close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "САН ЛЕОНАРД БЭНД КЛАБ" (SAN LEONARD BAND CLUB)
ПРОТИВ МАЛЬТЫ"
(Жалоба N 77562/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 29 июля 2004 года)
-------------------------------<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
По делу "Сан Леонард Бэнд Клаб" против Мальты" Европейский суд по правам человека
(Первая секция), заседая Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
П. Лоренсена,
Дж. Бонелло,
Ф. Тюлькенс,
Н. Ваич,
С. Ботучаровой,
Э. Штейнер, судей,
а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая 2 октября 2003 г. и 8 июля 2004 г. за закрытыми дверями,
вынес 8 июля 2004 г. следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 77562/01), поданной 23 января 2001 г. в Европейский
суд против Мальтийской Республики частной мальтийской компанией "Сан Леонард Бэнд Клаб" (далее
- компания-заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и
основных свобод.
2. Интересы компании-заявителя в Европейском суде представляли Э. Заммит-Льюис (E.
Zammit-Lewis) и Х. Эррера (J. Herrera), практикующие юристы из г. Ла-Валлетта (Valletta). Власти
Мальты были представлены Уполномоченным Мальты при Европейском суде по правам человека,
Генеральным атторнеем А.Э. Боргом Бартетом (A.E. Borg Barthet).
3. Компания-заявитель утверждала, что состав апелляционного суда, рассматривавшего вопрос
о приемлемости их ходатайства о назначении повторного судебного разбирательства их дела, не был
беспристрастным судом по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.
4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского суда (пункт 1
правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда в рамках
данной Секции была образована Палата для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
5. Решением от 2 октября 2003 г. Европейский суд объявил жалобу приемлемой для
рассмотрения по существу.
6. Власти Мальты представили письменные замечания по существу дела, компания-заявитель
своих письменных замечаний по существу дела не представляла (пункт 1 правила 59 Регламента).
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
7. Заявителем является частная компания, находящаяся в г. Хал Киркоп (Hal Kirkop), Мальта.
A. Производство в судах первой и второй инстанции
8. 30 декабря 1986 г. министр Мальты по жилищно-коммунальному хозяйству (Housing Secretary
of Malta) издал Приказ об изъятии сдаваемого в аренду здания, расположенного на территории Хал
Киркопа. Компания-заявитель арендовала помещения в этом здании. Приказ об изъятии был издан в
целях охраны прав пользования этим зданием.
9. 16 октября 1987 г. владельцы сдаваемого в аренду здания братья В. (V.) предъявили в
Первую палату Гражданского суда (First Hall of the Civil Court) иск к министру по жилищнокоммунальному хозяйству и компании-заявителю. Они просили признать Приказ об изъятии здания от
30 декабря 1986 г. ничтожным, поскольку он противоречил статье 4 Закона 1949 года о жилищнокоммунальном хозяйстве (Housing Act), и требовали восстановления их прав собственности на это
здание. Кроме того, они просили выплатить им компенсацию за предположительно понесенный
ущерб.
10. Постановлением от 9 октября 1991 г. Первая палата Гражданского суда отклонила исковые
требования истцов.
11. Братья В. обжаловали данное Судебное решение в апелляционном порядке.
12. Постановлением от 30 декабря 1993 г. апелляционный суд Мальты (Court of Appeal) признал,
что Приказ об изъятии здания являлся ничтожным, и приказал в течение шести месяцев восстановить
апеллянтов в правах собственности на недвижимое имущество. Суд направил дело обратно в Первую
палату Гражданского суда для рассмотрения вопроса о компенсации за ущерб, предположительно
понесенный апеллянтами.
B. Ходатайство компании-заявителя
о повторном рассмотрении дела
13. 21 марта 1994 г. компания-заявитель подала в апелляционный суд ходатайство о назначении
повторного судебного разбирательства, считая, что Судебное решение от 30 декабря 1993 г. основано
на неправильном применении Закона, так как Приказ об изъятии недвижимого имущества носил
публичный характер, а апелляционный суд не мог пересматривать в апелляционном порядке
полномочия министра по жилищно-коммунальному хозяйству в этой сфере.
14. Братья В. вступили в судебный процесс, требуя отказа в удовлетворении ходатайства. Они
утверждали, что правовые нормы были должным образом применены и истолкованы и что компаниязаявитель пыталась подать еще одну апелляционную жалобу, неприемлемую по мальтийскому
законодательству, на Судебное решение от 9 октября 1991 г.
15. 14 декабря 1994 г. апелляционный суд предложил сторонам представить письменные
доводы по делу и отложил рассмотрение дела до 6 февраля 1995 г.
16. Компания-заявитель представила свои доводы по делу, в которых требовала, inter alia,
отвода судей апелляционного суда, рассматривающих ходатайство о назначении повторного
слушания дела на том основании, что они входили в состав судей, вынесших оспариваемое
Постановление от 30 декабря 1993 г.
17. Постановлением от 13 марта 1995 г. апелляционный суд отклонил ходатайство компаниизаявителя об отводе судей. Кроме того, он отметил, что согласно статье 816 Кодекса об организации и
гражданском процессе (Code of Organisation and Civil Procedure) (далее - КОГП (COCP)) (глава 12
Собрания законодательства Мальты) в том случае если основанием ходатайства явилось
неправильное применение Закона, соответствующая сторона должна сослаться на правовую норму,
которая подлежала применению. Так как компания-заявитель этого не сделала, ее доводы являлись
необоснованными.
18. Своим Постановлением от 17 января 1996 г. апелляционный суд отклонил ходатайство
компании-заявителя о назначении повторного судебного разбирательства.
C. Конституционная жалоба,
поданная в Первую палату Гражданского суда
19. Между тем 19 апреля 1995 г. компания-заявитель обратилась с жалобой в Первую палату
Гражданского суда, как в инстанцию по рассмотрению конституционных жалоб. Она утверждала, что
Решение, принятое тремя судьями, входившими в состав апелляционного суда, которые отклонили ее
ходатайство об отводе, нарушило пункт 1 статьи 6 Конвенции, поскольку данный состав суда нельзя
считать "беспристрастным судом" по смыслу этой статьи Конвенции.
20. Свое Решение от 22 апреля 1997 г. Гражданский суд вынес в пользу компании-заявителя, в
котором признал, что отказ судей, входивших в состав апелляционного суда, заявить самоотвод,
являлся нарушением статьи 6 Конвенции. Он отметил, что те же самые судьи дважды рассматривали
дело, касающееся тех же фактов и тех же участников. Более того, в Постановлении от 10 октября
1991 г. по делу "Франк Какья против Достопочтенного Премьер-министра" (Frank Cachia v. the
Honourable Prime Minister) Конституционный Суд Мальты (Constitutional Court) пришел к выводу, что
статья 814 КОГП (которая предусматривает возможность участия в рассмотрении дела тех же судей в
том случае, если ходатайство о назначении повторного судебного разбирательства основано на
предполагаемом неправильном применении норм Закона) не соответствовала статье 6 Конвенции.
D. Обжалование Судебного решения
в Конституционном Суде Мальты
21. Братья В. подали жалобу в Конституционный Суд Мальты. Они утверждали, в частности, что
вопрос, решаемый апелляционным судом при рассмотрении ходатайства о назначении повторного
судебного разбирательства, а именно имело ли место неправильное применение нормы Закона, не
был никоим образом связан с существом дела, ранее рассмотренного судом в том же составе.
22. 31 июля 2000 г. Конституционный Суд вынес Постановление, которым удовлетворил жалобу,
отменил Судебное решение от 22 апреля 1997 г. и отклонил все ходатайства, поданные компаниейзаявителем.
23. Конституционный Суд отметил, что возможность назначения повторного судебного
разбирательства представляла собой средство пересмотра Окончательного судебного решения с
целью исправления явных и существенных ошибок, ведущих к судебной ошибке. Тем не менее,
мальтийское законодательство разрешало использование данного средства правовой защиты только
в особых случаях. Поскольку повторное рассмотрение дела являлось чрезвычайным средством
правовой защиты, которое влекло отступление от принципа, что судебные решения res judicata
носили обязательный характер для сторон, то применимые правовые нормы всегда толковались
ограничительно.
24. Мальтийское законодательство предусматривает, что повторное рассмотрение дела может
быть проведено тем же судом и теми же судьями, которые вынесли обжалуемое решение. Это
означало, что судьи были вправе решать вопрос о проведении слушания по делу по своему
усмотрению. По мнению Конституционного Суда, это норма соответствовала Конвенции и была
обоснована тем фактом, что повторное судебное разбирательство дела не являлось производством в
суде третьей инстанции и что положение суда, вынесшего решение, позволяло ему наилучшим
образом установить ошибку и незамедлительно предоставить надлежащее и быстрое средство для
ее устранения.
25. Конституционный Суд отметил, что в том случае, если ходатайство о назначении повторного
судебного разбирательства являлось необоснованным и сопровождалось неопределенной просьбой
об отводе судей, была достаточно велика вероятность того, что произойдет нарушение судебной
процедуры. А это причинило бы вред противной стороне, которая имеет право на судебное
разбирательство его или ее дела в разумный срок. После вынесения Постановления по делу "Франк
Какья против Достопочтенного Премьер-министра" Конституционный Суд Мальты отметил
систематическое злоупотребление таким средством правовой защиты как повторное судебное
разбирательство. В частности, некоторые стороны по делу пытались добиться рассмотрения жалобы
в суде третьей инстанции в тех случаях, когда уже было вынесено окончательное судебное решение.
26. Для того чтобы избежать подобных злоупотреблений, мальтийские суды истолковали
Постановление по делу "Франк Какья против Достопочтенного Премьер-министра" таким образом, что
судьи, ранее принимавшие участие в рассмотрении дела, должны решать вопрос о приемлемости
ходатайства о проведении повторного судебного разбирательства с той целью, чтобы определить,
соответствует ли это ходатайство требованиям, установленным национальным законодательством.
Если это ходатайство соответствовало требованиям Закона, судьи обязаны были заявить самоотвод;
если ходатайство не соответствовало требованиям Закона, то судьи просто отклоняли ходатайство.
Конституционный Суд счел, что такие принципы являлись верными и не противоречили пункту 1
статьи 6 Конвенции.
27. Учитывая особые обстоятельства рассматриваемого дела, Конституционный Суд установил,
что имелись основания полагать, что компания-заявитель пыталась затянуть производство по делу с
тем, чтобы отсрочить насколько возможно освобождение занимаемых ею помещений, и что ее
ходатайство о назначении повторного судебного разбирательства являлось процессуально
неприемлемым. В частности, данное ходатайство не содержало правильной ссылки на статью Закона,
которая, по словам компании-заявителя, была неверно применена; в ходатайстве не было указано,
какую правовую норму следовало применить; и оно было полностью основано на предположении, что
апелляционный суд дал неправильное толкование понятию "публичный характер". Рассмотрение
вопроса о приемлемости ходатайства, проведенное тремя судьями апелляционного суда, касалось
исключительно вопросов права и, таким образом, по своей природе отличалось от рассмотрения
вопросов, проведенного теми же судьями ранее.
28. Наконец, отсутствовали основания полагать, что эти судьи имели какой-либо иной личный
или действительный интерес в исходе дела, кроме отправления правосудия.
II. Применимое национальное законодательство
и правоприменительная практика
29. В мальтийской судебной системе существует только два уровня юрисдикции: производство в
суде первой инстанции и апелляционное производство. Третьего уровня юрисдикции, такого как
Кассационный суд (Court of Cassation), не существует. Тем не менее, КОГП предоставляет
возможность проведения повторного судебного разбирательства.
30. Статья 811 КОГП содержит исчерпывающий список оснований для проведения повторного
судебного разбирательства. Применимые части этой статьи гласят:
"В случае первой отмены судебного решения, вынесенного судом второй инстанции, любая из
сторон, участвующих в деле, вправе ходатайствовать о назначении повторного рассмотрения дела в
следующих случаях:
a) если судебное решение было вынесено вследствие обмана со стороны одной из сторон в
ущерб другой стороне;
b) если приказ о вызове в суд не был вручен проигравшей стороне; при условии, что, несмотря
на такое действие, эта сторона не явилась бы на судебное заседание;
c) если одна из сторон дела не имела права подавать исковое заявление или отвечать по нему,
при отсутствии заявленного и удовлетворенного ходатайства по этому вопросу;
d) если судебное решение было вынесено некомпетентным судом в соответствии с пунктом "a"
статьи 741 настоящего Кодекса, при отсутствии заявленного и удовлетворенного ходатайства по этому
вопросу;
e) при вынесении судебного решения суд неправильно применил правовую норму;
В целях данного пункта неправильное применение нормы права имеет место только в том
случае, если, учитывая, что фактические обстоятельства дела являются такими, как это установлено
в обжалуемом судебном решении, данное решение не соответствует Закону, при условии что спорный
вопрос не касался толкования права, непосредственно рассматриваемого в данном судебном
решении.
f) если судебное решение вынесено в отношении вопроса, не включенного в иск;
g) если судебное решение выходит за рамки иска;
h) если судебное решение противоречит вынесенному раннее судебному решению, имеющему
тот же предмет и те же стороны, и представляющему собой решение res judicata, при отсутствии
заявленного и удовлетворенного ходатайства res judicata по этому вопросу;
i) если судебное решение содержит противоречащие положения;
j) если судебное решение основано на свидетельствах, которые были признаны ложными в
решении, вынесенном позже, или в решении, вынесенном ранее, но проигравшая сторона не была об
этом уведомлена;
k) если после вынесения судебного решения был получен определяющий документ, о наличии
которого сторона, представившая его, не знала, или который до вынесения судебного решения эта
сторона не могла получить при помощи предусмотренных Законом средств;
l) судебное решение явилось следствием ошибки, произошедшей в ходе судебного
разбирательства или имевшейся в документах по делу.
В целях данного пункта такая ошибка имеет место только в том случае, если судебное решение
основано на предположении какого-либо существующего факта, неопровержимо лишенного элемента
правдивости, или на предположении несуществующего факта, истинность которого точно
установлена, при условии, что в любом случае такой факт не являлся спорным вопросом,
установленным данным судебным решением".
31. В соответствии со статьей 814 КОГП ходатайство о назначении повторного судебного
разбирательства должно быть подано в суд, вынесший обжалуемое решение; рассматривать такое
ходатайство суд "может" в том же составе. Статья 816 КОГП устанавливает содержание ходатайства о
повторном разбирательстве. В частности, истец должен указать положения решения суда, которое
обжалуется, основания для проведения повторного судебного разбирательства и фактические
обстоятельства, соответствующие каждому основанию. Если основанием является неправильное
применение нормы Закона, как предусмотрено статьей 811 "e", истец должен сослаться на Закон,
который необходимо было применить.
32. Статья 818 КОГП устанавливает:
"1) Для заявления ходатайства о назначении повторного судебного разбирательства
устанавливается срок в три месяца, который исчисляется:
a) в отношении дел, указанных в пунктах "a" и "k" статьи 811, со дня установления факта обмана
или получения документа;
b) в отношении дел, указанных в пункте "b", со дня уведомления истца о вынесенном судебном
решении;
c) в отношении дел, указанных в пункте "j", если после вынесения обжалуемого судебного
решения по иску или жалобе самого истца ложный характер был установлен, то с даты такого
установления, а если ложный характер был установлен после вынесения судебного решения, но на
основании иска или жалобы другой стороны, или факт обмана был установлен до вынесения
судебного решения - то с даты, когда истцу стало известно о таком установлении;
d) в отношении всех остальных дел, с даты принятия обжалуемого судебного решения.
2) По истечении пяти лет с даты вынесения первого судебного решения ходатайство о
назначении повторного судебного разбирательства не может быть заявлено."
33. В Решении от 25 октября 2002 г. по делу "А против В" (A v. B) апелляционный суд указал, что
проведение повторного судебного разбирательства являлось чрезвычайной мерой, применяемой в
исключительных случаях, установленных Законом. Апелляционный суд также подчеркнул, что
применимые правовые нормы должны толковаться ограничительно.
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции
34. Компания-заявитель считала, что состав апелляционного суда, который рассматривал
вопрос о приемлемости ходатайства заявителя о назначении повторного судебного разбирательства к
рассмотрению, не являлся беспристрастным судом по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. Данный
пункт статьи в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на
справедливое... разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на
основании Закона".
A. Применимость пункта 1 статьи 6 Конвенции
35. В своем Решении по вопросу о приемлемости жалобы Европейский суд счел, что вопрос о
применимости статьи 6 Конвенции к повторному судебному разбирательству касался сути жалобы
компании-заявителя и что его необходимо объединить с рассмотрением дела по существу.
Соответственно Европейский суд рассмотрит этот вопрос в настоящем Постановлении.
1. Доводы сторон
a) Власти Мальты
36. Власти Мальты считали, что статья 6 Конвенции была неприменима к данному делу. Они
подчеркнули, что в числе прав и свобод, закрепленных Конвенцией, отсутствовало право на
проведение повторного судебного разбирательства, а также что Европейская комиссия пришла к
выводу о том, что статья 6 Конвенции не применяется к судебным разбирательствам, касающимся
вопроса приемлемости ходатайства о назначении повторного разбирательства, при этом такой вывод
появился только после того, как повторное судебное разбирательство уже было назначено (см., в
частности, Решение Европейской комиссии по делу "Х. против Австрии" (X. v. Austria) от 8 мая 1978 г.,
жалоба N 7761/77, Decisions and Reports (DR) 14, pр. 171, 173 - 174).
37. Власти Мальты отметили, что в Мальтийской Республике повторные судебные
разбирательства по гражданским делам состояли из двух частей. В ходе первой части национальный
суд должен был решить, имело ли место prima facie case для назначения повторного рассмотрения
дела, при этом суд проверял правильность применения Закона к обстоятельствам дела. На таком
предварительном рассмотрении дела не имело место толкование норм права, поскольку согласно
пункту "e" статьи 811 КОГП только неправильное применение правовой нормы являлось основанием
для назначения повторного судебного разбирательства. Власти Мальты считали, что, таким образом,
первая часть повторного судебного разбирательства не носила окончательного характера в
отношении гражданских прав и обязанностей сторон, а единственный вопрос, который необходимо
было решить, заключался в том, имелись ли достаточные основания для начала второй части
разбирательства и проведения повторного судебного разбирательства.
38. Власти Мальты также отметили, что в мальтийской судебной системе повторное
рассмотрение дела не являлось автоматической процедурой, и могло быть разрешено только при
соблюдении определенных условий, установленных Законом. В этом смысле повторное судебное
разбирательство отличалось от обычного апелляционного производства, а стадию рассмотрения
вопроса о приемлемости ходатайства о назначении такого разбирательства можно было сравнить с
процедурой рассмотрения разрешения на апелляцию.
b) Компания-заявитель
39. Компания-заявитель возражала против точки зрения властей Мальты и отметила, что такого
механизма как разрешение на апелляцию в судебной системе Мальты не существует, так как право на
обжалование автоматически предоставляется любому, кто считает, что его права нарушены решением
суда первой инстанции. Что касается процедуры, посредством которой национальным судам
надлежит разрешать вопрос об удовлетворении права на повторное судебное разбирательство, то
она предусматривает решение относительно гражданских прав и обязанностей пострадавшей
стороны, поскольку рассматриваемый вопрос заключается в том, имела ли данная сторона по делу
возможность использовать "гражданское" средство правовой защиты в виде повторного судебного
разбирательства. Более того, приемлемость ходатайства о таком разбирательстве являлась самым
сложным этапом повторного судопроизводства и была тесно связана с существом дела.
2. Мнение Европейского суда
40. Европейский суд напомнил прецедентное право учрежденных Конвенцией институтов,
согласно которому статья 6 Конвенции не применяется к судебным разбирательствам, касающимся
жалобы о назначении повторного рассмотрения уголовного дела или к производству о возобновлении
гражданского дела (см., например, Решение Европейской комиссии по делу "Карлотто против Италии"
(Carlotto v. Italy) от 20 мая 1997 г., жалоба N 22420/93, DR 89, p. 17, на p. 27, и, относительно
гражданского дела, Решение Европейской комиссии по делу "X. против Австрии" (X. v. Austria) от 8 мая
1978 г., жалоба N 7761/77, DR 14, p. 171, на p. 173).
41. В настоящем деле Европейскому суду надлежит определить, можно ли сравнивать
предусмотренную статьей 811 КОГП процедуру "повторного судебного разбирательства" с
производством по решению вопроса о возобновлении окончательно решенного гражданского дела. В
этом отношении фактическое название процедуры, существующее в национальной судебной системе,
или тот факт, что национальные судебные органы рассматривают ее как исключительное средство
правовой защиты, нельзя считать определяющими: определяющими являются характер и пределы
рассматриваемого судопроизводства (см., mutatis mutandis и в отношении концепции "гражданских
прав и обязанностей", Постановление Европейского суда по делу "Фельдбрюгге против Нидерландов"
(Feldbrugge v. the Netherlands) от 29 мая 1986 г., Series A, N 99, pp. 12 - 13, § 28).
42. Далее Европейский суд отметил, что в судебной системе Мальтийской Республики
отсутствует суд третьей инстанции, как, например, Кассационный суд; единственная возможность,
которая есть у лица, не согласного с решением суда апелляционной инстанции, - это обратиться с
ходатайством о назначении повторного судебного разбирательства в соответствии со статьей 811
КОГП (см. выше § 29 и 30).
43. Европейский суд рассмотрел основания, перечисленные в этой статье КОГП, и счел верным,
что некоторые из них (а именно те, которые касаются обнаружения нового определяющего документа
по делу после вынесения судебного решения) относятся к исключительным обстоятельствам, как
правило, обосновывающим возобновление производства по делу в ряде государств-участников
Конвенции; тем не менее, особым основанием, на которое ссылается в данном деле компаниязаявитель, является "неправильное применение нормы права". Так как компания-заявитель
жаловалась, в сущности, на незаконность Решения суда второй инстанции, ее жалоба была схожа с
кассационной жалобой, подаваемой в Кассационный суд, что является средством правовой защиты, в
отношении которого Европейский суд неоднократно признавал статью 6 Конвенции применимой (см.,
например, Постановление Европейского суда по делу "Делькур против Бельгии" (Delcourt v. Belgium)
от 17 января 1970 г., Series A, N 11, pp. 13 - 15, § 25 - 26).
44. Кроме того, Европейский суд отметил, что, принимая решение о назначении повторного
судебного разбирательства, мальтийские власти не обладают дискреционными полномочиями и
обязаны вынести решение по этому вопросу. Поскольку заявитель доказал, что условия,
установленные пунктом "e" статьи 811 КОГП, соблюдены, законность Решения суда апелляционной
инстанции должна быть пересмотрена. Это отличает процедуру повторного судебного
разбирательства от разрешения на апелляционное обжалование.
45. Более того, в настоящем деле и в делах, ранее рассмотренных Конституционным Судом
Мальты (например, дело "Франк Какья против Достопочтенного Премьер-министра" - см. выше § 20),
мальтийские суды (Первая палата Гражданского суда и Конституционный Суд) признали, что статья 6
Конвенции может быть использована в отношении процедуры повторного судебного разбирательства.
46. В настоящем деле власти Мальты ни в одной из двух инстанций мальтийской судебной
системы не заявляли о том, что статья 6 Конвенции не была применима к повторному судебному
разбирательству. Впервые такое заявление было представлено в ходе разбирательства дела в
Европейском суде.
47. Наконец, необходимо отметить, что если бы апелляционный суд принял ходатайство
компании-заявителя о неправильном применении правовой нормы, этот суд отменил бы свое
вынесенное ранее Решение. Следовательно, исход повторного судебного разбирательства являлся
определяющим для "гражданских прав и обязанностей" компании-заявителя.
48. Европейский суд пришел к выводу, что пункт 1 статьи 6 Конвенции применим к жалобе о
назначении повторного судебного разбирательства, поданной компанией-заявителем.
B. Соответствие жалобы пункту 1 статьи 6 Конвенции
1. Доводы сторон
a) Власти Мальты
49. Власти Мальты считали, что состав апелляционного суда, который признал неприемлемым
ходатайство компании-заявителя о назначении повторного судебного разбирательства, являлся
беспристрастным судом по смыслу пункт 1 статьи 6 Конвенции. Они подчеркнули, что не было
никаких оснований ставить под сомнение личную беспристрастность судей, входивших в состав
апелляционного суда, который рассматривал дело. Что касается объективных критериев, власти
Мальты указали, что если бы судьям приходилось заявлять самоотвод только на основании поданного
ходатайства о назначении повторного судебного разбирательства, которое не было prima facie
приемлемым, это противоречило бы целям справедливого и безотлагательного отправления
правосудия.
50. Кроме того, власти Мальты отметили, что судьи, рассматривающие дело по существу, не
обязаны участвовать в предварительном слушании по вопросу о приемлемости ходатайства о
назначении судебного разбирательства. Согласно статье 814 КОГП они "вправе" принимать участие в
таком заседании, но в случае необходимости они могут также решить не принимать участие в
разбирательстве дела. В настоящем деле отсутствуют основания, подтверждающие необходимость
самоотвода судей. Власти Мальты также отметили, что в нарушение статьи 816 КОГП компаниязаявитель не указала в своем ходатайстве на норму Закона, подлежащую применению.
Следовательно, при первом рассмотрении ее ходатайство о назначении повторного судебного
разбирательства, основанное на предполагаемом неправильном применении норм права, являлось
неприемлемым с процессуальной точки зрения.
51. Власти Мальты считали, что, рассматривая ходатайство о назначении повторного судебного
разбирательства, апелляционный суд обязан был не рассматривать дело по существу, а только
определить, были ли соблюдены условия, предусмотренные Законом для удовлетворения
ходатайства. Осуществляя эти действия, суд не решал вопросов, которые были ранее представлены
ему на рассмотрение.
52. Власти Мальты сослались на Постановление Европейского суда по делу "Томанн против
Швейцарии" (Thomann v. Switzerland), в котором Европейский суд заключил, что тот факт, что дело
заявителя, осужденного in absentia, было повторно рассмотрено теми же судьями в его присутствии,
не вызывает никаких объективно обоснованных сомнений относительно беспристрастности этих
судей. Они утверждали, что Европейский суд должен a fortiori прийти к аналогичному заключению в
настоящем деле, в котором вопросы, подлежавшие рассмотрению в отношении назначения
повторного судебного разбирательства, совершенно отличались от существа вопросов,
рассмотренных в ходе первоначального разбирательства.
53. Наконец, власти Мальты подчеркнули, что компания-заявитель не представила
официального заявления об отводе судей, что являлось бы обычной процедурой, которую используют
лица, утверждающие, что судьи при рассмотрении их дела не были беспристрастными.
b) Компания-заявитель
54. Компания-заявитель признала, что апелляционный суд соответствовал субъективным
критериям беспристрастности. Тем не менее, она не согласилась с доводом властей Мальты, что
объективные критерии также были соблюдены. В этом отношении компания-заявитель считала, что
поскольку три судьи, входившие в состав апелляционного суда, уже рассматривали дело по существу,
они должны были заявить самоотвод и не принимать участие в повторном судебном разбирательстве,
целью которого являлось решение вопроса, правильно ли апелляционный суд применил нормы
права.
55. Компания-заявитель подчеркнула, что настоящее дело отличалось от дела, в котором судья
выносит определенные досудебные решения, совершенно не связанные с существом дела. При
повторном рассмотрении существо дела было уже, фактически, установлено, а вопрос о
приемлемости ходатайства был изучен судьями, которые уже были достаточно хорошо знакомы с
материалами дела.
56. Компания-заявитель признала, что статья 814 КОГП не обязывала тех же судей
рассматривать ходатайство о назначении повторного судебного разбирательства. Тем не менее, она
отметила, что данная норма не соответствовала статье 6 Конвенции, поскольку не гарантировала
стороне, заявившей ходатайство о назначении повторного рассмотрения дела, право на
справедливое судебное разбирательство ("истец" по мальтийскому законодательству, применимому в
данном деле - см. выше § 30 - 32).
57. Наконец, компания-заявитель утверждала, что то, что она не подала официальное
заявление об отводе судей, не являлось прямым или молчаливым отказом от своего права на
обращение в Европейский суд. В этом отношении компания-заявитель подчеркнула, что для того,
чтобы исчерпать все доступные внутренние средства правовой защиты, она обратилась в
Конституционный Суд Мальты.
2. Мнение Европейского суда
58. Европейский суд напомнил, что для оценки беспристрастности суда по смыслу пункта 1
статьи 6 Конвенции существуют два критерия: первый заключается в установлении личной
убежденности конкретного судьи в рассматриваемом деле; второй заключается в том, чтобы
определить, предоставил ли судья гарантии, достаточные для исключения всех допустимых сомнений
по этому вопросу (см. среди прочих прецедентов Постановление Европейского суда по делу "Готрен и
другие против Франции" (Gautrin and Others v. France) от 20 мая 1998 г., Reports of Judgments and
Decisions 1998-III, pp. 1030-31, § 58, и Постановление Европейского суда по делу "Томанн против
Швейцарии" (Thomann v. Switzerland) от 10 июня 1996 г., Reports 1996-III, p. 815, § 30).
59. Что касается субъективных критериев, личная беспристрастность судьи презюмируется,
пока не доказано обратное (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского суда по
делу "Падовани против Италии" (Padovani v. Italy) от 26 февраля 1993 г., Series A, N 257-B, p. 20, § 26,
а также Постановление Европейского суда по делу "Морель против Франции" (Morel v. France), жалоба
N 34130/96, § 41, ECHR 2000-VI). В настоящем деле ничто не свидетельствует о том, что судьи
апелляционного суда рассматривали дело с личным предвзятым мнением. Стороны не оспаривали
этот факт.
60. Что касается второго критерия, то при применении к коллегиальному органу он означает
необходимость определить, существуют ли отдельно от личного поведения любого из членов данного
органа установленные факты, способные поставить под сомнение его беспристрастность. В этом
отношении даже внешний вид судьи имеет значение. Вопрос заключается в наличии доверия, которое
суды в демократическом обществе должны внушать населению (см. Постановление Европейского
суда по делу "Кастильо Альгар против Испании" (Castillo Algar v. Spain) от 28 октября 1998 г., Reports
1998-VIII, p. 3116, § 45, и упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Морель
против Франции", § 42). Из этого следует, что при решении вопроса о том, существует ли в
рассматриваемом деле обоснованная причина для опасений, что конкретный орган не является
беспристрастным, позиция такого заявления, что орган не беспристрастный, имеет важное, но не
решающее значение. А решающий элемент заключается в том, можно ли эти опасения объективно
обосновать (см. Постановление Европейского суда по делу "Феррантелли и Сантанджело против
Италии" (Ferrantelli and Santangelo v. Italy) от 7 августа 1996 г., Reports 1996-III, pp. 951 - 52, § 58, и
Постановление Европейского суда по делу "Ветштайн против Швейцарии" (Wettstein v. Switzerland),
жалоба N 33958/96, § 44, ECHR 2000-XII).
61. В данном деле сомнение в беспристрастности апелляционного суда является результатом
того, что в его состав входили те же три судьи, которые ранее слушали дело по существу и вынесли
оспариваемое Решение от 30 декабря 1993 г.
62. Европейский суд допустил, что такая ситуация могла вызвать у компании-заявителя
сомнения в отношении беспристрастности апелляционного суда. Но Европейскому суду надлежит
определить, являлись ли эти сомнения объективно обоснованными. Ответ на этот вопрос зависит от
обстоятельств дела.
63. В этой связи Европейский суд отметил, что в вопросе, касающемся ходатайства о
назначении повторного судебного разбирательства, апелляционный суд, главным образом, должен
был установить, было ли вынесенное им ранее Постановление от 30 декабря 1993 г. основано на
неправильном толковании норм Закона. Следовательно, те же судьи должны были решить, не
допустили ли они сами в своем вынесенном ранее Решении ошибку в юридическом толковании или в
применении нормы права, то есть фактически должны были сами рассмотреть свое собственное дело
и оценить свою способность применять нормы права.
64. Европейский суд отметил, что настоящее дело отличается от дела "Томанн против
Швейцарии", на которое ссылались власти Мальты (см. выше § 52). В том деле в ходе повторного
судебного разбирательства суду были представлены новые и многочисленные сведения, судьи
полностью пересмотрели дело и должны были оценить и установить свои собственные
предполагаемые ошибки (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу
"Томанн против Швейцарии", p. 816, § 35). В настоящем деле судьи, рассматривавшие дело, должны
были определить и решить, являлись ли их собственные действия по применению норм права
соответствующими и достаточными.
65. Эти обстоятельства являются достаточными для того, чтобы считать опасения компаниизаявителя в отношении пристрастности апелляционного суда объективно обоснованными.
66. Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
II. Применение статьи 41 Конвенции
67. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а
внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного
устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую
компенсацию потерпевшей стороне".
68. Адвокаты компании-заявителя не выступили с требованием о справедливой компенсации
или возмещения судебных расходов и издержек, хотя им это было предложено.
69. Соответственно, Европейский суд решил не присуждать никаких выплат по этим вопросам.
70. В том случае если Европейский суд приходит к выводу, что дело заявителя не было
рассмотрено независимым и беспристрастным судом по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, он
считает, что наиболее соответствующим средством правовой защиты является обеспечение
заявителю повторного рассмотрения его дела независимым и беспристрастным судом (см. mutatis
mutandis и применительно к уголовному делу, Постановление Европейского суда по делу "Генчель
против Турции" ({Genсel} <*> v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, § 27).
-------------------------------<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и
выделены фигурными скобками.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1) постановил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции применим в отношении обжалуемого судебного
разбирательства;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном
виде 29 июля 2004 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Заместитель Секретаря
Секции Суда
Сантьяго КЕСАДА
EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FIRST SECTION
CASE OF SAN LEONARD BAND CLUB v. MALTA
(Application No. 77562/01)
JUDGMENT <*>
(Strasbourg, 29.VII.2004)
-------------------------------<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It
may be subject to editorial revision.
In the case of Leonard v. Malta,
The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:
Mr C.L. Rozakis, President,
Mr P. Lorenzen,
Mr G. Bonello,
Mrs F. Tulkens,
Mrs {N. Vajic},
Mrs S. Botoucharova,
Mrs E. Steiner, judges,
and Mr S. Quesada, Deputy Section Registrar,
Having deliberated in private on 2 October 2003 and on 8 July 2004,
Delivers the following judgment, which was adopted on the last-mentioned date:
PROCEDURE
1. The case originated in an application (No. 77562/01) against Malta lodged with the Court under
Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the
Convention") by San Leonard Band Club, a Maltese private company ("the applicant"), on 23 January 2001.
2. The applicant was represented by Mr E. Zammit-Lewis and by Mr J. Herrera, two lawyers practising
in Valletta. The Maltese Government ("the Government") were represented by their Agent, Mr A.E. Borg
Barthet, Attorney General.
3. The applicant alleged that the bench of the Court of Appeal which decided on the admissibility of its
claim for retrial was not an impartial tribunal within the meaning of Article 6 § 1 of the Convention.
4. The application was allocated to the First Section of the Court (Rule 52 § 1 of the Rules of Court).
Within that Section, the Chamber that would consider the case (Article 27 § 1 of the Convention) was
constituted as provided in Rule 26 § 1.
5. By a decision of 2 October 2003, the Court declared the application admissible.
6. The Government, but not the applicant, filed observations on the merits (Rule 59 § 1).
THE FACTS
I. The circumstances of the case
7. The applicant is a private organisation in the town of Hal Kirkop, Malta.
A. The first and second instance proceedings
8. On 30 December 1986 the Housing Secretary of Malta issued a requisition order of a tenement in
Hal Kirkop. The applicant occupied the tenement at issue. The requisition order had the effect of protecting
its occupation.
9. On 16 October 1987 the owners of the tenement, the brothers V., instituted a set of civil proceedings
before the First Hall of the Civil Court against the Housing Secretary and the applicant. They requested that
the requisition order of 30 December 1986 be declared null and void, as being contrary to Article 4 of the
1949 Housing Act, and to be reinstated in the possession of the tenement. They also requested the
reimbursement of the damages sustained.
10. In a judgment of 9 October 1991, the First Hall of the Civil Court rejected the plaintiffs' claim.
11. The brothers V. appealed against this decision.
12. In a judgment of 30 December 1993, the Court of Appeal declared that the requisition order was
null and void and ordered that the plaintiffs be reinstated in the possession of the premises within a period of
six months. It sent the case back to the first instance judge as concerned the reimbursement of the damages
sustained by the plaintiffs.
B. The applicant's request for retrial
13. On 21 March 1994 the applicant presented an application for a new trial before the Court of
Appeal. It alleged that the judgment of 30 December 1993 was based on a misinterpretation of the law, as
the requisition order had been issued in the public interest and the powers of the Housing Secretary in this
field could not be reviewed by the ordinary courts.
14. The brothers V. intervened in the proceedings, requesting that the applicant's claim be rejected.
They argued that the law had been in fact duly applied and interpreted and that the applicant was trying to
create another appeal, inadmissible under Maltese law, against the judgment of 30 December 1993.
15. On 14 December 1994 the Court of Appeal gave the parties the faculty of filing written
submissions, and adjourned the case until 6 February 1995.
16. The applicant presented a note of submissions, in which it requested, inter alia, that the judges of
the Court of Appeal abstain from the case, as they were the same judges who composed the court when the
impugned judgment of 30 December 1993 was delivered.
17. On 13 March 1995 the Court of Appeal rejected the applicant's plea of challenging the judges. It
observed that according to Article 816 of the Code of Organisation and Civil Procedure (Chapter 12 of the
Laws of Malta, hereinafter, the "COCP"), where the ground for a judicial claim is the wrong application of the
law, the plaintiff should make reference to the law which should have been applied. As the applicant failed to
do so, its submissions were manifestly erroneous.
18. In a judgment of 17 January 1996, the Court of Appeal rejected the applicant's demand for a new
trial.
C. The constitutional complaint
before the First Hall of the Civil Court
19. In the meanwhile, on 19 April 1995, the applicant had initiated proceedings before the First Hall of
the Civil Court in its Constitutional competence. It alleged that the decision taken by the three judges
composing the Court of Appeal whereby they rejected the plea to their challenge had violated Article 6 § 1 of
the Convention, as the court at issue could not be considered an "impartial tribunal" within the meaning of
that provision.
20. In a judgment of 22 April 1997, the Civil Court accepted the applicant's request and declared that
the lack of abstention of the judges composing the Court of Appeal had violated Article 6 of the Convention. It
observed that the same judges were called upon to decide twice a case concerning the same facts and the
same parties. Moreover, in a judgment given on 10 October 1991 in the case of Frank Cachia v. the
Honourable Prime Minister, the Constitutional Court had held that Article 814 of the COCP (according to
which the same judges or magistrates may sit when the demand for a new trial is based on an alleged wrong
interpretation of the law) was contrary to Article 6 of the Convention.
D. The appeal before the Constitutional Court
21. The bothers V. appealed before the Constitutional Court. They alleged, in particular, that the
question dealt with by the Court of Appeal in the retrial, namely whether there was a wrong application of the
law, was not in any way connected with the merits previously dealt with by the same court.
22. In a judgment of 31 July 2000, the Constitutional Court upheld this appeal, revoked the judgment of
22 April 1997 and rejected all the pleas raised by the applicant.
23. The Constitutional Court observed that the institute of a new trial provided the remedy of the
revision of a final sentence in order to rectify evident and gross errors, leading to miscarriage of justice.
However, the Maltese law restricted the application of this remedy to specific situations. As the retrial was an
extraordinary remedy, which entailed a derogation to the principle that the res judicata had the force of law
between the parties, the provisions of law referring to it had always been interpreted restrictively.
24. According to Maltese law, the new trial should be heard by the same court which pronounced the
judgment complained of, and the same judges or magistrates may sit. This implied that the judge or
magistrate was given the option to decide whether to preside over the case or not. In the Constitutional
Court's view, this rule was consistent with the Convention and justified by the fact that the retrial was not a
third instance procedure and that the court which had pronounced the judgment was in the best position to
identify any mistake and to expeditiously grant an appropriate and fast remedy.
25. The Constitutional Court noted that when the demand for a new trial appeared unfounded and was
accompanied with a doubtful demand for the abstention of the judges, there were chances that an abuse of
the judicial system might occur. This would have been prejudicial to the other party, who had the right to have
his or her case heard within a reasonable time. After the delivery of its judgment in the Frank Cachia case,
the Constitutional Court had observed a systematic abuse of the institute of retrial. In particular, some parties
were attempting to obtain a third instance appeal before three different judges in cases in which a final
decision had already been adopted.
26. In order to avoid such abuses, the Maltese tribunals had interpreted the Frank Cachia judgment in
the sense that the judges who had previously adjudicated the case should carry out a prima facie
examination in order to determine whether the demand for retrial met the requirements laid down in domestic
law. In the affirmative, they should abstain, in the negative, they should simply reject the plaintiff's claim. The
Constitutional Court considered that these principles were correct and in conformity with Article 6 § 1 of the
Convention.
27. In the particular circumstances of the case under its examination, the Constitutional Court found
that there were reasons to believe that the applicant was trying to prolong the proceedings in order to delay
as much as possible the release of the premises and that its demand for a retrial was non existent from a
procedural point of view. In particular, the claim did not quote correctly the section of law on which the
alleged ground for a new trial was being made, did not indicate which provision ought to have been correctly
applied and was essentially based on the assumption that the Court of Appeal gave a wrong interpretation of
the notion of "public interest". The prima facie examination made by the three judges of the Court of Appeal
dealt merely with points of fact and was therefore different in nature from the decision that the same judges
had delivered before.
28. Finally, there were no grounds to believe that the judges at issue had in the outcome of the case
some personal or real interest other than the interest of ensuring that justice was being done.
II. Relevant domestic law and practice
29. Only two judicial instances are provided in the Maltese legal system: the first instance and the
appeal. There is no third instance such as a Court of Cassation. However, a possibility of retrial is afforded
by the COCP.
30. The grounds for a new trial are set out in an exhaustive list which appears in Section 811 of the
COCP. In so far as relevant, this provision reads as follows:
"A new trial of a cause decided by a judgment given in second instance may be demanded by any of
the parties concerned, such judgment being first set aside, in any of the following cases:
(a) Where the judgment was obtained by fraud on the part of any of the parties to the prejudice of the
other party;
(b) where the writ of summons was not served on the party cast; provided that, notwithstanding such
omission, such party shall not have entered an appearance at the trial;
(c) where any of the parties to the suit was under legal disability to sue or be sued, provided no plea
thereanent had been raised and determined;
(d) where the judgment was delivered by a court having no jurisdiction in terms of a paragraph (a) of
Section 741, provided no plea thereanent had been raised and determined;
(e) where the judgment contains a wrong application of the law;
For the purposes of this paragraph there shall be deemed to be a wrong application of the law only
where the decision, assuming the fact to be as established in the judgment which it is sought to set aside, is
not in accordance with the law, provided the issue was not in reference to an interpretation of the law
expressly dealt with in the judgment;
(f) where judgment was given on any matter not included in the demand;
(g) where judgment was given in excess of the demand;
(h) where the judgment is conflicting with a previous judgment given in a suit on the same subjectmatter and between the same parties, and constituting a res judicata, provided no plea of res judicata had
been raised and determined;
(i) where the judgment contains contradictory dispositions;
(j) where the judgment was based on evidence which, in a subsequent judgment, was declared to be
false or which was so declared in a previous judgment but the party cast was not aware of such fact;
(k) where, after the judgment, some conclusive document was obtained, of which the party producing it
had no knowledge, or which, with the means provided by law, ha could not have produced, before the
judgment;
(l) where the judgment was the effect of an error resulting from the proceedings or documents of the
cause.
For the purposes of this paragraph there shall be deemed to be such error only where the decision is
based on the supposition of some fact the truth whereof is incontestably excluded, or on the supposition of
the non-existence of some fact the truth whereof is positively established, provided that, in either case, the
fact was not a disputed issue determined by the judgment."
31. According to Section 814 of the COCP, the demand for a new trial shall be made to the court by
which the judgment complained of was given, and the same judges or magistrates "may" sit. Section 816 of
the COCP indicates the content of an application for retrial. The plaintiff shall, in particular, state the heads of
the judgment complained of, the grounds for the new trial and the facts giving rise to each ground. Where the
ground is the wrong application of the law as provided by Section 811 (e), he shall make reference to the law
which should have been applied.
32. According to Section 818 of the COCP,
"(1) The time for demanding a new trial is three months, which shall commence to run
(a) in regard of the cases referred to in paragraphs (a) and (k) of section 811, from the day on which
the fraud was discovered, or the document obtained;
(b) in regard to the case referred to in paragraph (b), from the day on which the plaintiff became aware
of the judgment;
(c) in regard to the cases referred to in paragraph (j), if the falsity was, at the suit or complaint of the
plaintiff himself, declared subsequently to the judgment complained of, from the day of such declaration, and
if it was declared subsequently to such judgment, but at the suit or complaint of other parties, or if it was
declared previously from the day on which the plaintiff became aware of such declaration;
(d) in regard to all other cases, from the date of the judgment complained of.
(2) A new trial may in no case be demanded after the lapse of five years from which the first judgment
was given."
33. In the decision given on 25 October 2002 in the case of A v. B, the Court of Appeal held that the
institute of retrial was an extraordinary remedy for the exceptional cases stated in the law. It also emphasised
that the relative legal provisions were to be strictly interpreted.
THE LAW
I. Alleged violation of Article 6 § 1 of the Convention
34. The applicant considered that the bench of the Court of Appeal which decided on the admissibility
of its claim for retrial was not an impartial tribunal within the meaning of Article 6 § 1 of the Convention. In so
far as relevant, this provision reads as follows:
"In the determination of his civil rights and obligations..., everyone is entitled to a fair... hearing... by an
independent and impartial tribunal established by law."
A. Applicability of Article 6 § 1 of the Convention
35. In its decision on the admissibility of the application, the Court considered that the question of
applicability of Article 6 of the Convention to the retrial proceedings was linked to the substance of the
applicant's complaint and that it should be joined to the examination of the merits of the case. It will therefore
deal with this question in the present judgment.
1. The parties' submissions
(a) The Government
36. The Government considered that Article 6 is not applicable in the present case. They underlined
that no right to a retrial is included among the rights and freedoms guaranteed by the Convention, and that
the Commission constantly held that Article 6 does not apply to the proceedings concerning the admissibility
of a claim for retrial, this provision entering into play only when the retrial itself has been ordered (see, in
particular, X v. Austria, No. 7761/77, Commission decision of 8 May 1978, Decisions and Reports (DR) 14,
pp. 171, 173 - 174).
37. The Government observed that in Malta retrial proceedings in civil matters consist of two parts.
During the first, the domestic court has to consider whether there is a prima facie case, examining whether
the correct law was applied to the facts. This preliminary examination does not involve any interpretation of
the law, only a wrong application of the law being, according to Section 811 (e) of the COCP, a ground for
retrial. In the Government's opinion, the first part of the retrial proceedings is therefore not decisive for the
parties' civil rights and obligations, the only issue to be decided being whether there are enough grounds for
opening the second part of the proceedings, and to celebrate a new trial.
38. The Government also noted that under the Maltese legal system the retrial of a case is not
automatic, but may be granted only when certain conditions prescribed by law are fulfilled. In this respect,
retrial is different from an ordinary appeal, and its admissibility stage can be compared to the proceedings for
leave to appeal.
(b) The applicant
39. The applicant disputed the Government's position and observed that in the Maltese legal system
there exists no leave to appeal, the right to appeal being automatically granted to virtually anybody who feels
aggrieved by a judgment of the court of first instance. As to the procedure in which the domestic tribunals are
called upon to decide whether a right to a retrial should be granted, it involves a decision on the civil rights
and obligations of the aggrieved party, as the issue at stake is whether this party has access to the "civil"
remedy of retrial. Moreover, the admissibility of the claim is the most delicate stage in retrial proceedings and
it is intimately linked with the merits of the case.
2. The Court's assessment
40. The Court recalls the Convention organs' case-law according to which Article 6 is not applicable to
proceedings concerning an application for a retrial or to proceedings which determine whether the case in a
civil matter is to be re-opened or not (see, for instance, Carlotto v. Italy, No. 22420/93, Commission's
decision of 20 May 1997, DR 89, pp. 17, 27, and, with reference to a civil case, X v. Austria, No. 7761/77,
Commission's decision of 8 May 1978, DR 14, pp. 171, 173).
41. In the present case, it must be determined whether the "new trial" procedure provided by Section
811 of the COCP may be compared to proceedings in which it should be determined whether a finally
adjudicated civil case should be re-opened. In this respect, the actual name given to the proceedings in the
domestic legal system or the fact that the national jurisdictions have considered them as an extraordinary
remedy cannot be considered determinant: what is decisive is the nature and the scope of the proceedings
at issue (see, mutatis mutandis and with reference to the concept of "civil rights and obligations", Feldbrugge
v. the Netherlands, judgment of 29 May 1986, Series A No. 99, pp. 12 - 13, § 28).
42. The Court subsequently observes that in the Maltese legal system after an appeal decision there is
no third instance such as a Court of Cassation, the sole possibility for a person unsatisfied with the appeal
judgment being to apply for a new trial according to Section 811 of the COCP (see paragraphs 29 and 30
above).
43. The Court has examined the grounds listed in this provision. It is true that some of them (notably
those relating to the discovery of a new conclusive document after the judgment) are connected to
exceptional circumstances commonly justifying the re-opening of the proceedings in a number of member
States; however, the particular ground invoked by the applicant in the present case was "wrong application of
the law". As the applicant had alleged, in substance, the unlawfulness of the second instance judgment, its
application was similar to an appeal on points of law before a Court of Cassation, a remedy to which Article 6
has constantly held to be applicable (see, for instance, Delcourt v. Belgium, judgment of 17 January 1970,
Series A No. 11, pp. 13 - 15, §§ 25 - 26).
44. The Court moreover observes that in deciding to grant the new trail, the Maltese authorities do not
exercise any discretionary power, nor do they act ex gratia. On the contrary, once an applicant has shown
that the conditions laid down in Section 811 (e) of the COCP are fulfilled, the legality of the appeal judgment
will be re-examined. This distinguishes the new trial procedure from a leave to appeal.
45. Furthermore, in the present case and in previous cases decided by the Constitutional Court (i.e.
the Frank Cachia case - see paragraph 20 above) the Maltese jurisdictions (the First Hall of the Civil Court
and the Constitutional Court) accepted that Article 6 of the Convention could be invoked in respect of the
new trial procedure.
46. In the present case the Government never pleaded, in the two Maltese levels of jurisdiction, that
Article 6 of the Convention was not applicable to the new trial proceedings. This plea was raised for the first
time before the Court.
47. Finally, it is to be noted that had it accepted the applicant's plea that the law had been wrongly
applied, the Court of Appeal would have quashed its previous judgment. Accordingly, the outcome of the new
trial procedure was decisive for the applicant's "civil rights and obligations".
48. The Court finds that Article 6 § 1 of the Convention is applicable to the new trial proceedings
instituted by the applicant.
B. Compliance with Article 6 § 1 of the Convention
1. The parties' submissions
(a) The Government
49. The Government considered that the Court of Appeal which declared inadmissible the applicant's
claim for retrial was an impartial tribunal within the meaning of Article 6 of the Convention. They underlined
that there were no elements to call into question the personal impartiality of the judges composing the bench
of the Court of Appeal. As to the objective test, the Government emphasised that it would be contrary to the
interests of a fair and speedy administration of justice if the judges had to abstain simply because a request
for retrial, which is not prima facie admissible, had been introduced.
50. The Government further noted that the judges who had decided on the merits are not obliged to sit
in the ambit of the preliminary examination on the admissibility of the claim for retrial. According to Section
814 of the COCP the "may" do so, but they may also decide, if need be, to abstain from hearing the case. In
the present case, nothing justified such abstention. The Government observed in this regard that, contrary to
Section 816 of the COCP, the applicant had failed to indicate the law which should have been applied. Its
claim for retrial was in fact dealing with a wrong interpretation of the law and was therefore at first sight
inadmissible on a procedural point.
51. According to the Government, in the ambit of the retrial proceedings the Court of Appeal was not
called upon to adjudicate the merits of the case, but only to ascertain whether the conditions prescribed by
law for the granting of the applicant's request were fulfilled. In doing so, it did not decide any issue which had
been previously put before it.
52. The Government refer to the judgment in the case of Thomann v. Switzerland, in which the Court
held that the fact that the applicant, convicted in absentia, was retried in his presence by the same judges
did not cast any objectively justified doubt as to their impartiality. They argue that a similar conclusion should
a fortiori be reached in the present case, where the issues to be determined in the retrial proceedings was
completely different from the merits adjudicated in the original trial.
53. Finally, the Government underlined that the applicant had failed to raise the question of the
recusation of the judges, and that this step is normally taken by persons alleging that the judges were not
impartial.
(b) The applicant
54. The applicant conceded that the Court of Appeal satisfied the subjective test of impartiality. It
challenged, however, the Government's position according to which also the objective test was satisfied. The
applicant considered in this respect that as they had previously heard the merits of the case, the three judges
composing the bench of the Court of Appeal should have abstained in the retrial proceedings, that were
meant to ascertain whether the Court of Appeal had incurred in a wrong application of the laws.
55. The applicant emphasises that the situation in the present case is different from that of a judge
taking certain pre-trial decisions totally unconnected with the merits. In retrial cases, in fact, the merits have
already been adjudicated, and the admissibility of the claim is examined by judges who had already taken
cognisance of the file in the most exhaustive possible manner.
56. The applicant acknowledged that Section 814 of the COCP does not compel the same judges to sit
in a case of retrial. However, it submitted that this provision violates Article 6 of the Convention insofar as it
fails to guarantee the plaintiff's right to a fair trial.
57. The applicant finally submitted that its failure to use the recusation remedy did not amount to an
express or tacit renunciation to its right to apply to the Court. It emphasised in this respect that in order to
exhaust all available domestic remedies, it had made its submissions before the Constitutional Court.
2. The Court's assessment
58. The Court recalls that there are two tests for assessing whether a tribunal is impartial within the
meaning of Article 6 § 1: the first consists in seeking to determine the personal conviction of a particular
judge in a given case; the second in ascertaining whether the judge offered guarantees sufficient to exclude
any legitimate doubt in this respect (see, among other authorities, Gautrin and Others v. France, judgment of
20 May 1998, Reports of Judgments and Decisions 1998-III, pp. 1030 - 31, § 58, and Thomann v.
Switzerland, judgment of 10 June 1996, Reports 1996-III, p. 815, § 30).
59. As to the subjective test, the personal impartiality of a judge must be presumed until there is proof
to the contrary (see, among other authorities, Padovani v. Italy, judgment of 26 February 1993, Series A No.
257-B, p. 20, § 26, and Morel v. France, No. 34130/96, § 41, ECHR 2000-VI). In the present case, nothing
shows that the judges composing the bench of the Court of Appeal acted with any personal prejudice. This is
not disputed by the parties.
60. As to the second test, when applied to a body sitting as a bench, it means determining whether,
quite apart from the personal conduct of any of the members of that body, there are ascertainable facts which
may raise doubts as to its impartiality. In this respect even appearances may be of some importance. What is
at stake is the confidence which the courts in a democratic society must inspire in the public (see Castillo
Algar v. Spain, judgment of 28 October 1998, Reports 1998-VIII, p. 3116, § 45, and Morel v. France, quoted
above, § 42). It follows that when it is being decided whether in a given case there is a legitimate reason to
fear that a particular body lacks impartiality, the standpoint of those claiming that it is not impartial is
important but not decisive. What is decisive is whether the fear can be held to be objectively justified (see
Ferrantelli and Santangelo v. Italy, judgment of 7 August 1996, Reports 1996-III, pp. 951 - 952, § 58, and
Wettstein v. Switzerland, No. 33958/96, § 44, CEDH 2000-XII).
61. In the instant case, the concerns regarding the Court of Appeal's impartiality stemmed from the fact
that its bench was composed by the same three judges who had previously heard the merits of the case and
adopted the impugned judgment of 30 December 1993.
62. The Court accepts that that situation could raise doubts in the applicant's mind about the
impartiality of the Court of Appeal. However, it has to decide whether those doubts were objectively justified.
The answer to this question depends on the circumstances of the case.
63. In this connection, the Court observes that in the ambit of the retrial proceedings, the Court of
Appeal was essentially called upon to ascertain whether its previous judgment of 30 December 1993 was
based on a misinterpretation of the law. Thus, the same judges were called upon to decide whether or not
they themselves had committed an error of legal interpretation or application in their previous decision, being
in fact requested to judge themselves and their ability to apply the law.
64. The Court notes that the present case is distinguishable from that of Thomann, invoked by the
Government (see paragraph 52 above). In the latter, during the retrial proceedings new and comprehensive
information was available to the judges, who were undertaking a fresh consideration of the whole matter and
were not called upon to evaluate and determine their own alleged mistakes (see Thomann v. Switzerland,
judgment quoted above, p. 816, § 35). In the instant case, the trial judges were called upon to assess and
determine whether their own application of the law had been adequate and sufficient.
65. These circumstances are sufficient to hold the applicant's fears as to the lack of impartiality of the
Court of Appeal to be objectively justified.
66. There has accordingly been a breach of Article 6 § 1 of the Convention.
II. Application of Article 41 of the Convention
67. Article 41 of the Convention provides:
"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the
internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court
shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."
68. The applicant's lawyers did not present any claim for damages or for reimbursement of costs and
expenses, although invited to do so.
69. Accordingly, the Court decides not to award any sum in these respects.
70. Where the Court finds that an applicant's case has been decided by a tribunal which is not
independent and impartial within the meaning of Article 6 § 1, it considers that, in principle, the most
appropriate form of relief would be to ensure that the applicant is granted in due course a retrial by an
independent and impartial tribunal (see, mutatis mutandis and in regard to a criminal case, {Gencel} v.
Turkey, No. 53431/99, § 27, 23 October 2003).
FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
1. Holds that Article 6 § 1 of the Convention is applicable to the proceedings complained of;
2. Holds that there has been a violation of Article 6 § 1 of the Convention;
Done in English, and notified in writing on 29 July 2004, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of
Court.
Christos ROZAKIS
President
Santiago QUESADA
Deputy Registrar
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа