close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Мерзликина О. В.

код для вставкиСкачать
Структурно-семантическая характеристика испанского молодежного жаргона
общества. Современный процесс языкового
развития показывает, что неологизм является
явлением языка, которое охватывает все его
уровни: фонетический, грамматический, стилистический. Неологизм может выступать не
только как категория неологии и неографии
(или больше – лексикологии и лексикографии),
а и как сложное языковое и культурное явление. Исторически относительным является не
только понятие неологизм, новое слово, новообразование, но и понятие потенциальное слово,
окказиональная лексема. Так, существование
разных определений основной единицы неологии – неологизма – определяет разные направления изучения этого явления: денотативный,
социо- и психолингвистический, структурный,
семантический и другие.
113
Примечания
См.: Лыков, А. Г. Новые слова и словари
новых слов / под. ред. Н. З. Котеловой. Л.,
1978. С. 29.
2
См.: Лыков, А. Г. Русское окказиональное
слово : учеб. пособие. М., 1976. С. 99.
3
См.: Сенько, Е. В. Инновации в современном
русском языке. Владикавказ, 1994. С. 22.
4
См.: Лыков, А. Г. Русское окказиональное
слово... М., 1976. С. 100.
5
�������������������������������������������
См.: Тогоева, С. И. Современная лексикография и новые единицы номинации : монографія.
Тверь, 2000. C. 88.
6
См.: Козырев, В. А. Русская лексикография /
В. А. Козырев, В. Д. Черняк. М., 2004. С. 69.
1
Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 7 (336).
Филология. Искусствоведение. Вып. 89. С. 113–118.
О. В. Мерзликина
СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ИСПАНСКОГО МОЛОДЕЖНОГО ЖАРГОНА
Рассматриваются структурные и семантические характеристики испанского молодежного
жаргона, его особенности, среди которых можно выделить семантические сдвиги и переосмысления, метафорические номинации, иноязычные заимствования, использование дисфемизмов,
усечения, неологизмы и обращения.
Ключевые слова: молодежный жаргон, разговорный язык, язык молодежи, жаргонизмы.
Язык молодежи можно определить как
своего рода коллаж, что обусловлено разнообразием лингвистического материала, используемого для его создания: заимствования,
семантические изменения и переосмысления,
фонетические ассоциации, морфологические
новообразования и так далее. Несмотря на то,
что существуют определенные критерии для
определения источников пополнения молодежного жаргона, практически невозможно
охватить все его разнообразие.
Молодежный жаргон подчиняется общим
принципам существования. Во-первых, это
самый подвижный языковой пласт – поколения молодых людей меняются через каждые
пять-девять лет, а вместе с ними изменяется и
жаргон. «Модные» слова зачастую быстро забываются, но некоторые жаргонные слова и
выражения могут употребляться на протяже-
нии долгого времени. Затем они могут стать
настолько известными, что выйдут за рамки
данной социальной группы и войдут в состав
общеупотребительной нейтральной лексики.
В настоящей статье молодежный жаргон
определяется как определенное языковое явление, имеющие широкое распространение в
молодежной среде. Его лексические единицы
не используются для характеристики и наименования различных предметов и явлений,
известных только узкому кругу специалистов
(профессионализмы), не являются секретным
кодом для того, чтобы исключить из разговора тех, кто не принадлежит к определенной группе и не используются только лишь в
экспрессивно-негативной коммуникации как
вульгаризмы. Языковые средства молодежного жаргона служат для наименования общеизвестных предметов и явлений и используются
114
молодежью для утверждения своей индивидуальности; с другой стороны, молодежный жаргон определяет также принадлежность к определенной социальной группе.
Стоит также отметить, что молодежный
жаргон не является полностью однородным, а
представляет собой набор языковых явлений,
манеру речи, присущую широким кругам молодых людей, целью которых является проявление солидарности и принадлежности к определенной возрастной группе. Выбор тех или
иных языковых средств зависит от мировоззрения определенного молодежного движения,
от принадлежности к той или иной социальной группе, от коммуникативного контекста
и так далее.
Поскольку, как уже указывалось, языковой
состав молодежного жаргона достаточно разнороден, в данной статье мы не будем проводить различия между особенностями использования языковых средств различными кругами
молодежи, а остановимся на рассмотрении тех
языковых характеристик, для которых общим
является такая социальная переменная, как
возраст.
Большинство исследователей молодежного
жаргона отмечает, что характерными чертами
языка молодежи является его просторечие, неформальность, эмоциональная окраска, экспрессивность, живописность образов, богатство и неожиданность ассоциаций.
Исследуя испанский молодежный жаргон, в
первую очередь, можно выделить смысловые
сдвиги и переосмысления. Многие из жаргонных слов не были созданы специально, они
уже существовали в языке с другими значениями как часть общеупотребительного языка.
Примечательным в данном случае является
то, что молодые люди обращают внимание на
определенные связи и схожесть между предметами и явлениями, используя метафору или
метонимию в качестве источника пополнения
своего вокабуляра. Часто жаргонная лексика
строится на аналогии с определенными животными или птицами. Метафорические наименования животных соединяют в себе и выражают
две реальности – природу и человека – в одном
образе. Они приписывают человеку этические,
психологические и социальные характеристики поведения. Так, например, catorra в испанском молодежном жаргоне означает болтливого человека, а буквально данное слово
означает «маленький попугай», то есть птица,
которая умеет повторять за людьми их слова,
О. В. Мерзликина
не осознавая смысла этих слов и делает это постоянно, не умолкая.
Во многих случаях подобные метафорические номинации носят иронический оттенок:
operación gamba (abordar a un hombre o una
mujer feos pero con buen cuerpo y de ahí que se
pueda aprovechar todo menos la cabeza, que es
lo primero que se les quita a las gambas), ir en
zapatobús (a pie), salir de cacería (a ligar), estar
colgado (referido al amor o al vicio)1, lámparas,
faroles (ojos), antenas, pantallas, sopladores
(orejas). Часто основой создания новых лексических единиц становится цветовая аналогия,
как, например, chocolate y mierda (hachís). В
других случаях целый ряд метафор основывается на одном образе-понятии. Как, например,
в случае с тем, кто находится под воздействием наркотиков: está en un viaje, está colocado y
sufre alucinaciones, es decir, alucina2.
Характерной особенностью испанского молодежного жаргона является изменение регистра из эвфемизма в дисфемизм. В данном случае табуированная обществом лексика, являясь
денотатом определенных предметов и явлений,
имеет иной предмет референции, не имеющий
отношения к объекту номинации3. Как отмечает Родригес Гонсалес, в этом выборе молодые
люди не только избегают эвфемизма, но и намеренно ищут дисфемизм и любое слово, способствующее приданию речи уничижительного или же юмористического тона2, несмотря на
то, что у многих данных лексических единиц
имеются эвфемизмы, как, например jolín вместо joder, и и так далее. Как следствие, подобные дисфемизмы выполняют двойную экспрессивную функцию: с одной стороны они
передают эмоциональное состояние говорящего (раздражение или недовольство), с другой стороны, помогают идентифицироваться
в компании, обозначить социальную группу,
к которой принадлежит говорящий: “Estoy ya
hasta los cojones de ir a ver listas para que nunca
salgan mis notas”4, “... Es el puto Matanzo el que
lo jode todo”5, “Pero no os descojonéis”6.
Менее частотными, тем не менее, достаточно употребляемыми являются изменения значения лексических единиц, не основанных на
семантических ассоциациях, такие как, например, следующие фонетические ассоциации:
soy vikingo porque no repito un domingo, soy
berberecho porque solo me falta el estrecho; или же
интерпретация аббревиатур: Adidas (asociación
de idiotas dispuestos a suicidarse/ suspender) o
PCE, (pequeños cabreados y esparcidos).7
Структурно-семантическая характеристика испанского молодежного жаргона
Испанский жаргонный вокабуляр активно пополняется за счет традиционных способов словообразования литературного языка,
а именно аффиксального. На морфологическом уровне наиболее продуктивными явлются лексические единицы, образованные с
помощь суффиксов -adо/ a, -ero, -ón, которые
во многих случаях имеют забавную и юмористическую коннотацию8: alborotada (mujer que
le gusta demasiado a los muchachos), hartada
(almuerzo) y pintorrejiada (muy maquillada),
chorrada (bobada, tontería), pasada, flipada (algo
sorprendente, excesivo), monada (persona o cosa
atractiva y encantadora), ennotado (drogado),
tostado (flaco); cagadero (retrete), loquero
(рsiquiatra), fotero (el que hace fotos), noviero
(novio), motero (motociclista), bichón (individuo
alto), rocón (hombre soltero entrado en años),
ganchón (nariz grande), moscón (el que molesta),
soplón (individuo muy fumador) y jodión (persona
molesta), botellón, bajón, subidón. В испаноязычном молодежном жаргоне также можно
выделить существительные и прилагательные,
образованные с помощь суффиксов -ata, -eta,
-ota, - ete: cubata, bugata, niñato, drogаta, pegata,
ordenata, drogata, rojata, sodata, jubilata, tocata,
fumeta, porreta, pasmarota, pinchota, polvete,
rollete. Как утверждает Касадо Веларде, суффикс -ata является наиболее продуктивным в
испанском молодежном жаргоне. Данный суффикс является характерным для преступного
жаргона и, скорее всего, именно из данного
жаргона он был заимствован молодежью9.
Среди префиксального способа словообразования наиболее частым в языке молодежи является употребления суффикса súper-, который
заменяет превосходную степень muy + adjetivo
o -ísimo, как, например, в следующих словах:
superinteligente, superinteresante, superlargo,
supergrande, supersimpático, superfeo, и так далее.
Как отмечают Эрнандес Торибьо и Вигара
Таусте, в испанском молодежном жаргоне также довольно часто можно встретить различные усечения, которые, как правило, являются
выражением симпатии, непринужденности,
близости собеседников и принадлежность к
определенной группе10. В данном случае речь
идет не об общеупотребительных сокращениях, характерных для разговорного языка вообще, таких как, например, cole, bici, mili, tele,
peli, а о присущих исключительно молодежному жаргону: anfeta, masoca, gasota, trapis,
pasti и образованных посредством агглютина-
115
ции или элипсиса finde (fin de semana) y buenri
(buen rollo), hacer un simpa, (un sin pagar – irse
sin pagar de un restaurante), munipa (policía
municipal).
Родригес Гонсалес11 выделяет также еще
одну характерную особенность испанского молодежного жаргона – его особую глагольную
систему: большинство переходных и непереходных глаголов образуется с помощью окончания -ar и, кроме того, все глаголы испанского
языка, образованные при помощи деривации,
принимают форму первого спряжения: jalar
(irse), abombar (rechazar), chingar (avergonzar,
divertirse) monchar (comer), pirarse (irse),
despelucarse (despeinarse), putearse (enojarse),
cabrearse (enfadarse).
С другой стороны, испанскому молодежному жаргону присуще широкое употребление лексических заимствований, особенно из
английского языка. Поскольку молодежный
жаргон всегда воспринимает что-либо новое
и популярное, большое количество транслитерированных, ассимилированных и даже переведенных слов в нем является естественным.
Некоторые заимствования могли бы рассматриваться как денотативные или необходимые,
поскольку они представляют собой слова, для
которых нет лексических соответствий в испанском языке: el videoclip, freaky, tunera. Так,
например, freaky происходит от английского
freak и используется для номинации людей,
имеющих эктравагантые, необычные увлечения, вкусы или одежду. Данный термин используется для характеристики тех людей, которые желают выделиться из толпы и поэтому
привлекают внимание других своим странным
и необычным поведением. В свою очередь,
tunera происходит также от английского термина tuning, и также характеризует людей,
которые носят экстравагантную или же выходящую за рамки общепринятого одежду по
аналогии с тюнинговыми машинами.
Однако следует отметить и широкое употребление испанской молодежью иностранной
лексики имеющий испанские эквиваленты:
family, money, luck, glamur, supermanes, а также
лексическую деривацию с помощью иностранных суффиксов, таких как -ation, -ing ,-eitor:
comunication, edredoning, nomineitor, etc. Так,
глагол flipar (se) и его производные flipante,
flipe, flipado происходит от английского flip
(ударить, повернуть, подбросить, встряхнуть)
получила в Испании широкое распространение среди молодежи как синоним жаргонизма
116
alucinar, причем это значение было взято не
из нормативного английского языка, а из молодежного жаргона, где flip означает потерять
контроль12. Первое значение данного глагола
DRAE определяет как «находиться под действием наркотиков», поэтому оно может обозначать удивление, неожиданность (por lo de
alucinado) или же что-либо, что оказывается
невероятным, неправдоподобным. Еще одно
значение глагола flipar – нравиться: “me flipan
las motos”.
Кроме иностранных заимствований, испанский молодежный жаргон характеризуется
широким использованием неологизмов, качественных прилагательных, имен существительных, устойчивых словосочетаний, и, прежде всего, глаголов: pallar (‘el móvil que marca
mal’), estar pallao (‘estar para allá’), pajarse,
pisonearse, echar la peta (la bronca), columpiarse,
tirarse el folio, chinarse, quedar tuti, ansiarse; la
dieta del cucurucho: comer poco y follar mucho
или же так называемых гибридных форм:
porfaplis, flipotear, person (como personaje y no
como persona)13.
В области лексики и устойчивых словосочетаний интересным является их эмфатическое
и гиперболическое употребление. К данной
категории относятся имена прилагательные и
наречные выражения, целью которых является
интенсификация качества или количества. С
целью усиления положительного акцента испаноязычная молодежь прибегает к использованию интенсифицирующих прилагательных и
наречий (среди них есть множество терминов
табу): cojonudo, acojonante, molón, alucinante, de
puta madre, mogollón, que te cagas, que te mueres,
de la hostia, alucinante, flipante, guay, superguay,
mazo, de cojones, súper, superfenomenal, a tope,
un pasote, un huevo, etc., такие выражения как:
estar guay, ser la hostia, ser la polla: “Menos mal
que tengo una novia cojonuda con la que me voy
a casar...”14, “¿Has visto eso? Es acojonante”
15
“...El juez detrás dándole luces pero el tío ahí,
pasando a tope”.16 Некоторые интенсификаторы имеют отрицательную коннотацию:
una chorrada, chungo, puto, jodido, del carajo,
de la hostia, de (la) mierda, ser un coñazo, ser
una mierda: “Cada vez las cosas se ponen más
chungas, “Venga, que el Herre y tu colega estarán
ya de mala hostia”,17“Marta: Esto es una mierda.
Me había salido bien, tía, te juro que me salió de
puta madre”18.
В свою очередь, довольно употребительными
являются глаголы alucinar, flipar y molar, из
О. В. Мерзликина
которых последний часто интенсифицируется:
mola mogollón, mola mazo, mola que te cagas и
др.: “...porque mi viejo es vallecano, con c, como
dice él, que lo de la k es de anteayer, y eso que a
mí lo de la k me mola un huevo...”19.
Для того чтобы выразить абсолютное
отрицание, в испанском молодежном жаргоне
часто используются такие фразы, как: ni de
coña o ni a hostias: “Y tampoco te creas que me
voy a poner a llorar, y a ir de pobre hombre por el
mundo, porque es que para nada, pero ni de coña,
vamos”.20
Кроме различных типов фразеологических
единиц, характерных для общеупотребительной
разговорной речи, в испанском молодежном
жаргоне используется большое количество
только ему присущих фразеологизмов: no comerse un rosco (no conseguir algo, lo que se desea),
salir de cacería (a ligar), írsele la bola a alguien
(enloquecer, olvidar), tener poca sesera, ser un
panoli, tonto del culo, pringado (persona con
poca capacidad intelectual), coger una mona, pillar un ciego (una borrachera), no tener ni chapa,
no tener ni puta idea (no saber nada), estar hasta
los cojones, estar hasta los mismísimos (eufemismo), estar hasta la bola, estar hasta el culo (estar harto), darse de hostias (pegarse, pelearse), ser
un peñazo, ser un coñazo, ser un plasta (persona
que molesta o fastidia), dar la coña (molestar),
hincharle los cojones a alguien (perder la paciencia), estar pirado, estar mal del tarro, estar grillado (persona que está loca), mandar a tomar por
culo (frase de rechazo), estar como un tren (persona muy atractiva), cortar el rollo (cambiar, para
el tema, la actividad), ser tonto del culo (bobo,
necio), и и так далее.
Употребление ненормативной лексики и
бранных слов, по мнению Родригеса Гонсалеса21, всегда было довольно свойственным для
разговорного испанского языка, прежде всего
для мужчин, а в случае с молодежью данное
явление становится более выразительным и
широко используемым. Речь в данном случае
идет о лексике и устойчивых выражениях сексуального характера: cabrón, cabronazo, puta,
mariconazo, joder, cojones, coño, culo, mierda,
gilipollas, agilipollado и так далее. Многие из
этих лексических единиц подверглись процессу десемантизации и перешли в разговорный
язык как обычные слова-паразиты или междометные выражения, которые воспринимаются
как своего рода знаки проявления эмоционального состояния говорящего. Такие лексические
единицы как puto/ a, coño, mierda, hostia, cojones
Структурно-семантическая характеристика испанского молодежного жаргона
могут вступать в различные синтагматические отношения: ¿dónde coño me has dejado?
No sé cómo mierda se jodió el cable, pues si no
compartes conmigo las cosas no sé qué cojones
quieres que te diga”22, “...y que cómo cojones se
puede hacer así una revolución...”23, “...que no sé
a qué coño venían, aparte de a merendar por la
patilla...”24, “Jorge: Joder, si mangas algo por lo
menos avisa”.25 Такие элементы, как todo el puto
día, qué puta mala suerte, es la puta verdad, una
película cojonuda, una sala de puta madre, con la
cara de mala hostia, es una resaca del carajo, de
mierda, de los cojones, также могут включаться в синтагму в качестве определения. Можно
привести достаточное количества примеров такого употребления: “Marta: ... Me había salido
bien, tía, te juro que me salió de puta madre”,
“Israel: Perdona, tía. Lo siento, perdóname.
Soy un bocazas... No tengo ni puta gracia.”25,
“...porque también las había feas, chicas que a
lo mejor tenían un cuerpo de la hostia, pero la
nariz demasiado grande o los dientes salidos para
fuera...”.26
Еще одним интересным аспектом молодежного жаргона является использование вокатива, например: tronco, colega, tío, maricón,
cabrón, chaval, chavalote и и так далее, наиболее употребительным из которых является
tío/а. В данном случае лексические единицы
уничижительной оценки приобретают дружелюбный и доброжелательный характер:“Israel:
¡Felicidades, maricón! ¡Cumples dieciocho! /
Jorge: Vale, tío, que me salpicas”, “Israel: ... Pero
qué maricón que eres, tronco”25, “...¡Qué rape te
han dado, colega!”27. В социолингвистических
исследованиях подчеркивается некоторая разница в использовании вокатива в соответствии
с сексуальной принадлежностью говорящих28.
Так, согласно Молина29, среди парней в качестве вокатива отмечается употребление зачастую оскорбительной по своей семантике лексики как маркера близости: tío, macho, tronco,
cabrón, colega, simpático, capullo, cabroncete,
для девушек, язык которых является более
эмоциональным и которому чужды оскорбительные выражения, характеризующие дружественные отношения между мужчинами, наиболее употребляемыми вокативами являются
доброжелательные по своей семантике лексические единицы, такие как: tía, niña, maja, rica,
guapa, mujer, preciosa.
Таким образом, молодежь является наиболее продуктивной в создании современного
жаргона социальной группой. Это объясняется
117
тем, что молодые люди являются более открытыми и восприимчивыми к новым тенденциям,
ко всему иностранному, к желанию выделиться среди сверстников, эпатировать, создавать
особую атмосферу пренебрежительно-иронического, эмоционального, юмористического
отношения к окружающей действительности,
критическое, а иногда даже нигилистическое
отношение к чему-то традиционному и устоявшемуся. Возникновение и функционирование
молодежного жаргона определяется потребностью данной социально-демографической
группы, главной характеристикой которой
является переходный возраст, процесс становления личности, связанный с преодолением
определенных противоречий.
Примечания
См.: Herrera, C. El español de los jóvenes /
C. Herrera, M. Manjavacas Ramírez, Y. Tejado //
Donde dice... Boletín de la Fundación del Español
Urgente. 2008. № 12. P. 15.
2
См.: Rodríguez González, F. Lenguaje y
contracultura juvenil: anatomía de una generación
// Comunicación y lenguaje juvenil / F. Rodríguez
González (coord.). 1989. P. 149.
3
См.: Zimmer, T. El lenguaje estudiantil de Costa
Rica: el disfemismo como medio de identificación
// Káñina. 2004. Vol. 28, № 2. P. 165.
4
Mañas, J. A. Historias del Kronen. Barcelona,
2006. P. 88.
5
Там же. P. 91.
6
Там же. P. 214.
7
См.: Herrera, C. El español de los jóvenes...
P. 13.
8
См.: Rodríguez González, F. Lenguaje y contracultura juvenil... P. 97.
9
См.: Casado Velarde, M. Léxico e ideología en
le lengua juvenil // El lenguaje de los jóvenes / F.
Rodríguez González (coord.). 2002. P. 169.
10
Hernández Toribio, I. Lenguaje coloquial juvenil
en la publicidad de radio y televisión / I. Hernández Toribio, A. M. Vigara Tauste // Revista de estudios de la juventud. 2007. № 78. P. 141–160.
11
����������������������������������������������
См��������������������������������������������
.: Rodríguez González, F. Lenguaje y contracultura juvenil... P. 135–166.
12
Монастырев, Б. Е. Прагмо-семантические
особенности городских жаргонов испании и
Латинской Америки [Электронный ресурс].
URL: http://www.pglu.ru/lib/publications/University_Reading/2008/V/uch_2008_V_00011.pdf.
13
Mañas, J. A. Historias del Kronen. Barcelona,
2006. P. 59.
1
Н. Б. Попова
118
Herrera, C. El español de los jóvenes... P. 59.
15
Там же. Р. 155.
16
Там же. Р. 142.
17
Там же. Р. 140.
18
Física II. Los mejores cortos del cine español
[CD]. Vol. 7. Edición exclusiva Fnac, 2005.
19
Grandes, A. Estaciones de paso. México, 2005.
Р. 7.
20
Там же. Р. 17.
21
����������������������������������������������
См��������������������������������������������
.: Rodríguez González, F. Lenguaje y contracultura juvenil...
22
����������������������������������������������
См��������������������������������������������
.: Herrero, G. Aspectos sintácticos del lenguaje juvenil // El lenguaje de los jóvenes / Rodríguez González, F. (coord.). 2002. Р. 80.
23
Grandes, A. Estaciones de paso. México, 2005.
Р. 124.
24
Там же. Р. 10.
14
Física II. Los mejores cortos del cine español
[Электронный ресурс]. Vol. 7. Edición exclusiva
Fnac, 2005.
26
Grandes, A. Estaciones de paso. México, 2005.
Р. 122.
27
Mañas, J. A. Historias del Kronen. Barcelona,
2006. P. 201.
28
См.: López García, A. Gramática / A. López
García, R. Morant López. Madrid, 1988�������
; Enajas, R. El vocativo amoroso en el lenguaje juvenil
almeriense // Tonos Digital. 2004. № 7.
29
См.: Molina Martos, I. Evolución de las fórmulas de tratamiento en la juventud madrileña a lo
largo del siglo XX: un estudio en tiempo real // El
lenguaje de los jóvenes / F. Rodríguez González
(coord.). 2002. P. 97–122.
25
Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 7 (336).
Филология. Искусствоведение. Вып. 89. С. 118–122.
Н. Б. Попова
ДИСКУРСИВНЫЕ ПРАКТИКИ ИРОНИИ
В ТВОРЧЕСТВЕ ФРАНСУА МАРИ ДЕ ВОЛЬТЕРА
Основные дискурсивные признаки культуры иронии, известные с античности, актуальны для
передачи интенций во все времена и во многих сферах коммуникации. При этом замечено, что
ирония особенно актуализируется на стыке разных идеологических, философских и эстетических направлений, когда критикуется старое и еще не полностью установлено новое. Именно
поэтому материалом данного исследования послужило творчество великого французского философа и писателя эпохи Просвещения Вольтера, известного критика абсолютизма как одной из
форм тоталитаризма.
Ключевые слова: ироническая личность, дискурсивное иносказание, оксюморон, силлогизм,
культура иронии.
Ирония как способ общения широко используется и хорошо осознается носителями
любого языка. При этом ирония оказывается достаточно странным способом общения с
точки зрения основных правил коммуникации,
ибо с позиции говорящего ироническое высказывание нарушает основные прагматические
принципы и постулаты, а с позиции адресата
ирония создает определенные трудности для
интерпретации интенции говорящего. И, тем не
менее, ирония широко употребляется для передачи интенций во многих сферах коммуникации: от повседневного общения до дискурсивных практик политического, юридического и,
безусловно, художественного дискурсов.
Понятие дискурсивной практики вводится в
научный обиход французским философом Мишелем Фуко [3. С. 117] и представляется нам
наиболее приемлемым для анализа высказываний иронического типа любого объема: от простой реплики к высказыванию и целому повествованию, от эпизодической иронической интенции к общей манере говорящего. При этом
ироническая манера говорящего или пишущего может характеризовать языковую личность
в целом. Такой нам, в частности, представляется личность и художественное творчество
Франсуа Мари Аруэ де Вольтера, французского писателя, философа, историка, одного из основоположников движения Просвещения.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа