close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Портал электронных ресурсов Южного федерального

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Бойко Сергей Иванович
КОНЦЕПТ НАЦИИ В ДИСКУРСЕ ПАРЛАМЕНТСКИХ ПАРТИЙ
ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ:
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Специальность 23.00.01 – теория и философия политики, история и
методология политической науки
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук
Ростов-на-Дону – 2014
Работа выполнена в ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»
Научный руководитель:
доктор политических наук, доцент
Поцелуев Сергей Петрович
Официальные оппоненты:
Паин Эмиль Абрамович,
доктор политических наук,
Национальный исследовательский
университет – Высшая школа
экономики, кафедра государственной
и муниципальной службы,
профессор
Дзахова Лариса Хасановна,
доктор политических наук, профессор,
Северо-Осетинский государственный
университет им. К.Л. Хетагурова,
кафедра социально-гуманитарных
дисциплин, заведующая кафедрой
Ведущая организация:
Институт научной информации по
общественным наукам РАН
Защита состоится 19 декабря 2014 г. в 14.00 на заседании диссертационного
совета Д 212. 208.31 при ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет» по
адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105/42, ауд. 203а.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Зональной научной
библиотеки им. Ю.А. Жданова при ФГАОУ ВО «Южный федеральный
университет» (344103, г. Ростов-на-Дону, ул. Зорге, 21 Ж) и на сайте:
http://hub.sfedu.ru/diss/announcements.
Автореферат разослан «_____» ____________________ 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Константинов Михаил Сергеевич
2
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ
Актуальность темы диссертационного исследования не подлежит
сомнению. Концепт нации можно смело назвать одним из ключевых
концептов нашего времени, причем как в России, так и за рубежом. Однако в
осмыслении феноменов нации и национализма в последние годы наметился
один парадокс, хотя, возможно, только и кажущийся: рост национальной
проблематики упирался, с одной стороны, в господствовавшую либеральную
идеологию «мультикультурализма», а с другой - в снижение интереса к
политическим идеологиям в традиционном их виде.
В самом деле, сегодня уже очевидно, что теория мультикультурализма,
доминировавшая первое десятилетие XXI века в общественных науках,
показала свою несостоятельность. Политика культурного многообразия без
интеграции в социальную среду «новой родины», привела к тому, что
«новые» граждане не знают языка и культуры нового отечества. В кварталах
с компактным проживанием «новых граждан» не действуют законы новой
родины. Принимая на постоянное место жительство людей с другой
культурой, отличной от «европейской», «власти» порождают новый тип
расизма основанного не на биологических, а на культурных различиях. По
мнению М.Хардта и А.Негри, социологические и культурные символы,
становятся ключевыми средствами выражения расового страха и ненависти1.
В нашей стране концепт нации является особо актуальным, он напрямую
связан с вопросом о том, что следует сегодня понимать под «нацией
россиян»
или
-
«многонациональным
1
как
выражаются
народом
официальные
Российской
Хардт М., Негри А. Империя. М.: Праксис, 2004. С.182
3
Федерации
документы
-
(российской
нацией)»2? Но что такое российская нация? По каким признакам ее
определять? Существует ли она вообще или ее только надо построить? И
если уже существует, то чем тогда она отличается от нации русской? А если
ее все же надо строить, тогда в какой парадигме: имперской, гражданской,
этнической? - Вопросов в этой сфере больше, чем ответов3.
Между тем, исследователи, в том числе отечественные, одно время
фиксировали снижение интереса политологов к теме идеологий4. Но точнее
было бы сказать не столько о снижении, сколько о модификации этого
интереса. Попытки официальной власти (начиная с инициатив президента
Ельцина в середине 90-х годов) обрести «национальную идею», в том числе в
виде новой государственной идеологии по советскому образцу 5, не дали
ощутимых результатов. Раздающиеся в последнее время декларации о
«здоровом (новом, либеральном и пр.) консерватизме» как интегративной
идеологии россиян, даже если они встречают сочувствие значительной части
интеллектуального и политического сообщества страны, по большей части
так и остаются декларациями. При попытках конкретизировать, что же
следует
понимать
под
этой
новой
(прогрессивной)
философией
консерватизма, видимость идейного консенсуса исчезает.
При этом какие-то общие (базисные) идеологические ценности мало что
дают для понимания поведения политических партий и вообще политических
акторов в современной России. Это показывают безуспешные попытки
описать партийный ландшафт современной России в топографических
терминах (правые, левые, центристы и т.п.). Еще больше путаницы возникает
2
Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв.
Указом Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666) // Гарант. Информационно-правовой портал.
[Электронный ресурс]. – URL: http://base.garant.ru/70284810/ (дата обращения: 29.06.2013).
3
См. к дискуссии по этим вопросам: Согрин В.В. Что есть российская нация и российский народ //
Общественные науки и современность. 2011. № 1. С. 117-125; Перегудов С.П. «Русский вопрос» в контексте
этнонациональных отношений в РФ // Полис. 2013. № 3. С. 74-86.
4
Малинова О.Ю. Партийные идеологии в России: атрибут или антураж? // Полис. 2001. № 5. С. 97-106.
См., к примеру: Мигранян А. М., Елыманов А. Ф., Соловей В. Д. Опыты государственной идеологии в
современной России. - Россия: поиск пути. М. 1999.
5
4
при попытке определить, какие политические акторы являются у нас
либералами, а какие - консерваторами. С начала 2000-х власть заговорила о
«либеральном
консерватизме»
идеологии. Близкий
как
адекватной
Кремлю политолог
российским
реалиям
А. Казаков в свое время
охарактеризовал идеологию либерального консерватизма «как до сих пор
нереализованную и по-прежнему актуальную альтернативу революционным
и реакционным идеологиям»6. Такой подход был уже четко выражен
руководством «Отечества»7. Однако идея «интегративной идеологии»8,
призванной превратить - усилиями одного только государства - «российское
население» в «российский народ (нацию)» является недостаточной; без
содействия снизу, со стороны гражданского общества и реального
плюрализма
публичной
сферы
политики9
идея
такой
идеологии
нежизнеспособна.
Анализ дискурса современных партий может быть успешным, если он
будет учитывать, что снижение интереса к идеологиям в их традиционном
(доктринально-теоретическом) виде объясняется не только спецификой
отечественной политической системы, но и новой ролью медиа в
современной
политике.
Превратившись
в
самостоятельного
игрока-
посредника политического процесса, медиа в значительной степени
обесценили в нем роль идейно-теоретического (собственно идеологического в
классическом смысле) момента. У медийно представленного политика, - как
пишет С.П. Поцелуев, - должна быть приятная внешность, развлекающий
6
Малер А.М. Либеральный консерватизм - идеология современной России Особое мнение (19.10.2007) //
Русский Журнал. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Liberal-nyjkonservatizm-ideologiya-sovremennoj-Rossii (дата обращения: 10.03.2013).
7
Лужков Ю.М., Владиславлев А.П. С верой в себя и в Россию. Об идеологии «Отечества». М.: Науч. кн.,
2000.
8
См.: Алексеева Т.А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. Перспективы интегративной идеологии // Полис. 1997. №
3. С. 16-22.
9
Под публичной сферой политики мы, вслед за О.Ю. Малиновой, понимаем автономные от сферы
государственного управления и открытые для разных слоев общества коммуникативные площадки, где
обсуждаются вопросы, представляющие общий интерес. См.: Малинова О.Ю. Идеологический плюрализм и
трансформация публичной сферы в постсоветской России // Полис. 2007. № 1. С. 9-10.
5
язык, «правильно неглубокий ум» и «незаурядная усредненность»10. И когда
такая медийная раскрученность кандидата важнее, чем представляемая им
идеология, тогда именно идеологический дискурс с его концептами, а не
идеологическая доктрина с ее понятиями имеют решающее значение. Это не
значит, что идеологии теряют свое значение для политического процесса,
просто они получают в нем новый вид и новый смысл. И для понимания
этого смысла требуется новая методология. Данная работа ставит своей
целью внести посильный вклад в разработку такой методологии.
Степень научной разработанности темы. Данное диссертационное
исследование опирается, прежде всего, на значимые концепции нации и
национализма, реализованные в трудах таких зарубежных и отечественных
авторов, как Э. Ренан, Э. Геллнер, Б. Андерсон, Э. Хобсбаум, Ю. Хабермас,
М. Грох, Э. Смит, К. Вердери, О. Данн, Дж. Моссе, Э. Ян, Д. Лангевише, B.C.
Малахов, Э.А. Паин, С.Е. Рыбаков, В.А. Тишков, В.Л. Иноземцев, М.О.
Мнацаканян,
М.С. Фабрикант и др. В этих работах представлен
обстоятельный анализ основных парадигм и концептов, составляющих
теоретическую основу для анализа концепта нации в современном
идеологическом дискурсе.
Однако чтобы перейти от этой основы к изучению концепта нации в
дискурсе современных политических партий, необходим методологический
конструкт, который бы специфицировал эту парадигму в политологическом
ключе, акцентировал роль партий в строительстве современных наций.
Специфику партийной системы постсоветской России невозможно описать
адекватно, не учитывая природу того, что ряд отечественных авторов
называют «русской властью» (Ю.С. Пивоваров, А.И. Фурсов, В.П.
Макаренко, Н.С. Розов, И.И. Глебова). Важным элементом системы русской
власти выступает феномен «партии власти», хорошо исследованный в
10
Поцелуев С.П. Диалог и квазидиалог в коммуникативных теориях демократии. Ростов-на-Дону: Изд-во
СКАГС, 2010. С. 417-418.
6
работах Г.В. Голосова, А.В. Кынева, А.В. Лихтенштейна, А.В. Рябова, С.М.
Хенкина. Б.И. Макаренко и др.
Анализ концептов в дискурсе политических партий предполагает
уточнение того, что следует понимать под «концептом», а для этого
необходимо учитывать изучение концептов в лингвистике (Н.Д. Арутюнова,
Ю.Д. Апресян, А. Вежбицкая, В.З.Демьянков, Д.С. Лихачев, В.А. Маслова,
Е.В. Мошняга, Ю.С. Степанов) и философии (П. Абеляр, С.С. Неретина, А.П.
Огурцов, Дж.Б. Рассел, М.Н. Эпштейн), но прежде всего теории
политических концептов, развитые в отечественной политологии (С.С.
Неретина и А.П. Огурцов, М.В. Ильин, В.Г. Ледяев, В.П.Макаренко, А.В.
Лубский).
Культурно-антропологические
концепты
шутовства
(юродства),
самозванчества и изгойства, релевантные для изучения драматургии
концепта нации в дискурсе российской «партии без власти», исследовали
такие авторы, как А.В. Буганов, Н. М. Рогожин, Д. Свак, Г. В. Тульчинский,
Б.А. Успенский, К.В. Чистов.
Общая специфика идеологического дискурса, помимо классических
работ Х. Арендт, М. Дюверже, П. Бурдьё, Р. Даля, П. Бергера и Т. Лукмана,
исследуется в трудах М.С. Константинова, И.Д. Коротца, В.П. Макаренко,
О. Ю. Малиновой, Б. Манена, А.И. Соловьева и др.
Проблему
национальной
идеологии
(идентичности)
для
России
обсуждали в своих работах такие отечественные политологи, как Р.Г.
Абдулатипов, Т.А. Алексеева, Т.В. Беспалова, И.М. Брудный, О.В. Вольтер,
А.Ф. Елыманов, И.А. Иванников, К.О. Калинин, Б.Г.Капустин, О.В.
Кильдюшов, В.А. Куренной, В.В. Лапкин, А.В. Лубский, А.М. Мигранян,
Е.В. Морозова, И.К. Пантин, И.С. Семененко В.В. Согрин, В.Д. Соловей,
А.М. Старостин, И.П. Чернобровкин, В.В. Черноус и др.
Анализ политических партий в системе власти, в том числе их
программных
(идейных)
установок
7
по
национальному
вопросу,
предпринимался в работах таких авторов, как А.М. Верховский, В.Я.
Гельман, Г.В. Голосов, Б.Г. Капустин, С.А. Кислицын, Б.В. Межуев, Э.А.
Паин, С.П. Перегудов, М.Л. Размолодин, М.В. Ремизов, Л.В. Сморгунов,
М.И. Суханова, М.А. Фадеичева, Г.А. Филатов.
Специальный дискурсивный анализ партийных идеологий под углом
зрения концепта нация постсоветской России проводился в работах
следующих авторов: М.В. Гаврилова, А.А. Казанцев, О.Ю. Малинова,
В.С. Мартьянов, Е.Ю. Мелешкина, Д.А. Мисюров, Г.И. Мусихин, С.П.
Поцелуев, И.С. Семененко, М.Ю. Тимофеев, О.А. Толпыгина. Особо следует
выделить серию работ О.Ю. Малиновой, посвященных анализу партийных
идеологий постсоветской России, в особенности, методологическим аспектам
такого анализа. Солидный опыт анализа партийных идеологий в современной
России, близкий нашему исследованию не только тематически, но и
методологически, содержится в работах политолога О. А. Толпыгиной. В
отличие от подхода, реализуемого при анализе идеологического дискурса
партий
политическими
лингвистами11,
данные
исследования
носят
собственно политологический характер.
В целом, имеющийся опыт анализа концепта нации в партиях
постсоветской России, во-первых, не носит систематического характера даже
в отношении партии власти, не говоря уже партийной системы в целом. Вовторых, нуждается в доработке методология этого анализа.
Цель
исследования
-
разработать
теоретико-методологический
конструкт для анализа концепта нации в партийном дискурсе постсоветской
России, а также отчасти апробировать данный конструкт на материале
программных документов основных политических партий, имеющих опыт
представительства в Государственной Думе РФ.
11
См. как пример такого анализа: Гаврилова М.В. Когнитивная модель идеологии КПРФ // Политическая
лингвистика. 2011. № 3. С. 25-31.
8
Для достижения заявленной в работе цели потребовалось решение
следующих задач:
1.
Обосновать
выбор
адекватной
парадигмы
исследования
посредством критического сопоставления модернистской трактовки нации с
перенниалистской и примордиалистской парадигмами.
2.
Определить основные понятийные различения в модернистской
трактовке нации и национализма, играющие ключевую роль в исследовании
концепта нации в дискурсе парламентских партий современной России.
3.
концептов,
Критически проанализировать лингвофилософское понимание
а
также
основные
версии
политической
концептологии,
представленные в отечественной политологии, с целью оценить их
методологический потенциал для изучения концепта нации в партийном
дискурсе современной России.
4.
Предложить теоретико-методологический конструкт для анализа
концепта нации в дискурсе парламентских партий постсоветской России.
5.
Опираясь
на
разработанный
теоретико-методологический
конструкт, проследить эволюцию концепта нации, а также тенденции его
использования, в дискурсе основных версий российской партии власти в
период 1993 - 2013 годов.
6.
Типологически представить семантические игры вокруг концепта
нации в дискурсе политических партий, представленных в российской
парламентской оппозиции.
Объектом исследования выступают концепты нации, представленные в
политической науке, а также в программных текстах российских партий,
имеющих опыт работы в Государственной Думе РФ.
Предметом исследования выступают сущностные особенности и
способы теоретического осмысления концепта нации, реализованного в
дискурсе парламентских партий постсоветской России.
9
Теоретико-методологическая
основа
данного
исследования
соединяет в себе следующие элементы: 1) модернистскую парадигму нации,
в
особенности,
в
ее
конструктивистско-политической
версии;
2)
политологические теории «русской власти» и «партии власти»; 3) теорию
политических концептов, представленную в разных версиях в отечественной
политической науке (М.В. Ильин, В.П. Макаренко); 4) теорию «социальных
характеров» А. Макинтайра и «политических фигур» В.П. Макаренко; 5)
культурно-антропологические
самозванчества
и
понятия
изгойста;
символических аспектов
6)
шутовства
методологию
анализа
(юродства),
дискурсивно-
современных партийно-политических идеологий
(О.Ю. Малинова, С.П. Поцелуев); 7) сравнительный анализ идеологических
концептов в аспекте типологии наций и национализмов в кайзеровской
Германии и современной России.
Источниковой
базой
исследования,
помимо
классической
и
современной научной литературы, стали некоторые правовые документы, а
также программные документы российских политических партий. Под
программными документами мы понимаем три рода источников, различия
между которыми, в рамках данного исследовании, не является для нас
принципиальными: во-первых, собственно партийные программы, которые
являются идеологической основой при создании партии, отражают
базовые
установки и остаются стабильными
ее
в течение относительно
продолжительного времени; во-вторых, предвыборные программы, которые
ориентированы на решение актуальных политических задач, а потому
изменчивы, а также содержат, помимо стратегических задач, и тактические,
прагматические цели; в-третьих, программные выступления (заявления,
статьи) политических лидеров, в которых отражается программный дискурс
соответствующих
политических
партий
объединений).
10
и
движений
(избирательных
Научная новизна результатов исследования состоит в следующем:
Обосновано, что модернистская парадигма нации - в отличие от
перенниалистских
и
примордиалистских
подходов
-
составляет
предпосылку собственно научного анализа концептов нации в дискурсе
политических партий.
Выявлены основные понятийные дистинкции модернистской парадигмы
нации, в особенности в ее конструктивистской версии, составляющие
теоретико-методологическую предпосылку для анализа концептов нации в
современных партийных дискурсах.
Определены сильные и слабые стороны понимания концепта вообще и
концепта «нация», в частности, в лингвистике, философии, а также в трех
версиях политической концептологии, представленных в отечественной
политологии. В этой связи обоснована закономерность концептной
организации национального дискурса, понятого в духе модернистской
парадигмы.
Предложен теоретико-методологический конструкт, основу которого
составляет бинарная оппозиция «партии власти» и «партии без власти» в
коммуникативной системе имитационной партийности как проявлении
русской власти, а также представлен набор политических фигур
(Начальник, Самозванец, Шут, Изгой), описывающих дискурсивное
поведение указанных партий.
Выявлена основная тенденция в эволюции концепта нации в дискурсе
основных версий российской партии власти; обоснована закономерность
перехода в дискурсе партии власти от модернистской парадигмы нации к
ее перенниалистскому толкованию, что соответствует переходу от
гражданской модели нации к ее имперским и этническим моделям.
Обосновано, что дискурс политической фигуры Самозванца с характерной
для
него
«самозванческой
легендой»
и
связью
политического
мошенничества с верой в сакрализованного царя-избавителя отвечает
11
перенниалистскому концепту нации, устойчиво воспроизводящемуся в
программном дискурсе КПРФ и в тенденции склоняющемуся к русскому
этническому национализму.
Показано, что дискурс политической фигуры Шута с его «риторикой
двусмысленности» и «логикой обратности» отвечает двусмысленности и
противоречивости концепта нации, представленного в программном
дискурсе ЛДПР, ориентированном на политическую конъюнктуру с ее
растущим спросом на русский этнонационализм.
Обосновано, что дискурс политической фигуры Изгоя с его стоической
морализацией политических вопросов отвечает стремлению «Яблока»
защитить
гражданскую
маргинальности
для
модель
«русской
российской
власти»
и
нации,
ценой
вопреки
ее
заимствования
противоречащих этой модели правоконсервативных концептов.
Основные положения диссертации, выносимые на защиту:
1.
Наиболее
адекватной
цели
и
задачам
диссертационного
исследования представляется модернистская парадигма нации, центральным
постулатом которой является положение о современном и по преимуществу
политическом
характере
наций.
В
отличие
от
перенниализма
и
примордиализма, модернистская парадигма позволяет отграничить концепт
нации от националистической мифологии и открыть путь к изучению
данного
феномена
при
помощи
концептуального
инструментария
политической науки. Модернистская парадигма нации, особенно в ее
умеренно-конструктивистской версии, позволяет отграничить феномен
нации от смежных с ним феноменов и выстроить типологию наций и
национализмов как предпосылку объективного анализа концептов нации в
дискурсе политических партий, причем как в синхронной, так и в
диахронной перспективе.
12
2.
Релевантными в научном изучении феномена и концепта нации
являются понятийные различения между империями и национальными
государствами;
между сословной, гражданской, государственной и
этнической нациями; между народным (гражданским либо этническим) и
«официальным» (бюрократическим) национализмом; между процессом
формирования нации (национально-патриотическим движением) и практикой
«строительства нации» под руководством националистических элит; между
национализмом и патриотизмом. Но ключевым для научного анализа
концептов нации в дискурсе политических партий современной России
выступает различие, с одной стороны, между гражданской нацией и
государственной (имперской) (псевдо-)нацией, а с другой - между нацией
гражданской и этнической.
3.
Концепт как ментальное образование, специфическое для данной
культуры, получил отражение в теории концептов, разрабатываемой
современной
лингвистикой,
лингвокультурологией.
«концептосферы»
в
Концепты
(Д.Лихачёв)
особенности,
представляются
или
«нациосферы»
отечественной
здесь
(М.Ю.
частью
Тимофеев),
обнаруживая параллели с пониманием наций как сконструированных
(воображаемых) сообществ. Однако стремление лингвистов сводить значение
концептов к семантике слов и писать «словари концептов» является для
политического анализа недопустимым ограничением. Более адекватным
представляется понимание концепта не только как речевого (культурносемиотического),
но
и
как
социально-политического
феномена,
возникающего в процессе диалогической коммуникации. Такая трактовка
политических концептов приобретает у С.С. Неретиной и А.П. Огурцова вид
особого направления философско-политических исследований. Ее сильной
стороной является взгляд на политические концепты как на ядра реальных
(или
потенциальных)
превращения
в
политических
политические
концепций
идеологии.
13
с
Однако
перспективой
их
исследовательская
программа данной версии политической концептологии сводится больше к
таксономии концептов, чем к их теоретической систематизации, причем
концепт нации не находит при этом должного отражения.
4.
Среди версий политической концептологии, представленных в
отечественной политической науке, наибольший
интерес с точки зрения
целей настоящего исследования представляют концептологические подходы,
предложенные М.В. Ильиным и В.П. Макаренко. Сильной стороной
развиваемого М.В. Ильина подхода является анализ «концептных историй»,
в том числе «нации», а также развитие тезиса о сущностной оспариваемости
политических понятий как лексикоконцептов. Однако метод М.В. Ильина
переоценивает роль концептов в эволюции политических институтов, зато
недооценивает роль неназванных концептов политического дискурса. Более
адекватным целям данной диссертации представляется политическая
концептология В.П. Макаренко, которая, исследуя отчужденные формы
социальной
реальности
и
идеологические
артефакты
политического
дискурса, ставит вопрос о принципиальной спорности концептов нации и
национального интереса. Развивая тезисы Б. Андерсона о нации как
воображаемом сообществе и официальном национализме империй, В.П.
Макаренко предлагает критическую теорию бюрократического национализма
как проявлений системы «русской власти». Эта теория может служить
отправным пунктом методологического конструкта для анализа концепта
нации в партийно-политическом дискурсе современной России.
5.
Данный методологический конструкт исходит из того, что анализ
политического дискурса более адекватно описывает поведение политических
партий, чем анализ их идеологических доктрин, а характер отечественного
партийного дискурса определяется политической системой, состоящей из
«интереса
власти,
переплетенной
с
собственностью
и
духовным
господством» (В.П. Макаренко). Эта система обнаруживает сущностные
параллели с политической системой кайзеровской Германии - как с
14
присущими
ей
формами
национализма
(официально-имперского,
гражданского и организованного этнического), так и с восприятием этих
национализмов основными в стране партийно-политическими идеологиями.
Система
мнимого
парламентаризма
задает
имитационную
структуру
партийности, состоящую из оппозиции «партии власти» и «партии без
власти», в которой идеологические различия между политическими акторами
носят не принципиальный, а декоративный характер. Дискурсивное
поведение этих акторов позволяет себя описать при помощи идеальнотипических политических фигур Начальника, Самозванца, Шута и Изгоя,
которые ведут между собой конкурентную борьбу за право определять смысл
ключевых концептов политического дискурса, включая «нацию». Данные
фигуры выступают в роли структурирующего принципа политических
концептов как «значимых идиом» (К. Вердери), в которых сращены воедино
элементы политического дискурса, обменные акты политического торга и
стратегии (интересы) политических акторов (партий).
6.
В отличие от зарубежного феномена «доминантных партий»,
партия власти в постсоветской России долгое время оставалась не столько
партией национальной модернизации, сколько инициатором усиления
консервативных тенденций в обществе. Представленный в ее программных
документах концепт нации отвечает двусмысленному и парадоксальному
дискурсивному поведению фигуры Начальника. Этот дискурс сочетает в себе
элементы разных парадигм и моделей нации. Вместе с тем, в программном
дискурсе партии власти обнаруживается усиливающаяся тенденция к
переходу от модернистской парадигмы нации к перенниалистской ее
трактовке. Это выражается в концепте «многонационального российского
народа», понимаемого не как национальное государство, а как «уникальная
цивилизация». Одновременно собственно гражданский концепт «российской
нации»
трансформируется
в
смысле
государственного
(державного)
концепта, традиционно характерного для официальных национализмов
15
империй с их государственным патриотизмом как дискурсивным ресурсом.
Это выражается в межпартийных семантических войнах за монопольное
право на определение концептов нация, национальность, народ, русские,
россияне, отечество, соотечественники и др.
7.
В идеально-типические характеристики политической фигуры
Самозванца входит подмена формально-правовых критериев легитимности
высшей власти - верой в ее сакральный статус, санкционированный
культурно-исторической (национальной) традицией. Основанием претензий
на власть выступает «самозванческая легенда», в которой инвертируется
отношение легитимной и нелегитимной власти, а вера в сакрализованного
царя-избавителя дополняется соображениями политической выгоды. В
рамках перенниалистского концепта нации, отвечающего архаической сути
«самозванческой легенды» КПРФ, положена идея тождества русской и
социалистической идеи. Общей тенденцией эволюции национального
дискурса КПРФ является усиление роли концептов «русского вопроса» и
«русского социализма». Соответственно, в программных документах КПРФ
обнаруживается эволюция дискурса партии от официального (державного,
имперского) национализма в сторону русского этнического национализма.
8.
К идеально-типическим характеристикам политической фигуры
Шута относится «риторика двусмысленности» и карнавальная «логика
обратности», направленные на достижение эмоционального консенсуса как
дискурсивного
политической
средства
стабилизации
системы. Дискурс
ЛДПР
и
в
консервации
той
мере
существующей
отвечает
этим
характеристикам, в какой он реализует (в секуляризированной форме)
функцию «политического служения юродивых» (Г. Федотов). ЛДПР признает
наличие общероссийской национальной идентичности, считая ее основой
«русскую идею», которую, однако, толкует двусмысленно: то в духе
гражданского
национализма,
то
в
имперском
стиле
официального
национализма, то в смысле русского этнического национализма. Отвечая
16
специфике шутовского поведения, ЛДПР использует любые концепты нации
в зависимости от политической конъюнктуры. С учетом повышения спроса
на имперский и этнический национализм, ЛДПР склоняется в последние
годы к перенниалистскому и этнонационалистическому концепту нации, что
выражается в тезисах о «русском национальном государстве» и «идеологии
русского воссоединения».
9.
Изгоя
К идеально-типическим характеристикам политической фигуры
относится
дополняемая
стоическая
идеологическим
морализация
мессианством.
политических
Дискурс
вопросов,
партии-изгоя
характеризуется эклектичностью идейных установок в процессе активного
включения (либо исключения) концептов на границе различных партийнополитических программ. Эти черты обнаруживаются в программных
документах «Яблока» периода 1995-2012 гг. Традиционно придерживаясь
гражданского идеала нации с его принципом «права человека приоритетнее
интересов этноса», программа «Яблока» исключает государственный
патернализм и агрессивный национализм этнократических элит. Однако
выяснение отношений с советским наследием в сфере национальной
политики, а также конкуренция с политическими соперниками, все более
сдвигающимися в сторону государственного (официального) и этнического
национализма, заставляют «Яблоко» включать в свой дискурс концепты,
которые делают двусмысленной гражданскую модель российской нации.
Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы
состоит в том, что она в некоторой степени заполняет пробел в методологии
исследования дискурса отечественных политических партий вообще и
концепта нации в этих дискурсах, в особенности. Нередко политологи
анализируют дискурс партий с применением эмпирических методов или
теорий среднего уровня, но не учитывают фундаментальную специфику
российской партийной системы как таковой. С другой стороны, есть работы,
которые стремятся эту специфику осмыслить, но не спускаются к теориям
17
среднего уровня (на основе которых можно производить конкретный
дискурс-анализ партийных программ), оставаясь в сфере политической
философии.
Предлагаемая в данной работе методология пытается восполнить этот
пробел, соединяя три основных элемента: 1) развернутую в политической и
исторической науке модернистскую концепцию нации; 2) политологические
понятия «русской власти» и «партии власти»; 3) теории политических
концептов и политических фигур.
Практически результаты диссертационного исследования могут быть
полезны в работе над программами политических партий, в особенности над
разделами,
посвященными
национальному
строительству
и
межнациональным отношениям. Диссертационные материалы могут быть
также использованы для разработки и модернизации учебных программ по
политологии, а также другим социальным и гуманитарным дисциплинам.
Соответствие паспорту научной специальности. Объект данной
диссертационной работы относится к сфере политического дискурса,
характеризующей основные свойства и качества политической жизни. Из
областей исследований, отвечающих специальности 23.00.01 - Теория
и
философия политики, история и методология политической науки, данной
диссертационной работе наиболее близки следующие области:
№ 12 «Знаково-языковые структуры в пространстве политики;
семантика политической реальности и
символика политического языка;
политические тексты, дискурсивные практики»;
№
26
«Влияние
мифов,
утопий
и
идеологий
на
эволюцию
политической мысли и науки и их способы отображения мира политики»;
№ 31 «История разработки основных категорий, понятий и методов
политической науки».
18
Апробация и реализация результатов исследования. Основные
положения и выводы диссертационной работы обсуждены на региональных,
межрегиональных и международных конференциях. Основное содержание
диссертации отражено в 10 научных работах автора общим объемом 3,7 п.л.,
в том числе в трех статьях, опубликованных в периодических научных
изданиях,
рекомендуемых
Диссертационная
работа
Высшей
была
аттестационной
обсуждена
на
комиссией
заседании
РФ.
кафедры
теоретической и прикладной политологии факультета социологии и
политологии Южного федерального университета.
Структура работы определяется задачами и логикой исследования и
состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения и
библиографического списка.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во «Введении» обоснована актуальность темы диссертации, определены цели и
задачи, конкретизированы объект, предмет и гипотеза исследования, пояснены степень
разработанности проблемы, теоретические и методологические основы, раскрываются
научная новизна и выносимые на защиту положения, охарактеризованы апробация и
практическая значимость работы.
В первой главе «Теоретические предпосылки исследования нации как
концепта политического дискурса» автор проясняет теоретико-методологические
предпосылки своего исследования. Первая предпосылка относится к выбору
адекватной парадигмы исследования, вторая - к уточнению основных понятийных
дистинкций в рамках модернистской парадигмы нации, а третья - к изложению
узловых моментов концептологического подхода к нации.
В первом параграфе «Феномен нации: выбор исследовательской
парадигмы» показаны преимущества модернистской парадигмы нации и
национализма
в
критическом
сравнении
19
с
примордиализмом
и
перенниализмом. Автор исходит из того, что основным условием научного
изучения феномена нации является разграничение между учёным и
идеологом национализма. Именно такой подход формируется в рамках
модернистской
парадигмы
нации,
тогда
как
примордиалистские
и
перениалистские подходы, напротив, пристрастны в идейно-политическом смысле.
Наиболее приемлемыми моделями (в рамках модернистской парадигмы) для
исследования
феномена
нации
и
национализма
автор
считает
конструктивистскую и политологическую модели, которые в работе
рассматриваются как взаимодополняющие.
Во втором параграфе «Базовые концепты модернистского подхода к
изучению
наций»
автор
определяется
с
базовыми
понятиями
и
понятийными различениями в рамках избранной им конструктивистской
версии модернистской парадигмы нации. Прежде всего, уточняется понятие
нации, путем его отграничения от смежных концептов народа и этноса.
Далее, отмечается, что политическая модель модернистской парадигмы
нации акцентирует внимание на различии национального движения как
реального идейно-политического процесса и националистической идеологии
как одного из элементов данного процесса. С этим различием связывается и
различие
между
патриотами
и
националистами.
Автор
отмечает
принципиальность различия не только между гражданской и этнической
нациями, но также между нацией государственной и нацией гражданской. В
параграфе особо отмечается, что отрицание гражданского концепта нации
тождественно отрицанию принципа нации-государства.
В третьем параграфе «Нация как предмет политической концептологии»
проводится анализ лингвистического и философского понимания концепта
как феномена дискурса, а также рассматриваются три версии политической
концептологии, представленные в отечественной политической науке, под
углом зрения концепта нации. При разборе лингвистических трактовок
концепта «нация» автор акцентирует понятия «концептосферы» (Д.Лихачёв)
20
и «нациосферы» (М.Ю. Тимофеев), а также замечает методологическую
параллель между развиваемым лингвистами пониманием концепта и
модернистской трактовкой нации как воображаемого и конструируемого
сообщества.
Далее,
лингвистической
концепта
в
в
параграфе
трактовки
философии.
методологической
концепта
узости
противопоставляется
Аналогичным
образом,
чисто
понимание
дефицитам
чисто
философской трактовки концепта нации автор противопоставляет «нацию»
как объект политической концептологии. Последняя представлена в
параграфе
тремя
версиями:
анализом
политических
концептов,
предложенным российскими философами С.С. Неретиной и А.П. Огурцовым,
концептным подходом М.В. Ильина и политической концептологией В.П.
Макаренко. Отмечая сильные и слабые стороны этих «концептологий» в
аспекте феномена нации, автор отдает предпочтение подходу, развиваемому
В.П. Макаренко.
Во второй главе «Модификация концепта нации в бинарной системе
российской имитационной партийности» автор конкретизирует теоретическую
базу, которая была представлена в первой главе диссертационного исследования, с
учётом специфики партийной системы постсоветской России. Сверх того, здесь
излагается и отчасти апробируется методологический конструкт для анализа концепта
нации в дискурсе парламентских партий постсоветской России. На основе анализа
системы русской власти как фундаментального явления русской политической
культуры автором демонстрируется закономерность возникновения в постсоветской
России бинарной оппозиции «партии власти» и «партии без власти». Автор предлагает
теоретико-методологический конструкт для исследования концепта нации как
значимой идиомы в контексте межпартийной борьбы за определение ключевых
концептов политического дискурса. Этому посвящен первый параграф второй главы
-
«Концепт
нации
в
партийном
дискурсе
постсоветской
России:
методологический конструкт исследования». Здесь, помимо прочего, автор
намечает
квази-драматургический
подход,
21
позволяющий
определить
набор
политических фигур (Начальник, Самозванец, Шут, Изгой) по аналогии с
социальными фигурами А.Макинтайра. Эти политические фигуры идеальнотипическим образом описывают дискурсивное поведение «партии власти» и «партии
без власти».
Во втором параграфе «Эволюция концепта нации в программных
документах российской ‘партии власти’» - с опорой на теоретический конструкт
«русской власти» - выявлены основные тенденции в эволюции концепта нации в
дискурсе различных версий российской «партии власти». Подчеркивается, что
постсоветская партия власти представляет собой случай «электоральной автократии» и
де-факто является частью бюрократического аппарата, развивая парадоксальный,
эклектичный и противоречивый концепт нации. С одной стороны, нация - в первых
версиях партии власти вроде программы «Демократического выбора» - трактуется в
терминах гражданской модели; с другой стороны, обнаруживается
движение
гражданского концепта нации в сторону государственно-бюрократического и
этнического национализма. В параграфе это показывается, помимо прочего, на
примере программных документов «Нашего Дома – России» и «Единой России».
Автор отмечает, что в контексте указанной эволюции концепта нации в программном
дискурсе партии власти разворачиваются ее семантические войны с «партией без
власти», с одной стороны, и несистемной оппозицией, с другой, за монопольное право
на определение терминов нация, национальность, народ, отечество, русские, россияне
и т.п.
В третьем параграфе «Драматургия концепта нации в программном
дискурсе российской ‘партии без власти’» описываются семантические игры
вокруг концепта нации в дискурсе политических партий, относящихся в России к
системной парламентской оппозиции. В этой связи автор формулирует идеальнотипические черты политических фигур Самозванца, Шута и Изгоя, а затем показывает,
в какой мере эти фигуры позволяют описать статус концепта нации в программном
дискурсе таких членов российской «партии без власти», как КПРФ Зюганова, ЛДПР
Жириновского и «Яблоко» Явлинского. Автор показывает, что стремление этих
22
партий обеспечить себе стабильный электоральный базис в условиях «мнимого
парламентаризма» ведет к усилению в их программах перенниалистических трактовок
российской национальной идентичности, оформленных в духе официального либо
этнического национализма.
В Заключении формулируются общие выводы исследования, а также
некоторые задачи для дальнейшей работы над темой.
III. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ
ДИСССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
В результате реализации поставленных в диссертационной
работе
исследовательских задач автор пришел к следующим результатам и выводам:
В качестве наиболее адекватной цели исследования следует признать
модернистскую парадигму нации, при критическом размежевании с
перенниализмом и примордиализмом. Хотя последние подходы и важно
учитывать при идентификации националистической мифологии, они
плохо
согласуются
с
критериями
научного,
политически
неангажированного анализа феномена нации. Данные подходы не
озабочены проблемой происхождения наций как особых культурнополитических общностей и не видят их существенных отличий от этносов.
Поскольку перенниалисты рассматривают нации как органические
(естественно возникающие и извечные общности), они не придают
существенного значения политическим акторам, включая партии, в
национальной жизни. Напротив, для модернистской парадигмы нация есть
исключительно современный феномен, обусловленный капитализмом и
буржуазными революциями модерна; она есть непременно политическая,
а не просто культурная общность, и она не возникает сама собой, но есть
продукт сознательных усилий со стороны граждан и политических элит.
Соответственно, для исследования конкретных концептов нации в
23
дискурсе
современных
сфокусировано
политических
внимание
на
партий
модернистской
в
работе
парадигме
было
в
ее
конструктивистском и собственно политологическом варианте, а именно,
на вопросе о том, какую роль играет концепт нации в дискурсе
политических партий.
Релевантными в научном изучении феномена и концепта нации являются
понятийные
различения
государствами;
между
империями
и
национальными
между сословной, гражданской, государственной и
этнической нациями; между народным (гражданским либо этническим) и
«официальным» (бюрократическим) национализмом; между процессом
формирования
нации
(национально-патриотическим
движением)
и
практикой «строительства нации» под руководством националистических
элит; между национализмом и патриотизмом. Но ключевым для научного
анализа концептов нации в дискурсе политических партий современной
России выступает различие, с одной стороны, между гражданской нацией
и государственной (имперской) (псевдо-)нацией, а с другой - между
нацией гражданской и этнической.
В работе были определены основные понятийные различения в
модернистской трактовке нации и национализма, играющие ключевую
роль в исследовании концепта нации в дискурсе парламентских партий
современной России. В качестве ключевого для анализа концептов нации
в дискурсе политических партий современной России обосновано
различие, с одной стороны, между гражданской и государственной
(псевдо-)нацией, а с другой - между нацией гражданской и этнической. В
этой связи была подчеркнута генетическая связь между гражданской
нацией и принципом национального государства, а также то, что
отрицание
принципа
фундаментальных
нации-государства
политических
тождественно
принципов
Нового
отрицанию
времени
и
равнозначно принятию имперских принципов организации государства.
24
Отмечается в этой связи, что государственная (псевдо-)нация как продукт
официального национализма может определяться в терминах как
империи, так и нации-государства.
В диссертационном исследовании были критически проанализированы
лингвистические и философские теории концептов. Было отмечено, что
концепт как ментальное образование, специфическое и ценное для данной
национальной культуры, отражает новую роль культурной среды для
менталитета людей в эпоху национализмов. Было показано, как этот
момент
нашел
отражение
в
понимании
концептов,
развиваемом
когнитивными лингвистами и лингвокультурологами. Сильной стороной
этого
подхода
является
понимание
концептов
не
только
как
универсальных (в контексте общечеловеческого духовного опыта)
дискурсивных
образований,
но
и
как
выражений
уникальных
национальных культур. В этой связи в работе рассматривалась
теоретическая связь между понятиями концепта (Ю.С. Степанов),
концептосферы (Д.С. Лихачев), нациосферы (М.Ю. Тимофеев).
Но при всем интересе лингвистов к идентификации концептов,
выражающих дух народа (нации), политическая сфера остается в их
подходе «недопредставленной». Характерное для лингвистов сведение
концептуальных универсалий к семантическим, а семантических - к
лексическим
отчасти
понимается
как
компенсируется
«зародыш»
философией,
(«ментальный
узел),
где
концепт
требующий
развертывания в процессе диалогической коммуникации. В работе
показывается, что поворот «от понятия к концепту» стал в философии
закономерным результатом лингвистического и дискурсивного поворота в
гуманитарном знании. В целом, философская трактовка концепта
позволяет рассматривать концепт не только как лингвокультурный, но и
как социально-политический феномен.
25
В этой связи в работе были критически проанализированы три основные
версии политической концептологии, представленные в отечественной
политологии, с целью оценки их методологического потенциала для
изучения концепта нации в дискурсе политических партий современной
России.
Версия
политической
концептологии,
предложенная
отечественными философами С.С. Неретиной и А.П. Огурцовым, исходит
из философского понимания концептов и стремится идентифицировать их
в политическом сознании. Сильной стороной этой версии концептологии
является обоснование дискурсивно-диалогической природы концептов,
слабой - отказ от систематизации собственно политических концептов, в
особенности, относящихся к современной России. Сильной стороной
политической концептологии, развитой М.В. Ильиным, выступает анализ
истории политических концептов (включая и концепт нации), а также
роль их «сущностной оспариваемости».
Слабая сторона концептного
подхода Ильина состоит в переоценке роли концептов в политическом
процессе, а также подмена систематизации политических концептов их
таксономией. Наконец, наиболее соответствующей целям исследования
рассматривается версия политической концептологии, представленная
В.П.
Макаренко.
политических
Ее
сильной
концептов
в
стороной
контексте
следует
борьбы
за
считать
анализ
власть
между
политическими акторами, преследующими свои интересы. Этот анализ
фокусируется на российской «нациосфере» благодаря понятиям «русской
власти» и «бюрократического национализма». В данной диссертационной
работе было показано, какие методологические ключи дает версия
политической концептологии В.П. Макаренко для анализа концепта нации
в дискурсе постсоветских политических партий.
Отправляясь от данной версии, в диссертационной работе был предложен
методологический конструкт, в котором модернистская парадигма нации
и национализма получает развитие за счет привлечения, прежде всего,
26
понятия «русской власти». Данное понятие было рассмотрено в
сравнительной перспективе, а именно с учетом исторического опыта
«официального национализма» кайзеровской Германии. Понятие русской
власти позволило нам представить партийную систему постсоветской
России как систему во многом имитационную, в основе которой лежит
бинарная оппозиция «партии власти» и «партии без власти». Традиционно
эта бинарность недооценивается, поскольку понятие «партии власти»
просто
дополняется
понятием
оппозиции
-
«системной»
и
«внесистемной». Вводя понятие партии без власти, автор стремился
подчеркнуть функциональную общность партий, входящих в
состав
парламентской системной оппозиции. Одновременно для идентификации
различий в их дискурсивном поведении, мы использовали введенное в
научный оборот В.П. Макаренко понятие политических фигур, отличая их
от социальных характеров в смысле А. Макинтайра и чисто риторических
фигур как элементов парламентского фольклора. Важной отличительной
чертой политических фигур является их выражение в концептах как
значимых идиомах. Смысл этих идиом формируется в рамках обменных
актов
политического
общения.
Принципиальным
моментом
этого
общения является борьба политических акторов за право определения
ключевых концептов вроде концепта нации. Предложенный автором
методологический конструкт предназначен для анализа концепта нации в
оппозиционном парламентском дискурсе, который мы типологизируем
посредством политических фигур Начальника, Самозванца, Шута и Изгоя.
Опираясь на разработанный теоретико-методологический конструкт, в
работе была прослежена эволюция концепта нации в дискурсе основных
версий партии власти в постсоветской России. Было отмечено, что
феномен партии власти, уходящий корнями в историю царской и
советской России, следует отличать от правящей партии в условиях
однопартийного тоталитарного режима, а также от доминантной партии в
27
условиях режима демократического. Будучи проявлением системы
«электоральной автократии», партия власти развивает автореферентный
дискурс
Начальника,
двусмысленным,
в
котором
противоречивым
концепт
и
нации
оказывается
парадоксальным.
Об
этом
свидетельствует проведенный а работе анализ программного дискурса
таких версий партии власти, как «Выбор России», «Наш Дом - Россия»,
«Отечество»,
«Единая
Россия».
В
этом
дискурсе
имеет
место
противоречивое и эклектичное соединение гражданского концепта нации с государственным и этническим концептами, а модернисткой парадигмы
нации - с перенниалистской и примордиалистской ее трактовками. Вместе
с тем, было показано, что - в особенности при сравнении программных
документов «Выбора России» и «Единой
России»
-
обнаруживается
общая тенденция отхода от гражданского идеала нации и понятия
национального государства в сторону государственно-бюрократического
и/или этнического концепта нации. Соответственно, меняется и смысл
официального
понятия
«российской
нации»:
ее
трактовка
как
«суверенного демократического объединения граждан» с гарантиями
личных прав и свобод уступает определению «россиян» по культурноцивилизационным
признакам,
что
включает
в
себя
понимание
российского народа как уникальной цивилизации с особой ролью в ней
русского народа.
Опираясь на понятие политических фигур Самозванца, Шута и Изгоя, в
работе была предпринята попытка описать дискурсивные игры вокруг
концепта
нации
в
программных
документах
партий
российской
парламентской оппозиции. В работе было продемонстрировано, что
содержание концепта нации в дискурсе КПРФ адекватно описывается
фигурой Самозванца и по общему своему смыслу относится к
политической архаике, будучи обращенной в прошлое. Свои претензии на
власть Самозванец основывает на специфической легенде, согласно
28
которой прерывание законного (санкционированного высшими силами)
преемничества
власти
посредством
ее
узурпации
«преступными
(дьявольскими) силами» завершается чудесным возвращением власти
«законным наследникам». Помимо этого, представленный в программном
дискурсе КПРФ концепт нации, кардинально отличаясь от понимания
нации в классическом марксизме и большевизме, обнаруживает сходство
с официальным (имперским) национализмом партии власти, а также с
кросс-партийным феноменом «цивилизационного национализма» (Э.А.
Паин). В рамках общего перенниалистского концепта нации, отвечающего
архаической
сути
самозванческой
легенды
КПРФ,
в
работе
констатируется эволюция от официального (державного, имперского)
национализма в сторону национализма этнического, русского. Тесная
связь прагматических (электоральных) мотивов с верой в партиюизбавительницу относится к характерным чертам политической риторики
КПРФ.
В данной работе было показано, что дискурс ЛДПР в той мере отвечает
характеристикам политической фигуры Шута, в какой он реализует (в
секуляризированной
юродивых»
(Г.
форме)
Федотов)
функцию
как
«политического
традиционного
феномена
служения
русской
политической культуры. Несмотря на заявление в программе ЛДПР, что
она является либеральной и демократической партией для всех, с начала
своего существования партия В.Жириновского позиционирует себя как
единственную защитницу русского народа. Как показал проведенный в
работе анализ, «русскость» ЛДПР понимает двусмысленно: и в духе
официального национализма империи (и тогда русскими в той или иной
мере являются все жители России), и в смысле русского этнического
национализма,
противостоящего
национализму
других
этносов,
населяющих РФ. ЛДПР признает наличие общероссийской национальной
идентичности, но основой ее считает «русскую идею». Однако нельзя
29
сказать, что ЛДПР придерживается строго этнического концепта нации,
или позиционирует себя только как партия русских националистов.
Отвечая специфике шутовского поведения, ЛДПР использует любые
концепты нации в зависимости от политической конъюнктуры.
В отличие от КПРФ и ЛДПР, партия «Яблоко» - как следует из нашего
анализа ее программных документов - изначально придерживалась
гражданской модели нации с ее принципом равенства прав граждан и
народов, а также с приоритетом прав человека по отношению к интересам
этноса.
На
этой
основе
«Яблоко»
понимало
формирование
общероссийской национальной идентичности как результат развития
гражданского общества, а не как бюрократический проект имперского
официального национализма или как проект этнонационалистических
элит. «Агрессивные национал-популисты, разжигающие этническую
рознь в многонациональной стране» несовместимы для «Яблока» с
гражданским
концептом
нации.
Но
чтобы
оставаться
конкурентоспособной в идеологической сфере российской политики и
ослабить тенденцию к своей маргинализации, «Яблоко» заимствовало
некоторые концепты из идеологического багажа своих политических
соперников. Объявляя себя партией «патриотов» и «государственников»,
эта либеральная партия придавала двусмысленность и парадоксальность
своему концепту российской идентичности.
IV. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:
Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых Высшей
аттестационной комиссией РФ:
30
1.
Бойко С.И. Концепт нации в дискурсе российской «партии без
власти» (на примере «ЯБЛОКА») // Политика и Общество. 2014. № 6. С. 620631. —1.0 п.л.
2.
Бойко С.И. Парадоксы концепта «нация» в дискурсе российской
«партии власти» // Государственное и муниципальное управление. 2014. № 2.
С. 219-224. — 0.4 п.л.
3.
Бойко
С.И.
Лингвокультурный
«концепт»
в
контексте
конструктивистской трактовки нации // Философия права. 2012. № 6. С. 112116. — 0.4 п.л.
Публикации в других научных периодических изданиях:
4.
Болонский
Бойко
С.И.
процесс
педагогического
Общество
и
единое
неограниченной
пространство
образования.
профессионального
образования
деспотии
профессионально-
Модернизация
в
процессе
//
системы
эволюционирования.
Материалы международной научно-практической конференции, 27
ноября 2010 г., г. Невинномысск. — Невинномысск: Изд-во ГОУ ВПО
НГГТИ, 2010. С. 25-29. — 0.4 п.л.
5.
Бойко С.И. Символический язык национализма // Научно-
теоретическая конференция «Актуальные проблемы социальной истории,
философии и социальной работы. XII Всероссийские научные чтения».
Тезисы докладов и сообщений 12-13 мая 2011 г., г. Новочеркасск. —
Ростов-на-Дону: Логос, 2011. С. 114-115. — 0.1 п.л.
6.
Бойко С.И. Российская нация: реальность или миф? // Сборник
материалов III Южно-российского политологического конвента. — Ростовна-Дону: Изд-во ЮФУ, 2013. С. 131 -139. — 0.6 п.л.
7.
Бойко
С.И.
Между
нацией
и
народом:
к
специфике
«национальной» риторики депутатов государственной думы первого
созыва.// Методология, теория и история социологии. Том III. Сборник
31
научных статей. — Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2012. С. 23-26. — 0.3
п.л.
8.
Бойко
программных
С.И.
Русские
документах
Социально-политические
как
российской
аспекты
демографическая
проблема
в
парламентской оппозиции //
демографических
процессов
в
современной России: материалы научно-практической конференции с
международным участием, 7-8 апреля 2014 г., г. Ростов-на-Дону. — Ростов
н/Д.: Донское книжное издательство, 2014. С. 710-715. — 0.1 п.л.
9.
Бойко С.И. Гражданский национализм как способ преодоление
кризиса коллективной идентичности // Сборник материалов IV Южнороссийского политологического конвента. — Ростов-на-Дону: Изд-во
ЮФУ, 2013. С. 210 -212. — 0.1 п.л.
10.
Бойко С.И. Идея концепта в философии постмодерна //
Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук.
Сборник научных статей по материалам межвузовской
научно-
практической конференции, 26 декабря 2013 г., г. Пермь. — Пермь: Изд-во
ПВИ ВВ МВД России, 2014. С. 3-8. — 0.3 п.л.
32
Федеральное государственное автономное образовательное
учреждение высшего образования
«Южный федеральный университет»
Бойко Сергей Иванович
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук
Специальность 23.00.01 – теория и философия политики, история и
методология политической науки
(политические науки)
Научный руководитель:
доктор политических наук, доцент С.П. Поцелуев
Подписано в печать: ..... Формат ..... Бумага офсетная. Ризография.
Усл. печ. л. .... Тираж 100 экз. Зак. № ...
Типография (издательский центр) ....
Адрес......
33
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа