close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Центр научной политической мысли и идеологии

код для вставкиСкачать
Центр научной политической мысли и идеологии
Фактор стагнации:
демонетизация
финансово-экономической
системы России
и выход из нее
Научно-экспертная сессия
19 февраля 2014 г.
Москва
Наука и политика
2014
УДК 336.02(063)
ББК 65.261-18
Ф 96
Ф 96
Фактор стагнации: демонетизация финансово-экономической
системы России и выход из нее. Материалы научно-экспертной сессии. Москва, 19 февраля 2014 г. Центр научной политической мысли
и идеологии. М.: Наука и политика, 2014. 176 с.
ISBN 978-5-906673-10-7
Материалы публикуются в авторской редакции
УДК 336.02(063)
ББК 65.261-18
ISBN 978-5-906673-10-7
© Центр научной политической мысли
и идеологии, 2014
Содержание
Научно-экспертное заключение .............................................. 5
Информационное письмо ........................................................ 13
Сулакшин С.С. Демонетизация — фактор стагнации.
Ремонетизация экономики России — драйвер
экономического роста ........................................................ 23
Багдасарян В.Э. Демонетизация в России как форма
репарации побежденного государства .............................. 44
Бабкин К.А. Финансовая политика тормозит
российское развитие........................................................... 65
Абрамова М.А. «Монетарные разрывы» и монетизация
в контексте монетарного обеспечения развития
российской экономики ....................................................... 67
Сухарев О.С. Денежно-кредитная политика
«ремонетизации» экономики: теоретический аспект ..... 75
Куликова Т.Ю. Ремонетизация экономики: не навреди! ....... 87
Дубовский С.В. Теоретические результаты для инфляции
и обменного курса рубля, вычислительные и натурные
эксперименты...................................................................... 92
Аброськин П.Н. Демонетизация и повышение цены
денег как механизм создания искусственной
бедности .............................................................................. 99
3
Генкин А.С. Дополнительные платежно-расчетные
инструменты и их роль в нормализации положения
в экономике ....................................................................... 106
Долматова Ст.А. Монетаризм contra социальное
государство: проблемы экономической политики
в современной России ...................................................... 114
Завьялов В.Т. Политический контекст демонетизации
российской экономики и политические предпосылки
ее восстановления ............................................................ 121
Сайфиева С.Н. Анализ результатов реформы
1990-х годов: инфляционный аспект .............................. 129
Семенов Э.В. Факторы усиления демонетизации
экономики России и пути их преодоления..................... 137
Скобликов Е.А. Преобразование Казначейства
в банковскую систему в качестве основы
восстановления монетизации российской
экономики и драйвера экономического развития .......... 144
Соловьева С.В. Анализ современной политики
Центрального Банка Российской Федерации................. 156
Отырба А.А. Эмиссия денег — процесс обеспечения
жизни и конкурентоспособности государства ............... 164
4
Научно-экспертное заключение
(по итогам научно-экспертной сессии «Фактор стагнации:
демонетизация российской финансово-экономической
системы и выход из нее»,
Москва, Центральный дом журналистов, 19.02.2014)
Обсуждение темы демонетизации и монетаристской политики финансово-экономического блока Правительства России
и Центрального банка России проведено кругом российских
ученых и экспертов в следующем составе.
1. Количество участников — 65 чел.
2. Докторов наук — 12
3. Кандидатов наук — 24 чел.
4. Представителей, науки и образования, практической экономики и финансов–29 чел.
На обсуждение выносились следующие вопросы:
1. История демонетизации российской экономики
2. Теория монетарного обеспечения развития экономики
и мировая практика
3. Анализ российской аргументации демонетизации как
метода борьбы с инфляцией
4. Анализ фактической политики Центробанка России
5. Опыт ремонетизации в странах мира
6. Проект восстановлениямонетизации российской экономики как суверенное решение проблемы инвестиционного
голода и драйвера экономического развития.
В рамках главной решаемой задачи поиска и предложения
новых источников экономического роста, поставленной Президентом РФ В.В. Путиным, под демонетизацией понимается
следующее.
Демонетизация финансово-экономической системы страны — это необоснованное с позиции целей развития страны
изъятие суверенной денежной массы из финансового оборота
и подавление эмиссии Центрального Банка страны.
5
Проведенный исторический, межстрановый компаративный, системный финансово-экономический, политологический, математический и ситуационный анализ демонетизации
российской финансово-экономической системы позволил
констатировать следующие значимые фактические обстоятельства и проблемы, и сформулировать для руководства страны
рекомендации по их преодолению.
1. В российской финансово-экономической системе, начиная
с 1992 года, объем суверенной денежной массы существенно
ниже среднемировых нормативов и до нескольких раз ниже показателей развитых и развивающихся сопоставимых стран.
Монетизация экономик мира, 2012 г. ( по данным WB)
М2 к ВВП, в %
250
200
150
100
50
Япония
Швейцари
Китай
Австрия
Германия
Великобр
Франция
Бельгия
Израиль
Бразилия
Индия
Дания
Венгрия
Россия
Венесуэла
Казахстан
Аргентина
Мексика
0
Источник: Всемирный банк
Опыт всего мирового ансамбля стран показывает, что с объемом суверенной денежной массы, как его следствие, связана
величина национальных инвестиций, и, соответственно, темпы
экономического роста, и инфляция. Необоснованное снижение
денежной массы ведет к падению инвестиций экономического
роста, к росту инфляции. По факту объем денежной массы
влияет на общие объемы инвестиционных кредитных средств
в национальной экономике независимо от наличия и эффективности механизмов иностранных инвестиций.
6
180–190
более 190
170–180
160–170
150–160
140–150
120–130
М2/ВВП, %
130–140
110–120
90–100
80–90
70–80
60–70
50–60
40–50
100–110
Развитые и быстрорастущие
экономики, низкий уровень
инфляции
Сырьевая экономика,
высокий уровень инфляции
5,0
4,5
4,0
3,5
3,0
2,5
2,0
1,5
Темп роста ВВП, %
Темп роста ВВП
Инфляция
30–40
70
60
50
40
30
20
10
0
0–30
Инфляция, %
Зависимость прироста ВВП и инфляции от монетизации экономики
Усреднение по 203 странам за 1992–2012 годы. Источник: МВФ
Сжатие денежной массы в обороте ведет к его замещающему наполнению наличной иностранной валютой, что создает
значительную базу ненаблюдаемой и неналогооблагаемой теневой экономики, снижает доходы государственного бюджета,
наносит ущерб финансовому суверенитету страны.
2. Недостаточность монетизации российской финансовоэкономической системы формируется из-за невведенных
в оборот (неэмитированных) Центральным Банком РФ
средств; средств, избыточно замороженных в золотовалютных резервах; средств, замороженных в суверенных фондах
финансовой стерилизации.
В сумме, с учетом примеров из мирового опыта и расчетов для российской экономики, итоговый искусственный
и необоснованный дефицит средств в существующем обороте
оценивается на уровне около 3,5 триллионов долларов. Эти
средства могут быть возвращены в оборот путем изменения
эмиссионной функции Центрального Банка России, более рациональной политики золотовалютных резервов и суверенных
финансовых фондов, и создания уже спроектированного в экспертном сообществе специального института развития. Расчеты показали, что даже если растянуть возвращение средств
7
в оборот в процессе ремонетизации российской финансовоэкономической системы на 5 лет, то ежегодное приращение
оборота со средней нормой рыночной доходности 5% принесет
в национальную экономику чистой прибыли 35 млрд долл. ежегодно. Увеличатся активы в национальной банковской системе.
Сам же инвестиционно-кредитный национальный портфель
может быть увеличен в годовом измерении на сотни млрд долл.
суверенных инвестиционных средств, что, безусловно, сработает как мощный драйвер экономического роста на уровне
примерно 8% ВВП в год и как стабилизирующий социальнополитический фактор.
3. Представление о возможности эффективно таргетировать инфляцию путем сжатия денежной массы в российском случае является ошибочным. Многолетние наблюдения
причинно-следственной зависимости, математические расчеты величины этой связи показывают, что демонетизация не
влияет на инфляцию. Объяснение заключается в том, что природа российской инфляции не монетарная. Ее факторы — это
монопольные цены, формирующие издержки, импортируемая
инфляция в связи с все большей импортизацией потребительского и инвестиционных рынков России, инфляционные
ожидания, нерегулируемая государством рентабельность,
особенно в сырьевых отраслях, инвестиционный дефицит. Ее
природа носит многофакторный релаксационный характер.
В действительности, наращивание денежной массы в условиях
дефолта, кризиса 2008 года, текущие изменения коэффициента
монетизации тут же отражались на снижении инфляции и стимулировании экономического роста через рост инвестиционного предложения. Но сжатие денежной массы действовало
и действует проинфляционно.
4. Сдерживание оплаты труда, доходов населения, якобы
в целях таргетирования инфляции, также снижает накопления в банковском секторе и депозитно-эмиссионный кредитный вклад в национальный инвестиционный портфель.
Это еще один неиспользуемый ресурс для снижения инфляции
и инвестиционного стимулирования экономического роста.
8
Кроме этого, недооцененный труд негативно влияет на демографический результат и социально-политические настроения
в стране, что существенно для целей политической стабильности и развития России.
5. Представление о целесообразности дальнейшей минимизации государственного инвестиционного портфеля
в рамках бюджетной политики ошибочно.
Государственный инвестиционный портфель носит, прежде всего, исключительный характер в силу своей суверенной
природы, в чем Россия все более нуждается, перейдя порог национальной безопасности в импортизации критических сфер
производства и потребления.
Государственный инвестиционный портфель решает общие
проблемы развития страны, ее обороноспособности, ее депрессивных регионов, преодолевая естественные ограничения эгоизма бизнеса и политической обусловленности несуверенных
внешних инвестиций.
6. Мировой опыт по факту показывает, что ремонетизация экономики возможна и приведет одновременно к снижению инфляции и росту инвестиций, а также к ускорению
экономического роста.
Темп роста ВВП
Инфляция
3,5
3,0
20
2,0
Прогноз итогов
ремонетизации
в России
1,5
15
10
1,0
0
30
25
2,5
0,5
35
Россия
сегодня
Инфляция, %
Темп роста ВВП, %
4,0
5
0
0–50
50–100
100–150 150–200
М2/ВВП, %
за 200
Усреднение по 20 странам за 1992–2012 годы. Источник: МВФ
9
7. С целью восстановления монетарного фактора экономического роста и снижения инфляции целесообразно
использовать опыт послевоенной Германии (система KFW),
опыт Китая, других стран и, приняв политическое решение,
создать государственный инструмент для ремонетизации —
институт развития типа Внебюджетного государственного
инвестиционно-кредитного фонда, с наполнением его портфеля, прежде всего, за счет обоснованного эмиссионного
объема. Этот некоммерческий (небанковский) институт развития позволит активно управлять ростом и развитием, т. е.
диверсификацией отраслевой структуры экономики, ее модернизацией, выравниванием развития регионов, опережающим
развитием инфраструктур, активизировать инновационное
обновление основных фондов, жилищное строительство
для нужд населения, поддержать малый и средний бизнес,
пополнить объем активов банковской системы страны. Расчеты показывают, что при гарантировании инвестиционного
использования средств фонда инфляция снизится примерно
до 2%, а экономический рост (прирост ВВП) достигнет около
8% ежегодно.
8. Одновременно с этим в комплексном пакете решения
по ремонетизации должны быть созданы контрольные
и регулирующие государственные институты с целью пресечения негативных «боковых» последствий. Ремонетизация должна проводиться только в комплексе с мерами, препятствующими нецелевому использованию вновь вводимых
в оборот средств, непрозрачности, коррупции и теневому
лоббизму при их распределении, предупреждающими конвертирование и вывод средств за рубеж. Методология разработки подобного комплексного решения существует. Основа
пакета проектов нормативно-правовых и организационно
управленческих государственных решений, обоснований
и прогнозов для осуществления ремонетизации российской
финансовой экономической системы экспертным сообществом разработана.
10
11
Сырьевая рента
(экспорт)
Стабфонд
Инвест. раздел
федерального
бюджета
Центральный
банк
(эмиссия)
1. Продажа
2. Валютный
кредит
Золотовалютные
резервы ЦБ
Кредитополучатель
Депозитнокредитная
мультипликация
Коммерческая %
Инвестфонд
Увязка
1. Кредитный
договор
2. Выкуп спец.
ценных бумаг
Бессрочный вклад
Коммерческие
банки
как управляющие
агенты
Кредитополучатель:
− малый бизнес;
− население под ипот.
строит. жилья
Кредитополучатель:
− предприятия;
− проекты;
− «регионы»
Депозиты физ. лиц и р/с юр. лиц
в обслуживающих банках
Политический, %
Целевой
кредит,
полит., %
Сетевое кредитование:
− малый бизнес;
− население под ипотеч.
строительство жилья
Государственный
внебюджетный
инвестиционнокредитный фонд
Администрирование:
Президент РФ;
Правительство РФ;
Парламент РФ; субъекты РФ;
бизнес-ассоциации и медиаторы −
РСПП, ТПП РФ
Схема Государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда
***
Таким образом, в распоряжении руководства России, Президента РФ В.В. Путина, поставившего задачу поиска новых
источников экономического роста и развития страны, объективно имеется суверенный ресурс принятия политического
решения о комплексе мер по ремонетизации финансовой экономической системы страны. Это приведет к существенному
оздоровлению национальных финансов и экономики и даст
импульс интенсивным позитивным социально-политическим
и экономическим процессам развития.
Готовность экспертного сообщества представить руководству страны полный, отвечающий всем регламентам комплексный пакет-проект ремонетизации финансовой экономической
системы страны составляет два месяца.
Заключение составлено по подготовленным и сделанным
в ходе дискуссии участников научно-экспертной сессии предложениям и замечаниям.
По поручению научно-экспертной сессии;
председатель сессии;
профессор, д.ф.-м.н, д. полит. н. С.С. Сулакшин
[email protected] тел. 8 499 249 07 03, 8 499 249 80 42
12
Информационное письмо
Центр научной политической мысли и идеологии
проводит
Научно-экспертную сессию
Фактор стагнации: демонетизация
финансово-экономической системы
России и выход из нее
19 февраля 2014 года в Мраморном зале
Центрального дома журналистов
(Москва, Никитский бульвар, д. 8а)
Председатель научно-экспертной сессии — Сулакшин С.С.,
доктор физико-математических наук, доктор политических наук,
профессор
Председатель Оргкомитета научно-экспертной сессии —
Багдасарян В.Э., доктор исторических наук, профессор
13
Вопросы, выносимые на обсуждение:
1. История демонетизации российской экономики
2 .Теория монетарного обеспечения развития экономики
и мировая практика
3. Анализ российской аргументации демонетизации как
метода борьбы с инфляцией
4. Анализ фактической политики Центробанка России
5. Опыт ремонетизации в странах мира
6. Проект восстановления монетизации российской экономики как суверенное решение проблемы инвестиционного
голода и драйвера экономического развития
Центр приглашает аналитиков, экспертов, специалистов
в области экономики и финансов представить на обсуждение
собственные позиции, результаты исследования по тематике
сессии, рассчитывает, что по итогам обсуждения появятся
аккумулирующие предложения, кондиционные для предъявления действующим властям, экспертному, общественнополитическому сообществу.
Электронный адрес [email protected]
Ответственный секретарь конференции: Пак Надежда
Константиновна
Тел. (499) 249 07 03, (499) 249 80 42
Информация о научно-экспертной сессии находится на
сайте www. rusrand.ru
ПРОГРАММА
Научно-экспертной сессии
Фактор стагнации: демонетизация
финансово-экономической системы
России и выход из нее
Москва, Центральный дом журналистов 19 февраля 2014 г.
ДОКЛАДЫ:
• Сулакшин Степан Степанович — генеральный директор
Центра научной политической мысли и идеологии, д. физмат.н, д. полит н., профессор
«Ремонетизация финансово-экономической системы как
ресурс оздоровления и роста российской экономики»
• Бадасарян Вардан Эрнестович — заместитель генерального директора Центра научной политической мысли
и идеологии, д.и.н., профессор
«Демонетизация в России, как форма репараций побежденного государства»
• Нигматулин Роберт Искандерович — директор Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, академик
РАН
«Диспропорции в экономике России»
• Федоров Евгений Алексеевич — депутат Государственной Думы РФ
15
• Бабкин Константин Анатольевич — председатель Совета директоров группы компаний «Новое Содружество»
• Стариков Николай Викторович — сопредседатель
Всероссийской политической партии «Партия Великое
отечество»
Делягин Михаил Геннадьевич — директор АНО «Институт
проблем глобализации (ИПРОГ)», д.э.н.
«Как ремонетизировать российскую экономику»
• Гришин Виктор Иванович — ректор РЭУ им. Г.В. Плеханова, д.э.н.
• Арефьев Николай Васильевич — заместитель председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике,
инновационному развитию и предпринимательству
• Сорокин Дмитрий Евгеньевич — первый заместитель
директора Института экономики РАН, чл.-корр. РАН
• Абрамова Марина Александровна — заведующая кафедрой денежно-кредитных отношений и монетарной
политики Финансового университета при Правительстве
Российской Федерации
«Монетарные разрывы Российской экономики и их влияние
на финансовую стабильность»
• Сухарев Олег Сергеевич — в.н.с. Института экономики
РАН, профессор Финансового университета при Правительстве РФ, д.э.н.
«Денежно-кредитная политика преодоления стагфляции
в России»
16
• Ермаков Виктор Петрович — генеральный директор
Российского агентства поддержки малого и среднего
бизнеса, к.э.н.
«Анализ фактической политики Центробанка»
• Варшавский Александр Евгеньевич — заведующий лабораторией Центрального экономико-математического
института РАН, д.э.н., к.т. н., профессор
«Проблемы макроэкономической политики»
• Александрова Лариса Станиславовна — доцент кафедры
денежно-кредитных отношений и монетарной политики» Финансового университета при Правительстве РФ,
к.э.н.
«Достижение оптимального уровня монетизации российской экономики»
• Жуковский Владислав Сергеевич — экономист, инвестиционный консультант
«Денежно-кредитная политика ЦБ РФ как инструмент
десуверенизации России»
• Куликова Татьяна Юрьевна — помощник депутата ГД
РФ, к. ф.-м. н.
«Утечка капитала как препятствие для смягчения денежнокредитной политики»
• Усманова Тальия Хайдаровна — профессор кафедры
общего менеджмента и управления проектами ФГОБУ
ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», д.э.н.
«Инфляция и гиперинфляция в условиях переходной экономики»
17
• Маневич Виталий Ефимович — заведующий сектором
монетарной теории и динамического моделирования
Института экономики РАН, д.э.н.
«Денежная политика Центрального банка РФ»
• Малков Сергей Юрьевич — Институт экономики РАН,
д.т.н.
«Математическое моделирование монетарного обеспечения
экономики»
• Дубовский Сергей Васильевич — заведующий лабораторией «Моделирование развивающихся систем» Института
системного анализа РАН, к. физ.-мат. н.
«Теоретические результаты для инфляции и обменного курса рубля, вычислительные и натурные эксперименты»
УЧАСТНИКИ ДИСКУССИИ:
• Аброськин Петр Николаевич* — доцент кафедры менеджмента Московского государственного университета
путей сообщения, к.э.н.
• Алексеев Антон Ильич — консультант Департамента
социально-трудовых отношений и социального партнерства УОО «Аппарат Федерации Независимых Профсоюзов России
• Аминова Галина Александровна* — заведующая. кафедрой «Экономика» МАТИ РГТУ им. Циолковского, к.э.н.,
профессор
• Борщева Наталья Леонидовна — доцент кафедры
экономики и менеджмента Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М.
Сеченова, к.э.н.
• Валянский Сергей Иванович*– доцент Национального исследовательского технологического университета МИСиС,
к. ф.-м. н.
18
• Виноградов Дмитрий — АНО ВПО НИИ «ИПМИ», эксперт по междисциплинарным исследованиям Российского Академического Журнала
• Генкин Артем Семенович* — исполнительный директор
ООО Консалтинговая Группа «АСПЕКТ», д.э.н., профессор
• Горлачева Евгения Николаевна — доцент МГТУ им.
Баумана, к.э.н.
• Гуленок Ольга Ивановна* — Институт экономики РАН,
аспирант
• Долматова Стелла Анатольевна* — Институт экономики
РАН, с.н.с., к.э.н.
• Евграфов Константин Евгеньевич — заместитель директора — руководитель управления по внешнеэкономической деятельности ООО «Фирма «Интрэк»
• Евсеева Марина Владимировна* — заместитель заведующего кафедрой экономики и финансов МФЮИ, к.э.н.
• Ерошкин Сергей Юрьевич — доцент Финансового университета при Правительстве РФ, в.н.с., к.э.н.
• Ершов Владимир Ревазович — генеральный директор
ООО «СВ-Трансэкспо»
• Завьялов Виктор Тимофеевич* — доцент кафедры общей политологии Финансового университета при правительстве РФ, к.ф.н.
• Кибальников Сергей Владимирович* — МГУ имени
М.В. Ломоносова, в.н.с., д.т. н.
*Заявлено выступление
• Куликова Юлия Павловна — председатель Экспертного
совета по национальной социальной политике, культуре
и инновациям
• Лейрих Анатолий Андреевич — председатель Делового
Совета России и Польши Торгово-промышленной палаты
РФ, к.э.н.
19
• Лексин Владимир Николаевич* — руководитель научного направления Института системного анализа РАН,
д.э.н.
• Лисовский Петр Петрович — издатель, издательство
«Добрые вести», С.П-б.
• Лончакова Ольга Владимировна
• Мартынов Аркадий Владимирович* — заместитель
директора Международного научно-исследовательского
института социального развития, д.э.н.
• Мельченко Вера Евгеньевна* — доцент факультета
экономики и управления Московской государственной
академии водного транспорта, к. геог.н.
• Насакина Лилия Николаевна — Московский Антикоррупционный комитет, руководитель направления,
аспирант
• Никитич Алексей Фахедович — советник генерального
директора ООО «СВ-Трансэкспо»
• Отырба Анатолий Асланович* — член комитета по валютно-финансовой и денежно-кредитной политике «Деловая Россия»
• Павлов Владимир Павлович — профессор кафедры
предпринимательского права Финансового университета
при Правительстве РФ, д.ю.н, профессор
• Перминов Василий Леонидович — старший преподаватель кафедры управления персоналом Московского
института открытого образования
• Пилюгина Анна Валерьевна — доцент кафедры ИБМ–5
МГТУ им. Баумана, к.э.н.
• Пономарева Мария Александровна — отв. за научноисследовательскую работу в Совете молодых ученых
факультета экономики и управления МГТУ МИРЭА,
студентка 5 курса.
• Пунтус Валерий Иванович* — руководитель секции
«Социальное конструирование» Московского Общества
Испытателей Природы, к.т.н.
20
• Рассадина Ольга Арнольдовна
• Резник Самсон Иосифович* — Московская государственная академия водного транспорта, д.э.н., профессор
• Романенков Владислав Олегович — председатель Совета
молодых ученых факультета экономики и управления
МГТУ МИРЭА
• Романовский Олег Николаевич — член Комитета поддержки реформ Президента РФ
• Савин Владислав Владимирович — к.э.н., к.пс.н.
• Сайфиева Светлана Николаевна* — заведующая лабораторией финансово-денежного регулирования национальной экономики Института проблем рынка РАН,
к.э.н., доцент
• Семенов Эдуард Вениаминович* — руководитель центра
ОАО «НИИАС»
• Соловьева Светлана Викторовна — ведущий научный
сотрудник Института проблем рынка РАН, к.э.н.
• Скобликов Евгений Андреевич* — Президент Фонда
финансовых инициатив, к.э.н.
• Cтопани А.И. — научный сотрудник
• Сыровецкий Владислав Алексеевич — зам. председателя
Совета молодых ученых факультета экономики и управления МГТУ МИРЭА, студент 5 курса.
• Тимина Елена Ивановна — зам. начальника отдела ординатуры и интернатуры, доцент кафедры экономики
и менеджмента Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова,
к.э.н.
• Укуев Мирлан Максатбекович — консультант Федерации независимых профсоюзов России, Департамент
социально-трудовых отношений и социального партнерства, к.э.н.
• Харбих Софья Константиновна — аспирант факультета
глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова
21
• Цыганов Владимир Викторович* — главный научный
сотрудник Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН, д.т.н., профессор
• Шакер Ирина Евгеньевна* — доцент кафедры денежнокредитных отношений и монетарной политики Финансового университета при Правительстве РФ, к.э.н.
• Шапкин Игорь Николаевич — заведующий кафедрой
экономической истории и экономических учений Финансового университета при Правительстве РФ, д.э.н.,
профессор
• Шафиев Руслан Мустакимович — профессор кафедры
внешнеэкономической деятельности Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, д.э.н.
• Шахунянц Александр Георгиевич — помощник руководителя Комитета поддержки реформ Президента РФ
• Юровицкий Владимир Михайлович* — Московский
технологический институт, к.э.н.
• Юрченко Анатолий Александрович — Московская
государственная академия водного транспорта, доцент
кафедры «Экономическая безопасность, мировая и региональная экономика»
22
Демонетизация — фактор стагнации.
Ремонетизация экономики России —
драйвер экономического роста
Сулакшин С.С.
Мое сообщение посвящено трем вопросам: что происходит,
почему это так (что подразумевает построение объяснительных моделей и теории явлений, процессов) и предложениям
по решению обнаруженных проблем.
Принципиально важно равным образом понимать, о чем
идет речь. В данном случае в контексте нашего мозгового
штурма нужно прежде всего договориться, что понимается
под демонетизацией.
Что такое демонетизация?
Демонетизация финансово-экономической системы страны — это необоснованное с позиции целей развития страны
изъятие суверенной денежной массы из финансового оборота
и подавление эмиссии Центрального Банка страны
Почему необоснованное изъятие? Потому что, как мы далее
покажем, демонетизация этого сорта ответственна за макроэкономическое движение страны. И, вводя так называемый индекс
успешности страны, который мы уже в научный оборот ввели на
основе множественных статистических данных. Было доказано,
что он является чувствительным к процессам развития страны,
и не только материальным, но и политическим, гуманитарным,
демографическим и т. д. Он способен отражать, например, кризис
2008 г. адекватным образом, он показывает, что страна в этой модели, основанная в том числе на демонетизации, находится в области
неуспешного развития. Все, что ниже единицы — это неуспешное
развитие; все, что выше единицы — успешное (рис. 1).
И сейчас мы видим по этому маркеру, что страна вползает
в кризис по масштабу, по прогнозам не менее значимый, чем
кризис 2008 г.
23
Индекс успещности страны
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
Ряд1
Ряд7
Ряд13
Ряд19
Ряд25
Ряд31
Ряд37
Ряд43
Ряд49
Ряд55
Ряд61
Ряд2
Ряд8
Ряд14
Ряд20
Ряд26
Ряд32
Ряд38
Ряд44
Ряд50
Ряд56
Ряд62
Ряд3
Ряд9
Ряд15
Ряд21
Ряд27
Ряд33
Ряд39
Ряд45
Ряд51
Ряд57
Ряд63
2013
(оценка)
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
0,5
2000
0,6
Ряд4
Ряд5
Ряд10
Ряд11
Ряд16
Ряд17
Ряд22
Ряд23
Ряд28
Ряд29
Ряд34
Ряд35
Ряд40
Ряд41
Ряд46
Ряд47
Ряд52
Ряд53
Ряд58
Ряд59
Индекс успешности
Рис. 1. Согласно макроиндексу успешности происходит деградация
страны и Россия вползает в очередной кризис
Теоретическая база монетаристской политики, демонетизация
финансового оборота, на удивление примитивна. В ее основании
лежит известное уравнение Фишера, но это уравнение пригодно
не более чем для студентов первого курса, потому что в реальной
финансово-экономической системе все далеко не так (рис. 2).
24
MV =PQ
М — денежная масса;
V — скорость оборота денег;
P — цена товаров;
Q — количество товаров.
Основная идея: при фиксированных V и Q M влияет на Р.
Идея для студентов 1 курса. В реальной экономике все далеко не так.
1. М состоит из разных денег: как потребительских, так и инвестиционных,
влияющих на Q. Поэтому главное условие Фишера не выполняется.
2. Кроме М существуют еще и (-М) – долговые обязательства, и они также
находятся в финансовом обороте.
3. Виды денег меняют с ходом времени свою функцию в обороте:
потребительские превращаются в инвестиционные и наоборот
4. Эмиссия и баланс М и Р разнесены по времени. Уравнение становится
системой дифференциальных уравнений с различными задержками
по времени в инвестиционных цепочках обменов и на потребительском рынке
Рис. 2. Уравнение Фишера — основа монетаризма —
в практической экономике неприменимо
Во-первых, денежная масса состоит из разного сорта денег:
как потребительских, давящих на инфляцию, так и инвестиционных, работающих в противоположном направлении. Главное
условие Фишера — независимость V и Q при изменчивости M
и P — не выполняется. Второе, кроме М — денежного агрегата — существуют еще и финансовые производные инструменты, и в том числе (минус М), а именно, долговые обязательства,
которые также находятся в обороте, выполняют функцию не
просто квазиденег, а самых настоящих денег, только в квазифинансовых процедурах, в том числе теневых.
Третье. Виды денег в реальном времени жизни меняют свое
качество. Скажем, доходы населения, превращаясь в накопления, превращаются в инвестиционный ресурс, который давит
не на спросовую площадку, а на площадку инвестиционного
предложения и наращивания товаров и услуг. И, наконец,
четвертое: эмиссия, баланс денег, товаров и услуг с учетом их
разнокачественности и взаимных превращений требуют создания системы дифференциальных уравнений вместо этого
25
простенького уравнения, которые имеют разные скорости,
соответственно, лаги во времени, и в результате картина становится гораздо более сложной.
Поэтому закладывать уравнение Фишера в денежно-кредитную политику Центрального банка, в финансовую политику
страны недопустимо, это нонсенс, это ошибочно. Но, тем не
менее, монетаристские эксперты и руководители, проводящие
эту политику, оправдывают политику демонетизации. Все, что
удается найти как даваемые ими объяснения это, конечно,
важная задача — таргетирование инфляции. Но мы покажем
сейчас, и обширные исследования в других экспертных группировках поддерживают эту позицию, что это либо добросовестное заблуждение, либо небезобидный способ сдерживания
развития страны.
Для научного подхода характерен трехзвенный подход,
который основывается на феноменологических или эмпирических данных, на теоретических модельных позициях и на
основании моделей конструировании рекомендаций, которые
завершат наше сообщение.
Первое важное феноменологическое свидетельство — это,
конечно, компаративный анализ в ансамбле сопоставимых
с Россией стран мира, который показывает, что монетизация (отношение агрегата M2 к ВВП) российской экономики находится
в определенной группе, существенно отличающейся от иной группы стран, и далее мы увидим, по каким параметрам (рис. 3).
А именно: по темпам роста ВВП и по уровню инфляции
Россия загнала себя вот в группу аномально управляющих
своей экономикой стран. В динамике это выглядит следующим образом: красная кривая для коэффициента монетизации с гайдаровского времени, как видно, с рабочего уровня
опущена на демонетизированный уровень и до сих пор этот
показатель не восстановлен. Что бы кто бы ни говорил, что
монетаристской политики в России нет, она есть по факту,
и мы это покажем еще более детально. Но тут возникает очень
серьезный вопрос: а зачем это обозначенный черной стрелкой,
измеряемый в три с половиной триллиона долларов суверен26
Монетизация экономик мира, 2012 г. ( по данным WB)
М2 к ВВП, в %
250
200
150
100
50
Япония
Швейцари
Китай
Австрия
Германия
Великобр
Франция
Бельгия
Израиль
Бразилия
Индия
Дания
Венгрия
Россия
Венесуэла
Казахстан
Аргентина
Мексика
0
Зачем?
300
9
3,5 млрд долл.
М2/ВВП, в %
250
8
200
5
150
4
1
12
2
100
13
11
14
0
7
10
6
15
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
50
1. Бельгия
2. Китай
3. Дания
4. Франция
5. Германия
6. Венгрия
7. Индия
8. Япония
9. Кипр
10. Бразилия
11. Израиль
12. Швейцария
13. Великобритания
14. США
15. Россия
Искусственный дефицит оборотной денежной массы 3,5 трлн долл.
Рис. 3. Монетизация российской экономики в сравнении с другими
странами
ной оборотной денежной массы, из оборота выведен. Зачем
сделано? Почему страна поставлена в это положение и зачем
она наносит себе такой колоссальный ущерб? Хотя ответ мы
27
Ф1, трлн долл. США
3,5
3,0
2,5
2,0
1,5
1,0
0
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
0,5
Ф1 (Китай), трлн долл.
Темп роста ВВП, %
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
-10
-20
-30
-40
Темп роста ВВП, ИПЦ, в %
уже слышали, я его воспроизводил. Говорится о том, что индекс
инфляции (рис. 4) таргетируется по мере увеличения изъятий
финансового оборота.
Ф1 (Европа), трлн долл.
ИПЦ, %
Рис. 4. Прирост ВВП, инфляция и объем финансовых изъятий
(демонетизация) в новейшей истории России
Две кривых финансовых изъятий рассчитаны, исходя из
опыта максимальной монетизации в реальных странах мира, —
это Япония, Китай и среднеевропейский уровень. Но вывод
однозначный: с изъятием денег, как мы видим, эффекта на
инфляционной кривой мы так и не наблюдаем, но наблюдаем
эффекты снижения прироста ВВП — синяя кривая. И эти
кривые показывают удивительной важности эксперимент, на
котором я еще остановлюсь. Нужно обратить внимание, что
в дефолт и в кризис 2008 г. изъятие средств резко сокращается.
Хорошо понимают эмитенты России, что, когда дым валит уже
всерьез из-под экономики, из-под устойчивости государства,
с этой игрушкой нужно обращаться осторожно, и эмиссия наращивается, давая свои позитивные эффекты. Можно ли путем
факторного анализа доказать, что демонетизация на инфляцию
не влияет? Да, можно (рис. 5).
28
29
мрлд долл.
0
100
200
300
400
Избыточное накопление
ЗВР по Рэдди
2012
2009
2006
2005
2004
1
2
ИПЦ
3
4
5
Лаг времени
1,2 R
1,0
0,8
0,6
0,4
0,2
0
-0,2
-0,4
-0,6
-0,8
-1,0
1
2
3
ВВП
4
5
6
Лаг времени
7
Денежная масса, рассчитанная по европейскому стандарту
Денежная масса, рассчитанная по китайскомустандарту
1,0 R
0,8
0,6
0,4
0,2
0,0
-0,2
-0,4
-0,6
-0,8
-1,0
0
Рис. 5. Демонетизация на инфляцию не влияет, но тормозит ВВП
2007
500
(Китай)
(Европа)
2010
Ф2 — избыточный объем ЗВР
Ф3 — объем стабфонда
Ф 1_CHI = ( M 2 −2,15) ⋅ ВВП
ВВП
M2
− 1 ) ⋅ ВВП
ВВП
2008
600
2003
Ф 1_EUR = (
2011
Ф = Ф1 + Ф 2 + Ф3
2013
Есть такие методы, и статистические ряды позволяют это
доказать. И совершенно очевидно, что уровень связи, тем более
на глубине до пяти лет, между демонетизацией и коэффициентом инфляции ничтожно мал. Этой связи нет, и именно это мы
наблюдали визуально на предыдущем графике. Но зато связь
с приростом ВВП достаточно однозначна. Опыт стран мира
по разным кластерам — и 10 сопоставимых государств, и 20 государств, и 203 государствам показывает, что от коэффициента
монетизации, в диапазоне от 0% примерно до 200%, существует
оптимальная зависимость (рис. 6).
Инфляция
Темп роста ВВП
180–190
160–170
170–180
более 190
М2/ВВП, %
150–160
140–150
130–140
100–110
110–120
80–90
90–100
70–80
60–70
50–60
0–30
15
120–130
Развитые и быстрорастущие
экономики, низкий уровень
инфляции
Сырьевая экономика,
высокий уровень инфляции
40–50
Инфляция, %
20
70
60
50
40
30
20
10
0
30–40
Темп роста ВВП, в %
Выборка: 10 государств
Период: 1992–2012 годы
Источник: WorldBank
5,0
4,5
4,0
3,5
3,0
2,5
2,0
1,5
Темп роста ВВП, %
Зависимость прироста ВВП и инфляции
от монетизации экономики
Выборка: 203 страны
10
5
0
-5
50
100
150
200
250
300
М2/ВВП, в %
-10
-15
Япония
КНР
Россия
Великобритания
Аргентина
Индия
Канада
Норвегия
Бразилия
ОАЭ
Германия
Рис. 6. Прирост ВВП зависит от монетизации по опыту стран мира
оптимальным образом
Разумеется, флуктуации в силу специфики отдельных стран
существуют, но это совпадает с теорией связи монетизации
с приростом ВВП (верхняя кривая) и с индексом инфляций
(нижняя кривая). Точка, в которую Россия себя поместила
30
находится в области высокой инфляции и низких приростов
ВВП. При том, что область другая, а именно, высоких приростов
ВВП и низкой инфляции реально в мире существует. К каким
эффектам может привести ремонетизация национальной экономики, т. е. скачок в монетизации? (Рис. 7). Опыт стран мира
дает ответ.
20
Темп роста ВВП, в %
15
10
5
0
-20
Япония
КНР
-15
-10
-5
-5
0
5
10
15
20
25
Темп изменения М2/ВВП, в %
-10
Россия
Великобритания
-15
Аргентина
Индия
Канада
Норвегия
Бразилия
ОАЭ
Германия
Рис. 7. Скачок монетизации национальных экономик дает прирост
ВВП
Невооруженным глазом видно, что правый верхний квадрант свидетельствует — рывок в монетизации экономики дает
рывок в экономическом развитии. Какова тут связь?
Почему попытка таргетировать инфляцию сжатием денежной массы не просто ошибочна, но, не влияя на инфляцию,
ведет к стагнации развития страны? Рассмотрим этот вопрос
с феноменологической и с теоретической точки зрений. Вопервых, теоретически инфляция бывает не только монетарной,
ее природа носит разносторонний характер, в условиях конкретной российской специфики российская инфляция принципиально немонетарна. Источников инфляции несколько.
1. Монетарная (спроса).
2. Издержек производства
3. Импортированная
31
4 .Ожиданий
5. Монополистская
6. Дефицита товаров и услуг
Посмотрим на модель, так называемых, инфляционных
весов, на которых итог рыночного ценообразования зависит
от давления двух факторов — платежеспособного спроса населения и предложения товаров и услуг (рис. 8).
Предложение
товаров и услуг
Импорт
потребительский
Осн.
фонды
Тарифы
ЕМ
Инвест.
фин.
ресурсы
+
цены
Сбербанк
М2/ВВП
Импорт
промышленный
Экспорт
–
Структура Психология
спроса
спроса
Избыток
сбережений
Коммерч.
банки
Бюджетники
Обменный
курс рубля
Зарубежный
рынок
Платежеспособный
спрос населения
Госрасходы
Избыток
сбережений
Ограничитель:
первичные
потребности
как основная
доля доходов.
Низкодоходная
группа
Социальный
трансфер
Недвижимые
зарубежные
счета, роскошь,
золото
Ограничитель:
нет.
Высокодоходная
группа
Оплата труда,
пенсии,
самозанятость
Доходы от
собственности
M × V = P × Q – уравнение Фишера
Рис. 8. Модель инфляционных весов
Чтобы увидеть, что, например, монетарный фактор, который перекачивается из зарплат и доходов населения по цепочке
накопления в инвестирование, может приводить к уменьшению
инфляции. И, напротив, инвестиционная подкачка, если она не
контролирует с точки зрения целевого характера в силу действия коррупционных проблем и в силу естественного фонда
оплаты труда в балансе любого инвестиционного проекта,
может давить на правую чашку весов и вести к инфляции.
Вывод. Заранее сказать к чему приведет монетизация
по простой формуле Фишера невозможно, это очень сложная
32
многофакторная модель, которая говорит о том, что результат
может быть и таким и другим, и это требует исследований.
Исследование выполнено, в частности, факторный анализ,
который позволяет увидеть причинно-следственную связь. Например, между доходами населения, оплатой труда и индексом
инфляции и приростом ВВП; между монетарным факторомм,
коэффициентом монетизации, объемами извлекаемых из
оборота средств; между инвестициями, между бюджетными
параметрами, между долей госрасходов к ВВП; между уровнем
автаркизации экономики, т. е. экспортно-импортными факторами, обменным курсовым уровнем рубля к валюте и инфляцией и приростом ВВП.
Вывод однозначен и он подкрепляется еще и опровержением сомнения в части различных времен задержки между
действием фактора и результирующим показателем развития
инфляции и экономическим ростом.
Если российскую экономику ремонетизировать, поднять
уровень доходов населения, увеличить долю государственных
расходов в ВВП — все это факторы, противоположные догматике монетаристской, либеральной финансово-экономической
политики — то с учетом глубины прослеживания факторной
причинно-следственной связи до пяти — шести лет вывод
однозначный. Инфляция падает, ВВП растет. Этот анализ
включает вопрос о проблеме регулирования тарифов естественных монополий, отвечающих за инфляцию издержек.
Это сложная тема, но она показывает, что рыночное основание и демонополизация позволяют уйти от разогревающего
инфляцию фактора тарифа естественных монополий, а теория
регулирования тарифов, отталкиваясь от индекса инфляции,
показывает, что неизбежны специфичные колебания, которые
наблюдаются и в теории, и на практике. Они говорят о том, что
российская политика управления издержками производства
имеет резервы.
Российская инфляция немонетарна, ее природа характеризуется, как релаксационная многофакторная. Релаксационная —
означает, что функция релаксации, как для всех природных
33
процессов, описывается экспоненциальной зависимостью. Мы
видим, как надежно эмпирические данные этой зависимостью
описываются (рис. 9).
I = exp (a+b/t)
1200
1000
800
600
I = е(4,3217 + 2,6041/x)
R2 = 0,955
400
200
0
1993
1994
1995
1996
1997
Индекс потребительских цен (1993–1997 гг.)
и модельная инфляционная функция S, (%)
200
180
160
140
120
100
80
60
40
20
0
(4,638 + 0,565/t)
I=е
2
R = 0,984
1998
2000
2002
2004
2006
Индекс потребительских цен (1998–2009 гг.)
и модельная инфляционная функция S, (%)
Рис. 9. Экспоненциальный вид спада инфляции в России
Что отсюда вытекает? Отсюда вытекает, что диагностируется так называемый аттракторный предел в модели российской инфляции. Ниже 5–6% при неизменной экономической
модели инфляци не будет никогда. Таким образом, феноменология, экспериментальные данные России, компаративный анализ, теоретическая модель — все говорят о том, что
денежную массу в специфической ситуации в России нужно
увеличивать, чтобы уменьшилась инфляция и увеличился
экономический рост.
Что же делает Центральный банк России, финансовоэкономический блок правительства России? Мы видим, что
currency board, когда эмиссия Центрального банка связана
с валютными поступлениями в страну, продолжается, как бы
не утверждалось обратное (рис. 10).
На рисунке коэффициент связи, равный единице — это абсолютная связь, денежная масса и объем экспорта страны, как
видите, абсолютно увязаны. Очень интересно, что в условиях
кризиса эта связь уменьшалась. И сейчас мы увидим, что эта
деталь очень значима. Посмотрим на коэффициент связи те34
0,7
0,6
0,5
0,4
0,3
0,2
0,1
0
0,3
0,2
0,1
0
-0,1
-0,2
-0,3
-0,4
Янв. 2007
Март 2007
Май 2007
Июль 2007
Сент. 2007
Нояб. 2007
Янв. 2008
Март 2008
Май 2008
Июль 2008
Сент. 2008
Нояб. 2008
Янв. 2009
Март 2009
Май 2009
Июль 2009
Сент. 2009
Нояб. 2009
Янв. 2010
Март 2010
Май 2010
Июль 2010
Сент. 2010
Нояб. 2010
Янв. 2011
Март 2011
Май 2011
Июль 2011
Сент. 2011
Нояб. 2011
Янв. 2012
Март 2012
Май 2012
Июль 2012
Сент. 2012
Нояб. 2012
Янв. 2013
Март 2013
Май 2013
Июль 2013
Сент. 2013
Нояб. 2013
Янв. 2007
Март 2007
Май 2007
Июль 2007
Сент. 2007
Нояб. 2007
Янв. 2008
Март 2008
Май 2008
Июль 2008
Сент. 2008
Нояб. 2008
Янв. 2009
Март 2009
Май 2009
Июль 2009
Сент. 2009
Нояб. 2009
Янв. 2010
Март 2010
Май 2010
Июль 2010
Сент. 2010
Нояб. 2010
Янв. 2011
Март 2011
Май 2011
Июль 2011
Сент. 2011
Нояб. 2011
Янв. 2012
Март 2012
Май 2012
Июль 2012
Сент. 2012
Нояб. 2012
Янв. 2013
Март 2013
Май 2013
Июль 2013
Сент. 2013
Нояб. 2013
0,98
Янв. 2007
Март 2007
Май 2007
Июль 2007
Сент. 2007
Нояб. 2007
Янв. 2008
Март 2008
Май 2008
Июль 2008
Сент. 2008
Нояб. 2008
Янв. 2009
Март 2009
Май 2009
Июль 2009
Сент. 2009
Нояб. 2009
Янв. 2010
Март 2010
Май 2010
Июль 2010
Сент. 2010
Нояб. 2010
Янв. 2011
Март 2011
Май 2011
Июль 2011
Сент. 2011
Нояб. 2011
Янв. 2012
Март 2012
Май 2012
Июль 2012
Сент. 2012
Нояб. 2012
Янв. 2013
Март 2013
Май 2013
Июль 2013
Сент. 2013
Нояб. 2013
перь уже не объема денежной массы, а ее приращения, эмиссии,
собственно функции Центрального банка, и экспорта в стране
(рис. 11).
R
0,97
Кризис 2008 г.
0,96
0,95
0,94
0,93
0,92
0,91
Рис. 10. Currency board продолжается
R
Корреляция эмиссии и экспорта в целом
Кризис 2008 г.
R
Корреляция эмиссии и экспорта топливно-энергетических ресурсов
Период
«неуглеводородной»
эмиссии
Эмиссия как борьба
с кризисом!
Рис. 11. Эмиссия в кризис все-таки использовалась и с успехом!
35
В кризис, как видим, эта связь резко уменьшилась, связь стала даже отрицательной по части связи эмиссии и экспорта углеводородного сырья. Это означает, что когда доходы бюджета
и баланс бюджета страны из-за кризиса экспорта углеводорода
снижаться, то включалась эмиссия. То есть на самом деле эти
люди знают, как лечить экономику. А включение эмиссии, как
видим на этом примере (стрелка на рисунке показывакт время
включения эмиссии), мгновенно оздоравливает структурную
картину в экономике страны. Чем больше была эмиссия, тем
более диверсифицирован поток инвестиций в несырьевые
сферы, тем более высокопередельной становится российская
экономика. Но как только эмиссию выключают, этот индекс
опять идет вниз.
Включенная эмиссия приводит к снижению инфляции
и было это совсем недавно, в кризис 2008 г., как и к восстановлению уровня ВВП. Этот эксперимент однозначен и отвечает на
вопрос, почему нужно восстанавливать монетизацию страны,
создавать инструменты развития и рассеивать сомнения о якобы инфляционных и нежелательных последствиях предлагаемого решения. Эти последствия верифицируются с помощью
моделей как полуфеноменологических, так и теоретических.
Мы видим по всем расчетам, что рост инвестиционного предложения, рост коэффициента монетизации приведет к росту ВВП
и снижению инфляции, и задержки при этом не длительные.
Опыт мира доказывает, что ремонетизация (розовые кривые),
скачок монетизации в национальных экономиках разных стран,
вовсе не приводит к росту инфляции (синие кривые), потому
что эти инвестиционные приращения идут на инвестирование
развития основных фондов и рост предложений товаров и услуг
(вспомним левую чашку на инфляционных весах) (рис. 12).
Подводя итог диагностики и проделанной верификации
приведем обобщаюший рис. 13.
С точки зрения инфляции (кривая нижняя), прироста ВВП
(кривая верхняя) где сейчас находится Россия по шкале монетизации? Она находится в группе, скажем мягко, «несчастливых» стран, которые надеются за счет сырьевого преимущества
36
37
-20
2
0
0
1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010
20
40
4
6
60
Рис. 12. Пример неинфляционных ремонетизаций в странах мира
0
1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010
-10
10
20
10
12
14
8
Канада
80
120
40
%
100
140
50
30
160
60
70 %
180
0
0
1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010
0
1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008
Индия
5
20
20
30
10
20
25
30
10
Англия
40
80
100
120 %
15
Бразилия
60
40
50
60
70 %
Темп роста ВВП
Инфляция
3,5
3,0
20
2,0
Прогноз итогов
ремонетизации
в России
1,5
15
10
1,0
0
30
25
2,5
0,5
35
Россия
сегодня
Инфляция, %
Темп роста ВВП, %
4,0
5
0
0–50
50–100
100–150 150–200
М2/ВВП, %
за 200
Рис. 13. России следует перейти в другую группу стран: с низкой
инфляцией и высоким ростом ВВП путем ремонетизации ее
экономики. (Усредненные показатели по 20 странам. Период:
1992–2012 гг. Источник: IMF)
сбалансировать и сделать экономическое развитие устойчивым,
что невозможно. Россия загнала себя вот в эту группу стран
искусственно. Но есть иная группа стран, у которых инфляция
минимальна (уровень до 2%), а темпы роста велики, несколько
процентов, что есть средняя цифра по 20 сопоставимым странам. Есть и третья группа стран, туда нам не надо, это группа
стран failed state.
Диапазон монетарного успеха от 100 до 150, и чуть выше
процентов, и это реалии мира. Конечно, ремонетизация должна
предприниматься в пакетном решении, для того, чтобы разные
цели были бы совместимы, и были бы решены и иные проблемы, кроме роста ВВП и снижения инфляции. Например,
проблема недооплаты труда. И по иным, кроме монетизации
парамтерам имеются оптимальные решения (рис. 14).
Коэффициент монетизации, ставка рефинансирования носят
вполне определенный оптимальный характер для российских
условий. Как видно, везде есть оптимумы. Они показывают, что
38
Зависимость инфляции от коэффициента монетизации
11
10
Инфляция,%
9
8
7
6
5
4
3
2
-4
i1(M) =11,88 – 0,052 M + 1,48·10 М
1
2
0
0
50
100
150
200
250
300
Коэффициент монетизации, %
Зависимость инфляции от ставки рефинансирования
12
11
10
Инфляция,%
9
8
7
6
5
4
3
2
2
i2(R) = 6,77 -– 1,18 R + 0,186 R – 0,005 R
1
3
0
0
2
4
6
8
10
12
Ставка рефинансирования, %
Рис. 14. Оптимальные значения для минимизации инфляции
и роста ВВП существуют по многим факторам
39
13
Зависимость инфляции от доли оплаты труда в ВВП
12
11
Инфляция, %
10
9
8
7
6
5
4
3
2
2
1
-4 3
-6 4
i3(O) = 11,36 – 0,054 O + 0,0031 O – 1,42·10 О + 1,28·10 О
0
0
20
40
60
80
100
Доля оплаты труда в ВВП, %
Зависимость инфляции
от доли государственных расходов в ВВП
10
Инфляция, %
9
8
7
6
5
i4(G) =11,14762-0,16025 G+0,00109 G
0
20
2
60
40
80
100
Доля государственных расходов в ВВП,%
Рис. 14 (окончание). Оптимальные значения для минимизации
инфляции и роста ВВП существуют по многим факторам
40
задача достижения различных позитивных целей, а именно —
рост ВВП, структурная реструктуризация экономики отраслевая, снижение инфляции, повышение доходов населения, что
повлияет на социально-политическую стабильность в стране, на
демографические результаты в стране — эти задачи решаются
в режиме совместимости, одновременно и важнейшим фактором решения этой задачи является ремонетизация российской
экономики.
Что нужно делать, мы теперь видим, но вопрос — как провести ремонетизацию — остается. Этот вопрос тоже исследован
детально. Опыт послевоенной Германии, системы KFW подсказывает, что эмиссионная подкачка возможна путем создания
специального Института развития в виде Государственного
внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда, который
находится в отношениях с Центральным банком, с государственным бюджетом, государственной инвестиционной федеральной программой, и который осуществляет, так называемое,
политическое кредитование.(рис. 15).
Терминология взята из китайского опыта, при котором кредитор реализует свои активы не в режиме торговли деньгами,
чем занимается практически превратившийся в коммерческий экспортно-импортный банк Центральный банк России,
а в режиме стимулятора развития, таргетируя нужные отрасли,
нужные проекты, нужные регионы, обеспечивая кредитами
крупные проекты, крупных кредитополучателей. А также малый бизнес через кровеносную систему Сбербанка, который
есть в каждом районе, в том числе, в сельском районе, население под ипотеку жилья с очевидным политическим эффектом,
строительные компании под строительство жилья.
Коммерческие банки здесь тоже бенефициары, потому что
тот поток кредитный, который далее проходит через систему
рефинансирования, пополняет и их активы. Понятно, что это
решение должно быть пакетным с точки зрения предупреждения негативных боковых явлений, коррупционных явлений, явления вывода капитала за рубеж. Этот пакет решений
разработан, он классический и он в готовности под подпись
41
42
Кредитополучатель
Депозитнокредитная
мультипликация
Коммерческая %
Инвестфонд
Увязка
1. Кредитный
договор
2. Выкуп спец.
ценных бумаг
Бессрочный вклад
Коммерческие
банки
как управляющие
агенты
Кредитополучатель:
− малый бизнес;
− население под ипот.
строит. жилья
Кредитополучатель:
− предприятия;
− проекты;
− «регионы»
Депозиты физ. лиц и р/с юр. лиц
в обслуживающих банках
Политический, %
Целевой
кредит,
полит., %
Сетевое кредитование:
− малый бизнес;
− население под ипотеч.
строительство жилья
Государственный
внебюджетный
инвестиционнокредитный фонд
Администрирование:
Президент РФ;
Правительство РФ;
Парламент РФ; субъекты РФ;
бизнес-ассоциации и медиаторы −
РСПП, ТПП РФ
Рис. 15. Схема Государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда для проведения
ремонетизации в России
Сырьевая рента
(экспорт)
Стабфонд
Инвест. раздел
федерального
бюджета
Центральный
банк
(эмиссия)
1. Продажа
2. Валютный
кредит
Золотовалютные
резервы ЦБ
правомочного инициатора. Разумеется, решение будет носить
характер политический на уровне не ниже президента. Это всем
нам очевидно, поэтому апелляция нашей научной экспертной
сессии будет адресоваться именно по этому адресу. И прогноз
последствий, которые могут наступить при ремонетизации
экономики, давая около ста миллиардов долларов суверенных
инвестиционных средств ежегодно по минимуму, доказывает,
что инфляционные ожидания необоснованны, инфляция будет
снижаться, ВВП будет прирастать, доходы населения будут
расти.
Все изложенное дает основание сделать обоснованный
вывод — демонетизация финансово-экономической системы
России ответственна за стагнацию развития и не влияет на
инфляцию. Демонетизация не имеет ни теоретического, ни
феноменологического, ни мирового компаративного обоснования. Демонетизация либо ошибочна, либо дело более серьезно,
и это специально навязанная деструктивная политическая,
финансовая, экономическая линия в России. Легко понять ее
корни в начале с 1990-х гг., когда страна была малосуверенна,
а решения принимались в переводе с английского. В общем,
другого не стоило ожидать от соответствующих подсказчиков
и советчиков, но странно думать, что 20 лет страна все так
же не суверенна. Очевидно, приходит пора взглянуть на ее
параметры суверенности и пересмотреть некоторые двадцатилетние устаревшие решения. Ремонетизация, восстановление
рабочего уровня монетизации страны возможно и необходимо, и приведет к снижению инфляции, экономическому росту
и к положительным социально-политическим и гуманитарным
эффектам.
Экспертное сообщество в готовности два месяца (я ответственно эту оценку делаю) представить руководству страны
под подпись детально скомпонованный пакет государственноуправленческих решений из нескольких десятков нормативноправовых проектов, организационных решений, которые реализуют указанные выводы и рекомендации.
Спасибо за внимание.
43
Демонетизация в России как форма
репарации побежденного государства
Багдасарян В.Э.
На проводимой Центром научной политической мысли
и идеологии экспертной сессии, связанной с юбилеем российской конституцией использовалось понятие «Конституция
побежденного государства». И эта тема — побежденное государство — будет развита в представленном докладе.
Выдвигается тезис о том, что демонетизация России представляет собой историческую модификацию феномена репарации. Проблема демонетизации, как будет показано в докладе,
напрямую связанна с проблематикой государственного суверенитета России. Основу проведенного исследования составил
исторический анализ.
Древнейшей исторически формой репарации являлась
дань. Посредством сбора дани решались две основные задачи.
С одной стороны, это материальное обеспечение победившего
государства. С другой же, через данничество осуществлялось лишение ресурсов развития побежденного государства
(рис. 1).
Материальное
обеспечение
победившего
государства
Лишение
ресурсов
развития
побежденного
государства
Рис. 1. Функции сбора дани
44
Россия
Франция
Венский конгресс (1815)
Версальский договор (1871)
Сан-Франциский договор (1951)
Австро-Венгрия (Австрия)
Италия, Румыния,
Финляндия, Венгрия
Япония
Потсдамская конференция (1945)
Потсдамская конференция (1945)
Пражский договор (1866)
Сен-Жерменский договор (1919)
Репарации в пользу Израиля (1952)
Версальский договор (1919)
Потсдамская конференция (1945)
Германия
Болгарское царство
Тильзитский договор (1807)
Нейнский договор (1895)
Пекинский договор (1860)
Симоносекский договор (1919)
Нанкинский договор (1842)
Китайская империя
Персидская империя
Туркманчайский договор (1826)
Османская империя
Лозаннский договор (1923)
Сан-Стефанский договор (1878)
Контрибуции
и репарации:
Контрибуции Франции (1795)
Страны:
Голландия
На приводимом ниже рисунке представлен перечень стран,
выплачивавших контрибуции и репарации в те или иные периоды своей истории (рис. 2). Соотнесение этих выплат с мировой
геополитической переконфигурацией позволяет проследить
следующую связь. Выплаты контрибуций и репараций являлись
фактором, сдерживающим принципиально геоэкономическое
влияние соответствующих государств как в мировом масштабе
так и на региональном уровне. Из государств, представляющих
крупные геоэкономики мира, не платили никогда контрибуции
и репарации Великобритания и Соединенные Штаты Америки.
Если мы констатируем, что Советский Союз потерпел поражение в «холодной войне», то возникает вопрос: платит ли его
преемник Россия, как проигравшее государство репарации?
?
Рис. 2. Контрибуции и репарации проигравших стран как фактор
сдерживания развития
45
Кто выплачивает репарации — ясно. Более закамуфлирован
часто получатель репарационных выплат. Выплата репараций
может представлять достаточно длинную цепочку. Появляется государство-кредитор, которое кредитует государстваучастников военного конфликта. Происходит война. Одна из
сторон по итогам войны является победившей, другая проигравшей. Побежденными платятся контрибуции и репарации,
и дальше по цепочке они уходят государству-кредитору. Как
пример, проиллюстрируем цепочку таких связей, выстраиваемых в реалиях 1918 г. Россия по Брест-Литовскому договору
должна была выплачивать репарации Германии, Германия
по Версальскому договору должна была платить репарации
странам Антанты, а страны Антанты должны были платить
по кредитам Соединенным Штатам Америки. И, таким образом,
выплаты репараций из России уходили в главный кредитующий
центр тогдашнего мира (рис. 3). Кстати говоря, Германия только три года назад прекратила выплаты репараций по первой
мировой войне1.
Кредиты
Государство–
кредитор
Война
Государство–
победитель
Погашение
кредитов
Побежденное
государство
Контрибуции
(репарации)
Репарационная цепочка 1918 г.
Антанта
Версальский
договор
репарации
Германия
Брест-Литовский
договор
Россия
репарации
Рис. 3. Кому платятся репарации?
1
Мямлин К. Германские репарации по первой и второй мировым войнам //
<http://communitarian.ru/publikacii/mirovaya_istoriya/germanskie_reperatsii_
po_pervoy_i_vtoroy_mirovym_voynam/; Закончился столетний грабеж //
http://newsland. com/news/detail/id/782986/>.
46
Ведущие государства мира после Первой мировой войны
были должны Соединенным Штатам Америки (рис. 4) 2. Характерны слова министра финансов США министру финансов
Великобритании, из которых ясно, что репарации Германии направлялись в итоге в Соединенные Штаты. «Если вы и дальше
будете опаздывать с выплатой процентов, вы больше не получите от нас ни доллара. Нас не волнует то, что вам не платит
Германия. Вы от нее получили колонии в Африке, французам
вернули Эльзас и Лотарингию а мы тоже воевали, и никаких
территорий не приобрели. Так будьте добры, платите, что положено, включая причитающиеся нам проценты»3.
Страна
Сумма в тысячах $
Франция
6847674
Великобритания
6505965
Италия
2407677
Бельгия
727030
Польша
481674
Чехословакия
312811
Румыния
122508
Югославия
95177
Греция
38090
Эстония
37707
Австрия
24014
Финляндия
21695
Латвия
15790
Литва
15069
Венгрия
4754
Рис. 4. Долги стран перед США после Первой мировой войны
2
3
Как разбогатела Америка? // <http://www. opoccuu. com/kra. htm>.
Там же.
47
Ранняя историческая эпоха развития денежных систем
(когда они были связанны с золотом и серебром) указывает
на наличие связи цивилизационного генеза с месторождениями золота и серебра. На приводимой карте точками
отмечены крупнейшие месторождения золота и серебра,
стрелками показаны потоки транспортировки драгоценных
металлов (рис. 5). Можно исторически проследить связь
геоэкономического развития цивилизационных систем
с истощением золотых или серебряных запасов. Так, упадок
Римской империи был сопряжен с истощением серебряных
рудников в северной Африке и в Испании. То есть по отношению к древности четко прослеживается зависимость
геоэкономического развития и притока денег. В странах, не
имевших надежного притока денег, задавался экспансионистский вектор внешней политики. Этим обстоятельством
в значительной мере мотивировалась и экспансия европейцев в Америку и Африку.
Рис. 5 Добыча денежных металлов (золото, серебро)
и цивилизационогенез
48
Политика демонетизации России
Репарация
Германии
Реституции Турции
Реституции Швеции
Дань Крымскому ханству
Теперь обратимся непосредственно к России. Для рассмотрения были взяты данные по доле России в мировом ВВП
в развертке ее тысячелетней истории. Эмпирическую основу
проводимого анализа составили длинные статистические ряды
Ангуса Мэдисона. Показатели доли российского ВВП в мире
соотносились с периодами вывода суверенных российских
денег в форме дани, контрибуций, репараций. И удивительным образом обнаруживается четкое соотнесение этих выплат
со снижением удельного веса экономики России в мире. На
настоящее время Российская Федерация по доле в мировом
ВВП спустилась на уровень Великого княжества Московского
(рис. 6) 4.
%
9,8
8,8
7,8
6,8
5,8
4,8
Ордынская дань
Дань хазарам
3,8
2,8
1,8
800 900 1000 1100 1200 1300 1400 1500 1600 1700 1800 1900 2000
Рис. 6. Репарации и экономический рост в истории России.
Доля России в мировом ВВП
В этом году, как известно, был принят историко-культурный
стандарт, в котором понятие «иго» оказалось заменено менее
жестким понятием «зависимость».5 Но графически по данным
А. Мэдисона видно сколь ордынская дань являлась значимым
обстоятельством, обусловливавшим сдерживание экономиче4
5
<http://www. ggdc. net/maddison/Maddison. htm>.
<http://rushistory. org/>.
49
ского развития русских земель. А что сегодня? Не является ли
политика демонетизации новой исторической модификацией
того же самого феномена дани?
Для сравнения применительно к современной эпохе брались
данные Всемирного банка. Проводилось сравнение показателя
коэффициента монетизации по странам «большой восьмерки»,
БРИКС и «большой двадцатки» (рис. 7)6. Положение России —
очевидно аутсайдерское. Она абсолютный аутсайдер (наименее
монетизирована) среди стран «большой восьмерки» и БРИКС,
а также занимает одно из последних среди стран «большой
двадцатки». Случайно ли это?
6
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
50
51,5
75,2
ЮАР
Рис. 7. Коэффициент монетизации в странах «Большой
восьмерки», БРИКС и «Большой двадцатки
Россия
76,3
Индия
187,6
80,8
Россия
США
Канада
Япония
0
Бразилия
157,8
Франция
50
51,5
161,8
Великобритания
100
86,8
165,1
Италия
150
114,7
173,3
200
Германия
250
%
241,2
300
Коэффициент монетизации
в странах БРИКС
(Всемирный банк, 2012)
%
200
180
160
140
120
100
80
60
40
20
0
Китай
Коэффициент монетизации в странах
«Большой восьмерки»
(Всемирный банк, 2012)
200
150
100
50
241,2
250
187,6
173,3
165,1
161,8
157,8
144,3
114,7
102,8
86,8
80,8
76,3
75,2
55,4
54,1
51,5
40,1
33
32
300
Коэффициент монетизации в странах «Большой двадцатки»
(Всемирный банк, 2012)
%
Япония
Китай
Германия
Италия
Великобритания
Франция
Корея
Канада
Австралия
США
Бразилия
Индия
ЮАР
Турция
Саудовская
Россия
Индонезия
Аргентина
Мексика
0
Рис. 7 (окончание). Коэффициент монетизации в странах
«Большой восьмерки», БРИКС и «Большой двадцатки
Чтобы убедиться в неслучайности связи экономического
отставания России и ее демонетоизации проверка полученного
предположения была проведена и на общемировом фоне. Для
этого была составлена мировая карта монетизации (рис. 8) 7.
На ней выделялись группы стран в зависимости от того, выше
или ниже российского уровня фиксируемый по ним коэффициент монетизации. Зависимость прослеживается сразу по двум
ракурсам рассмотрения. Первая факторная связь — высокий
уровень монетизации связан с экономической развитостью.
Вторая факторная связь — высокий уровень монетизации
связан со степенью суверенности.
7
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
51
Страны, имеющие показатель монетизации ниже российского (выше 25 %)
Страны, имеющие показатель монетизации ниже российского (ниже 25 %)
Страны, имеющие показатель монетизации выше российского (ниже 100 % от ВВП)
Страны, имеющие показатель монетизации выше российского (выше 100 % от ВВП)
Рис. 8. Карта мировой монетизации
Коэффициент монетизации был рассмотрен далее в динамике по по геоэкономикам мира (рис. 9)8. Российский показатель на постсоветском периоде — один из самых худших.
При этом СССР был монетизирован на уровне монетизации
геоэкономики Северной Америки. Особо обращает на себя
внимание рывок по показателям монетизированности, который
предпринимает Восточная Азия. Северную Америку на обошла еще в 1970-е гг. Только потом она стала обходить Запад и
по объемам экономики.
Возникает вопрос: не связан ли экономический прорыв, который сегодня демонстрируют страны Восточной Азии, с политикой монетизации? Хронологическое соотнесение — вначале
монетизация — затем экономический прорыв прослеживается
здесь достаточно четко.
8
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
52
190
170
150
130
%
110
90
70
50
30
10
1960
1970
1980
1990
Восточная Азия и Тихоокеанский регион
Латинская Америка и Карибский бассейн
Ближний Восток и Северная Африка
Африка южнее Сахары
2000
2010
Северная Америка
Южная Азия
Европа и Центральная Азия
Россия
Рис. 9. Коэффициент монетизации по геоэкономикам мира
Иллюстрирует произошедший перелом соотнесение доли
западного и азиатского миров в общих объемах мирового производства. Первоначально, в первой половине и середине XX в.,
Запад превосходил азиатские страны. Но далее ситуация стала
принципиально меняться. Произошедший же перелом точно
соотноситься с включением азиатским миром курса высокой
монетизации (рис. 10)9.
Отдельно было просчитано изменение разности коэффициентов монетизации между показателями Росси и показателями различных регионов мира. По результатам проведенного
расчета видно, что тенденция не меняется. Отставание России
по степени монетизированности ее экономики на мировом
фоне сохраняется. Коэффициент монетизации среди регионов
9
Лунев С.И. Социально-экономическое развитие крупнейших стран
Евразии. Цивилизационный контекст // Восток-Запад-Россия. М., 2002.
С. 161; Maddison A. Monitoning the Worlj Economy, 1820–1992. Paris, 1995.
P. 226–227; Radelet S., Sachs J. Asia′s Reemergence // Foreign Affairs. 1997.
Vol. 76. № 6. P. 46.
53
70
Азия
%
56
60
50
Запад
58
45
25
33
58
40
30
25
20
19
10
0
1820 г.
середина XX в. 90-е гг. XX в.
к 2025 г.
(прогноз)
Рис. 10. Доля западного и азиатского миров в общих объемах
мирового производства
мира чуть выше российского фиксируется только по региону
Африка южнее Сахары (рис. 11)10.
Данные по коэффициенту монетизации России Всемирного банка и российской статистики имеют некоторые отличия,
которые не меняют общей фиксируемой тенденции. При
сопоставлении со странами мира для корректности сравнения мы оперировали эмпирикой Всемирного банка. При
рассмотрении ситуации в России ее внутренней компаративистике использовались уже данные российской статистики.
Коэффициент монетизации советской экономики, несмотря
на стереотип об отсутствии рынка в СССР, находился на достаточно высоком уровне. Снижение и сдерживание роста
монетизации в дальнейшем четко соотносилось с включением
политического фактора. Первое такое политическое включение — это рецептура Международного валютного фонда.
Согласно предписаниям МВФ, коэффициент монетизации
должен быть не выше пятнадцати процентов. И мы видим,
как с высокого показателя в советское время он четко отпускается точно по внешней рецептуре. Второе политическое
включение приходится уже на 2000-е гг. Как только обозна10
54
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
100 %
50
0
-50
-100
-150
-200
1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 2010 2012
Весь мир
Южная Азия
Карибские малые государства
Латинская Америка и Карибский
бассейн
Арабский мир
Северная Америка
Африка к югу от Сахары
Ближний Восток и Северная Африка
Восточная Азия и Тихоокеанский
регион
Европа и Центральная Азия
Рис. 11. Разность коэффициента монетизации между Россией
и регионами мира
чается перспектива ремонетизации российской экономики,
демонетизационный механизм начинает действовать уже
под видом созданного Стабилизационного фонда. Суть же
ситуации — вывод денег из экономики России при этом не
меняется (рис. 12) 11.
Но может быть, действительно, демонетизация имела объективный характер? Реконструкция ситуации девяностых годов
свидетельствует о существовании денежного голода. Семьсот
пятьдесят населенных пунктов, двадцать пять тысяч предприятий выпускали в начале 1990-х гг. собственные деньги. Не11
Бюллетень банковской статистики, Центральный Банк РФ за соответствующие годы; Андрианов В. Монетизация экономики: глобальные тенденции и российские реалии // <http://viperson.ru/wind. php?ID=666261>.
55
44,3
45
44
2011
2012
39,3
27,9
2005
2010
25,6
2004
38,7
24,3
2003
31,4
18
19,7
2001
2002
33,3
15,7
2000
1997
17,3
16
1996
14,8
15
14,4
1995
19
16
1994
20
1993
40
1999
68,4
33,7
60
Создание Стабилизационного Фонда
1998
65,8
1991
%
80
1990
Предписание МВФ —
коэффициент монетизации 15 %
2009
2008
2007
2006
1992
0
Рис. 12. Коэффициент монетизации в СССР — РФ (по Бюллетеню
банковской статистики)
достаток денег, эмитируемых государством, компенсировался
населением автономным порядком12.
Обоснование учреждения Стабилизационного фонда выстраивалось на аргументе о необходимости создания «подушки
безопасности» на случай возможных внешних потрясений. Но,
возникает вопрос, зачем, оберегая себя от внешних потрясений, наполнять эту «подушку безопасности» преимущественно
иностранной валютой и содержать ее в иностранных банках?
На рисунках ниже приводится сопоставление структуры золотовалютных резервов России и стран Запада (рис. 13, 14)13.
По объему резервной валюты Россия уверенно впереди. А вот
картина с имеющимися запасами золота прямо противоположная. Россия при существующей системе мировых финансовых
отношений принуждается к такой системе золотовалютного распределения. И не только она одна. Все сколько бы то
значимые геоэкономические субъекты, не представляющие
западный мир, имеют в структуре золотовалютных резервов
преобладание валюты.
12
<http://ttolk.ru/?p=9273>.
Мир в цифрах — 2012. М.: ЗАО «Олимп — Бизнес», 2012. С. 26; <http://
www. gold. org/investment/>.
13
56
443,6
121,4
47,7
ия
ия
13,4
ит
ан
та
л
И
нц
ра
ма
Ве
ли
ко
Ф
Ге
р
С
ия
я
ни
А
Ш
си
Ро
с
55,8
бр
62,3
я
млрд долл США
500
450
400
350
300
250
200
150
100
50
0
Рис. 13. Объем валютных резервов России и стран Запада
71,4
71,1
71
59,8
29,7
Ро
сс
ия
об
ри
та
ни
я
9,1
Ве
ли
к
И
сп
ан
ия
ы
Н
ид
ер
ла
нд
И
та
ли
я
нц
ра
Ф
ма
ни
я
ия
16,2
Ге
р
С
Ш
А
%
74,5
80
70
60
50
40
30
20
10
0
Рис. 14. Доля золота в национальных валютных резервов России
и стран Запада
Переакцентировавшись на доллары и евро, Россия явно
недооценивает финансовое значение золота. По потреблению
золота в сравнении с сопоставимыми странами мира российский показатель достаточно низкий. В приводимом ряду стран
он наименьший (рис. 15)14.
14
World Gold Council, <www. gold. org>; <http://www. gfms.co.uk/media_
advisories/Gold%20Survey%202012%20Launch%20Presentation%20client%20
version. pdf>; <http://goldinvestingnews. com/9230/top–10-gold-producers.
html>; <http://www. goldminingunion.ru/>.
57
933,4
159,3
144,2
116,2
108,9
100,3
75,1
Турция
Швейцария
Таиланд
Вьетнам
Россия
США
194,9
Германия
811,2
Китай
т
Индия
1000
900
800
700
600
500
400
300
200
100
0
Рис. 15. Потребление золота в странах мира в 2011г.
Когда в конце семидесятых годов осуществился переход
к Ямайской системе, цена на золото в мире несколько снизилась,
и это отражало тенденцию установления новой финансовой парадигмы. Финансовые компоненты в структуре потребления
золота тоже снизились. Но ситуация, по-видимому, принципиально меняется. Особенно наглядно эти изменения проявились
в период кризиса. Цена на золото, равно как и доля золота
в качестве финансового средства в структуре потребления
обнаруживает тенденцию стремительного роста. Некоторые
эксперты заговорили в этой связи о перспективе возвращения
к золотому обеспечению мировых финансов. Игнорирование
Россией финансового значения золота противоречит в этом
отношении мировым трендам (рис. 16)15.
Представляемая тема дает широкие возможности для раскрытия понятия «когнитивное оружие». Одним из когнитивных
приемов является предлагаемое в качестве аксиомы следующее
утверждение: денежная эмиссия неизбежно повышает инфляцию. Соотнесение показателей инфляции и монетизации
15
<http://900igr. net/prezentatsii/ekonomika/Zoloto/007-Struktura-potreblenijazolota-v-mire-tys. html>; <http://www. jobfair.ru/pages/206>; <http://www.
ereport.ru/articles/commod/gold. htm>.
58
Цена тройской унции золота, в долл. США
долл. США
1400
1200
1000
Переход к Ямайской системе
800
600
Н
золо овая ла
тая
т
альт ентная
ерна
тива
1600
400
200
0
1945
1955
1965
1975
1985
1995
2005
2015
Финансовая компонента в структуре потребления золота в мире
%
30
25
20
15
10
5
0
1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 2015
Рис. 16. Финансовая компонента в структуре потребления золота
в мире
по странам «большой двадцатки» показывает, что это совершенно не так. Картина — прямо противоположная. Чем выше
коэффициент монетизации, тем ниже инфляция, и наоборот,
59
чем ниже коэффициент монетизации, тем инфляционный показатель оказывается выше (рис. 17)16.
300
%
%
13
11
9
7
5
3
1
0
250
200
150
100
50
Я
по
ни
я
Ге Кит
а
р
Ве
ма й
ли
н
ко Ит ия
бр ал
ит ия
Ф ани
ра я
нц
К и
Ав ан я
ст ад
ра а
ли
я
Бр С
Ш
аз А
ил
И ия
нд
С
ия
ау
д. Ю
А
Ар Р
ав
Ту ия
рц
Р и
И ос я
нд с
и
Ар оне я
ге зи
нт я
М ина
ек
си
ка
0
Деньги и квазиденьги (агрегат М2) в % от ВВП
Инфляция
Рис. 17. Когнитивное оружие. Монетизация экономики
и инфляция по странам «Большой двадцатки»
Существует и мировой опыт провалов демонетизационной
политики. Рецептура демонетизации используется Международным валютным фондом не только в России. Посмотрим,
приводило ли где-либо к успехам следования этим рецептам.
Полигоном для МВФ в восьмидесятые годы были страны
Латинской Америки. В целом по миру коэффициент монетизации достаточно устойчиво растет. В Латинская Америке
восьмидесятые годы он, в соответствии с рецептурой МВФ,
либо сдерживался в отдельных странах, либо понижался. И как
следствие ВВП стран Латинской Америки и Карибского бассейна испытывает синхронный сбой (рис. 18) 17.
Когда закончилось противоборство социалистической и капиталистической систем рецептуру МВФ приняло большинство
стран Африки. Соответственно по большинству африканских
16
Монетизация экономики // <http://velvik45.livejournal. com/113075.
html>.
17
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
60
Коэффициент монетизации по ряду стран Латинской Америки
90
%
Аргентина
Мексика
Бразилия
Перу
Эквадор
Венесуэла
80
70
Рецептура МВФ
60
50
40
30
20
10
0
1960
1970
1980
1990
2000
2010
ВВП стран Латинской Америки и Карибского бассейна
510
460
трлн долл.
410
360
310
Рецептура МВФ
260
210
160
110
60
1960
1970
1980
1990
2000
2010
Рис. 18. Опыт Латинской Америки
стран происходит и снижение коэффициента монетизации.
И четкое соотнесение — снижение ВВП по этим самым странам
в тот же самый период. Когда же, как в латиноамериканском,
61
так и африканском случаях, от слепого следования установкам МВФ отказывались, то это незамедлительно проявлялось
в переходе к динамике роста (рис. 19)18.
Коэффициент монетизации по ряду стран Африки
%
50
Рецептура МВФ
40
30
20
10
0
1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010
Бенин
Камерун
Танзания
Ангола
Ботсвана
Среднее
Того
Мозамбик
Чад
Судан
Экваториальная Гвинея
ЦАР
Конго
Нигер
ВВП стран Африки
15
млрд долл.
13
11
Рецептура МВФ
9
7
5
3
1
1960
1970
1980
1990
2000
2010
Рис. 19. Опыт Африки
В девяностые годы по рецептуре Международного валютного
фонда выстраивалась и экономическая политика стран Восточной Европы. И тот же самый, как и везде итог — снижение коэф18
62
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
фициента монетизации и синхронное снижение по показателям
ВВП. Напротив, отказ от жесткого следования предписаниям
Международного валютного фонда, повышение коэффициента
монетизации, и другой результат — подъем соответствующих
экономик. Урок для России — очевиден (рис. 20)19.
Коэффициент монетизации по ряду стран Восточной Европы
90 %
Рецептура МВФ
80
70
60
50
40
30
20
10
0
1980
1990
1985
Беларусь
Латвия
Словакия
Болгария
Литва
Украина
1995
2000
Чехия
Молдова
Среднее
2005
Эстония
Польша
2010
Венгрия
Румыния
ВВП стран Восточной Европы
90
млрд долл.
Рецептура МВФ
75
60
45
30
15
1960 1970 1980 1990 2000 2010
Рис. 20. Опыт Восточной Европы
19
<https://www. google.ru/publicdata/explore?ds>.
63
Экономические
мотиваторы
Деньги
Мотиваторы
труда
экономический рост
Неэкономические
мотиваторы
Пропаганда
Рис. 21. Мотиваторы экономического роста
Экономические
мотиваторы
Деньги
Мотиваторы
труда
Демонетизация
экономическая стагнация
Неэкономические
мотиваторы
Пропаганда
Деиделогизация
Рис. 22. Демотивация экономического роста в современной России
Если мы говорим об экономическом росте, то, соответственно, ключевой должна являться проблема определения
факторов роста. Если этот рост не связан со спекулятивным
капиталом, то так или иначе при проведении факторной декомпозиции в основе его окажется труд. Мотиваторы же труда
могут быть, как известно, экономическими и неэкономическими. Экономическим мотиватором труда выступают деньги,
неэкономическим — пропаганда. В российском случае оба эти
мотиватора в настоящее время блокируются. Экономический
мотиватор — деньги — блокируется посредством демонетизации. Неэкономический мотиватор — пропаганда — блокиру64
ется через деидеологизацию. В совокупности демонетизация
и деидеологизация приводит к экономической стагнации
страны. Соответственно, отвечая на вопрос, как преодолеть
это блокирование — путь оказывается очевиден — ремонетизация в отношении экономики, реидеологизация в отношении
духовной сферы ( см. рис. 21, 22).
Финансовая политика тормозит
российское развитие
Бабкин К.А.
Тема сегодняшнего заседания крайне важна. При той
финансово-экономической политике, которая существует
в России, никакое развитие невозможно. Приведу пример —
компания «Россельмаш» платит банкирам процентные ставки
по кредитам порядка миллиарда рублей в год — это вдвое больше чем компания тратит на любые инвестиции: на НИОКР, на
модернизацию оборудования, на модернизацию цехов. Таким
образом, банкиры за счет удушения реального производства
получают сверхприбыли, которые при этом выводятся за рубеж, а промышленность становится все более отсталой и менее
конкурентоспособной. Почему у нас такие высокие кредитные
ставки? Почему мы так много платим банкирам? Это ведь
касается не только промышленных предприятий, обычные
граждане платят непомерные деньги по ипотечным выплатам,
за машины, за жилье. Это результат политики, которая проводится сознательно и много лет.
Банковская система представляет у нас олигополию. Пять
крупнейших банков контролируют 50% банковских активов.
Если добавить к ним еще семь следующих по рейтингу банков,
то эти двенадцать банков контролируют уже 70% всех банковских активов. Такая монополизация рынка опять же результат
65
сознательной политики Центробанка и финансовых властей.
Сегодня мы свидетели деятельности по отзыву лицензий у небольших банков. Отзыв производится непредсказуемо, неожиданно, и не только разрушает бизнес, который формировался
зачастую годами — строились банки, строились отношения,
но сеет нервозность на межбанковском рынке, что объективно
усиливает монопольное положение отдельных немногочисленных банков и подрывает доверие к остальной тысяче банков,
которые могли бы составить им конкуренцию. То есть происходит дополнительное перетекание капитала в эти немногочисленные банки. Глава Центробанка Набиуллина декларирует
дальнейшую деятельность по отзыву лицензий, причем отзывы
так и будут непредсказуемыми, неожиданными.
Причина нашей инфляции, постоянного повышения цен
и высоких банковских процентов — постоянный рост тарифов
естественных монополий. Причем рост тарифов во многом
вызван налоговой системой. У нас непомерные акцизы на производство топлива, высокие налоги на добычу полезных ископаемых и низкие пошлины на вывоз сырья из России. И это
соотношение постоянно увеличивается. Налоги больше всего
повышаются на нефтепродукты, которые поставляются на внутренний рынок, и одновременно снижаются пошлины на вывоз
сырья из России. Это в свою очередь ведет к постоянному расту
тарифов естественных монополий, соответственно все товары
дорожают, идет инфляция не монетарная, соответственно у нас
дорогие кредиты, дорожают деньги.
И третий важный момент — это финансовая политика,
о которой много говорил С. Сулакшин — это высокая ставка
ЦБ, вывод денег из России, низкая монетизация. Набиуллина
на днях сказала, что пора еще больше ужесточить финансовую
политику. Что это значит? Это значит еще больше денег вывести
из России, сделать ставку ЦБ еще выше! И естественно вслед
за этим опять повысятся кредитные ставки. Напрашивается
вывод: пока эти люди сидят во власти и проводят такую политику никакое промышленное, экономическое развитие в нашей
стране попросту невозможно. Кадровые решения такого уров66
ня может принять только президент России, которому хочется
посоветовать — убрать этих людей, нанять других, поручить
им делать все ровно наоборот.
Хорошая новость состоит в том, что в отличие от России,
многие страны имеют различные ограничения в своем развитии. У кого-то экономическая блокада (Армения мне вспоминается — она находится в кольце стран, с которыми у нее
сложные отношения), у кого-то не хватает каких-либо сырьевых ресурсов, у кого-то маленький рынок, у кого-то население
слишком быстро растет, например, в Египте оно выросло очень
сильно, а рабочих мест не хватает. У нас таких проблем нет,
у нас есть все для успешного развития: огромный внутренний
рынок, образованное население, все ресурсы, у нас не хватает
только разумной экономической, финансовой, промышленной
политики и ответственного государственного управления.
Надеюсь, что наше сегодняшнее заседание внесет свою лепту
в то, чтобы наконец-то у нас в России появилась и разумная
политика, и ее последовательная реализация.
«Монетарные разрывы» и монетизация
в контексте монетарного обеспечения
развития российской экономики
Абрамова М.А.
Важнейшим оценочным показателем состояния монетарной
сферы экономики является показатель М2, по которому анализируется не только динамика уровня монетизации экономики,
но и другие индикаторы, которые лежат в основе формирования и реализации денежно-кредитной политики. В частности
центральные банки анализируют показатели спроса на деньги
и отклонение предложения денег от спроса на них, а также факторы, определяющие так называемые «монетарные разрывы»,
67
т. е. отклонение фактического значения денежного агрегата М2
от расчетного уровня, определяемого основными макроэкономическими индикаторами. Именно на показателе М2 отражаются макроэкономические изменения, связанные с:
− ростом/снижением ВВП (фундаментальный фактор,
влияющий на спрос на деньги в экономике);
− уровнем инфляции/дефляции (снижение инфляции при
ее высоком уровне приводит к росту депозитов, умеренная инфляция по сравнению с дефляцией стимулирует
деловую активность и, соответственно увеличивает спрос
на деньги);
− уровнем реальной процентной ставки (от нее зависит
спрос на деньги как на ликвидные активы);
− динамикой валютного курса (отрицательное влияние при
ослаблении номинального курса рубля к доллару США).
− склонностью населения к сбережению или накоплению
(накопления населения — самый «большой пул» долгих
денег в стране, от склонности населения к кредитной
форме накопления зависит удельный вес срочных депозитов в структуре денежного агрегата М2. Хотя следует
заметить, что склонность населения к кредитной форме
накопления может и не повлиять на уровень денежного агрегата М2, поскольку развитие кредитной формы
накопления влияет на соотношение наличных и безналичных денежных средств в структуре денежной массы
(уменьшается доля наличных, растет доля безналичных),
но развитие кредитной формы накопления имеет значимый последующий макроэкономический эффект. Более
того, развитие накопления в виде инвестиций, например,
в пенсионные фонды, в том числе, НПФ, может также
иметь положительный трансмиссионный эффект для
экономики);
− доверием к банковской системе (растет доля депозитов
в структуре активов домашних хозяйств. В то же время,
доверие к национальной банковской системе во многом
зависит от ее состояния, от устойчивости банковской
68
системы, что формируется как следствие длительного
процесса модернизации системы, развития надзора за
деятельностью кредитных организаций);
− финансовой грамотностью населения (недостаточный
уровень финансовой грамотности населения выражается
в неумении граждан строить долгосрочные финансовые
планы, формировать эффективные сбережения, правильно оценивать риски, принимать ответственность за свое
финансовое благосостояние и будущее).
Методология расчета «монетарных разрывов», применяемых Банком России, изложена в работах А. Пономаренко,
А. Поршакова20. При расчете «монетарных разрывов» спрос
на деньги оценивается по уравнению, включающему долгосрочную зависимость реальной денежной массы от реального
внутреннего спроса, а также показатель укрепления обменного
курса рубля к доллару США. Может применяться и второй
подход, который основывается на вычислении потенциального уровня реальной денежной массы путем применения
статистических фильтров с целью выделения из имеющегося
ряда нестационарной трендовой и стационарной циклической
составляющих21. Данные подходы отражены в публикуемых
сегодня Банком России поквартальных Докладах о денежнокредитной политике22. Вместе с тем, сами же авторы отмечают,
что показатели монетарных разрывов (нахождение их в положительной и отрицательной области) могут давать только
самые общие представления о состоянии монетарной сферы.
20
См., например Пономаренко А., Поршаков А. Проблемы идентификации
и моделирования взаимосвязи монетарного фактора инфляции в российской экономике // <http://institutiones. com/general/1069-modelirovanievzaimosvyazi-monetarnogo-faktora-i-inflyacii. html>; Ponomarenko A., Vasilieva
E., Schobert F. (2012) Feedback to the ECB’s Monetary Analysis: The Bank of
Russia’s Experience with Some Key Tools. ECB Working Paper No. 1471.
21
При реализации указанного подхода применяется фильтр ХодрикаПрескотта.
22
Монетарные разрывы за период с 1 квартала 2000 г. по 1 квартал 2013 года
представлены в Докладе о денежно-кредитной политике. С. 22 // <http://
www.cbr.ru/publ/ddcp/2013_01_ddcp.pdf>.
69
Изучение монетарных разрывов путем визуального сопоставления их динамики представляется недостаточным для
глубокого понимания монетарных процессов в экономике.
Это связано с тем, что при статистическом моделировании
социально-экономических процессов, в том числе при решении задач эмпирического исследования состояния монетарной
сферы, при расчетах используются данные за прошедший
период, которые отражают ранее сложившиеся тенденции
развития, и эти тенденции не обязательно сохранятся в будущем периоде. Следует признать, что эконометрический анализ
позволяет выявлять и количественно оценивать зависимость
между экономическими переменными. Однако зачастую
указанные связи оказываются неустойчивыми по причине
многообразия и интенсивности информационных процессов
в экономической системе, для которой характерны свойства
эндогенно изменяющихся систем со множеством агентов,
«свойства несовершенной координации и относительного
порядка в статистических распределениях каких угодно экономических параметров, свойства, обусловленные именно тем,
что в системе все время изменяются процессные и продуктовые технологии, форматы потребления и организационные
формы»23. Например, положительный монетарный разрыв
наблюдался с первого квартала 2007 г., достигая своего пика
во втором квартале 2007 г. Это было связано с накоплением
средств на счетах юридических лиц для последующего участия
в аукционах по продаже активов и покупки акций компаний,
проводивших IPO в данный период. Отсюда можем сделать
вывод, что существовавший «денежный навес» не окажет
в последующем инфляционного давления на индекс потребительских цен. Но кризис 2008–2009 гг. изменил наблюдавшуюся
тенденцию: монетарный разрыв в этот период стал находиться
в отрицательной зоне. Начиная с конца 2009 г., монетарный
разрыв вновь находится в положительной области. Но тенден23
Дози Дж. Экономическая координация и динамика: некоторые особенности альтернативной эволюционной парадигмы // <http://institutiones.com/
general/2151-ekonomicheskaya-koordinaciya-i-dinamika.html>.
70
ция его развития неоднозначна: рост в первой половине 2010 г.
свидетельствовал, что темп роста денежной массы по агрегату
М2 был выше фундаментальных факторов спроса на деньги,
а со второй половины 2011 г. — ниже.
С точки зрения методологии анализа монетарной сферы
объяснение этих разрывов должно базироваться на исследование процесса, в ходе которого образовался этот разрыв и попытке прогнозирования динамики развития данного процесса
с учетом прогноза изменения макроэкономических параметров.
Как справедливо отмечает Дж. Дози: «необходимо с подозрением относиться к любой интерпретации наблюдаемых данных, которая дает равновесную рационализацию ex post («так
должно быть, если принять предпосылку о рациональности»).
Точно так же, несмотря на весьма распространенную практику применения этого принципа, никогда не следует считать
хорошим «объяснением» теорему существования или чисто
функционалистское положение (х существует потому, что выполняет функцию у…)»24.
Итак, что нам дает визуальное наблюдение тенденции монетарных разрывов?
Во-первых, теоретически необходимо стремиться к равновесию, не допуская образования «денежного навеса» в экономике, поскольку монетарный фактор при том, что между ним
и инфляцией существует неопределенная связь, которая проявляется в том, что рост М2 влияет на инфляцию с определенным
временным лагом в основном в долгосрочном периоде25, всетаки остается фактором инфляции. Это становится возможным
в том случае, если увеличиваются темпы роста индикаторов
спроса на деньги, в частности:
− темпы роста инфляции, вызываемой немонетарными
факторами (например, рост тарифов ЖКХ, необоснованно «завышенные» социальные программы, рост цен
24
Там же.
Красавина Л.Н., Пищик В.Я. Регулирование инфляции: мировой опыт
и российская практика. М.: Финансы и статистика, 2009. С. 194.
25
71
на продукты питания и т. п. известные немонетарные
факторы)26;
− растут инфляционные ожидания, хотя они в условиях
умеренной инфляции — вторичны и связаны не столько
с уровнем самой инфляции, сколько с диспропорциями,
с кризисными явлениями в экономике и (или) сфере государственного управления, стихийными бедствиями,
являясь скорее автоматическим самоподдерживающим
инструментом инфляции, а не ее «спусковыми механизмами».
− происходит укрепление рубля, что увеличивает спрос на
национальную валюту, способствует переводу средств из
«валютных» накоплений в рублевые, что отражается на
росте денежного агрегата М2 за счет сокращения размера
денежного агрегата М2Х27.
Появляющийся монетарный разрыв («денежный навес»)
в этом случае будет свидетельствовать о сохраняющихся потенциальных инфляционных рисках.
Во-вторых, учитывая вышесказанное, в факторах спроса
на деньги есть такие, которые не поддаются формализации
или их формализация возможна с многочисленными допущениями, поскольку рациональность поведения экономических
агентов несовершенна и неоднородна. В меняющейся сложной
среде часто оказывается, что … «совершенную» рациональность нельзя определить в принципе»28. Речь идет о поведении
экономических агентов (инфляционные ожидания, степень
доверия к национальной валюте и банковской системе, оценка транспарентности действий «денежных властей», склонности населения к сбережению), а также о «качестве» этих
агентов (финансовая грамотность населения, доверие бизнеса
26
Например, засуха в России и ограничение на экспорт зерна привели
к росту цен на хлеб в Египте зимой 2010–2011 гг. Прим. Автора.
27
См. о данном процессе ниже.
28
Dosi G., Marengo L., Fagiolo G. (2005). Learning in Evolutionary Environments //
The Evolutionary Foundations of Economics. Cambridge: Cambridge University
Press.
72
к действиям властей, оценка экономическими агентами тенденций развития макроэкономической ситуации, как в рамках национальной экономики, так и мировой экономики в целом).
Однако поведенческие факторы спроса на деньги могут и не
привести к усилению инфляции, либо их влияние на темпы
инфляции может оказаться небольшим. Сами по себе поведенческие факторы как значимые факторы спроса на деньги в краткосрочном периоде вторичны в значительной мере могут быть
связаны с кризисными явлениями в экономике и (или) сфере
государственного управления, которые первично нарушают
равновесие на рынке и способствуют, например, росту цен29.
Поведенческие факторы спроса на деньги влияют, например,
на инвестиции на финансовом рынке и, как следствие, ограничивают возможность инвестирования средств в продуктовые
и финансовые инновации, что заставляет компании реагировать на негативные последствия инфляции в виде роста факторных цен. Поведенческие факторы инфляции, в зависимости
от серьезности кризиса, увеличивают темпы инфляции, являясь
по сути ее автоматическим самоподдерживающим инструментом, но не порождают ее, не являются сами по себе причиной
инфляции. Поведенческие факторы — результат длительных
во времени процессов в экономике, существенно ухудшающих/
улучшающих положение населения с точки зрения уровня его
реальных доходов. Поэтому спорен даже ответ на вопрос, что
первично: недоверие населения к состоянию экономической и,
прежде всего, денежной системы или инфляция. Оба явления
тесно связаны и взаимно влияют друг на друга.
Влияние этих «поведенческих» факторов, которые отличаются неоднородностью, отклоняются в различной степени от
«фундаментальных параметров», усиливается в условиях информационной открытости современной экономики. Но учет их
в функциях спроса на деньги может иметь слабо выраженный
характер, особенно сегодня, в условиях усложняющихся связей
в сложных саморазвивающихся системах, о свойствах которых
29
Например, засуха в России и ограничение на импорт зерна привели
к росту цен на хлеб в Египте зимой 2010–2011 гг.
73
говорилось выше. Хотя следует заметить, что этим вопросам
уделяется значительное внимание в исследованиях, например,
«поведенческих финансов»30, результаты которых пока трудно
формализовать и достаточно точно учитывать в экономикоматематических моделях, особенно в тех, которые исследуют
монетарную сферу, где многое зависит, как подчеркивалось
выше, от отношения экономических агентов к деньгам.
В-третьих, в кейнсианской концепции 31 эффективный
спрос делится на два компонента — эндогенный и экзогенный. Эндогенный компонент спрос на деньги с точки зрения
его транзакционного подхода к измерению денежной массы
и отражает потребности экономики в деньгах, связанные
развитием реального сектора производства. В этом случае
фактором монетарного разрыва в экономике будет фактор
разрыва выпуска, который определяется как отклонении
фактического выпуска от потенциального. Вместе с тем,
монетарный разрыв (в его положительной зоне) может быть
и следствием ускоренного развития финансового рынка —
спрос на деньги в данном случае будет расти не как следствие
роста и развития реального сектора экономики, а как спрос
на деньги для операций с финансовыми активами. Для России
этот вопрос является актуальным в связи с перспективами
и возможностями развития российского финансового рынка,
который сегодня пока отстает от уровня стран БРИКС, не
говоря уже о США.
Следует учитывать, что развитие финансового рынка
в России, в том числе, как следствие реализации «дорожной
карты» формирования Международного финансового центра
в Москве, изменит существующие параметры спроса на деньги
30
См., например, Frydman R., Goldberg M.D. (2011). Beyond Mechanical
Markets: Asset Price Swings, Risk, and the Role of the State. Princeton and Oxford:
Princeton University Press, где исследуются такие явления, как несовершенное
обучение, имитация, стадное поведение, «конкурсы красоты» и «рыночная
рефлексивность», изменение когнитивных фреймов и т. п.
31
Кейнс Дж. М. «Общая теория занятости, процента и денег». М.: Гелиос
АРВ, 1999, С. 28–33.
74
в результате повышения доступности финансовых инструментов и ресурсов.
В монетарной экономике эффективный совокупный спрос
может быть и функцией совокупного предложения, а равенство
между ними может не соблюдаться или достигаться в долгосрочном периоде, кроме того одно может быть частью другого,
а стоимость экзогенного спроса может определять совокупный
объем производства и занятости через механизм мультипликатора. В данном случае последствия существующего монетарного разрыва могут оцениваться положительно с точки зрения
модернизации структуры российской экономики, но не факт,
что это положительно отразится на динамике инфляции.
Денежно-кредитная политика
«ремонетизации» экономики:
теоретический аспект
Сухарев О.С.
1. Общая постановка проблемы. Определение правила
денежно-кредитной политики является не тривиальной задачей
для конкретной экономической системы, в частности для России. Если в 1990-е гг. наблюдалась абсолютная демонетизация
экономики, определяема по многократному снижению коэффициента монетизации (M2 / ВВП) вплоть до 12–15%, по некоторым оценкам даже до 10% в отдельный период, то в 2000-е гг.
все-таки имелась фактическая ремонетизация с указанного
значения до уровня этого показателя в 45–50-%. Следовательно,
по факту ремонетизация происходила. Однако, при этом экономика испытывала нехватку денег, которая провоцировалась
установленной процедурой противодействия инфляции. До сих
пор, как известно, Центральный Банк России пытается ограничивать темпы прироста денежного предложения, полагая, что
75
так ведется борьба с инфляцией, хотя и располагает возможностями вести дискреционную политику, т. е. при необходимости
Центральный банк РФ допускает отклонение от заявленных
ориентиров, сохраняя общую парадигму денежно-кредитной
политики. Не случайно, устанавливается цель политики таргетирования и доведения инфляции до среднегодового значения
в 3–5%, причем практически не изменяющимися методами.
Полагая, что инфляция является исключительно денежным
феноменом, далее можно прийти к совершенно некорректным
выводам, а именно: что только избыточное предложение денег
[эмиссия] денег вызывает изменение их относительной ценности. Конечно, необходимо понимать, что причин, изменяющих
ценность денег, существует не одна, их несколько, притом эмиссия может не являться главной среди этих причин. Инфляцию
часто подают как феномен, проявившийся в основном при введении в хозяйственный оборот бумажных денег. Однако инфляция имела место и при использовании золотых и серебряных
монет, а также слитков. Другое дело, величина обесценения, но
она зависит не только от эмиссии бумажных денег, а в прошлые
времена объема выпущенных золотых и серебряных монет,
но и от состояния хозяйственной системы, производства благ.
Последнее обстоятельство чрезвычайно важно для понимания,
а потом и измерения инфляции. Пренебрежение им приводит
к явным ошибкам и неточным интерпретациям.
В России, как и во многих развивающихся странах на протяжении многих лет в качестве принципа макроэкономической политики лет использовался принцип таргетирования
инфляции. Согласно этому принципу, который вытекает из
монетарной теории М. Фридмена, при повышении цен выше
ожидаемого уровня, который установлен, например, правительством, необходимо повысить процентные ставки. Эта мера
должна противодействовать инфляции. Однако такое действие
абсолютно слепо к природе инфляции и к тем факторам, которые ее вызывают в конкретные моменты хозяйственной
истории. Инфляция сегодня в мире, на этом мнении сходится
большинство аналитиков-экспертов, вызвана ростом цен на
76
энергию и продукты питания. В силу данного обстоятельства,
наиболее высока инфляция в развивающихся странах, которые
получают «дополнительную порцию» инфляции по импорту.
Россия не является исключением. Увеличение процентных
ставок лишь подрывает производство, инновации, повышает
нестабильность экономики, как бы пролонгирует инфляцию.
Иными словами, это таблетка длительного действия. Абсолютно неразумно ориентироваться во внутренних ценах на цены
мировые. Страна, которая в избытке обладает каким-либо
фактором или конкурентным преимуществом по сравнению
с другими странами — не должна на этот избыточный ресурс
обладать такой ценой, как если бы этот ресурс был дефицитен,
как в других странах. Повышение процента способно снизить
спрос на кредиты, да и то, это зависит от конкретной ситуации,
а вот относительно совокупного спроса такое снижение вряд
ли произойдет в силу того, что действует множество факторов
спроса, а быстро изменить стандарт потребления — невозможно. Процент, конечно, может и должен использоваться
в качестве регулирования и параметра макроэкономической
политики, но выступать единственным ответом на инфляцию — он не может, даже совместно с инструментом сокращения бюджетных расходов, который также обладает весьма
низкой адекватностью, потому что абсолютно не чувствителен
к природе инфляционного всплеска. Как известно, методы проектирования бюджета почти во всех странах мира рассчитаны
на то, чтобы учитывать ожидаемую инфляцию, и изменение
инфляции в сторону повышения уровня цен, выше планировавшегося и ожидавшегося, вряд ли есть ошибка планирования,
а скорее есть влияние тех факторов, которые не учтены при
планировании.
Опыт западных исследователей в разработке моделей
денежно-кредитной и валютной политики все более актуализируется в российских условиях в связи с объективной необходимостью развития и совершенствования форм их реализации.
Использование правила при реализации денежно-кредитной
политики имеет целый ряд позитивных моментов. Так амери77
канский ученый-экономист Г. Саймонс отмечал, что «рыночная
экономика не может эффективно функционировать в условиях
экстремальной неопределенности действий денежных властей. Определенные, стабильные правила игры, касающиеся
денег, имеют определяющее значение для функционирования
системы, основанной на свободном предпринимательстве».
Действительно, денежно-кредитная политика, основанная на
следовании правилу, как уже отмечалось, приобретает такие
немаловажные характеристики, как транспарентность, последовательность, регулярность. Такая форма реализации
денежно-кредитной политики дисциплинирует денежные
власти, освобождает их от политического давления.
Однако применение любого «монетарного» правила требует
теоретического обоснования. Количественная теория денег, например, и правило М. Фридмана, не являются обоснованным
инструментом денежно-кредитной политики при трансформационном спаде и специфической стагфляции, которая означает
высокую безработицы (в силу сокращения производства) при
высокой инфляции. Ситуация слампфляции, которая была
характера для России в первой половине 1990-х гг. — это ситуация увеличивающегося темпа безработицы и инфляции одновременно. Бесспорно, такая ситуация наихудшая, но и даже
в теоретическом смысле не может быть одинакового «монетарного правила» для стагфляции и слампфляции, и растущей
экономики. Количественная теория денег — это теория спроса
на деньги, она хорошо описывает растущую экономику, но не
описывает спад с инфляцией, не предлагает правила для спада
или рецессии, сокращать ли денежную массу в таком случае?
Зыбкий теоретический фундамент приводит, как правило,
к провалу денежно-креджитной политики, особенно имеющей
рестриктивную направленность.
Во-первых, необходимо четко оценивать параметры функционирования трансмиссионного механизма, значимость
отдельных каналов передачи импульсов денежно-кредитной
политики. Структурные изменения в передаточном механизме
(усиление значимости одних каналов, ослабление других) тре78
буют внесения соответствующих изменений в правило, в котором инструмент денежно-кредитной политики выражается
как функция от экономических переменных (правила Л. Болла
и Л. Свенссона).
it = f π t + gyt + h0 et + h1et −1
(2)
где it — номинальная ставка процента, установленная национальным центральным банком; π t — темп инфляции; yt — отклонение реального ВВП от потенциального; et — реальный
валютный курс; f , g , h0 , h1 — параметры политики (трудности
в использовании данного уравнения возникают при формировании долгосрочных прогнозов, т. к. в таком случае не известны
ни реальная процентная ставка, ни реальный валютный курс,
и, кроме всего прочего, не учитываются временные запаздывания во взаимовлияниях «выпуск ↔ инфляция ↔ ставка
процента»).
Необходимо систематически тестировать правило денежнокредитной политики для определения его оптимальной спецификации, обеспечивающей наиболее эффективную реакцию
денежных властей на изменения в экономике. В этой связи более гибким представляется правило таргетирования, в котором
центральный банк стремится минимизировать функцию потерь
(модель Дж. Тейлора), т. к. денежные власти в этом случае могут
использовать необходимый инструмент денежно-кредитной
политики по собственному усмотрению. Модель Дж. Тейлора,
допускающая совместимость таргетирования денежных агрегатов и валютного курса представляется так:32:
L
t = (mt − mtT ) + v( S t − S tT ) 2 ,
(1)
где mt и mtT — денежная база (фактическое и таргетируемое
значение); St и StT — валютный курс (фактическое и таргетируемое значение); v — коэффициент в функции потерь.
32
Taylor, John B. (eds.) Monetary Policy Rules, Chicago: University of Chicago
Press, 1999.
79
Указанное уравнение является частным примером реализации политики валютного курса (может применяться центральным банком при проведении интервенций на валютном рынке)
посредством правила таргетирования, при котором денежные
власти стремятся минимизировать значение определенной
функции потерь.
Во-вторых, немаловажным аспектом является реализация
системного подхода в применении правил денежно-кредитной
политики. Это означает восприятие правила не просто как
математической формулы, а как целостной системы, методологической базы, гибкого механизма выработки и реализации
денежно-кредитной политики.
В-третьих, в силу того, что в условиях транзитивности экономической системы канал валютного курса в системе передаточного механизма является наиболее значимым, представляется целесообразным включение валютного курса в уравнение
правила денежно-кредитной политики в качестве инструментального параметра33.
Рассматривая текущее положение института денежных
властей в России, можно определить следующие направления
совершенствования организационно-правовых условий функционирования центрального банка. Наши предложения вытекают из концепции дисфункции «экономической системы»34
и направлены на то, чтобы повысить функциональную эффективность управления денежно-кредитной системой, сделать ее
адекватной решению задач развития национального хозяйства,
повысить адаптационные свойства. Чтобы преодолеть дисфункцию системы, необходимо повысить качество институтов
по семи группам параметров, которые задают рамки функционирования системы (института):
33
Стоит, однако, заметить, что в экономиках, имеющих слаборазвитые
финансовые рынки, канал валютного курса в передаточном механизме не
всегда может использоваться с максимальной эффективностью.
34
Сухарев О.С. Институциональная теория и экономическая политика. /
в 2-х т. М.: Экономика, 2007. Теория экономической дисфункции. М.: Машиностроение, 2001.
80
1) цели существования (назначение данных правил);
2) области приложения усилий (поле деятельности или реализуемой потребности в функциональном наборе этой
системы);
3) функциональному наполнению;
4) периоду времени до изменения (в том числе функционального набора);
5) издержками функционирования;
6) степени отторжения или принятия вводимой нормы
(функции);
7) устойчивости к мутации (мера устойчивости системы/
института к ее/его преобразованию в какую-либо иную
форму).
Изменение одного из семи параметров применительно
к управляемой системе в целом может иметь серьезные последствия в отношении устойчивости функционирования системы,
ее качества и полезности для экономики. Если сжато денежное
обеспечение работающих институтов, то возникает эффект
«малокровия», в результате чего теряется качество функционирования и эффективность системы. Итогом становится новая
структура экономики, которая формирует правило перелива
ресурсов, включая денежные ресурсы.
2. Каналы ремонетизации экономики35. Основным каналов все-таки необходимо считать кредитный канал. Механизм
воздействия канала можно представить следующим образом:
35
При формировании программы ремонетизации необходимо не только
отталкиваться от наработок современной теории денег и каналов передаточного механизма денежно-кредитной политики (см. Сухарев О.С. Структурные проблемы экономики России, М.: Финансы и статистика, 2010), но
и эмпирических соотношений и установленных фактов обеспечения экономики деньгами и её функционирования, факторных моделей, регрессий.
Эконометрический (модельный) подход важен, но его абсолютизировать
не стоит, как предлагают отдельные исследователи участники научноэкспертной сессии, сводя достоверность получаемых им соотношений на
основе ими же вводимых допущений к некоему «непререкаемому итогу»,
истине в последней инстанции. Такой подход не превышает по аналитической силе эмпирический и регрессионный анализ.
81
M↑→L↑→I↑→Y↑, где L — объем кредитных ресурсов банков,
I — инвестиции, Y — выпуск.
Таким образом, проходящая через канал банковского кредитования система сигналов позволяет выяснить, как увеличение
денежного предложения отражается на динамике объема депозитов коммерческих банков, формирующих ресурсную базу
для выдачи кредитов хозяйствующим субъектам.
В целом действие данного канала во многом совпадает
с процентным каналом. Однако если при использовании последнего предложение кредитов реальному сектору опосредовано уровнем цен на эти денежные ресурсы, следовательно,
зависит от процентной политики центрального банка, то действие кредитного канала инициируется центральным банком
через систему рефинансирования и иные его инструменты
пополнения ликвидности коммерческих банков. Таким образом, действие канала банковского кредитования напрямую
зависит от функционирования системы рефинансирования
коммерческих банков со стороны центрального банка, общего состояния банковской системы, доверия экономических
агентов и граждан к банкам и доступности для них кредитных
ресурсов коммерческих банков, уровня рисков кредитования
реального сектора и других факторов.
Возможности использования канала банковского кредитования, как было указано выше, в определяющей степени
зависят от функционирования системы кредитования коммерческих банков со стороны денежных властей.
В России кредиты центрального банка в основном направлены на поддержание текущей ликвидности, а не на рефинансирование их операций. Установление ставок по кредитам на
неприемлемом для коммерческих банков уровне не позволяет
использовать данный инструмент денежно-кредитного регулирования. Некоторые представители Банка России, обосновывая
неиспользование инструмента рефинансирования, ссылаются
на неразвитость финансовых рынков и ограниченность роли
кредита в современных условиях. Данная позиция представляется нам не совсем корректной, т. к. само развитие финансового
82
рынка (в том числе качественное) непосредственно зависит от
кредитования коммерческих банков центральным банком.
Напряженность на финансовом рынке имеет неблагоприятные последствия для экономики в целом и может сказаться
на объеме выпуска продукции и занятости. В свою очередь,
экономический спад провоцирует еще большую неуверенность
в оценке финансовых активов, что в дальнейшем негативно
сказывается на функционировании финансового рынка, и т. д.
Этот процесс в зарубежной экономической литературе называют финансовым акселератором36. Необходимо отметить, что
указанное экономическое явление действует не только в отношении фирм, но и в отношении домашних хозяйств.
Вышеуказанный эффект проявляется в канале баланса активов и пассивов (balance sheet channel), который предполагает,
что с ростом денежного предложения происходит инфляция
цен финансовых активов, в частности рост стоимости акций
компаний. При этих условиях банки расширяют предложение
кредитных ресурсов, т. к. высокая цена акций фирм-заемщиков
служит определенной гарантией возврата средств. Схема работы данного механизма выглядит следующим образом: денежная
масса↑ ⇒ капитализация↑ ⇒ риск (асимметрия информации)
↓ ⇒ кредиты↑ ⇒ инвестиции↑ ⇒ выпуск↑.
Аналогичные предположения о причинах расширения кредитования в экономике при денежном импульсе принимаются
в других трех разновидностях кредитного канала денежной
трансмиссии. Так, в случае канала денежных потоков (cash flow
channel) снижение риска кредитования объясняется ростом денежных потоков у фирм при расширении денежной массы, т. е.
повышением ликвидности фирм, что повышает вероятность
возврата выданных ресурсов. Другими словами, денежная масса↑⇒ денежные потоки↑ ⇒ риск (асимметрия информации) ↓
= кредиты↑ ⇒ инвестиции↑ ⇒ выпуск↑. Для канала непред36
См., например: Bernanke B., Gertler M., Gilchrist S. The Financial Accelerator
in a Quantitative Business Cycle Framework // Review of Economics and Statistics,
1996, Heitor A., Campello M., and Liu C. The Financial Accelerator: Evidence from
International Housing Markets // Review of Finance, 2006. Vol. 1.
83
виденного роста уровня цен (unanticipated price level channel)
снижение риска кредитования связано с предположением,
что в случае роста общего уровня цен (инфляции) улучшается
финансовое положение фирм. Финансовые обязательства реального сектора выражены, как правило, в номинальных величинах и соответственно обесцениваются при росте цен. В то
же время фирмы располагают реальными активами, стоимость
которых не изменяется при повышении уровня цен в экономике: денежная масса↑ ⇒ цены↑ (неожидаемый рост) ⇒ чистые
активы↑ ⇒ риск (асимметрия информации) ↓ ⇒ кредиты↑ ⇒
инвестиции↑ ⇒ выпуск↑.
Канал денежной трансмиссии, связанный с эффектом ликвидности домохозяйств (households liquidity effect), действует
через другую компоненту агрегированного выпуска — потребление. В частности, рост цен финансовых активов вызывает
увеличение чистых активов домохозяйств (в предположении,
что их долги фиксированы в номинальных величинах, а сбережения хранятся в финансовых активах). Соответственно снижается вероятность финансовых затруднений, и домохозяйства
увеличивают расходы на потребление предметов длительного
пользования и покупку недвижимости. Схематично данный
канал можно представить следующим образом: денежная
масса↑ ⇒ цены финансовых активов↑ ⇒ чистые активы домохозяйств↑ ⇒ вероятность финансовых затруднений↓ ⇒
потребление товаров длительного пользования и расходы на
недвижимость↑ ⇒ выпуск↑.
В последнее время, по оценкам исследователей, наиболее
значимым каналом трансмиссионного механизма в развитых
странах стал канал стоимости активов (asset price channel).
M↑→Sh↑→q↑→I↑→Y↑,
где Sh — цена акций, облигаций и других корпоративных ценных бумаг, цены на недвижимость; q — рыночная стоимость
активов фирм.
Механизм передачи импульсов через канал стоимости
активов можно описать следующим образом. В результате ме84
роприятий денежно-кредитной политики предложение денег
увеличивается и превышает требуемое их количество при существующем уровне процентных ставок, дохода и цен, вследствие
этого возникает стремление заменить финансовые активы (например, долговые обязательства правительства и корпораций)
на деньги, что выражается в понижении дохода по этим активам и подъеме их цен. Цены существующих активов возрастают
относительно цен вновь произведенного капитала, при этом
последний становится более привлекательным, и спрос на него
должен повыситься. Следовательно, экспансионистская (расширительная) денежно-кредитная политика приводит к росту
инвестиций. Также общее сокращение процентных ставок понижает цену текущего потребления, и потребительский спрос
повысится за счет частных сбережений.
В результате расходы возрастают и в сфере инвестиций,
и в сфере потребления. Таким образом, происходит общее
увеличение совокупного спроса. С одной стороны, общее
увеличение совокупного спроса действует в направлении стимулирования производства, но, с другой стороны, безусловно,
способствует повышению общего уровня цен, т. е. инфляции,
особенно в сильно монополизированной экономической системе. Одновременно, рост спроса в экономике, где сильна
зависимость от импорта, существенно ухудшает торговый
и платежный баланс, усиливает действие импортированной
инфляции, увеличивает структурную зависимость экономической системы, включая динамику внутренних цен.
Поэтому необходимо стимулировать банки кредитовать
значимые сектора промышленности и экономики, даже если
в текущий момент они демонстрируют относительно низкую
рентабельность. Для решения указанной задачи потребуется не
только снизить ставку рефинансирования, но законодательно
обеспечить так называемый «процентный портфель» для банковского сектора. Иными словами, нужно, исходя из средней
рентабельности различных секторов экономики установить
процентный портфель, т. е. процентные ставки по кредиту для
каждого сектора избирательно. Банк в свою очередь, обеспе85
чивающий полноту такого портфеля, т. е. выдающий кредиты
в секторы, развитие которых требуется стимулировать, будет
получать преференции по ставке рефинансирования или
другие институционально-организационные бонусы от федерального (регионального) правительства или Центрального
банка. Безусловно, применение данного инструмента требует
необходимых расчетов, чтобы определить процент по кредиту
для каждого сектора в зависимости от средней рентабельности
производства в этом секторе, а также оценить размер премиального бонуса для банков в зависимости от масштаба выданных
кредитов в производственные сектора. Однако, применение
такой логической схемы экономической политики будет выравнивать рентабельность в межсекторном разрезе, включая
и банковский сектор.
Кредитный портфель банка по сути можно представить состоящим из четырех блоков: финансово-банковские операции,
сырьевой сектор, коммерческо-торговые операции и реальный
сектор. Плохим можно считать баланс портфеля, когда четвертая компонента незначительна, а первые три, особенно вторая
и третья — доминируют по своей доле. Исправить «плохой
баланс» возможно, установив своеобразную шкалу ставок за
кредит сырьевым секторам, скажем b%, если их доля в кредитном портфеле данного банка превышает x%, а для реальных
секторов — a%. Причем, если доля в кредитном портфеля
банка операций с реальным сектором выше рекомендуемой,
либо законодательно установленной, тогда можно допустить,
например, для данного банка ощутимое снижение ставки рефинансирования.
К тому же рост активов банков будет привязан к созданию
реальной продуктовой массы в экономике и оказанным услугам, а также будет развернута конкуренция между банками
за предоставление кредита в реальные сектора и проекты,
что подействует в направлении снижения ставок процента
и постепенному росту рентабельности в производственных
секторах. Тем самым данная политика, а также идеи, заложенные в представленных передаточных механизмах, в рамках
86
теории «канала кредитования», выступают как инструментами
подавления инфляции, либо действенного контроля над ней,
так и средством стимулирования развития производства.
Однако необходимо учитывать, что представленное влияние
роста денежной массы на рост чистых активов может быть
осуществлено только вследствие продуктивных изменений
в производственных секторах.
Таким образом, ремонетизация экономики России должна
быть подчинена новому «монетарному правилу», которое бы
опиралось на реальные возможности организации каналов кредитования и распределения денежной массы между секторами
хозяйства и по видам деятельности. Важно определить общие
параметры ремонетизации экономики и ее скорость, среднегодовой прирост денежной массы и кредитной массы.
Ремонетизация экономики: не навреди!
Куликова Т.Ю.
Сейчас много говорится о том, что сверхжесткая денежнокредитная политика (ДКП), проводимая Банком России,
является одной из основных причин того крайне печального положения, в котором оказалась российская экономика.
И это действительно так. Смягчение денежно-кредитной
политики, ремонетизация экономики — это вопрос давно назревший и перезревший. Однако для того чтобы смягчение
ДКП действительно принесло пользу экономике, оно должно
сопровождаться целым комплексом сопутствующих мер, цель
которых — не допустить того, чтобы вбрасываемые в экономику деньги пошли туда, где они принесут ей больше вреда,
чем пользы.
Принесет ремонетизация пользу или вред, зависит от того,
как именно дополнительные деньги будут попадать в экономи87
ку. Сейчас основной механизм попадания денег в экономику —
это рефинансирование Центральным банком банковской системы. Итак, что будет, если Центробанк все-таки решит заметно
увеличить это рефинансирование? Результат будет зависеть от
того, куда банки направят эти деньги. Если они их направят на
инвестиции в проекты развития экономики, на корпоративное
кредитование, на кредитование малого и среднего бизнеса, то
эти деньги принесут экономике пользу. Увеличится деловая
активность, ускорится экономический рост. Инфляция при
этом может несколько увеличиться, но несильно и только
в краткосрочном аспекте.
Это оптимистический сценарий. Но в текущих экономических условиях он выглядит совершенно нереалистично: российская банковская система полностью оторвана от реального
сектора экономики, она живет в своем «параллельном» мире.
Это естественно, ведь основная цель деятельности банков (как
и любых акционерных обществ) — получение прибыли, а в современной России есть более выгодные объекты вложения
денег, чем кредитование реального производства.
Во-первых, банки могут направлять деньги на потребительское кредитование. А это приводит главным образом
к увеличению импорта и росту цен. Ведь люди обычно берут
кредиты не на покупку продовольствия, которое в значительной степени отечественное, а на покупку непродовольственных
товаров, главным образом товаров длительного пользования,
основная часть из которых импортируется, или в лучшем
случае собирается в России из импортных комплектующих.
Поэтому положительный эффект от направления денег в потребительское кредитование для российской экономики будет
незначительным, а вот отрицательный будет вполне ощутим:
ускорение инфляции и ухудшение торгового баланса.
Во-вторых, банки могут направлять деньги на спекуляции
на фондовых рынках. В результате там будут раздуваться пузыри, а эффект на реальный экономический рост при этом
будет минимальным. Это можно видеть на примере США: проводимое там масштабное количественное смягчение никак не
88
может разогнать экономический рост, зато индекс Доу-Джонс,
а также другие фондовые индексы по всему миру быстро растут,
показывая очень заметную корреляцию с объемами эмитируемых долларов.
Банки также могут направлять деньги на валютный рынок — для игры против рубля (именно так и происходило во
всех эпизодах российских «плавных девальваций»). Результат — нестабильность в экономике и сокращение золотовалютных резервов Центробанка.
А еще, вброшенные в экономику деньги (во всяком случае, значительная их часть) могут быть просто выведены за
рубеж. То есть одним из результатов смягчения ДКП может
стать усиление оттока капитала. Ведь даже в условиях крайне
жесткой ДКП и высоких процентных ставок капитал из России
бежит. Напомню: чистый отток капитала за 2013 год составил
62,7 млрд долл., увеличившись почти на 15% по сравнению
с 2012 годом (тогда было 54,6 млрд долл.). Причем отток ускорился именно к концу года, а в наступившем 2014 году эта тенденция сохраняется и даже усиливается. И это явление нельзя
объяснить тем, что предприниматели сначала выводят деньги
в офшоры, а потом заводят их назад под видом иностранных
инвестиций — ради безопасности и налоговой оптимизации.
Ведь приведенные цифры — это чистый отток капитала; деньги,
выведенные и потом заведенные назад, на итоговую цифру не
влияют.
Сторонники жесткой ДКП традиционно предлагают решать
эту проблему путем проведения институциональных реформ.
Когда улучшится структура экономики и инвестиционный
климат, тогда деньги, попадающие в экономику, не будут из
нее убегать, а будут естественным образом направляться на
развитие. То есть, согласно этой точке зрения, надо лечить саму
болезнь, тогда и симптомы ее пропадут.
Это вполне разумная точка зрения, но только у нас нет времени ждать того прекрасного будущего, когда инвестиционный
климат в России станет как на Западе. То есть: иногда бывает
нужно срочно облегчить симптомы, а уже потом приступать
89
к лечению самой болезни. Ситуация в российской экономике — это как раз такой случай. Для восстановления угасающей
экономической активности в России нужно принимать срочные
меры уже сейчас.
В частности, нужно смягчение ДКП, чтобы увеличить
уровень монетизации экономики. Но для того чтобы эта мера
работала, надо проводить ее только в комплексе с некоторыми
другими мерами. А именно, с мерами, которые бы мотивировали, или даже принуждали, банки направлять дополнительную
ликвидность в реальную экономику, причем именно в российскую.
В качестве примера можно привести, в частности, меры
дестимулирования потребительского кредитования, предпринимаемые в последнее время Банком России. Но этого, конечно
же, не достаточно.
Необходимо создать государственный банк развития, через
который проводить финансирование реального сектора экономики — напрямую, т. е. минуя систему коммерческих банков.
Необходим также государственный институт поддержки малого и среднего бизнеса. Формально такие институты в России
уже есть: это Внешэкономбанк, призванный финансировать
крупные инвестиционные проекты, и входящий в группу
Внешэкономбанка МСП-банк, призванный реализовывать
государственную программу поддержки малого и среднего
бизнеса. Однако эти организации существуют в рыночном
поле и играют по рыночным правилам, поэтому свои задачи
они не выполняют.
А пока у нас еще не созданы полноценные институты
развития, следует подумать введении отраслевых лимитов,
под кредитование предприятий в пределах которых банки будут
получать рефинансирование на льготных условиях.
Ну и, конечно же, нужны меры, направленные на сокращение оттока капитала. Ведь если капитал выводится столь
интенсивно, как сейчас из России, мы никогда не наполним
экономику деньгами — как если бы мы пытались наполнить
водой бассейн, в котором открыта выпускная труба.
90
В первую очередь, нужно срочно принимать меры для борьбы с нелегальным вывозом капитала. По оценкам экспертов,
только в результате сомнительных операций из России ежегодно утекает 30–40 млрд долл. Это примерно 2% ВВП. Если бы эти
деньги оставались в экономике, это оказало бы на нее заметное
влияние. Поэтому имеет смысл приложить реальные усилия
для борьбы этим явлением — и на законодательном уровне,
и на уровне контроля. Вложенные ресурсы окупятся сторицей — нужна только политическая воля. Какие-то подвижки
в этом вопросе есть. Можно вспомнить недавно принятый закон о противодействии незаконным финансовым операциям37
(более известный как «закон пять шестерок» — по номеру этого
законопроекта в базе Госдумы). Но этого явно недостаточно.
Особенно важно с точки зрения пресечения нелегального
вывоза капитала заняться Таможенным союзом. В последние
два года подавляющая часть нелегально выводимых средств
выводится с использованием упрощенных процедур в рамках
Таможенного союза. Поэтому надо срочно «залатать дыры»
в этих процедурах и отладить взаимодействие таможенных
служб стран-участниц.
Ну а помимо нелегального вывоза капитала есть еще и легальный. На него тоже надо обращать внимание.
Во-первых, нужна деофшоризация, т. е. возвращение выведенных в офшоры средств в Россию. После прошлого послания
Президента об этом много говорят, но реальных изменений
пока не заметно.
А во-вторых, надо все-таки дестимулировать экспансию
наших компаний за рубеж. Поясню. При смягчении ДКП у наших компаний, скорее всего, станет больше инвестиционных
ресурсов. Но если они будут направлять эти ресурсы не на
внутренние инвестиции, а на экспансию за рубеж, то никакого позитивного эффекта для российской экономики не будет,
37
Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям». (Номер законопроекта в базе Госдумы — 196666–6.)
Опубликован в РГ 2 июля 2013 года.
91
а будет только понижательное давление на курс рубля (ведь
для инвестиций за рубеж надо сначала конвертировать рубли
в валюту).
Конечно же, бывают случаи, когда экспансия за рубеж действительно необходима. Например, бывает необходимо купить
компанию-поставщика, чтобы гарантировать бесперебойные
поставки сырья или комплектующих. Или покупаем компанию,
обладающую нужными нам технологиями. Но очень часто экспансия компаний за рубеж обусловлена просто стремлением
вывести деньги из России в более безопасные места. Поэтому
наше налоговое законодательство должно быть изменено таким
образом, чтобы при прочих равных условиях российской компании было бы заметно выгоднее размещать свое производство
на российской территории, а не скупать активы за рубежом.
Итак, резюме. Для того чтобы увеличение уровня монетизации экономики принесло реальную пользу, надо, во-первых,
направлять дополнительные деньги в экономику более целевым образом, и, во-вторых, надо сократить масштабы оттока
капитала, особенно нелегального. Если эти условия не будут
выполнены, то ремонетизация принесет экономике больше
вреда, чем пользы.
Теоретические результаты для инфляции
и обменного курса рубля,
вычислительные и натурные
эксперименты
Дубовский С.В.
Множество нареканий в адрес основного уравнения количественной теории денег (уравнения Фишера) сегодня
представляется справедливым. Оно описывает финансовую
ситуацию для страны с одной валютой, без внешней торговли,
92
без обменных курсов национальной валюты, без различения
потребительского, инвестиционного, фондового и валютного
рынков, где может появиться избыточная денежная масса. Поэтому использование этого уравнения без учета перечисленных
деталей сегодня бессмысленно. Это эвристическое уравнение
только первый шаг в теории роли денег в экономическом развитии.
Сегодня инфляция и девальвация национальной валюты,
как правило, связаны друг с другом, поэтому интересно рассмотреть три известных случая быстрой девальвации и последующей инфляции рубля: август 1998 г., сентябрь 2008 г.
январь-март 2014 г.
1. Крах финансовой пирамиды ГКО-ОФЗ, август 1998,
девальвация рубля
Пирамида ГКО-ОФЗ кроме извлечения прибыли решала
еще две задачи. Она отвлекала рублевые средства резидентов
от валютного рынка и привлекала в Россию валютные средства
нерезидентов, желающих вложиться в пирамиду. Это помогало
удерживать почти стабильный курс рубля, но создало объем
«быстрых денег», превышающий золотовалютные резервы
более, чем в четыре раза. Подробное описание этого процесса приведено в [1]-[3]. В августе 1998 г. был объявлен дефолт
по пирамиде. По мере погашения ее обязательств «быстрые
деньги» хлынули на валютный рынок, обменный курс рубля
к марту 1999 г. упал с 6 руб./дол. до 24 руб./дол., импорт сократился в 2 раза, денежная масса М2 увеличилась в 2 раза, индекс
потребительских цен в сентябре 1998 г. подскочил на 38,4%,
валовой внутренний продукт упал на 4,9%.
Пострадавшие от девальвации и инфляции, граждане
удивлялись, почему подорожали товары от отечественного
производителя. Они не понимали, что отказавшись от дорогого импорта, с сэкономленными деньгами пришли на рынок
отечественных товаров и увеличили спрос, в результате чего
и подскочили цены.
93
На рис. 1. представлены графики обменного курса рубля
(дол./ руб.) для месячной статистики и регрессии, построенной
на основе теории из [1, 2]. Здесь y (t) — индекс промышленного
производства, M (t) — денежная масса M2, r (t) — интервенции
ЦБ, k (t) — индекс катастрофы, он всюду равен 0 кроме августа
и сентября, (в августе 1, в сентябре 0,5).
2. Мировой кризис, сентябрь 2008 г., девальвация рубля
Кризис произошел после примерно 8 лет процветания,
когда цена на нефть ежегодно росла, ВВП России благодаря
этому рос на 6–7% в год, обменный курс рубля вырос к июлю
2008 г.до 23,35 руб./дол. С началом кризиса цена нефти марки
94
«Брент» упала в три раза с 133,85 дол./бар. в июле 2008 г. до 43,6
дол./бар. в декабре 2008 г. Курс рубля упал в феврале 2009 г. до
35, 81руб./дол. От этой девальвации рубля пострадали юридические и физические лица, которые имели доходы в рублях,
а кредиты в долларах, их долги в рублях подскочили в 1,5 раза.
Пострадала и страна, ВВП за 2009 год упал на 7,9%, бюджет был
сведен с дефицитом в 6%.
Российское правительство не могло предотвратить мировой
кризис, но оно могло лучше подготовиться, если бы учло прогнозы кондратьевских кризисов, сделанные мной в 1993 и уже
дважды сбывшиеся в 1997 и 2008 гг.: cм. [4, 5]
На рис. 2. представлены графики статистики и регрессии
обменного курса рубля (дол./руб.). Здесь в регрессию добавлена
цена нефти p.
95
3. Организатор девальвации рубля — ЦБ,
январь–март 2014 г.
С 2011 года мировой рынок нефти стабилизировался, цена
нефти «Брент» колеблется в пределах 108–112 дол./бар., хотя
есть очень медленная тенденция к понижению этой цены. В такой ситуации российская экономика в инерционном сценарии
без модернизации, без обновления технологий и повышения
производительности труда имеет темпы роста, близкие к нулю
или даже отрицательные. Правительство РФ в рамках либеральной парадигмы пытается улучшить инвестиционный климат
через понижение сбережений и доходов населения, т. е. через
девальвацию рубля. С этой целью ЦБ провел в январе 2014 г.
3 аукциона РЕПО и еще один аукцион РЕПО в феврале, повысив
денежную массу М2 в среднем на 2,5 триллиона рублей.
На 1 января 2014 г. рублевая денежная масса М2 составляла
31, 4 триллионов. рублей, в течение проведения четырех РЕПО
она составляла 33,9 триллионов, т. е. увеличлась в 1, 0796 раз
(почти на 8%). Поскольку остальные переменные в формуле
для обменных курсов рубля за месяц так сильно измениться не
могли, можно воспользоваться приближенной формулой
(1)
(E1/E0) = (M1/M0).
Начальные значения обменных курсов для доллара и евро
по состоянию на 1 января 2014 г., новые вычисленные значения
по формуле (1) и статистические значения по состоянию на 19
февраля — день проведения экспертной сессии — приведены
в таблице № 1.
Таблица № 1.
Дата
1 января
2014 г.,
статистика
Вычисленные
значения
по формуле (1)
19 февраля
2014 г.,
статистика
Обменный курс,
руб./дол.
32,6587
35,2583
35,2386
Обменный курс,
руб./евро
45,01
48,59
48,3086
96
Здесь вычисленные значения практически совпадают с реальными значениями.
Когда к деньгам ЦБ на валютном рынке присоединились
деньги спекулянтов и населения, ЦБ пытался остановить панику и дал задний ход, делая миллиардные долларовые интервенции, а также повысил учетную ставку до 7%. Но обвалов на
биржах и дальнейшего пикирования рубля пока избежать не
удалось. Окончательные итоги девальвации рубля и финансовой дестабилизации, вызванной действиями руководства ЦБ,
придется подводить в конце 2014 года.
4. Формулы и вычислительные эксперименты с российской
инфляцией.
Довольно приличные результаты по моделированию российской инфляции на интервале с февраля 2005 г. по февраль
2011 г. дает простейшая регрессия:
p (t) /p (t–1) = a1[M (t) /y (t) ]/[M (t–1) /y (t–1) ] +
+a2{[p (t–1) /p (t–2) — [p (t–2/p (t–3) ]} +
+ a3 D (t) /D (t–1) + a4 E (t) /E (t–1)
(2)
a1= 0,0925; a2=0; a3=0,1901; a4=0,7216 — коэффициенты регрессии.
R=0,9997; R2=0,9995; R2norm=0,9852
Здесь p — индекс потребительских цен, M — денежная масса
M2, y — индекс промышленного производства, D — обменный
курс руб./дол., E — обменный курс руб./евро. Все показатели
в месячной статистике.
В формуле (2) первый член отражает влияние соотношения
между экономическим ростом и денежной эмиссией, второй
член отражает динамику скорости обращения денег, третий
и четвертый член отражают влияние внешней торговли. В данной конкретной регрессии оценка второго коэффициента
статистически незначима (плохая t-статистика), поэтому он
равен нулю. Данная регрессия иногда завышает инфляцию, это
бывает, например, когда избыток денежной массы находится
не на потребительском рынке, а в банковской системе или на
фондовом рынке.
97
Выводы
1. Адекватный математический аппарат для учета роли денег
в экономике есть, он проверен на реальных процессах
с помощью вычислительных экспериментов.
2. Российское правительство само организует девальвацию
и инфляцию рубля своими методами проб и ошибок, вызывая при этом тяжелые последствия.
3. Необходимо привлечение российских независимых
экспертов к обсуждению и выработке финансовой политики, ориентированной на стабильную финансовую
ситуацию.
Литература
1. Дубовский С.В. Прогнозирование инфляции и обменного
курса рубля в российской нестационарной экономике.
УРСС, М., 2001. — 40 с. 3,0 п.л. Препринт распространяется интернет — магазинами.
2. Дубовский С.В. Обменный курс рубля как результат денежной эмиссии, внешней торговли и блуждающих финансовых потоков.// Ж. ЭиММ, 2002, том 38, № 2. С. 84–96.
3. Дубовский С.В. Прогнозирование российской инфляции
с учетом ее системной нестационарности. // Системные
исследования, Ежегодник 2000. ЕДИТОРИАЛ УРСС, М.,
2002. С. 202–212.
4. Дубовский С.В. Прогнозирование катастроф (на примере
циклов Кондратьева). «Общественные науки и современность. 1993г., № 5, с. 82–91.
5. Дубовский С.В. Моделирование циклов Кондратьева и прогнозирование кризисов. // Альманах «Кондратьевские
волны. Аспекты и перспективы.» 2012. Изд. «Учитель»
Волгоград.С. 179–188.
98
Демонетизация и повышение цены денег
как механизм создания искусственной
бедности
Аброськин П.Н.
Искусственная бедность является одним из ключевых способов ослабления стратегического конкурента, который успешно применяется против России изнутри ее же компрадорскими
экономическими властями.
Согласно закону спроса и предложения, чем меньше товара
и чем выше на него спрос, тем он дороже. При низкой монетизации цена денег в виде процента растет. Наиболее монетизированной часть издержек является зарплата, поэтому именно
она сокращается в первую очередь в составе издержек бизнеса
и госуправления. На рис. 1 видно, что чем выше монетизация
экономики, тем выше зарплатоемкость ВВП и тем больше объем и доля потребления инновационной продукции. Последнее
является одним из ключевых факторов экономического роста
страны и ее глобальной конкурентоспособности. Видно, что
уменьшение монетизации вызывает большее сокращение зарплатоемкости. Чем она выше, тем больше внутренний спрос.
Это достигается не только за счет объема денег у населения, но
и равномерности их распределения.
Данные также показывают, что в странах с высокой монетизацией экономики и зарплатоемкостью ВВП ниже дифференциация доходов. Это, в свою очередь, позволяет включить
основной двигатель экономического роста и глобальной
конкурентоспособности — массовый спрос. Даже высокая
монетизация при значительной дифференциации доходов не
обеспечивает необходимой массы спроса и доходов бизнеса,
достаточных для капитализации прибыли в необходимых для
расширенного воспроизводства размерах, что замедляет экономический рост.
99
100
Рис. 1. Зарплатоемкость и монетизированность ВВП, потребление наукоемкой продукции,
равномерность распределения дохдов
(Источник — расчеты автора по данным, ЦБ РФ, Росстата, МВФ, собственным данным)
В России наблюдается усиленный синергией эффект сложения низких монетизации, зарплатоемкости и высокой дифференциации доходов, являющийся основным внутренним
фактором экономической стагнации. У нас возник феномен
работающей бедности: при низком уровне безработицы (примерно в четыре раза ниже, чем ЕС) уровень оплаты труда
примерно соответствует размеру пособия по безработице
в «Старом ЕС». В результате возникает сверхэксплуатация
труда и его сверхвысокая зарплатоотдача при низкой производительности, вызванной технологическим отставанием
(табл. 1). Оно, в свою очередь, вызвано высокой стоимостью
денег, блокирующей долгосрочные инвестиции в основной
капитал и инновации.
Таблица 1
Эффективность и оплата труда в среднем в 2008–2013 гг.
(Источник — исследования автора по данным Росстата,
МВФ, собственным расчетам)
Страны
Производство
продукции на
1 чел.-ч, долл.
США
Часовая
заработная
плата, долл.
США
Производство
продукции на
1 долл. США
зарплаты
СССР в 1980–1985 гг.
24,6
16
1,5
Россия
9,2
2,7
3,4
США
28,0
17,8
1,6
Канада
25,4
17,2
1,5
«Старый Евросоюз»
26,8
16,7
1,6
«Новый Евросоюз»
7,6
3,1
2,5
Япония
22,0
14,5
1,5
Республика Корея
14,5
10,5
1,4
Страны Южной
Америки, члены G20
10,2
4,4
2,3
101
Международная организация труда считает, что часовая
заработная плата ниже трех долларов выталкивает человека
из нормального воспроизводственного процесса, притупляет
мотивацию к работника к труду, это наблюдается в современной России за пределами Москвы. Приведенные выше
данные говорят о состоянии бедности в стране. Эти данные
подтверждаются исследованиями М.Г. Делягина (Институт
проблем глобализации), утверждающим, что порог бедности
определяется способностью домохозяйства купить среднюю
бытовую технику (холодильник, стиральную машину, телевизор, компьютер и т. п.) из текущих доходов, не прибегая
к кредиту и не пользуясь сбережениями. На это способны менее
четверти домохозяйств в современной России38.
Бедность и погоня за доходами приводит к психологической
подавленности. Человек уже не способен на творческий труд
и инновационную деятельность, его мировоззрение и поведение становится примитивным: добычливо-потребительским,
что также является фактором стагнации экономики.
В Москве и агломерациях мегаполисов уровень доходов на
первый взгляд позволяет населению психологически чувствовать себя средним классом, но, не являться таковым по меркам
стран G7. Эти люди немало потребляют, берут ипотеку, покупают автомобили, относительно регулярно ездят отдыхать за
рубеж. Но им приходится много работать, и у них катастрофически не хватает свободного времени, в целом они пребывают
в «депрессии с улыбкой». Потребление является компенсацией
трудовой и кредитной зависимости.
При низкой монетизации и высоком проценте на бедности зарабатывает банковский сектор. Его сетования на то,
что демонетизация и высокая цена денег не дают ему нужной
ликвидности для увеличения объемов кредитования бизнеса
является мифом. Именно существующая монетарная политика
ЦБ РФ и Минфина России позволяет банкам комфортно зарабатывать на потреблении, чаще необходимом, а не излишнем,
38
Сайт Михаила Делягина — [Электронный ресурс] — Режим доступа
[http://delyagin.ru/]
102
вопреки распространенному мнению. В отличие от бизнеса,
кредитование потребителей больше обеспечено залоговой
массой, и физические лица, являются дисциплинированными
заемщиками.
Это концентрированно иллюстрируется ситуацией с ипотекой. Являясь типичным бедным ипотечным заемщиком,
автор провел исследования на собственном примере, которые
показывают, что именно при высоком проценте, который является продуктом низкой монетизации, банк извлекает большую
выгоду, чем при низком проценте. Фактическим примером
служит ипотечный кредит, взятый автором в 2011 г.: 2516 тыс.
руб. на двухкомнатную квартиру 50 кв. м в Обнинске в доме
1965 г. постройки под 12,4% годовых на 25 лет с ежемесячным
аннуитетным платежом 27,4 тыс. руб. при первоначальном
взносе 10% от стоимости квартиры (рис. 2).
Видно, что только за счет процентов банк окупает квартиру
уже на седьмой год. Из-за того, что на ипотеку уходит 40–60%
дохода, именно в период с пятого по восьмой — девятый год
у ипотечных заемщиков массового сегмента наступает финансовая усталость, и они склонны отказаться от кредита, продав
квартиру и вернув долг. За это время возвращается только 7–10%
тела долга, т. е. банк может заработать на массовой ипотеке
дважды. Ситуация усугубляется тем, что ипотека — единственный способ решения жилищной проблемы для большинства
семей молодого и среднего возраста, т. е. спрос на эти кредиты
даже при сверхвысоких процентах неэластичен по цене.
Президентом России предложены меры по снижению
стоимости ипотечных кредитов до уровня: индекс цен плюс
2,2% годовых39. При существующем индексе цен максимальная
ставка должна снизиться до 5,9%. По параметрам доходности
это очень близко к доходности ипотеки в развитых странах. Существенно облегчается положение заемщиков: высвобождается
39
Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 600 «О мерах по обеспечению
граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильем и повышению качества жилищно-коммунальных услуг». Президент России. [Электронный ресурс] — Режим доступа: [http://www. kremlin.ru/acts/15237].
103
Рис. 2. Динамика накопленных выплат процентов и основного
долга по отношению к размеру ипотечного кредита:
фактическая; по предложению Президента России; фактическая
по максимальному проценту в странах G8, исключая РФ
(Источник — расчеты автора по данным Администрации
Президента России, Банка России, МВФ, АКБ «ФОРА-БАНК»
(ЗАО))
более половины личных располагаемых доходов домохозяйств.
Однако пока эти меры торпедируются финансовыми властями
РФ, в том числе в угоду банковскому сектору.
Аналогичная ситуация наблюдается и по другим видам массового кредитования: несмотря на некоторое снижение ставок
и требований к заемщикам, цена кредита остается запредельной.
Но при этом спрос на кредит неэластичен по цене (рис. 3).
104
Рис. 3. Стоимость кредита и эластичность спроса на кредит
по проценту в РФ в 2013 г.
(Источник — расчеты автора по данным Банка России, Росстата)
Это говорит о том, что кредиты берутся не излишества, а на
необходимое для нормальной жизни: бытовую и компьютерную
технику, одежду, автомобили, образование, отдых, лечение и т. п.
Почти полуторократный рост закредитованности населения за
2013 г. подтверждает тенденцию: рост цен при стагнации доходов
вынуждает прибегать к кредитованию. При этом, как и в предыдущем случае, банки зарабатывают сверхдоход в 130–190% от
того, который они могли бы получить при ставке процента на
уровне стран G7 по аналогичным кредитам. Это происходит за
счет досрочного погашения — заемщики стремятся как можно
быстрее снять с себя бремя, а формула расчета платежа такова,
что в течение первой трети — половины срока кредитования
гасится процент, потом — тело долга. При данной схеме именно
105
демонтизация и высокий процент дает банкам дополнительный
доход. Неэластичность спроса на кредит гарантирует не только
высокий спрос, но и возможность работать от цены, а не от оборота, что значительно менее затратно и более комфортно.
Ясно, в демонетизации российской экономики и высокой
цене денег оказывается заинтересованным не только сырьевой
экспортный сектор, но банковское сообщество, зарабатывающее на искусственной бедности. Парадоксально, но в высокой
стоимости денег заинтересован и бизнес, что им осознается на
уровне рефлекса. Ему сложно кредитоваться под долгосрочные
проекты, но низкие зарплаты, высокая закредитованность работников позволяет сильнее их эксплуатировать, не опасаясь
добровольны увольнений. Выгоды от этой экономии на зарплатах могут существенно превышать потери от невозможности
расширить или модернизировать бизнес, а при том, что в РФ
рынки в основном представляют собой большие или локальные
олигополии, в этом часто нет необходимости.
Таким образом, вопреки сложившемуся мнению, у демонетизации экономики и высокой цены денег есть крупные интересанты в финансовом секторе, торговом и даже производящем
бизнесе, зарабатывающие на бедности и готовые поддерживать
ее искусственно. Радикально изменить ситуацию могут меры
государственного регулирования.
Дополнительные платежно-расчетные
инструменты и их роль в нормализации
положения в экономике
Генкин А.С.
В настоящее время перед органами государственной власти
на федеральном и региональном уровне встает ряд непростых
задач. Мы постараемся убедительно доказать, что сегодня
106
существуют отработанные и эффективные механизмы для их
решения, причем не только «сверху», путем изменения законодательства и инициативы властей, но и »снизу», путем развития
гражданской инициативы на местах.
С одной стороны, вынужденно возрастает социальная
направленность политики федерального центра, растет
внимание к уровню удовлетворенности потребностей и социальной защищенности населения, производятся сравнения
между различными регионами по большому набору критериев
эффективности управления. В этой связи власти многих регионов пытаются укрепить свой позитивный имидж в глазах
Центра и повысить свою популярность у местного населения
путем применения различных социальных технологий. С другой стороны, в последние годы в силу кризисных явлений
и специфики бюджетных реформ происходит, по сути, секвестирование ряда базовых социальных программ, государство
постепенно уходит из сферы образования, медицинского
и пенсионного обеспечения, обеспечения занятости, социальной поддержки.
Остается вакуум, который сложно заполнить, потому что
у значительной части населения на руках не остается денежной
массы для удовлетворения важных потребностей: все расходуется на предметы первой необходимости.
При этом существует мировой позитивный опыт системной разработки программ, позволяющих справиться с рядом
указанных проблем в масштабах отдельного региона или муниципалитета.
Основой таких программ является механизм, успешно
опробованный за последние 30 лет уже в нескольких десятках
стран мира.
Как известно, далеко не всегда в обслуживании товарооборота преобладали государственные деньги. Выпуск денег
практически до середины XIX века осуществлялся частными
эмитентами. Еще в 70-х годах прошлого века нобелевский лауреат Фридрих фон Хайек в книге «Денационализация денег»
(в русском переводе — «Частные деньги») писал: «Деньги не
107
должны создаваться исключительно правительством: они могут
появиться спонтанно, подобно закону, языку и морали».
Первые теоретические подходы к выпуску частных денег
независимыми эмитентами предпринял на рубеже XIX и XX веков Сильвио Гезелл. Он исследовал выпуск частных денег с т. н.
демерреджем — отрицательной процентной ставкой, которая
служила бы стимулом к расходованию данных денег. Реализация идей Гезелла по конструированию валют с преобладанием функций средства расчета и платежа и одновременным
угнетением функций средства накопления позволила в 1930-х
годах успешно решить проблемы с безработицей и кризисом
местного бюджета в австрийском городе Вергль.
Серьезный вклад в теорию негосударственных денег внес
американский экономист Эдуард Ригель в 40-е годы XX века.
Будучи очевидцем «нового курса» президента США Ф.Д. Рузвельта, он дал ему свою оценку в книге «Деньги частных предприятий: неполитическая денежная система», где провел четкое
отличие между деньгами, эмитируемыми правительством, способными вызывать инфляцию и войны (через финансирование
ВПК), и деньгами, эмитированными частным образом, через
акт покупки реальных товаров, и потому лишенными этих
недостатков. Ригель впервые смоделировал режим выпуска
в обращение глобальной частной валюты и обратил внимание
на необходимость и достаточность контроля со стороны рынка
и СМИ над эмитентом, для устранения соблазна необеспеченной сверхэмиссии.
Модель Ригеля развил упомянутый выше Фридрих фон
Хайек, который предсказал человечеству в будущем выбор
между несколькими конкурирующими видами частных валют,
способный дать нам лучшие, чем когда-либо ранее, деньги.
Начиная с 1980-х годов, активно стал развиваться особый
вид частных денег. Системы местного товарообмена (СМТ)40 —
это местные торгово-обменные системы, построенные на
40
В англоязычной литературе используется термин LETS — сокращенное
от «Local Exchange Trading Systems».
108
внутренней учетной единице41, использующей систему взаимного кредита. Любой из участников такой системы имеет
ограниченный кредит, в пределах которого он может получить
товары или услуги от другого участника сообщества (увеличивая свой долг и баланс контрагента на равные суммы). Эмиссия внутренней учетной единицы не ограничена, но при этом
сумма обязательств всех ее участников всегда равна нулю. Сама
система носит некоммерческий характер, в ней не начисляются проценты. У ее участников нет обязательства совершать
сделки и вести торговлю, данные об их счетах доступны всем
участникам системы.
Одним из первых СМТ спроектировал и запустил в Канаде
Майкл Линтон, затем подобные системы распространились
по миру. На сегодня насчитывается до 2600 таких систем в более чем 50 странах мира. Особенно велики их успехи в странах
Латинской Америки, где они успешно обеспечивают занятость
и рост доходов малообеспеченного населения (в Бразилии их
в итоге поддержал Центральный банк и Минтруд, а кредиты
в местных «валютах» здесь выдаются под 2%, в Аргентине
их использовало Минэкономразвития в программе борьбы
с безработицей, в Уругвае ими разрешили принимать налоги),
в Японии (36% от общего количества СМТ в мире), Австралии
и Новой Зеландии, где власти официально разрешили учитывать для целей налогообложения доход в местных денежных
единицах (по сути, приравняв их к деньгам, а заодно обложив
обороты в них стандартными налогами — вот, на наш взгляд,
правильный и прагматичный подход к проблематике частных
денег), в США, Великобритании, Австрии, Германии, Швейцарии, иных странах. Последний экономический кризис добавил
динамизма развитию проектов СМТ (напр., в Греции, Испании,
Великобритании и т. д.). В России в последние годы СМТ также
развиваются, наиболее известны проекты в Иркутске, Баш41
Под этим термином понимается признанная в местном масштабе в отличие от национальной валюты мера меновой стоимости. См.: Ingleby, J.
Local Economic Trading Systems: Potentials for New Communities of Meaning //
International Journal of Community Currency Research. 1998. Vol. 2.
109
кортостане, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге. Сотни
примеров действующих систем подобного типа со всего мира
собраны в нашей книге 2002 г., расширенное переиздание которой намечено на конец этого года42.
Инициаторы подобных проектов всегда стремятся запустить процесс тесного взаимодействия жителей конкретной
местности. В ряде случаев проекты запускаются в депрессивных районах и городках как инструмент борьбы с безработицей, для повышения общего уровня жизни через кооперацию
и взаимопомощь членов локального сообщества43.
При этом местный бизнес получает огромное преимущество в виде постоянно имеющейся ликвидности — местной
«валюты», которая никогда не покидает региона. Это очень
актуально там, где остро стоит вопрос дефицита наличных
в течение года и имеет место фактор сезонности, например,
в сельских районах. Местные предприятия получают фактически бесплатное натуральное кредитование для поддержания
своей хоздеятельности44.
Участники системы — частные лица также получают
огромное преимущество — с ними всегда могут рассчитаться
квазиденьгами, на которые они могут приобрести почти все
необходимое для поддержания нормального уровня жизни
(в т.ч. товары длительного пользования). Таким образом,
монетизируются товары, умения и навыки местных жителей,
которые ранее не были вовлечены в товарно-денежный оборот, в том числе из-за отсутствия платежеспособного спроса
в государственных деньгах.
Один из подвидов СМТ — тайм-банки (банки времени).
В них основной единицей обмена, как правило, является едини42
Генкин А.С. Частные деньги: история и современность. М.: Альпина
Паблишер, 2002.
43
В последних по времени примерах таких систем данный принцип применяется не только к географически локализованным сообществам, но и,
например, к участникам групп в социальных сетях.
44
Генкин А., Митусов М. К вопросу о жизнеспособности локальных дополнительных экономик в новом мире // Сборник статей и докладов «За… Самоорганизация в стремительно меняющемся мире». Киев: Оптима, 2012.
110
ца учета, эквивалентная часу труда человека. В традиционных
банках времени один час труда одного человека всегда равен
часу труда другого (принцип эквивалентности). Заработанную внутреннюю валюту человеку не нужно тратить сразу же,
эти средства могут сохраняться неопределенно долгое время.
Участники зарабатывают кредит во внутренней валюте (часто
называемой «тайм-долларами») за каждый час помощи другим
членам сообщества. Услуги, предоставляемые членам в рамках
системы, включают в себя: уход за детьми, правовую помощь,
уроки иностранных языков, домашний ремонт, уход за нуждающимися и многое другое45. Заработанные средства затем
записываются на личный счет участника в банке времени.
Во всех известных инициативах СМТ очень мощно звучит
мотив помощи и сотрудничества в масштабе своего сообщества. Всячески подчеркивается поддержка местных производителей и приоритетность приобретения их товаров в противовес
импорту извне. Ключевая идея здесь в замкнутости цепочек
потребления. Обеспечивается взаимный спрос и формируется
взаимное предложение, при этом не происходит оттока капитала вовне. Все построено на идеологии местного патриотизма.
Но он не переходит в сепаратизм. Локальное сообщество эффективно выстраивает местную экономику, организуя торговлю излишками своего производства вовне, в обмен получает
недостающие ресурсы и/или денежные средства, необходимые
для выплаты налогов и для иных целей.
Преимущества внедрения подобной системы:
− рост оборотов местных предприятий и налогов от их
деятельности;
− рост занятости и доходов, обеспеченности товарами
и услугами и общее повышение уровня жизни местного
населения;
− улучшение социального климата;
45
Пример подобной системы — японская Фуреаи Кипу — там участники
с молодости зарабатывают себе «капитал», тратя время на уход за стариками,
а достигнув пожилого возраста, получают обратно свои накопленные часы
в виде услуг по уходу от других участников.
111
− наполнение местного бюджета, решение задач развития
местной инфраструктуры;
− усиление трудовой мотивации и здорового местного патриотизма.
СМТ служат целям кооперации, взаимовыгодного соединения усилий, сотрудничества в пределах локальной экономики.
СМТ являют собой пример хаордической системы46. Термин «хаорд» изобретен недавно из сочетания английских слов
«chaos» (хаос) и »order» (порядок). Им описываются сложные
системы, обладающие способностью перерабатывать информацию для осуществления адаптационных и эволюционных
перемен. Для этого системе нужны достаточная степень упорядоченности и организации, а частям системы — автономия,
свобода и гибкость, чтобы следовать инновациям, не отрываясь
от основной системы и предотвращая ее дезинтеграцию. Это
тип организации, существующей «на задворках хаоса». Достаточно далеко от его ядра, чтобы избежать уничтожения, но
и не слишком далеко, чтобы не застыть в косности. Полагаем,
что данная модель достаточно адекватно описывает положение
СМТ в рамках мировой денежной системы.
С позиций теории денежного обращения, наши исследования показали, что внедрение социальных платежно-расчетных
технологий и инструментов (СПРТ), важнейшим из которых
и наиболее успешным с позиций практической апробации
внедрения являются СМТ, становится одним из мощнейших
факторов влияния на состояние товарно-денежного рыночного обмена. В процитированной статье нам удалось доказать,
что внедрение СПРТ нивелирует негативное влияние системного экономического кризиса, а именно: в силу действия
фактора, названного нами «эффектом замещения», вытесняет
«канонические» денежные инструменты «неканоническими»,
обладающими более высокой скоростью обращения (важное
46
Kay R. LETS and the foundations of a new money system // Coventry, UK:
1994.
112
уточнение Закона Грешема)47, а в силу действия другого фактора, обозначенного нами как «эффект рекапитализации»,
обеспечивает сохранение стабильной совокупной стоимости
активов в экономике, вовлекая в оборот (монетизируя) дополнительные товары (в т.ч., трудовые и товарные ресурсы
локальных сообществ) и обеспечивая дополнительный спрос
на них48.
В данном случае нельзя говорить об эффекте «надувания
пузыря», который имеет место применительно к фондовому
рынку и сказывается, главным образом, на предприятиях
инновационной сферы, на отраслях «новой экономики». Два
этих явления происходят одновременно и имеют сходные
внешние проявления (рост капитализации), однако их внутренняя природа абсолютно различна. «Мыльный пузырь»
связан с движением спекулятивного капитала, по природе
своей склонного к пренебрежению рисками в пользу надежд
на повышенную доходность. Инвестиции в данном случая
направляются не в дополнительные орудия производства или
товары потребительского спроса, но в представляющие компании «новой экономики» ценные бумаги, включая деривативы. Эффект же рекапитализации, образно говоря, находит
новые товары для покупки их уже отложенными, праздными
или сберегаемыми (или ранее им недоступными!) денежными средствами экономических субъектов. Если, помнится,
М. Фридман писал о »разбрасывании денег с вертолета», то
мы можем сказать, что развитие СПРТ посредством эффекта
рекапитализации уподобляется открытию пещеры Аладдина
с предложением широкой публике всех обнаруженных там
несметных богатств.
47
Так, по данным исследователей, оборот в местной немецкой валюте
Чимгауэр в 2,5–3 раза интенсивнее, чем в евро (среди тех же субъектов). Упомянутый же закон, открытый британским финансистом Томасом Грешемом,
как известно, гласит: «Плохие деньги вытесняют хорошие деньги».
48
Подробная аргументация этих выводов приведена в работе: Генкин А.С.
Как новые платежные технологии влияют на товарообмен // Мир новой
экономики. 2010. № 1 (7).
113
Было бы актуально именно сейчас ходатайствовать о выделении в качестве площадки для запуска проекта СМТ одного
из сельских районов в любом дотационном субъекте Федерации и одного из средних городов с населением от 200 000 человек. В случае положительного решения, на этих пилотных
территориях можно было бы, с соблюдением действующего
законодательства РФ, развернуть эксперимент по запуску систем местного товарообмена, в целях достижения описанных
выше позитивных социальных результатов. Положительный
опыт, полученный в процессе проведения эксперимента, мог
бы быть затем масштабирован и распространен на другие
субъекты РФ.
Монетаризм contra социальное
государство: проблемы экономической
политики в современной России
Долматова Ст.А.
Начало 2014 года ознаменовалось целым рядом выступлений
высокопоставленных российских чиновников, констатировавших ухудшение большинства экономических показателей и дающих неутешительные прогнозы социально-экономического
развития России в обозримом будущем. В данной связи наиболее пессимистичным и резонансным оказалось заявление на
Гайдаровском форуме первого заместителя председателя ЦБ РФ
К.В. Юдаевой о стагфляции в Российской экономике. В то же
время министр экономического развития А.В. Улюкаев, на том
же форуме заявил, что, «учитывая такие благоприятные условия российской экономики, как практически бездефицитный
бюджет и чрезвычайно низкую долговую нагрузку (11% ВВП),
можно было бы пойти на резкое смягчение денежно-кредитной
и бюджетной политики. Но это было бы временным решением,
114
за которым может последовать разбалансировка основных
институциональных и структурных основ экономики, поэтому
этим пользоваться нельзя»49.
Опять превалирует монетаристская риторика сохранения
status quo сложившейся финансовой системы, основанной на
стерилизации денежной массы и, по сути, изъятии инвестиционных ресурсов из экономики. Финансовая стабилизация,
сопровождаемая стагнацией национальной экономики, имеет смысл только с позиций глобального перелива капитала
и интересов международных финансовых институтов. В февральском докладе самого ЦБ РФ отмечается, что «рост мировой экономики будет по-прежнему поддерживаться в первую
очередь улучшением ситуации в развитых странах на фоне
мягкой денежно-кредитной политики центральных банков
и сокращения объемов мер бюджетной экономии»50. Однако
в России происходит все ровно наоборот, отмечается замедление темпов роста, и осуществляются прямо противоположные
меры макроэкономического регулирования. Россию, несмотря
на присутствие в G8, принято даже в официальных документах относить к так называемым развивающимся рынкам, и ей,
судя по всему, предназначено по-прежнему придерживаться
стратегии Вашингтонского консенсуса, наиболее жесткого
варианта монетаризма, разработанного в конце 80-х годов для
развивающихся стран.
Тем не менее, даже при изменении монетарной политики
простое увеличение денежной массы не приведет автоматически к качественным изменениям состояния российской
экономики в лучшую сторону и, как следствие, общества
в целом. В рамках экономической парадигмы, реализовывавшейся последние 20 лет, качественных улучшений социальноэкономической ситуации ожидать не приходится. В данной связи
49
Министерство экономического развития Российской Федерации //
<http://www. economy. gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/mer/press/news/
doc20140115_3>.
50
Ц Б РФ (Банк России) Доклад о денежно-кредитной политике. № 1 (5).
Февраль, 2014. С. 8. // <http://www. cbr.ru/publ/ddcp/2014_01_ddcp. pdf>.
115
по-прежнему остро стоит вопрос об изменении вектора
социально-экономического развития для реализации на практике принципов социального государства, каковым Российская
федерация является согласно Конституции.
В стране уже более двадцати лет продолжается, говоря
словами министра Улюкаева, разбалансировка основных институциональных и структурных основ экономики, которая
сопровождается деиндустриализацией и изношенностью
основных фондов еще функционирующих предприятий, возрастанием системных рисков в связи сырьевой зависимостью,
неоправданной гипертрофией финансового сектора и т. д. —
список признаков неблагополучия российской экономики
далек от завершения. В то же время, очевидно, что остатки
советского наследства на исходе, и необходимы системные
меры для выхода из тотального кризиса не только экономики,
но и общества в целом. Не случайно в последнее время с самых
высоких трибун звучали слова о необходимости инновационного развития, диверсификации и модернизации экономики,
технологического прорыва. Осознание тупиковости сырьевого
характера экономического развития современной России стало
уже очевидной банальностью.
Однако предпринятые меры ЦБ РФ по ослаблению курса
национальной валюты свидетельствуют о стремлении сохранения экспортоориентированной сырьевой модели развития,
причем, на той же технологической базе в добывающих отраслях. Положительный эффект девальвации, способствовавший
импортозамещению и восстановительному росту после кризиса
1998 года в российской экономике, когда заработали закрытые
в 90-е годы советские фабрики и заводы, в настоящее время
вряд ли повторится в связи с отсутствием незанятых производственных мощностей. Необходимость закупки оборудования за границей для предприятий, начавших модернизацию,
и удорожание кредитов, взятых в иностранной валюте, будут
способствовать росту издержек и, в конечном счете, будут
служить дополнительным стимулом раскручивания инфляционного процесса. Безусловно, отдельные компании и частные
116
лица являются бенефициариями процесса девальвации рубля,
но суммарный эффект как для экономических агентов, так и,
в первую очередь, для населения, чья потребительская корзина,
повсеместно (а не только в Москве и Санкт-Петербурге, как
утверждается) большей частью состоит из импортных товаров,
и даже продуктов питания, будет негативным.
Стремление продемонстрировать, что стремительное падение рубля — объективный процесс, связанный с завершением
третьего раунда политики ФРС США, так называемого количественного смягчения — QE3, выглядит малоубедительным.
Политика недавно ушедшего в отставку главы ФРС США Бена
Бернанке по накачке ликвидностью банковской системы в качестве борьбы с финансовым кризисом, получившая образное
название «разбрасывание денег с вертолета», в большей степени
касалась финансового рынка США и других развитых рынков.
Так называемые развивающиеся рынки, в частности российский рынок, как наиболее рисковые не могли рассчитывать на
значительный приток средств, как до кризиса 2008 года, отдельные спекулятивные всплески общей картины не меняли. Об
этом свидетельствует сравнение динамики фондовых рынков
России и США как основных «барометров» финансовой активности за последний год. Если фондовый рынок США демонстрировал поступательную динамику роста на вливаниях ФРС
(лишь немногим менее 20%), то российский рынок в лучшем
случае стоял на месте.
Также объяснение девальвации рубля со схожими процессами на развивающихся рынках, например, Индии или
Бразилии, мало убедительны в связи с различиями в экономическом потенциале, структуре экономики, состоянии платежного баланса, объеме накопленных золотовалютных резервов.
Кроме того валюты этих стран начали стремительное падение
значительно раньше российского рубля и задолго до сворачивания QE3, хотя безусловно в условиях глобализации нельзя
недооценивать и внешний фактор давления и зависимости
развивающихся рынков от движения глобального финансового
капитала. Тем не менее, совершенно очевидно, что российский
117
рубль стал стремительно падать в январе после так называемых словесных интервенций руководства ЦБ РФ и Минфина,
выбравших «удачный» момент для объявления о переходе
к режиму плавающего курса национальной валюты и отказу от
его поддержки. Дополнительным фактором ослабления рубля
стали операции по покупке иностранной валюты на внутреннем рынке для перечисления в Резервный фонд Минфином РФ
и Федеральным казначейством, которые были приостановлены
с 4 марта в связи с повышенным уровнем волатильности на
финансовых рынках из-за событий на Украине. Как представляется, на украинский фактор будут списывать все недостатки
и просчеты проводимой экономической политики, также как
и на неблагоприятную конъюнктуру на мировых рынках, хотя
на данный момент, в частности на рынке нефти — основного
товара российского экспорта, конъюнктура весьма благоприятна. Уровень выше 100 долларов США за баррель нефти,
который держится последние три года, весьма комфортен для
российского бюджета. Что же тогда ожидать при ухудшении
конъюнктуры на товарных рынках, если даже при гигантских
золотоволютных резервах, составляющих почти 500 млрд
долларов США ЦБ РФ не обеспечивает устойчивость курса
национальной валюты?
В то же время современная Россия по оценкам кремлевских
финансистов должна была стать «островом стабильности»
и «тихой финансовой гаванью», новым финансовым центром,
привлекающим капиталы со всего мира. Под эту «инновационную идею» изымались из экономики гигантские ресурсы,
которые могли быть направлены на технологическую модернизацию и структурные реформы, в то же время не получали
финансирование социально значимые проекты, и отрасли,
нацеленные на развитие человеческого потенциала, влачили
жалкое существование. Кроме того в принятом федеральном
бюджете на 2014–2016 гг., зафиксировано снижение государственного финансирования здравоохранения и образования,
и так находящегося ниже социально приемлемого уровня. При
перенесении социальной нагрузки на регионы многие из них
118
окажутся без социальной поддержки в связи с дефицитом региональных бюджетов. Кроме того часть российских регионов
находится на грани банкротства, поэтому при значительной
поляризации региональных доходов не может не встать вопрос
о сохранении единого социального пространства.
Даже так называемые майские (2012 года) указы Президента
РФ под угрозой срыва. Нет ясности, на какой технологической
базе будут созданы 25 млн высокопроизводительных рабочих
мест и будет увеличена до 2018 года производительность труда
в 1,5 раза. Характерно, что существует устойчивое общественное мнение, что именно для реализации этих указов и была
осуществлена стремительная девальвации рубля, поскольку
для пополнения бюджета нефтедолларовые доходы при конвертации в рубли будут показывать ощутимый прирост. Однако
какой смысл в росте номинальных доходов, который будет нивелирован инфляцией, если реальные доходы в лучшем случае
останутся неизменными? Широкие слои населения могут не выдержать бремени инфляционного налога, который для низкодоходных групп значительно больше, чем для высокодоходных
групп, и — почва для социального протеста обеспечена.
В данной связи противоречива позиция руководства ЦБ РФ:
с одной стороны, главной целью своей политики определяя таргетирование инфляции, а с другой — запуская инфляционный
процесс, который благодаря сформированным ожиданиям уже,
судя по всему, вышел из-под контроля. Тем не менее, вопреки
очевидным фактам, ЦБ дает оптимистичные прогнозы: «существенного влияния на экономическую активность динамика
курса рубля не окажет в силу того, что колебания курса поразному влияют на конкурентоспособность и издержки производства различных отраслей экономики. При этом эффект
переноса динамики курса на инфляцию будет в значительной
степени компенсирован более низким, чем ранее ожидалось,
уровнем агрегированного спроса. Рост продовольственных цен,
обусловивший превышение инфляцией верхней границы целевого диапазона в конце 2013 года, будет временным и не окажет
значимого влияния на инфляцию по итогам 2014 года. Таким
119
образом, в базовом сценарии прогнозируется замедление инфляции до целевого уровня к концу 2014 года и дальнейшее
постепенное снижение до целевых параметров в 2015 и 2016
годах. Экономическая активность будет оставаться умеренной,
отрицательный разрыв выпуска будет оказывать сдерживающее влияние на рост цен. Между тем баланс рисков на 2014 г.
складывается в сторону возможного превышения инфляцией
целевого значения»51.
Тем не менее, необходимо реальное наполнение бюджета,
а не номинальное, за счет обесценения национальной валюты.
Рост налоговых поступлений возможен за счет введения прогрессивной шкалы подоходного налога, как во всех странах,
где реализуются принципы социального государства. Экономика не должна работать на спекулятивный капитал, а ЦБ
РФ обслуживать его интересы, предоставляя ликвидность,
фактически обеспечивая безрисковые операции на валютном
рынке. Так называемые длинные деньги не придут в качестве
инвестиций в экономику, если созданы благоприятные условия
для краткосрочных сверхприбыльных операций. Тем не менее,
существует объективный предел для функционирования паразитического капитализма. Экономический кризис 2008 года
показал, как уязвимо современное западное общество даже
с развитой социальной подушкой безопасности, если экономика оказалась во власти непомерно раздутого финансового
сектора. Украинские события продемонстрировали, что олигархический вариант развития бесперспективен, и фактически
дали урок современной России необходимости изменения
парадигмы развития.
51
Там же. С. 44.
120
Политический контекст демонетизации
российской экономики и политические
предпосылки ее восстановления
Завьялов В.Т.
Монетаристская модель, применяемая политической властью без учета российских цивилизационных рубежей и без
учета принципа отрицательной обратной связи в системе
управления, только ускоряет экономическое отставание России от развитых стран мира. Сохраняется отставание и в развитии социальной сферы. Результаты развития российского
общества по монетаристской модели, предложенной Западом
политической элите России с 90-х годов ХХ века, вызвали
социальное расслоение и массовую бедность населения. Тем
самым изменился вектор развития политических процессов
в России, важнейшей чертой которых является социальное размежевание, влияющее на электоральное поведение населения,
формирование конкретного типа партийной системы, модели
политического управления обществом, а также на судьбу российской цивилизации в процессе глобализации.
К структурным чертам размежевания относятся:
1. Дифференциация между социальными группами.
2. Осознание ее в виде конфликтности между богатыми
и бедными слоями.
3. Организация этого конфликта в защиту групповой идентичности и ее целеполагания.
Немецкий политолог А. Реммеле отмечает, что «размежевания — это долговременные структурные конфликты, которые
приводят к появлению противоположных позиций, представленных состязающимися политическими организациями…»52.
Сущностной характеристикой размежевания является мас52
Реммеле А. Структура размежеваний и партийные системы в Восточной
и Центральной Европе // Политическая наука. 2004. № 4. С. 37.
121
штабность проявления социальных и политических конфликтов в России. Политические размежевания проявляются в виде
развития политических установок и моделей поведения социальных групп по проводимой политике власти.
Размежевание сопровождается самоидентификацией социальных групп общества. Самоидентификация характеризует
приверженность социальных слоев устойчивым ценностным
основаниям развития той или иной цивилизации. Усвоение
людьми ценностей иной цивилизации в родной стране меняет
их самоидентификацию и способ поведения в обществе. И тогда новое поведение начинает не совпадать с предшествующей
самоидентификации людей в том же обществе.
В процессах глобализации возникает новый феномен
«гражданин всего мира» с иной шкалой нематериальных и геополитических ценностей, и сущность этого феномена А.С. Панарин раскрывает так: «Парадокс демократической Америки,
ведущей свое глобальное наступление, состоит в том, что ею
последовательно отвергается ключевое для демократии понятие политического суверенитета народа. Дело в том, что там,
где имеет место такой суверенитет, национальные интересы
по определению не могут быть предметом купли-продажи.
Для того чтобы это произошло, властные элиты должны
приватизировать этот суверенитет, получив полную свободу
и бесконтрольность своих действий в международной политике. Национальный интерес должен стать товаром, а властная
элита — его товаровладельцем, не связанным никакими императивными мандатами со стороны нации».53 В России проблема
самоидентификации — это проблема выбора оснований жизни,
становление общества в субъект российского цивилизационного выбора в условиях глобализации.
Однако в настоящее время в социально-политическом
аспекте самоидентификация россиян стала подчиняться преимущественно экономическому критерию — выгоде олигархов и коррумпированных бюрократов за счет большинства.
53
Панарин А.С. Искушение глобализмом. М.: Эксмо-Пресс, 2002. С. 131–132.
122
Поэтому сохраняется утрата социокультурной и политической
граней самоидентификации большинства российского населения, отражающейся в балансе представительства интересов
собственников и лиц наемного труда в структуре власти в интересах собственников, в балансе интересов города и деревни
в структуре власти в интересах крупных городов, в балансе
интересов между Центром и периферией в пользу Центра.
В политических процессах России размежевание сопровождается размыванием социокультурного ядра самоидентификации — менталитета, культурно-исторических традиций
и общественных норм. Эта тенденция охватила глубинные
пласты самосознания разных поколений — изменение их отношения к смыслу и ценностям жизни в процессе развития
олигархического капитализма в современной России. Обозначенная тенденция стала одной из причин демографического
кризиса в России.
Из-за отсутствия общего целеполагания в развитии общества возник раскол между властью и обществом, и население
в России не образует еще единого народа. Народ еще не осознает себя субъектом цивилизационного выбора. Путь развития
был осуществлен небольшой группой людей, отличающейся
равнодушием к фундаментальным проблемам цивилизационного развития России. В ежегодных Посланиях Президента
России Федеральному Собранию отмечается сохранение пропасти между властью и обществом, которое тормозит демократизацию общества.
Раскол российского общества вызвал глубокие изменения
в менталитете различных социальных групп. Так, в 2005 г.,
и шесть лет до этого, главная установка россиян направлена
на доминирование государства в экономической и социальной
сферах. У россиян нет антагонизма к рыночной экономике как
таковой, хотя та ее модель, которая существует сейчас в России,
большинством из них отвергается. Причем, не только потому,
что они сами проиграли в процессе ее утверждения, но и потому, что она, с их точки зрения, наносит ущерб интересам
государства и общества в целом. Отмечается, что представление
123
«о приоритетах государственной экономической политики относится для большинства россиян к числу консенсусных позиций, т. е. разделяются большинством в любой демографической
и социально-профессиональной группе». Так же отмечается, что
«в ближайшие годы не следует ждать существенного изменения
позиций россиян в этом вопросе. Более того, в российском обществе нет сколько-нибудь массовых групп, которые способны
были бы обеспечить качественный сдвиг представлений наших
сограждан об оптимальной модели социально-экономического
устройства страны и в среднесрочной перспективе»54. Так же
отмечается, что неоконсервативная волна, начавшаяся в конце
90-х годов, характеризуется возвращением «от западнических увлечений периода становления демократии к исконно
российским представлениям, нравственным устоям и образу
жизни. Традиционные ценности постепенно восстанавливают
свое влияние на общество, переходящее от романтических
увлечений к реальной жизни в условиях современного демократического устройства и рыночной экономики. Тем самым
ценностно-смысловое ядро российского менталитета продолжает демонстрировать удивительную устойчивость и непохожесть. Даже в условиях системной трансформации, практически все аспекты и проблемы современного мира — демократия
и рыночная экономика, свобода и социальная ответственность,
отношения между личностью, обществом и государством,
получают в России специфическое звучание и окраску. А это
говорит о том, что и под воздействием глубоких экономических
и социально-политических преобразований, общенациональный менталитет россиян представляет собой если не константу,
то, во всяком случае, величину достаточно независимую, которую нельзя изменить по заказу или указу»55.
Но возникает опасность деполитизации массового сознания, размывание ядер основных идейно-политических групп.
54
См.: Горшков М.К. Граждане новой России: к вопросу об устойчивости
и изменчивости общенационального менталитета. /Россия: тенденции
и перспективы развития. Выпуск 1. М.: ИНИОН РАН, 2005. С. 64–65.
55
Там же. С. 66–67.
124
Отмечается, что «одновременно формировалась синтетическая
идеология, вбирающая в себя фрагменты ранее полярных идеологических течений (либеральные и патриотические ценности,
социальная справедливость и рынок). Подобный синтез получил название «путинского консенсуса», который охватывает
2/3 современного российского общества. В качестве ведущих
парадигм массового общественного запроса сформировалась
триада — благосостояние, порядок, социальная справедливость. Эта триада занимает ведущие позиции во всех электоральных группах»56.
Там же отмечается, что «на фоне общей деполитизации несколько возросли ценности русского этнического национализма, русской самобытности, также претендующей на роль некоей
«синтетической идеологии». Их носителями являются активные
слои общества, в том числе молодежь, что говорит о его перспективности. Однако этот «новый национализм» не носит мобилизационного характера, он является скорее компенсацией
на слабую общероссийскую идентичность и выполняет функции замещающей локальной идентичности, что подтверждается, в частности, тем, что многие «новые русские националисты
готовы поддержать региональный сепаратизм»57.
По данным того же института размежевание общества в современной России выглядит следующим образом:
1. Традиционалисты (41%), отличаются ярко выраженной
патерналистской ориентацией, поддержкой принципов
общества социального равенства.
2.Либеральная часть (26%), ориентированная на принципы
личной ответственности, инициативы, на общество индивидуальной основы.
3. Промежуточная группа (33%), ориентированная в сторону
последовательного традиционализма58.
Характеристика самоидентификации социальных групп
российского общества, высказанная социологами в 2005 г.,
56
Там же. С. 67.
Там же. С. 68.
58
Там же. С. 68.
57
125
по существу не изменилась и в 2013 г. Так, последнее исследование «…позволяет утверждать, что в российском обществе все
еще стоит на повестке дня альтернативный западному цивилизационный проект развития, реализация которого способна
была бы консолидировать подавляющее большинство населения. Однако альтернативность подобного проекта заключается
не в отсутствии в нем институтов демократии или авторитарности государства, а в ином смысле — в функциях и соподчиненности демократических институтов, а также в другом
наборе функций государства, которые с точки зрения россиян,
оно — государство — должно последовательно реализовывать.
И главные из этих функций — правильное целеполагание для
оптимального стратегического и тактического развития нации
в целом и забота о »вверенном ему» населении. Забота, означающая не максимизацию «объема подачек», а создание в России
условий для успешной самостоятельной экономической активности людей — активности, которая будет реализовываться
в условиях равенства шансов, равенства всех перед Законом
и умеренной помощи социально слабым группам»59.
На наш взгляд, размежевание в России проходит по трем
направлениям:
1. Между центром и периферией. Крупные города развиваются динамично, в них сосредоточено большинство
финансовых потоков и квалифицированных кадров с высоким уровнем жизни. В нескольких многомиллионных
городах России развивается слой 190 тысяч долларовых
миллионеров и миллиардеров. На периферии же продолжается ухудшение финансового положения предприятий
многих отраслей производства, растет миграция населения, происходит отток квалифицированных кадров
в города.
2. Между городом и деревней. Это проявилось в разрушении
ведущих отраслей машиностроения (авиапром, станкостроение, сельхозстроение, судостроение, текстильной
59
Горшков М.К.,Тихонова Н.Е. Социокультурные факторы консолидации
российского общества. М.: Институт социологии РАН, 2013. С. 52.
126
промышленности и др.), в снижении объемов сельхозпроизводства, растениеводства и животноводства, что
породило массовую безработицу на селе. И в городе, и на
селе увеличилась армия неквалифицированного наемного
труда, ухудшились условия жизни горожан и селян, снизилась их зарплата. Появились отряды малообеспеченных
людей в городе и деревне.
3. Между предпринимателями и наемными работниками.
Между ними не упорядочены трудовые отношения,
у наемных работников увеличилась продолжительность
рабочей недели, зарплата выдается не в полном размере
и не отвечает новым жизненным стандартом рыночной
экономики и др.
Реформирование российского общества вызвало новые
тенденции в размежевании, но не по классовому признаку, а
по восприятию результатов политики политического режима,
с одной стороны, и по отношению к личностным качествам
политической элиты, с другой. С этой стороны, размежевание
проходит по осям:
− форма правления и эффективность управления обществом;
− ответственность исполнительной власти за проводимую
политику и обеспечение политического порядка, устойчивости, борьбы с коррупцией и организованной преступностью.
Вокруг этих осей в настоящее время осуществляется попытка обновления политических программ развития России.
Так, академиком РАН Е.М. Примаковым 13 января 2014 г. на
ежегодном собрании «Меркурий — клуба» был дан отпор политике неолибералов, которые не обеспечивают экономический
и социальный прогресс России.
Кремль обозначил необходимость дискуссии по пересмотру
политики неолибералов на основе монетаризма, по существу
демонетизации развития российской экономики. Так, 4 марта
2014 г. в Финансовом университете при Правительстве РФ
прошла Международная научная конференция на тему «Совре127
менные проблемы глобальной экономики: от торжества идей
либерализма к новой «старой» экономической науке».
Консолидация политических сил не исключает поиск
компромиссов и нахождение опорных точек для совместного
решения общественных проблем. Такой точкой могла бы стать
проблема экономической и национальной безопасности нашей
страны в условиях неоднозначных последствий глобализации
для России. Можно найти общее решение и по выводу России из
глубокого общественного кризиса. На этом пути важно преодолеть стереотипы поведения по отношению друг к другу, снять
образ «врага» и проявить сдержанность, толерантность к инакомыслию, сделав первый шаг навстречу друг другу с отправной
точки диалога или соглашения. И в этом деле ведущая роль
принадлежит политическому режиму и парламентаризму.
В России еще не возникли условия становления демократического парламентаризма, основными функциями которого,
наряду с законодательной функцией, являются:
1. Обсуждение в парламенте альтернативных программ развития общества и принятие одной из них, ориентированной на большинство групп интересов. В настоящее время
эта функция отсутствует. Обсуждается и принимается одна
программа партии власти на безальтернативной основе.
2. Функция политического контроля и привлечения к ответственности носителей исполнительной и судебной
власти, выражение недоверия правительству, объявление
импичмента президенту РФ. Эта функция проявляется
в неполном объеме.
3. Функция обеспечения политической гласности и контроль
над исполнением принятых законов. Эта функция проявляется выборочно к отдельным случаям.
4. Функция легитимации парламента и ее распространение
на всю политическую систему общества. В настоящее
время парламентаризм не самостоятелен перед исполнительной властью.
5. Трансформация партийных программ через деятельность
парламентских фракций в законотворческий процесс. Эта
128
функция выполняется посредством политической борьбы
в парламенте, которая в настоящее время отсутствует.
В деятельности российского парламента не проявляются
в полном объеме функции обсуждения альтернативных программ развития общества, контроля над исполнительной
и судебной властями, обеспечения политической гласности
и привлечения к ответственности представителей исполнительной власти. Они не получили своего развития по той причине,
что политический режим стал разновидностью политического
корпоратизма, защищающий вертикаль российской власти
и выбранную модель управления обществом. И это обстоятельство не стыкуется с задачами развития функций российского
парламентаризма и изменения экономической модели развития
России.
Анализ результатов реформы
1990-х годов: инфляционный аспект60
Сайфиева С.Н.
До недавнего времени в экономических кругах давалась
неоднозначная оценка рыночных преобразований 1990-х гг.,
связанных с именем Е. Гайдара. К сожалению, в наши дни опыт
гайдаровских реформ заново положительно переосмыслен.
Например, сторонники реформатора сокрушаются об отсутствии теоретической базы, которая преподнесла бы готовые
рецепты для проводимой реформы при переходе от плановоадминистративной к рыночной экономике61. Не вызывает сомнения факт, что «в сегодняшнем мире нет и не может быть сло60
Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (Проект № 13–02–00193а «Особенности российской
инфляции и способы ее регулирования».)
61
Нечаев А. Реформы Гайдара: мифы и реальность // < http://gaidarfund.
ru/articles/1138>.
129
жившейся теории перехода от административной к рыночной
экономике (не говоря уже о том, что теория никогда впрямую не
перелагается на язык практических действий). Теория — всегда
обобщение практики»62.
Поскольку история имеет обыкновение повторяться, напомним, что впервые глобальный кризис недостатка оборотных
средств произошел в 20-х годах XIX века в период НЭПа при
переходе к рынку. В надежде на получение высоких прибылей
предприятия-производители повышали цены на продукцию,
ее сбыт замедлился, производство стремительно сокращалось.
Основная роль в ликвидации кризиса принадлежала государству. В условиях резкого сокращения оборотных средств
руководство страны предприятия, выпускающие однородную
продукцию, объединяло в тресты, у которых был свой банковский счет. Расчет за продукцию происходил только между
трестами, поэтому больший объем производства обслуживался
меньшими денежными средствами для экономии капиталов.
Следующим этапом преодоления кризиса стало объединение трестов в синдикаты, которые выступали посредниками
между производителями и розничными покупателями, согласовывали их интересы. Они стабилизировали цены, для экономии оборотных средств покупали и продавали продукцию
под вексель. Синдикаты за рекордный срок наладили подъем
промышленности, производство стало расти. Как известно,
без роста производства все серьезные экономические преобразования бессмысленны. «Ликвидация неплатежей — рост
капиталовложений — устойчивый рост производства —
подъем народного благосостояния. Именно такой порядок
шагов укротит заодно и инфляцию, низведя ее до минимума.
А вовсе не наоборот, как убеждают нас некоторые отчаянные
реформаторы: сначала-де подавление инфляции (но ведь без
нормального платежного оборота в стране и паритетных цен
62
Перламутров В.Л. Первоочередные меры по стабилизации российской
экономики // Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. С. 200. Печатается по Пути
стабилизации экономики России. М.: Информэлектро, 1999. С. 26–45.
130
инфляция неукротима) …»63. Опыт подавления инфляции
в рекордные сроки был, только в цепочке мер по стабилизации
экономики борьба с ней не ставилась как первоочередная задача! Обратимся к цифрам.
Общий спад промышленного производства в 1921 г.
по сравнению с уровнем 1913 г. составил 78,3%, в горной
и горнозаводской промышленности — 78,8%, в машиностроении — 90%, в производстве пищевых продуктов и напитков —
67,8%, в обработке дерева — 77,9%. В результате проведения
курса новой экономической политики, реализации денежной
реформы1922–1924 гг. в условиях активного роста производства Г.Я. Сокольниковым, к 1927/28 гг. рост промышленности
по сравнению с 1913 г. в сопоставимых ценах составил 57,7%,
по сравнению с 1921 г. — в 7,3 раза. В горной и горнозаводской промышленности снижение производства по сравнению
с 1913 г. сократилось до 8,1%, по сравнению с 1921 г. возросло
в 4,3 раза; в машиностроении, соответственно, 28,4% и 12,8
раз; в производстве пищевых продуктов и напитков 46,4% и 4,6
раза, в обработке дерева снижение производства по сравнению
с 1913 г. сократилось до 51,2%, по сравнению с 1921 г. возросло
на 20,6%64.
Если государственный бюджет в 1922/23 г. был сформирован с дефицитом в размере 3,5 млн руб., то в 1923/24 г. он был
полностью сбалансирован. В 1924/25 г. профицит составил
27,2 млн руб., в 1925/26 г. — дефицит 32,7 млн руб., в 1926/27 г.
профицит — 52,2 млн руб.65 Основным источником финансирования бюджетного дефицита в 1922/23 г. (394,1 млн руб.)
выступила денежная эмиссия и прочие поступления (45,7 млн
63
Перламутров В.Л. Живые деньги. Как в свое время вытащили российскую экономику из неплатежей // Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. С. 228.
Печатается по Неделя, 1994, № 44.
64
Расчеты выполнены по Народное хозяйство Союза ССР в цифрах //
Статистический справочник. Москва, 1925. С. 398–402; Статистический
справочник СССР за 1928 // Статистическое издательство ЦСУ СССР,
Москва, 1929. С. 316–323.
65
Там же. С. 570–572.
131
руб.), покрытые из наличного золотого фонда. В 1923/24 г.
в результате задействования новых источников финансирования бюджет был полностью сбалансирован. Использование
эмиссии сократилось до 126,3 млн руб., в 2,2 раза увеличилась
доля займов, начался выпуск серебряной и медной монеты
(74,4 млн руб.), в 3,5 раза вырос удельный вес прочих поступлений (159,5 млн руб.) за счет реализации экспортной валюты
(32,6 млн руб.), заимствования из оборотых средств Государственного Казначейства (24,2 млн руб.), поступления золотой
и серебряной монеты и иностранной валюты (102,7 млн руб.).
Наличие существенного профицита в 1924/25 г. позволило несколько сократить займы (130,5 млн руб.) и прочие поступления (заимствования из государственного золотого фонда) до
35,0 млн руб., выпуск серебряной и медной монеты увеличился
до 80,0 млн руб. В 1926/27 г. займы увеличились до 319,2 млн
руб., другие источники не применялись.
Если в 1914 г. в переводе на бюджетные рубли денежная масса составляла 2379,0 млн руб., то к 1922 г. ее объем сократился
до 60,9 млн руб., т. е. в 39 раз. В результате перехода к новой
экономической политике, при осуществлении реформы Г.Я. Сокольниковым, была введена параллельная валюта — червонец,
обеспеченный по закону на 25% золотом, на 75% краткосрочными векселями и легко реализуемыми товарами. «Особенностью
реформы был строжайший запрет использовать червонцы для
покрытия бюджетного дефицита, тогда как еще в январе 1922 г.
доходная часть госбюджета формировалась главным образом
за счет эмиссии — на 98%, а на долю налогов приходилось всего
2%»66. В 1923 г. денежная масса возросла на 73,7% и составила
105,8 млн руб. (в т.ч. 96,8 млн руб. — совзнаков и 9,0 млн руб.
червонцев), в 1924 г. — 330,8 млн руб. (в т.ч. 176,9 млн руб. —
совзнаков и 153,9 млн руб. червонцев), в 1925 г. в твердой валюте — 375,9 млн руб., в 1926 г. в твердой валюте — 604,7 млн руб.,
66
Перламутров В.Л., Соловьева С.В. Григорий Сокольников — «советский
Витте»/ Финансово-денежная политика и рыночные реформы в России. М.:
ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. С. 247. Печатается по Российская
Федерация, 1996, № 6.
132
в 1927 г. в твердой валюте — 636,6 млн руб., в 1928 г. в твердой
валюте — 812,4 млн руб.67 Существенно изменилась структура
эмиссионного баланса Госбанка. Если в 1923 г. металлическое
обеспечение в слитках и монетах в золоте и серебре составляло
36,1%, иностранные банкноты — 14,3%, тратты в инвалюте —
2,2%, учтенные векселя — 29,4%, долговые обязательства, обеспеченные материальными ценностями — 18,0%; то в 1928 г.
металлическое обеспечение в слитках и монетах в золоте
и платине — 17,7%, иностранные банкноты — 7,7%, тратты
в инвалюте — 0,2%, учтенные векселя — 74,2%, долговые обязательства, обеспеченные материальными ценностями — 0,2%68.
Вот вам успешный отечественный опыт подавления инфляции
на практике.
Возможные последствия либеральных реформ были описаны в работе В.В. Новожилова в 1924 году69: гиперинфляция,
снижение уровня жизни и массовое разорение населения,
бартер, разрыв хозяйственных связей, массовое перемещение
трудоспособного населения в непроизводительный и нелегальный бизнес. И главное — сокращение реального производства,
падение темпа роста ВВП, ослабление связи между финансовым
и реальным секторами.
По мнению академика Н.Я. Петракова, большевистская экономика, с начала 30-х годов, периода индустриализации, всегда
была инфляционной именно потому, что она была антирыночной. Дисбаланс цен на промышленные товары и продукцию
сельского хозяйства, высокая денежная эмиссия, направляемая
на финансирование программы по индустриализации страны,
вызвали существенную деформацию структуры экономики.
Академик отнес к структурным деформациям: «а) низкий
удельный вес потребительского сектора в общем объеме производства, б) гипертрофию военно-промышленного комплекса,
67
Статистический справочник СССР за 1928 // Статистическое издательство ЦСУ СССР, Москва, 1929. С. 599.
68
Там же. С. 601.
69
Новожилов В.В. Пределы инфляции // Вопросы развития социалистической экономики / Наука, Москва, 1972.
133
в) высокую долю сырьевых отраслей в общем объеме производства, г) высокую ресурсоемкость конечного продукта из-за
отсутствия современных технологий в перерабатывающих
отраслях промышленности, д) примитивность и неразвитость
экспортного сектора экономики»70.
В результате проведения либеральных реформ 90-х гг. инфляция вышла из-под контроля. Метод борьбы с инфляцией
с помощью снижения расходов бюджета ведет к спаду производства, который, в свою очередь, сокращает налоговые
поступления, снижение бюджетных доходов не позволяет осуществлять реструктуризацию экономики и ведет к снижению
уровня жизни населения. Для преодоления высокой инфляции
Н.Я. Петраков предлагал провести за несколько лет мягкую
денежную реформу, в основе которой предполагалось введение
параллельной валюты, как средство защиты инвестиционных
расходов от инфляции, которая будет обслуживать инвестиционную деятельность и по мере оживления экономики, сможет вытеснить мягкий рубль. «Достаточно сослаться на опыт
денежной реформы в России в 1922–1924 гг., приведшей через
параллельные валюты к единой конвертируемой валюте всего
за два года»71.
В 1990 г., за несколько дней до официального вступления
М.С. Горбачева в должность Президента, ему была предложена
разработанная Н.Я. Петраковым и Б. Федоровым «Экономическая программа Президента СССР». Центральный пункт программы — обеспечение финансовой стабилизации и переход
к бездефицитному бюджету. В документе говорилось, что для
избавления экономики от инфляционных процессов необходимы: перестройка механизма денежной системы, изменение
70
Петраков Н.Я. Макроэкономическое регулирование в России: промежуточные итоги и новые возможности// Избранное: Т. 2. М. СПб: НесторИстория, 2012. С. 18–31 Печатается по Докладу на конференции Международного валютного фонда. Москва, 18–19 октября 1994 г. С. 21–22.
71
Петраков Н.Я. Макроэкономическое регулирование в России: промежуточные итоги и новые возможности // Избранное: Т. 2. М. СПб.: НесторИстория, 2012. С. 18–31 Печатается по Докладу на конференции Международного валютного фонда. Москва, 18–19 октября 1994 г. С. 21–22. С. 29.
134
взаимоотношений между Госбанком СССР и бюджетом 72.
К сожалению, адекватные меры по стабилизации экономики
были отвергнуты, программа «500 дней»73 оказалась разменной картой в политической игре74. В конце 1991–1992 гг. были
проведены гайдаровские либеральные рыночные реформы,
от сомнительных результатов которых российская экономика не может оправиться до сих пор. Надо сказать, что после
неудачных реформ в соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 30 августа 1994 г. № 1403-р при Оперативной
комиссии правительства РФ по совершенствованию системы
платежей и расчетов была создана научная рабочая группа во
главе с академиком Н.Я. Петраковым. Комиссия установила,
что «именно искусственное сокращение денежной массы,
отсутствие платежных средств приводят к распространению
дикого бартера…Начавшееся в тот период увлечение выпуском
государственных краткосрочных обязательств становится
мощной плотиной, перекрывающей поток денег в реальную
экономику. Высокая доходность ГКО и государственные гарантии по размерам и срокам выплаты процентов приводят
к полной изоляции финансовых рынков от других сегментов
экономики75». В начале ноября 1994 г. академик выступил с докладом, текст которого предварительно был разослан по всем
министерствам для обсуждения в коллегиях и получил положительную оценку, но по хорошей российской традиции,
не был принят во внимание действующим правительством.
В 1998 г. разразился мощнейший финансово-экономический
кризис. В этой связи считаем целесообразным вспомнить Открытое письмо ученых отделения экономики РАН Президенту,
72
Петраков Н.Я. Экономическая программа Президента — отвергнутый
шанс ускорения реформ//Избранное: Т. 2. М. СПб: Нестор-История, 2012.
С. 117–128.
73
Петраков Н.Я. «500 дней» до капитализма//Избранное: Т. 2. М. СПб.:
Нестор-История, 2012. С. 137–156.
74
Петраков Н.Я. Экономические реформы — разменная карта в политической игре//Избранное: Т. 2. М. СПб: Нестор-История, 2012. С. 157–177.
75
Петраков Н.Я. Рынок без денег — достижение российских реформаторов//Избранное: Т. 2. М. СПб.: Нестор-История, 2012. С. 202.
135
Федеральному собранию и Правительству РФ76, в котором
содержались меры, направленные на преодоление кризиса,
и были разработаны конкретные предложения по стратегии
социально-экономического развития страны. Но мнение ученых вновь было проигнорировано.
Итак, подведем итоги. История развития российской экономики, как и любой другой, циклично. За многие годы накоплен
бесценный практический и теоретический опыт, который,
к сожалению, не был востребован последующими поколениями экономистов — реформаторов. Ученые были всегда рядом
с правительством, но никогда оно, кроме периода НЭПа, не
воспользовалось их богатейшими знаниями и опытом.
Следование курсом либеральной доктрины, довольно упрощенно трактующей важнейшие экономические категории,
загоняет российскую экономику в стагнацию, деградацию
структуры и ведет к разрушению. Не секрет, что динамика денежной массы и динамика цен взаимосвязаны, «но подчинены
мощному воздействию факторов, относящихся к специфике
материально-вещественных потоков»77. По мнению сторонников либеральной доктрины, мягкая денежная политика не позволяет обуздать инфляцию. А тезис, что жесткое сокращение
расходов ведет к деградации производства, не принимается во
внимание. Проведенный в работе анализ убедительно показал,
что сокращение денежной массы способствует дефициту платежных средств, который, в свою очередь, ведет к спаду производства. Свободная цена, введенная в условиях монопольной
системы — основная ошибка в модели шоковой терапии. Спад
производства в условиях монопольных цен неизменно ведет
к резкой дифференциации доходов населения.
Основным курсом современной экономической политики России по-прежнему является борьба с инфляцией. Еще
76
Открытое письмо ученых отделения экономики РАН Президенту, Федеральному собранию и Правительству РФ. Россия и современный мир.
Выпуск 4, 1998.
77
Петраков Н.Я. Инфляция, экономический спад и бюджетный дефицит //
Избранное: Т. 2. М. СПб.: Нестор-История, 2012. С. 192.
136
в программе правительства на 1995–1997 гг. указывалось, что
«надо построить мост между инфляционным прошлым и инвестиционным будущим». «Старая песня — сначала победим
инфляцию, потом найдем инвестиции. Но задача в такой постановке решения не имеет, поскольку игнорируется структурная
природа инфляционных процессов в России. Без реструктуризации, а значит, и без инвестиций победа будет мнимой. Это
уже не теория, а практика»78.
Факторы усиления демонетизации
экономики России и пути их преодоления
Семенов Э.В.
Решение проблемы демонетизации и ремонитизации экономики России становится особенно важным в свете того
обстоятельства, в мировой экономике сегодня происходят изменения поистине тектонического характера, которые приведут
к глобальным экономическим переменам уже в ближайшие
десятилетия и даже годы.
Крупнейшие страны мира предпринимают самые активные
действия для того, чтобы не отстать от этого динамичного
развития. Улучшение ситуации в мировой экономике явилось
отражением улучшений в экономике США. Для этого Федеральная Резервная система США и американское правительство
реализовали ряд стратегических инициатив:
В феврале 2013 года Президент США Б. Обама провозгласил «manufacturing revival» — возрождение американской
промышленности — как стратегическую цель правительства
США. В декабре 2013 года правительство США подготовило
к вступлению в действие новые правила регулирования банковской деятельности, известные как «Volcker rule», которые
78
Там же. С. 200.
137
заменят закон «Грэмма — Лича — Блайли (Gramm — Leach —
Bliley Financial Services Modernization Act)» 1999 года. Премьерминистр Соединенного Королевства Д. Кэмерон заявил, что
процесс возврата производства («re-shoring») приведет в итоге
к созданию миллионов рабочих мест. Этот процесс ускорится
с началом промышленной добычи американского и британского сланцевого газа.
Россия не должна и не может долго оставаться в стороне от
разработки и осуществления аналогичных мер. Ведь экономика
России несопоставимо мала, даже ничтожна, по сравнению
с экономикой ведущих стран мира. Это легко можно видеть
по ряду примеров. Так, премьер правительства России Д. Медведев сообщил, что на подготовку Олимпиады в Сочи–2014 Россия потратила около 50 млрд долларов США за семь лет. И это
в масштабах экономики России является гигантской цифрой.
В то же самое время только Федеральная резервная система
США расходовала на поддержание рынка ценных бумаг США
85 млрд долларов США ежемесячно!
Поэтому надо усиливать максимальное наполнение экономики России денежными средствами, препятствуя ее демонетизации и стимулируя обратный процесс — ремонетизацию.
Это является проблемой не только России, от этого не свободны
и страны Европейского Союза. Глава МВФ Кристин Лагард отметила на форуме «Давос–2014», что существующая сегодня
дефляция может серьезно навредить экономическому росту
европейской экономики, поскольку цены и стоимость активов
продолжают падать.
Однако нельзя забывать о конкуренции в мировой экономике и о том, что Запад нацелен на возвращение экономического, политического, идеологического лидерства к западным
странам. Другим же странам придется вновь стать зависимыми
от Запада, а их экономика вновь станет лишь производной
от западной. Это означает, что, вне всякого сомнения, Запад
будет добиваться не только прогресса своей экономики, но
одновременно и усиления отставания стран с переходной экономикой (БРИКС, включая Россию и Китай). Одним из спосо138
бов выполнения этой задачи является демонетизация в форме
финансового обескровливания экономики стран БРИКС и,
в частности, России.
Для стран БРИКС наступают сложные времена. Их экономика неразрывно связана с Западом. Однако эра легкого
заимствования денег на Западе для осуществления масштабных инвестиций закончилась, пишет «The Wall Street Journal»
24 января 2014.
Начинается разрыв между экономически развитыми странами и странами с переходной экономикой (БРИКС), обусловленный так окончательно и не преодоленным их технологическим,
интеллектуальным, образовательным, научным и промышленным отставанием от развитых стран Запада.
Резкое обесценение в начале 2014 года национальных валют стран БРИКС, включая российский рубль, многих застало
врасплох. Анализ причин столь синхронных валютных потрясений сразу в нескольких странах, проведенный Центром
политического анализа ИТАР-ТАСС показывает, что валютные
кризисы — это отнюдь не случайность. Все это — пока лишь
первые результаты долгосрочной политики Федеральной Резервной системы США (ФРС).
Нельзя рассматривать кризис на российском валютном рынке изолированно от глобальных процессов в мировой экономике. В настоящее время по инициативе и в интересах западных
стран в мировой экономике происходят коренные изменения,
которые призваны вернуть экономическое лидерство странам
Запада. К их числу относятся, в частности:
− восстановление промышленного производства в западных странах, в том числе за счет их возврата из стран
БРИКС;
− организация масштабных инвестиций в экономику Запад,
в том числе за счет возвращения инвесторов с фондовых
рынков стран БРИКС.
Важнейшую роль в реализации этой политики играет ФРС
США. Среди важнейших задач перед ФРС сегодня стоит задача
ориентации интересов инвесторов на Запад путем создания
139
системы положительного стимулирования инвестиций со
стороны западной экономики и, одновременно, их негативного
стимулирования со стороны стран БРИКС. Анализ ситуации
привел к выводу, что инициативы ФРС представляют собой
часть единой системы мер (включая политические).
Так, журнал «The Economist» 01 февраля 2014 года пишет,
что потери у национальных валют могут означать приобретения для доллара США. Об этом также говорилось и на форуме
в Давосе–2014. Выгоду для США от сегодняшних валютных
кризисов в странах БРИКС признает и журнал «Foreign Policy»
в номере от 01 февраля 2014 г. в статье «Trial by fire (What crisis
lie in wait for Janet Yellen?))», который пишет, что «ФРС в лице
Йеллен предстоит найти пути примирения своей стойкой приверженности в вопросе поддержки национальной экономики
с теми разрушениями, которые это причинило другим странам». О выгоде для США от кризисов в странах БРИКС пишет
Bloomberg Business (03–09 февраля 2014) в статье «Tremors shake
the world economy». Есть еще и будут все новые подтверждения
выводов о политике Запада по привлечению инвесторов и сознательном нанесении ущерба экономике стран БРИКС.
Поэтому сегодня стратегическая цель Запада и ФРС — подстегнуть экономику США и постепенно остановить экономическое и технологическое развитие остальных стран, которые
отныне должны перестать быть серьезными конкурентами
Запада. Такая политика неминуемо приведет к экономическому и затем — социальному регрессу так называемых emerging
markets countries (стран с переходной рыночной экономикой,
т. е. стран БРИКС, включая Россию и Китай). Такие выводы
подтверждаются признаниями, которые публикуют крупнейшие СМИ Запада.
Кроме того, ослаблением национальных валют стран БРИКС
США частично решают проблему своего гигантского внешнего
долга. На сайте журнала «Time» в статье «Currency Crises Abroad
Are Benefiting the U.S. (Зарубежные валютные кризисы приносят пользу США)» заявляется, что именно emerging markets
countries создали значительную часть гигантского долга США,
140
потому что они массово закупают доллары США для создания
резервов для возможной поддержки своей национальной валюты. Это приводит к тому, что доллар становится все дешевле,
что уже привело к низкой неконкурентоспособности американских компаний. В свою очередь, это приводит к отсутствию
высокооплачиваемой работы и росту безработицы в США. Для
устранения этой проблемы США надо было сделать другие валюты непривлекательными, т. е. уронить их курс, чтобы снизить
уровень доходов, полученных в этих валютах.
Таким образом, вне всякого сомнения, речь идет об очевидном манипулировании Западом мировой экономикой через
национальные валютные рынки. Важнейший принцип этого —
усиление демонетизации экономики других стран.
Что касается России, то в основе кризиса на российском
валютном рынке лежит комплекс следующих причин:
1. Отказ Центрального банка России от поддержки курса
российского рубля;
2. Рост недоверия к банковской системе России в связи с увеличением случаев отзыва банковских лицензий;
3. Дефицит средств для выполнения майских 2012 года указов В. Путина;
4. Отток средств инвесторов из России.
Первые три причины стали результатом инициатив экономического блока правительства, в первую очередь, Центрального банка России. Однако они оказались совсем не к месту
в свете реализации новой монетарной политики ФРС и только
внесли дополнительные проблемы. Независимо от первоначальных замыслов, эти меры только спровоцировали бегство
от рубля и активизировали демонетизацию экономики России.
Таким образом, ситуация с кризисом российского рубля ухудшалась не только по вине Запада, но и по вине экономического
блока правительства России.
Все более очевидным становится то, что сегодняшняя стратегия нового руководства Центробанка и Минэкономразвития
уже не соответствует сложившейся ситуации в экономике
141
и потому должна быть изменена. Однако становится все более
очевидным, что у Центробанка и Минэкономразвития на этот
случай до сих пор нет никакого плана действий.
Причиной этого является, скорее всего, то, что у руководящих банкиров и экономистов России пока нет полного понимания происходящего, включая Центральный банк России.
Бросается в глаза несогласованность руководителей экономического блока правительства во всем, включая публичные
заявления.
Даже США недоумевают по поводу состояния прострации,
в котором находится руководство экономического блока правительства России. Wall Street Journal 30 января 2014 г. отметило
такое странное поведение в статье «Russia Refuses To Act as Ruble
Keeps Declining (Россия отказывается реагировать в то время,
когда рубль падает)».
Тем более, неправильно и непрофессионально так откровенно заявлять о зависимости рубля от состояния западной
экономики и западных валют, как это сделала Э. Набиуллина.
Глава Минэкономразвития А. Улюкаев говорит, как о чем-то неизбежном, что ситуация в экономике постепенно восстановится и что инвесторы вернутся. Однако до официальных лиц еще
не дошло понимание того, что, по замыслу Запада, цикличности
процесса миграции инвестиций больше не предполагается. То
есть возвращение инвесторов в Россию становится все менее
вероятным, потому что это невыгодно Западу.
Экономическими руководителями страны не учитывается,
что столь заметное снижение курса рубля неизбежно приведет
к многочисленным негативным социальным последствиям
в виде, например, неизбежного роста цен на импортные товары
и, соответственно, скачку инфляции. В случае значительной
девальвации российского рубля выигрыши для экономики
России окажутся гораздо меньше, чем потери. Да, произойдет
рост бюджетных доходов за счет более высокого курса доллара
США, что позволит найти средства для выплат по новым социальным расходам, предусмотренным указами Президента
В. Путина. Но этот положительный эффект будет незаметен
142
на фоне роста цен на практически все основные товары для
населения.
Кроме так называемого «нефтяного проклятья» уже впору
говорить о валютном проклятье. А точнее — о доминировании
финансового сектора экономики. Для Центрального банка
России необходимо взять за пример деятельность ФРС по стимулированию реального сектора страны.
Центральному банку России надо добиваться синхронности своих действий текущей ситуацией в мировой экономике.
Более того, следует действовать на опережение событий, чтобы
не быть застигнутыми врасплох, как в этот раз (увы, это происходит не впервые).
Нельзя утрачивать контроль ни за одним из экономических
механизмов. Поэтому нельзя разрешать новым руководителям
Центрального банка России столь легко отказываться от контроля над колебаниями курса национальной валюты. И рассматривать банковскую деятельность в отрыве от состояния
реального сектора.
ПРЕДЛОЖЕНИЯ:
• Потребовать от экономического блока правительства
учитывать в своей деятельности основные тренды в мировой экономике и разрабатывать экономическую политику
в соответствии со стратегическими направлениями развития мировой экономики;
• Создать альтернативную финансовую систему России,
способную обеспечить в условиях колебаний финансовых
рынков стабильную деятельность таких стратегических
сфер жизнедеятельности, как образование, здравоохранение, оборонная промышленность, армия, пассажирские
перевозки и т. д., которые, как показала практика, не могут
вписаться в рыночные модели, потому что не ставят своей
задачей получение прибыли;
• Для стран БРИКС будет целесообразно выработать совместную долгосрочную программу как противодействия
политике ФРС, так и поддержки своих валют. Для этого
143
следует наладить координацию совместных действий
по предотвращению демонетизации каждой национальной экономики стран БРИКС в условиях стремления ФРС
добиться максимального оттока инвесторов с этих рынков и провести совместные встречи и конференции;
• Необходимо использовать все доступные инструменты
для роста всех финансовых показателей экономики России и скорейшего достижения желаемой сопоставимости
экономики России с экономикой ведущих стран мира.
Преобразование Казначейства
в банковскую систему в качестве основы
восстановления монетизации
российской экономики и драйвера
экономического развития
Скобликов Е.А.
Начало демонетизации экономики, если понимать под ней
набор силы и влияния финансово-банковского капитала,
произошло не в 1913 г. с образованием в США ФРС, а много
веков раньше. В сущности, «Капитал» Маркса именно этому
обоснованию и посвящен, а не смене экономических формаций
и грядущему торжеству коммунизма. Действительно, с чего
Маркс начинает свое исследование? С товарного производства,
затем плавно переходит к тому, как происходит, в терминологии заявленной темы, его демонетизация и заканчивает тем,
как место производственного капитала занимает финансовобанковский, который, в сущности, и есть капитал как таковой.
Но, тем не менее, в этом классическом труде мы не найдем обоснования причин такой трансформации. Поэтому попытаемся
восполнить этот пробел.
144
Сначала постараемся понять, как произошло, что деньги, бывшие на момент зарождения товарного производства
и торговли чисто средством обращения, сами стали товаром
и предметом торга. На заре существования человечества денежный оборот был прост и незатейлив — в качестве денег
первоначально использовалось то, что было под рукой и имело
некую ценность — шкуры, камни, ракушки. Т.е., в роли денег
могли выступать самые различные предметы. Но как только деньгами стали золотые и серебряные монеты, на рынке
кроме продавцов и покупателей появились и те, кто стал их
накапливать и ссужать под проценты — ростовщики. Если до
этого товарный оборот происходил при помощи обезличенного
посредника — денег (монет), то теперь в него вклинивается посредник, который за то, чтобы деньги принимали в нем участие,
стал требовать дань в виде процентов. Вот это и есть тот поворотный момент, который положил начало демонетизации —
деньги, оказывается, могли быть не только средством, опосредствующим оборот товаров и услуг, но и товаром. Появился
и специфический рынок для такого рода торговли — банки,
а ростовщик превратился в банкира.
А теперь посмотрим на этот процесс с другой стороны.
А откуда появлялись сами деньги? Как право первой ночи, так
и право чеканить монеты, первоначально было за сувереном —
князем, королем или царем, а органом, контролирующем их
оборот, было казначейство. Здесь и проявляется очень интересный момент, который почему-то не нашел должной оценки
по сию пору. Банки, совершенствуя торговлю деньгами, прежде
чем начать выпускать собственные банкноты («banknote»),
даже не подумали спрашивать дозволения суверена (вот она,
свобода рыночных отношений!), и эти денежные суррогаты,
тем не менее, вполне заменяли металлические деньги. Вот
так появилась две системы денежного обращения: государственная или казначейская, связанная с реальной экономикой, и частно-банковская, где идет торговля специфическим
товаром — деньгами. В дальнейшем они столь тесно переплелись, что граница между ними стала трудноразличимой.
145
Более того, банки, с их неудержимым устремлением частных
владельцев к максимизации прибыли повсеместно стараются
подчинить себе или подавить всю систему государственного
денежного оборота. И банкиры добились того, что во многих
странах и центробанки стали частными или «независимыми»,
как в России. Таким образом, если до определенного момента
экономические отношения были чисто монетарными, то затем
постепенно произошла их демонетизация, которая к настоящему времени привела к тому, что в капиталистически устроенных государствах экономика стала полностью подчиненной
финансово-банковскому капиталу.
И как быть? Надо вновь вернуться назад в ту точку, когда
частный банковский капитал приобрел главенствующее положение и подмял под себя государственную денежную систему.
И вот отсюда начать разводить денежный и банковский оборот в разные стороны. То есть государство, в лице Казначейства, вновь должно осуществлять эмиссию и взять на себя контроль за денежным обращением. А функции банков ограничить
исключительно выполнением кредитно-депозитных операций,
т. е. тем, чем и должны заниматься все кредитные учреждения
второго уровня. Но согласится ли Центробанк добровольно
уступить Казначейству контроль за денежным оборотом, т. е.
возвратить ему его родные функции?
Вряд ли. Во-первых, Центробанк, уже ставший главным
регулятором денежного обращения, никогда добровольно свои
функции казначейству не отдаст. Скорее власть поменяется
при первой же такой попытке. Во-вторых, поскольку Центробанк действует как часть мировой финансовой системы, то
ей никакого труда не составит обрушить денежную систему
страны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако
выход есть — необходимо само казначейство преобразовать
в банковскую структуру, которая бы, развиваясь, со временем окрепла и приобрела такой вес, чтобы изменить баланс
сил и поставить Центробанк страны на то место, которое ему
и предназначено — быть регулятором банковской сферы, а не
денежного обращения. Все это позволит нормализовать всю
146
денежно-банковскую систему, поскольку она полностью будет
подконтрольна государству. А поскольку эмиссия выводится
из-под юрисдикции Центробанка, независимого от государства,
и становится функцией Казначейства, то инвестиции, необходимые для подъема народного хозяйства, будут выделяться без
тех проблем, которые существуют в настоящее время. Но на новом уровне, превратив Казначейство в бюджетно-казначейскую
банковскую систему (БКБС).
Если высказанная идея усиления роли казначейства получит
право на жизнь, то какова будет новая архитектура денежнобанковской системы? ФОНД ФИНАНСОВЫХ ИНИЦИАТИВ
предлагает следующее решение.
Главным звеном бюджетно-казначейской банковской
системы являются приходно-расходные кассы казначейства
(ПРК), в которых обязаны открывать расчетные (текущие
счета) все бюджетные организации и предприятия вне зависимости форм собственности и подчиненности. Обратим на
это внимание. Если сейчас все расчеты осуществляются через
коммерческие банки, то по новому банки вообще исключаются из системы расчетов — все без исключения платежи за
товары и услуги, взносы, перечисления и переводы денежных
средств как физических, так и юридических лиц, идут только
через ПРК казначейства. Точно также и каждому работающему
и неработающему гражданину также открывается единственный лицевой счет в близлежащем от места проживания ПРК.
Таким образом, весь ритейл, т. е. обслуживание банковских
счетов юридических лиц, включая банки, а также счетов физических лиц полностью передается из банковской системы
в казначейскую.
Второй уровень образуют территориальные расчетнокассовые центры казначейства (ТРКЦ), куда из каждого ПРК
поступают налоговые поступления и где находятся корсчета
каждого ПРК региона. И оттуда же, на счета всех бюджетных
и не бюджетных организаций поступают средства из федерального и регионального бюджетов. Разумеется, каждый ТРКЦ
осуществляет контроль и надзор за деятельностью подве147
домственных ему ПРК. Сформированные в ТРКЦ налоговые
платежи перечисляются наверх, в казначейство страны, в его
бюджетно-казначейский банк.
На высшем уровне находится собственно сам бюджетноказначейский банк — БКБ РФ, как главный регулятор денежного обращения в стране.
Схема 1. Организационная структура бюджетно-казначейского
банка
Таким образом, образуется глобальная расчетная система,
где каждый ПРК будет связан со всеми другими ПРК линиями
электронных средств связи. Общая схема будет иметь вид:
Схема 2. Взаимосвязи ПРК между собой
148
Расчеты между предприятиями и организациями, как видно
из схемы 3, будут осуществляться следующим образом:
Схема 3. Обращение денежных средств при производстве товаров.
Из схемы видно, что на единственный счет каждого их трех
контрагентов в ПРК поступают как выручка за реализованные
товары, так и с него же осуществляется все платежи за сырье,
материалы, комплектующие, оргтехнику, энергию и услуги
других организаций.
Что же касается оборота денежных средств физических лиц,
то каждый гражданин, как работающий, так и неработающий,
имеет право иметь только один единственный лицевой счет
в близлежащем от места проживания ПРК. При этом денежный оборот будет практически такой же, как и для юрлиц, что
видно из Схемы 4. А если здесь и есть отличие, так оно непринципиальное — если предприятие или организация имеет счет
в одном ПРК, то перечислять средства на зарплату оно может
в разные ПРК, поскольку принцип территориальности един
для физических и юридических лиц (схема 4).
Все расчеты между юридическими лицами будут осуществляться исключительно в безналичной форме, они лишаются
права принимать и выдавать наличные даже на зарплату персоналу. Наличные получить на руки граждане могут получать
только через банкоматы БКБ и то — ограниченно. Таким обра149
Схема 4. Денежный оборот для физических лиц
зом, весь налично-денежный оборот страны будет полностью
централизован.
Естественно, возникает вопрос — а как будут решаться вопросы накопления и кредитования? Ведь и для граждан, и для
юридических лиц счет в ПРК это просто расчетно-оборотный
счет, на который зачисляются и с которого списываются денежные средства. И все, ни для каких-нибудь других операций
он не предназначен! Но если владелец счета, неважно, кто
это — юридическое или физическое лицо, решает накапливать
денежные средства, он может направить их на депозит в сберегательный банк, либо приобрести ценные бумаги (акции,
150
облигации государственного займа или иные обязательства).
Здесь наступает пора разъяснить, что не только система оборота денежных средств стала специализированной, но и все
банки трансформировались в специализированные на
сберегательно-депозитные, коммерческие, инвестиционные
и ипотечные. Сбережением средств граждан и предприятий
занимаются исключительно сбербанки, но они не кредитуют
своих клиентов, поскольку являются резервуаром для накопления свободных денежных средств для других специализированных банков. С другой стороны, в специализированные
коммерческие, инвестиционные и ипотечные банки, которые
и занимаются собственно кредитованием, положить деньги
на депозит нельзя. Такое углубление специализации вполне
обоснованно — сбербанки есть резервуар, откуда «черпают»
кредитные ресурсы другие специализированные банки. Имея
неограниченный доступ к этим ресурсам, коммерческие банки дают кредиты предприятиям на пополнение оборотных
средств, а гражданам — на приобретение товаров, инвестиционные банки кредитуют исключительно реконструкцию,
новое строительство и инновации, а ипотечные занимаются
кредитованием жилищного строительства. Правда, в этом
правиле есть небольшое изъятие — в инвестиционные банки
напрямую, минуя сбербанки будут поступать амортизационные отчисления, которые ныне часто проедаются, поскольку
зачисляются на расчетный счет предприятия. Таким образом,
общая схема сбережения и кредитования будет иметь вид, показанный на схеме 5.
Но оборот денежных средств не ограничивается расчетами
внутри страны — есть же еще экспортно-импортные операции
и конвертация валют. И если говорить о монетизации экономики, то и здесь главную роль должно играть Казначейство —
именно через его специализированные банки и должны осуществляться все расчетно-учетные операции в международной
торговле. Тогда кругооборот денежных средств полностью
замкнется, и он не будет разрываться частным интересом, за
которым, как правило, стоят интересы мирового олигархата.
151
Схема 5. Сбережение и формирование кредитных ресурсов
152
А с тем, чтобы управление денежным оборотом было полностью централизовано, необходимо, чтобы Казначейство подчинялось не Минфину, а напрямую Президенту страны. Тогда
в общем виде схема управления денежным оборотом будет
иметь вид:
Схема 6. Общая структура управления денежным обращением.
На схеме не показано, как будет осуществляться конвертация и установление курса валют. Но ясно, что вероятнее
всего этим будет заниматься Внешторгбанк, в который и будут переданы ЗВР из Центробанка. Это позволит уйти от необходимости устанавливать единые для всех курсы валют и,
тем более, менять их ежедневно, поскольку главным станет
правило соблюдения баланса интересов страны по отношению
к интересам партнеров в международной торговле. К примеру,
Китай своими дешевыми товарами разрушил отечественную
легкую промышленность и производство бытовой техники,
сейчас активно завоевывает рынок автомобилестроения, и в то
же время он приобретает наше сырье по низким для него ценам исходя из собственного заниженного курса юаня. А здесь
мы получаем возможность устанавливать не общие для всех,
а дискретные курсы валют, что позволит поставить прочный
153
заслон экспансии зарубежным товаропроизводителям, не нарушая принципов ВТО.
Итак, что дает такое реформирование денежно-банковской
системы?
1. Давайте внимательно посмотрим на Схему 2. Что мы видим? Замкнутую систему обращения денег, подобную системе
кровообращения. Классики политэкономии даже вывели формулу, согласно которой количество денег в обращении зависит
от скорости оборота, но эта схема опровергает эту аксиому. Нет,
как и при повышении пульса или его замедлении количество
крови в организме остается неизменным, несмотря на то, что
ток крови ускоряется или замедляется, так и количество денег
не зависит от ускорения или замедления оборота. Различие
лишь в том, что если в живом организме количество крови
всегда оптимально, то в человеческом обществе, подверженному воздействию разнонаправленных интересов и теорий, если
денежный оборот несовершенен, можно дополнительно влить
в денежную систему, т. е. разбавить с помощью инфляции, некоторое количество денег. Или, наоборот, выкачивать деньги
из системы путем канализации в различные фонды, якобы
играющие роль «подушек безопасности», или просто выводя за
границу деньги, до этого обращавшихся в экономике. Поэтому,
если система денежного обращения совершенна, т. е. именно
такая, как представлена на Схеме 2, то в ней всегда обращается строго определенное количество денег, необходимых для
нормального функционирования экономики.
2. Решается проблема инфляции. Рост цен происходит не
согласно прогнозам Минэкономразвития, который он еще ни
разу не угадал, а в основном из-за ненормально высоких процентных ставок по кредитам. А они потому высоки, что денег
в обороте недостаточно, они в дефиците. В рассмотренной
системе уровень процентных ставок, даже если он не будет
регулироваться государством, будет иметь оптимальное значение. Почему? Все достаточно просто — денег ровно столько,
сколько надо, чтобы автоматически соблюдался баланс между
потреблением и накоплением, потому-что сама система зам154
кнута — из нее нельзя ни изъять деньги в «стабилизационные
фонды», ни влить туда их энное количество. Все свободные
деньги канализуются сберегательными банками и, как венозная кровь, обогащаются там кислородом кредитоспособности,
превращаясь в кровь артериальную, т. е. в кредитные ресурсы
для коммерческо-инвестиционных банков. Ну и как в таком
случае может появиться инфляция?
3. Значительно облегчается сбор налогов. Предприятиям
не надо заполнять никаких деклараций, а налоговикам делать
сверки/проверки правильности уплаты налогов — уплата их
будет осуществляться в автоматическом или полуавтоматическим режиме при каждом совершении сделки по купле-продаже
и начислении заработной платы или выплат дивидендов. Хотя
в данной работе механизм удержания налогов, формирования
бюджета и бюджетного финансирования не раскрывается, поскольку это отдельная тема, из представленных схем видно,
насколько упростится эта сфера деятельности.
4. И немаловажно то, что система будущих расчетов положит конец коррупции как явлению. Посмотрите на Схему 4 —
как, где можно вклиниться или использовать какие-то щели или
зазоры в системе, чтобы дать взятку чиновнику или депутату?
Никак и нигде, просто их там нет, они ликвидированы самой
системой расчетов — все перечисления идут в электронной
форме, в которой фиксируется их целевой характер и источник поступления, они адресные. Не сможет дать откат или
взятку даже собственник частного предприятия, потому что
со своего счета в ПРК он может перечислять на личные счета
физических лиц только заработную плату. Не будет и «черного нала» или зарплат в «конвертах», т. к. неоткуда бизнесмену
взять наличные для этого, кроме как из своей зарплаты. Точно
так же становится невозможной «легализация (отмывание)
доходов, полученных преступным путем». Ни в коммерческие,
ни в инвестиционные, ни в сбербанки миллионы не понесешь,
они с наличными не работают, поскольку деньги к ним должны
поступить со счета клиента в ПРК, т. е. с подтверждением, что
это зарплата или иные законные поступления. Конечно, поиски
155
лазеек и попыток обойти систему и здесь будут иметь место,
но будут ли они успешны?
Из описания предлагаемой системы неминуемо возникает
вопрос — есть ли препятствия для такого реформирования
ДБС? Да, есть и прежде всего со стороны продажных чиновников, депутатов и Центробанка. Но главным препятствием
является то, что руководство страны и властные элиты пока
не осознают, что переход на новую систему расчетов в их собственных интересах. Пока нет твердого осознания того, что
если денежный оборот не управляем, то этой власти приходит
скорый конец! Кроме того, имущественное расслоение в этой
среде нарастает (не у всех же благосостояние достигло куршавельских высот и обладания виллами на Лазурном берегу!
А хочется …) и потому зависть обделенных как замерзающая
вода рвет самый твердый камень, в итоге раздробит изнутри
монолит власти. И вот, чтобы сохранить и укрепить свою власть
и элитарное положение, власть и пойдет на то, чтобы сделать
прозрачными все доходы и расходы для всех лиц и организаций, включая и собственных персоналий.
Анализ современной политики
Центрального Банка
Российской Федерации79
Соловьева С.В.
Ни одна экономика мира не может существовать без финансирования и кредитования. Главным кредитором российской
экономики является ЦБ РФ, действующий на основе Феде79
Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (Проект № 13–02–00193а «Особенности российской
инфляции и способы ее регулирования»).
156
рального Закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном
банке Российской Федерации» (Банка России) с изменениями
и дополнениями80. По мнению некоторых специалистов, Закон
о ЦБ полон противоречий: «формально являясь федеральной
собственностью, ЦБ, тем не менее, не несет каких-либо обязательств по отношению к государству»81. Статья 1 Закона гласит:
«функции и полномочия, предусмотренные Конституцией
Российской Федерации и настоящим Федеральным Законом
Банк России осуществляет независимо от других федеральных
органов государственной власти, органов государственной
власти субъектов Российской Федерации и органов местного
самоуправления». Впервые тезис о независимости от государства главного банка страны появился в законе «О Центральном Банке РСФСР (Банка России)» (Федеральный закон от
02.12.1990 № 394–1): «Банк России независим от распорядительных и исполнительных органов государственной власти».
В дальнейшем были приняты поправки и дополнения. Для
конкретизации независимости ЦБ РФ от государства в Законе
написаны три статьи. Статья 2 — «…Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению
имуществом Банка России, включая золотовалютные резервы
Банка России. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются,
если иное не предусмотрено федеральным законом». Из этого
следует, что государство не может самостоятельно распоряжаться золотовалютными резервами без одобрения ЦБ РФ.
Статья 22 — «Банк России не вправе предоставлять кредиты
Правительству Российской Федерации для финансирования
дефицита федерального бюджета, покупать государственные
ценные бумаги при их первичном размещении, за исключением тех случаев, когда это предусматривается федеральным
законом о федеральном бюджете. Банк России не вправе предо80
Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке
Российской Федерации».
81
Стариков Н. Национализация рубля. Путь к свободе России. Питер,
2013.
157
ставлять кредиты для финансирования дефицитов бюджетов
государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов
Российской Федерации и местных бюджетов».
Не имея права кредитовать дефицит бюджета собственной
страны ЦБ РФ может покупать государственные облигации
других стран, главным образом США, тем самым кредитуя чужую экономику. Независимость ЦБ РФ от власти усугубляется
формальным характером его подотчетности Государственной
Думе. Одна из важнейших статей Закона 4 наделяет ЦБ РФ
правом «монопольно осуществлять эмиссию наличных денег
и организовывать их обращение». Гарантией для печатания
рублей служат золотовалютные запасы. На счетах ЦБ РФ сосредоточены все финансовые ресурсы страны, которыми как
мы видели, государство не всегда имеет право распоряжаться.
Статья 4, пункт 18, гласит: «ЦБ РФ проводит анализ и прогнозирование состояния экономики Российской Федерации
в целом и по регионам, прежде всего денежно-кредитных,
валютно-финансовых и ценовых отношений, публикует соответствующие материалы и статистические данные». Статья
4, пункт 1 — «ЦБ РФ во взаимодействии с Правительством
Российской Федерации разрабатывает и проводит единую
государственную денежно-кредитную политику». В Законе
ничего не говорится о планировании, без которого трудно
представить разработку единой государственной денежнокредитной политики, также как и эффективное взаимодействие Правительства и независимого от него ЦБ РФ в процессе
этой разработки. Наверное это происходит от негативного
отношения денежных властей ко всем атрибутам социализма.
Экономические ведомства не занимаются планированием государственных институтов развития. ЦБ РФ в соответствии
с Законом статья 4, пункт 3, является «кредитором последней
инстанции для кредитных организаций, организует систему
их рефинансирования». По цепочке ЦБ РФ — коммерческие
банки — реальный сектор экономики кредиты попадают к их
конечному «потребителю» — предприятиям и корпорациям. Так должно быть. Но как на самом деле? Анализ Баланса
158
ЦБ РФ за ряд лет (с 2006 г. по 2013 г.) приводит к следующим
выводам82. Большая часть активов Баланса, представленная
средствами, размещенными у нерезидентов, и ценными бумагами иностранных эмитентов, депонируется на зарубежных
счетах: в 2006 г. — 92%, в 2007 г. — 94,4%, в 2008 г. — 92,6%,
в 2009 г. — 71,3%, в 2010 г. — 80,3%, в 2011 г. — 85,5%, в 2012 г. —
76,7%, в 2013 г. — 70,4%. Кредиты и депозиты, формирующие
внутренний спрос, составляют незначительную долю в общей
величине активов: в 2006 г. — 0,5%, в 2013 г. — 15,3%. Стремление создавать и приумножать финансовые резервы, которые
якобы служат страховкой в случае наступления кризиса, является частью либеральной доктрины, когда предпочтительнее
резервировать в зарубежных банках, чем тратить на развитие
собственной экономики. Как известно, развитые страны поступают прямо наоборот. Например, США вместо формирования резервов осуществляют политику «количественного
смягчения». В период кризиса 2008–2009 годов ЦБ РФ принял
срочные адекватные меры по расширению системы рефинансирования коммерческих банков. Был существенно увеличен
список принимаемых в залог ценных бумаг и положено начало
беззалоговому кредитованию. Однако финансовую помощь
получили, главным образом, государственные банки, а система
рефинансирования до сих пор доступна ограниченному числу
банков. Когда острый период кризиса закончился, система
рефинансирования была свернута. Процентная политика,
вопреки ожиданиям экономических субъектов, остается неизменной — величина ставки рефинансирования и процентных
ставок по основным операциям предоставления настолько высоки, что не позволяют развиваться кредитованию реального
сектора экономики. По мнению французского экономиста
Жака Сапира «фактические процентные ставки по кредитам
держатся на крайне высоком уровне, их даже можно назвать
карательными. Необходимо оздоровление фискальной политики, а кредитно-денежная политика, по крайней мере в части
82
Бюллетень банковской статистики с 2006 г. по 2013 г.
159
процентных ставок, должна согласовываться с фискальной»83.
М. Ершов, считает, что «ЦБ не удалось сформировать мощный
пласт длинных денег на основе механизмов взаимодействия
с Минфином, как в ведущих экономиках мира, где именно центральный банк формирует масштабные и длинные (до сорока
лет) денежные ресурсы, составляющие основу финансовой
системы»84.
По мнению Петракова Н.Я. одним из слабых мест монетаристов является «абсолютизация денежно-ценовой формы
экономических процессов, полное игнорирование органической связи между денежными и материально-вещественными
потоками при функционировании единого экономического
организма. Поэтому и инфляция у монетаристов объясняется
крайне упрощенно»85. Либеральная реформа, начавшаяся в 90ые годы, базируется на ограничении денежного предложения
экономике путем стерилизации доходов и сокращении бюджетных расходов («фискальное таргетирование» по А. Улюкаеву).
Главная задача реформаторов — борьба с инфляцией. «Инфляция наряду с «сырьевым проклятием» и недоразвитостью институтов образуют, по мнению либералов, «ось зла» российской
экономики, которой объявляется война на уничтожение. Загадочным образом назначается порог инфляции в 5% годовых,
по достижению которого начнутся макроэкономические чудеса — в экономике появятся длинные деньги, посыплются вниз
процентные ставки по кредитам, сами собой активизируются
частные инвестиции. Ради таких чудес можно и нужно пойти
на жертвы»86. Тотальная либерализация цен, проведенная без
всякой подготовки и дезорганизация денежного обращения
привели к серьезным проблемам в платежах и демонитизации
83
Сапир Ж. Кредиты: рычаг или пузырь? Эксперт № 37 от 16–22 сентября
2013 г. С. 58–66.
84
Ивантер А. Тяжелая эстафетная палочка. Эксперт № 25 от 24–30 июня
2013. С. 48.
85
Петраков Н.Я. Избранное в двух томах. М.-СПб., 2012. С. 186–187.
86
Ивантер А. и др. Консенсус не достигнут. Эксперт № 25 от 24–30 июня
2013. С. 23.
160
экономики, сокращение денежной массы явилось причиной
исчезновения «длинных денег» и, в конечном счете, спада экономического роста. По мнению Я. Миркина, «насыщенность
деньгами и кредитами российской экономики до сих пор двукратно ниже, чем в развитых странах, многократно ниже, чем
в Китае и других странах, чья финансовая система нацелена
на «экономическое чудо», на сверхбыстрые темпы роста»87.
Тезис монетаристов о прямой зависимости между объемом
денежной массы и уровнем цен отрицает возможность роста
цен под влиянием неэмиссионных факторов, в то время как
в России инфляция носит, главным образом, немонетарный,
структурный характер. «В то время как ведущие страны мира за
последнее пятилетие утроили объем денежной эмиссии, кратно
удешевили и удлинили кредитные ресурсы в целях поддержки
посткризисного оживления и обновления экономики, Банк
России продолжает проводить ограничительную денежную
политику»88.
Отмечена прямопропорциональная зависимость экономического роста от бюджетных расходов. В 2010 г. в США начали
проводить политику финансового смягчения для стимулирования экономики. Доля расходов бюджета к ВВП в США составила 42,7%, В Японии — 39,5%, в Великобритании — 42,3%, в Германии — 43,7%, во Франции — 52,7%, в Швеции — 53%. Во всех
этих странах очень низкая инфляция. Страны типа Нигерии
имеют незначительную долю бюджетных расходов к ВВП — 11%
[6]. В России расходы федерального бюджета к ВВП составили
16% в 2006 г. и 20,6% в 2012 г., в разгар кризиса в 2009 г. они выросли до 24,7% за счет экстренных финансовых вливаний для
спасения экономики. Вследствие того, что временно заработала
система рефинансирования коммерческих банков, выросло
кредитование экономики. Индекс потребительских цен был
максимальным в 2008 г. — 114,1% и в 2009 г. — 111,7%, что ло87
Ивантер А. Тяжелая эстафетная палочка. Эксперт № 25 от 24–30 июня
2013. С. 48.
88
Глазьев С.Ю. Непростительные иллюзии. Эксперт № 50 от 16–22 декабря
2013. С. 64.
161
гично в разгар кризиса. Денежная масса выросла незначительно
на 8,7 и 7,5% соответственно. В 2010 г. и 2011 г., когда кризис пошел на спад, бюджетные расходы были высоки — 22,4% и 19,6%,
а темп инфляции замедлился. Динамика реального объема ВВП
в период с 2010 г. по 2013 г. адекватна расходам федерального
бюджета к ВВП. Денежная масса в 2013 г. выросла по сравнению
с 2007 г. в 2,4 раза, а инфляция составила 0,2% (3-ий квартал).
То есть, ни увеличение денежной массы, ни рост бюджетных
расходов не приводят однозначно к росту инфляции.
Как мы видели, политика ЦБ РФ не соответствует его
роли мегарегулятора экономических процессов. Не является он и «кредитором последней инстанции», т. к. реальный
сектор экономики испытывает постоянный денежный голод
из-за отсутствия системы рефинансирования коммерческих
банков и высоких процентных ставок, притягивающих на
российский фондовые рынки спекулятивный иностранный
капитал. В результате вынужденного кредитования предприятий за рубежом вырос объем внешнего долга России до
700 млрд долл., за который ежегодно страна платит 30 млрд
долл. По мнению С.Ю. Глазьева «правительство может прибегнуть к внутреннему займу под произвольный процент,
деньги для которого будут эмитированы Центральным банком
в порядке рефинансирования коммерческих банков под залог
государственных обязательств, как это делается США, Англией, ЕС и Японией»89. Вместо этого создаются преференции для
привлечения в страну иностранных инвестиций, которые совершенно не нужны при положительном платежном балансе
и утечке собственного капитала в объеме от 3 до 5% ВВП в год.
«Объективно при правильной политике государства и хорошей предпринимательской активности российская экономика
может расти в среднесрочной перспективе темпом 6–8% в год
с ежегодным наращиванием инвестиций на 15%, в том числе
в приоритетных направлениях роста нового технологического
89
Глазьев С.Ю. Непростительные иллюзии. Эксперт № 50 от 16–22 декабря
2013. С. 65.
162
уклада — на 35–50%. Это обеспечивает своевременное достижение целей, поставленных президентом в известных указах
от 7 мая прошлого года»90. Но для достижения поставленных
целей необходимы серьезные преобразования в банковской
системе. Слабость банковского регулирования и надзора выразилась в целой серии крахов коммерческих банков (Пушкино,
Мастер-банк, Инвестбанк, Банк проектного функционирования, Смоленский и др.). Причины разные — «карманный» характер банков, обслуживающих исключительно собственных
акционеров, «отмывание» и обналичивание криминальных
денег, проведение рискованных операций, и продолжение
работы банков даже при уже отозванных лицензиях. Были
предложения о насильственном укрупнении, слиянии и поглащении небольших по объему банков. На эти цели в 2013 г.
было направлено 1,5 трлн руб., в то время как на обновление
основного капитала — 750 млрд руб. Однако, небольшой банк
не означает криминальный, проблемы возникают и у крупных
банков («Кит Финанс», Собинбанк). «Избыточная концентрация макроэкономической политики на задаче снижения
инфляции контрпродуктивна. Параметры инфляции и обменного курса, равно как и в значительной степени параметры
бюджетной системы и госдолга должны быть комфортными
для обеспечения долгосрочных высоких темпов экономического роста»91. Сокращение инфляции не является самоцелью,
а средством активизации затухающего инвестиционного процесса, как необходимого условия оживления экономики.
На наш взгляд, для преодоления финансового голода предприятий реального сектора экономики необходимо смягчить
денежно-кредитную политику и расширить функции ЦБ РФ:
от активного рефинансирования коммерческих банков (в автоматическом режиме) до обеспечения устойчивости банковской
системы. Для повышения доступности кредитов реальному
90
Глазьев С.Ю. Непростительные иллюзии. Эксперт № 50 от 16–22 декабря
2013. С. 67.
91
Ивантер А. и др. Консенсус не достигнут. Эксперт № 25 от 24–30 июня
2013. С. 24.
163
сектору экономики целесообразно снизить базовую ставку
рефинансирования (сейчас она составляет 8,25%) и проценты
по кредитам, прежде всего по среднесрочным. Эти важные,
но половинчатые меры не решают назревшей необходимости
смены потерпевшей поражение неолиберальной экономической модели роста, основанной на принципах дерегулирования
банковского и финансового секторов. По мнению западного
ученого Жака Сапира, «в общем и целом России нужна новая
кредитно-денежная политика. Та, которая обеспечит общее
экономическое развитие страны. … Однако для принятия
подобной политики ЦБ РФ должен прежде всего прекратить
свою необдуманную политику борьбы с инфляцией. Она нигде
не показала свою эффективность, а в России уже продемонстрировала вред»92. На наш взгляд, новая кредитно-денежная
политика будет эффективно работать при условии проведения
радикальных структурных преобразований, способных возродить промышленное производство и придать ему необходимое
ускорение.
Эмиссия денег — процесс обеспечения
жизни и конкурентоспособности
государства
Отырба А.А.
Это доклад, зачитанный на экспертной сессии проведенной
Центром научной политической мысли и идеологии — «Фактор
стагнации: демонетизация финансово-экономической системы
России и выход из нее.
Он несколько выпал из общего контекста, поскольку все
остальные докладчики рассматривали проблему сквозь призму
92
Сапир Ж. Кредиты: рычаг или пузырь? Эксперт № 37 от 16–22 сентября
2013 г. С. 58–66.
164
уровня денежного обращения. Я же считаю, что на этом уровне
проблема не имеет решения. Оно находится на эмиссионном
уровне, что я и попытался донести до слушателей.
Один из пунктов повестки дня сегодняшней сессии, посвященной монетизации российской экономики, инфляции — фактор, характеризующий качественное состояние национальной валюты — главного экономического инструмента
государства.
Вообще-то, деньги категория не только количественная,
но и качественная, что упорно отказывается видеть российская экономическая наука. И это при том, что качественные
характеристики национальной валюты влияют на социальноэкономическое развитие эмитирующих их стран ничуть не
меньше чем их количество. И именно с целью выявления степени важности данного фактора, рассмотрим монетизацию
российской экономики не на уровне денежного обращения, на
котором в России принято искать решение всех финансовых
проблем, а поднявшись на эмиссионный уровень, на котором
формируются качественные свойства рубля. Но для этого придется предельно кратко раскрыть суть понятия качественные
характеристики денег, которого в России никогда не было.
— Так грозит ли России инфляция рубля, в случае резкого
увеличения уровня монетизации?
Ответ. — Да, поскольку: во-первых — в процессе его создания через покупку иностранных валют (currency board) (а рубль
создается только так), импортируется инфляция покупаемой
валюты, которая перекладывается на него; во-вторых — в стране отсутствует правовая база и полноценная инфраструктура
обеспечивающая финансовую стабильности и независимость
государства, а так же механизмы и инструменты, позволяющие
без ущерба для национальной экономики регулировать уровень
монетизации.
Но это не единственное и не худшее, что происходит при
такой эмиссии рубля. Куда опасней то, что при его создании через покупку валют, весь образующийся при этом эмиссионный
165
доход передается эмитентам выкупаемых валют, что позволяет
им получить его дважды — сперва при вбросе своей валюты,
а потом при вбросе рубля.
Эмиссионный доход (сеньораж) — разница между себестоимостью денег и их номиналом, образуется и снимается лишь
один раз, — при первой транзакции, и уходит в пользу того,
с кем эмитент ее осуществляет. Сумма же эмиссионного дохода образующаяся при создании современных, фидуциарных
денег, особенно безналичных, практически равна всей сумме
эмитируемых денег.
Рубль с 1996 года создается только через покупку валют,
и сумма эмитированных за это время Центробанком рублей,
составила, по разным оценкам, от 12 до 15 триллионов рублей. Приблизительно такая сумма эмиссионного дохода была
латентно выведена из России в пользу стран-конкурентов.
Доказательством является тот факт, что в доходной части
бюджета России отсутствует строка «эмиссионный доход», составляющая львиную долю дохода бюджетов развитых стран.
И очень важно понимать, что здесь имеет значение не столько
сумма выведенных денег, сколько политическая значимость для
государства самого эмиссионного дохода как экономического
инструмента.
Именно эмиссионный доход, образующийся при создании
фидуциарных денег, является энергией главного экономического инструмента государства — денег, питающих энергией и национальную экономику. Именно сеньораж является основным
драйвером ее роста, инструментом, позволяющим преобразовывать создаваемую добавленную стоимость в экономическую
энергию и вовлекать ее в процесс экономических отношений.
Это самый экономически эффективный продукт государства,
обеспечивающий его экономическую и политическую конкурентоспособность.
В результате эмиссии, при котором снимаются сливки
сеньоража, мы имеем слабый, лишенный энергии, некачественный, суррогатный рубль, являющийся перекрашенной
иностранной валютой. То есть, главный экономический инстру166
мент России — рубль, это не национальная валюта призванная
обеспечивать ее развитие и экономическую безопасность, а инструмент ограбления государства и эксплуатации народа.
Поскольку финансовый капитал, это концентрированная
созидательная энергия денег, рубль лишенный ее, не способен
преобразовываться в созидательный, инвестиционный капитал, необходимый стране для развития. Обессиленный рубль
вчистую проигрывает конкуренцию даже на внутреннем рынке,
следствием чего и стала зависимость России от иностранного
капитала.
В связи со всем вышесказанным, возникает масса вопросов,
самый важный из которых — как охарактеризовать происходящее? Что это — афера мировой финансовой мафии, в которую
вовлечены и финансовые власти России, или результат глупости ее финансовых властей? У меня однозначного ответа нет.
Но все мы свидетели того, что даже эксперты, видя, как экономика России задыхается от безденежья, требуют увеличения ее
монетизации. Но чем больше эмитируется рублей, тем больше
дани выплачивается. Палка здесь, о двух концах.
Поскольку именно получение эмиссионного дохода является самым эффективным видом экономической деятельности
государства, его передача конкурентам, снижая эффективность
российской экономики и повышая ее у конкурентов, лишает
Россию даже теоретических шансов на победу в межгосударственной конкуренции. Это значит, что при нынешнем принципе создания рублей, увеличение монетизации не только
бессмысленно, но и смертельно опасно для страны. И в то же
время, без увеличения уровня монетизации невозможно обеспечить развитие. Круг замкнулся. К вопросу о том, как его
разомкнуть, мы еще вернемся. А сейчас, для более полного
раскрытия сути происходящего, хотелось бы сказать несколько слов о том, что происходит с валютами, выкупаемыми при
эмиссии рубля.
Не совершив в России ни одной транзакции и не принеся
ей никакой пользы, они, вновь наполненные эмиссионной
энергией, отправляются на фондовый рынок их эмитентов,
167
выполняющего функцию инструмента абсорбции и стерилизации денежной массы, с которой уже сняты эмиссионные
сливки. Там, через покупку «ценных бумаг» их структур, выкачанная из российской экономики эмиссионная энергия вливается в экономику стран конкурентов. Эмитенты же, надувая,
а потом схлопывая пузыри контролируемых ими фондовых
рынков (а именно ф.р. обеспечивают львиную долю мирового
товарооборота), стерилизуют существенную часть созданной
в мире добавленной стоимости, сливки с которой, предварительно преобразовав в деньги, они успевают снять. Освобождая рынок от денежной массы, они создают себе условия для
продолжения эмиссии и получения эмиссионного дохода, на
которые скупаются мировые богатства. И именно возможность
стабильного получения эмиссионного дохода и обеспечивает
могущество сил колонизовавших Россию и эксплуатирующих
ее с помощью латентно действующих финансовых технологий
реализуемых на базе контролируемой ими российской финансовой системы. И попытки создать в России условия развития
оставаясь в рамках этой системы и действуя по ее правилам,
обречены на провал.
На техническом уровне, выходом из сложившейся ситуации является отказ от создания рубля через покупку валют,
в пользу его создания под обеспечение гособлигаций и формализованных национальных богатств. Это потребует изменения
правовой базы и создания новой, национальной, конкурентоспособной финансово-банковской системы решающей принципиально иные задачи. Главной функцией системы должна
быть не борьба с инфляцией, а насыщение рынка и экономики
качественной денежной массой в объеме, обеспечивающем
их полноценное функционирование и развитие.
Но на пути решения задач технического уровня, предстоит
решить несколько еще более сложных политических задач.
Каких, и как их решить — это тема отдельного разговора.
168
169
Денежная эмиссия в России — ЦБ опосредованно кредитует правительства иностранных
государств — 1
170
Денежная эмиссия в США и развитых странах — ЦБ опосредованно кредитует национальное
правительство — 2
171
2440,10
4898,57
6925,50
353,85
1855,92
226,67
104,94
593,85
5451,00
Китай
Евро зона
Россия
Великобритания
Саудовская Аравия
Венесуэла
Швейцария
Япония
М1, млрд$
США
Страна
8256,00
890,22
107,80
310,23
2171,16
712,29
12150,00
15589,73
10402,40
М2, млрд$
5960,00
632,20
382,42
576,82
2440,00
2014,80
12194,82
8230,00
15684,80
ВВП млрд$
139%
141%
28%
54%
89%
35%
100%
189%
66%
М2/
ВВП,%
126,48
27,64
27,64
26,13
62,70
138,74
503,82
1336,72
313,23
43,10
21,49
3,80
8,67
29,60
2,55
13,75
3,66
7,79
65,28
32,21
3,90
11,87
34,63
5,13
24,12
11,66
33,21
ЧисленМ1 на
М2 на
ность млн
чел., тыс.$ чел., тыс.$
чел.
Сравнительная таблица по уровню монетизации по странам на 31.12. 2012 г.
172
Схема организации денежной эмиссии в объеме, необходимом для финансирования развития
России — 4
Схема создания товарной и денежной массы через операции
с беспоставочными фьючерсами
173
Для заметок
Для заметок
Научное издание
Фактор стагнации: демонетизация
финансово-экономической системы
России и выход из нее
Научно-экспертная сессия
19 февраля 2014 г.
Центр научной политической мысли и идеологии
Адрес: 121165, Москва, ул. Студенческая, д. 30, корп. 2, оф. 22.
Тел.: 8(499) 249-80-42; 8(499) 249-53-22; 8(499) 249-07-03
Сайт Центра: www.rusrand.ru.
Электронная почта: [email protected]
Формат 60х90 1/16. Бумага офсетная № 1.
Гарнитура Minion. Печать офсетная.
Тираж 500 экз.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа