close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Теория языка и межкультурная коммуникация

код для вставкиСкачать
УДК 801
ИДИОЭТНИЧЕСКАЯ МОТИВИРОВАННОСТЬ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ
МЕТАФОРЫ
Т.В. Максимова
Соискатель кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации
e-mail: [email protected]
Курский государственный университет
В статье рассматриваются вопросы интерпретации значения метафоры в рамках
идиоэтнических различий языков и культур.
Ключевые слова: метафора, интерпретация, этнокультурные особенности.
Метафора является неотъемлемой частью любого коммуникативного процесса.
Сфера ее влияния вышла далеко за пределы образного языка художественной
литературы. С уверенностью можно сказать, что любой профессиональный дискурс
обладает своим репертуаром метафор. Чтобы понять метафору, необходимо обращаться
не к прямым значениям слов, составляющих метафорическое выражение, а к тому
скрытому смыслу, о котором метафора лишь намекает. Компоненты значения слова
формируются в сознании индивида постепенно. А.А. Залевская отмечает, что имеет
место процесс развития значения слова в сознании, значение – динамическое понятие,
которое прогрессивно развивается в сознании индивида, в свою очередь, формируя
целую систему возможностей оперирования этим значением [Залевская 2005: 105].
В связи с этим необходимо отметить значение речемыслительной деятельности
индивида, которая носит причинно-следственный характер и стремится к глубокому
проникновению в сущность предмета или явления, выявлению его особенностей,
мысленному соединению с другими предметами или явлениями, пониманию скрытых
связей между ними, объяснению результатов и прогнозированию последствий.
«Метафора рассматривается в тесной связи с понятием «живой язык», ее смысл
раскрывается в процессе речемыслительной деятельности коммуникантов, что
позволяет ей обрести статус познавательной процедуры» [Зубкова 2011: 18]. При этом
«значение метафоры имеет феноменологический характер и конструируется индивидом
с учетом особенностей конкретной профессионально-речевой ситуации. Следовательно,
значение исследуемого феномена не может быть найдено путем традиционной
экспликации. Оно предполагает творческое прочтение метафорических выражений»
[см.подр. : Зубкова 2011 а, б].
Если человек отождествляет словоформу с определенным явлением
действительности, то возникает вопрос: окрашен ли этот процесс идиоэтическими
особенностями или же он универсален для всех носителей огромного разнообразия
языков. Рассмотрим примеры гастрономической метафоры в русском и итальянском
языках. Метафора может быть заключена не только в одном слове, но и в целом
высказывании, а иногда и в действии индивида. Например, пословицы, которые, как
известно, отражают многовековую мудрость народа.
Chi non lavora, non mangia – Кто не работает, тот не ест
L'appetito vien mangiando – Аппетит приходит во время еды
Смысл данных пословиц идентичен в обоих языках. Это объясняется тем, что
такое понятие как лень, которая метафорически упоминается в первой пословице,
вызывает совершенно определенные реакции не зависимо от языка и культуры. К слову,
обе пословицы могут быть использованы вне гастрономического контекста. Смысл
первой можно интерпретировать как необходимость трудиться для получения
результатов, а второй − как возможность получения удовольствия от выполнения
какого-то действия, стоит только это действие начать.
Однако подобное сходство далеко не всегда имеет место. Примеры самобытных
фразеологизмов помогают оценить все разнообразие культурных отличий.
Так, глагол переборщить (прост. «перейти меру в чем-либо») является
достоянием исключительно русского языка и не может быть дословно переведен ни на
один язык в мире. Заметим, что корень -борщ- в глаголе переборщить лишен своей
основной семантики. Но почему «борщ», а не «суп» или «бульон» используется в
морфемной структуре слова? Лексема «борщ» вербализует специфическое для русского
народа понятие реалии. Ведь борщ – самое распространенное в народе блюдо, типичная
русская еда. В сознании носителей культуры слово «борщ» стало знаком как языка, так
и культуры, так как имеет не только языковой, но и культурный смысл. Однако
лексическое значение данного слова несколько абстрагируется, теряя видимую связь со
значением корня. Лексема «переборщить» в различных речевых ситуациях может быть
синонимом таких понятий, как «перелить», «сказать слишком резко», «преувеличить в
оценке»,
«сказать
лишнее»,
«сделать
лишнее»
[Сидорова:
http://www.booksite.ru/fulltext/suda/kov/9_10.htm].
Обратившись к фразеологизмам итальянского языка, содержащим в своем
составе единицы гастрономического семантического поля, можно обнаружить
следующую закономерность: наиболее часто употребляемыми являются лексемы il pane
(ит. хлеб) и il vino (ит. вино).
Il pane non vien mai a noia – досл. Хлеб не приедается;
Il pane più saporito è quello che si guadagna con il proprio sudore – досл. Самый
вкусный хлеб тот, который заработан собственным потом;
Amicizia e vino se non vecchi non valgono un quattrino – досл. Дружба и вино, пока
не постареют, не стоят и гроша;
Bellezza senza bontà è come vino svanito – досл. Красота без доброты подобна
выдохшемуся вину.
Хлеб и вино являются гастрономическими символами Италии, что и объясняет
их частое упоминание во фразеологических оборотах. Значение хлеба и вина в
повседневной трапезе итальянцев невозможно переоценить. Поэтому в культуре этого
народа сложилось уважительное отношение к хлебу и вину, что и отражается в
вышеприведенных пословицах. Хлеб и вино так же ценны, как старая дружба, честный
труд и доброта.
С уважением к хлебу относятся и носители русской культуры. С детства нам
знакомы следующие выражения:
Хлеб всему голова;
Хлеб – сила.
Хлеб является частью национальной традиции встречать самых дорогих гостей с
караваем в руках. Этот символ уважения закрепился в русском языке в виде выражения
«встречать хлебом-солью»: «Приходите к нам в гости, хлебом-солью вас встретим!»
Подобная фраза звучит уместно во время приглашения, но это вовсе не значит, что вас
встретят с караваем. Традиция мало-помалу изживает себя, но смысл фразы и не
следует понимать буквально. С помощью фразеологизма «встречать хлебом-солью»
метафорически передается семантика радушия и гостеприимства. «Такого рода
метафорические выражения отражают образ мира, в них воплощается ценностная
иерархия и мифологические представления, выражающие оценочные стереотипы в
соответствующем обществе и соответствующей культуре» [Зубкова 2012].
Итальянцы, приглашающие дорогих гостей, обязательно поставят на стол
бутылку самого лучшего вина, а гости, в свою очередь, принесут вино в подарок
хозяину.
Необходимо учитывать тот факт, что подобные любезности и знаки внимания не
являются универсальными, поскольку культуры народов самобытны и неповторимы.
Так, например, в арабских странах почетных гостей угощают не караваем, а финиками с
молоком. Что же касается угощения вином, то оно недопустимо в силу определенных
религиозных норм.
Язык и культура находятся в диалогическом единстве: одно не существует без
другого. Слово, как основная единица языка, является составной частью предложений,
а предложения составляют текст. Наша речь – текст, наши мысли – текст, наши
действия – текст. Но этот текст невозможно интерпретировать, не зная культурных
особенностей индивида. Как справедливо отмечает О.С. Зубкова, «семантическое и
лексикологическое изучение не может вестись сегодня без принятия в расчет
ментального пространства и отражения в нем языка. Действительно, формирование и
восприятие метафоры не может абстрагироваться от когнитивных оснований,
эксплицируемых в аффективный, перцептивный, познавательный этнологический
социокультурный, учредительный опыт, являющихся продуктом смысла» [Зубкова 2011:
5]. Разделяя данную позицию, считаем нужным акцентировать внимание на том, что
метафора, являясь абсолютной универсалией и достоянием любого языка, не должна
пониматься буквально, а ее интерпретация невозможна в отрыве от культурных
особенностей коллектива, к языку которого она принадлежит.
Библиографический список
Залевская А.А Психолингвистические исследования. Слово. Текст: Избранные
труды. – М.: Гнозис, 2005. – 543 с.
Зубкова О.С. а Эволюция развития представлений о метафоре и метафоризации в
истории науки: монография. – Курск: Изд-во КГУ, 2011. – 129 с.
Зубкова О.С. б Условия возникновения метафоры // Вестник Нижегородского
университета им. Н.И. Лобачевского. Научный журнал. - № 5 (1). – 2011. – С. 306 – 312.
Зубкова О.С. Диалектика амбивалентного языкового знака с позиции
лингвосемиотической деривации // Теория языка и межкультурная коммуникация.
Научный журнал. – №2 (12). – Курск, 2012. – URL: http://tl-ic.kursksu.ru/pdf/012-004.pdf.
Сидорова Т.А. Идиоэтнический компонент внутренней формы слова
(когнитивный аспект). – URL: http://www.booksite.ru/fulltext/suda/kov/9_10.htm.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа