close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Ученые записки. Электронный научный журнал Курского

код для вставкиСкачать
УДК: 372
ИСТОРИЯ КУРСКОЙ МАРИИНКИ
© 2014 М. Н. Ветчинова
докт. пед. наук,
профессор каф. иностранных языков
и профессиональной коммуникации
e-mail: [email protected]
Курский государственный университет
В статье показана история создания Курской Мариинской гимназии, проанализирована
организация учебно-воспитательного процесса, отражена деятельность руководства
гимназии и учителей по его совершенствованию.
Ключевые слова: женские гимназии второй половины XIX – начала XX века, Курская
губерния, Мариинская гимназия.
Мариинская женская гимназия является самым известным женским учебным
заведением, вошедшим в историю Курского края. В ее здании сегодня располагается
Курский государственный университет. Она была открыта 6 декабря 1861 г. под
названием женского училища 1 разряда. 3 февраля 1871 г., «имея в виду, что Курское
женское училище 1 разряда в период девятилетнего существования постоянно
стремилось к улучшению учебной воспитательной части по образованию вверенных
ему воспитанниц», гимназия стала именоваться Мариинской [Танков 1911: 62].
Сначала она давала общее, а с 1883-го – специальное педагогическое образование.
Первоначально для училища был арендован на главной улице Московской
(Ленина) дом бывшего губернского предводителя дворянства А.И. Нелидова. Обычно
этот дом сдавался за 800 рублей в год, но, «выражая сочувствие» делу женского
образования, его сын Аркадий Аркадьевич уменьшил для училища плату
до 400 рублей. В столярной мастерской мужской гимназии, под личным наблюдением
Д.Г. Жаворонкова, было сделано гимназическое оборудование: столы, скамьи,
классные доски. Но вскоре этот дом стал тесным. Для училища был куплен со всей
обстановкой дом наследников бывшего председателя курской Казенной палаты
Телешова. При этом 5 000 рублей было уплачено из училищного фонда, а 3 000 –
из пожертвований училищу супруги губернатора Е.Г. Извольской, городского головы
А.В. Тихонова и других меценатов. Курский общественный клуб также оказывал
гимназии денежную помощь, бесплатно отдавал свой клубный зал для устройства
спектаклей или концертов.
В 1875 г. был поставлен вопрос о строительстве нового здания. Более 25 лет
прошло, пока попечительный совет гимназии приобрел за 32,2 тысячи рублей
соседнюю усадьбу купца Дрыжакова, выходящую на улицы Золотую и Фроловскую
(Радищева). В 1900-м попечительский совет получил площадку в самом центре Курска,
заказал у инженера-архитектора А.А. Баумиллера план и смету на постройку.
20 августа 1900 г. предложенный им проект нового здания был рассмотрен и одобрен.
27 мая 1901 г. состоялась закладка нового здания гимназии. В фундамент поместили
памятную доску с выгравированной памятной надписью. Приветственные телеграммы
были отправлены в адрес императора, покровительницы гимназии Марии Федоровны, а
также министру просвещения, попечителю учебного округа и других лиц [Кузнецова].
За строительство А.А. Баумиллер был представлен к чину действительного статского
ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
советника.
Для иногородних при гимназии был учрежден пансион примерно
на 50 воспитанниц, с выплатой за полное содержание, домашний надзор и обучение, в
том числе французскому и немецкому языкам, от 135 до 150 рублей в год с каждой
ученицы. Инициатива его создания принадлежала почетной попечительнице
баронессе Е.К. Рауш-фон-Траубенберг. Пансион помещался отдельно от гимназии.
В пансионе была классная дама гимназии с двумя помощницами – по воспитательной и
хозяйственной части. Жившие в пансионате гимназистки получали полное содержание:
квартиру, стол (чай, обед и ужин). Одежду пансионерка имела свою. При поступлении
в пансион каждая воспитанница должна была иметь серебряную чайную и столовую
ложки, две салфетки. После закрытия пансиона некоторые иногородние ученицы жили
за недорогую плату у классных дам [Кузнецова].
Курская Мариинская гимназия, как и другие женские учебные заведения страны,
была открыта на пожертвования. Надо отметить, что Курская губерния по личным
отчислениям на нужды народного образования во второй половине XIX – начале
XX столетия занимала одно из первых мест в России. Меценатами были князь
А.И. Барятинский, губернатор Н.П. Бибиков и другие. «В 1879 году курский
землевладелец Г.Н. Гангард препроводил от московского магазина Швабе приборы для
физического кабинета Мариинки общей стоимостью 250 рублей» [Амоскин 2001: 9].
Кроме того, на его содержании было 10 стипендиаток – 10 беднейших учениц, вплоть
до окончания ими гимназического курса.
Большой вклад в становление, развитие и деятельность Мариинки внес директор
училищ губернии Д.Г. Жаворонков – воспитанник Полтавской гимназии, кандидат
историко-философского факультета Харьковского университета, сделавший много для
народного образования губернии. «Я всегда так думал, – писал он, – что образование
женщины даже важнее, чем образование мужчин. Ведь мужчина – гость в семье,
а женщина – мать, умея читать, зная начатки вероучения, между делом, сколько может
внести она полезного в мир детей» [Танков 1911: 19]. Он возглавлял педагогический
совет гимназии 30 лет – с 1870 по 1900 г. – и работал учителем русской словесности,
логики, педагогики.
В первый класс принимали девочек не моложе 8 лет, умеющих читать и писать.
В гимназию были допущены вольнослушательницы – взрослые девушки, «не стесняясь
степенью их предшествующего образования и знаний. Они могли слушать, по своему
избранию, один какой-нибудь предмет преподавания или несколько» [Танков 1911: 11].
Обязательными предметами преподавания в женском училище, а впоследствии в
Мариинской гимназии, были: закон Божий, русский язык, грамматика и словесность,
арифметика и начала геометрии, география, история всеобщая и русская,
естествознание, физика. К необязательным предметом относились: французский и
немецкие языки, рисование, музыка и танцы. Из искусств обязательными были
чистописание и рукоделие. За обучение как обязательным, так и необязательным
предметам была установлена плата 25 рублей с ученицы, за обучение музыке –
15 рублей в год.
В гимназии существовало 10 стипендий для воспитанниц. Они представляли
собой проценты с пожертвований и составляли 40–80 рублей.
Учебная неделя длилась пять дней, среда была выходным днем. В понедельник с
13.00 до 14.00 во всех классах были уроки немецкого языка, а с 14.30 до 15.30 урок
танцев, в субботу с 13.00 до 14.00 проходили уроки французского языка. Получалось,
что ученицы, обучавшиеся только обязательным предметам, покидали гимназию в 14
часов, а в понедельник и субботу – в 12.30. Что же касается среды, то в этот день
проводились уроки французского и немецкого языков и уроки танцев. Ученицы, не
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 3 (31)
Ветчинова М. Н. История Курской Мариинки
изучавшие языки и не обучавшиеся танцам, в среду не посещали гимназию [Танков
1911: 42]. Материалы Государственного архива Курской области свидетельствуют о
том, что новые иностранные языки, немецкий и французский, преподавались со
времени открытия гимназии. Число учениц, изучающих французский язык, было
гораздо больше.
Но в 1903 г. в гимназии состоялся ряд педсоветов с обсуждением предписания
Министерства народного просвещения по изменению гимназического учебного курса.
Относительно изучения новых иностранных языков говорилось, что «французский и
немецкий языки должны быть обязательными и преподаваться во всех семи основных
классах. Цель преподавания языков устанавливается следующая: достижение умения
читать литературные произведения на изученном иностранном языке, писать понемецки и по-французски так, чтобы без затруднения заниматься деловой перепиской и
вести легкий разговор» [Там же: 106].
С 1870/71 уч. г. в гимназии открывается 7-й класс, а затем и 8-й педагогический
по подготовке домашних учительниц и домашних наставниц. По окончании
педагогического класса предоставлялось право быть учительницами низших классов
женской гимназии. Учителями мужских гимназий могли быть только окончившие
университетский курс. Причем во время обучения в 8-м классе ученицы должны были
давать пробные уроки. Каждой ученице, выбравшей специальность по русскому языку
и арифметике, следовало провести два пробных урока по этим предметам. Темы урока
определяли сами ученицы с одобрения преподавателя-руководителя, которому
следовало подать конспекты пробных уроков за несколько дней до этого для просмотра
и одобрения. После урока проходило его обсуждение – вначале предоставлялось слово
об уроке гимназистке, которая его проводила, затем остальным ученицам, ассистентам,
а потом преподавателю-руководителю.
Особое внимание гимназическим начальством обращалось на поведение и на
нравственный облик воспитанниц. В 1902 г. от попечителя Харьковского учебного
округа в женские гимназии был разослан документ, запрещающий посещение
общественных балов и танцевальных вечеров, согласно Правилам для учеников
учебных заведений. Предлагалось устраивать вечера в стенах самого учебного
заведения, чтобы «приучать девиц быть в обществе и сглаживать угловатость манер».
Причем вечера для учениц младшего и старшего возраста рекомендовалось проводить
отдельно. Также воспитанницы гимназий не должны были показываться на улицах
после захода солнца. Посещение вокзала для прогулок им строго воспрещалось. В
театр и в общественный сад на гулянья, а также в клуб на танцевальные вечера они
могли ходить только с разрешения начальства.
В 1902/03 уч. г. был получен Циркуляр Министерства народного просвещения
об установлении на один год семи свободных от классных занятий дней. В это время
для учениц гимназии предлагалось устраивать литературно-музыкальные утра,
экскурсии и посещение картинных галерей, музеев и других образовательных
учреждений. Также рекомендовалось на воскресные и праздничные дни не задавать
«никаких излишних работ, сверх обычной подготовки». Педагогический совет Курской
Мариинской женской гимназии, ссылаясь на то, что в Курске культурно-эстетических
учреждений нет, нашел целесообразным проводить в эти дни литературномузыкальные утра, а в мае – загородные прогулки [Танков 1911: 91].
Директор Курской Мариинской женской гимназии Д.Г. Жаворонков всегда
стремился к тому, чтобы гимназистки могли посещать устраиваемые представления
приезжавших в Курск артистов, лекторов. Прикосновение к миру искусства, без
сомнения, оживляло жизнь гимназисток. Цена билетов была невысокой, а часть
билетов раздавалась бесплатно для бедных учащихся. Когда в 1897 г. в Курск приезжал
ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
популярный хор Архангельского, то пение хора слушали учащиеся как в женской, так и
в мужской гимназиях.
Кроме того, ученицы знакомились с культурными учреждениями Курска, с его
предприятиями. Все это воспитывало любовь к своей стране, к родному краю, его
историческому наследию [Беленцов 2000: 79].
В ряду прогрессивных традиций Мариинки была забота о состоянии здоровья
учениц. По твердому убеждению администрации, каждый преподаватель должен
заботиться о том, «чтобы их выпускницы были если не здоровее, то хотя бы с
сохранившимся за время учения здоровьем» [Амоскин 2001: 9]. С этой целью в 1902 г.
врачу гимназии было разрешено присутствовать на заседаниях педагогического совета
с правом решающего голоса.
Для физического развития учащихся были рекомендованы подвижные игры под
руководством опытных лиц и устройство горячих завтраков.
25 ноября 1861 г. при определении порядка и форм экзаменов в Курской
Мариинской женской гимназии на заседании педсовета было предложено экзамены
распределить так, чтобы оставить больше времени для испытания слабых учениц, но
уровень экзаменационных требований для них должен был быть пониженным. Лучших
воспитанниц рекомендовалось освободить от экзаменов, но организовать им в это
время другие занятия, способствующие их умственному развитию.
В 1867 г. педагогический совет постановил: «назначать дни экзаменов по
заявлениям самих учениц, сообщавших, сколько именно необходимо дней для
подготовки к тому или другому экзамену» [Танков 1911: 45].
26 февраля 1916 г. Циркуляром министра народного просвещения были
отменены существующие ранее правила и распоряжения о переводных и
окончательных испытаниях в средних учебных заведениях. Указывалось, что
успевающие ученицы переводятся в следующие классы на основании годовых отметок.
Неуспевающие же могли повторить все пройденное за год в течение лета и свои
познания проверить осенью. Выпускные экзамены в 7 и 8 классах отменялись, а
аттестат и свидетельство должны были выписываться на основании годовых отметок.
Гимназисткам, окончившим полный курс, выдавался аттестат на звание домашней
учительницы, а получившим награды – домашней наставницы и право без экзаменов
поступать на педагогические курсы.
Руководство учебной и воспитательной работой возлагалось на педагогический
совет гимназии. Но заседания педагогического совета Курской Мариинской гимназии
происходили редко. Объяснялось это тем, что к преподаванию в ней привлекались
лучшие учителя из мужской гимназии, реального училища, учительской семинарии,
которые были опытными педагогами. В необходимых же случаях председатель
педагогического совета Д.Г. Жаворонков делал указания и распоряжения лично
[Танков 1911: 42].
Члены педагогического совета обсуждали содержание и методы преподавания
предметов, намечали пути их совершенствования, уделяли внимание успеваемости и
поведению учеников, их переводам из класса в класс, приходу и расходу денежных
средств и т.д. В конце учебного года на заключительном заседании педагогического
совета утверждалась нагрузка преподавателей на будущий учебный год. Если же
распределение часов происходило в начале нового учебного года, то попечитель
Харьковского учебного округа требовал указать причины, по которым распределение
не было сделано до каникул.
К сожалению, в архивных документах сохранилось не очень много информации
о гимназических учителях, тем ценнее для нас те отдельные материалы, которые дают
сведения о персоналиях. Так, по воспоминаниям известного математика
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 3 (31)
Ветчинова М. Н. История Курской Мариинки
И.И. Чистякова (1870–1942 гг.) можно представить образ директора Д.Г. Жаворонкова.
«Держался Жаворонков надменно – ходил величественной походкой с высоко
поднятой головой. В разговоре с ним его необходимо было именовать "Ваше
Превосходительство". Речь его была наыщенна, отрывиста и редко приятна для
собеседника. В общем, он представлял живую окаменелость – типичного крупного
бюрократа эпохи Николая I» (см.: [Медведская 1997: 34]).
С 1862 по 1904 г. начальницей гимназии была Мария Ивановна Якимович –
«талантливая, волевая, высокообразованная учительница-организатор. …По ее
инициативе и при ее непосредственном участии возникла традиция общей молитвы и
религиозно-нравственной настроенности в учении... Все ученицы собирались в зале,
где происходило не только чтение молитв и Евангелия, но и исполнение хором
гимназисток некоторых духовных песнопений» [Амоскин 2001: 9].
Традиционным было участие педагогов в научной работе. Преподаватель
естествознания, физики, космографии Александр Михайлович Мизгер служил в
Мариинке ровно 30 лет (1861–1891 гг.). Он составил программу естествознания для
женской гимназии. Результатом личных наблюдений за растительностью Курского
края и последующих исследований было сочинение A.M. Мизгера «Конспект растений
дикорастущих и разводимых в Курской губернии». Другое его сочинение
«О превращениях в мире животных» было опубликовано в журнале Министерства
народного просвещения. Кроме того, он перевел с немецкого языка на русский книгу
Ауэрсвальда «Руководство к рациональному способу гербаризации» и издал
исследование «О курском самороде». Он был избран членом общества испытателей
природы при Харьковском университете.
С 1894 г. учителем географии являлся Ю.М. Штокман. Им был издан
прекрасный атлас всех частей света и государств Европы. В 1875 г. вышла в свет его
карта Курской губернии, составленная в высшей степени практично. Кроме того, Юлий
Михайлович составил и издал учебник немецкого языка в двух выпусках, а также книгу
стихотворений» [Амоскин 2001: 9].
В конце 60-х гг. XIX в. французский язык в старших классах преподавал
подполковник в отставке И.М. Рельи. Он прекрасно знал не только французский, но и
русский язык и мог с успехом объяснить на чистом русском языке все правила и
примеры и делать правильные, даже изящные переводы с французского языка на
русский [Танков 1911: 39].
В младших классах гимназии, а позднее и в старших учителем французского
языка был Н.А. Блукет. Француз по происхождению, Блукет во время Крымской войны
сражался в рядах союзной армии, был взят в плен и остался в России. Здесь он принял
православие и состоял во все время службы в должности надзирателя пансиона при
Курской гимназии. «Свой курс он преподавал основательно и с пользой для учащихся»
[Там же: 39].
Несмотря на бытующее мнение, что в гимназии мог преподавать каждый, мы
видим, что учителя имели достаточное образование, занимались исследовательской
деятельностью. Высокий профессиональный уровень педагогического коллектива
Курской Мариинской женской гимназии способствовал получению гимназистками
серьезного образования. Важно, что гимназия давала не только определенные знания,
но формировала и развивала духовность, культуру, интеллект девушек, готовила
будущих учительниц, воспитывала матерей семейств, таким образом вносила
значительный вклад в образование молодого поколения Курской губернии второй
половины XIX – начала XX в.
ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Библиографический список
Амоскин А. Курская Мариинка // Класс. 2001. № 5 (55 ).
Беленцов С.И. Проблема гражданского воспитания в русской педагогике и школе
в конце XIX – начале XX веков: дис… канд. пед. наук. Курск, 2000. 174 с.
Женские гимназии и прогимназии Министерства народного просвещения 1858–
1905. СПб., 1905.
Кузнецова Л.А. Мариинская гимназия: исторический очерк. URL: http://oldkursk.ru/strit/margim.html (дата обращения: 14.05.2014).
Мариинская
гимназия.
URL:
http://www.gokursk.ru/dostoprimechatelnostikurska/item/353-mariinskaya-gimnaziya.html (дата обращения: 17.04.2014).
Медведская Л.А. Некоторые странички из истории Курского края второй
половины XIX века. Курск: КГМУ, 1997.
Танков А.А. Исторический очерк курской Мариинской женской гимназии. 1861–
1911 гг. / Изд. попечительского совета гимназии. Курск, 1911. 184 с.
ГАКО (Государственный архив Курской области). Ф. № 183. Оп. 1. Д. 1.
ГАКО. Ф. № 183. Оп. 1. Д. 5.
ГАКО. Ф. № 183. Оп. 1. Д. 14.
ГАКО. Ф. № 183. Оп. 1. Д. 22.
ГАКО. Ф. № 183. Оп. 1. Д. 28.
ГАКО. Ф. № 183. Оп. 1. Д. 83.
Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2014.
№ 3 (31)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа