close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

(скачать) в формате PDF

код для вставкиСкачать
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: АЛЬТЕРНАТИВНАЯ
«ЧЕЛОВЕКОЦЕНТРИЧНО-СУБОРДИНИРОВАННАЯ»
ДВУХБЛОЧНАЯ МОДЕЛЬ ДИАГНОСТИКИ
С.Т. Карапетян
В статье на базе критического анализа действующей модели оценки региональной экономики
как «хаотичного конгломерата» ее фрагментированных разноприродных факторов (показателей, индексов, опросов) предлагается альтернативная авторская «человекоцентрично-субординированная» двухблочная модель диагностики экономики субъектов РФ.
S.T. Karapetyan. Regional economy: alternative «person-centric subordinated» double-unit model of
diagnostics
In this article the author offers the alternative «person-centric subordinated» double-unit model of
diagnostics of economy of the subjects of the Russian Federation on the basis of the critical analysis of the
working model of an assessment of regional economy as «chaotic conglomerate» of its fragmented factors
of different nature (indicators, indexes, surveys).
Ключевые слова: человекоцентризм, экономическая политика,
целеполагание, целепостижение, экономический интерес.
диагностика,
оценка,
принцип,
Keywords: person-centrism, economic policy, diagnostics, assessment, principle, goal-setting, aim-understanding,
economic interest.
Плодотворность поиска альтернативного варианта действующей фрагментарной
и логически противоречивой комплексной
оценки экономического состояния регионов
РФ зависит от решения двух взаимосвязанных задач: во-первых, преодоления пробела
в логике диагностики региональной экономики на теоретическом уровне; во-вторых,
созидательного упорядочивания логики действующей модели диагностики региональной
экономики.
Начнем с того, что неоклассическая
школа и институциональная модель региональной экономики – как основные направления современной теории региональной
экономики – в методологическом, терминологическом и операциональном аспектах не
содержат оценки «телодвижения» статистических индикаторов (экономических, социальных, отраслевых); не рассматривают разноуровневые и разнотипные субъекты через
призму конфликтности, или согласованности
экономических интересов, т. е. по степени
задействования принципов целеполагания и
целепостижения их экономического поведения [2].
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
Эту
стержневую
фундаментальную задачу решает предлагаемая автором
«человекоцентрично-субординированная»
модель региональной экономики (ЧМРЭ),
изображенная на схеме 1. ЧМРЭ как субъектно-уровневое и субъектно-функциональное
структурирование «человекоцентрично-субординированной» модели экономической
системы конкретизирует общественную парадигму «Государство на службе человека»,
составляющую сущность центральной идеи
Конституции РФ. Такое структурирование не
имеет произвольного характера. Оно подчинено нахождению управленческих решений системных деформаций по субъектам-уровням
на базе оценочных критериев двухблочной
связки
«целеполагание-целепостижение»
деятельности региональной экономики. Параметры этих критериев должны быть определены в условиях социального партнерства.
Более того, ЧМРЭ является научно-прикладной, т. е. дает методолого-терминологическую
и операционную конкретизацию пока еще
декларируемой стержневой конструкции Конституции РФ – федерального устройства страны. Из логики ЧМРЭ вытекают следующие
101
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Схема 1
«Человекоцентрично-субординированная» двухблочная модель региональной экономики
Основные социально-экономические показатели субъектов РФ1
Характеристика Численность
региона
Промышленное производство
Схема 2
Реальные
располагаИнвестиции Безработица емые доходы
населения
Развитые
регионы
«Середняки»
Бедные регионы
К числу показателей диагностики региональной экономики относятся также: продолжительность
жизни; оборот продукции (услуг) малого бизнеса; ввод жилья; объем налоговых и неналоговых доходов бюджета субъекта РФ; оценка населением деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ.
1
102
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
фундаментальные императивы для экономической политики: во-первых, целеполагание экономической системы формируется
на уровне региона – научно-обоснованная
потребительская корзина (НОПК) семьи;
во-вторых, регионы – это самодостаточные
субъекты для осуществления главных функций жизнедеятельности человека; в-третьих,
регионы – это главные субъекты для преобразований, включая проведение экспериментов или пилотных проектов, так как именно
уровень регионов является «коридором наименьшего сопротивления» или наименьшего
затрагивания экономических интересов монопольной и финансово-промышленной группы
нашей страны [4 ].
ЧМРЭ одновременно является научным компасом как для экономической диагностики субъектов РФ, так и для разработки
переходной модели к искомой (эталонной) –
«образу будущего» региональной экономики.
В данной статье представлен критический анализ действующей модели оценки
деятельности региональной экономики через
призму ЧМРЭ в целях выработки альтернативного варианта «человекоцентричной»
диагностики.
В методологическом плане действующая
модель региональной экономики (схема 2) имеет, как минимум, три недостатка. Прежде всего,
начнем с того, что данная модель опирается на
методический подход «от достигнутого», что
не дает представления о параметрах незадействованных резервов ресурсного потенциала
региона.
Во-вторых, данная модель как «хаотичное нагромождение» усредненных и обезличенных демографических, социальных,
экономических и социологических показателей не способна дать реальные жизнеспособные ориентиры для населения, бизнеса,
местного и государственного уровней власти.
В-третьих, данная модель автономно
и хаотично диагностирует изначально взаимосвязанные состояния структуры конечного
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
спроса и ресурсного потенциала региональной
экономики вне призмы степени согласованности экономических интересов населения,
бизнеса, муниципального и государственного
уровней власти.
Альтернативой действующей модели
(как промежуточного варианта) может стать
нижеприведенная модель диагностики региональной экономики в рамках сложившейся
организационной структуры управления и
статистической базы (схема 3).
Данный промежуточный вариант в состоянии лишь высветить незадействованные
слои резервов ресурсного потенциала. Дело
в том, что остаются без ответа фундаментальные вопросы экономической науки: на
каком субъектном уровне и каких взаимоотношениях притуплены стимулы? Таким образом, неясно, в чем состоит конфликтность
экономических интересов и каковы пути ее
разрешения для задействования резервов ресурсного потенциала?
Фундаментальный недостаток действующей модели диагностики экономики субъектов РФ заключается в том, что главная причинно-следственная связка – «целеполагание и
целепостижение» – в поведении человека как
«стержнеобразующем ядре» в функционировании и развитии разноуровневых и разнотипных
субъектов региональной экономики, скрыта
в экономической оценке деятельности региональной власти, в основном, во фрагментарной,
обезличенной, аморфной и агрегированной
формах2.1
Фундаментальная стержневая связка «цель–
средства» в поведении человека отражает два
взаимосвязанных высших мотива – естественный
и общественный. Целеполагающий мотив – это
потребность, т. е. НОПК семьи с учетом экологии в натуральном выражении. Целепостигающий мотив – это экономический интерес, т. е.
экономический вклад (труд, пай), который отражает уровень и степень реализации его экономического потенциала. Именно объективный
учет этой стержневой связки (как всепроникающего ядра «единого простого») определяет уровень и состояние жизнеспособности «сложного
человеческого экономического сообщества разного уровня и типа».
21
103
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Схема 3
Средние показатели соотношения ресурсного потенциала, коэффициентов его использования,
благосостояния и социального расслоения321
Характеристика региона
1. Человечес- 2. «Нечеловечес3. РВП
4. Коэффицикий потенкий» (ресурсна душу
ент ресурсоциал, тыс.
ный) потеннаселения, пользования,
руб.
циал, тыс. руб.
тыс. руб.
%
5. Коэффициент социального расслоения, %
А. Бедные
регионы
А1
А2
А3
А4
А5
Б. Середняки
Б1
Б2
Б3
Б4
Б5
В. Развитые
регионы
В1
В2
В3
В4
В5
«Человекоцентричная» модель диагностики региональной экономики в статике
Показатели цели
и средства оценки
деятельности
микроэкономики и всех
уровней власти
Схема 4
431
2 Блок целепостижения
1 Блок
целеполагания
2а ПСВ
ЧП
ф
э
ф
2б ПС
ЭП
э
ф
КРП
э
ф
КСП
э
ф
э
А. Микроэкономика
Б. Местная власть
В. Региональная власть
Г. Федеральный центр
1 Исходя из анализа предлагаемой схемы 3, можно сделать следующий вывод: в условиях социальной
поляризации рост РВП на душу населения является конфликтонесущим критерием, а перераспределение
через бюджет – малоэффективно.
32
Ф и Э – фактические и эталонные показатели НОПК семьи по регионам; ПСВ и ПС – принципы социального
выбора и принципы стимулирования; ЧП и ЭП – человеческий потенциал и экономический потенциал; КРП и
КСП – коэффициенты ресурсопользования и коэффициенты социальной поляризации.
431
104
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Авторская модель «человекоцентричной» диагностики региональной экономики,
как альтернатива действующей модели, в основе построения диагностической субъектнопринципо-инструментарной модели (схема 1)
закладывает «стержневое ядро» – связку «целеполагания и целепостижения» человека. В
свою очередь, это всепроникающее «стержневое ядро» лежит в основе алгоритма идентификации «зон конфликтности экономических
интересов» разноуровневых и разнотипных
субъектов региональной экономики.
Пошаговый анализ этих «зон конфликтности интересов» в двухблочной системе «целеполагания и целепостижения»
направлен на последовательное преодоление
уровневых и функциональных аспектов дисбалансов экономических интересов субъектов
региональной экономики.
В операционной модели ЧМРЭ необходимо различать два относительно самостоятельных и взаимосвязанных состояния
– статическое и динамическое.
Статистическая ЧМРЭ представлена в
виде фактических и эталонных (искомых) показателей целеполагания и целепостижения
разноуровневых и разнотипных субъектов
региональной экономики (схема 4).
В результате сравнения фактических
показателей, характеризующих сложившееся состояние экономики, с искомыми, или
эталонными показателями, выявляются системные отклонения от искомой модели, что
помогает составить, образно говоря, «системно–структурно–функциональную карту проблем региональной экономики».
Алгоритм идентификации этих системных отклонений, или деформации по
субъектам и по функциям, направлен на их
последовательное преодоление во всепроникающем ядре экономики, т. е. в «двухблочной
системе «целеполагания и целепостижения».
Этот пошаговый алгоритм статической
ЧМРЭ-диагностики предполагает (в случае
необходимости) возврат к началу алгоритма,
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
чтобы убедиться в том, что решается искомая
задача, а не ложная.
Алгоритм ЧМРЭ состоит из последовательных логических и вычислительных
шагов.
Блок целеполагания. Согласно авторской ЧМРЭ обобщающим критерием благосостояния населения является не ВВП или региональный валовой продукт (РВП) на душу
населения, или ИЧР5,2а уровень и соотношения семейных доходов жителей нашей страны,
рассмотренные через «призму» НОПК семьи
по регионам. Только объективно установленная цель выявляет потенциал и ограничения
целепостижения, что избавляет муниципальные и государственные уровни власти от ложно ориентированной самоотдачи.
Блок целепостижения. Состоит из
двух подсистем. Главной задачей первой подсистемы Б-1 (принцип социального выбора)
является опережающее исследование состава
и структуры трудовых ресурсов по отношению
к анализу годового РВП и «нечеловеческого»
(ресурсного) потенциала. Уже одним этим
диагностика трудового и бизнес-потенциала,
как субъекта целеполагания, через изначально
взаимосвязанные состояния конечного спроса (целеполагание) и ресурсного потенциала
(целепостижение) увеличивает вероятность
нахождения «человекоцентричного» варианта
развития региональной экономики, т. е. построения экономики согласования интересов
разноуровневых и разнотипных субъектов.
Таким образом, анализ состава и структуры трудовых ресурсов и степень реализации их экономического потенциала через призму сложившегося состояния соотношений
Преимущество НОПК семьи по регионам по отношению к методике расчета ИЧР, разработанной
экспертами Программы развития ООН и скорректированной с учетом индексов социального и гендерного неравенства и многомерной бедности,
заключается в следующем: во-первых, ИЧР является обезличенным, усредненным и агрегированным
показателем; во-вторых, ИЧР навязывает субъектам цели извне и без конкретизации; в-третьих,
ИЧР не дает жизнеспособные ориентиры для населения, бизнеса и всех уровней власти.
52
105
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
низкодоходных, среднедоходных и высокодоходных семей должен быть исходной точкой
диагностики региональной экономики.
Уточнение показателей искомого или
прогнозируемого (эталонного) потенциального состояния субъектов (бизнес, муниципалитет, регион, федерация) экономики позволяет
проводить диагностику не от достигнутого
уровня, а на основе определения дистанции до
эталона (схема 4).
Главной задачей второй подсистемы
блока целепостижения Б-2 (принцип стимулирования) является максимальное задействование человеческого и природно-экономического потенциала страны для обеспечения
высокого жизненного уровня на базе объективной оценки определения экономического
вклада со своими жизнеспособными диапазонами в конечные результаты работы наемного работника, индивидуального предпринимателя, муниципальных и государственных
служащих.
Основными показателями подсистемы
Б-2 являются: норматив соотношения уровня
доходов наемных работников, муниципальных и государственных служащих к НОПК
семьи по регионам и норматив распределения
собираемых на территориях налоговых и неналоговых доходов между муниципалитетами, субъектами РФ и федеральным центром.
Именно стержневая взаимоувязка «цель–
средства» принципа стимулирования субъектов
региональной экономики, лежащая в основе до
80–90% эффективных управленческих решений
(уровень и степень согласования экономических
интересов), существенно сокращает и упрощает
полномочия МСУ (местного самоуправления) и
региональной власти (и не только), а также производную от них – налоговую и статистическую
отчетность. Эта же стержневая взаимоувязка
максимально жизнеспособна в условиях социального и муниципально-государственно-частного партнерства.
Статистическая ЧМРЭ на базе сопоставления фактических и эталонных
106
показателей целеполагания и целепостижения устанавливает системные параметры зон
конфликтности экономических интересов по
уровням и функциям.
Динамическая ЧМРЭ (схема 5) как
органическое продолжение статистического ЧМРЭ в единой системе планирования63
(текущего, среднесрочного, долгосрочного)
региональной экономики (с директивными и
индикативными составляющими) представляет собой системный алгоритм, который по
субъектам и функциям (цель и средства) в виде
управленческих задач и их экономических
решений с переводом на законно-нормативный язык призван преодолеть экономические
диспропорции в хозяйственной деятельности
субъектов РФ.
Здесь уместно подчеркнуть, что в
условиях отсутствия единой системы муниципального и государственного планирования как операционной модели управления
экономики разработка стратегии и управления развитием экономики на региональном
уровне представляет собой «хаотичное нагромождение» анализа «разноприродных»
факторов (показатели, индексы, опросы) и
логически необусловленных стратегических
прогнозов. По мнению министра Минрегионразвития РФ И.Н. Слюняева: «Стратегии
развития региональной экономики в большинстве случаев не являются документами,
обязательными для исполнения и порождающими управленческие решения. Многие из
них остаются только на уровне деклараций и
не несут качественного анализа факторов и
рисков развития. Далеко не всегда они служат
основой для разработки федеральных и региональных программ, позволяющих перевести
Патологическая ненависть сообщества научно-экспертных сторонников «рыночного фундаментализма» к понятию «планирование» привела
к тому, что экономическая наука и хозяйственная практика, прежде всего, на законодательнонормативном уровне задыхается в сетях метафоро-терминологических (концепция, сценарий,
доктрина, проект, стратегия, дорожная и инвестиционная карты, инвестклимат, инвестиционный стандарт и др.) блужданий.
63
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
Долгосрочный
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
Б-2б Норматив распределения собираемых
на территориях налоговых и неналоговых
доходов между МСУ, субъектами РФ и
Центром, %
Б -2а Норматив соотношения уровня доходов
субъектов (наемных работников, сособственников) к НОПК семьи по региону, %
Б-2 ПС
Б-1б Коэффициент ресурсоиспользования, %
Б-1б Объект субъекта целепостижения
Б-1аб Уровень образования
Б-1а Уровень безработицы
Б-1 Субъект целепостижения
Б-1 ПСВ
Экономические органы
МСУ, ГВ и ФНС
Экономические органы
МСУ, ГВ и ФНС
Среднесрочный
Блок целепостижения
Текущий
Экономические органы
МСУ, ГВ и ФНС
ФАКТ
ПЛАН
Ответственность и
заинтересованность
субъектов за достоверность
показателей (статистики)
муниципального (МСУ) и
государственного уровня
власти (ГВ)
Схема 5
Блок целеполагания
Уровень и соотношения
( низко-, средне- и высокодоходных семей)
Показатели целеполагания и
целепостижения «человекоцентричной»
модели региональной экономики
Значения показателей
«Человекоцентрично-субординированная» двухблочная модель
диагностики региональной экономики в динамике
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
107
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
долгосрочные приоритеты в формат конкретных мероприятий и увязать их с бюджетным
процессом» [3]. Согласно экспертных оценок,
РФ теряет примерно 2-3% ВВП из-за отсутствия законодательства по системе единого
муниципального и государственного планирования экономики, так как в условиях
непредсказуемости
частные
инвестиции
маловероятны.
Переход к «человекоцентричной» модели региональной экономики с ее диагностическим потенциалом возможен на базе следующих
первоочередных законодательно-организационных преобразований: во-первых, принятие
закона «О государственном и муниципальном
планировании экономики РФ»; во-вторых,
внесение изменений в Налоговый кодекс РФ о
признании совокупных доходов семьи как объекта налогообложения; в-третьих, включение
муниципальной статистики в состав Росстата и
перевод последней из состава исполнительной
власти в представительную в целях повышения
объективности статистической базы с признанием обобщающим показателем оценки экономики уровня и соотношения бедных, средних
и богатых семей7.4В этой связи представляется
целесообразным (в порядке эксперимента) в
нескольких регионах и входящих в них муниципалитетах, наряду с узакониванием совокупных
доходов семьи как объекта налогообложения,
на базе имеющегося информационно-технологического потенциала внедрить региональный
и муниципальный реестры населения и хозяйствующих субъектов. Это создаст предпосылки
к повышению объективности и снижению
нагрузки на статистические органы, упростит
их функции, увеличит оперативность в работе
Целеполагание экономической политики нашего государства состоит в количественном и качественном росте населения, а не аморфной стержневой идее целепостижения в логике Конституции
РФ – права и свободы человека и гражданина. В ней
не проведено также различие между целью человека и средством ее постижения. Обобщающим
показателем целеполагания является уровень и
соотношение бедных, средних и богатых семейных
бюджетов.
74
108
законодательной и исполнительной органов
власти.
Например, по аналогии с Финляндией
необходимо присваивать каждому жителю нашей страны регистрационный номер. Граждане
страны, не имеющие такого номера, должны
быть ограничены в правах – в пользовании медицинскими и банковскими услугами; участии
в выборах; устройстве на работу и т. д. Такой
шаг во многом будет способствовать уменьшению теневого сектора экономики РФ. В этих
условиях будут расширены возможности реализации потенциала авторской ЧМРЭ.
Литература
1. Карапетян С.Т. Концепция «человекоцентричной» региональной экономики.
Альтернатива концепции региональной политики / С.Т. Карапетян. – М. : Институт микроэкономики, 2011.
2. Карапетян С.Т. К альтернативной теоретической модели региональной экономики
/ С.Т. Карапетян // Микроэкономика. – 2011.
– № 3. – С. 103-108.
3. Карапетян С.Т. Государственное и
муниципальное планирование как «человекоцентричная» системно-операционная модель
управления экономикой. / С.Т. Карапетян //
Микроэкономика. – 2012. – № 2. – С. 16.
4. О взаимной интеграции российских
регионов [Электронный ресурс] // Бюджет.ru
– Электрон. журнал. – 2013. – № 11. – Режим
доступа. – URL: http://bujet.ru/article/239790.
php (дата обращения: 02.04.2014 г.).
МИКРОЭКОНОМИКА № 2 2014
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа