close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ИНКИ, индейское племя, обитавшее на территории Перу и создавшее незадолго до
испанского завоевания обширную империю с центром в Куско, в перуанских Андах.
Империя инков, одна из двух империй, существовавших в Новом Свете во времена
Колумба (другая – ацтекская), простиралась с севера на юг от Колумбии до Центрального
Чили и включала в себя территории нынешних Перу, Боливии, Эквадора, севера Чили и
северо-запада Аргентины. Индейцы называли Инкой лишь императора, а конкистадоры
применяли это слово для обозначения всего племени, которое в доколумбову эпоху, повидимому, пользовалось самоназванием «капак-куна» («великие», «прославленные»).
Ландшафты и природные условия бывшей инкской империи отличались большим
разнообразием. В горах между 2150 и 3000 м над у.м. расположены умеренные
климатические зоны, благоприятные для интенсивного земледелия. На юго-востоке
огромная горная цепь разделяется на два хребта, между которыми на высоте 3840 м
находится обширное плато с озером Титикака. Это и другие высокогорные плато,
простирающиеся к югу и востоку от Боливии вплоть до северо-западных районов
Аргентины, называются альтиплано. Эти безлесные травянистые равнины находятся в
зоне континентального климата с жаркими солнечными днями и прохладными ночами. На
альтиплано жило множество андских племен. К юго-востоку от Боливии горы обрываются
и сменяются необозримой ширью аргентинской пампы.
Тихоокеанская береговая полоса Перу, начиная с 3° ю.ш. и вплоть до реки Мауле в Чили,
представляет собой сплошную зону пустынь и полупустынь. Причиной тому служит
холодное антарктическое течение Гумбольдта, которое охлаждает воздушные потоки,
идущие с моря на материк, и не дает им конденсироваться. Однако прибрежные воды
очень богаты планктоном и соответственно рыбой, а рыба привлекает морских птиц, чей
помет (гуано), покрывающий пустынные прибрежные островки, является исключительно
ценным удобрением. Прибрежные равнины, протянувшиеся с севера на юг на 3200 км, в
ширину не превышают 80 км. Приблизительно через каждые 50 км их пересекают
впадающие в океан реки. В речных долинах процветали древние культуры, развившиеся
на основе орошаемого земледелия.
Инкам удалось соединить две различные зоны Перу, т.н. Сьерру (горную) и Косту
(береговую), в единое социальное, экономическое и культурное пространство.
Восточные отроги Анд испещрены глубокими лесистыми долинами и бурными реками.
Дальше к востоку простираются джунгли – амазонская сельва. Инки называли «юнгас»
жаркие влажные предгорья и их обитателей. Местные индейцы оказывали ожесточенное
сопротивление инкам, которые так и не смогли их подчинить.
ИСТОРИЯ
Доинкский период. Культура инков сформировалась относительно поздно. Задолго до
появления инков на исторической арене, еще в III тысячелетии до н.э., на побережье
обитали оседлые племена, которые занимались изготовлением хлопковых тканей и
выращивали маис, тыквы и бобы. Древнейшей из великих андских культур считается
культура Чавин (12–8 вв. до н.э. – 4 в. н.э.). Ее центр, город Чавин-де-Уантар,
расположенный в Центральных Андах, сохранял свое значение даже в инкскую эпоху.
Позже на северном побережье развились другие культуры, среди которых выделяется
раннеклассовое государство Мочика (ок. 1 в. до н.э. – 8 в. н.э.), создавшее великолепные
произведения архитектуры, керамики и ткачества.
На южном побережье процветала загадочная культура Паракас (ок. 4 в. до н.э. – 4 в. н.э.),
прославленная своими тканями, бесспорно самыми искусными во всей доколумбовой
Америке. Паракас оказала влияние на раннюю культуру Наска, развивавшуюся южнее, в
пяти долинах-оазисах. В бассейне озера Титикака ок. 8 в. сформировалась великая
культура Тиауанако. Столица и церемониальный центр Тиауанако, расположенный на
юго-восточной оконечности озера, выстроены из обтесанных каменных плит,
скрепленных бронзовыми шипами. Знаменитые Ворота Солнца высечены из огромного
каменного монолита. В верхней части проходит широкий барельефный пояс с
изображениями бога Солнца, который истекает слезами в форме кондоров и
мифологических существ. Мотив плачущего божества прослеживается во многих андских
и береговых культурах, в частности, в культуре Уари, развивавшейся неподалеку от
нынешнего Аякучо. По-видимому, именно из Уари шла религиозная и военная экспансия
вниз по долине Писко по направлению к побережью. Судя по распространению мотива
плачущего бога, с 10 по 13 вв. государство Тиауанако подчинило себе большинство
народов Косты. После крушения империи локальные трибальные объединения,
освободившиеся от внешнего гнета, создали собственные государственные образования.
Самым значительным из них стало воевавшее с инками государство Чиму-Чимор (14 в. –
1463) со столицей Чан-Чан (вблизи нынешнего порта Трухильо). Этот город с огромными
ступенчатыми пирамидами, орошаемыми садами и облицованными камнем бассейнами
занимал площадь в 20,7 кв. км. Здесь сложился один из центров керамического
производства и ткачества. Государство Чиму, распространившее свою власть на
протяжении 900-километровой линии перуанского побережья, имело разветвленную сеть
дорог.
Таким образом, имея в прошлом древнюю и высокую культурную традицию, инки были
скорее наследниками, нежели родоначальниками перуанской культуры.
(7.94 Кб)
Первый Инка. Легендарный первый инка Манко Капак основал Куско приблизительно в
начале 12 в. Город лежит на высоте 3416 м над у.м. в глубокой долине, пролегающей с
севера на юг между двумя крутыми хребтами Анд. Как повествует предание, Манко Капак
во главе своего племени пришел в эту долину с юга. По указанию бога Солнца, своего
отца, он швырнул золотой жезл себе под ноги и, когда тот был поглощен землей (добрый
знак ее плодородия), основал в этом месте город. Исторические источники, частично
подтвержденные данными археологии, указывают, что история возвышения инков, одного
из бесчисленных андских племен, начинается в 12 в., а их правящая династия насчитывает
13 имен – от Манко Капака до Атауальпы, убитого испанцами в 1533.
Завоевания. Свои владения инки начали расширять с территорий, непосредственно
прилегавших к долине Куско. К 1350 в правление Инки Роки они завоевали на юге все
земли вблизи озера Титикака, а на востоке – близлежащие долины. Вскоре они
продвинулись на север и дальше на восток и подчинили себе территории в верховьях реки
Урубамбы, после чего направили свою экспансию на запад. Здесь они столкнулись с
ожесточенным сопротивлением племен сора и рукана, но вышли из противостояния
победителями. Около 1350 инки навели висячий мост через глубокий каньон реки
Апуримак. Ранее ее пересекали три моста на юго-западе, но теперь инки проложили
прямой путь от Куско к Андауайлас. Этот мост, самый длинный в империи (45 м), инки
называли «уакачака», священным мостом. Неизбежен стал конфликт с могущественным
воинственным племенем чанка, которое держало под контролем Апуримакский проход. В
конце правления Виракочи (ум. 1437) чанка осуществили внезапный набег на земли инков
и осадили Куско. Виракоча бежал в долину Урубамбы, оставив защищать столицу своего
сына Пачакутека (букв. «сотрясатель земли»). Наследник блестяще справился с
возложенной на него задачей и наголову разгромил врагов.
В правление Пачакутека (1438–1463) инки расширили свои владения к северу до озера
Хунин, а на юге завоевали весь бассейн озера Титикака. Сын Пачакутека Тупак Инка
Юпанки (1471–1493) распространил власть инков на территорию нынешних Чили,
Боливии, Аргентины и Эквадора. В 1463 войска Тупака Инки Юпанки покорили
государство Чиму, а его правителей доставили в Куско как заложников.
Последние завоевания совершил император Уайна Капак, пришедший к власти в 1493, год
спустя после того, как Колумб достиг Нового Света. Он присоединил к империи
Чачапойяс в Северном Перу, на правом берегу реки Мараньон в ее верхнем течении,
подчинил воинственные племена острова Пуна близ Эквадора и примыкающего
побережья в районе нынешнего Гуаякиля, а в 1525 северная граница империи достигла
реки Анкасмайо, где сейчас пролегает граница между Эквадором и Колумбией.
ИНКСКАЯ ИМПЕРИЯ И КУЛЬТУРА
Язык. Кечуа, язык инков, имеет очень отдаленное родство с языком аймара, на котором
говорили индейцы, жившие вблизи озера Титикака. Неизвестно, на каком языке общались
инки до того, как Пачакутек в 1438 возвел кечуа в ранг государственного языка. Благодаря
политике завоеваний и переселений кечуа распространился по территории всей империи,
и на нем по сей день говорит большинство перуанских индейцев.
Сельское хозяйство. Первоначально население инкского государства состояло по большей
части из земледельцев, которые при необходимости брались за оружие. Их повседневная
жизнь подчинялась сельскохозяйственному циклу, и под руководством знатоков они
превратили империю в важнейший центр культивации растений. Больше половины всех
ныне потребляемых в мире продуктов происходят из Анд. Среди них – свыше 20
разновидностей кукурузы и 240 сортов картофеля, «камоте» (сладкий картофель), кабачки
и тыква, различные сорта бобов, маниок (из которого изготовляли муку), перцы, земляные
орехи и киноа (дикая гречиха). Важнейшей сельскохозяйственной культурой инков был
картофель, способный выдерживать сильные холода и произрастать на высоте до 4600 м
над у.м. Попеременно замораживая и размораживая картофель, инки обезвоживали его до
такой степени, что превращали в сухой порошок под названием «чуньо». Кукуруза (сара)
выращивалась на высоте до 4100 м над у.м. и потреблялась в различных видах: сыром в
початках (чокло), подсушенном и слегка поджаренном (кольо), в виде мамалыги (моте) и
превращенная в алкогольный напиток (сарайяка, или чича). Для изготовления последнего
женщины пережевывали кукурузные зерна и сплевывали мякоть в чан, где
образовавшаяся масса под воздействием ферментов слюны перебраживала и выделяла
алкоголь.
В ту эпоху все перуанские племена находились приблизительно на одном
технологическом уровне. Работы производились сообща. Основным орудием труда
земледельца была таклья, примитивная палка-копалка – деревянный кол с обожженным
для прочности острием.
Пахотные земли имелись, но отнюдь не в избытке. Дожди в Андах обычно выпадают с
декабря по май, но нередки засушливые годы. Поэтому инки орошали земли с помощью
каналов, многие из которых свидетельствуют о высоком уровне инженерной мысли. Для
предохранение почв от эрозии террасное земледелие использовали еще доинкские
племена, а инки усовершенствовали эту технологию.
Андские народы практиковали преимущественно оседлое земледелие и крайне редко
прибегали к подсечно-огневому земледелию, принятому у индейцев Мексики и
Центральной Америки, при котором очищенные от леса участки засевались на 1–2 года и
покидались, как только истощалась почва. Объясняется это тем, что
центральноамериканские индейцы не имели натуральных удобрений, за исключением
тухлой рыбы и человеческих экскрементов, тогда как в Перу земледельцы побережья
располагали огромными запасами гуано, а в горах для удобрения использовался навоз лам
(таки).
Ламы. Эти животные семейства верблюдовых произошли от диких гуанако, которые были
одомашнены за тысячи лет до появления инков. Ламы переносят высокогорные холода и
жару пустынь; они служат вьючными животными, способными нести до 40 кг груза; дают
шерсть для изготовления одежды и мясо – его иногда вялят на солнце, называя «чарки».
Ламы, как и верблюды, имеют обыкновение опорожняться в одном месте, так что их навоз
легко собрать для удобрения полей. Ламы сыграли важную роль в формировании оседлых
земледельческих культур Перу.
Социальная организация. Айлью. В основании социальной пирамиды инкской империи
находилась разновидность общины – айлью. Она была образована из семейных кланов,
которые жили вместе на отведенной им территории, сообща владели землей и скотом и
делили между собой урожаи. Практически всякий принадлежал к той или иной общине, в
ней рождался и умирал. Общины бывали маленькими и крупными – вплоть до целого
города. Инки не знали индивидуального землевладения: земля могла принадлежать только
айлью или, позже, императору и как бы сдавалась в аренду члену общины. Каждую осень
происходило перераспределение земли – наделы увеличивались или уменьшались в
зависимости от размеров семьи. Все сельскохозяйственные работы в айлью
производились сообща.
В 20-летнем возрасте мужчинам было положено жениться. Если юноша сам не мог найти
себе пару, ему подбирали жену. В низших социальных слоях выдерживалась строжайшая
моногамия, тогда как представители правящего класса практиковали многоженство.
У некоторых женщин появлялась возможность покинуть айлью и улучшить свое
положение. Речь идет об «избранницах», которых за красоту или особые таланты могли
взять в Куско или в провинциальный центр, где их обучали искусству приготовления
пищи, ткачеству или религиозным ритуалам. На приглянувшихся «избранницах» нередко
женились сановники, а некоторые становились наложницами самого Инки.
Государство Тауантинсуйю. Название империи инков – Тауантинсуйю – буквально
означает «четыре соединенные стороны света». Из Куско выходили в разных
направлениях четыре дороги, и каждая, независимо от своей длины, носила название той
части империи, куда она вела. Антисуйю включала в себя все земли к востоку от Куско –
Восточные Кордильеры и амазонскую сельву. Отсюда инкам грозили набеги не
усмиренных ими племен. Континсуйю объединяла западные земли, включая покоренные
города Косты – от Чан-Чана на севере до Римака в Центральном Перу (местоположение
нынешней Лимы) и Арекипы на юге. Кольясуйю, самая обширная часть империи,
простиралась на юг от Куско, охватывая Боливию с озером Титикака и отдельные районы
современных Чили и Аргентины. Чинчасуйю пролегала на север до Румичаки. Каждой из
этих частей империи управлял апо, связанный кровными узами с Инкой и подотчетный
только ему.
Десятичная административная система. Социальная и соответственно экономическая
организация инкского общества была основана, при тех или иных региональных отличиях,
на десятичной административно-иерархической системе. Учетную единицу составлял
пурик – взрослый дееспособный мужчина, имеющий домохозяйство и способный платить
налоги. Десять домохозяйств имели своего, так сказать, «бригадира» (инки называли его
пача-камайок), сотню домохозяйств возглавлял пача-курака, тысячу – мальку (обычно
управляющий большой деревней), десять тысяч – губернатор провинции (омо-курака), а
десять провинций составляли «четверть» империи и управлялись упомянутым выше апо.
Таким образом, на каждые 10 000 домохозяйств приходилось 1331 чиновников различных
рангов.
Инка. Нового императора обычно избирал совет членов царской семьи. Прямое
престолонаследие соблюдалось не всегда. Как правило, императора выбирали из сыновей
законной жены (койя) умершего властителя. У Инки была одна официальная жена при
бесчисленном количестве наложниц. Так, по некоторым оценкам, Уайна Капак имел
около пятисот одних только сыновей, которым довелось жить уже при испанском
господстве. Своих отпрысков, составлявших особый царский айлью, Инка назначал на
самые почетные должности. Инкская империя была подлинной теократией, поскольку
император был не только верховным правителем и жрецом, но также, в глазах простых
людей, полубогом. В этом тоталитарном государстве император имел абсолютную власть,
ограниченную лишь обычаями и страхом перед мятежом.
Налоги. Каждый пурик был обязан частично работать на государство. Эта обязательная
трудовая повинность называлась «мита». От нее освобождались только государственные
сановники и жрецы. Каждый айлью, помимо собственного земельного надела, сообща
обрабатывал поле Солнца и поле Инки, отдавая урожаи с этих полей соответственно
жречеству и государству. Другой тип трудовой повинности распространялся на
общественные работы – добычу полезных ископаемых и строительство дорог, мостов,
храмов, крепостей, царских резиденций. Все эти работы производились под надзором
знатоков-профессионалов. С помощью узелкового письма кипу велся аккуратный учет за
выполнением повинностей каждым айлью. В дополнение к трудовым повинностям
каждый пурик входил в отряды сельских блюстителей порядка и в любой момент мог
быть призван на войну. Если он уходил на войну, общинники обрабатывали его участок
земли.
Колонизация. Для подчинения и ассимиляции завоеванных народов инки вовлекали их в
систему трудовых повинностей. Как только инки покоряли новую территорию, они
изгоняли оттуда всех неблагонадежных и вселяли кечуа-говорящих. Последние
назывались «мита-кона» (в испанской огласовке «митамаэс»). Оставшимся местным
жителям не возбранялось блюсти свои обычаи, носить традиционные одежды и говорить
на родном языке, однако всем чиновникам вменялось в обязанность знание кечуа. На
мита-кона возлагались задачи военные (охрана пограничных крепостей), управленческие
и экономические, а кроме того, колонисты должны были приобщать покоренные народы к
инкской культуре. Если строящаяся дорога пролегала по совершенно безлюдной
местности, в эти районы вселялись мита-кона, обязанные надзирать за дорогой и мостами
и тем самым повсюду распространять власть императора. Колонисты получали
значительные социальные и экономические привилегии подобно римским легионерам,
служившим в отдаленных провинциях. Интеграция покоренных народов в единое
культурное и экономическое пространство была настолько глубокой, что до сих пор 7
млн. человек говорят на кечуа, среди индейцев сохраняется традиция айлью, и на
огромной территории доныне ощутимо влияние инкской культуры в фольклоре,
земледельческой практике, психологии.
Дороги, мосты и курьеры. Держать под единым управлением огромную территорию
позволяли отличные дороги с отлаженной курьерской службой. Инки использовали
дороги, проложенные предшественниками, и сами построили ок. 16 000 км новых дорог,
рассчитанных на любые погодные условия. Поскольку доколумбовы цивилизации не
знали колеса, инкские дороги предназначались для пешеходов и караванов лам. Дорога
вдоль океанического побережья, протянувшаяся на 4055 км от Тумбеса на севере до реки
Мауле в Чили, имела стандартную ширину в 7,3 м. Андская горная дорога была несколько
уже (от 4,6 до 7,3 м), зато длиннее (5230 км). На ней было наведено не менее ста мостов –
деревянных, каменных либо канатных; четыре моста пересекали ущелья реки Апуримак.
Через каждые 7,2 км стояли указатели расстояний, а через 19–29 км – станции для отдыха
путешественников. Кроме того, через каждые 2,5 км располагались курьерские станции.
Курьеры (часки) передавали известия и приказы по эстафете, и таким образом
информация передавалась на 2000 км за 5 дней.
(64.90 Кб)
Сохранение информации. Исторические события и предания сохраняли в памяти
специально обученные сказители. Инки изобрели мнемоническое средство для хранения
информации под названием «кипу» (букв. «узел»). Оно представляло собой веревку или
палку, с которой свисали цветные шнурки с узелками. Содержавшуюся в кипу
информацию устно пояснял специалист по узелковому письму, кипу-камайок, иначе она
осталась бы непонятной. Каждый правитель провинции держал при себе множество кипукамайок, которые вели дотошный учет народонаселения, воинов, податей. Инки
пользовались десятичной системой исчисления, у них существовал даже символ нуля
(пропуск узелка). Испанские конкистадоры оставили восторженные отзывы о системе
кипу.
Придворные кипу-камайок выполняли обязанности историографов, составляя перечни
деяний Инки. Их усилиями создавалась официальная версия истории государства,
исключавшая упоминания о достижениях покоренных народов и утверждавшая
абсолютный приоритет инков в формировании Андской цивилизации.
Религия. Религия инков была тесно связана с государственным управлением. Бог-демиург
Виракоча считался властителем всего сущего, ему помогали божества ниже рангом, среди
которых более всего почитался бог солнца Инти. Почитание бога Солнца, ставшего
символом инкской культуры, носило официальный характер. Инкская религия включала в
себя многочисленные децентрализованные культы богов, олицетворявших природные
реалии. Кроме того, практиковалось почитание магических и священных объектов (уака),
каковыми могли быть река, озеро, гора, храм, собранные с полей камни.
Религия носила практический характер и пронизывала всю жизнь инков. Земледелие
почиталось священным занятием, и все с ним связанное становилось уака. Инки верили в
бессмертие души. Считалось, что аристократ, вне зависимости от своего поведения в
земной жизни, после смерти попадает в обитель Солнца, где всегда тепло и царит
изобилие; что же касается простолюдинов, то туда попадали после смерти лишь
добродетельные люди, а грешники отправлялись в своего рода ад (око-пака), где мучились
от холода и голода. Таким образом, религия и обычаи воздействовали на поведение
людей. Этика и мораль инков сводились к одному принципу: «Ама суа, ама льюлья, ама
челья» – «Не воруй, не лги, не ленись».
Искусство. Инкское искусство тяготело к строгости и красоте. Ткачество из шерсти лам
отличалось высоким художественным уровнем, хотя и уступало по богатству декора
тканям народов Косты. Широко практиковалась резьба из полудрагоценных камней и
раковин, которые инки получали от прибрежных народов.
Однако главным искусством инков было литье из драгоценных металлов. Почти все ныне
известные перуанские месторождения золота разрабатывались еще инками. Золотых и
серебряных дел мастера жили в отдельных городских кварталах и были избавлены от
налогов. Лучшие произведения инкских ювелиров погибли в ходе конкисты. По
свидетельству испанцев, впервые увидевших Куско, город слепил золотым блеском.
Некоторые здания были покрыты золотыми пластинами, имитировшими каменную
кладку. Крытые соломой крыши храмов имели золотые вкрапления, имитировавшие
соломинки, так что лучи закатного солнца зажигали их блеском, создавая впечатление,
будто вся крыша сделана из золота. В легендарном Кориканча, Храме Солнца в Куско,
имелся сад с золотым фонтаном, вокруг которого «росли» из золотой «земли»
сработанные из золота в натуральную величину стебли маиса с листьями и початками и
«паслись» на золотой траве двадцать лам из золота – опять-таки в натуральную величину.
(52.52 Кб) (12.75 Кб)
Архитектура. В области материальной культуры самых впечатляющих свершений инки
достигли в архитектуре. Хотя инкская архитектура уступает майяской по богатству декора
и ацтекской – по эмоциональному воздействию, ей не найдется равных в ту эпоху ни в
Новом, ни в Старом Свете по смелости инженерных решений, грандиозным масштабам
градостроительства, искусной компоновке объемов. Инкские памятники, даже
находящиеся в руинах, изумляют своим количеством и размерами. Представление о
высоком уровне инкского градостроительства дает крепость Мачу-Пикчу, выстроенная на
высоте 3000 м в седловине между двумя пиками Анд. Инкское зодчество отличается
необыкновенной пластичностью. Инки возводили здания на обработанных поверхностях
скал, пригоняя каменные блоки друг к другу без известкового раствора, так что строение
воспринималось как естественный элемент природного окружения. В случае отсутствия
скальных пород использовались обожженные на солнце кирпичи. Инкские мастера умели
резать камни по заданным образцам и работать с огромными каменными блоками.
Крепость (пукара) Саскауаман, защищавшая Куско, – это, несомненно, одно из
величайших творений фортификационного искусства. Длиной в 460 м, крепость состоит
из трех ярусов каменных стен общей высотой 18 м. Стены имеют 46 выступов, углов и
контрфорсов. В циклопической кладке фундамента встречаются камни весом более 30 т со
скошенными краями. На строительство крепости ушло не менее 300 000 каменных блоков.
Все камни – неправильной формы, но пригнаны друг к другу так прочно, что стены
выдержали бесчисленные землетрясения и сознательные попытки разрушения. В крепости
имеются башни, подземные переходы, жилые помещения и внутренняя система
водоснабжения. Инки начали строить в 1438 и закончили через 70 лет, в 1508. По
некоторым оценкам, в строительстве было задействовано 30 тыс. человек.
(36.16 Кб) (41.82 Кб) (35.96 Кб)
ПАДЕНИЕ ИНКСКОЙ ИМПЕРИИ
До сих пор трудно понять, каким образом жалкая горстка испанцев могла завоевать
мощную империю, хотя на сей счет выдвигается множество соображений. К тому времени
ацтекскую империю уже завоевал Эрнан Кортес (1519–1521), но инки об этом не знали,
поскольку не имели никаких прямых контактов с ацтеками и майя. О белых людях инки
впервые услыхали в 1523 или 1525, когда некий Алехо Гарсия во главе индейцев племени
чиригуано напал на сторожевой пост империи в Гран-Чако, засушливой низменности на
юго-восточной границе империи. В 1527 Франсиско Писарро ненадолго высадился в
Тумбесе на северо-западном перуанском побережье и вскоре отплыл, оставив двоих из
своих людей. После этого Эквадор опустошила эпидемия оспы, которую занес один из
этих испанцев.
Император Уайна Капак умер в 1527. По преданию, он сознавал, что империя слишком
велика, чтобы управлять ею из одного центра в Куско. Сразу после его смерти разгорелся
спор за престол между двумя из его пятисот сыновей – Уаскаром из Куско, отпрыском
законной жены, и Атауальпой из Эквадора. Вражда между кровными братьями вылилась в
пятилетнюю опустошительную гражданскую войну, в которой Атауальпа одержал
решительную победу всего за две недели до второго появления Писарро в Перу.
Победитель и его 40-тысячное войско отдыхали в провинциальном центре Кахамарке на
северо-западе страны, откуда Атауальпа собирался идти в Куско, где должна была
состояться официальная церемония его возведения в императорский сан.
Писарро прибыл в Тумбес 13 мая 1532 и двинулся в Кахамарку со 110 пешими и 67
конными воинами. Атауальпа был осведомлен об этом из донесений разведки, с одной
стороны точных, с другой – тенденциозных по интерпретации фактов. Так, разведчики
уверяли, что кони не видят в темноте, что человек и конь – единое существо, которое при
падении уже не способно сражаться, что аркебузы испускают лишь громы, да и то лишь
дважды, что испанские длинные стальные шпаги совершенно негодны для битвы. Отряд
конкистадоров на своем пути мог быть уничтожен в любом из ущелий Анд.
Заняв Кахамарку, защищенную стенами с трех сторон, испанцы передали императору
приглашение прибыть в город на встречу с ними. До сих пор никто не может объяснить,
почему Атауальпа дал завлечь себя в ловушку. Он прекрасно знал о силе чужеземцев,
причем излюбленным тактическим приемом самих инков была именно засада. Возможно,
император был движим какими-то особыми побуждениями, недоступными пониманию
испанцев. Под вечер 16 ноября 1532 Атауальпа явился на площадь Кахамарки во всем
великолепии императорских регалий и в сопровождении многочисленной свиты – правда,
безоружной, как того потребовал Писарро. После короткой невнятной беседы между
инкским полубогом и христианским священником испанцы набросились на индейцев и за
полчаса перебили почти всех. Во время резни из испанцев пострадал один лишь Писарро,
случайно раненный в руку своим же солдатом, когда заслонял Атауальпу, которого хотел
взять в плен живым и невредимым.
После этого, если не считать нескольких ожесточенных стычек в разных местах, инки
фактически не оказывали завоевателям серьезного сопротивления вплоть до 1536.
Плененный Атауальпа согласился выкупить свободу, наполнив комнату, где его
содержали, дважды серебром и один раз золотом. Однако императора это не спасло.
Испанцы обвинили его в заговоре и в «преступлениях против испанского государства» и
после короткого формального суда 29 августа 1533 удушили гарротой.
Все эти события ввергли инков в состояние странной апатии. Испанцы, почти не встречая
сопротивления, дошли по великой дороге до Куско и 15 ноября 1533 взяли город.
Новоинкское государство. Манко Второй. Сделав бывшую инкскую столицу Куско
центром испанского правления, Писарро решил придать новой власти вид легитимности и
для этого назначил внука Уайна Капака Манко II преемником императора. Новый Инка не
имел никакой реальной власти и подвергался постоянным унижениям со стороны
испанцев, но, вынашивая планы восстания, проявлял терпение.
В 1536, когда часть конкистадоров под водительством Диего Альмагро отправилась в
завоевательную экспедицию в Чили, Манко под предлогом поиска императорских
сокровищ выскользнул из-под надзора испанцев и поднял восстание. Момент для этого
был выбран благоприятный. Альмагро и Писарро во главе своих сторонников затеяли
спор о разделе военной добычи, вскоре переросший в открытую войну. К тому времени
индейцы уже ощутили на себе ярмо новой власти и поняли, что избавиться от него смогут
только силой.
Уничтожив всех испанцев в окрестностях Куско, четыре армии 18 апреля 1536
обрушились на столицу. Обороной города руководил опытный солдат Эрнандо Писарро,
брат Франсиско Писарро. В его распоряжении имелось лишь 130 испанских солдат и 2000
индейских союзников, но он проявил незаурядное военное искусство и выдержал осаду.
Одновременно инки атаковали Лиму, основанную Писарро в 1535 и объявленную новой
столицей Перу. Поскольку город окружала равнинная местность, испанцы успешно
использовали кавалерию и быстро разбили индейцев. Писарро послал на подмогу брату
четыре отряда конкистадоров, но они так и не смогли пробиться к осажденному Куско.
Трехмесячная осада Куско была снята из-за того, что многие воины покинули армию
Инки в связи с началом земледельческих работ; к тому же к городу приближалось
возвратившееся из Чили войско Альмагро.
Манко II и тысячи преданных ему людей отступили на заранее подготовленные позиции в
горном массиве Вилькабамба к северо-востоку от Куско. С собой индейцы унесли
сохранившиеся мумии прежних инкских правителей. Здесь Манко II создал т.н.
Новоинкское государство. С целью защиты южной дороги от военных вылазок индейцев
Писарро устроил военный лагерь Аякучо. Тем временем продолжалась гражданская война
между воинами Писарро и «чилийцами» Альмагро. В 1538 Альмагро был захвачен в плен
и казнен, а три года спустя его сторонники убили Писарро. Во главе враждующих партий
конкистадоров встали новые вожди. В битве при Чупасе неподалеку от Аякучо (1542)
Инка Манко помогал «чилийцам», а когда те потерпели поражение, приютил в своих
владениях шестерых испанских беглецов. Испанцы обучили индейцев верховой езде,
владению огнестрельным оружием и кузнечному делу. Устраивая засады на
императорской дороге, индейцы добывали оружие, доспехи, деньги и смогли экипировать
небольшую армию.
Во время одного из таких набегов в руки индейцев попала копия принятых в 1544 «Новых
законов», с помощью которых король Испании пытался ограничить злоупотребления
конкистадоров. Ознакомившись с этим документом, Манко II послал одного из своих
испанцев, Гомеса Переса, на переговоры с вице-королем Бласко Нуньесом Вела.
Поскольку распря между конкистадорами продолжалась, вице-король был заинтересован
в компромиссе. Вскоре после этого испанцы-ренегаты, обосновавшиеся в Новоинкском
государстве, рассорились с Манко II, убили его и были казнены.
Сайри Тупак и Титу Куси Юпанки. Во главе Новоинкского государства стал сын Манко II
– Сайри Тупак. В его правление границы государства расширились до верховий
Амазонки, а население увеличилось до 80 тыс. человек. В дополнение к большим стадам
лам и альпак индейцы развели изрядное поголовье овец, свиней и крупного рогатого
скота.
В 1555 Сайри Тупак развернул военные действия против испанцев. Свою резиденцию он
перенес в более теплый климат долины Юкай. Здесь он был отравлен приближенными.
Власть наследовал его брат Титу Куси Юпанки, который возобновил войну. Всякие
попытки конкистадоров покорить независимых индейцев были напрасны. В 1565 фрай
Диего Родригес побывал в цитадели инков в Вилькабамбе с целью выманить правителя из
укрытия, но его миссия не имела успеха. Его донесения о нравах царского двора,
численности и боеготовности воинов дают представление о силе Новоинкского
государства. На следующий год другой миссионер повторил подобную попытку, но в ходе
переговоров Титу Куси заболел и умер. В его смерти обвинили монаха, который был
казнен. Впоследствии индейцы убили еще нескольких испанских послов.
Тупак Амару, последний Верховный Инка. После смерти Титу Куси к власти пришел еще
один из сыновей Манко II. Испанцы решили покончить с цитаделью в Вилькабамбе,
проделали бреши в стенах и после ожесточенной битвы взяли крепость. Тупак Амару и
его военачальники, скованные ошейниками, были доставлены в Куско. Здесь в 1572 на
главной городской площади при стечении большого количества народа они были
обезглавлены.
Испанское господство. Колониальные власти Перу сохранили некоторые
административные формы инкской империи, приспособив их для собственных нужд.
Колониальная администрация и латифундисты управляли индейцами через посредников –
общинных старост «курака» – и не вмешивались в повседневную жизнь домохозяев.
Испанские власти, подобно инкским, практиковали массовые переселения общин и
систему трудовых повинностей, а также сформировали из индейцев особый класс
прислуги и ремесленников. Коррумпированные колониальные власти и отличавшиеся
непомерной жадностью латифундисты создавали невыносимые условия для индейцев и
провоцировали многочисленные восстания, происходившие на протяжении всего
колониального периода.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Скульптура доинкского периода
Главные дороги инков
Гобелен из шерсти лам
Церемониальный нож доинкского периода
Мачу-Пикчу
Крепость Саксауаман
Солнечный календарь в Мачу-Пикчу
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа