close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Историко-правовые проблемы: Новый ракурс

код для вставкиСкачать
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8
Д.Ю. Михеев
∗
СУДЫ СИБИРИ В КОНЦЕ 1920-Х ГГ.: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
Аннотация. В настоящей статье анализируется развитие и функционирование
советской судебной системы на территории Сибири. Делаются выводы о региональных
особенностях судов, их месте в системе управления сибирским регионом.
Ключевые слова: Сибирь, судебная система, народные суды, уголовные дела,
гражданские дела, судебная политика.
Принципы, строение и механизм советской судебной системы, в том
числе судебных учреждений, действовавших в конце 1920-х гг. на
территории Сибирского края, были заданы существовавшими законами о
судоустройстве. Основные черты советской судебной системы были
определены в «Положении о судоустройстве РСФСР», утверждённом
31 октября 1922 г. IV сессией ВЦИК IX созыва1. После образования
Советского Союза текст «Положения о судоустройстве РСФСР» был
несколько подкорректирован. В новой редакции Положение было введено
в действие ВЦИК РСФСР 19 ноября 1926 г.2
Принятие
новой
редакции
Положения
было
вызвано
необходимостью приведения законодательства о судоустройстве РСФСР в
соответствие с принятыми в 1924 г. Основами судоустройства Союза ССР
и союзных республик. При издании новой редакции Положения было
учтено также новое территориально-административное деление, введённое
в 1925 г. в РСФСР: вместо губернии и уезда вводились край или область,
которые делились на округа, состоящие из нескольких районов. В связи с
этим Положение о судоустройстве РСФСР 1926 г., наряду с деятельностью
губернских судов, регламентирует организацию краевых (областных),
окружных и районных судов3.
30 января 1928 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли Постановление «О
порядке руководства судебными органами РСФСР», согласно которому
председатель Верховного суда одновременно становился заместителем
Народного комиссара юстиции РСФСР. В следующем году в состав
Наркомата юстиции был включён собственно Верховный суд. Тем самым,
как представляется, фактически ограничивалась его независимость,
Михеев Дмитрий Юрьевич, кандидат исторических наук, старший
преподаватель Новосибирского военного института внутренних войск имени
генерала армии И.К. Яковлева МВД России, [email protected]
1
СУ РСФСР. 1922. № 16. Ст. 902.
2
CУ РСФСР. 1926. № 85. Ст. 624.
3
См.: Суд и правосудие в СССР / под общ. ред. А.Т. Бажанова, В.П. Малкова. Казань:
Изд-во Казан. ун-та, 1980. С. 77.

ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8
вводилась подконтрольность деятельности суда административноуправленческому органу.
В дальнейшем, в 1937 г., после вступления в силу новой
Конституции РСФСР Верховный суд вышел из ведения Наркомата
юстиции. К этому времени мы отмечаем обособление суда в формально
самостоятельную и независимую судебную власть, что на самом деле
было, скорее, декларацией.
В процессе развития общественно-политической ситуации в стране
принимались дополнительные законы и политические решения, вносившие
коррективы и в работу судебной системы. Однако принципиальных
изменений законодательства о судебной системе в СССР в
рассматриваемый период, вплоть до принятия нового Закона о
судоустройстве в 1938 г., не предпринималось.
В деятельности сформировавшейся к концу 1920-х гг. советской
судебной системы следует выделить следующие важные черты и
принципы. Прежде всего, стоит отметить, что в основу работы судов были
положены идеологические принципы. Согласно упомянутому ранее
«Положению о судоустройстве», задачей судов, в первую очередь,
являлась защита завоеваний революции, обеспечение интересов
государства, а только затем защита прав трудящихся и их объединений.
Принципы устройства судебной системы были ориентированы на
упрощение и сокращение судебной процедуры. Все дела в полном объёме
разбирались на уровне первой инстанции. Апелляция во второй инстанции
не предусматривалась, а жалобы на приговоры и судебные решения могли
быть принесены лишь в кассационном порядке. Это было существенным
изменением и в определённом смысле отступлением от действовавшей в
России после судебной реформы 1864 г. практики1.
Рассмотрение дел в суде производилось только коллегиально, суд
должен был заседать в составе судьи и народных заседателей либо
нескольких членов суда. Попытки Наркомата рабоче-крестьянской
инспекции РСФСР предложить разрешение дел только одним судьёй,
предпринятые в 1926 г. после обследования работы народных судов, были
признаны Наркоматом юстиции (НКЮ) не отвечающими сути
социалистического правосудия. В докладной записке по этому поводу
позиция наркомата объяснялась следующим образом: «НКЮ считает
неприемлемым рассматривать дела одним судьёй. Это противоречит
основным принципам нашего закона, так как ведёт к восстановлению
института мировых судей и нарушает программу партии о привлечении
трудящихся к отправлению правосудия»2.
Народные судьи и заседатели избирались исполнительными
комитетами советов на один год с возможным переизбранием в
дальнейшем. В результате система органов юстиции находилась в
См.: Буков В.А. От российского суда присяжных к пролетарскому правосудию: у
истоков тоталитаризма. М., 1997. С. 47.
2
ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 10. Д. 7. Л. 6.
1
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8
формальной и фактической зависимости от советов и их исполкомов. Так
на практике осуществлялся принцип всевластия советов. В этих условиях
вопрос о самостоятельности судов, особенно при рассмотрении важных
уголовных и гражданских дел, затрагивавших интересы местных властей, в
основном решался не в пользу принципа независимости судебной власти.
«Положение
о
судоустройстве»
обеспечивало
некоторую
самостоятельность суда в оперативных вопросах и в какой-то мере
способствовало дистанцированию его от местной исполнительной власти.
Но реального отделения судебной власти от административной не было,
так как последняя сохранила мощные рычаги воздействия на суды. В их
числе было право избрания судей, тем более только на короткий срок – на
один год, выделение средств и формирование бюджета органов юстиции,
решение кадровых вопросов и многое другое.
То же можно сказать и по поводу избрания народных заседателей. В
городах они выбирались на общих собраниях трудящихся на
предприятиях, в воинских частях; в сельской местности – на собраниях
крестьян, организуемых на территории сельских советов. Лица,
отстранённые от выборов в советы, а также многие граждане, не
являвшиеся членами профсоюзов или не работающие, участия в этих
выборах принимать не могли.
Кандидаты в судьи должны были иметь трёхлетний стаж
практической работы в органах юстиции на должности не ниже
следователя либо двухлетний стаж ответственной политической работы.
Однако в действительности эти требования практически не соблюдались.
Основным звеном судебной системы являлся народный суд, который
рассматривал в пределах своего района все уголовные и гражданские дела,
кроме дел, отнесённых к ведению иных учреждений, наделённых
функцией отправления правосудия. Следующей инстанцией являлся
областной или краевой суд. Он действовал в составе президиума,
уголовно-судебного, уголовно-кассационного, гражданско-судебного,
гражданско-кассационного отделений и секретариата.
Председатель и члены областного или краевого суда избирались
областным или краевым исполкомом также на один год и утверждались
Наркоматом юстиции. Областной (краевой) суд являлся органом судебного
управления и надзора в отношении судебных учреждений края или
области. Одновременно областной суд являлся судом второй
(кассационной) инстанции по делам подведомственных ему народных
судов, а в качестве суда первой инстанции разбирал наиболее сложные
гражданские и уголовные дела.
На основании постановления Наркома юстиции при окружных, а
позднее при областных судах могли организовываться особые сессии суда,
а также создавались дежурные камеры народных судов для рассмотрения
несложных и не требовавших предварительного расследования дел.
Дела, требовавшие специальных знаний и навыков для их
разрешения, рассматривались специальными судебными учреждениями.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8
Таковыми являлись военные и военно-транспортные трибуналы; по делам
о нарушениях законодательства о труде – особые сессии народного суда по
трудовым делам (ОТС). Были созданы также земельные комиссии (ЗК),
разрешавшие споры по поводу землепользования и землеустройства. ЗК,
по существу, работали как обычные судебные учреждения, они не
зависели от земельных органов, хотя и находились в ведении Наркомата
земледелия, на местах они действовали в сотрудничестве с земельными
отделами исполкомов (районными, областными и краевыми).
Таким образом, в конце 1920-х – начале 1930-х гг. основными
звеньями судебной системы являлись народные суды, действовавшие на
территории районов, затем окружные, а позднее, после ликвидации
округов, областные и краевые суды, являвшиеся по преимуществу судами
второй инстанции.
Территория Сибири была разграничена на значительное количество
судебных и следственных участков. Важным принципом работы народных
судов была их тесная координация с органами следствия. В районах
судебные и следственные органы по существу работали в едином
комплексе. В конце 1920-х гг. в Сибирском крае действовало более 280
судебных участков и более 160 следственных участков1.
Данные источников говорят о том, что в сибирском регионе
действовало недостаточное для такой обширной территории количество
судов, что создавало весьма сложные условия для их работы. В Сибири
средние показатели нагрузки на суды оказывались гораздо более
высокими, чем в целом по России. Так, по данным на 1928 г. в Сибирском
крае число жителей, приходившихся на один судебный участок,
составляло 90–96 тыс. чел., что было в три раза выше, чем в среднем по
РСФСР, где на судебный участок приходилось около 30 тыс. чел.
При этом судебные участки в Сибири охватывали территорию от 15
до 18 тыс. кв. км, а в отдалённых районах и значительно больше, в то
время как в центральной части России территория судебных участков
составляла около 4 тыс. кв. км2. Многие районные суды в Западной
Сибири обслуживали население в радиусе 100–110 км, а в Восточной
Сибири иногда и более одной тыс. км (Бодайбо, Туруханск).
По мере развития советской судебной системы и укрепления
правопорядка в стране суды Сибири приобретали важнейшую роль
регулятора общественных отношений, прежде всего в разрешении
конфликтов
между
гражданами
и
государством.
Количество
рассмотренных сибирскими судами уголовных и гражданских дел к концу
1920-х гг. существенно выросло по сравнению с началом десятилетия. В
1928 г. в суды Сибирского края поступило 185410 уголовных дел, что
составляло 159,9 % по отношению к 1921 г.; в 1929 г. – 182562 (151,5 % к
Сибирский край : стат. справоч. Новосибирск, 1930. С. 793; Местный бюджет
Сибирского края на 1928/29 год. Новосибирск, 1929. С. 45.
2
Местный бюджет Сибирского края на 1927/28 бюджетный год. Новосибирск, 1928.
C. 41.
1
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8
1921 г.). Ещё в большем объёме возросло поступление гражданских дел в
1928 г. – 317719 дел (527,7 % к 1921 г.), а в 1929 г. – 240500; (399,4 % к
1921 г.).
Одной из серьёзных проблем в работе судов Сибири была их
чрезмерная перегруженность. В 1928 г. среднее количество дел,
рассмотренных народными судами в течение месяца, составляло 146
(228,1 % к 1921 г.); а в 1929 г. – 121 (182,1 % к 1921 г.)1. Понятно, что при
таком большом объёме рассматриваемых дел неизбежно снижалось
качество вынесенных решений.
Ведущим звеном судебной системы являлись народные суды.
Основная нагрузка в процессе рассмотрения уголовных и гражданских дел
лежала непосредственно на народных судах, областные (краевые) суды в
большей степени занимались кассационным рассмотрением вынесенных
решений и приговоров, а также общим надзором.
В сентябре 1928 г. Сибирский краевой суд получил право
рассматривать в кассационном порядке все жалобы на приговоры и
решения по делам, разобранным судами первой инстанции, в том числе, и
окружными судами (ранее они направлялись в Верховный суд РСФСР). В
результате в конце 1920 - х гг. весь процесс судопроизводства, от начала
расследования до вступления приговора в законную силу и его
исполнения, мог осуществляться в Сибирском крае. На Верховный суд
было возложено общее руководство судебной практикой, проведение
ревизий, инструктажа и т. д. Для согласования судебной политики
председатель краевого суда и его заместители могли участвовать в
заседаниях кассационных коллегий Верховного суда в качестве их членов.
Таким образом, судебные учреждения Сибири образовывали относительно
самостоятельную «подсистему» в составе судебной системы СССР,
координирующим центром которой выступал Сибирский краевой суд.
Библиографический список
1.
Суд и правосудие в СССР / под общ. ред. А.Т. Бажанова, В.П. Малкова. -Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1980. -- 400 с.
2.
Буков В.А. От российского суда присяжных к пролетарскому
правосудию: у истоков тоталитаризма. М., 1997. 450 с.
1
ГАНО. Ф. П-6. Оп. 1. Д. 2538. Л. 20; ГАНО. Ф. Р-20. Оп. 1. Д. 146. Л. 34–35.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа