close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

"Академический вестник" № 2/2014

код для вставкиСкачать
Государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
Тюменской области
«ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ
МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА»
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК ТГАМЭУП № 2(28)
Научно-аналитический журнал
(имеет Российский индекс
научного цитирования – РИНЦ)
Тюмень
2014
1
ББК 70
А38
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК ТГАМЭУП № 2(28) [Текст]: научно-аналитический журнал (изд. С 2007 г., имеет Российский индекс научного цитирования – РИНЦ).
Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права»
(«ТГАМЭУП»), 2014. – 484 с.
В журнале «АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК ТГАМЭУП» представлены результаты
научных исследований ведущих учѐных, которые демонстрируют множество подходов к исследованию социальных проблем общественной жизни и характеризуют еѐ философские, социологические, образовательные, юридические и культурологические аспекты.
В сборнике представлены материалы Регионального круглого стола «Управление и социальный контроль в современном обществе», прошедшего на базе Тюменской государственной академии мировой экономики, управления и права 28 марта 2014 г.
Издание предназначено для учѐных, преподавателей, практических работников, слушателей институтов повышения квалификации, аспирантов и студентов.
Редакционная коллегия:
Н. А. Костко – доктор социологических наук (гл. редактор);
Н. Ф. Гольцов – кандидат педагогических наук;
И. А. Грошева – кандидат социологических наук;
Т. А. Иванычева – кандидат социологических наук.
© «ТГАМЭУП», 2014
2
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Tyumen Region State Autonomous Institution of Higher Education
«TYUMEN STATE ACADEMY OF WORLD ECONOMICS,
MANAGEMENT AND LAW»
Academic Bulletin TSAWEML No. 2(28)
Scientific and analytical journal
(has the Russian index
of scientific citation – RISC)
Tyumen
2014
3
4
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
ББК 70
А38
Academic Bulletin TSAWEML No. 2(28) [Text]: scientific and analytical journal (publ.
Since 2007, has the Russian index of scientific citation – RISC). Tyumen: «Tyumen State Academy of World Economy, Management and Law» (―TSAWEML‖), 2014. – 484 p.
ACADEMIC BULLETIN TSAWEML contains achievements of scientific research of leading
scholars who apply various approaches to solution of social problems and characterize their philosophical, sociological, educational, juridical, and cultural aspects.
The journal presents information from Management and social control in the modern society
Regional Round Table that took place on 28 March, 2014 at Tyumen State Academy of World Economy, Management, and Law.
The publication is addressed at scholars, university teachers, practicians, extension courses
students, post-graduates, and students.
Editorial board:
N. A. Kostko – Doktor of Sociology (Chief Editor);
N. F. Goltsov – Candidate of Pedagodical Sciences;
I. A. Grosheva – Candidate of Sociological Sciences;
T. А. Ivanycheva – Candidate of Sociological Sciences.
© ―TSAWEML‖, 2014
5
6
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
28 марта 2014 г. в ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП»
состоялся Региональный научно-практический круглый стол
«Управление и социальный контроль в современном обществе»
Участникам предлагались для обсуждения следующие вопросы:
1. Государственное и муниципальное управление: проблемы функционирования.
2. Социальный контроль власти: отечественные и зарубежные социальные практики.
3. Религия, мораль и право в структуре социального контроля в глобализирующемся обществе.
4. Роль некоммерческих организаций, общественных объединений в формировании
гражданской активности в России.
5. Гражданское общество и социальная ответственность бизнеса.
6. Культура, этика, коммуникация современного управленца.
7. История власти и власть истории.
8. Молодежная и социальная политика в системе управления.
В работе круглого стола приняли участие учѐные из Тюменского государственного
университета, Тюменского государственного нефтегазового университета, Тюменского
высшего военно-инженерного командного училища (военный институт) им. маршала инженерных войск А.И. Прошлякова, Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД России, аспиранты и студенты ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП».
Было заслушано 8 докладов ведущих учѐных области, сопровождавшихся дискуссией среди участников. В докладе профессора Н.И. Блажевича были отмечены основные
особенности общения государственных и муниципальных служащих. В своѐм выступлении профессор обратил внимание слушателей на тот факт, что соблюдение нравственных
принципов и этикетных норм общения делает конструктивным взаимодействие государственных лиц, укрепляет в целом государственное строительство.
Наибольший интерес и большое количество вопросов вызвали доклады доцента кафедры маркетинга и регионоведения ГАОУ ВПО «ТГАМЭУП» В.Н. Шапалова (выступление было посвящено истории становления чиновничества в России) и старшего научного
сотрудника Региональной лаборатории этноконфессиональных отношений и проведения
социокультурных экспертиз Института гуманитарных исследований ТюмГУ Н.И. Пачежерцева (раскрыл проблему управления в религиозных организациях на примере церкви
мормонов). Их выступления сопровождались острой полемикой в аудитории.
Кроме ведущих учѐных Тюменской области, на круглом столе присутствовали курсанты Тюменского высшего военно-инженерного командного училища (20 человек), которые принимали активное участие в дискуссии. Среди них были представители Палестины,
Казахстана, Белоруссии. Они подготовили 6 докладов, которые также активно обсуждались.
Наибольший интерес в аудитории вызвали сообщения Жумабека Ынтымака (Республика
Казахстан) и Козловского Александра.
7
Председатель волонтѐрского движения «Мы вместе», ученица 11-го класса МАОУ
СОШ № 22 г. Тюмени Анастасия Моисеева представила основные направления работы волонтѐров с ветеранами, инвалидами в Тюмени и Тюменского области.
Событие вызвало интерес и среди обучающихся в ГАОУ ВПО «ТГАМЭУП». В общей сложности мероприятие посетили 46 студентов. В завершении работы круглого стола
были подведены итоги, и всем участникам организаторы торжественно вручили сертификаты, подтверждавшие участие в научном мероприятии.
8
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УПРАВЛЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ
В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
(круглый стол, прошедший 28 марта 2014 г.)
УДК 17 (075.8)
Н. В. Блажевич
N. V. Blazhevich
НРАВСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ
MORAL ASPECTS OF COMMUNICATIVE INTERACTION
OF CIVIL SERVANTS
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье рассматриваются нравственные принципы, профессиональноэтические и этикетные нормы, особенности коммуникативного взаимодействия государственных и муниципальных служащих.
Annotation: The article is devoted moral principles, professional ethics and etiquette
norms of communicative interaction of civil servants.
Ключевые слова: коммуникация, государственное общение, нравственный принцип, моральная норма, этикетная норма.
Keywords: communication, public communication, moral principle, moral norm, the
norm of etiquette.
Формирование гражданского общества предполагает создание условий для адекватного взаимодействия с населением представителей органов власти. Важное место во взаимодействии государственных (и муниципальных) служащих занимает коммуникативный
план, ибо профессиональная деятельность представи-телей власти реализуется в процессе
общения с населением.
При этом следует учитывать, что общение – это сложный процесс уста-новления и
развития контактов между людьми. Общение выполняет три основные функции: информационную (обмен информацией), регулятивную (взаимную корректировку действий в процессе совместной деятельности) и аффективную (передачу эмоционального настроения).
Коммуникативное взаимодействие представителей органов власти относится к деловому общению, задача которого создать условия для плодотворного сотрудничества.
Разумеется, общение в сфере государственной деятельности имеет ряд особенностей. Прежде всего, коммуникативное взаимодействие государственных служащих отли-
9
чается регламентированностью, ибо представители государствен-ной власти подчиняются
установленным моральным правилам и принимают определенный стандарт поведения.
Регламентированность предполагает соблюдение кодекса профессиональ-ной этики
и делового этикета, который включает в себя правила поведения на приеме, во время переговоров, бесед и т.п. Служебный этикет предписывает как вести деловую переписку, какой
должен быть внешний вид государственных людей и т.д.
Соблюдение профессионально-этических норм и правил делового этикета порождает благоприятную для коммуникативного взаимодействия психологичес-кую обстановку.
Напротив, отклонение от профессионально-этических норм и делового этикета может привести к нежелательному результату, к отсутствию взаимного понимания.
Регламентированность общения представителей государственной власти предполагает ограниченность его временными рамками. Кодекс профессиональ-ной этики и деловой этикет обязывает государственных людей использовать служебное время рационально.
Государственные служащие обычно расписывают свой рабочий день по часам и
минутам. Поэтому их деловые встречи имеют строгий регламент. Чтобы отведенное время
было использовано эффективно, профессионально-этические нормы обязывают государственных людей стремиться определять круг обсужда-емых проблем и тщательно готовиться
к встрече.
Вспомним, что кодекс профессиональной этики российского государственного
служащего начинает формироваться в эпоху Петра Великого. Так, в 1720 году крупный
общественный и государственный деятель Феофан Прокопович разработал «Духовный
Регламент».
В одном из писем Феофан Прокопович замечал: «Наконец я написал для церковной
Коллегии, или Консистории, постановление, или Регламент, где содержатся следующие
восемь глав:
1) причины, по которым постоянное синодальное управление предпочитается
управлению церкви одним лицом, то есть патриархом;
2) правила, общие для христиан всяческого чина;
3) правила для епископов;
4) правила для академии, семинарии, также для учителей и проповедников;
5) правила для пресвитеров, диаконов и пр.;
6) правила для монахов;
7) правила для мирян, насколько они подлежат церковному управлению; наконец,
8) правила для самих президентов и асессоров коллегии. Всех правил почти триста».
Петр Великий 11 февраля 1720 года слушал проект Духовного Регламента и одобрил его, внеся ряд замечаний [1, с. 33-34]. В 1747 году Елизаветой Петровной был утвержден документ «Церемония о послах чужестранных государей при Императорском Российском дворе», состоящий из 98 параграфов.
В 1827 году был утвержден свод протокольных правил «Высочайшие утвержденные этикеты при Императорском Российском дворе». В 1889 году был составлен документ
– «Правила светской жизни и этикета».
10
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Профессионально-этические и этикетные нормы современных государственных лиц
России регламентируются принятым в декабре 2010 года «Типовым кодексом этики и
служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих» [5].
В «Типовом кодексе этики и служебного поведения» подчеркивается, что он имеет
своей целью установление этических норм и правил служебного поведения государственных (муниципальных) служащих для достойного выполнения ими своей профессиональной деятельности, а также содействие укреплению авторитета государственных (муниципальных) служащих, доверия граждан к государственным органам и органам местного самоуправления и обеспечение единых норм поведения государственных (муниципальных)
служащих.
Во втором разделе «Типовой кодекс этики и служебного поведения» требует от каждого служащего соблюдения следующих этических норм коммуникации:
 исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы государственных органов и органов местного самоуправления;
 осуществлять свою деятельность в пределах полномочий соответствующего государственного органа и органа местного самоуправления;
 не оказывать предпочтения каким-либо профессиональным или социальным
группам и организациям, быть независимыми от влияния отдельных граждан, профессиональных или социальных групп и организаций;
 исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных
(финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению ими
должностных обязанностей;
 уведомлять органы прокуратуры или другие государственные органы либо органы местного самоуправления обо всех случаях обращения к государственному (муниципальному) служащему каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных
правонарушений;
 не получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения
от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги материального характера, плату за развлечения, отдых, за пользование транспортом и иные
вознаграждения). (Заметим, что в ст. 18 «Типового кодекса этики и служебного поведения» подчеркивается, что «подарки, полученные государственным (муниципальным) служащим в связи с протокольными мероприятиями, со служебными командировками и с
другими официальными мероприятиями, признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления и передаются государственным (муниципальным) служащим по акту в государственный орган или орган местного самоуправления, в котором он замещает должность государственной или муниципальной службы, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации»);
 соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, исполнять обязанности, связанные с прохождением государственной и муниципальной
11
службы;
 соблюдать беспристрастность, исключающую возможность влияния на служебную деятельность решений политических партий и общественных объединений;
 проявлять корректность и внимательность в обращении с гражданами и должностными лицами;
 проявлять терпимость и уважение к обычаям и традициям народов России и других государств, учитывать культурные и иные особенности различных этнических, социальных групп и конфессий, способствовать межнациональному и межконфессиональному
согласию;
 воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в добросовестном исполнении государственным (муниципальным) служащим должностных обязанностей, а также избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации
или авторитету государственного органа либо органа местного самоуправления;
 принимать предусмотренные законодательством Российской Федерации меры по
недопущению возникновения конфликта интересов и урегулированию возникших случаев
конфликта интересов;
 не использовать служебное положение для оказания влияния на деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, должностных
лиц, государственных (муниципальных) служащих и граждан при решении вопросов личного характера;
 соблюдать установленные в государственном органе или органе местного самоуправления правила публичных выступлений и предоставления служебной информации;
 уважительно относиться к деятельности представителей средств массовой информации по информированию общества о работе государственного органа или органа местного самоуправления, а также оказывать содействие в получении достоверной информации в установленном порядке.
В третьем разделе в качестве этикетных правил поведения «Типовой кодекс этики и
служебного поведения» предписывает в процессе общения воздерживаться от:
 любого вида высказываний и действий дискриминационного характера по признакам пола, возраста, расы, национальности, языка, гражданства, социального, имущественного или семейного положения, политических или религиозных предпочтений;
 грубости, проявлений пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятых замечаний, предъявления неправомерных, незаслуженных обвинений;
 угроз, оскорбительных выражений или реплик, действий, препятствующих нормальному общению или провоцирующих противоправное поведение;
 курения во время служебных совещаний, бесед, иного служебного общения с
гражданами.
«Типовой кодекс этики и служебного поведения» обращает внимание на внешний
вид государственного (муниципального) служащего при исполнении им должностных обязанностей в зависимости от условий службы и формата служебного мероприятия: внешний
вид государственного (муниципального) служащего должен способствовать уважительному отношению граждан к государственным органам и органам местного самоуправления, соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличается официально12
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
стью, сдержанностью, традиционностью, аккуратностью.
Ко второй особенности государственного (муниципального) общения относится
строгое соблюдение его участниками ролевого амплуа. Государственные лица стремятся
вести себя в строгом соответствии с требованиями, которые предусматриваются принятой
ролью и конкретной обстановкой. Соблюдение ролевого амплуа в государственном (муниципальном) общении упорядочивает государственную деятельность и обеспечивает ее эффективность.
Если государственные люди оказываются в плену родственных, дружеских, интимных отношений и в присутствии других сотрудников переходят на неофициальный уровень общения, то это наносит ущерб их репутации. Фамильярное поведение неуместно в
официальной обстановке.
Необходимо отметить, что особенностью этикетных норм является сочетание формальных правил поведения в заранее определенных ситуациях со здравым смыслом. Этикетные нормы определяют технические аспекты общения. Правила этикета в отличие от
этических норм имеют условный характер. Они выражают общепринятые соглашения.
Этикетные правила отражают нравственные и интеллектуальные качества государственного лица. Умение государственного лица правильно вести себя облегчает установление контактов, способствует достижению взаимопонимания, создает хорошие, устойчивые отношения. Причем тактичный и воспитанный служащий ведет себя в соответствии с
нормами этикета не только в официальных отношениях, но и в повседневной жизни.
Подлинная вежливость, в основе которой лежит доброжелательность, обусловливается тактом, чувством меры, которые подсказывают, что можно, а что нельзя делать при
тех или иных обстоятельствах.
К сожалению, как отмечают многие исследователи, в современной России этикет не
пользуется особым положительным отношением [4, с. 107]. Это относится не только к поведению в общественных местах, в быту, но и на службе. Создается впечатление, что грубость и разнузданность, которые часто ошибочно называются раскованностью, становятся
признаками современного «хорошего тона».
Подобное пренебрежение этикетом наносит большой ущерб государственному делу. Так, неуклюжая манера диалога, неумение провести деловой разговор по телефону, неумение отвечать на деловые письма и другие подобные действия препятствуют эффективному решению служебных задач.
Третью особенность государственного общения составляет повышенная ответственность его участников за результат делового взаимодействия. Успех взаимодействия органов власти во многом определяется выбранной стратегией и тактикой общения, т.е.
умением точно сформулировать цель встречи, определить интересы партнеров, обосновать
позицию и выбор средств достижения цели.
Но если общение государственных служащих проходит неэффективно, то это может
привести к провалу государственного дела.
Государственное общение также отличает использование особого языка. В нравственном аспекте лексика государственных лиц не должна допускать бранные слова, жаргонизмы и архаизмы. Поскольку государственное общение связано с применением правовых
13
норм, то от государственных лиц требуется хорошее знание языка закона. Государственные лица должны профессионально владеть юридической терминологией, глубоко знать
законодательство в сфере своей деятельности.
Кроме того, государственные люди должны свободно владеть родным языком и
уметь выступать публично.
Так, выдающийся российский юрист, судебный и общественный деятель А.Ф. Кони
в статье «Красноречие судебное и политическое» подчеркивал, что умение говорить публично достигается выполнением трех необходимых условий: нужно знать предмет, о котором говоришь, в точности и подробности, выяснив его положительные и отрицательные
свойства; нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и
своеобразными оборотами, причем к этому знанию относится и знакомство с сокровищами
родной литературы; наконец, нужно не лгать.
А.Ф. Кони выделял три вида лжи в публичных выступлениях: оратор говорит не то,
что думает, – это ложь по отношению к другим; он думает не то, что чувствует, – это ложь
самому себе; и, наконец, он впадает в ложь, так сказать, в квадрате: говорит не то, что думает, а думает не то, что чувствует. Присутствие каждого из этих видов лжи почти всегда
чувствуется слушателями и отнимает у публичной речи ее силу и убедительность [3, с.
155-156].
Еще одной важной особенностью государственного общения является иерархичность. Государственные лица находятся на разных ступенях служебной лестницы. Поэтому они вступают в разные типы отношений: отношения по вертикали – субординационные
и отношения по горизонтали – координационные.
Субординационные отношения обусловлены государственным статусом общающихся и административными нормами. Для них характерно строгое подчинение младших
по чину или положению старшим, соблюдение правил служебной дисциплины.
Согласно служебным уставам, решения руководителя обязательны для подчиненного. Координационные отношения носят иной характер. Они строятся на равноправном
участии в совместной государственной деятельности.
Эффективность взаимодействия органов государственной власти обусловлена соблюдением государственными лицами основных нравственных коммуникативных принципов: принципа кооперации, принципа вежливости, принципа равной безопасности,
принципа децентрической направленности, принципа адекватности того, что воспринято,
тому, что сказано.
Принцип кооперации, например, предполагает готовность участников общения к
сотрудничеству. Так, Г.П. Грайс в статье «Логика и речевое общение» сформулировал этот
принцип следующим образом: твой коммуникативный вклад должен быть таким, какого
требует совместно принятая цель диалога [2]. Надо обратить внимание на то, что принцип
кооперации оптимизирует не только координационные, но и субординационные отношения между государственными лицами, превращает их в партнерские отношения.
Принцип вежливости позволяет строить коммуникативные отношения между государственными лицами с соблюдением ряда правил: правила такта (не затрагивать тем, потенциально опасных для собеседника), правила великодушия (не связывать партнера обязательствами, обещаниями, клятвами), правила одобрения (не осуждать других), правила
14
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
скромности (не проявлять высокомерия к собеседнику), правило согласия (стараться избегать конфликтных ситуаций) и правила симпатии (демонстрировать доброжелательное отношение к собеседнику).
Принцип вежливости способствует творческой активности государственных органов. Напротив, высокомерие, чванство некоторых государственных лиц сковывают инициативу, убивают интерес к делу. Как ни вспомнить слова А.С. Грибоедова: «Служить бы
рад – прислуживаться тошно».
Принцип равной безопасности запрещает оскорбительные выпады против слушателя. Он исключает грубые слова и выражения, обидные реплики, оскорбления и ярлыки.
Конечно, каждый участник государственного общения имеет право защищать и отстаивать
свою позицию, не соглашаться с высказываниями оппонентов, показывать ошибочность их
утверждений, но он обязан с уважением относиться к их личности.
Суть принципа децентрической направленности состоит в том, чтобы участники государственного взаимодействия не причиняли ущерба общему делу, не тратили силы на
защиту частных интересов. Нередко участники государственного общения забывают о поиске решения общей государственной проблемы, переключают внимание на собственные
интересы.
Этому положению дел противостоит принцип децентрической направленности.
«Принцип адекватности того, что воспринято, тому, что сказано» предупреждает причинение ущерба сказанному путем намеренного искажения смысла. В государственном общении можно встретить и такое явление, когда его участники сознательно искажают позицию
оппонента, передергивают смысл утверждений оппонента, чтобы добиться преимущества
в споре. Это приводит к взаимному непониманию.
Таким образом, соблюдение нравственных принципов и этикетных норм общения
делает конструктивным взаимодействие государственных лиц, укрепляет в целом государственное строительство. Напротив, нарушение нравственных принципов общения государственными лицами подрывает основы государственности.
Литература
1. Блажевич Н.В. Риторика для юристов: учебное пособие. Тюмень: Тюменский
юридический институт МВД России, 2008. – 139 с.
2. Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике.
Вып.16. М., 1985. – С. 7-12.
3. Кони А.Ф. Красноречие судебное и политическое // Об ораторском искусстве. М.:
Политическая литература, 1959. – С. 155-161.
4. Смирнов Г.Н. Этика деловых отношений: учебник. М.: Проспект, 2006. – 184 с.
5. Типовой кодекс этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих: одобрен Советом при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 г. (Протокол. №
21).
15
УДК 316.4.05
И. А. Грошева
I. A. Grosheva
ПРОБЛЕМА РЕАЛИЗАЦИИ ГРАЖДАНСКОГО КОНТРОЛЯ В РОССИИ
THE PROBLEM OF IMPLEMENTATION OF CIVIL CONTROL IN RUSSIA
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье автор осуществляет анализ нормативной базы организации
гражданского (или общественного) контроля в современной России. В ходе теоретического анализа выявлены проблемы реализации гражданами права на осуществление контроля
над деятельностью власти. Автор статьи приходит к выводу, что в нормативных документах допускается смешение понятий «гражданский» и «общественный», существенно
влияющие на практику организации контроля.
Annotation: in the article the author analyzes the normative base of the organization of
civil (or public) control in modern Russia. During the theoretical analysis the problems of implementation of citizens' right to exercise control over the activities of the authorities are discovered.
The author concludes that in the normative documents the confusion between "civil" and "public"
is permitted that significantly affects the practice of control’s organization.
Ключевые слова: гражданский контроль, общественный контроль, государство,
государственное управление, нормативные документы.
Keywords: civil control, public control, government, government administration, normative documents.
В условиях современного российского общества наблюдается активная диссоциация социальной структуры, нарастает отчуждѐнность населения от власти. Двадцатилетний переходный период породил массу социальных проблем, которые привели к росту социальной напряжѐнности, усилению конфликтности социальной среды.
Участие граждан в управлении государством могло бы частично решить ряд социальных проблем путѐм установления эффективной обратной связи в условиях множественности социальных запросов. Важную роль мог бы сыграть гражданский контроль за
деятельностью власти как самая технологичная составляющая общественного контроля.
Нормативно-правовая основа общественного контроля активно разрабатывается, и
на сегодняшний момент имеется ряд законодательных актов, так или иначе отражающих
его сущность или необходимость.
Прежде всего, это федеральные законы «Об общественных объединениях» (1995 г.),
«Об Общественной палате Российской Федерации» (2005 г.), «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (2006 г.), «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (2008 г.), «О противодействии корруп16
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
ции» (2008 г.), «О полиции» (2011 г.), «Об общественном контроле в Российской Федерации» (проекты 2011, 2012, 2014 гг.), Указ «Об общественных советах при Министерстве
внутренних дел Российской Федерации и его территориальных органах» (2011 г.) и др.
Кроме того, была осуществлена разработка подобных нормативно-правовых актов
на местах в субъектах РФ и муниципальных образованиях. Однако вызывает некоторые
сомнения результативность принимаемых мер и их адекватность, а также наличие реальной возможности участия для среднестатистического гражданина в осуществлении гражданского (или общественного) контроля.
Взаимодействие граждан Российской Федерации с федеральными органами государственной власти должен был обеспечить Федеральный закон Российской Федерации
«Об Общественной палате Российской Федерации», принятый в 2005 г. В статье 2 «Цели и
задачи Общественной палаты» в п. 4 декларируется «…осуществление общественного
контроля за деятельностью Правительства Российской Федерации, федеральных органов
исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации
и органов местного самоуправления…» [3].
Статья 8 «Порядок формирования Общественной палаты» регламентирует порядок
отбора кандидатов. Однако вопрос вызывает ч. 1 указанной статьи, так как Президент на
основе консультаций с различными представителями сообществ выбирает 42 представителя на основе «особых заслуг перед государством и обществом», не поясняя при этом характер заслуг.
Поэтому сложно судить насколько эти заслуги позволяют проводить общественную
экспертизу законопроектов Российской Федерации, а тем более поправок к Конституции
РФ.
В статье 6 «Состав Общественной палаты» отмечается, что не допускаются к выдвижению кандидатов в члены Общественной палаты объединения, которые зарегистрированы «менее чем за один год до дня истечения срока полномочий членов Общественной
палаты действующего состава».
Это положение вступает в противоречие со ст. 3 «Содержание права граждан на
объединение» Федерального закона «Об общественных объединениях», принятого в 1995
г., где говорится о том, что граждане могут создавать общественные объединения без
предварительного разрешения органов государственной власти и функционировать без государственной регистрации [4].
Т.е. для гражданина теоретически возможно реализовать своѐ право на участие в
общественном контроле, но фактически принять участие в работе высших органов он
сможет, только находясь в «проверенных» организациях. Кроме того, необходимо получить высокий рейтинг в ходе голосования в сети Интернет, что тоже вызывает немало вопросов.
Федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в
местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» устанавливает нормативную основу осуществления общественного контроля со стороны общественных объединений [5].
17
За 10 лет долгой и упорной борьбы за его принятие он стал рафинированным дополнением к деятельности Общественной палаты, поскольку она курирует создание наблюдательных комиссий. Возможности участия граждан в осуществлении такого рода
контроля крайне ограничены.
В статье 10 «Порядок образования общественных наблюдательных комиссий и наделения полномочиями членов общественных наблюдательных комиссий» п. 2 говорится,
что «правом на выдвижение кандидатур в состав общественной наблюдательной комиссии
обладает общероссийское, межрегиональное или региональное общественное объединение, имеющее государственную регистрацию, осуществляющее свою деятельность не менее пяти лет со дня его создания, уставной целью или направлением деятельности которого является защита или содействие защите прав и свобод человека и гражданина».
Обращает на себя внимание тот факт, что при таких жѐстких требованиях к кандидатам в ст. 15 «Формы деятельности общественной наблюдательной комиссии» декларируется рекомендательный характер решений общественной наблюдательной комиссии.
Посещение мест принудительного содержания носит уведомительный характер.
Представляет в этом отношении интерес опыт Великобритании, где члены Совета
визитѐров, согласно «Тюремного акта 1952 г.», имеют право «в любое время входить в
тюрьмы и... получать свободный доступ к любым их частям и к любому заключѐнному» [2,
с. 5]. Членом Совета визитѐров может стать человек, не принадлежащий к общественному
объединению, но прошедший соответствующую подготовку.
С 2011 г. идѐт обсуждение проекта, который станет основой для организации общественного контроля в России. На практике имеется пока единичный случай принятия регионального закона об общественном контроле при отсутствии федерального в Пермском
крае по инициативе Пермской Общественной палаты [1]. Было предложено для обсуждения несколько вариантов нормативных актов об общественном контроле, однако ни один
из них до сих пор не принят.
Например, в первом варианте закона «Об общественном контроле в РФ» [6] желающий осуществлять контроль должен был задекларировать отсутствие конфликта интересов, указать заказчика проверки и т.д. Во всех вариантах проектов субъекты контроля
должны были сообщать о попытках подкупа или давления на предполагаемого контролѐра, что могло быть чревато разбирательствами на основе поправок в УК РФ о клевете, поскольку эта информация размещается на сайте организатора общественной проверки.
Вызывает разумное опасение декларация в новом проекте такой процедуры, так как
данные могут быть использованы в случае привлечения контролѐра за попытку осуществить этот самый контроль. Даже несмотря на гарантии контролѐру, его всегда можно привлечь за злоупотребление полномочиями.
Процедура столь подробных деклараций теряет смысл ещѐ и в силу того, что человек не может самостоятельно осуществлять такую проверку, а только лишь в случае обращения в общественную палату по месту жительства, в некоммерческую структуру (НКО).
Причѐм некоммерческая организация должна иметь в своих учредительных документах в
качестве «обязательной формы работы» проведение общественных проверок.
Как известно из действующих нормативных документов, НКО такими правами не наделены и не обязаны включать такой пункт. Поэтому всѐ замыкается на те же самые обще18
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
ственные палаты, созданные под эгидой губернаторов. Ко всему прочему добавляется обязательный характер уведомления о предстоящей проверке даже в экстренном случае, что делает эту процедуру ручной и легко управляемой.
В статье 78 первого варианта проекта закона указывается, что проведение независимых общественных расследований должно осуществляться исключительно представителями институтов гражданского общества. Что понимается под этими «институтами» в ст. 4
«Основные термины и понятия» не раскрывается, а отождествить понятия «субъекты общественного контроля» и «институты гражданского общества» в российской практике в
большинстве своѐм не представляется возможным.
В другом проекте «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»,
подготовленном Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека совместно с Общественной палатой РФ, вообще обошлись без расшифровки
терминов. Он содержит 39 статей (по сравнению с первым проектом, содержавшим 94 статьи, это значительное снижение).
В этом варианте по состоянию на 23 января 2014 г. (одобрен Советом при Президенте РФ 14 мая 2013 г.) в ст. 4 «Общественный контроль» под общественным контролем
«понимается деятельность субъектов общественного контроля по изучению, проверке и
оценке деятельности лиц, указанных в п. 2 настоящей статьи, по осуществлению возложенных на них публичных полномочий на предмет еѐ соответствия общественным интересам» [7].
То есть, объектами общественного контроля выступают: «деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных
организаций, предприятий и учреждений, подведомственных соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления, их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих по осуществлению возложенных на них публичных
полномочий» [7].
Общественными интересами объявляется всѐ то, что направлено на соблюдение и
защиту прав и свобод человека и других ценностей, декларируемых в Конституции РФ.
Интересно, что в первом варианте закона не предполагалось создание электронного
ресурсного центра общественного контроля, куда человек, имеющий желание осуществить
проверку, как сказано в нормативном акте, вправе предоставлять свои данные и фотографию. Хотя в результате он вряд ли мог претендовать на участие в проверке, не зарегистрировавшись.
Гражданин мог пройти регистрацию на сайтах Общественных палат субъектов РФ,
однако разработчики нового проекта сочли лучшим вариант создания «досье» в централизованном порядке. Работу этого монстра должна была осуществлять «специализированная
автономная некоммерческая организация», учредителем которой является вся Российская
Федерация.
Более неопределѐнных заказчиков трудно придумать. В качестве высшего органа
управления позиционируется «Наблюдательный совет Электронного ресурсного центра
общественного контроля». Насколько целесообразными будут затраты на создание новой
структуры не пояснялось. Усматриваются более конкретные цели создания такого центра.
19
Во-первых, он позволяет фильтровать информацию. Во-вторых, создаѐт банк данных «надѐжных» и «ненадѐжных» контролѐров. В-третьих, в ст. 35 «Обеспечение функционирования ЭРЦОК» имеется прямое указание на создание новых рабочих мест и государственное финансирование.
В статье 31 «Общественное расследование» к общественному расследованию привлекаются не эфемерные «институты гражданского общества», обозначенные в первом варианте закона, под которыми можно подразумевать и некоммерческие правозащитные организации, а совершенно конкретные Уполномоченные по различным вопросам (по правам
человека, предпринимателей, ребѐнка и др.), Общественная плата РФ и др. крупные общественные структуры.
Обязательным общественное расследование считается, если инициатива исходит
именно от этих субъектов общественного контроля. В п. 3 этой статьи указывается, что организаторами общественного расследования определяется его порядок и даже конфиденциальность.
По сравнению с первым проектом закона исчезло понятие «независимое расследование», которое планировалось проводить без должностных лиц государственных и муниципальных органов. Состав комиссии в целом не уточняется. Всѐ отдано на откуп Уполномоченным.
Вызывают недоумение конечные результаты деятельности общественного контроля, представленные в ст. 10 «Основные итоги осуществления общественного контроля»
(проект от 23.01.2014 г.). Все сводится к оспариванию и даже отмене нормативноправовых актов и скользкому предложению по «совершенствованию деятельности лиц»,
проверяемых в результате контроля.
Как и в первом варианте отсутствуют полномочия по применению санкций в отношении нарушителей в государственных органах (органах исполнительной власти в том
числе), органах местного самоуправления, выступающих согласно ст. 4 объектами контроля. В любом случае контроль без санкций не может считаться контролем.
В этом плане один из промежуточных вариантов проекта закона от 18.08.2011 г.,
который назывался «Об общественном (гражданском) контроле в Российской Федерации»
выглядит более демократично, чем одобренный Советом при Президенте РФ 14 мая 2013 г.
В состав комиссии могли быть включены согласно ст. 15, п. 4 не только члены общественной палаты, но и граждане, представители общественных объединений, чья инициатива послужила толчком к общественному расследованию [8].
В статье 20 законодатели хотели закрепить право граждан, общественных объединений и других институтов гражданского общества на инициирование отзыва, отрешение
от должности, удаления в отставку и увольнения чиновников, а также выступить с инициативой роспуска органов государственной власти и местного самоуправления.
Несмотря на то, что в международном законодательстве имеется такая практика,
для России эта статья оказалась слишком революционной и еѐ из последней редакции удалили.
В окончательном проекте Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» № 471327-6, который внѐс Президент В.В. Путин на рас-
20
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
смотрение в Государственную Думу 12 марта 2014 г., содержится 27 статей (в предыдущем проекте их было 39).
В статье 4 «Общественный контроль» под ним понимается «…деятельность субъектов общественного контроля, осуществляемая в целях наблюдения за действиями органов
государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, а также в целях общественной
проверки, анализа и общественной оценки издаваемых ими актов и принимаемых решений» [9].
Согласно новому проекту целями закона являются защита прав и законных интересов человека, а также законных интересов общественных объединений и негосударственных некоммерческих организаций. При принятии управленческих решений предполагается
учитывать общественное мнение (граждан, общественных объединений, негосударственных некоммерческих объединений), давать оценку деятельности органов государственного
и муниципального управления.
Обращает на себя внимание разница в постановке целей и задач, а в особенности
принципов осуществления контроля. Отдельные задачи, представленные в проекте от
21.01.2014 г. исключены, расширена цель в проекте от 12.03.2014 г.
В перечне принципов контроля в последнем проекте появились ограничения в сфере действия субъектов контроля, введено требование о недопустимости необоснованного
вмешательства в деятельность властных структур, исключена из сферы общественного
контроля деятельность политических партий.
Разработчики убрали положение о недопустимости воспрепятствования осуществлению общественного контроля. Значительно сужен круг субъектов общественного контроля. Прерогатива отдана Общественной палате РФ, общественным палатам и советам
при органах исполнительной власти субъектов федерации и муниципальных образований.
Отсылочный характер имеет п. 2 ст. 7 нового проекта «Субъекты общественного
контроля», что в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации,
могут создаваться общественные наблюдательные комиссии, наблюдательные советы, общественные инспекции, группы общественного контроля и иные организационные структуры общественного контроля.
Интересно, что далее идущие статьи противоречат продекларированной ранее в ст.
3 «Право граждан на осуществление общественного контроля» возможности граждан Российской Федерации «…участвовать в осуществлении общественного контроля как лично,
так и в составе общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих
организаций» [9].
В статье 7 в новом проекте акцентировано внимание на невозможности участия в
общественном контроле в случае «конфликта интересов» (понимается как личная заинтересованность, оказывающая влияние на объективность осуществления контроля) и «личной заинтересованности» (как получение выгоды в виде денежных средств, имущественных прав, услуг).
21
Из нового проекта исчезло понятие «объект общественного контроля», соответствующая статья в проекте от 23.01.2014 г. была заменена на ст. 8 «Взаимодействие субъектов общественного контроля с органами государственной власти и органами местного самоуправления», где есть косвенные намѐки на тот факт, что объектом выступают «органы
государственной власти, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные организации…».
Чѐткая и однозначная формулировка объекта общественного контроля в новом проекте отсутствует. В п. 6 ст. 8 есть туманная фраза, что «особенности осуществления общественного контроля в отношении отдельных сфер деятельности органов государственной
власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций…» [9] могут быть определены законодательством Российской Федерации.
Формы общественного контроля в новом проекте не конкретизированы в отличие
от предыдущего. Отсутствует ранее предлагавшееся разделение на главы «Субъекты общественного контроля» и «Формы общественного контроля». Высказано одно условие:
чтобы не противоречили настоящему Федеральному закону.
Статья 11 «Информационное обеспечение общественного контроля» в проекте от
21.01.2014 г. (ст. 24 в новом проекте) претерпела изменения. Под давлением жѐсткой критики, разработчики смягчили еѐ содержание и отказались от создания Электронного ресурсного центра общественного контроля в сети Интернет (ЭРЦОК).
В статье лишь говорится о том, что субъекты общественного контроля могут иметь
свои сайты, но обязаны размещать в сети Интернет информацию о своей деятельности с
указанием адреса электронной почты для обратной связи.
Наибольшие изменения претерпела заключительная ст. 38 «Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации об общественном контроле» (в новом
проекте это ст. 26).
В предыдущем нормативно-правовом акте государство гарантировало субъектам
общественного контроля защиту их прав и законных интересов, утверждалось, что они находятся под защитой государства.
Кроме того, гарантировалась защита чести и достоинства, здоровья, жизни и имущества. Воспрепятствование осуществлению общественного контроля влекло за собой административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Указывалось и на ответственность со стороны субъектов осуществления контроля в случае злоупотребления полномочиями.
В новом проекте гарантии защиты прав субъекта общественного контроля отсутствуют. Указывается лишь на тот факт, что в случае нарушения законных прав граждан, объединений он «…вправе поставить перед соответствующими государственными и муниципальными органами вопрос об ответственности виновных должностных лиц».
Однако в п. 2 ст. 26 акцент сделан скорее на защите объекта общественного контроля от субъекта. Фактически при осуществлении своих полномочий субъект общественного
контроля оказывается практически полностью беззащитным перед произволом власти.
Анализ имеющейся нормативной литературы, сложившихся социальных практик в
России показывает полное отсутствие чѐткого разграничения сфер компетенций между
22
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
общественным и гражданским контролем. Фактически на законодательном уровне отказались от идентификации каких-нибудь различий вообще.
Если необходимо показать рекомендательный характер контроля, то применимо в
качестве индикатора выражение «общественный»; необходимо показать гражданскую активность и попытки привлечения населения к управлению – имеет место употребление
термина «гражданский».
Несмотря на то, что термин «общественный контроль» часто встречается в различных нормативно-правовых документах, его содержание практически не раскрывается. В
семантическом пространстве «общественный контроль» находятся понятия «гражданское
общество», «наблюдение», «проверка», «власть».
Исходя из имеющихся нормативных документов, общественный контроль должен
способствовать соблюдению законности со стороны органов государственного управления
и местного самоуправления, имея при этом рекомендательный (читай – необязательный)
для власти характер.
В семантическом пространстве концепта «гражданский контроль» находятся «наблюдение», «гражданская экспертиза», «права человека», «власть», что указывает на профессиональный характер осуществляемого контроля. Также встречается отождествление
гражданского контроля и государственного, что некорректно с точки зрения управленческого и институционального подходов.
Предполагается, что по мере развития гражданского общества государство должно
делегировать полномочия контроля общественным неформальным образованиям, формируя таким образом практику самоуправления. На смену административно-командным отношениям приходят партнѐрские, создаются нравственные и интеллектуальные механизмы
управления, призванные сбалансировать различные интересы.
Автор статьи выдвигает предположение, что общественный контроль по сути дела
означает наличие многообразных форм участия граждан в процессе управления с целью
учѐта, проверки, корректировки действий управленческих структур на различных уровнях
управления, организаций любых форм собственности.
Гражданский контроль, выступающий одной из функций гражданского общества,
является более технологичной формой осуществления общественного контроля. Это контроль институциональной сферы принятия управленческих решений. Функция гражданского контроля заключается в публичной проверке деятельности властных органов на
предмет соответствия провозглашаемых целей интересам граждан. Это инструмент защиты прав и свобод личности.
Литература
1. Закон «Об общественном (гражданском) контроле в Пермском крае» № 888-ПК
от 21.12.2011 г./ Общественная плата Пермского края// http://www.oppk. permkrai.ru/
work/2012-04-22-17-08-19 (дата обращения: 15.08.2012 г.)
2. Справочник члена Совета визитѐров Великобритании / пер. на русск. яз. М. Борщѐва, Л. Джалилов Independent Monitoring Boards, 2002 – М.: Московская Хельсинкская
группа, 2005 – 204 с.
23
3. Федеральный закон Российской Федерации от 4 апр. 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации». URL: http://www.rg.ru/ 2005/ 04/07/obshestvpalata-dok.html (дата обращения: 24.02.2013 г.)
4. Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19.05.1995 № 82-ФЗ/
Официальный сайт компании Консультант Плюс, 1992-2013 // http:// www.consultant.ru/
popular/obob/76_1.html#p51 (дата обращения: 24.02.2013 г.)
5. Федеральный закон № 76-ФЗ от 10 июня 2008 г. «Об общественном контроле за
обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам,
находящимся в местах принудительного содержания» / Гарант. Информационно-правовой
портал. URL: http://base.garant.ru/12160914/ (дата обращения: 23.03.2014 г.)
6. Федеральный закон «Об общественном контроле в РФ». Проект для обсуждения.
URL: http://www.oprf.ru/discussions/newsitem/18428 (дата обращения: 15.08.2012 г.)
7. Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Проект / Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам
человека.
Официальный
сайт.
http://www.president-sovet.ru/structure/
group_14/materials/...2023.01.2014.pdf. (дата обращения: 20.02.2014 г.)
8. Федеральный закон «Об общественном (гражданском) контроле в Российской
Федерации». Проект / Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Официальный сайт. URL: http://www.president-sovet.ru/structure/group_14/ materials/...18.08.2011%20(1).pdf (дата обращ.: 23.03.14 г.)
9. Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Проект № 471327-6/ Официальный сайт компании «КонсультантПлюс»
//http://static.consultant.ru/obj/file/doc/fz_140314-2.pdf (дата обращения: 23.03. 2014 г.)
УДК 13; 172; 241
А. Л. Анисин
A. L. Anisin
РЕЛИГИЯ И МОРАЛЬ КАК ФОРМЫ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ
И КАК СРЕДСТВА СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ
RELIGION AND MORALITY: MANIFESTATIONS OF SPIRITUAL FREEDOM
AND MEANS OF SOCIAL CONTROL
Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России
Аннотация: в статье анализируется значимость морали и религии как форм духовной жизни, играющих в то же время заметную роль при осуществлении социального контроля. Нравственные принципы и религиозную веру невозможно вывести из биологических предпосылок. Социальная жизнь человека имеет, помимо природных, также и духовные основы. Если объективный характер и абсолютная значимость духовных ценностей
24
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
признается общественным сознанием, то это обеспечивает как нравственную свободу личности, так и консолидацию общества. Противоположная мировоззренческая установка ведет к разложению общественного единства, к извращению смысла свободы и к тоталитаризму.
Annotation: The importance of religion and morality as forms of spiritual life playing the
notable role in implementation of social control is analyzed in the article. Moral principles and
religious faith couldn’t be withdrawn from biological prerequisites. Social life has spiritual bases
besides the innate ones. If the public consciousness declares the objectivity and absolute significance of spiritual values, it provides man’s moral freedom as well as society’s consolidation. The
opposite ideology leads to decay of social unity, perversion of freedom’s meaning and totalitarianism.
Ключевые слова: духовно-нравственный кризис; духовные основы общества; духовная свобода; социальный контроль; моральный релятивизм; тоталитаризм.
Keywords: spiritual and moral crisis, society’s spiritual bases, spiritual freedom, social
control, moral relativism, totalitarianism.
Современный мир очевидно демонстрирует все признаки системного цивилизационного кризиса. Этот факт невозможно отрицать, не закрывая глаза на те события и процессы, которые составляют его действительность.
Речь вовсе не только о кризисе мировой финансовой системы, не только об экологии и терроризме, не только о геополитической нестабильности и вырождении так называемого «современного искусства», – речь обо всем об этом вместе и, видимо, еще и о том,
что все эти болезненные симптомы имеют какой-то общий корень, являются следствием
какого-то повреждения самих основ современной человеческой цивилизации.
Проблемы, только что вскользь обозначенные, требуют каждая своих конкретных
мер противодействия, но решены они быть не могут, если не обратиться к их первопричине.
Русско-американский классик социологической мысли П.А. Сорокин отмечал: «Это
– не просто экономические или политические неурядицы, кризис затрагивает одновременно почти всю западную культуру и общество, все их главные институты. Это – кризис искусства и науки, философии и религии, права и морали, образа жизни и нравов. Это – кризис форм социальной, политической и экономической организаций, включая формы семьи
и брака.
Короче говоря, это – кризис почти всей жизни, образа мыслей и поведения, присущих западному обществу. Если быть более точным, этот кризис заключается в распаде основополагающих форм западной культуры и общества последних четырех столетий» [1, с.
429].
Сам Сорокин в описании этого распада опирался на понятие «чувственной культуры» Нового времени, которая пришла на смену «идеациональной» средневековой и разрушение которой «предвещает одну из величайших революций в нашей культурной и социальной жизни» [1, с. 435].
25
Трудно сказать, кто более прав, – П.А. Сорокин, предполагающий конец чувственной культуры, но не конец западной цивилизации как таковой, или Патрик Бьюкенен, определяющий ситуацию именно как «Смерть Запада» [2]. Фактом является глубокий кризис
духовно-нравственных основ человеческого существования. В силу этого кризиса и теряют
свою силу традиционные ресурсы интеграции общества, ресурсы стабильного развития и
социального контроля.
Выбор будущего, думается, все-таки, – за самой современной цивилизацией. Сохранить себя и продолжить свое развитие она способна только на пути отказа от чувственной мировоззренческой модели, описанной Сорокиным, в пользу некой духовно ориентированной мировоззренческой парадигмы.
Если же чувственный характер западной цивилизации является ее неотъемлемым
сущностным качеством, если отказ от «чувственной культуры» невозможен в рамках западной модели развития, – то тем хуже для этой модели, в этом случае она обречена, и
притом в предельно короткой исторической перспективе.
В своей статье мы, конечно, не можем претендовать на то, чтобы дать ответ на все
вопросы, а также рецепт преодоления мирового цивилизационного кризиса, но мы намерены обратиться к главным, на наш взгляд, проблемам мировоззренческого и социальнофилософского порядка.
Базовыми мировоззренческими вопросами являются вопросы о сущности человека
и его месте в мире, о принципах его отношений с этим миром. Человек объективно занимает особое место в мире, – этот факт чаще всего прямо признается или хотя бы молчаливо подразумевается при решении мировоззренческих проблем. Однако действительное
своеобразие человеческой природы и уникальный характер человеческого бытия в мире
далеко не всегда в достаточной мере осознаются людьми.
Тот набор качеств, который привычно декларируется, в качестве сущностных отличий человека, начиная со школьных учебников и заканчивая научными монографиями, – и
который, как следствие, привычно воспроизводится также и массовым сознанием, – при
ближайшем рассмотрении оказывается неудовлетворительным, поскольку не позволяет ни
феноменологически, ни сущностно отличить человека от животного мира.
Разум, язык, трудовая деятельность, общественный характер жизни и т.п., – все это
имеется и у животных, только, может быть, в меньшем объеме.
Причем, если взять любой из этих признаков (или даже все их в комплексе), то невозможно будет однозначно указать тот уровень развития и сложности, который бы отделял разумность высших животного от простейшей разумности человека, язык животного в
его развитых формах от примитивного человеческого языка, деятельность животного по
добыванию пищи от простейших форм трудовой деятельности человека.
Если, конечно, сравнивать дождевого червя с М.В. Ломоносовым, а еще лучше – с
Византийской империей, то по всем этим пунктам можно видеть радикальное качественное отличие, но если, как уже сказано, сравнение проводить между высшими формами животных проявлений и простейшими формами человеческой жизни (имея в виду как примитивные народы, так и умственно неполноценных людей), то ни один из этих признаков, ни
все они в совокупности не способны указать на то, чем же выделен человек из животного
мира.
26
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
В качестве иллюстрации состояния массового сознания приведем статью, размещенную на сайте «ФБ.ру», который представляет собой электронный журнал широчайшей
тематики: от «Автомобилей» и «Духовного развития» до «Финансов» и «Шоппинга».
С первой строчки статьи автор объявляет, что «отличий много, но прежде всего, это
его мозг. Это – главное отличие человека от животного. Наш мозг приблизительно в 3 раза
больше по объѐму мозга шимпанзе, ближайшего к нам «родственника» из животного мира» [3].
Однако четвертый абзац заканчивается словами о том, что «понятие "животные"
более широкое, так как включает в себя понятие "человек"», то есть все-таки, логически
рассуждая, вопрос об отличиях человека от животного аналогичен по нелепости вопросу,
чем отличается, например, слон от животного.
«Тем не менее, – продолжает автор, – выделяются такие отличия человека от животного:
1. Человек сам создаѐт для себя окружающую среду, преобразуя и изменяя природную среду. Животное же может только приспосабливаться к условиям природы.
2. Человек меняет мир, не только сообразуясь со своими потребностями, но и по законам познания его, а также нравственности и красоты. Животное меняет мир, ориентируясь только на удовлетворение своих физиологических потребностей.
3. Человеческие потребности всѐ время растут и меняются. Потребности же животного почти не меняются.
4. Человек эволюционирует по биологической и социально-культурной программам. Поведение животных подчиняется лишь инстинктам.
5. Человек относится к своей жизнедеятельности сознательно. Животное не обладает сознанием и следует только инстинктам.
6. Человек создает продукты материальной и духовной культуры, творит, созидает.
Животное ничего нового не создаѐт и не производит.
7. Человек в результате своей деятельности преобразует самого себя, свои способности, изменяет потребности, жизненные условия. Животные фактически ничего не меняют ни в себе самих, ни во внешних жизненных условиях» [3].
Нетрудно заметить, что первый, шестой, седьмой и отчасти второй пункты повторяют друг друга, путаясь в противоречиях: то ли «животное может приспосабливаться», то
ли «животные фактически ничего не меняют ни в самих себе (не приспосабливаются! –
А.А.), ни во внешних жизненных условиях», то ли все-таки «животное меняет мир», то
есть эти самые внешние жизненные условия, правда, ориентируясь только не физиологию.
Нетрудно также заметить, что пункты третий, четвертый и пятый не выдерживают
никакой критики: рост человеческих потребностей (а также искусственное их формирование) – это совершенно уникальная черта вырождающейся западной цивилизации, эволюция человека – это не обоснованное фактами предположение, а поведение животных
управляется не только инстинктами (то есть врожденными программами), но и определенной мыслительной активностью, которую вполне можно назвать «сознанием».
К реальным отличиям человека от животного мира отдаленно имеет отношение
только второй из перечисленных пунктов. Однако, как только требуется уточнить истоки и
27
смысл «законов познания, а также нравственности и красоты», все реальные отличия, как
правило, успешно затушевываются сведением этих духовных проявлений к очень опосредованному обеспечению удовлетворения все тех же физиологических потребностей.
Для многих такая ситуация является не просто приемлемой, но и весьма удобной. С
одной стороны, никто не запретит говорить об особых законах, действующих в человеческой культуре и истории, поскольку особая логика социальной, политической, творческой,
да и даже экономической, любой вообще человеческой деятельности – очевидна.
А с другой стороны, как только встает прямой вопрос об основаниях и сущности
отличий человека от природного бытия, – объявляется, что этих отличий просто нет, что
человек ничем принципиально не отличается от животного, что материальные потребности
первичны, что человек это неотъемлемая часть природы, понимаемой как материальная
субстанция, подчиненная физическим законам.
Иначе говоря, обращаясь к конкретике человеческой жизни, такая позиция вполне
учитывает необходимость признавать и изучать особые законы существования художественной, политической, нравственной, философской и иных форм человеческой культуры,
но, будучи вынуждена высказаться об онтологических предпосылках этих законов, целиком сводит их к законам физики, химии и биологии.
Между тем, настоящие кардинальные отличия человека от животного мира, безусловно, существуют, хорошо известны они и тем людям, которые заходят в вышеозначенный логический тупик и, признавая по факту особый характер существования человеческой культуры, отрицают особый характер бытия человека в мире.
Позволим себе высказать догадку: господство над умами эволюционистской парадигмы заставляет называть те отличия, которые настоящими отличиями не являются, и не
замечать те настоящие отличия, которые и на эмпирическом, и на предельно глубоком онтологическом уровне однозначно и резко выделяют человека из всего окружающего мира.
Человека отличает от всех прочих существ наличие духовных способностей. Религиозная способность, нравственная способность, творческая способность, – вот то, что есть
у всех людей, независимо от исторических, культурных, социальных условий, независимо
от уровня интеллектуального развития личности и общества, и то, чего нет ни у кого из
животных, независимо, опять-таки от степени их разумности, коммуникативности, богатства эмоциональной жизни и т.д.
Духовные способности проявляются у человека по-разному, в разной степени и
разной форме, эти различия зависят от перечисленных условий, но само их наличие есть
общечеловеческий факт. Умственно отсталые люди, даже уступая по степени интеллектуального развития некоторым животным, демонстрируют, тем не менее, наличие религиозных и нравственных чувств, творческой способности.
Их умственная неполноценность зачастую ограничивает их в степени проявления
духовных способностей, но эти проявления есть, их можно ясно видеть. Более того, как
показывает практика, обращение к этим духовным способностям, опора на них, культивирование их дает существенный прогресс и общеинтеллектуального уровня, позволяет в какой-то мере реабилитировать умственно неполноценного человека.
Попытки редукции духовных способностей к «естественности» мира никогда не
могут преодолеть того очевидного факта, что и нравственность, и религия противоестест28
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
венны, а точнее – сверхъестественны по своей сути. Естественная жизнь учит безнравственности, ее закон – закон естественного отбора, «закон джунглей», в просторечии. И никуда за свои рамки, ни к каким религиозным сущностям мир вывести не способен, скорее
наоборот, – он стремится целиком подчинить себе человека, поглотить его своей естественной логикой, представая самозамкнутым и самодостаточным космосом (в античном
смысле).
Стоит подробнее остановиться на этих вопросах. В вопросе происхождения морали
редукция к естественности почти полностью восторжествовала в обыденном сознании.
Стало уже общим местом видеть корни морали в обычаях и традициях, общим местом стала «относительность» нравственных понятий и норм.
Мораль привычно рассматривается как способ саморегуляции общества: стихийно
складывающиеся формы поведения людей проходят отбор по критерию целесообразности,
и то, что полезно для общества закрепляется, делается обязательным и, в конце концов,
возводится в ранг добродетели.
Иеремия Бентам с его теорией утилитаризма торжествует в современном мире. Чаще всего утилитаристскую схему пытаются «доработать», прикрыть чем-нибудь вроде
диалектической логики, системного подхода или синергетики, но порой именно через
прямое обращение к понятию утилитаризма предлагается осмыслять движение современного мира.
Однако, насколько утилитарный и прагматический подход успешны в практической
деятельности, настолько же они бесплодны и бессильны в своих попытках понять духовную жизнь человека.
Формы саморегулирования социальных отношений существуют и в животном мире,
можно даже говорить о неких «ритуалах» (брачных, например) в поведении животных, и
если видеть в устойчивых формах массового поведения смысл морали, то ее ничего не
стоит вывести из природной естественности.
Однако связь с «ритуальными», а также массовыми действиями у нравственного
сознания отсутствует. Зачастую человек, действительно, совершает определенные действия, повинуясь социальным стереотипам, но только это к нравственности не имеет отношения.
Поговорки «с волками жить – по волчьи выть» и «в чужой монастырь со своим уставом не ходят» могут обозначать собой тактичное следование этикету и обычаям, а могут
скрывать под собой циничную беспринципность, но в любом случае (и в первом тоже) не
имеют отношения к нравственности.
Как не имеют к ней отношения «легальные», по Канту, поступки, совершенные из
выгоды, тщеславия, повиновения чужой воле и т.д. Заслуга Канта как раз в том и состоит,
что он попытался выделить нравственный аспект поведения человека в чистом виде.
В реальном поступке всегда присутствует много переплетающихся мотивов, Кант
предлагает сосредоточиться на собственно нравственном мотиве, и нужно полностью согласиться с теми выводами, которые он делает. «Добрая воля», составляющая суть нравственности, никак не связана ни с соображениями пользы, ни с естественным сочувствием
29
одного живого существа другому, ни со стадным чувством («делай как все»), она состоит в
следовании нравственному долгу, осознаваемому как внутренняя необходимость.
Настойчивое проведение Кантом той мысли, что только в следовании нравственному долгу состоит смысл нравственной деятельности, что нравственное чувство в своих истоках и в своем чистом виде не связано даже с душевной симпатией к человеку, вызвало,
как известно, массу насмешек (надо, де, ненавидеть людей и делать добро только из долга,
чтобы быть нравственным в глазах Канта).
Но такие насмешки есть, как минимум, продукт недоразумения, а скорее всего, подсознательного стремления сохранить связь человеческой совести с естественной симпатией животных друг к другу. Однако действительность такова, что нравственность существует именно в форме долга.
К естественным модальностям «хочу» и «могу» у человека добавляется «должен», и
нравственное чувство может быть описано не формулами «как лучше», «как хочется»,
«как положено», а только формулой «как должно».
Притом требования нравственного долга, действительно, автономны, они часто
расходятся и с соображениями пользы, и с социальными стереотипами, и даже с сентиментальным «жалением» кого-то. То есть, осмысляя сущность нравственной жизни глубоко и
всерьез, нельзя не видеть, что мораль именно противоестественна.
Во-первых, животному, живущему «из естественности», неоткуда взять само чувство долга, а тем более неоткуда взять такое содержание этого долга, которое явно противоречит естественному закону природы: закону естественного отбора.
Нравственный долг всегда говорит о самопожертвовании: порой о том, чтобы прямо и разом жизнь отдать ради спасения другого (даже чужого и незнакомого) человека,
чаще о том, чтобы отдать «кусочек жизни» в виде внимания, сил, материальных благ, оторванных от себя и безвозмездно отданных другому, чужому и незнакомому.
Когда самка с риском для жизни защищает своего детеныша, в этом есть естественная целесообразность самосохранения животного вида, но когда молодой мужчина бросается в огонь спасать незнакомого парализованного старика, – это против всех законов природы.
Нравственность есть всегда самоограничение: я что-то хочу и могу сделать, но говорю себе нельзя, она всегда есть и самопонуждение: я не хочу и, видимо, даже не смогу это
сделать, но я должен.
Как это ни покажется странным, конечной высшей целью морали вовсе не является
регулирование общественных отношений. Регулирование общественных отношений, конечно, является ее содержанием, ее способом существования: мораль, действительно, обращена на установление, поддержание и совершенствование общественных стандартов
поведения.
Однако, во-первых, такая регуляция и саморегуляция общества вовсе не нуждается
в моральном обосновании: в животном мире мы видим гораздо более стабильные отношения между членами сообщества без всякой опоры на моральные нормы, да и в человеческой истории наиболее упорядочены наиболее безнравственные общества, подавляющие
личность во имя общественного порядка и спокойствия.
30
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Апофеоз социальной регламентации – концлагерь или рабский труд на плантациях
американского Юга, то есть те сферы социального пространства, из которых мораль была
полностью элиминирована. А во-вторых, как уже заявлено, регуляция общественных отношений сама по себе не составляет для морали ее собственной высшей конечной цели.
Регуляция общества для морали это средство, которое используется ею для достижения собственных внутренних целей. В конечном счете, такой собственной внутренней
целью морального регулирования является личное нравственное совершенство человека.
Связь нравственного совершенства личности с общественным порядком и благоденствием, несомненно, имеется, однако эта связь по-разному выглядит с точки зрения социологического анализа и с точки зрения нравственной философии.
В рамках любой социологической теории личность рассматривается, во-первых, как
совокупность социально значимых качеств, а во-вторых, как предпосылка социальных отношений и процессов, которые, собственно, и образуют объект исследования.
Мораль вполне закономерно сводится такой исследовательской программой к
функциям социального нормирования и контроля, для обеспечения которых как раз и
формируются в личности социально значимые качества.
Однако для самого морального сознания, понимаемого в его собственном смысле,
все выглядит с точностью до наоборот: человеческая личность утверждает в качестве
должных определенные социальные нормы и обеспечивает своей нравственной активностью функции социального контроля с единственной целью обеспечения собственного духовно- нравственного роста.
С точки зрения нравственного сознания, конечно, не личность выступает как средство обеспечения социальной регуляции, а напротив, – социальная регуляция есть средство нравственного совершенствования личности.
В еще большей степени сказанное можно отнести к религиозной жизни. Социологически очевидно, что «религия существует как социальный институт, как идеология и
форма власти» [4, с. 16].
И именно благодаря такой изначальной установке «четко проведена граница между
социологическим определением понятия религии и определениями с точки зрения теологии, философии, феноменологии, между тем, что видит в религии социолог как ученый, с
позиций нерелигиозного отношения к религии, и тем, как религия рассматривается теологией в рамках религиозного самосознания» [4, с. 71].
Однако представляется очевидным, что даже для строгого научного анализа социальной реальности не может быть полностью безразлично то, как сам индивид понимает
себя и свое место в мире и обществе. Самопонимание человека, его самосознание является
весьма значимым фактором даже в том случае, когда речь не идет о духовно-нравственной
мотивации человеческой деятельности.
Тем более, возрастает роль этого мировоззренческого самоопределения человека,
когда мы рассматриваем, хотя бы и с социологических позиций, духовную жизнь. Социальные функции интеграции, воспроизводства, нормирования и контроля оказываются в
данном случае производными от целеполагания, имеющего совсем иную направленность.
31
Несмотря на то, что и мораль, и религия используются различными общественными
институтами в интересах регламентирования и упорядочивания социального пространства,
необходимо ясно сознавать, что по своему глубинному смыслу они никак не связаны с
этими интересами, имея собственные цели и ресурсы.
Верность нравственному долгу выводит человека из подчиненности социальным
стереотипам, нередко призывает его и дает ему силы идти «против течения»: против общественного мнения, если оно ослеплено предрассудками, против традиций, если они безнравственны, против даже общественной пользы, если для ее достижения необходимо поступиться совестью.
Также и религиозное переживание ставит человека в непосредственную связь с абсолютным первоначалом бытия, подчинение которому способно освободить необходимости следовать любым социальным нормам: по знаменитому выражению Аврелия Августина, – «возлюби Бога, и делай, что хочешь».
В том случае, когда нравственные принципы и религиозная вера становятся для человека первостепенно значимыми, то в социальном плане это вполне может выражаться
либо – при активной жизненной позиции – как нонконформизм, бунтарство и анархизм,
либо – при интровертном характере – как добровольная социальная изоляция и эскапизм.
Апеллируя к морали и религии при реализации функций социального контроля,
общество апеллирует к авторитету более высокой инстанции, чем оно само. При этом
весьма нередки случаи, когда общество пытается подменить собою эту более высокую инстанцию, присваивая себе исключительное право определять, что есть добро, что есть зло,
в чем заключается нравственный долг человека, в чем заключается истинная вера, как следует понимать волю Божью и так далее.
Такие попытки исходят фактически из отрицания какой бы то ни было реальности
духовного измерения человеческого бытия. Мораль и религия объявляются целиком и без
остатка продуктом общественной жизни и редуцируются к функциям социального регулирования и социального контроля.
Однако, «взяв всю власть в свои руки», выступая как единственный источник и гарант духовно-нравственных и религиозных ценностей, общество, как это ни покажется
странным, теряет способность самоорганизовываться. Парадокс заключается в том, что,
объявляя свою идейную власть полностью суверенной и ничем не ограниченной, общество
не укрепляет свои идейные основы, а разрушает их.
Если и добро, и зло, и все религиозные идеи являются по своему содержанию исключительно продуктом исторического развития, то они есть чистая условность, их значимость ситуативна, – в них нет ничего, что стоило бы отстаивать и на что можно было бы
опереться.
Продуктом исторического развития является ведь не только твое мнение, но и противоположное, раз уж оно существует, – ведь, собственно говоря, есть только бесчисленные мнения, из которых ни одно не лучше другого и ни одно не может быть основой консолидации общества.
Релятивизм и плюрализм способны существовать в социальном пространстве, – как
и в пространстве интеллектуальном, – только в том случае, если под ними имеется единая
32
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
общая основа: разногласия и споры возможны только благодаря тому, что люди предварительно имеют согласие в вопросах более принципиальных, чем предмет спора.
Если же релятивизм и плюрализм сами претендуют на роль принципиальной основы, то они уничтожают сами себя. Если право на существование имеет любое мнение, то
бессмысленными становятся сами слова о «праве на существование», если никто не ошибается, то вместе с тем – никто и не прав, и никаких прав нет ни у кого.
Неизбежным следствием таких плюралистических тенденций разложения, а также
заявленного с самого начала суверенитета общества в идеологической сфере является тоталитаризм. Мы, конечно, не имеем здесь в виду использование этого понятия в качестве
политического ярлыка, когда «тоталитарный есть по определению противостоящий Западу, а еще точнее – Соединенным Штатам Америки» [5].
При всей спорности употребления этого термина в политологическом дискурсе XX
века, объективные предпосылки для его появления, несомненно, существовали и существуют.
На наш взгляд, такими предпосылками являются отрицание того, что через нравственное и религиозное сознание человеку могут быть открыты абсолютные ориентиры
жизни, и, как следствие этого отрицания, – описанная выше претензия общества на роль
верховного авторитета в духовно-нравственной сфере.
В той ситуации, когда выше интересов общества нет ничего, когда все предельные
основания человеческой жизни объявляются средствами для общественного развития,
плюрализм мнений по поводу общественного блага закономерно отменяется диктатурой
государства.
Исключительное право определять, что есть добро и что есть зло, в чем заключается
нравственный долг человека, в чем заключается истинная вера и как следует понимать волю Божью, присвоенное обществом не может быть им удержано в силу естественной разобщенности интересов, и это право переходит к максимально централизованному и желательно персонифицированному государству.
В традиционной монархии, даже в тех ее формах, которые именуются абсолютизмом, все-таки так или иначе сохранялось сознание того, что «все под Богом ходим». Даже
если провозглашалось, что «государство это я», то это персонифицированное государство
все-таки предполагало Бога над собой. Описанная Ф. Ницше ситуация «смерти Бога» и
«пустоты небес» означает, принципиальную возможность для государства провозгласить:
«я это Бог».
Вопрос о том, соединяют ли мораль и религия человека с вечным и неизменным порядком бытия, или же они представляют собой исторически выработанную социальную
условность, – этот вопрос не может быть решен с принудительной доказательностью. Это
вопрос мировоззренческий и, в качестве такового, предполагает свободу человеческого
самоопределения.
Доводы в пользу той или иной мировоззренческой позиции можно приводить, однако эти доводы сами по себе не могут заставить человека принять эту позицию. Гораздо
более значимыми, на наш взгляд, в том числе и для осмысления собственного мировоз-
33
зренческого выбора, являются не обоснования указанных позиций, а логические и жизненные следствия из них.
Если через сознание нравственного долга нам дан абсолютный и вечный нравственный закон, – действительно, вечный и неизменный, в отличие от звездного неба, с которым
его сравнивал И. Кант и которое все-таки претерпевает изменения, – то это означает, что
личность и общество способны иметь этот закон своей общей и незыблемой опорой.
Личность при этом получает онтологически обоснованную нравственную свободу
по отношению к средствам социального контроля, но реальность этой свободы обеспечивается нравственной ответственностью перед еще более высокой и абсолютной инстанцией.
Общество же в этом случае отказывается от претензий на всевластие, но при этом
обоснование социальных норм через апелляцию к авторитету того вечного нравственного
закона, который открыт каждой личности в ее совестном сознании, придает этим нормам
онтологическую силу и значимость.
Если же так называемые «духовные скрепы» общества суть не более, чем продукт
коллективного исторического манипулирования собственным сознанием, то иного способа
обеспечить консолидацию общества и упорядочивание общественной жизни, кроме тоталитарного ее обустройства, не существует.
Мировоззренческий выбор между двумя этими позициями на уровне личности зависит от ее свободного решения. Однако тенденции современной идеологии и массового
сознания таковы, что цивилизованная часть человечества все более уверенно склоняется ко
второму варианту этого выбора.
В связи с чем, с одной стороны, утверждение свободы человека оборачивается в современном мире культивированием нравственных извращений, а с другой – глобальное
человечество уверенно движется в направлении глобального концлагеря, в котором насаждаемые социальные нормы потеряют уже всякую связь с нравственной активностью человека, а социальный контроль станет поистине безграничен, как по жесткости, так и по глубине своего проникновения в частную жизнь человека.
Противодействие этим тенденциям возможно только на путях мировоззренческого
утверждения реальной, объективной и абсолютной значимости духовных ценностей.
Литература
1. Сорокин П. Кризис нашего времени // Человек. Цивилизация. Общество / общ.
ред., сост. и предисл. А.Ю. Согомонов; пер. с англ. – М.: Политиздат, 1992. – 542 с.
2. Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада / пер. с англ. А. Башкирова. – Москва: АСТ,
2007. – 444 с.
3. Долгов Ю. Основные отличия человека от животного // FB.ru. URL:
http://fb.ru/article/43336/osnovnyie-otlichiya-cheloveka-ot-jivotnogo
(Дата
обращения:
29.03.2014 г.).
4. Гараджа В.И. Социология религии: учебное пособие для студентов и аспирантов
гуманитарных специальностей / 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 348 с.
34
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
5. Гьячче Владимиро. Тоталитаризм: позорная история дутой концепции / перевод
Юрия Жиловца // Лефт.Ру. URL: http://left.ru/2006/11/giache145.phtml (Дата обращения:
29.03.2014 г.).
УДК 289.3
Н. И. Пачежерцев, С. В. Мосенина
N. I. Pachezhertsev, S. V. Mosenina
СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МОРМОНОВ
STRUCTURAL FEATURES OF THE MORMON RELIGIOUS ORGANIZATION
Тюменский государственный университет,
Институт гуманитарных исследований
Аннотация: в статье рассматриваются структурные особенности религиозной организации мормонов, позволяющие реализовывать духовную миссию на территории России. Авторы приходят к выводу, что практика организации и работы мормонов по всему
миру, а также на территории постсоветского пространства свидетельствует о гибкости
учения, умении приспосабливаться в изменяющемся социуме.
Annotation: in the article the structural features of the Mormon religious organization, allowing realize their spiritual mission in Russia, are considered. The authors conclude that the
worldwide practice of the organization and operation of Mormons as well as on the territory of
the former Soviet Union shows flexibility doctrine and ability to adapt in a changing society
Ключевые слова: мормоны, прозелитизм, религиозная деятельность, религия, церковь, духовная миссия.
Keywords: Mormons, proselytism, religious activity, religion, church, spiritual mission.
С развалом Советского Союза на постсоветском пространстве активизировали свою
деятельность по привлечению прозелитов самые разнообразные религиозные организации,
осуществляющие миссионерскую работу как из стран Западной Европы, так и из США.
Религиозный прозелитизм после крушения государства, именуемого СССР, был
ошеломляющим. В Россию приезжали религиозные представители всех направлений от
традиционалистов до модернистов, привлекая в свои организации духовно растерявшихся
россиян, которые были абсолютно не адаптированы к изменяющемуся социуму.
Создавалось устойчивое ощущение слома идеологических и духовных традиций в
нашем общем доме, которое можно охарактеризовать, как «мой мир есть мой дом, это –
моѐ, это я сам, потому что каждая деталь дома от камня у входа до сломанной ветки в лесу
35
полны для меня смыслом, имеют значение, понятны. А рядом происходит нечто непредсказуемое. И мой дом, который я хорошо знаю, порою ведѐт себя неожиданно» [5, с. 23].
Именно с этого периода времени начинается активизация на всѐм постсоветском
пространстве, в том числе и в России миссионерской деятельности Церкви Иисуса Христа
Святых последних дней (ЦИХСПД), более известна, как Церковь Мормонов. По всей территории России образуются миссии ЦИХСПД, организуются приходы, а на Украине в г.
Киеве был построен единственный на территории СНГ Мормонский Храм, посещение которого рассчитано в основном на прихожан-мормонов из стран СНГ.
На основании изложенного становится очевидным, что успехи мормонов по привлечению адептов в свою религиозную организацию обусловлены не только их миссионерской активностью (в июле 1995 г. появилась Российская Екатеринбургская миссия
мормонов), но также и профессионально выстроенной системой управления в самой мормонской организации.
Мы полагаем, что именно грамотно выстроенная система управления религиозной
структурой мормонов позволяет им не только вести прозелитическую активность по привлечению новых адептов, но и выстраивать на плановой основе работу с прихожанами.
Необходимо всѐ же выделить, на наш взгляд, два ключевых обстоятельства, которые отличают мормонов от иных религиозных структур позднепротестанстской религиозной модели. Первое, что «во времена «железного занавеса» Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (в отличие, например от «Свидетелей Иеговы») не предпринимала попыток нелегального проникновения на территорию СССР» [1, с. 193].
Также можно отметить второй момент, позволяющий наше изучение акцентировать
именно на этой религиозной структуре, поскольку в США с момента возникновения мормонизма, а также в 20-ом веке в странах Латинской Америки наблюдается «поразительный
численный рост мормонской общины – из «кучки фанатиков» до одной из крупнейших
Церквей США» [1, с. 198].
Не исключено, что рост численности мормонов можно наблюдать и в России, но не
в ближайшее время, а в среднесрочной перспективе, когда мормонами-миссионерами будут не только представители миссий, прибывшие из дальнего зарубежья, а воспитанные
мормонами молодые люди в российских приходах мормонов. Как мы полагаем, это возможно при благоприятном развитии государственно-конфессиональных отношений уже
во втором, третьем поколении российских мормонов.
Это прогнозное отступление сделано с тем, чтобы показать, что потенциал развития
мормонизма на территории России имеется. Он будет реализован, в том числе с использованием структурных особенностей религиозного группирования, позволяющего мормонам
адаптироваться в изменяющемся социуме.
Наше мнение подтверждается высказыванием мормонского аналитика Дерека Руфуса, который считает, что «ЦИХСПД – Божественная организация, исповедующая принцип порядка и иерархии» [2, с. 132], а также то, что «в случае стран бывшего СССР очень
важно не переносить американские стандарты на наши условия» [2, с. 222].
С учетом изложенного, покажем организационную структуру Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, благодаря которой происходит функционирование Церкви
Мормонов.
36
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Структура Церкви определяется наличием в ней Пророка (Президента ЦИХСПД) –
главы религиозного группирования, от организационной деятельности которого (а также
его пророчеств) и происходит развитие организации и учения Церкви ИХСПД, а также его
советников, Двенадцати Апостолов и Кворума Семидесяти.
Согласно учению мормонов, «Церковью управляет Пророк, действующий под руководством Господа. Этот Пророк является одновременно и Президентом Церкви. За ним
закреплена вся власть, необходимая для руководства работой Господа на земле (см. У и З.
107:65, 91). Президенту помогают два советника.
Двенадцать Апостолов, особые свидетели Иисуса Христа, проповедуют Евангелие и
управляют делами Церкви по всему миру. Другие главные должностные лица Церкви, исполняющие особые обязанности, например, члены Председательствующего епископства и
Кворумов Семидесяти, служат под предводительством Первого Президентства и Двенадцати» [4, с. 106].
Собственно говоря, в этом вся структура Церкви Мормонов. Тогда за счет чего возникает гибкость и мобильность в управлении Церковью мормонов. В этой связи сделаем
несколько замечаний. В частности, ротация кадров, за исключением Пророка и его советников, происходит в низовых структурах управления, которая осуществляется на Генеральных Конференциях, проводимых Церковью мормонов два раза в год.
Именно на Генеральных Конференциях вырабатываются тактические и стратегические планы по развитию Церкви и еѐ адаптации в социуме [См. подробнее: 3, с. 589-591].
Особо остановимся на задачах, стоящих перед Пророком (в настоящее время Пророком
ЦИХСПД является Томас С. Монсон), который является безоговорочным авторитетом для
всех членов ЦИХСПД и в то же самое время имеет навыки хорошего администратора.
По мнению мормонов, согласно учению «Пророк – это человек, призванный Богом
быть Его представителем на Земле. Когда Пророк говорит от имени Бога, Бог будто бы
Сам говорит с нами (У. и З. 1:38). Пророк – это также особый свидетель Христа, который
свидетельствует о Его божественности и обучает людей Его Евангелию.
Пророк обучает истине и истолковывает слово Божье. Он получает для нашей пользы откровения и наставления от Бога. Он способен заглядывать в будущее и предсказывать
грядущие события, чтобы предупредить мир» [4, с. 41]. В качестве примера положительного пророчества, изложенного Пророком ЦИХСПД, было откровение в 1978 г. о том, что к
священству допускаются мужчины вне зависимости от расы или нации.
До этого откровения представители негроидной расы до священства не допускались, хотя и могли быть рядовыми верующими. По этому поводу С. Антоненко пишет, что
«многолетний запрет, утративший своѐ чисто духовное значение и превратившийся в свете
Движения за гражданские права в политический анахронизм, был снят в 1978 году на основании полученного пророком и Президентом Церкви Спенсером откровения.
Данный акт был принят как реализация одного из основополагающих принципов
мормонизма: каждый член Церкви мужского пола может стать священником, независимо
от расы или нации» [1, с. 114-115]. В целом, проанализировав пророчества, полученные
Пророком Церкви мормонов, можно прийти к выводу, что пророчества носят чисто прак-
37
тический характер, направленный на сохранение Церкви, еѐ развитие, а также способность
создания положительного имиджа в социуме.
В качестве ещѐ одного примера приведем пророчество, полученное Пророком Уилфордом Вудраффом в 90-х годах 19 столетия. Оно касалось ни много, ни мало, а устранения практики многоженства у мормонов, которая была со времени основателя Церкви
Джозефа Смита. Мормонская Церковь подверглась юридическим и экономическим санкциям со стороны правительства США за практику многоженства.
После чего Президент Вудрафф получил откровение от Господа, что практику многоженства в Церкви Мормонов нужно прекратить, о чем он выступил с заявлением 24 сентября 1890 года. С этого момента практике многоженства положен конец в мормонской
Церкви, и мормоны продолжили стабильно функционировать как в американском социуме, так и во всем мире.
Отметим, что существование Пророка, а также т.н. «открытого канона», позволяющего дополнять существующие доктринальные положения религиозного группирования,
имеются только у мормонов и ни у кого более из всего существующего христианского
спектра религиозных организаций, осуществляющих свою деятельность на постсоветском
пространстве, что и отличает мормонов от других христианских религиозных объединений.
Все руководящие и пророческие положения, исходящие от Пророка и Президента
ЦИХСПД, подлежат безоговорочному исполнению всем без исключения членам Церкви.
Кроме официально существующей структуры Церкви Мормонов, при каждой общине мормонов действуют организации, такие как «Общество молодых женщин», «Общество молодых мужчин» и другие, как вспомогательные структуры Церкви Мормонов, деятельность которых охватывает все слои общества.
В этой связи, нами отмечалось при исследовании роли вспомогательной структуры
«Общество молодых женщин» при мормонских общинах, что «в ходе эволюции мормонского учения, при общинах мормонов организована и действует не только такая структура,
как «Общество молодых женщин» деятельность, которой направлена на воспитание девочек в рамках учения мормонов; в общинах мормонов функционируют также следующие
вспомогательные организации, такие как «Общество милосердия», основной деятельностью которого можно характеризовать, как оказание помощи нуждающимся, в том числе
не обязательно членам общины мормонов; «Первоначальное общество» работает с детьми
обоего пола до 12-летнего возраста; «Общество молодых мужчин» в основе своей готовит
юношей для принятия священства и воспитывает, соответственно, стандартам мормонского учения. При мормонских общинах также функционируют Воскресные школы, деятельность которых направлена на углубленное восприятие учения мормонов» [7, с. 75-76].
Таким образом, благодаря хорошо разработанной системе управления в Церкви
Мормонов, а также существующих при общинах мормонов вспомогательных религиозных
структур, ими охватываются все слои социума. Мормоны добиваются весьма ощутимых и
значительных успехов в прозелитической деятельности вне зависимости от того, в каком
культурно-историческом социуме они работают.
Картина была бы не полной, если бы мы не отметили ещѐ одну особенность работы
мормонов, берущую своѐ начало с основателя мормонизма, первого Пророка Церкви Мор38
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
монов Джозефа Смита. Этой особенностью является организация миссионерской работы,
которая включает в себя основополагающее положение – каждый мормон юноша и девушка, достигшие совершеннолетия два года на постоянной основе в любой точке стран, где
разрешена деятельность мормонов, занимаются только миссионерской деятельностью.
Такой практики нет ни в одной христианской конфессии! Эта деятельность позволяет весьма активно привлекать новообращенных в мормонские общины. Мормонами разработаны миссионерские и языковые курсы для того, чтобы подготовить миссионеров, которые после их прохождения направляются в этом качестве по всему миру.
Юноши и девушки, посланные на миссию по распространению учения мормонов,
как правило, происходят из семей мормонов с глубокими религиозными традициями. Более того, юноши и девушки копят средства для осуществления своей миссионерской деятельности, что также отличает их от иных представителей христианского миссионерского
сообщества.
Руководство мормонов наставляет молодых миссионеров в том, что им нужно «понимание необходимости отслужить миссию; рассказывать об Отступничестве, Восстановлении и о значении Священных Писаний Церкви Святых последних дней; понимание, распознание Святого Духа и обучение с Его помощью; развитее качеств, присущих Христу;
мудрое распоряжение временем» [6, с. 5].
Таким образом, практика организации и работы мормонов по всему миру, а также
на территории постсоветского пространства свидетельствует о гибкости учения, умении
приспосабливаться в изменяющемся социуме.
Литература
1. Антоненко С.Г. Мормоны в России: Путь длиной в столетие. М.: ООО «Родина»,
2007. – 304 с.
2. Дерек Руфус. Перспективы и реальность, б/м, 2007. – 680 с.
3. История Церкви в устроение времени. Издано Церковью Иисуса Христа Святых
последних дней (на русск. яз.), 2003. – 781 с.
4. Основы Евангелия. Издано Церковью Иисуса Христа Святых последних дней,
Солт-Лейк-Сити, штат Юта, США (на русск. Яз.), 2009 г. – 319 с.
5. А.В. Павлов, В.Т. Галкин. Современная первобытность. Тюмень, ТОГИРРО,
1999. - 133 с.
6. Подготовка миссионеров. Пособие для учащихся. Курс религии 130. Издано
Церковью Иисуса Христа Святых последних дней, 2003. – 131 с.
7. С.В. Мосенина, Н.И. Пачежерцев. Роль «Общества молодых женщин» в структуре мормонских общин.//Бичуринские чтения: матер. Региональной НПК (с. Аромашево, 1
ноября 2013 года)/ под.ред. А.П. Яркова. Тюмень: Изд-во Тюменского ГУ, 2013. – 140 с., с.
75-78.
39
УДК 15
Е. Н. Гордиенко
E. N. Gordienko
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ
В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ
PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF SOCIAL CONTROL
IN GLOBALIZING SOCIETY
Тюменский государственный архитектурно-строительный университет
Аннотация: в данной статье рассматривается феномен социального контроля с
психологической точки зрения. Психологические особенности социального контроля
имеют свою специфику в зависимости от того, с какой стороны социального взаимодействия он представлен. Человек, как объект социального контроля, заинтересован в принятии
его обществом. Человек, как субъект социального контроля, наделен властью и представляет общественные нормы.
Annotation: This article examines the phenomenon of social control from a psychological point of view. Psychological features of social control have their specificity depending on
which side of the social interaction it is presented. Person as an object of social control is interested in making him public. Man as a subject of social control is vested with the authority and
social norms.
Ключевые слова: глобализация, социальный контроль, социальные нормы, социальные санкции, социальное взаимодействие, субъект.
Keywords: globalization, social control, social norms, social sanctions, social interaction,
subject.
Современному человеческому обществу, во всех аспектах его исторического развития, в настоящее время наиболее присуща тенденция к глобализации, характеризующаяся
глубокими изменениями во всей системе международных отношений. Глобализация представляет собой масштабное социально-экономическое и политическое явление, оказывающее чрезвычайно сильное влияние на все стороны жизнедеятельности и функционирования различных стран.
«Глобализация – процесс всемирной экономической, политической и культурной
интеграции и унификации. Основным следствием этого является мировое разделение труда, миграция в масштабах всей планеты капитала, человеческих и производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а
также сближение культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества» [3, с. 93].
Проявления глобализации, так или иначе, были присущи и проявлялись испокон веков, когда у человечества возникала необходимость свести различные информационные
40
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
потоки в единую систему, имеющую единые характеристики для сложных общественных
явлений.
Однако в современном мире, в связи с динамично развивающимися информационно-технологическими процессами, эта тенденция достигла своего апогея. Таким образом,
глобализация представляет собой направленность на объединение экономической составляющей различных стран, создание единой системы информационного, политического,
культурного и правового поля.
В рамках создания данного информационного мирового пространства возникает ряд
различных вопросов, связанных с процессами урегулирования и организации всеобщей
интеграции. Так, наряду с явлением глобализации целесообразно рассматривать явление
так называемого «социального контроля».
«Социальный контроль – механизм, с помощью которого общество и его подразделения (группы, организации) обеспечивают соблюдение системы ограничений (условий),
нарушение которых наносит ущерб функционированию социальной системы; органический элемент управления» [2, с. 305].
Социальный контроль выступает как механизм поддержания социального порядка,
урегулирования всех социальных процессов с точки зрения соответствия общепринятым
нормам и правилам. Процессы общественной глобализации невозможны без факторов социального контроля.
Общество в целом изначально контролирует своих членов, призывает к определенным формам и нормам поведения, мышления, организации индивидуальной жизнедеятельности. Образование же общей информационно-экономической системы требует участия и заинтересованности со стороны индивидов, как составляющих этой системы.
Структура социального контроля представлена через институциональную и неинституциональную формы [7, с. 54]. Институциональная форма социального контроля реализуется через деятельность различных социальных организаций и институтов, в том числе государственный аппарат. Неинституциональная форма социального контроля представляет собой контроль над поведением членов общества со стороны самого общества,
так называемого общественного мнения, общественного сознания.
Весьма интересны психологические особенности социального контроля как социально-психологического феномена. Целесообразно рассмотрение данного явления с точки
зрения социального взаимодействия, то есть субъект-субъектных отношений. Элементы
социального контроля, его механизмы воспринимаются членами общества зачастую в связи с тем, какую сторону они в рамках данного процесса занимают.
Рассмотрение социально-психологических особенностей социального контроля со
стороны индивидов, принимающих это воздействие, являющихся его объектами, имеет
свою специфику и закономерности.
Человек как личность формируется и развивается в обществе. Становление человека как высшего существа невозможно без участия других членов человеческого рода. Все
элементы нравственного сознания, морали, нормативных и правовых закономерностей индивид усваивает в процессе взаимодействия с членами данного общества.
41
Для обеспечения возможности адекватного и целесообразного нахождения индивида в обществе социальный контроль обеспечивается на всех уровнях при помощи социальных норм и социальных санкций.
Социальные нормы представляют собой законодательно закрепленные правила, образцы, шаблоны, призванные изначально регулировать социальное поведение человека с
точки зрения социального одобрения. Социальные нормы включают в себя социальные
обычаи, традиции, табу (запреты), привычки и нравы, моральные нормы и правовые. Таким образом, на всем пути индивидуального развития человек привыкает, так или иначе,
ориентироваться на социальную приемлемость своего поведения, целесообразность собственной деятельности и реакций.
Оценка действий происходит, исходя из общепринятых норм и правил, в связи с
чем для человека нормой становится то, что принято в данном обществе. Кроме того, регуляция поведения индивида в обществе осуществляется как через формальные (официальные), так и через неформальные (неофициальные) типы социального контроля, представляющие определенную градацию элементов социального функционирования.
Нарушение человеком общепринятых норм представляет собой социально неодобряемую форму поведения, что приводит к применению социальных санкций. Социальные
санкции представляют собой систему социальных поощрений или наказаний, призванных
стимулировать людей соблюдать социальные нормы [5, с. 203]. С помощью санкций общество предлагает индивиду получить либо определенное «вознаграждение» за соблюдение
общественных правил, либо «наказание» за нарушение общепринятых тенденций. Таким
образом, осуществляется регуляция поведения каждого члена общества.
Выбор индивида зависит от многих факторов: его приверженности социальному
окружению, уровня личностного и интеллектуального развития, самосознания. Зачастую
индивид соблюдает общепринятые правила, ориентируясь на возможность избежать наказания, страх нарушить определенные границы социального поведения и, тем самым, подвергнутся осуждению со стороны других членов общества.
Высшей же формой социального контроля можно назвать внутренний социальный
контроль как самостоятельную регуляцию человеком собственного поведения, самоконтроль, ориентирование не на социум, а на собственные ценности, волю, совесть. Достижение индивидом этой формы социального контроля и является целью социального контроля
в целом.
Вышеописанные процессы можно представить через такое психологическое понятие, как «интериоризация», представляющее собой переход от внешнего, формального
принятия какого-то факта к внутреннему, личностному. Изначально, в процессе развития
индивид не имеет представления о приемлемости или неприемлемости различного рода
действий, практическая же реализация их в обществе приводит его к пониманию существующих норм.
Поступающая информация перерабатывается индивидом и приводит к формированию собственных убеждений, принципов, правил и норм. Если сформированная система
убеждений вступает в противоречие с общепринятой и приводит к соответствующему поведению, личность признается девиантной и подвергается санкциям в виде наказаний.
42
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Интересным представляется анализ самого процесса функционирования социальных норм и санкций. Данные элементы социального контроля могли бы быть бессмысленны и нецелесообразны, если бы не сила их влияния на каждого конкретного члена общества. Стремление человека к соблюдению определенных социальных границ в качестве основы имеет базовую необходимость быть частью группы, принадлежать социуму, быть
одним из его членов.
Человек, как существо социальное, нуждается в чувстве принадлежности и соучастия по отношению к другим людям. Испокон веков одним из самых страшных и жестоких
наказаний для индивида служило изгнание из группы, общества других людей. Соблюдение определенных норм и правил служит человеку своего рода гарантией на принятие
группой. В связи с этим за нарушение социальных норм человека, так или иначе, изолируют от общества, либо посредством осуждения и порицания, либо объективным изгнанием.
Нарушение социальных границ со стороны индивида также всегда не случайно и
имеет определенные причины. Данное поведение может выступать как форма протеста
против общества или определенных групп, связанное с полным или частичным неудовлетворением человеком какой-либо потребности.
Интересной причиной нарушения социальных норм является желание индивида
выделиться из социума, показать свою индивидуальность и уникальность. Не имея способности или возможности выразить себя иначе, человек может прийти к решению привлечь внимание к собственной персоне через нарушение установленных порядков.
Идейная причина в качестве основы нарушения норм представляется наиболее качественной, являя собой действительные убеждения личности, противоположные общепринятым. Именно на основе идейных убеждений формируются наиболее опасные асоциальные личности, так как они руководствуются собственными взглядами и сложно поддаются влиянию.
Важным при анализе проблемы нарушения социальных норм является то, что человек, реализующий подобное поведение, в любом случае стремится найти единомышленников и организовать свою группу, с другими нормами и правилами. В таком случае, индивид уходит от одних ограничений (общепризнанных) и приходит к другим (вновь введенным), избавляя тем самым себя от ощущения изгнания из общества.
Одному индивиду, без поддержки других людей, достаточно сложно решиться на
нарушение социальных границ, особенно в глобальных вопросах. При этом важно отметить, что при обособлении одной группы от социума, возникает такое явление, как избегание ответственности.
При нарушении социальных норм группой лиц сложно найти ответственного за
принятые решения, в связи с чем в такой группе индивид чувствует себя в безопасности и
более склонен противопоставлять себя обществу. Именно поэтому в правовой системе
преступления, совершенные группой лиц, как правило, связаны с отягчающими обстоятельствами.
Интересен тот факт, что даже если речь не идет о правовых нарушениях, влекущих
законодательные санкции, неформальный социальный контроль имеет достаточно весомую силу воздействия на членов общества. Осуждение, порицание, игнорирование, на43
смешка, выговор как факторы данного типа социального контроля весьма болезненно воспринимаются индивидом.
Восприимчивость человека к этим факторам зависит от его личностных особенностей. Именно поэтому социальные санкции представлены в виде поощрений и наказаний.
Один из факторов может не иметь достаточной силы применительно к конкретному индивиду, но вероятность того, что один из двух окажет свое влияние, весьма высока.
Так, индивид может достаточно равнодушно относиться к предлагаемым поощрениям, однако, опасаясь негативных последствий, не решится преступать социальные границы. С другой стороны, индивид может легко воспринимать возможные карательные
санкции, но будет заинтересован в различного рода поощрениях.
Таким образом, индивид, как член общества, принимает на себя воздействие социального контроля с точки зрения влияния двух основных элементов.
С другой стороны, проблему социального контроля можно рассматривать с позиции
специализирующегося на контрольной деятельности аппарата, представленного государственными и общественными организациями. В данном случае различные органы, учреждения, объединения, осуществляющие социальный контроль являются своеобразным проводником общих социальных тенденций.
Среди видов государственного контроля можно выделить политический контроль,
административный контроль и судебный контроль. Политический контроль осуществляется органами и лицами, которые реализуют полномочия власти [6, с. 408]. Административный контроль осуществляется исполнительными органами всех ветвей власти. Судебный
контроль осуществляет все имеющиеся в обществе суды.
Так, с позиции общества социальный контроль реализуется через деятельность определенных организации, состоящих в свою очередь из конкретных индивидов, членов
данного общества.
Целесообразным представляется рассмотрение процесса социального контроля с
точки зрения человека, находящегося в этой системе и реализующего различные социальные механизмы и санкции. Данный процесс имеет свою специфику и особенности, связанные с интеграцией общественных идей, норм и правил с личностными особенностями конкретных людей.
Психология человека как представителя общественной организации имеет свои
особенности. В данном случае индивид является не просто членом общества, а его представителем, что формирует его образ и поведение, исходя из требований соответствующей
организации, и выделяет среди других членов общества.
Социальная роль обязывает личность соответствовать тому органу власти, который
она представляет. Человек, как индивидуальность, может проявлять себя в этой роли, но в
определенной мере, не нарушая границ общих требований и закономерностей поведения.
На индивида, как представителя общественного порядка, накладываются различные ограничения и формальности.
«Любая профессиональная роль в обществе, даже самая незначительная, предполагает специальный кодекс поведения... Приверженность этому кодексу, как правило, столь
же необходима для профессиональной карьеры, сколь и техническая компетентность, и
соответствующее образование» [1, с. 75].
44
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Кроме прямого давления, профессиональная среда оказывает на индивида еще и
косвенное, поскольку именно профессиональная роль обычно является доминирующей и
подчиняет себе все другие роли. Так, профессия и должность во многом определяют круг
знакомых, положение в обществе, уровень жизни, тип досуга, степень свободы в высказываниях, которую человек может себе позволить, степень респектабельности в частной
жизни и т.д. [7, с. 74].
Так, человек, как представитель органа контроля, вынужден функционировать в заранее заданных рамках, ответственность за соблюдение которых накладывается самой ролью.
В целом, по форме осуществления контроль подразделяется на общий и детальный,
или надзор. «Общим называется такой способ контроля, когда контролирующий субъект
ограничивается тем, что следит только за выполнением требования в целом.
Например, начальника интересует только конечный результат работы, и он не вникает в то, как именно, сам или с чьей-то помощью, каким методом, какими инструментами
подчиненный реализует его требование. В случае надзора субъект контроля следит за каждой мелочью, регламентируя ход выполнения работы, сроки, проверяя подчиненного на
каждом этапе.
Если надзор практикуется в масштабе государства, то это означает формирование
государства полицейского типа, которое контролирует не только поступки, но и образ
мыслей, и частную жизнь своих граждан. Оно создает тотальную систему слежки и взаимного доносительства с сетью осведомителей и платных агентов, специальной службой
сыска, заполнением личных досье на каждого члена общества, институтом цензуры» [4, с.
118].
Человек, представляющий систему общественного контроля, изначально находится
в ситуации повышенной социальной ответственности, связанной не только с личным соответствием социальным нормам и правилам, но и с обеспечением соблюдения этих норм со
стороны других граждан.
Психологическая составляющая индивида в рамках осуществления социального
контроля формируется и закрепляется на основе осознания власти, которую он представляет. Реализация же этой власти может приводить к переносу государственной, общественной значимости на собственную личность. Личность, официально призывающая других
членов группы к соблюдению норм и имеющая право на социальные санкции, в общественной иерархии негласно стоит выше других.
В идеальном представлении субъект социального контроля не должен связывать
общественную власть с собственными личностными характеристиками. Если же личностные особенности дополняют или усугубляют социальный контроль, ситуация социального
управления может приобретать характер диктатуры и подавления.
В целом, социальный контроль должен быть реализован с учетом так называемой
«золотой середины»: демонстрация и проведение социальных норм в достаточной степени
доминирования для успешной их реализации, но без перехода в позицию жесткого подчинения.
45
Если авторитет социального контроля представлен слабо, высока вероятность повышения тенденции к нарушению социальных границ. Преобладание же автократического
стиля реализации социального контроля может также привести к ситуации неподчинения,
в связи с протестом против диктатуры.
Таким образом, эффективность социального контроля напрямую зависит от соблюдения границ между свободой выбора членов общества и их ответственностью за этот выбор. Также социальный контроль не должен достигаться силой принуждения, наиболее целесообразными механизмами установления социального порядка являются общие для всех
членов общества ценности, стабильность различных социальных групп и развитое самосознание индивидов.
В рамках изучения тенденции к глобализации, необходимо отметить, что создание
единой, масштабной системы общественных устройств возможно через развитие самосознания каждого члена общества. Чем выше самоконтроль у индивидов, тем меньше этому
обществу приходиться прибегать к внешнему контролю. Соответственно, чем меньше
управление над собственным поведением у членов общества, тем чаще приходится вступать в процесс институтам социального контроля, в частности, судам, армии, государству.
«Чем слабее самоконтроль, тем жестче должен быть внешний контроль. Однако жесткий внешний контроль сдерживает развитие самосознания и волеизъявления, приглушает внутренние волевые усилия. Часто диктатура устанавливалась якобы во благо гражданам, с целью навести порядок. Но привыкшие подчиняться принудительному контролю
граждане не развивали внутренний контроль. Они деградировали как социальные существа, способные брать на себя ответственность и вести себя в соответствии с рациональными
нормами» [5, с. 401].
Выводы:
1. Социальный контроль выступает как механизм поддержания социального порядка, урегулирование всех социальных процессов с точки зрения соответствия общепринятым нормам и правилам. Процессы общественной глобализации невозможны без факторов
социального контроля. Общество в целом изначально контролирует своих членов, призывает к определенным формам и нормам поведения, мышления, организации индивидуальной жизнедеятельности. Образование же общей информационно-экономической системы
требует участия и заинтересованности со стороны индивидов, как составляющих этой системы.
2. Человек как личность формируется и развивается в обществе. Становление человека как высшего существа невозможно без участия других членов человеческого рода.
Все элементы нравственного сознания, морали, нормативных и правовых закономерностей
индивид усваивает в процессе взаимодействия с членами данного общества. Для обеспечения возможности адекватного и целесообразного нахождения индивида в обществе социальный контроль обеспечивается на всех уровнях при помощи социальных норм и социальных санкций.
3. Стремление человека к соблюдению определенных социальных границ в качестве основы имеет базовую необходимость быть частью группы, принадлежать социуму,
быть одним из его членов. Соблюдение определенных норм и правил служит человеку
своего рода гарантией на принятие группой. Нарушение социальных границ со стороны
46
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
индивида также всегда не случайно и имеет определенные причины. Данное поведение
может выступать как форма протеста против общества, желание индивида выделиться из
социума, показать свою индивидуальность и уникальность, идейные убеждения.
4. Психология человека как представителя общественной организации имеет свои
особенности. В данном случае индивид является не просто членом общества, а его представителем, что формирует его образ и поведение, исходя из требований соответствующей
организации, и выделяет среди других членов общества. Реализация власти может приводить к переносу государственной, общественной значимости на собственную личность.
5. Эффективность социального контроля напрямую зависит от соблюдения границ
между свободой выбора членов общества и их ответственностью за этот выбор. Также социальный контроль не должен достигаться силой принуждения, наиболее целесообразными механизмами установления социального порядка являются общие для всех членов общества ценности, стабильность различных социальных групп и развитое самосознание индивидов.
Литература
1. Бергер П.Л. Приглашение в социологию: Гуманистическая перспектива М., 1996
– 168 с.
2. Большой энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. Т.2. М.: Советская энциклопедия, 2002. – 768 с.
3. Иванов В.Н. Основы социального управления. — М.: Высш. шк. , 2001. – 271 с.
4. Касьянов В.В., Нечипуренко В.Н. Социология права. Ростов н/Д: Феникс, 2001. –
480 с.
5. Кравченко А.И., Анурин В.Ф. Социология: Учебник для вузов. - СПб.: Питер,
2003. – 432 с.
6. Парсонс Т. О социальных системах. М.: Академический проект. 2002. -832 с.
7. Шиняева О.В., Гоношилина И.Г., Зосименко И.А. Социология. Ульяновск: УлГТУ, 2011. – 184 с.
47
УДК 342
М. Ю. Мангилева
M. Y. Mangileva
ГОСУДАРСТВЕННОЕ И МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ:
ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
STATE AND MUNICIPAL GOVERNMENT:
PROBLEMS FUNCTIONING
Управление судебного департамента в Тюменской области
Аннотация: в статье рассматриваются проблемы функционирования государственного и муниципального управления в Российской Федерации. Предлагаются пути решения
существующих проблем. Показана актуальность и практическая значимость модернизации
данного вида управления в современном обществе.
Annotation: in this article examine problems functioning state and municipal government. Propose ways decision exist problems. Show of present interest and practical mean modernization given variety government in contemporary society.
Ключевые слова: государственное управление, муниципальное управление, государственная власть, местное самоуправление, функционирование, взаимодействие.
Key words: state government, municipal government, state power, local authorities, functioning, interaction.
Общественные преобразования, произошедшие в России за последние годы обострили интерес к осмыслению природы государства, его институтов и способов управления.
Актуальность этих вопросов приобретает особую значимость в условиях переходного периода, когда ещѐ окончательно не сформирован механизм реализации государством своих функций, не отработана схема взаимодействия между обществом и властными
институтами, отсутствует реальная основа для консолидации политических партий и движений.
Управление является важнейшим условием обеспечения жизнедеятельности общества. Особым типом управления является социальное управление, которое представляет
собой воздействие одних людей на других с помощью средств социального воздействия в
целях упорядочения социально значимых процессов, обеспечения устойчивости и развития
социальных систем.
Определяющим характер этого управления является его субъект – государство, а
основным инструментом воздействия при этом будет являться его властная сила.
Природа публичной власти предполагает для Российской Федерации наличие как
минимум двух уровней ее реализации – государственный и местный. Поэтому на сегодняшний день актуальное значение приобретают проблемы функционирования государственного и муниципального управления, а так же осмысление теоретических и правовых
аспектов их взаимодействия и дальнейшего развития.
48
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Государство – это сложная система, имеющая в своем составе социальноэкономические и территориально-государственные формирования (субъекты Федерации),
в пределах которых существует более мелкие организационные образования (районы, города). Государство воплощает в себе интеграцию интересов, норм и потребностей граждан
и социальных групп, обусловленных проживанием на определенной территории [1, с. 37].
В широком смысле, государственное управление, как разновидность социального
управления, является одним из способов реализации государственной власти и представляет собой деятельность государственных органов всех ветвей государственной власти и
их должностных лиц, направленную на практическое, организующее и регулирующее воздействие государства на жизнедеятельность общества с целью упорядочения общественных отношений.
Государственное управление как форма реализации прерогатив государства его органами и должностными лицами в общей системе социального публичного управления является основной сферой действия и применения норм административного права.
В узком организационном, административно-правовом смысле под государственным управлением понимают лишь один специфический вид государственной деятельности, связанной с реализацией исполнительной государственной власти как одной из ветвей
государственной власти, которая осуществляется системой специальных государственных
органов исполнительной власти или органов государственного управления [2, с. 18].
Важными чертами государственного управления является его распространенность
на все общество и системный характер действия. Государственное управление обладает
практически организующим характером государственной деятельности, заключающимся в
организации практического исполнения общих предписаний и норм действующего законодательства.
Государственное управление носит исполнительно-распорядительный характер и
отражает особенности исполнительной деятельности органов государственного управления и их должностных лиц по практической реализации общих требований и предписаний
законов и актов президентской власти.
Для государственного управления характерно то, что исполнительная деятельность
является его основным назначением и составляет важную сторону характеристики содержания этого вида управления, которое ограниченно связано с осуществлением непосредственного руководства экономикой, социально-культур-ным и административнополитическим строительством [3, с. 31].
Неотъемлемым звеном системы государственного управления является муниципальное управление, служащее инструментом организации местного самоуправления, которое, в свою очередь, призвано обеспечивать своим существованием условия для более
эффективного функционирования органов государственной власти.
Муниципальное управление составляет общегосударственную систему управления
и выступает в виде местного самоуправления, действующего в качестве публичной власти,
наиболее приближенной к населению и обеспечивающий защиту интересов граждан, основанных на совместном проживании на определенной территории с учетом исторических и
иных местных традиций.
49
Местное самоуправление представляет собой важный элемент всей системы управления в государстве, во многом определяющий всю государственную структуру. Федеральным законом от 6 октября 2003 г. №131 – ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» гарантируется принцип осуществления
местного самоуправления на всей территории Российской Федерации в поселениях, муниципальных районах, городских округах и внутригородских территориях городов федерального значения.
Следовательно, это означает, что практически вся территория субъекта Российской
Федерации должна быть разграничена между муниципальными образованиями, в которых
функционирует муниципальное управление.
Российский и зарубежный опыт показывают, что деятельность системы государственной власти и управления может быть эффективной лишь при условии, что она основывается на жизнеспособной структуре местного самоуправления [4, с. 53]. Ведь почти все
государственные решения, касающиеся интересов граждан, так или иначе проходят через
местные органы, реализуются в жизнедеятельности местных сообществ.
Местное самоуправление наиболее приближено к гражданам и решает их повседневные и неотложные задачи, укрепляет основы народовластия, создавая необходимые
условия для жизнедеятельности местных сообществ, стабилизирует политическую систему
в целом, выступая в качестве важного механизма обеспечения единства страны и целостности государства.
Успешное функционирование государственного и муниципального управления позволяет решать важнейшие общественно-государственные задачи. Органы государственного управления и органы местного самоуправления как элементы единой системы социального управления и публичной власти обеспечивают жизнедеятельность общества как
единого целого механизма.
Чем больше государство, тем труднее ограничиться централизованным государственным управлением, тем с большей необходимостью элементы муниципального управления включаются в функционирование общего государственного управления [5, с. 28].
Государственное управление подразумевает не только управляющее воздействие,
но и организационное сотрудничество государства и его субъектов с местным самоуправлением, обеспечивающее целенаправленное и эффективное функционирование муниципальных образований.
Конституция Российской Федерации закрепила организационную обособленность
местного самоуправления от органов государственной власти, но на практике эффективное
управление во всех сферах жизни общества невозможно без четко отлаженного механизма
их взаимодействия.
К закономерностям государственного и муниципального управления в Российской
Федерации относятся: единство методов и основных функций социального управления на
всех уровнях государственного и муниципального управления; единство общих и частных
функций государственного и муниципального управления и образуемых на основе их реализации процессов управления; оптимальное соотношение централизации и децентрализации полномочий органов государственной власти и муниципального управления [6, с. 41].
50
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Разграничение органов местного самоуправления с системой органов государственной власти порождает основную проблему: как обеспечить единство системы управления
государственными и общественными делами, как сохранить необходимую централизацию
государственной власти и управления, обеспечив оптимальную демократическую децентрализацию.
Выведение органов местного самоуправления из системы государственной власти
не означает, что они исключатся из системы общегосударственного управления. Местное
самоуправление является первичным уровнем публичной власти и системы управления в
стране, наиболее приближенной к населению.
Местное самоуправление – это фактический институт управления местным сообществом, учрежденный государством, но действующий самостоятельно от государственных
организаций в пределах установленных полномочий. Как первичный уровень самоорганизации населения и публичной власти местное самоуправление – база формирования целей
государственного управления.
Местное самоуправление – не только сфера непосредственного или через своих
представителей участия населения в управлении местными делами и государством, но
также и сфера конечной реализации государственных решений и проявления их эффективности.
Характерной чертой современного этапа развития Российской Федерации является
повышение эффективности и результативности функционирования государственного и
муниципального управления, поиск оптимальных путей сочетания централизации и децентрализации системы управления, разграничения предметов ведения и полномочий центра,
регионов и муниципалитетов [7, с. 29].
Государственное и муниципальное управления различаются осуществлением на
разных уровнях организации власти, целями, задачами, субъектами и объектами управления, реализуемыми функциями, полномочиями, управленческими технологиями и процедурами. В рамках государственного управления реализуются функции управления в различных сферах общественной жизнедеятельности: политической, экономической, социальной.
Государственное управление в широком смысле характеризует всю деятельность
государства по организующему воздействию со стороны специальных субъектов права на
общественные отношения, то есть государственное управление осуществляет практическую деятельность органов государственной власти в масштабах всего общества.
Муниципальное управление имеет свойства более узкого уровня. Его управленческое воздействие опирается на права, обязанности и ответственность органов власти местного самоуправления и локализуется в пределах местного сообщества, то есть распространяется на население, проживающее на территории определѐнного муниципального образования.
Муниципальное управление осуществляет функции управления по решению вопросов местного значения, исходя из локальных интересов населения, его исторических, национальных и иных особенностей и традиций, реализуя закреплѐнные государственным
правом полномочия.
51
Государственное управление подразумевает не только управляющее воздействие,
но и организационное сотрудничество государства и его субъектов с местным самоуправлением, обеспечивающее целенаправленное и эффективное функционирование муниципальных образований. Проблемы взаимодействия местного самоуправления с органами
государственной власти имели место на всех этапах развития местного самоуправления в
стране.
В становлении и развитии местного самоуправления большую роль играют органы
государственной власти субъектов Российской Федерации. Их взаимодействие с органами
местного самоуправления в значительной степени определяет эффективность осуществления региональной политики – решения экономических, политических и социальных проблем развития муниципального образования и субъекта в целом.
Такое взаимодействие обеспечивает результативность муниципальной политики,
способствуя через решение вопросов местного значения реализации государственных задач, таких как укрепление основ народовластия, создание условий для обеспечения жизненных интересов населения, проведение мероприятий по социальной защите населения и
стабилизации политической системы [8, с. 35].
Для успешного и эффективного функционирования государственного и муниципального управления необходимо законодательно закрепить принципы и порядок взаимодействия территориальных структур федеральных органов государственной власти с органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Функционирование государственного и муниципального управления напрямую зависит от эффективности законодательного регулирования.
В настоящее время главной проблемой функционирования государственного и муниципального управления в Российской Федерации является отсутствие целостной системы государственного территориального управления, отсутствие четкого разграничения
полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, внутренняя несогласованность и несистемность федерального и регионального законодательства, неопределенность полномочий и предметов ведения всех уровней публичной власти, отсутствие во многих муниципалитетах экономической базы для выполнения
полномочий, недостаточная квалификация управленческих кадров и коррупция.
На сегодняшний день существует множество законодательных пробелов, которые
существенным образом сказываются на функционировании государственного и муниципального управления.
Вместе с тем с учетом централистских тенденций правильным будет вести речь пока о переходе от методов администрирования – «управления по вертикали» к методам координационного сотрудничества всех участников территориального развития.
Важным методом воздействия государства на местные образования должно оставаться законодательное регулирование, где вмешательство государственных органов в
сферу местного самоуправления должно быть минимальным.
Главным критерием законодательного регулирования является Конституция Российской Федерации, закрепляющая самостоятельность местного самоуправления, но вместе с тем регулирующая правоотношения, касающиеся муниципалитетов [9, с. 113].
52
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Законодательство о местном самоуправлении динамично меняется, и не выработано
единого подхода в определении статуса муниципальных образований.
Муниципальное управление будет эффективным только тогда, когда государство не
только законодательно оформит функции местного самоуправления, но и создаст условия
для самостоятельного формирования и функционирования муниципалитетов, гарантирует
им автономный статус и исключит как включение местного самоуправления в государственно-управленческую систему, так и возможное смешение государственных и муниципальных функций.
Специалисты в области местного самоуправления неоднократно отмечали необходимость совершенствования законодательства в сфере местного самоуправления, обращая
внимание на неполноту, несогласованность и непоследовательность законодательного регулирования местного самоуправления, отсутствие четкого разграничения государственных и местных полномочий, необеспеченность государственных и судебных гарантий местного самоуправления.
В конституционной доктрине учредительные акты (уставы) субъектов Российской
Федерации и муниципальных образований считаются актами, регламентирующими принципиальные вопросы устройства региональной и муниципальной власти в конкретных
территориях.
На деле федеральный законодатель унифицировал и детально регламентировал устройство всех уровней публичной власти, оставив для решения в указанных «учредительных» актах лишь второстепенные вопросы, что ставит под сомнение саму конституционную модель децентрализации власти в России [10, с. 63].
Проблемы функционирования государственного и муниципального управления одни из самых острых проблем современного политического развития страны. Вопрос реформирования отношений между государственной и муниципальными властями занимает
особое место, так как в нѐм отражаются основы, логика и смысл государственного устройства страны.
Для эффективного государственного и муниципального управления необходимо
четкое разграничение полномочий между всеми органами государственной власти, развитие различных форм взаимодействия между государственными органами и органами местного самоуправления, содействие их согласованному функционированию в решении вопросов обеспечения жизнедеятельности населения и социально-экономического развития.
Так же должны быть выявлены и устранены противоречия между региональным законодательством, определяющим статус органов государственной власти субъектов Федерации, Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством, а так же
противоречия в самом федеральном законодательстве, правовые коллизии в законодательстве субъектов Федерации, определяющие статус органов государственной власти.
Воздействие государства на местное самоуправление не остаѐтся односторонним,
поскольку эти два уровня публичной власти не являются субъектом и объектом отношений, они являются субъектами взаимоотношений, и осуществляют совместное взаимодействие и сотрудничество в различных сферах.
53
Однако в системе рассматриваемого взаимодействия государству принадлежит ведущая роль, поскольку оно законодательно определяет наличие, статус и место местного
самоуправления в системе публичной власти, может наделять органы местного самоуправления отдельными государственными полномочиями [11, с. 71].
В итоге можно прийти к выводу, что совершенствованию функционирования современного государственного и муниципального управления будут способствовать совершенствование правового регулирования взаимодействия органов государственной власти и
органов местного самоуправления, модернизация концептуальных принципов взаимоотношений органов государственной власти Российской Федерации, субъектов РФ и органов
местного самоуправления.
Повышению эффективности функционирования государственного и муниципального управления будут так же способствовать повышение качества социальной связи общества и государства, народного самоуправления, договорных отношений между центральной и местной властью, гласность, публичность, понятность и предсказуемость государственного и муниципального управления.
Эффективность и результативность функционирования государственного и муниципального управления так же во многом зависит от профессионализма и управленческой
подготовки государственных и муниципальных служащих, повышения ответственности и
улучшения системы контроля в управленческой деятельности.
Для эффективного функционирования государственного и муниципального управления в современных условиях динамично меняющегося общества необходима разработка
и реализация новых способов, структур, методов и технологий управления, совершенствования действующего законодательства, устранения в нѐм правовых коллизий и пробелов,
усовершенствование кадровой политики и подготовки государственных и муниципальных
служащих, поиск новых подходов и идей, эффективных механизмов и технологий управленческой деятельности.
Литература
1. Бучинский В.В., Сафонов В.Е. Особенности конституционно-правого регулирования разграничения федерального и регионального законодательства в регламентации вопросов организации местного самоуправления//Государственная власть и местное самоуправление. 2013. № 2. С. 37-40.
2. Гусенбеков И.И. Некоторые аспекты взаимодействия органов местного самоуправления с органами государственной власти субъектов РФ//Журнал российского права.
2013. № 6. С. 18-22.
3. Ковешников Е.М. Государство и местное самоуправление в России: теоретикоправовые основы взаимодействия//Конституционное и муниципальное право. 2013. №1. С.
31-35.
4. Кокотов А.Н. Местное самоуправление в системе государственных и общественных отношений//Государственная власть и местное самоуправление. 2013. № 5. С. 53-57.
5. Колосов Н.В. Государственно-правовая политика субъектов РФ в области местного самоуправления: современное состояние и некоторые направления дальнейшего осуществления//Конституционное и муниципальное право. 2012. № 9. С. 28-32.
54
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
6. Кочетова Н.М. Соотношение государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации//Государственная власть и местное самоуправление. 2013. №
1. С. 41-43.
7. Мокрый В.С. Местное самоуправление: пути становления и развития//Журнал
российского права. 2012. №10. С. 29-33.
8. Пешин Н.Л. Государственная власть и местное самоуправление в России: проблемы развития конституционно-правовой модели//Журнал российского права. 2012. № 8.
С. 35-39.
9. Сергеев А.А. Децентрализация публичной власти как конституционное условие
ее демократического устройства//Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве (конституционно-правовые вопросы): материалы международной научной конференции. М., 2012. С. 113-118.
10. Таболин В.В. Взаимоотношения органов государственной власти Российской
Федерации и органов местного самоуправления//Конституционное и муниципальное право. 2009. № 3. С. 63-67.
11. Тимофеев Н.С. Местное самоуправление в системе государственных и общественных отношений//Юрист. 2013. № 3. С. 71-75.
УДК 351.9
Н. И. Скок
N. I. Skok
ПРАКТИКА ОЦЕНКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
PRACTICE OF EVALUATION OF STATE MANAGEMENT
Тюменский государственный нефтегазовый университет
Аннотация: в статье обозначены факторы, детерминирующие эффективность государственного управления. Представлены основные интегральные международные индексы
оценки качества государственного управления. Указаны причины трудностей использования этих индексов в РФ.
Annotation: The authors defined the factors, which are determined the efficiency of state
management. The main international integral indexes of evaluation of the state management efficiency are described. The reasons of employment difficulties such indexes in regions of Russia
are denoted in the article.
Ключевые слова: качество, эффективность, качество жизни, глобализация, результативность, индексы.
Keywords: quality, efficiency, quality of life, globalization, productivity, indexes.
55
Как известно, любая оценка является методикой контрольной функции управленческой деятельности. Государственное управление, имея свои специфические черты в
проявлениях всех структурных элементов системы социального управления, требует разработки, апробации и применения особых подходов к осуществлению контроля и оценки
его качества.
Применительно к государственному управлению качество управления следует рассматривать как результат адекватности принципов, методов, средств и проявлений управленческой деятельности на уровне государства и региона.
Учитывая, что стратегической целью государственного управления является создание для всех граждан РФ таких условий, при которых ими будут реализованы все возможности и способности для достижения максимально высокого качества жизни, то качество
государственного управления будет оценено высокой оценкой при условии улучшения показателей качества жизни подавляющего большинства граждан.
При этом следует иметь в виду, что не только рост показателей качества жизни
граждан определяет высокую оценку качества управления, т.е. его высокую общую эффективность, но и уровень тех затрат, которые несет государство для достижения этого качества.
В свою очередь эффективность (качество) государственного управления находится
под влиянием ряда факторов, действующих как в рамках системы государственного
управления, так и опосредованно связанных с ней.
Среди внутренних детерминант, определяющих качество государственного управления, имеют значение:
 профессионализм чиновников;
 состояние системы менеджмента и администрирования;
 достаточность материально-технических и финансовых ресурсов.
Среди внешних детерминант определяющую роль играет влияние следующих факторов:
 политическая ситуация в стране и положение государства на международной
арене;
 состояние экологии;
 культура и традиции;
 устойчивость транснациональных экономических связей.
Как известно, в социологии при оценке качества жизни учитывается ряд критериев:
уровень жизни населения, обеспеченность населения объектами и услугами социальной
инфраструктуры, удовлетворенность граждан условиями жизнедеятельности во всех сферах (труд, быт, досуг).
Учитывая, что ряд критериев не может быть объективно оценен и конкретизирован,
международным сообществом (ООН) были разработаны и внедрены интегральные показатели, позволяющие оценить качество (общую эффективность) государственного управления.
Среди них наибольшее распространение получили: ИРЧП – индекс развития человеческого потенциала; показатель GRICS; индекс восприятия коррупции (ИВК); индекс
экономической свободы (ИЭС); показатели WBES и BEEPS и другие.
56
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Большинство указанных индексов на сегодняшний день демонстрируют недостаточный уровень эффективности государственного управления в России. Наиболее слабыми
местами в российской системе управления считаются: плохой контроль коррупции, низкая
приверженность представителей власти и граждан исполнению законов, недостаточное
качество и низкая доступность государственных услуг, неблагоприятный инвестиционный
климат: «непрозрачность» деятельности государства [1].
Показатели международных индексов имеют несомненное значение для выявления
проблемных зон в системе государственного управления РФ, тем более, что оно осуществляется в условиях углубляющейся глобализации всех социальных, политических, экологических и экономических процессов, что, как известно, приводит как к положительным, так
и негативным последствиям, проявляющимся в общественной жизни.
В частности, в качестве несомненных позитивных последствий следует указать:
расширение потребительского репертуара, стремление к повышению образовательного
уровня, личностному развитию, расширение коммуникативных связей, интернационализация культурных норм, традиций и другие.
Отрицательное влияние глобализации на уровне общества наиболее ярко проявляется в безграничном распространении асоциальных явлений (наркомания, насилие, алкоголизм, агрессия, национализм, экстремизм, коррупция).
Последствия глобализации оказывают определенное влияние не только на качество
жизни граждан конкретной страны, но и предъявляют определенные требования к качеству государственного управления, являясь одновременно его детерминантами. Кроме того,
общеизвестно, что все страны, подвергаемые оценке, находятся на разных стадиях общественного развития.
Таким образом, вполне естественным является тот факт, что показатели международных индексов, характеризующих эффективность государственного управления, большинством российских чиновников слабо принимаются во внимание.
Данное обстоятельство заставило разработать собственную Российскую систему
показателей оценки эффективности и результативности деятельности органов власти.
Впервые эти показатели были представлены в материалах Административной реформы
[2].
В настоящее время в России выделяют следующие механизмы мониторинга работы
органов государственной власти [3, с. 59]:
 мониторинги оценки эффективности реализации программ и стратегий;
 отраслевой принцип;
 ежегодная оценка по бюджету;
 оценка эффективности на уровне конкретных органов управления.
Учитывая, что программно-целевой принцип работы является в настоящее время
приоритетным при решении наиболее значимых социальных проблем, то отчетность по
ним лежит в основе оценки эффективности деятельности государственной власти.
Оценка эффективности на уровне субъекта РФ основывается на: сопоставлении заявленных целей и полученных результатов; оценке удовлетворенности населения качеством государственных услуг; анализе бюджетных отношений.
57
Такой анализ позволяет сформировать комплексную оценку работы исполнительных органов власти, характеризующую состояние конечных показателей общественнозначимого результата, а именно удовлетворение потребностей населения.
К новым инструментам оценки эффективности государственного управления можно
отнести состояние прозрачности закупок, обратной связи, развитость гражданского общества, рейтинги информационных ресурсов, учреждений образования, здравоохранения,
развитие физкультуры и спорта.
Указанные показатели лежат в основе составления рейтинга конкурентоспособности регионов.
Динамичное развитие российского общества и высокий уровень международной
мобильности требуют обновления требований к деятельности государственных органов
власти.
Указанное обстоятельство заставляет постоянно изменять набор критериев к оценке
качества государственного управления на разных его уровнях для активного использования их в практике.
Литература
1. http://www.uhlib.ru/yurisprudencija/gosudarstvennoe_i_municipalnoe_upravlenie_kon
spekt_lekcii/p9.php
2. http://www.fas.gov.ru/legislative-acts/legislative-acts_50334.html
3. Мониторинг государственных и муниципальных услуг в регионе как стратегический инструмент повышения качества регионального управления: опыт, проблемы, рекомендации/С.И. Неделько, А.В. Осташков, С.В. Матюкин и др. Под общ. ред. В.В. Маркина,
А. В. Осташкова. – Москва, 2008. – 321 с.
УДК 323.2
В. О. Терехов
V. O. Terehov
ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
И НАСЕЛЕНИЯ
PROBLEMS OF INTERACTION BETWEEN STATE AUTHORITIES
AND THE POPULATION
ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
Аннотация: данная работа затрагивает проблемы взаимодействия органов власти и
населения, вследствие которых, формируются условия жизни граждан и их отношение к
представителям власти, что непосредственно сказывается на политической, социальной и
экономической обстановке в стране.
58
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Annotation: This work addresses the issues of interaction between authorities and population, which is formed of the living conditions of citizens and their relationship to the authorities
that directly affects the political, social and economic situation in the country.
Ключевые слова: коррупция, казнокрадство, некомпетентность, взяточничество,
госслужащие, госорганы, власть, государственная полиция, референдум, голосование, согласие в обществе, политическое участие, прямая демократия.
Keywords: corruption, embezzlement, incompetence, corruption, government officials,
state agencies, authorities, state police, referendum, voting, consent in the society, political participation, direct democracy.
Актуальность данной темы заключается в том, что эффективное взаимодействие органов государственной власти и населения является основой для создания благоприятных
отношений, в том числе и экономических, на которых строится успешное развитие государства в целом и каждого предприятия, каждого человека в частности.
В данной статье, под взаимодействием понимается выявление правонарушений госслужащих, политическая свобода и порядок в государстве, как факторов, влияющих на
взаимоотношения между гражданами и государством.
Цель работы – представить возможные способы решения проблем, влияющих на
политические настроения граждан и повышения уровня доверия к государству со стороны
населения.
Важно отметить, что основа благополучия государства зависит от трѐх факторов:
экономического, социального, политического. В свете взаимодействия между государством и обществом, это экономическая, социальная и политическая удовлетворѐнность населения. Последняя не менее важна, чем первые две, так как является синтезом показателей
удовлетворѐнности населения деятельностью власти в экономической, социальной и государственной сферах.
Если хотя бы один из этих факторов (или преобладающее число его элементов), не
удовлетворяет потребности общества, произойдѐт рост протестной активности населения,
которая может выражаться в массовых волнениях, митингах и демонстрациях, которые
могут в перспективе перерасти в массовые беспорядки.
Их не стоит допускать, как показывает пример беспорядков на Украине, приведших
к расколу страны и к экономическому, социальному и политическому краху. Хотя в некоторых государствах, компетентные органы могут специально ждать или «доводить» мирные митинги до совершения правонарушений, чтобы в соответствии с законом арестовать
правонарушителей и тем самым «умерить пыл» митингующих (акция «захвати Уоллстрит» в США, события 2011 года в Великобритании) [см. 2].
Для того чтобы рассмотреть выбранную тему системно, автору статьи представляется возможным разделить еѐ на два тематических блока-проблемы.
1) Проблемы правонарушений и компетентности госслужащих.
2) Общие политические проблемы.
Рассмотрим первый проблемный блок, касающийся нарушений в системе государственного управления и компетентности госслужащих.
59
Не будем пользоваться иностранным словом «коррупция», поскольку его смысл не
отражает всю широту проблемы. Вместо него будем употреблять, сразу несколько понятий, «взяточничество», «казнокрадство» и «некомпетентность госслужащих». Это позволяет чѐтко разграничить действия, потому что зачастую их совершают разные люди.
Следует отметить, что такие категории, как «взяточники» и «некомпетентные» это
чаще всего госслужащие низшего и среднего звена, «казнокрады» – госслужащие среднего
и высшего звена.
Такое разделение логично, потому что служащие низшего звена занимаются оперативной деятельностью, что предполагает частое общение с населением, и соответственно
появляется частая возможность небольшой взятки и проявления некомпетентности, отражающиеся на массах населения.
Служащие среднего звена занимаются тактической деятельностью, общение с массами населения сменяется на единичное общение, появляется возможность редких, но
крупных взяток, некомпетентность влияет на массы служащих, так же появляется возможность небольшого казнокрадства, поскольку в распоряжении имеются ресурсы.
Служащие высшего звена имеют большие возможности к крупному казнокрадству,
чем кто-либо. Взятки для них незначительны, и соответственно неприемлемы, чтобы дослужиться до такого уровня, надо обладать компетентными знаниями и умениями, хотя
всегда есть исключения [3].
После чѐткого обозначения проблем и их описания, представляется возможным
приступить к поиску путей их решения.
Итак, борьба с некомпетентностью, бездействием и произволом, казнокрадством и
взяточничеством госслужащих. Для этой цели государству целесообразно создать единый
контрольно-карательный орган, который занимался бы исключительно борьбой против недобросовестных госслужащих, своеобразная государственная полиция, с функциями и
полномочиями проверки, профилактики, и наказания. Она может включать два отдела,
один занимается работой с заявлениями от населения или других служащих, второй отдел
самостоятельно ищет преступников.
Что сейчас делать человеку, если, например, против него было совершено преступление, а в полиции были, но по какой-то причине пропали улики, или вообще отказываются возбуждать дело; если чиновник просит взятку, за успешное существование твоего бизнеса или быстрое решение проблем; госслужащему, если у него есть подозрения в воровстве его начальника.
Идти в службы собственной безопасности, где сидят «свои люди», или в полицию,
сотрудники которой порой боятся ответить неадекватному человеку, который заявляет, что
у него «связи» и он кого-то там знает, или, когда полиция или чиновник бездействуют.
При таких обстоятельствах, чиновники и большинство сотрудников полиции просто боятся начинать дела против чиновников, или своих полковников. ФСБ может решать подобные проблемы, как показал случай с мэром Махачкалы, но это не их профиль.
Все это свидетельствует о необходимости создать единый государственный орган,
государственную полицию, занимающуюся исключительно поиском и наказанием казнокрадов, взяточников, бездействующих, и самодурствующих госслужащих. Введение тако-
60
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
го органа позволит существенно увеличить действенность и добросовестность работы госслужащих, и, что немаловажно, снизит уровень недовольства населения органами власти.
В этом случае на всех будет «управа», и каждый гражданин государства будет чувствовать себя защищѐнным и свободным гражданином, который живѐт в стране где существует неотвратимость наказания за преступления, где все люди равны в правах, и могут
ожидать компетентной и справедливой поддержки у органов государственной власти.
Подобное решение проблемы казнокрадства, взяточничества и некомпетентности,
уже реализовывалось в СССР, в 30-ые годы 20 века. Тогда функции проверки и наказания
недобросовестных госслужащих исполняли 2-й (секретно-политический) и 4-й (особый)
отдел НКВД СССР [см. 3, 4].
Это доказывает, что такая структура может быть создана в рамках ФСБ, что существенно сократит расходы на еѐ деятельность, но неизвестно как скажется на паблицитном
капитале данного отдела.
Относительно казнокрадства, можно разработать систему, чтобы средства выделялись непосредственно на конкретные закупки, причѐм после предоставления предварительного отчѐта, с указанием конкретных статей расходов, что, как и к какому сроку должно быть сделано, с заранее отмеченной максимальной ценой повышения расходов. Назначить ответственных лиц за определѐнные группы статей расходов, деятельность которых
будет выборочно проверять «государственная полиция».
Кроме того, следует массово, для населения, информационно-идеологичес-ки обосновать и поддержать необходимость вышеперечисленных действий, чтобы каждый был
проинформирован о деятельности этого органа, поскольку даже сам факт наличия такой
структуры вызовет одобрение у населения и добропорядочных госслужащих и страх у недобросовестных.
Для эффективной деятельности такого органа, он должен быть по возможности открытым для прессы. Это для того, чтобы каждый преступник знал, что помимо судебного
наказания, его ожидает публичное порицание. И, как следствие, ни для кого не будет секретом его злодеяния.
Второй блок проблем, направлен преимущественно на формирование позитивного
паблицитного капитала, путѐм положительного повышения социального самочувствия и
общественного мнения о государстве.
Участие населения в политической жизни страны может быть прямым (непосредственным) и представительным (т.е. через выборных представителей, опосредованно). Также
участие может быть случайное (разовое, редкое), по совместительству, постоянное и профессиональное [см. 5].
Для полноценной политической удовлетворѐнности общества необходимо, чтобы
каждый желающий мог участвовать в политике всеми вышеперечисленными способами, в
том числе непосредственно и по совместительству, поскольку этот способ является наиболее распространѐнным и подходящим для человека, напрямую не связанного с политикой,
но желающего принять участие в важных политических, экономических, социальных делах страны.
61
Имеются в виду, любые рабочие, специалисты, руководители любой сферы деятельности, которые помимо своей основной работы желают участвовать в принятии общественно-значимых решений, но по роду своей деятельности не связаны напрямую с политикой и государством.
На субъективный взгляд автора статьи, у этой проблемы есть довольно простое решение, которое включает в себя три этапа деятельности.
Первый. Когда в органах исполнительной и законодательной власти назревает
крупное, общественно-значимое решение, нужно через СМИ предлагать и объективно, с
выступлениями экспертов, разъяснять общественности данную тему, с выделением возможных путей решения, альтернатив, их плюсов и минусов. Это позволит членам общества лучше разбираться в данной теме, и прийти к определѐнному мнению.
Второй. В целях экономии денежных средств, через интернет, провести референдум, всенародное голосование по данному решению. На сайте, надо ввести фамилию, имя
и отчество, номер и серию паспорта. Современные компьютерные технологии позволяют
обработать всю базу данных паспортов РФ, за несколько десятков секунд, после чего происходит идентификация и даѐтся разрешение, человек допускается к голосованию.
Человек может проголосовать только один раз за голосование (это обеспечивается
программой) Также современные технологии позволяют сохранить тайну голосования.
«Вбросов» можно избежать, для этого нужно сделать всѐ таким образом, чтобы человек
заходил в Интернет, зарегистрированный на своѐ имя, или родственников.
Третий. После оглашения результатов голосования они сравниваются с мнениями
экспертов по данному вопросу и коллегиально выносится решение. Попутно обеспечивается информационная поддержка решений.
В большинстве государств мира, первый и последний этап в настоящее время всегда используются, но именно добавление промежуточного этапа голосования позволит
обеспечить участие общества в государственных делах, и таким образом снять напряжение
от политического бездействия у общества.
Кроме того, грамотно построенный первый этап, разъяснительный, больше всего
способствует консолидации, формирует согласие в обществе, тогда как второй позволяет
выразить своѐ мнение, принять ответственность на себя, а третий придаѐт обоснованность,
значительность принятому решению, поскольку за него проголосовало большинство населения, и теперь не только правительство, но и общество несѐт ответственность за принятое
решение.
Литература
1. Баранов П.А., Шевченко С.В. Политика, экспресс-репетитор. - М.: «Астрель: Полиграфиздат», 2012. - 734 с.
2. Васильева В.П. Психология массовой коммуникации: коммуникатор, аудитория,
сообщение, каналы, эффекты и эффективность. Хрестоматия/ Под ред. канд. филол. наук
К.В. Киуру.– Челябинск, ЮУрГУ, 2008. – 265 с.
3. Кириллов В.В. Отечественная история. - М.: «ЭКСМО», 2009. - 318 с.
4. Коношевич В.А. Политология: Учебное пособие. - Симферополь, 2009. - 73 с.
62
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
5. Трещѐткина И.Г. Всемирная история в таблицах и схемах.- М.: «Виктория плюс»,
2012. - 228 с.
УДК 291.16; 316.752.4
А. П. Ярков
A. P. Yarkov
О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ЭКСТРЕМИЗМУ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ
И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
(РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ У ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА)
ABOUT THE COUNTERING EXTREMISM: THEORETICAL
AND PRACTICAL ASPECTS
(REGIONAL PROBLEMS OF THE AUTHORITIES AND SOCIETY)
Институт гуманитарных исследований
Тюменского государственного университета
Аннотация: в статье автор рассматривает проблему экстремизма в молодѐжной
среде в Тюменской области. Является очевидным тот факт, что экстремистские проявления исходят не столько из среды местного населения, сколько со стороны молодых представителей мигрантов, пребывающих в регион из стран СНГ. В связи с этим автор статьи
полагает, что необходимо проводить комплекс мероприятий, направленных на снижение
ксенофобских настроений среди учащейся молодѐжи.
Annotation: in the article the author considers the problem of extremism among the
young people in the Tyumen region. The fact is clear that manifestations of extremism are organized not only by the local population, but by the young representatives of migrants who come
from the CIS countries. In this regard, the author believes that a set of measures aimed at reducing xenophobic attitudes among the students should be realized.
Ключевые слова: молодѐжь, гражданственность, экстремизм, ксенофобия, мусульманская культура.
Keywords: youth, citizenship, extremism, xenophobia, Muslim culture.
Многонациональность страны, многообразие этноконфессиональной картины – не
слабость еѐ, а сила, позволяющая утверждать, что «Все различны и все – равны» и через
мультикультурализм необходимо прийти к главной ценности: быть гражданином России
престижно.
Но конфликты, которые прошли в настоящее время в ряде регионов, ставят вопрос
о том, что гражданственность и гражданство – понятия близкие, но не синонимы. Чтобы
гражданственность стала качеством гражданина России необходима целенаправленная работа с различными группами населения, в т.ч. с молодѐжью.
63
Проблема молодѐжного экстремизма достаточно сложна и обусловливается комплексом взаимосвязанных причин, которые нуждаются в анализе. Тем более что только в
2004 г. по стране было осуждено за экстремизм 96 чел., из которых 68 (71%) – молодѐжь
до 25 лет; выявлено около 150 экстремистских групп (в т.ч. в Тюменской области), сеющих раздор в обществе, неправомерно использующих при этом национальные и религиозные идеи.
К сожалению, законопослушание не является качеством российского гражданина, а
попытки отдельных радикалов (в т.ч., к сожалению, интеллигенции) «раскачать лодку»
общественного спокойствия не всегда встречают отпор со стороны государства и общества.
Не касаясь оценки в Интернет-пространстве деятельности властей (а она достаточно
жѐсткая, а иногда и неправомерная и оскорбляющая достоинство конкретных людей), остановимся на вопросах противодействия экстремизму в молодѐжной среде на территории
Тюменской области на основе мнений, высказанных на конференциях и Круглых столах в
Тюмени и Тобольске, высказываний экспертов и мониторинга Интернет-пространства.
Некоторые темы и наши предложения отражаются с сентября 2011 г. в созданном
на базе ТюмГУ в Интернет-пространстве блоге, включая страничку «Молодѐжь против
экстремизма» с привлечением молодых учѐных, студентов и преподавателей, заинтересованных в продвижении идей межэтнической толерантности. На данной страничке действует «Молодѐжный форум», который модерируется специалистами по этноконфессиональным отношениям.
Это только часть проблем, над которыми работают специалисты из Тюменского
госуниверситета, но ещѐ более важно, в целях локализации экстремистских проявлений в
молодѐжной среде региона необходимо применить более широкий комплекс мероприятий,
направленных на стабилизацию этноконфессиональных отношений, нивелирования противоречий, которые уже вполне конкретно затрагивают учебные заведения юга Тюменской
области.
В частности, необходимо принять во внимание, что это уже не однонаправленный, а
двуединый процесс экстремистских проявлений (как со стороны местного населения, так и
со стороны мигрантов). Его рекомендуется локализовать, используя как административный ресурс, так и привлечение заинтересованных общественных организаций.
Задачи в организации противодействия экстремизму в молодѐжной среде на территории Тюменской области исходят из проблем и моментов текущей жизни.
Так, одним из вопросов Круглого стола, собравшегося 13 июня 2011 г. в Институте
гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета, было обсуждение ситуации со
статьѐй Александра Клинкова в «Молодѐжной трибуне» весной 2011 г., которая могла послужить детонатором конфликтов, если уже сейчас не осуществить меры по локализации
ситуации, «раздав всем сѐстрам по серьгам» вынести предупреждение виновным.
Участники Круглого стола также говорили о слабом знании культуры мусульман,
особенно приезжих, об особенностях появления и распространения ислама в крае. Это та
сфера, где активно может помочь Интернет. Для реализации этих пожеланий уже запущена
на «Евразионе» (ТV-программе в Интернет-варианте) передача об итогах этого Круглого
стола. Формальный повод – «верующих и атеистов, учѐных и представителей властных
64
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
структур объединяло желание помочь становлению филиала Российского исламского университета, планируемого к открытию в Тюмени».
На сегодняшний день экстремистские проявления исходят не столько из среды местного населения, сколько со стороны молодых представителей мигрантов, прибывающих
в регион как из стран СНГ (Узбекистан, Таджикистан, Казахстан), так и от граждан России
из Северо-Кавказского региона (чеченцы, ингуши и т.д.).
Очень низкая оценка в высказываниях в Интернет-пространстве поступков (и облика!) представителей вайнахов, а не уроженцев Дагестана и Кабардино-Балкарии (где высок
уровень экстремистских появлений) может быть объяснена именно влиянием информации
о бандитских группировках и последствием Чеченских войн 1990-2000 гг., о которых помнят участники Интернет-дискуссий, из-за жертв среди тюменцев, или поездок туда по линии МВД.
С помощью старейшин и авторитетных лидеров общин удалось снять проблему
«лезгинки около Вечного огня». Эта проблема возмущала сообщество в Интернете так, что
уроженцы Кавказа (обучающиеся в вузах Тюмени) вынуждены были обсудить тему:
«Можно ли им еѐ танцевать в Сибири вообще?». Со временем все согласились: конечно же
можно, но в подобающих условиях и по поводу, а не где придѐтся.
Обсуждение темы «черные в городе» (обывательское, имеющее в виду антропологические отличия кавказцев и жителей Средней Азии от сибиряков) свидетельствует о
стойкой бытовой неприязни, которую можно разрешить, размещая в Интернете «положительные материалы» – примеры трудового (например, о Ф. Салманове) или боевого (например, о майоре А. Джураеве) героизма тюменцев.
Многие тюменцы как блогеры, так и эксперты, в устных высказываниях говорят о
слабом знании приезжими русского языка («Водители маршруток – «чучмеки» города не
знают»). Поэтому важна информация об обывательском мнении, что «миграционная политика в регионе отсутствует». В этой связи, по мнению автора статьи, необходимо предпринять следующие шаги.
1. Разработать «Памятку для мигрантов» не только на русском языке (существует),
но и на языках прибывших мигрантов, в которую включить рекомендации по их адаптации
в регионе. В памятке указать возможные места для трудоустройства мигрантов, культовые
здания и прочее. Указанный материал можно раздавать мигрантам в виде брошюры при их
регистрации, либо оформлении гражданства во всех пунктах УФМС России по Тюменской
области.
2. В Интернет-пространстве организовать сайт «В помощь мигранту» (с переводом
текстов на языки мигрантов), в котором необходимо дать конкретные советы по адаптации
мигранта в регионе. На сайте размещать не только проблемные материалы, но также положительные примеры адаптации мигрантов в регионе.
Возможно, необходим форум, на котором мигрант может высказаться. В этом же
Интернет-ресурсе необходимо дать электронный адрес почты, на котором мигрант мог задать вопрос УФМС, записаться на приѐм к ответственному сотруднику службы в целях
решения вопросов миграционной адаптации последнего.
65
4. Социологической службе УФМС (в случае отсутствия указанной службы, данное
исследование необходимо организовать через иные социологические службы региона)
провести исследование, направленное на получение объективных данных, связанных с миграционными потоками, а также выявлением болевых точек, связанных с адаптацией мигрантов в регионе.
Участники Интернет-пространства, эксперты (как и обыватели) считают, что наиболее сложная обстановка в молодѐжной среде – среди студентов вузов, а уже потом (по
нисходящей) – среди учащейся молодѐжи в средних специальных учебных заведениях системы профессионально-технического образования (тогда как значительно меньше – в школах, что объясняется более индивидуальной работой учителей и воспитателей). Это связано с большим количеством вузов и студентов в них, где учатся «дети всех, у кого есть
деньги».
Отсутствие отбора элиты для обучения в вузах (у части обучающихся нет мотивации к получению специальности, имеется разочарование при знакомстве с реалиями обучения и бесперспективностью найти работу по специальности в регионе) приводит к маргинализации если не всей, то значительной части студенческой массы, где лидерство захватывают харизматичные молодые люди, иногда выступающие с радикальными призывами.
Поэтому, полагает автор статьи, необходимо проводить комплекс мероприятий, направленных на снижение ксенофобских настроений среди учащейся молодѐжи. Для этой
цели представляется целесообразным:
1) публиковать в Интернете тексты бесед с руководителями диаспор, направленные
на локализацию межэтнического противостояния молодѐжи (в том числе в среде вновь
прибывших мигрантов);
2) в Интернете задействовать ресурс взаимодействия лидеров и актива традиционных вероисповеданий (разместив их комментарии по «горячим событиям в регионе», что
должно способствовать снижению ксенофобии в указанной сфере.
66
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 342.4 (094.1)
Е. Н. Бырдин
E. N. Byrdin
РЕГИОНАЛЬНАЯ ПРАКТИКА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
НЕЗАВИСИМОЙ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ
REGIONAL PRACTICE OF LEGAL REGULATION
OF THE INDEPENDENT ANTI-CORRUPTION EXPERTISE OF LEGAL ACTS
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье анализируется механизм правового регулирования независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов на федеральном и региональном уровнях. Автор приходит к выводу о недостаточной эффективности правового
регулирования организации и проведения данного вида экспертизы по причине несогласованности федерального и регионального законодательства.
Annotation: The article analyzes the mechanism of legal regulation of the independent
anti-corruption expertise of legal acts at the Federal and regional levels. The author comes to the
conclusion about the lack of effectiveness of legal regulation of the organization and conduct of
the examination by reason of inconsistency of Federal and regional legislation.
Ключевые слова: коррупция; независимый эксперт; порядок проведения независимой антикоррупционной экспертизы.
Keywords: corruption; independent Expert; order of conducting an independent anticorruption expertise.
Появление в стране института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов должно существенным образом способствовать активному вовлечению институтов гражданского общества в процесс противодействия коррупциогенным проявлениям в законодательстве [13].
Однако в настоящее время функционирование данного института социального контроля осуществляется недостаточно эффективно: количество независимых экспертов и
проведенных ими экспертиз незначительно, правовая природа независимой антикоррупционной экспертизы, предложенная система коррупциогенных факторов, субъекты проведения независимой антикоррупционной экспертизы и их статус вызывают, в основном, вопросы [4, с. 63].
Одной из главных причин низкой результативности независимой антикоррупционной экспертизы, на наш взгляд, является отсутствие единого (согласованного) механизма
67
правового регулирования еѐ организации и проведения на федеральном и региональном
уровнях.
Целью данной статьи не является исчерпывающее и подробное исследование всех
проблем, возникающих в процессе проведения независимой антикоррупционной экспертизы. Представляется необходимым провести анализ тех аспектов темы, которые, по мнению
автора, являются наиболее актуальными.
Итак, поднимаются вопросы, начиная с того, что следует понимать под независимой антикоррупционной экспертизой нормативных правовых актов и их проектов, в чѐм еѐ
отличие от других видов антикоррупционной экспертизы.
Институт независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов предусмотрен Федеральным законом «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», причем законодатель в данном федеральном законе не выделяет виды антикоррупционной экспертизы,
а лишь закрепляет возможность проведения независимой экспертизы на коррупциогенность [1, с. 21].
Соответственно, многие региональные законодатели пошли по пути выделения
иных видов антикоррупционной экспертизы, при этом единообразия относительно существующих в актах субъектов Российской Федерации классификаций не прослеживается.
Более того, анализ регионального законодательства о противодействии коррупции
показывает, что в различных субъектах РФ по-разному регулируются отношения в сфере
проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов.
Региональные законодатели предусматривают возможность проведения независимой, общественной и научной антикоррупционных экспертиз [10], при этом в разных
субъектах РФ предусматривается возможность проведения либо всех указанных видов
экспертизы, либо только некоторых из них [8].
Как было отмечено ранее, одной из причин недостаточной эффективности правового регулирования независимой антикоррупционной экспертизы является несогласованность федерального и регионального законодательства, регулирующего данную сферу.
Примером, подтверждающим данный факт, также может служить процедура аккредитации
независимых экспертов.
Федеральное законодательство предъявляет лишь общие требования к лицам, изъявившим желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов: для физических лиц –
гражданство РФ, высшее профессиональное образование и стаж работы по специальности
не менее 5 лет; для юридических лиц – наличие в штате не менее 3 работников, удовлетворяющих требованиям, предъявляемых для аккредитации физических лиц [11].
Однако, помимо общих требований, предусмотренных федеральным законодательством и предъявляемых к субъектам независимой антикоррупционной экспертизы, в отдельных регионах установлены дополнительные требования. В частности, закон Кабардино-Балкарской Республики «О правовых актах» содержит норму подчеркивающую, что
субъектами выступают не просто физические и юридические лица, а лица, незаинтересованные прямо или косвенно в содержании правового акта [2].
68
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Действительно, в научной литературе все чаще высказывается мысль о необходимости ужесточить требования для лиц, желающих быть аккредитованными в качестве независимых экспертов.
Так, Т.Я. Хабриева считает целесообразным введение дополнительных квалификационных требований к независимым экспертам, в том числе рассмотрение вопроса о прохождении ими специального обучения [14, с. 13].
В.П. Уманская высказывает мнение о том, что "целесообразно предусмотреть процедуру конкурсного отбора экспертов" [12, с. 175].
Думается, что данные требования являлись бы вполне целесообразными, справедливыми и применимыми для независимых экспертов в сфере антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов. Вместе с тем считаем, что требования, предъявляемые
к независимым экспертам на федеральном и региональном уровне, необходимо унифицировать в целях повышения эффективности правового регулирования данной сферы общественных отношений.
Ряд авторов (Е.В. Каменская, А.А. Рождествина) в качестве наиболее сложных проблем, связанных с организацией проведения антикоррупционной экспертизы, отмечают
отсутствие единого механизма разрешения противоречий между разработчиком проекта
нормативного правового акта и экспертом [3, с. 118]. Справедливости ради следует констатировать, что в некоторых субъектах РФ такой порядок начинает формироваться.
Так, наиболее эффективно механизм разрешения разногласий между экспертом и
разработчиком нормативного правового акта используется в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре.
В этом субъекте Российской Федерации предлагается направлять результаты антикоррупционной экспертизы и возражения разработчика проекта нормативного правового
акта в специальный орган – Комиссию по определению коррупциогенности нормативных
правовых актов автономного округа при Губернаторе ХМАО – Югры, которая и принимает окончательное решение по данному проекту нормативного правового акта [6].
Другой проблемой обеспечения эффективности независимой антикоррупционной
экспертизы является то, что в субъектах РФ по-разному решается и вопрос установления
срока проведения данного вида экспертизы, что, на наш взгляд, вызвано отсутствием строгого установленного срока на федеральном уровне.
В связи с указанием в федеральном законодательстве лишь минимальных границ
срока проведения независимой экспертизы на коррупциогенность (не менее 7 дней) [5] региональные законодатели решают данный вопрос разнообразно.
В Республике Бурятия данный срок составляет не менее 10 дней для проектов законов Республики Бурятия, для иных документов – не менее 5 дней [9], в Тюменской области
– не менее 9 дней [10], в Тамбовской области – не более 30 дней [7].
Полагаем, что расплывчатость, неконкретность сроков проведения независимой антикоррупционной экспертизы, по сути, является коррупциогенным фактором, так как отсутствие или неопределенность условий принятия решения об установлении конкретного
срока проведения экспертизы предполагает наличие у регионального нормотворческого
органа широты дискреционных полномочий при их установлении.
69
Таким образом, отсутствие целостных, единых подходов к организации и проведению независимой антикоррупционной экспертизы может выступать препятствием для результативного противодействия коррупции в целом. В этой связи, возникает необходимость совершенствования существующей законодательной базы в данной сфере общественных отношений как на федеральном, так и на региональном уровнях.
Литература
1. Бырдин Е.Н., Воронина Ю.И. К вопросу о коррупциогенных факторах, выявляемых в результате антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов //
Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. № 1 (23). С. 20-27.
2. Закон Кабардино-Балкарской Республики от 03.08.2002 г. № 52-РЗ (ред. от
19.03.2013) "О правовых актах в Кабардино-Балкарской Республике" // КабардиноБалкарская правда. 2002. № 155-156. 9 авг.
3. Каменская Е.В., Рождествина А.А. Независимая антикоррупционная экспертиза:
научно-практическое пособие // СПС КонсультантПлюс. 2010. 142 с.
4. Лаврентьев А.Р. Независимая антикоррупционная экспертиза в системе правового мониторинга (на примере Нижегородской области) // Реализация законодательства о
независимой антикоррупционной экспертизе: проблемы и перспективы. Сборник материалов Всероссийской НПК. Воронеж: Наука-Юнипресс, 2012.
5. О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации:
Постановление Правительства Российской Федерации от 17 марта 2009 года № 242 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 12. Ст. 1443.
6. О Порядке проведения антикоррупционной экспертизы правовых актов автономного округа и их проектов в исполнительных органах государственной власти и государственных органах Ханты-Мансийского автономного округа – Югры: Постановление Губернатора Ханты – Мансийского автономного округа – Югры от 16 марта 2009 года № 32 //
Документ размещен в сети Интернет на официальном сайте Губернатора ХМАО – Югры.
URL: http://www.admhmao.ru/power/korrup/ frame.htm (дата обращения 15.04.2013).
7. Постановление администрации города Тамбова от 24.11.2008 г. № 8847 (ред. от
28.01.2013) "Об утверждении Регламента Администрации города Тамбова" // Наш город
Тамбов. 2013. № 8 (813). 1 февраля.
8. Постановление Губернатора Челябинской области от 27 марта 2009 г. № 78 «Об
утверждении Порядка проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых
актов, проектов нормативных правовых актов Губернатора Челябинской области, Правительства Челябинской области» // Сборник нормативных правовых актов Губернатора и
Правительства Челябинской области. № 3. 2009.
9. Постановление Правительства Республики Бурятия от 28.10.2009 г. N 398 (ред.
от 06.08.2012) "О Порядке проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, проектов нормативных правовых актов" // Бурятия. 2009. № 202. 31окт.
10. Постановление Правительства Тюменской области от 11.02.2008 г. № 42-п "Об
утверждении Порядка проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных
правовых актов Тюменской области" // Тюменские известия. № 30. 20.02.2008.
70
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
11. Приказ Минюста России от 27.07.2012 г. № 146 "Об утверждении Административного регламента Министерства юстиции Российской Федерации по предоставлению
государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц,
изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации" // Российская газета. 2012. № 197. 29 авг.
12. Уманская В.П. Антикоррупционная экспертиза правовых актов: проблемы правового регулирования и правоприменительной практики // Закон. 2010. № 4. С. 170-177.
13. Федеральный закон от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» // Собрание законодательства Российской Федерации от 20 июля 2009 г. № 29. Ст. 3609.
14. Хабриева Т.Я. Формирование правовых основ антикоррупционной экспертизы
нормативных правовых актов // Журнал российского права. 2009. № 10. С. 5-13.
УДК 343.132.5
Т. Г. Ганиев
T. G. Ganiev
К ВОПРОСУ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ
В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ
TO THE QUESTION ABOUT RESPONSIBILITY FOR VIOLATIONS
IN THE ACTIVITY OF BODIES OF INQUIRY
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в данной статье рассматриваются проблемы, связанные с ответственностью за правонарушения в деятельности сотрудников органов дознания, а также применение уголовной, гражданской, административной и дисциплинарной ответственности за
правонарушения.
Annotation: this article discusses the problems associated with liability for violations in
the activities of bodies of inquiry or new deposits, as well as the application of criminal, civil,
administrative and disciplinary liability for violations.
Ключевые слова: юридическая ответственность, дисциплинарная ответственность,
дисциплинарный проступок, преступление, ретроспективная юридическая ответственность, уголовно-процессуальная ответственность, ответственность в уголовном процессе.
Кey words: legal liability, disciplinary liability, the disciplinary offence, the offence retrospective legal liability, criminal liability, liability in criminal proceedings.
71
Государство, возлагая на служащих определенные обязанности и наделяя их соответствующими правами, одновременно устанавливает ответственность за невыполнение
этих обязанностей и незаконное использование предоставленных прав.
Юридическая ответственность – особое звено в структуре правовой системы, выступающее важным обеспечивающим фактором правомерного поведения1.
Она подразделяется на несколько видов по ряду критериев. Главным из них являются вид правонарушения и характер применяемых санкций2. Законодательством предусмотрены четыре вида юридической ответственности государственных служащих: дисциплинарная, уголовная, административная и материальная.
Дисциплинарная ответственность наступает за совершение дисциплинарного проступка, под которым понимается виновное нарушение правил внутреннего трудового распорядка или правил службы, упущение по службе, невыполнение или ненадлежащее выполнение служебных обязанностей.
Отдельные категории служащих в силу особого характера выполняемых ими обязанностей (например, сотрудники полиции) отвечают в дисциплинарном порядке также за
проступки, не связанные с нарушением служебной дисциплины.
Уставами и другими нормативными актами о дисциплине работников некоторых
категорий предусматривается дисциплинарная ответственность за недостойное поведение
в общественных и иных местах и не при исполнении служебных обязанностей3.
С точки зрения А.В. Никифорова, дисциплинарная ответственность – это возникающая из факта совершения дисциплинарного и иного правонарушения обязанность лица
понести наказание, заключающееся в применении соответствующим должностным лицом
в установленном порядке дисциплинарных взысканий, выражающих государственное
осуждение противоправного, виновного поведения нарушителя служебной дисциплины4.
Дисциплинарная и уголовная ответственность отличаются уровнем и значимостью
правонарушений, лежащих в их основе, конкретным содержанием последствий правонарушения, быстротой применения санкций к правонарушителю, а также порядком осуществления.
Нередко должностное преступление и должностной проступок имеют внешнее
сходство, и практически один вид юридической ответственности безосновательно, по одному лишь усмотрению5 уполномоченного принимать решение должностного лица, подменяется другим.
Отличие дисциплинарного проступка от преступления заключается в материальном
и формальном признаках: степени общественной опасности (материальный признак) и
способу определения противоправности (формальный признак).
В трудах по уголовному праву природа дисциплинарного проступка рассматривает1
См.: Правовая система социализма: (Функционирование и развитие). – М., 1987.-С. 195.
См.: Лейст О.Э. Санкции в советском праве. – М., 1961. –С. 91.
3
См.: Коренев А.П. Административное право России. Учебник. – М., 1996. – Ч. 1.-С. 120-121.
4
См.: Никифоров А.В. Дисциплинарная ответственность сотрудников органов внутренних дел: Автореферат
дис. … канд. юрид. наук. – Омск, 1998. - С. 9.
5
См.: Соловей Ю.П. Усмотрение в административной деятельности советской милиции: Дис. … канд. юрид.
наук. – М., 1982. - С. 99.
2
72
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
ся, главным образом, в связи с проблемой разграничения преступных и непреступных правонарушений.
В.С. Утевский считал, что в законодательстве досоциалистической России не проводилось различия между должностными преступлениями и дисциплинарными нарушениями; должностные правонарушения рассматривались то как преступление, то как дисциплинарное нарушение в зависимости от «характера упущения» или от «рода преступления» и «степени вины».
Общим критерием, лежащим в основе разграничения преступных и непреступных
правонарушений, предопределяющим различную юридическую природу правонарушений
и необходимость установления законодателем различных форм правовой ответственности
за их совершение служит степень общественной опасности6, а также причинение существенного вреда7.
Уголовно-процессуальное правонарушение, его состав и содержание не зависят от
вида применяемой санкции, поэтому следует различать ответственность в уголовном процессе и уголовно-процессуальную ответственность. Последняя связана с уголовнопроцессуальными санкциями и характеризует уголовно-процессуальное правонарушение в
чистом виде (в отличие от комплексного).
Ответственность в уголовном процессе — более широкое понятие и охватывает все
возможные формы ответственности, которые могут (применяться в связи с производством
по уголовному делу, включая санкции иных отраслей права.
Рассматривая ответственность в связи с применением (или возможным применением) санкций, мы исключаем позитивную (активную) ответственность, так как она возникает с момента появления юридической обязанности и не имеет отношения к; санкциям. Однако там, где нет негативной (ретроспективной) ответственности, присутствует позитивная
или подразумевается.
Всякая ретроспективная юридическая ответственность имеет основание в юридическом составе — правонарушении. Без правонарушения ее нет. Она — важное средство
предупреждения правонарушений, укрепления режима законности и «возникает лишь после установления объективного факта правонарушения (его признания) компетентными
органами и лицами»8.
В современной научной литературе проблема уголовно-процессуальной ответственности исследуется достаточно широко. 3.Ф. Коврига, Г.Н. Ветрова, Г.Ж. Сулейменова
представили по этой тематике монографические исследования.
В имеющихся работах затрагиваются проблемы не только уголовно-процессуальной
ответственности, но и ответственности в уголовном процессе. Однако пока этот аспект
изучен недостаточно.
Особого внимания заслуживает вопрос о применении дисциплинарной ответственности за уголовно-процессуальные правонарушения. Это вытекает из того, что названный
вид ответственности применяется в уголовном судопроизводстве значительно чаще дру6
См.: Воробьев В.А. Дисциплинарная ответственность советских государственных служащих: Автореферат
дис. … канд. юрид. наук. – Л., 1954.-С. 6.
7
См.: Бюллетень Верховного суда СССР. - 1990. - № 4 - С.22.
8
Самощенко И.С., Фарукшин М.X. Ответственность по советскому законодательству. – М., 1971. С. 6–7.
73
гих, оказывает серьезное влияние на все стороны развития уголовно-процессуальных правоотношений, но практически не рассматривался в уголовно-процессуальной литературе.
Ответственность в уголовном процессе охватывает все виды: собственно уголовнопроцессуальную, уголовную, гражданскую, административную и дисциплинарную. На нее
распространяются все атрибуты за вину в совершении конкретного правонарушения. Вина
устанавливается в рамках соответствующей правовой процедуры, влечет определенные
юридически значимые последствия.
В Уголовном кодексе запрещен ряд уголовно-процессуальных правонарушений, и
они тождественны преступлению. Остальные также вытекают из уголовнопроцессуального закона и замыкаются на его санкции или санкции иных отраслей права.
Процедура установления вины идет в порядке, предусмотренном законом в зависимости от отраслевой принадлежности применяемой санкции. Она не вызывает серьезных
возражений, кроме использования дисциплинарных санкций.
Дело в том, что дисциплинарная ответственность, реализуемая в уголовном процессе, выходит на режим обеспечения законности (имеется в виду субъектный состав в отличие от субъектов соблюдения законности), тесно связана с деятельностью должностных
лиц правоохранительных органов, с их процессуальной самостоятельностью и охраной
внутреннего убеждения от незаконного вторжения.
При этом соотношение диспозиций (норм уголовно-процессуального закона): и
санкций (закрепленных в иных нормативных предписаниях, предусматривающих дисциплинарную ответственность) может устанавливаться весьма произвольно. Ведь в вину, например, дознавателю иногда вменяется не конкретный состав, а некая абстрактная формулировка.
Совершенно справедливо законодатель пошел по пути установления особого порядка привлечения к дисциплинарной ответственности отдельных участников уголовного
судопроизводства.
Особая значимость работы следователя и дознавателя не вызывает сомнений. Воплощая уголовную политику (закрепленную в праве); они пользуются широкими полномочиями. От их деятельности зависит решение таких вопросов, которые затрагивают имущество, честь и достоинство, здоровье, а иногда и саму жизнь человека.
Дознаватель самостоятельно производит следственные и процессуальные действия
и принимает процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с
УПК на это требуется согласие начальника органа дознания, санкции прокурора и (или)
судебное решение. Дознаватель правомочен осуществлять предварительное расследование
в форме дознания в связи с решением руководителя органа дознания о назначении лица
дознавателем.
Запрещается проведения дознания и оперативно-розыскных мероприятий одним и
тем же лицом, чтобы не допустить возможного влияния полученной оперативнорозыскной информации, не обладающей достаточной достоверностью, на процессуальные
решения данного лица по уголовному делу.
Исходя из факта, что за уголовно-процессуальные проступки возможно применение
дисциплинарной ответственности, имеющиеся нормативные акты предусматривают некоторые исключения. Согласно этим актам для дознавателей предусмотрен иной порядок
74
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
привлечения к дисциплинарной ответственности.
В частности, ч. 4 ст. 40 Положения о службе в органах внутренних дел Российской
Федерации гласит: «Дисциплинарные взыскания на сотрудников следственного аппарата
органов внутренних дел налагаются начальниками, которым предоставлено право назначения их на должность, а в случаях, связанных с процессуальной деятельностью сотрудников, – по согласованию с руководителями соответствующих следственных подразделений».
Однако этих гарантий недостаточно. В практике организации правоохранительных
органов уже наметилась прогрессивная тенденция, когда субъекты, обеспечивающие законность в уголовном процессе, привлекаются к дисциплинарной ответственности своими
коллегами, выполняющими аналогичные функции.
Практически это существенно ограничивает возможность постороннего вмешательства в уголовное судопроизводство. Вероятность несправедливого решения сводится до
минимума.
Сегодня судьи привлекают к дисциплинарной ответственности судей, адвокаты –
адвокатов. Кто, как не сами судьи или адвокаты, лучше других знают особенности своей
деятельности, заинтересованы в соблюдении нравственного климата и высокого профессионализма в своем коллективе?
Кроме того, коллективная оценка создает дополнительные гарантии принятия законного и обоснованного решения. Известный дореволюционный адвокат Н.П. Карабчевский в свое время писал: «На себе испытав значение товарищеского дисциплинарного суда, я понял, что в нравственном отношении это может быть самая благотворная, но вместе
с тем и самая тяжелая форма суда. Перед товарищами-судьями не должно быть ничего неясного и недоговоренного; от обвиняемого требуется безусловная искренность, а также
полное разоблачение всей своей подоплеки по поводу какой-нибудь жалобы клиента или
неосновательного заявления должностного лица для многих является очень трудным психологическим моментом»9.
Следователей привлекают к ответственности лица, обладающие административноуправленческими функциями (начальники, прокуроры). Причем их решения носят единоличный характер. Имеются реальные предпосылки нарушения процессуальной самостоятельности следователя, стеснения его прав и навязывания чужой воли.
Согласно уголовно-процессуальному закону следователь является процессуальным
руководителем по расследуемому делу. Следователь уполномочен давать органу дознания
обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативнорозыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении
постановлений о задержании, приводе, аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК).
Всякий дознаватель стеснен полномочиями следователя, прокурора и суда. Часто
только их критика в адрес дознавателя автоматически влечет меру дисциплинарного воздействия.
9
Цит. по кн.: Стецовский Ю.И., Советская адвокатура.— М., 1989.С. 163.
75
Разумеется, судебный и прокурорский надзор — важное средство укрепления законности, но в рамках существующей дисциплинарной процедуры он может привести (и
приводит) к негативным последствиям. Прокурор или начальник, правомочные наказать
дознавателя, получив частное определение суда, могут снять с себя ответственность, «подстраховаться», наказав дознавателя.
Но ведь ответственность любого вида должна рассматриваться через призму презумпции невиновности, обеспечить которую можно только в свете надлежащей правовой
процедуры установления вины. Между тем ведомственные нормативные акты и официальные оценки руководства правоохранительных органов по вопросам усиления ответственности усугубляют негативные тенденции.
К дознавателям предъявляются повышенные требования, но медленно создаются
оптимальные условия труда. Например, количество оперативно сопровождаемых расследуемых уголовных дел превышает их физические возможности. Из оперативных подразделений уходят опытные работники, доля просчетов в оперативно-служебной деятельности
увеличивается, а их предлагают расценивать как правонарушения.
Последнее приводит к тому, что многие сотрудники уголовного розыска вынуждены либо оставить прежнее место службы, либо вести себя безынициативно, формально исполняя служебные обязанности.
Отсюда можно объяснить принятие срочных мер, направленных против перечисленных (и других) отрицательных тенденций, влияющих на позитивное стимулирование полицейского труда. Этому должно служить и справедливое применение мер ретроспективной юридической ответственности, которое достижимо при надлежащей юридической процедуре (а не формальном подходе, как это имеет место).
Но даже в рамках надлежащей процедуры установление вины становится слишком
произвольным. Причем если сами нарушения понимать в социологическом (в отличие от
правового) смысле, как всякое отклонение от огромного массива действующих норм, то
ни о каком порядке не может быть речи.
Дело в том, что если за уголовно-процессуальное правонарушение в чистом виде
применяется уголовно-процессуальная ответственность, то перечень таких правонарушений постоянен, как он постоянен при применении уголовно-правовых и гражданскоправовых санкций: есть санкция — есть правонарушение.
При применении же дисциплинарных санкций создается иллюзия свободного соотношения между санкцией и диспозицией нормы. Следовательно, формально можно взять
любую норму уголовно-процессуального закона (подзаконного акта), расценивать поведение субъекта с точки зрения соответствия ей и, сопоставив с дисциплинарной санкцией,
квалифицировать в качестве правонарушения.
Непонимание названной особенности способствует негативному развитию дисциплинарной практики, ее несоответствию уголовно-процессуальному закону, принципам
применения ретроспективной юридической ответственности в праве. В связи с этим необходимо разъяснение, что перечень правонарушений нельзя расширять произвольно (это
должно быть прерогативой только законодателя).
К сожалению, как уже отмечалось ранее, пока его устанавливают различные правоохранительные ведомства. Необходим кодекс (специальный перечень) уголовно76
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
процессуальных правонарушений как мера снятия неопределенности в поисках правонарушений.
Сотрудник уголовного розыска должен привлекаться к дисциплинарной ответственности в связи с виновным действием или бездействием: а) за совершение уголовнопроцессуального проступка (правонарушения); б) за совершение другого служебного проступка; в) за совершение порочащего поступка.
Отмена или изменение процессуального решения сами по себе не должны влечь ответственности дознавателя, производившего расследование, если при этом им не было допущено преднамеренного или неосторожного нарушения закона, закрепленного в соответствующем нормативном акте в качестве правонарушения.
Необходимо создание квалификационных комиссий из числа наиболее опытных,
знающих и достойных работников, избираемых коллективами сотрудников службы криминальной полиции на уровне районных, городских, областных, краевых, республиканских, федерального ведомств.
Только эти комиссии по предъявлениям судебно-прокурорских и следственных органов, заявлениям и жалобам граждан смогут рассматривать материалы дисциплинарного
расследования, проводить гласное разбирательство в рамках справедливой правовой процедуры.
Изучение ответственности в уголовном процессе имеет важное значение. Оно призвано служить осознанию правонарушаемости в этой сфере и ее преодолению. В связи с
чем необходимо располагать хорошей статистической информацией о структуре и динамике, географии уголовно-процессуальной правонарушаемости и о качественном влиянии
ответственности на нее.
Вместе с тем ответственность за уголовно-процессуальные правонарушения дифференцируется в действующей статистике только по двум признакам — преступления и
иные нарушения (даже не правонарушения, что теоретически неверно, а практически
вредно), т. е. за преступления применяется, как правило, уголовная ответственность, а за
иные проступки — все прочие виды юридической ответственности.
Следовательно, реально виден только один вид ответственности — уголовная. Уголовно-процессуальную, гражданско-правовую, дисциплинарную, административную и
комплексную ответственность рассматривать гораздо сложнее.
Не налажен всеобъемлющий учет правонарушений всех участников уголовного судопроизводства, значит, трудно проследить, как меры ретроспективного принуждения
способствуют предупреждению уголовно-процессуальных правонарушений.
Ведь, действительно, важно знать, как привлекаются к ответственности лица, не
только обеспечивающие законность в уголовном процессе, но и соблюдающие ее, иметь
показатели обеспечения и соблюдения законности в уголовно-процессуальных правоотношениях.
Согласно Инструкции по учету лиц, нарушивших законность и совершивших преступления, на каждое такое лицо заводится карточка. Статистическому учету подлежат
лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел:
а) привлеченные к дисциплинарной ответственности или уволенные из органов
77
внутренних дел;
б) в отношении которых применены меры воздействия за нарушения законности
решениями судов чести рядового и начальствующего состава;
в) привлеченные к уголовной ответственности;
г) в отношении которых уголовные дела прекращены за истечением сроков давности, вследствие актов амнистии, изменения обстановки, в связи с привлечением к административной ответственности, с передачей материалов на рассмотрение товарищеского суда, с передачей виновного на поруки, а также материалы без возбуждения уголовного дела
направлены для применения мер общественного воздействия.
Основанием для статистического учета служат следующие материалы:
 приказы о наложении дисциплинарных взысканий и об увольнениях из органов
внутренних дел за нарушение законности;
 решения судов чести о применении мер воздействия за нарушения законности;
приговоры судов, военных трибуналов, вступившие в законную силу;
 протоколы с материалами, санкционированными прокурором для направления в
суд;
 обвинения, предъявленные в соответствии с требованиями УПК;
 определения, постановления судов, военных трибуналов, прокуроров, органов
дознания о прекращении уголовных дел за истечением сроков давности, вследствие актов
амнистии, изменения обстановки, в связи с привлечением к административной ответственности, передачей материалов дел на рассмотрение товарищеских судов, передачей виновных на поруки, а также материалов без возбуждения уголовного дела для принятия мер
общественного воздействия.
С нашей точки зрения, изложенные основания не совсем правильны. Единственным
основанием для статистического учета, компрометирующим лицо как нарушителя закона,
может быть только официально установленный факт совершения им правонарушения:
приговор суда, вступивший в законную силу, решение квалификационной коллегии судей,
следователя, прокурора или суда, утверждающее факт правонарушения, и т. п.
Промежуточные решения, в частности предъявление обвинения или решение о наказании за нарушение законности, не должны служить основанием к статистическому учету лица. Собственно сам учет имеет неправильное название и отчасти неверен по существу.
Очевидно, что учитывать надо только уголовно-процессуальные и иные правонарушения, причем отдельно друг от друга, а нарушения законности в рамках данного учета
неуместны. Их можно учитывать отдельно, но тогда не следует вести речь о лицах, нарушивших законность, ибо непорядочно компрометировать честных граждан.
Вызывает сомнение и перечень деяний, подлежащих учету. Согласно названной инструкции их 14. Это явно мало. Некоторые деяния не конкретизированы и позволяют применять меры ответственности произвольно.
Думается, что имеющийся перечень уголовно-процессуальных правонарушений,
подлежащих учету (незаконный арест, привлечение к уголовной ответственности, задержание по подозрению в совершении преступления, производство обыска, выемки, приостановление следствия и дознания, необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела,
78
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
фальсификация материалов предварительной проверки, дознания, следствия или доказательств, нарушение сроков содержания под стражей, производства дознания и предварительного следствия), следует дополнить конкретными составами, исключая возможность
употребления предельно широких определений.
Создание кодекса об уголовно-процессуальных правонарушениях либо специального перечня будет стимулировать решение этой проблемы.
Литература
1. Бюллетень Верховного суда СССР. - 1990. - № 4.
2. Воробьев В.А. Дисциплинарная ответственность советских государственных
служащих: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. – Л., 1954.
3. Коренев А.П. Административное право России. Учебник. – М., 1996. – Ч. 1.
4. Лейст О.Э. Санкции в советском праве. – М., 1961.
5. Никифоров А.В. Дисциплинарная ответственность сотрудников органов внутренних дел: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. – Омск, 1998.
6. Правовая система социализма: (Функционирование и развитие). – М., 1987.
7. Самощенко И.С., Фарукшин М.X. Ответственность по советскому законодательству. — М., 1971.
8. Соловей Ю.П. Усмотрение в административной деятельности советской милиции: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1982.
9. Стецовский Ю.И., Советская адвокатура.— М., 1989.
УДК 340.136
М. А. Кузнецова
M. А. Kuznetsova
ПРОБЛЕМЫ ПОСТРОЕНИЯ ИЕРАРХИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ НОРМ
РОССИЙСКОГО ПРАВА
THE PROBLEM OF CONSTRUCTING A HIERARCHICAL SYSTEM OF NORMS
OF RUSSIAN LAW
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: существующий в Российской Федерации массив законодательства
подвергается постоянным дополнениям и изменениям, что не может не приводить к возникновению противоречий между отдельными нормами права. Устранение подобных противоречий в праве обусловлено рядом принципов, которые влияют на построение иерархии норм права. В статье на основе детального анализа данных принципов, автор приходит
79
к выводу, что только совокупное их влияние, в конечном счете, и определяет место нормы
права в иерархической системе российского законодательства.
Annotation: The existing in the Russian Federation legislation under constant additions
and changes, which can lead to contradictions between individual provisions of law. The elimination of such contradictions in the law is conditioned by a number of principles that affect the construction of a hierarchy of norms. In article on the basis of a detailed analysis of these principles,
the author comes to the conclusion that only the cumulative effect, ultimately, determines the
place of the rule of law in the hierarchical system of the Russian legislation.
Ключевые слова: иерархия; нормы права; система законодательства.
Keywords: hierarchy; the rule of law; legal system.
Любая система функционирует таким образом, что связи внутри нее придают этой
системе новые свойства, отсутствующие у еѐ отдельных элементов. Этот признак отличает
систему от простого набора не связанных между собой единиц. Нормы российского права
также образуют иерархическую систему, поэтому ей, как и любой системе, присущи свои
собственные принципы построения.
Главным принципом, на основе которого строится иерархическая система правовых
норм, – это установление иерархических связей между нормами, содержащимися в различных нормативных актах. Для выявления таких связей необходим учет ряда факторов,
определяющих место конкретного вида правовых норм в иерархической системе.
Анализ современной юридической литературы в части рассматриваемой проблематики дает возможность констатировать, что большинство ученых-правоведов обусловливают иерархическую систему норм права, прежде всего, иерархией государственных органов [7, с. 4]. Иным факторам неоправданно уделяется меньше внимания: они рассматриваются либо как второстепенные детерминанты, либо в качестве исключения [4, с. 16].
Бесспорно, иерархическая структура государственных органов является весьма существенным фактором, оказывающим влияние на построение иерархической системы
норм права. Вместе с тем такой односторонний подход к вопросу о зависимости между иерархией норм и иерархией государственных органов не позволяет ответить на некоторые
принципиальные вопросы.
Так, иерархия государственных органов не объясняет, чем обусловлена иерархическая система норм федеральных законов, поскольку можно выделить несколько видов законов, которые приняты одним и тем же органом государственной власти (федеральные
конституционные законы и федеральные законы).
Во-вторых, руководствуясь данным фактором, невозможно логично обосновать
приоритет норм международных договоров над нормами федеральных законов.
В-третьих, при использовании только лишь названного критерия не вполне ясным
видится основание, в силу которого нормы законов обладают большей юридической силой
по отношению к нормам подзаконных актов: действующее законодательство не закрепляет
какой-либо непосредственной иерархической зависимости законодательных и исполнительных органов государственной власти.
80
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Так, например, Правительство РФ не подчинено Федеральному Собранию РФ, и наоборот. Тем не менее, принимаемые им нормативные правовые акты имеют меньшую
юридическую силу, чем акты законодательного органа власти.
Кроме того, не представляется возможным определить место норм, содержащихся в
правовых актах, принимаемых не государственными органами, а например, на референдуме. Так, приоритет закона, принятого на референдуме, объясняется посредством фактора
непосредственности выражения власти народа (нормативным обоснованием данного тезиса является ст. 3 Конституции РФ).
Однако по данному принципу затруднительно расположить нормы, принимаемые
на локальном уровне, поскольку субъект их принятия – орган юридического лица.
Следует иметь в виду и то обстоятельство, что в нашем государстве не существует
жестко соподчиненной системы государственных органов [4, с. 27]. Такой системы и не
должно существовать ввиду реализации принципа разделения властей. Подобная иерархия
характерна лишь для исполнительной ветви государственной власти, органы которой могут
принимать исключительно подзаконные акты.
Следовательно, в наибольшей степени влияние иерархии государственных органов
на иерархическую систему норм права свойственно лишь той ее части, которую образуют
подзаконные нормативные правовые акты исполнительных органов государства.
Вместе с тем, здесь существуют проблемы иного характера, связанные с неоднозначностью определения юридической силы норм, содержащихся в подзаконных актах.
Нормы права – это отражение содержания нормативно-правовых актов. Именно
юридическая сила актов выступает основополагающим критерием (фактором), определяющим иерархическое положение закрепленной в нем нормы права.
Несомненно, юридическая сила нормативно-правового акта зависит, в том числе, и
от компетенции органа, его принявшего. В этом смысле система органов власти связана с
системой правовых актов, ими принимаемых.
Основной проблемой создания и реализации теории правовых актов на современном этапе развития российского права А.В. Малько и Я.В. Гайворонская называют проблему соотношения формы и содержания правового акта [6, с. 17].
Нельзя не согласиться с тезисом названных авторов о том, что юридическая форма
акта (приказ, распоряжение, постановление и др.) должна указывать на его юридическую
силу и природу: акты разной юридической природы не могут иметь одинаковых наименований.
При этом следует добавить, что акты одинаковых юридических форм должны иметь
схожий характер содержащихся в них предписаний.
С одной стороны, приведенные выше положения очевидны. С другой стороны, в
противоречие с ними вступает сложившаяся в настоящее время практика принятия подзаконных актов: можно проследить противоречия между названиями актов (юридической
формой) и их содержанием.
Так, согласно ст. 90 Конституции Российской Федерации Президент Российской
Федерации издает указы и распоряжения. Указы и распоряжения Президента Российской
Федерации не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам.
81
В науке ведется полемика относительно того, как разрешаются коллизии между
нормами указов и нормами распоряжений. Некоторые ученые, например, В.О. Лучин и
А.В. Мазуров, придерживаются мнения о том, что в случае возможного возникновения
коллизий между указами и распоряжениями необходимо признать приоритет положений
указов [5, с. 21].
Данная позиция основывается на том, что указы, в отличие от распоряжений, имеют
нормативный характер.
Необходимо учитывать, что круг вопросов, по которым принимаются указы, не
совпадает со сферами, регулируемыми распоряжениями. В настоящее время не существует
акта, который бы разграничивал случаи принятия указов и распоряжений [1, с. 18].
Аналогичная ситуация складывается в отношении актов Правительства Российской
Федерации. В соответствии со ст. 115 Конституции Российской Федерации на основании и
во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство РФ издает постановления и распоряжения и обеспечивает их исполнение.
Согласно ч. 3 ст. 115 Конституции Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации могут быть отменены Президентом
РФ.
При этом, однако, следует отметить, что согласно ст. 23 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» акты, имеющие нормативный
характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации. Акты
по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Правительства РФ [12].
При поверхностном изучении вопроса может возникнуть представление о том, что
название акта, содержащего правовые предписания по определенным вопросам, не имеет
какого-либо принципиального значения. Вместе с тем, при построении четкой иерархической системы правовых норм необходимо определить место каждого вида норм, что достигается, как было отмечено выше, во многом благодаря критерию юридической силы акта, закрепляющего правовые нормы.
Если говорить о том, что нормы постановлений Правительства Российской Федерации имеет большую юридическую силу (и, как следствие, иерархический приоритет), чем
нормы распоряжений Правительства РФ, то в случае принятия Правительством Российской Федерации по какому-либо оперативному вопросу акта в форме постановления его
нормы не впишутся в иерархическую систему норм права, так как займут в ней не свое место.
Данная проблема актуальна и на региональном уровне. Так, например, в Тюменской
области высшим должностным лицом является Губернатор области. Он согласно ч. 1 ст. 43
Устава Тюменской области в пределах своих полномочий издает нормативные правовые и
правовые акты в виде постановлений и распоряжений Губернатора области. Указанные акты принимаются по вопросам исключительного ведения области и по вопросам совместного ведения и являются подзаконными, вторичными актами.
82
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Как правило, постановления Губернатора конкретизируют и содержат механизмы
реализации законов области. Отдельные постановления образуют сложную связь федерального и регионального уровней права, одновременно логически развивая и региональные нормативно-правовые акты (например, постановление Губернатора Тюменской области 5 мая 2011 г. № 91 «О порядке определения денежного содержания государственных
гражданских служащих Тюменской области») [11].
Распоряжения Губернатора области преимущественно являются индивидуальными
актами применения права, то есть не содержат норм права. При этом следует констатировать, что отдельные постановления и распоряжения имеют смешанный характер и содержат и нормы, и индивидуальные предписания, что затрудняет определение их места в иерархической системе норм права.
Например, распоряжение Губернатора Тюменской области от 31 марта 2011 г. №
17-р «Об общественных советниках Губернатора, Вице-Губернатора Тюменской области»
содержит как нормативные, так и индивидуальные правовые предписания [10].
Несомненно, отсутствие собственной юридической формы для каждого вида правовых актов (и, соответственно, норм права) влечет неоднозначность их юридической природы, и вслед за этим трудность определения места нормы, принятой тем или иным органом исполнительной власти (как на федеральном, так и на региональном уровнях).
Все больше в настоящее время в юридической литературе можно встретить высказываний в пользу строгой регламентации вопроса о том, какой орган какие акты вправе
принимать, и какому роду вопросов должен быть посвящен тот или иной вид правового
акта [3, с. 4].
На данном этапе развития российской правовой системы мы относим нормы и тех,
и других актов на одну иерархическую ступень, именуя их следующим образом: нормы
правовых актов (указов, распоряжений) Президента Российской Федерации; нормы правовых актов (постановлений, распоряжений) Главы субъекта РФ; нормы правовых актов (постановлений, распоряжений) высшего исполнительного органа субъекта РФ и т.п.
Во избежание потенциальной возможности коллизии между нормами актов исполнительных органов власти считаем целесообразным закрепить перечень вопросов, по которым должны издаваться указы и, соответственно, распоряжения.
Выделяя юридическую силу акта, содержащего нормы права, в качестве основного
критерия построения иерархической системы норм российского права, следует учитывать,
что это далеко не единственный фактор, влияющий на определение места конкретного вида норм права. Иерархическая система правовых норм детерминируется различными факторами, совокупное влияние которых, в конечном счете, и определяет их место [9, с. 58].
Руководствуясь лишь одним фактором, построение подобной иерархии не представляется возможным.
Помимо юридической силы нормативного правового акта, которая зависит, в частности, от компетенции органа, его принявшего, и от статуса нормативного правового акта
(например, Конституция РФ, федеральный закон, подзаконный нормативный правовой акт
регионального или локального уровня), можно выделить следующие факторы, оказывающие влияние на построение иерархической системы норм права:
83
1) время принятия нормативного правового акта, в котором содержатся нормы
(имеется в виду принцип приоритета норм, принятых позднее и регулирующих аналогичную сферу общественных отношений);
2) чѐткость и определенность регламентации соответствующих отношений (речь
идет о принципе приоритета специальных норм над общими).
Отметим, что в юридической литературе можно встретить более широкий перечень
факторов, чем приведенный нами. Так, В.А. Толстик выделяет следующие факторы и дает
каждому из них исчерпывающее обоснование:
. степень непосредственности выражения воли народа;
. степень общности (абстрактности) норм права; значимость (важность) регулируемых общественных отношений;
. кодифицированный характер акта;
. делегирование нормотворческих полномочий;
. надведомственный характер компетенции (для актов, принимаемых федеральными органами исполнительной власти и соответствующими органами субъектов РФ);
. совместное нормотворчество [9, с. 59].
Также необходимо учитывать, что на иерархическую соподчиненность норм права
влияет и предмет регулирования. Следует согласиться с И.А. Стародубцевой, которая,
проанализировав положения частей 5 и 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации, проходит к выводу, что эти нормы предусматривают «изменение иерархии актов в зависимости от регулируемых общественных отношений – федеральных законов и нормативных
правовых актов субъектов Конституции Российской Федерации» [8, с. 63].
По предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской
Федерации и ее субъектов приоритет имеют федеральные нормы, а по предметам ведения
субъектов РФ – региональные правовые нормы.
Таким образом, подводя итог исследования, можно сделать вывод о том, что при
построении иерархической системы норм российского права необходимо исходить не из
автономного влияния различных факторов, а из их совокупного действия.
При этом обозначенные принципы представляют собой лишь теоретическое обоснование установления иерархической системы норм права, и сами по себе не могут выступать в качестве нормативной основы для признания иерархического приоритета между
нормами различного уровня.
Для воплощения подобной модели на практике необходимо, чтобы соответствующая иерархическая зависимость была установлена в правовой форме.
С этой целью следует принять специальный Закон о нормативных правовых актах,
устанавливающий порядок подготовки, экспертной оценки, издания и обнародования нормативных актов, четко определяющий круг вопросов, подлежащих урегулированию исключительно с помощью закона, регламентирующий иерархию нормативных правовых
актов, порядок внесения изменений и дополнений, порядок отмены, а так же процедуру
мониторинга реализации нормативных правовых актов [2, с. 109].
84
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Литература
1. Бырдин Е.Н. Льготы и привилегии в праве: соотношение понятий // Академический вестник № 2 (4): научно-аналитический журнал серия «Право». Тюмень: Тюменская
государственная академия мировой экономики, управления и права, 2008. С. 17-22.
2. Бырдин Е.Н., Новосѐлова М.А. Совершенствование юридической практики в
Российской Федерации // Академический вестник № 2 (8): научно-аналитический журнал
серия «Право». Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права, 2009. С. 107-112.
3. Лапина М.А. Правотворческая функция исполнительной власти: предложения по
совершенствованию // Российская юстиция. 2013. №1. С. 4-7.
4. Левченко В.М. Субординация в структуре права (функциональные аспекты).
Монография. Рязань, 1990. 176 с.
5. Лучин В.О., Мазуров А.В. Указы Президента РФ: основные социальные и правовые характеристики. М., 2000. 303 с.
6. Малько А.В., Гайворонская Я.В. Теория правовых актов: необходимость и пути
создания // Государство и право. 2012. №2. С. 15-24.
7. Самощенко И.С. Иерархия и основные подразделения нормативных актов социалистического государства // Уч. зап. ВНИИСЗ. М., 1968. Вып. 15. С. 3-17.
8. Стародубцева И.А. Конституционные принципы федерального коллизионного
права // Журнал российского права. 2012. № 6. С. 59-66.
9. Толстик В.А. Иерархия источников российского права: монография. Н. Новгород, 2002. 215 с.
10. Тюменская область сегодня. 2011. 15 апреля.
11. Тюменская область сегодня. 2011. 2 июня.
12. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ: с изм. от
28 декабря 2010 г. «О Правительстве Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 1. Ст. 1.
85
УДК 349.2
Е. В. Уракова
E. V. Urakova
РОЛЬ ТРУДОВОГО ПРАВА В СТИМУЛИРОВАНИИ
ИННОВАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ РАБОТНИКА И РАБОТОДАТЕЛЯ
THE ROLE OF LABOUR LAW IN STIMULATING
THE INNOVATIVE BEHAVIOUR OF THE EMPLOYEE AND THE EMPLOYER
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье рассматриваются проблемы правового регулирования труда в
свете новых подходов и необходимости стимулирования инновационного поведения работников и работодателя, предлагаются пути совершенствования трудового законодательства и практики его применения.
Annotation: in the article the problems of legal regulation of labour in the light of new
approaches and the need to promote innovative behavior of employees and the employer, and the
ways of improvement of labour legislation and practice of its application.
Ключевые слова: инновации, инновационное поведение, трудовые отношения,
проблемы правового регулирования, работник, работодатель.
Key words: innovations, innovative behaviour, labour relations-relations, problems of
legal regulation, the worker, the employer.
Современный период развития общества вызывает необходимость инновационных
подходов в любой общественной сфере, как в экономике, так и социальной среде, правовом регулировании общественных отношений, в том числе в сфере труда. Инновация понимается как: 1. Направление изменений; 2. Новшество или нововведение, которое серьезно повышает эффективность действующей системы. Инновации бывают технологические
и социальные [1].
В Докладе Федеральной инспекции труда за 2010 год указывается, что человеческое достоинство работника и права человека в сфере труда в числе других прав рассматриваются как высшая ценность в преамбуле к уставу ООН и в преамбуле к Всеобщей декларации прав человека 1948 года.
Государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и
иных нормативно-правовых актов, содержащих нормы трудового права, реализует обязанность государства соблюдать и защищать данные права и свободы.
Эффективность подобной защиты напрямую зависит от условий, которые созданы в
государстве для реализации надзорно-контрольной деятельности, в частности, от нормативно-правового регулирования.
86
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Надзорными органами ежегодно выявляются около 1 млн. нарушений трудового законодательства (в период с 2009 по 2011г. отмечено некоторое снижение. В 2009 году – 1,
35 млн. нарушений, 992 413 в 2010 году, в 2011 году – 846 242).
Наибольшее количество выявленных нарушений приходится на нарушения по вопросам трудового договора и оплате труда) [2].
В литературе отмечается, что в обществе возник новый социальный заказ: вместо
послушных исполнителей востребованы люди, быстро ориентирующиеся в различных ситуациях, творчески решающие возникшие проблемы, понимающие и принимающие всю
меру ответственности за свои решения люди, способные творчески мыслить, обладающие
гибкостью ума, изобретательностью, чувством нового, возможностью осуществлять выбор, способные к активному участию в социальных преобразованиях общества.
Все чаще наблюдается постоянное внимание ученых к проблемам изучения источников идей инновационных процессов; важности их нормативно-правового обеспечения;
технологий организации инновационной деятельности в различных ее сферах; зависимости их распространения от особенностей среды; психологических механизмов их реализации и возникающих при этом психологических барьеров; управления инновационными
процессами. Но во всех исследованиях прослеживается и выделяется как главный аспект –
роль личности, которая является как субъектом, так и объектом данного процесса [3, с.
133].
Применительно к трудовым отношениям субъектами инновационной деятельности
является как работник, так и работодатель.
А.И. Пригожин отмечает, что главная характеристика субъекта инноваций – это его
деятельное самосознание. Его отличает уверенность, стремление раздвигать рамки реальной независимости и компетентности. Одновременно субъект есть носитель и автор вклада
в какую-либо совместную деятельность, партнер в межсубъектных отношениях [3, с. 133].
По мнению К.А. Абульхановой-Славской, позицию субъекта можно рассматривать
как сознательную деятельность в построении взаимодействия и взаимоотношений с окружающим миром. При этом смысловой акцент в понятии поведения делается не только на
приспособлении человека к природным и социальным условиям существования, но и на
творческо-преобразовательном отношении человека к условиям его существования, к миру
в целом [4].
Таким образом, говоря о деятельности инновационного характера, можно отметить,
что личность, как субъект этой деятельности, проявляется в инновационном поведении и в
саморегуляции [5].
Следует отметить, что не всякое поведение может рассматриваться как способствующее инновационной деятельности. Н.Ю. Молостова выделяет основные характеристики инновационного поведения: целенаправленность; ориентированность на преодоление
возникающих препятствий, а не на переживания по их поводу; гибкость, подразумевающая
адекватную реакцию на быстро меняющуюся обстановку; сочетание спонтанности с возможностью произвольной регуляции; настойчивость, но не переходящая в агрессивность.
Человек прилагает усилия для достижения своих целей, но делает это по возможности не в ущерб интересам других людей; направленность на достижение успеха, а не на
87
избегание неудачи; созидательность; социально ориентированное, инновационное поведение направлено на построение конструктивных отношений с окружающими: движение «к
людям», а не «от людей» или «против людей».
Человек, проявляющий инновационное поведение, стремится к установлению гармоничных взаимоотношений с окружающими, основанных на доверии, взаимопонимании
и сотрудничестве [5].
Инновационное поведение с его конкретными проявлениями не следует подменять
псевдоинновационным.
Названный тип поведения связан с постоянным поиском и апробацией наиболее
эффективных тактических поведенческих моделей, в том числе полулегальных и нелегальных, которые отвечают истинным интересам конкретного социального субъекта и
обеспечивают ему возможность индивидуального выживания при сохранении автономности и относительной независимости от регламентирующих его деятельность надсистем.
Зачастую направленность такого поведения может оказаться не только несозидательной, но и просто разрушительной, асоциальной.
В современных условиях при объективной необходимости инновационного развития, мы сталкиваемся с проблемой инновационного поведения субъектов и в трудовых отношениях. При этом необходимо уделять внимание правовой культуре граждан.
На формирование правовой культуры и позитивного типа правосознания и поведения оказывают влияние (среди прочих) следующие факторы (Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания
граждан" (утв. Президентом РФ 4 мая 2011 года):
 понятность, доступность и эффективность законодательства, его адекватность
реальной экономической и общественно-политической ситуации в стране, реализация в
законодательстве принципов справедливости и равноправия, обеспечения соответствия
норм права интересам и потребностям различных социальных групп;
 систематический и качественный контроль за состоянием законодательства Российской Федерации в целях его оптимизации, выявления пробелов и противоречий, своевременной его инкорпорации и кодификации, а также контроль за правоприменением, выявление и анализ проблемных ситуаций, связанных с неправильным пониманием и применением закона;
 эффективная, профессиональная и законная деятельность правоохранительных и
иных уполномоченных органов по выявлению и пресечению преступлений и других нарушений закона, обеспечение неотвратимости соразмерного и справедливого наказания за
нарушение закона.
В литературе отмечается, что на формирование инновационного поведения оказывает влияние инновационное сознание, которое имеет свои определенные характеристики.
Инновационное сознание и отношение к проблемной ситуации на уровне социальных проявлений требует от личности овладения ею эффективными социальнокоммуникативными умениями и стратегиями поведения, проявляемые ею в социальных
взаимоотношениях в ситуациях, связанных с инновационной деятельностью:
1) сотрудничество: партнеры помогают друг другу, активны в достижении индивидуальных и общих целей деятельности;
88
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
2) компромисс: партнеры взаимодействуют друг с другом, находя взаимоприемлемые решения;
3) контраст: одни участники содействуют, другие противодействуют при достижении общих и индивидуальных целей в случае отсутствия единства в мнениях;
4) конфликт: противодействие в ситуации общения с последующим решением конфликтной ситуации и достижением общих и индивидуальных целей;
5) лидерство: один или несколько участников ситуации руководят действиями других.
Инновационное поведение субъектов индивидуально-трудовых отношений, как
представляется, должно основываться на следующих принципах: 1. Добросовестности исполнения своих обязанностей; 2. Законности; 3. Недопущения злоупотребления трудовыми
правами (как работника, так и работодателя); 4. Справедливости; 5. Сотрудничества (социального партнерства); 6. Неотвратимости ответственности.
Одним из принципов реализации каждым субъектом своих прав и обязанностей
должен быть принцип «не навреди». Конечно, он в таком виде не находит отражения в
нормах права. Вместе с тем, ряд из прав или обязанностей того или иного субъекта несет
аспекты этого принципа. Указанный принцип отражает степень нравственности и духовности (последнее – более высокая степень нравственности) конкретного лица как мыслящего и свободного существа.
На наш взгляд, в современный период времени, как никогда, необходимо самое
пристальное внимание уделить принципу гуманизации трудовых отношений, основанных
на основополагающих библейских постулатах: «И как хотите, чтобы с вами поступали
люди, так и вы поступайте с ними» (Евангелие от Луки 6:31); «Не делайте другим того, чего себе не хотите» (Деяния Святых Апостолов 15:29).
Обращение к ежегодным докладам Федеральной инспекции труда позволяет сделать несколько выводов: отмечается систематическое нарушение работодателями трудового законодательства – своей важнейшей обязанности (она закреплена в ст. 22 ТК РФ работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; ст. 11 ТК РФ – все работодатели
(физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм
и форм собственности) в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними
отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права).
Последние изменения в трудовом законодательстве, а также уголовном и административном направлены на усиление ответственности должностных лиц (либо ограничение
трудовых прав отдельных категорий граждан как потенциальных работников), установление механизма реализации прав и свобод работников, снижение нагрузок на работодателей
(плановые проверки теперь проводятся не чаще одного раза в три года [6].
Тем не менее, существенного положительного сдвига по количеству нарушений
трудового законодательства со стороны работодателей не наблюдается.
89
Выборочные опросы работодателей, а также данные различных источников свидетельствуют о том, что работодатели часто крайне не довольны своими работниками (низкое качество выполняемых обязанностей, низкая производительность труда, неумение быстро и оптимально эффективно решать задачи и т.п.).
Большие претензии работодатели предъявляют к качеству выпускников, в том числе юридических специальностей (отметим ряд важнейших документов в этом направлении
– Указ Президента РФ от 26.05.2009 N 599 "О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации"; "Основы государственной политики
Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан"
(утв. Президентом РФ 4 мая 2011 года).
Работники также имеют претензии к своим работодателям.
В современных публикациях все чаще можно встретить такие подходы: найти хорошего специалиста также непросто, как и хорошего работодателя. Специалист располагает знаниями и умениями, работодатель условиями для их применения. Они одинаково
нужны друг другу.
Это не есть «наем», подразумевающий позицию сверху одного и снизу другого. Это
равные позиции взаимно заинтересованных людей. Эпоха авторитарных руководителей
проходит. Это экономически не выгодный тип отношений.
При нем подавляется инициатива, производство никогда не выходит на полную
мощь. Под управлением, по традиции, все еще подразумевают повелевание, командование,
а не оптимизацию ресурсов для достижения целей, в том числе и человеческих.
Поэтому на переходной фазе развития оптимально быть самим собой, не отвергая
при этом личность другого человека. Взвешенным способом поведения может служить
обозначение для себя границы управляемости, при нарушении которых следует разрыв отношений [7].
В период инновационных преобразований в стране необходимо коренным образом
изменить основы, принципы отношений работник-работодатель, разобраться в мотивации
труда.
Ежегодное исследование мотивации персонала установило: главным стимулом поменять работу сотрудники считают перспективы более высокой зарплаты и карьерного
роста. Но удержать их от этого могут интересные задачи и профессиональная команда.
По данным исследования, проведенного международным рекрутинговым агентством KellyServices, общий уровень удовлетворенности работодателем, как и в прошлом году, остается низким – два из трех работающих сотрудников по-прежнему готовы рассматривать предложения о смене места работы.
При этом рейтинг доверия к отечественному работодателю остается низким: 76%
респондентов хотят работать в международной компании – лидере отрасли или молодой
международной компании с высоким потенциалом.
Как следствие, ротация кадров на российском рынке растет: количество тех, кто недавно – до 1 года – приступил к исполнению своих обязанностей, увеличилось с 30% в
2009 г. до 51% в 2011. И напротив, продолжается последовательное сокращение количества сотрудников, проработавших в компаниях более длительный срок. Если в 2009 году от 2
до 5 лет в компаниях работали 27%, то в 2011 их число сократилось до 19%.
90
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Главными причинами, побуждающими к смене места работы, участники опроса попрежнему считают повышение уровня дохода (25%) и возможность карьерного роста
(18%). Однако материальные стимулы сотрудники не считают главными, если речь идет о
мотивации на текущей работе.
Только 11% полагают, что лучше всего на их работу влияет регулярная индексация
зарплаты. Основными же мотиваторами сотрудники считают такие нематериальные факторы, как высокая оценка результатов труда (33%), этичное поведение коллег и руководства (31%) и интересные задачи (15%).
Также стоит отметить, что в 2011 году выросло число тех, кто считает, что работодателям стоит увеличить общие инвестиции в персонал.
Рейтинг соотношения между количеством работающих в определенной отрасли и
количеством желающих в ней работать показывает, что лидерами по числу неудовлетворенных своей профессией остаются розничная торговля, фарминдустрия и сфера товаров
народного потребления. Самыми привлекательными отраслями являются нефтегазовая индустрия, а также сфера развлечений и масс-медиа [8].
По мнению специалистов по кадрам, результативность компании, удовлетворенность клиентов, удержание кадров и удовлетворенность сотрудников тесно взаимосвязаны.
Высокая удовлетворенность работой помогает компаниям добиваться успехов в любом
бизнесе.
Чтобы выстроить эффективную систему мотивации, необходимо проанализировать
мотивы и установки людей, занятых в компании, оценить уровень их удовлетворенности
своим трудом, степень приверженности компании и выполняемой работе. Специалисты
отмечают, что часто сотрудники работают неэффективно из-за банального безразличия к
прибыли собственников.
Как показывают исследования, главной причиной низкой активности и продуктивности персонала компаний часто является отсутствие заинтересованности большинства
сотрудников в расширении и увеличении прибыльности предприятия.
Заинтересовать персонал в получении компанией прибыли можно простым способом — начать делиться ею с сотрудниками. Данная система оплаты труда основана на
принципе «честного обмена» [9].
В чем роль трудового права в решении вопроса стимулирования мотивации? Прежде всего, необходимо как работодателям, так и работникам осознать необходимость сотрудничества, социального партнерства.
Среди целей государственной политики в сфере развития правовой грамотности и
правосознания граждан, обозначенных в Основах государственной политики Российской
Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан (утв. Президентом РФ 4 мая 2011 г.), закреплены:
1) формирование в обществе устойчивого уважения к закону и преодоление правового нигилизма;
2) повышение уровня правовой культуры граждан, включая уровень осведомленности и юридической грамотности;
91
3) создание системы стимулов к законопослушанию как основной модели социального поведения;
4) внедрение в общественное сознание идеи добросовестного исполнения обязанностей и соблюдения правовых норм.
Государственная политика проводится одновременно с комплексом мер по совершенствованию законодательства Российской Федерации и практики его применения. К
ним относятся, в частности, совершенствование правового механизма реализации гражданами прав, свобод и исполнения ими обязанностей, а также эффективной защиты прав и
законных интересов граждан; создание нормативно-правовой базы, необходимой для реализации основных направлений государственной политики; совершенствование процесса
нормотворчества, повышение качества нормативных правовых актов.
Как бы ни совершенствовал законодатель нормы трудового права, без адекватного и
ответственного отношения к тем или иным нормам субъектов, которым они адресованы
непосредственно, невозможно их осознанное соблюдение. Однако, это является лишь
предпосылкой для инновационного поведения работника и работодателя. Необходимо
усовершенствовать ряд норм трудового законодательства, а именно:
1. Необходимо ввести регулярную проверку каждого работодателя (не реже одного
раза в 2-3 года) на предмет соблюдения им трудового законодательства. В связи с этим
следует внести соответствующие поправки в ФЗ РФ № 294 «О надзоре».
2. В Трудовой кодекс РФ ввести обязанность по проведению работодателями самоаттестации по соблюдению трудового законодательства. Результаты самоаттестации предоставлять в гострудинспекцию и соответствующие органы по труду органов местного
самоуправления для последующего анализа и принимаемых решений. Для этого Министерству труда необходимо разработать критерии и круг вопросов для такой самоаттестации.
3. Считаем целесообразным введение ежегодного мониторинга оценки текучести
кадров у каждого работодателя с опубликованием их на официальных сайтах органов по
труду на уровне местного самоуправления.
4. Необходимо прослеживать и анализировать дальнейшее развитие трудовых отношений (их прекращение, причины прекращения) после обращения работника с жалобой
на своего работодателя в органы государственного надзора и контроля или с исковым заявлением в суд.
5. Следует усилить гарантии по заработной плате (установить минимальный размер
зарплаты, равный прожиточному минимуму, как это закреплено ст. 133 ТК РФ, без учета
ст. 421 ТК).
6. Установить минимальный размер заработной платы для каждой квалификационной категории работников, разделив их на соответствующие профессиональные квалификационные группы (по аналогии с бюджетной сферой – ст. 144 ТК РФ).
Литература
1. http://ru.wikipedia.
2. http://www.rostrud.ru.
92
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
3. Пригожин А.И. Нововведения: стимулы и препятствия. – М.:1989. Психология. С.
133.
4. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности: проблемы методологии, теории и исследования реальной личности: Избр. психол. тр. / Гл. ред. Д.И. Фельдштейн. – М.; Воронеж: 1999; Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М.: 1991.
5. Н.Ю. Молостова. Теоретико-методологические основания понятия «инновационное поведение»». Известия Самарского научного центра РАН, т. 12, №5, 2010 http://www.ssc.smr.ru/media/journals/izvestia/2010/2010_5_132_136.pdf.
6. ФЗ РФ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» №
26.12.08 г. N 294-ФЗ (с изм. и доп.).
7. М. Саприн. Подчиненный-начальник. Покой им только снится? http:// www.ippligenesis.ru/opinion/opinion_1.html.
8. Удержание и мотивация: сотрудники увольняются из-за рутины и плохого руководства. - http://menslife.info/business/n/3742/.
9. Эффект довольного сотрудника - http://menslife.info/business/n/3742/
УДК 316.4
В. В. Гаврилюк
V. V.Gavriluk
МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА И ОБРАЗ БУДУЩЕГО У МОЛОДЁЖИ
YOUTH POLICY AND THE IMAGE OF FUTURE AMONG YOUTH
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Тюменский государственный нефтегазовый университет»
Гуманитарный институт
Аннотация: рассматривается проблема формирования и реализации молодѐжной
политики в России и еѐ регионах. Определены факторы и условия социального и экономического характера, которые могут выступать ориентирами в выборе стратегических задач
молодѐжной политики. Выявлены ориентиры для постановки современных задач: не только социальный запрос государства и общества, но и реальные приоритеты, ценностные
ориентации различных групп молодѐжи, представления молодѐжи о желаемом будущем
для страны, региона, для себя лично. Обосновано, что социальная интегрированность, самоидентификация молодѐжи зависит от степени соотнесѐнности доминирующих в обществе ценностей с индивидуальным ценностным миром, выбор жизненной стратегии зависит от образа желаемого будущего.
93
Annotation: In the article, the problem of formation and realization of youth policy in
Russia and its regions is under the view. The factors and conditions of social and economic nature that can serve as guidelines in the selection of strategic objectives of youth policy are defined. Also, the orientations for setting the modern tasks are pointed out, here we mean not only
social request of the state and society, but also the real priorities, values of different groups of
young people, young people's views about the desired future for the country, region, for the person. It is substantiated that the social integrity, self-identification of young people depend on the
degree of correlation of dominant values of society with individual value of the world, the choice
of the life strategy depends on the desired image of the future.
Ключевые слова: молодѐжная политика, динамика социальных изменений, жизненные ориентиры молодѐжи, молодѐжный активизм.
Keywords: youth policy, dynamics of social change, life guidance of youth, youth activism.
В Тюменской области сложилась достаточно эффективная система управления молодѐжной политикой, основывающаяся на взаимодействии молодѐжных структур органов
исполнительной власти городов и районов области с профильными учреждениями, детскими и молодѐжными общественными объединениями и организациями.
Разработка программ государственной поддержки молодѐжи в области началась с
1994 года и опыт реализации первых региональных Программ уже достаточно хорошо осмыслен: «...за последние годы удалось обеспечить серьезный прорыв в практике социальной, образовательной и культурно-досуговой работы с молодѐжью, развития молодѐжных
и детских общественных объединений и организаций.
Можно с уверенностью сказать, что на территории Тюменской области реализуется
единая государственная молодѐжная политика, сформирован комплекс нормативноправового, организационного и научно-методического обеспечения функционирования
системы работы с молодежью» [1, c. 242].
Современные Программы ориентируются не только на социальный запрос государства и общества, но и на реальные приоритеты, ценностные ориентации различных групп
молодѐжи, представления молодѐжи о желаемом будущем для страны, региона, для себя
лично. Социальная интегрированность, самоидентификация молодѐжи зависит от степени
соотнесѐнности доминирующих в обществе ценностей с индивидуальным ценностным миром.
Поколение 2000-х отличается от молодѐжи 90-х годов прошлого века достаточно
принципиально. В целом, как и всякий период аномии, конец ХХ века породил не ценностный вакуум, а большое разнообразие, разброс индивидуальных и групповых ценностных
ориентаций. Появление на социальной арене новых (а, по-существу, старых социальных
групп – предпринимателей и наемных работников) еще более усилило ценностный хаос.
Новые социальные страты изменили роль и функции старых, традиционных социальных групп, продолжающих свое существование в обществе. Сложность анализа феномена современного капитализма связана не только и не столько с самобытностью российских реалий, сколько с теоретической нерешенностью проблемы базового критерия.
94
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Сегодня широко распространено утверждение о том, что взаимодействие новых
технологий с новыми идеологиями приводит к исчезновению вечных истин капитализма –
экономический рост, полная занятость, финансовая стабильность.
Это даже позволяет некоторым исследователям рассматривать главную опасность
не в развале капитализма (это невозможно, поскольку у него нет жизнеспособного конкурента), а в состоянии застоя, которое можно преодолеть только с помощью новых стратегий, прежде всего – гуманитарных.
Современную стадию общественного развития западного мира исследователи определяют уже как посткапиталистическую.
К несомненным социальным и идеологическим достижениям последних лет можно
отнести преодоление иллюзии, что рыночные механизмы способны автоматически обеспечить и экономический рост, и благосостояние населения, и политические свободы, и социальные гарантии, и права личности и прочее.
Российский переход к капитализму преодолевает одни проблемы, но порождает и
умножает другие. В молодѐжной политике очень важно сегодня осознавать ограничения
«капиталистической» объяснительной схемы.
Молодѐжная политика, в том числе и региональная, должна ориентироваться не
только на существующие мобилизационные схемы молодѐжного активизма, модернизационный потенциал этой социальной группы, но и учитывать факты негативной мобилизации как контрмодернизационной стратегии.
Для той и другой жизненной стратегии молодѐжи в современной России есть объективные основания.
В докладе, посвященном реализации «Стратегии 2020», отмечается: «Анализ институциональной динамики России в рамках панели лидеров догоняющего развития показывает, что за последние годы Россия ухудшила свои позиции, переместившись из второго
эшелона этой группы стран в конец третьего эшелона. Это демонстрирует еѐ отставание в
институциональных улучшениях от основных конкурентов на рынке инвестиций» [2].
При этом, страны, демонстрировавшие высокие темпы роста до мирового экономического кризиса 2008 года – восстановили их в 2010 г., это – Бразилия, Индия, Индонезия,
Китай, Малайзия, Мексика, Таиланд, Турция, Южная Африка. В эту же группу вошѐл Казахстан, конкурент России на рынке инвестиций и член Таможенного союза.
В рейтинге Doing Business Россия потеряла 23 позиции, продемонстрировав худшую динамику из всех стран панели. В рейтинге конкурентоспособности IMD Россия в
2007 г. занимала 5-е место в панели десяти лидирующих развивающихся стран, а в 2011 г.
уже только 9-е (ссылка). Таким образом, экономическое развитие страны демонстрирует
ухудшение ситуации после экономического кризиса 2008 года.
Не лучше, к сожалению, развивается и качество государственного регулирования
экономики и социальной сферы. В рейтингах Мирового банка, характеризующих качество
регулирования и правовой среды (Government Effectiveness, Regulatory Quality, Rule of
Law, Control of Corruption), Россия также на протяжении последних пяти лет продемонстрировала максимальное ухудшение позиций в рамках панели развивающихся государств
(см. табл.).
95
Обращает на себя внимание тот факт, что за последние пять лет институционально
наиболее слабые страны энергично улучшали свои показатели (Китай, Бразилия, Индонезия), в то время как институциональные лидеры (Малайзия, Таиланд) демонстрировали
регресс. Россия же, занимая место в первой группе, показала динамику, характерную для
второй.
Динамика институциональных изменений в странах догоняющего развития
Динамика (измене- Эффективность
Качество
ние позиций) стран правительства регулирования
в рейтингах Мирового банка, характеризующих качество
госуправления и
правовой среды,
2005–2009 гг.
Бразилия
+2
-1
Китай
+8
-2
Индия
+1
-4
Индонезия
+9
+6
Малайзия
-3
-6
Мексика
+3
-2
Казахстан
+13
+2
Россия
+3
-11
Таиланд
-6
-2
Турция
+3
0
Верховенство
закона
Контроль
коррупции
Сумма
изменений
+10
+4
-2
+6
-1
-7
+6
+1
-5
+3
+6
+8
+4
+7
-7
+1
+1
-16
-4
+4
+17
+18
-1
+28
-17
-5
+22
-23
-17
+10
Итак, недостаточный рост экономики и замедление модернизационных процессов, с
одной стороны, и негативные тенденции, ухудшение качества социальной среды, с другой
– обостряют проблему молодѐжной политики, связанную с негативной мобилизацией.
Факт распространения в молодѐжной среде негативистских настроений подтверждается
многочисленными фактами и социологическими исследованиями.
Повсеместное распространение информационных технологий снимает вопрос о
трансляции этих настроений в различные социальные группы, практически любое событие, мнение, выраженная позиция становятся доступными «здесь и сейчас». При этом,
проблема гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд.
«Глубокая конфликтность и сложность происходящего обусловливается тем, что
инициируют контрмодернизационный поворот не конкретные антидемократические силы
или политики, а большая (значительная) часть трансформирующегося общества. Это обнаруживается в дискредитации ценностей свободы и демократии, собственности и экономической независимости, поддержке снизу роли государства, росте экстремистских организаций, движений правого и левого толка» [5, с. 142]
Несмотря на заметные негативные тенденции в социально-экономическом развитии
современной России «нынешнему поколению российской молодѐжи сегодняшняя жизнь в
стране нравится гораздо больше, чем их предшественникам, также поколению отцов. На
это, в частности, указывают без малого две трети (59%) представителей молодого и меньше половины (45%) старшего поколения» [1, с. 357].
96
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
В условиях нового российского капитализма одной из наиболее актуальных для молодѐжи сфер выступает образование, особенно профессиональное. Сегодня – одна из острейших проблем образовательной практики – проблема базового критерия качества профессионального образования. Нерешѐнность этой проблемы вызывает напряжѐнность, даже конфликт между профессиональными сообществами и органами государственного
управления.
Понятие «качество образования» включает в себя нормативно-правовые требования
к образованию, историко-культурные традиции и теоретико-методоло-гические принципы
построения образовательной системы. Качество образования являет своим результатом
конкурентоспособность выпускников образовательного учреждения, высокие достижения
в обучении, технологичность и современный уровень организации учебного процесса.
Особенно наглядно это проявляется в сфере высшего профессионального образования. 13 октября 2012 года вышел новый рейтинг вузов мира на 2012-2013 годы по версии
одного из самых авторитетных изданий приложения газеты Times Times Higher Education. Согласно опубликованному рейтингу, ни один вуз России не вошел в число 200 лучших, что произошло уже второй раз подряд (МГУ 216 место, СПбГУ вовсе вышел за
пределы 400 лучших) [4].
В выборе жизненной стратегии российская молодѐжь по-прежнему получение хорошего образования ставит на первое место. Образ своего будущего российский молодой
человек связывает с хорошим образованием, последующей работой по выбранной, любимой профессией, профессиональной карьерой, материальным благополучием, богатством
[1, с. 357].
В аспекте базового критерия профессионального образования сегодня, фактически,
предлагается только один критерий – профессионализм через набор соответствующих определенным уровням образовательных программ компетенций. Вхождение в Болонский
процесс и ВТО укрепляет позицию правящих элит по поводу смены базового критерия
профессионального образования.
Между тем, необходимость такой смены – ничем не доказана и последствия столь
радикальных перемен могут оказаться не так уж и прогрессивными. Критерий профессиональной компетентности фактически отрицает традиционные для российского образования
культуроцентричность, заставляет сомневаться в ценности фундаментальной подготовки
в системе ВПО, практически не рассматривает как функцию высшей школы воспитание.
Оценка несоответствия качества подготовки специалистов в профессиональной
школе запросам рынка труда – не нова. Но таким же классическим сегодня выступает вопрос о характере взаимосвязи бизнеса и высшей школы. Отсутствие механизма этого
взаимодействия и проблемы обрели и новые черты:
 образовательные стандарты, в том числе и третьего поколения, отражают позиции только высшей школы, т.к. нет профессиональных стандартов в отраслях экономики;
 бизнес-сообщество не готово финансировать долгосрочные образовательные
программы, хотя в краткосрочных проявляет довольно активную заинтересованность.
Прямые взаимодействия работодателей и вузов не складываются в систему и не могут
сложиться, т.к. у них разные задачи, функции;
97
 факторы конкурентоспособности выпускников не изучаются вузами, а следовательно и не учитываются при разработке стандартов и учебных программ.
Стремление к балансу между потребностями регионального рынка труда и образовательной политикой в регионе ни в коей мере не может сводиться к формированию жѐсткой обусловленности образовательных программ и направ-лений с числом и видом вакансий. При таком подходе за скобками могут остаться приоритетные направления в области
фундаментального образования, это будет означать смещение интересов в образовательной политике от интересов потребителя к интересам производителя.
Другими словами, механизм определения и реализации социального заказа образованию сегодня – более сложен, чем прямая зависимость от непосредствен-ного заказчика
кадров. Важно в этом механизме не допустить смещения приори-тетов: личность, общество, государство. Любые прагматические соображения, обусловленные сиюминутной выгодой, могут обернуться серьезными потерями в развитии интеллектуального и социального
потенциала новых поколений.
Проблемы интеграции молодѐжи в социальное пространство региона зависят от самоидентификации этой социальной группы. Социальная идентичность молодѐжи проявляется в наличии или отсутствии социального оптимизма, оценке собственных жизненных
перспектив, самочувствии в ближайшем социальном окружении.
Литература
1. Горшков М.К. Российское общество как оно есть: опыт социологической диагностики) / М.К.Горшков. – М.: – Новый хронограф, 2011. 672 с.
2. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической
стратегии
России
на
период
2020
г.
URL:
http://www.intelros.ru/reports/13467-itogovyy-doklad-o-rezultatah-ekspertnoy-raboty-poaktualnym-problemam-socialno-ekonomicheskoy-strategii-rossii-na-period-do-2020-godastrategiya-2020-novaya-model-rosta-novaya-socialnaya-politika.html
(дата
обращения:
20.03.2014).
3. Криницкий А.Я. Молодѐжная политика в Тюменской области: ретроспек-тива и
перспектива // Налоги Инвестиции Капитал. 2007. № 1-4. С. 238 -242.
4. Рейтинг ВУЗов мира 2012_2013 Times Higher Education. URL: http://
e_educ.ru/300_reyting_vuzov_mira_2012_2013_ot_times_higher_education.html (дата обращения 10.03.14).
5. Трубицын Д.В. «Модернизация» и «негативная мобилизация»: конструкты и
сущность. В кн. Новые идеи в социологии: монография / отв. ред. Ж.Т. Тощенко, - М.,
ЮНИТИ-ДАТА, 2013. 479 с.
98
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 323
Х. Н. Садыкова
H. N. Sadykova
СТРАТЕГИЯ БУДУЩЕГО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
STRATEGY FOR THE FUTURE OF THE TYUMEN REGION
IN CONDITIONS OF GLOBALIZATION
Тюменский государственный нефтегазовый университет
Аннотация: в статье используются и анализируются результаты исследования,
проведенного автором в конце 2013 г., а также вторичный анализ исследований российских и региональных социологов. Анализ стратегии будущего проводится на основе изучения массового сознания жителей Тюменской области через несколько индикаторов. Одним из индикаторов является сравнительный анализ понятий «социализм» и «капитализм»,
другим – уверенность в собственном благоприятном будущем. Исследование результатов
выявило оптимизм представителей молодого поколения и пессимистические настроения
представителей старшего поколения.
Annotation: the article used and analyzed the results of research conducted by the author
in late 2013, as well as secondary research analysis of Russian and regional sociologists. Analysis
of the strategies of the future is based on the study of mass consciousness of inhabitants of the
Tyumen region through several indicators. One of the indicators is the comparative analysis of
the concepts of socialism and capitalism, other ‒ confidence in its own favorable future. The
study results revealed optimism representatives of the young generation and pessimistic moods of
the representatives of the older generation.
Ключевые слова: социалистическое общество, капиталистическое общество, молодое поколение, среднее поколение, старшее поколение
Keywords: socialist society, capitalist society, the younger generation, the middle generation, the older generation
На протяжении двадцатого века две социально-политические системы – капиталистическая и социалистическая – противостояли друг другу. В.К. Левашов отмечает, что в
процессе взаимодействия две общественные системы претерпевали существенные изменения, принимали отдельные качества друг друга.
Это происходило и в силу того обстоятельства, что общественно-экономи-ческая
формация капитализма, утвердившаяся в основном в странах Западной Европы, Северной
Америки и Японии, породила внутри себя и в остальном мире глобальные социальные
противоречия, а формация социализма, возникшая как реакция на эти противоречия в
странах экономически слабо развитых, достаточно слабо являла собой результаты субъективной политики и носила черты социального эксперимента [3, с. 575].
99
Следует отметить, что в современной России в настоящее время большая часть населения успела пожить и при социализме, и при капитализме – это представители старшего и среднего поколений, которые могут выступить в роли экспертов и сравнить эти два
способа общественного устройства и жизни.
Для сравнительного анализа автор использовал результаты исследования жителей
Тюменской области, проведенного в 2013 г. Для решения других задач использовались результаты исследований, проведенных в различные годы Е.А. Кублицкой, В.К. Левашовым,
Н.Г. Хайруллиной, Е.М. Воробьевым [1-7].
Представим ответы респондентов о том, что для них означают понятия «социализм»
и «капитализм». Проводя интерпретацию понятия «социализм», на основании наиболее
часто употребляемых определений можно сделать вывод о том, что мужчины и женщины
солидарны в характеристике понятия «социализм», для которых он в первую очередь означает коллективизм (45,5 и 40,1% соответственно), патриотизм, порядок, справедливость
и права человека.
Сравнительный анализ данных, полученных десять лет назад В.К. Левашовым и автором, показывает, что за данный период оценка определений, характеризующих «социализм», не изменилась. По данным исследований ученого, пятерка базовых определений
аналогичная [3, с. 578].
Первая пятерка определений, характеризующих капитализм, состоит в основном из
нейтральных и негативных определений и выглядит следующим образом: частная собственность, власть узкой группы людей, технический прогресс, права человека и социальная
незащищенность.
Рассмотрим структуру ответов жителей Тюменской области на вопрос, в каком обществе они хотели бы жить. Одна треть респондентов хотела бы жить в социалистическом
обществе (в 2004 г. 22,0% жителей области, 34,0% – россиян), каждый пятый – в капиталистическом (29,0% тюменцев и 22,0% россиян), каждый третий – в другом (каждый десятый
житель Тюмени и России в 2004 г.), каждый десятый затруднился ответить на поставленный вопрос.
Анализ ответов на данный вопрос в зависимости от пола показал, что одинаковое
число мужчин и женщин хотели бы жить в социалистическом обществе. При этом мужчины
чаще, чем женщины в своих ответах высказали желание жить в капиталистическом обществе, а женщины – в другом обществе. Ответы участников анкетного опроса на данный вопрос
в зависимости от пола представлены в таблице 1.
Таблица 1
Ответы респондентов на вопрос, в каком обществе они хотели бы жить
в зависимости от пола, в % к общему числу ответивших
Общество
муж.
жен.
социалистическое
35,2
35,4
капиталистическое
24,6
16,1
другое
29,5
37,2
затрудняюсь ответить
10,6
11,3
100
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
В ответах респондентов, принадлежащих к разным поколениям, не выявлено явных
предпочтений. Не удивительно, что представители старшего поколения (61 год и старше)
чаще других предпочли бы жить при социализме. Почти каждый четвертый представитель
среднего поколения хотел бы жить в капиталистическом обществе (табл. 2).
Таблица 2
Ответы респондентов на вопрос, в каком обществе они хотели бы жить
в зависимости от возраста, в % к общему числу ответивших
Общество
18-25
26-30
31-40
41-50
51-60
61 и более
социалистическое
32,5
27,3
31,8
36,8
45,8
64,0
капиталистическое
17,5
24,2
21,5
22,4
20,3
12,0
другое
42,2
36,4
35,5
27,6
18,6
20,0
затрудняюсь ответить
7,8
12,1
11,2
13,2
15,3
4,0
Каким представляют себе российское общество через 10 лет жители Тюменской области. Ответ на этот вопрос дает представление о настроениях пессимизма или оптимизма
в обществе. Более трети опрошенных полагают, что Россия будет играть всѐ большую роль
в мировом сообществе. Такое мнение чаще высказывают мужчины, чем женщины.
Следующие две позиции доказывают, что в сознании жителей Тюменской области
превалируют проблемы социально-экономического расслоения общества. По мнению
38,2% тюменцев, «деньги будут играть всѐ большую роль, люди станут более расчѐтливыми», а каждый третий утверждает, что «богатые станут богаче, а бедные беднее».
Для жителей Тюменской области важны и проблемы взаимоотношения поколений,
и семейные ценности. Каждый третий высказался, что «людям старших поколений станет
сложнее понимать молодѐжь», а каждый четвертый полагает, что «ценность семьи снизится, увеличится разрыв между поколениями» (это чаще женщины, чем мужчины) (табл. 3).
Таблица 3
Ответы респондентов в целом и в зависимости от пола на вопрос, каким они
представляют себе российское общество через 10 лет,
в % к общему числу ответивших
вариант ответа
Россия будет играть всѐ большую роль в мировом сообществе
значительно улучшится благосостояние, будет больше богатых людей
возрастѐт значение семьи
возрастѐт значение идеологии и духовных ценностей
старшее поколение будет использовать опыт молодѐжи
молодѐжь будет опираться на опыт предшествующих поколений
людям старших поколений станет сложнее понимать молодѐжь
богатые станут богаче, а бедные беднее
101
все
респонденты
муж
жен
39,0
41,7
36,5
15,4
19,9
15,2
12,6
17,4
16,3
17,0
12,1
13,5
23,4
13,5
13,1
13,7
15,9
11,7
31,5
34,2
28,8
35,2
34,3
33,6
деньги будут играть всѐ большую роль, люди станут более
расчѐтливыми
ценность семьи снизится, увеличится разрыв между поколениями
будут узаконены однополые браки
38,2
34,8
41,2
23,4
10,6
22,7
9,5
24,1
10,6
Другой проблемой будущего в условиях глобализации – дискуссионным вопросом
является содержание национальной идеологии, и, в частности, возможность и целесообразность введения государственной религии в стране. Радикальное изменение отношений
государства и религии после 1991 года, указывает В.К. Левашов, широкая и интенсивная
пропаганда религиозного мировоззрения в СМИ привели к фундаментальному изменению
духовного климата в стране [3, с. 581].
Как показывают социологические исследования, религиозным институтам респонденты высказывают доверие чаще, чем политическим. Поэтому изучение религиозной
жизни регионального сообщества, характера, содержания и степени религиозности и секуляризации общества, уровня отношения основной части населения к людям разных национальностей, конфессий и т.д., определяет, по мнению Н.Г. Хайруллной, в значительной
степени устойчивость социально-экономи-ческого и политического развития региона [5,
6].
В соответствии с данными информационного портала Министерства юстиции РФ
по состоянию на 14 июня 2012 г. в Тюменской области зарегистрировано 193 религиозных
организации различных конфессий. Самые крупные группы верующих в регионе – православные, мусульмане и протестанты.
Рассмотрим уровень и соотношение религиозности и атеистичности населения Тюменской области, а также динамику секуляризационного процесса на материалах мониторингового исследования, проведенного Н.Г. Хайруллиной, Е.М. Воробьевым [4].
За последние годы в Тюменской области доля респондентов, считающих себя верующими, составила приблизительно 59-71% и весной 2013 г. достигла 69,1% (сопоставима с российскими данными). Так, Е.А Кублицкая зафиксировала, что, начиная с 1993 г.,
прекратился быстрый темп роста религиозного населения. «Религиозный ренессанс» сменился стабилизацией и остановился на отметке уровня религиозности от 40 до 70% (в зависимости от региона РФ) [1, с. 126].
Социально-демографические характеристики религиозного населения в целом по
России сегодня в определенной степени размыты: не прослеживается четкой зависимости
уровня религиозности от возраста, социального положения, места жительства, образования, семейного положения или самооценки материального положения.
Наиболее распространенной конфессией является православие – о принадлежности
к этому вероисповеданию заявили 54,4% респондентов, далее ислам – число его приверженцев составило 7,4% опрошенных. К другим религиям (католицизм, протестантизм,
христианство и пр.) отнесли себя 2,4% респондентов.
Осенью 2013 г. 52,4% респондентов отметили, что ситуация в сфере религиозных
отношений на территории России «совершенно» или «относительно» спокойная; положение дел в указанной сфере на территории Тюменской области оценивается более оптимистично: «совершенно» или «относительно» спокойной ее считают 68,2% опрошенных. О
102
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
наличии негативных тенденций в сфере религиозных отношений на территории Тюменской области заявили 9,1% участников опроса, а на территории России в целом – 17,7%
[7].
Респонденты, которые указали, что ситуация в сфере общественно-религиозных отношений в Тюменской области в настоящее время является напряженной, указали причины социокультурного характера. Половина опрошенных (отвечавших на данный вопрос)
видят истоки напряженности в отличии культур последователей различных религий, в отсутствии необходимых для толерантного отношения к инаковерующим внутренней культуры и знаний [6].
Второй по значимости причиной респондентами названа причина нарастания фанатизма в среде верующих. К этой же группе примыкают суждения, в которых главным фактором негативных тенденций в межконфессиональных отношениях называется радикальный ислам, причем часть респондентов, разделяющих эту позицию, считают основными
его носителями мигрантов и переселенцев с Кавказа и Средней Азии.
В ходе опроса респондентам было предложено уточнить, были ли в их жизни или в
жизни их близких и знакомых конфликтные ситуации на религиозной почве. Как выяснилось, у 22,3% опрошенных был такой негативный опыт.
Индикатором, характеризующим стабильность в сфере общественно-рели-гиозных
отношений, могут служить ответы респондентов на вопрос, испытывали ли они на себе
враждебные взгляды или действия со стороны людей других вероисповеданий. Чуть более
половины опрошенных признались, что «никогда /«практически никогда» не испытывали
со стороны людей других вероисповеданий враждебных взглядов или действий.
В заключение рассмотрим ответы жителей Тюменской области о том, насколько
они уверены в собственном благоприятном будущем (табл. 4). Почти каждый второй участник анкетного опроса вполне уверен в собственном благоприятном будущем.
Явная тенденция прослеживается при анализе ответов на данный вопрос в зависимости от возраста: оптимистов больше среди представителей молодого поколения, пессимистов больше среди представителей старшего поколения.
Только 5,9% участников анкетного опроса убеждены в том, что дальше будет только хуже. Анализ ответов респондентов показывает, что пессимистов больше среди представителей старшего поколения: если среди респондентов в возрасте 61 год и старше так
считает каждый пятый, то среди представителей возрастной категории 18-25 лет, таких в
10 раз меньше (1,8%).
Таблица 4
Ответы респондентов на вопрос, насколько они уверены в собственном
благоприятном будущем в зависимости от возраста,
в % к общему числу ответивших
Вариант ответа
вполне уверен, всѐ зависит от меня лично
все
респонденты
18-25
26-30
31-40
41-50
51-60
61 и
более
45,8
55,4
51,5
44,9
35,5
33,9
20,0
103
не вполне уверен, так
как многое зависит от
окружения
не уверен в том, что
будущее будет благоприятным для меня
лично
убеждѐн в том, что
дальше будет только
хуже
затрудняюсь ответить
24,7
24,7
24,2
27,1
25,0
23,7
24,0
14,3
9,6
8,1
15,0
19,7
20,3
36,0
5,9
9,2
1,8
6,6
7,1
7,1
0,9
10,3
11,8
7,9
8,5
6,8
20,0
0
Вопросы развития и будущего России в условиях глобализации, как показал анализ
результатов исследований, находятся не на периферии массового сознания жителей Тюменской области. Более трети опрошенных полагают, что Россия будет играть всѐ большую роль в мировом сообществе.
В сознании жителей Тюменской области превалируют проблемы социальноэкономического расслоения общества, проблемы взаимоотношения поколений, и семейные ценности. По оценке жителей области, каждый второй из них вполне уверен в собственном благоприятном будущем. Причем позитивная направленность выявлена в ответах
представителей молодого поколения.
Литература
1. Кублицкая Е.А. Процессы развития дезинтеграции и интеграции общества в социально-экономической, политической, культурологической и этноконфессиональной
сферах /Россия: центр и регионы. Вып. 20. – М.: Серебряные нити, 2008. – 224 с.
2. Левашов В.К. Социально-политическая устойчивость: мировые и российские
тенденции /Материалы Международной НПК, посвященной 20-летию Конституции РФ
«Социально-экономическое, социально-политическое и социокультурное развитие регионов». - Тюмень: ТюмГНГУ, 2013. – 11-20.
3. Тюменская общество: наука и общество (социально-экономическое и этнокультурное развитие) / Под ред. В.К. Левашова, Н.Г. Хайруллиной. - Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2005. – 778 с.
4. Хайруллина Н.Г., Воробьев Е.М. Межэтнические отношения в Тюменской области: динамика и тенденции. - Тюмень: ТюмГНГУ, 2014. – 196 с.
5. Хайруллина Н.Г. Межэтнические отношения в полиэтничном регионе: социологическое измерение // Вестник КГТУ им. А.Н. Туполева. – 2013. - №1. – С. 182-184.
6. Хайруллина Н.Г. Тенденции этнокультурной ситуации в северном регионе
//Научный журнал Московского гуманитарного ун-та Знание. Понимание. Умение. – 2012.
- №3. – С. 106-109.
7. Khairullina N.G. The Social Disposition of the Inhabitants of Tyumen Oblast in Respect of Interethnic Relations in the Region Middle-East Journal of Scientific Research. - 2013. 17.10. - //http://www.idosi.org/mejsr/mejsr17%2810%2913/10.pdf
104
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 329.78
О. А. Извина
O. A. Izvina
МОЛОДЁЖНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
YOUTH AND SOCIAL POLICY IN THE SYSTEM OF CONTROL
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в данной статье рассматриваются аспекты молодѐжной политики как
одного из направлений социальной политики государства. Цель молодѐжной политики состоит в том, чтобы не только создавать условия для самореализации и саморазвития молодѐжи, но и включать еѐ в решение государственных и общественных проблем. Раскрывается роль традиционных социальных институтов, обеспечивающих воздействие на молодѐжь
(семья, школа, общественные организации, средства массовой информации); рассматривается сущность муниципальной молодѐжной политики; выявлены проблемы, препятствующие эффективному развитию молодѐжи города Тюмени.
Annotation: This article discusses aspects of youth policy as one of the areas of social
policy. The purpose of youth policy is to not only create the conditions for self-realization and
self-development of young people, but also to include it in the decision of state and public problems. Explores the role of traditional social institutions that have an effect on young people (family, school, community organizations, the media, considered the essence of the municipal youth
policy); identify problems that prevent the effective development of the youth of the city Tyumen.
Ключевые слова: молодѐжная политика, молодѐжь, социальная адаптация, волонтѐрское движение.
Keywords: youth policy, youth, social adaptation, the volunteer movement.
Молодѐжная политика, как одно из направлений социальной политики, представляет собой инструмент социального управления. Причѐм еѐ важную специфическую черту
составляет стратегический, перспективный характер ориентации. Ведь молодѐжь, еѐ отношение к жизни, социальная позиция во многом предопределяет будущее общества.
Переходный период в России знаменуется переменами во многих областях жизни, в
том числе меняется и отношение к молодѐжи, а, следовательно, и характер молодѐжной
политики. Признание молодѐжи на деле, а не на словах субъектом социальной политики,
означает и еѐ реальное соучастие в разработке и реализации молодѐжной политики. Главная цель молодѐжной политики – интеграция молодѐжи в общество посредством упорядочивания отношений между молодѐжью и нормативными стандартами [3].
105
Анализ молодѐжной политики преследует скромную, но вполне достижимую цель
– оптимизацию способов включения молодѐжи в современное российское общество на
уровне актуализации конструктивных, созидательных характеристик молодѐжи, реализации еѐ интеллектуального и мобилизационного потенциала.
Классическая социология автоматически приспосабливает молодѐжь к существующему социальному порядку, расставляя проблемные акценты в сфере социализации молодѐжи, подготовки к исполнению взрослых социальных ролей. Молодѐжная политика, организованная таким образом, становится «заложницей» социально-экономической ситуации в обществе.
Если в России молодѐжи не гарантируются государством «престижные» профессии и
высокий уровень доходов, то можно с определѐнностью заявить, что молодѐжная политика
бесполезна и не представляет социальной ценности. Социально-групповые интересы молодѐжи страдают из-за излишнего внимания к «возрастному» цензу, что при иллюзорности
предоставления социальных льгот молодым сеет ветер недоверия как среди молодых людей,
так и остальной части общества.
В процессе социальной модернизации адекватное использование термина «социальный возраст» предполагает его соотношение с определѐнной статусной позицией и
профессиональными знаниями. Мы можем воочию видеть, что молодѐжь более, чем другие использует новейшие коммерческие технологии и более восприимчива к современной
деловой этике. Если в бизнесе много преуспевающих молодых людей, то это вовсе не говорит о том, что молодым созданы полноценные условия [см. 2].
Молодѐжи нечего терять, и она более охотно вступает в сферу социального риска,
каковым является современный российский бизнес. На этом пути существуют значительные социальные издержки, когда приходится выбирать между прибылью и высокой квалификацией.
Молодѐжной политике необходимо разрешить профессиональную дилемму таким
образом, чтобы молодѐжь действительно оценивалась по профессиональным знаниям,
чтобы молодые выпускники вузов могли рассчитывать на себя как личности, а не с позиций «возрастных» цензов и предрассудков.
В условиях российской кризисной модернизации традиционное представление о
том, что физическая зрелость свидетельствует о достижении статуса взрослого, устанавливается посредством инициирования отложенной взрослости. Общество не в состоянии
предоставить социальные вакансии молодѐжи сообразно профессиональным и интеллектуальным способностям.
Социализация молодѐжи, в которой она постигает и скрывает свою суть, связывая
себя с существующим социальным порядком – цель молодѐжной политики. В конечном
счѐте, она способствует установлению «модальности» молодѐжи, которая может при определѐнных обстоятельствах подвергнуться законодательной дискриминации. Разве не часты
призывы применять законодательные ограничения на «вечернее времяпровождение» или
досуг молодѐжи.
Сейчас компания против стиляг в советском обществе 60-х годов кажется тоталитарной, ущемляющей права и моральное достоинство человека. Однако общество всегда
тяготеет к простым решениям: «табу» играли незаменимую роль в жизни традиционного
106
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
общества, в условиях социальной модернизации играют роль индивидуального предписания.
Социальные риски, связанные с молодѐжью, мотивируют культуру табу, систему
предпочтения запретов. Молодѐжь не относится к пилотной социальной группе, ей отводится роль «помощника», а чтобы «помощник» не проявлял строптивость, к нему применяют запреты индивидуализации [см. 1].
Практика региональной молодѐжной политики позволяет выделить четыре основных блока механизмов еѐ реализации: нормативно-правовой блок, молодѐжные социальные службы, общественные фонды, технологический блок, ресурсный блок. Каждый из
данных блоков имеет свои составные части.
В регионах имеется следующая нормативно-правовая база для молодѐжной политики: региональные законы о молодѐжи, законы о деятельности молодѐжных социальных
служб, о порядке создания и функционирования молодѐжных объединений, законодательные акты, регламентирующие положение отдельных наименее социально защищѐнных
групп молодѐжи [см. 6].
Муниципальная молодѐжная политика реализует основные задачи государственной
молодѐжной политики и предполагает поэтапные действия в следующих основных направлениях:
 обеспечение соблюдения прав молодѐжи;
 обеспечение гарантий в сфере труда и занятости молодѐжи;
 содействие предпринимательской деятельности молодѐжи;
 поддержка молодой семьи;
 гарантированное предоставление социальных услуг;
 поддержка талантливой молодѐжи;
 формирование условий, направленных на физическое и духовное развитие молодѐжи;
 поддержка деятельности молодѐжных и детских объединений;
 вовлечение молодѐжи в социальную практику и еѐ информирование о потенциальных возможностях развития;
 интеграция молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в
жизнь общества;
 создание условий для более полного включения молодѐжи в социальноэкономическую, политическую и культурную жизнь государства и общества;
 воспитание молодых граждан в духе патриотизма, уважения общепризнанных
принципов и норм международного права;
 расширение возможностей молодых граждан в выборе жизненного пути, достижении личного успеха;
 профилактика асоциальных явлений и экстремизма в молодѐжной среде;
 поддержка и развитие молодѐжных общественных объединений;
 поддержка и развитие молодѐжных совещательных органов;
 развитие международного молодѐжного сотрудничества.
107
Формирование и осуществление молодѐжной политики предполагает включение в
данный процесс многообразных социальных ресурсов, как-то: экономические, интеллектуальные, информационные, коммуникативные, демографические, экологические, инновационные, кадровые, организационные и другие.
В то же время пассивность молодѐжи в реализации региональных молодѐжных программ является очевидным фактом. Она объясняется следующими причинами: низкий
уровень информированности о проводимых мероприятиях; недостаточная их эффективность; отсутствие лидеров, способных организовать молодѐжь на решение собственных
проблем; не самые лучшие традиции политической культуры российского общества, ориентированные на пассивность [см. 5, 9].
Особенностью современного этапа реализации молодѐжной политики в России является смещение центра тяжести работы от федеральных государственных органов к регионам. Возрастание роли региональных и местных органов власти в реализации молодѐжной политики подтверждается результатами практики работы с молодѐжью.
Муниципальная молодѐжная политика обеспечивает целенаправленное формирование условий для полноценной социализации и индивидуализации подрастающего поколения.
В г. Тюмени для упорядочения и повышения эффективности молодѐжной политики
созданы и реализуются ряд молодѐжных программ, основной задачей которых является
объединение усилий различных субъектов социальной политики, направленных на включение подростков и молодѐжи в становление единой городской культуры через основные
сферы жизнедеятельности – труд, быт, отдых.
При реализации молодѐжной политики необходимо учитывать: что сама молодѐжь
предлагает сделать в целях повышения уровня жизни населения. Результаты социологических исследований на Юге Тюменской области, а также в других регионах показывают,
что молодые жители региона предлагают создавать новые рабочие места, реально определять потребительскую корзину, обеспечить возможность хорошо заработать [см. 8].
Можно назвать проблемы, препятствующие эффективному развитию молодѐжи города Тюмени:
1. Слабая вовлечѐнность молодѐжи от 14 до 29 лет в организованные формы досуговой деятельности сферы молодѐжной политики, несоответствие инфраструктуры учреждений молодѐжной политики, их ресурсного обеспечения современным требованиям. Причины этого:
 недостаточный уровень доступности услуг гражданско-патриотического воспитания молодѐжи;
 снижение значимости социальных ценностей среди молодѐжи (семья, здоровье и
т.д.);
 недостаточный уровень социальной активности студенческой и работающей молодѐжи;
 недостаточная привлекательность мероприятий сферы молодѐжной политики;
 недостаточная обеспеченность отдельных территорий города Тюмени услугами в
сфере молодѐжной политики;
 несоответствие оснащѐнности и типов помещений современным требованиям;
108
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
 недостаточный уровень квалификации кадров в сфере молодѐжной политики.
2. Недостаточный уровень развития механизмов социальной адаптации молодѐжи.
К причинам возникновения проблемы можно отнести следующие моменты: недостаточный спектр видов работ по организации временного трудоустройства несовершеннолетних и получению ими первого трудового опыта; узкий спектр услуг по работе с инвалидами и лицами с ограниченными возможностями здоровья; низкий уровень самосознания молодѐжи по отношению к собственному здоровью.
3. Особый интерес у молодѐжи вызывает спортивно-техническое направление, в
том числе и у подростков «группы риска», но материально-техническое оснащение учреждений устарело.
4. Слабо вовлечены в систему городских мероприятий молодѐжные объединения
работающей молодѐжи, «неформальная» молодѐжь. Волонтѐрское движение представляет
собой добровольную консолидированную социально полезную деятельность самоуправляемых, открытых объединений детей и молодѐжи.
Целью волонтѐрского движения является формирование в детской и молодѐжной
среде негативного отношения к употреблению психоактивных веществ и другим асоциальным явлениям, навыков социально ответственного поведения, а также пропаганда ценностей здорового образа жизни и помощь нуждающимся (ветераны, инвалиды и лица с ограниченными возможностями здоровья). В городе Тюмени охват молодѐжи добровольческим движением составляет 5,5% (9,8 тыс. чел.).
5. Для эффективной реализации молодѐжной политики необходимо расширить
спектр услуг, оказываемых молодѐжи: ресурсный центр молодѐжных объединений, консультационный центр (юридические, психолого-педагогические, реабилитационные,
профориентационные и другие услуги, в том числе для молодых семей, инвалидов и лиц с
ограниченными возможностями), центр студенческих инициатив, центр по работе с работающей молодѐжью, клубы по интересам (авторской песни, молодѐжный театр), крытый
молодѐжный центр экстремальных видов спорта.
Вышепроведѐнный анализ позволяет сделать вывод о том, что в городе Тюмени, несмотря на созданную систему работы с молодѐжью, недостаточным остаѐтся уровень активности молодѐжи и вовлеченность еѐ в социальную жизнь города.
Для создания условий развития молодѐжи и включения еѐ в различные процессы
развития разработана Программа, стратегической целью которой определены основные
мероприятия (согласно Концепции долгосрочного социально-экономического развития
Российской Федерации на период до 2020 г., утверждѐнной распоряжением Правительства
Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р): создание условий для успешной социализации и эффективной самореализации молодѐжи, развития потенциала молодѐжи и его использования в интересах инновационного развития страны [см. 4].
Таким образом, неотягощѐнная прошлым молодѐжь, по всем социологическим меркам, острее других социально-демографических групп чувствует меняющиеся общественные настроения и больше готова к политическим новациям.
Существующая в стране общественно-политическая ситуация оправдывает необходимость вернуть системе власти способность к эффективному воспроизводству и преемст109
венному развитию надѐжных и прочных, соответствующих духу времени государственных
и гражданских начал. В стоящих за этим процессах роль молодѐжи очевидна, так как, в
конечном счѐте, именно за ней воспроизводственная функция (биологическая и социальная) и именно молодое поколение призвано быть носителем новых гражданских устремлений, нового политического качества.
Литература
1. Егорова Н.И., Калинина М.А., Попов В.Р. Молодѐжь в политической жизни России: проблемы, перспективы. СПб.: Инапресс, 2012. – 324 с.
2. Зубок Ю. А. Социальная интеграция молодѐжи в условиях нестабильного общества. М.: Наука, 2011. – 154 с.
3. Ильинский И.М. Молодѐжь и молодѐжная политика. М.: Мысль, 2011. – 129 с.
4. Концепция государственной молодѐжной политики. М.: Образование, 2012. – 158
с.
5. Куприянова Г.В. Совершенствование управления государственной молодѐжной
политикой в условиях модернизации российского общества. М.: Мнемозина, 2010. – 179 с.
6. Молодѐжь в российских регионах: перспективы гражданского и профессионального становления / Под общей ред. М.К. Горшкова, A.A. Нелюбина, М.: Наука, 2009. – 194
с.
7. Савченко И.П. Молодѐжная политика как социальное управление. Ростов – на Дону: СКНЦ ВШ, 2002. – 302 с.
8. Сарычев С.М. Молодѐжная политика как направление социальной политики в
регионе (социологический аспект). Автореф. дис. … канд. соц. наук. М., 2001. – 29 с.
9. Состояние и перспективы развития детского и молодѐжного движения в Российской Федерации. М.: Мысль, 2010. – 159 с.
УДК 316.304
С. В. Толмачева
S. V. Tolmacheva
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ
ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ
SOCIAL ADVERTISING AS A FACTOR OF CULTURE LEGAL
OF YOUNG PEOPLE
Тюменский государственный нефтегазовый университет
Аннотация: социальная реклама необходима как эффективный инструмент поддержания стабильности общества. Распространяя социально значимые ценности и нормы
поведения, социальная реклама способствует формированию правовой культуры личности.
110
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Значение социальной рекламы возрастает в период социально-экономических кризисов,
так как происходит пересмотр норм поведения в обществе, проявляются проблемы с усвоением общественно-значимых ценностей в первую очередь в молодежной среде
Annotation: Social advertising is essential as an effective instrument for maintaining social stability. Social advertising contributes to a culture of legal personality, spreads socially important values and norms of behavior. Value of social advertising increases in the period of social
and economic crises, as is revised norms of behavior in society, manifest problems with the assimilation of socially significant values primarily in young people.
Ключевые слова: социальная реклама, правовая культура личности, социальноэкономический кризис, формирование правовой культуры, некоммерческие проекты организаций
Keywords: social advertising, legal personality culture, socio-economic crisis, formation
of legal culture, non-profit organizations projects
В условиях глобального экономического кризиса и экономической нестабильности
настоящего времени актуализируется обращение к социальной рекламе вследствие возрастания социальной напряженности в обществе и, прежде всего, в молодежной среде.
Федеральный закон РФ «О рекламе» определяет социальную рекламу как «информацию, распространенную любым способом, в любой форме и с использованием любых
средств, адресованную неопределенному кругу лиц и направленную на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей, а также обеспечение интересов государства» [3].
То есть социальная реклама направлена на распространение полезных для общества
социальных норм поведения, ценностей. Она предполагает не только пропаганду сотрудничества и взаимодействия людей, пропаганду семейных ценностей, благотворительности,
здорового образа жизни, гигиены, терпимости, образования, трудолюбия, но и формирование правовой культуры личности.
Социальная реклама приветствуется властными и общественными структурами и
законодательно регулируется в России.
Увеличение объемов социальной рекламы в настоящее время оправданно не только
с социально-культурных позиций, но и обусловлено экономическими факторами. В связи с
экономическим кризисом объемы коммерческой рекламы сокращаются в России по всем
средствам распространения рекламы, что вызвало снижение стоимости размещения.
Рекламодатели коммерческой рекламы не могут освоить все предлагаемое рекламное пространство даже по минимальным ценам. При этом рекламодатели коммерческой
рекламы экономят и на производстве рекламных материалов, предлагая для распространения «старые» десяти, пятилетней давности рекламные продукты (ролики и т.д.).
При этом потенциал падения российского рекламного рынка еще не исчерпан. В
этой ситуации размещение социальной рекламы сверх предусмотренных Законом «О рекламе» объемов может стать фактором стабилизации рекламного рынка и, одновременно,
одним из инструментов снижения социальной напряженности в обществе.
111
Экономические условия для размещения и производства социальной рекламы благоприятные: множество «свободного» рекламного пространства, низкая конкуренция или
отсутствие таковой со стороны коммерческих рекламодателей за рекламные площади, сохранившийся творческий и производственный потенциал рекламных агентств.
Социальные условия для активизации социальной рекламы, к сожалению, не столь
оптимистичны. Постоянное снижение объемов коммерческой рекламы не может ни сказаться на снижении объемов социальной рекламы, так как законодательно они взаимосвязаны.
Рекламные агентства самостоятельно без стимулирования со стороны государственных органов не могут увеличить объемы социальной рекламы, так как сами находятся в
критической экономической ситуации и увеличение объемов производства социальной
рекламы может негативно сказаться на их финансовом состоянии.
В то же время властные структуры в период экономических потрясений заняты решением текущих социально-экономических задач, при этом недооценивая потенциал социальной рекламы.
Социально-культурные последствия кризиса рассматриваются в отдаленной перспективе или вообще не рассматриваются. В этой связи социальной рекламе внимание не
уделяется. Вместе с тем социальная реклама может решать социальные проблемы, которые, как правило, активизируются в периоды социально-экономических кризисов.
Система распространения в обществе социально значимых и одобряемых ценностей, норм поведения существовала всегда. Без распространения и усвоения данных ценностей и норм человеческое общество не могло бы существовать, поэтому, можно сделать
вывод, что и социальная реклама в тех или иных формах (устной, наглядной, письменной и
т.д.) существовала всегда.
В кризисные периоды происходит пересмотр норм поведения в обществе, проявляются проблемы с усвоением общественно-значимых ценностей в первую очередь в молодежной среде. Ведь реклама оказывает активное воздействие на ценностные ориентации
молодого поколения вследствие незавершенности процесса формирования мировоззрения
молодых людей.
Это связано, прежде всего, с одной стороны, с социальной незрелостью молодежи, с
ее несформированными оценочными критериями, а с другой – с ее творческой активностью и силой.
Одним из возможных эффективных инструментов противодействия данным негативным явлениям может являться увеличение объемов социальной рекламы в рамках разрабатываемой государственной идеологической программы воспитания молодого поколения.
Проблемы формирования правовой культуры являются насущными для любого государства. Органы власти и управления Российской Федерации все больше говорят о необходимости формирования и развития правовой культуры, подчеркивая при этом, что
рост преступности происходит из-за низкого уровня правовой культуры россиян.
В рамках решения проблемы формирования правовой культуры россиян, государственные структуры принимают меры по правовому воспитанию и образованию граждан,
что в частности выражается в региональных целевых программах. Однако в них мало вни112
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
мания уделяется рекламе как одному из факторов формирования правовой культуры личности.
В настоящее время в процессе формирования правовой культуры личности признается участие таких социальных институтов, как: семья, властные структуры, система образования, общественные объединения, СМИ, – изучению их влияния посвящено достаточное количество научных трудов. Институту рекламы в данном случае почти не уделяется
внимания.
Выполняя информационную, коммуникативную, образовательную, социальную,
идеологическую, культурно-эстетическую и другие функции, реклама способствует правовым воспитанию, образованию, пропаганде и агитации, конечным результатом которых
является формирование правовой культуры личности.
Значимость рекламы заключается в возможности обратного взаимодействия с индивидом, что может использовать государство, общественная или коммерческая организация
в целях исследования определенного вопроса, в том числе состояния правовой культуры
личности и общества в целом.
Реклама, затрагивая правовые темы, транслирует определенные ценности и влияет
на формирование ценностных ориентаций членов социума, является одним из наиболее
важных факторов формирования мировоззрения человека, стереотипов его поведения.
Внедряя в сознание людей такие ценности, как: уважение и доверие к государству,
самообразование в области права, защита своих интересов, улаживание конфликтов разрешенными методами и т.д., – реклама пропагандирует правовую активность личности,
которая является неотъемлемым элементом ее правовой культуры.
Опыт использования рекламы как фактора формирования правовой культуры как за
рубежом, так и в нашей стране, относительно небольшой, но уже существует. Проведенный анализ показал, что основные темы правового характера в рекламе разных стран различны.
Так, в зарубежных рекламных кампаниях наиболее часто звучат такие темы, как:
защита прав женщин, прекращение насилия, детская беспризорность, подростковая преступность, отмена смертной казни и пр. Например, организации «Transparency
International» и «Concept foundation» запускали в Румынии и на территории Евросоюза социальную кампанию, поднимающую проблему взяток под слоганом «Не принимайте вашу
первую взятку», проект направлен на молодых сотрудников (18 – 30 лет) госаппарата [2].
Британская правительственная организация «Home Office», отвечающая за безопасность и порядок в стране, в 2008 году провела рекламную кампанию против уличной подростковой преступности с применением холодного оружия. В реализации проекта использовались радиоролики, печатная и Интернет реклама, которые разрабатывались агентством
«RKCR/Y&R» совместно с самими же подростками. Аудиторией данной кампания стали
не только молодые люди, но и их родители [2].
В противовес другим странам в России привлечение внимания к выше обозначенным проблемам с помощью рекламы практически не осуществляется. Главной темой рекламных кампаний, направленных на формирование правовой культуры граждан, являются
права, связанные с выборными процессами в Российской Федерации.
113
Значительная часть остальных мероприятий, посвященных формированию правовой культуры граждан, как правило, организуются в рамках таких государственных праздников, как: День России (12 июня), День государственного флага Российской Федерации
(22 августа), День Конституции РФ (12 декабря). Например, в честь Дня России во всех
регионах страны десять лет подряд проходит Всероссийская молодежно-патриотическая
акция «Я гражданин России!».
В ходе реализации проекта, например, в 2008 году в населенных пунктах ЯмалоНенецкого автономного округа распространялись трехцветные ленты – цветов российского флага и информационные буклеты, разъясняющие значение государственных символов,
а среди школьников и студентов проводилась интеллектуальная игра на знание правовых
аспектов «Я гражданин». Юным жителям региона в торжественной обстановке впервые
вручались паспорта [1].
Важно отметить, что зарубежные социальные кампании, в том числе и направленные на формирование правовой культуры граждан, готовятся на достаточно высоком профессиональном уровне: для реализации конкретных целей и решения поставленных задач
специалистами подробно анализируется целевая аудитория и другие факторы, в результате
чего разрабатывается рекламная концепция и ее стратегия. Что не всегда можно сказать об
отечественной рекламе, тем более, решающей социальные проблемы.
В адрес отечественных госструктур как рекламодателей звучит много критики, в
том числе от самих разработчиков рекламы.
Следует отметить, что кроме государства рекламодателями информации правового
характера могут быть общественные объединения. В России такого опыта практически нет
(не считать же таким опытом предвыборную агитацию и пропаганду кандидатов в депутаты местных органов власти, как правило, по вопросам правового ограничения деятельности в сфере ЖКХ и социального обеспечения граждан).
За рубежом общественные организации не только гораздо активнее используют
рекламу в целях формирования правовой культуры молодежи, но и разрабатывают нестандартные рекламные приемы, применяя нетрадиционные носители.
К сожалению, среди отечественных общественных организаций, занимающихся защитой прав человека, пока нет объединений, которые так же активно вели бы правовую
пропаганду, используя множество методов, в том числе рекламных.
Инициатором рекламы как фактора формирования правовой культуры молодежи
может быть и коммерческая структура. Практика использования социальных проблем распространена больше в рекламных кампаниях зарубежных коммерческих организаций, которые таким образом заявляют обществу о своей социальной ответственности.
В России показательной является деятельность компании «Консультант Плюс», которая уделяет большое внимание развитию некоммерческих, общественно значимых проектов, способствующих широкому распространению правовой информации в нашей стране («Программа информационной поддержки российской науки и образования», «Программа информационной поддержки российских библиотек», «Правовая информация в открытом доступе», издательская и просветительская деятельность и пр.) [3].
В Тюменской области некоммерческие проекты «Консультант Плюс» реализуются
и координируются региональным центром «Полное ПРАВО», который, кроме выше обо114
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
значенных программ, инициирует местные кампании, направленные на формирование
правовой культуры молодежи.
Реализуются областные конкурсы среди школьников и молодежи: конкурс детского
рисунка «Не считай ворон – изучай закон!», олимпиада для школьников «Лучшие по праву», студенческая деловая игра «твое ПРАВО» и др. В реализации данных проектов одним
из факторов формирования правовой культуры является реклама.
Таким образом, необходимо развивать практику применения рекламных методов и
средств с целью формирования правовой культуры российского общества. Интерес государства к проблеме формирования правовой культуры молодых людей средствами социальной рекламы поможет сохранению социальной стабильности общества в непростой период развития нашего общества, в период социально-экономического кризиса.
Литература
1. Бучинская А. Как воспитать Гражданина? // Тюменские известия, 2008, № 91.
2. Толмачева С.В., Титова Е.С. Реклама как фактор формирования правовой культуры личности: зарубежный и российский опыт // Глобализация: мифы и реальность: Материалы международной НПК – Тюмень: «ТГАМЭУП», 2008. – С. 316-319.
3. Официальный сайт © КонсультантПлюс, 1992-2014. URL: www.consultant.ru/ popular/advert/26_1.html#p62// (дата обращения 03.04.14).
УДК 316.3
Н. Л. Антипина
N. L. Antipina
МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ
THE YOUTH POLICY IN RUSSIA AND ABROAD
Тюменский государственный нефтегазовый университет,
институт менеджмента и бизнеса
Аннотация: в данной статье рассматриваются вопросы формирования и развития
молодѐжной политики в России и в зарубежных странах. Рассматриваемые проблемы определяются различием в целях, подходах и инструментах, применяемых в процессе планирования и реализации молодѐжной политики в разных странах. Приоритетные направления государственной молодѐжной политики в России определены в докладе «Молодѐжь
России 2000-2025: развитие человеческого капитала», подготовленным ведущими экспертами, занимающимися молодѐжными проблемами (сентябрь 2013 г.)
Abstract: This article describes the issues of formation and development of youth policy
in Russia and abroad. The issues under consideration are determined by the difference in objec115
tives, approaches and tools used in the planning and implementation of youth policies in different
countries. Priority areas of the state youth policy in Russia are identified in the report "Youth of
Russia 2000-2025: the development of human capital", prepared by leading experts dealing with
youth issues (September 2013).
Ключевые слова: молодѐжь, проблемы молодѐжи, молодѐжная политика, развитие
потенциала молодѐжи, международный опыт.
Keywords: youth, problems of the youth, youth policy; the development of the potential
of young people; international experience.
Молодѐжная политика – это система государственных приоритетов и мер, направленных на создание условий и возможностей для успешной социализации и эффективной
самореализации молодежи.
Молодѐжная политика является неотъемлемой частью политики государства и направлена на формирование и поддержание определенного статуса молодѐжи в обществе,
определенного качества жизни и качества самого молодого поколения, от которого зависит
будущее страны. Не случайно в развитых западных странах вопросам молодѐжной политики придается огромное значение и молодѐжь рассматривается как главное, ради чего
существует государство.
Для правильного понимания особенностей молодѐжи как социальной группы следует акцентировать внимание не только на демографическом критерии, но и социальнопсихологическом. Молодѐжь является поколением людей, которые проходят стадию
взросления, т.е. становления личности, усвоения знаний, социальных ценностей и норм,
необходимых для того, чтобы состояться как полноценный и полноправный член общества.
Она должна быть готова к воспроизводству и развитию не только материальных, но
и политических, духовных ценностей, культуры своей нации, народа. Именно это и делает
еѐ основной движущей силой прогрессивного общественно-политического развития на
этапе формирования гражданского общества.
С другой стороны, молодѐжь является незащищѐнной группой, несущей в себе дестабилизирующий заряд, что требует особого отношения к ней со стороны государства.
Данный особый статус молодѐжи рождает потребность в адекватной молодѐжной политике, способствующей решению имеющихся проблем и реализации творческого потенциала
молодѐжи.
Непосредственной целью государственной молодежной политики является всестороннее развитие потенциала молодежи, что в свою очередь должно способствовать достижению долгосрочных целей – социальному, экономическо-му, культурному развитию
страны, обеспечению ее международной конкуренто-способности и укреплению национальной безопасности [7] .
Качество молодого поколения, а также уровень его соответствия существующим
потребностям общества определяются эффективностью молодежной политики. Эффективность политики обеспечивается результативностью процесса реализации целого комплекса
мер различного характера: правового, социально-экономического, организационного, духовно-нравственного, культурного, психологического и т.д.
116
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Реализация данных мер создает соответствующие приемлемые условия для достижения главной цели молодежной политики. Однако в различных странах и даже регионах
нашей страны преследуются самые разнообразные цели молодежной политики, используются различные подходы и инструменты, соответственно и результаты получаются различными, проявляясь в качестве молодого поколения и его положении в обществе [1].
Имеющееся положение молодых людей в России показывает, что молодежная политика в стране далеко не совершенна и требует значительной доработки [6]. Это было
подчеркнуто в принятой резолюции обсуждения доклада «Молодежь России 2000-2025:
развитие человеческого капитала», участники которого сделали очень важный вывод о
том, что «осуществляемая в настоящее время государственная молодежная политика
(ГМП) недостаточно эффективна и не отвечает потребностям общества» [2].
Доклад наглядно показывает, как менялись представления о молодежной политике
России за последние 20 лет. Было рассмотрено состояние молодежи по следующим показателям: демография, преступность, здоровье, образование, безработица.
В России через 10-15 лет вместо 35 миллионов молодых людей будет только 25
миллионов. Такая тенденция опасна, поскольку снизится численность молодежи самых
продуктивных возрастов – с 22 лет до 30. Это приведет к резкому снижению рождаемости.
А соответственно упадет инновационный потенциал в стране.
При этом, в соответствии с принятым федеральным бюджетом на плановый период
2014 -2015 гг. финансирование молодежной политики резко сократится. С 5,3 миллиардов
рублей в год его «сожмут» до 1 миллиарда. Кроме того, в 2015 г. молодежная политика
должна практически полностью стать заботой регионов, если говорить о прямых расходах
на указанную цель [2].
Между тем, на уровне субъектов Российской Федерации, в 2012 г. бюджетное финансирование реализации молодежной политики было крайне дифференцированным и в
расчете на одного человека в возрасте 14-30 лет различалось более, чем в 28 раз: минимальные затраты были в Липецкой области – 491 рубль на одного человека/год, а максимальные в Ямало-Ненецком автономном округе – 14122 рубля на одного человека/год. Но
даже при отбрасывании этих крайних значений различия в финансировании остаются высокими – почти в 20 раз [2].
«В этой ситуации, очевидно, что экономическая и социальная нагрузка на российскую молодежь будет только возрастать», – говорится в докладе. «Поэтому акценты государственной молодежной политики должны быть смещены в сторону решения ключевой
экономической проблемы – обеспечения интенсивного роста человеческого капитала и как
следствие повышение качества жизни» [2].
Надо признать, что в течение последнего десятилетия молодежная политика как
была, так и остается на периферии интересов государства и общества и развивалась скорее
спонтанно и инициативно, чем целенаправленно, негативные явления в молодежной среде
продолжают накапливаться и начинают оказывать все более заметное отрицательное влияние на качество трудовых ресурсов, снижают конкурентный потенциал страны.
Требуется серьезное переосмысление роли и места молодежной политики во внутренней политике государства, перестройка системы управления, целенаправленный отбор
117
оправдавших себя и поиск новых решений, направленных на повышение ее эффективности
[2].
В связи с этим растет актуальность изучения опыта других стран, которые успешно
достигают поставленных целей, ориентируясь на объективные потребности общества.
Кроме собственного опыта, актуальным представляется переосмысление и адаптация наиболее успешных и передовых зарубежных технологий и методов работы с молодежью,
ориентация на опыт тех стран, где государственная политика в этой области является одним из приоритетных направлений развития государства, существует налаженный механизм взаимодействия общественных и государственных структур в области решения общих задач [3].
Как показывает анализ международного опыта, существуют весьма различные подходы к разработке и реализации молодежной политики в странах Европы, СНГ, в Америке,
Японии, Китае, Индии, Турции и др.
Вместе с тем выделятся две общие позиции, которые определяют молодежную политику в стране: наряду с жестким регламентированием ответственности государства за
интеграцию всего молодого поколения в общественную жизнь (как, например, в Швеции)
можно говорить об ограничении роли государства в процессе социализации молодежи и
делегирования данных функций общественным и коммерческим структурам (Германия).
Если речь идет о планировании молодежной политики, то именно здесь и существует множество различных форм и методик, среди которых специальные государственные
программы, стратегические планы, национальные проекты, отдельные социальные проекты. При этом, естественно, учитываются особенности исторического и национальнокультурного развития и менталитета народа, проживающего на территории той или иной
страны.
Характерно, что только часть стран обязательно направляет деньги на финансирование организаций, которые занимаются молодежью. Так как эти организации являются
той инфраструктурой, которая позволяет не содержать большую «армию» чиновников и
работать непосредственно с каждым конкретным человеком [2].
Кроме того, во многих странах существует финансовая поддержка отдельных направлений. У Китая, например, есть программа трудового воспитания молодежи, как было
в Советском Союзе. В других странах сегодня такого направления не существует.
Несмотря на разницу подходов, принципов, форм, все страны признают необходимость и важность работы с молодежью. Обобщая целевые установки в сфере молодежной
политики разных стран, можно сформулировать общую цель, которой является содействие
бесконфликтной интеграции молодых людей в общество [1].
Сравнительный анализ тенденций, подходов и практик молодежной политики в ведущих странах мира, представленный в докладе «Молодежь России 2000-2025: развитие
человеческого капитала», показывает, что современная молодежная политика европейских
стран основывается на двух направлениях: увеличение занятости молодежи и активная
борьба с безработицей, а также образовательная политика и профессиональная подготовка
молодых людей. Причем вовлечение человека в данные процессы начинается с раннего
возраста.
118
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Так, например, в Германии, приоритетными направлениями молодежной политики
в Германии в рамках общенациональных программ действий являются: забота о детях,
участие молодежи в процессах принятия решений, формирование умения в пользовании
СМИ, интеграция в общество социально обделенной молодежи, развитие демократии и толерантности.
Все Западные страны вкладывают деньги в образование молодежи. В Европе запускают программы переподготовки и повышения квалификации кадров. Но делают это для
того, чтобы «передержать» молодежь в статусе студента до 26-27 лет. Таким образом, на
Западе решают проблему безработицы [2].
Наиболее известны три модели государственной молодежной политики, сложившиеся в Швеции, США и Германии. Они охватывают практически все известные системы
и отличаются по степени государственного регулирования и вмешательства.
Государственная молодежная политика по модели Швеции предусматривает значительное вмешательство государства в отношения общества и молодежи.
Она основывается на философско-социологической и политико-правовой концепции, в основе которой лежит социал-демократическая идея и содержит детальную правовую регламентацию в этой сфере государственной деятельности, причем основные правовые положения закреплены не ведомственным нормотворчеством, а законами.
Основной механизм управления этой деятельностью основывается на социальной
работе в коммунах и специально созданных органах, имеющих координационные полномочия и специфические сферы прямого управления, прежде всего в организации досуга и
культурного развития молодежи.
Влияние государства на решение молодежных проблем осуществляется через финансирование и иную деятельность по созданию условий для нормального развития каждого молодого человека, в частности создание сети государственных или государством
финансируемых, специализированных учреждений, а также через финансовую поддержку
молодежных организаций [3].
Проведение государственной молодежной политики по модели Германии предусматривает при наличии мощной законодательной базы умеренное вмешательство государства в жизнь и дела молодежи и оказание государственной помощи тем молодым людям, кому она крайне необходима, а также привлекает широкие массы молодежи к решению собственных проблем.
Формированием молодежной политики и молодежной работой в Германии на уровне городов, районов и муниципалитетов занимаются, как правило, не государственные
структуры, а различные общественные союзы, религиозные и благотворительные организации, фонды и другие независимые учреждения.
Очевидно, эффективность молодежной политики Германии определяется результатом совместных усилий государства и негосударственных структур в процессе формирования основных направлений ее развития на долговременной основе. Стратегия предпринимаемых действий исходит из ответственности государства за интеграцию всей молодежи и предусматривает разработку социальных программ, доступных для всех категорий
молодых людей.
119
Данные тенденции характерны также и для других европейских стран (Франция,
Финляндия), где также, как и в Германии, государство и общественные организации активно взаимодействуют в области формирования молодежной политики. При этом главная
роль в реализации разработок отведена местному самоуправлению и общественным организациям, являющихся полноправными партнерами государства.
Наиболее целостной моделью работы с молодежью является молодежная политика
Совета Европы и Европейского Союза. Она во многом определяет направление развития
национальной молодежной политики в большинстве входящих в нее стран.
Система европейских институтов молодежной политики прошла долгий путь становления и развития. Основанный в 1949 г. Совет Европы [4] является самой старой политической организацией Европы.
Совет Европы проводит политику активного участия молодежи в построении собственного будущего, в строительстве будущей Европы как стабильного дома демократии и
мира. Обстоятельный анализ событий и документов, принятых ЕС в отношении молодежи,
содержится в монографии В. Георгиенко «Важные аспекты и современные тенденции молодежной политики Европейского Союза, Совета Европы и ООН» (2010 г.) [5].
Вообще говоря, государственное регулирование в этой сфере является наиболее
сложным вопросом, как показывает мировой опыт: эффективность молодежной политики
снижается как в случае преувеличения роли государственных мер, так и из-за очень ограниченного использования государственных механизмов.
Крайне важно обеспечить необходимый баланс государственных и общественных
начал в данной сфере, что действительно не просто.
Итак, в большинстве европейских государств молодежная политика является самостоятельной частью государственной политики с четкой структурой и тесным взаимодействием составляющих. Сегодня можно говорить о существовании молодежного законодательства, которое принято и реализуется в большинстве европейских стран.
Важно подчеркнуть, что необходимым условием для эффективного действия законодательства, кроме нормативно-правовой базы, является, как показывает практика, наличие структур, использующих его и достаточный уровень финансовой поддержки проводимых мероприятий [3].
Таким образом, характерной чертой молодежной политики в западных странах, в
отличие от политики, проводимой в России, является ее нацеленность на молодежь в целом, а не только на ее «проблемную» часть. Такой подход обеспечивает достижение главной цели молодежной политики, которая призвана содействовать молодым людям в становлении их жизненного пути, в том числе, в получении образования, обеспечении занятости и гражданского участия молодежи.
В результате во взрослую жизнь молодой человек входит как вполне сформировавшаяся и сознательная личность, а именно в таком качестве молодежь становится способной к активным созидательным действиям.
Несмотря на то, что задачи молодежной политики в разных странах Европы варьируются (от профилактики социальных проблем молодежи и борьбы с ними до обеспечения
социальных, политических, экономических, образовательных и других возможностей), при
реализации существует сходство основных задач, а именно: активность и гражданская по120
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
зиция; информированность; многонациональность и интернационализм; защита; равные
возможности.
Итак, в то время, пока идет разработка будущей модели молодежной политики в
России, в развитых странах Запада государственная молодежная политика приобрела в
своем развитии вполне определенные общие черты, среди которых главная – отношение
государства к молодежи как к партнеру.
В свете происходящих событий в российском обществе можно выразить лишь надежду на то, что когда-нибудь наши государственные деятели действительно переосмыслят свое видение проблем молодежи и молодежной политики и пересмотрят стратегические приоритеты в долгосрочной перспективе ее развития.
А пока наша страна отстает от прогрессивных государств в этом смысле лет на 50,
причем причины отставания очень глубинные, молодежь государство рассматривает исключительно как экономический ресурс, а не как социокультурную проблему роста и прогресса государства, не как технологию качественного и количественного проектирования
будущего [8].
В настоящее время Федеральным агентством инициирован процесс разработки долгосрочной стратегии молодежной политики России. Основные критерии: экономическая
эффективность, создание условий для роста инвестиций в молодежь и формирование возможностей для самореализации. Новая модель будет представлена в докладе, подготовленном ведущими экспертами из РАНХиГС, МГГУ им. Шолохова, Открытого правительства и Федерального агентства по делам молодежи.
Инициатива, безусловно, рождает позитивную реакцию, но уже сегодня ясно,
сколько споров вызывают показатели эффективности на региональном и общественном
уровнях, и сколько сомнений может возникнуть в вопросе соответствия разработанным
индексам человеческого капитала.
Какие перспективы ждут российскую молодежь в результате разработки и внедрения будущей модели молодежной политики с экономическим уклоном, можно лишь предполагать. Однако, очевидно, что без проведения адекватной молодежной политики в стране негативные явления как в молодежной среде, так и в обществе в целом, будут только
нарастать. В частности, при сохранении сложившихся тенденций в региональном финансировании молодежной политики нарастают следующие риски:
 усиление дифференциации человеческого капитала молодежи по территории
страны,
 рост негативного отношения молодежи более развитых регионов к молодежи
слаборазвитых регионов и наоборот (формирование представления о молодежи «первого»
и «второго» сортов или рост таких представлений);
 рост радикальных настроений у части молодежи в регионах с низкими расходами
на молодежную политику как «никому не нужной», «забытой»;
 попытки части молодежи в регионах с низкими расходами на молодежную политику привлечь к себе внимание путем усиления протестной (а, возможно, и экстремистской) активности;
121
 апатия и уход в наркотики или алкоголизм части молодежи в регионах с низкими
расходами на молодежную политику и низкой молодежной активностью;
 рост миграции из неблагополучных регионов в более благополучные и нарастание в последних националистических настроений [2].
Литература
1. Зеленкова М.М. Особенности молодежной политики в России и зарубежных
странах // Современные научные исследования и инновации. – Март 2012. - № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/03/10661 (дата обращения:
28.03.2014).
2. Доклад «Молодежь России 2000-2025: развитие человеческого капитала» ‒ Официальный Интернет-ресурс Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь).
[Электронный ресурс]. URL: http://www.fadm.gov.ru/news/17105/ (дата обращения:
28.03.2014).
3. Европейский опыт государственной молодежной политики в процессе интеграции
Украины
в
ЕС.
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.tag242217.
taghosting.ru/index.php/2010-05-17-09-13-25/23-27-2011-/873-2011-11-24-12-40-41 (дата обращения: 28.03.2014).
4. Совет Европы. (www.coe.int/lportal/web/coe-portal/) (дата обращения: 28.03.2014).
5. В. Георгиенко. «Важные аспекты и современные тенденции молодежной политики Европейского Союза, Совета Европы и ООН» (2010 г.). [Электронный ресурс]. URL:
www.samlib.ru/g/georgienko_w_n/molodezhnajapolitikaesseioon.shtml
(дата
обращения:
28.03.2014).
6. Антипина Н.Л. Проблемы молодежи в России как отражение молодежной политики. - Академический вестник №2 (24): научно-аналитический журнал. Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права («ТГАМЭУП»),
2013, с. 119-126
7. Луков В.А. Государственная молодежная политика: проблема социального проектирования будущего России // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание.
Умение».
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.zpujournal.ru/gumtech/projection/articles/2007/Lukov/#_ftnref1 (дата обращения 28.03. 2014)
8. Корнилов И. Молодежная политика: без мишуры. [Электронный ресурс]. URL:
http://wapkin.livejournal.com/1274840.html (дата обращения 28.03.2014)
122
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 316.1
О. Н. Гончаренко
O. N. Goncharenko
СЕЛЬСКАЯ МОЛОДЁЖЬ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ:
СОЦИАЛЬНЫЙ ОБЛИК
RURAL YOUTH OF TYUMEN REGION: SOCIAL FACE
ФГБОУ ВПО Государственный аграрный университет Северного Зауралья
Аннотация: в статье рассматриваются актуальные вопросы, связанные с современным состоянием сельской молодѐжи в одном из крупнейших регионов России – Тюменской области. Автор анализирует социальный облик сельской молодѐжи, используя данные социологических опросов за семь лет. В статье выражается обеспокоенность за возможность потери территориально-культурной идентичности, связанной с селом.
Annotation: This paper discusses current issues related to the current state of rural youth
in one of the largest regions of Russia – Tyumen region. The author analyzes the social face village youth, using the data of opinion polls in seven years. The article expressed concern over the
possibility of losing territorial and cultural identity associated with the village.
Ключевые слова: молодѐжь, сельская молодѐжь, село, молодѐжные проблемы,
дифференциация.
Keywords: youth, rural youth village, youth problems, differentiation.
В новых общественных условиях современной России ключевое значение обретает
проблема становления молодого поколения в процессе его включения в экономические,
политические, социальные, духовные трансформационные процессы. От масштабности,
глубины и сроков осуществления этих процессов зависит в целом успех реформирования
российского общества.
В общественной практике, в том числе в арсенале социологической науки, широко
употребительно понятие «молодѐжь». Вместе с тем, сегодня нет четкого определения этого
социального феномена. В широком смысле понятие «молодѐжь» можно рассматривать как
обширную совокупность групповых общностей, образующихся на основе возрастных признаков и связанных с ними социально-психологических характеристик и основных видов
деятельности.
В более узком (социологическом) смысле молодѐжь представляет собой социальнодемографическую группу, выделяемую на основе обусловленных возрастом особенностей
социального положения молодых людей, их места и функций в социальной структуре общества, специфических интересов и ценностей. Кроме того, молодѐжь – это важный субъект социальных перемен, огромная инновационная сила.
121
В силу возрастных и социально-психологических особенностей молодежь тяготеет
к новым видам деятельности, сравнительно легко овладевает сложными профессиями. За
последнее время в нашей стране было создано немало иллюзорных мифов о молодежи, с
одной стороны, идеализирующих, а с другой – негативно оценивающих жизнь и поведение
подрастающего поколения в целом.
Но для прогнозирования настоящих и будущих процессов необходимо знание реальной картины, глубокое изучение интересов и жизненных планов, ценностных ориентаций и реального поведения молодѐжи с учѐтом всех конкретных исторических и социальных условий, в которых она воспитывается.
Специфика молодѐжи заключается в накоплении социального, социокультурного
опыта в процессе социализации и социальной адаптации в условиях самостоятельной жизнедеятельности, «взрослой» жизни. В фазе молодости завершается индивидуализация личности, оформление еѐ жизненных установок и целей. Благодаря этому происходит утверждение в сознании и поведении устойчивых ценностных ориентаций, в том числе социокультурных.
Молодѐжь, как особая поколенческая общность, обладает сложной, многокачественной и многосоставной структурой. Без анализа этой структуры невозможно объяснить
специфику молодѐжи, еѐ двойственное, противоречивое положение в обществе.
В исследовании были использованы эмпирические данные социологических опросов, проведенных в ГАУ Северного Зауралья в 2007-2013 гг. и Тюменской региональной
общественной организацией «Молодые аграрии Сибири» в 2011 г., а также статистические
материалы.
Определим, прежде всего, половозрастной состав современной российской молодѐжи и еѐ распределение в структуре городского и сельского населения. В отличие от старших возрастных групп, численность молодѐжи в целом сокращается. Сегодня эту негативную тенденцию в полной мере переломить в целом по России не удается.
С 1995 по 2010 гг. постепенно намечается более позитивная тенденция, в том числе
в Тюменской области, с 2002 по 2010 г. наметился небольшой прирост молодѐжи (см.
табл.).
Изменения численности молодѐжи в Тюменской области [1, 2]
Возрастные ка2002
2003
2004
2005
2006
тегории
15-19 лет
139572
140448
135455
127619
119076
20-24 года
109337
115450
122771
131420
138501
25-29 лет
98135
99644
101615
102551
104800
Итого
347044
355542
359841
361590
362377
2010
116599
139801
106200
362600
В Тюменской области молодѐжь в возрасте 15-29 лет, по данным ТОФС государственной статистики по Тюменской области составила 362,6 тыс. человек, или 27% от общей
численности населения. В городах данная возрастная группа насчитывает 67,5% от численности молодѐжной популяции в целом. На селе еѐ доля заметно меньше – 32,5%.
Кроме возраста не меньшее влияние на ценностные ориентации имеют особенности
городской и сельской молодѐжных популяций. Следует учесть, что в современный период
122
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
три четверти российской молодѐжи в возрасте от 15 до 30 лет – жители городов и городских поселков.
В Тюменской области, как было замечено выше, сельская молодѐжь составляет
32,7%, что чуть меньше одной трети от состава молодѐжи. Такой дисбаланс продолжает
расти. Главным его источником выступает процесс преимущественно односторонней миграции молодѐжи из села в город. Это означает, что трудоустройство представителей молодого поколения, в основном, сосредотачивается в городской местности.
Вследствие этого, возникает жилищная проблема в городах. Возможность решения
этой проблемы очевидна и заключается в переносе строительства жилья из городской зоны в сельские населенные пункты по типу «новых деревень» западного образца.
Если этого не произойдет, то российское село постепенно вымрет, уйдѐт с исторической сцены. Либо будет заполнено «новыми» селянами – мигрантами из дальнего и
ближнего зарубежья, которым пустить «корни» в российской деревне несоизмеримо легче,
чем в городе.
Сельские юноши и девушки, видя всю трагичность ситуации и отсутствие какихлибо возможностей для нормальной жизни дома, уезжают, подталкиваемые родителями, в
города, нередко пополняя собой ряды городских наркоманов, преступников и проституток.
Среди молодых селян 61% составляют коренные жители; 23,4% – те, кто проживает
свыше 10 лет и 15,6% молодые люди, которые живут на селе менее 10 лет, приехавшие в
сельскую местность в результате внутрирегиональной, межрегиональной и межгосударственной миграций.
Полученное молодѐжью образование также служит важным предметным основанием для еѐ социальной дифференциации.
При этом если демографические признаки связаны в основном с объективными, природными основаниями социализации и социальной адаптации молодѐжи и не зависят от неѐ
самой, то образовательные признаки, лишь частично вытекают из такого рода оснований,
которые в основном исчерпываются влиянием на образовательный процесс генетически
обусловленных способностей и таланта человека.
Значительно большую роль играют субъективные характеристики, которые отражают личностное своеобразие духовного мира молодых людей, их потребности, интересы,
волевые и нравственные качества и т.д.
Отвечая на вопрос: «Какие три молодѐжные проблемы Вы бы решили, став Президентом?», студенты Тюменской государственной сельскохозяйственной академии (N=450,
опрос 2011 г.) называли предоставление бесплатного качественного образования. На втором месте указывали приобретение стабильной профессии, на третьем – обеспечение занятости.
Кроме того, высказывались предложения восстановления распределения для студентов с фиксированной заработной платой, на которую можно достойно жить, а также
поднятие авторитета аграрных профессий не только на селе, но и в городе, т.к. актуальность профессиональной подготовки и переподготовки молодѐжи обусловлена, прежде
всего, конъюнктурным спросом «рынка», где сегодня сельское хозяйство не является востребованным сектором занятости населения.
123
Очевидно, что никакого «полного» равенства молодѐжь никогда не имела, и сегодня
расслоение по образовательно-территориальному признаку (город-село) ещѐ более усиливается. Не случайно, по данным большинства исследований, для подавляющего большинства молодых россиян и преимущественно выходцев из сельской местности, стало очень
трудно получить хорошее образование.
В настоящий период среди молодѐжи преобладает группа со средним полным общим образованием (48,8%). Среди сельской молодѐжи трудоспособного возраста (16-29
лет) – 32,4% составляют лица со средним специальным образованием и 18,8% с высшим
образованием. Престижными и наиболее популярными профессиями сегодня выступают
юридические и экономические.
Соответственно, студенты, обучающиеся по специальностям и профессиям этих
профилей, становятся «элитными» образовательными группами. Среди сельской молодѐжи
престижными сегодня так же выступают, прежде всего, экономические, технические и
землеустроительные специальности (по итогам конкурса поступления абитуриентов в
ТГСХА 2010-2013 гг.).
Большинство выпускников экономических и инженерных специальностей остаются
на работе в городах. Складывается удивительная ситуация, при которой в сельской местности не хватает квалифицированных специалистов и существует одновременно безработица. В основе причин, по которым студенты не собираются трудиться в сельском хозяйстве, лежат социально-экономические (размер заработной платы, условия труда, проблемы
жилья, быта и культуры) и социально-психологические факторы (престиж работы).
Анализ трудоустройства выпускников ТГСХА и других сельскохозяйственных
учебных заведений области подтверждает этот факт, так как из всего количества студентов, в т.ч. и обучающихся на внебюджетной основе: в 2007-2013 году работать в сельскую
местность пошли только 10–12 процентов.
Если брать студентов, обучающихся на бюджетной основе, то в сельскую местность
поехали работать 65-80% и получивших образование по целевому набору 85-100%. Но необходимо отметить, что через 2-3 года многие из уехавших работать в сельскую местность
возвращаются в город.
В связи с этим возникает вопрос «Почему специалисты не хотят жить и работать на
селе?» С этой целью был задан этот вопрос 260 выпускникам Тюменской государственной
сельскохозяйственной академии в сентябре 2007 г. и в сентябре 2011 г, в числе которых
42,9% и 51,8% соответственно по годам – это жители сельской местности.
Результаты получились, практически идентичные, что говорит о том, что, несмотря
на все государственные программы, изменить ситуацию с возвращением молодѐжи в сельскую местность пока не удаѐтся. Результаты опроса показали, что связать свою жизнь с
сельским хозяйством хотят лишь 7,1% респондентов, в том числе 2,4% – это селяне.
В основе нежелание студентов сельскохозяйственных учебных заведений работать
на селе по специальности лежат, прежде всего, социально-экономичес-кие (размер заработной платы, условия труда, проблемы жилья, быта и культуры) и социальнопсихологические факторы (престиж работы).
Сельская рабочая молодѐжь занимает важное место в социальной структуре российского общества. Молодые специалисты и служащие в основном сосредоточены в город124
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
ских поселениях, районных центрах. В глубинке трудятся в ЛПХ – 10,3% и зарабатывают
на жизнь случайными заработками – 17% молодых селян. Ряд молодых селян продолжают
новое для россиян дело – предпринимательство, в том числе и фермерство. В сфере малого
бизнеса, включая индивидуальных предпринимателей, занято 26% населения.
Чаще всего среди сельских предпринимателей преобладают молодые мужчины.
Существенную роль в развитии предприятий обрабатывающего производства на селе играет система государственной поддержки, оказываемая через Фонд развития и поддержки
малого предпринимательства Тюменской области. В ряде районов области реализуются
проекты по организации деревообрабатывающих частных предприятий с законченным
технологическим циклом.
Некоторый «всплеск» женского предпринимательства мы наблюдаем по мере роста
безработицы. Вполне естественным выглядит, на наш взгляд, высокий уровень трудового
потенциала этих молодѐжных групп. Отсюда вполне понятны социально-трудовые экспектации, свойственные молодѐжи настоящего периода.
Стремление добиться решения своих социальных проблем и улучшить свое социально-экономическое положение за счет включения в предпринимательство сегодня рассматривается сельской молодѐжью как долгосрочная перспектива.
Среди социально-профессиональных характеристик выделяется трудовой стаж
(профессиональный опыт) и уровень квалификации (профессиональные умения) работающей молодѐжи. Как показывает анализ социологических исследований молодѐжи, более
половины в еѐ составе имеют совокупный трудовой стаж от 1 до 6 лет. Каждый второй из
этих молодых людей работает на одном предприятии, в учреждении от 1 до 3 лет.
Отсюда можно заключить, что в своѐм большинстве современная молодѐжь имеет
хотя и небольшой, но достаточно весомый профессиональный опыт. Аналогичным образом, основываясь на полученных социологических данных, следует сделать вывод о преобладании среди молодых людей тех, кто не имеет высокой квалификации. Естественно,
что отсюда конкурентные возможности молодѐжи в сравнении с более старшими возрастными когортами наѐмных работников невелики.
Примечательно, что современная молодѐжь сельской местности практически не
идентифицирует себя с «крестьянством». По результатам опросов 2007 и 2011 гг. только
11,9% респондентов подтвердили свою принадлежность к этой социальной группе. Остальные считают себя в большинстве случаев служащими – 50,5% или рабочими – 37,6%.
Видимо, скоро крестьянский труд и само понятие «крестьянин» станет достоянием российской истории.
Это указывает, что отрасль сельскохозяйственного производства должна стать сферой, где будут действительно созданы условия для промышленной работы сельскохозяйственных рабочих и служащих, а также благоустроенные жилищные комплексы. Социологический опрос, проведенный в 2011 году Тюменской региональной общественной организацией «Молодые аграрии Сибири» подтверждает наше исследование.
По результатам опроса этой организации большинство молодѐжи испытывает равнодушие 51,4% и стыд 34%, при слове деревенск(ий/ая), лишь 12% испытывают гордость.
Данные свидетельствуют о том, что необходимо повышать престиж села в целом, чтобы
125
сельская молодѐжь не чувствовала себя ущербно, когда вопрос касается твоего места рождения или жительства и, чтобы не существовало разницы городской ты житель, либо сельский.
Анализируя данные, невольно задаешься вопросом, – «А что может сделать равнодушный либо стыдящийся своего места жительства человек, для своего поселка, района?»,
когда таких людей 8 из 10. 2,5% респондентов, указали довольно любопытные свои варианты отношения к слову деревенск(ий/ая): «Возмущение», «Злость», «Все ништяк», «К
людям из деревни относятся не серьезно, но как такового названия подобрать не могу»,
«Мне всѐ равно», «Не обращаю особого внимания», «Не обращаю внимания», «Никакого»,
«Никогда так не говорили», «Ничего», «Нормально», «Отношусь спокойно», «По мне не
скажешь», «Повышайте уровень знаний и вам такого не скажут», «Презрение со стороны
других», «Спокойно», «Ухмылку, легкое чувство в ответ».
Для того чтобы молодѐжь оставалась жить и работать на селе, в первую очередь необходимы два фактора: стабильная работа 61,6% и собственное жильѐ 61,1%. Самыми незначительными факторами, для молодѐжи оказались развитая инфраструктура 15,2% и высокий уровень охраны правопорядка 10,9%. Статистические данные, ещѐ раз подтверждают распространенную догму, что в первую очередь, человеку необходим свой дом и работа. 0,4% респондентов, указали свои варианты при ответе на данный вопрос.
Уверенность в своѐм будущем в той или иной степени, есть лишь у 26,9% сельской
молодѐжи, 28,8% не могут сказать точно, 42,2% не уверены в своѐм будущем. Если перевести данные в числовые значения, мы увидим, что лишь 3 человека из 10 в той или степени уверены в своѐм будущем, 3 человека не могут сказать точно, 4 человека не уверены в
своѐм будущем.
Исходя из этих данных, можно сделать вывод о нестабильном положении сельской
молодѐжи, ведь если человек не уверен в будущем, значит и его настоящее не столь прочно. Значит человек будет искать себя в других местах. Если взглянуть глубже в проблему,
то соответственно человек без будущего не будет находиться на одном месте, и это может
ещѐ больше увеличить процесс миграции из сельских поселений в города. Ведь уже сейчас
49,4% сельской молодѐжи хотят уехать в город.
Большинство сельской молодѐжи не очень удовлетворено своей жизнью – 42,7%.
Полностью удовлетворѐнных своей жизнью меньшинство, лишь 6,7%. Сравнивая удовлетворѐнность своей жизнью и уверенность в будущем, данные практически схожи. Удовлетворѐнность своей жизнью в той или иной степени испытывают лишь 28,2% сельской молодѐжи. Уверенность в будущем 26,9%. Более половины сельской молодѐжи – 55,2% не
удовлетворены своей жизнью, 42,2% не уверены в своѐм будущем.
Это еще раз говорит нам о том, что положение молодых сельчан нестабильно, и на
сельскую молодѐжь нужно обратить более пристальное внимание.
В процессе становления и развития молодѐжи важное место занимают семейнобрачные отношения. Их роль прямо пропорциональна возрасту – чем он больше, тем сильнее и отчетливее они проявляются. Если в целом по массиву опрошенной молодѐжи каждый второй женат или замужем, то в младшей возрастной группе (до 20 лет) таких респондентов только одна треть (в основном – молодые женщины).
126
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
При этом каждый двадцатый молодой человек разведен, что не расходится с данными российской статистики. Всего семью имеет 66,3% респондентов. 53,2% семейной
молодѐжи имеет детей: одного ребѐнка – 27,1%; двое детей – 23,4%; трое и более детей –
4,7%. Отсюда очевидно, что проблема улучшения социально-экономического положения в
части трудозанятости и жилищного обеспечения наиболее актуальна для семейных молодых людей.
Более того, нерешѐнность этой проблемы во многом становится препятствием для
развития принятых в соответствии с общественными нормами семейно-брачных отношений. Рост так называемых «гражданских браков», которые получили распространение и в
сельской местности, связан, при наличии других причин, с неудовлетворительным социально-экономическим положением молодѐжи.
Дифференциация молодежи по имущественному признаку строится с учетом российских условий переходного периода. Соответственно, в первую очередь следует выделить среди молодѐжи два полюса – «бедные» и «богатые». Первые в условиях современной России наименее обеспечены. К ним необходимо в первую очередь отнести учащуюся
молодѐжь, молодые семьи, не имеющие поддержки семьи, а также матерей-одиночек.
Согласно экспертным оценкам Директора Независимого института социальной политики Т. Малевой современная структура российского населения состоит из 10% бедного
населения, 20% «среднего класса», 60-70% класса «ниже среднего» и 1-2% элит1. В сельской местности «бедная» молодѐжь имеется в еще большем количестве.
В различных регионах страны эта группа может составлять от одной пятой до 40%
от всей численности молодѐжи в возрасте от 15 до 30 лет. Данные нашего социологического опроса подтверждают эту тенденцию. На вопрос «Как Вы оцениваете свое материальное положение?» 45,6% респондентов оценили как «удовлетворительное», как «плохое» –
11,9% и как «очень плохое» – 4%, подтверждая гипотезу, что сельская молодѐжь в большинстве случаев является представителем «бедной» страты.
35,7% молодѐжи оценивает своѐ положение как «хорошее», но есть материальные
трудности в совершении крупных покупок: дома, машины, бытовой техники и т.п., т.е.
этих людей можно отнести к страте «ниже среднего класса». Согласно мнению Директора
Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ) В. Бобкова к «среднему классу» сегодня
можно отнести лишь 9% россиян.
При определении принадлежности к среднему классу ВЦУЖ применял такие критерии, как доходы от 35 до 70 тыс. в месяц на члена семьи, откладывание от 5% до 30%
дохода, наличие отдельной квартиры, дачи или коттеджа, машины, отдых за границей или
в доме отдыха дважды в год. В Москве представители «среднего класса» составляют 22% 2.
В сѐлах Тюменской области своѐ состояние как «очень хорошее, могу позволить себе многое» оценивают от 2,9% молодых селян, причем, чем дальше от областного центра,
тем меньше респондентов высказывают данную точку зрения: в Тюменском районе этот
показатель равен 6%, в Бердюжском – 2%. Что касается «богатой» сельской молодѐжи, то,
на наш взгляд, эта страта вообще не присутствует в сельской местности.
1
2
Всероссийская перепись населения. Социально-демографические показатели.
Всероссийская перепись населения. Социально-демографические показатели.
127
Итак, на селе проживает две категории молодѐжи: малообеспеченная – «бедная»
молодѐжь и среднеобеспеченная.
В первую подгруппу входит основная масса молодых работников бюджетной сферы, сельскохозяйственные специалисты среднего звена, разнорабочие. Во вторую группу
можно включить, в первую очередь, молодѐжь из семей фермеров, семей одновременно
работающих в государственном секторе и занимающихся ЛПХ, работников малых и частных предприятий, а также молодых специалистов непроизводственной сферы: бухгалтеры, экономисты, инженеры, ветеринарные врачи, продавцы, водители.
Таким образом, становление и развитие современной российской молодѐжи происходит сегодня в условиях сложного и противоречивого процесса еѐ социальной дифференциации. Вместе с тем, не следует переоценивать низкий уровень материального положения
российской молодѐжи. Известно, что большинство молодых людей пользуются родительской поддержкой.
Несмотря на то, что в нашей анкете отсутствовал прямой вопрос о помощи родителей, как источнике доходов, ряд респондентов дописали, что источником является их заработная плата и зарплата родителей. Поэтому отсутствие доходов или их низкий уровень не
всегда может означать тяжѐлое материальное положение молодѐжи.
На наш взгляд, критерии социального положения молодого и других поколений не
тождественны. Следует учитывать, что молодѐжь, как социально-поколен-ческая общность, занимает двойственное положение. Это – «ещѐ» не и «уже» взрослые люди.
Если в «мире взрослых» денежные доходы чаще всего могут рассматриваться показателем социального благополучия человека, то для молодых людей помимо этого показателя важное значение имеют реальный доступ к образованию, возможность проведения
многообразного качественного досуга со сверстниками и другие ценности.
Наши селяне данный тезис также подтвердили, отметив, что одними из важных
проблем села сегодня являются «недостаточные возможности получения образования» –
7,4%, «недостаток развлечений» – 8,5% и «мало молодѐжи» – 5,2%.
В настоящий период наблюдается рост численности молодѐжи, не занятой общественно полезным трудом. Эта часть населения выросла не только за счет безработных, но и
в результате легализации самой возможности не заниматься какой-либо деятельностью, а
также ухода части людей в криминальную сферу общественной жизни.
По данным ОВД исследуемых районов происходит небольшое снижение преступности среди молодѐжи, но в целом она остается ещѐ достаточно большой. А в некоторых
районах достигает 50% соотношения. Это происходит потому, что постоянное навязывание потребительской психологии и бездуховности привело к кризису нравственных идеалов и смыслообразующих целей, широкому распространению получения сиюминутных
гедонистических удовольствий, что способствует широкому распространению отклоняющегося от норм поведения. Вынужденные постоянно жить в условиях материального дискомфорта, молодые люди привносят в общественную жизнь новые образцы аморального
поведения.
Наркомания также проникла в села юга Тюменской области и о ней как о проблеме
знают 64,1% молодѐжи, но по сравнению с остальными проблемами, по их мнению, и осо-
128
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
бенно с безработицей и алкоголизмом, она не распространена в больших масштабах на селе. 17,7% респондентов ответили, что этой девиации в их селе нет.
Эти результаты говорят, что сельская молодѐжь продолжает оставаться здоровой от
наркомании и властям необходимо сделать все чтобы это социальное «зло» не получило
дальнейшего распространения.
Основными причинами распространения «повального» пьянства молодѐжь считает
«лень и нежелание работать» – 33,3%, а также «безысходность, так как люди не знают, как
можно изменить свою жизнь к лучшему» – 31%. 14,4% считают, что в селах «можно свободно купить поддельную, дешевую водку», а 10,1% утверждают, что «многие гонят самогон, выпивка обходится дѐшево».
В конце ХХ - начале ХХI вв. в России появился народный тезис о том, что «лучше
пить водку, чем употреблять наркотики». Этот тезис прижился и в нашем регионе, так
8,1% опрошенных считают причиной распространения алкоголизма то, что «люди не осуждают пьяниц, как те того заслуживают».
В регионе проводятся кампании против наркотиков, против СПИДа, а против одной
из главных девиаций – алкоголизма нет. Видимо, необходимо департаменту по молодѐжной политике продумать и это направление, так как «деревня» может впасть в глубокое
алкогольное состояние, с известными последствиями.
Заметно выросло в селах число лиц без определенного места жительства («бомжей»
и бродяг). Увеличился слой мелких спекулянтов, беспризорников, проституток. Российское общество, особенно городское, стало более прагматичным и беспощадным к слабым,
что в принципе противоречит нашему менталитету. Ведь еще Ф.М. Достоевский писал о
вселенской отзывчивости русской души.
Есть надежда, что деревня, в которой сохранились осколки общинного типа солидарности, коллективного единства и единения, родственности, семейственности, духовной
близости, жизненной взаимосвязанности, эмпатии, народной правды и справедливости,
сможет восстановить русские черты характера, могущество нашего отечества.
Молодѐжные проблемы – это не только и не столько проблемы самой молодѐжи, но
и проблемы всего общества, если оно заинтересовано в своем настоящем и будущем. Ибо
молодѐжь – главная ценность общества. Из всего сказанного выше, следует, что в региональной молодѐжной политике важное место должна занять сельская молодѐжь.
Литература
1. Демографический ежегодник (2003-2007): Стат. сб.- Т. 1. Тюменская область. Тюмень, 2007. – 161 с.
2. Статистический ежегодник: Стат. сб. в 4 ч. Ч. 4(1) / Территориальный орган Федеральной службы госстатистики по Тюменской области. - Тюмень, 2011. - 137 с.
129
УДК 304.2
М. А. Ровкина
M. A. Rovkina
ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ
ЗДРАВООХРАНЕНИЕМ
PUBLIC CONTROL IN THE HEALTH MANAGEMENT SYSTEM
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье автор осуществляет анализ ситуации в здравоохранении г.
Тюмени. В ходе исследования был выявлен ряд проблем, решить которые предлагается
путѐм внедрения социальной технологии общественного контроля на региональном уровне.
Annotation: The author analyzes the healthcare situation in the Tyumen city. The study
reveals a number of problems that author offer to solve by introducing social technology of social
control at the regional level.
Ключевые слова: здоровье населения, общественный контроль, управление, молодѐжь, врачебная ошибка.
Kayword: Health, social control, management, youth, medical error.
Укрепление и сохранение здоровья населения, увеличение продолжительности
жизни, снижение уровня заболеваемости представляющими опасность для общества социальными болезнями (ВИЧ, туберкулѐз и др.), повышение качества медицинского обслуживания в целом являются главными задачами демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г.
В отечественном здравоохранении за последние десять лет наблюдаются значительные перемены, целью которых было стремление руководства страны изменить систему медицинской помощи населению в лучшую сторону.
Стоит упомянуть в связи с этим национальный проект «Здоровье», на который были
потрачены немалые бюджетные средства, стабильный рост отчислений на здравоохранение, в 2011 году была выдвинута инициатива Правительства о необходимости модернизации системы здравоохранения РФ.
Сохранение здоровья населения – это одна из важнейших задач, решение которой в
настоящее время необходимо для развития человеческого потенциала. В представленном
Правительством Тюменской области отчѐте о проделанной работе за 2012 год говорится о
том, что в Тюменской области в полном объѐме выполнена программа модернизации здравоохранения, запланированная на 2011-2012 годы. Однако проблемы в системе здравоохранения остались.
В I квартале 2012 года специалистами комитета областной Думы по социальной политике было проведено исследование на тему «Проблемы и тенденции развития первичной
130
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
медико-санитарной помощи в Тюменской области». В результате проведения исследования (57 экспертных интервью) эксперты оценили состояние первичной медико-санитарной
помощи как неудовлетворительное.
Было выявлено отставание южных районов области от областного центра по таким
показателям, как дефицит узких специалистов, отсутствие медицинского оборудования
или находится в непригодном состоянии, а также большая нагрузка на врачей, отсутствие
молодого персонала (чаще всего это связано, с низкой заработной платой и отсутствием
жилья) [5, с. 78].
Автором статьи с целью апробации методики оценки качества медицинского обслуживания населения в 2013 году было проведено анкетирование в режиме пилотного исследования. Осуществлѐн опрос респондентов от 18 до 30 лет (N=114), женщин – 71 (72%),
а мужчин – 27 (28%). Из них от 18 до 20 лет – 46%, 20-24 года – 37%, 25-29 лет – 17%.
Автор статьи, основываясь на выводах социолога И.В. Журавлѐвой о том, что всѐ
больше заболеваний наблюдается в молодѐжной среде [4], сочла необходимым выявить
восприятие проблем здравоохранения среди молодѐжи.
Вопрос о получении медицинской помощи и еѐ качестве отразил проблемы соотношения скорости и бесплатности (платности) медицинских услуг. Получили медицинскую помощь бесплатно, быстро и в полном объѐме 14% респондентов. В то время как еѐ
получение бесплатно, но с большими затратами времени и нервов ассоциируется у 20,2%
бывших пациентов.
С врачебной ошибкой приходилось сталкиваться 25% респондентов. При этом упоминались (расположено по частоте употребления): «неправильно поставленный диагноз»,
«неправильное назначение лечения», «невнимательность», «заражение крови». В качестве
причин ошибок, допущенных медицинским персоналом, назывались «невнимательность»,
«некомпетентность», «несосредоточенность» врачей (в совокупности
28,6%); «низкое
образование врачей», «безграмотность» – 13,3%; «халатность врачей по отношению к своей деятельности и пациентам» – 11,2%.
На вопрос: «Какие проблемы, на ваш взгляд, характерны сегодня для системы здравоохранения в г. Тюмени?» мнения респондентов разделились. Особенно эта разница была
заметна в гендерном отношении. Если выстроить рейтинг проблем, то это будет выглядеть
примерно так.
Женщинами были отмечены «большие очереди к специалистам, трудно к ним попасть» (58,2%), «дороговизна услуг» (49,3%), «отсутствие желания лечить пациентов, особенно пожилых» (45,5%), «низкая степень ответственности за результаты деятельности»
(44,3%), «низкая компетентность врачей» (35,4%), «отсутствие необходимого медицинского оборудования» (32,9%), «круговая порука в случае врачебной ошибки» (16,4%), «отсутствие контроля за производством лекарственных препаратов» (8,8%).
У мужчин на первое место по значимости вышла позиция «низкая степень ответственности за результаты деятельности» (47,3%) и «отсутствие желания лечить пациентов,
особенно пожилых» (25,7%).
В целом можно сделать вывод, что основными проблемами здравоохранения в г.
Тюмени являются: большие очереди к специалистам, дороговизна услуг и низкая степень
131
ответственности за результаты своей деятельности. Данные, полученные в ходе авторского
исследования коррелируют с результатами исследования специалистов комитета Тюменской областной Думы по социальной политике в 2012 г., где одна из основных проблем –
это большие очереди к специалистам.
Однако ни в одном исследовании, проводившемся в г. Тюмени, не были отмечены
такие проблемы, как дороговизна услуг и низкая ответственность за результаты деятельности. Больше всего тревожит тот факт, что имеется такая проблема как «отсутствие желания
лечить пациентов, особенно пожилых», что свидетельствует об избирательности отношения к пациентам со стороны медицинского персонала.
Тревожит и тот факт, что имеется значительный процент людей, которые не уверены, что смогут получить хорошую медицинскую помощь. В совокупности ответов «скорее
нет» и «определѐнно нет» процент составил 36% (по сравнению с ответами «определѐнно
да» и «скорее да» 45,6%). Лишь 5,26% респондентов выразили уверенность, что они получат качественное медицинское обслуживание.
В целом можно отметить, что состояние сферы здравоохранения молодѐжью г. Тюмени оценивается как удовлетворительное, хотя и вызывает некоторое беспокойство высокая стоимость услуг и грубое отношение со стороны медицинского персонала. Медицинские учреждения нуждаются в квалифицированных специалистах, новом оборудовании и
увеличении числа медицинских учреждений.
Отношение персонала к пациентам часто позиционируется как безразличное, особенно тревожит отношение к пожилым людям.
Четверть опрошенных сталкивалась с врачебными ошибками. В настоящее время
получить качественную хорошую медицинскую помощь возможно, но для этого нужно
потратить много времени, что для большинства молодых людей недопустимо. В ходе исследования выявлены «очаги напряжѐнности», т.е. те лечебные учреждения, в адрес которых следует больше всего нареканий со стороны населения.
На основании теоретических и эмпирических исследований, проведѐнных автором
статьи, представляется возможным дать следующие практические рекомендации с целью
улучшения качества медицинского обслуживания и сведения к минимуму количества врачебных ошибок, или минимизации их последствий.
1. Создать независимую медицинскую экспертизу. В еѐ состав могли бы войти те
специалисты, которые уже закончили свой трудовой путь и стали независимыми от работодателей.
2. Разработать на муниципальном уровне Положение о медицинском страховании
врачей и пациентов в случае врачебной ошибки.
3. Создать в г. Тюмени региональную группу общественного контроля за сферой
здравоохранения. Такая структура может быть создана под эгидой Общественной палаты
Тюменской области при содействии Комиссии по социальным вопросам и демографической политике и Комиссии по охране здоровья, экологии, развитию физической культуры
и спорта.
Также к выполнению наблюдательных функций автор считает необходимым привлечь Общественный совет г. Тюмени, имеющий в своей структуре Палату представителей
132
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
народного хозяйства и сфер развития, в ведении которой имеется Коллегия по здравоохранению.
В последнее время тема общественного контроля становится актуальной, поскольку
возникают проблемы с его интерпретацией и реализацией в практике государственного и
муниципального управления [см., например, 1 – 3].
Региональный опыт по созданию независимых и жизнеспособных структур общественного контроля пока ещѐ слишком мал. На практике имеется пока единичный случай
принятия закона об общественном контроле на региональном уровне (при отсутствии федерального) в Пермском крае по инициативе Пермской Общественной палаты.
В ходе осуществления общественного контроля в муниципальных учреждениях
здравоохранения субъекты контроля наделяются следующими правами: посещение муниципальных учреждений здравоохранения в количестве не менее двух человек; посещение
учреждений вправе организовываться без специального разрешения при условии соблюдения внутреннего распорядка; по вопросам, связанным с обеспечением законных прав пациентов, обращаться к органам местного самоуправления или другим должностным лицам, чья деятельность связана с соблюдением прав и законных интересов граждан; выносить на обсуждение Общественной палаты Тюменской области или органов местного самоуправления результаты проверок по факту проведения общественного контроля, обжаловать незаконные действия органов местного самоуправления или иных должностных
лиц в случае нарушения законных прав граждан.
Общественный контроль должен базироваться на следующих принципах: приоритет
законных интересов людей; открытость и законность проводимых мероприятий; уважение
законных прав и интересов граждан, чья деятельность стала предметом контроля; добровольность участия лиц, осуществляющих общественный контроль и безвозмездность его
осуществления; обязанность должностных лиц представлять письменные заключения по
итогам общественных проверок.
Литература
1. Грошева И.А. Химера общественного контроля в российском обществе // Актуальные проблемы социологии молодѐжи, культуры, образования и управления: материалы
Всероссийской НПК (Екатеринбург, 28 февраля 2014 г.). В 4 т. Том IV/ под общ. ред. Ю.Р.
Вишневского. Екатеринбург: УрФУ, 2014. С. 67-70.
2. Грошева И.А. Общественный контроль как основа правового государства // Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». 2011. №3(98). С. 6872.
3. Грошев И.Л. Коррупционность как неотъемлемое свойство власти // Вестник Орловского ГУ. Серия «Новые гуманитарные исследования». 2012. №9(29). С. 207-209.
4. Журавлѐва И.В. Здоровье студентов: реальность и перспективы // Матер. IV Очередного Всероссийского социолог. конгресса «Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие». URL: http://www.ssa- rss.ru/files/File/ congress2012/part27.pdf
5. Тюменская область в зеркале общественного мнения (по матер. прикладных социолог. иссл-й 2011-2012 гг.) // Науч. ред. д.с.н., проф., засл. деят. науки РФ А.Н. Силин /
133
Авт. колл. под рук. д.с.н. Г.С. Корепанова, к.с.н. В.А. Юдашкина. – Тюмень.: Тюменская
областная Дума, ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет».
2013. – 208 с.
УДК 32.019.52
И. И. Ямова
I. I. Yamova
СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ
СТУДЕНТОВ ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП»
SOCIOLOGICAL ANALYSIS OF POLITICAL PREFERENCES
OF STUDENTS OF “TSAWEML”
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье автор представляет итоги социологического опроса студентов
ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП». На основе результатов, полученных в ходе исследования,
были выявлены особенности политических предпочтений студентов трѐх факультетов. Автор приходит к выводу, что большинство молодых людей относится к политике безразлично и терпимо к нарушению закона, что препятствует формированию гражданской
культуры.
Annotation: In this article author presents the results of student`s sociological questioning which took place in ―TSAWEML‖. Based on the results achieved during the research among
students of three faculties the author identified specific features of their political preferences. The
author concludes that the majority of young people relate to politics indifferent but they are tolerable to acts of breaking the law, which is a barrier for forming civil society.
Ключевые слова: гражданская культура, политика, политические предпочтения,
молодѐжь, жизненная позиция.
Keywords: civil culture, policy, political preferences, youth, life position.
В современном российском обществе сложилась потребность в комплексном изучении состояния и перспектив развития гражданской культуры молодѐжи. Политическая активность выступает частью гражданской культуры и в то же время связана с проблемой
социализации личности.
Следует отметить, что процесс формирования политической активности и политических предпочтений молодых людей порой адекватно отражает несоответствие институциональных характеристик политической и ценностной общественных систем.
К теме гражданской культуры молодѐжи часто обращаются учѐные, имеющие сферу научных интересов в таких областях научного знания, как философия, политология и
134
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
социология, например: Ю.Р. Вишневский [см. 4, 5, 7], В.В. Петухов, Фѐдоров В.В. [см. 6],
М.К. Горшков, Шереги Ф.Э [см. 2] и многие другие. Изучение еѐ отдельных компонентов
чрезвычайно актуализировалось ввиду пластичности молодѐжного мировоззрения и в связи с участием молодѐжи в серии протестных акций 2011 г.
В целях настоящей статьи для проведения исследования в качестве объекта была
выбрана студенческая молодѐжь, так как она более мобильна, она легче приспосабливается
к постоянно меняющимся жизненным условиям, и на неѐ не давит такой же идеологический груз, как на население более зрелого возраста. Большинство представителей этой когорты отличается своей активной жизненной позицией, которая, к сожалению, не всегда
адекватна, и довольно часто ее действия негативно отражаются на политической сфере
общества.
Для того чтобы изучить политические предпочтения в молодѐжной среде (как один
из компонентов, составляющих гражданскую культуру), автором статьи был проведѐн опрос при помощи анкетирования студентов «ТГАМЭУП».
В опросе приняли участие 240 респондентов, обучающихся на трѐх факультетах:
управления, юридическом и экономическом (см. табл.). Основное внимание было уделено
студентам четвѐртого курса, как уже имеющим свои устоявшиеся взгляды на некоторые
аспекты политической жизни.
УФ
ЭФ
ЮФ
Итого
Структура выборочной совокупности
2 курс
3 курс
4 курс
18
27
30
25
69
20
17
34
68
42
130
Итого
45
124
71
240
Инструментарий был разработан на основе материалов исследовательского проекта
«Студент-2012» (г. Екатеринбург, под руководством профессора Вишневского Ю.Р.),
представлявшего собой социологический мониторинг социокультурного развития студенчества Свердловской области [7].
Целью исследования автора статьи было выявление политических предпочтений
среди студенческой молодѐжи ГАОУ ВПО ТО «ТГАМЭУП» для определения предпосылок формирования гражданской культуры в вузовской среде.
В данной статье автор будет рассматривать государство как поле социального зрения, поскольку наблюдая за ним, разбираясь во всех его гранях и тонкостях можно выработать траекторию жизненного пути, понять сложившиеся предпочтения.
Когда говорится о государстве, то в первую очередь рассматриваются политические
предпочтения [2, с. 80-82]. Это понятие подразумевает некое отношение избирателя как к
политической системе общества в целом, так и к конкретным его участникам.
Государство – это самое неопределѐнное понятие в обществознании. В представлении людей оно материализуется посредством деятельности как государственных, так и
гражданских институтов, поэтому очень важно понимать: доверяет ли им молодѐжь, по135
скольку это один из важнейших аспектов анализа гражданской культуры [3]. Студентам
был задан следующий вопрос: «В целом одобряете ли Вы или не одобряете деятельность...».
В наибольшей степени одобрения среди студентов заслуживают Президент РФ (от
64% (УФ) до 78% (ЮФ)), Премьер-министр (от 48% (ЭФ) до 56% (ЮФ)) и церковь (от 40%
(ЭФ) до 48% (ЮФ)). И если в одобрении деятельности институтов не наблюдалось особой
разницы между факультетами, то интерес представили данные об отрицательном отношении («не одобряю») к различным субъектам влияния на политику (рис. 1).
10.Адм
9.
4.Совет 5.Госуд 6.Премь
инистра
1.Прези
3.Полит
7.Прави
Правоо
8.Церкв
а
арствен ерции
дента 2.СМИ ических
тельств
храните
Тюменс
и
Федера ной минист
льных
РФ
партий
а РФ
ции
думы
ра
кой
органов
области
ЮФ 10,64
41,49
24,47
17,02
29,79
23,40
37,23
28,72
39,36
23,40
ЭФ
17,65
37,50
35,29
16,91
32,35
21,32
34,56
32,35
38,24
26,47
УФ
11,11
26,67
26,67
6,67
33,33
20,00
24,44
20,00
42,22
31,11
Рис. 1. Оценка деятельности социальных институтов
в соответствии с позицией «не одобряю», %
Результаты опроса показывают, что молодые люди в большей степени с неодобрением относятся к деятельности правоохранительных органов и средств массовой информации (СМИ). Более того, многие из них уверены, что большинство новостей являются
политическим заказом. Что касается правоохранительных органов, то данные, полученные
в ходе опроса, не отличаются от данных исследований в целом по России, проводимых ведущими социологическими центрами страны (ВЦИОМ, Левада-Центр).
Россияне не спешат обращаться за помощью в правоохранительные органы, а что
касается молодѐжи, то еѐ представители предпочитают решать все свои проблемы собственными силами что, чаще всего, приводит к негативным результатам.
В рейтинге неодобрения в разрезе факультетов наблюдаются некоторые различия.
Так среди юристов тройка антилидеров выглядит следующим образом: СМИ, правоохранительные органы, Правительство РФ. Экономисты в большей степени не доверяют правоохранительным органам, СМИ и политическим партиям. Обучающиеся на факультете
управления в качестве объектов недоверия выбрали правоохранительные органы, Государственную Думу и Администрацию Тюменской области.
Представляет интерес тот факт, что юристы, экономисты и управленцы склонны не
доверять тем институтам, сфера деятельности которых так или иначе в будущем будет
136
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
влиять на их работу. Возможно, подобное явление объясняется и тем, что они не одобряют
ту сферу, о которой больше всего знают.
Тревожит наличие высокого уровня недоверия к социально-политическим институтам, людям во власти, которые должны в первую очередь формировать гражданскую культуру студенчества.
Что касается партий, то и здесь мнения студентов разделились (рис. 2). Респондентам был задан вопрос: «Какая из существующих ныне в России партий и объединений в
наибольшей степени выражает интересы таких людей, как Вы?»
70,00
60,00
50,00
40,00
30,00
20,00
10,00
0,00
1.«Единая
2.«КПРФ».
Россия».
3.«Справе
5.«Яблоко 7.«Другая 8.Ни одна
дливая 4.«ЛДПР».
».
Россия»
партия.
Россия».
9. Другие
ЮФ
39,81
3,88
4,85
7,77
0,97
0,00
29,13
13,59
ЭФ
35,38
5,38
6,15
6,92
0,00
0,00
33,85
12,31
УФ
17,78
2,22
2,22
15,56
2,22
2,22
57,78
0,00
Рис. 2. Партийные предпочтения студенчества (степень одобрения), %
Исходя из данных видно, что большинство студентов выбрали партию «Единая
Россия», что может быть связано, скорее с поддержкой президента и премьер-министра, а
не с деятельностью партии как таковой. Среди управленцев предпочтения разделились с
небольшим разрывом между «Единой Россией» и «ЛДПР». В отличие от студентов других
факультетов, они в меньшей степени доверяют «Единой России» и в большей степени аполитичны.
В итоге выяснилось, что интересы большинства студентов не отражает ни одна из
партий. Исходя из этого, можно сделать вывод, что реформа В.В. Путина о повышении роли партий в жизни общества не дала значительных результатов, по крайней мере, среди
студенческой молодѐжи ТГАМЭУП. Аналогичная ситуация наблюдалась и в отношении
вопросов, связанных с выборами Президента РФ.
Молодѐжь – это самая подвижная часть населения, поэтому она находится в постоянном поиске путей своего развития. На вопрос о том, под каким лозунгом сейчас могло
бы объединиться российское общество, они ответили следующим образом (рис. 3).
137
стабильность
законность и
порядок
богатство и
процветание
др.
ЮФ
20,21
38,3
22,34
19,15
ЭФ
19,19
42,42
27,27
11,12
УФ
52,78
23,61
18,06
5,55
Рис. 3. Лозунги, под которыми в перспективе возможно объединение
российского общества, %
Из диаграммы чѐтко видно, что студенты независимо от того, на каком факультете
обучаются, выбирают законность и порядок. И только учащиеся факультета управления
дружно выступили за стабильность.
Общество в плане лозунгов достаточно предсказуемо. Если сравнить полученные
результаты анкетирования с данными социологического опроса, проведѐнного в 2005 году,
то на лидирующих позициях остались те же самые призывы.
Однако, если большая часть респондентов в 2005 году проголосовала за стабильность, то сегодня наиболее актуальным лозунгом смог бы стать «законность и порядок»,
что в очередной раз заставляет задуматься и обратить особое внимание на деятельность
политических и гражданских институтов [см. 6].
Одна из самых серьѐзных проблем становления гражданского общества, гражданской культуры студенчества – это отношение к закону, как к чему-то необязательному. Результаты, полученные в ходе опроса относительно возможности нарушения законов, представлены на рисунке 4.
Нет, закон есть
закон
Да, если он
Да, во имя пользы
ограничивает
дела
права человека
Да, поскольку
многие нормы
закона
невыполнимы
Да, потому что
сами законы
часто меняются
ЮФ
13,33
43,33
23,33
13,33
6,67
ЭФ
27,56
43,31
15,75
7,87
5,51
УФ
26,67
37,78
24,44
8,89
2,22
Рис. 4. Мнение студентов о возможности нарушения закона, %
138
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
В некоторых случаях мотивация нарушения прагматична («во имя пользы дела»).
Однако безоговорочно среди студентов лидирует позиция с кажущейся гуманистической
направленностью: закон можно нарушить, если он ограничивает права человека. Наиболее
рельефно эта позиция проявилась среди студентов юридического и экономического факультетов.
Подобный результат может свидетельствовать о том, что бессмертная формула Н.
Макиавелли «Цель оправдывает средства» весьма устойчива в рядах современной молодѐжи. Среди юристов наблюдается наименьшее количество респондентов (по сравнению с
другими факультетами), придерживающихся твѐрдой позиции: «закон нарушать нельзя».
Может быть это связано с тем, что молодые люди, изучая законы, знают, насколько они
могут быть несовершенными.
Результаты исследования автора статьи коррелируют с данными мониторинга, проведѐнного под руководством профессора Ю.Р. Вишневского в г. Екатеринбург с 2011 по
2012 гг.
В целом можно согласиться с выводами учѐного о том, что пока значительная часть
студенческой молодѐжи относится к закону именно таким образом, гражданское общество
и развитая гражданская культура будут оставаться скорее мечтой, нежели реальностью [7,
с. 249].
Однако среди участников анкетирования есть и внушительное количество респондентов, считающих, что нарушать закон категорически нельзя, в основном это студенты
экономического факультета и факультета управления, что вселяет некоторый оптимизм.
Не секрет, что нестабильность законодательства, разночтение законов разного
уровня, огромное число новых законов способствуют распространению в студенческой
среде противоправных настроений. На фоне нормативного вакуума, размывания исторической памяти, снижения ценности человеческой жизни в целом в сознании среднестатистического студента сложилось представление о том, что в жизни невозможно преуспеть,
придерживаясь правовых и нравственных норм.
На вопрос «Как Вы понимаете, что такое свобода?» большинство студентов ответили, что это «независимость в выборе жизненной позиции» (39%). Далее следуют «возможность принимать самостоятельные решения с учѐтом общих законов» (26%) и «наличие (и
возможность реализации) неотъемлемых прав и свобод» (13%).
Наибольшее количество студентов-приверженцев независимости выбора жизненной позиции оказалось на факультете управления (54,3% против 38,6% ЮФ и 34,5% ЭФ).
Позиции «возможность самостоятельно обеспечивать себя средствами на жизнь»,
«возможность выбирать руководство» и «действовать в соответствии со своими убеждениями» оказались в аутсайдерах (от 4 до 10 %).
Можно отметить следующее: наличие намерений ещѐ не означает стремление к
реализации свободы. Особенно это хорошо видно на разнице между независимостью в выборе жизненной позиции и действиях в соответствии со своими убеждениями, которые
взаимосвязаны, но оказались в разных концах шкалы.
Одними из наиболее важных данных стали результаты ответов на вопрос об отношении к политике (рис. 5). В большей степени равнодушными к политике оказались сту139
денты юридического и факультета управления. Интересуются информацией о политике, но
сами активно участия в ней не принимают в большей степени студенты-экономисты.
Активно интересуюсь, участвую
Интересуюсь
в деятельности
информацией
той оили
Кполитике,
политике
иной партии,
но
равнодушен,
самдвижения
активного
Отношусь
нет участия
устойчивой
отрицательно,
не принимаю
политической
стараюсь
ориентации
держаться от политики подал
ЮФ
2,38
41,67
46,43
9,52
ЭФ
1,87
51,4
41,12
5,61
УФ
0
35,56
57,78
6,66
Рис. 5. Отношение студентов к политике, в %.
Большинство студентов в наше время не имеет активной политической позиции и
не обладает достаточными знаниями относительно властвующих структур. Однако подобный невысокий интерес к политике среди молодѐжи, а в частности студентов «ТГАМЭУП», может быть обусловлен тем, что сегодня основной проблемой для них становится
взрослая жизнь, в которую они постепенно входят.
Однако политика без молодѐжи – это политика, у которой нет будущего. К тому же
их социальный опыт не настолько велик и может быть ограничен только лишь межличностными коммуникациями. Отсутствие социального опыта может способствовать превращению молодѐжи в удобный объект обработки в духе исторического беспамятства, и тогда
молодые пополняют ряды националистов или неонацистов.
Исходя из результатов опроса, чуть больше 4% от числа опрошенных могут в перспективе стать субъектами политики путѐм выдвижения в выборные органы власти, создании своих общественно-политических организаций. Обращает на себя внимание тот факт,
что среди них нет управленцев, которые оказались самыми аполитичными.
В итоге результаты исследования иллюстрируют изречение известных исследователей политической и гражданской культуры Г. Алмонда и С. Вербы: «Гражданская культура – это смешанная политическая культура. В еѐ рамках многие граждане могут быть активными в политике, однако многие другие играют более пассивную роль подданных» [1].
Пока студенческую молодѐжь нельзя видеть в качестве постоянных участников политического процесса, она редко проявляет активность в политических группах. Это скорее не активные, а потенциально активные граждане своей страны, которые в любой момент смогут мобилизовать своѐ окружение.
140
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Гражданская культура создаѐт некий баланс между властью и ответственностью,
поэтому чрезмерная аполитичность может создать угрозу существования нынешней политической системе.
В целом можно отметить, что для наличия развитой гражданской культуры должны
быть характерны следующие признаки. Во-первых, это наличие чѐтких установок на политические институты и структуры. Во-вторых, это потребность в самостоятельном приобретении политических знаний на уровне современной политической науки. В-третьих, активное участие в политической жизни молодых людей и уважение к закону.
На основе полученных результатов социологического опроса можно утверждать,
что предпосылки к формированию гражданской культуры студенческой молодѐжи ГАОУ
ВПО ТО «ТГАМЭУП» имеются, но об окончательном еѐ формировании говорить пока
преждевременно.
Литература
1. Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии. URL:
http://www.rus-lib.ru/book/27/69/69-4/122-134.html (дата обращения: 18.03. 2014).
2. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодѐжь России: социологический портрет. – М.:
ЦСПиМ, 2010. – 592 с.
3. Грошева И.А., Дружин А.В. Формирование доверия в условиях нормативной
системы постмодерна// Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика.
Политика. 2013. №2. С. 22-26.
4. Вишневский Ю.Р., Трынов Д.В., Шапко В.Т. Гражданская культура студентов.
Тенденции и проблемы формирования // Социологические исследования. – 2009, №4. С.
108-117.
5. Белова О.Р., Вишневский Ю.Р. Гражданский выбор студенчества: тенденции и
перспективы. – 2012, №3. С. 116-131.
6. Петухов В.В., Федоров В.В. Трансформация идеологических ценностей и политических предпочтений россиян. // Мониторинг общественного мнения. – 2005, №2. С. 418.
7. Студент-2012: Материалы шестого этапа социологического мониторинга (дек.
2011 – янв. 2012) / отв. ред. Ю.Р. Вишневский. – Екатеринбург: УрФУ, 2012. – 332 с.
141
УДК 371.59
А. А. Моисеева
A. A. Moiseeva
ВОЛОНТЁРСКИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ И ИХ ЗНАЧИМОСТЬ
В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ
VOLUNTARY ASSOCIATIONS AND THEIR SIGNIFICANCE
IN THE SOCIAL SPHERE OF PUBLIC LIFE
Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение
Средняя общеобразовательная школа №22 г. Тюмени
Аннотация: данная работа посвящена направлениям деятельности волонтѐрских
отрядов города Тюмени в целом и отряда МАОУ СОШ №22 «Мы вместе». При этом волонтѐрская деятельность рассматривается как средство социализации подрастающего поколения, развития лучших личностных качеств школьника, самостоятельности, ответственности за судьбу города, области, страны.
Annotation: This work is devoted to the activities of volunteer groups of Tyumen in general and group of school № 22 named ―We are together‖ in particular. In this case volunteering is
considered as a mean of socialization of the younger generation, of the development of the best
personal qualities of pupil: independence, responsibility for the fate of the city, region and country.
Ключевые слова: волонтѐрская деятельность, благотворительность, добровольческая работа, молодѐжь, общество.
Keywords: volunteering, charity, voluntary work, youth, society.
Вопросы воспитания социальной активности личности всегда были в центре внимания отечественной педагогики. Как подчѐркивается в концепции модернизации Российского образования на период до 2010 года, развивающемуся обществу необходимы инициативные люди, которые могут самостоятельно принимать решения в ситуации выбора, способны к сотрудничеству, отличаются мобильностью, динамизмом, конструктивностью,
обладают чувством ответственности за судьбу страны, за еѐ социально-экономическое
процветание.
Государству необходимы сильные личности, сподвижники, лидеры, знатоки, молодые люди, но уже с опытом, умениями и навыками. А в юношестве можно получить жизненный опыт и знания в результате какой-либо деятельности. Такой деятельностью может
стать волонтѐрство, которое в настоящее время так масштабно развивается.
В основе волонтѐрского движения лежит старый как мир принцип: «хочешь почувствовать себя человеком помоги другому».
По мнению Л.Е. Сикорской, волонтѐрство это не что иное, как «способ сохранения
и укрепления человеческих ценностей, таких как доброта, безвозмездная помощь любому
человеку независимо от его положения в обществе, культурных и этнических особенно142
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
стей, религии, возраста, пола [1]. Добровольчество – это созидательная социальная сила,
способствующая построению более гуманного и справедливого общества посредством
всеобщего сотрудничества».
Волонтѐрская деятельность – это широкий круг деятельности, включая традиционные формы взаимопомощи и самопомощи, официальное предоставление услуг и другие
формы гражданского участия, которая осуществляется добровольно на благо широкой общественности без расчѐта на денежное вознаграждение. Деятельность благотворительных
организаций нуждается в поддержке добровольцев.
Для организации добровольческой деятельности, с одной стороны, создаются вакансии добровольцев в благотворительных организациях, с другой – формируется круг
поддерживающих организаций и сам добровольческий корпус участников благотворительной деятельности, согласных принимать участие в бесплатном труде во благо нуждающихся. Такой бесплатный труд является разновидностью меценатства (бескорыстного
дарения в пользу нуждающихся благоприобретателей – людей, природы) [2].
В декларации Международной ассоциации волонтѐров, принятой на 11-м Конгрессе
Международной ассоциации волонтеров в Париже 14 сентября 1995 года, приведено следующее определение волонтерства (добровольчества). Добровольчество – это:
 добровольный выбор, отражающий личные взгляды и позиции;
 активное участие гражданина в жизни человеческого сообщества;
 способствует улучшению качества жизни, личному совершенствованию и углублению солидарности;
 выражается, как правило, в совместной деятельности в рамках разного рода социально значимых проектов;
 способствует реализации основных человеческих потребностей на пути строительства более справедливого и мирного общества;
 способствует более сбалансированному экономическому и социальному развитию, созданию новых рабочих мест и новых профессий.
Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (№135-ФЗ от 11.08.1995 г.) следующим образом трактует понятие «добровольцы»: это «граждане, осуществляющие благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, в том числе в интересах благотворительной организации» [3].
Волонтѐрство может проявляться индивидуально или в группе, в общественных или
частных организациях, быть организованным или неорганизованным. Организованное волонтѐрство, как правило, осуществляется в некоммерческом и частном секторе и более
систематично и регулярно.
Неорганизованное волонтѐрство – это спонтанная и эпизодическая помощь друзьям
или соседям: например, уход за ребѐнком, оказание помощи в ремонте или стройке, выполнение мелких поручений или отклик на стихийное или созданное людьми бедствие, это
преобладающая форма волонтѐрства во многих культурах. Волонтѐрство может осуществляться с различной степенью участия – от полного вовлечения до эпизодического участия
в деятельности [4].
143
Мотивы участия в волонтѐрской деятельности основываются на ряде потребностей
личности, которые группируются следующим образом:
1) потребность в признании – люди хотят, чтобы их работа или проявленные способности высоко оценивались другими;
2) потребность в достижении – людям нравится ощущать, что они выполняли что-то
важное;
3) потребность в самоконтроле – многим людям хочется ощущать себя независимыми, чувствовать, что они несут ответственность за свою жизнь и поступки;
4) потребность в разнообразии – людям как правило, надоедает делать одно и то же;
5) потребность в росте – люди стремятся к развитию, расширению и обогащению
своего опыта, знаний и повышению своего жизненного статуса;
6) потребность в общении – потребность человека принадлежать какой-то группе,
быть признанным, любимым, сотрудничать с другим человеком или группой. Для этих
людей важно работать в команде, получать групповые задания;
7) потребность в развлечении – хотя это может показаться несерьѐзным, но потребность в развлечении и приключениях очень сильна, иногда сильнее всех остальных;
8) потребность быть единственным – это потребность чувствовать себя особенным
и значимым.
Таким образом, помогая другим людям, человек удовлетворяет и свои потребности,
что немаловажно для становления личности. Сегодня добровольцы – это люди, которые не
ограничиваются оплачиваемой работой и исполнением обычных житейских обязанностей,
а расходуют время и силы на дела, не приносящие им материальной выгоды. Они делают
это потому, что их работа полезна другим, а также приносит удовлетворение им самим.
Можно выделить и принципы волонтѐрской деятельности:
 добровольность – участвовать или не участвовать в волонтѐрской деятельности
решает каждый сам, никто не в праве принуждать к каким-либо действиям. Но принцип
добровольности не отрицает наличие определѐнных обязательств: материальные, в случае
необходимости пользоваться и распоряжаться материальными ресурсами; профессиональные, в случае необходимости строгого выполнения профессиональных требований; этические, при необходимости особо соблюдать этические нормы и требования при осуществлении добровольческой деятельности;
 безвозмездность (бескорыстность) – цели добровольческой деятельности – помощь другим людям и собственное личностное, нравственное совершенствование через
оказание такой помощи. Выполнение добровольческой деятельности не должно быть условием материального благосостояния человека. В отличие от основной трудовой занятости, добровольческая работа не должна играть роль источника доходов, необходимых для
удовлетворения естественных человеческих потребностей: еда, жилье, одежда и прочее.
По отношению к основной трудовой занятости добровольческая работа должна выполнять
дополняющий характер;
 социальная значимость – добровольческая деятельность должна носить характер,
отвечающий целям и потребностям местного сообщества, национальным интересам и
принципам развития мирового сообщества. Общественная значимость добровольческой
144
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
деятельности определяется еѐ актуальностью, своевременностью и эффективным результатом;
 уважение индивидуальности и внутреннего мира каждого человека и принятие
его как неповторимой личности;
 объединение людей, выполняющих миссию добра и служения другим;
 предоставление равных возможностей для духовного, физического и интеллектуального развития всем людям, независимо от их пола, физического состояния, вероисповедания и финансового положения;
 воспитание в молодых людях лидерских качеств и нравственных ценностей.
Добровольческая деятельность является не только ресурсом общественного развития, но и
возможностью, которую общество предоставляет гражданам для их полноценного личностного роста. Возможность участия в добровольческой деятельности – это услуга, которую
способно предоставить демократическое общество своим гражданам;
 повышение гражданской активности путѐм привлечения молодѐжи к решению
социальных проблем общества, а также предоставления ей возможности брать на себя ответственность на всех уровнях работы волонтѐрской организации;
 добросовестность, доведение до конца взятых на себя обязательств;
 законность, деятельность волонтѐра не должна противоречить законодательству
РФ. Какими бы благими побуждениями не руководствовались участники добровольческой
деятельности, их противоправные действия не могут быть оправданы Строгое следование
требованиям закона, правилам и нормам, принятым в жизни местного сообщества, – необходимое условие осуществления всякой добровольческой деятельности.
Добровольческая работа позволяет молодому человеку получить реальное представление о предполагаемой будущей профессии или выбрать направление профессиональной подготовки, а также лучше сориентироваться в различных видах профессиональной деятельности.
Добровольческая работа помогает приобрести полезные навыки, необходимые и в
повседневной жизни, и для дальнейшей профессиональной деятельности. Так же очень
сильны мотивы, связанные с получением новых навыков, рекомендаций для приѐма на высокооплачиваемую работу. Часто эти мотивы появляются в связи с тем, что работодатели
предпочитают принимать на работу людей, уже имеющих какой-то трудовой опыт.
Добровольческая работа позволяет приобрести полезные практические навыки, напрямую не относящиеся к профессиональному выбору человека, но важные для жизни. К
ним можно отнести приобретение опыта межличностного взаимодействия, навыков работы с компьютером, с различными видами техники, строительных навыков.
Придавая большое значение волонтѐрской деятельности, ООН в 1985 году учредила
Международный день добровольцев во имя экономического и социального развития, который отмечается 5 декабря [5]. Уже два года подряд наша школа получает награды в этом
конкурсе.
Очень широк спектр деятельности, где требуется волонтѐрская помощь, поэтому
каждый молодой человек может выбрать для себя тот вид добровольческой деятельности,
который отвечает его потребностям и позволяет реализовать собственные устремления.
145
Анализ социальной среды позволяет выделить следующие, наиболее актуальные
для молодѐжи, формы и направления волонтѐрской деятельности.
1. Работа с социально незащищѐнными группами населения
Добровольцы, выбравшие для себя это направление деятельности, отдают своѐ свободное время, оказывают помощь и поддержку пожилым людям в домах престарелых, сиротам в домах ребѐнка и детских домах. Старики и дети – это самые незащищѐнные категории, которые больше всего нуждаются в духовной поддержке, милосердии, ласке и внимании.
Персонал домов-интернатов для детей и пожилых людей при всем своѐм желании
не имеет физической возможности уделять в достаточной мере внимания каждому проживающему в таком учреждении. Волонтѐры своим участием помогают пожилым людям достойно встретить старость, оказывают поддержку, потому что старики, как и дети, нуждаются в постоянной заботе, сочувствии и внимании.
Наша школа активно сотрудничает с Домом Ветеранов, который находится на улице Минской. Пожилые люди очень радушно нас встречают, охотно приходят на наши концерты, иногда даже вместе с нами участвуют в номерах. А за уборку их территории, комнат и помощи в приборке во всем доме в целом благодарностей просто не счесть, но самая
главная благодарность для нас – это их искренняя улыбка.
2. Служба в больницах
На сегодняшний день в России ещѐ не сложилась служба организации жизни ребѐнка в больнице, как, например, в ряде других стран. Потребность в волонтѐрах крайне велика. Проблема отбора волонтѐров, способных работать в больнице, оказывать действенную
помощь, является актуальной. В перспективе развития волонтѐрской службы в больнице
волонтѐры, получив соответствующее обучение, могут выполнять более сложную работу,
такую как уход за детьми-инвалидами, игровая терапия, оказание помощи и уход за больными в терминальной стадии и их родственниками в больнице и на дому.
Что, в свою очередь, требует соответствующих шагов доверия со стороны медицинского персонала, более развѐрнутых стратегий поиска, привлечения разных категорий волонтѐров, включая студентов, готовых и способных активно обучаться. В настоящее время
в нашем городе таким видом волонтѐрской деятельность занимаются учащиеся медицинского колледжа, медицинского лицея и студенты медицинской академии.
3. Психолого-педагогическое сопровождение детей и подростков
В помощи нуждаются как дети с нормальным, так и с нарушенным развитием. В
рамках этого направления осуществляется: репетиторство, проведение праздников, организация досуга и др. Одной из основных проблем детей с особенностями психического и
физического развития является отсутствие возможностей для социализации их в обществе
здоровых людей.
Контакт с волонтѐрами противодействует социальной изолированности детейинвалидов, ведѐт к усилению толерантности общества по отношению к ним. Особенно это
касается деток с таким недугом, как аутичность. Большую работу в этом направлении проводит Центр внешкольной работы «Дзержинец» и волонтѐрское объединение «Подари ребѐнку праздник», участником и волонтѐром которых является автор статьи.
4. Профилактика здорового и безопасного образа жизни
146
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Очень важным направлением является работа волонтѐров с молодѐжью, направленная на оздоровление молодѐжной среды и профилактику наркотической и алкогольной зависимости. В рамках реализации этой деятельности проводятся целенаправленные обучающие семинары, тренинги, антинаркотические акции, усиливается контроль над возможными каналами поступления наркотиков в молодѐжную среду.
Также существуют такие формы работы, как работа телефона «Доверия», оказание
консультативной помощи, психологической поддержки, проведение тематических «круглых столов» с привлечением специалистов. Самая известная, на взгляд автора статьи, акция, пропагандирующая ЗОЖ – «Областная зарядка».
Волонтѐры активно принимают в ней участие каждый год, ставят флэш-мобы, проводят игры. И ещѐ одна из известных, очень актуальная сегодняшний день. Акция «Шрихкод». Задача волонтѐров в этой акции закрасить все нецензурные, пропагандистские надписи и, конечно же, надписи с номерами телефонов, по которым можно приобрести различные наркотические вещества.
5. Защита окружающей среды
Добровольческая деятельность по защите окружающей среды предполагает участие
молодых людей в разнообразных акциях по привлечению внимания общества или власти к
экологическим проблемам, требующим решения. Волонтѐры оказывают помощь в распространении информации по различным экологическим проектам.
Это прежде всего проведение лекций, рассказов о современных технологиях, позволяющих без больших затрат сделать свой быт и своѐ рабочее место экологичнее. Среди активных видов деятельности можно назвать экологические инспекции: выявление незаконных рубок деревьев и кустарников, несанкционированных свалок мусора и др.
Волонтѐры известной организации Гринпис говорят о своей работе так: «широкое
развитие природоохранного волонтѐрства может заметно изменить образ мысли и образ
жизни многих людей. Мы стараемся дать возможность максимальному количеству людей
поучаствовать в практических природоохранных мероприятиях, увидеть непосредственный результат своей работы. Это могут быть посаженные деревья, потушенные лесные
пожары, остановленные незаконные рубки». Гринпис совместно с ООН учредили такую
акцию, как «Час Земли», которая в нашем городе тоже проходит. В этот час отключается
свет на улицах города для экономии энергии. Эта акция объявлена Всемирной, в ней принимают участие почти все страны.
6. Помощь животным
Добровольцы, принимающие участие в оказании помощи бездомным животным,
стараются воплощать в жизнь идеи гуманного отношения к животным и внедрения действительно эффективных мер по сокращению численности беспризорных животных. Молодые люди занимаются просветительской деятельностью:
 регулярно проводят информационно-образовательные акции;
 распространяют материалы, целью которых является ознакомление граждан с
проблемой беспризорных животных, раскрытие преступной деятельности «перекупщиков»
и бродяг, объяснение необходимости и преимуществ стерилизации и т.п.
147
Волонтѐры оказывают помощь в приютах для животных, помогают уличным животным – благодаря этому многие животные находят старых или новых хозяев. Принимают меры по выявлению и пресечению случаев издевательств над животными, проводят акции по устройству животных «в семью». Самой известной организацией являются «Потеряшки». На данный момент это очень развитое объединение волонтѐров, действующие не
только в пределах города, но и области.
7. Творческая деятельность
Молодые люди, выбирающие для себя участие в эстетическом направлении добровольческой деятельности, имеют возможность приобщения к миру искусства, общения с
музыкантами, художниками мировой величины, расширения кругозора в области художественного и музыкального искусства. Они оказывают помощь в реализации конкретных
проектов, дежурят на выставках, концертах, раздают рекламные буклеты, программки
концертов.
Волонтѐры, которые знают иностранные языки, могут прикрепляться в качестве сопровождающих к зарубежному музыканту, знакомить гостя с городом и т.д. Кроме этого
иногда требуется помощь в переводе зарубежных книг и других материалов, необходимых
для планирования концертной деятельности.
Деятельность в условиях музеев предполагает помощь в организации и проведении
выставок в музее: монтаж выставки, контроль за посетителями, распространение информационных буклетов о предстоящем мероприятии среди знакомых и др.
Ещѐ одним видом деятельности в этом направлении является работа в сети Интернет: поиск необходимой информации, оповещение слушателей о предстоящих концертах
или выставках по электронной почте
Волонтѐрами в сфере искусства могут быть как молодые люди, имеющие подготовку по предметам эстетического профиля, так и обычные студенты и школьники. Ребята,
которые собираются связать свою жизнь с профессией в сфере искусства, получают возможность пополнения своего профессионального багажа, получения опыта, который необходим при устройстве на работу.
Летом 2013 г. волонтѐрское движение Тюмени и Тюменской области начало плодотворную работу с хобби-клубом «Аромат творчества». Нам удалось организовать летом
такое мероприятие, как «Тюменский Арбат», который проходил каждую субботу и собирал все больше-больше людей. Для жителей города была представлена ярмарка поделок
ручной работы, они могла посмотреть концерт, устроить себе фотосессию в костюмах
XVIII-XIX веков.
Активное участие в добровольческой деятельности будет способствовать развитию
таких социальных навыков, как: развитие коммуникативных способностей; опыт ответственного взаимодействия; лидерские навыки; самоорганизация; исполнительская дисциплина; защита и отстаивание прав и интересов; инициативность и другие.
Участвуя в волонтѐрской деятельности, молодой человек приобретает ряд практических навыков, необходимых ему и в повседневной жизни, как-то: умение принимать решения; умение вести за собой; умение расположить к себе собеседника; умение слышать и
слушать; опыт работы с группой, знание основ психологии; организаторские способности.
148
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Научно подтверждено, что организация и участие в межличностных контактах различных социальных ситуаций способствует развитию таких личностных качеств, как уверенность в себе, общительность, бесконфликтность, толерантность. Более того, принятие
ответственности за межличностные отношения позволяет говорить о появлении социальной смелости.
Отмечается развитие творческого потенциала, гибкости и нормативности поведения, увеличивается потребность в саморазвитии и самосовершенствовании. Повышение
познавательных потребностей свидетельствует о внутренней готовности к познанию окружающего мира и самопознании.
Литература
1. Сикорская, Л.Е. Волонтѐрство как форма проявления гуманистической сущности
человека // Волонтѐрство как фактор формирования гуманистической направленности
личности в современном обществе. М.: Изд-во МосГУ, ФИЦ МСП, 2006. С. 78–82.
2. Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19.05.1995г. № 82-ФЗ
(ред. от 23.07.2008 г.). URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_ doc_ LAW_156886/
(дата обращения: 12.03.2014).
3. Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». URL: http://base.garant.ru/ 104232/ (дата
обращения: 12.03.2014).
4. Холостова, Е.И. Словарь-справочник по социальной работе / Е.И. Холостова. М.: ВЛАДОС, 2000. - 424 с.
5. Автоматизированная систем гражданского взаимодействия, новости. URL:
http://wiki-help.ru/news/4169 (дата обращения: 12.03.2014).
149
СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ
УДК 331:33 (574)
С. Г. Симонов, А. Г. Дурцева, Н. К. Карашаш
S. G. Simonov, A. G. Durtseva, N. K. Karashash
КРИТЕРИИ И ПОКАЗАТЕЛИ ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
СУБЪЕКТОВ СРЕДНЕГО И МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
CRITERIA AND INDICATORS FOR ASSESSING THE ECONOMIC SECURITY
OF THE SUBJECTS OF SMALL AND MEDIUM BUSINESSES
ФГОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
Аннотация: в статье авторы рассматривают критерии и показатели оценки экономической безопасности субъектов малого и среднего предпринимательства. В итоге авторы приходят к выводу, что детализация процедурной стороны методики оценки экономической безопасности зависит от поставленных целей, а также различных факторов информационного, временного, методического, кадрового и технического обеспечения.
Annotation: In the article authors consider the criteria and indicators for assessing the
economic security of subjects of small and medium businesses. As a result, the authors conclude
that the specification of the procedural part of methodology for assessing the economic security
depends on the goals, as well as various factors of informational, temporal, methodological, personnel and technical provision.
Ключевые слова: экономическая безопасность, субъекты малого предпринимательства, субъекты среднего предпринимательства, финансовая устойчивость, рентабельность.
Keywords: economic security, subjects of small businesses, subjects of medium business,
financial stability, profitability.
Выбор того или иного критерия и показателей оценки экономической безопасности
предпринимательства «второго эшелона» обусловлен спецификой бизнес-структуры и
сложившейся в сфере еѐ деятельности конъюнктурой.
Прежде всего, экономическая безопасность среднего и малого предпринимательства невозможна без показателей количества зарегистрированных юридических лиц и размерности. То, что в настоящее время имеет место определѐнная активизация предпринимательской деятельности, свидетельствует об устойчивой тенденции роста количества хозяйствующих субъектов и численности занятых здесь работников.
Не менее значима для экономической безопасности средних и малых бизнесструктур их финансовая устойчивость. Последняя представляет собой определѐнное со-
150
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
стояние счетов, гарантирующее предпринимателю постоянную платѐжеспособность, а в
качестве своей базы имеет рентабельность.
К числу критериев оценки экономической безопасности предпринимательства
«второго эшелона» следует, на наш взгляд, отнести техническое состояние и движение основных средств. В настоящее время износ основных фондов является одной из главных
внутренних угроз бизнес-деятельности. Оценка технического состояния и движения основных фондов требуется для планирования и создания амортизационного фонда предпринимательской структуры.
Данный фонд формируется с целью избежания дефицита финансовых ресурсов, необходимых для обновления основных средств. Вторым направлением оценки является моральное состояние основных фондов, т.е. их соответствие требованиям как текущего производственного процесса, так и инновационной деятельности предприятия.
Наконец, ещѐ одним критерием оценки экономической безопасности субъектов
среднего и малого хозяйствования выступают трудовые ресурсы и проводимая в них кадровая политика. Достаточная обеспеченность нужными трудовыми ресурсами, их рациональное использование, высокий уровень производительности труда имеют также большое
значение для увеличения объѐмов продукции и повышения эффективности производства.
В частности, от обеспеченности трудовыми ресурсами, уровня их квалификации и
эффективности их использования зависят объем и своевременность выполнения работ,
эффективность использования оборудования и, как результат, объем производства продукции, еѐ себестоимость, прибыль, финансовое состояние бизнес-структуры. Наиболее
важными моментами при этом являются следующие:
 квалификация персонала (программы переаттестации);
 потребность в персонале и зависимость от рынка труда (возрастной состав, текучесть, доля практикантов, степень выполнения установленного объѐма работы);
 рентабельность персонала (объем прибыли на сотрудника, рентабельность расходов на персонал);
 производительность труда;
 эффективность системы мотивации и штрафных санкций.
От точной идентификации угроз, от правильного выбора критериев и показателей
их измерения зависит степень адекватности оценки экономической безопасности предпринимательства и комплекс необходимых мер по предупреждению и парированию опасности, соответствующих масштабу и характеру угроз [1].
В настоящее время существует большое количество литературы, в которой приводятся методики анализа и оценки каждого выбранного направления в отдельности. Большинство существующих сейчас методик анализа деятельности предприятия повторяют и
дополняют друг друга.
Очевидно, что из них должны быть выделены показатели, наиболее точно и полно
характеризующие состояние соответствующего критерия и удовлетворяющие условию наличия универсальных пороговых значений. При этом каждому критерию должен соответствовать один показатель.
151
Среди множества показателей, применяемых для оценки финансовой устойчивости
средних и малых предпринимательских структур, наиболее распространѐнными являются:
 коэффициент абсолютной ликвидности;
 коэффициент критической ликвидности;
 коэффициент текущей ликвидности;
 коэффициент автономии, показывающий долю собственных средств в валюте баланса;
 коэффициент обеспеченности оборотных активов собственными источниками
оборотных средств, показывающий долю оборотных активов, формируемых за счѐт собственных источников оборотных средств;
 коэффициент обеспеченности запасов и затрат собственными источниками их
формирования, показывающий степень покрытия запасов и затрат собственными источниками оборотных средств.
Недостатком применения данных коэффициентов является, однако, сложность их
консолидации. Поэтому для оценки финансовой устойчивости как критерия экономической безопасности с целью интеграции еѐ результатов в комплексный показатель имеет
смысл использовать методологию углублѐнной оценки финансовой устойчивости, которая
предусматривает представление баланса в агрегированном виде.
На основании такого баланса выводится общая формула устойчивости финансового
состояния бизнес-структуры. Она заключается в том, что перманентный капитал (сумма
собственного капитала и резервов, приравненных к собственным пассивам и долгосрочной
кредиторской задолженности) должен быть не меньше суммы внеоборотных активов, запасов, затрат и убытков:
С
КТ
F+Z+Y И
Данная зависимость определяет два основных направления оценки финансовой устойчивости: по степени покрытия запасов и затрат источниками средств и по степени покрытия внеоборотных активов источниками средств. Наиболее общим показателем финансовой устойчивости является излишек или недостаток источников средств для формирования запасов и затрат, рассчитываемый как разница между величиной источников и величиной запасов и затрат.
В зависимости от степени покрытия можно выделить три показателя:
 наличие собственных источников E
С
ИС
F
Y
Т
Т
ИС F Y K
- наличие собственных и долгосрочных источников E
Т
ИС F Y KT
Ki .
- наличие общих источников Е
Этим трѐм показателям соответствуют три показателя обеспеченности запасов и за-
трат:
 излишек или недостаток собственных источников формирования запасов и за-
EC
трат
EC
Z
 излишек или недостаток собственных и долгосрочных источников формирования
запасов и затрат
ET
ET
152
Z
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
 излишек или недостаток общей величины источников формирования запасов и
Eo
затрат
Eo
Z .
С помощью этих трѐх показателей определяется трѐхкомпонентный показатель типа
финансовой ситуации, на основании которого можно выделить четыре типа финансовой
устойчивости:
SE
S1
E C , S2
Si
E T , S3
EO
1, если
E C T ,O 0
0, если
E C T ,O
0
где:
- абсолютная устойчивость S=(1,1,1);
- нормальная устойчивость S=(0,1,1);
- неустойчивое финансовое состояние S=(0,0,1);
- кризисное финансовое состояние S=(0,0,0).
Все расчѐты могут производится в таблице. Показатели рентабельности можно объединить в несколько групп:
 показатели, характеризующие окупаемость издержек; производства и инвестиционных проектов;
 показатели, характеризующие прибыльность продаж;
 показатели, характеризующие доходность капитала и его частей [2].
В странах Западной Европы и США для оценки рентабельности используется, как
правило, следующая группа показателей:
 peнтaбeльнocть продаж (Return on Sales);
 рентабельность активов (Return on Assets);
 рентабельность капитала (Return on Equity);
 рентабельность инвестированного капитала (Return on Invested Capital).
Рентабельность продаж (ROS) рассчитывается как отношение прибыли от реализации продукции (работ, услуг) к сумме полученной выручки и является одним из основных
показателей, характеризующих эффективность предпринимательской деятельности.
Следующий показатель (ROA) определяется как отношение прибыли предприятия к
сумме его активов. При этом в данном показателе не находят отражения источники формирования активов.
Рентабельность собственного капитала (ROIC) показывает его отдачу и вычисляется, как правило, по чистой прибыли. Показатель ROIC нацелен на оценку эффективности
использования постоянного капитала и представляет собой отношение суммы валовой
прибыли (earning before taxes – ЕВТ) и расходов по проценту к сумме долгосрочных обязательств и собственного капитала (разнице текущих активов и обязательств) [3].
Использование вышеперечисленных показателей рентабельности, однако, затруднено тем, что их средний уровень очень сильно зависит от отраслевой принадлежности
предпринимательской структуры. В связи с этим представляется практически невозможным определение пороговых значений по данным показателям.
153
С целью оценки результатов финансово-хозяйственной деятельности хозяйствующего субъекта можно также сопоставить динамику изменения таких показателей, как балансовая прибыль, объем реализации продукции (работ, услуг) и величина активов.
Оптимальным для предприятия является такое их соотношение, при котором темпы
роста балансовой прибыли не ниже темпов роста выручки, а темпы роста выручки не ниже
темпов роста валюты баланса.
Это означает относительное снижение издержек производства и обращения, более
эффективное использование ресурсов и рост экономического потенциала предприятия по
сравнению с предыдущими периодами.
Именно поэтому такая взаимосвязь динамики данных показателей получила название «золотого правила» экономики предприятия. Поэтому целесообразно использовать
именно взаимосвязь динамики данных показателей в целях оценки экономической безопасности по критерию «рентабельность».
В качестве границ классов рентабельности можно принять следующие варианты
взаимосвязи показателей темпов роста прибыли, выручки и валюты баланса (табл. 1):
Таблица 1
Класс рентабельности
«Золотой»
Средний
Удовлетворительный
Критический
Классы рентабельности
Взаимосвязь показателей
ТРП≥ТРВ≥ТРБ≥1 или ТРВ≥ ТРП≥ ТРБ≥1, ROS≥0
ТРВ≥ ТРП≥1 и ТРБ≥ ТРП≥1, ROS≥0
ТРП<1, ROS≥0
ТРП<1, ROS<0
где ТРП – темп роста балансовой прибыли,
ТРВ – темп роста выручки,
ТРБ – темп роста валюты баланса,
ROS – рентабельность продаж (return on sales).
Показатели движения и использования основных фондов различаются как по стадиям развития систем, так и по техническим этапам (укладам). На стадии развития максимального значения достигают такие коэффициенты, как ввода, годности, расширения,
фондоотдачи, сменности. На стадии зрелости начинают расти коэффициенты обновления,
износа, выбытия, замены, ликвидации, принимая максимальное значение на стадии старости системы.
В связи с этим представляется возможным выбрать один показатель, например коэффициент износа, который хотя и не даст полного представления о состоянии основных
средств, однако явится индикатором экономической безопасности предпринимательства
по критерию состояния основных средств.
Коэффициент износа рассчитывается по формуле:
К = Сумма начисленного износа основных фондов/Первоначальная стоимость основных фондов.
В качестве пороговых можно принять следующие значения данного коэффициента с
назначением классов, соответствующих стадии развития систем (табл. 2):
154
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Таблица 2
Классы состояния основных средств
Класс состояния ОС
Степень износа ОС
Оживление
от 0% до 25% – незначительный износ
Подъем
от 25% до 50% – средний износ
Депрессия
от 50% до 75% – сильный износ
Кризис
от 75% до 100%. – критический износ
Источниками информации для оценки экономической безопасности по критерию
персонала служат план по труду, данные табельного учѐта и отдела кадров. К наиболее
значимым среди множества показателей, используемых для оценки трудовых ресурсов,
следует отнести:
 коэффициенты текучести, прибытия, выбытия и постоянства персонала, относящиеся к группе показателей обеспеченности и движения трудовых ресурсов;
 коэффициент среднегодовой выработки продукции одним работающим, характеризующий производительность труда;
 показатель рентабельности персонала, рассчитываемый для оценки эффективности использования трудовых ресурсов;
 показатель трудоѐмкости продукции и чистая прибыль на денежную единицу заработной платы.
Для этих показателей представляется, однако, практически невозможным установление универсальных пороговых (нормативных) значений, так как степень автоматизации
производства, потребность в персонале, структура персонала в части долей административно-управленческого и рабочего персонала в различных отраслях сильно отличается.
Решением данной проблемы может быть применение показателя уровня рационализаторской активности, рассчитываемого как отношение количества предложенных и внедрѐнных в производственный процесс рационализаторских предложений на среднесписочную численность персонала в отчѐтном периоде.
Преимуществом этого показателя является консолидация им такой информации, как
квалификация персонала, эффективность системы мотивации, движения персонала. Кроме
того, он не подвержен влиянию фактора структуры персонала.
Установление критериев и выделение из множества показателей наиболее точно и
полно характеризующих состояние соответствующего критерия и удовлетворяющих условию наличия универсальных пороговых значений позволяет определить значимость выбранных критериев для совокупного состояния экономической безопасности предпринимательства [4].
Значимость критериев может быть выражена присвоением каждому из них весовых
коэффициентов. Для установления весовых коэффициентов, как правило, используется метод экспертных оценок. При этом весовые коэффициенты принимаются универсальными
для всех отраслей и подотраслей. Данный подход не является достаточно корректным по
следующим причинам:
 экспертный метод субъективен, что влечѐт за собой возможность различных
мнений по данному вопросу;
155
 значимость критериев может варьироваться в зависимости от отрасли, т.е. применение универсальных весовых коэффициентов влечѐт за собой неточность оценки [5].
В связи с этим, необходимо создание такой системы расчѐта весовых коэффициентов, которая, во-первых, сочетала бы экспертный и аналитический методы, а во-вторых,
позволила их рассчитывать для каждой бизнес-структуры в отдельности и являться одной
из частей оценки еѐ экономической безопасности. Решение данной задачи представляется
возможным путѐм создания матрицы ущерба. Еѐ сущность и способ составления состоят в
следующем [6].
Как известно, уровень экономической безопасности предпринимательской деятельности зависит от реализации угроз, что ведѐт к потере ресурсов и доходов, а также к дополнительным расходам. Подверженность бизнес-структур угрозам можно рассматривать
по установленным ранее критериям: размерности субъектов предпринимательства, отраслевой структуре, финансовой устойчивости, техническому состоянию и движению основных средств, оценке трудовых ресурсов.
В качестве первого исходного условия примем, что существующие угрозы в случае
их наступления принесут максимально возможные отрицательные последствия для предпринимателя. Очевидно, что размер ущерба на конкретном субъекте предпринимательства
будет зависеть от уровня его экономической безопасности.
С целью установления степени значимости критериев экономической безопасности
в качестве второго исходного условия примем полную незащищѐнность перед существующими угрозами предпринимательской деятельности, т.е. уровень экономической безопасности примем равной нулю. В соответствии с теорией управления рисками, угроза может быть количественно оценена по двум параметрам: размер максимального ущерба и вероятность его наступления.
Очевидно, что максимальные ущербы по различным критериям будут отличаться
друг от друга, также будет отличаться и вероятность наступления угрозы. В связи с этим
для установления степени значимости различных критериев на конкретном субъекте предпринимательства следует оценить максимальный размер ущерба, возможный по каждому
из критериев, и вероятность его наступления.
Для каждого критерия необходимо определить максимальный размер ущерба при
наступлении угрозы. Принципиально нужно исходить из выяснения влияния размера
ущерба при наступлении угрозы на производственный результат.
Вместе с тем следует учитывать его воздействие и на другие позиции затрат и выручки (например, финансовый результат при рисках обменного курса или налоги при фискальных рисках). Размер ущерба должен учитывать все прямые (например, ремонт машины) и
косвенные (например, простой производства) убытки.
Необходимо также определить вероятность наступления угрозы. Данная оценка
может производиться как методом экспертных оценок, так и математическими методами.
При определении максимально возможного размера ущерба важно обращать особое
внимание на то, что различные угрозы могут иметь неодинаковое (частично или в целом)
воздействие на субъект предпринимательства, что необходимо учитывать при их суммировании.
156
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Т.е. нельзя прямолинейно складывать размер ущерба по всем единичным угрозам,
так как при наступлении всех возможных угроз их влияние может пересекаться или взаимоисключаться. С другой стороны, в рамках определения размера ущерба нужно обращать
внимание на то, что одно событие может иметь последствием различные виды ущербов.
Следует также учитывать, что угрозы могут иметь различную продолжительность
воздействия на предпринимательство. Можно выделить три основных вида продолжительности:
 единовременный, означающий, что при наступлении события, определѐнного как
риск, субъект предпринимательства понесѐт единовременные убытки, которые в дальнейшем не повторятся;
 линейный, при котором субъект предпринимательства несѐт убытки непрерывно
или периодически в равных размерах; данный вид обычно имеет более тяжѐлые последствия, чем единовременный;
 прогрессирующий/регрессирующий – данные виды характеризуются убыт-ками,
наступающими в течение определѐнного периода времени в различных размерах.
В случае линейных, прогрессирующих и дегрессирующих угроз в качестве размера
ущерба следует принимать сумму всех возможных убытков, наступающих в период действия угрозы.
Произведение максимального размера ущерба каждого критерия на соответствующую вероятность наступления даѐт степень значимости критерия. В случае существования
различных вариантов оценки размеров ущерба и вероятности реализации угрозы, необходимо учитывать такую комбинацию данных показателей, которая может привести к наихудшим последствиям для предприятия, т.е. произведение данных показателей должно
быть максимальным.
Весовой коэффициент определяется на основании полученных значений степени
значимости критериев следующим способом. Примем, что сумма всех весовых коэффициентов равна 10. Тогда весовой коэффициент критерия может быть рассчитан по следующей формуле:
CЗi
Ki
* 10
CЗ
,
где C – весовой коэффициент.
В случае возникновении трудностей при определении размера ущерба и степени вероятности по каждому критерию возможно использование метода построения матрицы
ущерба.
Ущерб по каждой категории на основании экспертной оценки может быть отнесѐн к
одному из четырѐх следующих классов повреждения: незначительный, средний, сильный,
критический. Каждому классу повреждения присваивается интервал размера ущерба, рассчитанный относительно собственного капитала субъекта предпринимательства или запланированного балансового результата на данный отчѐтный период.
Более обоснованным является, на взгляд авторов, применение в качестве базы размера собственного капитала, так как величина показателя рентабельности сильно зависит
157
от отрасли народного хозяйства и поэтому не может быть выбрана в качестве универсального параметра (табл. 3):
Таблица 3
Классы повреждения
Класс повреждения
Размер ущерба
Незначительный
Размер ущерба составляет менее 10% от
собственного капитала
Средний
Размер ущерба составляет от 10% до 20% от
собственного капитала
Сильный
Размер ущерба составляет более 20% и менее 50% от собственного капитала
Угрожающий существованию
Размер ущерба превышает 50% от собственного капитала
Далее ущерб позиционируется в данном классе, т.е. либо сдвигается к одной из границ класса, либо устанавливается в середину. В зависимости от конечной позиции ущерба
на интервале ему присваивается соответствующий размер, выраженный в денежных единицах.
Аналогичная схема может быть применена и для определения вероятности наступления угрозы. Первым шагом вероятность наступления угрозы по отдельной категории относится к одному их четырѐх классов: минимальная, малая, средняя, высокая. Каждому
классу присваивается интервал со значениями вероятности (табл. 4).
Далее вероятность позиционируется в данном классе, т.е. либо сдвигается к одной
из границ класса, либо устанавливается в середину. В зависимости от конечной позиции
вероятности на интервале ей присваивается соответствующее значение, выраженное в
процентах.
Для упрощения процедуры определения размера ущерба и вероятности наступления
угрозы может быть составлена матрица ущерба.
Таблица 4
Классы вероятности наступления угроз
Класс вероятности наступления
Шкала вероятности наступления
Слабая
От 0%до 10%
Умеренная
От 10% до 20%
Средняя
От 20% до 50%
Высокая
От 50% до 100%
Матрица ущерба служит для достижения наглядности и представляет собой систему
координат, ось абсцисс которой характеризует класс вероятности наступления потенциального повреждения (в %), а ось ординат – ожидаемый размер ущерба (в денежных единицах) каждой позиции риска.
Четыре класса размера ущерба и четыре класса вероятности наступления, нанесѐнные соответственно на оси абсцисс и ординат, комбинируются так, что получаются матрица 4x4, состоящая в целом из 16 полей угроз. Цвета полей угроз в матрице (зелѐное / жѐлтое / красное) дают первое оптическое указание на степень значимости категории в общей
экономической безопасности субъекта предпринимательства.
158
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
В матрицу заносятся угрозы по каждой из выбранных категорий в соответствии со
своими параметрами (размер ущерба и вероятность наступления). В ходе построения данной матрицы может быть установлено, что один из параметров критерия подлежит корректировке. Поэтому уточнение параметров критериев также входит в задачу построения матрицы.
На основании выбранных показателей, установленных пороговых значений и весовых коэффициентов каждой категории составляется таблица 5.
В соответствии с фактическим уровнем показателей устанавливается количество
баллов по каждому из критериев, которое должно быть умножено на весовой коэффициент
соответствующей категории, после чего суммируются данные всех категорий. Таким образом, используя эти параметры, определяется общая сумма баллов. Расчѐт можно представить в виде следующей формулы:
Zi Ki
Z=
где Zi – количество баллов i-того критерия в соответствии с фактическим значением
показателя,
Кi – весовой коэффициент i-того критерия.
В зависимости от общей суммы баллов определяем, к какому уровню экономической безопасности относится субъект предпринимательства (табл. 6):
Таблица 5
Расчѐтная таблица интегральной балльной оценки
Показатели категорий
Финансовая устойчивость
Рентабельность
Основные средства
Персонал
Всего
Весовые
коэффициенты
Кфу
Кр
Кос
Кп
10
От 8
до 10
Абс.
Выс.
Ожив.
Выс.
Количество баллов
От 5
От 2
до 8
до 5
Норм.
Неуст.
Сред.
Удовл.
Под.
Депр.
Сред.
Удовл.
От 0
до 2
Криз.
Крит.
Криз.
Криз.
Таблица 6
Уровень
Высший
Баллы
80-100
Средний
50-79
Низкий
20-49
Критический
0-19
Уровни экономической безопасности
Комментарий
Бизнес-структура с высоким уровнем экономической безопасности, устойчивые к возможным кризисам.
Бизнес-структура со средним уровнем экономической безопасности; последствия внешних угроз будут существенны, но устранимы.
Бизнес-структура с низким уровнем экономической безопасности. Последствия кризисов могут быть катастрофичны для существования.
Бизнес-структура с критическим уровнем экономической безопасности, практически несостоятельные уже в настоящий момент.
159
Оценка состояния экономической безопасности хозяйствующего субъекта может
быть при необходимости дополнена комментированием. В его рамках целесообразно рассмотреть динамику состояния экономической безопасности бизнес-структуры.
Детализация процедурной стороны методики оценки экономической безопасности
зависит от поставленных целей, а также различных факторов информационного, временного, методического, кадрового и технического обеспечения. Логика аналитической работы предполагает возможность организации данного процесса и в виде двухмодульной
структуры:
 интегральная балльная оценка экономической безопасности;
 детализированная оценка необходимых направлений с использованием групп показателей.
Литература
1. Симонов С.Г., Дурцева А.Г., Махмудова М.М. Управление безопасностью в сфере предпринимательства//Учебное пособие. - Тюмень: ТюмГНГУ. - 2012. - 152 с.
2. Донцова Л.Ф., Никифорова Н.А. Анализ финансовой отчѐтности. – М.: Дело и
сервис. - 2007. – 336 с.
3. Экономическая безопасность в условиях глобализации: Учебное пособие / Под
ред. К.С. Мухтаровой, А.Р. Кенжебаева, А.С. Тумбетова. – Алматы: Юрист. - 2003г. - 150
с.
4. Симонов С.Г., Карашаш Н.К. Оценка экономической безопасности предпринимательских структур: теоретико-методический аспект//Вестник Омского университета. 2011. - №1. - С. 177-182.
5. Валюков С.В. Оценка экономической безопасности хозяйствующего субъекта.
Проблемы разработки систем эффективного сервиса: сборник статей преподавателей, аспирантов, соискателей. - М.: МГУ. – 2003. – С. 33-41.
6. Политика управления рисками АО «Локомотив». - Астана: 2009. – 239 с.
160
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 338.2
Л. Н. Джек
L. N. Dzhek
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА МАЛОГО БИЗНЕСА
В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
THE STATE SUPPORT OF SMALL BUSINESS
IN THE TYUMEN REGION
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в данной статье рассматривается развитие малого бизнеса в России и
его взаимодействие с государством. Проводится анализ развития малого бизнеса в Тюменской области, и выявляются основные формы поддержки субъектов малого и среднего
предпринимательства, осуществляемые в рамках программы Тюменская область.
Annotation: This article discusses the development of small business in Russia and its interaction with the state. The analysis of development of small business in the Tyumen region and
identifies the main forms of support of subjects of small and medium enterprises implemented
within the framework of the Tyumen region.
Ключевые слова: малый бизнес, государственная поддержка.
Keywords: small business, state support
Актуальной проблемой в наше время является развитие и финансовое взаимодействие государства и малого бизнеса в России. Малый бизнес имеет большие возможности
для оптимизации путей развития общества и экономики в целом. Отличительной чертой
малого предпринимательства является непрерывное стремление в использовании ресурсов
всех видов, постоянное стремление к увеличению их количества и качества, обеспечению
наиболее целесообразных пропорций для данных условий.
Так как малый бизнес влияет на все сферы нашей жизни – экономическую, политическую, социальную, научно-техническую и т.д., следовательно, государство должно стимулировать его развитие, активно участвовать в реализации мер по поддержке малого
предпринимательства в России, и рассматривать новые инициативы и предложения по
улучшению инфраструктуры создания и функционирования предприятий малого бизнеса.
Деятельность субъектов малого и среднего предпринимательства в России регулируют нормативные правовые акты:
1) Федеральное законодательство:
 Федеральный Закон от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»;
161
 Федеральный Закон от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»;
 Федеральный Закон от 22 июля 2008 года № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов
Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами
малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;
 Федеральный закон от 4 мая 2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных
видов деятельности»;
 Постановление Правительства РФ от 6 мая 2008 г. № 358 «Об утверждении положения о ведении реестров субъектов малого и среднего предпринимательства – получателей поддержки и о требованиях к технологическим, программным, лингвистическим,
правовым и организационным средствам обеспечения пользования указанными реестрами».
2) Региональное законодательство:
 Закон Тюменской области от 5 мая 2008 года №18 «О развитии малого и среднего предпринимательства в Тюменской области»
 Закон Тюменской области от 29 октября 2008 года № 59 «Об установлении предельных значений площади арендуемого имущества и срока рассрочки оплаты приобретаемого субъектами малого и среднего предпринимательства государственного или муниципального имущества»
 Постановление Правительства Тюменской области от 1 апреля 2008 г. № 99-п «О
порядке отбора субъектов малого и среднего предпринимательства для предоставления государственной поддержки в форме субсидии»;
 Постановление Правительства Тюменской области от 1 декабря 2008 г. № 340-п
«О порядке формирования, ведения и опубликования перечня государственного имущества, предоставляемого во владение и (или) пользование субъектам малого и среднего предпринимательства, а также порядке и условиях предоставления в аренду включенного в него государственного имущества»
 Постановление Правительства Тюменской области от 30 марта 2009 г. № 97-п
«Об утверждении порядка предоставления и расходования субсидий местным бюджетам
на развитие малого и среднего предпринимательства из регионального фонда софинансирования расходов»
 Распоряжение Правительства Тюменской области от 22 декабря 2008 г. № 1748рп «О ведении реестра субъектов малого и среднего предпринимательства – получателей
государственной поддержки в Тюменской области»
 Распоряжение Правительства Тюменской области от 5 мая 2008 г. № 488-рп «О
совете по развитию малого и среднего предпринимательства»
 Распоряжение Правительства Тюменской области от 30 июля 2007 г. № 580-рп
«Об утверждении положения о комиссии по отбору субъектов малого (среднего) предпринимательства для получения государственной поддержки» [1].
162
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Малые и средние предприятия можно объединить в особую, отличную от крупных
корпораций типологическую форму предпринимательства со специфическими проблемами, методами и способами организации и ведения бизнеса, особенностями внутрифирменного управления и построения отношений с государством и корпоративным сектором экономики.
К таким качественным критериям малого бизнеса относятся:
1) относительно небольшое число производимых продуктов (услуг);
2) сравнительно ограниченные ресурсы (финансовые, кадровые и т.п.) и преимущественное использование нецентрализованных (неформальных) источников финансирования, что практически не позволяет выходить за рамки основной деятельности;
3) высокая организационно-функциональная гибкость и мобильность;
4) менее развитые системы управления, сравнительно несложные процедуры оценки и контроля стратегического положения фирмы;
5) несистематичность менеджмента, преобладание «управления здравого смысла»;
6) концентрация большинства акций и соответственно управленческих постов у основателей предприятия и/или их родственников (функции собственности и управления
чаще всего не разделены);
7) способность овладевать только ограниченными (локальными) сегментами рынка;
8) устойчивое стремление сохранить юридическую независимость фирмы.
Одна из особенностей малого предпринимательства, бизнеса – это наличие инновационного момента: изготовление нового товара, образование нового предприятия или смена профиля деятельности. Внедрение новейших методов организации производства, иная
система управления, качество, новые технологии – это очень важные инновационные моменты.
Сегодня малый бизнес развивается достаточно быстрыми темпами и делает это успешно. Следует отметить, что малые предприятия находятся в условиях менее привилегированных, чем крупные предприятия, а так же имеют меньше средств для проведения
стратегических исследований и борьбы за свою долю на рынке, но все же они динамично
развиваются. Это происходит за счет существенных преимуществ, которые им свойственны.
1) Малый бизнес достаточно гибок и может легко изменяться в зависимости от возникающих условий и непреодолимых обстоятельств.
2) Малое предприятие, как правило, имеет несложную управленческую структуру.
Очень часто на предприятии официальный руководитель и практический директор (управляющий) являются одним лицом.
3) Малое количество специалистов, взаимозаменяемость работников. При известном разграничении функций между сотрудниками для малого предприятия характерны
взаимопомощь и поддержка друг друга, а в случае необходимости дублирование и взаимозаменяемость.
4) Тесная взаимосвязанность сотрудников, высокая степень сплочѐнности коллектива в достижении общей цели.
5) Быстрая адаптация к конъюнктуре рынка, запросам потребителей.
163
6) Быстрая и высокая восприимчивость к нововведениям.
7) Существенным преимуществом малой фирмы является высокая скорость распространения информации. Это обусловлено малым объемом информации и непосредственным общением руководителя и подчиненных. Это же позволяет избежать недосказанности
и расхождения во мнениях.
8) Для организации малого бизнеса, как правило, не требуется крупных материальных вложений, что привлекает многих начинающих предпринимателей и положительно
сказывается на себестоимости выпускаемой продукции. Так же невысокие расходы на содержание большого штата управленцев позволяют значительно экономить и осуществлять
хорошую управляемость.
9) Владельцы малого бизнеса в случае, если дело перестанет приносить ожидаемый
доход, имеют возможность быстро переориентировать свое предприятие, поскольку они не
связаны крупными вложениями в технику, оборудование, аренду помещения и так далее.
Также в малом бизнесе быстрая оборачиваемость капиталов.
Кроме того, собственники малых предприятий более склонны к сбережениям и инвестированию, у них всегда высокий уровень личной мотивации в достижении успеха, что
положительно сказывается в целом на деятельности предприятия.
Ниже представлены данные, учтенные Территориальным органом Федеральной
службы государственной статистики по Тюменской области (Тюменьстат) по динамике
показателей демографии малых предприятий в регионе за 2009-2013 гг. [3].
Показатели демографии МП в Тюменской области за 2009-2013 гг.
Тюменская область без АО
Коэффициент рождаемости организаций на 1000 организаций, ед.
Коэффициент официальной ликвидации
организаций на 1000 организаций, ед.
2009
2010
2011
2012
2013
96,8
103,8
99,7
111,2 115,8
42,8
48,4
95,7
117,1
70,6
Изм-е
абс.
Изм-е
отн-е
4,6
104,14
-46,5
60,29
Из таблицы видно, что в 2013 году коэффициент рождаемости организаций на 1000
организаций в Тюменской области возрос на 4,6 ед. или 4,14%, а коэффициент официальной ликвидации организаций на 1000 организаций резко снизился на 46,5 ед. или 39,71%.
Это хороший показатель для Тюменской области и говорит о том, что на протяжении многих лет в регионе проводится активная и эффективная политика по развитию и поддержке
малого и среднего предпринимательства.
По данным «Тюменьстата» за 2013 год оборот малых и микропредприятий –
741042316,4 тыс. рублей, что на 70825753,7 тыс. руб. (10,57%) больше уровня 2012 года (в
сопоставимых ценах). Наибольший объем оборота малых предприятий находится в сфере
оптовой и розничной торговли; сфере операций с недвижимым имуществом; строительстве и обрабатывающих производствах; ремонта автотранспортных средств, мотоциклов,
бытовых изделий и предметов личного пользования [2].
По уровню развития малого и среднего предпринимательства лидируют города
Тюмень, Тобольск, Ишим, Ялуторовск.
164
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Малый бизнес, который по большей части применяет специальные режимы налогообложения, так же продемонстрировал динамику по поступлениям налогов на совокупный
доход. В бюджет было перечислено более 3,2 млрд рублей, что на 9,7% больше, чем в 2012
году.
Следовательно, малые предприниматели очень заинтересованы в интенсивном и
плодотворном сотрудничестве с местными органами власти, т.к. основные проблемы в
развитии малого предпринимательства связаны с решением некоторых вопросов регионального и местного значения.
На данный момент для поддержки малого бизнеса в Тюменской области была принята и реализуется государственная программа «Основные направления развития малого и
среднего предпринимательства» на 2014–2016 годы. Заказчик программы: Департамент
инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области
Основная цель программы – повышение роли малого и среднего предпринимательства в развитии конкурентной экономической среды области.
В настоящее время государство как на федеральном, так и на региональном уровне
оказывает активную поддержку малому предпринимательству, которая включает в себя:
финансовую; имущественную; информационную; консультационную поддержку таких
субъектов и организаций; поддержку в области подготовки, переподготовки и повышения
квалификации их работников; поддержку в области инноваций и промышленного производства, ремесленничества; поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства,
осуществляющих внешнеэкономическую деятельность; поддержку субъектов малого и
среднего предпринимательства, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность.
В рамках программы в Тюменской области осуществляются следующие формы
поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства:
1) Возмещение части затрат субъектам малого и среднего предпринимательства на
оплату процентов по договорам кредита.
2) Компенсация части расходов по уплате первого взноса при заключении договора лизинга, и лизинговым платежам.
3) Компенсация расходов, по участию в международных, общероссийских и региональных выставках, ярмарках.
4) Компенсация расходов, связанных с реализацией программ по энергосбережению.
5) Субсидирование на технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства.
6) Субсидирование части расходов на оплату образовательных услуг.
7) Грантовая поддержка начинающих предпринимателей.
8) Микрофинансирование, микрозаймы на срок до 1 года, до 1 млн. руб. по 10%
годовых.
9) Организован гарантийный фонд.
10) Целевые займы по ставке, не превышающей ставку рефинансирования ЦБ РФ.
11) Бесплатные консультационные, юридические и бухгалтерские услуги.
165
12) Обучающие, информационные мероприятия для начинающих и действующих
предпринимателей.
13) Организован Бизнес-инкубатор (г. Тюмень, г. Тобольск, г. Ишим).
14) Организован Евро Инфо Корреспондентский центр (ЕИКЦ).
15) Организован Центр координации поддержки экспортно-ориентированных субъектов малого и среднего предпринимательства [1].
Таким образом, все муниципальные районы и городские округа Тюменской области
разработали и утвердили ведомственные целевые программы, направленные на развитие
предпринимательства, создали Советы по развитию малого и среднего предпринимательства.
Во всех муниципальных районах и городских округах утверждены перечни государственного и муниципального имущества, предназначенного для передачи во владение
или пользование предпринимателям. Информация о перечнях размещена на официальных
сайтах правительства Тюменской области www.admtyu-men.ru, муниципальных образований и в средствах массовой информации.
С целью обеспечения прав субъектов предпринимательской деятельности территориальными прокурорами организована работа телефонных "горячих линий", оперативно
размещается информация с разъяснениями законодательства.
Департаментом инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области в 2014 году предусмотрено финансирование на следующие виды государственной поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства:
1. Возмещение части затрат на оплату процентов по договорам кредита.
Возмещение затрат осуществляется в размере, не превышающем 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действовавшей на дату заключения кредитного договора, но не более 2/3 затрат по уплате процентов. Годовой размер субсидии одному
субъекту малого (среднего) предпринимательства не может превышать 10 млн. рублей.
2. Получение государственной поддержки на развитие лизинга оборудования:
 возмещение части затрат по лизинговым платежам по договорам лизинга в размере, не превышающем 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действовавшей на дату заключения договора лизинга, от остаточной стоимости предмета лизинга
без учета налога на добавленную стоимость на первое число каждого месяца в течение
срока действия договора лизинга, но не более 2/3 затрат по уплате лизинговых платежей и
не более 2/3 ставки рефинансирования Центрального банка РФ, действовавшей на момент
уплаты процентов субъектом малого и среднего предпринимательства;
 возмещение затрат по уплате первого взноса при заключении договора лизинга в
размере до 3 млн. рублей по каждому договору лизинга. Размер субсидии по возмещению
затрат на оплату первого взноса не может превышать 50% первоначальной стоимости
предмета лизинга по договору. Стоимость предмета лизинга и сумма первого взноса принимается к возмещению без НДС.
Годовой размер субсидии субъекту предпринимательства со среднесписочной численностью работников за год, предшествующий текущему финансовому году, менее 30
человек не может превышать 3 млн. рублей, субъекту предпринимательства со среднеспи-
166
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
сочной численностью работников за год, предшествующий текущему финансовому году,
равной 30 и более человек, не может превышать 10 млн. рублей. [2]
Необходимо отметить три группы проблем, в наибольшей мере сдерживающих развитие малого предпринимательства, создание новых малых предприятий в Тюменской области.
1) Финансовые проблемы:
 стоимость технологического подключения к энергетическим мощностям и водоснабжению;
 труднодоступность кредитных ресурсов (высокие процентные ставки, отсутствие
залогового обеспечения);
 дороговизна лизингового механизма;
 нехватка собственного стартового капитала для обеспечения деятельности субъектов малого предпринимательства;
 высокая бюджетная ориентированность субъектов малого и среднего предпринимательства.
2) Организационные проблемы:
 отсутствие планов долгосрочного развития;
 недостаток навыков ведения бизнеса и слабый маркетинг;
 слабые стимулы к развитию и поступательному ведению бизнеса;
 нехватка и высокая стоимость специализированных площадей для ведения бизнеса;
 изношенность необходимого технологического оборудования;
 недостаток квалифицированных рабочих.
3) Внешняя среда и конъюнктура рынка:
 повышающийся уровень конкуренции на рынках по позициям товаров и услуг,
производимых субъектами малого и среднего предпринимательства;
 низкая экспортная и инвестиционная активность субъектов предпринимательства.
Перспективы развития предпринимательства напрямую зависят от решения перечисленных проблем; только это позволит сформировать условия, в которых малый бизнес
может успешно развиваться.
Для ускорения темпов экономического роста малого и среднего предпринимательства как фактора борьбы с бедностью и развития инноваций нужно стимулировать создание новых малых и средних предприятий, повышать их конкурентоспособность, увеличивать занятость населения в данном секторе экономики.
Таким образом, в Тюменской области проводится активная и эффективная политика
по финансовому взаимодействию региона и малого бизнеса.
Разработана и реализуется программа по развитию малого и среднего предпринимательства в регионе, которая учитывает специфику социально-экономического развития области и приоритетные сферы развития малого и среднего предпринимательства Тюменской области.
Осуществление программных мероприятий по развитию малого и среднего предпринимательства в Тюменской области позволит повысить эффективность государствен-
167
ного управления социально-экономическим развитием области, обеспечит повышение
конкурентоспособности системы малого и среднего предпринимательства в области.
Следовательно, будущее развития малого бизнеса многого обещает. Внедрение в
эксплуатацию новейших технологий на производстве, будет содействовать ежегодному
увеличению объемов производства, созданию новых рабочих мест, и росту количества
субъектов малого предпринимательства.
Литература
1. Государственная поддержка малых и средних предприятий Тюменской области.
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.unibiztv.ru/info/ gppto.php
2. Поддержка предпринимательства. Деловой портал Департамента инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.tyumen-region.ru/business/support/
3. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по
Тюменской области [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// tumstat. gks.ru/
wps/wcm/connect/rosstat_ts/tumstatru/statistics/enterprises/small_and_medium_enterprises/
4. Тюменский Областной бизнес-инкубатор [Электронный ресурс]. — Режим доступа:http://www.incubator72.ru/business-support/inkubator/
УДК 353.5
А. А. Бочарова
A. A. Bocharova
ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО,
КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ РЕГИОНА
PUBLIC PRIVATE PARTNERSHIP AS A TOOL
FOR REGIONAL DEVELOPMENT
Тюменский государственный аграрный университет Северного Зауралья
Аннотация: в данной статье рассматривается актуальность государственночастного партнерства на современном этапе развития, практика государственно-частного
партнерства на территории России и Тюменского региона, проблемы реализации и риски
государственно-частного партнерства в развитии региона.
Ключевые слова: государственно-частное партнерство, механизм государственночастного партнерства, развитие региона, проблемы реализации государственно-частного
партнерства, риски.
Annotation: this article discusses the importance of state-private partnership at the current stage of development, the practice of state-private partnership in Russia and Tyumen region,
implementation problems and risks of public-private partnership in development of the region.
168
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Keywords: public-private partnership, the mechanism of state-private partnership, the development of the region, problems of implementation of state-private partnership, risks.
В настоящее время вопросы модернизации транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры являются актуальными и для органов государственной власти, и
для органов местного самоуправления. Потребность в повышении энергоэффективности,
восстановлении и развитии дорожной сети, объектов жилищно-коммунального хозяйства
постоянно растет.
Обеспечение высоких и устойчивых темпов развития региона, достижение стратегических целей государственной власти невозможно без заинтересованного партнерства
государственных и муниципальных органов власти с представителями частного бизнеса.
Стратегии и программы, ориентирующиеся только на использование бюджетных
средств, не позволяют органам власти осуществлять масштабные, стратегические проекты,
лежащие в основе высокой конкурентоспособности страны. Признанной во всем мире альтернативой подобному способу финансирования выступает государственно-частное партнерство.
У современного государства нередко возникает потребность в частных инвестициях, предпринимательской инициативе и менеджерских талантах для развития и управления
тем или иным объектом, но при этом неприемлема передача этого объекта в частную собственность. Наиболее эффективным инструментом в таких случаях как раз и является государственно-частное партнерство. Оно применяется, когда государство заинтересовано в
частных инвестициях при сохранении своей собственности на объект [6].
Институт государственно-частного партнерства широко используется в зарубежных
странах как эффективный инструмент социально-экономической политики, позволяющий
на основе взаимодействия государственных и частных организаций реализовывать инвестиционные проекты, в первую очередь по созданию крупных инфраструктурных объектов, требующих значительных финансовых вложений.
Государственно-частное партнерство является одним из основных инструментом
управления региональным развитием зарубежом.
В России государственно-частное партнерство стало применяться сравнительно недавно и используется при строительстве дорог, аэропортов, систем водоснабжения и водоотведения, теплоснабжения. Планируется реализация проектов государственно-частного
партнерства в сфере культуры, социальной инфраструктуры.
В России определили государственно-частное партнерство, как институциональный и
организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации общественно
значимых проектов и программ в широком спектре отраслей [4].
С течением времени, содержание понятия государственно-частное партнерство изменилось, к нему добавился социальный элемент. Рассматривая государственно-частное
партнерство, как социально-экономическую категорию, мы полагаем, что государственночастное партнерство – это новый формирующейся рынок инвестиций, имеющий свои специфические особенности, который тесно связан с инновационной экономикой и социальным развитием общества.
169
Поскольку без инвестиций нельзя реализовывать инновации, а без инноваций нет
смысла развивать государственно-частное партнерство, то в полном соответствии с этим
партнерство в системе рынков имеет свои особенности функционирования, свой механизм
взаимодействия, свои формы и принципы.
В целом государственно-частное партнерство рассматривается как взаимовыгодное
сотрудничество государства и частного бизнеса в реализации социально-значимых проектов. Следовательно, риски при данной деятельности могут понести две стороны – это государство и частный бизнес. Прежде чем определить степень риска необходимо выявить
долю участия этих элементов в общем партнерстве.
Частный бизнес предоставляет для данного партнерства финансовые ресурсы, профессиональный опыт, эффективное управление, способность к новаторству, гибкость и
оперативность принятия решений. Государство в свою очередь дает возможность предоставления налоговых и других льгот, предоставляет гарантии, выделяет субсидированные
кредиты.
Проанализировав степень участия и вложений в данный вид партнерства можно отметить, что риску в большей степени подвержен частный сектор. Следовательно, рациональным будет рассмотрение рисков отдельно для частного партнерства и государства. На
наш взгляд, государственно-частное партнерство соединяет в себе риски ГЧП как нового
инструмента управления, а также риски, присущие конкретной сфере бизнеса.
Основными рисками частного сектора при данном партнерстве являются политикоправовые риски, которые выражаются нестабильностью политической ситуации в стране,
вероятностью оспаривания конкурса, изменениями в законодательстве. Не менее значимыми являются экономические риски. Это удорожание проекта, увеличение сроков окупаемости, убыточность проекта, инфляция, риск невостребованности объекта государственно-частного партнерства, неправильный выбор способа финансирования проекта.
Технические риски – это ошибки в расчетах, в проектировании, недостатках проектно-изыскательских работ, приводящих к повышению стоимости проекта, нарушении
сроков и дефектах в самих выполненных работах.
Так же в данном партнерстве значимы и организационные риски. Это коррупция,
бюрократические проволочки, «откаты», отсутствие четкой системы контроля со стороны
государства, длительность проведения конкурса (80 дней), возможность субъектов РФ и
муниципалитетов самостоятельно устанавливать порядок заключения соглашений.
Риски частного сектора в структуре государственно-частного партнерства достаточно велики. Следовательно, должен быть хорошо отработан механизм контроля и управления данными рисками.
Частное партнерство способствует внедрению более эффективных методов работы,
усовершенствованию техники и технологии, возникновению новых форм организации
производства, созданию новых предприятий, налаживанию эффективных связей с поставщиками и подрядчиками, повышению спроса на высокоэффективных и высокооплачиваемых рабочих.
Государство, в свою очередь, выполняет функцию контроля, регулирования и соблюдения общих интересов. Основным риском государства в системе государственночастного партнерства является риск, связанный с недобросовестностью частного партнера,
170
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
вероятностью затягивания соков исполнения, повышение издержек проекта и невыполнения условий соглашения.
Минимизация данного риска возможна при условии создания четкой системы контроля выполнения соглашения, прозрачной системы избрания контрагента по конкурсу,
создании системы оценки соглашений о государственно-частном партнерстве.
Механизм применения государственно-частного партнерства способен обеспечить,
прежде всего, возможность осуществления общественно-значимых проектов в наиболее
короткие сроки, малопривлекательных для традиционных форм частного финансирования,
а во-вторых, повысить эффективность проектов за счет участия в них частного бизнеса,
как правило, более эффективного на рынке, чем государственные институты.
При этом обеспечивается снижение нагрузки на бюджет за счет привлечения частных средств и переложения части затрат на пользователей, возможность привлечения
лучших управленческих кадров, техники и технологий, повышение качества обслуживания
конечных пользователей.
Появляется возможность сконцентрировать внимание государственных органов на
наиболее свойственных им административных функциях и сократить государственные
риски за счет распределения их между частным партнером и властью. Со своей стороны
государство обеспечивает правомочия собственника, возможность предоставления налоговых и иных льгот, гарантий, а также материальных и финансовых ресурсов.
В России сложилась определенная практика государственно-частного партнерства,
при этом такие проекты реализуются главным образом на региональном уровне. Региональные инвестиционные проекты, в отличие от масштабных, характеризуются менее длительными сроками реализации и окупаемости, следовательно, они оказываются более эффективными, что особенно важно для снижения негативных последствий кризиса в субъектах Федерации. Так, сроки реализации инвестиционных проектов варьируют от 4 до 15
лет, а региональных инвестиционных – от 2 до 10 лет [2].
Абсолютным лидером, на основе данных 2013 года, по количеству проектов государственно-частного партнерства в России является Сибирский Федеральный округ – 106
проектов (34%), на втором месте – Центральный Федеральный округ – 50 проектов (16%),
на третьем месте – Северо-Западный Федеральный округ – 48 проектов (15%), а меньше
всего проектов в Северо-Кавказском Федеральном округе – 9 (3%). Признанным лидером
среди регионов РФ по уровню развития ГЧП-проектов является Санкт-Петербург [5].
В настоящее время за счет бюджетных средств на территории Тюменской области
реализуется ряд инфраструктурных проектов в сферах ЖКХ, образования, здравоохранения и транспорта, в частности, реализуются проекты газоснабжения, водоснабжения и водоотведения, проекты строительства школ и детских садов, проекты строительства и реконструкции объектов здравоохранения, проекты строительства и реконструкции автовокзалов и автостанций. Данные проекты по праву относятся к государственно-частному
партнерству.
Одним из ярких примеров государственно-частного партнерства в Тюменском регионе является Уватский проект. Проект, который по его локализации принято называть
Уватским, в официальных документах называется инвестиционным проектом компании
171
ТНК-ВР (ныне владелец "Роснефть") «Создание современной нефтедобывающей инфраструктуры для разработки трудноизвлекаемых запасов углеводородов».
Первые упоминания об Уватском проекте были в середине 70-х годов прошлого века. Но вновь свою актуальность данный проект обрел спустя 30 лет.
Официальное соглашение о данном государственно-частном партнерстве было подписано только в 2004 году. Прогнозный эффект, по данным 2004 года, к 2013 году от реализации Уватского проекта должен будет составить для Российской Федерации более 25
млрд. рублей, для тюменской области – более 15 млрд., для Уватского района – более 4
млрд. рублей.
Объем добычи нефти к 2012 году, по прогнозам должен составить 11440 тысячи
тонн. Кроме экономических целей, данный проект преследовал реализацию социальных
целей. Это повышение уровня занятости и ослабление социальной напряженности в регионе. Общая потребность в рабочей силе при реализации проекта составляла 3 тысячи человек, что с учетом коэффициента семейности означает обеспечение за счет проекта доходов населения общей численностью 8-9 тысяч человек. Реализация проекта не только позволит решить проблему занятости, но и существенно повлияет на средний уровень доходов населения.
Другой, не менее важной социальной задачей является освоение наименее развитого в социально-экономическом плане Уватского района Тюменской области через создание на его территории современной производственной и социальной инфраструктуры,
обеспечивающей более комфортные условия жизни и работы людей. В Уватском районе в
2004 году к 2012 году планировалось построить 300 км трубопроводов, 270 км дорого, более 230 км линий электропередачи [7].
Спустя ряд лет, многие прогнозные показатели были выполнены. С начала реализации Уватского проекта объѐмы добычи нефти на юге Тюменской области выросли почти в
6 раз и составили в 2013 году более 8,5 млн. тонн [8]. На 01.01.2013 года трудовые ресурсы
района составляли 14,5 тыс. человек, из них: работающие на крупных и средних предприятиях – 7 тыс. человек, в сфере малого бизнеса – 0,8 тыс. человек.
Кроме того, вахтовым методом в других регионах занято около 0,7 тыс. человек, вахтовым методом из других регионов занято 3,5 тыс. чел. Ситуация на рынке труда характеризуется стабильно низким уровнем как общей, так и регистрируемой безработицы. Уровень
регистрируемой безработицы в Уватском районе на 01.01.2013 г. составил 0,49% [9].
Несмотря на положительную динамику развития государственно-частного партнерства в его механизме имеются сбои. Формирование эффективного механизма государственно-частного партнерства в короткие сроки может помочь улучшить социальноэкономическую ситуацию в регионе, пополнить бюджет и создать дополнительные рабочие места.
При этом нельзя не согласиться с положением, обоснованным в статье М.М. Соловьева, К.Г. Жалкубаевой, М.М. Македонской, о том, что в рассматриваемых формах
взаимодействий власти и бизнеса методологически важно подчеркнуть инициативную
роль государственного участника.
Именно его цели и задачи, проблемы и сложности, порождаемые его обязательствами перед обществом и возрастающими потребностями населения, лежат в основе парт172
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
нерских инициатив государства, которые должны быть подкреплены определенными гарантиями эффективности предстоящего партнерства на всем протяжении его длительного
жизненного цикла.
Собственно здесь, в сочетании качественного решения задач из зоны государственной ответственности и обеспечении инвестиционной привлекательности для частного сектора, лежат корни проблематики эффективности государственно-частного партнерства [1].
Можно сформулировать следующие проблемы развития государственно-частного
партнерства в развитии регионов:
1. Проблемы, связанные с законодательством.
2. Общество, власть и бизнес имеют слабое, искаженное и неполное представление
о сути концессий, практике их применения, возможных социально-экономических кратко-,
средне- и долгосрочных последствиях.
3. Отсутствие комплексного подхода. Разработка проблемы концессий ведется в
стране, в регионе не системно: власть сосредоточивается в основном на законодательных
вопросах, не уделяя должного внимания экономическим и социальным проблемам, механизму функционирования и регулирования концессий.
4. Отсутствие координирующего и регулирующего органа. В настоящее время в
сферу законотворческой деятельности в области концессий как базовой формы государственно-частного партнерства вовлечено много разнородных организаций: комитеты законодательной власти, министерства и государственные службы, научно-исследовательские
учреждения, фонды, частные лица. Все они, разрабатывая свои законопроекты, исходят из
собственных представлений о концессиях, которые не имеют единой концептуальной основы.
5. Возможно, самая главная проблема заключается в том, что общее число специалистов в сфере государственного управления России, способных профессионально составлять долгосрочные концессионные договоры, ничтожно мало. Таких специалистов не готовят российские образовательные учреждения, отсутствуют соответствующие программы
и спецкурсы.
Нет методик по составлению государственными органами власти инвестиционных
договоров с длительными сроками окупаемости инвестиций. А если учесть, что по такому
договору государственная собственность переходит во владение и пользование частной
компании на 20–50 лет, то можно понять ту ответственность, которая ложится на чиновника любого уровня, подписывающего концессионный договор от имени государства [3].
Следовательно, максимально эффективная реализация государственно-частного
партнерства, как в целом на территории России, так и еѐ регионов, возможна при решении
вышеуказанных проблем в полной или частичной форме.
Литература
1. Пояснительная записка к Проекту Федерального закона «О мерах по развитию
государственно-частного партнерства в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации» http://www.tyumen-city.ru/ Администрация тюменской области
2. Иголкина Л.М. Государственно-частное партнерство как механизм экономического развития Дальневосточного региона. \\ Региональная экономика, 7/2011, с. 31-36.
173
3. Ходос Д.В., Степанова Л.В. Государственно-частное партнерство в России: проблемы развития // Российское предпринимательство. – 2012. – № 11. – С. 10-15.
4. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты,
риски [Электронный ресурс] / Официальный сайт Института мировой экономики и международных отношений. – Режим доступа: http://www.imemo.ru/
5. Кунченко Н.Е., Точеная Т.И. Государственно-частное партнерство как современный фактор регионального развития \\ Проблемы региональной экономики. 2013 год.
http://www.regec.ru/archive/
6. Нигматуллина Ж. Государственно-частное партнерство – инструмент развития региона \\ Тюменская область сегодня. http://www.g-k-h.ru/directory/ publications/ 155/5158/
7. Уватский проект будущее региона http://www.tumentoday.ru/2009/02/17/
8. Уватский проект «Роснефти» будет прирастать новыми месторождениями
http://file-rf.ru/news/17930
9. Уватский муниципальный район: официальный сайт uvatregion.ru
УДК 346.24(574)
М. М. Махмудова, А. М. Королева, М. А. Хаматханова
M. M. Makhmudova, A. M. Koroleva, M. A. Hamathanova
ИНФОРМАЦИОННАЯ ИНФРАСТРУКТУРА КРУПНОГО
ПРОМЫШЛЕННОГО РЕГИОНА: СУЩНОСТЬ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ
INFORMATIONAL INFRASTRUCTURE OF LARGE INDUSTRIAL REGION:
THE NATURE AND FUNCTIONING
ФГОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
Аннотация: рассмотрена сущность информационной инфраструктуры и дана классификация определяющих ее функционирование факторов. Проведено ранжирование факторов по степени их воздействия на развитие информационной инфраструктуры Тюменской области. Выявлены условия повышения эффективности функционирования информационной инфраструктуры региона.
Annotation: The essence of the informational infrastructure and the classification of the
factors determining its functioning are considered. Factors were ranked according to their impact
on the development of the information infrastructure of the Tyumen region. The conditions increasing the efficiency of functioning of the information infrastructure of the region are identified.
Ключевые слова: информационное пространство, рынок информации, информационная инфраструктура, информационные услуги.
Keywords: information space, information market, information infrastructure, information services.
В настоящее время темпы экономического роста страны и ее регионов во многом
определяются степенью их вовлеченности в информационное пространство, основопола174
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
гающим элементом которого выступает информационная инфраструктура. Формирование
и развитие последней становится важной стратегической задачей государства, а знания и
информация выступают важнейшими факторами производства [1].
Социально-экономическое развитие региона всѐ в большей степени зависит от наличия и уровня внедрения мобильной связи, Интернета, цифровых коммуникаций и технологий, которые уже стали неотъемлемой частью функционирования хозяйствующих субъектов.
Информационная инфраструктура представляет собой гармоничную, адекватную
систему средств и способов передачи данных, в совокупности с юридическими (правовыми), организационно-экономическими и техническими условиями, обеспечивающую эффективное взаимодействие между субъектами информационного рынка [2].
Функционирование информационной инфраструктуры определяется действием ряда факторов, которые, на наш взгляд, следует классифицировать с точки зрения степени
воздействия на спрос и предложение как стимулирующие и сдерживающие (рис. 1).
СДЕРЖИВАЮЩИЕ ФАКТОРЫ
Со стороны спроса
«Институциональные
ловушки»
Со стороны предложения
Стоимость
подключения и
пользования
Административные
барьеры
Внутренние
риски
компаний
Территориальная
отдаленность
населенных
пунктов
Со стороны спроса
Конкуренция на рынке
Состояние каналов
передачи данных
Инвестиции в развитие
инфраструктуры
Нормативная и
законодательная база
Федеральные и
региональные программы
Новые технологии
передачи данных
Программно-целевые
методы финансирования
Кадровая политика
компаний
Информационная
грамотность населения
Качество предоставляемых
информационных услуг
Экономический потенциал
рынка
ИНФОРМАЦИОННАЯ ИНФРАСТРУКТУРА
Со стороны предложения
СТИМУЛИРУЮЩИЕ ФАКТОРЫ
Рис. 1. Классификация факторов, определяющих функционирование
информационной инфраструктуры
На основании анализа российского и зарубежного опыта были отобраны и конкретизированы по отношению к Тюменской области наиболее значимые факторы воздейст175
вия, по результатам экспертного опроса была произведена их оценка по шкале от -2 до +2.
В результате большая часть положительных факторов была отнесена в категорию сдерживающих развитие инфраструктуры (табл. 1).
Таблица 1
Степень воздействия факторов на развитие информационной
инфраструктуры в Тюменской области
Факторы
Со стороны спроса
Качество предоставляемых услуг
Информационная грамотность населения
Стоимость подключения и пользования
Институциональные ловушки
Экономический потенциал рынка
Со стороны предложения
Состояние каналов передачи данных (цифровизация сетей)
Конкуренция на рынке
Объем инвестиций в развитие инфраструктуры
Программно-целевые методы финансирования развития инфраструктуры
Новые технологии передачи данных
Нормативная и законодательная база
Федеральные и региональные программы по информатизации
общества
Административные барьеры
Кадровая политика компаний, работающих на рынке
Внутренние риски
Территориальная отдаленность населенных пунктов
Примечание:
+2 – оказывает значительное положительное влияние;
0 – не влияет;
-2 – оказывает значительное негативное влияние
– сильно сдерживающий фактор
– средне сдерживающий фактор
– слабо сдерживающий фактор
Степень
влияния
Фактическое
влияние
+1
+1
-1
-1
+1
-1
-1
-2
-1
+1
+2
+2
+2
+2
-1
-1
0
0
+2
+1
+2
0
0
+1
-1
+1
-1
-2
-2
+1
-1
-2
Наиболее значимыми факторами, сдерживающими развитие информационной инфраструктуры региона со стороны потребителей, выступают: невысокое качество предоставляемых услуг, информационная неграмотность отдельных категорий населения, высокая стоимость пользования услугами.
Со стороны предложения ограничивающими факторами являются: низкий уровень
цифровизации сетей, отсутствие конкуренции в отдельных сегментах, недостаточный объем инвестиций в развитие инфраструктуры, отсутствие системности в использовании программно-целевых методов финансирования; слабая ориентация на внедрение новых технологий передачи данных и наличие административных барьеров.
Стимулирующее воздействие на развитие информационной инфраструктуры оказывают такие факторы, как кадровая политика компаний, направленная на привлечение и
176
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
удержание высококвалифицированных специалистов, а также экономический потенциал
рынка региона, обусловленный высоким уровнем доходов населения.
Проведенное авторами исследование выявило, что значительная часть населения
региона препятствиями для развития информационной инфраструктуры считает:
1. Низкий уровень конкуренции в области предоставления услуг фиксированной
связи и проводного Интернета, особенно в сельской местности.
2. Высокая стоимость подключения и пользования услугами сети Интернет (23%
опрошенных отметили этот фактор как препятствие к активному использованию Интернета).
3. Невысокое качество предоставления услуг, характерное для жителей отдаленных
районов (низкая скорость передачи данных была отмечена 28% населения региона).
При этом по уровню развития информационной инфраструктуры Тюменская область входит в число лидеров (3 место в рейтинге готовности регионов России к информационному обществу) [3]. На рынке телекоммуникационных услуг региона действует 14
операторов проводной фиксированной связи и 4 оператора сотовой подвижной связи.
Уровень проникновения сотовой связи составляет 100%, степень обеспеченности
населения услугами доступа в Интернет достигнута на уровне 68% [4]. Однако в настоящее время для повышения эффективности функционирования информационной инфраструктуры в Тюменской области необходимо создание условий, позволяющих трансформировать сдерживающие факторы в стимулирующие (табл. 2).
Таблица 2
Средне сдерживающий
фактор
Сильно
сдерживающий
Необходимые и достаточные условия развития региональной
информационной инфраструктуры *
Фактор
Низкий уровень цифровизации сетей
Отсутствие конкуренции в
отдельных сегментах
Условия
- предоставление налоговых льгот операторам, строящим
сеть 4-го поколения
- стимулирование появления на рынке новых хозяйствующих субъектов через гибкий механизм предоставления лицензий на осуществление деятельности, налоговых льгот,
кредитных гарантий
- контроль за злоупотреблением монопольным положением
в отдельных секторах рынка
Недостаточный объем инве- - реализация государственно-частного партнерства
стиций в развитие инфра- выделение субсидий на развитие технологий с учетом
структуры
приоритета развития в сельской местности и равномерного развития районов региона
Отсутствие системности в
- формирование экспертной группы при выборе эффективиспользовании программно- ных программ развития
целевых методов финансиро- - реализация программ развития на базе дифференцированвания
ного подхода
Слабая ориентация на вне- организационно-правовое содействие обеспечению учадрение новых технологий
стия операторов в оснащении строящихся жилых домов
передачи данных
современными телекоммуникациями, широкополосным
доступом в Интернет
Невысокое качество предос- - разработка технических стандартов предоставления
тавляемых услуг
услуг
177
Слабо сдерживающий
Информационная неграмотность отдельных категорий
населения
- реализация целевой программы, направленной на снижение информационной неграмотности старшего поколения
с привлечением преподавателей и материальной базы ведущих университетов региона
- сокращение «информационного неравенства» за счет
предоставления «социального тарифа» на подключение и
пользование услугами Интернет
Недостаточная нормативная и - совершенствование правовой и методической базы развизаконодательная база
тия региональной информационной инфраструктуры с учетом технического развития, конвергенции связи и мультисервисных услуг
Реализация федеральных и
- содействие в подключении к сети Интернет образоварегиональных программ по
тельных учреждений, музеев, больниц, библиотек и других
информатизации общества
социально-значимых учреждений
Наличие административных
барьеров входа на рынок
- продажа лицензий на оказание услуг связи на конкурсной
основе
- контроль за тарифами на подключение к сетям общего
пользования
- развитие альтернативных способов передачи данных
* курсивом выделены необходимые условия развития информационной инфраструктуры
При этом обеспечение условий для развития региональной информационной инфраструктуры должно осуществляться с учетом двух принципов:
1) принцип приоритетности, на основании которого акцент должен быть сделан на
создании необходимых условий, к которым, в соответствии с кейнсианской концепцией,
следует отнести условия, нацеленные на формирование и стимулирование спроса на услуги информационной инфраструктуры (повышение качества предоставляемых услуг, снижение тарифов, сокращение «информационного неравенства» и пр.);
2) принцип дифференцированного подхода, основанный на использовании инструментов регулирования по отношению к отдельным сегментам информационной инфраструктуры.
Создание благоприятных условий для трансформации сдерживающих факторов
развития региональной информационной инфраструктуры в стимулирующие приведет к
увеличению спроса на информационные услуги, стимулированию конкуренции, росту
объемов инвестиций в данную отрасль, что в свою очередь позволит повысить эффективность ее функционирования и окажет положительное влияние на социальноэкономическое развитие региона.
Литература
1. Симонов С.Г., Клепикова А.М. Национальная экономика: макроэкономический
подход. - Тюмень: Нефтегазовый университет. - 2010. – 172 с.
2. Симонов С.Г., Клепикова А.М. Развитие рынка информационных услуг как необходимое условие становления инновационной модели российской экономики//Индустриально-инновационное развитие на современном этапе: состояние и перспективы. – Павлодар: ИнЕУ. – 2009. – С. 55-61.
178
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
3. Индекс готовности регионов России к информационному обществу. [Электронный ресурс]// Режим доступа: http://eregion.ru
4. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по
Тюменской области. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http:// tumstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/tumstat/ru/statistics/standards_of_life/
УДК 316.422.42
И. Л. Грошев
I. L.Groshev
ОТЧУЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ОТ СРЕДСТВ ПРОИЗВОДСТВА КАК ФАКТОР
РЕГРЕССА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
ALIENATION OF MAN FROM THE MEANS OF PRODUCTION REGRESSION
AS A FACTOR SOCIAL RELATIONS EKONMOICHESKIH
ФГОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»
Аннотация: автор рассматривает нормативно-правовую систему современной России как механизм отчуждения индивида от средств производства – земли, закреплѐнный в
последней редакции Конституции страны. Опираясь на ретроспективный анализ, обосновывается стратегия стимулирования иждивенчества населения, его социальная и экономическая зависимость от аппарата государственного управления. Вывод о необходимости
возврата к естественным системным аспектам социального взаимодействия подкреплѐн
авторской концепцией, предусматривающей альтернативность вариантов реализации жизненных планов.
Annotation: the author examines the legal system of modern Russia as a mechanism of
alienation of the individual from the means of production – land, that is enshrined in the latest
edition of the Constitution. Based on a retrospective analysis the strategy to stimulate the population dependency and its social and economic dependence on the state apparatus is justified. Conclusion about the necessity of returning to the natural aspects of the system of social interaction
supported by the author’s concept that provides alternative implementations of life plans.
Ключевые слова: Конституция, собственность, земля, независимость, самостоятельность, стратегия.
Key words: Constitution, property, land, independence, autonomy, strategy.
На рубеже XIX-XX вв. социально-политическая ситуация в Российской империи
ознаменовала рост протестных настроений, вызванных недовольством существующим порядком распределения национального богатства страны. Экономические диспропорции
при возрастающем коллективном сознании (концентрация жителей страны в промышлен179
ных районах) создали почву для активизации революционных настроений.
В числе основных требований выступал лозунг о передаче средств производства в
руки пролетариата. Поэтому все политические движения того времени вынуждены были
реагировать на умонастроения и так или иначе обозначать свою позицию по отношению к
этому вопросу. Большевики, раньше остальных партий осознали актуальность проблемы и
в своих агитационных прокламациях апеллировали к ожиданиям подавляющей части населения.
Любопытен тот факт, что «историческая петля» не позволяет снять с повестки дня
те же требования: свобода, равенство и братство, реализуемые в таких категориях, как
«народовластие», «мир» и «собственность».
Именно поэтому первыми нормативно-правовыми документами, принятыми в октябре 1917 г. на II Всероссийском съезде Советов, открывшемся 25 октября 1917 г. в Петрограде были советские декреты: «Декрет о власти», «Декрет о мире» и «Декрет о земле».
Для формирования общего впечатления о той эпохе нас интересуют следующие положения из названных декретов.
«Заведывание отдельными отраслями государственной жизни поручается комиссиям, состав которых должен обеспечить проведение в жизнь провозглашѐнной съездом программы, в тесном единении с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов,
солдат, крестьян и служащих» [1, с. 20].
Приобщение народных масс к процессу принятия управленческих решений подразумевало генерацию выдвижения наиболее активных, деятельных и целеустремлѐнных
граждан и использования их энергии и степени влияния на окружающий социум в конструктивной, созидательной сфере развития.
Вместе с тем организуется достаточно эффективная «обратная связь» между управляющей и управляемой системами, в которой первая имеет возможность собирать объективные количественно-качественные показатели деятельности каждого уровня управления, а «социальная эффективность» выступает центральным ориентиром для всего общества.
Однако в первые годы советской власти создание таких органов самоуправления
проводилось под эгидой самого аппарата управления, и это было оправданным (учитывая
низкий общий уровень образованности населения) Однако в настоящее время попытки
власти внедрять подобного рода контрольные народные структуры могут иметь обратный,
т.е. негативный эффект.
«Тайную дипломатию Правительство отменяет, со своей стороны выражая твѐрдое
намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров, подтверждѐнных или заключѐнных правительством помещиков и капиталистов с февраля по 25 октября 1917 г. Всѐ содержание этих тайных договоров, поскольку оно направлено, как это в большинстве случаев бывало, к доставлению выгод и привилегий русским помещикам и капиталистам, к
удержанию или увеличению аннексий великороссов, Правительство объявляет безусловно
и немедленно отменѐнным» [2, с. 15].
«Декрет о мире» явился одним из первых законопроектов, провозглашавших «прозрачность власти», создававший целевые установки для информационной политики на базе
180
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
высоконравственных принципов справедливости, апеллировавший к общенародному их
толкованию. Впоследствии аппарат управления отказался от намеченной идеи, осознав истинное значение информации как средства управления широкими народными массами.
В этом контексте, на следующем этапе становления государственности, власть сознательно генерировала два информационных потока: один из которых был направлен на
«промывание мозгов», а второй – предназначался чиновникам и был детально классифицирован по уровням доступа к информации.
«Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть
ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду, либо в залог, ни каким-либо другим
способом отчуждаема. Вся земля: государственная, удельная, кабинетская, монастырская,
церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская
и т.д., отчуждается безвозмездно, обращается в всенародное достояние и переходит в
пользование всех трудящихся на ней» [3, с. 18].
«Декрет о земле» наиболее существенный с точки зрения системного подхода документ, передающий в руки народа самое крупное и масштабное средство производства. В
условиях хаоса централизованного управления 20-х годов, самообеспечение крестьян продовольствием и товарами повседневного спроса собственного производства имело исключительно важное значение в стабилизации социально-экономической ситуации и синхронизации развития различных регионов России.
Рядовой гражданин получил определѐнную экономическую и политическую независимость от внешних революционных факторов и, по крайней мере, нейтральное восприятие факта прихода новой власти. Следует в связи с этим заметить, что дальнейшие шаги
центрального аппарата управления и соответствующие «перегибы на местах», вызвали
массовые протесты крестьян, которые не оказали серьѐзного корректирующего воздействия на дальнейшую политику массовой коллективизации.
Так или иначе, но концептуальными в этот исторический период являются три момента: 1) население вовлекается в процесс государственного управления; 2) декларируется
«прозрачность» принимаемых властью решений, обоснованность их общественносозидательного характера; 3) россияне становятся владельцами основных средств производства (земли), что кардинально увеличивает социально-экономический потенциал страны.
Эти положения были закреплены в первой Конституции молодой республики и соответственно, нашли отражение в последующих нормативно-правовых актах СССР. В частности, во второй главе этого документа указано:
«3. Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победы социализма во
всех странах, III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановляет далее:
а) В осуществление социализации земли частная собственность на землю отменяется и весь земельный фонд объявляется общенародным достоянием и передаѐтся трудящимся без всякого выкупа, на началах уравнительного землепользования.
181
б) Все леса, недра и воды общегосударственного значения, а равно и весь живой и
мѐртвый инвентарь, образцовые поместья и сельскохозяйственные предприятия объявляются национальным достоянием.
в) Как первый шаг к полному переходу фабрик, заводов, рудников, железных дорог
и прочих средств производства и транспорта в собственность Советской рабочекрестьянской Республики подтверждается советский закон о рабочем контроле и о Высшем Совете Народного Хозяйства в целях обеспечения власти трудящихся над эксплуататорами» [4].
Декларируя права на собственность крестьян и рабочих, правительство республики
делегировало ряд полномочий и ответственности рядовым гражданам, предлагая оригинальный механизм персонифицированного участия в судьбе своего государства, в основном, через экономическую деятельность.
Сложно переоценить стратегическую прагматичность такого подхода, если бы первоначально озвученные идеи получили дальнейшее развитие и совершенствование, учитывая сильную «привязку» большей части населения к земле, к сельскохозяйственной деятельности.
Одним из элементов новой системы управления являлся «рабочий контроль» существенно изменявший структуру и функциональную загрузку официального механизма госуправления, превращая его в «живой», динамично развивающийся организм, достаточно
оперативно освобождающийся от неквалифицированных, неэффективных управленцев.
Этот инструмент также претерпел негативную трансформацию, результатом которой стало появление партийной номенклатуры, зарождение «касты неприкасаемых» высшего эшелона аппарата управления.
По мнению автора статьи, ведущей причиной, способствовавшей бурному развитию
чиновничества в стране, стал отказ власти от принципов экономической автаркии, т.е. началось активное выстраивание барьеров между человеком и средствами производства.
При этом те же статьи об общественной собственности трактовались под другим
углом зрения, под другим девизом: «общее – значит ничьѐ». Впрочем, это не умаляет значимости самого идеологического подхода и его прикладного эффекта.
Дальнейший путь совершенствования нормативно-правовой базы пошѐл по политической стезе. Так принятие новой Конституции (1924 г.) продиктовано политической необходимостью образования союза республик (образование СССР). Поэтому основное содержание текста обращено к описанию принципов организации и взаимодействия органов
управления образовавшегося союза. Центральным же положением явилась декларация суверенитета союзных республик: «О суверенных правах союзных республик и о союзном
гражданстве».
«3. Суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, указанных в настоящей Конституции, и лишь по предметам, отнесѐнным к компетенции Союза. Вне этих
пределов каждая союзная республика осуществляет свою государственную власть самостоятельно; Союз Советских Социалистических Республик охраняет суверенные права
союзных республик.
4. За каждой из союзных республик сохраняется право свободного выхода из Союза» [5].
182
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Добровольность вхождения в состав единого государства, очевидно, предусматривала принятие РСФСР определѐнной доли обязательств перед республиками как в политической, так и экономической сферах. Следовательно, все достижения центральной республики являлись неким эталоном – образцом для подражания, и накладываясь на местный
колорит, они порой принимали весьма изощрѐнные формы в последующие годы «строительства развитого социализма».
Колоссальными темпами реализовывалась стратегия подчинения рядового гражданина целям и задачам государства вопреки личным интересам. Грубо нарушалась первоначальная установка на всеобщее равенство. Уничтожалась значимость личности в угоду интересам партийной элиты. Сама политика превращается в бизнес, который «выставляет
свой прайс».
«Почти во всех союзных республиках, особенно на Кавказе и в Средней Азии основные партийные и государственные должности стали покупаться. В частности, в Азербайджане должность районного прокурора стоила в то время 30 тысяч рублей, начальника
райотдела милиции – 50 тысяч, должность директора колхоза (хотя она и считалась выборной, но утверждалась то в райкоме партии) – стоила 80 тысяч руб.
Партийные должности тянули значительно выше. Так должность секретаря райкома
КПСС стоила 200 тысяч, второго секретаря – 100 тысяч. Чем больше должность давала
возможностей для взимания взяток, тем она и стоила дороже. Пост Министра соцобеспечения стоил 120 тыс. руб. а должность Министра торговли тянула аж на 250 тысяч.
За зачисление в институт иностранных языков нужно было заплатить 10 тысяч, а в
Бакинский университет – 20 тыс. рублей. Продавалось все: от должности сержанта ГАИ,
до звания академика, от продавца газетного киоска до директора НИИ, и все это при средней зарплате простого жителя страны всего порядка 200 рублей в месяц» [6].
Попытка вернуть граждан к средствам производства предпринята в Конституции
1936 года, в которой идеи народного управления государством получили своѐ подтверждение. При сохранении статуса главного действующего лица у трудящихся рассматривались и формы мелкого частного хозяйства.
«Статья 5. Социалистическая собственность в СССР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений).
Статья 6. Земля, еѐ недра, воды, леса, заводы, фабрики, шахты, рудники, железнодорожный, водный и воздушный транспорт, банки, средства связи, организованные государством крупные сельскохозяйственные предприятия (совхозы, машинно-тракторные
станции и т.п.), а также коммунальные предприятия и основной жилищный фонд в городах
и промышленных пунктах являются государственной собственностью, то есть всенародным достоянием.
Статья 7. Общественные предприятия в колхозах и кооперативных организациях с
их живым и мѐртвым инвентарѐм, производимая колхозами и кооперативными организациями продукция, равно как их общественные постройки составляют общественную, социалистическую собственность колхозов и кооперативных организаций.
183
Статья 8. Земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование, то есть навечно.
Статья 9. Наряду с социалистической системой хозяйства, являющейся господствующей формой хозяйства в СССР, допускается законом мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда.
Статья 12. Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного
к труду гражданина по принципу: «кто не работает, тот не ест».
В СССР осуществляется принцип социализма: «от каждого по его способности, каждому по его труду» [7].
Государство (аппарат управления) выступает в качестве уполномоченного гаранта
соблюдения социалистических принципов, предоставляя достаточную свободу действий
для коллективных собственников. Однако значительный промышленный рост, укрепление
материальной базы колхозов и совхозов проводилось без учѐта реального состояния экономики страны и игнорировалась важнейшая составляющая любого прогрессивного развития – рост благосостояния населения.
В результате политических репрессий и стремления постоянно «забегать вперѐд»
(выполнять планы пятилеток за четыре года) в жертву были принесены квалифицированные рабочие кадры и мотивированные на эффективность сельскохозяйственного труда
сельские работники.
Разрыв между декларируемыми и реализуемыми на практике принципами принуждал советского человека «выживать», а выживание происходило за счѐт уничтожения инициативы и предприимчивости рядовых граждан и роста коррупционности государственных органов управления.
Очевидно, что централизованное планирование, проводимое часто без должного
научного обоснования, оказывало разрушающее влияние на чувство собственника, его
свободу и право самостоятельного распоряжения средствами производства.
Коррупция в годы советской власти получает «официальное правовое признание».
И этот фактор, превратившийся в мощнейший механизм, впоследствии дискредитировал
саму советскую власть и привѐл к разрушению империи СССР. Первый советский антикоррупционный документ был всего на полгода моложе советской власти.
Декрет Совета народных комиссаров «О взяточничестве» от 8 мая 1918 г. предусматривал не менее 5 лет лишения свободы и привлечение «к наиболее тяжѐлым и неприятным принудительным работам». УК 1922 г. грозил за взятки расстрелом, но это мало кого останавливало. В условиях нэпа чиновники брали деньги за разрешение открыть бизнес,
во время войны – за освобождение от службы в армии.
В 1948-1949 гг., когда сталинская вертикаль власти, казалось, была на пике своего
могущества, в СССР прошло 3 закрытых судебных процесса по коррупции. Прокуратура
вскрыла «многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы». Только по Москве было арестовано 111 человек. При Н. Хрущѐве и Л. Брежневе коррупционеры трудились с ещѐ пущим размахом. Регистрируемое взяточничество возросло в 25 раз [8].
184
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Конституция 1977 года значительно политизировалась и партийной деятельности
было уделено центральное внимание. При этом политическая сознательность внедрялась в
жизнь трудовых коллективов, осуществлялся перенос акцента с чисто экономических задач на сферу политического труда, именно там усматривалось место для дискуссий, при
обязательном сохранении роли ведущих догматов социализма.
«Статья 8. Трудовые коллективы участвуют в обсуждении и решении государственных и общественных дел, в планировании производства и социального развития, в подготовке и расстановке кадров, в обсуждении и решении вопросов управления предприятиями и учреждениями, улучшения условий труда и быта, использования средств, предназначенных для развития производства, а также на социально-культурные мероприятия и
материальное поощрение» [9].
И в этой версии основного закона страны собственником экономического потенциала оставалось государство и, следовательно, легитимность власти имела не только денежное, но и иное материальное выражение. Правда под термином «государство» всѐ чаще
понимается центральная власть, обладающая исключительными правами на использование
потенциала страны.
«В исключительной собственности государства находятся: земля, еѐ недра, воды,
леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности,
строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач
государства» [9].
Речь пока не идѐт о качестве и эффективности использования природных ресурсов,
но возможности по целевому хозяйственному использованию, а значит, выстраиванию новых механизмов взаимодействия гражданина и государства были налицо. Вполне вероятно, что осознание угрозы коррумпированными чиновниками, привело к целому комплексу
превентивных мер, направленных на нивелирование принципов народного управления и
контроля.
Наиболее существенным шагом в этом направлении стало регулярное увеличение
числа чиновников. В СССР чиновников стало больше по сравнению с дореволюционными
временами во много раз, с самого начала образования СССР: на 1 тысячу жителей в 1922
году их было 5,2 (для сравнения: в 1913. 1,63; в 1928 – 6,9; в 1940 – 9,5; в 1950 – 10,2; в
1985 – 8,7 [10]. И справиться с таким «размножением» были не в состоянии целевые программы, принимаемые на федеральном уровне.
Действующая в настоящее время Конституция России принята 12.12.1993 г. путѐм
проведения всенародного голосования – референдума. Непосредственным юридическим
основанием для его проведения послужил Указ Президента РФ от 15.10.1993 г. «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации», согласно которому всенародное голосование по проекту назначалось на 12.12.1993 г.
Всенародное одобрение, тем не менее, не означает массовой квалифицированной
оценки каждого положения нового основного закона страны. Согласно официально обнародованным ЦИК данным, в референдуме приняли участие 58 187 755 чел. (54,8% от об185
щего числа зарегистрированных избирателей). Из числа участвовавших в голосовании за
принятие Конституции проголосовали 32 937 630 чел. (58,4%). Против принятия Конституции голосовали 23 431 333 чел. (41,6%) [11].
Вероятно, одной из причин неприятия духа и буквы нового закона было осознание
того, что некоторые его положения значительно деформировали роль и статус рядового
гражданина по отношению к средствам производства.
В частности в ст. 9 говорится: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности»; ст. 36:
«Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю»; ст. 12: «В
Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти»; ст. 37: «Труд свободен.
Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать
род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещѐн» и др. [12].
Ключевыми моментами в новой Конституции следует считать:
1. Передачу природных ресурсов в частные руки и отторжение населения страны от
управления ресурсами и получения дохода от хозяйственной деятельности (обладания ресурсами).
2. Уменьшение экономического потенциала государства по причине индивидуальных выгод от пользования ресурсами.
3. Снижение трудового потенциала, поскольку государство освободило себя от гарантий на труд и достойную заработную плату.
4. Делегирование полномочий и ответственности на места (органы местного самоуправления), при отсутствии у последних вышеуказанного экономического потенциала,
лишает возможности население влиять на экономическую политику страны.
5. Непременный рост коррупционного потенциала, обусловленного привилегией
государственных органов в ресурсно-распределительной функции, а при диверсификации
экономики – значительный рост как числа чиновников, так и размеров мздоимства.
В период строительства социализма в нашей стране последовательно проводилась
политика отчуждения работника от средств труда, выстраивались барьеры социального,
политического, психологического плана между свободным волеизъявлением и возможностью реализации собственного (личного) потенциала человека.
Результатом семидесятилетней «работы» аппарата политической власти населению
была привита стойкая неприязнь к коллективному труду, коллективной собственности,
выражаемая в негативной оценке трудовой деятельности и терпимости к асоциальному поведению (алкоголизм, наркомания, тунеядство и т.п.).
Экономическое разрушение села стало возможным в процессе бездумного и бестолкового централизованного управления, приводившего к потерям количества и качества
производимого труда, а это, в свою очередь, к снижению уровня жизни на земле и оттоку
значительной части молодѐжи в города. Передача земли в частную собственность (по Конституции 1993 г.) окончательно «повернула» работника в сторону наѐмного труда с ростом
равнодушия к результатам трудовой деятельности.
Более того, «отрыв от средств производства» породил ощущение ненужности и не186
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
востребованности человека по месту рождения, сделало его своеобразным «временным
квартиросъѐмщиком» в своей стране, именно поэтому молодые люди так легко покидают
родительский дом и рассматривают свою дальнейшую социальную и профессиональную
социализацию за пределами России.
В настоящее время наблюдаются тенденции к выбору тех профессий (мест работы)
которые, по сути, не производят материальные и культурные ценности, например, банковская деятельность, государственная служба, консалтинг и др.
Крупнейший потенциал страны – земля, теряет своѐ значение в экономической мощи государства. Поскольку она используется лишь в качестве объекта купли-продажи и
активно выводится из сектора реальной экономики, в будущем это приведѐт к усилению
регрессивных процессов в развитии страны.
Литература
1. Декрет II Всероссийского съезда Советов об образовании Рабочего и Крестьянского правительства. 26 окт. (8 ноября) 1917 г. Декреты Советской власти. Т. I. М., Гос. издво полит. литературы, 1957. URL: http://www.great-country.ru/ content/sov_dekret/dekret/dek_
0005.php (дата обращения 11.07.2014).
2. Декрет II Всероссийского съезда Советов о мире. 26 окт. (8 ноября) 1917 г. Декреты Советской власти. Т. I. М., Гос. изд-во полит. литературы, 1957. URL:
http://www.great-country.ru/content/sov_dekret/dekret/dek_0003.php (дата обращения 11.07.
2014).
3. Декрет II Всероссийского съезда Советов о земле. 26 окт. (8 ноября) 1917 г.
Декреты Советской власти. Т. I. М., Гос. изд-во полит. литературы, 1957. С.18.
URL:http://www.great-country.ru/content/sov_dekret/dekret/dek_0004.php (дата обращения
11.07.2014).
4. Конституция (Основной Закон) Российской социалистической федеративной
советской республики. Принята V Всероссийским съездом Советов в заседании от 10 июля
1918 г. Декреты Советской власти. Т. I. М., Гос. изд-во полит. литературы, 1957. URL:
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1918.htm (дата обращения 11.07.2014).
5. Основной закон (Конституция) Союза Советских Социалистических Республик.
Принят второй сессией ЦИК СССР первого созыва 6 июля 1923 г. и в окончательной редакции
II съездом Советов СССР. 31 янв. 1924 г. URL: http://www.hist.msu.ru/ ER/Etext/cnst1924.htm
(дата обращения 11.07.2014).
6. Козенков Ю. Голгофа России схватка за власть. Краткая хроника преступлений мирового Сионизма, Масонства и Запада против России (от Сталина до Ельцина). Москва 2003.
«Фонд национальных перспектив»/ URL: http://www.antizion.narod.ru/ kozenkov2.htm (дата обращения 11.07.2014).
7. Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических Республик.
Утверждена Чрезвычайным VIII съездом Советов Союза ССР. 5 дек. 1936 г. (с последующими изменениями и дополнениями). URL: http://www.hist.msu.ru/ ER/ Etext/cnst1936.htm (дата
обращения 11.07.2014).
8. Середин А. Коррупция по-советски. Русское агентство новостей. URL: http://ruan.info/news_content.php?id=2408 (дата обращения 11.07.2014).
9. Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических Республик.
187
Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 окт.
1977 г. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm (дата обращения 01.04.2014).
10. Романов. Б. Коррупция в России до 1917 года. URL: http://newsland.com/
news/detail/id/1029237/ (дата обращения 01.04.2014).
11. Государственный строй. URL: http://www.novrosen.ru/Russia/state/ constitution.htm. (дата обращения 01.04.2012).
12. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. URL: http:// www.constitution.ru/ index.htm (дата обращения 20.07.2014).
УДК 338.246.2
Л. И. Грошева
L. I. Grosheva
ИЕРАРХИЧЕСКАЯ И СИСТЕМНАЯ СПЕЦИФИКА ПОДДЕРЖКИ РАЗВИТИЯ
МОЛОДЁЖНОЙ БИЗНЕС-АКТИВНОСТИ В РОССИИ
HIERARCHICAL AND COMPLEX SPECIFICITY OF SUPPORTING
THE DEVELOPMENT OF YOUTH BUSINESS-ACTIVITY IN RUSSIA
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье автор рассматривает основные методы, способы и инструменты поддержки молодѐжной бизнес-активности в России. Указаны основные субъекты системы управления бизнес-деятельностью молодѐжи, а также выделены уровни их воздействия. В процессе анализа выделяются основные преимущества и недостатки используемых
средств поддержки молодѐжного бизнеса. Автор полагает, что их корректировка окажет
благотворное влияние на выживаемость молодѐжных предприятий.
Annotation: In the article the author considers the basic methods, techniques and instruments of adjustment of youth business activity in Russia. The main subjects of the system of
management of business activity of young people, as well as their levels of influence, are identified. During the analysis the main advantages and disadvantages of the means that are used in order to support youth business are highlighted. The author suggests that their adjustment will be
beneficial to the survival of youth enterprises.
Ключевые слова: молодѐжь, бизнес-активность, молодѐжная политика, молодѐжный бизнес, государственное управление.
Key words: youth, business activity, youth policy, youth business, state management.
Поддержка молодѐжной бизнес-активности в настоящее время приобретает особое
стратегическое значение на фоне экономических и политических проблем общества. Сам
феномен бизнес-активности охватывает разнообразные виды деятельности, начиная от
188
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
стандартных форм предпринимательства в его официальной и теневой формах, заканчивая
относительно новыми явлениями свободной трудовой активности.
Однако подавляющее количество функционирующих молодѐжных бизнес-единиц
так или иначе нуждаются в различного рода помощи экономического, консультационного,
организационного и иного рода.
Если рассматривать систему поддержки молодѐжного бизнеса, то она состоит из
ряда институциональных субъектов, оказывающих прямое и опосредованное воздействие
на деятельность молодѐжи. Органы управления молодѐжной бизнес-активности могут
быть представлены достаточно разветвлѐнной структурой (см. рис.).
Система управления бизнес-активностью молодѐжи
Если рассматривать систему в наиболее общем виде, то возможно определить три
основных и один интеграционный уровни.
1. Государственный. Включает всю вертикаль власти, задействованную в разработке, принятии и реализации решений. Государственные органы характеризуются иерархичностью влияния. Преимущественно государство оказывает влияние на молодежь посредством региональных и муниципальных центров и департаментов.
На государственном уровне основным документом является Концепция молодѐжной политики, в рамках которых определяются программы краткосрочного, долгосрочного
и стратегического характера. На региональных и муниципальных подуровнях принимаются региональные и городские программы развития молодѐжного предпринимательства,
создающиеся в соответствии со спецификой региона.
Достаточно часто в рамках регионов страны (подобная система представлена в штатах США, регионах России) существуют выделенные концептуальные нормативные документы, включающие перечень мер и прочих аспектов относительно молодѐжной активности в целом.
189
Основная проблема данного уровня заключается в том, что превалирующее внимание уделено предпринимательству. Такие формы, как фриланс, интрапренѐрство, партнѐрский бизнес
2. Институциональный уровень. Уровень включает образовательную, досуговую,
коммуникационную среду. На данном уровне непосредственное влияние на молодѐжь оказывают образовательные программы и центры. В данном случае основные нормативные
документы представлены рабочими программами и учебными планами, содержащими такие дисциплины и курсы, как «Основы предпринимательства», «Экономика предприятия»,
«Социология предпринимательства», «Основы бизнес-планирования».
Также образовательная система оказывает влияние на молодѐжную бизнесактивность путѐм организации специальных курсов в рамках дополнительного образования.
Организации культуры и досуга также предоставляют ряд развлекательнообразовательных услуг в виде тренингов, брейнстормингов, акций, массовых мероприятий,
имеющих целевую направленность на развитие интереса к бизнес-активности. Однако степень охвата данными мероприятиями остаѐтся спорной, так как значительная доля теневых
предпринимателей предпочитают не афишировать свою деятельность.
Международные общественные организации пользуются аналогичными инструментами, однако основой деятельности этих агентов являются фонды обеспеченных людей
(например, Фонд Принца Уэльского) или корпораций, финансирующих проекты и программы поддержки, которые являются основным рычагом влияния на молодѐжь.
Организации отраслевой принадлежности представлены двумя подуровнями:
 предприятие – если речь идѐт о фондах софинансирования, либо в отношении
интрапренѐрства, где работодатель является первичным агентом влияния, а роль государства проявляется в меньшей степени;
 отраслевые союзы. Организации, представляющие собой объединение компаний
на основе единой отраслевой принадлежности, в рамках которых действуют соглашения
по коммерческому кредитованию, консультационной поддержке и отстаивании прав в отношении принятия новых законов, поправок и т.п. на уровне муниципалитетов, регионов и
государства в целом.
3. Интегральный уровень. Средства массовой информации оказывают значительное
влияние на молодѐжь, применяют различные способы манипулирования информационными потоками и тем самым реализуют управленческую функцию. Однако сами по себе они
являются в большей степени средством управления для перечисленных выше институтов,
нежели самостоятельным агентом влияния.
Следует отметить, что основой любой деятельности является законодательство и
правовое регулирование. Если обратиться к законодательным актам, регулирующим бизнес-активность, то следует отметить, что в нашей стране нормативных актов относительно
немного. Институциональных основ интрапренѐрства, фриланса, дискретного бизнеса в
непосредственной трактовке не существует.
Первый и последний серьѐзный документ, в котором упоминалось «молодѐжное
предпринимательство» был утверждѐн Постановлением Верховного Совета РФ 3 июня
190
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
1993 г. Речь идет об «Основных направлениях государственной молодѐжной политики в
Российской Федерации» [7].
Таким образом, потребности в развитии рыночных отношений подталкивают общество к осознанию необходимости развития института молодѐжного предпринимательства
и вовлечения молодѐжи в предпринимательскую деятельность.
С этой целью во многих регионах Российской Федерации создаются и функционируют при различных министерствах и ведомствах, ассоциациях и торгово-промышленных
палатах отделы по содействию молодѐжному предпринимательству (так в Республике
Башкортостан при Государственном комитете по молодѐжной политике действует Сектор
по работе с трудящейся молодѐжью и развитию предпринимательства [9, с. 152]; разрабатываются программы и подпрограммы поддержки молодѐжного предпринимательства; организуются конкурсы для молодых предпринимателей; реализуются различные проекты
(например, создание при поддержке Правительства Москвы Единой электронной молодѐжной торговой площадки, представляющей собой тендерную площадку, на которой
субъект молодѐжного предпринимательства имеет возможность получить государственный заказ для своего бизнеса) и пр.
Среди основных способов поддержки малого молодѐжного бизнеса выделяют следующие:
 информационное обеспечение;
 консультационное сопровождение;
 финансовая поддержка [1].
Наиболее разработанными и развитыми являются методы финансовой поддержки
предприятия, так как финансовые вопросы выступают определяющими на любой стадии
развития малого предприятия. Однако с принятием ряда законодательных актов и норм,
вслед за зарубежными странами в России также получают всѐ большее распространение
первые два способа.
Для определения степени разработанности и эффективности каждой группы методов необходимо раскрыть основные механизмы и инструменты влияния на молодѐжную
бизнес-активность.
Государственная помощь молодѐжным предприятиям сориентирована на выплату
определѐнных денежных сумм под низкий процент, в рассрочку, либо на венчурной основе. Распределение финансовых средств обычно происходит на конкурсной основе, которая
в некоторых случаях не обладает достаточной прозрачностью для еѐ потенциальных участников [см. 2].
Для наиболее объективного распределения средств следует ориентироваться на основные принципы отбора:
 все заявки на средства господдержки упорядочиваются по принципу убывания
бюджетной эффективности [5];
 бюджетные средства господдержки должны быть предоставлены, в первую очередь, только бюджетно-эффективным проектам.
191
Подобная система действует в районах, различающихся по уровню экономического
развития. Однако средства, прежде всего, выделяются наиболее приоритетным отраслям и
сферам деятельности. Чаще всего среди них представлены:
 социальное обеспечение населения;
 инновационные типы производства;
 информационные технологии;
 обеспечение выпуска дефицитных товаров/услуг;
 поддержание деятельности, традиционной для региона/страны.
Приоритет отдаѐтся также предприятию с наибольшим показателем бюджетной
эффективности.
Информационное сопровождение малого предприятия должно осуществляться в
следующих случаях.
1. На этапе стимулирования активности населения в области бизнес-деятельности.
Создаются учебные группы, организовываются курсы бесплатного обучения, тренингов и
практических занятий, посвящѐнных развитию бизнес-навыков.
2. На этапе подготовки к открытию предприятия создаются организации по оказанию помощи населению в оценке стартового капитала, составлению бизнес-плана и пр.
3. На этапе начального функционирования. Первые 2-3 года малое предприятие регулярно сталкивается с новыми для себя явлениями и ситуациями, которые требуют оперативного разрешения. Помощь таким компаниям осуществляется либо при непосредственной беседе с руководителем или представителем компании, либо посредством обращения
на горячую линию.
4. На этапе стабильного функционирования предприятия. Данное обучение преимущественно платное, однако, малым предприятиям предоставляются определѐнные
льготы и скидки. Информирование проводится по различным вопросам изменения законодательства, способов начисления тех или иных платежей, налогов, взносов и пр.
5. На этапе закрытия предприятия. Для того, чтобы предприниматель не имел в будущем долговую повинность по фактически несуществующему предприятию, проводятся
обучающем семинары, распространяется информация на бумажных носителях, либо в
электронном виде в сети Интернет о том, как правильно закрыть предприятие без последующих финансовых последствий для держателя бизнеса.
В комплексе финансовую поддержку и консультационное сопровождение можно
представить в виде следующих методов.
Метод создания бизнес-центров. Бизнес-центры призваны оказывать различные
маркетинговые, консультационные и аудиторские услуги малым предпринимателям/предприятиям. В такого рода центрах могут предлагаться услуги по аренде офиса,
оргтехники на льготных и привлекательных условиях. В некоторых случаях бизнес-центры
специализируются на тренингах [6, с. 186].
Метод создания бизнес-инкубаторов. Главное отличие от предыдущего метода заключается в том, что бизнес-инкубаторы не только предоставляют в аренду универсальное
оборудование, но и снижают расходы предпринимателя на содержание инфраструктуры
(охрана, централизованное водо-, газо-, энергоснабжение). Учитывая масштабы работ по
192
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
реструктуризации крупных промышленных предприятий, можно утверждать, что роль
бизнес-инкубаторов будет возрастать уже в ближайшем будущем [8].
Метод выведения ряда работ за рамки малого предприятия. Чаще всего, данный метод сосредоточен на передаче ряда бухгалтерский и аудиторских услуг сторонним организациям. Легально работающее малое предприятие сегодня затрачивает на содержание каждого бухгалтера не менее 15 000-20 000 рублей в месяц. В случае, если главный бухгалтер
находится в штате, эта сумма может возрасти до 35 000 руб. в месяц. При этом необходимо
учитывать, что к заработной плате прилагаются страховые и пенсионные отчисления,
больничные листы, оплата отпуска и прочие выплаты, затраты возрастают в разы.
Согласно Федеральному закону от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учѐте»
[4], предприниматель может поручить эту работу специализированным аудиторским фирмам. Используя эффект масштаба и высокую квалификацию своего персонала, такие фирмы устанавливают плату за свои услуги на уровне средней зарплаты бухгалтера малого
предприятия плюс НДС. Таким образом, предприниматель экономит до 40% от всех платежей, связанных с работой собственного бухгалтера [6, с. 184].
Субсидирование процентной ставки стало наиболее популярным инструментом финансовой поддержки предпринимательства в разных секторах экономики. В результате
сбора налогов с добросовестно работающих предпринимателей государство уменьшает издержки по кредитам, которые получают по итогам конкурсов плохо работающие предприниматели. Подразумевается, что ставка субсидируется автоматически всем предпринимателям, включѐнным в определѐнный сектор экономики, или осуществляющим деятельность на территории конкретного региона [5].
Гарантийные фонды обязаны своим появлением феномену недостатка средств для
залога при получении кредита. Использование государственных гарантий для расширения
обеспечения кредита имеет смысл только в том случае, если эта гарантия начинает действовать автоматически при наступлении дефолта. Тогда для банка эта гарантия служит полноценным обоснованием для снижения объѐмов резервирования в соответствии с действующими инструкциями.
К примеру, солидарная государственная гарантия по кредиту может снизить норматив формирования резервов с 20% до нулевого показателя. В таких же пропорциях обыкновенно меняется и стоимость гарантий.
Льготное кредитование. Наиболее популярная формула помощи малому бизнесу как
со стороны государства, так и со стороны коммерческих организаций. Сущность льготного
кредитования обычно заключается в двух формах проявления.
1. Льготная процентная ставка, которая может быть снижена по отношению к стандарту на 5-15%.
2. Льготная схема возврата суммы кредита и процентов. Механизм сосредоточен на
нескольких подходах: отсутствие необходимости возврата сумм первые 1-3 месяца; более
длительный срок возврата кредита; индивидуальная схема возврата суммы кредита [4].
Софинансирование. Кредитование связано с риском, и при прочих равных условиях
есть резон разделения рисков с другими участниками текущего проекта. При этом софинансирование имеет одно существенное преимущество. Каждый участник может предло193
жить свой наиболее дешѐвый ресурс и лишь недостающие средства придѐтся привлекать
из внешних источников. Таким образом, предприятие может существенно экономить на
ресурсах ради достижения производственной цели.
Лизинг. Лизинг имеет множество преимуществ, но главное – возврат массы кредита
уже обеспечен оборудованием, принадлежащим лизингодателю. Остаѐтся лишь гарантировать возврат процентов, которые должен уплатить лизингополучатель. Сравнение цифр
влияния гарантий при обычном кредитовании и в рамках лизинга показывает следующее:
 при отсутствии гарантий ставки кредитования лизинговых операций ниже, чем
при обычном кредитовании;
 наличие гарантий в лизинговых операциях в меньшей степени влияет на изменение процентных ставок, чем при обычном кредитовании.
Франчайзинг. Франчайзинг выступает и в роли отдельного вида малого бизнеса, и в
форме поддержки существующей бизнес-идеи. Сущность данного метода заключена в том,
что будущий владелец бизнеса может подобрать под вид выбранной деятельности франшизу, удовлетворяющую его предпочтениям [3]. Франшиза включает торговую марку уже
известной фирмы, а также содержит набор методов и технологий ведения бизнеса.
Данный метод – способ относительно быстрого вывода малого предприятия на точку безубыточности. Несмотря на различные варианты договорных взаимоотношений
крупной фирмы-франчайзера и малого предприятия-франчайзи (договор, долевое участие
в капитале, создание филиала, передача прав на использование торговой марки, передача
оборудования, обучение персонала), финансовый механизм собственно франчайзинга заключается в том, чтобы компенсировать с помощью сети операторов постоянные издержки франчайзера.
Однако полноценный мониторинг эффективности франчайзинга в сфере молодѐжного бизнеса не производится в полном объѐме. Сферы франчайзинга в настоящий момент
в большей степени представлены достаточно узким сегментом сферы бытовых услуг.
Венчурное финансирование. Механизм венчурного финансирования строится на
обычной рисковой схеме, которая предполагает, что хотя бы часть из инвестируемых, как
правило, инновационных, проектов будет иметь столь высокую доходность, что она покроет убытки неудачной реализации остальных проектов. Особенность венчурного финансирования заключена в чрезвычайно высоких рисках инвестора, ввиду чего прозрачность и
ясность данной системы весьма сомнительна.
В дополнение к этой ситуации, в условиях постоянно трансформирующихся экономических взаимосвязей оценить возможность окупаемости проекта чаще всего невозможно. Поэтому молодѐжные предприятия лишь в исключительных случаях имеют доступ к
средствам венчурных фондов.
Кредитные союзы. Механизм кредитного союза предполагает добровольное аккумулирование средств его участников, согласных отказаться от высоких рыночных ставок
по депозитам коммерческих банков в целях получения льготных кредитов. Данный вид совместной работы предприятия выгоден и со стороны вкладчика, и со стороны заѐмщика.
С точки зрения вкладчика, предприятие может вернуть свой вклад с теми процентами, которые сопоставимы с аналогичными депозитными ставками. С точки зрения заѐм-
194
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
щика, он может получить требуемую сумму в кредит на льготных основаниях, который
покроет выгоду, которая упущена в виду неразмещѐнного на рынке депозита [8].
Комплексное обслуживание малых предприятий в России практически не представлено, но имеет значительный потенциал применительно к сложившейся системе поддержки бизнес-активности молодѐжи. Это достаточно редкая система, которая практически не
встречается в России, однако, имеет место в ряде европейских стран.
Сущность комплексного обслуживания заключается в том, что малое предприятие
является клиентом широкой сети различных структур в области маркетинга, консалтинга,
юридического и бухгалтерского сопровождения, страхо-вания, обучения и пр. Участие в
данной сети позволяет претендовать на определѐнный объѐм скидок в отношении некоторых, либо всех предприятий сети.
Таким образом, вместо создания специализированных органов помощи и поддержки государство оказывает содействие уже существующим, опытным агентам в различных
областях, которые, в свою очередь, облегчают работу малого предприятия. При этом, учитывая сетевой характер комплекса услуг, предприятие подвергается многократному контролю, который позволяет снять с государства часть нагрузки по отслеживанию добропорядочности компании.
Таким образом, очевидно, что общий комплекс мер, направленный на развитие бизнес-активности, в целом обладает значительной разветвлѐнностью, хотя и имеет преимущественную концентрацию на антрепренѐрском виде бизнес-активности.
Однако прежде чем вовлекать молодѐжь в бизнес и предпринимательство, надо определиться со статусом молодѐжного предпринимательства. При этом важно учитывать,
что молодѐжное предпринимательство, как социально-экономи-ческое явление, находится
на пересечении сфер предпринимательства, молодѐжной политики (содействие развитию
предпринимательского потенциала молодѐжи) и социальной политики государства (содействие занятости молодѐжи).
Литература
1. Аруцев А.А. Общие направления государственного регулирования малого предпринимательства URL: http://www.ieay.ru/nauch/sc_article/2008/01/Arucev.shtml (дата обращения: 20.02.2014)
2. Грошев И.Л. Коррупционный потенциал общества как дисфункция системы
управления// Академический вестник ТГАМЭУП №2 (24): научно-аналитич. журнал. Тюмень: «ТГАМЭУП», 2013 г. С. 110-119.
3. Изряднова О., Фомина Е., Казанцев Д. Малое предпринимательство в России: состояние и проблемы // «Российская экономика: тенденции и перспективы». URL:
http://smao.ru/ru/tp/analytics/article_1023.html (дата обращения: 18.03. 2014)
4. Как развивается малый бизнес за рубежом // Портал сообщества предпринимателей URL: http://smallbusiness.ru/news/news/1171 (дата обращения: 21.03. 2014)
5. Коллекторские агентства: проблемы правового регулирования // Портал Гарант
URL: http://www.garant.ru/news/17427/ (дата обращения: 18.03.2014)
195
6. Комаров А.Г., Богданов С.Ю., Личнов А.В. Малый бизнес и занятость в России и
за рубежом // Проблемы современной экономики. 2011 – №4 – С. 183–186.
7. О молодѐжном предпринимательстве // Первый Московский форум молодых
предпринимателей.
URL:
http://www.businesspress.ru/newspaper/article_mld_
3_ald_377236.html (дата обращения: 23.02.2014)
8. Олейников С. Ниши для малого бизнеса в России: насколько велик спрос. URL:
http://www.franchisee.su/analiz-franshiz/kak-luchshe-otkryt-malyy-biznes.php (дата обращения:
18.03.2014)
9. Попов А.В. Трудовая активность как основа трудового поведения населения //
Молодой ученый. 2012. – №10. – С. 151–158.
УДК 336.256:338.431
А. С. Нарынбаева
A. S. Narynbayeva
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОТРЕБНОСТИ В КАДРАХ АГРАРНОГО СЕКТОРА
КАЗАХСТАНА: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
DEFINITION OF REQUIREMENT FOR SHOTS OF AGRARIAN SECTOR
OF KAZAKHSTAN: TENDENCIES AND PROSPECTS
Инновационный Евразийский университет, Казахстан, г. Павлодар
Аннотация: в работе проанализировано состояние обеспеченности, определена потребность сельхозформирований в специалистах и профессиональных производственных
кадрах, рекомендуются меры по их притоку в село для работы по специальности и закреплению в сельской местности.
Annotation: In work the condition of security is analysed, the need of agricultural formations for experts and professional production shots is defined, measures for their inflow to the village for work in the specialty and to fixing in rural areas are recommended.
Ключевые слова: кадровая обеспеченность, рынок труда, сельское хозяйство, профессиональная подготовка специалистов, расчетная потребность
Keywords: personnel security, labor market, agriculture, vocational training of experts,
settlement requirement
Стратегическим курсом современной аграрной политики Казахстана является повышение конкурентоспособности АПК, увеличение объема и повышение качества отечественной сельскохозяйственной продукции, что предопределяет возросший спрос на высококвалифицированных специалистов сельского хозяйства и смежных с ним отраслей.
В стране принят ряд организационно-экономических и нормативно-правовых актов,
программ, в которых нашли отражение механизмы, обеспечивающие повышение эффек196
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
тивности использования сельских трудовых ресурсов, формирование рынка рабочей силы
в сельской местности, специалистов-аграриев.
В результате реализации положений этих документов отрегулированы многие аспекты социально-трудовых отношений в республике, значительно улучшилось использование трудовых ресурсов по сферам экономической деятельности, повысилась занятость
населения, снизился уровень безработицы, появилась возможность своевременно и гибко
реагировать на ситуацию, складывающуюся на рынке труда в сельской местности.
Прежде всего, усилилась трудовая активность сельского населения. По стране в целом численность экономически активного сельского населения за последние 7 лет увеличилась на 40%, увеличившись в областях южного региона в 1,5 раза. Одновременно с этим
занятого экономической деятельностью сельского населения стало больше на 51,9%, с колебаниями от 32,5% в Северном Казахстане до 64,0% на юге республики.
Рост численности занятого населения на селе преимущественно происходил за счет
увеличения более организованных наемных работников по сравнению с занятыми самостоятельно, соответственно 82,8 и 31,3%.
Во всем этом определенную позитивную роль сыграли рост объемов сельскохозяйственного производства за счет восстановления посевных площадей сельскохозяйственных
культур и поголовья скота, возведение и реконструкция на селе предприятий переработки
сельхозпродукции, появление в сельской местности в рамках реализации «Государственной программы развития сельских территорий» значительного количества объектов социальной сферы.
Однако, несмотря на наметившиеся сдвиги, формирующийся сельский рынок труда
характеризуется неполной занятостью и высоким уровнем безработицы, проблемой кадрового дефицита специалистов и производственных кадров, необеспеченностью ими сельхозформирований практически всех видов собственности, дисбалансом спроса и предложения на рабочую силу в сельской местности в целом [1].
В сельском хозяйстве низок уровень производительности труда. В общем числе занятых, численность сельхозработников достигает 30%, а от всей численности непроизводительно используемого самозанятого населения на долю отрасли приходится 80%. Номинальные денежные доходы на душу населения села составляют 180 тыс. тенге в год, среднемесячная заработная плата – 35 тыс. тенге, что меньше в 2 и более раза по сравнению с
другими сферами экономической деятельности.
Как следствие отсталости социальной сферы и культурно-бытовых условий жизни
сельской местности, низкой мотивации труда редким явлением стал приток на постоянную
работу в село лиц, окончивших профессиональные учебные заведения аграрного профиля,
в результате средний возраст работников сельхозпредприятий и членов крестьянских
(фермерских) хозяйств составляет 45 и более лет.
Подготовка специалистов среднего звена и профессиональное их обучение осуществляется по многочисленным специальностям. В то же время по группам специальностей
удельный вес учащихся по сельскому хозяйству недопустимо низок. Среди всех обучающихся на долю этой отрасли приходится 2,0%, среди выпускников – 2,9%.
197
Таким образом, в стране для сельскохозяйственного производства готовится немало
необходимых специалистов, однако практически многие из них остаются не востребованными в трудовой деятельности в соответствии с полученными специальностями. В то же
время, для сельской молодежи современное профессиональное и техническое образование
мало доступно, во многих районах республики (20%) отсутствуют профессиональные лицеи. Средние профессиональные учебные учреждения преимущественно размещены в городах – областных центрах, их нет во многих интенсивно развивающихся сельских районах республики [2].
Как показывает мониторинг сложившейся ситуации, подготовка кадров осуществляется зачастую в отрыве от реальных запросов производства, имеющиеся образовательные программы учреждений средней квалификации и их учебно-методическое обеспечение не отвечают стремлениям работодателей и учащихся.
Обучающиеся в сельских профшколах и лицеях из предусмотренного перечня
смежных технических специальностей получают не более чем одну, что не удовлетворяет
потребности крестьянских хозяйств, нуждающихся, как правило, в комплексном обслуживании.
В профессиональных учреждениях среднего звена отсутствует система присвоения
нескольких профессий одновременно. Более того, на изучение таких специальных дисциплин, как сельхозмашины, основы агрономии и организации производства, отводится 550560 часов, что из 3-х лет учебного процесса составляет лишь 2,5 месяца.
Серьезным препятствием повышению качества учебного процесса в колледжах и
профессиональных лицеях является дефицит современной учебной литературы, особенно
по специальным дисциплинам. Машинно-тракторный парк учебных заведений технического и профессионального образования устаревший, обеспеченность им составляет не более 50-55%.
Не проводятся практические занятия учащихся в передовых хозяйствах по регионам,
успешно применяющих прогрессивную
зональную
технологию
сельскохозяйственного производства и оснащенных высокопроизводительной техникой заграничного производства. По группам специальностей удельный вес учащихся по сельскому
хозяйству очень низок: из всей численности обучающихся на долю этой отрасли приходится 2,0%, а среди выпускников – 2,9%.
Динамичное и эффективное развитие сельскохозяйственного производства во многом зависит от обеспеченности отрасли специалистами требуемого профиля, высокого
уровня их профессиональной подготовки.
В условиях рыночной экономики, когда сельхозформирования являются самостоятельными экономическими субъектами, функционирующими в жесткой конкурентной
среде, выдвигаются новые требования к профессиональному составу производственных
кадров и специалистов, уровню их квалификации, результативности труда и ответственности.
Объективная необходимость продиктована еще и тем обстоятельством, что сельхозформирования всех форм собственности ориентированы на инвестиционные технологии, которые могут быть быстро и эффективно освоены только технически подготовленным, профессионально грамотным персоналом работников [3].
198
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Анализ показывает, что численность сельского населения, занятого в какой-либо
сфере трудовой деятельности, имеющего образование, ежегодно растет. Однако село отстает от города по уровню как высшего, так и среднего специального образования.
В целом по республике лишь 14% работающего сельского населения имеют высшее
и незаконченное высшее образование, 20,8% – средне-профессиональ-ное. По городской
местности эти показатели составляют, соответственно, 37,5 и 32,6%, т.е. намного выше по
сравнению с сельской местностью.
Со сравнительно более высокой обеспеченностью работников, имеющих среднее
профессиональное образование, выделяются районы Северного Казахстана – 35%, против
15 – в Южном регионе.
В настоящее время наметился заметный дефицит специалистов и квалифицированных рабочих кадров для приоритетных отраслей страны, включая и АПК. Министерством
сельского хозяйства Республики Казахстан посредством мониторинга выявлена рыночная
потребность в специалистах с высшим и средним профессиональным образованием.
По данным министерства по состоянию на 01.01.2011 г. общая емкость рынка специалистов с высшим образованием сельскохозяйственного профиля составляла 21532 чел.,
из них 15858 чел. работают в хозяйствующих субъектах аграрного сектора. Дополнительная потребность в специалистах с высшим образованием составляет 5373 чел., в т.ч. ветеринарных врачах – 1697 чел. и т.д. (табл. 1).
Таблица 1
Обеспеченность сельского хозяйства Казахстана кадрами с высшим и средним
профессиональным образованием по некоторым специальностям
на 01.01.2011г., чел.
Дополнительная
потребность
С высшим образованием
Ветеринарный врач
3979
1697
Инженер-технолог по переработке зерна
276
121
и хлебопекарного производства
Инженер-технолог кондитерских
108
55
и сахаристых продуктов
Инженер-технолог мясных и молочных
169
135
продуктов
Инженер-технолог рыбных продуктов
66
63
и жиров
Агроном плодоовощеводства и виноградарст144
52
ва
Фермер-менеджер
668
86
Агроном по агрохимии и защите растений
626
303
Зоотехник
1346
287
Инженер-гидротехник
268
68
Инженер-механик
сельскохозяйственного
2251
545
производства
Инженер-механик агротехнического
269
45
сервиса
Наименование специальности
Наличие
199
Обеспеченность,
%
70,1
65,5
66,3
55,6
51,2
73,5
88,6
67,4
82,4
79,8
80,5
85,7
Инженер лесоинженерного дела
240
124
Со средним профессиональным образованием
Ветеринарный фельдшер
2761
1146
Техник-механик по машинам и оборудованию
211
82
элеваторного, крупяного и комбикормового
производства
Техник-технолог по эксплуатации машин и
83
39
оборудования производства пищевых продуктов
Техник-технолог хлебопекарного, макаронно260
76
го и кондитерского производства
Техник-технолог по технологии консервов и
26
16
пищевых концентратов
Техник-технолог по технологии молока
271
153
и молочных продуктов
Техник-технолог по технологии мяса
259
245
и мясных продуктов
Техник-технолог по хранению
179
121
и переработке зерна
Техник-технолог по хранению
163
40
и переработке плодов и овощей
Техник-механик по механизации
1284
232
с/х производства
Техник-землеустроитель
134
184
AГРОНОМ
1436
356
Техник-гидромелиоратор
61
120
Зоотехник
738
233
65,9
70,7
72,0
68,0
77,4
61,9
63,9
51,4
59,7
80,3
84,7
67,7
80,1
33,7
76,0
В сельхозформированиях не хватает агрономов, зоотехников, инженеровмехаников, инженеров-электриков и других высококвалифицированных кадров, специалистов с высшим образованием в отрасли, перерабатывающей сельскохозяйственную продукцию: инженеров-технологов по переработке зерна и хлебопекарного производства,
мясных и молочных продуктов и т.д.
Их дефицит достигает 50%, это означает, что половина предприятий не располагают квалифицированными кадрами для применения прогрессивных технологий, выпуска
конкурентоспособной продукции с высокими потребительскими свойствами. На рынке
труда из специалистов среднего звена большим спросом пользуются ветеринарные врачи,
агрономы, зоотехники, инженеры-механики сельскохозяйственного производства и агросервиса [4].
Недостаточно полная обеспеченность сформировавшихся организационноправовых форм профессиональными кадрами в соответствии с их потребностями подтверждается показателями различных регионов республики.
По данным административного мониторинга, обеспеченность сельхозформирований Карагандинской области специалистами с высшим образованием на 01.01.2010 г. составляла: агрономов – 63%, агрономов по защите растений – 50, зоотехников – 85, ветеринарных врачей – 78,6, инженеров-механиков – 87, инженеров-технологов по переработке
зерна и хлебопекарного производства – 44%.
200
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Единицами исчисляется в этом регионе число специалистов высокой квалификации
по переработке продукции животноводства и изготовлению готовых к потреблению пищевых продуктов. Не хватает профессиональных и технически грамотных кадров среднего
звена, а также квалифицированных кадров для обслуживания основных и вспомогательных отраслей сельскохозяйственного производства.
В Западно-Казахстанской области насчитывается 161 ветеринарный врач с высшим
образованием, 103 зоотехника, 237 агрономов и др., всего 766 специалистов АПК с высшим образованием. Дополнительная потребность в аграрных кадрах с высшим образованием составляет по области: 97 чел., из них 57 ветеринарных врачей, 10 зоотехников, 16
агрономов, 3 – инженера-технолога по переработке зерна и др.
В настоящее время руководители фермерских хозяйств и других сельскохозяйственных предприятий в большинстве случаев не занимаются вопросами подготовки новых
кадров для своих хозяйств. Анализ показал, что специалисты с высшим образованием, работающие в крестьянских хозяйствах, многих ТОО И ПК области полностью не загружены, поскольку сельхозформирования в основном мелкие.
В связи с этим имеет место проблематичность прибытия выпускников – молодых
специалистов в село и их закрепление на работах, связанных с профессией работника сельского хозяйства, постоянным проживанием в сельской местности.
На сегодняшний день сельхозпредприятия Восточно-Казахстанской области обслуживают 187 агрономов, зоотехников – 253 чел., ветеринарных врачей – 392 чел., инженеров-механиков сельскохозяйственного производства – 154 чел. Обеспеченность этими
профилирующими специалистами с высшим образованием составляет соответственно
78,6; 93; 87,4 и 85,6%.
Обеспеченность сельхозпредприятий области кадрами со средним профессиональным образованием составляет 78,3%, особенно ощущается нехватка ветеринарных фельдшеров, техников-механиков по обслуживанию и ремонту сельхозтехники, техниковэлектриков. Не удовлетворяется потребность субъектов сельского хозяйства в квалифицированных кадрах рабочих профессий с начальным техническим образованием (ПТШ, лицеи).
Не хватает трактористов-машинистов (работают 8978 чел., дополнительно требуется 384 чел., слесари-ремонтники, соответственно 690 и 94 чел., операторы машинного доения – 393 и 46 чел). Общая потребность кадров сельхозспециальностей с начальным техническим и профессиональным образованием удовлетворяется на 93,8% [5].
Результаты исследования, характеризующие состояние обеспеченности сельскохозяйственного производства, позволяют сделать следующие выводы:
 действующие в республике хозяйствующие субъекты сельского хозяйства недостаточно обеспечены специалистами высшей и средней квалификации;
 не хватает квалифицированных технологов разного уровня и профиля по переработке сельскохозяйственной продукции и сельскохозяйственного сырья;
 профессиональный и технический уровень подготовки кадров аграрной сферы не
отвечает современным требованиям квалификации для эффективного использования тех-
201
ники, технологического оборудования с высокой добавленной стоимостью, с учетом зарубежных поставок.
На основании исследования была определена расчетная потребность в специалистах
сельского хозяйства по Республике Казахстан в динамике на 2013-2015 гг. (табл. 2).
Таблица составлена на основе государственного классификатора профессий и специальностей технического и профессионального образования, размеров площадей условной пашни; численности условного поголовья скота; группировки сельскохозяйственных
предприятий по видам скота в целом по республике, конкретным годам; нормативов штатной численности специалистов сельского хозяйства [6].
Таблица 2
Определение потребности в специалистах сельского хозяйства Казахстана
Категория специалистов
Главный агроном
Ведущий агроном
Агрономы всех специальностей
Главный инженер-гидротехник
Инженер-гидротехник
Главный зоотехник
Ведущий зоотехник
Зоотехники всех специальностей
Главный зоотехник-селекционер
(скотоводство)
Зоотехник-селекционер
Главный зоотехник-селекционер
(свиноводство)
Ветеринарный врач
Инженер-механик
Инженер по механизации
трудоемких процессов
Итого
2013 г.
2014 г.
2015 г.
31738 тыс. 32925 тыс. 34112 тыс.
Норматив: 1 специалист на
га усл.
га усл.
га усл.
хозяйство по сельхозпредпашни
пашни
пашни
приятиям
9455 тыс. 9575 тыс. 9735 тыс.
усл. гол.
усл. гол.
усл. гол
свыше 2000 га усл.
3220
3290
3360
пашни
менее 2000 га усл.
635
650
680
пашни
не менее 3000 га усл.
1720
1790
1850
пашни
от 2000 га орошаемой
18
21
25
земли
от 2000 га орошаемой
23
26
30
земли
800 усл. гол. и выше
428
448
468
менее 800 усл. гол.
600
620
650
на каждые 1100 усл. гол.
670
710
780
имеющее более 800
50
52
60
коров
менее 800 коров
57
65
75
более 200 маток
42
46
50
800 усл. гол.
(все категории хозяйств)
50 физических тракторов,
комбайнов, автомобилей
свыше 2000 усл. гол.
11748
11853
12168
365
380
400
140
150
180
20436
20841
21566
Анализ показывает, что в целом по Казахстану сельскохозяйственную продукцию
производят более 200 тыс. селъхозформирований, в том числе 90% составляют крестьянские хозяйства и 10% – сельхозпредприятия. Следует отметить, что только 4 тыс. кресть-
202
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
янских хозяйств (2,5% общего количества) имеют свыше 800 га пашни, остальные – более
150 тыс. (97,5%) – в среднем 150 га пашни в расчете на одно хозяйство.
У них отсутствует возможность внедрять интенсивные технологии и, соответственно, потребность в специалистах. Квалифицированные кадры работают в сельскохозяйственных предприятиях. Исходя из этого, расчет потребности в специалистах до 2015 г. произведен в основном для сельхозпредприятий.
Согласно «Стратегическому плану Министерства сельского хозяйства Республики
Казахстан на 2014-2018 годы» предусмотрено увеличить удельный вес производства мяса
в сельхозформированиях с 20% в 2011 г. до 35%, молока, соответственно – с 15 до 25%,
яиц – с 55 до 75%, шерсти – с 30 до 45%, удельный вес племенного крупного рогатого скота в общем объеме стада – с 5,2 до 15%, овец – с 11,1 до 25%, свиней – с 11 до 18%, лошадей – с 4,8 до 15%, верблюдов – с 10 до 19%, птицы – с 9,5 до 30%.
К 2015 г. необходимо организовать около 2900 сельхозпредприятий со статусом
юридического лица за счет объединения крестьянских хозяйств и хозяйств населения
(производственные кооперативы, товарищества и другие формы) Это позволит увеличить
по сравнению с 2011 г. поголовье всех видов скота по всем категориям хозяйств на 15%, в
том числе крупного рогатого скота – на 12%, из них коров – на 11%, свиней – на 7%, овец
и коз – на 16%. лошадей – на 9,5%, птицы – на 6,9%.
Покупка сельскохозяйственной техники, оборудования, строительство молочнотоварных ферм, свинокомплексов, откормочных площадок, птицефабрик теплиц, введение
дополнительно в оборот до 2 млн. га пашни позволят в сельхозпредприятиях внедрять
прогрессивные технологии при производстве продукции растениеводства и животноводства [7].
При определении потребности сельскохозяйственного производства в специалистах
и профессиональных кадрах на перспективу следует учитывать следующее:
 действующие ныне АО, ТОО, а также сельскохозяйственные производственные
кооперативы могут иметь весь набор специалистов и профессиональных кадров среднего
звена, в соответствии с их специализацией и рациональным сочетанием отраслей;
 расчеты потребности в ветеринарных врачах высшего, среднего и начального
уровня должны быть тесно увязаны с количеством сельских населенных пунктов и необходимостью ветеринарно-санитарного обслуживания скота и птицы в личных подворьях;
 в регионах с преимущественным распространением крестьянских (фермерских)
хозяйств организационно-технологическое обслуживание сельскохозяйственного производства целесообразно осуществлять путем создания районного консультационного центра
в составе 3-4 профессионалов аграриев.
Низкий уровень финансирования, старение кадров из-за низкой экономической мотивации молодых специалистов; отсутствие отлаженной системы трансферта зарубежных
и внедрения отечественных научных разработок; невозмож-ность проведения перспективных исследований ввиду слабой материально-технической базы научно-исследовательских
организаций; острая нехватка квалифицированных кадров и низкий уровень трудоустройства – главные проблемы кадрового обеспечения в сельской местности [8].
203
Анализ показал, что рост технической оснащенности и инвестиции в агропромышленный комплекс могут дать полный эффект лишь в том случае, если подготовлены кадры,
имеющие достаточные знания, навыки, производственный опыт и профессиональное мастерство. Исследование данной проблемы и практическая деятельность позволили определить ряд мероприятий, необходимых для дальнейшего развития кадрового потенциала и
повышения его качества:
 социально-экономические, улучшающие условия труда и быта работников развивающие творческие инициативы на основе действующих и новых форм организации
труда, совершенствующие экономические методы стимулировании работников на предприятии, внедрение системы профессионально-квалификационного их продвижения;
 научно-технические, обуславливающие инновационные процессы в сельском хозяйстве, индустриализацию его отраслей;
 профессионально-квалификационные, отражающие постоянное повышение квалификации работников, их культурно-образовательного уровня;
 экономико-географические, способствующие перераспределению кадрового потенциала сельского хозяйства в трудонедостаточные регионы.
Предложенные мероприятия позволят создать условия, способствующие формированию и развитию, в первую очередь, качественных характеристик кадрового потенциала,
его высокого профессионального мастерства, необходимых для работников отраслей агропромышленного комплекса.
Литература
1. Стратегический план Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан
на 2014-2018 годы. Постановление Правительства Р. Казахстан от 31 дек. 2013 года №
1581.
2. Оперативные данные Министерства сельского хозяйства Р. Казахстан. – 2012 г.
3. Трудовые ресурсы и рынок труда в сельском хозяйстве // Экономика сельского
хозяйства: учебник для вузов. - М.: Колос. - 2009. - С. 84-96.
4. Симбирских Е.С. Профессиональная подготовка специалистов АПК в условиях
аграрных научно-образовательно-производственных комплексов // Достижения науки и
техники АПК. - 2008. - № 8. - С. 52-54.
5. Оперативные данные мониторинга обеспеченности кадрами сельскохозяйственных специальностей Управления сельского хозяйства Карагандинской, ВосточноКазахстанской, Западно-Казахстанской областей. – 2011 г.
6. Мигел A.A. Методы приведения в соответствие фактической и требуемой численности специалистов // Деп. во ВНИИТЭИагропром. - 2001.
7. Есполов Т.И., Сулейменов Ж.Ж., Сигарев М.И. Инновационный менеджмент в
агропромышленном комплексе (Методическое пособие). – Алматы: Казахский национальный аграрный университет, 2009. – 46 с.
8. Сигарев М.И. Государственное управление аграрной экономикой Казахстана:
опыт, проблемы и перспективы. – Алматы: КазНИИ. Экономики АПК и развития сельских
территорий. - 2012.
204
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
УДК 336.22
Т. А. Кольцова, Е. В. Пинигина
T. A. Koltsova, E. V. Pinigina
О ПЛАНИРОВАНИИ ВЫЕЗДНЫХ НАЛОГОВЫХ ПРОВЕРОК
ABOUT PLANNING OF EXIT TAX AUDITS
Тюменская государственная академия мировой экономики,
управления и права
Аннотация: в статье рассматривается процесс планирования и подготовки выездных налоговых проверок, его информационное обеспечение, возникающие проблемы.
Annotation: n article process of planning and preparation of exit tax audits, its information support, arising problems is considered.
Ключевые слова: выездная налоговая проверка, система планирования, принципы
и процедуры.
Keywords: exit tax audit, planning system, principles and procedures.
Основной и наиболее эффективной формой налогового контроля, как известно, являются выездные налоговые проверки (ВНП), которые проводятся на плановой основе.
Планирование выездных налоговых проверок осуществляется в соответствии с
Концепцией системы планирования выездных налоговых проверок [1].
Построение единой, открытой и понятной для налогоплательщиков и налоговых органов системы планирования выездных налоговых проверок базируется на определенных
принципах (см. ниже).
Принципы системы планирования выездных налоговых проверок
Своевременность реагирования
на признаки возможного совершения налоговых правонарушений
Неотвратимость наказания налогоплательщиков в случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах
Режим наибольшего благоприятствования для добросовестных налогоплательщиков
Обоснованность выбора
объектов проверки
Принципы системы планирования выездных налоговых проверок*
*Источник: составлено по материалам Концепции планирования выездных налоговых проверок.
205
Составными частями процесса планирования и подготовки выездных налоговых
проверок являются следующие процедуры:
1) отбор налогоплательщиков на основе всестороннего анализа информации о налогоплательщике с учетом критериев риска налоговых правонарушений, завершающийся определением списка налогоплательщиков, которые могут быть включены в проект плана
выездных налоговых проверок;
2) дополнительный анализ информации об отобранных налогоплательщиках, которые могут быть включены в проект плана выездных налоговых проверок, и сбор всей недостающей информации с целью определения основных направлений проверки;
3) формирование проекта плана выездных налоговых проверок;
4) утверждение плана выездных налоговых проверок.
Критериями оценки рисков, используемыми налоговыми органами в процессе отбора
объектов для включения в план выездных налоговых проверок, являются:
1) Налоговая нагрузка налогоплательщика ниже ее среднего уровня по хозяйствующим субъектам в конкретной отрасли (виду экономической деятельности).
2) Отражение в бухгалтерской или налоговой отчетности убытков на протяжении
нескольких налоговых периодов.
3) Отражение в налоговой отчетности значительных сумм налоговых вычетов за
определенный период.
4) Опережающий темп роста расходов над темпом роста доходов от реализации товаров (работ, услуг).
5) Выплата среднемесячной заработной платы на одного работника ниже среднего
уровня по виду экономической деятельности в субъекте Российской Федерации.
6) Неоднократное приближение к предельному значению установленных Налоговым кодексом РФ величин показателей, предоставляющих право применять налогоплательщикам специальные налоговые режимы.
7) Отражение индивидуальным предпринимателем суммы расхода, максимально
приближенной к сумме его дохода, полученного за календарный год.
8) Построение финансово-хозяйственной деятельности на основе заключения договоров с контрагентами-перекупщиками или посредниками ("цепочки контрагентов") без
наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели).
9) Непредставление налогоплательщиком пояснений на уведомление налогового
органа о выявлении несоответствия показателей деятельности, и (или) непредставление
налоговому органу запрашиваемых документов, и (или) наличие информации об их уничтожении, порче и т.п.
10) Неоднократное снятие с учета и постановка на учет в налоговых органах налогоплательщика в связи с изменением места нахождения ("миграция" между налоговыми
органами).
11) Значительное отклонение уровня рентабельности по данным бухгалтерского
учета от уровня рентабельности для данной сферы деятельности по данным статистики.
12) Ведение финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском.
206
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Для отбора налогоплательщиков при планировании выездных налоговых проверок
налоговые органы используют информационные ресурсы ФНС России (внутренние источники), а также информацию, получаемую из внешних источников.
К информации из внутренних источников относится информация о налогоплательщиках, полученная налоговыми органами самостоятельно в процессе выполнения ими
функций, в частности, из информационных ресурсов:
 по регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (единый
государственный реестр юридических лиц, единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей);
 по учету юридических и физических лиц (единый государственный реестр налогоплательщиков);
 камеральных и выездных налоговых проверок;
 бухгалтерской и налоговой отчѐтности и др.
К информации из внешних источников относится информация о налогоплательщиках, полученная налоговыми органами в соответствии с действующим законодательством
или на основании соглашений по обмену информацией с контролирующими и правоохранительными органами, органами государственной власти и местного самоуправления, а
также иная информация, в том числе общедоступная.
В таблице ниже приведены данные о налогоплательщиках, включенных в план выездных налоговых проверок одной из ИФНС России по г.Тюмени в 2012-2013 г.
Принципы отбора налогоплательщиков, включенных в план выездных
налоговых проверок*
Принцип отбора
А
Налогоплательщики, получившие доход
свыше 100 млн. руб.
Налогоплательщики, получившие доход
100 млн. руб.
Налогоплательщики, получившие доход
от 50 да 100 млн. руб.
Налогоплательщики, получившие доход
от 10 до 50 млн. руб.
Налогоплательщики, получающие необоснованную налоговую выгоду в результате завышения расходов и вычетов
по НДС путем заключения сделок с
«фирмами-однодневками»
Налогоплательщики, необоснованно
применяющие ЕНВД вместо ОСНО
Налогоплательщики, являющиеся плательщиком ЕНВД, и осуществляющие
сделки с организациями и при этом выделяющие НДС
Количество налогоплательщиков
2012 год
2013 год
1 кв. 2 кв. 3 кв. 4 кв. 1 кв. 2кв. 3кв.
2
3
4
5
6
7
8
1
1
9
2
1
1
4кв.
9
3
-
-
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
7
1
1
-
2
-
1
-
-
-
4
2
-
-
2
3
-
-
-
1
1
3
1
-
-
-
2
2
207
2
2
3
-
-
Налогоплательщики, занижающие налогооблагаемую базу по УСН в результате
не отражения суммы доходов от реализации недвижимого имущества
Налогоплательщики, фактически осуществляющие предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированные в
качестве ИП
Налогоплательщики, занижающие налоговую базу
Физические лица, отражающие доход от
операций с ценными бумагами, при этом
заявляющие расходы по их приобретению от несуществующих или сомнительных продавцов
Неправомерное применение профессионального налогового вычета
Непредоставление налоговой декларации
по НДС в качестве налогового агента
Непредоставление налоговой декларации
физическими лицами по продаже имущества
Неотражение всех торговых точек в декларациях по ЕНВД
Итого
-
1
-
1
-
3
2
2
-
-
-
-
-
-
-
1
4
3
3
3
2
2
-
-
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
4
2
3
-
-
-
-
-
2
3
2
1
-
-
-
-
1
2
1
-
-
-
-
-
15
16
17
20
11
9
11
10
*Источник: Составлено на основании планов проведения выездных налоговых проверок ИФНС России по г.Тюмени.
Количество запланированных выездных налоговых проверок уменьшилось в 2013
году по сравнению с 2012 годом на 27, но при этом в 3,5 раза увеличилась сумма предполагаемых доначислений, в 2,5 раза возросла средняя сумма предполагаемых доначислений
на 1 проверку, в 2,2 раза уменьшилось количество проверок с предполагаемыми доначислениями менее 1 млн. руб.
Следует отметить, что за 2012 и 2013 годы фактические доначисления отклоняются
от предполагаемых по предпроверочному анализу сумм в большую или в меньшую сторону. Основными причинами являются:
 некачественный отбор налогоплательщиков для включения в план выездных налоговых проверок;
 отсутствие работы с предполагаемыми нарушениями на стадии камерального
контроля;
 недостаточная доказательная база для подтверждения доначисленных сумм по
налогоплательщику;
 предоставление уточнѐнных налоговых деклараций налогоплательщиками до
вынесения решения по результатам выездной налоговой проверки;
 недостаточная доказательная база, полученная в ходе ВНП, в отношении «проблемных» организаций и др.
208
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
Сложившийся к настоящему времени механизм налогового планирования и организации проведения выездных налоговых проверок не обеспечивает требуемого сегодня повышения эффективности деятельности налоговых органов.
Для анализа налогоплательщика на целесообразность включения в план выездных
налоговых проверок отводятся ограниченные сроки, что не дает возможности сотрудникам
налогового органа сделать обоснованные выводы, что влияет на результативность проверки. В связи с этим растет количество низкорезультативных проверок и создание проверками неудобств для добросовестных налогоплательщиков.
В дополнение к автоматизированному отбору налогоплательщиков в целях планирования выездных налоговых проверок необходимо учитывать индивидуальное поведение
налогоплательщика. Целесообразно продолжить работу по актуализации ИР «Досье рисков» и использованию в полном объеме потенциала этого аналитического инструмента в
целях отбора налогоплательщиков для ВНП.
Литература
1. Концепция системы планирования выездных налоговых проверок: приказ ФНС
России от 30.05.2007 г. № ММ-3-06/333@ (в ред. приказа ФНС России от 10.05.2012 №
ММВ-7-2/297@). – 2012.
2. Об утверждении регламента планирования и подготовки выездных налоговых
проверок: приказ ФНС России от 05.10.2009 г. №ММ-8-2/41дсп@ (в ред. приказа ФНС
России от 24.04.2012 №ММ-8-2/25дсп@).- 2011.
3. Об утверждении методических рекомендаций по ведению информационного ресурса «Досье рисков»: приказ ФНС России от 10.08.2009 г. №ММ-8-2/32дсп@.- 2009.
УДК 336.144
А. О. Коваленко
A. O. Kovalenko
ОБ УПРАВЛЕНИИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫМИ ЗАТРАТАМИ
ABOUT MANAGING PRODUCTION COSTS
Тюменский государственный университет
Аннотация: в статье рассматривается управление производственными затратами.
Даны определения издержек, расходов и затрат производства. Отражены преимущества
внедрения системы управления производственными затратами.
Annotation: this article discusses the management of the production costs. Given determine the costs, expenses and costs of production. Describes the benefits of introduction of system
of control of the production costs.
209
Ключевые слова: издержки, расходы, затраты производства, управление производственными затратами.
Keywords: costs, expenses, costs of production, management of the production costs.
В современных условиях управление производственными затратами является одной
из наиболее важных стратегических задач предприятия. Поскольку основная цель деятельности предприятия – прибыль, которая непосредственно зависит от величины, структуры и
динамики затрат, процесс управления затратами занимает существенное место в системе
управления предприятием.
Особое внимание, которое уделяется производственным затратам, обуславливается
тем, что процесс производства занимает центральное место в деятельности предприятия и
представляет собой совокупность технологических операций, связанных с созданием готовой продукции, выполнением работ, оказанием услуг.
Затраты производственных факторов, используемых для производственной и реализационной деятельности могут возрастать или снижаться в зависимости от объема потребляемых трудовых или материальных ресурсов, уровня техники, организации производства
и других факторов. Следовательно, производитель располагает множеством рычагов снижения затрат, которые он может привести в действие при умелом руководстве. Что же понимается под затратами производства?
Затраты – это «расходы ресурсов, относимые к отчетному периоду при исчислении
финансового результата за этот период» [3].
Понятие затрат производства следует отличать от понятий «издержки» и «расходы».
«Издержки – это денежное выражение затрат производственных факторов, необходимых для осуществления организацией своей деятельности» [2].
В соответствии с ПБУ 10/99 расходами организации признается «уменьшение экономических выгод в результате выбытия активов (денежных средств, иного имущества) и
(или) возникновения обязательств, приводящее к уменьшению капитала этой организации,
за исключением уменьшения вкладов по решению участников (собственников имущества)» [1].
Таким образом, расходы означают «жертвование» некоторого ресурса, т. е. его
уменьшение или использование для достижения поставленных целей. Расходы либо капитализируются, т. е. отражаются в бухгалтерском балансе как актив, и постепенно переносятся в затраты или потери в будущие периоды, или немедленно относятся на затраты или
потери отчетного периода. Таким образом, по отношению к затратам расходы выступают в
качестве их причины или следствия.
Производственные затраты представляют собой затраты, возникающие непосредственно в процессе производства товаров (работ, услуг), образующие их производственную
себестоимость в результате потребления материальных, трудовых и финансовых ресурсов
и обоснованные технологией и условиями производства.
Затраты производства подразделяются на:
 прямые затраты на материалы;
 прямые затраты на труд;
210
Академический вестник ТГАМЭУП № 2(28)
 производственные накладные расходы, которые в свою очередь делятся: косвенные затраты на материалы; косвенные затраты на труд; другие производственные затраты.
Прямые затраты на труд и производственные накладные расходы часто называют
конверсионными затратами, так как это затраты на превращение сырья в готовый продукт.
Также их называют стоимостью обработки. Таким образом, затраты производства следует
рассматривать в виде экономической категории, обладающей сложной структурой, на величину которой оказывает влияние множество разнообразных факторов.
Рассматривая термин «управление» во взаимосвязи с какой-либо системой на предприятии, следует исходить из неоднозначности данного определения. С одной стороны,
под управлением понимают деятельность по руководству какой-либо системой или по
предприятию в целом, с другой – совокупность субъектов этой деятельности, то есть кадры предприятия. Таким образом, понятие «управление» применительно к хозяйствующему
субъекту можно рассматривать в двух контекстах: как процесс и как институт.
В отношении управления производственными затратами управление выступает как
процесс, то есть управление – это систематическая увязка управленческих действий хозяйствующего субъекта в процессе волеобразования и реализации воли. Функционально это
означает постановку проблемы, поиск и принятие решений, распределение ответственности по ним, осуществление решений, контроль за выполнением и корректировку.
Основным критерием в управлении производственными затратами является эффективность управления ими. К преимуществам эффективного управления затратами относится:
 выявление резервов снижения текущих издержек и разработка мероприятий по
их реализации;
 производство конкурентоспособной продукции за счет более низких издержек и,
следовательно, цен;
 возможность использования гибкого ценообразования;
 возможность оценки деятельности каждого подразделения предприятия с финансовой точки зрения.
Для достижения требуемого производственного результата на предприятиях формируется система управления производственными затратами, которая базируется на принципах:
 комплексности;
 системности;
 сбалансированности;
 аналитичности;
 зависимости тактики управления производственными затратами от временного
интервала.
Управление производственными затратами предприятия в краткосрочной перспективе осуществляется по одному из выбранных критериев управления затратами:
1. Минимизация затрат при заданном уровне продаж, тогда управление затратами
связано с их снижением.
2. Максимизация отдачи при фиксированном уровне затрат.
211
Аналитический
процесс
Производственный
процесс
В среднесрочной перспективе используются механизмы мотивации: оплата труда
менеджеров привязывается к результатам работы подразделения.
В долгосрочной перспективе необходимы инвестиции в повышение производительности труда.
Одним из наиболее важных принципов, положенных в основу построения системы
управления п