close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Смотреть статью полностью (PDF)

код для вставкиСкачать
А.С. Копылов, Н.В. Машинская
Механизм обеспечения подозреваемому, обвиняемому
права на самостоятельную защиту в рамках
предварительного расследования
Защита подозреваемого, обвиняемого, как участников уголовного судопроизводства, в работах ученых-процессуалистов рассматривается в основном через призму участия по уголовному
делу защитника подозреваемого, обвиняемого [1]. Возможности
реализации права на самостоятельную защиту самим подозреваемым, обвиняемым является малоизученной проблемой, требующей анализа международных актов и документов, норм Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства, обобщения
судебной практики.
Для того чтобы подозреваемый мог самостоятельно защищаться, он должен, прежде всего, знать сущность и причины павшего
на него подозрения. Подозреваемый по закону должен получить
копию постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (п. 1 ч. 4 ст. 46
УПК). В законе не оговаривается, в каком объеме подозреваемому
следует разъяснить сущность подозрения. В литературе высказаны мнения, что формула подозрения должна включать указание
на конкретные обстоятельства преступления (время, место совершения преступления, и некоторые другие данные) [2], а также квалификацию преступления [3]. Конечно, формулировка подозрения
не может быть такой же полной, как формулировка обвинения в
постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но представляется, что объем подозрения в документах, ставящих лицо
в статус подозреваемого, должен включать, как минимум: время,
место, признаки преступного деяния, обстоятельства, свидетельствующие о причастности конкретного гражданина к совершенному преступлению, юридическую квалификацию деяния.
Если лицо поставлено в положение обвиняемого, то оно вправе знать, в чем оно обвиняется, а также должно получить копию
постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию
постановления о применении к нему меры пресечения, копию об-
винительного заключения или обвинительного акта (п. 1 и 2 ч 4
ст. 47 УПК). При этом следователь, прокурор, суд должны учитывать индивидуальные особенности личности (возраст, жизненный
опыт, образование) и разъяснить сущность подозрения (обвинения), квалификацию преступления и возможные последствия в доходчивой и понятной форме для подозреваемого, обвиняемого. Если у лица имеется защитник, то разъяснение прав является также
и его обязанностью.
Другой важный способ самостоятельной защиты - право подозреваемого, обвиняемого давать объяснения и показания (п. 2
ч. 4 ст. 46, п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК). В теории и практике нет единства
взглядов по вопросу, являются ли эти права идентичными или же
они неодинаковы по смыслу и по содержанию.
Реализация права на дачу показаний приводит к появлению на
предварительном расследовании одного из видов доказательств,
используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, и представляет собой сообщение лица о фактических данных, полученное во
время допроса или собственноручного изложения им своих показаний после допроса [4].
Реализация же права на дачу объяснений представляет собой
разъяснение (истолкование) каких-либо обстоятельств, которое
может быть дано при допросе и при производстве других следственных действий, а также самостоятельно при написании подозреваемым ходатайств, жалоб и заявлений. На основании изложенного можно сделать вывод, что эти права имеют много общего,
однако являются разными по своему содержанию и не могут быть
взаимозаменяемыми.
Гарантией права подозреваемого (обвиняемого) давать показания является то, что он не несет уголовной ответственности за
дачу ложных показаний, за отказ давать показания, а также за оговор заведомо невиновного лица в совершении преступления. Данное правило признано и судебной практикой [5].
В ч. 2 ст. 46 УПК установлено, что подозреваемый должен быть
допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания в порядке ст. 91 УПК. Скорейший допрос является важной
гарантией нрава задержанного лица на самостоятельную защиту
его законных интересов, поэтому на следователя, дознавателя возложена обязанность произвести допрос в установленный срок (ч. 4
ст. 92 УПК).
В протоколе задержания подозреваемого дополнительно разъясняются его права, предусмотренные ст. 46 УПК, и именно с этого момента подозреваемый понимает, какие права ему предоставляет закон. Поэтому большое значение имеет закрепление ограниченного срока для составления протокола задержания: не более
3 часов с момента доставления подозреваемого в орган дознания
или к следователю (ч. 1 ст. 92 УПК).
Важнейшим элементом механизма реализации права подозреваемого, обвиняемого на самостоятельную защиту является право
представления доказательств по уголовному делу (п. 4 ч. 4 ст. 46 и
п . 4 ч. 4 ст. 47 УПК).
По вопросу о сущности понятия «представление доказательств»
и о содержании соответствующего права подозреваемого, обвиняемого в процессуальной литературе нет единства взглядов [6].
На наш взгляд, наиболее обоснованной представляется точка
зрения А.А. Напреенко по данному вопросу. Поскольку все права системно взаимосвязаны, то право на представление доказательств может быть реализовано следующим образом: путем предоставления следователю, дознавателю документов и предметов,
имеющих доказательственное значение; путем подачи ходатайств
о производстве следственных действий; путем дачи показаний и
объяснений; путем участия в производстве следственных действий, имеющих целью собирание и проверку доказательств [7].
В литературе неоднократно высказывалось предложение о необходимости отражать факт добровольного представления подозреваемым (обвиняемым) документов и предметов в специальном
протоколе [8] для дальнейшего их приобщения к делу в качестве
вещественных доказательств.
Право подозреваемого, обвиняемого на заявление ходатайств
(ст. 46 и ст. 47 УПК), а также право заявлять ходатайства о производстве процессуальных действий и принятии процессуальных
решений для установления обстоятельств, имеющих значение для
уголовного дела (ст. 119 УПК), является следующим ключевым
элементом права на защиту. Указанные права позволяют лицам,
подвергнутым уголовному преследованию, активно влиять на ход
предварительного расследования, требовать совершения определенных действий и принятия решений для установления всех
фактических обстоятельств по делу, в том числе и обстоятельств,
опровергающих обвинение, т.е. реализовывать право на самостоятельную защиту.
Процессуальной гарантией в данном случае выступает требование уголовно-процессуального закона об обязательности рассмотрения ходатайств, заявленных участниками уголовного процесса, своевременном их разрешении и уведомлении заявителя о
принятом по ходатайству решении (ст. 121, 122 УПК).
Следует отметить и некоторые иные права, предоставленные
подозреваемому, обвиняемому, позволяющие данным участникам
уголовного процесса осуществлять активную самостоятельную
защиту своих законных интересов. В частности, это право участвовать в следственных действиях и подавать замечания на протоколы следственных действий (п. 9 ч. 4 ст. 46 и п. 10 ч. 4 ст. 47
УПК), а также право заявлять отводы (п. 5 ч. 4 ст. 46 и п. 5 ч. 4
ст. 47 УПК), право приносить жалобы на действия (бездействие)
и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (п. 10 ч. 4
ст. 46 и п. 14 ч. 4 ст. 47 УПК), которые гарантируют объективное и
беспристрастное расследование уголовного дела.
В заключении необходимо подчеркнуть, что уголовно-процессуальный закон предоставляет лицам, подозреваемым и обвиняемым
в совершении преступления, обширные правовые возможности по
защите своих законных интересов на стадии предварительного
расследования. Поэтому реализация права на самостоятельную
защиту зависит, главным образом, от правоприменительной деятельности: от того, насколько тщательно и добросовестно следователи, дознаватели выполняют возложенные на них обязанности,
направленные на обеспечение рассматриваемого права.
Библиографический список
1. Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации. - Краснодар, 2005. С. 104.
2. Неретин Н.Н. Спорные вопросы реализации подозреваемым, обвиняемым права на защиту в уголовном судопроизводстве России // Мировой судья. - 2009. - № 6. - С. 23-26.
3. Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М, 1980. - 81 с.
4. Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань, 1974. 40 с.
5. Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица
в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М., 1982. - 69 с.
6. Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... - М., 1993. - 263 с.
7. Определение № 1-Д97-16 по делу Незнамова // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 4.
8. Бекешко СП., Матвиено Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск, 1969. - 68 с.
9. Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и
проблемы его совершенствования. - Волгоград, 1997. - 32 с.
10. Напреенко А.А. Подозреваемый как участник уголовного процесса // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. - М.,
1980. - 31 с.
11. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам:
проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998. - 50 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа