close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

договор-счет… - центр жилищного образования;doc

код для вставкиСкачать
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»
Факультет мировой политики
Кафедра международной безопасности
На правах рукописи
Сурчина Светлана Игоревна
Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов в
мировой политике
23.00.04 Политические проблемы международных отношений,
глобального и регионального развития
Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических
наук
Научный руководитель:
Савельев А.Г.,
доктор политических наук
Москва-2014
2
Оглавление:
Список сокращений
4
Введение
5
Глава I Зарождение проблемы контроля над оборотом расщепляющихся
материалов, ее технические аспекты
16
1.1 Манхэттенский проект
16
1.2. Понятие расщепляющиеся материалы
27
1.2.1.Уран: добыча и производство
28
1.2.2.Производство плутония
31
1.3.Обеспечение безопасности ядерного топливного цикла (ЯТЦ)
32
1.3.1. Ядерные реакторы
35
1.4.
Мировой рынок расщепляющихся материалов
Глава II Политика государств
расщепляющихся материалов
в
области
контроля
38
над
оборотом
43
2.1 США и СССР/Россия
2.1.1.Монополия
США:
проведение
унилатерализма (с 1945 г. по 1949 г.)
43
Вашингтоном
политики
45
2.1.2. Обострение отношений с СССР и развитие сотрудничества США
с союзниками (с конца 1949 г. по начало 1960-х гг.)
49
2.1.3.Возвращение США к политике унилатерализма (середина
1960-х гг. – начало 1990-х гг.)
54
2.1.4.Российская Федерация и США: от полной эйфории до умереннонастороженного взаимодействия (1990-2013 гг.)
62
2.2. Другие государства
78
2.2.1. Великобритания
78
2.2.2.Индия
81
2.2.3.Израиль
83
2.2.4.Китай
86
3
2.2.5.Пакистан
88
2.2.6.Франция
90
Глава III Основные направления по усилению контроля над оборотом
расщепляющихся материалов
94
3.1 Обеспечение физической ядерной безопасности расщепляющихся
материалов и противодействие их незаконному обороту
94
3.1.1. Конвенция о физической защите ядерного материала
95
3.1.2. Резолюция СБ ООН 1540
99
3.1.3. Инициатива по безопасности в борьбе с распространением
оружия массового уничтожения (ИБОР)
101
3.1.4. Международная конвенция о борьбе с актами ядерного
терроризма (МКБАЯТ)
103
3.1.5. Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма
(ГИБАЯТ)
104
3.2. Запрещение производства расщепляющихся материалов
106
3.2.1.Начало переговоров по подписанию Договора о запрещении
производства расщепляющихся материалов (ДЗПРМ)
107
3.2.2. Развитие переговорного процесса по заключению ДЗПРМ
114
3.2.3.Возможное содержание и значение ДЗПРМ в случае его
подписания
3.2.4
Предлагаемые
122
экспертами
варианты
решения
проблемы
заключения ДЗПРМ
124
Заключение
131
Приложение I
135
Приложение II
142
Список литературы
148
4
Список сокращений
АЭС – атомная электростанция
ВОУ – высокообогащенный уран
ГИБАЯТ – Глобальная инициатива по борьба с актами ядерного
терроризма
ГЯП – Группа ядерных поставщиков
ДЗПРМ – Договор о запрещении производства расщепляющихся
материалов
ДНЯО – Договор о нераспространении ядерного оружия
ИБОР – Инициатива по безопасности в борьбе с распространением
оружия массового уничтожения
МАГАТЭ – Международное агентство по атомной энергии
МКБАЯТ – Международная конвенция по борьбе с актами ядерного
терроризма
МОКС-топливо – смешанное оксидное уран-плутониевое топливо
НОУ – низкообогащенный уран
ОМУ – оружие массового уничтожения
ОРМ – оружейные расщепляющиеся материалы
ОЯТ – отработавшее ядерное топливо
ЯТЦ – ядерный топливный цикл
5
Введение
Тема исследования и ее актуальность. За последние десятилетия
активная деятельность человечества свидетельствует о появлении тенденции
к увеличению потребления энергетических ресурсов в ближайшем будущем.
В этой связи развитие атомной энергетики играет ключевую роль в
обеспечении
соответствующих
потребностей
мирового
сообщества,
поскольку именно этот вид источника энергии является единственным,
который может вырабатывать электричество в широких масштабах при
незначительном влиянии на окружающую среду.
По словам экс-главы МАГАТЭ Мухаммеда аль-Барадеи, после аварии
на
Фукусиме
«развитие
отрасли,
безусловно,
станет
дороже
из-за
использования новых технологий и повышения мер безопасности, но не
замедлится. В настоящий момент в пятнадцати странах мира строится 65
реакторов».1 Более того, согласно прогнозам МАГАТЭ, потребление атомной
энергии к 2050 г. возрастет до 24%.2
Вместе с тем развитие атомной энергии неразрывно сопряжено с
доступом
все
новых
государств
к
расщепляющимся
материалам,
соответствующим чувствительным технологиям и оборудованию. Это ставит
перед мировым сообществом вопросы, связанные с необходимостью
обеспечения безопасности и сохранности расщепляющихся материалов, а
также снижения риска их несанкционированного использования или кражи.
Несмотря на существующий запрет передачи подобных материалов
государствам,
не
обладающим
ядерным
оружием3,
обеспечение
нераспространения расщепляющихся материалов в современных условиях
1
Аль-Барадеи М. Мы не можем обойтись без атомной энергетики [Электронный ресурс] //
Российское атомное сообщество [Интернет-портал]. 30.09.2011 г. URL: http://www.atomicenergy.ru/statements/2011/09/30/27119 (дата обращения: 28.12.2012)
2
Energy, Electricity and Nuclear Power Estimates for the Period up to 2050. №1, 2011
[Electronic
resource]
//
IAEA
[Official
Website].
URL.:
http://wwwpub.iaea.org/MTCD/publications/PDF/RDS1_31.pdf (accessed: 15.12.2012)
3
В соответствии с п.2 ст.3 Договора о нераспространении ядерного оружия.
6
является непростой задачей. Одна из причин – наличие новых вызовов и
угроз (НВУ) международной безопасности, в частности, угрозы ядерного
терроризма. Согласно уведомлениям Бюро базы данных МАГАТЭ о
незаконном обороте радиоактивных и ядерных материалов, возможность
попадания последних в руки террористов по-прежнему остается высокой и
представляет серьезную угрозу. Так, только в период с июня по сентябрь
2011 г. было зафиксировано 12 инцидентов, связанных с кражей или потерей
расщепляющихся материалов.4
Кроме того, сохраняется необходимость в использовании ВОУ в
гражданских целях. Несмотря на то, что в настоящее время во всем мире
реализуются программы по переходу с ВОУ на НОУ, это во многих случаях
представляется либо экономически неоправданным, либо технически
нецелесообразным. Например, трудно представить отказ от использования
ВОУ оружейного качества в космических реакторных установках. Кроме
того, ВОУ широко используется и в реакторах атомных подводных лодок и
ледоколов,
при
производстве
медицинских
изотопов
(экономически
эффективным является использование мишеней из ВОУ), а также в составе
топлива ряда старых реакторов-производителей изотопов.
Таким
образом,
расщепляющихся
изучение
материалов
в
проблемы
мировой
контроля
политике
над
оборотом
имеет
высокую
значимость для понимания перспектив ее решения, что в свою очередь
является
необходимым
условием
сохранения
и
эффективного
функционирования режима нераспространения ядерного оружия. Подобное
исследование
реализации
позволит
собственной
выработать
оптимальный
программы действий
подход
в области
России
к
борьбы с
незаконным оборотом расщепляющихся материалов, а также понять текущие
4
IAEA Illicit Trafficking Database. IAEA Information System on Illicit Trafficking and Other
Unauthorized Activities Involving Nuclear and Radioactive Materials. November 12, 2011
[Electronic
resource]
//
IAEA
[Official
Website].
URL:
http://wwwns.iaea.org/security/itdb.asp?s=4 (accessed: 15.12.2011)
7
международно-политические процессы, прямо или косвенно связанные с
указанной тематикой работы.
Степень изученности темы. Изучение проблемы нераспространения
расщепляющихся материалов в качестве самостоятельного направления
началось сравнительно недавно, а именно с 1990-х гг. в работах зарубежных
исследователей. Что же касается отечественных специалистов, то тематика
расщепляющихся материалов редко находится в фокусе их внимания и
поэтому рассматривается в контексте общих проблем нераспространения
ядерного оружия.
Тем не менее, среди отечественных работ стоит выделить первое в
России двухтомное полномасштабное пособие по нераспространению
ядерного оружия под редакцией В.А. Орлова,5 в котором подробно
освещается
становление
международного
режима
нераспространения
ядерного оружия, изучаются особенности ядерных программ и ядерной
политики отдельных государств, а также рассматриваются вопросы
запрещения производства расщепляющихся материалов и контроля над их
оборотом.
Обращает на себя внимание коллективная монография «Ядерная
перезагрузка: сокращение и нераспространение вооружений»,6 выпущенная
под редакцией одних из ведущих российских исследователей в области
ядерного
нераспространения
А.Г. Арбатова
и
В.З. Дворкина
в
сотрудничестве с другими отечественными экспертами в этой сфере. Данная
работа посвящена изучению проблем, находящихся на стыке разоружения и
5
Ядерное нераспространение / под общей редакцией В.А. Орлова. Т1,2. М.:Пир-центр,
2002.-1090с.
6
Ядерная перезагрузка: сокращение и нераспространение вооружений / Под общей
редакцией А.Г. Арбатова и В.З. Дворкина; Моск. Центр Карнеги. –М.: Российская
политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011.–511с.
8
нераспространения, среди которых – запреты на проведение ядерных
испытаний и производство ядерного оружия.
Отдельно
стоит
отметить
и
другие
работы
под
редакцией
А.Г. Арбатова и В.З. Дворкина, такие как «Ядерное сдерживание и
нераспространение»7,
«Ядерное
распространение.
Новые
технологии,
вооружения и договоры»8. В них основное внимание авторами уделяется
крупным, сложным процессам и явлениям, вторгающимся в тематику
ядерного
нераспространения,
среди
которых
выделяется
проблема
распространения расщепляющихся материалов.
Также необходимо особо отметить работу «Россия в формировании
международной системы профилактики распространения оружия массового
поражения» под редакцией известного государственного и политического
деятеля,
академика
РАН
А.А.Кокошина
и
профессора
МГИМО
А.Д.Богатурова. В ней авторами подчеркивается особая значимость
проблематики нераспространения оружия массового поражения, которая
выдвигается ими «на одну из приоритетных позиций в рамках глобальной
среды международной безопасности».9 В частности, исследователями
предлагается
обзор
нераспространения,
новых
среди
вызовов
которых
и
угроз
особо
режиму
выделяется
ядерного
проблема
распространения расщепляющихся материалов.
Отдельно стоит обратить внимание на работы выдающего российского
дипломата, ученого Р.М. Тимербаева10, явившегося фактически первым
7
Ядерное сдерживание и нераспространение / Под общей редакцией А.Г. Арбатова и
В.З. Дворкина.-Московский центр Карнеги, 2005.-82с.
8
Ядерное распространение. Новые технологии, вооружения и договоры / Под общей
редакцией А.Г. Арбатова и В.З. Дворкина.-М.: Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН), 2009.-272с.
9
Россия в формировании международной системы профилактики распространения оружия
массового поражения/Под редакцией А.А.Кокошина, А.Д.Богатурова.-М.:КомКнига, 2008.
– 208 с.
10
Тимербаев Р.М. Мирный атом на международной арене.-М.:Международные отношения,
1969.-175с; Россия и ядерное нераспространение.1945-1968.-М.:Наука, 1999.-383с.
9
советским/российским исследователем, который поднял проблему ядерного
нераспространения в отечественной науке.
Интерес
представляют
также
работы
В.З. Ознобищева,11
В.А. Веселова12, в которых авторами дается системный анализ новых
вызовов и угроз в сфере ядерного нераспространения.
Среди зарубежных публикаций по проблеме контроля над оборотом
расщепляющихся материалов стоит отметить ряд профессиональных и
публицистических работ по указанной проблематике, вышедших в США за
последние десять лет.
Среди них в первую очередь стоит отметить труды крупных
американских и британских специалистов в ядерной области – М. Банна,13
Дж. Циринционе,14
и
П. Клаузена,15
в
которых
авторы
подробно
рассматривают проблему распространения расщепляющихся материалов, а
также анализируют перспективы решения данного вопроса.
Обращает
на
себя
внимание
монография
«Плутоний
и
высокообогащенный уран. 1996: запасы, возможности и политика по всему
миру»,
16
подготовленная для Стокгольмского международного института
исследования проблем мира (СИПРИ) экспертами ведущих западных научноисследовательских организаций – Д. Олбрайтом, Ф. Беркхутом, У. Уоккером.
11
Перспективы трансформации ядерного сдерживания / Под общей редакцией
А.Г. Арбатова, В.З. Дворкина и С.К. Ознобищева.-М.: ИМЭМО РАН, 2011.-81с.
12
Сдерживание во втором ядерном веке / Под общей редакцией А.А. Кокошина,
В.А. Веселова, А.В. Лисса.-М.: ИПБМ, 2001.-69с.
13
См. напр.: Bunn M. Reducing the threat of nuclear theft and sabotage // Symposium on
international safeguards: Verification and Nuclear Material Security.-Austria, 2001.-18 p.
14
См. напр.: Cirincione J. Deadly arsenals: tracking weapons of mass destruction/ J. Cirincione,
J. Wolfsthal, M. Rajkumar.: Washington.:Carnegie Endownment for International Peace, 2002.465p.
15
См. напр.: Clausen P. Non-proliferation and the National Interest/America’s Response to the
Spread of Nuclear Weapons.: New York, Harper Collins College Publishers, 1993.-222p.
16
Albright D. Plutonium and Highly Enriched Uranium, 1996. World Inventories, Capabilities
and Policies /D. Albright, F. Berkhout, W. Walker. SIPRI.: Oxford University Press, 1997.-534p.
10
Отдельно стоит выделить работу «Технология и распространение
ядерного оружия»17 канадского специалиста в области нераспространения
ядерного оружия Р. Кокоски, в которой рассматриваются технические
аспекты изучаемой проблемы.
Определенный интерес также представляют аналитические публикации
и комментарии в зарубежных и российских периодических изданиях, таких
как «Non-Proliferation Review», «Disarmament Diplomacy», «Arms Control
Today», «Foreign Policy», «Foreign Affairs», «Wall Street Journal», «Chemical
and Engineering News», «Ядерный контроль», «Индекс безопасности»,
«Ядерная безопасность», «Независимая газета», «Независимое военное
обозрение», «Джаридату Иляф Аль-Иликтруния»
‫االلكترونية‬
‫اليومية‬
‫ايالف‬
‫جريدة‬
(www.elaph.com); новостного агентства «Русия Аль-Яума» ‫روسيا اليوم‬
(www.rtarabic.com).
Объектом диссертационного исследования является контроль над
оборотом
расщепляющихся
материалов
как
исключительно
важным
компонентом режима нераспространения ядерного оружия.
Для целей данной диссертационной работы под термином «контроль
над оборотом расщепляющихся материалов» следует понимать «обеспечение
нераспространения
расщепляющихся
материалов»
(при
этом
под
«расщепляющимися материалами» следует иметь в виду материалы
«оружейного уровня»).
Предметом исследования являются особенности осуществления
контроля над оборотом расщепляющихся материалов в мировой политике,
включая способы противодействия их распространению. В работе не
рассматриваются вопросы, связанные с механизмами экспортного контроля в
ядерной области.
17
Kokoski R. Technology and the Proliferation of Nuclear Weapons. New York, Oxfrod.: Oxford
University Press, 1995.-351p.
11
Цель исследования состоит в том, чтобы выявить роль и место
контроля
над
оборотом
расщепляющихся
материалов
в
политике
нераспространения ядерного оружия, а также определить значение данной
проблематики при формировании основных приоритетов деятельности
ведущих ядерных держав в сфере международной безопасности.
Задачи исследования состоят в следующем:
1.
Проанализировать политику ведущих ядерных держав в сфере
нераспространения расщепляющихся материалов;
2.
Выявить основные способы решения проблемы незаконного
оборота расщепляющихся материалов;
3.
Изучить
предлагаемые
варианты
обеспечения
ядерной
безопасности расщепляющихся материалов;
4.
Определить
перспективы
решения
проблемы
запрещения
рекомендации
Российской
производства расщепляющихся материалов;
5.
Сформулировать
практические
Федерации по выработке внешнеполитической программы действий в
области контроля над оборотом расщепляющихся материалов.
Информационная и источниковая база исследования составляет
значительный
пласт
международно-правовых
актов:
международные
договоры (конвенции, двусторонние и многосторонние соглашения) и
решения международных конференций; нормативно-правовые документы
федерального законодательства США; материалы конференций и научноисследовательских
институтов;
различные
официальные
справочно-
информационные и статистические издания и электронные ресурсы.
Теоретико-методологической
основой
исследования
являются
парадигмы политического реализма (Н. Макиавелли, Г. Моргентау, Э. Карр).
При рассмотрении проблем нераспространения расщепляющихся
материалов автор использует основные принципы политического реализма
(ключевая роль суверенных государств, анархичная природа международных
12
отношений, приоритет национальных интересов), а также отдельные
положения концепции мультилатерализма (Г. Гроций), в соответствии с
которыми, создание прочного фундамента режима нераспространения
ядерного оружия возможно лишь путем установления соответствующего
контроля над ядерными вооружениями и расщепляющимися материалами.
Собственно сама проблема контроля над оборотом расщепляющихся
материалов изучается с позиции системного анализа. В этой связи особое
внимание уделялось теоретико-методологическим работам отечественных
(А.А. Кокошин,
зарубежных
Э.А. Поздняков,
(М. Каплан,
А.Д. Богатуров,
Ч. Макклеланд,
М.А. Хрусталев)
Р. Роузкранс,
и
Дж. Френкел,
Д. Истон) исследователей.
Методы
исследования.
В
данной
диссертационной
работе
применяется системный подход к анализу проблемы контроля над оборотом
расщепляющихся материалов. Системность достигается за счет рассмотрения
объекта
исследования
в
его
взаимозависимости
с
режимом
нераспространения ядерного оружия, а предмета исследования – как некой
целостности во взаимосвязи всех ее элементов.
Для изучения политики ведущих ядерных государств в области
нераспространения
расщепляющихся
материалов
применяются
метод
обобщения, а также сравнительный и исторический анализ.
При рассмотрении способов решения проблемы контроля над оборотом
расщепляющихся материалов используются методы контент–анализа и
изучения документов.
Хронологические рамки исследования включают в себя период с
1919 г. по 2012 г., с момента проведения первых лабораторных опытов с
использованием
расщепляющихся
материалов,
зарождения
проблемы
контроля над их оборотом до рассмотрения способов решения данной
проблемы на современном этапе. Особое внимание уделено изучению
вопроса противодействия распространению расщепляющихся материалов в
13
2000-х гг., когда мировым сообществом был разработан и принят ряд мер,
направленных на предотвращение незаконного использования и хищения
таких материалов.
Научная новизна диссертации состоит в том, что настоящее
исследование является практически первой в отечественной науке работой,
всесторонне
посвященной
проблеме
контроля
над
оборотом
расщепляющихся материалов. Таким образом, данная тема выделяется в
качестве самостоятельной области исследования, в которой проводится
подробный анализ становления и развития данной проблемы, а также
определяется ее роль и место в политике ядерного нераспространения.
Теоретическая значимость. Результаты данного диссертационного
исследования дополнят фактологический материал, составляющий базу
современных теорий международных отношений, что в свою очередь может
способствовать их дальнейшему развитию. Кроме того, представленная
работа имеет значение для концептуализации политики нераспространения
ядерного оружия, международной и национальной безопасности.
Практическая значимость исследования заключается в возможности
применения
полученных
результатов
и
выводов
в
деятельности
Правительства Российской Федерации при формировании Концепции
национальной безопасности, Концепции внешней политики и Военной
доктрины. Данное диссертационное исследование имеет значение для более
полного понимания проблемы нераспространения ядерного оружия, ее
влияния на развитие внешнеполитических приоритетов государств, включая
Российскую
Федерацию,
безопасности.
Кроме
в
того,
сфере
национальной
материалы
работы
и
могут
международной
быть
также
использованы при подготовки учебных пособий в области контроля над
оборотом
расщепляющихся
материалов,
нераспространения
ядерного
оружия, истории международных отношений в интересах соответствующих
гражданских и военных учебных заведений.
14
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Контроль над оборотом расщепляющихся материалов предполагает
необходимость учета таких материалов, обеспечение их физической защиты
и
безопасности
соответствующих
установок,
функционирование
эффективной системы обнаружения незаконной деятельности, связанной с
расщепляющимися материалами.
2. Расширение деятельности криминально-террористических сетей,
различных экстремистских группировок в конце XX – начале XXI века
обострило ситуацию в сфере ядерного нераспространения: возникла угроза
попадания
расщепляющихся
материалов
в
руки
транснациональных
террористических организаций и других негосударственных субъектов. В
этой связи встал вопрос о необходимости разработки новых и выполнении
уже
существующих
направленных
на
международно-правовых
обеспечение
надлежащей
защиты
договоренностей,
и
безопасности
расщепляющихся материалов.
3. В случае подписания договора о запрещении производства
расщепляющихся
материалов
данный
документ
станет
важным
международно-правовым инструментом, который как минимум определит
предел увеличению ядерных арсеналов. Его разоруженческое значение
связано, в первую очередь, с тем, что вывод из оборота расщепляющихся
материалов, высвобождающихся из ликвидируемых боеприпасов, позволит
сделать процесс разоружения необратимым.
4. В середине 2000-х годов заметно усилилась международно-правовая
база
в
сфере
обеспечения
физической
ядерной
безопасности
расщепляющихся материалов (принятие Поправки 2005 г. к Конвенции о
физической защите ядерного материала; подписание Международной
конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма), а также был разработан
ряд соответствующих международных инициатив (в частности, ГИБАЯТ),
15
направленных
на
предотвращение
распространения
расщепляющихся
материалов и своевременное обнаружение их незаконного оборота.
Апробация работы.
Отдельные
положения
диссертационного
исследования
были
опубликованы в монографии «Основные этапы переговорного процесса по
проблеме нераспространения расщепляющихся материалов» (издательство
LAP LAMBERT Academic Publishing, Германия, 98с.); статьях «Политика
Российской Федерации в области нераспространения расщепляющихся
материалов» (Вестник Московского университета, серия 25, № 1, 2012 г.);
«Хочешь мира – готовься к войне. Теоретические основы американской
концепции нераспространения ядерного оружия» (журнал «Международная
жизнь», май 2012 г.); «Политические аспекты обеспечения физической
ядерной безопасности в контексте подготовки к Гаагскому саммиту 2014 г.
(Вестник Московского университета, серия 25, № 3, 2013 г.); «The American
Approach to Non-proliferation of Fissile Materials» (Politics First, Volume 3/Issue
14, December 2013), а также апробированы в рамках научно-практической
конференции «Ломоносов – 2010» и I международной конференции
аспирантов и соискателей по английскому языку «New Ideas and Technologies
in the 21st Century», организованной кафедрой иностранных языков
факультета
журналистики
МГУ
им. М.В. Ломоносова
(автор
диссертационной работы был выбран победителем в номинации «Best
content»).
16
Глава I
Зарождение проблемы контроля над оборотом расщепляющихся
материалов, ее технические аспекты
16 июля 1945 г. явилось знаковым событием в истории международных
отношений, «датой рождения» атомной бомбы. Появление нового вида
оружия изменило характер взаимоотношений государств, который отныне
определялся такими понятиями как «ядерное сдерживание», «угроза
ответного удара», «угроза возмездия», «гарантии безопасности» и т.д.
Вместе с тем создание ядерного оружия стало возможным благодаря
открытию соответствующих свойств тяжелых элементов, в первую очередь
урана, являющегося одним из основных компонентов «начинки» атомной
бомбы. В то же время стоит отметить, что о возможности применения урана
в военных целях долгое время никто не догадывался. Полученный еще в
1788 г.
немецким
химиком
М.Х. Клапротом
уран
первоначально
использовался лишь в фотографии и для получения редких оттенков желтого
цвета в глазури.
1.1 Манхэттенский проект
В 1914 г. известный научный фантаст Г. Уэллс опубликовал повесть
под названием «Освобожденный мир». Свою книгу писатель посвятил работе
Ф. Содди «Объяснение радиации». Уэллс попытался описать в популярной
форме процесс высвобождения атомной энергии и новый вид оружия,
который он назвал «атомной бомбой».
Заинтересованность Уэллса исследованиями в ядерной сфере не была
случайной. Именно в этот период времени ученые-физики предпринимали
попытки изучить свойства ядра атома. В 1919 г. Э. Резерфордом была
проведена первая искусственно запущенная ядерная реакция, в ходе которой
была обнаружена одна из фундаментальных частиц ядра – протон. Спустя 13
17
лет ученик Резерфорда Д. Чедвик обнаружил вторую составляющую ядра
атома – нейтрон – и приблизился к расщеплению самого ядра.
В это время в своей лаборатории в Риме молодой физик Э. Ферми
выявил важную закономерность: при бомбардировке нейтронами происходит
ядерное превращение во всех элементах. Кроме того, ученый обнаружил
существование нейтронов с различными энергетическими уровнями, в т.ч.
имеющих малый уровень энергии. Открытие Ферми позволило ему создать
изотоп урана–239 и новый элемент с большим атомным весом, чем уран. Это
был первый элемент, находящийся за пределами периодической таблицы
Д.И. Менделеева. Но разгадать тайну деления атомного ядра Ферми так и не
удалось.
Лишь в 1938 г. группа ученых (Отто Ганн, Лиза Мейтнер, Фриц
Штрассман) смогла осуществить расщепление уранового ядра на ядра других
элементов. Возможность запуска ядерной цепной реакции больше не
вызывала сомнений, в т.ч. у физиков Нильса Бора, Роберта Оппенгеймера и
Альберта Эйнштейна, которые были готовы совершить открытие.
Важное научное достижение, над которым столь длительное время
бились ученые из разных стран, могло существенно перестроить всю систему
международных отношений той эпохи. Ведь наличие атомной бомбы (как
следствие
запуска
первой
ядерной
цепной
реакции)
оказывалось
равнозначным повышению военной мощи государства, а в перспективе –
открывало путь к доминированию на международной арене. В этой связи
приход к власти национал-социалистов и начало Второй мировой войны
вызывали опасения ученых, проводивших исследования в ядерной области.
Ведь попадание в руки Гитлера материалов с выводами Гана и Штрассмана,
фактически, означало получение фашистской Германией возможности
создания атомной бомбы и увеличивало ее шансы на достижение мирового
господства.
18
В таких условиях по совету своих коллег А. Эйнштейн обратился с
письмом к американскому президенту Ф. Рузвельту, в котором рассказал о
результатах исследований в ядерной области и возможных последствиях их
применения: «В течение четырех последних месяцев возникла вероятность
запуска цепной реакции в большой массе урана, что породит выброс энергии
и новых ураноподобных элементов. Почти наверняка это станет возможным
в самом ближайшем будущем. Этот новый феномен также приведет к
конструированию чрезвычайно мощных бомб нового типа. Всего одна
подобная бомба, если ее доставить в какой-нибудь порт и взорвать ее там,
будет
способна
уничтожить
весь
порт
и
часть
окружающей
его
территории».18
В целях предупреждения возможной опасности А. Эйнштейн предлагал
«установить более тесный контакт между Администрацией и группой
физиков, работающих по проблеме цепной реакции в Америке, путем
ускорения экспериментальных работ и через выделение специальных
фондов, готовых внести свой вклад в это дело».19
Что же касается Ф. Рузвельта, то он прекрасно осознавал опасность
нацисткой угрозы, но недооценивал результаты полученного открытия. Тем
не менее, по его поручению, в 1939 г. была создана специальная рабочая
комиссия для изучения урановой проблемы. Стоит сказать, что именно с
этого периода времени берет свое начало «Манхэттенский проект», хотя
официально он был запущен несколькими годами позже.
Для ускорения исследований в атомной области в июле 1940 г.
учреждается Национальный Совет по оборонным исследованиям под
руководством советника Президента США по научным вопросам В. Буша.
18
Из письма Эйнштейна Рузвельту от 2 августа 1939 г. [Electronic resource] // Albert
Einstein’s Letters to President Franklin Delano Roosevelt [Web portal]. URL:
http://hypertextbook.com/eworld/einstein.shtml (accessed: 23.09.2012)
19
Там же.
19
Вместе с тем американцы не спешили приступать к работе по проведению
соответствующих опытов. Во многом это было связано с тем, что
первоначально интерес Вашингтона заключался в изучении свойств деления
ядра атома для использования ядерной энергии во время войны, но не для
создания атомной бомбы. Лишь в марте 1941 г. американцы приступили к
исследованиям, подключив к работе своих партнеров – британцев.
В этой связи важно отметить, что Великобритания в отличие от США с
самого начала серьезно подошла к изучению проблемы атома. Еще в 1940 г.
английский
физик-ядерщик
Р.Э. Пейерлсом
написал
О. Фриш
адресованный
вместе
со
своим
британскому
коллегой
правительству
секретный документ,20 в котором подробно обосновал необходимость
продолжения разработок в атомной области, а также привел анализ того, на
что способна урановая бомба.
Получив возможность сотрудничества с американцами, англичане не
преминули ей воспользоваться. Они подготовили серию докладов о
совместной работе со своими заокеанскими коллегами. В одном из
документов под названием «Использование урана в бомбе»21 был приведен
конкретный план ее создания, стоимость проекта оценивалась в 25 млрд.
долл.
Говорилось
также
о
необходимости
продолжения
работ
с
американцами в создании соответствующей инфраструктуры для реализации
вышеупомянутого проекта.
В это же время в университете Беркли физик Г. Сиборг открыл новый
элемент, названный им «плутонием». Англичане предложили использовать
его для «начинки» бомбы, поскольку в ходе исследований было установлено,
20
Frisch-Peierls Memorandum, March 1940 [Electronic resource] // Atomicarchive.com [Web
portal]. URL: http://www.atomicarchive.com/Docs/Begin/FrischPeierls.shtml (дата обращения
23.04.2012)
21
Report by MAUD Committee on the Use of Uranium for a Bomb [Electronic resource] //
Radiochemistry
society:
science,
education,
training
[Web
portal].
URL:
http://www.radiochemistry.org/history/nuclear_age/05_maud.shtml
(дата
обращения
21.05.2012)
20
что плутоний на 170% мощнее урана-235, но американцы настаивали на
использовании изотопа урана.
Тем временем, в Чикагском университете физиком А. Комптоном была
начата работа по созданию т.н. «урановых печей», т.е. ядерных реакторов, в
которых цепная реакция должна была возникать в результате «сжигания»
урана как источника энергии. Аналогичные исследования проводились
группой ученых в Калифорнийском университете под руководством
Р. Оппенгеймера.
Независимо друг от друга ученые пришли к одному выводу: чтобы
создать эффективный реактор требуется значительное количество урана-235,
что вызывает необходимость его обогащения. Для решения данной проблемы
в марте 1942 г. химик, президент Гарвардского университета Дж.Б. Конэнт
предложил построить несколько заводов для производства урана-235 и
плутония, используя различные методы их получения: газовую диффузию,
сепарацию, центрифуги – для урана; бомбардировки в атомных реакторах –
для плутония. Мнение Конэнта было принято во внимание, вследствие чего
Г. Сиборг
направился
в
Чикаго
для
налаживания
промышленного
производства плутония.
В итоге, летом 1942 г. Р. Оппенгеймером, который к тому периоду
возглавил
руководство
исследовательской
группой,
было
получено
оптимальное количество плутония-235 для создания атомной бомбы.
Успехи физиков-ядерщиков как раз совпали по времени с активизацией
аналогичных работ немецких ученых. Опасаясь возможности опережения в
атомных разработках гитлеровской Германией, президент США Ф. Рузвельт
решил ускорить процесс создания собственного атомного оружия, в связи с
чем в июне 1942 г. выделил на финансирование проекта несколько десятков
21
миллионов долларов.22 В этом же месяце в Инженерном корпусе армии США
(USACE) было образовано специальное подразделение, которое должно было
отвечать за исполнение проекта в части, касающейся американского
правительства.
Стоит сказать, что USACE имело достаточно прав и возможностей
(специальные технические средства, экспертные полномочия в области
проектирования, инженерного строительства и т.д.), что позволило ему
возглавить соответствующий атомный проект. Для этого в августе 1942 г. в
составе Корпуса была создана служба начальной координации работ –
Северо-атлантическое отделение USACE (со штаб-квартирой в Нью-Йорке).
В целях обеспечения секретности ее деятельности, она стала называться
«Инженерный округ Манхэттена»; работам, осуществляемым в рамках
данной службы, было присвоено кодовое название «Манхэттенский проект».
Вначале руководство проектом осуществлял полковник Дж. Маршалл, но с
сентября 1942 г. его сменил полковник Л. Гровс.
В момент подключения Л. Гровса к проекту работы по обогащению
урана еще не были закончены. В лаборатории продолжались эксперименты
по отделению изотопа урана-235 от изотопа урана-238. Данные опыты были
важны в целях выбора наиболее пригодного для массового производства
метода обогащения урана.
Тем временем, в Чикагском университете Э. Ферми вместе со своей
исследовательской группой пытался выяснить, как лучше запустить и
остановить цепную реакцию. После получения в конце июля 1942 г. первой
партии урана-235 команда Ферми в августе того же года смогла построить
макетный реактор, оказавшись в шаге от запуска самоподдерживающейся
цепной реакции. Долгожданное открытие было сделано 2 декабря 1942 г.:
22
Факт одобрения проекта Рузвельтом подтверждается многими источниками. При этом
он просто завизировал представленный ему проект: «OK, FDR» (т.е. «Согласен, Ф.Д.Р.»).
R.Rhodes. The Making of the Atomic Bomb.: Simon & Schuster, 1995.-p.412
22
ученым удалось не просто высвободить атомную энергию, но и держать весь
процесс под контролем. 23
Параллельно исследованиям группы Ферми Л. Гровс дал указание
начать строительство в различных районах США заводов по массовой
переработке урана-235 и производству плутония. В частности, близ
г. Окридж (штат Теннесси) был размещен завод по электромагнитной
сепарации и газовой диффузии. Заводу было присвоено кодовое название
«Проект Х». На северо-восточном побережье Тихого океана на одном из
берегов р. Колумбия возник завод по производству плутония – «Проект W» «Хэнфордский механический завод». Еще одно предприятие – «Проект Y» лаборатория, которая должна была «заниматься разработкой и изготовлением
инструмента войны»24 появилась в тихом местечке штата Нью-Мексико.
Ученым, работающим в ней, была поставлена задача – приступить к
практической
стадии
реализации
проекта:
применить
полученные
расщепляющиеся материалы для создания атомного оружия.
Исследовательская
группа
в
Лос-Аламосе
считала
возможным
привести в действие атомную бомбу двумя способами: либо путем
«выстреливания» одного подкритического заряда обогащенного урана-235 в
другой, но большей массы, в результате должна была возникнуть
неуправляемая цепная реакция; либо применяя «метод имплозии» (под
действием управляемого взрыва должно было произойти мгновенное
обжатие урана-235 или плутония с последующим взрывом бомбы).
В случае с первым вариантом возникла следующая сложность: если две
подкритические массы будут соединяться не слишком быстро, то даже в
случае деления ядер выделяемая энергия сможет разорвать на части только
23
A.Compton. Holly, Atomic Quest: A Personal Narrative.:N-Y, Oxford University Press, 1956.p.136-137
24
«Military Laboratory» Evolves into Academic Outpost [Electronic resource] // Los-Alamos
National Laboratory [Official site]. URL: http://www.lanl.gov/history/road/milit-lab.shtml (дата
обращения 25.09.2012)
23
бомбу, без формирования соответствующей ударной волны. Следовательно,
требовалось создать небольшую артиллерийскую систему для возникновения
необходимого ударного воздействия.
Данная задача была поручена капитану У. Парсонсу и его коллеге
Н. Рамсею. В то же время к работе в Лос-Аламосе стали подключаться
британские ученые. Американцы вновь решили задействовать англичан в
рамках своего атомного проекта, и 19 августа 1943 г. Ф. Рузвельт и
У. Черчилль
подписали
соответствующее
соглашение, в
котором, в
частности, подтверждалось отсутствие намерения сторон использовать
результаты совместных работ друг против друга, а также против третьих
стран без взаимного согласия».25 Таким образом, к американским ученым
присоединились ведущие британские специалисты – О. Фриш, Р. Пейерлс,
Дж. Чедвик, У. Пенни, К. Фукс и Н. Бор.
В ноябре 1943 г. в лаборатории началось производство металлического
плутония. К июлю 1944 г. проект бортовой пушки был готов, но в скором
времени стало понятно, что при использовании плутония пушка будет
неэффективной. Еще одна проблема возникла на газодиффузионном заводе.
Уран
разъедал
металлические
детали
установки,
а
специального
антикоррозионного материала не было. Поэтому к осени 1944 г. было
произведено незначительное количество оружейного урана – всего лишь
несколько фунтов. Выход из ситуации был найден после того, как
обнаружили, что антикоррозионными свойствами обладает никель.
Тем
временем,
в
Хэнфорде
под
руководством
17 декабря 1944 г. был запущен первый полноценный реактор,
26
Э.Ферми
и началось
полномасштабное производство плутония. В начале 1945 г. производство
расщепляющихся материалов успешно продолжалось. Исследовательская
25
Quebec Agreement, 19 August 1943 [Electronic resource] // Atomicarchive.com [Web portal].
URL: http://www.atomicarchive.com/Docs/ManhattanProject/Quebec.shtml (дата обращения:
23.11.2012)
26
Именно тогда и появилось слово «reactor», ранее его называли «pile».
24
группа Парсонса решила проблемы, связанные с урановой пушкой, и
Оппенгеймер подтвердил готовность выработки необходимого количества
урана-235 для создания атомной бомбы к лету того же года.
Вместе с тем стало известно, что нацистская Германия уже больше не в
силах конкурировать с американцами в атомных разработках, несмотря на то,
что в результате оккупации Чехословакии и Бельгии она получила доступ к
крупнейшим залежам урановой руды, а после захвата Норвегии – к тяжелой
воде. Дело в том, что в конце 1944 г. секретный отряд из Лос-Аламоса под
командованием полковника Б. Паша смог получить материалы немецкой
атомной
программы,
которые
были
переданы
на
изучение
группе
американских ученых. В результате их анализа выяснилось, что догнать
американцев в атомной гонке немцам было уже просто не под силу. Таким
образом, успех «Манхэттенского проекта» был на лицо, поскольку, по
меньшей мере, одну бомбу на основе урана-235 можно было считать готовой.
Однако для полной уверенности необходимо было испытать «изделие».
В марте 1944 г. К. Бейнбриджу, члену «Отдела Х», было поручено
взять на себя руководство группой Х-2, перед которой ставилась задача
«подготовить полигонные испытания, предусматривая измерение и изучение
силы взрыва, сейсмических колебаний почвы, потоков нейтронов и гаммалучей», а также «сделать подробные фотографии…самого взрыва и явлений в
атмосфере, обусловленных взрывом».27
Тем временем, пока шли подготовительные работы, в рамках
«Манхэттенского
проекта»
продолжались
дискуссии
относительно
количества и степени чистоты имеющегося плутония. Стоит сказать, что к
началу 1945 г. в Хэнфорде производство плутония значительно увеличилось
и требовалось лишь утвердить окончательную схему плутониевой бомбы.
Параллельно же продолжалась конструкция «пушечной урановой бомбы».
27
K.Bainbridge. Trinity.: Los Alamos National Laboratory, 1976.-p.1
25
В конце февраля 1945 г. была окончательно согласована схема
плутониевой бомбы и определен предельный срок испытания имплозивного
оружия, которому присвоили кодовое название «Толстяк» – 1 августа 1945 г.
Для
завершения
всех
подготовительных
работ
в
срок,
Р. Оппенгеймером была создана специальная комиссия (в дальнейшем
получила название «ковбойской»), которая должна была контролировать
процесс создания атомного оружия на заключительных этапах, начиная от
доставки плутония из Хэнфорда, и заканчивая строительством новой базы
для испытания бомбы. В состав комиссии вошли У. Парсонс, Ч. Лоурицен,
С. Аллисон, Р. Бачер и Дж. Кистяковский.
В марте 1945 г. Р. Оппенгеймер разделил работы, осуществляемые в
Лос-Аламосе, на два проекта – «Алберта» и «Тринити». В рамках последнего
проекта под руководством К. Бейнбриджа планировалось подготовить
полигон для испытания плутониевой бомбы «Толстяк». К началу лета 1945 г.
О. Фриш объявил о приблизительных расчетах силы взрыва – от 4 до 13
килотонн. Тем самым, к проведению первого испытания атомной бомбы все
было готово. 16 июля 1945 г. бомба была взорвана.28 Спустя два дня
президент США Г. Трумэн и премьер-министр Великобритании У. Черчилль
договорились о том, что американцы испытают новое оружие в боевых
условиях в ближайшее время.
Таким образом, создание ядерного оружия подвело своеобразную черту
в развитии международных отношений: с одной стороны, появление атомной
бомбы
явилось
направленной
на
логическим
усиление
продолжением
своей
военной
политики
государств,
мощи
достижения
и
доминирования над противником, с другой – ознаменовало переход к новому
масштабному
28
противостоянию,
но
уже
с
наличием
доминантного
В рамках проекта были созданы еще две бомбы: урановый «Малыш» (сброшена на
Хиросиму 6 августа 1945 г.) и плутониевый «Толстяк» (сброшена на Нагасаки
9 августа 1945 г.).
26
преимущества в арсенале военных средств, а, следовательно, и в
политических. В скором времени, ядерным оружием «обзавелись» СССР, не
захотели отставать от сверхдержав и Великобритания, Франция и Китай,
которые практически вслед за США и СССР вступили в клуб «ядерных
государств».29
Постепенно «увлечение атомом» охватывало все новые и новые
страны. Даже те государства, которые обладали незначительными научными
и финансовыми ресурсами, начали реализовать свои ядерные программы,
пытаясь овладеть необходимыми для этих целей расщепляющимися
материалами и технологиями их производства.
К середине 1960-х – началу 1970-х гг. перед мировым сообществом
встал
вопрос
инструментов
о
необходимости
разработки
противодействия
международно-правовых
распространению
расщепляющихся
материалов и связанным с этим рискам.
Немаловажную роль в решении данного вопроса был призван сыграть
Договор
о
нераспространении
ядерного
оружия
(ДНЯО),
ставший
краеугольным камнем режима ядерного нераспространения.
В соответствии с п. 2 ст. 3 ДНЯО «каждое из государств-участников
Договора обязалось не предоставлять: а) исходного или специального
расщепляющегося
специально
материала
или
предназначенного
б)
или
оборудования
или
материала,
подготовленного
для
обработки,
использования или производства специального расщепляющегося материала,
любому государству, не обладающему ядерным оружием…»30.
Однако появление на рубеже XX-XXI веков новых вызовов и угроз
международной
29
безопасности,
среди
которых
–
терроризм,
См. Главу II.
Договор о нераспространении ядерного оружия. [Электронный ресурс] // МИД России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/bdomp/spm_md.nsf/0/467345/D2FFF6F57C44257B160046253B
(дата
обращения: 25.09.2012)
30
27
транснациональная
организованная
преступность,
угрозы
в
сфере
информационно-коммуникационных технологий, обострило ситуацию в
сфере ядерного нераспространения и способствовало активизации усилий
международного сообщества в целях поиска наиболее эффективного способа
противодействия незаконному обороту расщепляющихся материалов с
учетом новых реалий.
1.2. Понятие «расщепляющиеся материалы»
В настоящее время в соответствии с Уставом МАГАТЭ под
определением «расщепляющиеся материалы» понимается следующее:
1.
Термин
"специальный
расщепляющийся
материал"
означает
плутоний-239; уран-233; уран, обогащенный изотопами 235 или 233; любой
материал, содержащий одно или несколько из вышеуказанных веществ; и
такой другой расщепляющийся материал, который время от времени будет
определяться Советом управляющих МАГАТЭ; однако термин "специальный
расщепляющийся материал" не включает исходного материала.
2. Термин "уран, обогащенный изотопами 235 или 233", означает уран,
содержащий изотопы 235 или 233, или тот и другой вместе, в таком
количестве, чтобы отношение (abundance ratio) суммы этих изотопов к
изотопу 238 было больше отношения изотопа 235 к изотопу 238 в природном
уране.
3. Термин "исходный материал" означает уран с содержанием изотопов
в том отношении, в каком они находятся в природном уране; уран,
обедненный изотопом 235; торий; любое из вышеуказанных веществ в форме
металла, сплава, химического соединения или концентрата; какой бы то ни
было другой материал, содержащий одно или несколько из вышеуказанных
веществ в такой концентрации, которая время от времени будет определяться
28
Советом управляющих МАГАТЭ; и такой другой материал, какой время от
времени будет определяться Советом управляющих МАГАТЭ.31
Для более четкого понимания изучаемой проблемы требуется
остановиться на рассмотрении основных характеристик как исходных
компонентов для создания ядерного оружия (урана и плутония), так и самого
ядерного процесса.
1.2.1.Уран: добыча и производство
Уран – химический элемент № 92 в Периодической системе
химических элементов Д.И. Менделеева.
В земной коре содержание урана приблизительно равняется 0,0003 %,
он встречается в наружном слое земли в виде жил уранинита или урановой
смолки (диоксид урана UO2); конгломератов ториевой и урановой руды
совместно с рудами таких минералов, как, в частности, золото и серебро;
осадочных пород и песчаников с содержанием минерала карнотита (уранилванадат калия); железоурановых сланцев и фосфатных руд.
Природными месторождениями урановой руды обладают более 20
стран мира. В начале 1990-х гг. в 21 стране действовало 55 урановых
рудников, на которых с 1938 по 1999 гг. было добыто около 1,9 млн. тонн
природного урана.32
Наиболее крупные месторождения природного урана находятся в
Австралии (1158000 тыс. тонн33). С 1983 г. ее правительство проводит
политику ограничения добычи урана, которая получила название «политики
31
Статья XX Устава МАГАТЭ [Electronic resource] // МАГАТЭ [Official site]. URL:
http://www.iaea.org/About/statute_rus.pdf (дата обращения: 14.11.2012)
32
Ядерное нераспространение: Учебное пособие: В 2 т. – Т.1 /И.А.Ахтамзян и др.; Под
общ.ред. В.А.Орлова.- М.:ПИР-центр, 2002.-С.50
33
Uranium, from mine to mill. World Nuclear Association [Electronic resource] // World Nuclear
Association
[Official
site].
URL:
http://www.worldnuclear.org/uploadedFiles/Pocket%20Guide%202009%20Uranium.pdf
(дата
обращения:
12.11.2012)
29
трех шахт». Ее суть заключается в том, что в Австралии разрешается
разработка только трех урановых месторождений: Рейнджер (владелец – RioTinto), Олимпик-Дэм (владелец – BHP Billiton) и Биверли (владелец –
Heathgate Resource). В то же время стоит сказать, что такая политика
вызывала протесты бизнес-структур, в связи с чем правительство Австралии
пошло на уступки и в 2008 г. компании Uranium Ore была выдана лицензия
на добычу урана на руднике Ханимун.
Второе место по запасам урана занимает Казахстан (319900 тыс.
тонн34). Всего в Казахстане находится одиннадцать месторождений, десять из
них – в Чу-Сарысуйской и Сырдарьинской ураново-рудных провинциях.
На третьем месте – Канада (319700 тыс. тонн35). За последние 10 лет
производство урана в Канаде было нестабильным. Причиной этому во
многом явилось закрытие многих старых рудников и начало эксплуатации
новых. В настоящее время основными рудниками в Канаде являются
следующие: Рэббит-Лейк (владелец – Cameco), МакКлин-Лейк (владелец –
Areva) и МакАртур – Ривер (владелец – Cameco).
Природными запасами урана обладает также и Россия (172900
тыс.тонн,36 основные месторождения – Стрельцовское рудное поле, Зауралье,
Витимский рудный район, Западно-Сибирский район).
Кроме того, залежи урановой руды имеются и в Африке, где они
встречаются совместно с рудами других минералов – золота и серебра. В
частности, запасами урана обладают Нигер, Намибия и ЮАР (порядка
718500 тыс.тонн37).
34
Uranium, from mine to mill. World Nuclear Association [Electronic resource] // World Nuclear
Association
[Official
site].
URL:
http://www.worldnuclear.org/uploadedFiles/Pocket%20Guide%202009%20Uranium.pdf
(дата
обращения:
12.11.2012)
35
Ibid.
36
Ibid.
37
Ibid.
30
В США месторождения природного урана сконцентрированы в
четырех основных районах – Рено Крик, Смит Ранч, Хайленд и Крод Бьют
(207400 тыс.тонн38). Аналогичными по размерам запасами урана обладает
также Украина.
Стоит также учитывать тот факт, что природные запасы урана и его
добыча различными странами несимметричны.
На первом месте по добыче урана находится Казахстан (производит до
19451 тыс. тонн в год39); на втором – Канада (до 9145 тыс. тонн в год40).
Третье место занимает Австралия (до 5983 тыс. тонн в год41). В Нигере
темпы производства урана составляют порядка 4351 тыс. тонн в год42
(четвертое место), в России – до 2993 тыс. тонн в год43 (седьмое место), а в
США – до 1537 тыс. тонн в год 44(восьмое место).
Вместе с тем, природный уран нельзя использовать в его натуральном
виде (природный уран состоит из смеси трех изотопов – урана-238 (99,276%),
урана-235 (0,718%) и урана-234 (0,0056%)). Урановая руда должна пройти
несколько стадий обработки: очищение, обогащение (под обогащением
понимается увеличение соотношения веса урана-235 к весу всего урана45) и
помещение в специальную форму.
Для использования в большинстве реакторов АЭС достаточно
обогащения порядка 3-5%, высокообогащенным (ВОУ) считается уран с
уровнем обогащения более 20%, а в реальном оружии обогащение урана
38
Uranium, from mine to mill. World Nuclear Association [Electronic resource] // World Nuclear
Association
[Official
site].
URL:
http://www.worldnuclear.org/uploadedFiles/Pocket%20Guide%202009%20Uranium.pdf
(дата
обращения:
12.11.2012)
39
Ibid.
40
Ibid.
41
Ibid.
42
Ibid.
43
Ibid.
44
Ibid.
45
Для целей МАГАТЭ при этом к весу урана-235 добавляется вес изотопа урана-233.
31
превышает 93%.46 Понижение уровня содержания урана в смеси изотопов
принято трактовать как разобогащение. В случае снижения содержания
урана-235
относительно
природного
урана
такой
уран
называется
обедненным.
В настоящее время обогащение урана ведется в 13 странах: Бразилия
(экспериментальное
производство),
Великобритания,
Индия,
Иран,
Германия, Китай, КНДР47, Нидерланды, Пакистан, Россия, США, Франция и
Япония.
1.2.2.Производство плутония
Еще один вид расщепляющегося материала, активно применяемый при
производстве ядерного оружия – плутоний (№ 94 в Периодической системе
химических элементов Д.И. Менделеева). Период его полураспада – 24100
лет, что предопределило невозможность его сохранения во Вселенной.
Поэтому плутоний получают искусственным путем из облученного
уранового топлива в нейтронных потоках ядерного реактора.
В настоящее время известно 28 изотопов плутония, наибольшее
практическое значение из которых имеет изотоп плутония-239. Вследствие
возможности деления его нейтронами любых энергий, в нем при достижении
критической массы развивается ядерная цепная реакция без замедлителя, что
позволяет использовать его в качестве материала для ядерного боезаряда.
Кроме того, обладая хорошими ядерно-физическими характеристиками (в
первую очередь, малой критической массой), ядерные боезаряды на основе
плутония-239 имеют более высокие тактико-технические данные в сравнении
46
Ядерное нераспространение: Учебное пособие: В 2 т. – Т.1 /И.А.Ахтамзян и др.; Под
общ.ред. В.А.Орлова.- М.:ПИР-центр, 2002.-С.46
47
В марте 2012 г. руководство КНДР заявило о своем намерении прекратить деятельность
по обогащению урана. Тем не менее, по сведениям МАГАТЭ, КНДР нарушило данное им
обещание и продолжает осуществлять работы по строительству новой установки для
обогащения урана // КНДР готова взорвать ядерную бомбу? [Электронный ресурс] //
Радио Голос России [Официальный сайт]. URL: http:// http://rus.ruvr.ru/2012_12_13/KNDRpolnostju-gotova-k-novomu-jadernomu-ispitaniju/ (дата обращения 1.01.2013)
32
с урановыми. Поэтому плутоний-239 является неотъемлемым компонентом
всех современных типов ядерных вооружений.
Помимо плутония-239 в промышленных целях используется также
плутоний-238, получаемых в ядерных реакторах из нептуния-237. Высокая
стоимость и радиоактивность сделали затруднительным использование
плутония-241.
Вместе с тем, изотопный состав плутония, также как и урана,
оценивают в процентах: чем меньше в нем плутония-240, тем более он
пригоден для военных целей. В частности, оружейным считается плутоний с
содержанием плутония-240 менее 5,8%.48В то же время плутоний с
содержанием плутония-238 более 80% может высвобождаться из-под
гарантий МАГАТЭ.49
Предприятия по переработке облученного ядерного топлива (ОЯТ) и
выделению плутония имеются в Великобритании, Индии, Германии, Китае,
КНДР, России, США, Франции, Южной Корее и Японии. Подобное
производство, предположительно, существует также и в Израиле.
1.3. Обеспечение безопасности ядерного топливного цикла (ЯТЦ)
ЯТЦ является одним из важнейших звеньев процесса создания
ядерного оружия и наиболее уязвимым с точки зрения распространения
расщепляющихся материалов.
Он представляет собой совокупность следующих технологических
операций:
-Добыча урановой руды;
-Изготовление уранового концентрата (в виде октооксида урана –
U3O8, или диураната натрия Na2U207);
48
Стратегическое ядерное вооружение России/Под редакцией Подвига. П.Л.-М.:ИздАТ,
1998.-с.75
49
МАГАТЭ. Док. INFCIRC/153. Нераспространение ядерного оружия: Сборник
документов.-М.: Международные отношения, 1993.-С.81
33
-Конверсия (производство гексофторида урана UF6 и его обогащение);
-Изготовление топлива для ядерных реакторов;
-«Сжигание» ядерного топлива в реакторах с целью производства
тепловой и электрической энергии;
-Переработка ОЯТ и захоронение радиоактивных отходов.
Выделяют два вида ЯТЦ – открытый/разомкнутый и закрытый/
замкнутый. В последнем случае осуществляется переработка ОЯТ с целью
возвращения в цикл «несгоревшего» урана-235, практически всей массы
урана-238 и изотопов плутония, образовавшихся в процессе работы АЭС.
Процессы
обогащения
и
переработки
считаются
самыми
чувствительными фазами ЯТЦ. Опасность «переключения» ядерного
материала с гражданских на военные цели возникает тогда, когда в ходе
процесса
разделения
изотопов
исходный
материал
превращается
в
специальный расщепляющийся. Впоследствии остается количественная
разница между достижением уровня обогащения в 2-4 %, достаточного для
использования в АЭС, и уровня в 20%, за которым уран становится ВОУ –
материалом прямого использования, находящимся под контролем МАГАТЭ.
Риск распространения увеличивается с обогащением урана – чем
больше его процент, тем меньше критическая масса ядерного материала,
следовательно, тем выше вероятность его переключения на немирные цели.
Гипотетически
можно
создать
атомную
бомбу
на
основе
урана,
обогащенного всего до 10-20%, правда критическая масса возрастет при этом
до тонн.50
Тем самым, технически любое предприятие по обогащению урана
можно использовать как для производства обычного топлива, так и
оружейных расщепляющихся материалов. Это – вопрос политической воли
государства, его выбора.
50
Nuclear Proliferation and Safeguards. Congress of the United States. Office of Technology
Assessment.:N-Y, London, Praeger Publishers, 1977.-p.143
34
Для целей нераспространения важным является также и обеспечение
надлежащего контроля за повторной переработкой ОЯТ.
Дело в том, что ОЯТ, извлекаемое из реактора, содержит как
неиспользованный
уран,
Первоначально, идея
утилизировать
так
и
плутоний,
и
различные
актиниды.
переработки ОЯТ заключалась в том, чтобы
значительную
энергетическую
ценность
плутония
посредством использования этого материала в качестве топлива для
реакторов-размножителей.
В
настоящее
время
большая
часть
ОЯТ
помещается на хранение в специальные контейнеры. Вместе с тем, оно может
быть повторно переработано посредством радиохимического процесса, в
ходе которого будет получен плутоний и уран. Эти материалы можно вновь
использовать в качестве свежего реакторного топлива, а также и для военных
целей.
Стоит сказать, что производство ВОУ и выделение плутония
представляют самую большую проблему для тех государств и различных
негосударственных субъектов, которые пытаются создать ядерное оружие. В
этой связи для предотвращения несанкционированного использования
расщепляющихся материалов и осуществление проверки отсутствия их
тайного
производства
МАГАТЭ.51Соблюдение
создана
этих
международная
гарантий
является
система
условием
гарантий
для
всех
государств-членов ДНЯО. Государства, не являющиеся участниками ДНЯО,
могут ставить под эти гарантии свои отдельные ядерные объекты
1.3.1. Ядерные реакторы
51
Система гарантий МАГАТЭ была разработана специальным комитетом Совета
управляющих МАГАТЭ в 1970-1971 гг. и утверждена в виде типового проекта
Соглашения о гарантиях между Агентством и неядерным государством-участником
ДНЯО. Основная задача гарантий – «своевременное обнаружение переключения
значимых количеств ядерного материала с мирной ядерной деятельности на производство
ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств или на неизвестные цели, а
также сдерживание такого переключения в связи с риском раннего обнаружения».
35
Реактор является основным устройством в системе ЯТЦ. Именно в нем
происходит самоподдерживающаяся цепная реакция деления ядер под
воздействием нейтронов и происходит превращение ядерного материала в
специальный расщепляющийся, который затем может использоваться как в
гражданских, так и в военных целях. Данный фактор обуславливает
включение всех реакторов и реакторного оборудования в список предметов,
подлежащих обязательному контролю со стороны МАГАТЭ. Исключение
сделано только для реакторов с нулевой мощностью.52
Структура реактора выглядит примерно следующим образом. Основная
часть реактора – активная зона (место, где находится ядерное топливо и
протекает ядерная реакция). В большинстве реакторов используется
замедлитель
для
уменьшения
критической
массы
расщепляющегося
материала (в качестве замедлителей обычно применяются тяжелая вода,53
графит, обычная вода). Не требует замедлителей реакторы-бридеры или
реакторы на быстрых нейтронах.
Другим важным компонентом реактора является теплоноситель, с
помощью которого отводится тепло от топливных стержней.
В
зависимости
от
технических
параметров
реакторы
можно
классифицировать по:
-виду
теплоносителя
и
замедлителя
(тепловые
реакторы
с
замедлителем на тяжелой воде или графите, реакторы-бридеры с натриевым
замедлителем, реакторы с органическим теплоносителем);
-агрегатному
состоянию
водного
теплоносителя
(водо-водяные
реакторы с кипящей водой или водой под давлением и т.д.);
52
В соответствии с определением МАГАТЭ реактор нулевой мощности представляет
собой реактор с проектным максимальным уровнем производства плутония, не
превышающим 100 г. в год.
53
Вода считается тяжелой, если отношение дейтерия к водороду превышает 1:5000 (в
природной воде – 1 к 6500).
36
-элементу, в котором создается давление теплоносителя (корпусные,
канальные, канально-корпусные);
-числу контуров охлаждения;
-структуре и форме активной зоны.
-возможности
перемещения
(стационарные,
транспортные,
транспортабельные).54
Графитовые реакторы с легководным охлаждением исторически
использовались в США, СССР, Китае; те же реакторы, но с газовым
охлаждением – в Великобритании и Франции. Кроме того, в США и СССР
применялись также реакторы на тяжелой воде, но они использовались для
производства плутония и трития.55
Наибольшую
опасность
с
точки
зрения
распространения
расщепляющихся материалов представляют следующие реакторы (см.
Приложение I):
-тяжеловодные
реакторы
типа
CANDU
(работают
непрерывно,
производят вдвое больше плутония в год по сравнению с другими
реакторами; получаемый плутоний имеет изотопный состав, близкий к
оружейному);
-реакторы с газовым охлаждением типа MAGNOX (использование
подобных
типов реакторов облегчает процесс получения
плутония,
поскольку они не требуют ни тяжелой воды, ни обогащения урана);
-реакторы
на
быстрых
нейтронах
или
реакторы-бридеры
(разрабатывались специально для наращивания количества плутония,
который в т.ч. может использоваться в них и в качестве топлива).
Как видно из Приложения I, в настоящее время в мире действуют 47
тяжеловодных реакторов типа CANDU (преимущественно в Индии и
54
Ядерная энциклопедия/Под ред. В.Н.Якимца, И.А.Рябцева, А.А.Ярошинской //
Физические
основы,
системы
и
типы
ядерных
реакторв/
В.Н.Гурин.М.:Благотворительный фонд Ярошинской, 1996.-с.55
55
R.Kokoski. Technology and the Proliferation of Nuclear Weapons.-Stockholm:SIPRI, 1995.
37
Канаде),
17
реакторов
с
газовым
охлаждением
типа
MAGNOX
(Великобритания) и 2 реактора-бридера (в России и Китае). Вместе с тем
просматривается тенденция к увеличению (хотя пока еще незначительному)
количества реакторов на быстрых нейтронах (в России продолжается
строительство реактора БН-800, в Индии – PFBR; в планах КНР – начало
работ по строительству реакторов Sanming-1 и Sanming-2).
Что касается реакторов типа MAGNOX, то на сегодняшний день
единственной страной, в которой используется данный тип реакторов,
является Великобритания. Анализ данных, приведенных в Приложении I,
показывает, что за последние 30-40 лет было закрыто порядка 35 реакторов с
газовым охлаждением. Как представляется, основная причина – большие
затраты на увеличение объемов активной зоны и топлива.
Последний из трех рассматриваемых реакторов – тяжеловодный
реактор типа CANDU. Как видно из Приложения I, данный тип реакторов –
один из самых распространенных в мире: за всю более чем 50 летнюю
историю реакторов типа CANDU было закрыто всего 4 таких реактора. В
настоящее время ведется строительство 4 реакторов CANDU в Индии и 1 – в
Аргентине.
Как представляется, угроза «переключения» ядерных материалов
подобных реакторов на военные цели определяется тремя основными
факторами: во-первых, обстоятельствами загрузки/выгрузки топлива; вовторых, потребностью в материалах, требующих дополнительных установок;
в-третьих, соотношением потребляемых и производимых расщепляющихся
материалов.56 Возможность подобного «переключения» возникает тогда,
когда реактор останавливают на перегрузку топлива. Длительность таких
56
Ядерное нераспространение: Учебное пособие: В 2 т. – Т.1 /И.А.Ахтамзян и др.; Под
общ.ред. В.А.Орлова.- М.:ПИР-центр, 2002.-С.57
38
остановок
определяет
изотопный
состав
ОЯТ,
в
т.ч.
количество
аспектов
проблемы
расщепляющихся материалов прямого использования.
Таким
образом,
нераспространения
изучение
технических
расщепляющихся
материалов
обнаруживает
необходимость укрепления контрольной деятельности МАГАТЭ, в первую
очередь, его системы гарантий, которое в то же время не должно привести к
их кардинальному реформированию. Любые меры, направленные на
совершенствование данной системы, должны учитывать заложенные в ее
рамках объективные, технические критерии оценки государств. Только с
учетом данных факторов можно добиться обеспечения эффективного
противодействия распространению расщепляющихся материалов.
1.4.Мировой рынок расщепляющихся материалов
Несмотря на то, что точной информации открытого характера о
международной торговле расщепляющимися материалами нет, по оценкам
независимых экспертов известно, что их ежегодный оборот составляет
десятки тысяч тонн. Обеспечить соответствующий контроль над данным
процессом весьма сложно, поскольку транспортировка расщепляющихся
материалов, их содержание во временных хранилищах в момент перевозки,
отчетность по стадиям поставок – все это приводит к невозможности точного
учета
таких
материалов
и
создает
угрозу
«потенциальных»
государств-нарушителей
нераспространения,
а
также
к
их
различным
попадания
режима
в
руки
ядерного
транснациональным
террористическим и криминальным организациям.
Анализ данных, приведенных в схеме 1,57 свидетельствует о
значительной диверсификации субъектов и способов распространения и
получения расщепляющихся материалов. Стоит отметить, что особая угроза
57
Схема составлена автором на основе анализа данных Всемирной ядерной ассоциации.
39
Схема 1.
Классификация «распространителей» и «получателей»
расщепляющихся материалов
по субъекту распространения и получения
государство
негосударственные акторы
(ТНК, террористические
и
криминальные структуры)
по способу получения и распространения
легальный
нелегальный
-осуществление
государствами
в
взаимодействия
ядерной
области
путем
заключения соответствующих соглашений при
соблюдении
договоренностей
по
ДНЯО
британо-американское
соглашение
1958 г. о взаимной обороне, предусматривавшее
значительное
углубление
странами,
расширение
и
сотрудничества
в
том
числе
всестороннее
расщепляющихся
материалов
58
В соответствии с ДНЯО
расщепляющихся материалов;
2.
осуществление
нелегальных
поставок («дело Хана»).
-неофициальная
помощь
ядерных
государств в получении расщепляющихся
сфере
обмена
поставки Великобританией расщепляющихся
материалов в Израиль в конце 1950-1960-
развития,
производство
(только
для
государств, сумевших приобрести ядерное
оружие до 1 июля 1968 г.)58.
рынке»
материалов другими странами (например,
-достижение соответствующего уровня
осуществлять
«черном
двумя
расщепляющимися материалами.);
позволяющего
на
между
в
научно-технологического
1.
и
гарантий МАГАТЭ.
(например,
-незаконное приобретение:
с
х гг.).
исходит от «черного рынка» расщепляющихся материалов, который
складывался не в 1990-е, и даже не в 1980-е годы, а значительно раньше – с
осуществления секретных государственных поставок вне рамок ДНЯО и в
обход гарантиям МАГАТЭ (речь идет, в частности, об оказании помощи
Пакистану в создании ядерного оружия США и государствами Западной
Европы).59 Тем не менее, в тот период времени международный атомный
рынок был весьма узок: существовало несколько корпораций (в частности,
Евродиф (Eurodif), Нукем (Nukem)), деятельность которых контролировалась
ведущими ядерными государствами.
В настоящее время ситуация коренным образом изменилась. Причиной
этому во многом стало то, что современный транснациональный бизнес не
имеет государственных границ и сосредоточен исключительно на извлечении
коммерческой выгоды. На рынке услуг по добыче урана лидерами являются
следующие компании (см. таблицу 1): KazAtomPro (Казахстан), Areva
(Франция), Cameco (Канада), ARMZ-Uranium One (Россия60), концерн Rio
Tinto (Австралия и
Таблица 1.
Ведущие уранодобывающие компании мира
Название
компании
Объем добычи
(тонны)
% от общей
мировой добычи
KazAtomPro
8884
17
Areva
8790
16
Cameco
8630
16
ARMZ-Uranium
7088
13
One
59
См. Главу 2.3.5
Uranium One – одна из крупнейших уранодобывающий компаний в мире,
зарегистрированная в Канаде. С 2010 г. ее основным акционером является ОАО
Атомредметзолото (ARMZ), дочерняя компания Госкорпорации «Росатом».
60
41
Rio Tinto
4061
8
BHP Billiton
3353
6
Navoi
3000
5
Baladin
2282
4
Великобритания), BHP Billiton (Австралия и Великобритания), Navoi
(Узбекистан) и Paladin (Австралия).
В 2003-2005 гг. стали известны подробности участия известных
транснациональных корпораций «SMB computers» и «Rossing Uranium
Limited» в осуществлении нелегальных поставок пакистанских ядерных
технологий в Иран.61 Как представляется, контролировать заключение
подобных «сделок» в настоящее время не представляется возможным.
Еще
одной
угрозой,
исходящей
от
незаконного
оборота
расщепляющихся материалов на современном этапе, является возможность
попадания таких материалов и технологий их производства в руки
террористических организаций. После терактов 11 сентября 2001 г. большую
популярность приобрело понятие «мегатерроризм» – террористические акты,
совершенные с использованием ядерных, химических, биологических или
радиологических
боезарядов.
Возникло
новое
исследовательское
направление, изучающее проблемы предотвращения терактов с применением
ядерного оружия и влияния фактора мегатерроризма на традиционные
межгосударственные отношения62.
***
Таким образом, контроль над оборотом расщепляющихся материалов
предполагает необходимость учета таких материалов, обеспечение их
61
США продолжают расследовать деятельность «урановой» компании SMB в
Азербайджане и Казахстане [Electronic resource] // ЦентрАзия [Web portal]. URL:
http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1078734540 (дата обращения: 23.04.2012)
62
См. Главу 3.1.4 и 3.1.5.
42
физической
защиты
функционирование
и
безопасности
эффективной
соответствующих
системы
обнаружения
установок,
незаконной
деятельности, связанной с расщепляющимися материалами.
Для предотвращения распространения расщепляющихся материалов
требуется объединение усилий всех членов мирового сообщества при
соблюдении существующих международно-правовых инструментов в этой
области и с опорой на МАГАТЭ, в первую очередь, в вопросах обеспечения
физической ядерной безопасности.
43
Глава II
Политика государств в области контроля над оборотом
расщепляющихся материалов
2.1 США и СССР/Россия
Проблема контроля над оборотом расщепляющихся материалов
находилась в фокусе внимания США и СССР сразу же после создания
ядерного оружия. Поиск решения данного вопроса занимал руководство
Москвы и Вашингтона, но в столицах понимали, что его урегулирование
будет происходить только через призму соперничества двух сверхдержав за
лидерство на арене мировой политики. Тем не менее, именно США и СССР
заложили основы сотрудничества государств на данном направлении.
Политику Вашингтона и Москвы в области нераспространения
расщепляющихся материалов представляется целесообразным разделить на
несколько периодов, каждый из которых соответствует определенному этапу
в развитии отношений двух стран в рассматриваемой области. Первый
период – период «монополии США»: проведение Вашингтоном политики
унилатерализма» (с 1945 г. по 1949 г.). В это время США придерживаются
односторонних действий в области противодействия распространению
расщепляющихся материалов (закон Макмагона) и предлагают поставить их
производство под контроль создаваемого международного органа по атомной
энергии («план Баруха»), т.е., фактически, закрепить свой статус «атомного
монополиста». Второй период начинается с конца 1949 г. и заканчивается в
начале 1960-х гг. Его можно озаглавить как «Обострение отношений с СССР
и
развитие
сотрудничества
характеризуется
технологий
появлением
производства
США
ядерного
с
союзниками».
оружия,
расщепляющихся
а,
Данный
этап
следовательно,
материалов
у
и
основного
соперника США – СССР, что заставляет Вашингтон внести коррективы в
первоначально избранный им курс «тотального доминирования» в ядерной
44
сфере. В частности, США предлагают создать международный фонд
расщепляющихся материалов, которые бы использовались в мирных целях
(план «Атомы для мира»), а также налаживают взаимодействие в сфере
нераспространения расщепляющихся материалов со своими союзниками,
что, в свою очередь, приводит к частичной передачи им секретов
производства таких материалов (закон 1954 г., внесение поправок в 1958 г. в
закон Макмагона). Третий период – «Выжидательная политика СССР:
возвращение США к унилатерализму» – длится с середины 1960-х гг. по
начало 1990-х гг. В это время США «пересматривают» свои доверительные
отношения с союзниками в области нераспространения расщепляющихся
материалов и возвращаются к политике односторонних действий в данной
сфере, что, в частности, приводит к принятию американцами в 1978 г. закона
«О ядерном нераспространении». СССР же придерживается низкого профиля
участия. Четвертый период характеризует развитие сотрудничества в борьбе
с незаконным оборотом расщепляющихся материалов уже между Российской
Федерацией и США. В это время подписывается ряд крупных соглашений в
этой области, в частности, соглашение ВОУ-НОУ, об утилизации плутония и
т.д., а также реализуется программа Нанна-Лугара. Но события 11 сентября
2001 г. привели к кардинальному пересмотру США своей политики в
ядерной области, включая сферу противодействия незаконному обороту
расщепляющихся материалов (принятие стратегии контрраспространения,
речь Дж. Буша 11 февраля 2004 г.). Вместе с тем и Москва стала проводить
линию «умеренного» взаимодействия с США в данной области (в частности,
нежелание Москвы продолжать реализацию программы Нанна-Лугара, отказ
от продления соглашения ВОУ-НОУ и т.д.). Таким образом, четвертый
период
представляется
целесообразным
озаглавить
как
«Российская
Федерация и США: от полной эйфории до умеренно-настороженного
взаимодействия (1990-2013 гг.)».
45
Рассмотрим каждый из обозначенных периодов более подробно.
2.1.1.Монополия
США:
проведение
Вашингтоном
политики
унилатерализма (с 1945 г. по 1949 г.)
В это время Вашингтон играл ключевую роль в решении проблем
нераспространения ядерного оружия, поскольку США – были единственным
государством, обладающим этим видом ОМП. СССР же только вел работы
по созданию атомной бомбы и не был готов инициировать какие-либо
проекты. В этой связи неудивительно, что стремление к сохранению
Вашингтоном монополии в ядерном вооружении диктовало необходимость
принятия мер, направленных на укрепление своего доминирующего
положения. В этой связи в 1946 г. США анонсируют «план Баруха».63
14 июня 1946 г. Б. Барух на первом заседании Комиссии ООН по
атомной
энергии
внес
на
рассмотрение
проект
документа,
предусматривавший создание международного органа по развитию атомной
энергии, которому предлагалось передать во владение предприятия по
производству расщепляющихся материалов и предоставить исключительное
право
на
производство
подобных
материалов,
а
также
на
любое
использование атомной энергии. Осуществление передачи оборудования,
специальной аппаратуры, сырья и других материалов в собственность
создаваемого международного института должна была проходить поэтапно,
начиная с добычи сырья.64 На последующей стадии планировалось
осуществлять контроль за областью промышленного производства и затем –
над расщепляющимися материалами. В задачи агентства также должно было
входить проведение постоянных геолого-разведывательных наблюдений по
63
Бернард Барух – известный американский финансист, назначенный в 1946 г.
Президентом США Г. Трумэном представителем американского правительства в
Комиссии ООН по атомной энергии.
64
The Baruch Plan [Electronic resource] // Atomic archive [Web portal]. URL:
http://www.atomicarchive.com/Docs/Deterrence/BaruchPlan.shtml (accessed: 20.10.2012)
46
отысканию мировых месторождений урана и тория. И только после
получения соответствующей информации относительно их залежей могли
быть предприняты шаги по дальнейшему использованию и доставке данных
расщепляющихся материалов. Более того, предполагалось создать точную и
полную информационную систему по мировым поставкам этих материалов,
которая должна была оказаться под контролем данного агентства. В задачи
международного органа также должна была входить выдача государствам
разрешений на все виды атомной деятельности.65
Стоит отметить тот факт, что изначально «план Баруха» был
разработан под названием «план Ачесона-Лилиенталя». Б. Барух доработал
его, добавив, что, во-первых, на деятельность данного агентства не будет
распространяться право «вето» постоянных членов Совета Безопасности
ООН и, во-вторых, данный орган будет наделен полномочиями принятия
принудительных
мер
против
потенциальных
нарушителей
без
соответствующей санкции Совета Безопасности – по Уставу ООН,
единственного наднационального механизма, которому международным
консенсусом такие полномочия предоставлены.66
Следует сказать, что, несмотря на предложенные идеи установления
контроля над производством расщепляющихся материалов, «план Баруха» не
был рассчитан на прямой диалог, а один из его вдохновителей Д. Ачесон,
впоследствии ставший государственным секретарем США, считал его
«обреченным
на
неизбежный
провал»,67
поскольку
краткосрочные
политические преимущества, вытекавшие из атомного статуса Вашингтона,
не позволяли правильно оценить как генезис распространения ядерного
65
The Baruch Plan [Electronic resource] // Atomic archive [Web portal]. URL:
http://www.atomicarchive.com/Docs/Deterrence/BaruchPlan.shtml (accessed: 20.10.2012)
66
Ibid.
67
The Baruch Plan, 1946//The American Atom: A documentary history of nuclear policies from
the discovery of fission to the present/C.Williams, P.Cantelon. –Philadelphia.: University of
Pennsylvania Press, 1984.-P.91-96
47
оружия, так и его долгосрочные негативные последствия для американских
интересов.
19 июня 1946 г. в ответ на инициативу США СССР представил свои
предложения. Меры о контроле были озвучены Москвой позже –
11 июня 1947 г. Соглашаясь на них, Москва подчеркивала необходимость
заключения вначале конвенции о запрещении и уничтожении атомного
оружия, а уже после – конвенции о международном контроле над атомной
энергией и расщепляющимися материалами.
Было очевидно, что советские предложения, как и американские, не
отличались реалистичностью. Итогом всех переговоров стал отказ сторон от
согласования каких-либо договоренностей.
Многие американские эксперты в области нераспространения ядерного
оружия впоследствии пытались представить развитие событий в случае
согласия СССР принять «план Баруха». Большинство из них были уверены в
том, что реализация американского предложения, якобы, навсегда решила бы
проблему контроля над оборотом расщепляющихся материалов и привела к
совсем другой ситуации в сфере нераспространения. Но в то же время они
признавали маловероятность реализации проекта США. В частности,
бывший консультант сенатской комиссии по иностранным делам У. Бейдер
подчеркивал в этой связи: «До тех пор, пока Соединенные Штаты сохраняли
монополию на атомное оружие и намеривались использовать его при тех или
иных обстоятельствах, у Советского Союза не было другого реального
выбора, кроме как отвергнуть предложение, которое могло помешать его
усилиям создать атомный противовес существующему преимуществу
Америки».68
Имеется свидетельство тогдашнего советского представителя в
Комиссии ООН по атомной энергии, а впоследствии министра иностранных
68
Bader W. The United States and the Spread of Nuclear Weapons.-:New York, 1968.-p.10
48
дел А.А. Громыко о том, что «летом 1946 г. Сталин и Молотов все еще могли
пойти на соглашение с США по атомной проблеме»69 и только в 1980-е гг.
Громыко подтвердил, что «сейчас, когда от переговоров с Барухом нас
отделяет столько лет, я уверен, что Сталин не отказался бы от создания
собственной атомной бомбы. Он хорошо понимал, что Трумэн от
собственного атомного оружия не откажется»70.
Тем
не
менее,
расщепляющихся
обсуждение
материалов
международного
контроля
планов
принесло
запрещения
определенные
способствовала
производства
плоды.
Идея
институциализации
нераспространенческой проблематики, что, в частности, привело к созданию
в 1957 г. Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).
Параллельно переговорному процессу по «плану Баруха» США вели
разработку нормативно-правовой базы в этой сфере. В 1946 г. был принят
Закон «Об атомной энергии» или Закон Макмагона (по имени сенатора,
внесшего его на рассмотрение), в соответствии с которым, к закрытым
сведениям стала относиться информация, касающаяся производства или
использования расщепляющихся материалов. В частности, был веден запрет
на передачу расщепляющегося материала любому лицу вне юрисдикции
США, какому бы то ни было иностранному правительству, или лицу,
находящемуся
в
обороноспособности
США,
и
чьи
действия
безопасности
могли
государства.71
бы
нанести
Также
вред
вводились
ограничения на обмен информацией, касающейся использования атомной
энергии в промышленных целях, до принятия Конгрессом соответствующего
документа о создании эффективных международных гарантий против
69
Громыко А.А. Андрей Громыко. В лабиринтах Кремля. Воспоминания и размышления
сына.-М.: ИПО «Автор», 1997.-с.65.
70
Там же.
71
Atomic Energy Act of 1946//Legislative history of the Atomic Energy Act of 1946/Complied
by J. Nuse.-Vol. I.:Principal Documents.-Washington,DC.:Atomic Energy Commission, 1965.P.9
49
использования атомной энергии в разрушительных целях. В законе получило
оформление понятие информации для ограниченного пользования, под
которой понималась любая информация, касающаяся производства и
использования ядерного оружия, а также производства расщепляющихся
материалов и их использования в атомной энергетике.72 В целом, все то, что
подразумевалось в нереализованном «плане Баруха», нашло отражение в
новом законе.
Такой
подход
американского
руководства
к
проблеме
нераспространения расщепляющихся материалов, сводившейся с одной
стороны, к тому, чтобы сохранить на законном основании возможность их
использования для производства ядерного оружия, а с другой – к тому, чтобы
предотвратить «расползание» расщепляющихся материалов по миру,
основывалось на том выводе, что США еще длительное время будут
монополистами в ядерной сфере. Ситуация изменилась после того, как в
1949 г. СССР уровнял свой статус в «ядерной гонке» с Вашингтоном, создав
«оружие судного дня».
2.1.2. Обострение отношений с СССР и развитие сотрудничества
США с союзниками (с конца 1949 г. по начало 1960-х гг.)
Появление атомной бомбы у СССР не отвечало интересам США.
Внезапность этого события заставила Вашингтон переосмыслить свою
политику в области нераспространения ядерного оружия. В начале 1950-х гг.
американцы
принимают
доктрину
«массированного
возмездия»,
сформулированную государственным секретарем Дж. Далессом. Своей новой
задачей американское руководство ставит совершенствование и наращивание
атомного превосходства. Но усиление напряженности в международных
72
Atomic Energy Act of 1946//Legislative history of the Atomic Energy Act of 1946/Complied
by J. Nuse.-Vol. I.:Principal Documents.-Washington,DC.:Atomic Energy Commission, 1965.P.9
50
отношениях, возможность начала внезапной атомной войны, а также
стремление СССР привлечь внимание мировой общественности к проблеме
нераспространения ядерного оружия способствовали активизации движения
общественных сил различных государств за прекращение гонки ядерных
вооружений. В этих условиях Вашингтон предлагает направить развитие
атомной энергии в мирные цели.
8 декабря 1953 г. президент США Д. Эйзенхауэр выступил на
очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН с докладом «Атом в пользу
мира». В нѐм говорилось о намерении образовать под эгидой ООН
международный
фонд
расщепляющихся
материалов,
в
который
осуществляли бы «количественно небольшие» взносы государства их
производящие.
Передававшиеся
в
него
материалы
должны
были
«использоваться исключительно в мирных целях, чтобы обратить атомную
энергию на нужды сельского хозяйства, медицины и других видов мирной
деятельности».73Создание такого фонда, по утверждению Эйзенхауэра,
«уменьшило бы потенциальную разрушительную силу мировых запасов
атомной энергии». 74
Американский
П .Клаузен
так
эксперт
в
характеризует
области
план
ядерного
президента:
нераспространения
«Как
рассчитывал
Эйзенхауэр, план «Атомы для мира» был главным образом средством
возобновления
американо-советского
диалога
по
разоружению.
Предлагавшаяся передача расщепляющегося материала была намерено
скромным первым шагом, который искусно продвигал бы урегулирование
трудно поддающихся решению проблем инспекции, строгого выполнения
соглашений и международного контроля, обрекших на провал план «Баруха»
73
Речь президента Соединенных Штатов г-на Двайта Д. Эйзенхауэра на заседании
Генеральной Ассамблеи ООН 8 декабря 1953 г. [Electronic resource] // the UN [Official
website]. URL: http://www.un.org/russian/ga/iaea/eisenhower-2.htm (accessed: 23.10.2012)
74
Ibid.
51
и другие всеобъемлющие подходы…».75 Кроме того, даже в случае передачи
соответствующего
количества
расщепляющихся
материалов
международному органу сохранялась бы возможность их незаконного
использования в военных целях.
Советское правительство усмотрело в американских предложениях
попытку Вашингтона создать организацию, основная роль которой сводилась
бы к получению расщепляющихся материалов от обладающих ими
государств – участников, с целью развития исследований, а также мирного
использования атомной энергии. США были согласны первыми передать
необходимое количество расщепляющихся материалов. СССР был готов на
«эквивалентное пожертвование» (речь шла вначале о передаче Вашингтоном
100 кг расщепляющихся материалов, в июне 1955 г. американцы объявили об
увеличении взноса до 5000 кг; СССР выразил готовность внести 50 кг
расщепляющихся материалов).76
Предложение Эйзенхауэра, в свою очередь, было продиктовано
необходимостью учета ряда факторов, с которыми Вашингтону пришлось
столкнуться на пути к доминированию в атомной сфере. Во-первых,
потребностью в поставках в США урановой руды из-за рубежа для
совершенствования
ядерного
оружия.
Тогдашний
госсекретарь
Дж. Ф. Даллес в выступлении перед Объединенной комиссией по атомной
энергии отмечал сложности, связанные с поступлением «незаменимого»
стратегического сырья, виной чему являлось действие закона Макмагона
1946 г.
Во-вторых, развитием исследований в атомной сфере другими
государствами.
75
США
понимали,
что
процесс
распространения
Clausen P. Nonproliferation and the National Interest// America's Response to the Spread of
Nuclear Weapons. -New York.: Harper Collins College Publishers, 1993.- P.30-31
76
Тимербаев Р.М. МАГАТЭ и гарантии нераспространения ядерного оружия. Заочный
университет нераспространения ОМУ. [Electronic resource] // Пир-центр [Official website].
URL: http://www.pircenter.org/data/SS/IAEA.pdf (accessed: 23.08.2012)
52
соответствующей информации остановить было невозможно, а любые
попытки сделать это дискредитировали бы Вашингтон в глазах зарубежных
партнеров. В этой связи Дж. Даллес предложил использовать сотрудничество
с союзными странами с целью осуществления совместного контроля над
развитием атомных исследований77 (в 1954 г. в США был принят закон,
регламентирующий заключение соглашений о сотрудничестве в области
мирного использования атомной энергии со странами Запада).
Но такая политика, вопреки ожиданиям Вашингтона, способствовала
лишь раскрытию секретов производства ядерного оружия и получению
союзниками США доступа к соответствующим технологиям. Как образно
выразился американский ученый А. Крамиш, «ядерный гений был передан
другим
нациям
на
плутониевой
тарелочке».78
Неудивительно,
что
впоследствии программа «Атомы для мира» подверглась жесткой критики и
была названа «самой глупейшей идеей нашего времени».79Кроме того,
Москва и Вашингтон так и не передали членам агентства обещанные сотни
килограммов расщепляющихся материалов.
Возрастание
материально-технических
возможностей
создания
ядерного оружия союзными США государствами еще более увеличилось
после внесения Вашингтоном в 1958 г. поправок к закону Макмагона. В
соответствии с его новой редакцией государствам, которые достигли
значительного прогресса в разработке оружия судного дня, разрешалось
использовать имеющуюся у США информацию относительно производства
расщепляющихся материалов и их применения в атомной энергетике, а также
производства и использования ядерного оружия. Формально новая редакция
Закона 1946 г. не способствовала так называемому «горизонтальному»
распространению, т.е. увеличению стран, обладающих ядерным оружием. В
77
Department of State Bulletin, 1954, June 14.-p. 926-928
Dispersion of Nuclear Weapons/R.Rosecrane.-New York, 1964.-p.264
79
National Journal Reports, 1975, March 22.-p.421
78
53
то же время отныне любая союзническая страна, создававшая ядерное
оружие, могла на законном основании обратиться за технологической
помощью к США.
Оценивая решение президента Эйзенхауэра о модификации Закона
Макмагона, можно констатировать, что данный шаг был продиктован
соображениями, связанными с интересами национальной безопасности
США, а также необходимостью считаться с «ядерными амбициями»
союзников
по
блоку
НАТО.
Кроме
того,
немаловажным
явился
технологический отрыв основного конкурента Вашингтона – СССР, который
в 1957 г. смог создать межконтинентальную баллистическую ракету и
запустить первый искусственный спутник Земли. В этих условиях США
видели своей главной задачей – наращивание сотрудничества с союзниками в
атомной
сфере.
стратегическом
Эта
тенденция
мышлении
стала
тогдашней
преобладающей
американской
в
военно-
администрации.
Вашингтон был готов платить любую цену за укрепление своего
доминирующего положения на «ядерном олимпе», даже путем поощрения и
стимулирования национальных ядерных программ своих союзников и
передачи им технологий производства расщепляющихся материалов.
Правда в середине 1960-х гг. США предложили СССР предпринять
шаги в направлении некоторого снижения темпов производства плутония и
урана-235. 20 апреля 1964 г. президент США Л. Джонсон заявил о
сокращении производства плутония на 20%, а обогащения урана – на 40%80.
На следующий день Н.С. Хрущев объявил о прекращении строительства двух
атомных реакторов по наработке плутония и снижении в течение
последующих нескольких лет производства урана-235 для ядерного оружия81.
Но подобная договоренность была скорее исключением из проводимой
80
Документ Комитета 18 государств по разоружению ENDC/132/По материалам газеты
Правда. – 21 апреля 1964 г.
81
Там же.
54
Вашингтоном в тот период времени политики в области нераспространения
расщепляющихся материалов, одна из основных задач которой заключалась в
установлении тесных контактов с союзными странами с целью возвращения
лидирующих позиций в ядерной области.
2.1.3.Возвращение США к политике унилатерализма (середина
1960-х гг. – начало 1990-х гг.)
Усиление
взаимодействия
с
союзниками,
возможно,
и
далее
сохранялось бы в числе приоритетного направления политики США в
области нераспространения расщепляющихся материалов. Но заключение в
1975 г. соглашения между ФРГ и Бразилией о поставке ядерных реакторов и
оборудования для обогащения урана и выработки плутония, явившегося на
тот момент самой большой и дорогостоящей сделкой в сфере мирного
использования
атомной
энергии
(около
5
млрд. долл.),82
изменило
первоначальные установки США.
Соглашение произвело эффект «разорвавшейся бомбы». «Нью-Йорк
таймс» оценила действия ФРГ и Бразилии как «ядерное безумие», а само
соглашение – «безрассудным шагом, способным положить начало гонке
ядерного оружия в Латинской Америке, подтолкнуть полдюжины наций к
ядерному вооружению и подорвать безопасность США и всего мира в
целом»83. Беспокойство американских экспертов вызывал тот факт, что
подобное соглашение станет прецедентом в отношениях западноевропейских
стран с другими поставщиками ядерных технологий и материалов. США
пытались предотвратить заключения сделки, но смогли добиться лишь
подтверждения от германских коллег о контроле над экспортируемым
оборудованием.
82
Brazil-Federal Republic of Germany: Agreement on cooperation in the field of peaceful uses of
nuclear energy/International Legal Materials.:American Society of International Law, Vol.15,
N.3.-May,1976.-P.485-488.
83
New York Times, 1975, June 13.
55
«Дело Бонна» способствовало поиску новых путей взаимоотношений
между Вашингтоном и его западноевропейскими союзниками. Политики и
эксперты имели различное мнение по существу вопроса. В частности,
сенатор А. Рибиков предложил прекратить поставки ядерного топлива в
страны Западной Европы до тех пор, пока не будут аннулированы подобные
германо-бразильской сделки, и вести диалог с СССР по вопросам
нераспространения «опасной» технологии.84
В свою очередь, бывший консультант Агентства по разоружению и
контролю
над
прекращение
вооружением
поставок
профессор
ядерного
Дж. Полфри
полагал,
топлива может оказать
что
негативное
воздействие и привести к «наращиванию усилий развитых стран в целях
обеспечения себя независимыми источниками получения ядерного топлива»,
а также к еще большей эксплуатации ими прибыльного рынка ядерных
материалов и технологий, даже в ущерб политике нераспространения.85
Представители американского бизнеса также не стеснялись в оценках и
выражали недовольство политикой США в этой чувствительной для их
интересов области. Они исходили из необходимости активизации позиций
США на мировых рынках, дабы получить крупные заказы на строительство
заводов по обогащению урана и воспроизводству ОЯТ в других странах.
Политика Вашингтона в сфере нераспространения подверглась критике
не только внутри страны, но и за рубежом. А правительство ФРГ даже
обвиняло США в «двойной игре», ссылаясь на то, что, с одной стороны, под
предлогом борьбы с незаконным оборотом расщепляющихся материалов и
противодействия распространению ядерного оружия, Вашингтон призывает
воздержаться от поставок оборудования для полного ядерного топливного
цикла, а с другой – поощряет свои фирмы к заключению подобного рода
соглашений.
84
85
Nuclear Power Controversy/ A.Murphy.: Englewood Cliffs, 1976, p.147-148.
Ibid.
56
Вместе с тем стоит сказать, что опасения Вашингтона, связанные с
подписанием соглашения между ФРГ и Бразилией, были небезосновательны.
Бразильско-германский «сговор» нарушил планы Вашингтона по созданию
региональных топливных центров, которые, по замыслу американцев, могли
обеспечить как потребности стран-импортеров в топливе для АЭС, так и
контроль за его использованием с целью предотвращения незаконного
хищения расщепляющихся материалов. Ведь США долгое время оказывал
всеобъемлющее влияние на формирование политики западноевропейских
стран в вопросах нераспространения расщепляющихся материалов и
технологий их производства. До 1974 г. 70% действующих реакторов были
американского происхождения, американские компании имели почти 2/3
всех экспортных заказов. Доходы США от экспорта только ядерных
реакторов и запасных частей к ним в 1968-1973 гг. были больше доходов всех
других экспортеров вместе взятых. В 1974 г. доходы США от продажи
ядерной технологии составили приблизительно 4 млрд. долл. Кроме того,
США были в то время монопольным поставщиком и ядерного топлива, что
обусловливало лидирующие позиции Вашингтона на мировом рынке
расщепляющихся
материалов.86
Поставки
обогащенного
урана
были
инструментом американского влияния на политику стран-потребителей.
Сложности, возникшие во взаимоотношениях США с союзниками, еще
более обострились в 1977 г. На этот раз «камнем преткновения» стал вопрос
о правомерности поставок другим государствам заводов по обогащению
урана и воспроизводству ОЯТ. Дело в том, что в этот год США ввели
эмбарго на поставку подобного оборудования другим странам и призвали
государства
Западной
Вашингтона
вызывала
Европы
последовать
возможность
их
примеру.
использования
Опасение
развивающимися
странами дорогостоящего оборудования для производства расщепляющихся
86
The Export Reorganization Act, 1975.Hearings.94th Congress. 1st session
57
материалов в военных целях. Поводом к беспокойству стало намерение
Пакистана закупить у Франции заводы по воспроизводству ОЯТ. США
восприняли это как шаг к распространению ядерного оружия87 и
инициировали
принятие
ряда
мер,
направленных
на
изменение
американского подхода к вопросам ядерного нераспространения.
Значительное
влияние
на
новое
видение
Вашингтона
оказало
исследование «Ядерная энергия: проблемы и альтернативы», проведенное
учеными из Массачусетского технологического института.88 Его основные
идеи состояли в необходимости прекращения распространения особо
опасного оборудования атомной промышленности, а также введения запрета
на развитие «плутониевой экономики», которая облегчает производство
расщепляющихся материалов в военных целях.89 Для реализации подобных
задач ученые предложили прекратить использование реакторов-бридеров,
работающих на плутонии. По мнению американских специалистов, такие
реакторы могли привести к накоплению большего количества плутония в
мире, а его продажа, хранение и процесс производства создавали бы
опасность неконтролируемого оборота данного расщепляющегося материала.
Эти идеи были положены в основу новой программы США в области
использования атомной энергии, озвученной президентом Дж. Картером
7 апреля 1977 г.
Вашингтон
предложил
отложить
на
неопределенное
время
строительство реакторов-бридеров и отказаться от переработки ОЯТ.
Действия США были восприняты «в штыки» в странах Западной Европы и
Японии. В частности, многие европейские эксперты были не согласны с
позицией Вашингтона об опасности использования реакторов-бридеров.
Более того, в 1977 г. европейцы провели свое исследование о роли таких
87
Tahir-Kheli Sh. Pakistan’s Nuclear Option and U.S. Policy/ По материалам газеты Pakistan
Times.-August 9, 1976
88
Nuclear Power: Issues and Choices/Sp. Keeny. Cambridge, 1977
89
Ibid.
58
реакторов в атомной энергетике. В докладе комиссии ЕЭС отмечалось, что
«без развития реакторов-бридеров атомная энергия не может представлять
собой долгосрочный и эффективный источник энергии, без них не может
быть уменьшена зависимость ЕЭС от импортируемого урана. Зависимость
ЕЭС отрицательно влияет на реализацию крупных программ в области
атомной энергии, что может стать одной из причин их преждевременно
угасания. Этот риск ЕЭС не может себе позволить».90
Директор английского ведомства по атомной энергии Дж. Хилл
прокомментировал ситуацию следующим образом: «Европа и особенно
Япония не обеспечены в достаточной мере ни традиционным топливом, ни
ураном…Чтобы сбалансировать потребности в энергии и их обеспечение,
необходимо идти по пути строительства реакторов-бридеров».91
Несогласие европейцев с позицией Вашингтона во многом объяснялось
также и тем фактом, что страны Западной Европы в отличие от США к тому
времени значительно продвинулись в развитии реакторов-бридеров и не
намерены были терять экономические выгоды даже ценой ухудшения
отношений со своим близким союзником. Не хотел этого и Вашингтон. США
решили действовать по-другому. В октябре 1977 г. по инициативе
Президента Дж. Картера состоялась Конференция по международной оценке
ЯТЦ. Целью ее созыва было стремление Вашингтона доказать правоту своих
суждений
относительно
потенциальной
опасности,
исходящей
от
использования реакторов-бридеров и заводов по извлечению плутония из
ОЯТ.
Не дожидаясь результатов Конференции, США решились еще на один
шаг – установить в одностороннем порядке свои нормы поведения в атомной
энергетике. В этот период времени американский конгресс завершал
90
Western Europe Pushing Ahead to Develop Fast Breeder Reactor. Dermot A. O’Sultivan/ По
материалам журнала Chemical and Engineering News. 1978, February 13.- p.43
91
Ibid.
59
слушания по новому законопроекту в атомной сфере, который должен был
предложить альтернативный вариант решения существующих проблем в
данной области. В марте 1978 г. закон «О ядерном нераспространении» был
подписан. Соавторами данного документа выступили сенаторы Дж. Гленн и
Ч. Перси. В ходе церемонии подписания, Дж. Картер заявил, что государства
«будут вынуждены теперь приспособить свою политику к американской».92
В принятом Законе подчеркивалось, что распространение ядерных
взрывных устройств, их производство или обладание ими представляет собой
серьезную угрозу интересам безопасности США, а также стремлению
мирового сообщества к достижению мира и безопасности.93 Отмечалось, что
США
будут
эффективного
проводить
политику,
международного
направленную
контроля
над
на
обеспечение
транспортировкой
расщепляющихся материалов, технологиями их производства, а также
поставками соответствующего оборудования с целью предотвращения
угрозы распространения подобных материалов.94 К нарушителям вводимого
порядка предлагалось применять международные санкции.
В качестве одной из главных задач провозглашалось создание
эффективных рамок международного сотрудничества для удовлетворения
потребностей всех государств в области энергетики, а также для обеспечения
развития ядерных технологий и экспорта расщепляющихся материалов в
мирных целях.
Раздел I Закона регулировал условия осуществления гарантированных
поставок ядерного топлива в страны, придерживающиеся политики
нераспространения ядерного оружия. В частности, говорилось, что президент
должен предоставить Конгрессу не позже, чем за 6 месяцев после вступления
92
Weekly Compilation of Presidential Documents, 1978, March.- p.498-500
Nuclear Non-Proliferation Act of 1978. [Electronic resource] // The compilation of documents
[Web
portal].
URL:
http://www.nrc.gov/reading-rm/doccollections/nuregs/staff/sr0980/v3/sr0980v3.pdf#page=19. (accessed: 25.10.2012)
94
Ibid.
93
60
данного закона в силу, предложения для первоначальных действий по
обеспечению безопасности ЯТЦ, включая создание временного запаса урана,
обогащенного менее чем на 20% по изотопу урана-235 (низкообогащенный
уран) для возможности его транспортировки в соответствующие с договором
о поставки государства95. Также предусматривалось строительство новых
предприятий по обогащению урана на территории США и создание
международного института по предоставлению услуг ЯТЦ, в пользовании
которого находился бы гарантированный запас ядерного топлива.
Раздел II определял действия США для осуществления гарантий
МАГАТЭ путем оказания финансовой и технической помощи Агентству со
стороны США.96
В разделе III регулировались вопросы, связанные с выдачей,
приостановлением или отменой лицензий на осуществление ядерного
экспорта. Предполагалось общественное участие в решении проблем
лицензирования.97
Раздел IV включал в себя основные положения новых соглашений
США о сотрудничестве в области энергетики. За США было закреплено
право вето на переработку в третьих странах ОЯТ, имеющего в своем составе
материалы американского происхождения, а также необходимость получения
третьей стороной разрешения на обогащение урана, поставленного из
США.98
Таким образом, данный закон фактически предоставил Вашингтону
право
налагать
вето
на
дальнейшее
развитие
соответствующих
промышленных объектов в государствах Западной Европы и Японии,
95
Nuclear Non-Proliferation Act of 1978. [Electronic resource] // The compilation of documents
[Web
portal].
URL:
http://www.nrc.gov/reading-rm/doccollections/nuregs/staff/sr0980/v3/sr0980v3.pdf#page=19. (accessed: 25.10.2012)
96
Ibid.
97
Ibid.
98
Ibid.
61
поскольку большая часть ядерного топлива в этих странах производилась за
счет
использования
расщепляющихся
материалов
американского
происхождения. Кроме того, новый закон фиксировал приверженность США
политике открытого ЯТЦ (имелась в виду прямая утилизация ОЯТ), хотя
другие государства, включая СССР, предпочитали модель закрытого ЯТЦ с
переработкой топлива и отделением плутония для последующего вторичного
использования в ядерных реакторах. США также отказывались от
радиохимической обработки облученного ядерного топлива и развития
реакторов-бридеров. Действия Вашингтон были продиктованы его желанием
заставить другие государства остановить свои программы по переработке
ОЯТ. Но, фактически, такая политика США привела лишь к запрещению
исследовательских работ в данной области, а также к ограничению
способности влиять на международные проблемы реакторов.
Что же касается СССР, то Москва занимала «выжидательную»
позицию и наблюдала за действиями своего главного конкурента, чтобы в
случае
необходимости
инициировать
симметрично
какие-либо
проекты
ответить.
на
СССР
не
стремился
нераспространенческом
треке,
разрабатывать соответствующие нормативно-правовые акты, чтобы в
дальнейшем
пропагандировать
их
как
своего
рода
универсальный
«стандарт». Москва исходила из необходимости скоординированного
решения проблемы нераспространения ядерного оружия в целом и
незаконного оборота расщепляющихся материалов в частности. Советское
руководство полагало целесообразным работать в многосторонних форматах,
полагаясь
на
закрепление
специализированных
данной
проблематики
в
повестке
дня
международных институтов, в первую очередь,
МАГАТЭ. Более того, к середине 1970-х гг. СССР достиг частичного
паритета с США как в области ядерных вооружений, так и в объемах
наработанных расщепляющихся материалов. Москва осознавала опасность,
62
которая исходила от излишних запасов таких материалов. Возможно, она
предложила бы и решение данной проблемы, но кардинальное изменение в
расстановки сил на мировой арене, вызванное распадом СССР и окончанием
«холодной войны», внесло свои коррективы.
2.1.4.Российская Федерация и США: от полной эйфории до
умеренно-настороженного взаимодействия (1990-2013 гг.)
Прекращение
существования
СССР
не
означало
лишение
его
правопреемника – Российской Федерации – ядерного «наследства», которое
автоматически перешло ей во владение. Тем не менее, «обслуживание»
имевшихся запасов расщепляющихся материалов, т.е. их надежное и
безопасное хранение, требовало крупных финансовых затрат. Ситуация
усугублялась также спадом в атомной энергетике России и стран СНГ, для
которых Москва являлась основным поставщиком уранового топлива;
отсутствием перспектив на ввод в строй новых реакторных блоков на
территории бывшего СССР, потребляющих урановое топливо на основе
низкообогащенного урана, а также слабыми экспортными возможностями
атомной промышленности в целом. Другими словами, российская атомная
промышленность не была обеспечена таким количеством заказов на свою
продукцию, которое могло бы ей позволить существовать в тех же
масштабах, как и в бывшем СССР. Остановка же добычи урана и
производства
урановых
продуктов
и
плутония,
а
также
их
перепрофилирование были сопряжены с необходимостью решения сложных
социальных проблем, крупных инвестиций в производственный аппарат
отрасли. В ряде случаев остановка производственного процесса означала бы
потерю высокотехнологического оборудования.
На
этом
фоне
предложение
о
продаже
США
российского
высокообогащенного урана, выделяемого из демонтируемых ядерных
63
боезарядов, было положительно встречено Москвой. Вашингтон опасался
гипотетической возможности того, что, испытывая серьезные экономические
трудности, Россия будет вынуждена пойти на продажу урана «неугодным»
США государствам или осуществлять поставки по частным каналам. Более
того, Вашингтон всегда был заинтересован в снижении российского ядерного
потенциала.
Подписание соответствующего соглашения (известного также как
соглашение ВОУ-НОУ или «мегатонны в мегаватты») состоялось 18 февраля
1993 г. в Вашингтоне. Оно определяло принципы торгово-экономического и
технического
сотрудничества
двух
стран
в
области
переработки
высокообогащенного урана в низкообогащенный для его последующего
использования в качестве топлива в энергетических ядерных реакторах.
Соглашение оставалось в силе, пока весь высокообогащенный уран не будет
переработан в низкообогащенный. В соответствии с документом Россия в
течение 20 лет (до конца 2013 г.) обязалась осуществлять поставки в США
низкообогащенного урана, который планировалось получать из 500 тонн
высокообогащенного, извлеченного из ядерных боезарядов, и признаваемого
российской стороной избыточным для оборонных целей (ст.I пункт 1, ст.II
пункт 2iii).99
Впоследствии
закупаемый
материал
должен
был
продаваться
потребителям в США (с предоставлением информации о подобных сделках в
России) для его последующего использования в коммерческих целях.
Исполнительный механизм реализации данного соглашения был
сложно дифференцированный. Само соглашение регулировалось правом
99
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством
Соединенных Штатов Америки об использовании высокообогащенного урана,
извлеченного из ядерного оружия, 1993 По материалам информационно-правовой сети
Консультант
плюс.
URL:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=4476
(дата
обращения
20.03.2012 г.)
64
международных договоров. Его сторонами выступали правительства России
и
США.
Головными
ведомствами,
ответственными
за
выполнение
соглашения, были определены Министерство по атомной энергии (Минатом)
Российской Федерации и Министерство энергетики США. В соответствии с
документом предусматривалось также участие американского частного
сектора (ст. II пункт iv, ст. III ).100
В августе 1993 г. Правительство Российской Федерации поручило
Минатому России заключить контракт через свою дочернюю компанию АО
"Техснабэкспорт" (TENEX) с государственной корпорацией Минэнерго
США United States Enrichment Corporation (USEC). В этом же постановлении
говорилось о необходимости создания совместного предприятия с США. В
январе 1994 г. компаниями TENEX и USEC был подписан соответствующий
контракт во исполнение межправительственного соглашения. При его
подписании было учтено требование США о разделении стоимости
закупаемого в России низкообогащенного урана (речь шла об отдельном
учете стоимости природного урана и работ по его обогащению).
Следует отметить принципиальное отличие данного соглашения от
других российско-американских проектов в области нераспространения
ядерного оружия: настоящий документ носил чисто коммерческий характер,
ни одна сторона не должна была субсидировать другую. Первая поставка
низкообогащенного урана в США состоялась в мае 1995 г. Начиная с 1999 г.
в рамках программы ежегодно конвертируется 30 тонн высокообогащенного
урана.101
100
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством
Соединенных Штатов Америки об использовании высокообогащенного урана,
извлеченного из ядерного оружия, 1993 По материалам информационно-правовой сети
Консультант
плюс.
URL:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=4476
(дата
обращения
20.03.2012 г.)
101
Михайлов В.Н. Профессор «М», «урановая сделка», ядерный удар сегодня и многое
другое/По материалам журнала Экономические стратегии, 2002.-№6.- С.47
65
Соглашение ВОУ-НОУ было призвано обеспечить необратимый
демонтаж порядка 20 тысяч ядерных боезарядов. За их утилизацию Россия
намеревалась получить компенсацию от США в двух видах: во-первых,
денежными платежами в размере 2/3 стоимости низкообогащенного урана, а
во-вторых
–
поставками
гексафторида
урана
(UF6),
«природной
составляющей», которая затем могла быть продана на свободном рынке.102
Вместе с тем, на пути реализации соглашения возник ряд трудностей,
что привело к прекращению поставок урана в апреле - июне 1997 г. Дело в
том, что в 1996 г. государственная корпорация USEС перешла в руки
частных
владельцев,
и
американское
руководство
более
не
могло
осуществлять контроль за деятельностью компании. В итоге, корпорация
стала оплачивать только услуги по обогащению и фактически превратилась в
конкурента Минатома, в то время как должна была продолжать выполнение
контракта. Ситуация усугубилась после кризиса 1998 г., когда цены упали
настолько,
что
ожидаемые
от
контракта
по
соглашению
прибыли
сократились до минимума. Если вначале стоимость сделки оценивалась в 12
млрд. долл., то теперь она уменьшилась до 8 млрд. долл.103
Кроме того, USEC снизила потребление «природной составляющей» в
своей деятельности и в качестве компенсации российская сторона получила в
собственность на территории Северной Америки равнозначное количество
природного
урана.
реализовываться
Как
группе
следствие,
компаний
«природная
Cameco,
компонента»
Areva
и
Nukem,
стала
либо
возвращаться в Россию.
102
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством
Соединенных Штатов Америки об использовании высокообогащенного урана,
извлеченного из ядерного оружия, 1993 По материалам информационно-правовой сети
Консультант
плюс.
URL:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=4476
(дата
обращения:
20.03.2012 г.)
103
Ядерное нераспространение, Т.1/Под редакцией В.А.Орлова.-М.:Пир-Центр, 2002. – С.
422
66
В 2001 г. USEC подписала новый контракт с Технабэкспортом на
заключительный тринадцатилетний период. Новый договор устанавливал
рыночный характер цены. В начале 2008 г. были приняты поправки к
соглашению о приостановлении антидемпингового расследования, что
позволило российским компаниям, начиная с 2011 г., обходить посредников
(т.е. корпорацию USEC) и заключать прямые контракты с владельцами
американских АЭС. По некоторым оценкам, к 2014 г. прямые поставки услуг
по обогащению урана составили порядка 20% от американского рынка.
Вместе с тем в начале 2013 г. стало известно, что Россия отказалась
продлевать соглашение ВОУ-НОУ. Последняя поставка урана состоялась в
декабре 2013 г., после чего сотрудничество Москвы и Вашингтона в этой
области было остановлено.
В отношении другого американского проекта – программы НаннаЛугара,
–
было
принято
решение
изменить
формат
выстраивания
дальнейшего сотрудничества между США и Россией. В частности, в ходе
саммита «Группы восьми» в Лох-Эрне (июнь 2013 г) было объявлено о
заключении «нового двустороннего рамочного соглашения по сокращению
ядерной угрозы, которое укрепляет российско-американское партнерство в
сфере нераспространения».104 Это соглашение призвано заменить программу
Нанна-Лугара.
В течение длительного времени основной задачей данной программы
было оказание содействия России, а также ряду бывших советских республик
(Украины, Белоруссии и Казахстана), в ликвидации выводимых из боевого
состава
систем
ОМП,
оружейных
расщепляющихся
материалов
и
стратегических носителей, повышении безопасности их хранения и
транспортировки. Правовой основой данной программы был Закон США «Об
104
На смену Нанна-Лугару. Россия и США подписали новое рамочное соглашение
[Электронный ресурс] // Итар-Тасс [Официальный сайт]. URL: http://www.itartass.com/c12/774759.html (дата обращения: 15 июня 2013 г.)
67
уменьшении советской ядерной угрозы»105 1991 г., дополненный в 1993 г.
Законом
«О
совместном
регулировалась
уменьшении
двусторонними
угрозы»106.
соглашениями,
Сама
программа
подписанными
между
Российской Федерацией и США 17 июня 1992 г. сроком на семь лет с
последующим продлением 15 июня 1999 г.; между США и Белоруссией –
22 октября 1992 г.; с Украиной – 25 октября 1993 г; с Казахстаном –
12 декабря 1993 г.
По американским данным, на реализацию программы за весь период
времени Вашингтон выделил порядка 8 млрд. долл.107 (по российским – не
более 3 млрд. долл.).
В частности, было проведено переоснащение ста КПП по периметру
российских границ датчиками радиоактивного контроля. В октябре 1992 г.
США подтвердили свое намерение оказать помощь в строительстве
хранилища для таких материалов на Урале. Соответствующий контракт на
сумму в 15 млн. долл. был выдан корпусу военных инженеров США, и
проект
был
подготовлен
(Всероссийским
российскими
проектным
гражданскими
научно-исследовательским
организациями
институтом
комплексной энергетической технологии г. Санкт-Петербурга, Федеральным
ядерным центром - Всероссийским научно-исследовательским институтом
экспериментальной физики г. Сарова и Федеральным ядерным центром
г Снежинска) при содействии американских специалистов из Оук-Риджской
и Лос-Аламосской Национальных лабораторий США.
105
Soviet Nuclear Reduction Act [Electronic resource] // Cooperative Threat Reduction
Documents [Web portal]. URL: http://www.fas.org/nuke/control/ctr/docs/hr3807.html (accessed:
20.12.2012)
106
Cooperative Threat Reduction Expansion Act [Electronic resource] // Cooperative Threat
Reduction Documents [Web portal]. URL: http://www.fas.org/irp/congress/2002 cr/s2026.html
(accessed: 20.12.2012)
107
Россия отказалась от программы Нанна-Лугара [Electronic resource] // Грани.ру [Web
portal]. URL://grani.ru/Politics/World/US/RF/m/207234.html (accessed: 12.09.2012)
68
Предполагалось,
что
новое
хранилище
(ставшее
частью
производственного объединения «Маяк») будет вмещать порядка 50 тонн
плутония, изъятого из 12,5 тысяч боеголовок и помещенного в 50 тысяч
контейнеров (26,5 тысяч контейнеров поставил Вашингтон).108 Но в ходе
строительства произошло сокращение проекта, и было принято решение о
создании только одного хранилища, которое было введено в эксплуатацию в
2002 г.
Вашингтон высоко оценивает результаты, достигнутые по итогам
реализации программы Нанна-Лугара. Еще в 2002 г. США заявили об
использовании ее основных положений для развития сотрудничества в новом
формате – «Глобального партнерства» против распространения ядерного
оружия и расщепляющихся материалов, учрежденного государствами
«Группы восьми» на саммите в Кананаскисе (27 июня 2002 г.). Целью
данного
проекта
заинтересованным
было
странам
провозглашено
в
оказание
ликвидации
помощи
запасов
всем
оружейных
расщепляющихся материалов и ядерных вооружений. Так, в 2002 г.
правительства США и России вывезли с территории Сербии более 45 кг
радиоактивного материала, пригодного для изготовления ядерного оружия. С
2004 г. оба государства взаимодействуют в вопросе вывоза запасов
высокообогащенного урана с незащищенных объектов в различных точках
мира.109
В середине 1990-х гг. США и Россия продолжили взаимодействие в
области сокращения запасов расщепляющихся материалов. 23 сентября
1997 г. Москва и Вашингтон подписали соглашение о сотрудничестве в
отношении реакторов, производящих плутоний, которое было направлено на
108
Ядерное нераспространение, Т.1/Под редакцией В.А.Орлова.-М.:Пир-Центр, 2002.
С.411
109
The new nuclear threat [Electronic resource] // The Wall Street Journal, 18-08-2007 [Official
Website].
URL:
http://online.wsj.com/article/SB118739496288301521.html
(accessed:
2.02.2010).
69
«предотвращение накопления излишних запасов плутония и их сокращение в
дальнейшем».110
К
самому
документу
прилагалось
четыре
приложения,
регламентирующих количество и тип реакторов, условия хранения плутония
в контейнерах, проведение взаимных инспекций, вопросы интеллектуальной
собственности.
Данное соглашение применялось к 14 американским реакторам –
наработчикам оружейного плутония, остановленным к 1989 г., и к 13
российским
реакторам
(приложение
I).111
Реакторы,
выведенные
из
эксплуатации, должны были быть подвергнуты ежегодным взаимным
контрольным инспекциям с целью подтверждения отсутствия на них
производственных мощностей по наработке плутония (в США - объекты в
Саванна-Ривер и Хэнфорде; в России - в Озерске (Челябинская область) и
Северске (Томская область).112
На момент подписания документа в России действовали еще три
реактора (два в Северске (АДЭ-4 и АДЭ-5) и один в Железногорске (АДЭ-2)),
которые
обеспечивали
электроснабжение
нескольких
регионов
(нарабатывали по 1,5 т. плутония в год). В 1997 г. была достигнута
договоренность о переоборудовании этих реакторов под другой топливный
цикл. На эти цели США и Россия планировали выделить 80 млн. долл.113 Но
110
Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством
Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве в отношении реакторов, производящих
плутоний [Electronic resource] // The compilation of documents [Official Website]. URL:
http://dtirp.dtra.mil/pdfs/ppra_text.pdf (accessed: 22.02.2012)
111
Ibid.
112
Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством
Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве в отношении реакторов, производящих
плутоний [Electronic resource] // The compilation of documents [Official Website]. URL:
http://dtirp.dtra.mil/pdfs/ppra_text.pdf (accessed: 22.02.2012)
113
Ядерное нераспространение, Т.1/Под редакцией В.А.Орлова.-М.:Пир-Центр, 2002.С.424. В России остановлен последний реактор, производивший плутоний [Electronic
resource] // Вести.ru [Official site]. URL://www.vesti.ru/doc.html?id=353414 (accessed:
15.10.2012).
70
разразившийся
в
1998 г.
финансовый
кризис
помешал
выполнению
договоренностей. Кроме того, были сдвинуты и предполагаемые сроки
завершения работ: с 2000 г. до 2003-2004 гг., а оценочная стоимость проекта
возросла до 300 млн. долл.114
В результате, было принято решение о строительстве замещающих
мощностей ТЭЦ на органическом топливе для снабжения регионов энергией
и теплом. Финансовые средства были выделены США, а позже и в рамках
программы «Глобального партнерства» - Великобританией, Канадой и
Нидерландами. После окончания строительных работ реакторы АДЭ-4 и
АДЭ-5, расположенные в Северске, были выведены из эксплуатации
20 апреля 2008 г. и 5 июня 2008 г. соответственно. Реактор АДЭ-2 в
Железногорске был остановлен 15 апреля 2010 г.115
В развитие соглашения о сотрудничестве в отношении реакторов,
производящих плутоний, США и Россия 24 июля 1998 г. подписали еще одно
соглашение, касающееся научно-технического сотрудничества в области
обращения с плутонием, изъятым из ядерных программ. Данный документ
был заключен с целью «выработки научно-технического обоснования для
принятия решения об использовании плутония», а также определения
основных направлений такого научно-технического взаимодействия (ст. I).116
Стороны
договорились
продолжать
сотрудничество
в
сфере
«маломасштабных испытаний в области обращения с плутонием» (ст. III а) и
114
Ядерное нераспространение, Т.1/Под редакцией В.А.Орлова.-М.:Пир-Центр, 2002.С.424-425
115
Убеев А.В. Соглашение о прекращении производства плутония//Ядерное
нераспространение/Под редакцией Л.М.Епифанова, К.А.Залесского.-М.:Российская
политическая энциклопедия (РОССПЭН); ПИР-Центр, 2009. – С.278-279
116
Соглашение между правительством РФ и правительством США о научно-техническом
сотрудничестве в области обращения с плутонием, изъятым из ядерных программ, 1998 г.
[Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/7819AB8867BD446744257B2F001DBB58
71
постепенно
стремиться
переходить
«к
опытно-промышленным
демонстрациям технологий» по его использованию (ст. 3б).117
В соглашении особо подчеркивалось, что стороны обмениваются
только несекретной информацией (ст.VI). Финансирование деятельности
должно было осуществляться за счет американских и российских денежных
фондов, а также путем предоставления государствами «материалов,
оборудования
и
услуг
экспертов
на
безвозмездной
основе».
Неправительственные фонды и бизнес-структуры также могли оказывать
соответствующую финансовую поддержку (ст.X пункт 1).118
Заключение данного соглашения должно было продемонстрировать
стремление обоих государств добиваться сближения своих позиций в области
выработки единой стратегии обращения с оружейным плутонием. В связи с
чем, в сентябре 1998 г. в ходе российско-американской встречи на высшем
уровне в Москве президенты России и США Б.Н. Ельцин и Б. Клинтон
приняли «Совместное заявление о принципах обращения и утилизации
плутония, заявленного как более не являющегося необходимым для целей
обороны». Главы двух государств договорились «…изъять из своих ядерных
оружейных программ около 50 метрических тонн плутония» и переработать
его таким образом, чтобы в дальнейшем предотвратить его возможное
использование в ядерном оружии.119
1 сентября 2000 г. соглашение об утилизации плутония, заявленного
как плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны,
обращению с ним и сотрудничеству в этой области, было подписано. В
117
Соглашение между правительством РФ и правительством США о научно-техническом
сотрудничестве в области обращения с плутонием, изъятым из ядерных программ, 1998 г.
[Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/7819AB8867BD446744257B2F001DBB58
118
Там же.
119
Совместное заявление о принципах обращения и утилизации плутония, заявленного как
не являющегося более необходимым для целей обороны. Ядерное нераспространение,
Т.2/Под редакцией В.А.Орлова. М.: ПИР-Центр, 2002. -С.365
72
конечном итоге стороны договорились утилизировать только 34 тонны
плутония120(ст.II пункт 1) с каждой стороны вместо ранее согласованных 50.
Дело в том, что США решили снизить первоначальную оценку избыточного
урана, а Россия настаивала на необходимости согласования равных
количеств:
в итоге
количество плутония, подлежащего
утилизации,
сократилось.
В
соглашении
предусматривалось
преобразование
оружейного
плутония в формы, которые невозможно применять в ядерном оружии
(необратимость соглашения), путем использования его в качестве топлива в
ядерных реакторах или в иммобилизированных формах, пригодных для
геологического захоронения (ст.III п.а,б, в ).121 Помимо необратимости,
важными
особенностями
транспарентность
документа
утилизации,
что
были
его
предполагало
паритетность
проведение
и
как
двусторонних инспекций, так и контроля со стороны МАГАТЭ (ст. VII п. 1
и 3).122
Запланированные темпы утилизации должны были составить по 2
тонны оружейного плутония в год (ст. IV п.1)123. Шесть приложений к
соглашению фиксировали технические условия, инспекции и вопросы
интеллектуальной собственности. Стоимость американской программы
оценивалась в 4 млрд. долл. за 20 лет, а российской – 1,7 млрд. долл.124
Реализация данного соглашения сопровождалась спорами между
Россией и США о наиболее эффективном и выгодном способе утилизации
120
Совместное заявление о принципах обращения и утилизации плутония, заявленного как
не являющегося более необходимым для целей обороны. Ядерное нераспространение,
Т.2/Под редакцией В.А.Орлова. М.: ПИР-Центр, 2002. -С.365
121
Там же, С.376-377
122
Там же, С.380
123
Совместное заявление о принципах обращения и утилизации плутония, заявленного как
не являющегося более необходимым для целей обороны. Ядерное нераспространение,
Т.2/Под редакцией В.А.Орлова. М.: ПИР-Центр, 2002. -378
124
Bunn M. The next wave: urgently needed new steps to control warheads and fissile material.Washington.: Carnegie Endowment for International Peace and Harvard University, 2000.-р.72
73
плутония. Россия придерживалась мнения о необходимости его выжигания в
энергетических ядерных реакторах в виде смешанного оксидного уран–
плутониевого топлива (что фактически декларировано и в соглашении).125
США
помимо
этого
варианта
рассматривали
также
возможность
иммобилизации плутония, т.е. смешения его с высокоактивными отходами в
керамические
формы
и
помещения
на
долгосрочное
геологическое
захоронение.126 В результате, под давлением российской стороны США
согласились осуществлять сжигание плутония в реакторах.
С этой целью в 2007 г. США в г. Саванна - Ривер начали строительство
завода для фабрикации МОКС-топлива из американского избыточного
оружейного плутония. Для завершения строительства данного объекта, по
мнению многих экспертов, потребуется ещѐ 4 года, т.е. предварительный
срок начала эксплуатации – конец 2014 г.127
Кроме того, в 2007 г. был скорректирован процесс выполнения самого
соглашения путем принятия изменений технического характера. В частности,
стороны договорились о том, что российская квота избыточного плутония
будет «выжигаться» в действующем реакторе БН-600 и строящемся реакторе
БН-800 (Белоярская АЭС).128 В дальнейшем для этих целей предполагается
использовать
125
реактор
ГТ-МГР
(газотурбинный
модульный
гелиевый
Соглашение между правительством РФ и правительством США об утилизации
плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для целей
обороны, обращению с ним и сотрудничеству в этой области, 2000 г. [Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/06C959D24D39988044257B2F001DBAF6
(дата
обращения: 23.03.2012)
126
Такие сомнения были связаны с тем, что в США с 1978 г. действует Закон «О Ядерном
нераспространении», подтверждающий приверженность данного государства политике
открытого ядерного топливного цикла и отказ от радиохимической обработки
облученного ядерного топлива и развития реакторов на быстрых нейтронах (см.
подробнее гл. 2.1).
127
Убеев А.В. Соглашение об утилизации плутония//Ядерное нераспространение/Под
редакцией Л.М.Епифанова, К.А.Залесского.- М.: Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН);ПИР-центр, 2009 г. – С. 281
128
Там же.
74
реактор), который также разрабатывается в рамках российско-американского
проекта.
Средства для строительства реактора БН-800 будут выделены в
соответствии с Программой деятельности Госкорпорации «Росатом» на
долгосрочный
период
(2009-2015 гг.),
а
на
создание
установки
по
производству МОКС-топлива – по федеральной целевой программе
«Ядерные
энерготехнологии
нового
поколения
на
2010-2015 гг.
на
перспективу до 2020 г.».
Следовательно,
реализация
политического
обязательства,
содержащегося в соглашении 2000 г., по утилизации 34 тонн избыточного
оружейного плутония будет осуществляться в рамках российской программы
по развитию энергетики и ядерных технологий.
В период с февраля 2008 г. по июнь 2009 г. шла работа над внесением
поправок в соглашение 2000 г. Протокол изменений к нему был подписан
13 апреля 2010 г. министром иностранных дел Российской Федерации
С.В. Лавровым и Госсекретарем США Х. Клинтон на Саммите по физической
ядерной безопасности в Вашингтоне.
В соответствии с протоколом 2010 г. стороны начнут свои программы
утилизации избыточного оружейного плутония не позднее 2018 г.129
Параметры утилизации (темп, глубина выгорания топлива, числовые
значения подтверждения выполнения условий подмешивания и т.д.) будут
осуществляться параллельно процессу ввода в эксплуатацию реактора
БН-800 и запланированного производства МОКС-топлива.
129
Протокол к соглашению между правительством РФ и правительством США об
утилизации плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для
целей обороны, обращению с ним и сотрудничеству в этой области, 2010 г. [Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/B1E01187D48C488544257B2F001D8DC3
дата
обращения: 23.03.2012)
75
Одновременно
в
протоколе
2010 г.
содержатся
положения,
позволяющие российской стороне приостановить, изменить или прекратить
деятельность в рамках соглашения 2000 г. в отношении программы
утилизации, если правительство США не начнет или прекратит оказание
технического содействия.130
В целом, соглашение об утилизации плутония, инициированное США и
Россией, стало уникальным проектом в области реального ядерного
разоружения – уничтожения двумя ведущими ядерными державами более 1/3
своих запасов оружейного плутония. Важным моментом для России при
согласовании документа стала договоренность с США о ликвидации
избыточного оружейного плутония, которая будет проведена в русле
российской программы развития ядерных технологий и энергетики.
Вместе с тем стоит отметить, что к середине 2000-х гг. наметился
определенный спад в российско-американском сотрудничестве в области
противодействия распространению расщепляющихся материалов. Во многом
это было связано с наступившим «кризисом доверия» в отношениях двух
стран, вызванным изменением внешнеполитических приоритетов США
после событий 11 сентября 2001 г. Объявленная американским президентом
Дж. Бушем-мл. «глобальная
война против терроризма»
предполагала
возможность проведения «оборонительной интервенции и упреждающего
удара» против т.н. «неблагонадежных стран», включая те государства,
которые,
по
мнению
американского
руководства,
нарушали
режим
нераспространения ядерного оружия, в т.ч. путем содействия незаконному
обороту расщепляющихся материалов (Пакистан, Северная Корея).
130
Протокол к соглашению между правительством РФ и правительством США об
утилизации плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для
целей обороны, обращению с ним и сотрудничеству в этой области, 2010 г. [Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/B1E01187D48C488544257B2F001D8DC3
дата
обращения: 23.03.2012)
76
В
этой
связи
Российская
Федерация,
в
целом
поддерживая
необходимость уделения первостепенного внимания в борьбе с терроризмом
«двусторонним и многосторонним действиям, сдерживающим экспорт и
распространение ядерных материалов»131, выступала против предложенных
Вашингтоном методов противодействия объявленной угрозой. Тем не менее,
США твердо решили пересмотреть свою политику в ядерной области,
включая
сферу
борьбы
с
незаконным
оборотом
расщепляющихся
материалов. В частности, в это время была окончательно утверждена
концепция «контрраспространения», разработка которой началась еще при
администрации Б. Клинтона. Стоит отметить, что появление нового термина
не сопровождалось четким объяснением его содержания. Как следствие,
возникли различные трактовки в определении нового понятия. Так, ряд
американских экспертов в области нераспространения ядерного оружия
рассматривали
компонент
«контрраспространение»
общей
стратегии
лишь
как
нераспространения.132
дополнительный
Другая
группа
специалистов была склонна видеть в данной концепции новую форму
ядерного сдерживания.133
Смысл термина «контрраспространение» был расширен в середине
2000-х гг., когда в своем выступлении 11 февраля 2004 г. в Национальном
университете обороны в Вашингтоне Дж. Буш-мл. призвал ужесточить
контроль над оборотом расщепляющихся материалов и технологиями их
производства, что, в частности, предполагало введение запрета на передачу
131
Joint statement on Counterterrorism by President of the United States and the President of
Russia. Shanghai, 21 October 2001.
132
Ellis J.D The best Defense: Сounterproliferation and U.S. National Security // The
Washington Quarterly. 2003.№.26N2.P. 115-133; The origin of U.S. Couterproliferation policy
[Electronic resource]. Air Force Counterproliferation Center [Official website].
URL:http://www.au.af.mil/au/awc/awcgate/cpc-pubs/farr.htm (accessed: 22.10.2012).
133
Albright D. Preventing Illegal Exports:Learning from case studies [Electronic resource].
Institute for Science and International Security [Official website]. URL: http://isisonline.org/conferences/detail/preventing-illegal-exports-learning-from-case-studies
(accessed:
15.11.2012); Etzioni A. Enforcing Nuclear Disarmament // National Interest. 2004/2005. Issue
78, Winter. P.81-89
77
оборудования или ноу-хау для обогащения и переработки урана тем
государствам, которые этими технологиями не обладают.134 Предложение
Буша
фактически
означало
ограничение
возможности
государств
осуществлять экспорт ядерных технологий.
Что же касается Российской Федерации, то, как уже было отмечено,
отношение Москвы к изменению политической линии Вашингтона в ядерной
области и, в частности, в сфере нераспространения расщепляющихся
материалов, привело к развитию напряженности в отношениях двух стран на
данном направлении. Если в конце 1990-х гг. - начале 2000-х гг. США все
еще надеялись, что Россия останется их «младшим партнером» и будет
прилежно выполнять «домашнее задание» по реализации приоритетных для
Вашингтона задач в сфере контроля над оборотом расщепляющихся
материалов, то к середине 2000-х гг. стало окончательно понятно, что
Москва не будет следовать в фарватере американской политики в ядерной
области и намерена проводить независимую линию в столь чувствительной
для российских интересов сфере нераспространения расщепляющихся
материалов.
В январе 2007 г. (уже после прихода к власти Б. Обамы) Вашингтон
анонсировал идею отказа от ядерного оружия и создания «безъядерного
мира». Ее авторами стали Г. Киссинджер, У. Перри, С. Нанн и Дж. Шульц.
Для достижения подобной цели, по мнению экспертов, необходимо повысить
меры физической ядерной безопасности расщепляющихся материалов,
установить международный контроль над ЗЯТЦ, а также подписать
ДЗПРМ.135 Как представляется, перечисленные выше задачи останутся в
134
President Announces New Measures to Counter the Threat of WMD. G.W.Bush [Electronic
resource].
The
White
House
[Official
website].
URL:http://www.whitehouse.gov/news/releases/2004/02/print/20040211-4.html
(accessed:
22.10.2012)
135
Шульц Дж., Перри Ул.Дж., Киссинджер Г.А., Нанн С. Мир без ядерного оружия
[Электронный
ресурс].
Иносми.ru
[официальный
сайт].
URL:
http://www.inosmi.ru/world/20070108/232029.html (дата обращения:15.12.2012)
78
числе приоритетных направлений деятельности США в сфере контроля над
оборотом расщепляющихся материалов и в долгосрочной перспективе.
Если
говорить
о
перспективах
российско-американского
сотрудничества в данной области, то здесь многое будет зависеть от того,
смогут ли государства прийти к общему знаменателю в решении проблемы
нераспространения расщепляющихся материалов. На сегодняшний момент
говорить о сближении позиций двух стран по данному вопросу не
приходится, несмотря на взаимное признание Москвой и Вашингтоном
важности
противодействия
незаконному
обороту
расщепляющихся
материалов.
2.2. Другие государства
Кроме
России
и
США
на
сегодняшний
день
оружейными
расщепляющимися материалами и технологиями их производства обладают
еще шесть ядерных государств – Великобритания, Израиль, Индия, КНР,
Пакистан и Франция.
Подходы
данных
стран
к
проблеме
контроля
над
оборотом
расщепляющихся материалов весьма различны и во многом определяются их
внешнеполитическими приоритетами в сфере ядерного нераспространения. В
этой связи представляется целесообразным более подробно остановиться на
рассмотрении
основных
направлений
политики
вышеперечисленных
государств в сфере противодействия незаконному обороту расщепляющихся
материалов.
2.2.1.Великобритания
Великобритания обратила внимание на ведущиеся разработки в сфере
использования атома еще до окончания Второй мировой войны. В 1942 г.
британцы
решили
подключиться
к
проведению
соответствующих
79
исследований в рамках «Манхэттенского проекта», а 19 августа 1943 г. в
Квебеке Президент США Ф. Рузвельт и премьер-министр Великобритании
У. Черчилль заключили секретное соглашение о сотрудничестве между
властями
США
и
Соединенного
Королевства,
предусматривавшее
объединение программ в области военного атома. Можно сказать, что данное
американо-британское соглашение стало «последним» на начальном этапе
развития двусторонних отношений Лондона и Вашингтона в этой сфере.
США решили ужесточить обмен информацией в области использования и
производства расщепляющихся материалов (Закон Макмагона136), что не
оставило Великобритании иного выбора, кроме как самостоятельно
реализовывать свой ядерный проект.
В этой связи в августе 1945 г. было принято решение о создании
«Комитета атомной бомбы» (GEN-75). Годом позже – начато строительство
предприятия по обогащению урана. В 1947 г. в г. Харвелл на критическую
мощность вышел первый ядерный реактор. Тем не менее, несмотря на успехи
в реализации собственной ядерной программы, британцы все еще
рассчитывали на помощь своего старшего «заокеанского» брата. И
содействие было оказано.
В конце 1950–х гг. советско-американские отношения в очередной раз
обострились, и США решили смягчить позицию в отношении своего
ближайшего союзника – Великобритании, предложив британцам в 1958 г.
подписать
соглашение
о
взаимной
обороне,137
предусматривавшее
значительное расширение и всестороннее углубление сотрудничества между
двумя странами, в том числе в сфере обмена расщепляющимися
136
См. Главу 2.2.1.
1958 US-UK Mutual Defence Agreement [Electronic resource] // Internet Archive Wayback
Machine
[Webportal].
URL:
http://web.archive.org/web/20061130073609/http://www.basicint.org/nuclear/MDAamend.htm
(accessed: 18.12.2012)
137
80
материалами. Данное соглашение стало апогеем американо-британского
взаимодействия в сфере ядерного нераспространения.
В настоящее время Лондон и Вашингтон по-прежнему отличают
доверительные отношения в столь важной для интересов обоих государств
сфере, и британцы готовы следовать в фарватере «нераспространенческих»
приоритетов США.
Великобритания является членом практически всех формальных и
неформальных многосторонних договоренностей в области предотвращения
распространения расщепляющихся материалов, участвует в реализации
соответствующих международных инициатив (ГИБАЯТ, ИБОР, «Глобальное
партнерство «Группы восьми» против распространения ОМУ и т.п.138),
поддерживает идею заключения ДЗПРМ.139
Соединенное Королевство также имеет «Соглашение о гарантиях»,
заключенное с МАГАТЭ и ЕВРОАТОМом, в котором подтверждается
возможность проведения соответствующих инспекций на ядерных объектах
Великобритании. 30 апреля 2004 г. вступил дополнительный протокол к
этому соглашению.
В 2002 г. в Великобритании был создан орган, отвечающий за
обеспечение
координации
стратегий
противодействия
ядерному
распространению, в т.ч. в сфере предотвращения утечки расщепляющихся
материалов. Примечательно также и то, что британцы, на сегодняшний
момент – единственные, кто представили в МАГАТЭ официальные данные о
своих запасах и прошлом производстве урана и плутония для военных целей.
Кроме того, в 2006 г. Лондоном была запущена программа «Цикламен»,
позволяющая досматривать все виды грузов в пунктах въезда в страну в
целях
выявления
материалов.
138
139
См. главу III.
Там же.
нелегальной
транспортировки
расщепляющихся
81
Таким образом, можно сказать, что для Великобритании проблема
контроля над оборотом расщепляющихся материалов занимает особое место
среди основных вызовов международной безопасности.
2.2.2.Индия
Началом атомных разработок в Индии принято считать 19 декабря
1945 г. – дату основания Института фундаментальных исследований. Именно
тогда была сформирована соответствующая научно-техническая база,
позволившая разработать и построить объекты, относящиеся ко всем этапам
ЯТЦ, начиная с добычи урановой руды и заканчивая радиохимической
переработкой ОЯТ.
Первый ядерный центр в Индии был открыт 3 января 1954 г. в Тромбее
(его нынешнее название – Научно-исследовательский центр по атомной
энергии им. Хоми Бабы), второй – Центр научных исследований им. Индиры
Ганди – в 1971 г. (в последнем ведутся исследования в области мирного и
военного использования атомной энергии).
В 1960-е гг. были подписаны индийско-канадское соглашение о
поставке реактора и индийско-американское соглашение о поставке тяжелой
воды. Взорвав в 1974 г. ядерный заряд, Индия не только не выполнила взятые
на
нее
при
подписании
документов
обязательства
использовать
поставляемые расщепляющиеся материалы и оборудование исключительно в
мирных целях, но и стала первым государством, нарушившим режим
ядерного нераспространения после вступления в силу ДНЯО.
Вместе с тем, отсутствие значительных урановых месторождений на
территории страны и зависимость от импорта уранового сырья вынуждает
Дели искать приемлемые формы сотрудничества в атомной области.
Наиболее значимым событием в этой связи стал визит премьер-министра
Индии М.Сингха в Вашингтон в июне 2005 г., в ходе которого было принято
82
совместное американо-индийское заявление на высшем уровне. В нем
впервые была зафиксирована готовность США оказать содействие в
изменении
международных
правил
торговли
расщепляющимися
материалами и технологиями их производства, что, в свою очередь,
расширяло сотрудничество с Индией в данной сфере. Индийцы взамен
обещали принять ряд мер, которые способствовали бы подтягиванию Дели к
укреплению режима ядерного нераспространения, в т.ч. путем усиления
контроля над оборотом расщепляющихся материалов.
В развитие данной линии в 2008 г. США добились внесения изменений
в установленные Группой ядерных поставщиков140 международные правила
экспорта,
что
облегчало
осуществление
поставок
расщепляющихся
материалов и технологий их производства в Индию.
Что касается развития сотрудничества с Россией, то стоит отметить
поступательный характер взаимодействия Дели и Москвы на данном
направлении. В частности, в ходе визита Президента Российской Федерации
Д.А. Медведева в Индию в декабре 2008 г. было принята совместная
Декларация о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной
энергии141, а также подписано межправительственное соглашение о
строительстве
дополнительных
четырех
блоков
АЭС
«Куданкулам»,
парафированное 11 февраля 2008 г.142.
В целях реализации планов Индии и России расширить сотрудничество
в области ядерного топлива 11 февраля 2009 г. ОАО «ТВЭЛ» и Департамент
по атомной энергии Правительства Индии заключили долгосрочные
140
Группа ядерных поставщиков (ГЯП; международный форум, объединяющий 45 стран основных поставщиков ядерных товаров)
141
Совместная декларация между Российской Федерацией и Республикой Индия. НьюДели. 4-5 декабря 2008 г. [Electronic resource] // Официальный сайт Президента РФ:
[Official Website]. URL: http://www.kremlin.ru/events/articles/2008/12/210187/210200.shtml
(accessed: 15.05.2012)
142
Документ был парафирован заместителем руководителя ГК «Росатом» Н.Н.Спасским и
руководителем Nuclear Power Corporation of India Ltd (NPCIL) Шриянсом Джаином
накануне визита в Нью-Дели премьер-министра России В.А.Зубкова.
83
контракты на поставку топлива для индийских АЭС. В рамках контракта
предусмотрена
поставка
топливных
таблеток
для
тяжеловодных
и
легководных кипящих реакторов, общим объемом 2 тыс. метрических тонн.
Стоимость контрактов составляет 780 млн. долл.143 Первая партия была
поставлена в Индию в апреле 2009 г.144
В целях повышения эффективности ядерных энергоблоков на основе
тяжеловодных реакторов Индия также осуществляет сотрудничество с
Канадой. В 2010 г. было подписано соответствующее двустороннее
межправительственное соглашение, в соответствии с которым канадские
компании получили возможность экспортировать в Индию не только
реакторы, но и уран.
В
настоящее
время
Индия
стремится
к
развитию
активного
сотрудничества по многим вопросам нераспространенческой повестки дня, в
т.ч.
в
области
обеспечения
физической
ядерной
безопасности
расщепляющихся материалов (подтверждением данному факту является
подключение Индии к участию в инициативе ГИБАЯТ).
Вместе с тем сохраняется ряд сложностей по целому блоку вопросу. В
частности, Индия по-прежнему продолжает критиковать ДНЯО, а также
блокирует переговоры по заключению ДЗПРМ. Кроме того, наиболее
крупные индийские объекты ЯТЦ до сих пор продолжают оставаться вне
гарантий МАГАТЭ.
2.2.3.Израиль
143
ОАО «ТВЭЛ» заключило долгосрочные контракты на поставки топливных таблеток в
Индию. [Electronic resource] // Официальный сайт корпорации «ТВЭЛ». [Official Website].
URL: http://www.tvel.ru/ru/press/news/index.php? from4=3&id4=534 (дата обращения:
24.05.2012)
144
ОАО «ТВЭЛ» поставило первую партию топливных таблеток для тяжеловодных
реакторов Индии. 2009, 10 апреля. [Electronic resource] //
Пресс-центр
«Атомэнергопрома».
[Official
Website].
URL:http://www.atomenergoprom.ru/press/news/2009/04/item324.html (дата обращения:
24.05.2012)
84
Израиль проявил интерес к военным разработкам в атомной сфере
фактически сразу же после провозглашения своей независимости в 1949 г. и
незамедлительно занялся развитием собственной ядерной программы.
В 1955 г. в ходе реализации американской инициативы «Атомы для
мира» в израильском поселке Нахаль Сорек был установлен маломощный
атомный реактор, на котором велась подготовка специалистов по ядерной
энергетике. Спустя год занимавший в то время должность генерального
директора Министерства обороны Шимон Перес договорился об оказании со
стороны Франции помощи в создании первого в стране плутониевого
реактора промышленной мощности. Такой реактор был построен рядом с
г. Димон в пустыне Негев и введен в строй в 1963 г. Помимо реактора,
комплекс также включал в себя предприятия по производству оружейного
плутония, бериллия и литиевого дейтерия, а также по изготовлению
топливных стержней; цех по созданию компонентов ядерных боеприпасов
завод по обогащению урана; и лаборатории. В 1965 г. израильский реактор
получил способность конвертировать топливные стержни реактора в
оружейный плутоний.
Долгое время Израиль опровергал информацию о строительстве
реактора в Димоне, заявляя о том, что ведутся работы по созданию
исследовательского комплекса для металлургии. Лишь в конце 1960-х гг.
руководство страны официально подтвердило информацию об имеющемся
ядерном реакторе, но подчеркнуло его «мирную» направленность.
Французы,
фактически
явившиеся
«отцами-основателями»
израильского реактора, настаивали на необходимости постановки созданного
в Димоне ядерного объекта под контроль международных инспекторов. В
противном случае Париж грозился прекратить сотрудничество в атомной
сфере с Израилем. В итоге, французские компании настояли на исполнении
85
своих договорных обязательств с Тель-Авивом. Французско-израильское
сотрудничество продолжалось до 1966 г.
Помимо Парижа помощь Израилю также оказывал Лондон. В 19501960 гг.
Великобритания
осуществила
сотни
поставок
образцов
расщепляющихся материалов в Израиль. В страну также выезжали
британские специалисты, передавался уран-235 и обогащенный литий-6. В
1959 г. Британия через норвежскую компанию «Noratom» поставила
израильтянам около 20 тонн тяжелой воды. Этот факт министерство
иностранных дел Великобритании признало только в марте 2006 г.145
В этой связи неудивительно, что к началу 1980-х гг. Израиль овладел
технологиями производства тяжелой воды, выделения плутония и, по
некоторым данным, обогащения урана.
В настоящее время все основные ядерные объекты Израиля не
контролируются МАГАТЭ. Кроме того, Израиль уже долгие годы
отказывается присоединиться к ДНЯО. Вместе с тем не все международноправовое инструменты в ядерной области игнорируются Тель-Авивом. В
частности, в 2001 г. Израиль ратифицировал Конвенцию о физической
защите ядерного материала, в марте 2004 г. поддержал Кодекс поведения по
вопросам безопасности и надежности радиоактивных источников МАГАТЭ,
а в 2006 г. подключился к участию в ГИБАЯТ.
Насколько гибкой в дальнейшем будет позиция Тель-Авива в вопросах
ядерного
обороту
нераспространения,
расщепляющихся
возможность
ведения
включая
материалов,
диалога
по
противодействие
незаконному
сказать
сложно,
наиболее
весьма
комплексным
но
аспектам
нераспространенческой повестки дня представляется вполне реальной.
145
Ядерное оружие [Electronic resource] // Военные новости России [Official Website]. URL:
http://voennovosti.ru/2012/07/yadernoe-oruzhie-izrailya/ (дата обращения: 24.11.2012)
86
2.2.4.Китай
Китай является одной из самых закрытых ядерных держав. Точной
информации об имеющихся в стране запасах расщепляющихся материалов
нет. По мнению независимых российских экспертов, к концу 2011 г. Китай
наработал до 40 тонн оружейного урана и около 10 тонн оружейного
плутония.146
Стоит также сказать, что до сих пор остаются неизвестными условия,
при которых Пекин смог получить расщепляющиеся материалы. Наиболее
достоверной принято считать следующую версию. Летом 1937 г. в Институте
радия Парижского университета появился китайский аспирант Цянь
Сэньчжянь. Его научным руководителем стала супруга Фредерика ЖолиоКюри (ректора этого института) Ирен. Спустя три года Цянь Сэньчжянь
успешно защитил диссертацию и вернулся на родину. По одной из версий
Ирен подарила ему кусочек радия, по другой – 10 кг. соли радия Ирен
передала китайскому радиохимику Ян Чжэнсуну в октябре 1951 г., чтобы
оказать помощь Китаю в атомных разработках.
Цянь Сэньчжянь – был не единственным китайским ученым, которому
удалось заполучить «атомные секреты». В частности, его коллеги-физики
Чжао Чжуняо и Ван Ганьпан из Калифорнийского университета (Чжуняо
работал также в советской Дубне), а также математик Хуа Логэн из
университета штата Иллинойс – смогли привезти в Китай первые атомные
разработки.
В начале 1950 г. в Китае был образован Институт современной физики,
заместителем директора которого стал Цянь Сэньчжянь. В 1953 г. делегация
китайской Академии наук решила посетить СССР с целью получить
146
Ядерный потенциал Китая перестал быть «бумажным тигром». [Electronic resource] //
Радио Голос России [Official Website]. URL: http://rus.ruvr.ru/2012_09_28/JAdernijpotencial-Kitaja-perestal-bit-bumazhnim-tigrom/ (дата обращени: 15.05.2012)
87
недостающие знания в атомной области. Но советские ученые не были
настроены передавать китайцам соответствующую информацию.
В
1955 г.
было
подписано
советско-китайское
соглашение,
предусматривающее проведение совместных геологических исследований в
Китае
(Синьцзянь)
и
разработку
урановых
рудников.
В
поисках
месторождений урана, помимо китайских и советских специалистов, были
привлечены ученые из Восточной Европы. В скором времени оказалось, что
Китай достаточно хорошо обеспечен урановым сырьем (самые крупные его
месторождения были найдены в Синьцзяне).
Долгое время Китай держал свои военные ядерные разработки «за
семью печатями» и отказывался присоединяться к международно-правовым
инструментам в ядерной области. Лишь в 1985 г. Китай подписал соглашение
о гарантиях с МАГАТЭ, а в 1992 г. присоединился к ДНЯО. Кроме того, в
1990-х гг. Пекин стал участвовать в женевских переговорах по заключению
ДЗПРМ, но его позиция по данному вопросу была и остается весьма
противоречивой.147
В 1998 г. Китай и США подписали «Соглашение о сотрудничестве в
мирном
использовании
ядерных
технологий»,
которое
дополнило
«Соглашение о ядерного сотрудничестве» 1985 г. В ходе конференции
МАГАТЭ в сентябре 2003 г. было подписано «Заявление о намерении по
передачи ядерных технологий», в котором говорилось о том, что технологии
производства расщепляющихся материалов, переданные Китаю США, не
будут реэкспортированы в третьи страны.
В целом, можно сказать, что за последние годы в политике Китая в
сфере ядерного нераспространения наметились определенные сдвиги. Об
этом, в частности, свидетельствуют опубликованные в «Белой книге по
нераспространению» в 2003 и 2005 гг. материалы, в которых говорится, что
147
См. Главу 3.2.1.
88
Китай достиг определенного прогресса в укреплении национальной системы
контроля над оборотом расщепляющихся материалов, в т.ч. путем принятия
соответствующих правил и контрольных списков.
2.2.5.Пакистан
Желание Пакистана приступить к военным разработкам в атомной
сфере было связано с его поражением в войне с Индией в 1971 г. за
Восточный Пакистан (Республика Бангладеш). Именно тогда Исламабад
поставил цель – нейтрализовать превосходство Индии в ядерной сфере.
Однако процесс получения ядерного оружия требовал наличия
собственных запасов урана, чтобы не оказаться в ситуации полной
зависимости от поставок зарубежных партнеров. Месторождение Дера Газиа
Хан должно было обеспечить Пакистан необходимыми запасами урановой
руды.
В 1960 г. при поддержке США был построен исследовательский
легководный реактор мощностью 9МВт, запущенный в 1965 г. В это же
время был открыт Центр ядерных исследований в Исламабаде. Теперь новой
задачей
пакистанского
руководства
стало
получение
промышленной
технологии радиохимической переработки ОЯТ. В 1976 г. Пакистан
подписал контракт с французской компанией «Сен-Гобен Нюклеэр» на
строительство в провинции Пенджаб (Чашма) радиохимического завода,
способного выделять из ОЯТ 100-200 кг плутония в год. В 1978 г. под
давлением США Франция не стала продлять действие договора, но к этому
моменту Исламабад уже получил всю необходимую документацию по
заводу, а его строительство перешло в заключительную фазу.
Но добиться ощутимого прогресса в ядерной программе Пакистану
удалось в 1975 г. под руководством доктора Абдулы Кадир Хана, который
смог получить доступ к документации, касающейся технологий производства
89
расщепляющихся материалов и проектам центрифуг обогащения урана, с
голландского завода «Алмело». А.К. Хан убедил руководство Пакистана
развивать ядерную программу на основе урановой компоненты, требующей
меньших
финансовых
затрат
и
более
простого
технологического
оборудования.
Строительство
соответствующего
уранообогатительного
завода
началось в Кахуте в 1976 г. (сдан в эксплуатацию 1983 г., к концу 1980-х гг.
нарабатывал порядка 100 кг. оружейного урана). В это же время при
поддержке
западногерманских
фирм
осуществлялось
строительство
мощностей по производству гексафторида урана (был запущен в 1980 г.).
Значительное количество оружейного плутония (порядка 10-15 кг в год)
Пакистан стал также получать с введением в эксплуатацию в 1988 г.
тяжеловодного реактора на природном уране.
Стоит также сказать, что существенная помощь Пакистану в получении
информации о технологиях производства расщепляющихся материалов была
оказана
Китаем
после
подписания
двустороннего
соглашения
о
сотрудничестве в области ядерных технологий в 1986 г. В середине 1990-х гг.
с помощью китайских специалистов был построен и запущен первый
тяжеловодный реактор на АЭС в провинции Синд (Кхушаб).
Таким образом, содействие, оказанное Пакистану Францией и Китаем,
позволило ему выработать плутоний, пригодный для создания современных
и компактных ядерных зарядов. Как итог – в 1998 г. Пакистан провел два
подземных ядерных взрыва, в ходе которых было взорвано шесть ядерных
взрывных устройств.
В настоящее время Пакистан стремится к развитию активного
международного
сотрудничества
по
вопросам
ядерной
безопасности
расщепляющихся материалов, однако, по-прежнему блокирует переговорный
процесс по заключению ДЗПРМ, а также уклоняется от подписания ДНЯО.
90
2.2.6.Франция
Интерес Франции к проблеме использования атома в военных целях
проявился задолго до того, как было принято решение о создании ядерного
оружия. Еще 18 октября 1945 г. правительство Французской республики под
руководством Шарля де Голля образовало Комиссариат по атомной энергии
(CEA), которому вменялось в обязанность рассмотрение всех «атомных дел».
В это же время было образовано отделение геологоразведки и разработки
шахт (DREM), которое занималось подготовкой специалистов – геологов для
поиска залежей урановых руд.
После принятия в июле 1952 г. пятилетней программы развития
атомной
энергетики
было
развернуто
строительство
промышленных
реакторов, предназначенных для наработки плутония и предприятий по его
выделению из облученного топлива. Кроме того, к этому времени
завершилось формирование исследовательских лабораторий для получения и
обработки расщепляющихся материалов.
Производство же таких материалов было начато позже и долгое время
в нем были задействованы четыре предприятия. Одно из них и по сей день
расположено близ г. Пьерла, где осуществляется обогащение урана по
изотопу урана-235. Сам комплекс изначально состоял из четырех заводов
газодиффузионного разделения изотопов (первый из них начал работать в
1964 г.) а также завода «Комурекс», производящего фтор и гексафторид
урана – полуфабрикаты, необходимые для обогащения урана. В середине
1980-х гг. два завода комплекса «Пьерла» были закрыты, и вместо них стал
использоваться многонациональный газодиффузионный комплекс «Жорж
Бесс Евродиф» (г. Трикастен). Помимо комплекса «Пьерла» во Франции
также имеется опытное производство по обогащению урана, расположенное
в г. Сакле.
91
Несмотря на то, что Франция присоединилась к ДНЯО только в 1992 г.,
она
активно
участвуют
в
реализации
международных
инициатив,
направленных на противодействие распространению расщепляющихся
материалов (ГИБАЯТ, ИБОР, «Глобальное партнерство «Группы восьми»
против распространения ОМУ и т.п.148), и поддерживает идею ДЗПРМ.149
В области двустороннего сотрудничества стоит выделить подписанный
в 1996 г. Францией и США совместный меморандум по вопросам
обеспечения ядерной безопасности и защиты от несанкционированного
доступа, в котором регулируется взаимодействие двух государств в сфере
развития
«теоретических,
численных
и
экспериментальных
методов
моделирования», а также в области обмена информацией по различным
аспектам
конструкции
разработки,
испытания,
ядерных
вооружений,
изготовление,
включая
транспортировку
исследования,
и
демонтаж
компонентов из расщепляющихся материалов.150
Развитие сотрудничества между США и Францией открыло также
новые
перспективы
для
взаимодействия
между
Францией
и
Великобританией, «заблокированного» в течение долгого времени действием
американо-британского соглашения о взаимной обороне, в соответствии с
которым требовалось согласие США на передачу Великобританией какойлибо информации третьей стороне и наоборот.151 Таким образом, в настоящее
время не существует препятствий для трехстороннего сотрудничества, что,
возможно, в скором времени приведет к заключению соответствующих
договоренностей.
148
См. главу III.
Там же.
150
См."Memorandum of Agreement on Co-operation Concerning Nuclear Safety and Security",
Washington, 4 June 1996.
151
1958 US-UK Mutual Defence Agreement [Electronic resource] // Internet Archive Wayback
Machine
[Webportal].
URL:
http://web.archive.org/web/20061130073609
http://www.basicint.org/nuclear/MDAamend.htm (дата обращения: 18.12.2011)
149
92
***
В целом, подводя итоги вышесказанному, можно отметить, что
решение проблемы нераспространения расщепляющихся материалов носит
долгосрочный характер. Как видно из таблицы 2, только пять государств, при
том признанных ядерных держав (Великобритания, КНР, Россия, США и
Франция)
прекратили
производство
оружейных
расщепляющихся
материалов, остальные – его продолжают. В их числе – Индия, Пакистан и
Израиль. Кроме того, в настоящее время в мире насчитывается более 50
государств,
которые
обладают
запасами
ядерных
материалов
и
соответствующими объектами критической ядерной инфраструктуры.
В этой связи, одной из главных задач в области предотвращения
распространения расщепляющихся материалов является подключение всех
государств, обладающих соответствующим ядерным потенциалом, к участию
в
существующих
международно-правовых
инструментах
в
ядерной
области,152а также тесному взаимодействию с МАГАТЭ.
Таблица II.
Завершение производства расщепляющихся материалов для
военных целей
Страна
Завершение
производства плутония
Великобритания
152
Завершение
производства ВОУ
1989
1963
Израиль
Продолжается?
?
Индия
Продолжается
Продолжается
Китай
1991
1987-1989
Пакистан
Продолжается
Продолжается
См. Главу III.
93
Россия
1997
1987-1988
США
1988
1992
Франция
1994
1996
94
Глава III
Основные направления по усилению контроля над оборотом
расщепляющихся материалов
3.1 Обеспечение физической ядерной безопасности
расщепляющихся материалов и противодействие их незаконному
обороту
Расширение
деятельности
криминально-террористических
сетей,
различных экстремистских группировок в конце XX – начале XXI века
обострило ситуацию в сфере ядерного нераспространения: возникла угроза
попадания
расщепляющихся
материалов
в
руки
транснациональных
террористических организаций и других негосударственных субъектов.
Глобализация
и
информационная
революция,
перекачка
огромных
финансовых ресурсов в страны – экспортеры энергоносителей привели к
возрастанию угрозы незаконного оборота расщепляющихся материалов.
В этой связи остро возник вопрос о необходимости эффективного
противодействия распространению расщепляющихся материалов путем
разработки новых и выполнении уже существующих международноправовых договоренностей, направленных на обеспечение их надлежащей
защиты и физической ядерной безопасности.
В
настоящее
время
основными
международно-правовыми
инструментами в данной области являются Конвенция о физической защите
ядерного материала и Поправка 2005 г. к ней, Международная конвенция о
борьбе с актами ядерного терроризма (МКБАЯТ), резолюция СБ ООН 1540.
Кроме того, существует ряд международных инициатив – Глобальная
инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ) и
Инициатива по безопасности в борьбе с распространением ОМУ (ИБОР),
направленных на противодействие распространению расщепляющихся
материалов.
95
3.1.1. Конвенция о физической защите ядерного материала и
Поправка 2005 г. к ней153
Конвенция о физической защите ядерного материала вступила в силу
8 февраля 1987 г. В настоящее время ее участниками являются 142
государства.154
Основная цель Конвенции – обеспечить безопасное перемещение
ядерного материала в процессе международной перевозки. Выполнение этой
задачи должно осуществляться по следующим направлениям: недопущение
получения
несанкционированного
доступа
к
ядерному
материалу,
восстановление контроля над украденным ядерным материалом, привлечение
виновных лиц к ответственности.155
Конвенция обязывает всех еѐ участников принимать следующие меры
для обеспечения безопасности ядерных материалов: во-первых, требуется
соблюдать установленные уровни физической защиты ядерных материалов;
во-вторых – необходимо назначить компетентный национальный орган,
ответственный за согласованные меры противодействия в случае любого
незаконного использования ядерного материала и его безопасность (ст.V)156;
в-третьих – предлагается осуществлять сотрудничество в возвращении и
защите ядерных материалов и оказывать помощь любому государству,
обратившемуся с такой просьбой.
153
Действие данной конвенции распространяется не только на расщепляющиеся
материалы (т.е. уран-235 и плутоний-239), но также на торий и другие радиоактивные
вещества. Поэтому в этом разделе вместо понятия «расщепляющиеся материалы» будет
использоваться термин «ядерный материал».
154
Конвенция о физической защите ядерного материала. [Electronic resource] // КТК СБ
ООН [Official website]. URL: http://www.un.org/ru/sc/ctc/laws.html (accessed: 20.01.2013)
155
Ibid.
156
Ibid.
96
В
Конвенции
прописан
принцип
ключевой
ответственности
государства за обеспечение физической ядерной безопасности на своей
территории (ст. 2)157.
Кроме того, в Конвенции оговаривается право государств-участников
принимать меры по обеспечению «секретности любой информации, которую
они получают от другого государства–участника конфиденциально в силу
положений настоящей конвенции или в результате участия в деятельности,
проводимой в целях осуществления настоящей конвенции» (ст.VI).158
Решение о предоставлении сведений остается за государством, поскольку
«…не требуется предоставления какой-либо информации, которую они
(государства) не имели бы право распространять согласно национальному
законодательству, или, которая могла бы поставить под угрозу безопасность
заинтересованного государства или физическую защиту ядерного материала»
(ст.VI).159
Кроме того, в Конвенции закрепляется принцип универсальной
юрисдикции, согласно которому стороны могут либо выдавать, либо судить
правонарушителя. Эти действия определяются двумя критериями: первый – в
зависимости от места совершения правонарушения – на борту самолета или
судна, зарегистрированного в этом государстве или на территории
государства – участника; второй – вероятный правонарушитель является
гражданином данного государства.160
Отличительной чертой данного документа является наличие в нем
классификации ядерного материала по категориям и установление уровней
157
Конвенция о физической защите ядерного материала. [Electronic resource] // КТК СБ
ООН [Official website]. URL: http://www.un.org/ru/sc/ctc/laws.html (accessed: 20.01.2013)
158
Ibid.
159
Ibid.
160
Стойберг К., Бер А., П. Норберт, Т. Вольфрам. Справочник по ядерному праву.Вена.:МАГАТЭ, 2006 г.- С.167-180
97
физической защиты в зависимости от природы и количества ядерного
материала (приложения 1 и 2).161
В марте 1999 г. по предложению некоторых государств (в частности,
США) Совет управляющих МАГАТЭ подготовил ряд изменений к
конвенции. Обновлѐнная конвенция была принята 8 июля 2005 г. в Вене.
После внесения соответствующих поправок сфера действия Конвенции
значительно
расширилась
–
режим
физической
защиты
теперь
распространялся как на международную перевозку ядерных материалов, так
и на их перемещение внутри государства, а также на установки,
производящие,
использующие,
обрабатывающие
или
утилизирующие
подобные материалы.
Государства–участники
Конвенции
обязались
принять
соответствующее законодательство и создать административные органы по
обеспечению мер физической защиты ядерных материалов от возможного
хищения, а ядерных установок – от саботажа. В Конвенции данный пункт
получил название «законодательной и регулирующей основы».162
Что
касается
положений
Конвенции
об
«Основополагающих
принципах физической защиты ядерных материалов и ядерных установок»,
то они в соответствии с ее новой редакцией исполняются государствами
«настолько, насколько это возможно и практически целесообразно».163
Еще
одно
нововведение
-
принятие более
эффективных
мер
оперативного реагирования при хищении ядерных материалов (в частности,
быстрое
информационное
оповещение
и
оказание
соответствующей
международной помощи). Гарантией доверительного информационного
сотрудничества в таком случае является запрет на передачу третьим
161
Конвенция о физической защите ядерного материала. [Electronic resource] // КТК СБ
ООН [Official website]. URL: http://www.un.org/ru/sc/ctc/laws.html (accessed: 20.01.2013)
162
Ibid.
163
Ibid.
98
сторонам
секретной
информации
без
соответствующего
согласия
сообщившего еѐ государства-участника.
Кроме того, в целях нейтрализации возможности создания правового
прецедента
использования
Конвенции
для
обоснования
законности
применения силы против гражданских ядерных объектов в новую редакцию
документа включена формулировка, запрещающая толковать ее как
допускающую применение силы или угрозу применения силы против
используемых в мирных целях ядерных материалов или установок.
В то же время необходимо отметить, что поправка к Конвенции до сих
пор не вступила в силу (на конец 2012 г. она была ратифицирована 59
государствами).
Среди
государств-неподписантов
–
США,
Япония,
Республика Корея и т.д.164 Данные государства оправдывают такое
положение дел тем, что у них еще не завершена межведомственная работа по
согласованию различного рода подзаконных актов, готовый пакет которых
требуется для внесения соглашений на ратификацию. Вместе с тем они
утверждают, что с их стороны принимаются все необходимые меры для того,
чтобы процесс ратификации Поправки был завершен как можно скорее и
политических проблем у них с этим нет.
По
прогнозам
МАГАТЭ,
Конвенция
может
стать
подлинно
универсальным международно-правовым инструментом к концу 2014 г.,
когда планируется окончательно завершить процесс ратификации ее
обновленной редакции.165 Тем не менее, Конвенция о физической защите
ядерного материала по-прежнему остается единственным международным
юридически обязательным документом в своей области.166 Ее основное
164
По состоянию на 28 июня 2013 г.
МАГАТЭ к 2014 году планирует ввести новые правила по защите ядерных материалов
[Электронный ресурс] // Российское атомное сообщество [Веб-портал]. URL:
http://www.atomic-energy.ru/news/2012/11/15/37262 (accessed: 23.06.2012)
166
Стойберг К., Бер А., П. Норберт, Т.Вольфрам. Справочник по ядерному праву. С.167180
165
99
значение состоит в том, что она содержит положение, касающееся
криминализации
такого
деяния
как
незаконное
использование
расщепляющихся материалов, а также позволяет государствам – участникам
осуществлять выдачу лиц, совершивших подобные действия. Тем самым,
Конвенция
обеспечивает
существенное
укрепление
режима
ядерной
безопасности и предусматривает меры по снижению угрозы ядерного
терроризма.
3.1.2. Резолюция СБ ООН 1540
Резолюция СБ ООН 1540 (принята 28 апреля 2004 г. при соавторстве
России)
–
документ
предотвращение
Совета
попадания
Безопасности
ОМУ
и
ООН,
его
направленный
компонентов
в
на
руки
террористических, криминальных группировок и других негосударственных
субъектов. Важной особенностью резолюции является то, что она
обязательна для исполнения всеми государствами ООН.
В пункте 1 резолюции Совет Безопасности постановляет, что все
государства
должны
негосударственным
воздерживаться
субъектам,
которые
от
оказания
пытаются
поддержки
разрабатывать,
приобретать, производить, обладать, перевозить, передавать или применять
ОМУ и средства его доставки.167
В пункте 2 говорится об обязательстве государств осуществлять
эффективные меры по разработке соответствующей законодательной базы,
запрещающей любому негосударственному субъекту совершать упомянутые
в пункте 1 действия, в особенности в террористических целях.168
В пункте 3 страны обязуются применять на национальном уровне
эффективные меры, направленные на предотвращение попадания ОМУ,
167
Резолюция СБ ООН 1540 [Electronic resource] // ООН [Official Website]. URL:
http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/1540%282004%29
(дата
обращения:
18.06.2012)
168
Там же.
100
средств его доставки в руки негосударственных субъектов, в т.ч. путем
установления
соответствующего
контроля
за
относящимися
к
ним
материалами.169
Для выполнения резолюции СБ 1540 был учрежден специальный
комитет,
перед
полномасштабному
Государства
которым
была
выполнению
обязались
поставлена
резолюции
представить
в
задача
всеми
комитет
содействовать
членами
ООН.
соответствующие
национальные доклады о тех шагах, которые они предприняли или
планируют осуществить для выполнения резолюции.
К
настоящему
времени
порядка
140
государств
приняли
законодательные меры по запрещению распространения ОМУ (в 2006 г.
таких государств было 65). Число стран, представивших информацию о
национальной правовой основе регулирования процессов изготовления и
производства расщепляющихся материалов, превысило 120 (в 2006 г. – 32, в
2009 г. – 71).170 По состоянию на 1 января 2013 г. 169 государств (включая
Индию, Израиль и Пакистан) распространили доклады о выполнении ими
указанной резолюции (не представили соответствующих сведений порядка
24 государств, преимущественно африканских).171
Вместе с тем существует и ряд сложностей на пути имплементации
резолюции. В частности, государства, не располагающие ОМУ-материалами
и технологиями их производства, недооценивают важности выполнения
данной резолюции. Вместе с тем, ряд стран «Движения неприсоединения»
полагает, что резолюция СБ ООН 1540 будет ограничивать их возможности в
получении доступа к передовым технологиям.
169
(Включая расщепляющиеся материалы), там же.
Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюцией 1540
(2004), от 12 сентября 2011 г. на имя Председателя Совета Безопасности [Electronic
resource]
//
ООН
[Official
Website].
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/530/10/PDF/N1153010.pdf?OpenElement (дата обращения:
18.06.2012 г.)
171
Там же.
170
101
Более того, в настоящее время «зависает» вопрос и об оказании
техсодействия нуждающимся странам, несмотря на активную работу на
данном направлении Комитета 1540.
Стоит также сказать, что в последнее время проблематика резолюции
активно обсуждается и на других международных площадках, таких как
ОБСЕ, ЕС и АСЕАН. Так, 19 августа 2013 г. в Ташкенте при содействии
ОБСЕ состоялась встреча экспертов по рассмотрению технических аспектов
имплементации Узбекистаном резолюции СБ ООН 1540; 28 февраля 2013 г. в
Токио был проведен семинар АСЕАН по экспортному контролю и т.д.
Помимо организации соответствующих экспертных встреч по тематике
резолюции СБ ООН 1540 озвучиваются идеи (в частности, США и ЕС) об
использовании потенциала ЕС, ОБСЕ и АСЕАН для усиления практического
вклада в процесс имплементации указанной резолюции. Вместе с тем
представляется, что делегирование функций Комитета 1540 региональным
организациям приводит к дублированию обязанностей самого Комитета. В
этой связи сохранение центральной роли Комитета 1540 представляется
основной задачей для успешного завершения процесса имплементации
указанной резолюции.
3.1.3. ИБОР
Инициатива по безопасности в борьбе с распространением ОМУ, его
компонентов и средств доставки была объявлена Президентом США
Дж. Бушем-мл. 31 мая 2003 г. на международной встрече в Кракове
(Польша). Основная задача ИБОР – предотвратить распространение ОМУ
путем ликвидации нелегальных поставок технологий, компонентов и
оборудования для его производства, включая «черный рынок» ОМУматериалов.
102
Вместе с США в число государств-основателей ИБОР вошли
Австралия,
Великобритания,
Германия,
Испания,
Италия,
Канада,
Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Сингапур, Франция и Япония.
Россия присоединилась к Инициативе 31 мая 2004 г. (решение Президента
Российской Федерации от 11 мая 2004 г.). Отказался от участия в ИБОР
Китай, сославшись на неуниверсальный характер данного механизма.
ИБОР не является ни международной, ни региональной организацией, а
действует
на
основании
согласованных
принципов
государств-
единомышленников. Косвенно важную роль в легитимизации действий
ИБОР сыграла резолюция СБ 1540, в которой, в частности, содержится
призыв к сотрудничеству в противодействии «черным рынкам» ОМУ.
Основополагающими документами ИБОР являются "Заявление о
принципах перехвата" (Париж, сентябрь 2003 г.) и дополняющие его решения
Лондонской (октябрь 2003 г.) и Краковской (май-июнь 2004 г.) встреч. В них
согласованы меры по пресечению незаконных поставок ОМУ и относящихся
к ним материалов172. Подчеркивается также, что деятельность ИБОР не идет
вразрез
с
нормами
международного
права
и
национальным
законодательством стран-участниц,173 но вместе с тем в отношении
«нарушителей» инициатива допускает возможность применения действий,
выходящих за рамки международного права (в первую очередь, речь идет о
Иране, КНДР и Сирии).
Кроме того, дополнительное приложение к Инициативе содержит
положение об обязательстве государств-участников ИБОР следить за тем,
чтобы корабли под их флагом и под флагами партнеров не использовались
для перевозки ОМУ,174 что, в свою очередь, противоречит статье 23
172
Включая расщепляющиеся материалы.
Proliferation Security Initiative: statement on interdiction principles [Electronic resource] //
U.S. Department of State [Official Website]. URL: http://www.state.gov/t/isn/c27726.htm (дата
обращения: 18.06.2012)
174
Ibid.
173
103
Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которая предусматривает право
мирного прохода через территориальное море «иностранных судов с
ядерными двигателями, а также судов, перевозящих ядерные и другие
опасные или ядовитые по своей природе вещества», при наличии
соответствующих документов.175
Вместе с тем в настоящее время к деятельности в рамках ИБОР
подключились более 90 государств. В частности, Российская Федерация
готова вносить свой вклад в реализацию Инициативы только при условии
соблюдения норм международного права и общности нераспространенческих
интересов с партнерами176.
3.1.4. МКБАЯТ177
Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма
была принята 13 апреля 2005 г. на основе проекта, разработанного Россией
еще в 1998 г. По состоянию на 28 февраля 2013 г. число подписавших
Конвенцию государств составляет 115, ратифицировавших - 83.178 В числе
государств, не подписавших документ, в частности, – КНДР, Пакистан; не
ратифицировавших – США и Израиль.
175
Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. [Электронный ресурс] // ООН
[Официальный сайт]. URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/lawsea1-45.pdf
(дата обращения: 23.03.2012)
176
Об участии России в Инициативе по безопасности в области борьбы с
распространением (ИБОР) оружия массового уничтожения (ОМУ) [Электронный ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/bdomp/nsdvbr.nsf/8329e2a2d0f85bdd43256a1700419682/432569d800226387c3256ea600296058!OpenD
ocument (дата обращения: 23.03.2012)
177
Международная конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма [Electronic
resource]
//
ООН
[Official
Website].
URL:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/nucl_ter.shtml
(дата
обращения:
30.07.2012)
178
Статус Международной Конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма (Нью-Йорк,
13 апреля 2005 г.) // По материалам электронной компьютерной справочной правовой
системы КонсультантПлюс (дата обращения: 28.02.2013)
104
Вместе с тем, отличительной чертой Конвенции является то, что она
разработана
международным
сообществом
на
упреждение,
т.е.
до
совершения терактов с применением расщепляющихся и радиоактивных
материалов.
Основная
цель
конвенции
заключается
в
обеспечении
антитеррористической защиты как мирного, так и военного атома, а также в
создании соответствующего механизма международного сотрудничества в
сфере расследования актов ядерного терроризма.
Конвенция включает в себя 28 статей и определяет:
- условия выдачи одним государством гражданина другого государства,
в случае если он причастен к совершению террористического акта на
территории первого государства;
-
широкий
перечень
преступных
деяний
(угроза
совершения
террористического акта также является преступлением);
-
порядок
действий
государств
в
отношении
радиоактивных
материалов и ядерных объектов, захваченных или приобретенных иным
образом после совершения террористического преступления.
Таким
образом,
МКБАЯТ
является
первым
международным
договором, регулирующим сотрудничество государств по предупреждению
ОМУ-терроризма в одном из его аспектов – ядерном терроризме.
3.1.5. ГИБАЯТ
Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма была
озвучена Президентами России и США 15 июля 2006 г. в Санкт-Петербурге.
Лидеры двух стран заявили о том, что будут содействовать развитию
международного сотрудничества по противодействию ядерному терроризму
на основе и для реализации МКБАЯТ, Конвенции о физической защите
ядерного материала и Поправки к ней 2005 г., резолюции СБ ООН 1540 и
ряда других соответствующих международно-правовых инструментов.
105
Основная цель Инициативы – мотивировать как можно большее количество
государств выполнить взятые ими на себя обязательства по реализации
вышеупомянутых международно-правовых документов.
Основные направления, по которым осуществляется деятельность в
рамках инициативы:
- обеспечение неотвратимости наказания террористов и укрепление в
этих целях национальных законодательных систем;
-модернизация
систем
учета,
контроля
и
физической
защиты
расщепляющихся материалов и объектов, включая совершенствование
методов по обнаружению и предотвращению незаконного оборота подобных
материалов;
-развитие сотрудничества в разработке соответствующих технических
средств.179
В настоящее время к участию в инициативе подключились 85
государств, включая непризнанные ядерные державы – Индию, Израиль и
Пакистан, а также МАГАТЭ, ЕС, Интерпол и Управление ООН по
наркотикам и преступности (УНП ООН). Деятельность ГИБАЯТ не идет
вразрез
с
нормами
международного
права
и
национальным
законодательством государств.
За последнее время в рамках инициативы проведена серьезная работа
по совершенствованию его процедурного мандата с целью улучшения
интенсивности работы ГИБАЯТ. Рекомендации на этот счет были
утверждены на ее шестой пленарной встрече 29 июня 2010 г.
В рамках ГИБАЯТ 27-28 сентября 2012 г. в Москве и Дмитрове
(Московская область) прошли показательные учения «Страж-2012», в ходе
179
Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма [Electronic resource] //
Министерство иностранных дел Российской Федерации [Official Website]. URL:
http://www.mid.ru/bdomp/nsdvbr.nsf/9fee8f48902e30b7c32575d90042c90b/66c647833cd888ce44257a16003e5eb7!OpenDo
cument (дата обращения: 30.07.2012)
106
которых была продемонстрирована эффективность российского прототипа
системы ядерного обнаружения, используемого для противодействия
возможной террористической угрозе с применением расщепляющихся
материалов. В мероприятии приняли участие представители 48 государств, а
также наблюдатели МАГАТЭ, Еврокомиссии, Интерпола, УНП ООН.
В 2013-2014 гг. участники ГИБАЯТ планируют продолжить выработку
практических рекомендаций по трем основным направлениям деятельности
инициативы
–
обнаружение
расщепляющихся
материалов,
ядерная
криминалистика, а также ситуационное реагирование и преодоление
последствий. Для реализации намеченных планов предполагается проведение
соответствующих семинаров, встреч и учений.
***
Таким
образом,
можно
сказать,
что
полноценная
реализация
вышеупомянутых международно-правовых инструментов, а также развитие
сотрудничества в рамках соответствующих международных инициатив
позволят обеспечить надлежащий уровень физической ядерной безопасности
расщепляющихся материалов, в т.ч. эшелонированную оборону объектов, на
которых хранятся подобные материалы.
3.2. Запрещение производства расщепляющихся материалов
Создание
системы
эффективного
контроля
над
оборотом
расщепляющихся материалов представляется неполным без запрещения
производства таких материалов в военных целях.
Считается, что впервые подобная идея была озвучена ещѐ в 1954 г.
премьер-министром Индии Д. Неру.180В 1978 г. по инициативе Канады
данный вопрос нашел отражение в заключительном документе Первой
180
Bunn G. Making Progress on a Fissile Material Cut-off Treaty After the South Asian
Tests/The Nonproliferation Review.- Spring-Summer 1998.-P.78
107
специальной сессии ГА ООН по разоружению181, став с тех пор предметом
отдельных ежегодных резолюций Генсассамблеи. Но только кардинальное
изменение ситуации на арене мировой политики, вызванное окончанием
«холодной войны», позволило перейти к практической реализации данного
вопроса.
3.2.1.Начало переговоров по подписанию ДЗПРМ
7 января 1994 г. 48-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН единодушно
приняла резолюцию A/48/75, в которой рекомендовалось начать переговоры
по заключению «недискриминационного, многостороннего и поддающегося
эффективному
международному
контролю
договора
о
запрещении
производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия или других
ядерных взрывных устройств».182 Для принятия этой резолюции был
достигнут компромисс, предопределивший основной элемент будущего
договора, и в то же время ставший «камнем преткновения» в ходе
последующего
переговорного
процесса.
Дело
в том,
что
во
всех
предшествовавших проектах резолюций речь шла о «производстве и
накоплении»
расщепляющихся
поддерживалась
ядерными
материалов.
государствами, но
Подобная
позиция
снятие второго
не
слова
позволило сдвинуть переговорный процесс с «мертвой точки».
В 1995 г. в принятом по итогам Конференции по разоружению (КР) и
продлению
ДНЯО
документе
«О
принципах
и
целях
ядерного
распространения и разоружения» была определена программа действий в
181
Resolutions and decisions adopted by the General Assembly during its Tenth Special Session.
[Electronic
resource]
//
ООН
[Official
Website].
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NR0/753/40/IMG/NR075340.pdf?OpenElement
(accessed:
12.02.2012)
182
Резолюция 48-й сессии ГА ООН № A/RES/48/75 от 07.01.1994 г. [Electronic resource] //
ООН
[Official
Website].
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N94/010/81/PDF/N9401081.pdf?OpenElement
(accessed:
12.02.2012)
108
этой сфере, включающая «…немедленное начало и скорейшее завершение
переговоров» о запрещении производства расщепляющихся материалов
(4b).183
Уже в следующем году КР в Женеве приступила к рассмотрению
возможности заключения подобного соглашения. 24 марта 1995 г. на
заседании
конференции
был
представлен
доклад
канадского
посла
Д. Шеннона о мандате переговоров по заключению ДЗПРМ. Основные
положения данного доклада сводились к следующему:
1.
Организовать Специальную комиссию (Ad Hoc Committee) по
вопросам «запрещения производства расщепляющихся материалов для
ядерного оружия и других ядерных взрывных устройств».184
2.
выработке
договора,
Уполномочить Специальную комиссию вести переговоры о
многостороннего,
«позволяющего
международного,
запретить
недискриминационного
производство
расщепляющихся
материалов для ядерного оружия или других взрывных устройств».185
3.
Предложить Специальной комиссии до конца сессии 1995 г.
подготовить для конференции доклад, в котором будут отражены результаты
переговоров.186
Такой доклад был подготовлен. В нем назначенный председателем
Специальной комиссии Дж. Шеннон отметил существенное несовпадение
позиций государств по многим вопросам, прежде всего, в отношении сферы
183
Decision II. Principles and objectives for nuclear non-proliferation and disarmament, 1995
Review and Extension Conference of the Parties to the Treaty on the Non-Proliferation of
Nuclear Weapons (NPT/conf.1995/32 (Part1)). [Electronic resource] // ООН [Official Website].
URL:
http://daccessdds.ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N95/178/16/PDF/N9517816.pdf?OpenElement
(accessed:18.12.2012)
184
The Shannon Report & Mandate, March 1995(Fissile Material Talks). [Electronic resource] //
The Acronym Institute for Disarmament Diplomacy [Official Website]. URL:
http://www.acronym.org.uk/official-and-govt-documents/shannon-report-mandate
(accessed:
13.02.2012)
185
Ibid.
186
Ibid.
109
охвата будущего договора, т.е определения подлежащих контролю категорий
расщепляющихся материалов и ядерных установок.187 В частности, были
предложены два варианта:
1.
Прекращение производства расщепляющихся материалов;
2.
Меры в отношении существующих запасов расщепляющихся
материалов.
Первый вариант являлся мерой вертикального нераспространения,
ставя предел увеличению ядерного потенциала де-факто государств,
обладающих ядерным оружием. Его поддержали все ядерные державы (т.н.
«западная группа» стран, к которым присоединилась и Индия. Данные
государства считали, что договор должен запретить только производство
расщепляющихся материалов для целей оружия в будущем, как это и было
прописано в резолюции ГА ООН 1994 г. При этом они выступали против
включения в соглашение пунктов, предусматривающих меры в отношении
существующих запасов ядерных материалов. Более того, данные страны
также
выступали
против
введения
ограничений
на
производство
расщепляющихся материалов для любых гражданских целей, включая
производство высокообогащенного урана для топлива морских ядерных
энергетических установок.
Второй вариант являлся в первую очередь разоруженческой мерой. Его
поддерживал целый ряд стран («Группа 21», группа стран Движения
неприсоединения (ДН), Пакистан, Египет, Иран, Алжир и т.д.), которые
предлагали декларацию накопленных запасов, их утилизацию и постепенную
постановку под международный контроль. Основным аргументом в
поддержку данного подхода было то, что запрет на производство
расщепляющихся материалов без учета их имеющихся запасов заморозит
187
Рыбаченков В.И. О проблемах разработки международной конвенции о запрещении
производства расщепляющихся материалов для военных целей/ По материалам журнала
«Ядерное нераспространение».- апрель, июнь 2000.-№35.- С.48
110
существующую асимметрию по ядерным вооружениям не только на
глобальном, но и на региональном уровне, что, в свою очередь, будет
ускорять распространение.188 Более того, предлагалось даже принять
временный
график
утилизации
накопленных
запасов
оружейных
расщепляющихся материалов. Тем не менее, многие эксперты считали
вариант включения в сферу охвата будущего договора накопленных запасов
расщепляющихся материалов контрпродуктивным, поскольку он фактически
означал
бы
«немедленное»
ядерное
разоружение,
что
никогда
не
рассматривалось в качестве реалистичной краткосрочной цели.
Реализация данного предложения была затруднена и по финансовым
причинам. По результатам исследования, проведенного в 1995 г. МАГАТЭ,
принятие второго варианта повлекло бы за собой существенное увеличение
расходов как Департамента гарантий Агентства, так и ряда государствучастниц (по предварительным оценкам, годовой бюджет ДЗПРМ должен
был составить 50-150 млн. евро).
Существовал и ещѐ один аргумент против широкой сферы охвата
ДЗПРМ, который заключался в необходимости применения всеобъемлющих
гарантий МАГАТЭ в случае согласия государств ликвидировать уже
накопленные запасы расщепляющихся материалов, что, в свою очередь,
могло вызвать сопротивление пороговых стран.
Обговаривался
также
и
третий
вариант
будущего
договора,
представляющий собой промежуточную позицию, согласно которому
заключение ДЗПРМ должно было стать первым шагом на пути к созданию
эффективной системы контроля над оборотом расщепляющихся материалов
путем запрещения производства таких материалов в ядерных государствах и
постановку под международный контроль соответствующих объектов.
188
Statement by Ambassador Munir Akram of Pakistan at the workshop on «Fissile Materials and
Tritium – How to verify a comprehensive production cut-off and safeguard all stocks».Geneva.- June 29, 1995
111
Такого подхода придерживался ряд стран, включая и так называемую
«восточноевропейскую группу» государств (Белоруссия, Болгария, Словакия
и т.д.).
Обсуждение
данной
проблемы
затянулось
на
несколько
лет.
Государства, обладающие ядерным оружием, настаивали на принятии
первого
варианта,
т.е.
прекращения
производства
расщепляющихся
материалов без установления контроля над накопленными запасами, хотя
были готовы пойти и на определенные уступки (за исключением Китая189).
Выжидательную позицию занимали Индия и Пакистан, которые пытались
затягивать переговоры, что давало им возможность продолжать производство
оружейных расщепляющихся материалов190.
Что касается неядерных государств, то они были готовы начать
переговоры и принять наименее выгодный для них вариант при условии
согласования более радикальных шагов в будущем.
Еще одним трудно поддающимся обсуждению государствами был
вопрос, касающийся определения категорий расщепляющихся материалов,
подпадающих под действие запрещения их производства.
Некоторые государства предлагали использовать определения, которые
были выработаны МАГАТЭ.191 В частности, применять понятие «материал
прямого
использования»
(высокообогащенный
уран,
плутоний
с
содержанием изотопа 238 меньше 80% и уран-233) и отказаться от
189
Китай придерживался мнения, что будущий договор не окажет никакого воздействия на
возможности ведущих ядерных держав в ядерной области, а лишь значительно ограничит
возможности других стран. //China’s position on the Cut-off Convention, by Ambassador Sha
Zukang.- Geneva Workshop, Palais des Nations.- Geneva, March 2001// В связи с чем Китай
предлагал увязать достижение договоренности по договору о запрещении производства
расщепляющихся материалов с прогрессом в переговорах по ядерному разоружению и
запретом на вывод оружия в околоземное пространство.// Statement by Mr. Zhang ‘Van,
Head of the Chinese delegation in the General Debate at the 2005 NPT Review Conference//
190
Более подробно о походах государств-членов КР к параметрам ДЗПРМ см. Приложение
II.
191
Schaper A. Principles of the Verification for a Future Fissile Material Cut-Off Treaty
(FMCT)/ По материалам PRIF Reports, January 2001.-№58.-P.3
112
переговоров по степени обогащения урана и разграничения плутония по
изотопному составу. В эту категорию попадало и МОКС-топливо.
Предполагалось
«необлученный»
также
разграничить
расщепляющийся
понятия
материал
«облученный»
прямого
и
использования
(отработанное реакторное топливо причислялось к облученному материалу
прямого использования, поскольку содержит плутоний).
Говорилось о необходимости включения в список материалов,
подлежащих контролю, которые обозначаются термином «специальный
расщепляющийся материал». Кроме того, вносились предложения дополнить
этот список америцием – 241 (Am-241), нептунием – 237 (Np-237) и тритием,
который хоть и не относится к оружейным расщепляющимся материалам, но
применяется при создании термоядерных боезарядов и используется в
соответствующих гражданских исследовательских программах. Однако
против
ограничений
на
производство
трития
выступили
ядерные
государства, аргументируя это тем, что период его полураспада составляет
около 12 лет и он подлежит замене.
Российские эксперты предлагали принять определение оружейных
расщепляющихся материалов, которое используется в докладе ООН А/68/58
(октябрь 1967 г.). Под него подпадают уран с содержанием изотопа 235
свыше 90% и плутоний с содержанием изотопа 239 более 95%.192 Принятие
такого
определения
могло
обеспечить
необходимый
контроль
на
действующих обогатительных и перерабатывающих заводах с целью
подтверждения отсутствия производства незаявленных расщепляющихся
материалов.
Более
того,
предлагаемый
вариант
обеспечивал
бы
существенную экономию средств на контрольную деятельность.
192
Рыбаченков В.И. О проблемах разработки международной конвенции о запрещении
производства расщепляющихся материалов для военных целей/ По материалам журнала
«Ядерное нераспространение».- апрель, июнь 2000 г.-№35. -С.49
113
Затрагивая отдельно вопрос выработки эффективных мер контроля над
производством расщепляющихся материалов со стороны МАГАТЭ стоит
сказать, что проведение Агентством инспекций на ядерных установках могло
надежно обеспечить контроль как за обогащением урана не выше
разрешенного в мирных целях уровня, так и за выделением плутония из ОЯТ.
Но осуществлять контроль за уже накопленными запасами оружейных
расщепляющихся
материалов
в
государствах,
обладающих
ядерным
оружием, МАГАТЭ было бы практически невозможно, поскольку такая
процедура требовала доступа на секретные объекты, получения сведений о
любом использовании расщепляющихся материалов со складов для создания
ядерных боезарядов в ходе замены существующих или сборки новых, а также
о пополнении запасов таких материалов в результате ликвидации ядерных
вооружений. Такой подход предусматривал бы кардинальный пересмотр
представлений ядерных держав о содержании государственной и военной
тайны, а в более широком смысле, о роли ядерного оружия и ядерного
сдерживания в их оборонной политике.
Таким образом, переговорный процесс по заключению ДЗПРМ
затягивался. Специальная комиссия по вопросам обсуждения основ будущего
договора так и не была создана в 1995 г. Еѐ образование, в частности,
затянулось из-за позиции Израиля, который опасался, что будущий договор
может
«…подорвать
его
политику
сдерживания,
основанную
на
неопределенности, и привести к тому, что на него будет оказываться
давление с целью выявить количество произведенных расщепляющихся
материалов и допустить проведение интрузивных инспекций объекта в
Димоне».193
Как итог, переговоры затянулись на целых три года. Несмотря на
осознание важности обсуждаемого вопроса, найти общий знаменатель
193
Johnson J.Issue №29/ По материалам журнала Disarmament Diplomacy.- August/September
1998-Р.21.
114
государствам не получалось. Отсутствие компромисса – характерная черта
первого этапа переговоров.
3.2.2. Развитие переговорного процесса по заключению ДЗПРМ
28
апреля
1998 г.
на
заседании
подготовительного
комитета
Конференции участников по рассмотрению ДНЯО 2000 г. все пять ядерных
держав заявили о необходимости скорейшего заключения договора о
запрещении производства расщепляющихся материалов и призвали к
возобновлению переговоров. В частности, Постоянный представитель
Российской Федерации при Отделении ООН в Женеве Василий Сидоров
подчеркивал, что Россия считает нецелесообразным «терять время на поиски
альтернативных путей к ядерному разоружению, игнорируя неоднократно
подтвержденный консенсус по запрещению производства расщепляющихся
материалов».194
Проведение ядерных испытаний Индией и Пакистаном в мае 1998 г.
явилось решающим фактором, который заставил государства вновь сесть за
стол переговоров. 11 августа 1998 г. КР было принято решение о создании
специального комитета по запрещению производства расщепляющихся
материалов, образовать который не получалось долгое время. Перед
начинающим
работу
специальным
комитетом
встали
серьезные
и
ответственные задачи. Во-первых, необходимо было урегулировать вопросы
процедуры. Во-вторых, требовалось выбрать председателя комитета, роль
которого могла оказаться весьма значительной при столь многочисленном
составе участников органа (на тот период 61 член).195 Ну и самое главное -
194
Statement by Amb. Vasily Sidorov, 10 June 1999/ По материалам журнала Disarmament
Diplomacy, June 1999.,№38.-Р.26
195
Тимербаев Р. К новому соглашению по ограничению ядерных вооружений (о
переговорах о запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного
оружия)/ По материалам журнала Ядерный контроль.-М.:ПИР-центр.- январь-февраль,
1999.-№1.- С.5
115
нужно было согласовать позиции государств по сфере охвата будущего
договора.
Председателем комитета был назначен канадский специалист Марк
Моэр, но под его руководством специальный комитет в 1998 г. успел
проработать всего лишь три недели. Дело в том, что деятельность данного
органа была начата в самом конце года, а по правилам КР в начале года
требуется заново урегулировать все организационные вопросы: принять
повестку дня, создать специальный комитет и определить новый мандат
переговоров. В связи с чем, в начале сессии 1999 г. США, Великобритания и
Франция предложили не только подтвердить согласованный в предыдущем
году на КР мандат переговоров, но и автоматически продлить его на
последующие годы. Логичность этого предложения была очевидной,
поскольку тем самым становилось возможным обеспечить преемственность
работы специального комитета, а также избежать необходимости ежегодного
согласования соответствующих процедурных вопросов.
Но появился ряд препятствий. В частности, Китай был готов начать
переговоры
только
в
случае
создания
аналогичного
комитета
по
предотвращению гонки вооружений в космосе. Это вызвало резкий протест
со стороны США, которые усмотрели в данном предложении явную угрозу
своим планам развертывания национальной противоракетной обороны.
Несмотря на недовольство американской стороны, идея Китая об усилении
внимания к проблеме космического пространства нашла поддержку у многих
государств, в том числе и у России. В итоге был найден компромиссный
вариант в виде создания в 2000 г. Рабочей группы совещательного мандата
по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве, хотя
взаимосвязь
этого
вопроса
с
проблемой
запрещения
расщепляющихся материалов считалась весьма спорной.
производства
116
Возражения против придания специальному комитету постоянного
характера также имелись у Индии и Пакистана. Официально эти две страны
объясняли свои возражения тем, что изменение общепринятой процедуры не
соответствует правилам КР. Хотя, на самом деле, столь несговорчивая
позиция государств была обусловлена их желанием использовать отсрочку от
переговоров для продолжения производства расщепляющихся материалов.
Кроме того, своя точка зрения имелась и у группы государств,
объединенных в так называемую «Коалицию за новую повестку дня»
(Бразилия, Египет, Ирландия, Мексика, Новая Зеландия, Швеция и ЮАР).
Данные страны выступали за создание специального комитета по ядерному
разоружению, основная задача которого должна была заключаться в
предметной разработки этапов продвижения к этой цели. Естественно, что
такая интерпретация вопроса вызвала сопротивление со стороны государств,
обладающих ядерным оружием, поскольку последние были категорически
против установления каких-либо сроков и мер разоружения.
Таким образом, достичь существенных сдвигов в переговорном
процессе по заключению ДЗПРМ так и не получалось. Более того, усилилось
противостояние между США и Китаем по поводу увязки проблемы
запрещения производства расщепляющихся материалов с предотвращением
гонки вооружений в космическом пространстве, дополненное стремлением
неядерных государств связать с этим блоком вопросов также и проблему
полного и всеобщего ядерного разоружения, т.е. в одном пакете оказались
три вопроса.
Небольшой прогресс был достигнут в 2000 г на КР, посвященной
ДНЯО. В принятых документах «Заявлении пяти государств, обладающих
ядерным
196
оружием»196
и
«Заключительном
документе
конференции»
О заявлении делегаций Китая, России, Великобритании, США и Франции на
Конференции 2000г. участников Договора о нераспространении ядерного оружия по
рассмотрению действия Договора. [Electronic resource] // МИД России [Official Website].
117
197
говорилось
о
необходимости
скорейшего
начала
переговоров
по
запрещению производства расщепляющихся материалов.
Но уже в июне 2002 г. на очередной сессии конференции ситуация
усугубилась ещѐ больше, что было во многом связано с внесенным на
рассмотрение Китаем и Россией проектом договора о запрещении оружия в
космическом пространстве, который предусматривал наложение запрета на
размещение оружия в космосе и на использование с Земли каких-либо видов
оружия против объектов, находящихся в космическом пространстве. Данное
предложение вызвало негативную реакцию участников конференции из-за
увязки с проблемой запрещения производства расщепляющихся материалов.
Крутой поворот в переговорах произошел в 2004 г., когда американская
администрация резко изменила свою позицию по запрещению производства
расщепляющихся материалов, отказавшись от идеи контроля за выполнением
будущего договора, и, тем самым, вскрыла мандат Шэннона.
18 мая 2006 г. США представили обновленный проект ДЗПРМ на
рассмотрение КР. В пояснительной записке к проекту отмечалось, что в нем
«опускаются положения о проверке, что совместимо с позицией США на
этот счет о том, что так называемая эффективная проверка по договору о
запрещении производства расщепляющихся материалов не может быть
достигнута. Требованием эффективной проверки является способность с
высокой степенью уверенности устанавливать соблюдение. Соединенные
Штаты заключили, что даже за счет обширных проверочных механизмов и
положений – столь обширных, что это ущемляло бы коренные интересы
URL:
http://www.mid.ru/Nsdvbr.nsf/50ce23af9ceacf46432569ea00361254/432569d80022638743256a49004f7738?OpenDo
cument (дата обращения 25.02.2012)
197
2000 Review Conference of the parties to the Treaty on the Non-proliferation of nuclear
weapons. Final Document (Part I and Part II). [Electronic resource] // ООН [Official Website].
URL:
http://daccessdds.ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N00/453/64/PDF/N0045364.pdf?OpenElement
(accessed:
26.02.2012)
118
национальной безопасности ключевых подписавших сторон, и столь
дорогостоящих, что многие страны с колебаниями относились бы к их
осуществлению, - мы все же не имели бы высокой уверенности в своей
способности отслеживать соблюдение договора о запрещении производства
расщепляющихся материалов».198
В статье III пункта 1 американского проекта ДЗПРМ, отмечалась
необходимость того, чтобы его стороны «не производили расщепляющийся
материал для использования в ядерном оружии или других ядерных
взрывных устройствах или не использовали любой расщепляющийся
материал, произведенный впоследствии, в ядерном оружии или других
ядерных взрывных устройствах».199 Под расщепляющимся материалом
предлагалось понимать плутоний, «за исключением плутония, изотопный
состав которого включает 80 или более процентов плутония-238»200(ст.II
пункт а) и уран «с обогащением на 20 или более процентов по изотопам
урана-233 или урана-235, раздельно или в комбинации»201 (ст. II пункт б). В
американском проекте никак не были затронуты вопросы, связанные с
накопленными запасами расщепляющихся материалов.
Вопросы контроля регламентировались ст.III пункта 2 проекта
договора,
предусматривающего
использование
только
«национальных
средств и методов». Все остальные спорные вопросы можно было разрешить
198
White paper on a fissile material cut-off treaty (working paper: USA). CD/1782 от 22.05.2006
[Electrominc
rsource]
//
ООН
[Official
Website]
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/616/61/PDF/G0661661.pdf?OpenElement. (дата обращения:
26.02.2012)
199
Draft treaty on the cessation of production of fissile material for use in nuclear weapons or
other nuclear explosive devices. CD/1777 от 19.05.2006. [Electronic resource] // ООН [Official
Website]
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/615/55/PDF/G0661555.pdf?OpenElement
(дата обращения: 27.02.2012)
200
Ibid.
201
Ibid.
119
путем консультаций между сторонами (ст.III пункт 3) или посредством
обращения в Совет безопасности ООН (ст. III пункт 5).202
Американский проект ДЗПРМ не получил одобрения участников
Конференции по разоружению ввиду отсутствия в нем двух ключевых
положений: о запасах расщепляющихся материалов и о контроле за
соблюдением договора. Отказ государств от американского проекта заставил
руководство Вашингтона вернуться к идее заключения «контролируемого»
договора о запрещении производства расщепляющихся материалов, о чем
заявил Президент США Барак Обама в Праге 5 апреля 2009 г.203
В том же году на КР удалось принять программу работы, которая
предусматривала начало переговоров по ДЗПРМ на основе мандата
Шэннона. Однако из-за позиции Пакистана не удалось согласовать
процедурные вопросы по ее осуществлению. В 2010-2012 гг. пакистанцы
последовательно
продолжают
блокировали
свою
линию
принятие
на
программы
нынешней
работы
сессии.204
КР
и
Комментируя
сложившуюся ситуацию, посол Пакистана в ООН Замир Акрам отметил, что
запрещение производства только будущих оружейных расщепляющихся
материалов без учета накопленных, является неприемлемым для его
страны.205 Исламабад опасается, что данный договор приведет к росту
асимметрии между запасами расщепляющегося материала Индии и
202
Draft treaty on the cessation of production of fissile material for use in nuclear weapons or
other nuclear explosive devices. CD/1777 от 19.05.2006. [Electronic resource] // ООН [Official
Website]
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/615/55/PDF/G0661555.pdf?OpenElement
(дата обращения: 27.02.2012)
203
President Obama Remarks in Prague, Czech Republic (president discusses a future without
nuclear weapons and how to get there),05 April 2009. [Electronic resource] // America.gov
Archive
[Webportal]
URL:http://www.america.gov/st/texttransеnglish/2009/April/20090406115740eaifas0.9701763.html (дата обращения 1.03.2012)
204
‫ جريدة ايالف اليومية االلكترونية – اخبار عربية و عالمية – اخبار باكستان ترفض التفاوض حول انتاج مواد انشطاريت‬-.
‫يناير‬
62
-.‫االوسط‬
‫الشرق‬
[Electronic
resource]
//
Газета
«Иляф»
[Official
Website]
URL:http://www.elaph.com/Web/news/2010/1/527625.html (дата обращения 1.03.2012)
205
Там же.
120
Пакистана не в пользу последнего. А это, тем самым, ставит под угрозу его
интересы безопасности, лишая необходимого потенциала сдерживания.
Вместе с тем пакистанцы дают понять, что готовы пойти на компромисс в
ходе переговоров по ДЗПРМ, если взамен будет предложено что-то значимое
по вопросам, имеющим для Исламабада значение в региональном и более
широком контексте.
Не исключено также и то, что действия Пакистана продиктованы
Китаем, который сам не желает выглядеть «белой вороной» среди
государств, выступающих за скорейшее начало переговоров по ДЗПРМ,
однако, затягивает работу через своего союзника – Пакистан.
Новым недавним событием стало озвученное целым рядом стран
(Австралией, Австрией, Германией, Ирландией, Казахстаном, Канадой,
Норвегией, Швецией, Швейцарией, Филиппинами и Японией) предложение
по созданию альтернативного КР многостороннего переговорного процесса
по ДЗПРМ, если не удастся запустить субстантивную работу Конференции.
Первыми шагами в этом направлении явились состоявшиеся по инициативе
Австралии и Японии (февраль и май 2011 г.) тематические встречи в Женеве
«на полях» КР по вопросам ДЗПРМ. Помимо делегаций западных стран и
Израиля в них приняли участие ряд стран ДН.
Данная идея поддерживается и американцами, которые также
предлагают вывести переговорный процесс по ДЗПРМ, пока правда на
экспертном уровне, с площадки КР на базу Института ООН по исследованию
проблем
разоружения
(ЮНИДИР).
Российская
Федерация
и
Китай
выступают категорически против таких предложений.
В этой связи заслуживает внимание и инициатива канадцев, которые
анонсировали идею создания Группы правительственных экспертов (ГПЭ)
ООН по ДЗПРМ. В ходе 67-й сессии ГА ООН они озвучили основную задачу
ГПЭ («выработка рекомендаций по возможным элементам, которые могли
121
бы способствовать запуску переговорной работы по ДЗПРМ» с опорой на
мандат Шеннона и консенсусное принятие решений) и предложили
следующий формат работы – две сессии по две недели в 2014-2015 гг. с
участием 25 государств.
Канадцы подчеркивают, что их предложение пользуется в разной
степени поддержкой большинства государств. Также они не отрицают
возможность возвращения вопроса ДЗПРМ на площадку КР в случае, если та
примет соответствующую программу работы. Отмечается и важность
участия в процессе ядерных держав и стран, обладающих ядерным
потенциалом в сфере производства расщепляющихся материалов. Но с
другой стороны, канадцы дают понять, что будут ориентироваться на
«широкую поддержку», а не на консенсус.
Как представляется, вывод переговоров по ДЗПРМ за рамки КР и,
особенно, отказ от идеи консенсуса может иметь негативные последствия. У
КР есть вся необходимая для проведения переговоров экспертная база. А
консенсусный подход – ключевой принцип многостороннего переговорного
процесса, когда речь идет о выработке международных договоренностей в
особо чувствительных областях, непосредственно затрагивающих интересы
безопасности государств. Еще один принципиальный момент – ДЗПРМ
теряет смысл без участия в нем всех стран, обладающих потенциалом для
производства оружейного расщепляющегося материала. Все эти государства
– участники КР. Тем самым, может сложиться ситуация, когда ряд
государств – сторонников ядерного разоружения попробует вывести работу
над ДЗПРМ на нью-йоркскую площадку, а затем, подготовив консенсусный
текст договора, провести соответствующую резолюцию Генассамблеи и
открыть ее для подписания, как это имело место в случае с Оттавской
конвенцией по противопехотным минам и Ословской конвенцией по
кассетным боеприпасам. В итоге, к данным конвенциям отказался
122
присоединиться ряд ключевых государств и, несмотря на большой
пропагандистский эффект, договоренности фактически не действуют. Если
же работа над ДЗПРМ пойдет по такому сценарию, то будет похоронена сама
идея договора.
3.2.3. Возможное содержание и значение ДЗПРМ в случае его
подписания
В случае вступления в силу ДЗПРМ государства, его подписавшие,
должны будут соблюдать следующие обязательства:
1. Запрет на производство оружейного урана и плутония;
Характеризуя данный пункт будущего договора, стоит отметить, что,
вероятнее всего, действие документа будет распространяться только на
последующее производство оружейных расщепляющихся материалов, но не
на накопленные запасы таких материалов.
Вместе с тем, будут установлены более дробные градации для
обогащенного урана с тем, чтобы различить оружейный и энергетический
уран, а также оружейный и энергетический плутоний.
2. Запрет на оказание содействия другим государствам в производстве
расщепляющихся материалов;
Данный запрет необходим для того, чтобы блокировать возможные
каналы обхода договора, поскольку ряд его потенциальных участников
(Индия, Пакистан, Израиль) не являются членами ДНЯО.
3.Запрет на передачу расщепляющегося материала из гражданской в
военную сферу для создания ядерного оружия;
Риск подобного переключения, способствующий увеличению запасов
оружейных материалов в случае денонсации договора, может возрасти, когда
количество оружейного плутония и высокообогащенного урана сократится: в
123
этом случае даже незначительное переключение такого рода будет
представлять серьезную опасность.
4.Установление международного контроля над расщепляющимися
материалами и ядерными установками для подтверждения выполнения
соответствующих обязательств;
Если для неядерных государств-участников ДНЯО контроль будет явно
основываться на всеобъемлющих гарантиях МАГАТЭ с учетом принятого в
1997 г.
Дополнительного
протокола,
то
в
отношении
государств,
обладающих ядерным оружием, необходимо будет учитывать особенность
формирования их ядерного комплекса как смешанного военно-гражданского,
что автоматически предполагает сохранение, хотя бы на первом этапе,
запасов ранее произведенных оружейных расщепляющихся материалов. Как
следствие, осуществлять контроль можно будет только над производством
расщепляющихся материалов и над заявленными местами их хранения.
Проведение же повсеместных инспекций возможно только в случае
расширения ДЗПРМ за счет включения в него существующих запасов
расщепляющихся материалов.
В целом, можно сказать, что в случае подписания ДЗПРМ данный
документ станет важным международно-правовым инструментом, который
как минимум определит предел увеличению ядерных арсеналов. Его
разоруженческое значение связано, в первую очередь, с тем, что вывод из
оборота
расщепляющихся
материалов,
высвобождающихся
из
ликвидируемых боеприпасов, позволит сделать процесс разоружения
необратимым. Хотя, в принципе, государства, располагающие запасами
расщепляющихся материалов, все еще смогут создать ядерное оружие,
используя такие материалы, но дальнейшего их наращивания они уже не
вправе будут осуществлять.
124
Более того, вступив в силу, ДЗПРМ «заморозил» бы укрепление
ядерного потенциала государств, де-факто обладающих ядерным оружием, Индии,
Пакистана
и
Израиля.
Присоединение
к
этому
договору
вышеперечисленных стран означало бы признание их ядерного статуса.
Согласившись на применение гарантий МАГАТЭ к своим объектам, данные
государства фактически подключились бы к режиму нераспространения
ядерного оружия.
Вместе с тем следуют отметить следующий немаловажный момент.
Идея ДЗПРМ появилась в те времена, когда ДНЯО еще не носил такой
универсальный характер, как в настоящее время. В начале 1990-х годов в
период зарождения переговорного процесса по ДЗПРМ вне рамок ДНЯО
находились порядка двадцати государств, включая Францию и Китай. В
настоящее же время ситуация изменилась: в ДНЯО не участвуют всего
четыре государства – Индия, Пакистан, Израиль и КНДР. Все они обладают
ядерным оружием. За исключением этой четверки и государств, обладающих
ядерным оружием, в соответствии с ДНЯО, все остальная ядерная
деятельность в мире сейчас находится под гарантиями МАГАТЭ, целью
которых является контроль непереключения ядерных материалов на цели
создания ядерного оружия. По мере универсализации Дополнительного
протокола и Соглашения о гарантиях Агентства этот контроль будет
усиливаться. Таким образом, ДЗПРМ превращается главным образом в
инструмент контроля над запретом производства оружейных ядерных
материалов в государствах «ядерной пятерки» и четырех государств, не
являющихся членами ДНЯО.
3.2.4 Предлагаемые экспертами варианты решения проблемы
заключения ДЗПРМ
125
В целях поиска решения проблемы ДЗПРМ экспертами со всего мира
предлагаются
различные
способы
преодоления
противоречий
между
участниками переговорного процесса. Так, известные российские эксперты
А. Арбатов и В. Дворкин считают, что одним из вариантов решения данной
проблемы
может
быть
применение
обычной
в
таких
случаях
дипломатической практики поэтапного подхода,206 который предусматривает
следующее.
На первом этапе, по мнению российских специалистов, участниками
договора могли бы стать всего лишь пять ядерных держав. Его действие
должно было бы распространяться только на высокообогащенный уран.
Проблема оружейного плутония могла бы быть урегулирована и включена в
сферу охвата договора в дальнейшем.
На втором этапе А. Арбатов и В. Дворкин считают необходимым
расширить договор за счет принятия в него Индии, Пакистана, Израиля, а
также всех неядерных стран, и одновременно распространить действие
документа на накопленные запасы высокообогащенного урана. Для
обеспечения
транспарентности
предлагают
сконцентрироваться
договора
на
авторы
таких
данной
мерах,
как
инициативы
декларация
накопленных запасов, декларация количества избыточного для военных
целей
оружейного
расщепляющегося
материала.207
Представляется
возможным также утилизировать избытки расщепляющихся материалов и
отработать механизм международного контроля со стороны МАГАТЭ по
реализации данных планов.
Что касается переработки ОЯТ и плутония, то на втором этапе данные
вопросы А. Арбатов и В. Дворкин предлагают оставить вне сферы охвата
206
Ядерное оружие после Холодной войны/Под редакцией А. Арбатова, В. Дворкина.М.:Московский Центр Карнеги; РОССПЭН, 2006.- С. 259-260
207
Там же, С. 259
126
договора, предоставляя определенную свободу как признанным ядерным
державам, так и государствам, де-факто обладающим ядерным оружием.
Успешная реализация первых двух этапов могла бы, с точки зрения
российских специалистов, создать на третьей стадии необходимые условия
для установления широкого и эффективного контроля как над всеми
запасами наработанных оружейных расщепляющихся материалов, так и над
процессом их использования и утилизации.
На последнем этапе предполагается распространить действие договора
и контроль МАГАТЭ на склады с высокообогащенным ураном, переработку
ОЯТ (т.е. на сепарацию плутония), а также на накопленные запасы
оружейных расщепляющихся материалов у всех государств-участников
ДНЯО, включая также Израиль, Индию и Пакистан. В этом случае ДЗПРМ
мог бы, по мнению А. Арбатова и В. Дворкина, рассматриваться «как некий
рабочий инструмент, который будет совершенствоваться по мере роста
взаимопонимания и взаимодействия между странами».208
В
2001 г.
А. Шапер,
эксперт
Франкфуртского
научно-
исследовательского института проблем мира, представила своѐ видение
проблемы запрещения производства расщепляющихся материалов. Она
графически изобразила схему контроля над выполнением данного договора,
которая
основывалась
Дополнительный
на
системе
протокол,
гарантий
всеобъемлющую
МАГАТЭ
систему
и
включала
гарантий,
регулируемый доступ для государств, обладающих ядерным оружием (с
учетом необходимости соблюдать секретность), а также использование
технических средств контроля, принятых внутри страны, и другие меры.209
Австралийский проект предусматривал также разработку необходимых
критериев гарантий для ДЗПРМ Постоянной консультативной группой
208
Ядерное оружие после Холодной войны/Под редакцией А. Арбатова, В.Дворкина.С. 260
Shapper A. Principles of the verification for a future Fissile Material Cut-off Treaty. Peace
Research Institute Frankfurt/По материалам журнала PRIF Reports, January 2001.-№58.-Р.26
209
127
МАГАТЭ
по
осуществлению
гарантий
или
аналогичной
группой
специалистов.210
Обращает на себя внимание и предложение Австралии, выдвинутое в
2006 г. В представленном Канберрой рабочем документе содержатся
различные
варианты
решения
проблемы
запрещения
производства
расщепляющихся материалов. Учитывая трудности, связанные с разработкой
методов и способов контроля, Австралия предложила «альтернативный
подход, который состоит в том, чтобы отразить в базовом договоре основные
политические обязательства, а проверочную систему изложить во вторичном
соглашении или в серии соглашений».211
В
феврале
2009 г.
международная
группа
IPFM
под
сопредседательством экспертов Р. Раджамарана (Индия) и Ф. фон Хиппеля
(США) представила свой проект ДЗПРМ,212который предусматривает
запрещение производства урана с обогащением на 20% и более по изотопам
233 и 235 и оружейного плутония. Контроль над реализацией договора
предлагается возложить на МАГАТЭ при передаче Агентству некоторых
дополнительных функций. Все будущее производство расщепляющихся
материалов, используемых в гражданских целях, авторы проекта полагают
210
Shapper A. Principles of the verification for a future Fissile Material Cut-off Treaty. Peace
Research Institute Frankfurt/По материалам журнала PRIF Reports, January 2001.-№58.-Р.26
211
Suggestions for progressing the fissile material cut-off treaty (Australia, working paper)
CD/1775 от 17 мая 2006г. [Electronic resource] // ООН [Official Website]. URL:
http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/614/61/PDF/G0661461.pdf?OpenElement
(accessed: 6.03.2012)
212
В нее также входят А.С. Дьяков (Россия), Х. Голдемберг (Бразилия), П. Худбхой
(Пакистан), М.Калиновски (Германия), Дзюнмин Канг (Южная Корея), П. Льюис
(Ирландия и Великобритания), Ли Бин (Китай), М. Мерли (Норвегия), И. Мариньяк
(Франция), М. Марин Бош (Мексика), А. Меербург (Нидерланды), А. Найар (Пакистан),
Ж. дю Прэ (Южная Африка), М. Рамана (Индия), О. Рейстад (Норвегия), Х. Саландер
(Швеция), А. Шапер (Германия), М. Шнейдер (Франция), Шен Дингли (Китай), Т. Сузуки
(Япония), У. Уокер (Великобритания).
128
целесообразным поставить под контроль МАГАТЭ с целью предотвращения
их использования в военных целях.213
В предложенном IPFM проекте также содержатся определенные меры
и в отношении накопленных запасов расщепляющихся материалов. По
мнению авторов, государства должны сами определить, какие накопленные
расщепляющиеся материалы они оставляют для военных целей, а какие –
ставят под международные гарантии. Тем самым, ещѐ до вступления в силу
ДЗПРМ предлагается отделить оружейные материалы от тех, которые
используются в гражданских целях.
Кроме того, в проекте предусматривается постановка государствами
«под гарантии МАГАТЭ расщепляющихся материалов, которые станут
избыточными в результате принятия соответствующих мер по разоружению
в будущем».214
Еще одно решение проблемы накопленных запасов расщепляющихся
материалов было предложено американскими специалистам в области
ядерного нераспространения Р. Айнхорном и М. Банном. Авторы проекта
«Инициатива по контролю над расщепляющимися материалами» считают,
что помимо заключения ДЗПРМ необходимо реализовать разработанную
ими инициативу, которая касается накопленных запасов расщепляющихся
материалов.215 Два этих документа дополняют друг друга и могут
реализовываться параллельно.
В то же время, как отмечают Р. Айнхорн и М. Банн, если ДЗПРМ так и
не будет подписан, то реализация инициативы может быть продолжена в
любом случае. И такой вариант, по мнению авторов проекта, мог бы даже
213
Meerburg А., Hippel F. Complete Cutoff: Designing a Comprehensive Fissile Material Treaty/
По материалам журнала Arms Control Today.- March 2009.-Vol.39
214
Ibid.
215
Einhorn R.J. Controlling Fissile Materials Worldwide. A Fissile Material Cutoff Treaty and
Beyond// Reykjavik Revisited. Shultz G., Andreasen S., Drell S., Goodby J.- Stanford.: Hoover
Institution Press, 2008.- P. 279–311
129
способствовать активизации переговорного процесса по
заключению
ДЗПРМ, поскольку повышение транспарентности в отношении накопленных
запасов расщепляющихся материалов позволило бы «успокоить» некоторые
государства, нежелающие подписывать «контролируемый» вариант ДЗПРМ.
Р. Айнхорн и М. Банн рассматривают данную инициативу как
многостороннюю договоренность государств (ядерных и неядерных, вне
зависимости от того, являются ли они членами ДНЯО или нет), касающуюся
всех общемировых запасов расщепляющихся материалов как гражданских,
так и военных.216
Главная задача проекта состоит в том, чтобы укрепить режим ядерного
нераспространения путем улучшения системы учета, физической защиты и
использования расщепляющихся материалов; регулярного предоставления
официальной информации ядерными государствами о своих излишних
запасах расщепляющихся материалов; установления контроля МАГАТЭ как
над
избыточными
запасами
таких
материалов,
так
и
над
всем
высокообогащенным ураном и плутонием, применяемыми в гражданских
целях;
минимизации
и
эвентуального
исключения
использования
высокообогащенного урана для гражданских целей; уменьшения накопления
запасов
гражданского
плутония;
превращения
излишних
запасов
расщепляющихся материалов в формы, непригодные для ядерного оружия.
Р. Айнхорн и М. Банн считают также необходимым выработать
договоренность
о
руководящих
принципах,
которая
дополняла
бы
разработанный ими проект и способствовала бы его успешной реализации.
Подобная договоренность должна носить, по мнению Р. Айнхорна и
М. Банна, добровольный, юридически необязывающий характер. Кроме того,
желательно, чтобы она была разработана небольшой группой государств,
216
Einhorn R.J. Controlling Fissile Materials Worldwide. A Fissile Material Cutoff Treaty and
Beyond// Reykjavik Revisited. Shultz G., Andreasen S., Drell S., Goodby J.- Stanford.: Hoover
Institution Press, 2008.- P. 279–311
130
которые в дальнейшем могли бы ознакомить с ней все заинтересованные
страны.
Для успешной реализации инициативы Р. Айнхорна и М. Банна
предлагается создать специальный механизм, обеспечивающий обмен
соответствующей информацией. Существенную роль в осуществлении
данного проекта должен сыграть МАГАТЭ. Р. Айнхорн подчеркивает в этой
связи, что весь процесс мог бы быть постепенным.217
217
Einhorn R.J. Controlling Fissile Materials Worldwide. A Fissile Material Cutoff Treaty and
Beyond// Reykjavik Revisited. Shultz G., Andreasen S., Drell S., Goodby J.- Stanford.: Hoover
Institution Press, 2008.- P. 309
131
Заключение
Проблема
незаконного
оборота
расщепляющихся
материалов
представляет собой один из основных вызовов режиму нераспространения
ядерного
оружия,
международной
материалов
являющегося
безопасности.
началось
в
тот
базисным
компонентом
Распространение
момент,
когда
системы
расщепляющихся
человечество
получило
возможность создания ядерного оружия, перевернувшего сложившиеся
принципы ведения войн и изменившего военно-политическую ситуацию в
мире. К середине 1960-х – началу 1970-х гг. перед мировым сообществом
встал
вопрос
инструментов
о
необходимости
противодействия
разработки
международно-правовых
распространению
расщепляющихся
материалов и связанным с этим рискам. Немаловажную роль в решении
данного вопроса был призван сыграть ДНЯО. Однако появление на рубеже
XX-XXI веков новых вызовов международной безопасности обострило
ситуацию в сфере нераспространения ядерного оружия. В частности,
возросла
вероятность
использования
транснациональными
террористическими
негосударственными
субъектами.
распространение»
осуществление
(network
поставок
расщепляющихся
структурами
Появился
даже
под
proliferation),
расщепляющихся
и
материалов
различными
термин
которым
материалов,
«сетевое
понимается
в
т.ч.
с
использованием Интернета, нелегальными транснациональными сетями. В
этой связи можно предположить, что дальнейшее развитие информационнокоммуникационных
технологий
будет
еще
в
большей
степени
способствовать проведению операций подобного рода.
Таким образом, становится абсолютно очевидной необходимость
реализации существующих международно-правовых договоренностей, а
также инициатив, направленных на противодействие распространению
132
расщепляющихся материалов и обеспечение их физической ядерной
безопасности.
Речь, в первую очередь, идет о вступлении в силу Поправки 2005 г. к
Конвенции
о
физической
защите
ядерного
материала,
являющейся
единственным международным юридически обязательным инструментом в
своей области, а также об универсализации Международной конвенции о
борьбе с актами ядерного терроризма.
Стоит также отметить существенный прогресс, достигнутый в области
противодействия незаконному обороту расщепляющихся материалов в
рамках ГИБАЯТ. Так, в ходе проведения соответствующих показательных
учений в 2012 г. была продемонстрирована эффективность созданного
Российской
Федерацией
расщепляющихся
прототипа
материалов,
системы
используемого
ядерного
для
обнаружения
противодействия
возможной террористической угрозе с применением расщепляющихся
материалов.
Еще одним элементом усиления системы контроля над оборотом
расщепляющихся материалов должно стать согласование ДЗПРМ. В случае
его подписания данный документ станет важным международно-правовым
инструментом, который как минимум определит предел увеличению ядерных
арсеналов.
Если в 1946 г. в момент инициирования американцами «плана Баруха»
ядерным оружием обладали лишь США, то в 2000 г. только на долю пяти
официальных ядерных держав приходилось 31500 боезарядов.218 Так, в
1946 г. не было ни одной АЭС; в США функционировало лишь несколько
заводов по обогащению урана и промышленных реакторов для наработки
оружейного плутония. В настоящее же время в мире находятся в
218
Arkin W. The nuclear burden. Bulletin of the atomic scientists.-Vol. 56.-March- April 2000.№2.-Р.80; Norris R., Arkin W. Global nuclear stockpiles, 1945-2000. Bulletin of the atomic
scientists.-Vol. 56.-March- April 2000.-№2.-Р.79
133
эксплуатации около 500 энергоблоков, без учета заводов по обогащению
урана, переработке ОЯТ, хранилищ топлива и радиоактивных отходов,
исследовательских реакторов и т.д.
В этой связи представляется также целесообразным укрепление
контрольной деятельности МАГАТЭ, в первую очередь его системы
гарантий,
которое
не
должно
привести
к
их
кардинальному
реформированию. Любые меры, направленные на совершенствование данной
системы, должны учитывать заложенные в ее рамках объективные,
технические критерии оценки государств.
Что же касается политики отдельных стран в области противодействия
распространению расщепляющихся материалов, то здесь стоит отметить то
существенное значение, которое придается данному вопросу практически во
всех
государствах.
Проблема
противодействия
незаконному
обороту
расщепляющихся материалов находится в числе основных приоритетов
деятельности большинства стран, обладающих соответствующим ядерным
потенциалом.
Россия также уделяет данной проблеме особое внимание. В этой связи
целесообразно остановиться на рассмотрении практических рекомендаций
Российской Федерации по выработке внешнеполитической программы
действий в области контроля над оборотом расщепляющихся материалов,
которые, как представляется, должны строиться исходя из следующего:
- сохранение линии на универсализацию и укрепление международноправовых инструментов в ядерной сфере (усиление ДНЯО, вступление в силу
Поправки 2005 г. к Конвенции о физической защите ядерного материала и
т.п.);
- поддержание центральной роли МАГАТЭ в области международного
сотрудничества
по
вопросам
расщепляющихся материалов;
противодействия
незаконному
обороту
134
- продолжение развития международного сотрудничества в области
противодействия
распространению
расщепляющихся
материалов
на
площадке ГИБАЯТ;
- инициирование программ содействия в сфере предотвращения
распространения расщепляющихся материалов заинтересованным в этом
государствам.
Только таким путем можно добиться эффективного обеспечения
контроля над оборотом расщепляющихся материалов.
Приложение I219
Реакторы, представляющие наибольшую опасность с точки зрения распространения
расщепляющихся материалов
Тип
реактора
Действующие
Строящиеся
Законсервированные
Закрытые
Планируется
построить
Реактор
Реактор
Beloyarsky-3 (BN-
Beloyarsky-4
600)
(BN-800)
Реактор
дата
реактор
дата
Реактор
Страна
FBR220
Х
Х
Х
Х
Х
Россия
Sanming-1
CEFR
Х
Х
Х
Х
Х
Sanming-2
Индия
Х
PFBR
Х
Х
Х
Х
Х
Япония
Х
Х
Monju
1995
X
X
X
КНР
219
220
Составлено автором на основе данных МАГАТЭ на начало 2012 г.
FBR (fast breeder reactor) – реактор-бридер или реактор на быстрых нейтронах
136
Dounreay DFR
Х
Х
Х
Х
Великобритания
1977
X
Dounreay
PFR
1994
Германия
X
X
X
X
KNK II
1991
X
Казахстан
Х
Х
Х
Х
BN-350
1999
X
США
Х
Х
Х
Х
Enrico Fermi 1
1972
X
Phenix
2010
X
Super-Phenix
1998
X
Франция
X
X
X
GCR221
Dungeness-B1
X
X
X
Dungeness-A1
2006
X
Dungeness-B2
X
X
X
Dungeness-A2
2006
X
Hartlepool-A1
X
X
X
Bradwell 1
2002
X
Hartlepool-A2
X
X
X
Bradwell 2
2002
X
Heysham-A1
X
X
X
Calder Hall 1
2003
X
Heysham-A2
X
X
X
Calder Hall 2
2003
X
Великобритания
221
GCR (Gas cooled, graphite moderated reactor) – реактор с газовым охлаждением
137
Heysham-
X
X
X
Calder Hall 3
2003
X
X
X
X
Calder Hall 4
2003
X
2000
X
2000
X
B1
Heysham-B2
Hinkley Point-B1
Hinkley Point-A1
X
X
X
Hinkley Point-B2
Hinkley Point-A2
X
X
X
Hunterston-B1
X
X
X
Hunterston-A1
1990
X
Hunterston-B2
X
X
X
Hunterston-A2
1989
X
Oldbury-A1
X
X
X
Oldbury-A2
2011
X
1981
X
Windscale AGR
Torness 1
X
X
X
Torness 2
X
X
X
Chapelcross 1
2004
X
Wylfa 1
X
X
X
Chapelcross 2
2004
X
Wylfa 2
X
X
X
Chapelcross 3
2004
X
X
X
X
Chapelcross 4
2004
X
X
X
X
Berkeley 1
1989
X
X
X
X
Berkeley 2
1988
X
X
X
X
Sizewell-A1
2006
X
X
X
X
Sizewell-A2
2006
X
138
X
X
X
Trawsfynydd 1
1991
X
X
X
X
Trawsfynydd 2
1991
X
Италия
Х
Х
Х
Х
Latina
1987
Х
Испания
Х
Х
Х
Х
Vandellos-1
1990
Х
Франция
Х
Х
Х
Х
Bugey-1
1994
Х
Х
Х
Х
Х
Chinon-A1
1973
Х
Х
Х
Х
Х
Chinon-A2
1985
Х
Х
Х
Х
Х
Chinon-A3
1990
Х
Х
Х
Х
Х
G2 (Marcoule)
1980
Х
Х
Х
Х
Х
G3 (Marcoule)
1984
Х
Х
Х
Х
Х
St.Laurent-A1
1990
Х
Х
Х
Х
Х
St.Laurent-A2
1992
Х
Х
Х
Х
Х
Tokai-1
1987
Х
Bruce-3
X
Bruce-1
1997
Douglas Point
1984
X
Япония
PHWR222
Канада
222
PHWR (Pressurized heavy water moderated and cooled reactor) – тяжеловодный реакторов
139
Индия
Bruce-4
X
Bruce-2
1995
Rolphton NPD
1987
X
Bruce-5
X
Pickering-2
1997
X
Bruce-6
X
Pickering-3
1997
X
Bruce-7
X
X
Bruce-8
X
X
Darlington 1
X
X
Darlington 2
X
X
Darlington 3
X
X
Darlington 4
X
X
Gentilly-2
X
X
Pickering-1
X
X
Pickering-4
X
X
Pickering-5
X
X
Pickering-6
X
X
Pickering-7
X
X
Pickering-8
X
X
Point Lopreau
X
X
Kaiga-1
Ragasthan-7
X
X
X
X
X
Kaiga-2
Ragasthan-8
X
X
X
X
X
Kaiga-3
Kakrapar-3
X
X
X
X
X
140
Kaiga-4
Пакистан
Kakrapar-4
X
X
X
X
X
Kakrapar-1
X
X
X
X
X
Kakrapar-2
X
X
X
X
X
Madras-1
X
X
X
X
X
Madras-2
X
X
X
X
X
Narora-1
X
X
X
X
X
Narora-2
X
X
X
X
X
Rajasthan-1
X
X
X
X
X
Rajasthan-2
X
X
X
X
X
Rajasthan-3
X
X
X
X
X
Rajasthan-4
X
X
X
X
X
Rajasthan-5
X
X
X
X
X
Rajasthan-6
X
X
X
X
X
Tarapur-3
X
X
X
X
X
Tarapur-4
X
X
X
X
X
Kanupp
X
X
X
X
X
X
Wolsong-1
X
X
X
X
X
X
Wolsong-2
X
X
X
X
X
X
Wolsong-3
X
X
X
X
X
X
Республика Корея
141
Аргентина
Wolsong-4
X
X
X
X
X
X
Atucha-1
Atucha-2
X
X
X
X
X
X
X
X
X
X
Embalse
КНР
Qinshan 3-1
X
X
X
X
X
X
Qinshan 3-2
X
X
X
X
X
X
Cernavoda-1
X
X
X
X
X
X
Cernavoda-2
X
X
X
X
X
X
Германия
Х
Х
Х
Х
MZFR
1984
Х
США
Х
Х
Х
Х
CVTR
1967
Х
Швеция
Х
Х
Х
Х
Agesta
1974
Х
Румыния
142
ПРИЛОЖЕНИЕ II
ПОДХОДЫ ГОСУДАРСТВ – ЧЛЕНОВ КОНФЕРЕНЦИИ ПО РАЗОРУЖЕНИЮ К ОСНОВНЫМ
ПАРАМЕТРАМ ДОГОВОРА О ЗАПРЕЩЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА РАСЩЕПЛЯЮЩИХСЯ
МАТЕРИАЛОВ
ЗАПАДНАЯ ГРУППА
СТРАНА
АВСТРАЛИЯ
АВСТРИЯ
АРГЕНТИНА
БЕЛЬГИЯ
ВЕНГРИЯ
ИСПАНИЯ
ФРАНЦИЯ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
ПОДХОДЫ
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за «расширенное» толкование оружейных расщепляющихся материалов (ОРМ);
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за жесткий контрольный механизм с опорой на МАГАТЭ;
- за мораторий на производство расщепляющихся материалов до заключения ДЗПРМ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за «расширенное» толкование ОРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за жесткий контрольный механизм с опорой на МАГАТЭ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за «расширенное» толкование ОРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
143
- ДЗПРМ – первый этап на пути к ядерному разоружению.
ИТАЛИЯ
ГЕРМАНИЯ
ИЗРАИЛЬ
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за «расширенное» толкование ОРМ;
- за жесткий контрольный механизм с опорой на МАГАТЭ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- ДЗПРМ – первый этап на пути к ядерному разоружению;
- за недискриминационный характер ДЗПРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата, но выступает за постановку ядерными державами
запасов ОРМИ под гарантии МАГАТЭ.
- поддерживает начало работы по ДЗПРМ, но подчеркивает неприоритетность этого вопроса для ТельАвива.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- ДЗПРМ – первый этап на пути к ядерному разоружению.
ИРЛАНДИЯ
КАНАДА
РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ - воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
НИДЕРЛАНДЫ
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
НОРВЕГИЯ
ПОЛЬША
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата;
- предлагает всем государствам, обладающим ядерным оружием (официальным и неофициальным)
объявить мораторий на производство ОРМ до заключения ДЗПРМ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- инициатор проведения вне рамок Конференции по разоружению подготовительной деятельности по
ЗПРМ;
- выступают за установление моратория на производство расщепляющихся материалов;
- за поэтапное решение вопроса о ЗПРМ: вначале – переговоры по ДЗПРМ, затем – по договору,
охватывающему существующие запасы расщепляющихся материалов.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за введение моратория на будущее производство ОРМ;
- за параллельное или независимое обсуждение проблемы запасов ОРМ.
144
США
ТУРЦИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ЯПОНИЯ
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за контроль со стороны МАГАТЭ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за расширенное толкование ОРМ;
- за широкий набор мер проверки ДЗПРМ.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за создание в его составе двух рабочих групп – по юридическим вопроса и по верификации.
- воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- универсальность, недискриминационность, затратоэффективность – использование опыта МАГАТЭ,
отсутствие ограничений на мирное использование атомной энергии, решение проблемы запасов ОРМ
поэтапно, наличие контрольного механизма ДЗПРМ и организации по выполнению его положений.
ГРУППА – 21
АЛЖИР
БАНГЛАДЕШ
БРАЗИЛИЯ
МАЛАЙЗИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ВЬЕТНАМ
ЗИМБАБВЕ
ИНДОНЕЗИЯ
ИРАК
КАМЕРУН
- за воссоздание Спецкомитета и заключение ДЗПРМ в кратчайшие сроки;
- увязывает подписание ДЗПРМ с ядерным разоружением;
- за переговоры по протоколу к ДЗПРМ о запасах ОРМ.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- за включение в сферу охвата запасов ОРМ.
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера.
145
КЕНИЯ
КОЛУМБИЯ
ДРК
НИГЕРИЯ
СЕНЕГАЛ
ЧИЛИ
ШРИ-ЛАНКА
ЭФИОПИЯ
ЕГИПЕТ
ИРАН
КНДР
КУБА
МАРОККО
МЕКСИКА
МЬЯНМА
- за воссоздание Спецкомитета;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- недискриминационный характер ДЗПРМ;
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата;
- за расширенное толкование ОРМ;
- за жесткий, интрузивный контрольный механизм;
- за включение в договор призыва к универсальности ДНЯО и к полной ликвидации ядерного оружия в
установленные сроки;
- за односторонние или коллективные обязательства о реализации немедленного моратория на
производство ОРМ.
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- за недискриминационный, многосторонний, поддающийся эффективной международной проверке
договор.
- за воссоздание Спецкомитета и начало переговоров по ЗПРМ;
- необходимость выработки системы контроля ОРМ, находящихся в боеголовках, и их запасов.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы по ЗПРМ;
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата.
146
СИРИЯ
ПАКИСТАН
МОНГОЛИЯ
ПЕРУ
ТУНИС
ЭКВАДОР
ЮАР
- за воссоздание Спецкомитета и проведение переговоров по ДЗПРМ;
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата;
- за узкое толкование ОРМ;
-против контроля со стороны МАГАТЭ;
- признает, что на позицию ДЗПРМ будет оказывать влияние ситуация в Южной Азии.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- за универсальный и проверяемый характер договора;
-за введение моратория на производство ОРМ до заключения ДЗПРМ;
- за расширение транспарентности за счет объявлений о запасах ОРМ.
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- за контроль со стороны МАГАТЭ.
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата.
ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКАЯ ГРУППА
БЕЛОРУССИЯ
БОЛГАРИЯ
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- за включение запасов ОРМ в сферу охвата;
- за контроль со стороны МАГАТЭ.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за «расширенное» толкование ОРМ;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за жесткий контрольный механизм с опорой на МАГАТЭ.
147
КАЗАХСТАН
РУМЫНИЯ
СЛОВАКИЯ
УКРАИНА
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за контроль со стороны МАГАТЭ.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера.
- за воссоздание Спецкомитета и начало работы над ДЗПРМ;
- за запрещение производства ОРМ;
- за первоначальные объявления о производстве ОРМ, регулярные инспекции заявленных объектов,
контрольные инспекции по запросу для обнаружения запрещенной деятельности на необъявленных
объектах;
-против возложения дополнительных обязательств в рамках контрольного механизма на неядерные
государства, которые имеют соглашения о гарантиях с МАГАТЭ.
КИТАЙ
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- подписание ДЗПРМ – не только нераспространенческая, но и разоруженческая мера;
- против контроля со стороны МАГАТЭ;
- вопрос о подписании ДЗПРМ – неприоритетен.
ИНДИЯ
- за воссоздание Спецкомитета с переговорным мандатом;
- против включения запасов ОРМ в сферу охвата;
- за узкое толкование расщепляющихся материалов;
- против контроля со стороны МАГАТЭ;
- рассматривает договор как нераспространенческую меру.
Список источников и литературы
Международные договоры и соглашения
1. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. [Электронный ресурс] //
ООН
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.un.org/russian/documen/convents/lawsea1-45.pdf
2. Международная конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма
[Electronic
resource]
//
ООН
[Official
Website].
URL:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/nucl_ter.shtml
3. Конвенция о физической защите ядерного материала [Electronic
resource]
//
КТК
СБ
ООН
[Official
website].
URL:
http://www.un.org/ru/sc/ctc/laws.html
4. Договор о нераспространении ядерного оружия. [Электронный ресурс]
//
МИД
России
[Официальный сайт].
URL:http://www.mid.ru/bdomp/spm_md.nsf/0/467345D2FFF6F57C44257B
160046253B
5. Дополнительный протокол к соглашению о всеобъемлющих гарантиях
МАГАТЭ [Электронный ресурс] // МАГАТЭ [Официальный сайт].
URL:
http://www.iaea.org/Publications/Documents/Infcircs/1997/Russian/infcirc5
40c_rus.pdf
6. Соглашение между правительством Российской Федерации и
администрацией США об использовании высокообогащенного урана,
извлеченного из ядерного оружия, 1993 г./ По материалам
информационно-правовой
сети
Консультант
плюс.
URL:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=4476
7. Соглашение между правительством Российской Федерации и
правительством США о сотрудничестве в отношении реакторов,
149
производящих плутоний, 1997 г. [Электронный ресурс] // МИД России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/FD79D2CBE7A6417B44257B2F
001DBD5D
8. Соглашение между правительством РФ и правительством США о
научно-техническом сотрудничестве в области обращения с
плутонием, изъятым из ядерных программ, 1998 г. [Электронный
ресурс]
//
МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/7819AB8867BD446744257B2F0
01DBB58
9. Соглашение между правительством Российской Федерации и
правительством США об утилизации плутония, заявленного как
плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны,
обращению с ним и сотрудничеству в этой области, 2000 г.
[Электронный ресурс] // МИД России [Официальный сайт]. URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/06C959D24D39988044257B2F0
01DBAF6
10.Протокол к соглашению между правительством РФ и правительством
США об утилизации плутония, заявленного как плутоний, не
являющийся более необходимым для целей обороны, обращению с ним
и сотрудничеству в этой области, 2010 г. [Электронный ресурс] // МИД
России
[Официальный
сайт].
URL:
http://www.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/B1E01187D48C488544257B2F0
01D8DC3
11.Соглашение между Правительством Бразилии и Правительством
Федеративной Республикой Германией об использовании атомной
энергии в мирных целях /International Legal Materials.:American Society
of International Law, Vol.15, N.3.-May,1976.-P.485-488.
12.Соглашение между Правительством Великобритании и США о
взаимной обороне, 1958 г. [Electronic resource] // Internet Archive
Wayback
Machine
[Webportal].
URL:
150
http://web.archive.org/web/20061130073609/http://www.basicint.org/nuclea
r/MDAamend.htm
13.Соглашение между Правительством Китая и Пакистана о
сотрудничестве в области ядерных технологий, 1986 [Электронный
ресурс] // МИД России [Официальный сайт]. Закрытая часть сайта
МИД России
14.Соглашение между Правительством Соединенных Штатов Америки и
Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в
сфере
мирного
использовании
ядерных
технологий,
1998
[Электронный ресурс] // МИД России [Официальный сайт]. Закрытая
часть сайта МИД России
15.Квебекское соглашение, 19 августа 1943 г. [Electronic resource] //
Atomicarchive.com
[Web
portal].
URL:
http://www.atomicarchive.com/Docs/ManhattanProject/Quebec.shtml
16.Меморандум между Правительством Соединенных Штатов Америки
Правительством Франции о ядерной технической безопасности и
защиты от несанкционированного доступа, 1996 [Электронный ресурс]
// МИД России [Официальный сайт]. Закрытая часть сайта МИД
России
17.Меморандум Фриша-Пайерсла, март 1940 [Electronic resource] //
Atomicarchive.com
[Web
portal].
URL:
http://www.atomicarchive.com/Docs/Begin/FrischPeierls.shtml
18.Совместная декларация между Российской Федерацией и Республикой
Индия. Нью-Дели, 4-5 декабря 2008 г. [Electronic resource] //
Официальный сайт Президента РФ: [Official Website]. URL:
http://www.kremlin.ru/events/articles/2008/12/210187/210200.shtml
Документы международных организаций
151
1. Устав МАГАТЭ [Electronic resource] // МАГАТЭ [Official site]. URL:
http://www.iaea.org/About/statute_rus.pdf
2. Резолюция 48-й сессии ГА ООН № A/RES/48/75 от 07.01.1994 г.
[Electronic resource] // ООН [Official Website]. URL: http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N94/010/81/PDF/N9401081.pdf?OpenElemen
t
3. Резолюция СБ ООН 1540 [Electronic resource] // ООН [Official Website].
URL:
http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/1540%282004%29
4. Резолюции и решения, одобренные Генеральным секретарем ООН в
ходе 10 Специальной сессии. [Electronic resource] // ООН [Official
Website].
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NR0/753/40/IMG/NR075340.pdf?OpenEleme
nt (accessed: 12.02.2012)
5. Итоговый документ обзорной Конференции по пересмотру ДНЯО
2000 г. [Electronic resource] // ООН [Official Website]. URL:
http://daccessdds.ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N00/453/64/PDF/N0045364.pdf?OpenEle
ment
6. О принципах и целях ядерного нераспространения и разоружения, 1995
Review and Extension Conference of the Parties to the Treaty on the NonProliferation of Nuclear Weapons (NPT/conf.1995/32 (Part1)). [Electronic
resource] //
ООН
[Official Website].
URL:
http://daccessdds.ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N95/178/16/PDF/N9517816.pdf?OpenEle
ment
7. Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного
резолюцией 1540 (2004), от 12 сентября 2011 г. на имя Председателя
Совета Безопасности [Electronic resource] // ООН [Official Website].
URL:
http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/530/10/PDF/N1153010.pdf?OpenElemen
t
152
8. Пояснительная записка США к проекту ДЗПРМ CD/1782 от 22.05.2006
[Electrominc rsource] // ООН [Official Website] URL: http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/616/61/PDF/G0661661.pdf?OpenElemen
t.
9. Проект ДЗПРМ, предложенный США. CD/1777 от 19.05.2006.
[Electronic resource] // ООН [Official Website] URL: http://daccess-ddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/615/55/PDF/G0661555.pdf?OpenElemen
t
10.Предложения Австралии по согласованию ДЗПРМ, CD/1775 от 17.05.
2006 [Electronic resource] // ООН [Official Website]. URL: http://daccessddsny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G06/614/61/PDF/G0661461.pdf?OpenElemen
t
11.Доклад посла Джеральда Шеннона о мандате переговоров по
заключению Договора о запрещении производства расщепляющихся
материалов для ядерного оружия или других ядерных взрывных
устройств [Electronic resource] // The Acronym Institute for Disarmament
Diplomacy [Official Website]. URL: http://www.acronym.org.uk/officialand-govt-documents/shannon-report-mandate
12.Обзор позиций государств на заседании комитета по подписанию
ДЗПРМ //Review of positions of the countries at the workshop on «Fissile
Materials and Tritium – How to verify a comprehensive production cut-off
and safeguard all stocks» Geneva.- June 29, 1995 and March 2001.-120p.
Законодательство США
1. Закон «Об атомной энергии 1946 г.» [Electronic resource] // Atomic
archive [Web portal]. URL:http://www.osti.gov/atomicenergyact.pdf
153
2. Закон «О ядерном нераспространении 1978 г.[Electronic resource] // The
compilation of documents [Web portal]. URL: http://www.nrc.gov/readingrm/doc-collections/nuregs/staff/sr0980/v3/sr0980v3.pdf#page=19.
3. Закон «Об уменьшении советской ядерной угрозы» [Electronic resource]
// Cooperative Threat Reduction Documents [Web portal]. URL:
http://www.fas.org/nuke/control/ctr/docs/hr3807.htmlhttp://www.fas.org/nu
ke/control/ctr/docs/hr3807.html
Совместные заявления и выступления
1. Речь президента Соединенных Штатов г-на Двайта Д. Эйзенхауэра на
заседании Генеральной Ассамблеи ООН 8 декабря 1953 г. [Electronic
resource]
//
the
UN
[Official
website].
URL:
http://www.un.org/russian/ga/iaea/eisenhower-2.htm
2. Совместное заявление о принципах обращения и утилизации плутония,
заявленного как не являющегося более необходимым для целей
обороны, 1998 г. //Ядерное нераспространение/под. общей ред. В.А.
Орлова.Т.2.М.:Пир-центр, 2002.- 365-366с.
3. Выступление Президента США Дж. Буша-мл. о новых мерах борьбы с
распространением ОМУ [Electronic resource]. The White House [Official
website].
URL:http://www.whitehouse.gov/news/releases/2004/02/print/200402114.html
4. О заявлении делегаций Китая, России, Великобритании, США и
Франции на Конференции 2000г. участников Договора о
нераспространении ядерного оружия по рассмотрению действия
Договора. [Electronic resource] // МИД России [Official Website]. URL:
http://www.mid.ru/Nsdvbr.nsf/50ce23af9ceacf46432569ea00361254/432569d80022638743256a4
9004f7738?OpenDocument
5. Речь Президента США Б. Обамы в Праге, апрель 2009. [Electronic
resource]
//
America.gov
Archive
[Webportal]
154
URL:http://www.america.gov/st/texttransеnglish/2009/April/20090406115740eaifas0.9701763.html
6. Выступление Р. Геттемюллер на Конференции по разоружению
[Electronic resource] // The State Department [Official Website] URL:
http://www.state.gov/t/avc/rls/182385.htm
Международные инициативы и проекты
1. ИБОР [Electronic resource] // U.S. Department of State [Official Website].
URL: http://www.state.gov/t/isn/c27726.htm (дата обращения: 18.06.2012)
The proliferation Security Initiative [Electronic resource] // NuclearFiles.org
[Web portal]. URL: http:// www.nuclearfiles.org/menu/key-issues/nuclearweapons/issues/proliferation/psi/index.htm
2. План Баруха [Electronic resource] // Atomic archive [Web portal]. URL:
http://www.atomicarchive.com/Docs/Deterrence/BaruchPlan.shtml
3. Программа совместного уменьшения ядерной угрозы (программа
Нанна-Лугара) [Electronic resource] // Cooperative Threat Reduction
Documents [Web portal]. URL: http://www.fas.org/irp/congress/2002
cr/s2026.html
Материалы конференций и научно-исследовательских организаций
на английском языке
1. Albright D. Plutonium and Highly Enriched Uranium// 1996. World
Inventories, Capabilities and Policies/David Albright, Frants Berkhout,
William Walker. SIPRI.: Oxford University Press, 1997.-534p.
2. Albright D. Preventing Illegal Exports:Learning from case studies
[Electronic resource]. Institute for Science and International Security
[Official website]. URL: http://isis-online.org/conferences/detail/preventingillegal-exports-learning-from-case-studies
155
3. Bunn M. Reducing the threat of nuclear theft and sabotage//Symposium on
International safeguards: Verification and Nuclear Material Security.Austria, 2001.-18p.
4. Bunn M. The next wave: urgently needed new steps to control warheads and
fissile material.-Washington.: A Joint Publication of Harvard University's
Project on Managing the Atom and the Non-Proliferation Project at the
Carnegie endowment for International Peace.- April, 2000.-125p.
5. Business and Non-Proliferation: Industry’s Role in Safeguarding a Nuclear
Renaissance / J. Banks and C. Ebinger.-Washington.:The Brookings
Institution, 2011.-238p.
6. Facon Isabelle, Tetrais Bruno. French «Cooperative threat reduction
programs».: Foundation pour la Recherché Strategique.-April 3,2002
7. Globalization and WMD Proliferation Networks: Challenges to U.S.
Security [Electronic resource] // Naval postgraduate school: Center on
Contemporary
Conflict.
[Official
site].
URL:
http://www.nps.edu/ccc/conferences/recent/WMDConferenceAug05_rpt.ht
ml
8. Hoffman B., Claridge D. Illicit trafficking in nuclear materials.London.:Research institute for the study of conflict and terrorism, 1992.42p.
9. R.Kokoski. Technology and the Proliferation of Nuclear Weapons.Stockholm:SIPRI, 1995.
10.Management and Disposition of Excess Weapons Plutonium/ Committee on
International Security and Arms Control of the National Academy of
Sciences.- National Academy Press.: Washington, 1994.-275p.
156
11.«Military Laboratory» Evolves into Academic Outpost [Electronic resource]
//
Los-Alamos
National
Laboratory
[Official
site].
URL:
http://www.lanl.gov/history/road/milit-lab.shtml
12.Nunn S., Ebel R. Managing the global nuclear materials threat.:Center for
Strategic and International studies, 1999.-118p.
13.Nuse James. Legislative history of the Atomic Energy Act of 1946.Washington, DC.:Atomic Energy Commission (principal documents), 1965
.-Vol 1.- 22p.
14.Overcoming impediments to U.S. –Russian cooperation on nuclear nonproliferation//Report of a joint workshop/U.S. National Academies
Committee on U.S.-Russian cooperation on nuclear non-proliferation;
Russian Academy of sciences committee on U.S.-Russian cooperation on
nuclear non-proliferation.-Washington.:National Academies Press, 2004.119p.
15.Plutonium: The First 50 Years, United States plutonium production,
acquisition and utilization from 1944 to 1994.: U.S. Department of Energy.February, 1996.-http://www.fas.org/sgp/othergov/doe/pu50yb.html#ZZ13
16.Report by MAUD Committee on the Use of Uranium for a Bomb
[Electronic resource] // Radiochemistry society: science, education, training
[Web
portal].
URL:
http://www.radiochemistry.org/history/nuclear_age/05_maud.shtml
17.Shapper Annette. Principles of the verification for a future Fissile Material
Cut-off Treaty.: Peace Research Institute Frankfurt.-January,2001.- PRIF
Reports.- №.58. – 35p.
18.The origin of U.S. Couterproliferation policy [Electronic resource]. Air
Force
Counterproliferation
Center
[Official
website].
URL:http://www.au.af.mil/au/awc/awcgate/cpc-pubs/farr.htm
157
на русском языке
1. Бухарин О.А. Возобновление партнерских отношений. Рекомендации
для ускоренных действий по сохранности ядерных материалов в
странах бывшего Советского Союза/О.А. Бухарин, М.Банн, К.И.
Луонго.-М.:ФЭИ, 2000.-95с.
2. Внешняя политика РФ 1992-1999/Под ред. А.В. Торкунова,
А.Ю.Мельвиля, М.Н.Наринского.-МГИМО (Университет).: РОССПЭН,
2000.-326с.
3. Новиков В.Е. Проблема нераспространения ядерного оружия на
современном
этапе.-Российский
институт
стратегических
исследований.-М.:2007.-327с.
4. Материалы 45-й конференции по вопросам политики безопасности
(Мюнхен, 06-08.02.2009)/По материалам журнала Право и
безопасность.- апрель, 2009.- №1 (30)
5. Перспективы трансформации ядерного сдерживания / Под общей
редакцией А.Г. Арбатова, В.З. Дворкина и С.К. Ознобищева.-М.:
ИМЭМО РАН, 2011.-81с.
6. Проблемы ядерного нераспространения в российско-американских
отношениях//История, возможности и перспективы дальнейшего
взаимодействия/Под ред. В.А. Орлова, Р.М. Тимербаева, А.В.
Хлопкова.-М.:ПИР-Центр политических исследований, 2001.-290с.
7. Предотвращение ядерной катастрофы: материалы международной
конференции (Люксембург, 24-25.05.2007).-М.:Национальный институт
корпоративной реформы, 2008.-340с.
8. Сдерживание во втором ядерном веке / Под общей редакцией
А.А. Кокошина, В.А. Веселова и А.В. Лисса.-М.: ИПБМ, 2001.-69с.
158
9. Стойберг К. Справочник по ядерному праву/К. Стойберг, А. Бер, Н.
Пельцер, В. Тонхаузер.-Вена.:МАГАТЭ, 2006.-213с.
10.Тимербаев Р.М. Группа ядерных поставщиков: история создания (19741976).-М.:ПИР-Центр, 2000.-200с.
11.Тимербаев Р.М. МАГАТЭ и гарантии нераспространения ядерного
оружия. Заочный университет нераспространения ОМУ. [Electronic
resource]
//
Пир-центр
[Official
website].
URL:
http://www.pircenter.org/data/SS/IAEA.pdf
12.Ядерный доклад/Под редакцией Дж.Б. Уолфстола, Э.Ю. Дотри,
К.А.Чуена.: Московский центр Карнеги.- декабрь, 2002.-№6
13.Ядерное нераспространение/ под общей ред. В.А.Орлова.Т.1,2.М.:Пирцентр, 2002.-1090с.
14.Ядерное нераспространение в области российско-американских
отношений: вызовы и возможности» / Под общей редакцией
В.А. Орлова, Р.М. Тимербаева и А.В. Хлопкова.-М.:ПИР-Центр, 2001.327с.
15.Ядерное сдерживание и нераспространение/Под редакцией А.Г.
Арбатова и В.З.Дворкина. – Московский центр Карнеги, 2005.- 82с.
16.Ядерная перезагрузка: сокращение и нераспространение вооружений /
Под общей редакцией А.Г. Арбатова и В.З. Дворкина; Моск. Центр
Карнеги. –М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН),
2011. – 511с.
Периодические издания
на английском языке
1. Arkin W. The nuclear burden // Bulletin of the atomic scientists.-Vol. 56.March- April, 2000.-№2
159
2. Bunn G. Making Progress on a fissile material cut-off treaty after the
South Asian // The Non-proliferation Review.- Spring, Summer, 1998.
3. Energy, Electricity and Nuclear Power Estimates for the Period up to
2050. №1, 2011 [Electronic resource] // IAEA [Official Website]. URL.:
http://www-pub.iaea.org/MTCD/publications/PDF/RDS1_31.pdf
4. Ellis J.D The best Defense: Сounterproliferation and U.S. National
Security // The Washington Quarterly, 2003.-№.26.
5. Etzioni A. Enforcing Nuclear Disarmament // National Interest,
2004/2005.- Issue 78, Winter.
6. Johnson J. Issue №29. // Disarmament Diplomacy.-August, September,
1998.
7. Makhijiani A. Uranium Enrichment/A. Makhijiani, L. Chalmers, B. Smith
.-Science for democratic action.-Vol.13.- March, 2005.-№1
8. Meerburg A., Frank N. Von Hippel. Complete Cut-off: designing a
comprehensive fissile material treaty // Arms Control Today, March 2009.Vol.39
9. Norris R., Arkin W. Global nuclear stockpiles, 1945-2000 // Bulletin of the
atomic scientists.-Vol. 56.-March- April, 2000.-№2
10.Tahir-Kheli Sh. Pakistan’s Nuclear Option and U.S. Policy// Pakistan
Times.-August 9, 1976.
11.The new nuclear threat. [Electronic resource] // The Wall Street Journal,
18-08-2007
[Official
Website].
URL:
http://online.wsj.com/article/SB118739496288301521.html
160
12.Western Europe Pushing Ahead to Develop Fast Breeder Reactor. Dermot
A. O’Sultivan/ По материалам журнала Chemical and Engineering
News. 1978, February 13
на арабском языке
1. ‫ جريدة ايالف اليوميت االلكترونيت – اخبار باكستان ترفض التفاوض حول انتاج مواد انشطاريت‬-.
‫يناير‬
62
-.‫االوسط‬
‫الشرق‬
‫اخبار‬
–
‫عالميت‬
‫و‬
‫عربيت‬
[Electronic resource]
// Elaph. URL: http://www.elaph.com/Web/news/2010/1/527625.html
на русском языке
1. Ануфриев Г. Сотрудничество с французскими
материалам журнала «Атомпресс».- 1996.-№5
фирмами/По
2. Богатуров А.Д. Ядерный плюрализм, или какой должна быть
антиядерная дипломатия/По материалам Независимой газеты.октябрь 2003.-№220 (3052)
3. Геттемюллер Р. Контроль над вооружениями и нераспространение:
задачи для новой администрации/ По материалам журнала Индекс
безопаности.-2009. -№2, Том 15
4. Гудби Дж. Инициатива ядерного разоружения как основа для
будущих
соглашений/По
материалам
журнала
Индекс
безопасности.- лето 2009.-№ 2(89), Том 15
5. Есин В.И. Ядерное разоружение: проблемы и перспективы/По
материалам журнала Россия в глобальной политике.- январь,
февраль,2008.-№1, Том 6
6. Лизикова В.С. Принципы всеобъемлющего контроля как основа
политики ядерного экспорта США/ По материалам журнала
Административное и муниципальное право. -2008. -№ 12
161
7. Михайлов В.Н. Профессор «М», «урановая сделка», ядерный удар
сегодня и многое другое/По материалам журнала Экономические
стратегии.-2002.-№6
8. Михайлов В.Н. Минатом и международное сотрудничество/По
материалам журнала Ядерный контроль.- февраль-апрель, 1999.-№2
9. Никипелов Б.В. Нераспространение ядерных материалов в XXI
веке/По материалам журнала Ядерное распространение.- апрель,
июнь, 2000.-№35
10.Никифоров Н. К вопросу о правилах организации системы
государственного учета и контроля ядерных материалов/По
материалам журнала Ядерный контроль.- январь, февраль, 1999.-№1
11.От программы Нанна-Лугара до Глобального партнерства [Electronic
resource] // Независимое военное обозрение 07-09-2009 [Official
Website].
URL:
http://www.nvo.ng.ru/concepts/2007-0907/1_partnerstvo.html
12.Российско-американский диалог по ядерному разоружению: чего
ожидать?/По материалам журнала Индекс безопасности. – лето
2009. -№2(89), Том 15
13.Рыбаченков В.Н. О проблемах разработки международной
конвенции
о
запрещении
производства
расщепляющихся
материалов для военных целей/По материалам журнала Ядерное
распространение.-апрель, июнь, 2000.-№35
14.Синицына Н.В. Режим нераспространения ядерного оружия в
современных условиях/По материалам Московского журнала
международного права.-2008.-№1 (69)
162
15.США заволновались из-за программы Нанна-Лугара [Electronic
resource] // Файл-РФ ежедневная электронная газета [Official site].
URL://file-rf.ru/news/10058
16.Терентьев А. Ядерное будущее/По материалам журнала Профиль.июнь 2009.- № 21(624)
17.Тимербаев Р.М. К новому соглашению по ограничению ядерных
вооружений (о переговорах о запрещении производства
расщепляющихся материалов для ядерного оружия)/По материалам
журнала
Ядерный контроль.-М.:ПИР- Центр политических
исследований. - январь-февраль, 1999.-№1
18.Фененко А.В. Война и контроль над вооружениями. По материалам
журнала Международные процессы.-2006.-№2
Литература
Зарубежные издания
1. Angelopoulos A. Will the atom unite the world? Economic, social and
political aspects of the atomic age.-London.: Bodley Head, 1957.-262p.
2. A European non-proliferation policy: prospects and problems/H.Muller.New York.:Oxford University Press, 1987.-416p.
3. Apikyan S. Prevention, detection and response to nuclear and radiological
threat/ S. Apikyan, D.Diamond, R.Way.-Dordrecht.:Springer, 2007.-308p.
4. Arms control and non-proliferation: issues and analyses/L.Carter.- New
York.: Nova Science publishers, 2000.-2002p.
5. Athanasopulos H. Nuclear Disarmament
Jefferson.:McFarland,2000.-227p.
in
International
Law.-
163
6. Atoms for peace: a future after fifty years/J.Pilat.-Washington.:Woodrow
Wilson Centre press, 2007.-364p.
7. Avenhaus R., Kyriakopoulos N. Verifying treaty compliance: limiting
weapons of mass destruction and monitoring Kyoto protocol provisions.Dordrecht.:Springer, 2006.-629p.
8. Bader W. The United States and the Spread of Nuclear Weapons. New York,
Pegasus, 1968.-176p.
9. Bailey K. Strengthening nuclear non-proliferation.-Colorado.: Westview
press, 1993.-132p.
10.Bauer W., Westfall G. Advances in nuclear dynamics 2//The language of
science.-Dordrecht.:Springer, 1996.-411p.
11.Bellany I. Curbing the spread of nuclear weapons.- Manchester.:Manchester
University press, 2005.-228p.
12.Bergeron K. Tritium on ice: the dangerous new alliance of nuclear weapons
and nuclear power.-Cambridge.:MIT press, 2004.-246p.
13.Bratt D. The politics of CANDU exports.-Toronto.:University of Toronto
press, 2006.-319p.
14.Bunn G. Arms Control by Committee. Managing negotiations with the
Russians.-Stanford.:Stanford University Press, 1992.-364p.
15.Busch N., Joyner D. Combating weapons of mass destruction: the future of
international non-proliferation policy.-Athens, Georgia.: University of
Georgia press, 2009.-395p.
164
16.Cameron I. Nuclear fission reactors.-New York.:Plenum Press, 1982.-389p.
17.Caravelli J. Nuclear insecurity: understanding the threat from rogue nations
and terrorists.-Westport.:Greenwood publishing, 2008.-178p.
18.Cirincione J. Bomb Scare: the History and Future of Nuclear Weapons.-New
York.: Columbia University Press, 2007.-179p.
19.Chari P. Protection of fissile materials: the Indian experience.-Urbana –
Champaign.: University of Illinois, 1998.-9p.
20.Chow B. The proposed fissile-material production cut-off: next steps/B.
Chow, R. Speier, G.Janes.-Santa-Monica.:Rand, 1995.-51p.
21.Christoff J. Non-proliferation: U.S. agencies have taken some steps, but
more effort is needed to strengthen and expand the proliferation security
initiative.-Colorado.: Diane publishing, 2009.-61p.
22.Clausen P. Non-proliferation and the National Interest/America’s Response
to the Spread of Nuclear Weapons.-New York.: Harper Collins College
Publishers, 1993.- 222p.
23.Cohen W. Proliferation: threat and response.-Colorado.:Diane Publishing,
2001.-125p.
24.Countering nuclear and radiological terrorism/ S. Apikyan, D.Diamond.Dordrecht.:Springer, 2006.-292p.
25.Compton A. Holly, Atomic Quest: A Personal Narrative.:New-York, Oxford
University Press, 1956.-370p.
165
26.Croddy E.. Wirtz J. Weapons of mass destruction: an encyclopedia of
worldwide policy, technology and history.Vol 2.- Santa-Barbara.: ABCCLIO, 2005.-1050p.
27.Dewitt D. Nuclear non-proliferation and global security.-New York,
London.:Routledge, 1987.-283p.
28.Diehl S., Moltz J. Nuclear weapons and non-proliferation: a reference
handbook//Contemporary world issues.-Santa-Barbara.:ABS-CLIO,2008.335p.
29.Dismantling the Cold War: U.S. and NIS perspective on the Nunn-Lugar
Cooperative
Threat
Reduction
Program/J.Shields,
W.Potter.Cambridge.:The MIT Press, 1997.-426p.
30.Dunham Nikitin M. Managing the nuclear fuel cycle: policy implications of
expanding global access to nuclear power/ M. Dunham Nikitin, J. Parillo, S.
Squassoni.-New York.: Nova Science Publishers, 2008.-77p.
31.Feiveson H., Blair B. The nuclear turning point: a blueprint for deep cuts
and de-alerting of nuclear weapons.-Washington.:Brookings Institution
press, 1999.-402p.
32.Fisher D. History of the International Atomic Energy Agency//The first forty
years.-Vienna.:IAEA, 1997.-550p.
33.Fisher D. Stopping the spread of nuclear weapons: the past and the
prospects.-New York, London.:Routledge, 1992.-336p.
34.Forsberg R. Non-proliferation primer: preventing the spread of nuclear,
chemical and biological weapons/R. Forsberg, W. Driscoll, G.Webb,
J.Dean.-Cambridge.:MIT press, 1995.-149p.
166
35.Frost B. Nuclear materials//Materials science and technology. Vol 1.Berlin.:Wiley-VCH, 1994.-557p.
36.Fry M. Nuclear non-proliferation and the non-proliferation treaty/ M.Fry, P.
Keatinge, J. Rotblat.- Heidelberg.:Springer-Verlag, 1990.-198p.
37.Geddes J. Nuclear materials: new research.-New York.:Nova Science
publishers, 2008.-328p.
38.Gerdes L. Nuclear weapons.-San Diego.:Greenhaven press, 2009.-118p.
39.Giovannitti L., Freed F. The decision to drop the bomb.:Coward-McCann,
1965.-348p.
40.Graham T. Disarmament sketches: Three decades of arms control and
international law.-Seattle.: University of Washington Press, 2002.-362p.
41.Grainger L. Uranium and thorium.-London.: Newnes, 1985.-204p.
42.International cooperation on non-proliferation export controls//Prospects for
the 1990-s and beyond/ G. Bertsch, R. Cupitt, S.Elliott-Gower.-Ann
Arbor.:The University of Michigan press, 1994.-331p.
43.Kapur K. Nuclear non-proliferation diplomacy: nuclear power programs in
the Third World.-New York.:Lancers Books, 1993.-394p.
44.Keister J. Nuclear materials research developments.-New York.:Nova
Science publishers, 2006.-411p.
45.Kokorski R. Technology and the proliferation of nuclear weapons. New
York, Oxford.: Oxford University Press, 1995.-351p.
167
46.Krause J., Wenger A. Nuclear weapons into the 21st century: current trends
and future prospects.- New York.: Peter Lang, 2001.-252p.
47.Lambers W. Nuclear weapons.-W.Lambers, 2006.-175p.
48.Lambert J., Kadyrzhanov K.K. Safety related issues of spent nuclear fuel
storage.-Dordrecht.:Springer, 2007.-356p.
49.Levi Michael A., O`Hanlon Michael. The future of arms control.Washington, D.C.: Brooking Institution Press, 2005.-191p.
50.Margulies P., Squassoni S. Nuclear non-proliferation.-New York.:Facts on
File, 2008.-355p.
51.Martel W., Pendley W. Nuclear coexistence: rethinking U.S. policy to
promote stability in an era of proliferation.-Colorado.:Diane publishing,
1998.-178p.
52.Mazzar M. Nuclear weapons in transformed world.-New York.:St. Martin’s
Press, 1997-416p.
53.Mozley R. The politics and technology of nuclear proliferation.Washington.:University of Washington press, 1998.-316p.
54.Norris Robert. Racing for the Bomb: General Leslie R. Groves, the
Manhattan project’s indispensable man.-South Royalton.: Steerforth press,
2002.-722p.
55.Nuclear materials safety management/ L. Jardine, M.M. Moshkov.Dordrecht.: Kluwer Academic publishers, 1999.-253p.
56.Nuclear Power: Issues and Choices/Sp.Keeny.: Ballinger Pub, 1977.-418p.
168
57.O’Hanlon M. Technological change and the future of warfare.-Washington.:
Brookings Institution press, 2000.-208p.
58.Patterson W. Nuclear power.-London.:Penguin Books, 1983.-256p.
59.Pener S., Icerman L. Nuclear energy and
Madison.:Addison –Wesley Pub.Co,1976.-713p.
energy
policies.
–
60.Perkovich G. India’s Nuclear Bomb: The impact on global proliferation.Berkeley.:University of California Press, 1999.-597p.
61.Potter W. Nuclear Power and Non-proliferation//An interdisciplinary
perspective.-Cambridge.:Oelgeschlager, Gunn&Hain,1982.-281 p.
62.Reversing the arms race: how to achieve and verify deep reductions in the
nuclear arsenals//Science & global security monograph series (Vol 1)/
Hippel F., Sagdeev R.Z.-Montreux: Gordon and Breach Science
Publishers,1990.-432p.
63.Rioux J-F. Limiting the proliferation of weapons: the role of supply-side
strategies.-Monreal.:McGill-Queen’s press, 1992.-195p.
64.Roberts B. Weapons proliferation and World order: after the Cold War.-The
Hague.: Kluwer Law International, 1996.-398p.
65.Roberts G. Five minutes past midnight: the clear and present danger of
nuclear weapons grade fissile materials.-Colorado.:Diane Publishing, 1996.70p.
66.Rhodes R. The Making of the Atomic Bomb.: Simon & Schuster, 1995.886p.
169
67.Rost Rublee M. Non-proliferation norms: why states choose nuclear
restraint.-Athens, Georgia.: University of Georgia press, 2009-297p.
68.Rotblat J. Nuclear weapons: the road to zero.-Colorado.:Westview Press,
1998.-331p.
69.Schell J. The seventh decade: the new shape of nuclear danger.-New
York.:Metropolitan Books, 2007.-251p.
70.Shaker M. The nuclear non-proliferation treaty: origin and implementations
1959-1979.-New York.: Oceana publications, 1980.-1526p.
71.Shultz G., Andreasen S., Drell S., Goodby J. Reykjavik Revisited.-Stanford,
CA.: Hoover Institution Press, 2008.-510p.
72.Simpson J., McGrew A. The international nuclear non-proliferation system:
challenges and choices.-London.:Macmillan, 1984.-209p.
73.Simpson J. Nuclear non-proliferation: an agenda for the 1990-s.Cambridge.: Cambridge University press, 2009.-256p.
74.Siracusa J. Nuclear weapons: a very short introduction.-New York.:Oxford
University press, 2008.-143p.
75.Spector L. Nuclear proliferation today.-New York.: Vintage Books, 1984.478p.
76.Speier R. Non-proliferation sanctions/R. Speier, B. Chow, S, Rae Starr.Santa-Monica.:Rand, 2001.-279p.
170
77.The non-proliferation
Publishers, 1985.-137p.
predicament/J.Pilat.-New
Jersey.:
Transaction
78.Universal Compliance. A strategy for nuclear security/George Perkovich,
Jessica T. Methews, Joseph Cirincione, Rose Goetemoeller, John B.
Wolfstall.-Washington.: Carnegie Endowment for International peace,
2005.-226p.
79.Warf J. All things nuclear.- Los Angeles.: Southern California Federation of
Scientists, 1989.-302p.
80.Weapons proliferation in the 1990-s// A Washington
reader/B.Roberts.-Cambridge.:MIT Press, 1995.-473p.
quarterly
81.Williams Robert C., Cantelon Philip L. The Baruch Plan, 1946. The
American Atom: A documentary history of nuclear policies from the
discovery of fission to the present.-Philadelphia.: University of Pennsylvania
Press, 1984.-323p.
82.Winfield D., Campbell R. Verifying a fissile material cut-off: an exploratory
analysis of potential diversion scenarios.-Ottawa.: External Affairs and
International Trade Canada, 1994.-44p.
Отечественные издания
1. Абаренков В.П. Устранение ядерной угрозы - веление времени.М.:Международные отношения, 1981.-80с.
2. Абаренков В.П. Проблемы ядерного разоружения/ В.П. Абаренков,
Л.С. Семейко, Р.М.Тимербаев.-М.:Наука, 1982.-112с.
3. Аболтин В.Я., Калядин А.Н. Современные проблемы разоружения.М.:Мысль, 1970.-397с.
171
4. Абреков Б.Г. Нужно ли ядерное оружие для XXI века?.-Изд. «Люди
будущего», 2000.-66с.
5. Александров В.В. На пути к безопасному миру: (поэтапная ликвидация
ядерного оружия).-М.:Изд. Знание,1991.-63с.
6. Аллисон Г.Т. Ядерный терроризм: самая страшная, но предотвратимая
катастрофа.-М.:Изд. ЛКИ,2007.-292с.
7. Андрюшин
И.А.,
Михайлов
В.Н.
Ядерное
нераспространение
и
национальная
Саранск:Тип.Красный Октябрь, 2001.-143с.
разоружение,
безопасность.-
8. Андрюшин И.А., Юдин Ю.А. Риски распространения и проблема
энергетического плутония.-Саранск.:Типография «Красный октябрь»,
2007.-123с.
9. Апсэ В.А., Шмелев В.М. Ядерные технологии.-М.:МИФИ, 2001.-88с.
10.Богданов О.В. Договор, который нужен людям: договор о
нераспространении ядерного оружия и международно-правовые
проблемы ядерного разоружения.-М.:Международные отношении,
1968.-115с.
11.Борьба СССР против ядерной опасности, гонки вооружений, за
разоружение: Документы и материалы. Министерство иностранных дел
СССР/Под ред. А.А.Громыко.-М.: Политиздат, 1987.-560с.
12.Веселов В.А. Международная безопасность: военно-политические
аспекты. Учебное пособие.-М.: «МАКС Пресс», 2005.-201с.
13.Гарднер Г.Т. Ядерное нераспространение.-М.:МИФИ, 1995.-184с.
172
14.Геловани В.А., Пионтковский А.А. Эволюция концепций
стратегической стабильности/Ядерное оружие в XX и XXI веке.М.:URSS, 2008.-111с.
15.Глобальное партнерство против распространения оружия массового
униячтожения:Справочник/Отв.ред. В.А. Орлов.-М.: «Права человека»,
2005.-185с.
16.Грин
Р.
Ядерное
оружие:
мощный
рывок
Новосибирск.:Издательство СО РАН, 2002.-110с.
к
нулю.-
17.Громыко А.А. Андрей Громыко. В лабиринтах Кремля. Воспоминания
и размышления сына.-М.: ИПО «Автор», 1997.-254c.
18.Давиденко Н.Н. Обращение с отработавшим ядерным топливом и
радиоактивными отходами в атомной энергетике/Н.Н.Давиденко,
К.В.Куценко, А.А. Лаврухин, Г.В.Тихомиров.-М.:МИФИ, 2007.-136с.
19.Давыдов В.Ф. Нераспространение ядерного оружия и политика США.М.:Наука, 1980.-279с.
20.Давыдов В.Ф. Россия и США: Проблемы взаимодействия
в
укреплении режима нераспространения ядерного оружия.-М.:Институт
США и Канады РАН, 1997.-78с.
21.Дрелл С.Д. Гудби Ю.Д. Опасности страшнее нет: ядерное оружие.М.:Международные отношения, 2005.-125с.
22.Емельянов В.С. Проблемы нераспространения ядерного оружия.-М.:
Наука, 1981.-90с.
173
23.Иванов А.И. Ракетно-ядерное оружие и его поражающее
действие/А.И.Иванов,
И.А.Науменко,
М.П.Павлов.-М.:Военное
издательство, 1971.-224с.
24.Йойрыш А.И. Ядерный джинн.-М.:ИздАт, 1994.-500с.
25.Кабакович Г.А., Фильков С.М. Проблемы национальной безопасности
и контроль над вооружениями.-М.:Изд. «МГИМО-Университет», 2002.194с.
26.Калядин А.Н. Проблемы запрещения испытаний и распространения
ядерного оружия.-М.:Наука, 1976.-350с.
27.Кларк У. Как победить в современной войне.-М.:Альпина-бизнес,
2004.-240 с.
28.Корниенко Г.М. О проблемах разоружения:
М.:Международные отношения, 1980.-270с.
Сб.
статей.-
29.Кулагин В.М. Международная безопасность. Учебное пособие.-М.:
Аспект-Пресс, 2007.-318с.
30.Лэпп Р. Атомы и люди./ Под ред. И.Н.Соболева. - М.: Иностранная
литература, 1956. - 288с.
31.Макхиджани А., Макхиджани Э. Ядерные материалы. Сквозь тусклое
стекло/Технические и политические аспекты утилизации плутония и
высокообогащенного урана.-М.: IEER Press, 1995.-132c.
32.Международное ядерное право в документах/Р.М.Валеев, А.Р.
Каюмова, Р.И. Ситдикова.-Казань.:изд-во Казанского университета,
2003.-412с.
174
33.Морохов И.Д. Атом и мир, договор о нераспространении ядерного
оружия и Международное агентство по атомной энергии.-М.:
Международные отношения, 1974.-173с.
34.Некоторые аспекты международного содействия российским
программам по разоружению/Под ред. А.Г.Арбатов, В.Г. Барановский
А.А.Пикаев.-М.:ИМЭМО РАН, 2002.-101с.
35.Новый вызов после «холодной войны»:Распространение оружия
массового уничтожения/Служба внешней разведки РФ.-М.,1993.-94с.
36.Петров Е.Н. Ядерное нераспространение.
Снежинск.:СГФТА, 2006.-290с.
Учебное
пособие.-
37.Пикаев А.А. Ядерные наследники Советского Союза: ядерное оружие и
экспорт чувствительных технологий: совместный доклад, том 2.М.:ИМЭМО, 1995.-97с.
38.Пономарев-Степной
Н.Н.
Нераспространение
и
атомная
энергетика/Н.Н.Пономарев - Степной, С.В. Антипов, А.С. Григорев,
Е.С. Мелков, В.А. Невиница, А.Н. Румянцев, В.К. Сухоручкин, В.М.
Шмелев.-М.:ИздАт, 2008.-150с.
39.Петросьянц М.А. Атом не должен служить войне.-М.:Политиздат,
1986.-191с.
40.Радаев Н.Н. Проблемы утилизации ядерного оружия.-М.:Военная
академия РВСН, 1998.-272с.
41.Разоружение и безопасность, 1997 – 1998: Россия и международная
система контроля над вооружениями/ Развитие и распад / Под ред.
Арбатова А.Г.- Институт мировой экономики и международных
отношений., Центр геополитических и военных прогнозов.; Российская
Академия Наук. Институт мировой экономики и международных
175
отношений, Центр геополитических и военных прогнозов.-М.:Наука,
1997.-303с.
42.Ран Ф. Справочник по ядерной энерготехнологии/ Ф.Ран,
Адамантиадес А., Кентон Дж., Браун Ч.-М.:Энергоатомиздат, 1989.752с.
43.Россия в поисках стратегии безопасности: проблемы безопасности,
ограничения вооружения и миротворчества/Под редакцией Арбатова
А.Г. – М.:Наука, 1996.-335с.
44.Россия в формировании международной системы профилактики
распространения оружия массового поражения/ Под редакцией
Кокошина А.А. и Богатурова А.Д. –М.:URSS,2008.-205с.
45.Ротблат И. Мир без ядерного оружия: насколько он желателен и
осуществим?/ Й. Ротблат, Ж. Стейнбергер, Б. М. Удгаонкар. М.:Издательство Машиностроения, 1997.-207с.
46.Рощин А.А. Международная безопасность и ядерное оружие.М.:Международные отношения, 1980.-287с.
47.Сотников В.И. Ядерная проблема в индийско-пакистанских
отношениях (вторая половина XX - начало XXI века).-М.: Научная
книга, 2003.-256с.
48.Стратегическое ядерное вооружение России/Под редакцией Подвига
П.Л.-М.:ИздАТ, 1998.-498c.
49.Супрунов В.И. Материалы ядерной техники.-М.: Военная академия
РВСН им. П.Великого, 1999.-112с.
176
50.Тимербаев Р.М. Международный контроль над атомной энергией:
Первоначальные этапы. Существующие системы контроля за
ограничением и сокращением ядерных вооружений. Дальнейшие
перспективы.-М.: «Права человека», 2003.-367
51.Тимербаев Р.М. Мирный атом на
Международные отношения, 1969.-175с.
международной
арене.-М.:
52.Тимербаев Р.М. Россия и ядерное нераспространение.1945-1968.М.:Наука, 1999.-383с.
53.Троицкий М.А. Международная и национальная безопасность:
современные концепции и практика.-М.:Изд. «МГИМО-Университет»,
2006.-50с.
54.Чернов Н.Ф. Ядерный круговорот: что было и что будет.-М.:ОлмаПресс, 2001.-382с.
55.Ядерные испытания СССР: общие характеристики, цели, организация
ядерных испытаний СССР / Под ред. В.Н.Михайлова. - М. : ИздАТ,
1997. - 303 с.
56.Ядерное нераспространение после Холодной войны/Под редакцией
Арбатова А.Г. и Дворкина В.З.- М.:Московский центр Карнеги.РОССПЭН,2006.-559с.
57.Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия/Под редакцией
Епифанова Л.М. и Залесского К.Л.-М.:РОССПЭН;ПИР-Центр, 2009.383с.
58.Ядерное оружие и национальная безопасность /Под общ. ред.
В.Н.Михайлова.-Саранск.:Тип. «Крас. Окт.», 2008.-218с.
177
59.Ядерное распространение. Новые технологии, вооружения и
договоры/Под редакцией Арбатова А.Г. и Дворкина В.З.М.:РОССПЭН, 2009.-270с.
60.Якимец В.Н. Ядерная энциклопедия/В. Н. Якимец, И. А. Рябцев, А. А.
Ярошинская.-М.:Изд-во Благотворительный фонд Ярошинской, 1996.616с.
61.Яковлев А.Н. От Трумэна до Рейгана: доктрины и реальности ядерного
века.-М.:Молодая Гвардия, 1984.-399с.
62.Яшин Ю.А. Меч и щит России: ракетно-ядерное оружие и системы
противоракетной обороны.-Калуга.:Калуга-пресс, 2007.-620с.
Интернет-ресурсы
1. http://www.un.org – сайт ООН;
2. http://www-pub.iaea.org – сайт МАГАТЭ;
3. http:// www.kremlin.ru – сайт Президента России;
4. http://www.mid.ru – сайт МИД России;
5. http://www.government.ru – сайт Правительства России;
6. http://www.america.gov – сайт Государственного департамента США;
7. http://www.nuclearsuppliersgroup.org
–
сайт
Группы
ядерных
поставщиков;
8. http://www.uic.com.au – сайт Уранового информационного центра в
Австралии;
9. http://www.sipri.se – сайт Стокгольмского международного института
проблем мира;
10.http://www.atomicarchive.com – сайт, посвященный созданию атомной
бомбы;
178
11.http://www.rtarabic.com – сайт новостного агентства ‫روسيا اليوم‬
12.http://www.elaph.com – сайт новостного агентства ‫ايالف‬
13.http://rus.ruvr.ru – сайт Радио Голос России;
14.http:// www.vesti.ru – сайт Вести России;
15.http:// www.voennovosti.ru – сайт Военные новости России;
16.http:// www.inosmi.ru – сайт Иносми.ру;
17.http:// www.tvel.ru – сайт компании «ТВЭЛ»;
18.http:// www.atomenergoprom.ru – сайт Атомэнергопрома;
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа