close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...ОАО по эмиссии и эквайрингу банковских карт;pdf

код для вставкиСкачать
На банк есть 5 потенциальных покупателей — председатель набсовета
Александр Морозов
Интервью Председателя Наблюдательного Совета Форум Банка
Александра Морозова изданию "Дело"
http://delo.ua/finance/na-bank-forum-est-5-potencialnyh-pokupatelej-predsedatel230506/?supdated_new=1395309194
Что произошло с "Форумом" в результате чего он был признан
неплатежеспособным?
Чтобы понять всю ситуацию, нужно объяснить, в каком положении банк
достался нам. У нового акционера банк пробыл всего лишь чуть больше года.
Сразу после покупки, новое руководство смогло выявить , что реальное
финансовое состояние банка не соответствует ранее подготовленной
отчетности. Перед проведением годового собрания акционеров внутренний
аудит и правление идентифицировало серьезные проблемы, которые, как мы
теперь понимаем, по умыслу были скрыты от покупателя немецкой стороной
на момент заключения сделки. Как в результате выяснилось, у банка были
недоформированы резервы на сумму 2,5 млрд грн. В связи с этим, было
принято решение отложить публикацию отчетности за 2012 год. Т.е. все
проблемы мы получили "по наследству" и в течение последнего года,
предпринимали приложили максимум усилий, чтобы стабилизировать
ситуацию.
Разве такую дыру нельзя было определить в процессе duediligence?
Да, мы проводили предпродажный аудит. Его проводила компания PwC. Так
сложилось, что аудитор обслуживал и группу Commerzbank и предприятия
Группы Смарт. В этом был определенный конфликт интересов, но в тот
момент этому не придали большого значения. Как потом выяснилось, PwC
делали аудит по международным стандартам (2012-й был как раз годом
перехода на международные стандарты), а не по украинским и согласно им,
банк имел проблемы другого рода. Но нужно заметить, что требования НБУ
более жесткие, они четко выписаны, разные трактовки не возможны, а вот
международные стандарты подразумевают больше "творчества" в оценке. В
результате, проблемы не были изучены. Они даже не были
идентифицированы.
У вас по этому поводу нет претензий к PwC?
К PwC претензии предъявить сложно. Проведение аудита по международным
стандартам было разрешено законодательством. Аудит по украинским
стандартам изначально не был оговорен.
Как было возможным скрывать такую недостачу в капитале?
Прежний менеджмент с помощью ручных настроек формировал
резервы.Когда мы зашли в банк, мы переключили систему на автоматический
режим, ввели корректные данные и сразу увидели расхождения. Мы начали
дискуссию с представителями Commerzbank. Это было в конце апреля.
Согласно подписанному договору, мы в течение 10 дней после обнаружения
проблем обратились к немцам с требованием доформировать резервы. В
контракте существует пункт о том, что выявленные несоответствия должны
быть исправлены продавцом — то есть, недосформированные резервы — это
их зона ответственности. Мы не смогли утвердить годовой отчет.
Обратились к НБУ с просьбой провести внеочередную проверку. На тот
момент банк не проверялся более 3 лет.
Затем были переговоры с представителями высшего руководства
Commerzbank в Тбилиси. Изначально немцы сказали, что готовы
содействовать в исправлении ситуации. Позиция наша была следующая: мы
выявили расхождения в ранее подготовленной отчетности, предъявили их
продавцу и требуем на время приостановить платежи за акции, а также
провести новый аудит. Мы предложили выбрать любого аудитора, который
устроит обе стороны, но не PwC. Однако представители продавца отказались.
Они хотели провести аудит силами своих специалистов, но согласиться на
это было невозможно.
Почему?
Это противоречит и украинскому и международному законодательству. Мы
не имели права раскрывать внутреннюю информацию другому банку, если
нет специального постановления суда. Аудит позволено проводить или
регулятору, или независимым аудиторам.
Долгие переговоры ни к чему не привели. Немцы затягивали время, чтобы
получить очередной платеж. Мы это поняли и приостановили перечисление
очередного транша. Мы предлагали Commerzbank поучаствовать в
допэмиссии, но немецкая сторона отвергала этот вариант и не захотела
решить вопрос в рамках мирового соглашения. Осенью мы подали в суд ICC.
Наши требования были простыми: мы готовы были вернуть акции банка в
обмен на возвращение ранее перечисленных средств.
Сколько к тому моменту вы уже выплатили Commerzbank?
Было осуществлено два платежа — порядка 20% от суммы договора. После
того, как найти взаимопонимание с немцами относительно независимого
аудитора не удалось, мы самостоятельно пригласили компанию KPMG,
репутация которой не вызывает сомнения. Аудиторы сначала сделали
аналитическую справку, а затем и полноценный аудит. Оказалось, что сумма
недорезервирования составила 2,5 млрд грн. А это значило, что банк имел
отрицательный капитал и нарушал все нормативы. Если бы эту информацию
не утаивали — никакой бы сделки и не было. Просто-напросто НБУ бы ввело
временную администрацию еще в 2012 году или вовсе лишило бы банк
лицензии. Специалисты Национального банка тоже провели работу, и их
данные были близки к данным приглашенного аудитора.
Вадим Новинский не смог решить проблему с капиталом банка?
Акционер не рассчитывал, что срочно придется вкладывать такие средства в
банк. Это все же не так просто. Мало у кого из состоятельных людей
найдутся свободные несколько миллиардов гривень, они не лежат "в
тумбочке". Все они вложены в активы и бизнес проекты, есть обязательства
по инвестированию.
Уже летом мы поняли, что банк определенно нужно спасать и только
собственными силами это сделать невозможно. Проходили сложные
переговоры с НБУ, в этом случае мы были партнерами и совместно
заинтересованы, чтобы не доводить ситуацию до передачи банка в Фонд
гарантирования вкладов. Государству трудно было бы найти сумму более 3,5
млрд грн для выплаты вкладов. В результате с прежним руководством НБУ
была достигнута договоренность о выдаче "Форуму" стабилизационной
кредитной линии в размере 2,5 млрд грн. Акционер же обязывался выделить
1,3 млрд грн. Эти меры должны были стабилизировать ситуацию.
При этом вы начали судиться с Commerzbank?
Да, что нам еще оставалось делать? Чем дольше мы общались с немцами, тем
больше мы понимали всю абсурдность их позиции.
Первый аргумент немцев в процессе оспаривания контракта — их обманули
предыдущие акционеры. Для нас такая позиция была удивительна. Этим они
пытались оправдать свое мошенничество.
Второй их аргумент — в Украине специфические заемщики, они не хотели
платить и использовали "специфические" способы для защиты. Однако, с их
стороны было недальновидно заходить на рынок, который давал втрое
большую доходность, чем европейский и при этом не обращать внимание на
особенности и риски данного рынка.
И наконец, самый абсурдный аргумент Commerzbank: мы не обещали
покупателю, что наш банк должен соответствовать нормативным документам
Украины. Логика очень странная. Все равно, что приехать в Великобританию
на машине и не принимать факт того, что в стране существует
правостороннее движение. Если бы банк не соответствовал требованиям
НБУ, то и вовсе сделки не было.
Мы имеем серьезную доказательную базу. Интересно, что когда мы пришли
в банк, выяснилось, что немцы сами себя записывали с особой
педантичностью. Это записи и заседаний Правления и Наблюдательного
совета. Они следили практически за всем, что происходило в банке. Везде
стояла соответствующая техника. Они нам сами оставили основные улики.
Судя по записям, немцы прекрасно были осведомлены о проблемах банка и
разрабатывали план, как скрыть эти данные от регулятора и потенциальных
покупателей.
Кстати, Commerzbank подал отдельный иск о взыскание денег по гарантии,
так как перечисление платежей за акции банка приостановлено. Главной
целью немецкой стороны было получить деньги по контракту и
рассматривать вопросы мошенничества своего менеджмента отдельно.
Однако суд ICC эти дела резонно объединил в одно производство. Сейчас
формируется состав суда. В октябре 2013 года Commerzbank пытался через
суд наложить арест на имущество покупателя, но им было также отказано,
т.к. они предоставили необъективную информацию.
Кроме того, мы планируем начать разбирательство конкретно против
бывшего руководства банка. Это чистое мошенничество. И ими должны
заняться правоохранительные органы.
Сейчас ваши требования к Commerzbank остаются прежними?
Мы хотели получить определенные компенсаторы. Или пусть бы вернули
деньги, заплаченные за банк, или закрыли дыру, которую оставили в
капитале. Однако, после введения временной администрации, банк уже
перестал быть под нашим контролем, соответственно мы хотим получить
уплаченные два платежа по сделке. Мы предупреждали Commerzbank, что
ситуация может дойти до передачи банка в Фонд гарантирования вкладов.
То есть банк вам уже не нужен?
Нам не безразлична судьба банка, для спасения которого мы так много
сделали и в котором находятся счета основных наших предприятий. Банк
сейчас находится под управлением временной администрации. Ранее
юридическая ситуация не позволяла нам привлечь партнеров для выхода из
сложной ситуации. Акции банка находились в залоге у третьей стороны до
окончательного расчета по сделке и являлись предметом спора. Сейчас будет
объявлен конкурс. Мы готовы к сотрудничеству и со временной
администрацией и с потенциальными инвесторами. Главная задача — выйти
из ситуации с минимальными потерями для вкладчиков.
Сколько в 2013 году вложил Новинский в банк?
В капитал банка было переведено 400 млн грн из субординованого долга и
еще на 400 млн грн пополнен уставный капитал. В общей сложности
получается 800 млн грн. Но необходимо учитывать, что также все основные
предприятия "Смарт-Холдинга" были переведены на обслуживание в
"Форум" и до сих пор имеют там счета.
Сколько получили от НБУ?
600 млн грн — первая часть стабилизационной программы.
Почему НБУ прервал кредитную линию?
Мы до последнего рассчитывали получить следующий транш. Скорее всего,
сложная экономическая ситуация в стране и нестандартная ситуация с
"Форумом" диктовали НБУ те решения, которые были приняты.
Каким должен был быть следующий транш?
Мы рассчитывали на продолжение стабилизационной программы, в течение
марта, мы ожидали 1,9 млрд гривень двумя траншами. Однако очередной
транш нам предлагали под 19,5%, а не под 8,5%, как ранее. Мы пытались
объяснить, что это ляжет тяжким бременем на банк, и экстренное
рефинансирование и стабилизационный кредит — это два совершенно
разных инструмента. Последние дискуссии были не вокруг вопроса давать
или не давать кредит, а вокруг ставки и размера транша. В конце концов, я
согласился и на 19,5%, потому как понимал, что банк срочно нужно спасать.
Как последние политические события повлияли на состояние банка?
С декабря отток депозитов составил более 1 млрд грн, а это более 20% от
общей массы. Это было очень болезненно для банка. В результате ситуация
продолжала ухудшаться.
Какая сейчас дыра в капитале банка?
По сути та же, что и была еще в 2012 году. Мы снова зашли в отрицательный
капитал по нормативам, курс украинской валюты также повлиял на
ситуацию.
Что вы предпринимали в течение 2013-го, чтобы оздоровить банк?
Мы подготовили стратегию развития банка на 3 года. Она достаточно
подробная, около 200 страниц. Включает в себя все аспекты дальнейшей
деятельности банка.
Какая доля проблемных активов в банке?
Согласно последнему балансу — около 4,5 млрд грн.
А реально?
Это реально. Просто очень много "черных" активов мы сделали "серыми",
провели реструктуризацию и т.д. Ранее это был объем порядка 6 млрд грн. С
проблемной задолженностью тяжело разбираться. Все что можно, мы делаем.
Но есть большая доля обанкротившихся заемщиков. Есть и те, которые не
хотят платить и уводят залог из-под ареста. Это вообще, самая большая
проблема банка. И не только нашего. Человек, укравший деньги, всегда
имеет больше возможностей, чем тот, у кого эти деньги украдены.
У нас департамент проблемной задолженности вырос в три раза. И вообще
над этой проблемой теперь работают более 50% персонала центрального
офиса.
Сколько судебных дел у банка?
Еще на момент покупки банка у него было 3,5 тыс. судебных дел. Немцы не
проявляли гибкость, они не шли на реструктуризацию. Есть просрочка —
сразу отправляли дело в суд.
Когда вы планировали вывести банк из кризиса?
К 2016 году. По моему мнению, в данный момент, если нормально
взаимодействовать временной администрации, НБУ и инвестору, то
ситуацию в банке в течение 3 недель, максимум месяца, можно
нормализировать. Если, конечно, перерыв в работе банка будет больше, то
вернуть банк к нормальному функционированию будет сложнее.
В течение 3-х недель? Каким образом?
Закон о Фонде гарантирования вкладов предполагает довольно много
механизмов по спасению банка. Ликвидация путем банкротства — не
самоцель. НБУ этого не допустит.
На банк уже есть новый покупатель?
На меня выходили несколько человек. Из 5 предложений — два реальные.
Все — представители украинского капитала. Мы готовы садиться с ними и
представителями временной администрации за стол переговоров. Наш
акционер готов рассматривать с новым инвестором разные варианты
партнерства по стабилизации ситуации в банке.
Когда вы узнали, что в банк введена временная администрация?
В четверг (13 марта — Ред.) в 10 вечера. Именно тогда было выдано
соответствующее постановление. Я повторюсь, мы до последнего работали
над тем, чтобы получить финансовую помощь от НБУ.
Не видите ли в подобном решение политику?
Хочется верить, что здесь нет политической составляющей, у меня такой
информации точно нет. НБУ действовал согласно законодательству.
В случае получение компенсации от Commerzbank вы будете
присматриваться к другим банкам на рынке?
У нас есть банк— "Юнекс". Да, он не такой большой как "Форум". Но, сейчас
существуют другие модели развития банковского бизнеса. Посмотрите на
банк "Тинькофф". Сейчас можно делать банк даже без отделений. Работать
над брендом и продуктами. Все может быть, но пока мы заинтересованы
довести дело с Commerzbank до конца.
Банковская система сейчас переживает самые худшие времена.
Единственный работающий банковский бизнес — потребительское
кредитование. Но это надругательство над гражданами. Доходность
потребкредитов иногда превышает 120-140%. Да, человек желающий купить
себе гаджет и, видя рекламу, что он может выплачивать по 50 грн в месяц за
него, даже не задумывается, что в результате он многократно переплачивает.
Такая ситуация с потребкредитованием чревата для банков. Скоро запас
прочности закончится.
Что происходит вокруг сделки по БМ Банку?
Сделка была приостановлена. А сейчас, исходя из отношений с Российской
Федерацией, трудно прогнозировать, чем она закончится. Кроме того, мы
понимаем всю ответственность за "Форум" и пока не готовы к новым
приобретениям. Для акционера ответственность не пустой звук.
Сколько на ваш взгляд существует реальных банков на рынке?
Не более 50. У нас почему-то считается, что каждый крупный уважающий
себя бизнесмен должен иметь свой банк. Я знаю ситуацию во многих банках,
когда сотрудники приходят на работу и не знают, чем им заниматься.
Сейчас декларируют активную борьбу за банками-конвертационными
центрами. Как вы считаете, их количество уменьшится или на их место
придут другие?
Если на их место придут другие — то революция повторится. Только уже
октябрьская. Я только сейчас смог простить Виктора Андреевича
(Ющенко — Ред.). У нас реально сейчас появился второй шанс все начать
сначала. Я уже в это не верил, не думал, что пассионарная волна может
вернуться на нашу территорию.
Из Украины бегут европейские банки. Этот тренд сохранится или они
начнут возвращаться?
Тренд может измениться, если властям удастся провести реформы, в том
числе и в банковской сфере, сделать Украину модным брендом для
инвесторов.
Вы знакомы были с Кубивым до этого?
С Кубивым познакомились совсем недавно. Как раз после его назначения. До
этого я его не знал. Однако, хочется верить, что у нас сейчас сложились
нормальные рабочие отношения.
Как в целом вы можете оценить политику нового руководства НБУ?
Намерения хорошие, действий пока мало — посмотрим.
В последних двух банках, которыми вы руководили сейчас временная
администрация— в БрокбизнесБанке и в "Форуме". Как вы это можете
объяснить?
Да, это так. Но я также спас до этого еще два банка. В свое время я
предотвратил ситуацию, когда государственный Ощадбанк могли распродать
по частям. Сейчас это один из самых стабильных банков.
Что касается Брокбизнесбанка — то это две совершенно разные ситуации с
"Форумом". Мы с Сергеем Буряком были однокурсниками, прекрасно друг
друга знаем. Он меня пригласил в банк, я согласился. Тогда передо мной
стояли определенные цели. Там я занимался технической модернизацией.
Для Брокбизнесбанка компания Deloitte разработала программу, я должен
был ее воплотить в жизнь, что и сделал. Владельцам я в свое время
советовал, что часть активов необходимо продавать и вкладывать в капитал.
Однако, уже тогда начались переговоры по продаже банка. Основным
покупателем был Николай Лагун, и я не был частью сделки. В результате,
выполнив свою миссию по модернизации, в апреле я ушел из
Брокбизнесбанка.
Ситуация с "Форумом" может развиваться по сценарию спасения
"Надры"?
Думаю да. Я считаю, что "Форум" — это тот банк, который необходимо
спасти. Мы ничего не собираемся скрывать от Фонда и готовы полностью
сотрудничать. У нас системный рыночный банк. Большинство наших
клиентов — это население, малый и средний бизнес. Депозитный портфель
физлиц составляет 4,97 млрд грн, общий — 7,36 млрд грн. Для сравнения —
в Брокбизнесбанке70% вкладов было у 50 человек. Например, Укргазбанк
после рекапитализации показывает одни из самых лучших результатов. Во
всем нужна честность. В свое время ситуация без утайки была представлена
регулятору и совместно искались решения. По моему мнению, если
существует "открытая рана", то "брызгать зеленкой" бесполезно.
Вы пришли в банк как кризис-менеджер. Почему все же не удалось за
год избавиться от проблем в банке?
Без продолжения стабилизационной программы что-то сделать было сложно.
Мы вообще попали в парадоксальную ситуацию. Чем лучше бы становилась
ситуация в банке, тем сложнее было бы предъявить претензии немцам по
поводу мошенничества.
В свое время мы просили Соркина вмешаться в конфликт с немцами на
уровне центробанков двух стран, но он не захотел. Теперь мы об этом
говорили с Кубивым. Он дал свое предварительное согласие. Ведь это
проблема уже не только наша, но и НБУ.
Автор: Василенко Михаил
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа