close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Теория языка и межкультурная коммуникация

код для вставкиСкачать
УДК 811.342.9
ДИКТЕМНЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ СПОНТАННОГО
МОНОЛОГИЧЕСКОГО ТЕКСТА
М.В. Голощапова
Кандидат филологических наук,
Доцент кафедры английской филологии
e-mail: [email protected]
Курский государственный университет
Данная статья посвящена проблеме поиска оптимального подхода к анализу семантикоструктурной организации спонтанного монологического текста.
Ключевые слова: диктема, семантико-структурная организация спонтанного текста,
когнитивно-коммуникативное содержание текста.
Текст обычно определяют как результат речевой деятельности. Однако если
анализировать целое речевое произведение (текст) в аспекте его порождения и
восприятия, то такое определение будет явно недостаточным. Любой текст является
специально организованной последовательностью языковых единиц, он линеен, и это
фундаментальное свойство человеческой речи. Процесс создания текста, т.е. процесс
выстраивания языковых единиц во временную (при порождении устного текста) или
пространственную (при порождении письменного текста) цепочку, не может
совершаться мгновенно, он занимает определённое время. Точно также не сразу
происходит и восприятие текста. Из этого следует, что текст является не просто
продуктом речевой деятельности, но и самим процессом создания этого продукта
[Мурзин, Штерн 1991].
Учитывая тот факт, что спонтанная речь является сложным психическим
процессом, представляется, что реальный механизм текстообразования может быть
выявлен, если рассматривать текст не только как результат, но и как процесс, когда в
поле зрения попадает не только его структура, но и условия его порождения, включая
его структуру. В этом случае создаётся объективная возможность принять во внимание
все факторы, определяющие организацию спонтанного текста, так как «реально
звучащий язык существует лишь в речевой деятельности, поэтому едва ли правомерно
считать объектом изучения только языковую систему, изолированную от речевой
деятельности» [Тихонова 1990: 43].
Общеизвестно, что спонтанная речь отличается характерными структурными и
семантическими особенностями. Так, исследователи отмечают неоформленность
синтаксических и семантических связей в пределах отдельных высказываний и
развёрнутых текстов. Появляющиеся элементы не получают точного структурного
места в отношении других элементов. Фиксируются лишь некоторые,
преимущественно ближайшие связи слов и предложений, в результате чего
дискретность текстовых элементов ослабевает, отдалённые элементы сопоставляются
между собой, образуя смысловые конгломераты [Гоголадзе 1987; Златоустова 2004].
Неструктурированность, диффузность, невоспроизводимость – черты, отличающие
семантику устной спонтанной речи [Ушакова 1989].
Для структуры спонтанной речи характерны предложения несформировавшейся
мысли, неточности, ошибки, исправления, неоправданное многословие, не вполне
логичные построения, мучительные поиски нужного слова, неподходящие его замены.
Говорящий вынужден прибегать к описательности, приблизительности, к
подвернувшимся на ходу и не всегда удачным сравнениям, к словам-паразитам
(заполнителям пустот), междометиям, жестам. Всё это отражается на построении фраз
в разговоре. Цейтнот приводит к незатейливости оформления, примитивизму и
клишированности речи. Найти наилучшую форму выражения из-за недостатка времени
трудно. Однако отбор облегчается благодаря высокому автоматизму применения
лексических и грамматических средств [Девкин 1979: 15; Яковлева 2004: 161].
Важно отметить, что схема выражения мысли в спонтанной речи поэтапна; она
выявляется неравномерно, то путём прогрессивного разветвления, то путём
регрессивной доработки и детализации. К общей схеме содержания подбираются
отдельные схемы выражения. В итоге речь состоит из сегментов различной
информативной ценности и разной степени автономности их построения, «… сам
говорящий сплошь и рядом не отдаёт себе полностью отчёта, что же именно он
преследует своим высказыванием, зачем оно ему нужно, чего он им достигает.
Двигаться к цели он может ощупью, плутая, перебирая по пути что-то, лишнее,
ненужное, постороннее, пока не уяснит нужное» [Девкин 1979: 31].
Совершенно очевидно, что перед исследователем семантико-структурной
организации спонтанного текста встаёт проблема выбора оптимального подхода,
учитывающего динамику речевого процесса.
Таким, бесспорно, является подход, рассматривающий принципы организации
содержания звучащего текста, в основе которого лежит идея о чередовании отрезков со
значимой и избыточной информацией [Цибуля 1982; Костромская 1985;
Абдыгаппарова 1986; Матюшечкина 1990].
Важными представляются наблюдения о характере продвижения информации в
тексте, сделанные в рамках данного подхода. Так, отмечается, что продвижение
основной содержательно-фактуальной информации в звучащем тексте осуществляется
циклически, что определяется временной периодичностью в подаче тематически
значимой информации. Н.Б. Цибуля пишет о том, что цикличная подача информации,
её большая сосредоточенность на одних участках текста и рассредоточенность на
других, есть форма временной организации информации, способствующей
оптимальному восприятию её человеком [Цибуля 1982: 146].
Наиболее детальную разработку идея цикличности развития содержания текста
получила в диссертационном исследовании Г.Г. Матюшечкиной [Матюшечкина 1990].
Несомненной заслугой автора является разработка на материале спонтанной
диалогической речи динамической модели структурно-семантической организации
текста, представляющая собой схему построения текста в синтагматическом плане.
Модель отражает преимущество организации системы по иерархическому
принципу, заключающееся в том, что, формируя новый уровень, система не
возвращается всякий раз к исходной точке – мельчайшей единице всей системы, а
выбирает наименьший для данного уровня элемент, который на предыдущем уровне
завершал построение.
Переход к новой теме осуществляется постепенно, через последовательность
вариаций предыдущей темы. Обсуждение темы осуществляется по принципу
незамкнутых циклов – каждый новый цикл не полностью повторяет предыдущие, а
«наслаивается» на них, переходя на новый круг. При этом сбор «интегрантов» на
каждом этапе идёт по принципу их укрупнения, группировки, что говорит о
постепенном усложнении организации системы. Но вместе с тем, тот порядок, с каким
происходит последовательная смена уровней, повторение принципов объединения
строевых элементов создаёт впечатление простоты построения. В качестве
«интегрантов» выступают элементы текста, именуемые «ключевыми словами»
(фразами, сверхфразовыми единствами).
В самом схематичном представлении картина тематической прогрессии
напоминает спираль, форма которой может быть разнообразной: сжатой, растянутой,
неправильной конфигурации, с различной плотностью оборотов.
Собственные наблюдения за развитием содержания текстов показали, что
циклический принцип организации в полной мере присущ и спонтанному
монологическому тексту. По всей видимости, здесь имеет место универсальная
закономерность, обусловленная психофизиологически. Следовательно, цикличность
текстообразования определяется самой природой речевого процесса. Из физиологии
известно, что циклический принцип – основа жизнедеятельности организма.
Когнитивные процессы (память, восприятие, речь) имеют циклический характер.
Важно отметить, что циклический принцип описания развития содержания
текста позволяет передать идею преемственности его частей, то, как осуществляется
переход между ними.
Однако наиболее плодотворным основанием при анализе структурносемантической организации спонтанного текста является учёт соотношения не только
логико-смыслового принципа, но и коммуникативно-функционального. Наиболее
успешно, на наш взгляд, данная задача может быть решена в рамках диктемного
подхода, последовательно развиваемого в работах М.Я. Блоха [Блох 1977; 1985; 2000;
2005]. С позиций данного подхода структурные отношения тематических элементов в
тексте представлены схемой: диктема – предельная топикальная единица текста;
диктемная группа – текстовая топикальная единица, формируемая диктемами; текст.
Диктема является элементарной единицей текста. Понятие диктемы развивает и
пребразует понятие сверхфразового единства, или сложного синтаксического целого,
выработанное в отечественном языкознании в сороковых годах [Блох 2000: 61].
Структурно диктема может состоять из одного или нескольких предложений (в
последнем случае диктема в некотором смысле приравнивается к сверхфразовому
единству) и, как составная часть более сложной структуры – текста, она выделяется
своей чёткой функцией в русле своего собственного интегративно-текстового
назначения выражать определённую тему.
Определяя текст как «формирование знаково-тематическое», М.Я.Блох
отмечает, что текст тематизируется диктемами, которые благодаря смысловому
взаимодействию объединяются в диктемные группы («гипердиктемы» или
«диктемемы»). В рамках диктемы в соотнесении с гипердиктемой идёт дробление,
детализация того или иного аспекта (признака), выраженного темой гиперединства.
Через диктему и в рамках аспекта тематизации реализуются проспективные и
ретроспективные связи текста, отражающие его когезию [Блох 2005: 178].
В диктеме как непосредственном и синтаксически релевантном звене перехода
от слова через предложение к целому тексту выявляются важнейшие функциональнознаковые аспекты языка: номинация, предикация, тематизация и стилизация [Блох
2000]. Номинация реализует предметное называние отражаемых в предложении
ситуаций. Предикация устанавливает отношение отражённой в предложении
предметной ситуации к действительности. Тематизация скрепляет значения,
выраженные предложениями, в единое целое, вводя их в коммуникативнонаправленное содержание текста. Стилизация снабжает текст показателями
выразительности, которые обеспечивают его действенность в конкретных условиях
общения [Блох 2005].
Актуализация отмеченных функций в общении, т.е. в ходе речеобразования,
имеет результатом формирование конкретной информации, которая и является
предметом восприятия любого адресата речи. Под информацией в данном случае
исследователь понимает сведения или данные, извлекаемые воспринимающим
субъектом-адресатом из речи отправителя сообщения. В общем информационном
комплексе, содержащемся в диктеме как непосредственной сегментной составляющей
текста, насчитывается целый ряд рубрик информации, каждая из которых является
существенно важной с точки зрения когниции и коммуникации.
При анализе текста следует иметь в виду четыре обобщённых типа диктемнопередаваемой информации. Это информация фактуальная, интеллективная, эмотивная
и импрессивная. Фактуальная информация – это предметное отражение фактов и
явлений действительности. Интеллективная информация – отражение связей и
отношений между ними, осуществляемое актом анализаторско-синтезирующей
деятельности сознания. Эмотивная часть высказывания связана с прямым отражением
эмоционального состояния говорящего. Импрессивная информация – это
выразительность высказывания, его воздействующая сила, отражающаяся в
действенности реакции слушающего, в его коммуникативной активности [Блох 2000].
На наш взгляд, интеллектуальная информация, отражающая движение
познающей и оценивающей мысли говорящего, это, прежде всего, информация о
реализации в рамках диктемы того или иного коммуникативного регистра. Теория
коммуникативных регистров, предложенная Г.А.Золотовой [Золотова 2004], развивает
теорию функционально-смысловых типов речи. Исследователем выделено пять
коммуникативных типов (регистров) речи: репродуктивный, информативный,
генеритивный, волюнтивный и реактивный, из которых первые три формируют
структуру монологического текста.
Представляется, что исследование в рамках диктемной теории текста позволяет
также решить вопроса о выборе единицы анализа звучащего текста.
Е.Л.Фрейдина полагает, что в звучащем тексте диктема реализуется как
просодическая единица, интегрирующая функции всех нижестоящих единиц
(интонационной группы, фразы), но не сводящаяся к ним и обладающая относительной
семантико-просодической автономией [Фрейдина 2005: 147].
Важно подчеркнуть, что вне диктемы, т.е. вне диктемного строения текст как
продукт процесса речевой деятельности существовать не может.
Итак, текст как процесс выстраивания языковых единиц во временную
последовательность
формируется
элементарными
ситуативно-тематическими
единицами-диктемами, которые подчиняются общему реверсивному закону уровневой
иерархии языка (от фонемы до диктемы). В качестве интегративной единицы языкового
выражения диктема различает четыре основных функционально-знаковых аспекта:
номинацию, предикацию, тематизацию и стилизацию. Совокупным действием этих
аспектов формируется комплекс информации, передаваемой от говорящего к
слушающему.
Диктемно-текстовый
комплекс
информации
структурирован
соответственно когнитивно-коммуникативному содержанию своих составляющих,
отражающих действие соответствующих парадигматических подсистем языка.
Библиографический список
Абдыгаппарова С.К. Интегрирующая функция текстовой просодии: автореф.
дис. … канд. филол. наук. – М., 1986. – 23 с.
Блох М.Я. Проблемы парадигматического синтаксиса (на материале английского
языка): автореф. дис. … докт. филол. наук. – М., 1977. – 33 с.
Блох М.Я. Проблема основной единицы текста // Коммуникативные единицы
языка. – М., 1985.
Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка // Вопросы языкознания. –
2000. – №4. – С.56-67.
Блох М.Я. Теоретические основы грамматики. – 4-е изд., испр. – М.: Высш. шк.,
2005. – 239 с.
Гоголадзе Т.А. Фонетическая организация разновидностей английской
спонтанной разговорной речи: дис. … канд. филол. наук. – М., 1987. – 139 с.
Девкин В.Д. Немецкая разговорная речь: Синтаксис и лексика. – М.: Междунар.
отношения, 1979. – 256 с.
Златоустова Л.В. Роль «веса» признаковых параметров в организации просодии
текста // Теория и практика речевой коммуникации: тезисы докладов. – М.: МАКС
Пресс, 2004. – С.38-39
Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика
русского языка. – М.: Филологический ф-т МГУ, 2004. – 544 с.
Костромская Н.С. Временная организация устного диалогического текста:
автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1985. – 21 с.
Матюшечкина Г.Г. Временная организация сверхфразовых единств в устном
диалогическом тексте: дис. … канд. филол. наук. – М., 1990. – 178 с.
Мурзин Л.Н., Штерн А.С. Текст и его восприятие. – Свердловск: Изд-во Урал.
ун-та, 1991. – 172 с.
Тихонова Р.М. О психолингвистическом аспекте исследования интонационных
явлений // Функциональный анализ фонетических единиц английского языка: межвуз.
сб. научн. трудов МГПИ. – М.: Изд-во Прометей МГПИ, 1990. – С. 38-48.
Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачёсова И.А. Речь человека в общении. – М.:
Наука, 1989. – 192 с.
Фрейдина Е.Л. Риторическая функция просодии (на материале британской
академической публичной речи): дис. … докт. филол. наук. – М., 2005. – 407 с.
Цибуля Н.Б. Роль интонации в структурировании текста: дис. … канд. филол.
наук. – М., 1982. – 186 с.
Яковлева Э.Б. Специфика сегментации спонтанной речи и коммуникативная
значимость хезитаций // Теория и практика речевой коммуникации: тезисы докладов. –
М.: МАКС Пресс, 2004. – С.160-173.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа