глаза с овальными зрачками, уши ещё более
заострённые, чем у эльфов. Давайра с завистью смотрела на стройную
Кельну. Низкорослая, приземистая, с серой кожей и лицом, словно
высеченным из камня, Махашинкапара на родине считалась первой
красавицей в пещере, но, приехав в Серединные Земли, попала под влияние
худосочных высокорослых эльфиек с Заморских Островов, привёзших
журналы мод своим соотечественницам из Эльфляндии, таким же красивым
и элегантным, как сопля.
Поступив только в этом году, Кельна делала успехи, поражавшие даже
выпускные курсы Магистров. Вырастив кактус семиядерный, хищное
разумное растение из Убоговской Пустыни, Кельна не только не дала ему
прикончить однокурсников на презентации домашнего задания, но и
успешно доказала что при взаимодействии с тюльпаном многослойным
кактус семиядерный создаёт вербальные реакции, тем самым опровергнув
гипотезу профессора Орыдерада о кактусе семиядерном как случайно
занесённым в Убоговскую Пустыню, где, как известно, вся флора и фауна,
закусывая туристами, всегда извинялась за эволюцию, сотворившую с ними
такие метаморфозы.
- Я знаю, где есть необходимые тебе травы! – затараторила Кельна, – это
тут, неподалёку, идём быстрее! Прямо для твоей дипломной!
Давайра поспешила за подругой. Углубившись довольно глубоко в лес,
что Давайра определила по зарослям клубники неспешащей, они подошли к
холму с круглым входом вовнутрь.
- А мы не побеспокоим кого-либо из Народа Холмов? – спросила
Давайра, которую вдруг охватило нехорошее предчувствие.
- Да нет, что ты! – заулыбалась Кельна. – Этот холм не из Холмов с
Вратами, здесь раньше жил вилуодок, но потом его поймали лемминги и
продали зайцам. Сейчас там никого нет и полным-полно велайянского
подсолнуха трёхлетнего!
Последние слова Кельны разрушили сомнение кумбхандки и она первой
зашла в холм. Не пещеры Шидалаваистского Кряжа, конечно. О, родные
пещеры Махапопы, что в Серединных Землях зовётся Южной Страной!
Вечный полумрак, ни с чем не сравнимый запах многих тонн камня,
сталактиты и сталагмиты на каждом шагу! Эх, поскорее домой. Вот, защита
диплома по реакциям велайянского подсолнуха трёхлетнего на селитру в
поле Силы мощностью от 3 до 300 ЕМС, и снова родные замкнутые
пространства с бубнящими друг на друга якшами-брахманами и ракшасамибуддистами, иногда забывающихся и начинающих переламывать друг другу
кости для непосредственного угасания сознания. И постоянные схватки
касты воинов с дикими племенами кимпуруш и бродячими торговыми
представителями. И…
Что?
Давайра замерла.
Проход привёл её с Кельной не к зарослям велайянского подсолнуха
трёхлетнего, как обещала дриада, а в просторную круглую комнату. С
потолка свисали три огромных фасетчатых шара, освещавшие комнату
равномерным белым светом. Возле стен стояли статуи различных убогов.
Посредине стоял круглый стол, испещрённый рунами, иероглифами,
космологическими символами, Именами и Знаками Силы. Вокруг стола был
нарисован семиугольник и на шести концах семиугольника мерцали
октарином двухметровые коконы.
- Кельна, это… – Давайра не успела договорить. Нежная ручка коснулась
её шеи, тонкие пальчики ударили быстро и неотвратимо. Нервные узлы
кумбхандки застыли, перестав передавать сигналы в мозг, она обмякла и
упала на пол. Реальность з е в н у л а и в ы п л ю н у л а из субпространства
пещеры двоих в серых доспехах с изображениями красной молнии на
грудине. Наручники, наголенники и набедренники были усеяны мелкими
острыми кристаллами, по которым пробегали эннеариновые искры. Сапоги
были покрыты различными мерцающими геометрическими фигурами.
Шлема выглядели похожими на головы разъярённых убогов. Подхватив
Махашинкапару, они подтащили её к свободному углу семиугольника и
подняли на ноги. Дриада, оскалившись, подошла вплотную. Подняла руку
ладонью вверх. Из земли вырвались упругие красные лианы и обмотали
кумбхандку с головы до ног. Отступив на шаг, дриада критически осмотрела
дело лиан своих. Довольно кивнула и дунула. Лианы начали подрагивать и
наливаться октариновым цветом.
- Передай Азавалару и Халафиту. – бросила дриада тихо подошедшей
сзади фигуре с шестью ногами и восемью руками. – Три магических
светильника, семь непорочных дев и одиннадцать обликов Воплощений
Инферно. Всё готово. Я жду указаний.
Фигура неторопливо села в позу одуванчика. Несколько минут прошли в
тишине. Наконец фигура проскрипела:
- Сегодня ночью.
5.
- Итак, мы спустили спутник на более низкую орбиту и сразу
обнаружили сигналы, чья частота не совпадала ни с одними известными. –
Низенький гоблин Урумо поправил очки на носу, неопределённо помахал
карандашом и достал из кармана лабораторного халата блокнот. – Ближе
всего к ним ментальные сообщения гаури на первом уровне Астрала, но
гаури не используют каменных идолов Хак’У.
Он ещё раз внимательно посмотрел на своих собеседников. Четыре
широкоплечих орка в штатских одеждах, но военную выправку скрыть
трудно. Судя по татуировкам на щеках, это были профи из СОБОРа –
специального отдела по бестактным организованным разрушениям –, чья
деятельность даже в Оркграде вызывала споры о соотношении морали и
секиры. Несмотря на своих кровожадных предков из Оболдуя и Восточных
Степей, орки, гоблины, тролли и огры, обитающие в землях, подчинённых
Даркланду, Тёмной Стране, считали себя цивилизацией разумной и
высококультурной, двигающейся по пути прогресса и науки. Уйдя из
раздираемых постоянными войнами и коррупцией Степей, небольшие
группы Тёмного Народа попытались кардинально изменить свой образ
жизни, напоследок всё-таки вырезав жителей тех равнин и плоскогорий, куда
они пришли жить. Почти два тысячелетия, окружённые естественной стеной
в виде гор, кольцом охвативших плодородные земли, орки, гоблины, тролли
и огры жили тихо, мирно и почти без эксцессов, чему не мало
способствовала и вера ракшасов, мигом притащившихся в новую страну,
пока туда не успели проникнуть райтоглорвины с их верой в Грозного
Добряка. Тогдашний повелитель Тёмной Страны, орк Гилэрг Гилладагыад,
моментально понял всю прелесть монотеизма с его централизованной
системой контроля и предал огню всех идолов Тёмных племён. Народ в ту
эпоху ещё был диковат и не мало проповедей пришлось провести войскам
Гилэрга, прежде чем новая вера устроилась в Даркланде. Тогда же и
произошло зарождение научного интереса у Тёмных: в одной гоблинской
деревне ракшас-буддист долго, последовательно и логично аргументировал
существование души в животе. Заинтересовавшиеся гоблины тут же провели
эксперимент, но, сколько они не наблюдали за распоротым животом ракшаса,
оттуда ничего не вылетело. Поймав ещё с десяток ракшасов в округе и
повторив эксперимент, гоблины пришли к выводу, что души в животе нет.
Таким образом противостояние рационализма и эмпиризма было разрешено в
самом начале в пользу последнего.
С тех пор страсть к экспериментам расширилась от деревеньки гоблинов
на всю страну, породив немало великих учёных и нелепых ситуаций.
Например, Тёмные были свято уверенны, что гномья аббревиатура НИР
означает Необыкновенные Извращения и Разборки аж до самого Первого
Международного конгресса по научным проблемам мелиорации, где с одной
стороны с докладами выступали краснолюды и гномы, а с другой орки и
гоблины (и тогда же выяснилось, что мелиорация означает не крики с мелом
в руках).
Ознакомившись с трудами Гегелисия, Тёмные пришли к выводу, что
благосостояние цивилизации зависит от развития науки и накопления
знаний. К этому времени они уже более менее освоились с научным
дискурсом и даже выработали понятие о эпистемах, обогнав гномов на три
столетия. «Фабрики мыслей» Тёмной Страны вообще не имели соответствия
во всём мире. Росту научных знаний соответствовал рост технологий и
индустрии. А в теологических вопросах буддисты-тролли разбивали
представителей всех остальных конфессий Равалона, поспособствовав
немалой
популяризации
интеллектуального
софистического
продукта
Оркграда14.
Происходило это примерно следующим образом.
С райтоглорвинами:
- Итак, вы утверждаете, что Грозный Добряк есть Непревзойдённое
Совершенство и тем самым Он есть Начало и Конец и Предельное
Обоснование всего, что существует?
- Ага. – подтверждали райтоглорвины.
- А так же Он непознаваем, и можно Его знать лишь в Его Откровениях?
- Угу.
- И, следовательно, логикой Его не познать?
- Ага.
- То есть, мы логически аргументируем невозможность логики по
отношению к Обоснователю?
- Э-э-э-э…
- И тем самым, мы отказываем Грозному Добряку в логике, то есть в
обосновании положений субъекта по отношению к объекту? Но ведь Он есть
Принцип Обоснования, следовательно, Он должен подтвердить правильность
данного тезиса?
- Гм?
Между прочим, это был очень большой прогресс в религиозных представлениях
троллей. Например, у троллей Оболдуя до сих пор следующая космогония: Бог-Тварец
снял носки и швырнул подальше от себя во Тьму. Там от носков начали исходить пять
типов вонизмов. От вонизмов у прятавшихся во Тьме богов-демиургов начали
происходить глюкооны, из-за которых они принялись жарить шкварки. От шкварков у
богов-космократоров возникли кранты и боги-космократоры придумали матом.
14
- Следовательно, Он должен Обосновать этот тезис так, чтобы он был
доступен смертному субъекту, отыскивающему обоснование логическим
путём?
-Агрх…
- И так, логически отказываясь от логики в отношении к Фундатору мы
признаём необходимость логики по отношению к Фундатору?
- ???
С язычниками:
- Итак, ухо за ухо, селезёнку за селезёнку, дед за бабку, бабка за внучку,
внучка за жучку. Месть и кровь. Иного способа по отношению к врагам быть
не может в принципе?
- Да!!! – орут язычники, размахивая оружием и неистово кланяясь
идолам.
- Но кто есть враг? Что он такое в своей сущности?
- Враг хочет нашей крови!!! – орут дроу.
- Враг хочет наших земель!!! – орут харуны.
- Враг хочет наших баб!!! – орут краснолюды и все вокруг надолго
замолкают, в ужасе представляя врагов, которые хотят баб краснолюдов.
- Но тогда ответьте на вопрос: разве не убивали вы?
- Убивали!!!
- Разве не врывались вы на чужие земли?
- Врывались!!!
- Разве не хотели вы… Гм… Вопрос снимается. Но если вы всё это
делали, тогда вы тоже враги!
- Шо?
- Враг убивает – вы убивали. Враг нападает – вы нападали. Враг… В
общем, вы – враги как таковые, ибо подпадаете под своё же собственное
определение врага!
- Шо?
- И тогда вы должны начать искоренение врагов с себя, ибо вы – самый
близкий враг, который находится рядом с вами.
- Шо?
- Но раз вы этого не делаете, отсюда следует, что и к врагам возможно
иное отношение. Как говорил Татхагата, победить тысячу врагов – не
доблесть. Доблесть – победить себя.
Смутно ощущая, что их всё-таки надули, язычники слаживают оружие в
кучку и слушают байки о Просветлении, Четырёх Благородных истинах и
Срединном пути15.
Тёмная Страна процветала. Но в последние сто лет, когда уровень
индустриализации Даркланда стал неумолимо нарастать, нашлись силы,
которые явно не желали видеть Тёмных в качестве тех первых, кто начнёт
осваивать
ядерный
синтез.
Спонсируемые
гномьим
трестом
«Ж/д
Корпорэйшн» и получая последние разработки в волшебном оружии из-за
бугра (с Заморских Островов) разношёрстные войска наёмников и
Безбашенных Топоров вторглись на землю трудолюбивых крестьян-огров,
просветлённых троллей-священников и мирных учёных орков и гоблинов.
Кровавые дороги были проложены от Квазалрийского и Тор-Аномского
проходов к Оркграду, немало Тёмных пало в жарких сражениях, но острый
научный ум сумел противостоять ордам захватчиков, быстро переделав кубы
по перегонке спирта в плюющие кислотой машины и сотворив первый в
Равалоне прототип искусственного интеллекта персонифицированного типа
на основе схем ИИ Школы Магии и «ДМ-1» Заморских Островов. Когда
неуклюжие боевые големы неспешно вышли под стены осаждаемого
Оркграда и вслед им высыпали разъярённые учёные, в чьих шкафах
хранились прапрапра…дедушкины секиры и ятаганы, осаждающие даже не
поняли, что бог войны Марес поменял расклады и теперь поедает амброзию,
с интересом изучаю повадки смертных в изменившейся среде. Невероятный
Полную информацию о диспутах с иноверующими можно получить из
оркградских журналов «Пробуддись!» за 341 год Эпохи Потрясений.
15
и жуткий по своей кровавости разгром войск вторжения сопровождался
немереной резнёй военнопленных и огромными поставками банок с
тушёнкой на импорт.
С тех пор в Высший Совет Тёмной Страны были добавлены шесть мест,
в которых заседали военноначальники. Была объявлена общая воинская
повинность, лучшей военной стратегией была признана предупреждающая
война на уничтожение, а на военные разработки стали тратить столько же
денег и средств, сколько на космическую программу. Культивировалась
старинные времена, когда предки нынешних жителей Тёмной Страны без
стука входили в чужие дома пограбить. Не всех устраивало такое положение
дел, но все отчётливо понимали: хочешь выжить – бей первым. По заказу
Верховного Правителя и Высшего Совета на Пятом Вселенском Соборе
буддистов были внесены поправки в Сутра-питаку о некоторых деяниях
Затемнённого и поправки в Абхидхарма-питаку по поводу тезиса о тождестве
сансары и нирваны, высказанным троллем Обрыгаджуной по пьянке. ОРУ
(Оркградское Разведывательное Управление) раскинуло шпионскую сеть по
всему миру. Были созданы группы активного реагирования: ВВС (Всем
Врагам Смерть), БОБ (Боевой Отряд Буддистов), «Белая длань» (отряд ОРУ,
ворующий технологии и идеи у дружественных и не очень держав) и СОБОР
(группа, проводящая террористические акции за рубежом). В новую Эпоху
Тёмная Страна собиралась войти государством мощным, развитым и, самое
главное, существующим.
Проект «СЗВАННВ» (Следим За Всеми, А Нас Не Видно), который
курировала семья Урумо на протяжении последних восьмидесяти лет, был
призван поддерживать направление Оркграда в данном процессе. Аппарат,
способный регистрировать все передачи информации магическим и
ментальным способом и распознавать их содержание, был задуман ещё до
начала Великой Отечественной Резни, но то, что легче всего это он будет
делать на околоравалонской орбите, где не так сильна обывательская аура,
додумались недавно. Запуск состоялся полгода назад, посредством весьма
сложной конструкции из дирижабля, Адамантов Пламени Неуничтожимого,
некромагического обряда и плюшевого мишки, и в распоряжении
исследовательской лаборатории находились волшебные и ментальные коды
коммуникации уже почти всех Народов Западного Мира. Но недавняя
регистрация совершенно необычного сообщения не могла не заинтересовать
военных, и Урумо это отлично понимал.
- А почему гаури не используют идолов Хак’У? – спросил орк,
представившийся Грымзилой и, судя по поведению, являющийся главным.
Урумо мысленно вздохнул. Основная беда военных состояла в том, что
они уже не могли погружаться в научные исследования и полноценно жить
миром знания. Вот и сейчас, орк-воин забыл то, что орк-учёный не забыл бы
никогда.
- Потому что мыслесвязь и связь при помощи Силы при взаимодействии
создают резонанс, последствия которого весьма печальны, особенно для того,
кто пытается это взаимодействие создать.
- Иначе говоря, они взаимоисключаемы. – понятливо кивнул Грымзила,
расслабленно рассматривая столы, забитые бумагами с дешифровкой. – Но
кто-то сумел соединить несоединимое – и это не бог и не убог, судя по
вашему рапорту.
- Докладу. – поправил Урумо.
- Докладу. – легко согласился Грымзила, а его сотоварищи осклабились.
– В последнем вашем докладе вы сообщаете, что почти произвели
дешифровку.
- Не совсем. – поморщился гоблин. – Мы обнаружили, что информация
денотативно требует староэльфийского Бреднья, но в иных контекстах
можно применить древний огрский Крадырх и шейканский Ла-Илла, отчего
меняется значение некоторых частей. К тому же, если заменить Бреднью на
смесь гномьих рун с письменами тэнгу в особой последовательности, то
получится совершенно иной смысл.
- Иначе говоря, вы ничего не узнали?
- Не совсем. – повторился Урумо. – В сообщении часто повторяются
слова «Хранитель», «сменить», «Мечущие» и «Школа Меча». Встречаются
так же цифры, которые можно интерпретировать как дату.
- Как дату?
- Да. Поэтому я и пригласил к себе специалистов по Школе Меча.
«Правда, – добавил гоблин про себя, – я никак не ожидал, что Школой
Меча занимается СОБОР»
- Эта дата – седьмое послежарника16. Завтрашний день. Который
начнётся через четыре часа.
От расслабленного Грымзилы тут же не осталось и следа. Резко
повернувшись к подчинённым, он начал раздавать приказы:
- Ырлук, всю информацию по Школе Меча за последние полгода мне в
кабинет. Грезис, свяжись с нашими информаторами в Квил-Деаторе и
Валфелдисе, пусть сегодня работают всю ночь. Бергек, подготовь группу и
срочно вышли её к Школе Меча. Ты отвечаешь за операцию. Да, и дай им в
сопровождение Железных варгов. Чтобы не произошло этой ночью в Школе
Меча, мы должны это знать раньше всех.
Тройка подчинённых-соборовцев быстро бросилась выполнять приказы.
Грымзила обратил своё внимание на Урумо.
- Высший Совет наградил меня особыми полномочиями. – сообщил орк.
– Как вы знаете, мы собираемся вторгнуться на территорию Эльфляндии для
стратегического строительства цементного завода. У короля Шаль-А-пина
подписан контракт со Школой Меча на сорок лет о подготовке воинов для
его страны. Все сведения о Школе Меча обладают приоритетным статусом и
должны немедленно сообщаться в СОБОР. Я приказываю вам перевести
спутник в поиск режима кодов, связанных со Школой Меча. Все новые
данные – мне в кабинет. Где он находится, я думаю, вы знаете.
По Западному летоисчеслению в Равалонском году восемь месяцев по сорок девять
дней каждый. Это потепленник и недожарник (весна), почтижарник и жарник (лето),
послежарник и недохладник (осень), хладник и заморозянник (зима). Новый год в
Серединных Землях начинается с 1 недожарника, после сбора первых урожаев.
16
Поклонившись, Грымзила ушёл.
Урумо, бормоча под нос нелицеприятные отзывы о военных, которые
слишком много власти получили, отправился к пульту управления менять
настройки.
6.
Ночь торопливо брела по Серединным Землям.
Точнее, это была не сама Титанида-Ночь, Предвечная Сила, рождённая
из Глубин Хаоса в вихрях звёзд, вытягивающихся в серебряные нити в
умелых руках безжалостных Мойр. Это была богинька, отвечающая за
регион Серединных Земель, звали её Хэеэлгарагнадана, и работу Ночью она
получила недавно, благодаря дяде Дэйдзюцу, богу северо-восточного ветра и
бодхисаттве на полставки в Даркланде, который был знаком с племянником
Верховного Бога Серединных Земель Грозным Добряком.
Раньше, днём, пока колесница Гелираоса тащила по хрустальным путям
неба Серединных Земель раскаленную астральную проекцию Солнца,
Хэеэлгарагнадана всегда веселилась во дворце с ангелами из свиты Грозного
Добряка, смеясь над их несмешными шутками и поражаясь их выдуманным
историям. Потом мама, богиня домовых печей в Вестистфальдских горах,
воспитывавшая её в одиночку, озлилась, выгнала из дому и заявила, что
кончилось её божественное терпение и пусть дочка зарабатывает себе на
жизнь сама.
Бродя по жемчужным мостовым, сотканным из рассветных туманов,
Хэеэлгарагнадана не долго думала, где искать работу и быстро отправилась
на Площадь Красоты. Но там уже не протолкнуться было от конкуренток
помоложе и покрасивее, претендующих самое малое на Предназначение
богини Красоты. На слегка полноватую Хэеэлгарагнадану распределители
божественного Предназначения не обращали внимания, только какой-то
черноногий божок с бегающими тремя глазами предложил ей работу в
интересном месте. Хэеэлгарагнадана раньше никогда не слышала про
бордели, но что-то в божке ей не понравилось и она быстро ушла с Площади.
Прожив впроголодь три часа, Хэеэлгарагнадана поняла, почему убоги,
тоже состоящие из эфира, ненавидят богов. Имея на Небесах вдоволь
нектара, амброзии и амриты, боги не спешили организовать гуманитарную
помощь собратьям из Нижних Реальностей. Убогам приходилась добывать
необходимую им жизненную энергию из хаоса, войн и выборов, за что их
очень не любили смертные, в жизнях которых эти хаос, войны и выборы
устраивались.
Прибежав к дяде и нажаловавшись на маму, Хэеэлгарагнадана радостно
уселась за стол, думая, что её лишения окончены. Но дядя, вместо того чтобы
накормить племянницу до отвала, радостно сообщил ей, что её проблема
решена и он знает, куда её можно трудоустроить. Выпроводив племяшку за
дверь с запиской в руках и бурчанием в животе, Дэйдзюцу достал из погреба
нектар времён Первой Эпохи и решил отметить свою помощь родственнице.
В записке оказался адрес, по которому Хэеэлгарагнадане предложили
Предназначение Ночи с обещанием карьерного роста и гибким графиком
работы.
Хэеэлгарагнадана поверила.
Но она не ожидала, что её эфирный ритм ещё не скоро приспособится к
работе в ночную смену.
И вот уже месяца четыре жители Серединных Земель могли наблюдать
закат Солнца, после которого часа два ещё было светло.
Спустившись с хрустальных путей, богиня Ночи обнаружила, что она
находится
прямо
посередине
Великого
Эскадота
–
крупной
реки,
пересекающей Серединные Земли пополам. Пока хихикающие русалки
наблюдали, как Хэеэлгарагнадана выбирается из воды, летучие мыши в
городе Гластире, самом восточном городе Серединных Земель, лежащим
близь Великой Дороги из Жёлтого Кирпича, потихоньку сходили с ума.
Внутренние чувства говорили им, что уже ночь, в то время как внешние им
полностью противоречили. Одна из мышей даже чуть было не придумала
солипсизм, но тут богиня Ночи выбралась на берег и в темпе принялась
набрасывать астральную проекцию внешнего Космоса. Хороводы звёзд
принялись усеивать чёрное покрывало неба.
Выбиваясь из графика, Хэеэлгарагнадана поспешила к Сумрачным
горам, где располагалась известная Школа Меча. Пройдя по городам КвилДеатор и Валфелдис и жмущимся к ним россыпи деревенек, богиня Ночи
вступила во двор Школы Меча.
Хэеэлгарагнадана даже и не подозревала, что спустя тысячелетия
представители исторической школы «Каналов» назовут эту ночь одним из
поворотных событий в истории Серединных Земель.
Так же она не подозревала, что вскоре бог смерти Анубияманурис будет
разбужен и срочно вызван на работу.
7.
Скрип на грани слышимости проник в ушную раковину Джотара,
пометался по внутреннему уху и плюхнулся в височную долю. Джотар не
спеша открыл глаза. Если ему решили устроить тёмную, то спешить некуда.
Шансов у него столько же, сколько у овечки перед стаей голодных волков.
То есть как бы и есть, но на самом деле нет. И доброго пастуха нет рядом.
Скорее, если пастухом представить Шрушера, пастух начнёт резать овцу и
раскладывать куски перед волками, одновременно передавая салфетки.
Скрип прекратился.
Над Джотаром склонилась голова Бенка.
- Вставай и следуй за мной. Это приказ Мастеров – одними губами
приказал бифурк.
Джотар одним словом сообщил Бенку, что он никуда не пойдёт, что он
не считает нормальным видеть Бенка в данный момент, что политика Школы
им не одобряется и что он хочет спать.
Бифурк бросил взгляд в сторону, кивнул и в плечи Джотара словно
стальные клещи вонзились. Одним махом его стянули с кровати, при этом не
издав ни звука. Потом аккуратно спеленали в мешковину, так, что он не мог
даже пальцем пошевелить, в рот засунули картошку. Последнее удивило как
Джотара, так и Бенка.
- Картошка? – на языке жестов вопросил бифурк невидимого
сотоварища.
Ответ его удивил.
- Святое растение? Знак избранности? – замелькали пальцы. – Да ты чё?
Это где же?
Последовал молчаливый ответ.
- Надо же! – поразились пальцы бифурка. – Народный орочий обычай! А
орки о нём знают?
Ответ его расстроил.
- Эх, не помнят предания старины глубокой, – сокрушённо потряслись
пальцы, – и даже орки забыли, откуда есть они пошли. Ладно, хватит
болтать, понесли.
Взвалив Джотара на плечи, Бенк и его товарищ покинули спальные
упокои. Выйдя в необыкновенно тихий двор, который уже очистили от
орнамента из кишок упражнявшихся со львами, бифурк уверенно направился
в сторону доза-дзен.
Перед входом в доза-дзен стояли красные тории, при входе в которые
Бенк сплюнул через плечо. Джотар возмущённо замычал. Пообещав, что он
Джотара спустит в колодец для омовения, Бенк направился в подсобные
помещения, где Мастера хранили своих любимых животных, игнорируя
павильон для поклонения, в который он обязательно должен был зайти для
поклонения. Подумав, как он сообщит о подобном святотатстве Венкеру и
куда запихнут картошку Бенку, Джотар мысленно захихикал.
Огромный хлев, где жил любимый дог Архимастера, был раскрыт. Возле
дверей стояли двое аспирантов. Гном и эльф громогласно поприветствовали
бифурка и помогающего ему орка на языке жестов.
- Все уже ждут! – прожестикулировал гном. – Тащите его во внутрь.
Джотар уже смирился с судьбой и готов был ко всему.
Так он думал.
На деле же, он, понятное дело, не оказался готов к тому, что увидел.
Посреди хлева, освещаемого очагом, на коврике для молений сидел сам
Архимастер,
почёсывая
дога
за
ушком.
Джотар
понял,
что
этот
дистрофичный старичок с длиннющей бородой и есть Архимастер хотя бы
потому, что вокруг него в почтении склонилась Пентада Мастеров, а дог не
пытался отгрызть ему руку.
Вокруг старичка растекалось неторопливое янтарное сияние.
- Доставлен. – доложил бифурк и сбросил Джотара на солому. Теперь
только он заметил ещё три таких же мешковины с торчащими из них
головами с картошками во рту.
- И отчего они не хотели прийти сами? – спросил Архимастер.
Мастера заговорили одновременно, перебивая друг друга. Жаркий спор
за право первым сказать Архимастеру ответ закончился громким:
- на х..., пожалуйста!
Глаза на лоб полезли даже у дога.
- Гм… – недоверчиво произнёс Архимастер. В его сознании никак не
могли синтезироваться представление о невозможности передвигаться и
представление о соединении с детородным органом.
- Это не так важно, о Старший из Старших. – наконец рискнул Мастер
Тай-Ота, крепкий горгулий, чьё лицо до самой пятки пересекал шрам.
- Ты прав. – кивнул Архимастер. – Важно лишь Пророчество.
Освободите Претендентов.
Мешковины
развязали
и
вытащили
четверых
студентов-
третьекурсников, которые тут же свалились на пол. Не смея поднять очи на
великого Архимастера, они дрожали и поскуливали.
Джотар не поскуливал.
Он не мог поскуливать из-за картошки, которую не смог выплюнуть.
Поэтому он просто обделался.
- Уже пятые на этой неделе и одно и тоже. – недовольно заметил Мастер
Бензил Бензоата, седоватый кимпуруша.
- И на том же месте. – бросил Мастер Тай-Ота, глядя на Джотара.
- Встать, когда перед вами являет свою Мощь Архимастер!!! – заорал
Мастер Джибсон Стратакастер, вечно хмурый морден.
Как не странно, вопль подействовал. Помимо собственной воли, которая
прикинулась дохлой, студенты начали подыматься, уже не в силах отвести
глаз от сияния, разливающегося от Архимастера.
Созерцая странные и завораживающие блики, играющие на явленной
ауре Архимастера, Джотар пропустил момент, когда ему в руки всунули
протазан. Очнувшись, он осмотрелся вокруг и обнаружил, что остальные
студенты тоже вооружены.
«Святая мать Иосафата! Да что здесь происходит?!»
- Сейчас между вами произойдет битва не на жизнь, а на смерть. И
только один из вас выйдет живым из этой схватки. Вперед, Претенденты! –
приказ сопровождался мысленной установкой на немедленное выполнение,
противостоять которому студенты не смогли.
Претендент сдохнуть ни за что, ни про что, Джотар принял боевую
стойку «Тушканчик, разрывающий тигра» и быстро огляделся, оценивая
обстановку. Справа от него было двое противников, а слева, как ни странно,
всего один.
«Итак…
Краснолюд Хмолтис Нийяд. Ростом достаёт мне до подбородка. А в
плечах три меня. Вооружили его знатно: секира и короткий кинжал. Этот
краснолюд не очень хитер и изворотлив, но обладает удивительным
упорством и чрезвычайно вынослив. Крутить выданным ему оружием он
может три дня напролет, а потом бы у него открылось второе дыхание.
Альв Квелтис Элдор. Ростом с меня, в плечах уже. Вооружили его менее
знатно: четыре сая. Оружие не ахти какое, но при его ловкости вполне
смертельное. Квелтис никогда не берёт победы силой, а просто засовывает
противнику нож в спину, после чего радостно улыбается.
Лесной тролль Пумпочка. И выше, и шире, и лапы длиннее, и ноги
быстрее. Из оружия ему досталась простая клеймора. Хотя держит он её
совершенно не замечая тяжести, что заставляет задуматься, прежде чем лезть
под его клинок, ибо можно заработать вавку. А его злобная гримаса
уверенности противникам не добавляет».
К превеликому удовольствию Джотара все его противники, равно как и
он сам, были в пижамах, а не в добротных доспехах.
Дожевывая картошку, Джотар начал было продумывать стратегию боя,
но тут заговорил Архимастер.
- Я поведаю вам, Претенденты, историю, которая изменит сегодня вашу
судьбу. Случилось однажды так, что к нам в Школу забрел Странник. Он
вызвал на поединок всех бойцов нашей Школы по одному и победил их всех,
даже Архимастера тех далёких времён. Рассмеялся он и сказал, чтобы все
воины, что в Школе находятся, нападали на него одновременно. И снова
победа досталась ему. И рассмеялся он опять и сказал, что достойный его
противник однажды объявится в Школе, но пройдёт много времени и никто
из сражавшихся с ним не доживёт до этого дня. И воин, достойный его, будет
выбран из числа третьекурсников спустя ровно полторы тысячи лет. И вот
прошли эти полторы тысячи лет, календарь слегка изменился, поэтому уже в
течении недели мы ищем Избранного, кто заберёт Вещь, которую оставил
Странник в Школе. Великие Силы сокрыты в этой вещи, сами боги не могут
ответить, что за Дар получит один из Претендентов. Но знайте – выжить
должен лишь один из вас.
«Так вот куда подевалась вся группа Меченых-секирщиков с соседнего
корпуса…» – успел печально подумать Джотар17.
И начался бой.
Первые несколько мгновений студенты вроде как примерялись друг к
другу, а потом воздух взорвался боевыми криками и взмахами оружия. Альв
сцепился с краснолюдом, яростно его атакуя, на что краснолюд отвечал на
чистом эльфийском глухой защитой и ответными контрударами.
- Эх, держите меня семеро, а не то всех порешу!!! – крякнул тролль и
ломанулся на Джотара. Джотар, видя эту машину смерти, не растерялся и
хладнокровно принял единственно верное тактическое решение – бросил
протазан и побежал подальше от места схватки. А Пумпочка, решив оставить
его «на закуску», подключился к Квелтису с Хмолтисом.
Звон клинков приятно радовал душу Джотара, ибо он был на безопасном
расстоянии от него. Но тут его кто-то схватил за шкирку и швырнул в самую
гущу схватки. В полете, он заметил, что это был Мастер Гусфар,
чёрночешуйчатый драконид, приговаривающий что-то про трусость и
полупроводники.
Оказавшись в гуще событий, Джотар только и успевал уворачиваться от
сыплющихся на него со всех сторон ударов. К собственному огромному
удивлению, он делал это с непревзойдённым мастерством.
К этому времени альв уже успел избавиться от двух саев – один застрял
под ногтем у Пумпочки, а другой краснолюд домовито припрятывал в
карман.
Взмахи клейморой высекали снопы искр из топора Хмолтиса и
придавали причудливую форму саям Квелтиса. Квелтис же в ответ плел
саями свои искусные вензеля, которые всё равно не доставали до
противников. Хмолтис махал во всю топором и кинжалом, никакой тактики
Как ни странно, перед ответственным моментом всегда в голову лезут мысли, не
имеющие никакого отношения к моменту. Например, однажды король Элории придумал,
как решить проблему обоснования трансцендентального единства апперцепции, но в
следующий миг острый топор палача отделил голову короля от плеч.
17
не придерживаясь, зато бесстрашно, как Моська18. Джотару, естественно,
доставалось больше всех, так как он был безоружным, а убийство
безоружного не считалось зазорным в Школе Меча.
Мастера очень живо наблюдали за происходящим в сарае, радуясь
каждому успешному удару и нескладному блоку. Улюлюкая и веселясь, они
при этом ни за кого не болели.
Джотар, защищаясь от ударов голыми руками, подумывал о том, что
нужно добыть обратно протазан. Для этого он приложил все усилия. Но в
самый последний момент, когда Джотар уже схватил протазан за древко, он
получил увесистый удар по затылку и опал как озимые.
Его
противники,
возликовав
по
поводу
устранения
одного
из
конкурентов, удвоили усилия для устранения всех остальных.
Более хитроумный альв предложил Пумпочке совместно убить
Хмолтиса, а затем разобраться как мужчина с мужчиной по вопросу, кто из
них труп. Доверчивый тролль, конечно же, поверил доброму и честному
предложению Квелтиса и по его знаку напал на краснолюда. И в то же
мгновение почувствовал инородное тело у себя в туше. Пумпочка молча
рухнул на посыпанный соломой пол сарая, в его глазах были тоска, грусть и
контактные линзы.
Такой исход крайне осчастливил Мастеров.
Они даже слегка поаплодировали.
И тут, воспользовавшись заминкой, краснолюд бросился на альва,
разрубая его топором напополам, но в последнее мгновение Квелтис всё-таки
успел воткнуть ему клинок в самое сердце.
Противники упали один на другого. Мастера сразу затихли и начали
решать, кому на этот раз придется здесь убирать. Пока они приходили к
общему мнению, что это будут студенты, голос подал Архимастер:
Моська была великой Воительницей давних полулегендарных времён, которая
прославилась тем, что закрыла своей грудью бойницу в Чёрной Башне некроманта Пресса.
До этого некромант не видел женщин уже сто лет и вид женской груди привёл его в
замешательство и возбуждение, чем и воспользовались соратники Моськи.
18
-
Мастер
Джибсон,
засвидетельствуйте
смерть
Претендентов
и
принесите мне чаю.
Мастер Джибсон тут же бросился умело ощупывать обе половинки
альва, потом перешел к уже остывшему троллю, а после пощупал и
краснолюда. Не найдя среди них живых, он перешел к Джотару. И тут
Джотар зашевелился и застонал.
Архимастер с интересом взглянул на него и величаво произнес:
- Избранный.
Помогая истекающему кровью Джотару подняться смачным пинком,
Джибсон пробормотал:
- Тебе просто повезло и не думай, что об этом никто не знает…
Избранный.
- Подойди ко мне. – изрёк Архимастер. – Ибо должен ты повторить
слова заклинания, которые Странник оставил Архимастеру тех времён и
доставшиеся мне от предыдущего Архимастера. Слушай, Избранный!
Подбоченившись и вытянув вперёд руки, Архимастер задекламировал:
Ла илаха илла Ллаху ва
Мухаммадун расулу Ллахи
Цури-ганэ-ни
Томаритэ нэмуру котё кана
Си вис пасум пара беллум.
А теперь повтори!
Джотар, уже привыкший к сиянию Архимастера, неуверенно забубнил:
Ля рубаха вилка страха
Мономах рассолом лях
Цыгане ни
Томатом немую котёл
Сивка пасёт пару белок.
Джибсон расплескал чай на Гусфара, не успев донести его.
Архимастер нахмурился.
– Если бы ты не остался в живых, как того требует Пророчество, я бы
подумал, что произошла ошибка. Но против Рока не попрёшь. Я дам тебе ещё
одну попытку. Одну, чтобы ты доказал своё право на Вещь.
Мастера ободряюще достали ножи.
Джотар напрягся. Как никогда его жизнь зависела от слуха и памяти.
Где-то ещё теплилась надежда, что это всё ошибка, а ещё лучше сон и он
спит в своей любимой продуваемой кровати, полной клопов…
Мастер Виг Вам, полненький коротышка-человек, с интересом стал
приглядываться к шее Джотара.
Сглотнув, Джотар как попугай из Южной Страны принялся торопливо
повторять за Архимастером слова.
- …пара беллум! – выкрикнул он, на всякий случай закрывая глаза.
Если бы Джотару сейчас рассказали, что он замкнул на себе формулу
Заклинания, состоящего из постепенного фазового нарастания степени
абстрактности от непосредственно-практического (покоящегося на базисе
некромагического действия и воли к жизни) к отвлечённо-вербальному
(ориентирующемуся на биоэнергию выжившего и концентрирующегося в
ритмическом рисунке проговаривания), то он бы ответил «Да-да, я так и
думал», а в его голове замелькали бы образы пасущихся овечек.
Пентада не спеша попрятали ножи. Джотар осторожно приоткрыл один
глаз.
- Ну, я пойду? – поинтересовался он, тайно лелея мечты о тёмном
карцере месяца на два.
И тут он временно ослеп.
Авторы:
Ю.Вот (Полулях Ю.Ю.)
Якся Маєш (Мамедов Р.А.)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа