close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Российская академия естественных наук
Тамбовское региональное отделение
Общественное объединение исследователей
региональной истории и культуры
«Тамбовский центр краеведения»
ВЕСТНИК
ТАМБОВСКОГО ЦЕНТРА
КРАЕВЕДЕНИЯ
№ 26
(ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ЗАПИСКИ № 4)
Тамбов
2014
УДК 930.8: 946. 01/08
ББК А556.4: А518.2:ТО1
Вестник Тамбовского центра краеведения: науч.-информ. изд. /
Тамб. центр краеведения; науч. ред. Г.П. Пирожков. Тамбов, 2014. №
26. 92 с. (Провинциальные записки № 4).
Автор проекта и научный редактор:
Г.П. Пирожков – доктор культурологии, профессор (Тамбов).
Редакционная коллегия:
С.Е. Бирюков – доктор культурологии (Халле-Виттенберг, Германия);
С.В. Ерохин – доктор философских наук (Москва);
В.Б. Звагельский – кандидат филологических наук, доцент,
Почетный краевед Украины (Сумы, Украина);
В.А. Касап – кандидат педагогических наук, доцент (Минск, Беларусь);
В.Ф. Пеньков – доктор политических наук, профессор (Тамбов);
А.А. Слезин – доктор исторических наук, профессор (Тамбов);
В.М. Тютюнник – доктор технических наук, профессор (Тамбов).
Издание отражает содержание и результаты работы общественного объединения исследователей региональной истории и культуры «Тамбовский
центр краеведения» при Тамбовском региональном отделении Российской
академии естественных наук, оно посвящено более детальному рассмотрению
культуролого-краеведческих проблем.
© Тамбовский центр краеведения, 2014
© Г.П. Пирожков (научное редактирование), 2014
2
Russian Academy of Natural Sciences
Tambov Regional Department
Public Association of Regional History
and Culture Researchers
«Tambov Ethnographic Centre»
BULLETINOF
TAMBOV ETHNOGRAPHIC
CENTRE
№ 26
(PROVINCIAL NOTES No4)
Tambov
2014
3
В НОМЕРЕ:
К 100-летию
ВТОРОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
Елисеев В.В.
Полный Георгиевский кавалер из Пушкино.
Семѐн Андреевич Аленичев (1883-1947)
10
О РОССИИ С ЛЮБОВЬЮ
Пирожков Г.П. «Человек культуры»: от ума горе…
15
НАШИ ИССЛЕДОВАНИЯ
Пирожков Г.П. Бытописание в культуролого-краеведении
17
Елисеев В.В. Добринка – станция хлебная. А Европе – кукиш…
23
Красников В.В., Мамоян Р.А., Пирожков Г.П.
Правила использования краеведческой информации в рекламе
27
КРАЕВЕДЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Пирожков Г.П. Культуротворческая воспитывающая школа:
практикум для студентов «Почтовая карточка»
в режиме ретродиалога культур
30
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ В ЖУРНАЛЕ
Елисеев В.В. Пропагандист народной музыки.
Юрий Николаевич Голицын (1823 – 1872)
32
Витютин С.Н. Забытый герой войны.
Пѐтр Васильевич Чижиков (1921 - ?)
34
Перегудова Л.П. Тамбовский край и Украина
РАКУРС
39
ВЕТЕР ВРЕМЕНИ
Крылов А.Б., Кочуков С.К.
Есаул Григорий Скворцов и его потомки.
История древнего рода, Или 400 лет на защите Отечества
42
Храм-мученик. Церковь «Всех скорбящих радость» в Городище
отметила столетие (По материалам Интернета)
49
Елисеев В.В.
Земские марки Тамбовской губернии
52
4
ВНИМАНИЕ, КОНКУРС!
Всероссийский конкурс «Инженер года»
Номинация «Инженерное искусство молодых»
Лучший инженер учится в ТГТУ
(С.А. Колмаков)
Поздравляем студентов-отличников!
(С.Н. Пенина)
54
55
НАШИ ПАРТНЁРЫ
Библиотека-филиал № 1 им. К.В. Плехановой
МУК «ЦБС» г. Тамбова
56
ДОКУМЕНТАРИУМ
Их архива Тамбовского центра краеведения
1. Л.Т. Космодемьянская на Тамбовской земле. Фотографии
2. Г.П. Пирожков. Выступление на презентации книги
«Тамбовский комсомол: грани истории». Текст
57
ПЕРЕПЕЧАТАНО ИЗ…
«Мичуринской правды» (2013. 9 нояб.)
История с географией
М.П. Белых: «Найден точный прообраз села Кистенѐвки
в романе А.С. Пушкина “Дубровский”»
63
ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
«Пишите больше о своей жизни,
ведь ваши молодые современники этого не знают…»
(Е.О. Окорокова)
65
ИНТЕРВЬЮ
Ишин А.В.
Редактор как пассионарий.
Валерий Борисович Седых
66
ВЫШЛИ В СВЕТ
Новые книги в библиотекеТЦК
(В.П. Зорина, Е.С. Ильинская, Н.Н. Трусова)
71
ЛИТЕРАТУРНЫЙ КРАЙ
Пирожков Г.П.
«Попса дробит шрапнелью наши души…»
75
5
CONTENTS:
To the 100th anniversary of
WORLD WAR II
Eliseev V.V. Full George knight from Pushkino.
Semyon Andreevich Alenichev (1883-1947)
10
ABOUT RUSSIA WITH LOVE
Pirozhkov G.P. «Man of culture»:
misfortune as a cause of intelligence…
15
OUR RESEARCH
Pirozhkov G.P. Way of life description in culturology and ethnography
17
Eliseev V.V. Dobrinka is a grain railway station.
And we don’t give a fig for Europe...
23
Krasnikov V.V., Mamoyan R.A., Pirozhkov G.P.
Instructions how to use ethnographic information in advertisements
27
ETHNOGRAPHIC EDUCATION
Pirozhkov G.P. Training school of culture:
practical work for students «Postcard» in the form of the
retrodialogue of cultures
30
ENCYCLOPAEDIA IN THE JOURNAL
Eliseev V.V. Folk music propagandist.
Yury Nickolaevich Golitsyn (1823 - 1872)
32
Vityutin S.N. Forgotten war hero.
Pyotr Vasilievich Chizhikov (1921 - ?)
34
Peregudova L.P. Tambov region and Ukraine
FORESHORTENING
39
SPIRIT OF THE TIMES
Krylov A.B., Kochukov S.K.
Cossacks’ leader Grigory Skvortsov and his descendants.
History of the family of great antiquity,
or 400 years defending the Fatherland
42
Temple – martyr. The church «Delight of all those who suffer»
in Gorodishche celebrated its 100th anniversary
(based on the Internet-resources)
49
Eliseev V.V. Local signs of Tambov province
52
6
ATTENTION, CONTEST!
All-Russia contest «Engineer of the year»
Nomination «Engineering art of the young»
The best engineer studies at TSTU
(S.A. Kolmakov)
We give students who have graduated University
with honours our congratulations!
(S.N. Penina)
54
55
OUR PARTNERS
Library-branch No 1 named after K.V. Plehanova
Municipal administration of culture
«Centralized library system» of Tambov
56
DOCUMENTARIUM
From the archives of Tambov Ethnographic centre
1. L.T. Kosmodemyanskaya on the Tambov land. Photos
2. G.P. Pirozhkov. Giving a speech at the presentation of the book
«Tambov Komsomol: landmarks of history». Text
57
REPRINTED FROM…
«Michurinskaya pravda» (2013. 9 Nov.)
History with geography
M.P. Belyih: «A precise prototype of the village Kistenyovka
has been found in A.S. Pushkin’s novel “Dubrovsky”»
63
A LETTER TO THE EDITORIAL BOARD
«Write more about your life,
as your young contemporaries don’t know this...»
(Е.О. Okorokova)
65
INTERVIEW
Ishin A.V. Editor as a person led by antiinstinct.
Valery Borisovich Sedyih
66
CAME OUT
New books in the library of the Tambov Ethnographic Centre
(V.P. Zorina, E.S. Ilyinskaya, N.N. Trusova)
71
LITERARY REGION
Pirozhkov G.P.
«Popular songs crush our souls by shrapnel...»
75
7
НАШИ РЕДАКТОРЫ И АВТОРЫ:
Белых Михаил Петрович – член ТЦК, член Союза журналистов России,
главный редактор газеты «Мичуринская правда» (г. Мичуринск)
Бирюков Сергей Евгеньевич – член ТЦК, член Союза журналистов РФ,
член Союза российских писателей, президент Академии Зауми, доктор культурологии, профессор Института славистики университета им. Мартина Лютера (г. Галле, Федеративная Республика Германия)
Витютин Сергей Николаевич – член ТЦК, менеджер, бизнесмен (г. Москва – Мучкапский район, Тамбовская область)
Елисеев Виктор Владимирович – член ТЦК, член Союза журналистов
РФ, лауреат областной премии им. И.А. Бунина (посѐлок Добринка, Липецкая
область)
Ерохин Семѐн Владимирович – искусствовед, доктор философских наук,
член-корреспондент Российской академии художественной критики, член
Ассоциации искусствоведов, ведущий научный сотрудник Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (г. Москва)
Звагельский Виктор Борисович – кандидат филологических наук, доцент, заведующий НИЦ исторического краеведения, заведующий кафедрой
языковой подготовки иностранных граждан Сумского государственного университета, главный редактор журнала «Сумская старина», лауреат премии им.
А.М. Лазаревского, Почѐтный краевед Украины (г. Сумы, Украина)
Зорина Вера Павловна – Учѐный секретарь ТЦК, доцент (г. Тамбов)
Ильинская Елена Станиславовна – переводчик ТЦК, кандидат филологических наук (г. Тамбов)
Ишин Алексей Викторович – заместитель директора ТЦК, член Союза
журналистов, член Союза краеведов России, кандидат филологических наук,
доцент Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, кафедра журналистики
Касап Вера Александровна – кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой теории и истории информационно-документных коммуникаций Учреждения высшего образования «Белорусский государственный
университет культуры и искусств», кандидат педагогических наук (г. Минск,
Республика Беларусь)
Колмаков Сергей Александрович – студент группы СРС-41 Тамбовского государственного технического университета
Королѐва Людмила Юрьевна – переводчик ТЦК, кандидат филологических наук, доцентТамбовского государственного технического университета,
кафедра «Международная профессиональная и научная коммуникация»
Кочуков Сергей Константинович – член ТЦК, юрист-международник,
писатель (г. Тамбов)
8
Красников Виктор Викторович – член ТЦК, кандидат исторических наук, кандидат юридических наук, доцент Тамбовского государственного технического университета, кафедра «История и философия»
Крылов Александр Борисович, доктор исторических наук, профессор,
ведущий научный сотрудник Центра проблем развития и модернизации Института мировой экономики и международных отношений РАН, президент
Научного общества кавказоведов (г. Москва)
Мамоян Роман Азизович – студент Тамбовского государственного технического университета, кафедра «Связи с общественностью»
Окорокова Елена Олеговна – член ТЦК, ведущий библиограф отдела
краеведческой библиографии Тамбовской областной универсальной научной
библиотеки им. А.С. Пушкина
Пенина Светлана Николаевна – кандидат педагогических наук, доцент
Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры
и искусств
Пеньков Владимир Фѐдорович – член ТЦК, член Союза журналистов
РФ, доктор политических наук, профессор, заместитель председателя Общественной палаты Тамбовской области, председатель Тамбовского отделения
Российской ассоциации политической науки, профессор Тамбовского государственного технического университета, кафедра «Связи с общественностью»
Перегудова Людмила Петровна – библиотекарь-библиограф, Заслуженный работник культуры России (г. Тамбов)
Пирожков Геннадий Петрович – директор ТЦК, член Союза журналистов РФ, академик РАЕН, доктор культурологии, профессорТамбовского государственного технического университета, кафедра «Связи с общественностью», профессор Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры и искусств, кафедра «Документоведение и архивоведение»
Слезин Анатолий Анатольевич – член ТЦК, академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой «История и философия»
Тамбовского государственного технического университета
Трусова Наталья Николаевна – главный библиограф отдела краеведческой библиографии Тамбовской областной универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина
Тютюнник Вячеслав Михайлович – член ТЦК, академик РАЕН, председатель Тамбовского регионального отделения РАЕН, доктор технических
наук, профессор, директор Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры и искусств, президент Международного Информационного Нобелевского Центра
*
*
*
9
К 100-летию
ВТОРОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
В.В. Елисеев
ПОЛНЫЙ ГЕОРГИЕВСКИЙ КАВАЛЕР ИЗ ПУШКИНО.
СЕМЁН АНДРЕЕВИЧ АЛЕНИЧЕВ (1883-1947)
По левую сторону от оживленной трассы «Добринка – Липецк» привольно
раскинулось одно из крупнейших сѐл Добринского района – Пушкино. Некогда здесь проходил шумный Донской тракт, носивший ещѐ и название «Скотопрогонный»: гнали по нему гурты скота.
История села уходит в ХVIII
в. Оно носило и второе название
– Плавица, ибо расположено на
речке с одноимѐнным названием. Пушкино было волостным
центром Усманского уезда Тамбовской губернии. К названию
села «приложили» руку Пушкины: долгое время им владел
родной брат бабушки прославленного поэта Марии Алексеевны – Михаил Алексеевич Пушкин. Затем он продал село
фельдмаршалу Николаю Ивановичу Салтыкову. Принадлежало
село и музыканту, дирижѐру,
князю Юрию Николаевичу Голицыну. Знаменито также село
и тем, что здесь родился писатель Александр Арсентьевич
Бахарев, бывал здесь и литератор Виталий Александрович
Закруткин. В молодые годы в
Пушкино наведывался будущий
писатель Александр Иванович
Эртель. Но знаменито Пушкино
ещѐ и тем, что здесь родился полный Георгиевский кавалер С.А. Аленичев.
В 1883 г. в семье пушкинского крестьянина Андрея Аленичева родился
сын, нарекли его Семѐном. Отец радовался рождению сына – не только помощник в семье, но и землю получил за рождение будущего защитника Отечества. Мальчишка рос смышлѐным и бойким, хорошо учился в церковноприходской школе. В двадцать лет юношу призвали на воинскую службу в
10
город Иркутск, где был сформирован 26 Сибирский стрелковый полк. А через
год началась Русско-японская война, на которой крестьянский парень постиг
азы военной науки. Служил он добросовестно. Вскоре младший унтерофицер решил остаться на сверхсрочную службу. На груди его уже была медаль «За усердие» на Станиславской ленте.
С первых дней Первой мировой войны – тогда еѐ называли Второй Отечественной – Аленичев на фронте. Вскоре, в ноябре, за героизм и мужество он
был награждѐн орденом Святого Георгия 4-й степени и медалью. В приказе
по полку № 87 от 14 октября 1914 г. отмечается, что подпрапорщик 9-й роты
С.А. Аленичев «…в бою 19 сентября 1914 года, когда был убит командир
батальона капитан Вахнин, донѐс, что он убит и тело его распорядился убрать
с линии из-под огня неприятеля…» лично возглавил группу солдат, которые
под яростным огнѐм немцев, вынесли с поля боя тело любимого командира.
Аленичев отличился также в боях под деревней Крупинок, когда
«…отправился на разведку с разведчиками 3-го батальона, и, несмотря на
огонь, продолжал исследовать местность и дал ценные сведения о противнике…». В марте 1915 г. наш земляк был удостоен Святого Георгия 3-й степени
с крестом. Командир полка 25 октября 1915 г. писал начальнику 7 Сибирской
стрелковой дивизии: «…Аленичев в эту кампанию зарекомендовал себя бесстрашным героем; обладая быстрой сообразительностью и поразительным
хладнокровием в бою, он в самые трудные минуты с успехом выполнял возложенные на него поручения и не один раз заменял в боях офицеров. Нахожу,
что подпрапорщик Аленичев вполне заслуживает просимого и соответствует
званию офицера. В эту войну он награждѐн Георгиевским крестом 4-й и 3-й
степеней, Георгиевской медалью 4-й степени и представлен к Георгиевским
крестам 1-й и 2-й степеней». В рапорте командира 9-й роты подпоручика
Флавицкого на имя командира 3-го батальона от 20 октября 1915 г. говорится: «2-го сентября сего года в бою с германцами рота занимала исключительное положение: предмостное укрепление железнодорожного моста Варшавско-Петроградской железной дороги, выдвинутое вперѐд за речку Вилия.
Подпрапорщик вверенной мне роты Семѐн Андреевич Аленичев, занимая с
полуротой левый фланг расположения, весьма важного для обороны всего
участка и по местности наиболее уязвимого, а также лишѐнного какой-либо
поддержки удалѐнных за речкой Вилией левофланговых соседей, под ураганным артиллерийским огнѐм противника, отбил с большим для противника
(силою около 2-х рот) две яростные атаки, поддерживаемые сильным огнѐм,
тем предотвратив нежелательные последствия для всего расположения. По
последовавшему приказанию отойти за речку, подпрапорщик Аленичев для
планомерности и дисциплины отхода был оставлен с одним взводом в предмостном укреплении отстреливаться и задержать противника до полного отхода роты. Несмотря на весьма трудные условия командования при разбросанности по ротному участку одного взвода, в виду наступления противника,
подпрапорщик Аленичев личным примером неустрашимости и спокойствия
11
распоряжения поддерживал бодрость духа и смелость оставшихся малочисленных товарищей. Задерживая продолжительное время натиск, дал роте
возможность в полном порядке и спокойствии отойти на противоположный
берег реки. Вывел в полном порядке вверенный ему взвод, отходя последним
через угрожаемый быть взорванным снарядом минированный мост, предварительно лично один убедившись, с явно неминуемой опасностью для жизни,
об уходе последнего стрелка за речку. Вслед за тем по его знаку мост был
взорван».
Приказом Главнокомандующего армиями Западного фронта от 14 ноября
1915 г. С.А. Аленичев был произведѐн в первый офицерский чин – прапорщика. Так простой крестьянский парень стал полноправным офицером Российской армии.
Прапорщик Аленичев сражался с немцами на Северо-Западном и Западном фронтах, линия которых проходила в то время по территории
Минской губернии. Он был дважды
ранен, но, не долечившись, возвращался в родной полк. В ноябре 1916
г. Семѐна Андреевича как полного
кавалера четырѐх крестов Святого
Георгия включили в состав сводной
роты Георгиевских кавалеров на
парад по случаю полкового праздника. В феврале 1917 г. грудь Аленичева украсил орден Святой Анны
3-й степени с мечами и бантом. В
марте 1917 г. последовал указ о
производстве прапорщика Аленичева в следующий офицерский чин –
подпоручика. Указ был подписан
лично Николаем Вторым незадолго
до отречения от престола.
Вскоре Аленичев был произведѐн в поручики.
В условиях начавшейся революции, смуты и митинговщины на
фронтах, Семѐн Андреевич как выС.А. Аленичев с друзьями
ходец из простого сословия пользовался большим авторитетом не только у офицеров, но и «нижних чинов». В
июне 1917 г. он был избран председателем ротного суда, а через месяц, произведѐнный в чин штабс-капитана, вошѐл в состав комиссии по проверке денежных сумм полка.
12
В сентябре 1917 г. «по болезни и ранениям» штабс-капитан С.А. Аленичев
навсегда покидает Российскую армию.
…Поселился он в родном селе, где пережил Гражданскую войну, мирно
работая на земле. И хотя соседи знали, что он бывший царский офицер и полный Георгиевский кавалер, среди них не нашѐлся ни одни, кто бы донѐс на
односельчанина новой власти, которая не жаловала Георгиевских кавалеров.
По воспоминаниям дочери Семѐна Андреевича Марии Семѐновны и внучки
Зои Андреевны Виндюриной, герой и его жена Дарья Калистратовна старались и сами не распространяться о заслугах Семѐна Андреевича. А вот с их
сыном Всеволодом, который в то время жил в Краснодаре, произошла неприятная история: его сосед с многозначительной фамилией Шкурин сообщил
«кое-куда», что В.С. Аленичев – сын царского офицера и Георгиевского кавалера... И Всеволод Семѐнович стал «неблагонадѐжным»…
С.А. Аленичев с офицерами полка
Время было страшное: даже за хранение Георгиевских крестов, которые
новой власти напоминали «о проклятом старом прошлом», грозило суровое
наказание. И как не старался Семѐн Андреевич сохранить свои награды, окрплѐнные кровью и честно заслуженные в боях с немцами, он был вынужден
сдать их в Торгсин. На вырученные деньги сумел дать образование сыну, который окончил Воронежский сельхозинститут, и справил приданое для дочери Лидии.
Семѐн Андреевич служил в железнодорожных войсках на узловой станции
«Грязи», сопровождал грузы на юг. Дочь Мария Семѐновна, проживающая
13
ныне в Краснодаре, вспоминает, как отец из каждой поездки привозил им,
ребятне, южные сладости – виноград, арбузы...
В селе бывшего Георгиевского кавалера уважали: как и всем селянам ему
дали подворное прозвище «Прапорщик» – у Семѐна Андреевича навсегда
сохранилась военная выправка и осанка… По воспоминаниям дочери Марии
Семѐновны, отец никогда детей не обижал, очень их любил. Отца в семье
ценили и его слово было законом. И когда между пушкинцами и их соседями
– новочеркутинцами – вспыхивали ссоры, а порой и драки, при появлении
«Прапорщика» дерущиеся разбегались.
Началась Великая Отечественная война. С.А. Аленичева, признанного негодным к военной службе, власти всѐ-таки не оставили в покое. По воспоминаниям дочери и некоторых односельчан, когда гитлеровцы ворвались в Воронеж, в Пушкино нагрянули сотрудники НКВД. Семѐну Андреевичу грозило
выселение: чекисты опасались, что бывший царский офицер переметнѐтся на
сторону врага, совершенно «забыв», что против немцев он храбро сражался в
годы второй Отечественной (по терминологии большевиков, империалистической) войны. Правда, дело до выселения не дошло: то ли местные власти
слово «замолвили» или вскоре немцев от Воронежа отогнали, но бывшего
Георгиевского кавалера не тронули. И не только оставили в покое, но и назначили председателем колхоза «Пролетарий». Теперь он сам трудился, не
зная покоя, и родным не давал поблажки. По воспоминаниям дочери, отец
был «суров»: кто-то из селян, отработав «положенное время», шѐл на гулянку, а родную дочь председатель мог запросто отправить на ночную смену.
Около двух лет Семѐн Андреевич возглавлял хозяйство, после войны его избрали председателем ревизионной комиссии колхоза…
Умер Семѐн Андреевич от инсульта, сидя за столом во время обеда. Сегодня в Пушкино живут многочисленные родственники Героя. Они могут гордиться своим дедом и прадедом, который, не жалея жизни, в трудную годину
защищал Отечество, через всю жизнь пронѐс высокое звание патриота России.
…По словам пушкинцев, уроженец села Александр Карелин, погибший в
Афганистане, удостоенный посмертно ордена Красной Звезды, знал о своѐм
героическом земляке и его подвигах, на сельском кладбище видел могилу
С.А. Аленичева, на ней памятник с фотографией: бравый штабс-капитан с
четырьмя крестами Святого Георгия.
*
*
*
14
О РОССИИ С ЛЮБОВЬЮ
Г.П. Пирожков
«ЧЕЛОВЕК КУЛЬТУРЫ»: ОТ УМА ГОРЕ…
Философы утверждают, что историческая ситуация середины XX в.
обусловила превращение разума в свою противоположность – антиразум.
Так что же получается – горюем от разума? Именно так.
Сегодня уже ясно, что системы социальной жизни ущербны от нехватки
духовности, поэтому даже сильный душой и телом человек способен творить
только до определѐнного уровня, затем ослабевает, так как не обретает подлинного «я», не видит новой цели для творчества.
Ум является величайшим достижением человечества, но в ходе эволюции
наступает момент, когда мы видим его ограниченность. Он начинает тормозить развитие личности, потенциал которой выше потенциала ума. Главная
функция ума – дифференцировать, разделять, различать. Через разделение
человечество идет особым путѐм познания, представляя мир как множество
обособленных сущностей, так как реализует принцип многообразия единства.
Разделение – это тоже реальность, но это не окончательная реальность. С
окончательной реальностью мы будем иметь дело тогда, когда принцип разнообразия единства будет дополнен другим принципом – принципом единства разнообразия. В последнем, на самом деле заложен важнейший процесс
трансформации человека. Вопрос о соотношении множества и единства подводит к границе, где начинается сверхмысленная жизнь духа. Безопасное существование заключается именно в стремлении человека выявить свои высшие возможности, а не довольствоваться только низшими.
Выход из всех тупиков современности в том, чтобы пробиться к истинной
реальности человека, которая кроется в его сердце. «Духовное сердце» (высшее «Я») – именно оно обладает потенцией взаимодействовать со всеми сторонами бытия, в том числе и с теми, которые не подвластны уму, что и порождает возможность реализации принципа единства в многообразии. Освоение
этого принципа делает духовное сердце высочайшей из всех возможных истин. Духовное сердце и ум – непримиримые соперники за обладание нашим
сознанием. Ум не наделѐн способностью принятия безошибочных решений.
Отсюда все катастрофы современности. Именно с подачи ума люди выбрали
жизнь в мире алчности и войн. Ум ведѐт нас к самоликвидации, не позволяя
выйти за границы собственного понимания построения мира по неким неписанным законам жизни, которые вложены в сердце каждого из нас. Об этом
сказано ещѐ у Лао Цзы: для познания законов мира, можно не покидать лишь
своей деревни, а для познания законов жизни – можно не покидать и своей
комнаты. «Не выходя со двора, знает, что в мире творится. Не выглядывая в
окно, видит путь Неба» [2, с. 39].
15
И.А. Ильин ввѐл в философию понятие «сердечное созерцание». Он говорил, что основной порок общества состоит в противопоставлении ума сердцу,
разума чувству. В основе пренебрежительного отношения к сердцу лежит
представление о человеке как «вещи среди вещей» и «тела среди тел», поэтому творческий акт трактуется материально, количественно, формально, технически. Хотя всѐ это и помогает достичь успеха на различных поприщах,
способствует карьере, получению прибыли, но мышление без сердца, в конечном счѐте, машинообразно и цинично. Человек, душевно расколотый и
нецельный – всегда человек несчастный. И если он воспринимает истину – он
не может решить истинно это или нет, так как не способен к ценностной очевидности. И.А. Ильин убеждал, что человек должен вносить в свою деятельность созерцательность, творческую свободу и живую ответственность совести, а школа должна учить свободе и интуитивному восприятию [1].
Актуальность этих вопросов обострилась в XXI в.: технический прогресс
развивается так быстро, что люди не осознают последствий своей деятельности. Поэтому человечеству не стоит испытывать излишний оптимизм: понятие мира не прививается человеку с раннего детства, у него не воспитывается
чувство покоя, единства, гармонии. А ум и сердце должны действовать вместе – для интегрального совершенствования. Ум, который до сих пор основной инструмент познания мира, должен быть взят под контроль. Учась жить в
сердце, мы поддерживаем его в совершенном равновесии. Когда мы находимся в мире сердца – наш ум просветляется, выходит за пределы своих ограничений, поднимается на более высокий уровень существования. Устремление к
высшим ценностям происходит за счѐт наполнения каждого мгновения бытия
жаждой познания и творческой самоотдачей. Такой вектор ценностей-целей и
ценностей-средств превращает личность через самопревосхождение в человека культуры, причѐм культуры мировой как совокупности разнообразных
хронотопов и уникальности воплощения каждого из них.
Это сложный процесс, так как в самой человеческой природе глубоко сидят стремления соревноваться с другими и превосходства над другими, что
зачастую приводит к разрушению, как других, так и себя.
Литература
1. Ильин И.А. Путь духовного обновления. М.: Институт русской цивилизации, 2011. 1216 с.
2. Лао Цзы. Дао Дэ Цзин = Книга пути и благодати. М.: Литагент «Эксмо», 2002. 270 с.
*
*
*
16
НАШИ ИССЛЕДОВАНИЯ
Г.П. Пирожков
БЫТОПИСАНИЕ
В КУЛЬТУРОЛОГО-КРАЕВЕДЕНИИ
Характерной приметой культуролого-краеведческого повествования является временная дистанция. Важнейший способ ее создания – бытописание:
описание повседневной жизни, воссоздание местного колорита с учетом хронологического фактора. Часто это выполняет методологическую функцию –
придаѐт повествованию конкретность и, фиксируя временное пространство,
датированность.
В краеведение бытописание пришло из художественной литературы. Его –
ярко выраженное – впервые ввѐл В. Скотт, назвав «местный колорит» (couleur
lokale). Романы В. Скотта включают массу этнографических элементов, причѐм конкретные описания всегда предполагают «то общее, что свойственно
каждой стране, каждой эпохе» [13, с. 87].
Бытописание характерно и для русской художественно-исторической литературы. Так, Ф.В. Булгарин в предисловии к роману «Димитрий Самозванец» указывал: «…описывая действия, я не мог пренебречь местностями и
представил образ жизни действующих лиц и нравы, обычаи, степень просвещения, одежду, вооружение, пиры и проч.» [1, с. 6]. В творчестве А.С. Пушкина бытописание оказывается «гораздо менее рельефной и труднее определимой категорией, нежели у его современников, – пишет В.Э. Вацуро. – Мы
намеренно не касались тех случаев обращения к быту, которые обычно включаются в понятие пушкинского бытописания… (“Граф Нулин”, “Домик в Коломне”). Нас интересовала та линия философского, исторического и социального осмысления быта, которая вырабатывается в начале 1830-х годов в обстановке острых общественно-литературных дискуссий… Эта линия развития
вела Пушкина к созданию социальных характеров и социальных обобщений,
даже символов… на примере “Медного всадника”. Они оказывались подчинѐнными довольно жѐсткой системе исторических и социальных понятий…
несли на себе печать конкретной литературно-общественной борьбы. В этой
борьбе складывался… новый критерий художественной достоверности факта
– определение его места в некоей целостной исторической системе.
…осмысление современного быта в значительной мере влияло и на изменение соотношения видов и жанров пушкинского творчества начала 1830-х годов, сближая прозу и поэзию, художественные и критико-публицистические
опыты» [2].
У многих русских писателей бытописание является основой познания
прошлого: быт семьи, помещичьего имения, села или города, выписанный
ими, часто своим конкретным содержанием, похожим на густой колорит русской жизни, составляет в произведениях цельный бытописательный пласт.
17
Используя бытописание как литературный приѐм, они воссоздают типичную
атмосферу бытового дворянского, купеческого, крестьянского обихода и уклада, показывая внешнюю, материальную, достоверную среду, в которую
погружена внутренняя, духовная жизнь человека, включают в описание традиционные мотивы вещно-бытового мирообраза – еды, одежды, денег, которые своей отрицательной/положительной знаковой функцией добавляют живописности, колеров, ощущений в восприятие читателем придаваемого им
автором эстетизированного/реалистичного облика: еда – пиршественный
стол; одежда – великолепные наряды, деньги – сверкающие драгоценности и
пр. Получается, что в историческом повествовании вещи, являясь знаками
изображаемой эпохи и среды, часто имеют доминирующую культурологическую функцию. Именно на них зачастую сосредоточено основное внимание.
Наличие их в тексте создаѐт у читателя ситуацию интеллектуального напряжения, заставляет представить (образно реконструировать) описываемую автором вещь, что служит толчком к мысленному диалогу с прошлым: шубу
раньше носили именно так; эдак семья сидела за чайным столом; вот так выглядело платье купчихи, иначе одевались крестьянки… Так читатель сам создаѐт картину прошлого, реконструируя и вписывая в еѐ полотно детали вещей, нюансы поступков, сюжеты действий людей и т. п. Он, сравнивая вещи,
ситуации, поступки, мысленно создаѐт свой текст культуры, размышляя над
которым, погружается в историю, осмысливает прошлое.
Таким образом, поскольку в реальной действительности вещный мир традиционно соотносится с предметами материальной культуры, получается, что
по представленным в художественно-исторической литературе вещам «давно
минувших дней» – как ценному историческому источнику – исследователь, а
вслед за ним и читатель, используя метод реконструкции, воссоздают быт
описываемого времени, познавая через него правила, нормы и культурные
образцы прошлых эпох.
Яркий пример бытописания в историко-художественной литературе – показ быта деревни 1920-1930 гг. в романе Н.И. Кочина «Девки» (1928), действие которого начинается зимой 1925 г. в конкретной деревне в конкретной
губернии в точно указанное время. Повествование, охватывая пятилетнюю
предысторию колхозного движения, предшествует всему тому, что будет рассказано позднее М.А. Шолоховым в «Поднятой целине». Кочин и Шолохов,
как, впрочем, и другие писатели изображающие деревню 1920-1930 гг., предельно точно ограничивали хронологические рамки своих произведений, так
как сместить временную ось повествования было нельзя: уклад деревенской
жизни в годы коллективизации пришѐл в мощное движение, реальность менялась ежедневно. Художники, укладывая конкретные события в строгие
хронологические рамки, решительно отказываются от вымысла и чаще повествуют лишь о том, чему сами были свидетелями, что действительно происходило, причѐм, – в конкретном месте. Поэтому подобные исторические произведения, вещи в них – это сам по себе исторический источник, использова18
ние которого в исследовании (при условии исторической критики) способствует более глубокому анализу действительности изучаемого прошлого.
* * *
В практике бытописания [3; 4; 5; 7; 8; 11] мы часто использовали:
1) материалы из историко-художественных произведений, например,
из романа А. Эртеля «Гарденины» [12]:
Знаток тамбовской жизни, известный писатель ХХ в. А. Эртель в романе
«Гарденины» описывает кузнеца Ермила, который совершенно не умел говорить обыкновенным человеческим языком, поэтому «ухитрялся придавать
одному и тому же слову многообразнейшее значение: в одном случае оно означало негодование, в другом – презрение, в третьем – нежность, похвалу,
льстивость и так далее без конца» [14, с. 353-354.];
2) созданные нами:
- сюжеты на основе воспоминаний, например, описание плетения лаптей
[6]; в основу сюжета положен рассказ моего деда, М.В. Пирожкова, о том, как
его учили плести лапти:
...Как только солнце освещает избу, дед Тимофей берѐт в руки кадач, это
такой железный крючок, без которого лапти не сплетѐшь. Он садится за
свой стол, заваленный деревянными колодками, и начинает плести. Скоро
просыпается самый маленький внук, восьмигодовалый Мишутка, которого
отец приставил помогать деду – обрезать, вытягивать и подавать лыко, а
заодно и учиться лапотничать. Ох, сколько ребятишек научил дед Тимофей
– лучший в селе мастер-лапотник – этому делу! Так уж повелось в крестьянских семьях – лапти плетут старики, уже не способные к тяжѐлой крестьянской работе, да заодно обучают мальцов. Вот и работают уж какой месяц вдвоѐм – стар и мал...
Мишутка уже умеет плести подошву, а придать лаптям форму
башмака, постоянно оплетая лыком верх передней части колодки, – пока не
может: руки слабоваты. Не хватает силы в пальцах и приметать задник. А
дело-то нехитрое: свободные концы лыка надо загнуть снова внутрь,
закрепить, тогда края отверстия получатся ровные и не будут резать ногу.
“Затем вот так, смотри, Мишутка, учись пока я живой, – говорит дед
внуку, – по краям отверстия из тех же лык приделываются ушки, чтобы в
них просунуть ремни, которыми, стягивая отверстие, лапоть
прикрепляется к ноге... Учись, Мишутка, нужному ремеслу, набирай силы в
пальцы – лаптей нужно много, семья большая. Да и кусок хлеба завсегда
будет твой... ”.
Дед берет у внука шесть новых лык, зажимает коленями колодку и
начинает плести. А заодно продолжает объяснять: на пару лаптей
требуется двенадцать лык. Лучше, когда длина каждого лыка большей
частью 3 аршина (аршин – мера длины, равная 16 вершкам, – 71,12 см)... А
следующей весной – опять в лес, лыко драть. Каждая липка – лутошко –
может дать 3-4 лыка, так что на пару лаптей пойдѐт 3-4 дерева. Жалко
19
молодую лесную поросль, да что поделаешь – босиком далече не уйдѐшь, а на
сапоги Мишутка заработать не просто…
- описания бытовых сценок, например, в очерке «По дороге столбовой» [10]:
«На почтовой станции».
…Короткая остановка, смена лошадей. От самовара купец отказывается – обедать удобнее в Хмелинке.
Пока перепрягали лошадей, купец прогуливался, заходил на постоялый
двор. В это время в ворота въехали две кареты, в которых путешествовала
помещичья чета с гувернантками, няньками, лакеями. Двор сразу же огласился криками, разговорами. Люди засуетились, начали распрягать лошадей,
ставить самовар, развѐртывали и развязывали завѐрнутых в сахарную белую
бумагу и завязанных в салфетки, взятых с собой на дорогу, жареных цыплят,
кур, резные крендельки к чаю, пышки… Дворничиха в тѐмном с красными и
жѐлтыми цветочками платье скоро принесла в дом огромный сливочник с
нарисованными на нѐм розанами и какими-то золотыми и синими разводами.
Приехавший барин с семьѐй вошѐл в дом. Кучера и лакеи начали впрягать в
кареты подставу – высланных накануне и теперь свежих лошадей…
Но вот купца окликнули: выезд был готов, лошади напоены на дорогу, запряжены. Тронулись…
«В трактире».
…После нескольких часов однообразно-унылой тряски тройка въехала в
Хмелинку. Оформив проездные документы и вверив свой груз новому ямщику,
купец пошѐл обедать…
Хмелинский кабак был не худшим в своѐм разряде заведением, хотя обслуживал не только путешествующих, но и окрестных жителей. Хозяин
торговал бойко. С утра до ночи здесь слышались нестройные речи, пьяный
бабий визг, дребезг посуды, проворное шмыганье половых. Запах сивухи и пара, грязной одежды и сырости, каплями сочившейся с потолка, отравлял
воздух.
- А, небось, кабак полон? – спросил купец стоявшего у входа подвыпившего мужичонка.
- Известно, полон, – сплѐвывая сквозь зубы, отвечал тот, – небось, брат,
как горе-то навалится, не токмо что в кабак, в омут забежишь… Ноне хорош годок, да к посту хлебушка нетути, а завтра он и вовсе може не родится… Вот оно что в кабак-то гонит, мил ты человек, горе вековешное…
Купец уже не слушал извечные крестьянские оправдания пьянства.
В двух просторных комнатах стояли столы с лавками, играла хриплая
машина – орган. За столами сидели, пили, курили цигарки, заводили песни.
Купец посмотрел на орган, его медные трубы, на валы с крючками, на колесо, которое вертел вспотевший мальчишка. Пока тот вращал колесо –
машина гудела: “Не белы-то снежки во поле забелелися…”. Купец уже видел
20
в Тамбове и Ростове орган, который работал на заводе: покрутил ручку – он
и начнѐт откалывать… Что ж, и это дело, всѐ мальцу заработок.
Гость, сев за свободный стол, крикнул прислуге: “Эй, малый, тащи-ка
щей да колбасы на закуску, не забудь кренделей фунтик. Пошатывайся, елова
голова!”.
Заказ выполнили быстро. Выпив и закусив, попросил чаю, в чай купец подливал сантуринского вина и не спеша потягивал…
За соседним столиком обедал среднего роста осанистый человек, русый,
с лѐгкой проседью в окладистой бороде, в солидном “купеческом” картузе и в
синей бекеше. По тому, как с ним раскланивались мужики, и подавал гостю
сам хозяин, было видно, что это управляющий одним из соседних помещичьих
имений.
Сидевший в углу комнаты человек в мещанской чуйке громко кричал:
- Сроду родясь рабами не были. Еще прадед мой – царство ему небесное! –
был кирсановским мещанином. Невысокое звание, но всѐ ж таки не хам! В
городу живѐм…
Его собеседник, не слушая, пьяно рассуждал:
- Город-то не тѐтка, тут-то что? Слез с печи, брюхо распоясал, вынет
баба шти – хлебай, покуда утроба дозволит. Но в городе первое дело – мошну покажи…
В другой комнате собралось несколько пар однодворцев – их выдавала,
прежде всего, манера одеваться: толсто навѐртывать онучи, носить широкие сапоги, кафтан с приподнятыми плечами и высоким воротом, уродливые
кички и понѐвы у баб. Выделял их и говор: “каго” или “чаго” вместо “ково” и
“чево”, “що” вместо “што”… Они пили чай с жамками – мятными пряниками.
Крупная женщина в синем сарафане, войдя через боковую дверь, начала
громко ругаться на человека, стоявшего за буфетом. Кабатчик, только что
севший рядом с управляющим и внимательно слушавший его, сразу же еѐ успокоил:
- Овдотья, ей-богу, изволочу как собаку! Замолчи.
Баба быстро юркнула в дверь, из которой только что появилась.
А управляющий громко проговорил:
- Сладки гусиные лапки! – А ты их едал? – Я-то не едал, да мой дядя видал, как наш барин едал! Эх, брат, без денег да без силы везде пропадѐшь. И
стал вылезать из-за стола.
Посмотрев на часы – было уже половина пятого, купец расплатился,
щедро наградив полового чаевыми, и заспешил на станцию: к вечеру его ждали в Кирсанове, где в трактире Апоницкого была назначена встреча с торговыми людьми из Чембарского уезда.
Чтобы подчеркнуть своеобразие того или иного уклада жизни и быта, в
описанных сценках использованы различные лексические пласты языка (архаизмы, диалектизмы и др.). Применение этой лексики является выразитель21
ным приѐмом, но создаѐт трудности для восприятия. В этом случае желательно снабжать текст сносками, примечаниями с пояснениями, ссылками на документальные источники. С их помощью произведению придаѐтся необходимый уровень научности.
Так, в историко-краеведческом очерке о селе Пахотный Угол (ныне Бондарского района Тамбовской области) использовано много местных слов, о
содержании которых в тексте даны пояснения. Например, «вирюхляи» (любители говорить вздор, врать), «згальные» (взбалмошные), «махоночка» (ребѐнок), «двоешки» (близнецы), «лабуда, долдоны, валухи» (глупые, бестолковые, неповоротливые), «карюзлики и мухляки» (маленькие и худенькие),
«лантрыга» (гуляка, мот), «обыдно» (в будни), «мама старенькая» (бабушка),
«матушка» (мать мужа) и др. [9]. Автор убеждѐн, что использование экспрессивной лексики в культуролого-краеведческих публикациях недопустимо.
Таким образом, наряду с широким привлечением в культурологокраеведческие изыскания материалов из историко-художественной литературы исследователю желательно иллюстрировать свои повествования небольшими бытовыми сюжетами, яркими сценками, эмоциональными нюансами,
что, не снижая научного уровня исследования, поможет избежать сухости,
чѐрствости, бездушия изложения, придаст произведению больше привлекательности, повысит его читабельность.
Итак, вещи составляют ряд, образовывая в совокупности облик эпохи.
Они – знак того или иного уклада жизни, культуры, национальности, социальной группы. Поэтому бытописание – одна из стилевых доминант культуролого-краеведческого повествования, где важно показать необычность обстановки, окружающей персон, еѐ непохожесть на ту, к которой привык читатель. Эта цель достигается через подробнейшую детализацию вещного мира.
Овладение приѐмом бытописания – задача не простая; она требует научного кругозора, знания истории литературы, культуры и искусства, умения
работать с разными вещественными источниками.
Литература
1. Булгарин Ф.В. Димитрий Самозванец. М.: Фирма «Кронос», 1994. 509
с.
2. Вацуро В.Э. Пушкин и проблемы бытописания в начале 1830-х годов
[Электронный ресурс]. URL: http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/im6/im6-150.htm (дата обращения: 2.01.2014).
3. Пирожков Г.П. За 448 верст от Москвы. Кн. 1: Тамбовский край: из
истории городов и сѐл (культурол.-краеведч. этюды). Тамбов, 2010. 136 с.;
4. Пирожков Г.П. За 448 верст от Москвы. Кн. 2: Тамбовский край: занятия, быт и нравы жителей (очерки, эссе, интервью). Тамбов, 2010. 140 с.
5. Пирожков Г.П. За 448 верст от Москвы. Кн. 3: Тамбовский край в советское время (заметки, очерки, интервью). Тамбов, 2010. 132 с.
6. Пирожков Г.П. Лапти. Целехоньки, лыковые // Экспресс-Репортер.
Тамбов. 1999. 15 сент.
22
7. Пирожков Г.П. Лапти. Юный краевед. М., 2008. № 1. С. 26-29.
8. Пирожков Г.П. «Отчий край» в диалоге с прошлым ради будущего //
А.М. Акулинин Падение стены (роман в двух частях). Рассказы. Очерки. «И
вот иду я…» (из мемуаров). Потешки Лозовского. Тамбов, 2008. С. 5-14.
9. Пирожков Г.П. Пионеры: Из истории села Пахотный Угол // Кредо.
Тамбов, 1992. № 5-6. С. 86-89.
10. Пирожков Г.П. По дороге столбовой: сб. ист.-краеведч. очерков. Тамбов, 1994. / Рассказ-газета; № 5. 15 с.
11. Пирожков Г.П. Связь художественного творчества с родным краем //
Культурная жизнь Юга России. Краснодар. 2006. № 3. С. 13-15.
12. Пирожков Г.П. Экспрессивная лексика (к вопросу об истоках и месте
в истории) // Тамбовские хроники. Тамбов, 1999. № 6-7. С. 13-17.
13. Реизов Б.Г. Французский исторический роман в эпоху романтизма. М.:
Гослитиздат, 1958. 569 с.
14. Эртель А. Гарденины. М.: Гослитиздат, 1954. 616 с.
*
*
*
В.В. Елисеев
ДОБРИНКА – СТАНЦИЯ ХЛЕБНАЯ.
А ЕВРОПЕ – КУКИШ…
Станция Добринка возникла во время прокладки железной дороги Грязи –
Борисоглебск. 21 марта 1868 г. право на строительство железной дороги от
Грязей до Борисоглебска получило Борисоглебское уездное земство Тамбовской губернии. 30 марта земство заключило контракт с виднейшими предпринимателями России, учредителями акционерных железнодорожных обществ, среди них был Пѐтр Ионович Губонин, который ещѐ с конца сороковых годов ХIХ в. занимался подрядными работами на строительстве шоссейных дорог. Вскоре в общество вошли инженер Садовский и генерал-майор
Казаков. Заключив контракт, они в мае 1869 г. приступили к строительству
железнодорожной ветки. В декабре вся линия от Грязей до Борисоглебска
протяжѐнностью 199,2 версты была сдана в эксплуатацию [1]. 18 декабря
1869 г. на станцию Добринка, пугая тишину деревни Добринская и села Чуевка, прилегающих к станции, огласил гудок паровоза…
«Чугунка», как тогда называли железную дорогу, прошла по землям государственных крестьян Чуевки и деревни Добринские Выселки (тож Добринская), расположенных вблизи озера Чистое. Товарищество выкупило часть
земель у крестьян. Согласно донесения волостного старшины Стрельникова
на имя Липецкого уездного землемера от 26 февраля 1873 г., крестьяне Чуевки продали под «чугунку» 13 десятин 788 саженей земли, а крестьяне деревни
Добринской чуть меньше – 6 десятин 1194 сажени [6]. Выросший при стан23
ции посѐлок постепенно расширялся и со временем слился с деревней Добринская.
Строительство Грязе-Борисоглебской железнодорожной линии, а позднее
и Борисоглебско-Царицынской ветки, которая была сдана в эксплуатацию в
июле 1871 г., диктовалась рядом обстоятельств: во-первых, «чугунка» проходила по хлебородным губерниям России, в том числе и по Тамбовской, вовторых, низовья Волги и
Черноземье
соединялись
самым выгодным и кратчайшим путѐм с портами
Балтийского моря. К тому
же, низовья Волги были
центрами добычи соли и
скотоводства...
С проведением железной дороги местные крестьяне и помещики втягивались в товарно-денежные отношения. Вскоре станция Добринка заняла лидирующие позиции по вывозу хлеба. При станции был учреждѐн еженедельный базар: крестьяне деревни Добринская за три тысячи рублей сдали в аренду базарную площадь. Хлеб сюда подвозили почти постоянно, причѐм крестьяне старались везти хлеб в небазарный день – в понедельник, чтобы не
платить десятикопеечный сбор
с воза. Хлеб везли из 7 волостей Усманского уезда, прилегающих к станции: Сафоновской, Чамлыкской, Павловской, Барятинской, Тихвинской,
Верхне-Матрѐнской,
Березнеговатской, а также и
большей части Талицкой и
Мордовской. Спешили на
станцию и подводы с хлебом
из соседних Бобровского уезда Воронежской губернии и Тамбовского уезда
[5]. Поток хлеба шѐл из девятнадцати помещичьих имений. Самыми значительными были экономии Спиридова (6 тыс. дес.) в 25 верстах от станции,
Бабѐнышева (2760 дес.), Савельева (2100 дес.), Павлова (2400 дес.). Пик привоза хлеба был с августа по апрель. Так при станции образовался крупный
хлеботорговый пункт, где постоянно находились десятки скупщиков [10].
Среди местных скупщиков процветали Урюпинов и Финогенов. Первый
«схватил крупный куш» (около 100 тыс. руб.) на перепродаже пшеницы, вто24
рой – овса. К началу ХХ столетия «крупной хлебной ссыпкой» занимались
Илья Гаврилович Буданцев, Фѐдор Аркадьевич Ушаков, Павел Филиппович
Логунов, Анатолий Антипович Чепуков, Михаил Павлович Сорокин. Дѐгтев
и Копелевич имели мельницы, добринскую муку они вывозили вглубь России. Их мельницы располагались рядом со станцией. Мельница Дѐгтева давала продукцию ещѐ в середине прошлого столетия.
По грузообороту сельхозпродукции станция Добринка конкурировала с
Усманью, Липецком, Тамбовом… Так, в 1895 г. по вывозу хлеба Добринка
превосходила Липецк в два, Тамбов – в 1,2 раза, но уступала станциям Козлов, Кирсанов и Токарѐвка. В 1896 г. из Добринки было отправлено 2679 тыс.
пудов сельхозгрузов, что было в 2 раза больше грузооборота Тамбова, в 4
раза – Липецка. В 1897 г. Добринка опережала по грузообороту Липецк в 4,5
раза, Тамбов в 2,5 раза. В 1898 г. по вывозу хлеба Добринка уже в 6 раз превосходила Липецк и в 2,5 раза Тамбов, в 1899 г. из Добринки было вывезено
2565 тысяч пудов зерна, что было больше грузооборота Тамбова в три, Липецка – в 5,5 раза [7].
Отправляли из Добринки и куриные яйца. Так, в 1899 г. было вывезено 22
тыс. пудов яиц. В 1902 г. вглубь страны было отправлено 22,3 тыс. пудов живой и 8,3 тыс. пудов битой птицы [9]. Поставляли еѐ в основном предприниматели Малаховы из волостного села Талицкий Чамлык. По воспоминаниям
старожилов, из Добринки в Англию вывозили перепелов, которых поставлял
помещик Бабѐнышев.
22 сентября 1885 г. на одном из заседаний Усманского уездного земства
был поднят вопрос об отправке со станции Добринка скота (по территории
нынешнего Добринского района проходил так называемый Донской тракт,
известный как скотопрогонный, до проведения железной дороги скот гнали
через деревню Добринскую на Воронеж). С таким предложением выступил
крупнейший землевладелец уезда и губернии гласный Снежков, приведя убедительные доводы: близость степей, «обеспечивающих, как подножное, так и
сухое продовольствие скота в ожидании посадки» и «меньшая опасность для
распространения заразительных болезней на местный скот». Собрание постановило: «…в случае безуспешного ходатайства о восстановлении свободного
прогона скота по скотопрогонным дорогам, ходатайствовать для следования
по направлению к Грязям и далее, сверх Мордовской станции, также и со
станции Добринка» [2]. Ходатайство земцев было удовлетворено: по данным
1898 г., со станции Добринка было отправлено 1316 голов крупного рогатого
скота [5].
Кроме хлеба со станции вывозили нефть, керосин, дрова, лесные материалы. Но по отношению к сельскохозяйственным грузам они составляли малую
толику.
Среди зерновых культур, вывозимых из Добринки, особое место занимала
рожь. В 1880-1882 годах четверть ржи скупщикам обходилась в 3 руб. 44
коп., овса – в 2 руб. 5 коп. [8]. Не изменились цены на эти культуры и в 188825
1889 гг., когда на станции ночным сторожем работал Алексей Пешков, позднее известный как Максим Горький. Однако позже, в 1897 г., четверть ржи в
Добринке стоила уже 3 руб. 4 коп., овса – 3 руб. 27 коп. [3].
Следует отметить, что хранение зерна на станции не соответствовало тогдашним требованиям. Ещѐ в 1880 г. были обследованы все станции ГрязеЦарицынской железнодорожной ветки. Оказалось, что в Добринке располагалась крытая платформа в 146 квадратных саженей, открытая – в 120 саженей.
Были обнаружены сложенными около ста вагонов груза – хлеба, из которых
только тридцать было под крышей, остальные в бунтах, «тоже с неудовлетворительной покрышкой». Над бунтами были построены козлы и на них были
положены на половину брезенты. Часть зерна была сверху «совершенно мокрая». Подъездная дорога к платформе была узкой. Пол платформы, как и на
большинстве тогдашних станций, был деревянным. Комиссия нашла в нѐм
отверстия (щели)… И это на станции, с которой в год «отправляется от 800 до
900 гружѐных вагонов» [4].
Поэтому потеря хлеба была огромной. Телеги буквально вязли в чернозѐме. В 1903 г. Усманское уездное земство пыталось организовать подъездной
путь к станции за счѐт «губернского дорожного капитала», но помешали сев
яровых хлебов, дождливая весна… За «неимением камня» дорога так и не
была замощена...
Накануне Первой мировой войны цена одного пуда ржи в Добринке колебалась от 65 до 70 коп. Ежегодно к станции подвозили от 100 до 200 пудов
этой зерновой культуры. Овѐс скупали по 52 копейки за пуд. Хлеб отправляли в порт Либава (Лиепая). Узнав, что за границу хлеб отправляют по другой
цене – рожь по 88-89 коп. за пуд, а овѐс – по 79 коп., местные предприниматели категорически отказались отправлять зерно за рубеж. Так добринцы
впервые «показали кукиш Европе».
Вообще Добринка считалась «дорогой» станцией: она относилась к первому отделению Грязе-Царицынской ветки. И хотя в Добринке была солидная
товарная платформа, но она осенью была просто завалена товаром… Во время подвоза зерна его скапливалось в три раза больше, чем железная дорога
могла отправить в сутки. Не помогали даже пакгаузы. Поэтому и лежали товары по две, а то и по три недели, ожидая своей отправки. К тому же сильно
ударяли по скупщикам тарифы перевозок. Поэтому уездное земство и местные помещики были заинтересованы в соединении станции Добринка с крупными станциями. В 1911 г. они выступили с ходатайством о «соединении»
Добринки со станцией Арзамас. Планировалось также провести «чугунку» из
Добринки в Усмань, соединив кратчайшим путѐм губернские Тамбов и Воронеж. С этой целью в селе Ольховке нынешнего Добринского района даже был
построен железнодорожный вокзал. Но начавшаяся вскоре Первая мировая
война помешала осуществить эти планы.
26
Источники, литература
1. Грязи. Липецк, 2003.
2. Журнал Усманского уездного земского собрания сентябрьской сессии
1885 года. Усмань, 1886.
3. Журнал Усманского уездного земского собрания Тамбовской губернии. Усмань, 1906.
4. Описание Грязе-Царицынской железной дороги Борисоглебского земства. СПб., 1880.
5. Романов Н.Н. Грунтовые дороги Тамбовской губернии и их современное значение. Тамбов, 1897.
6. Российский государственный архив древних актов. Ф. 1340. Оп. 6. Д.
4374. Лл. 79-80. Специальный поверочный план железной дороги в красках
1872 г.
7. Россия в дорожном отношении. Т. 11 / сост. В.Ф. Мейен. СПб., 1902.
8. Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Т. 9: Усманский уезд. Тамбов, 1885.
9. Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год. Тамбов, 1903.
10. Спутник пассажира по Юго-Восточным железным дорогам. ОрловскоРяжская и Грязе-Царицынская линии. СПб., 1899.
*
*
*
В.В. Красников, Р.А. Мамоян,
Г.П. Пирожков
ПРАВИЛА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ В РЕКЛАМЕ
С развитием рекламы производство рекламного продукта трансформировалось в особый социальный институт, производственную основу которого
составляет комплекс деятельностей, определяющийся понятием «индустрия
рекламы». Это – системное ведение рекламного дела, взаимодействие субъектов рынка рекламы с различными секторами экономики, наличие предприятий, производящих рекламные продукты и оказывающих рекламные услуги
и др. Однако до сих пор не существует единого определения рекламы, что
говорит о сложности феномена. Тем не менее, в определениях просматривается общая позиция – в рекламе есть совмещение двух функций: сообщение и
воздействие. Поэтому средства рекламы очень разнообразны.
В России реклама может быть условно разделена на: а) произведѐнную за
рубежом (переведена с иностранных языков); б) адаптированную к российскому рынку зарубежную рекламу; в) отечественную. Долго рекламный бизнес строился по западным моделям, поэтому получился с ассоциациями, органами саморегулирования, вполне гармоничным, с цветовой палитрой. Сначала рекламу рассматривали как искусство, затем усилилась ориентация на
27
рекламодателя, ныне производство рекламы – профессиональная деятельность. Поэтому зарубежная реклама более действенна, в то время как общий
уровень российской рекламы оставляет желать лучшего, хотя отечественные
рекламопроизводители постепенно повышают еѐ качество, активно участвуют в международных фестивалях рекламы, получают награды.
Ещѐ менее профессиональна реклама в провинции, однако в последнее
время местные рекламные агентства
всѐ чаще осуществляют успешные
проекты, притягивающие взгляд к наиболее важным фрагментам рекламы,
грамотно используют специфику российской аудитории, еѐ ментальность,
региональные этноконфессиональные
и культурные особенности потребителей, что заметно расширяет местный рынок рекламы. Так, в профессионально
спроектированной тамбовской рекламе используется много элементов, связанных с родным краем (заголовок,
подзаголовок, основной текст, фотографии, рисунки, подписи, комментарии, логотип или торговая марка,
рекламный девиз и др.). По многим
атрибутам ряд направлений рекламного дела вообще можно считать
краеведческими: тамбовские сведения
пространно используются в создании
проспектов, каталогов, производстве клипов, слоганов. До 80% рекламной
продукции содержит сведения о крае, его истории и современной жизни
(подсчитано по материалам тамбовской рекламы) [2].
Использование краеведческих сведений в рекламе обязывает соблюдать
ряд правил.
1. Всегда помнить, кому адресована реклама, для кого предназначена рекламируемая продукция. И если планируется продать товар в конкретном регионе, то хорошо бы в рекламе увязать его качественно-количественные характеристики с этой местностью (например, «Электросушилка “Цна”. Всегда
сухая обувь». Из названия тамбовской реки понятно, где изготовлен прибор.
2. Делать всѐ возможное, чтобы были заметны товарный знак, марка предприятия, территория. Для этого надо шире использовать известный местный
сюжет, например, наименование жителей исторической территории или чтото другое («курский соловей», «тамбовский волк», «тульский пряник», «мичуринские яблоки», «уральские самоцветы», «курорты Краснодарского
края»). Одним словом, это должен быть выразительный и запоминающийся
символ в качестве товарного знака или марки предприятия.
28
3. Не утомлять потребителя, не делать рекламу слишком назойливой,
помнить о важности нововведений в рекламных кампаниях, чередуя новые
подходы, разные формы, разнообразную краеведческую информацию.
4. Опираться на факты. Лучше заручиться мнением местных экспертов,
сослаться на них в рекламе. Так, штаб кандидата в депутаты Госдумы по
Тамбовскому избирательному округу И.А. Васильева, который проживал в
Москве, учѐл выводы «Тамбовского центра краеведения» (его установили
эксперты центра) родовые корни кандидата – в Кирсановском районе Тамбовской области [1], что прибавило И.А. Васильеву избирателей.
5. Формулировать броские заголовки и подзаголовки в рекламных материалах, использовать яркие иллюстрации (фотография в рекламе всегда лучше, чем рисунок), в этом также не обойтись без краеведческой информации.
Таким образом, краеведение активно проникает в рекламное дело. Однако
использование местной информации в рекламе требует глубокого теоретического осмысления, продуманной методики, создание типовых и специальных
технологий. Особое значение это приобретает в подготовке специалистов для
рекламной отрасли. С 1996 г. заявила о себе Школа рекламного искусства Ю.
В. Грымова (проект «Звезды учат звезд»). Подготовку рекламистов начали
учебные заведения, в том числе в провинции. Так, в Тамбовском государственном техническом университете кафедрой «Связи с общественностью»,
трижды носящей звание «Лучшая кафедра России в области преподавания
рекламы, связей с общественностью и смежных дисциплин» (третий раз в
2012 г.) по версии Ассоциации коммуникационных агентств России, с 1999 г.
выпущено более 300 специалистов. Они успешно трудятся как в рекламных
агентствах области, так и за еѐ пределами. Это способствует вытеснению
иностранной рекламы с российского рынка, что расширяет использование
краеведческих сведений в рекламном деле.
Литература
1. Пирожков Г.П. Тамбовские корни Ивана Васильева // Тамбовский
вестник. Тамбовщина за Васильева (Информ.-агит. листовка). 2003. Ноябрь.
2. Пирожков Г.П., Яблокова Т.Г. Использование краеведческой информации в рекламе // Труды Тамбовского центра краеведения. Вып. 2. Тамбов;
М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во МИНЦ, 2005. С. 31-35.
*
*
*
29
КРАЕВЕДЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Г.П. Пирожков
КУЛЬТУРОТВОРЧЕСКАЯ ВОСПИТЫВАЮЩАЯ
ШКОЛА: ПРАКТИКУМ ДЛЯ СТУДЕНТОВ «ПОЧТОВАЯ КАРТОЧКА»
В РЕЖИМЕ РЕТРОДИАЛОГА КУЛЬТУР
В педагогике всѐ больше утверждает себя концепция культуротворческой
школы [2], которая требует от педагога изменить свой взгляд на студента,
увидеть в нѐм носителя особого культурного мира со своими ценностями,
смыслами и символами. Одним словом, речь о конструировании образовательного диалога [4], на что и направлен практикум. Его разработка продолжает изучение как истории и художественной ценности почтовых карточек
[3], так и оснований формирования культуротворческой воспитывающей
школы в процессе культурологизации высшего образования [5].
Практикум поставлен для студентов Тамбовского филиала Московского
государственного университета культуры и искусств (кафедра «Документоведение и архивоведение»). При его выполнении внимание студентов обращалось на изучение тех аспектов предлагаемых для анализа материалов, которые наиболее тесно связаны с их будущей профессией, хотя в целом преследовалась цель – углубление диалогизации обучения, формирование общекультурных и в какой-то степени профессиональных компетенций студентов.
Суть практикума раскрывают следующие положения.
1. Диалог (ретродиалог) культур в когнитивном отношении предполагает
широкий набор тем, по которым в границах русской культуры изучается и
осмысливается прошлое государства и социума, культурные образцы, нормы
и правила прошлых эпох, «мнения» культур-контрагентов. Студенты должны
выработать собственные аналоги, знать историю русской культуры, еѐ региональные особенности не только по учебнику, а и по созданным ими текстам
культуры.
2. Студентам при анализе исторических источников предлагается обратить
пристальное внимание на содержащуюся в них информацию о совокупности
отношений, связей, формах коммуникации, существовавших в социуме в
прошлом, о взаимоотношениях между различными культурами, на результаты межкультурного процесса.
3. Ретродиалог культур предлагается рассматривать как одну из наиболее
важных для культурной динамики форм коммуникации, в процессе которой
происходят изменения культурных паттернов – форм социальной организации и моделей социального действия, систем ценностей и типов мировоззрения, становление новых форм культуротворчества и образа жизни, что в
учебных условиях крайне продуктивно с точки зрения инновационной деятельности.
30
Практикум «Почтовая карточка» выстроен на основе обучения студентов
через их внутренний диалог, завязанный вокруг реальных текстов конкретной
культуры, воспроизводящих мысли их основных собеседников (создателей,
хранителей и действующих лиц почтовых карточек) – людей других культур,
социальных статусов и возрастов.
Выстраивание диалога вокруг интеллектуальных затруднений потребовало заметного интеллектуального напряжения будущих документоведов и архивоведов и преподавателя. Не сразу были найдены оптимальные пути преодоления творческих затруднений, вхождения в тональность внутреннего
диалога современного человека с создателями тамбовских почтовых карточек
и авторами открытых писем на них.
На основе изучения открыток, хранящихся в архиве Тамбовского центра
краеведения [1], студентами создан ряд текстов-диалогов.
Таким образом, в форме ретродиалога возможно взаимодействие актуального типа культуры с собственной исторически сложившейся культурной
традицией. В этом обучающимся помогают почтовые открытки как исторический источник вырабатывания представлений студентов о прошлом (прошедшем) периоде русской истории в форме созданного самостоятельно с помощью ретродиалога текста культуры. Поэтому работа педагога в формате
культуротворческой воспитывающей школы значительно повышает эффективность обучения, формирования общекультурных и профессиональных
компетенций студентов.
Источники, литература
1. Архив Тамбовского центра краеведения. Ф. 1. Оп. 1. Дд. 1, 8-10.
2. Валицкая А.П. Культуротворческая школа: концепция и модель образовательного процесса // Педагогика. 1998. № 4. С. 12-18.
3. Пирожков Г.П. Портрет старого города: (из истории почтовой открытки) // Тамбовские хроники: ист.-краеведч. бюл. Тамбов, 1996. № 3. С. 2026.
4. Пирожков Г.П. Ретродиалог в краеведении: методика составления //
Державинские чтения. Академия экономики и управления: материалы научной конференции преподавателей и аспирантов. Февраль 2004 г. / Тамб. гос
ун-тет им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2004. С. 64-66.
5. Dvuhzhilova I.V., Korolyova L.Yu., Pirozhkov G.P. Traditional ethnographic services and innovative technologies aimed at making education cultural //
Вестник ТГТУ. 2013. Т. 19. № 2. С. 458-467.
*
*
*
31
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ В ЖУРНАЛЕ
В.В. Елисеев
ПРОПАГАНДИСТ НАРОДНОЙ МУЗЫКИ
Юрий Николаевич Голицын (1823 – 1872)
Его по праву считают организатором первого народного хора в России. И
организовал он его из крестьян села Новочеркутино, что ныне в Добринском
районе Липецкой области (ранее в Тамбовской губернии). Его певческая капелла прославилась не только в Отечестве, но была хорошо известна и за
рубежом.
Юрий Николаевич родился 11 декабря 1823 г. в С.-Петербурге. Его отец
Николай Борисович в неполные восемнадцать лет участвовал в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах Русской армии. Он был известным
виолончелистом, музыкальным критиком, поэтом, драматургом. Людвиг ван
Бетховен посвятил ему – своему русскому другу – несколько музыкальных
произведений. А.С. Пушкин обратился к нему с просьбой перевести на французский язык его стихотворение «Клеветникам России». И этот перевод, считал поэт, был «несравненный».
Мать Юрия Николаевича, урождѐнная графиня Елена Александровна Салтыкова, владела многими селениями в Тамбовской губернии. Только в нынешнем Добринском районе Липецкой области ей принадлежало 12 тыс. десятин тучного чернозѐма и 1090 крепостных крестьян. После еѐ смерти владельцем этих богатств стал малолетний Юрий.
Свою родословную Голицыны вели от литовского князя Гедимина, чем
очень гордились. Николай Борисович стремился дать сыну прекрасное образование. По воспоминаниям самого Юрия Николаевича, ему пришлось сменить несколько привилегированных учебных заведений: из одного пансиона
он попадает в гимназию, где «чудит» – бросает часы в директора Метлеркампфа, затем новый пансионат, который сменяется приготовительным пансионом Ришельевского лицея в Одессе. И везде юный князь продолжает «чудить». В 1837 г. его определили на учебу в привилегированный Пажеский
корпус. И здесь молодой барчук постоянно «отличается». И только после того, как прибывший в корпус император Николай I говорит ему: «Юрка, перестань чудить», молодой князь начинает усердно заниматься музыкой, берѐт
уроки у знаменитого Г.Я. Ломакина. Гавриил Якимович однажды сказал ему:
«Вы – князь по званию, дирижѐр – по призванию». Сам Голицын вспоминал:
«Из Пажеского корпуса я вышел семнадцати лет с блестящим чином коллежского регистратора». Вскоре он отправляется в Новочеркутино (Салтыки), где
князь вновь «отличается»: прибыв в имение, он первым делом отправился в
местный Троицкий храм, где увидел, как пономарь переругивается со старушками, которые упрекали его в воровстве свечек. Не сдержался Голицын,
32
совершил святотатство – ухватил пономаря за жидкую бородку и вытащил на
паперть. Пономарь пожаловался в Синод. Князю грозило не только лишение
всех прав состояния, но и ссылка в Сибирь. А князь был уже на службе в
Харькове, где ему приглянулась дочка жандармского офицера Екатерина Николаевна Бахметьева. Дело приближалось к свадьбе, а запахло Сибирью. Голицын спешит в Тамбов и Усмань. Благодаря не только связям, а скорее своим деньгам, он «замял дело». Наказали пономаря, сослав его в монастырь.
Вскоре князь с молодой женой прибыл в Новочеркутино. Но жизнь у них не
сложилась. Барин был человеком необузданных страстей – много пил и был
азартным игроком, проигрывая в карты десятки тысяч. Ни сын (второй сын
умер младенцем), ни рождение трѐх дочерей не остудили князя, жена покинула его и перебралась в родовое имение.
В 1842 г. князь собрал хор из 132 крепостных крестьянок, который просуществовал до 1857 г. Голицын отбирал самых талантливых певиц. Помогал
ему в этом сосед Аркадий Алексеевич Рахманинов – дед знаменитого Сергея
Рахманинова. Хористки не знали музыкальной грамоты, и Юрию Николаевичу приходилось разучивать с ними песни на слух с помощью скрипки. Первые выступления в Тамбове, Москве, С.-Петербурге показали, что в России
появилась первая профессиональная хоровая капелла. Журнал «Русский вестник» писал: «…с этим хором в России соперничать могут немногие… Да
много ли и не в России найдѐтся таких хоров…».
Когда началась Крымская война, Юрий Николаевич отправился в Севастополь, откуда вернулся с орденом Святого Георгия 4-й степени.
В 1858 г. он уехал в Лондон, где вскоре в герценовском «Колоколе» появились написанные им антикрепостнические заметки. Автора быстро установили и сослали в уездный Козлов (ныне Мичуринск). Но неугомонный князь
и не думал прозябать здесь, он бежал. Вскоре шеф жандармов Долгорукий
получил телеграмму: «Благодаря исправности вашей тайной полиции, я благополучно достиг границы» (опять князь «отчудил»!). Ю.Н. Голицын совершает вояжи по многим странам мира, посещает даже Египет. И только в мае
1860 г. прибывает в Англию. А.И. Герцен писал своему сыну: «Здесь теперь
князь Юрий Николаевич Голицын, уехавший без паспорта, красавец, как
Аполлон Бельведерский, музыкант – как не знаю кто».
В Лондоне Голицын создал хор, начались гастроли. Герцен писал: «Концерты князя Ю.Н. Голицына имеют решительный, огромный успех… Англичане были удивлены, увлечены и провожали треском и громом почти все пьесы. Эстетическое нашествие русских звуков идѐт от победы к победе. Концерты князя Голицына чисто русские, и в этом-то их серьѐзное значение. Богатая натура наша высказывается тут с своей мощной стороны».
Но деньги вскоре закончились, князь оказался в долгах. Он даже разместил на афишах, в качестве рекламы, свой княжеский титул. Но и это не помогло. За долги музыкант попал в тюрьму. Но он не изменил музыке: каждый
вечер полисмен привозил его на концерт. В Лондоне Голицын пишет свои
33
знаменитые «Вальс Герцена» и «Кадриль Огарѐва», симфонию «Освобождение», посвящѐнную отмене крепостного права в России. Он гастролирует…
Но Родина манила, звала. 29 сентября 1861 г. Голицын пишет на имя шефа
жандармов покаянное письмо, в котором есть и такие строки: «Я не был рождѐн помещиком. И, конечно, в чужих ли краях буду или на родине, однажды
принятого мною решения я никогда не изменю и останусь твѐрд в намерении
моѐм – жить собственным трудом».
В июле 1862 г. с разрешения царя князь вернулся в Россию. Местом проживания власти определили губернский Ярославль. Музыкант вновь создаѐт
хор, с которым выступает в России и за рубежом. Хлопочет о поездке в новочеркутинское имение, но дозволения не получает. Через два года Голицыну
разрешено переехать в Москву, а в 1866 г. он гастролирует с хором на ярмарке в Нижнем Новгороде, где дал шесть концертов. Хроникѐры писали, что
таких концертов в России ещѐ не было. Публика в восторге от «Камаринской» и «Эй, ухнем».
Но сил уже не хватало. 14 сентября 1872 г. Юрия Николаевича не стало...
К похоронной процессии подъезжали и подъезжали конные экипажи, из
которых выходили артисты петербургских театров. Смешались актѐры драматические с оперными, они шли за гробом и пели «Святый Боже». На месте
погребения артисты совершили отпевание.
В своих мемуарах «Прошедшее и настоящее» Ю.Н. Голицын написал замечательные слова: «Ещѐ скажу вам: не отворачивайтесь от того, кому Бог
посылает тяжкие испытания, потому что часто испытания эти он посылает
лишь избранным». Князь и был таким избранным, не побоявшись из камергеров «сделаться художником».
О талантливейшем пропагандисте народной музыки, композиторе и дирижѐре Юрии Николаевиче Голицыне надо вспоминать не только в дни памятных дат…
Он – гордость России.
*
*
*
С.Н. Витютин
ЗАБЫТЫЙ ГЕРОЙ ВОЙНЫ.
Пѐтр Васильевич Чижиков (1921 – ?)
В когорте Героев Советского Союза шесть имѐн мучкапцев: Николай
Петрович Анисимов, Николай Иванович Афанасьев, Алексей Константинович
Коростелѐв, Иван Тимофеевич Любушкин, Денис Филиппович Рзянин, Николай Павлович Шапкин. Помня их, мы таким образом помним в их лице всех
защитников Родины – мучкапцев.
34
Но есть и ещѐ один наш земляк, которому за проявленные в годы Великой
Отечественной войны личное мужество и героизм было присвоено звание
Героя Советского Союза. Это Пѐтр Васильевич Чижиков, который родился в
1921 г. в селе Владимировка Владимировского сельского совета Мучкапского
района Тамбовской области. В 1940 г. он был призван в РККА. Прошѐл всю
войну. 16 мая 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР П.В. Чижикову присвоено звание Героя Советского Союза. Вот выдержка из наградного листа на командира взвода 1137-го стрелкового полка 339-й Таманской
стрелковой дивизии 56-й армии Северо-Кавказского фронта лейтенанта Петра
Васильевича Чижикова.
«...В ожесточѐнных сражениях с немецко-фашистскими захватчиками за
Советскую Родину во время штурма и прорыва так называемой “Голубой линии”, ликвидации Кубанского плацдарма немцев, а также в последних боях за
расширение нашего плацдарма на Крымском полуострове совершил боевые
подвиги, покрывшие его имя славой героя-командира. Исключительную отвагу и доблесть проявил в боевых операциях по освобождению населѐнных
пунктов Керченского полуострова. В бою 11 ноября 1943 года, выполняя задание командования, со своим взводом автоматчиков атаковал сильно укреплѐнный участок вражеской обороны, возведѐнной на подступах к селу Капканы. В короткой, но жестокой рукопашной схватке гитлеровцы были разбиты
и бежали, бросив оружие, раненых и убитых своих солдат и офицеров. Чижиков собственноручно убил двух фашистских офицеров, истребив расчѐт, захватил немецкий пулемѐт и, повернув его в сторону врага, в упор расстреливал спасающихся бегством немцев. Не давая врагу передышки, организовал
его преследование и первым ворвался на окраину села. Выделив специальную
блокировочную группу, которая своими действиями отвлекла внимание врага, с другой группой он обошѐл фронтальные огневые точки и ударом с тыла
посеял между гитлеровцами панику и замешательство. В уличном бою ружейно-пулемѐтным огнѐм и гранатами Чижиков со своей группой истребил
тридцать захватчиков, разрушил три вражеских ДЗОТа, уничтожил пять пулемѐтных точек и выбил немцев из двух кварталов села. Будучи в этом бою
раненым он продолжал командовать и сам с двумя автоматчиками скрытно
проник на чердак одного из зданий и метко брошенной им гранатой истребил
четырѐх гитлеровцев, которые вели обстрел красных улиц из станкового пулемѐта и автоматов, задерживая тем самым продвижение других наших
стрелковых подразделений. В боях на Керченском полуострове взвод под
командованием лейтенанта Чижикова истребил свыше 70 гитлеровских солдат и офицеров. За успешное выполнение боевых заданий и проявленную при
этом боевую доблесть и героизм достоин присвоения звания Героя Советского Союза.
Командир 1137-го стрелкового полка подполковник Полевик, ноябрь
1943.
35
Достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 339 Таманской СД полковник Пустовит, 12 ноября 1943.
Достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 16 стрелкового корпуса Герой Советского Союза Провалов, 24 ноября 1943.
Заключение Военного Совета армии: достоин присвоения звания Героя
Советского Союза.
Командующий войсками Отдельной Приморской армии генерал армии
И.В. Петров.
Член Военного Совета Отдельной Приморской армии генерал-майор И.С.
Баюков. 12 декабря 1943.» [Центральный архив Министерства обороны. Ф.
33. Оп. 686404. Д. 2371].
И это не единственная награда нашего земляка. Орден Красного знамени,
два ордена Отечественной войны II степени, медаль «За отвагу», медаль «За
оборону Кавказа».
Вот некоторые выдержки из наградных листов на Петра Васильевича Чижикова.
Весной 1943 г.: «Помощника командира стрелкового взвода старшего
сержанта Чижикова Петра Васильевича за то, что в боях под станицей Абинской в районе хутора Берегового, когда подразделение попало в окружение,
действовал смело и решительно и не оставил поле боя, уничтожив при этом
до 15 гитлеровцев и отбив атаку противника, пока не вышел из окружения.
Взвод ст. сержанта всегда передовым шѐл в атаку, показывая примеры геройства и мужества».
«В бою 3 сентября 1943 года в районе хутора Подгарной... со своим взводом он первым ворвался к траншее противника. В завязавшемся гранатном
бою его бойцы истребили до 50 гитлеровских солдат и офицеров. Лично истребил пулеметный расчет противника, уничтожив при этом метким броском
гранаты вражеский пулемет. В этом бою получил два ранения, но с поля боя
не ушѐл, продолжая до конца руководить боевыми действиями своего подразделения».
«В боях за освобождение города Керчь с 22 января 1944 года, его взвод
действовал смело и решительно. В уличных боях в городе Керчь взвод уничтожил более 50 гитлеровцев. Лично сам уничтожил восемь гитлеровцев, находясь во время боя в боевых порядках взвода!».
Мы можем гордиться, что во время Великой Отечественной войны наш
земляк так славно и мужественно воевал.
Но, к сожалению, это не весь рассказ о простом крестьянском парне. Он
вынес все ужасы страшной войны, но не смог найти себя в мирной жизни.
Был осуждѐн и в 1957 г. лишѐн звания Героя Советского Союза.
Лейтенант, Герой Советского Союза, грудь в орденах, а по возрасту ещѐ
25-26-летний парень...
Многие солдаты вернулись с войны с незаживающей душевной травмой.
Они не верили никому и ни во что. Для тех, кто погиб, война закончилась, а
36
на живых, кто прошѐл ад, разрушительное действие войны продолжало оказывать влияние. У многих появилось реальное отчуждение: «им меня не понять». В таких ситуациях возникает депрессия, человек начинает чувствовать
себя неуверенным, никчѐмным, отвергнутым. Возрастает агрессивность, случаются вспышки гнева, которые часто не мотивированы и чаще всего возникают под влиянием алкогольного опьянения и превращаются в приступы яростного гнева.
К счастью, многие вернулись домой, где близкие люди оказались способными создать атмосферу, в которой бывшие солдаты ощутили себя в безопасности, могли выговориться, обсудить с близкими пережитое. Пѐтр Васильевич Чижиков после войны оказался в Краснодарском крае, оторванным
от родной земли, от родных и близких. Он, к сожалению, не смог в одиночку
стать настоящим человеком в мирной жизни и, как говорится, пошѐл по
скользкой дорожке. Пристрастился к спиртному, систематически занимался
хищением государственного, кооперативного и личного имущества граждан,
за что был осуждѐн к лишению свободы.
«...С осени 1947 года Чижиков П.В. совершил хищение имущества граждан в семи квартирах, посредством взлома похитил в ларьке госпредприятия
часы, папиросы и продукты питания, в райпрокомбинате похитил шапки и
фуражки. Кроме того, Чижиков П.В. мошенническим путем присвоил у нескольких граждан деньги...».
28 декабря 1948 г. Чижиков П.В. был осуждѐн Краснодарским краевым
судом к 20 годам лишения свободы. Но и после отбытия наказания не встал
на путь честной трудовой жизни, на производстве проявил себя как прогульщик, нарушитель дисциплины и хулиган, а по месту жительства был уличѐн в
кражах...
«...Наказание Чижиков П.В. отбыл в 1955 году и с декабря этого же года
по декабрь 1956 г. работал на Шестихинском кирпичном заводе Некоузского
района Ярославской области в качестве рабочего, по работе характеризовался
отрицательно. Проявил себя крайне недисциплинированным, за короткий
срок он работал в 3 цехах, имел неоднократные прогулы, допускал хулиганские действия в общественных местах, а в мае 1956 года совершил попытки
краж в квартирах гр-н Демина и Воронцова. Чижиков после увольнения с
Шестихинского кирпичного завода, т. е. с декабря месяца 1956 и по 2 марта
1957 года нигде не работал. Со 2 марта по 30 мая 1957 г. работал путевым
рабочим на ст. Шестихино. 30 мая 1957 Чижиков совершил две крупные кражи: на 27 км. обокрал будку железнодорожного рабочего и в дер. Большая
Шиловка. При обыске на квартире у Чижикова 31 мая 1957 года в полевой
сумке было найдено краденое дамское платье... находится под следствием в
тюрьме г. Щербакова». «...Чижиков П.В. крайне отрицательно характеризовался в период работы на Шестихинском заводе, нарушал трудовую дисциплину, прогуливал, допускал хулиганские действия; по месту жительства был
37
уличѐн в 3 кражах, будучи в нетрезвом виде учинил драку, в настоящее время
нигде не работает...».
«...Учитывая, что Чижиков совершил тяжкое преступление, после отбытия
наказания он не встал на путь честной трудовой жизни, на производстве проявил себя как прогульщик, нарушитель трудовой дисциплины и хулиган, а по
месту жительства был уличѐн в кражах, вносится предложение лишить Чижикова звания Героя Советского Союза и наград...».
13 сентября 1957 г. вышел Указ Верховного Совета СССР. «...За совершение тяжких преступлений, выразившихся в крупном хищении государственного, кооперативного и личного имущества граждан, лишить Чижикова Петра
Васильевича звания Героя Советского Союза, ордена Ленина, медали “Золотая звезда”, ордена Красного знамени, двух орденов Отечественной войны II
степени и медали “За отвагу”...».
Как будто две судьбы и две жизни Чижикова прошли перед нами. Одна
достойна восхищения, другая – сожаления.
Кто виноват? Война, несчастливое стечение обстоятельств, оторванность
от родных корней? Кто знает…
Но я думаю, что несмотря ни на что, наша память должна сохранить воспоминания о ратных подвигах земляка, о годах его героического и беззаветного служения Родине. И не пора ли восстановить историческую справедливость и вернуть герою войны его боевые награды. Звание Героя Советского
Союза он заслужил кровью на войне, а лишили его звания – за мелкое хулиганство и воровство в мирное время.
Справедливо это? Думаю, нет! Читая выдержки из военных документов о
подвигах П.В. Чижикова, мы видим офицера, который благодаря своей смелости и решительности спас не одну солдатскую жизнь. Офицера, не раз
смотревшего в лицо смерти, бесстрашно поднимавшего солдат в атаку, не
жалевшего себя в минуты опасности, делавшего всѐ, чтобы наступил День
Победы.
Надо вспомнить забытого героя войны и вернуть звание Героя Советского
Союза нашему земляку Петру Васильевичу Чижикову.
А что думают об этом власти и общественность Тамбовской области?
Мучкапский район.
http://shapkino.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3871&Itemid=470
*
*
*
38
РАКУРС
Л.П. Перегудова
ТАМБОВСКИЙ КРАЙ И УКРАИНА
История связей Тамбовской земли с Украиной начинается с XVII в., когда
черкасы (так в документах называли украинцев в то время) основали в 1638 г.
Заворонежское, тогда слобода, ныне значительное село Мичуринского района. Об этом есть сведения в «Тамбовской энциклопедии» (Тамбов, 2004), в
книге Н.В. Муравьѐва «Из истории возникновения населѐнных пунктов Тамбовской области» (Воронеж, 1988) и др. В XIX - XX вв. его жители занимались промыслом: в селе была развита пропильная домовая резьба. Здесь родились писатели В.Я Зазубрин и В.К. Кострикин, Герои Советского Союза
А.П. Фролов, С.Ф. Швецов, художник В.И. Хабаров.
Жителями села Хитрово, ныне Рассказовского района, в 1702 г. рядом с
помещиками и их дворовыми крестьянами были «иноземцы-черкасы» (украинцы), всего 16 дворов. Село называлось в те времена новоселебное село Нару-Тамбов. Его история изложена в книгах уроженца села Б.И. Юдина «Село
Хитрово – страницы истории» (Тамбов, 2003) и Н.В. Муравьѐвым в книге «Из
истории возникновения населѐнных пунктов Тамбовской области». Есть сведения о селе и в «Тамбовской энциклопедии». Там же есть статья «Черкасы»,
поясняющая название украинцев в XVII в.
В последующие годы шло переселение украинцев на Тамбовщину, тамбовчане перебирались на Украину. В середине XVII в. 73 запорожских казака
осели в Панской слободе Тамбова. Во второй половине XIX - начале XX в. в
промышленные районы, в том числе в Харьковскую и Екатеринославскую
губернии, переселились несколько десятков тысяч тамбовских крестьян. Во
время коллективизации и индустриализации тамбовчане перебирались в Донбасс.
В Тамбове и Мичуринске получили образование уроженцы и жители Украины. Тамбовский пединститут окончили доктор математических наук, профессор Киевского университета Ю.И. Петунин, доктор исторических наук,
профессор Львовского политехнического университета В.В. Помогаев. Выпускники Мичуринского плодоовощного института – завкафедрой Украинской
сельскохозяйственной академии, профессор, доктор сельскохозяйственных
наук Г.А. Каблучко, заместитель директора по научной работе Никитского
ботанического сада в Крыму (статья поступила в редакцию до присоединения Крыма к Российской Федерации – прим. научного редактора) В.К. Смыков. Киевлянка Лолита Горелик, ставшая известной эстрадной актрисой и
режиссѐром как Лолита Милявская, – выпускница Тамбовского филиала Московского государственного института культуры.
В вузах Украины учились известные люди Тамбовского края. В.А. Мачехин, доктор медицинских наук, бывший аспирант Одесского института глаз39
ных болезней им. В.П. Филатова, стал первым директором Тамбовского филиала МНТК «Микрохирургия глаза». Харьковское пожарно-техническое
училище окончил генерал-майор В.М. Пучнин, много лет возглавлявший
УВД области. В Харьковском институте культуры приобрели знания директора Тамбовской областной универсальной научной библиотеки им. А.С.
Пушкина Т.В. Бреева и В.М. Иванова. Об этих достойных людях и других
выпускниках учебных заведений Тамбовщины и Украины можно найти более
подробные сведения в «Тамбовской энциклопедии», календаре «Тамбовские
даты» (Тамбов, 1968-2013).
В Николаеве в последние годы жил и умер первый писатель Тамбовщины
Пѐтр Михайлович Захарьин. Биографические сведения о нѐм можно найти в
«Тамбовской энциклопедии», книгах Л.В. Поляковой и В.Т. Дорожкиной о
литературной жизни края, справочнике В.Е. Андреева о тамбовских литераторах, книгах о Козлове-Мичуринске. Захарьин прославился речью на открытии училища в Тамбове при Г.Р. Державине. Она cтала известна Екатерине II,
переведена на иностранные языки. Другие произведения, в том числе роман
«Арфаксад», с годами забыты. Почитатель таланта Захарьина адмирал Н.С.
Мордвинов пригласил его в тогда молодой украинский город Николаев.
В местечке Чечельник Ольгопольского уезда Подольской губернии закончил жизнь Иван Васильевич Гудович – генерал-губернатор во времена правления Г.Р. Державиным Тамбовским краем. Спорная деятельность Гудовича
изучена архивистом Ю.А. Мещеряковым в книге «Гавриил Романович Державин. Тамбовский период деятельности» (Тамбов, 2006). Вывод тамбовского
исследователя противоречит устоявшемуся мнению о слабости Гудовича на
службе России. Из переписки, цитируемой Мещеряковым, видно, что генерал-губернатор живо интересовался жизнью Тамбовского наместничества,
деятельностью Г.Р. Державина. Портрет Гудовича можно увидеть в названной книге Мещерякова, в Тамбовской и Рязанской энциклопедиях.
Привлѐк внимание читающей публики к украинскому фольклору Николай
Андреевич Цертелев, уроженец Хорола Полтавской губернии, потомок грузинского княжеского рода. В 1825 г. он стал первым директором Тамбовской
мужской гимназии, позже был попечителем Харьковского учебного округа, в
который входила Тамбовская губерния. В 1815 г. Цертелев выступил составителем 10-томного сборника украинских песен. В 1819 г. в Санкт-Петербурге
вышел его «Опыт собрания старинных малороссийских песен», хранящийся в
редком фонде Тамбовской областной универсальной научной библиотеки им.
А.С. Пушкина. Изучал он также русские песни и сказки. Статья о первом
фольклористе включена в «Тамбовскую энциклопедию».
В очерке «Два губернатора» в трѐх изданиях книги Н.М. Гордеева и В.П.
Пешкова «Тамбовская тропинка к Пушкину» подчѐркивается весѐлый характер, остроумие и красноречие Александра Алексеевича Корнилова, стоявшего
во главе Тамбовской губернии в 1838-1843 гг. Он учился с А.С. Пушкиным в
Царскосельском лицее. Поэт не написал об однокашнике стихов, но семь ли40
цеистов отмечали годовщину открытия лицея 19 октября 1851 г. в квартире
Корнилова (Гессен А. «Всѐ волновало нежный ум… Пушкин среди книг и
друзей». М., 1965). До тамбовского периода жизни Александр Алексеевич
был киевским губернатором. На Тамбовщине при нѐм было построено здание
губернской больницы, заложено здание Публичной библиотеки, возобновил
постановки театр. Губернатор добился ассигнований для строительства Александринского института благородных девиц.
Тамбовский губернатор в 1855-1866 гг. Карл Карлович Данзас, брат лицейского товарища А.С. Пушкина, прибрѐл опыт администратора будучи
харьковским вице-губернатором. На Тамбовщине Данзас принимал деятельное участие в формировании ополчения во время Крымской войны, в подготовке и проведении крестьянской реформы 1861 г. Он содействовал строительству железной дороги Козлов-Саратов. При нѐм появились телеграфные
линии, связавшие Козлов с Воронежем, Ельцом и Липецком. О деятельности
Данзаса рассказал И.И. Дубасов в «Очерках из истории Тамбовского края»
(последнее издание 2006 г.). О «комнате Данзаса» в усадебном доме Давыдовых в Кулеватове идѐт речь в книге внука последнего владельца имения в
сосновском селе С.А. Давыдова «Записки старого взрывника» (М., 1992).
Якобы, в этой комнате застрелился Данзас, гостивший у Давыдовых. По всей
видимости, это был сын губернатора.
Жизнь Украины, Тамбовщины и мира нельзя представить без земского
деятеля, тамбовского помещика В.И. Вернадского, считавшего родным украинский язык и основавшего Украинскую АН, без писателя-академика С.Н.
Сергеева-Ценского. И Украина и Тамбовский край помнят художника Ф.А.
Васильева, оставившего прекрасные пейзажи тамбовской и сумской земли,
пейзажную летопись Крыма. В моршанском Новотомникове и крымской
Алупке остались следы деятельности военачальника и царедворца И.И. Воронцова-Дашкова, удостоенного всеми орденами Российской империи...
Сколько имѐн, талантов, сколько книг и публикаций!
Их можно найти в библиотеках Тамбовской области.
*
*
*
41
ВЕТЕР ВРЕМЕНИ
А.Б. Крылов, С.К. Кочуков
ЕСАУЛ ГРИГОРИЙ СКВОРЦОВ
И ЕГО ПОТОМКИ. История древнего рода,
Или 400 лет на защите Отечества
Фамилию Скворцовых по еѐ происхождению можно отнести к так называемым «птичьим», таких немало на Тамбовщине, да и по всей России: Соколовых и Коршуновых, Синицыных и Щегловых, Ласточкиных и Гусевых…
Наличие большого числа «птичьих» фамилий объясняется тем, что птицы
играли большую роль в крестьянском хозяйстве, охоте, в народных поверьях.
Часто в качестве прозвища (прозвания) человек получал название какойнибудь птицы, так подмечался внешний облик человека, его характер или
привычки. Обычно прозвище «Скворец» давалось человеку с красивым звучным голосом. У В.И. Даля встречается выражение «переимчив, как скворец»:
так говорили о человеке, который легко перенимает чужие голоса.
Род Скворцовых (лысогорских, а позднее двойнѐвских и криушинских,
позднее оренбургских и алтайских) – один из старых на Тамбовщине, представители его стояли у истоков строительства Козлова (ныне Мичуринск) и
Тамбова, сооружения Татарского вала, с начала ХVII в. более ста лет противостояли набегам кочевников на Московию.
Основателем рода по праву можно считать есаула беломестных казаков
города Шацка Григория Скворцова (в отдельных документах – просто Гришки Скворца), достаточно известную личность в тогдашнем русском приграничье, неоднократно упоминающуюся в документах тех лет. Так, документ
Разрядного приказа, датированный 1632 г., сообщает, что получено на Москве донесение: «(7)139 же год, прислано из Шацкого (от) есаула казачьего
Гришки Скворцова, что посланы из Шацкого за татарами атаманы Марк Бучев да Гришка Долгой с товарищи и сошли (нашли они) татар на речке Ярославке и их побили и переранили и русский полон отбили, а в языцех взяли
дву(х) человек; и за ту службу дано ему три рубля да сукно доброе». Ещѐ
раньше, в 1622 г., вновь назначенный в Шацк воеводой Иван Юрьевич Плещеев, в соответствии с царскими указаниями, начал проводить смотр всех
наличных воинских сил, подчиненных ему. Однако вынужден в челобитной
царю жаловаться на непослушание беломестных казаков, отказавшихся являться на смотр и самым дерзновенным и непокорным отмечал их есаула
Гришку Скворца, который и вѐл от имени казаков переговоры с воеводой [1].
В 1637 г. в Москву были отправлены «Годовые сметы и росписные списки»
по Шацку и другим населѐнным пунктам. Доставить их первому царю из рода
Романовых было поручено Григорию Скворцову, о чѐм свидетельствует надпись на пакете: «Государю Царю и Великому князю Михаилу Федоровичу
всея Руси. 145 год ноября в 1 день с беломестным казаком с Гришкою Сквор42
цом». С подобными поручениями отправлялись люди грамотные, чтобы в
случае надобности они могли дать необходимые разъяснения царю и его
вельможам.
Архивы сохранили также «Книги раздаточные» с 1631 г. по 1644 г. о выдаче беломестным шацким атаманам, есаулу и казакам денежного царского
жалованья – кормовых денег за службу на засечной черте, среди них есаул
«Гриша Скворец», получавший 7 алтын в месяц. Среди казаков – получателей
царского жалованья значатся также Фома и Панфил Скворцовы [2]. Правильность раздачи кормовых денег каждый раз подтверждалась записью, что «…к
сему церкви Архангела Михаила поп Иван (либо) …ясаул Гришка Скворец
руку приложил…». Видимо только они двое и были грамотными. А «беломестными» этих служилых людей «по прибору» называли потому, что за свою
службу по охране южных рубежей они были, как и другие служилые сословия тогдашней Руси, поверстаны (наделены) землѐй, причѐм в данном случае
землѐй «обельной», «белой», то есть освобождѐнной от уплаты налогов и податей.
Только воинской службой платили они за царскую милость. А служба была нелѐгкой, о чѐм поведала их челобитная царю, написанная в 1647 г. предположительно всѐ тем же есаулом Скворцом: «…Государю царю и Великому
князю Алексею Михайловичу Всея Руси бьют челом холопи твои Шацкого
города беломестные оттоманы и казаки …в (числе) девяносту восьми человек. По твоему государеву указу посланы мы холопи твои в Шацкой на белые
места, … служили государеву всякую службу зимою и летом без престану по
городу и острогу на короулах у двоих ворот городовых по двадцати и трицати
человек …посылали нас воеводы твои в Шацкий уезд для всяких твоих государевых дел, … да мы государь, холопи твои были на твоей государевой
службе с воеводою Иваном Васильевичем Биркиным и делали с ним Козлов
город, да мы же были на твоей государевой службе в Тонбове, с твоим государь стольником и воеводою Романом Бобарыкиным и многажды государь в
степь посылаемы были и крымских и ногайских людей грамливали и ныне мы
холопи твои з боярином Василием Борисовичем Шереметевым на Ельце, и на
Осколе, и на Воронеже. А с Воронежу мы посыльны были в степь за крымскими и ногайскими людьми и тех крымцев с ногаями мы государь на степи
дошли и с ними бой учинили. И на том бою у них много татар побили и нас
государь многих ранили…». Далее беломестные казаки просят царя не переселять их с семьями на западную часть Белгородской черты, во вновь строящееся Карпово городище (на Муравском шляхе, на реке Ворскле, ныне Яковлевский район Белгородской области) В ответ на челобитную царь отметил
службу беломестцев и указал: «…и в нынешнем 155 (1647) году июня 19 день
Царь и Великий князь Алексей Михайлович Всея Руси указал шацких беломестных атаманов и ясаулов и казаков послати на жительство в Тонбов, а
службою и судом указал государь ведать в Приказе Большого дворца…»
43
(большинство материалов по шацкому периоду истории беломестных казаков
представлены исследователем Игорем Алябьевым).
Через год в письме уже тамбовскому воеводе Вельяминову царь подтверждает, что «…а на Лысую Гору в прошлом годе нашим указом переселено
100 семей беломестных казаков из Шацка…» [3]. Так начинался период
службы Скворцовых и их полчан на Татарском валу у Беломестного (он же
Лысогорский) и Красного городков. В документах 1714 г. значатся, как «служилые люди, полковые казаки Беломестной слободы Лысых Гор» Федот,
Лаврентей и Григорей Скворцовы [4]. В 1719 г. в число полковых казаков
Тамбовского уезда Беломестной слободы Лысых Гор дополнительно внесены
ещѐ два человека – Семѐн и Андрей Скворцовы. Род Скворцовых рос и ширился и видимо к этому периоду относится тот факт, что часть Скворцовых
стала «прозываться по уличному» Есауловыми или Эсауловыми, возможно
это была одна из ветвей более близкая к есаулу Григорию Скворцу. В настоящее время их потомок Борис Николаевич Эсаулов, уроженец Беломестной Двойни, работает начальником одного из управлений Администрации
Тамбовской области.
С расширением границ Российской империи Татарский вал утратил военное значение, а с ним был утрачен и былой статус служилого сословия потомков лысогорских казаков, они стали платить подати и призываться в армию как рекруты. В ревизской сказке по Тамбовскому уезду за 1786 г. отставных солдат и унтер-офицеров, отставленных от воинской службы и переходивших в подушный оклад, в разряд крестьян-однодворцев, был записан
Беломестной Слободы солдат Пѐтр Васильевич Скворцов и его жена Ефимия
Андреевна. В списке лысогорцев, призванных рекрутами в действующую
армию в 1812 г., указаны Григорий Осипович Скворцов, Василий Данилович
Скворцов, Пѐтр Романович Скворцов и Степан Нестерович Скворцов. В 1813
г. был призван из Лысых Гор Меркул Никитич Скворцов. Только одному из
пяти ушедших на войну с Наполеоном Скворцовых – унтер-офицеру Степану
Нестеровичу Скворцову посчастливилось после 25-летней службы вернуться
в родное село.
Однодворческое село Лысые Горы постепенно разрасталось. Ограничения
в пастбищах и земельных участках принудили часть жителей к переселению
на свободные земли. В первой половине XIX в. часть потомков Григория
Скворцова осталась в Беломестной слободе Лысых Гор, другая часть отселилась, основав совместно со своими односельчанами новые сѐла: Беломестную
Двойню и Беломестную Криушу. Значительная часть населения села уходила
на Восток, участвуя в освоении Урала, Алтая, Сибири. Основанное в Оренбургской губернии село Скворцовка (ныне в Курманаевском районе Оренбугской области) названо по имени «вожителя» – старшего переселенческой партии Скворцова. Сегодня на обелиске в селе Лабазы, куда территориально
входит Скворцовка, имена семи Скворцовых, погибших в Великой Отечественной войне и умерших от ран и увечий после неѐ. Вместе со Скворцовыми
44
сюда 200 лет назад переселились тамбовские жители Маленковы и Щегловы,
Поздняковы и Бочаровы, Семикины и Гранкины. А позже в Алтайское село
Колыванское переселилась другая партия переселенцев из Притамбовья, где
наряду с семьѐй Лукьяна Спиридоновича Скворцова из Беломестной Криуши,
проживали (и поныне живут) семьи с такими известными на Тамбовщине
фамилиями, как Стрыгины и Полухтины, Корякины и Загузовы, Муравьѐвы и
Бирюковы, Скоковы и Филатовы. Род казачьего есаула оказался настолько
многочисленным и крепким, что, несмотря на все войны и исторические потрясения, в этих сѐлах до сих пор проживает довольно много его потомков,
сохранивших фамилию Скворцовых.
В августе 1856 г. Александром II было даровано освобождение солдатских
детей от принадлежности военному ведомству. В ревизских сказках 1858 г. к
крестьянской общине Лысых Гор были приписаны бывшие солдатские дети и
кантонисты, обучавшиеся при гарнизонных школах. В списке лысогорцев –
солдатских детей и кантонистов, ранее приписанных за военным ведомством,
а теперь переходивших в сословие государственных крестьян был указан
Иван Павлович Скворцов. Это позволяет установить, что в первой половине
XIX в. в русской армии служил его отец Павел Скворцов.
В составе 18-й артиллерийской бригады 14-го армейского корпуса служил
канониром 3-й батареи Василий Евстигнеевич Скворцов из Беломестной
Двойни, удостоенный нашивки из жѐлтой тесьмы за 6-летнюю беспорочную
службу и в 1875 г. уволенный в запас. Накануне русско-турецкой войны 18771878 гг. он был вновь призван в армию и зачислен в свою 18-ю артиллерийскую бригаду. За отличие в кампании 1877-1878 гг. Василий Евстигнеевич
был удостоен светло-бронзовой медали на Георгиевской и Андреевской ленте. На Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг. воевали Семен Николаевич
Скворцов из Беломестной Криуши и войсковой писарь Василий Ильич
Скворцов.
В 14-м Волынском драгунском полку в 1880 гг. служил унтер-офицер
Иван Васильевич Скворцов, участником Русско-японской войны 1904-1905
гг. был лысогорец Михаил Николаевич Скворцов, награждѐнный за боевые
отличия Георгиевским крестом. Найдены архивные материалы о двух представителях рода Скворцовых, которые воевали на Первой мировой войне. В
списке убитых и без вести пропавших по Тамбовскому уезду на март 1916 г.
значится ратник Петр Васильевич Скворцов (пропал без вести 25 июня 1915
г.) и рядовой Матвей Прокофьевич Скворцов (призван в 1915 г., убит в бою
24 мая 1915 г., затем, к счастью, следует запись, что жив, находится на
излечении). Очевидно, что воевавших на Германской войне Скворцовых было
намного больше, ведь на неѐ было призвано большинство мужчин призывного возраста.
45
Среди участников Первой мировой войны, 100-летие начала которой отмечается в августе 2014 г., особо следует отметить Фѐдора Лукьяновича
Скворцова, родившегося 12 апреля 1884 г. в селе Беломестная Криуша, в пятилетнем возрасте вывезенного родителями в уже упоминавшееся алтайское
село Колыванье. Его старший брат Максим участвовал в Русско-японской
войне и погиб под Мукденом, сам Фѐдор был призван на военную службу в
1906 г. Остался на сверхсрочную и начало войны встретил в чине подпрапорщика 6 роты 29 Сибирского стрелкового полка. За полгода с небольшим
стал кавалером Георгиевского креста всех четырѐх степеней, георгиевской
медали 4 ст. Вот лишь несколько выдержек из представлений Ф.Л. Скворцова
к наградам: «…во время ночной атаки противника, расположенного у Выселка Стоки, 19.09.1914 г. своей личной неустрашимостью подавал пример нижним чинам и воодушевлял их,
первым бросился в окопы»
[5]. За этот бой Ф.Л. Скворцов
получил свой первый Георгиевский крест 4-й степени №
28140. «Во время боя у д.
Марцинволя, командуя полуротой и находясь в передовых
окопах, бросился на окопы в
превосходных силах и, несмотря на сильный артиллерийский огонь, совершенно
почти разрушивший окопы,
удержал вверенный ему участок» [6]. «…Ходатайствуя о награждении, со
своей стороны присовокупляю, что задача, выпавшая на долю подпрапорщика Скворцова, была при обстоятельствах наиболее трудных. Батальон, служа
поддержкой 19-му стрелковому полку, естественно смешался с ним и тем
труднее было еще разобраться, что смешались батальоны одного наименования, несмотря на всѐ это, подпрапорщик Скворцов, справился с заданием безукоризненно, вполне заменив отсутствующих офицеров» [7]. «…когда из
строя выбыл ротный командир за отсутствием младших офицеров, принял во
время боя командование ротой и удержал порядок в роте до прибытия старше
себя, командуя ротой с 10 часов утра до конца боя и проявив при этом необыкновенное спокойствие, мужество и распорядительность» [8].
Не раз приходилось Федору Лукьяновичу исполнять обязанности командира роты и через год, получив первое офицерское звание прапорщика, он
был утверждѐн в этой должности. В 1916 г. произведѐн в подпоручики, в 1917
г – в поручики, а затем в штабс-капитаны. Став офицером, награждѐн орденом Св. Анны 4-й ст., Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Анны 3-й
ст. с мечами и бантом. Был ранен и контужен.
46
Судьба Ф.Л. Скворцова очень схожа с судьбой его тамбовского земляка,
героя той же войны, полного Георгиевского кавалера, офицера военного времени, поручика Петра Токмакова, одного из руководителей «антоновского»
движения на Тамбовщине, также трагически погибшего в горниле Гражданской войны в России.
Мы видим, как воевал Ф.Л. Скворцов. Сохранившиеся архивные документы как нельзя лучше характеризуют и его человеческие качества. Достаточно
отметить, что своѐ первое офицерской жалованье он частично отправил отцу
и жене Пелагее Петровне, часть денег ушла в город Гродно, в госпиталь, где
находились в то время его друзья однополчане унтер-офицеры Викула Мороз
и Иван Наливкин. Ещѐ один денежный перевод ушѐл в Уфу на имя Веры Филипповны Зверевой, вдове погибшего в октябре 1914 г. подпрапорщика их
полка Зверева [9].
После октября 1917 г. 6-я рота во главе со своим командиром вернулась на
Алтай, где по обвинению в симпатиях к большевикам и неблагонадѐжности
была арестована колчаковской контрразведкой. 18 солдат были расстреляны,
а штабс-капитан Скворцов мобилизован и отправлен воевать с красными.
Ф.Л. Скворцов был из бедной крестьянской семьи, видимо, в силу отсутствия привлекательных для него перспектив в родном селе, он предпочѐл остаться служить сверхсрочную. На Первую мировую войну он ехал подпрапорщиком, закончил еѐ, как уже отмечено, штабс-капитаном. Вряд ли он был
идейным и непримиримым противником большевиков. Он не состоял в офицерском подполье, которое свергало Советскую власть в Сибири. Архивные
документы свидетельствуют, что в Белую армию он был мобилизован. Но,
оказавшись по воле судьбы в стане белых, воевал как на Германской: ходил в
атаку впереди своей роты и именно здесь встретил смерть при штурме уральского села Таборы. Кстати, младший из братьев Скворцовых – Тимофей
Лукьянович, также стал офицером военного времени, получивший чин за мужество и отвагу в бою.
Многие представители рода Скворцовых сражались на фронтах Великой
Отечественной войны. На Ленинградском фронте воевал Василий Григорьевич Скворцов. На своей полуторке он возил по «Дороге жизни» продукты и
боеприпасы в осаждѐнный город по льду Ладожского озера, а обратными
рейсами вывозил из блокадного Ленинграда детей. В ожесточѐнных боях под
Ржевом воевал в составе 353 стрелкового полка 4-й Ударной армии Калининского фронта призванный из Лысых Гор Сергей Ильич Скворцов. Он был
награждѐн медалью «За отвагу» за то, что в бою с 13 на 14 сентября 1942 г.
уничтожил 7 фашистов, вынес с поля боя раненого бойца, личным примером
увлекал бойцов в атаку, находясь в первых рядах. В 1941 г. ушѐл на фронт
добровольцем Иван Андреевич Скворцов из Беломестной Двойни. Он был
связистом 84-го гвардейского полка реактивных минометов («Катюши»), воевал под Сталинградом, на Курской дуге, участвовал в разгроме вражеских
войск в Восточной Пруссии и штурме города-крепости Кѐнигсберг. Награж47
дѐн медалью «За отвагу» за то, что 25 апреля 1945 г. вместе с разведкой переправился на косу Фриш Нерунг и, развернув рацию, с опасностью для жизни,
под артиллерийским обстрелом противника передал о действиях обнаруженной артиллерийской батареи противника. Залпом дивизиона огонь указанной
артиллерийской батареи противника был подавлен.
В Восточной Пруссии вновь пересекаются судьбы разных поколений рода
Скворцовых: Иван Андреевич Скворцов со своими реактивными «Катюшами» победоносным образом завершил дело служившего здесь в 1875 г. артиллериста Василия Евстигнеевича Скворцова и воевавшего здесь в 1914-1915 гг.
героя Первой мировой Фѐдора Лукьяновича Скворцова.
На мемориальных досках памятника погибшим в селе Лысые Горы указаны фамилии 731 воина-лысогорца, отдавших свою жизнь за Родину. Среди
них Скворцов А.Н., Скворцов А.П., Скворцов А.Т., Скворцов В.П., Скворцов
Г.Т., Скворцов Д.П., Скворцов И.И., Скворцов М.А., Скворцов Ф.Г. В книге
памяти Тамбовского района есть список более тридцати Скворцовых – потомков есаула Гришки Скворца, вернувшихся в родные села с Победой. И
сегодня среди жителей села Беломестная Криуша пользуется огромной любовью и уважением один из трѐх оставшихся ветеранов – участников Великой
Отечественной войны Николай Иванович Скворцов.
Уроженец села Лысые Горы Василий Скворцов в неполные 19 лет оказался в охваченном войной Афганистане. В 1981-1983 гг. вместе со своими односельчанами Колодиным и Леоновым он был водителем роты «наливников»,
перевозившим горючее из Шенданта в Кандагар. Это их колонны в каждом
рейсе обстреливали душманы из гранатомѐтов и стрелкового оружия, это им
приходилось вырываться из огненного ада, сбрасывать свои горящие бензовозы с горной дороги, выносить и вывозить своих раненых и обожжѐнных
товарищей из-под огня. Почти на два года растянулись для Василия военные
афганские дороги, дважды он был ранен, к счастью легко, награждѐн медалью «За отвагу», самой почитаемой солдатской наградой, которой удостаивали бойцов, проявивших личное мужество непосредственно в бою.
Многие потомки есаула Скворца до сих пор продолжают свою многовековую службу Родине на военном и гражданском поприщах: в Тамбовском
авиационно-инженерном училище преподавал Василий Иванович Скворцов;
без малого четверть века служил в Тамбовском высшем военном училище
летчиков им. М. Расковой Геннадий Скворцов; заместителем начальника уголовного розыска Отдела УМВД по Тамбовскому району является подполковник Юрий Алексеевич Скворцов; долгие годы служил в УГРО, позже возглавлял Центр кинологической службы Тамбовского УВД подполковник
Виктор Олегович Скворцов; в одном из подразделений областного УВД проходит службу Антон Скворцов; воевал в Чечне Юрий Скворцов...
Будем надеяться, что и в будущем род есаула шацких беломестных казаков Гришки Скворца не угаснет и принесѐт много пользы своему Отечеству.
48
Источники
1. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 210.
Разрядный приказ. Белгородский стол, ст. 10.
2. Там же. Денежный стол. Д. 1. Оп. 6 в.
3. Известия ТУАК. Вып. 15. Тамбов, 1897.
4. РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 3480.
5. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.
2280. Оп. 1. Д. 618. Л. 3-об.
6. Там же. Лл. 182-183.
7. Там же. Лл.173-174.
8. Там же. Д. 641. Лл. 97, 134-135.
9. Там же. Ф. 3363. Оп. 1. Д. 35. Лл. 38, 61.
От редакции: один из авторов статьи – профессор А.Б. Крылов является
потомком полного Георгиевского кавалера Ф.Л. Скворцова.
*
*
*
ХРАМ-МУЧЕНИК.
Церковь «Всех скорбящих радость» в Городище отметила столетие
Величественный храм с большим синим куполом возвышается в центре
поселка Городище. Стены храма
и сегодня все в отметинах от
пуль и минных осколков. В годы
Сталинградской битвы в храме
был военный госпиталь, а еще
раньше – ставка фельдмаршала
Паулюса. В этом году 25 мая
Храм Богородицы «Всех скорбящих радость» – именно так
он называется – отметил вековой юбилей. За свою 100летнюю историю храм пережил
немало: зверское убийство одного из первых настоятелей, налѐты фашистских и советских бомбардировщиков и небрежение послевоенных лет, когда
здесь была танцплощадка и даже кафе.
Своим появлением посѐлок Городище обязан переселенцам из Тамбовской
губернии. Именно они в 1827 г. основали здесь село Красный Колодец. По
преданию, ещѐ в XVI в. пастухи обнаружили вблизи одного из родников икону святой великомученицы Параскевы Пятницы. Многочисленные попытки
перенести образ в Царицынский собор ни к чему не привели, икона вновь и
49
вновь возвращалась на прежнее место. Верующие считают, что и ныне вода в
колодце Параскевы целебная.
Поселение расширялось, уже к середине XIX в. было решено выстроить
вместо молитвенного дома большой храм. На средства купца Бабаева в 1840
г. из Царицына была выписана рубленая церковь
Иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих
радость», которая до этого стояла там, где теперь
горсад. Еѐ настоятелем стал отец Владимир Святославский. В 1898 г. настоятелем храма стал
отец Константин Хитров. Благодаря ему в 1905
г. вместо деревянной церкви здесь начали строить единственный в области каменный храм в
византийском стиле с элементами древнерусского зодчества. Но увидеть плоды своих трудов
отцу Константину не пришлось. В 1906 г. настоятель и его семья – супруга и сын – были
зверски убиты разбойниками.
Работы по возведению церкви были закончены в 1914 г. 25 мая, в годовщину священномученика Ермогена, храм был освящѐн. Левый приОтец В. Святославский
дел освятили в честь великомученицы Параскевы, а правый – в честь Николая Чудотворца.
Советская власть поставила православие вне закона. В 1918 г. настоятель
храма Богородицы «Всех скорбящих радость» отец Виктор Крылов умер от
разрыва сердца, не выдержав глумления красноармейцев над алтарными святынями. В 1929 г. церковные колокола снимали, чтобы направить на нужды
промышленности. Но жители посѐлка оказали активное сопротивление: почти
250 женщин пытались этому помешать с криками «бей рабочих и членов совета». Но после недолгого
противодействия
колокола
всѐ же сняли и увезли «в
фонд индустриализации». В
1936 г. под пресс машины
террора попала целая группа
священнослужителей, храм
закрыли.
В годы Великой Отечественной войны в здании храма, если верить городским
легендам, располагалась последняя перед вступлением в Сталинград ставка фельдмаршала Паулюса.
Чуть позже внутри храма был размещѐн немецкий госпиталь. Также при храме немцы устроили большое военное кладбище. По фотографиям тех лет
50
видно, что первоначально это были стройные ряды крестов с касками. Но
ближе к контрнаступлению советских войск десятки трупов ежедневно просто сваливали в яму и закапывали. После окончания Сталинградской битвы
бульдозеры смели немецкие могилы в балку недалеко от церкви, а их надгробия были использованы в качестве ограды для первого в поселке послевоенного кленового сквера.
В советское время храм стали использовать для различных хозяйственных
нужд. В разные годы здесь был и приѐм стеклопосуды, и сберкасса, на территории у храма была дискотека и даже кафе. А в левом приделе храма существовала большая районная библиотека, куда частенько приезжали писатели и
учѐные со всей области. Но пожар в 1976 г. полностью уничтожил весь книжный фонд, помещение выгорело изнутри.
Возрождение храма началось только в 1990 гг. В Городище вновь был зарегистрирован православный приход.
Его первым настоятелем был
назначен пресвитер Александр Денисов, затем иерей
Игорь Быков, а уже в 1992 г.
настоятелем храма по указу
архиепископа Волгоградского
и Камышинского Германа
стал отец Василий Желубов.
Восстановительные работы ведутся и сегодня. Уже установлены купола, починены и покрашены стены, приведѐн в порядок алтарь и сооружѐн иконостас. А на прихрамовой территории заложен большой и красивый семейный
парк.
«Очень долго изображение храма красовалось на гербе посѐлка Городище,
– говорит помощник настоятеля, отвечающий за образование, Сергей Гордеев, – и только в последнее время в силу каких-то причин, может быть политкорректности, он был убран».
Славная история храма продолжается. Создана и успешно функционирует
духовно-певческая школа «Звонцы», которую посещают более 60 человек. На
базе прихода ведѐт работу православное русское географическое общество.
Осуществляются масштабные экологические проекты. В посѐлке уверены,
что благодаря такой работе сегодня можно заинтересовать и привлечь к православию молодѐжь, которую ещѐ не поработила современная субкультура с
новомодными гаджетами.
http://www.vlg.aif.ru/society/religion/1172038
*
*
*
51
В.В. Елисеев
ЗЕМСКИЕ МАРКИ
ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
С 1 января 1864 г. в 33 губерниях Российской империи вводилось земское
самоуправление. Земства внесли заметный вклад в развитие просвещения,
медицины, агрономической и ветеринарной службы, почтового дела. Первая
земская почта была учреждена 26 марта 1865 г. в Ветлужском уезде Костромской губернии. За пять лет она появилась в 65 уездах, а к 1901 г. функционировала в 243 уездах. МВД предоставило ей право выпускать марки,
конверты, бандероли, открытки, действительные в пределах своего уезда,
они не могли копировать общероссийские, а земские почтальоны иметь на
форме и сумках эмблемы Почтового департамента – скрещѐнные рожки.
Первая земская марка вышла в сентябре 1865 г. в Шлиссельбурге. Тиражи
первых земских марок были маленькими. Тем не менее, до нас дошли многие
марки, в том числе тамбовские, к сожалению, лишь некоторых уездов.
1 января 1866 г. была открыта земская почта в Борисоглебском уезде, доставка корреспонденции оттуда началась 24 июля 1872 г., по уезду она доставлялась два раза в неделю. За доставку частной корреспонденции была установлена плата почтовыми марками, которые печатались в типографии цветной рельефной печатью. Форма почти всех марок круглая, в центре изображение губернского и уездного гербов, по краям надпись: «Борисоглебская
земская почта», внизу номинал «3 коп.». Марки гасились чернилами перечѐркиванием. С 1 января 1882 г. доставка корреспонденции стала бесплатной.
Среди филателистов известна марка, выпущенная на очень дорогой бумаге
«верже». Считается, их сохранилось лишь 12 экземпляров (1872 г.). Форма
марки, как и всех предыдущих и последующих, выполнена в форме круга с
фестончиками и тиснѐным центром. Филателисты утверждают, почтовая марка Борисоглебского уездного земства уникальна.
Тамбовская земская почта начала свою работу 1 августа 1869 г. Специальные земские рассыльные два раза в неделю доставляли корреспонденцию из
уездного Тамбова в волостные центры. Оплата – земскими почтовыми марками. На всех марках был уездный герб. Плата за доставку частной корреспонденции была отменена в 1874 г.
С 1 января 1870 г. начала функционировать земская почта в Моршанском
и Шацком уездах. Из Моршанска корреспонденция доставлялась два раза в
неделю во все волостные правления по четырѐм почтовым трактам – Тамбовско-Козловскому, Шацкому, Керенско-Спасскому и Кирсаново-Тамбовскому.
Принималась частная и служебная корреспонденция, которая доставлялась
бесплатно, но с 1 января 1872 г. была введена плата за доставку частных писем. Сохранилась марка за 1875 г. Филателисты предполагают, что она является первой маркой, которую выпустила Моршанская земская почта. Марки
52
печатались в местной типографии. Интересно, что они разные по рисунку.
Последние выпуски печатались в Экспедиции заготовления государственных
бумаг. Марки гасились чернилами перечѐркиванием. Однако встречаются
марки, которые гасились круглыми штемпелями.
Шацкая земская почта выпускала марки номиналом в 3 копейки. В 1874 г.
плата за доставку частных писем была повышена до 5 копеек. На марках с
новым номиналом стали помещать губернский и уездный гербы. При гашении марки чернилами указывались дата и место приѐмки корреспонденции.
Встречаются марки гашѐнные разными штемпелями. В 1899 г. стали выпускаться земские конверты.
Лебедянская земская почта открылась 1 января 1872 г. Появились и марки.
Любое частное отправление стоило 5 копеек, через 14 лет земство ввело новые тарифы, определявшие стоимость в зависимости от видов отправления.
Так, марка, наклеенная на повестку или уведомление, стала стоить 1 копейку,
марка на простом письме – 3, на заказной корреспонденции – 5 копеек. Первые марки были прямоугольной и овальной формы и имели надпись: «Марка
Лебедянской земской почты» и номинал. С 1888 г. на марке появилось изображение плывущего лебедя – символа уездного герба. Первые марки не имели перфорации. Зубцы впервые появились лишь в 1885 г. Это была пятикопеечная марка тѐмно-синего цвета. Марки последующих выпусков отличались
разнообразием способов и форм изготовления зубцовки или проколов. Известны марки с проколами, сделанными на швейной машинке, с очень крупной зубцовкой. Некоторые марки одного и того же выпуска имели несколько
изданий и отличались друг от друга не только сортом бумаги, но и составом
клея, деталями рисунка. Цвет марок Лебедянской почты постоянно менялся: у
марок выпуска 1888 г. он был красным, в 1891 г. – зелѐным, через три года –
синим, в 1901 г. цвет марок уже карминовый, а в 1904 г. – лиловый, в 1906 и
1909 гг. – вновь зелѐный, в 1911 и 1912 гг. – жѐлто-зелѐный, в 1913 г. – синезелѐный. Марки гасились как и в других уездах – перечѐркиванием, иногда
гашение заключалось в подписывании даты отправления или отпечатками
штемпелем. Свою деятельность Лебедянская земская почта прекратила в 1916
г.
К сожалению, нам известны только земские марки перечисленных уездных земств. Но земская почта была и в других семи уездах губернии. Сведений о их марках нам найти не удалось. Как и самих марок...
*
*
*
53
ВНИМАНИЕ, КОНКУРС!
Всероссийский конкурс «Инженер года»
Номинация «Инженерное искусство молодых»
ЛУЧШИЙ ИНЖЕНЕР УЧИТСЯ В ТГТУ
Магистрант группы МСА-22 ТГТУ, член ТЦК Татьяна Колкова стала победителем Всероссийского конкурса «Инженер года». Члены нашего объединение поздравляют молодого инженера-исследователя с большой творческой
победой! Новых открытий тебе, Татьяна!
Награда за труд – это не просто мотивация для работника, но и признание
его достижений. Каждому руководителю
известна истина: с отдачей работает
лишь ощущающий свою значимость сотрудник. Поэтому с целью поддержания
научно-технической интеллигенции с
2000 г. в нашей стране проводится конкурс «Инженер года».
В этот раз одним из победителей состязания стала магистрант группы МСА22 ТГТУ Татьяна Колкова.
Этот ежегодный конкурс принят и
признан
инженерным
сообществом
страны, всемерно поддерживается руководителями регионов, Правительством
России. Отмечается существенный вклад
конкурса в выявление лучших инженеров, популяризацию инженерного искусства, пропаганду достижений и опыта,
привлечение внимания госструктур к проблемам инженерного дела.
Татьяна Колкова поделилась своими впечатлениями и рассказала о том,
как проходил конкурс. «Когда я узнала о результатах, то долго не могла поверить, потому что это конкурс инженеров со всей России. Для меня выиграть
первый тур в номинации “Инженерное искусство молодых” – значит подняться на новый этап в профессиональном плане. Всегда, занимаясь научной
работой в стенах университета, хочется внедрить еѐ в производство, почувствовать себя полезной. Мне повезло. На конкурс меня отправил НИИ Коммунального водоснабжения и очистки воды, где я работаю. Так как моя работа в
НИИ совпадала с моими исследованиями в институте, то мне было проще».
Тема работы Татьяны – использование Multi-D технологий при проектировании станции полной биологической очистки сточных вод.
54
Ценность представленного метода заключается в том, что только при создании 3D модели можно дать анализ точности работы всех систем, необходимых в строительстве. Помимо этого, при наличии ошибок 3D модель всегда покажет их заранее, следовательно, будет время, чтобы исправить все
недочеты на стадии проектирования.
В настоящее время технология Multi-D при управлении жизненным циклом объекта в России находится только на ранних стадиях развития, но применение созданной системы позволит создать действительно эффективный
механизм управления проектными стадиями, тем самым создав конкурентные
преимущества российских технологий на мировом рынке инжиниринга.
«Перспективы данного метода очевидны, – продолжает Татьяна, – скажу
лишь то, что в результате создания подобных моделей на 40% сокращается
количество ошибок на стадии проектирования и, как следствие, материальных затрат по выезде на объект».
Сергей Колмаков
AЛЬМА MATEP (ТГТУ). 2014. №4. С.6.
*
*
*
ПОЗДРАВЛЯЕМ СТУДЕНТОВ-ОТЛИЧНИКОВ!
Министерство культуры РФ в целях поддержки талантливой молодѐжи,
развития интеллектуального потенциала назначило повышенную академическую стипендию студентам-очникам 3 и 4 курсов Тамбовского филиала Московского государственного университета культуры и искусств Анастасии
Зябловой и Анастасии Лятской.
Достижения стипендиатов не ограничиваются только отличной учѐбой.
Они активны в научных исследованиях, становились призѐрами на конкурсах
студенческих работ, результативно сотрудничают с Международным Информационным Нобелевским Центром и Тамбовским центром краеведения, являются участниками многих городских акций. Их плодотворное участие в
общественной, культурно-творческой и спортивной жизни Тамбова отмечено
грамотами и благодарственными письмами администрации города.
Такими студентами может гордиться любой вуз.
С.Н. Пенина,
доцент Тамбовского филиала Московского
государственного университета культуры и искусств
*
*
*
55
НАШИ ПАРТНЁРЫ
БИБЛИОТЕКА-ФИЛИАЛ № 1 ИМ. К.В. ПЛЕХАНОВОЙ
МУК «ЦБС» г. Тамбова
Одна из старейших библиотек Тамбова, основана в 1919 г. У истоков еѐ
создания стояла Клавдия Валентиновна Плеханова, представительница потомственных дворян Тамбовской губернии, одна из первых женщин библиотекарей России. В основе фонда библиотеки около трѐх тысяч томов из дореволюционных частных собраний и книжных магазинов. Сохранились экземпляры с пометами, проставленными самой Клавдией Валентиновной. Это
позволяет говорить о мемориальном характере сохранившихся книг. Сегодня эта
часть фонда библиотеки именуется «Плехановская коллекция», она включена в
региональный свод «Фонд книжных памятников России». Собрание включает и другие редкие издания XIX – начала
XX вв., поступившие в библиотеку позднее. Имя К.В. Плехановой библиотеке
присвоено в 2000 г. решением Тамбовской городской Думы.
В настоящее время библиотека располагает фондом более 46 тыс. экземпляров. С 1985 г. здесь работает клуб любителей прекрасного «Искусство»,
объединяющий представителей творческой интеллигенции.
В 2005 г. в библиотеке были созданы первые музейные экспозиции по истории отечественной книги XIX – начала XX вв. С этого времени библиотека
выступает как инновационная модель публичной библиотеки-музея, сочетающей традиционные библиотечные формы работы и функции музея по исследованию и демонстрации книжных коллекций. В 2009 г. в структуре библиотеки был создан Музей книги и библиотечной культуры. Популяризация
музейного комплекса ведѐтся на основе создаваемых в библиотеке ежегодных
биобиблиографических путеводителей по томам мемориального собрания
«Альманах Плехановской библиотеки». В 2010 г. музейная деятельность библиотеки была отмечена памятной медалью «Г.В. Плеханов. 150 лет со дня
рождения» Всероссийского фонда Плеханова.
Рабочие контакты ТЦК и библиотеки установились почти 20 лет тому назад. За это время проведено много массовых мероприятий, несколько встреч
краеведов, презентаций книг членов объединения и выпусков изданий центра.
Краеведам всегда готовы оказать квалифицированную помощь Заслуженный
работник культуры РФ, главный библиотекарь Татьяна Андреевна Опритова,
директор Юлия Викторовна Борзова, другие сотрудники библиотеки.
*
*
*
56
ДОКУМЕНТАРИУМ
Архив ТЦК существует с 1997 г. В нѐм хранятся документы центра, общественных организаций, объединений и союзов, ряд коллекций. Документы
рассказывают об известных людях и событиях.
Представляем ряд документов.
Документ № 1.
Л.Т. Космодемьянская на Тамбовской земле. Фотографии
Любовь Тимофеевна Космодемьянская (урождѐнная Чурикова) родилась
21 сентября (по новому стилю) 1900 г. в селе Чернавка Кирсановского уезда в
многодетной крестьянской семье.
Отец, Тимофей Семѐнович, был волостным писарем, мать, Мавра Михайловна, − домохозяйкой. Через несколько лет семья Чуриковых возвращается
в село Осиновые Гаи, бывшее малой
родиной родителей. Училась Любовь в
земской школе, затем − в женской
гимназии города Кирсанова, по окончании которой несколько лет учительствовала в начальной школе в деревне
Соловьянка и в Осиновых Гаях.
В 1922 г. Л.Т. Чурикова вышла замуж за сына сельского священника,
убитого в 1918 г., Анатолия Петровича
Космодемьянского, работавшего в
Осиновых Гаях заведующим избойчитальней и сельской библиотекой. 13
сентября 1923 г. в семье Космодемьянских родилась дочь Зоя, а 27 июля
1925 г. − сын Александр.
В 1929 г. семья Космодемьянских
Первый секретарь Тамбовского
была выслана в деревню Шиткино
обкома ВЛКСМ В.Г. Волчихин
Енисейского округа − видимо, за кривручает Л.Т. Космодемьянской
тику Анатолием Петровичем перегипремию имени Героя Советского бов процесса коллективизации в селе.
Союза З.А. Космодемьянской
В 1930 г. Космодемьянские возвращаются из Сибири и вскоре переезжают в Москву, где жили брат и две сестры
Любови Тимофеевны. Анатолий Петрович устраивается бухгалтером в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, Любовь Тимофеевна стала учительницей начальных классов в одной из школ района.
57
В сентябре 1931 г. Зоя и Шура идут в первый класс. В марте 1933 г. скоропостижно умирает Анатолий Петрович Космодемьянский. После смерти
мужа Любовь Тимофеевна начинает работать в две смены в школе. Позже она
переходит на преподавательскую
работу в военное училище, а детей переводит в школу № 201 (до
1937 г. школа имела № 10), располагавшуюся ближе к дому. Зоя
и Шура учатся в одном классе. В
конце 1930 гг. они вступают в
комсомол. Зою избирают комсомольским групоргом класса. Осенью 1940 г. Зоя переносит тяжелое заболевание − менингит, лежит в больнице им. Боткина, за- Встреча Л.Т. Космодемьянской с потем долечивается в санатории в этессой М.А. Румянцевой
Сокольниках.
В 1941 г., в начале войны, Зоя и Александр работают на трудовом фронте,
а потом устраиваются учениками токаря на завод «Борец». В конце октября
Зою, по еѐ настойчивым просьбам, зачисляют в разведывательнодиверсионную часть № 9903. Краткосрочную подготовку бойцы части проходили на учебной базе близ г. Кунцево (18 км от Москвы), после чего группами отправлялись на задания в тыл
врага − различные районы Московской области.
28 ноября в
ходе выполнения
очередного задания в деревне
Петрищево ВеЛ.Т. Космодемьянская в Осино-Гаѐвской школе
рейского
района Зоя была схвачена. На следующий день после нечеловеческих пыток,
не выдав военного задания и своих товарищей, не открыв своего имени, назвавшись Таней в честь героини Гражданской войны Татьяны Соломахи,
зверски замученная героиня была повешена.
О подвиге Зои стало известно после освобождения Петрищева от гитлеровцев из статей П. Лидова «Таня» и «Кто была Таня», опубликованных в
58
газете «Правда» в январе-феврале 1942 г., и из статьи С. Любимова «Мы не
забудем тебя, Таня!» − в «Комсомольской правде». В феврале 1942 г. Любовь
Тимофеевна и Шура едут на опознание тела в Петрищево. Сомнений в том,
что Таня − это Зоя, не остаѐтся. 16 февраля 1942 г. Зое Анатольевне Космодемьянской посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В мае
1942 г. еѐ останки перезахороняют на Новодевичьем кладбище Москвы.
С 1942 г. Л.Т. Космодемьянская выступает на митингах и собраниях как
лектор от ЦК партии с лекцией «Слово матери». Александр Космодемьянский, горя ненавистью к фашистам и
желанием
отомстить за сестру, в
мае 1942 г. поступает в Ульяновское
танковое училище.
С осени 1943 г.
гвардии лейтенант
Космодемьянский в
действующей
армии. В ходе сражений на 3 Белорусском фронте в 19431944 гг. в качестве
командира
самоходной
установки
Л.Т. Космодемьянская и секретарь обкома ВЛКСМ
СУ-152 350 тяжѐлоИ.И. Долгий с пионерами Тамбова
го
самоходноартиллерийского полка он награждѐн орденами Красного Знамени и Отечественной войны I степени. За смелость и находчивость, проявленные в боях за
Кѐнигсберг, был выдвинут на должность командира батареи самоходных установок. 13 апреля 1945 г. при выполнении задания командования в населѐнном пункте Фирбруденкруг под Кѐнигсбергом Александр Космодемьянский
пал смертью храбрых. Получив известие о его гибели, Любовь Тимофеевна
едет в Кѐнигсберг за телом сына. 5 мая 1945 г. Александр был похоронен на
Новодевичьем кладбище. 29 июля 1945 г. Александру Анатольевичу Космодемьянскому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Так, рано овдовев, похоронив и дочь, и сына, Любовь Тимофеевна Космодемьянская остаѐтся одна. Она становится членом Комитета в защиту мира,
принимает участие в работе Всемирного Конгресса сторонников мира в Париже в 1949 г., пишет книгу «Повесть о Зое и Шуре». Она выступает в школах и училищах, на заводах и фабриках, в воинских частях и на военных кораблях, во многих городах Советского Союза, в Венгрии, Болгарии, Чехословакии, ГДР, рассказывая о своих детях-героях. Любовь Тимофеевна ведѐт
59
огромную переписку с людьми разных поколений, национальностей, профессий, для которых Зоя стала символом героизма, стойкости, беззаветной любви
к Родине. В 1948 г. открывается музей Зои Космодемьянской в Петрищеве; в
1961 г. − музей Зои и Александра Космодемьянских в московской школе №
201, носящей их имя, в 1969 г. – Музей в селе Осиновые Гаи. Любовь Тимофеевна передает фотографии, личные вещи и другие бесценные экспонаты в
эти музеи. В 1967 г. Л.Т. Космодемьянская посещает деревню Шиткино (ныне Иркутской области), где способствует созданию музея Зои и Александра
Космодемьянских на том месте, где стоял дом, в котором в 1929-1930 гг. жила их семья.
Свою высокую и горестную миссию мать героев выполняла до самого последнего часа, который наступил 7 мая 1978 г. После гражданской панихиды
в школе № 201 Л.Т. Космодемьянская 12 мая была похоронена на Новодевичьем кладбище, рядом со своими детьми.
*
*
*
Документ № 2.
Г.П. Пирожков. Выступление на презентации книги
«Тамбовский комсомол: грани истории» [автор. колл.:
А.А. Слезин (науч. ред.), С.А. Чеботарѐв, Л.В. Провалова (отв. ред.)
и др. Тамбов, 2008. 464с.] 25 ноября 2008 г. Текст
В Тамбовской областной универсальной научной библиотеке им. А.С.
Пушкина состоялась презентация книги «Тамбовский комсомол: грани истории». Монография исследует наиболее актуальные проблемы истории комсомольских организаций, действовавших на территории Тамбовской губернии (области) в 1918–1945 гг. Книгу представили члены авторского коллектива: А.А. Слезин – доктор исторических наук, профессор ТГТУ; Л.В. Провалова – директор «Центра документации новейшей истории»; Р.Л. Никулин –
кандидат исторических наук, доцент; рецензент издания Г.П. Пирожков –
доктор культурологии, профессор. В зале присутствовали студенты, преподаватели, краеведы, которые с интересом выслушали выступления комсомольцев разных поколений и авторов монографии. Вел презентацию И.П. Журавлев – первый заместитель начальника управления культуры и архивного
дела. На мероприятии была представлена также иллюстрированная выставка «Комсомол в истории страны». Все библиотеки области получили
эту книгу в свои фонды.
Уважаемые коллеги!
Увидев книгу, я сразу же вспомнил нашего с Анатолием Анатольевичем
Слезиным Учителя и научного руководителя – профессора Николая Александровича Окатова (1922 – 2002), который в середине 1960 гг. одним из первых
60
в стране создал научную школу, молодые исследователи которой начали изучать историю областной комсомольской организации. Тогда очень быстро
появились публикации в прессе, очерки в сборниках научных работ, затем и
кандидатские диссертации. Огромную помощь историкам комсомола оказывали работники областной библиотеки им. А.С. Пушкина и, конечно же, Партийного архива, ныне Центра документации новейшей истории Тамбовской
области. Большое им спасибо за то, что информационный ресурс, созданный,
обработанный, бережно сохранѐнный и переданный ими исследователям работает до сих пор. И очень радует, что к осмыслению истории комсомола
активно подключилось новое поколение тамбовских историков. Традиция
сохранилась: нас учил профессор Окатов, ныне молодѐжь обучает один из
самых способных его учеников – доктор исторических наук, профессор Анатолий Анатольевич Слезин. Сохранилась преемственность в работе. И рядом
с исследователями его
научной школы «История молодѐжного движения в России», признанной ведущей научной школой области,
как и в прошлом, наши
уважаемые архивисты
во главе с бывшим
комсомольским работником, ныне организатором архивного дела
и, используя современную
терминологию,
скажу – менеджером и
книгопродюсером
–
уважаемой Людмилой Владимировной Проваловой.
Анатолий Анатольевич и Людмила Владимировна создали удачный творческий коллектив, результатом работы которого стала уникальная монография. Книга убедительно актуализирует исследования истории комсомола и в
целом молодѐжного движения в России как феноменального историкокультурологического явления, аргументировано доказывает, что в его истории был не только безапелляционно чѐрный цвет, чем комсомол обеспечил
себе вечное место в отечественной истории.
Авторский коллектив, используя благоприятные научные условия и творческие достижения тамбовской историко-краеведческой научной школы, более глубоко и объективно представил довоенную историю Тамбовского комсомола в еѐ завершѐнном состоянии, высветил менее изученные и наиболее
важные грани его воздействия на социальные, духовные, политические процессы, определившие специфический облик советского периода российской
61
истории, что продиктовано их бесспорной социальной значимостью для современной российской действительности.
Скажем прямо: сегодня ощущается огромная потребность выработки чѐткой, а главное, адекватной процессам модернизации жизнедеятельности страны молодѐжной политики. При еѐ разработке нельзя обойтись без осмысления исторического опыта, познавая который всегда полезно увидеть как положительное, так и противоречия, ошибки, которых у комсомола было премного. И творческое достижение авторов книги в том, что они обозначили
ряд наиболее серьѐзных проблем, складывавшихся в ходе практического
осуществления принимаемых правящей партией решений, пытаются найти их
причины.
Как необходимо сегодня почитать эту книгу лидерам ведущих партий
России, часто призывающих молодѐжь к практическим действиям, не объясняя ей суть своей политики!
Авторы книги выбрали удачную форму подачи материала. Очерки истории позволяют популярно излагать суть сложных вопросов и в то же время на
основе солидной источниковой базы (авторами использованы опубликованные документы, воспоминания современников, материалы периодической
печати, а главное – материалы как центральных, так и областных архивов)
сделать фундаментальные выводы.
Очерки истории Тамбовского комсомола, как первую часть книги, логично и содержательно дополняют две других части: профессионально сформированная сотрудниками ЦДНИТО М.М. Дорошиной и И.И. Муравьѐвой подборка архивных документов и биографические справки лидеров Тамбовского
комсомола. На наш взгляд, материалы книги успешно дополняют интересная
ретрофотогалерея и некоторые советские плакаты довоенного времени.
Позвольте завершить словами из предисловия к книге: «Комсомолу – 90.
Но это не значит, что перед вами типичная юбилейная книга». Выскажу своѐ
суждение, а также мнение многих коллег: «Это необходимая сегодня книга: и
для молодых, и для их организаторов и наставников, и для власти». Она заставляет задуматься над своим прошлым, рассказывает о том, чем можно
гордиться и использовать в работе с молодѐжью сегодня и завтра.
*
*
*
62
ПЕРЕПЕЧАТАНО ИЗ…
«Мичуринской правды» (2013. 9 нояб.)
М.П. Белых
ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ
«Найден точный прообраз села Кистенѐвки
в романе А.С. Пушкина “Дубровский”»
В 1969 г. в Воронеже впервые увидела свет книга тамбовских краеведов
Николая Гордеева и Владимира Пешкова «Тамбовская тропинка к Пушкину».
В ней-то авторы и поведали историю, произошедшую полтора века назад с
прототипами романа А.С. Пушкина «Дубровский» – местными помещиками
поручиком Иваном Яковлевичем Муратовым и
гвардии полковником Семѐном Петровичем Крюковым, имевших между собой шестилетнюю судебную тяжбу. К слову сказать, решение Козловского
уездного суда от октября 1832 г. практически без
авторской правки легло в основу произведения
Александра Сергеевича. Так, с лѐгкой руки наших
уважаемых краеведов сельцо Новопанское Козловской округи Тамбовской губернии на долгие годы
стало местом действия романа «Дубровский», а
преподаватели вузов, школьные учителя, а вслед за
ними и ученики позволили себе ещѐ более вольную
трактовку названия населѐнного пункта, перенеся
действие романа в современное село Панское Мичуринского района.
Однако сельцо XIX столетия Новопанское и современное село Панское –
два совершенно разных (хотя и расположенные поблизости) населѐнных
пункта. Вспомним историю Козлова-Мичуринска. Изначально крепость Козлов окружали многочисленные слободы, где селились свободные ремесленники, государственные крестьяне или представители служилого сословия.
Так вокруг Козлова возникли слободы Стрелецкая, Пушкарская, Инвалидная,
Сторожевская, Полковая, Ямская, Донская, Заворонежская, Панская, Борщевская, Хмелевская. Впоследствии большинство из них стали частью города.
Другие – Заворонежская, Панская, Борщевская и Хмелевская – ныне неотъемлемая часть Мичуринского района. Уместно напомнить, что слово «слобода» происходит от слова «свобода». В этих компактных районах жили люди,
временно свободные от государственных повинностей. При этом мы видим,
что действие романа происходит не в слободе, а в сельце, где как раз и жили
крепостные помещика Дубровского, ставшие второстепенными героями романа. Так что же это за село?
Автор романа чѐтко указывает на его местоположение – всего в семи верстах от уездного города. В современном исчислении это примерно семь с по63
ловиной километров. И всѐ равно не очень-то понятно, от какой точки производить отсчѐт. От железнодорожного вокзала, от почтамта или от городской
границы? На помощь пришло «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии» за 1911 г. Здесь под № 218 значится Панская слобода, где имеется каменная тѐплая церковь, построенная на средства прихожан. Что интересно, в приходе этой церкви никакого сельца Новопанского нет. Зато есть
деревня Муратовка, состоящая из 17 дворов с населением в 130 душ обоего
пола. Внимательный читатель отметит, что в начале нашей статьи эта фамилия уже упоминалась. А принадлежала она одному из фигурантов искового
дела, положенного А.С. Пушкиным в основу романа «Дубровский». Имя ему
отставной поручик Иван Яковлевич Муратов. Но почему в исковом деле Козловского уездного суда упомянуто именно сельцо Новопанское. И вновь на
помощь приходит «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии».
При внимательном прочтении этого документа становится очевидным, что
многие населѐнные пункты Козловского уезда того времени имели несколько
названий. Сравните: Екатеринино (Княжное), Бибиково (Стефаново), Александровка, Редькино тож (Лихарѐво, Полозово, Польное)… Очевидно, что
такие двойные (и даже тройные) наименования населѐнные пункты получали
в честь своих бывших владельцев, достаточно прочно закреплялись в устной
речи местных жителей и передавались из поколения в поколение. Свои новые
официальные наименования сѐла получали к моменту составления новых ревизских сказок и закреплялись в основном в юридических документах: купчих или актах судопроизводства. К моменту издания «Историкостатистического описания Тамбовской епархии» (а это 1911 г.) приведѐнный
пример неофициальной топонимики прослеживается достаточно красноречиво. Да и до наших дней местные жители бывшего сельца Муратовки именуют
свой населѐнный пункт по имени бывшего помещика, хотя на карте Мичуринского района ничего подобного нет.
А что же есть? Есть современное село Андреевка, расположенное по соседству с Панским. Несколько лет назад студент Мичуринского педагогического института Андрей Бельнов, проводивший в этом селе открытый урок по
литературе, отметил интересную особенность в устной речи местного населения: соседнее село Андреевку те упорно именовали Муратово. Так благодаря
природной интуиции и внимательности будущего педагога удалось точно
установить место действия романа «Дубровский». Отныне с полной уверенностью можно утверждать, что пушкинское село Кистенѐвка – это бывшее
село Муратово (ныне Андреевка) Мичуринского района. Такая вот история с
географией…
*
*
*
64
ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
«ПИШИТЕ БОЛЬШЕ О СВОЕЙ ЖИЗНИ,
ВЕДЬ ВАШИ МОЛОДЫЕ СОВРЕМЕННИКИ ЭТОГО НЕ ЗНАЮТ…»
Новый выпуск «Вестника ТЦК» (№ 25) отличается большим разнообразием публикаций, посвящѐнных как актуальным проблемам современности, так
и различным этапам дореволюционной и советской истории края. В свете
последних событий, повышенным интересом пользуются материалы о тамбовско-украинских и тамбовско-крымских связях (А.С. Ракитин «Коломенские черкасы в Донской слободе Козлова»; А.А. Сталковский «Герой своего
времени − Михаил Лукич Миссюра (1922−2013)»). Особое впечатление производит статья липецкого краеведа В.В. Елисеева, в которой за скупыми
строчками статистических отчѐтов не прячется, а кричит трагедия мирных
жителей губернии, как малых, так и старых («Детство за колючей проволокой: дети-“антоновцы” в тамбовских концлагерях»). Порадовали публикации
старейших и известных краеведов И.Ф. Гульшина и В.Д. Филатовой (к сожалению, у Валентины Дмитриевны эта одна из последних публикаций при
жизни). Эти работы отличаются тщательностью исполнения, повышенным
вниманием к интересным деталям и богатым образным стилем изложения.
Особенно важно, что «Вестник ТЦК» объединяет исследователей разного
возраста и уровня научной подготовки, представителей многих профессий,
партнѐров из других стран. Таким образом, читатели не только получают
обилие познавательной и что называется «свежей» информации, но и учатся у
своих старших товарищей и коллег. Порадовали свидетельства очевидцев
(В.Б. Седых «Воронка на лугу» о бомбежках Тамбова в Великую Отечественную и «1962 г. Три К: кларнет, кукуруза и кирпич» Г.П. Пирожкова о повседневной жизни в российской глубинке в период «оттепели»). Так и хочется
сказать: «Пишите, пишите больше о своей жизни, о родных и близких, ведь
ваши молодые современники этого не знают и им трудно понять, что были в
мирное время и такие трудности, как очередь за хлебом...». Надеюсь, что таких живых эксклюзивных материалов в «Вестнике ТЦК» будет больше.
В целом новый выпуск журнала производит весьма достойное впечатление, так как свидетельствует о том, что ТЦК, развиваясь и совершенствуясь,
поддерживает очень высокий уровень научных исследований своих членов.
Е.О. Окорокова,
член ТЦК, ведущий библиограф отдела краеведческой
библиографии Тамбовской областной универсальной
научной библиотеки им. А.С. Пушкина
*
*
*
65
ИНТЕРВЬЮ
А.В. Ишин
РЕДАКТОР КАК ПАССИОНАРИЙ.
Валерий Борисович Седых
Газета – своего рода небольшой оркестр, а еѐ редактор – как дирижѐр.
Если коллектив газеты работает слаженно, значит, у неѐ хороший дирижѐр, то есть редактор. Наверное, тамбовскому «Комсомольскому знамени»
больше везло, чем не везло, с редакторами. Иначе бы газета не имела того
успеха, которым она отмечена в истории нашей местной печати, а то, не
исключено, и в истории отечественной молодѐжной прессы.
С «Комсомольским знаменем» неразрывно связаны имена многих тамбовских журналистов, в том числе и Валерия Борисовича Седых – знаковой фигуры в региональной печати. Этой газете им – нет, не отдано, а подарено! –
восемь лет, четыре из которых – в качестве редактора. Подарено потому,
что слово это в нашем случае приобретает особое значение. Таких людей,
как В.Б. Седых, ещѐ Лев Гумилѐв называл пассионариями, как мотор – чтото или чем-то двигающими, способными решающими действиями изменять
ситуацию, без остатка отдающими себя любимому делу и постоянно стремящимися к обновлению.
Так вот В.Б. Седых и есть, по-моему, такой редактор-пассионарий, изменивший «Комсомольское знамя».
– Валерий Борисович, как случилось,
что в вашей журналистской судьбе появилась газета «Комсомольское знамя», и
когда это произошло?
– Должен сказать, что
судьба меня часто как
бы толкала к журналистике. Скажем, в школе я часто был в составе редколлегий стенгазет, а в девятом классе
делал
сатирический
листок
«На
перо», в
В.Б. Седых со студентами из Вьетнама на презентечение учебного года
тации своей книги в ТГТУ. Ноябрь 2012 г.
вышло девять номеров.
Поэтому с некоторых пор я верю в судьбу, хотя тогда не очень это осознавал.
66
С «Комсомольским знаменем» познакомился, когда учился в десятом
классе. Как сейчас помню, к нам пришла корреспондент газеты Полина Спивак. И вовсе не случайно то, что она решила встретиться именно с нашим
классом, 10 «Б», выделявшимся среди других чем-то необычным. Об этом и
пришла узнать Полина Спивак, а потом рассказать о нас в газете. До того момента я, кажется, и в глаза не видел «Комсомольское знамя». Кстати сказать,
тогда нас, комсомольцев, никто и не заставлял выписывать газету, что сегодня, наверное, покажется несколько удивительным. Так вот прямо на уроке
каждый из нас написал заметочку, в которой рассказал, чем всѐ-таки отличается наш класс от других и что в нѐм такого особенного. Потом появилась
целая страница в «КЗ». Как ни странно, моей заметки (будущего-то журналиста!) на этой полосе не оказалось. Сейчас я могу лишь гадать, почему так получилось. Возможно, она была как-то не так написана. А может, потому, что
в двух-трѐх заметках одноклассники писали обо мне: вот, мол, есть у нас такой успешный и активный ученик, как Валера Седых, мечтающий поступить
в авиационный институт или стать лѐтчиком. А я занимался в авиамодельном
кружке на станции юных техников. Не раз сидел за толстой по объѐму и
взрослой по содержанию книгой «Крылья Родины», которую мне на день рождения подарил отец. Я знал всех авиаконструкторов, все марки самолѐтов…
– Но вернемся к газете. Номер со страницей о вашем классе, конечно
же, вы…
– ...Да, я его купил – так и состоялось моѐ знакомство с молодѐжным изданием (тогда десятиклассник 83-й железнодорожной школы Валерий Седых вряд ли мог помышлять о том, что станет редактором довольно заметного «Комсомольского знамени»! – А.И.), о котором я уже не просто
слышал, а теперь видел и держал в руках! Но это никоим образом не повлияло на мой выбор профессии. После школы я поехал поступать в Харьковский
авиационный институт – и не поступил. И через два года почти на профессиональной основе, по линии военкомата, занимался в аэроклубе: зимой –
теория, летом – полеты, то есть военные сборы.
– И как же всѐ-таки журналистика?
– По мере взросления меня не оставляла, как говорится, потребность в
творчестве – то есть то, что называется «хочется писать». И, прежде всего,
стихи – наверное, с них начинается самовыражение большинства из тех, кто
тянется к перу. Не исключение и я. Посылал что-то в журнал «Юность», рассказ – в «Тамбовскую правду» и в эту молодѐжку. В конце концов, пришѐл к
мысли, что именно журналистика и научит меня писать. И решил поступать
учиться на отделение журналистики Казанского университета. Поближе, в
Воронеже и в Тамбове, тогда ничего такого не было. Заочное отделение. И
сдал все вступительные экзамены на «отлично». Уже в первом семестре, как
потом выяснилось, надо было опубликовать заметку – заметку именно как
жанр. И я пошѐл в «Комсомольское знамя», прямо к редактору, Георгию
Дмитриевичу Ремизову, чтобы узнать, как и что. Он немного удивился, что
67
учусь в Казани, и направил меня к Якову Абрамовичу Чвѐрткину в отдел
комсомольской жизни. Тот поинтересовался, где я работаю, а работал я тогда
уже наладчиком станков-автоматов в почтовом ящике 64, «Электроприборе»
нынешнем. А раз «п/я», то писать оттуда было нельзя. Поэтому за материалом для заметки я пошел на машиностроительный завод – ТМЗ. И родилась
заметка о цехе по производству полистирола. Проходит время, я бегаю в
киоск за газетой, жду напечатанного, а ничего нет. Иду к Чвѐрткину узнать,
что и почему. И узнаю: цензура в лице обллита, или управления по охране
государственных тайн в печати, не пропустила мой текст. Оказывается, нельзя было писать, что цех – единственный в СССР, а я именно на этом и сделал
акцент. Заметку пришлось переделать, убрать эту тайну, и 16 декабря 1964 г.
появилась моя первая публикация в «Комсомольском знамени» – «Работать с
выгодой» (заголовок, честно скажу, не мой).
– А вторая, третья и так далее публикации за подписью В.Седых выходили, потому что это также нужно было для отчѐта в университете?
– Нет, я уже понял, что надо продолжать печататься, чтобы не запаздывать
и с другими жанрами. Яков Абрамович давал задания, выполнять которые
было уже нетрудно, потому что я сам хотел это делать. Нравилось. И к маю,
то есть практически за полгода, у меня было уже около десятка материалов.
И как-то дома звонок: Георгий Дмитриевич Ремизов просит зайти в редакцию, что я и сделал. Мне предложили работать младшим литсотрудником –
была такая вполне официальная должность, которая предполагала на деле
выполнение обязанностей выпускающего. Вот с этого я начал, о чѐм никогда
не жалел. Моѐ рабочее место было в типографии, я следил за вѐрсткой, размечал заголовки, бегал с полосами двумя этажами выше в редакцию... Но при
этом не прекращал писать. Вообще, должен сказать, что кем бы я ни работал
– редактором не раз, заместителем – всегда писал.
Вскоре меня перевели просто в литсотрудники, корреспондентом к Чвѐрткину, затем – заведующим отделом писем, часто я замещал ответственного
секретаря и… стал редактором. Но это, последнее, уже после работы в течение шести лет фельетонистом в сатирическом журнале «Чаян», что значит
«Скорпион», в той же Казани.
– Валерий Борисович, а были уверены, что у вас получится редактором, что справитесь?
– Как-то не сомневался в этом. Всѐ-таки уже десять лет работы в журналистике, к трудностям я был готов, вполне осознавал, что их придѐтся преодолевать. Вот этой уверенностью, готовностью к работе я был во многом
обязан, прежде всего, Ремизову.
– И каких успехов и побед добилось при вас «Комсомольское знамя»?
– Газета всегда была на хорошем счету. На всевозможных комсомольскопартийных семинарах, совещаниях всесоюзного и зонального масштаба нашу
газету никогда не ругали. Мы получали грамоты, стали где-то, наверное, в
1977 г. первой из малоформатных (А3) молодѐжных газет в СССР, получив68
шей диплом союзного Комитета кинематографии за кинорецензии, автором
которых был Женя Писарев, тогда уже правая моя рука – ответсекретарь. Хотя в те времена тираж не указывался в выходных данных газеты, но я знал,
что он где-то 32-36 тысяч и ниже не опускался. Во всяком случае, за подписку в обкоме комсомола (а мы были его органом) нас не ругали. С периодичностью один раз в месяц у нас выходила юмористическая страница «Комната
смеха», которую я сам вѐл. Мы выпускали – по ремизовской традиции – литературный разворот (две полосы) «Слово», которым занимался Сергей Бирюков, которого я принимал в редакцию. У приезжавших на гастроли в Тамбов звѐзд эстрады и кино, таких, как Лев Лещенко, Иосиф Кобзон, Михаил
Пуговкин и другие, мы брали интервью – в основном это делал Слава Голков,
хотя вообще-то он вѐл отдел спорта. Писал прекрасно. Много печаталось и
критических материалов. Была огромная читательская почта! Немалая часть
писем находила место в газете, часто в полемических подборках. Это была не
просто хорошо отлаженная обратная связь – внимание к письмам прибавляло
«Комсомольскому знамени» веса и популярности.
– Так что вам пригодился редакторский опыт Ремизова… И какие
конкретно качества воспитал, скажем так, в вас он как в журналисте?
– Во-первых, понимание этой профессии. Понимание того, ЧТО нужно газете и ЧТО ей не нужно. Чтобы она была одновременно максимально интересной для читателя и как можно менее официальной как орган обкома
ВЛКСМ. Во-вторых, Георгий Дмитриевич был, скажем так, генератором
идей, обеспечивавшим бесперебойную работу редакционного коллектива и,
как сейчас говорят, выдачу высококачественного информационного продукта. Ремизов – прекрасный руководитель, умевший чѐтко организовывать и
координировать работу творческого коллектива. Нельзя не сказать и об отношении его как редактора к нашим материалам. Он был профессионалом и
как литературный редактор, прекрасный стилист, работа которого с текстом
не раз проходила на моих глазах – сидели друг против друга, когда я замещал
ответсекретаря. И еще – его отношение к коллегам. Уважительное, интеллигентное и в определѐнной мере заботливое.
– А вы с ним всегда соглашались в том, что касалось работы?
– Мне не нужно было этого делать. У него, как правило, не возникала необходимость сократить мой материал, потому что словесного мусора, как
говорят, воды в тексте практически не было. Кстати, в самом начале Чвѐрткин как-то спросил у меня, сам ли я пишу, в какой-то момент, видимо, слегка
засомневавшись в этом – я почти сразу научился писать лаконично, без повторов и длиннот... И в других вопросах никакого даже лѐгкого противостояния с редактором не было. Вся работа, все деловые взаимоотношения строились как бы сами собой. И общий результат от этого нисколько не страдал.
Видя ироническое начало в моих материалах, Ремизов, например, решил возобновить сатирическую рубрику «В переплѐт», где часто шли и мои заметки.
69
Благодаря ему я освоил фельетон – он заметил и поощрял эту тягу. И моя дипломная была посвящена этому жанру.
– А как к вам, журналистам молодѐжной газеты, относились старшие
коллеги по перу?
– По-моему, мы не задумывались над этим. При мне, во всяком случае.
Каждый занимался своим делом. Какие-то контакты, естественно, имели место, тем более что мы работали в одном здании, напротив горсада, но они
были как само собой разумеющееся, как у старшего брата с младшим. В
«Тамбовской правде» коллеги видели в нас хороший кадровый резерв. Многие журналисты «Комсомольского знамени» перешли работать в «Тамбовскую правду». И кадры Ремизова – Игорь Александрович Свиридов, Валентин Семѐнович Рязанов, Виталий Гармаш, Женя Мещеряков, Володя Блохин,
и мои – Женя Писарев, Катя Казанок, Нина Фролова, Виталий Хлыстов – да и
я в заместители редактора ушѐл. Кстати, штат, творческих работников имею в
виду, и у меня и у Ремизова был одинаковый и очень даже немаленький: восемь заведующих отделами, три литсотрудника, пишущие редактор, ответсекретарь и пишущий же фотограф. Нынешние многие редактора просто позавидовали бы. А газета выходила три раза в неделю, по четыре полосы, что
ничуть не меньше, чем нынешние еженедельники. Тогда же программа ТВ
была в четверть страницы, а рекламы и официоза (от пресс-служб) практически не было.
– Скажите, а вы, когда были редактором «Комсомольского знамени»,
ошибались в кадрах, принимая кого-то на работу?
– Может быть, нескромно будет, но ни в ком, кого взял на работу в молодѐжку, по-моему, не ошибся. Ни в тех, кого уже назвал, ни в Сергее Бирюкове, ни в Люде Хохловой, Володе Обухове, Валере Маркове... Выбор, как оказалось, был настолько верным, что, думаю, никто не пожалел об этом – ни
они, ни я.
– Валерий Борисович, «Комсомольское знамя» – официальное название газеты. А предыдущее – «Молодой сталинец». Как-то иначе, быть
может, между собой вы называли еѐ?
– Вряд ли. Называли просто – «Комсомолкой». А вот уже после меня газету почему-то стали называть «козой», чему я, кстати, был несколько удивлѐн.
Понятно, что «КоЗа» – сокращѐнный несерьѐзный эквивалент серьѐзного названия «Комсомольское знамя». Хотя, возможно, и не только несерьѐзный...
*
*
*
70
ВЫШЛИ В СВЕТ
НОВЫЕ КНИГИ В БИБЛИОТЕКЕ
ТАМБОВСКОГО ЦЕНТРА КРАЕВЕДЕНИЯ
Хрестоматия «Общественно-политическая жизнь в Тамбовской области
(1985-1991)» (Тамбов, 2013. 664 с.) – первая попытка представить в одном
издании документы, раскрывающие суть происходящего в общественнополитической жизни региона. Книга включает 265 документов из Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области. Книга
вышла под редакцией члена ТЦК, профессора А.А. Слезина.
* * *
Член ТЦК А.И. Ковыршин опубликовал очередной сборник биографий
«Кто есть кто в Тамбове и Тамбовской области в 2014 году» (Вып. 7. Тамбов,
2014) Как и в предыдущих сборниках в книге размещены характеристики
некоторых членов ТЦК и персон, поддерживающих с ним рабочие контакты.
Научный редактор проекта – профессор Г.П. Пирожков.
* * *
На основе договора с ООО «Руснаучкнига» (г. Белгород, Россия) совместно с издательством «Наука и образование» (Днепропетровск, Украина),
Publishing House «Education and Science» s.r.o. (Прага, Чехия), ООД «Бял
ГРАД-БГ» (София, Болгария), ООО «Научный вестник» (Гомель, Беларусь) и
Sp. z o.o. «Nauka I studia» (Пшемысль, Польша) члены ТЦК (Г.П. Пирожков,
А.В. Сенкевич, Н.Б. Зырянова, И.В. Двухжилова, В.В. Красников, Р.А. Мамоян) опубликовали цикл статей в журналах и сборниках материалов международных конференций. Научный фонд пополнили сборники материалов X международной научно-практической конференция «Ключевые аспекты науки –
2014» (7-15 января 2014 г.) в Польше (журнал «Nauka i studia». Vol. 8: Filozofia. Politołogija. Przemyśl, 2014); X международной научно-практической конференция «Актуальные научные разработки» (17-25 января 2014 г.) в Болгарии – (журнал «Настоящи изследвания и развитие». Т. 13: Педагогически
науки. София: «Бял ГРАД-БГ» ООД, 2014); X международной научнопрактической конференции «Стратегические вопросы мировой науки – 2014»
(7-15 февраля 2014 г.) в Польше (журнал «Nauka i studia». Vol. 14:
Pedagogiczne nauki. Przemyśl, 2014); международной научно-практической
конференции «Научная мысль информационного века – 2014» в Польше
(журнал «Nauka i studia». Секция: Экономические науки. Przemyśl, 2014).
В.П. Зорина, Учѐный секретарь ТЦК, доцент
Е.С. Ильинская, кандидат филологических наук
*
*
*
71
КАЛЕНДАРЬ СПРАВОЧНИК
«ТАМБОВСКИЕ ДАТЫ»
В январе 2014 г. вышел в свет очередной выпуск библиографического календаря-справочника «Тамбовские даты». Это издание насчитывает уже 46
лет. Конечно, и по форме, и по содержанию справочник изменился. В 1960–
1980 гг. «Тамбовские даты» представляли собой совсем небольшой сборник
статей с минимальным указанием на источник представленной информации.
Так, в 1969 г. «Тамбовские даты» – это 11 машинописных страниц. Некоторые выпуски календаря-справочника того периода представляют собой список дат без развѐрнутых справок. Лишь с 2004 г. «Тамбовские даты» приобрели современный, ставший уже привычным вид. Первая часть – это календарь, в котором каждая, даже самая небольшая статья сопровождается библиографией. Вторая часть, большая – очерки о наиболее значительных и значимых для истории Тамбовского края, Тамбовской области событиях и персонах.
Изменилось и содержание. Ещѐ с 1970 гг. «Тамбовские даты» в форме
сводных списков напоминают о юбилеях Героев Советского Союза. В выпуск
2012 г. были введены две новые рубрики: «Юбилеи полных кавалеров ордена
Славы» и «Герои Социалистического Труда». В 2013 г. в состав сборника
вошла рубрика «Герои Российской Федерации», представленная космонавтом
Сергеем Александровичем Волковым, командиром разведроты в Чеченской
Республике Ильѐй Борисовичем Панфиловым, советским разведчиком Анатолием Антоновичем Яцковым и генерал-полковником, специальным представителем президента РФ по развитию отношений с Кыргызской Республикой Владимиром Борисовичем Рушайло.
В 1988 г. календарь-справочник «Тамбовские даты» впервые был снабжѐн
именным и географическим указателями, а указатель предприятий, учреждений и организаций появился в составе издания лишь в 2000 г. Указатели – это
очень важная составляющая часть сборника, так как только они позволяют
максимально быстро найти сведения внутри большого информативного массива (например, объѐм календаря-справочника «Тамбовские даты, 2013 год» –
17, 7 п.л., «Тамбовские даты, 2014 год» – 16 п.л.). Если в выпуске 1988 г. указатели занимали одну страницу машинописного текста (что составило 3,3 %
от 30 страниц издания), то в выпуске 2013 г. – 38 из 304 (12,5%), 2014 г. – 23
из 256 (9%).
Несмотря на разницу в форме подачи информации, «Тамбовские даты»
1960–1980 гг. и «Тамбовские даты, 2014 год» не имеют какого-либо ощутимого отличия в самой концепции отбора материала. Ведь главной задачей
издания было и остаѐтся не просто напоминание о том или ином событии,
порой выходящем даже на региональный или государственный уровень. И в
конце прошлого века, и сейчас составители «Тамбовских дат» должны выявить и зафиксировать даты истории Тамбовского края, Тамбовской области,
72
подтверждѐнные печатными источниками: архивными документами (в первую очередь), книгоиздательской продукцией, материалами периодической
печати, в последнее десятилетие – и электронными ресурсами (официальными сайтами учреждений и предприятий). А цель, которую вот уже почти 50
лет преследуют составители библиографического календаря-справочника
«Тамбовские даты», – создание позитивного образа Тамбовского края, Тамбовской области. Это вовсе не означает, что при отборе материала игнорируется, замалчивается какое-либо драматичное событие, негативная деятельность какой-либо персоны. Важна каждая выявленная дата (из 258 дат в издании 2014 г. 135 введено впервые), интересно проследить, как в разные годы
тот или иной факт истории края воспринимался специалистами (историками,
искусствоведами, политиками), как в разные годы он освещался, подавался в
СМИ.
Что же лежит в основе принципа отбора материала при создании календаря-справочника «Тамбовские даты»? Этот сборник – издание, финансируемое
управлением культуры и архивного дела Тамбовской области, долгосрочный
совместный проект Тамбовской областной универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина, Государственного архива Тамбовской области и Государственного архива социальной и политической истории Тамбовской области. Но, думаем, что это не должно свести издание к изложению сведений
лишь о событиях собственно культурной жизни в узком понимании слова.
Безусловно, даты, отражающие жизнь и деятельность артистов, писателей,
художников, музыкантов, коллекционеров, деятельность творческих объединений, – такие даты попадают в поле зрения составителей в первую очередь.
В издание 2014 г. включены юбилейные даты классиков русской литературы
XIX и XX вв. А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова, Е.И. Замятина и А.П. Платонова; актрис М.Г. Савиной и В.Ф. Комиссаржевской; живописца В.Д. Поленова; кинорежиссѐра, теоретика киноискусства Л.В. Кулешова; композитора А.Н. Верстовского; основателя и первого руководителя Русского народного хора М.Е. Пятницкого. Но читатели «Тамбовских дат» по прочтении
должны прийти к выводу, что наша земля богата не только творческими личностями. Гордость Тамбовской области – это плеяда учѐных, чья жизнь и деятельность связаны с Тамбовским краем. В издании 2014 г. отражены юбилеи
географа-натуралиста Н.М. Пржевальского, физика П.Л. Капицы, авиаконструктора С.М. Егера; отмечены учѐные, в чьих работах региональный компонент представлен очень широко: филологи Л.И. Дмитриева и Я.И. Гудошников, историки А.А. Слезин и В.А. Алленова, географ Н.И. Дудник.
Тамбовский край дал России видных деятелей военного искусства: лѐтчика-испытателя, заместителя генерального конструктора Российской самолѐтостроительной корпорации «МИГ» В.Е. Меницкого, генерал-лейтенанта
И.В. Рогова, генерала армии Ю.П. Максимова.
С Тамбовским краем связаны имена таких религиозных деятелей, как епископ Тамбовский святитель Питирим, преподобный Серафим Саровский, ар73
хиепископ Тамбовский и Мичуринский Лука (В.Ф. Войно-Ясенецкий). Юбилейные даты, связанные с их жизнью и деятельностью, также нашли отражение в календаре-справочнике «Тамбовские даты, 2014 год».
В выпуск 2013 г. составители включили 30-летие Ю.В. Жиркова, заслуженного мастера спорта, бронзового призѐра чемпионата Европы по футболу
(2008). Имена спортсменов Тамбовской области, вошедшие в «Тамбовские
даты, 2014 год» – это также известные имена: чемпион Олимпийских игр
(1996) в беге на 100 м Л.В. Энквист (Нарожиленко), олимпийский чемпион по
тяжѐлой атлетике (1956, 1960) А.Н. Воробьѐв, чемпион мира по грекоримской борьбе (1983) Е.Т. Артюхин.
В библиографическом календаре-справочнике «Тамбовские даты, 2014
год» традиционно представлены сведения и об общественно-политических
деятелях. При подготовке таких справочных статей перед авторами стоит
строго определѐнная задача: на основе печатных источников описать не только политическую деятельность персоны, а сфокусировать внимание на общественно-значимых для Тамбовского края, Тамбовской области результатах их
труда. В последнем выпуске даны развѐрнутые материалы о деятельности
первостроителя Тамбова Р.Ф. Боборыкина, председателя Комитета народного
контроля СССР (1974–1987) А.М. Школьникова, первого секретаря Белгородского (1954–1960) и Брянского (1960–1977) обкомов КПСС М.К. Крахмалѐва.
Составители ежегодного библиографического календаря-справочника
«Тамбовские даты» убеждены, что сохранение историко-культурного наследия посредством фиксирования документально подтверждѐнных дат, отражающих самые разные стороны жизни края, позволит максимально приблизиться к цели издания: создание, поддержание, своего рода культивирование
позитивного образа Тамбовской области, обеспечивающей все условия для
раскрытия
потенциала
в
хозяйственно-экономической,
научнойпросветительской, культурной деятельности жителей.
Н.Н. Трусова,
главный библиограф отдела краеведческой библиографии
Тамбовской областной универсальной научной
библиотеки им. А.С. Пушкина
*
*
*
74
ЛИТЕРАТУРНЫЙ КРАЙ
Г.П. Пирожков
«ПОПСА ДРОБИТ ШРАПНЕЛЬЮ НАШИ ДУШИ…»
В последнее время самые высокопоставленные госчины и прикормленная
ими интеллигенция заговорили о нездоровье нации, предлагают меры выхода
из трагического положения. Но представляется, что, к сожалению, в их речах
и громких заявлениях сквозит непонимание целого ряда глубинных и скрытых от поверхностного взора причин этого процесса. А это значит, что предлагаемые «спасителями» нации меры не дадут никакого результата. Дело-то в
том, что нездоровье нации – это проблема не медицинская, не демографическая, не спортивно-оздоровительная, а в первую очередь – воспитательнопедагогическая.
Главная причина, способная объяснить эту ситуацию, имеет духовную
природу и коренится в утрате большинством населения России целей и смысла существования в результате радикального слома традиционного уклада
жизнеустройства, разрушения основ многовековой российской культуры и
порождѐнной ими системы духовно-нравственных ценностей [Гундаров И.А.
Демографическая катастрофа в России: причины, механизмы, пути преодоления: монография. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 208 с.].
Сегодня в российском общественном сознании остро ощущается идейная
пустота и отсутствие исторической перспективы, что обусловлено, прежде
всего, непониманием гражданами многих реалий, в частности, в каком государстве они живут, что формирует национальную идентичность; и вообще –
как оценить пройденный Россией и еѐ регионами исторический путь, каковы
дальние и ближние перспективы их развития? В связи с этим возникает вопрос: на основе чего возможно формирование общезначимой национальной
идеи?
Пути известны: во-первых, на возрождении исторической памяти как актуальной составляющей каждодневного бытия человека; во-вторых, для человека необходимо понимание исторической цели существования русской
цивилизации и личной причастности к этой цели – лишь тогда человек ощутит себя и частью общества, и членом государства. Проще говоря, каждому
гражданину необходимо овладеть двумя вещами – знать язык и осмыслить
общую тысячелетнюю историю. И вот здесь-то возникает самая сложная проблема: чтобы овладеть историей и культурой, необходимы значительные труды – и от человека на протяжении всей жизни, и от ближайшей социальной
среды. К сожалению, вступающий во взрослую жизнь человек не получает
стимула стать «человеком культуры», имея чаще всего устремление к чиновничье-управленческой жизни вне всякой связи с гуманитарными знаниями. А
именно они и делают человека Человеком, а каждого жителя страны – Гражданином.
75
Действительно, это большая проблема культуры и образования, но все,
кто вещает народу о нездоровье нации и о том, как его вылечить, – понять
проблему, а главное – лечить нацию, не хотят.
Мне близка программа, показывающая один из узловых культурнообразовательных факторов, определяющих здоровье или нездоровье народа
(нации), – «Музыка и жизнь». Еѐ создатель и руководитель проекта – основатель Детской хоровой студии «Пионерия», президент Федерации детских и
молодѐжных хоров России, композитор, хормейстер, дирижѐр, педагог и просветитель, общественный деятель, народный артист РСФСР, ученик и верный
продолжатель дела Д.Б. Кабалевского (1904 – 1987) по всеобщему музыкальному воспитанию детей и молодѐжи, создатель уникальной системы массового обучения музыке и хоровому пению Георгий Александрович Струве (1932
– 2004 [http://www.nne.ru/education/materials/program.php].
На самом деле, музыка созидает человека, сохраняет и поддерживает его
жизнь. Она лечит не только его душу, но и его тело. Гармоничная музыкальная Среда в молодой семье способствует зачатию и рождению здоровых детей, она же создаѐт условия для их полноценного развития. Активное воздействие на ребѐнка народной и классической музыки с самых ранних лет – важнейшее условие становления и развития его личности. Музыка несѐт в себе не
только художественно-эстетическое начало, но и является фундаментальным
биогенетическим механизмом, формирующим в человеке его человеческую
сущность. Ведь человек стал человеком не только благодаря коллективному
труду, но и благодаря коллективному пению, благодаря возникновению в
недрах разобщѐнного хаоса индивидуальных чувственных аффектов особого
единящего и возвышающего его коллективного чувственно-значимого гармонично звучащего сигнального пространства. Музыка открывает человеку законы гармонии мира, и только при помощи прекрасной музыки можно воспитать чувства истинной красоты, любви, сопереживания. Музыка облагораживает человека, но только если в еѐ основе заложены элементы гармонии, то
есть созидающего начала. Но она может явиться и мощным разрушающим
фактором, порождающим неконтролируемую агрессию, что мы и наблюдаем
сегодня в массовом масштабе на молодѐжных концертах многочисленных
рок-групп. Это связано с тем, что организм человека является сложнейшей
тканью, сотканной из бесчисленных разнообразнейших ритмов, резонирующих с естественными ритмами Природы. Наукой установлено, что постоянство внутренних биоритмов необходимо для нормальной жизнедеятельности
всего организма. Поэтому у людей сложились положительные наследственные реакции на синхронные с ними ритмы.
Какие песни нужны новой России? Хотя, честно говоря, звучащие сегодня
«мелодии» трудно запомнить, в памяти звучат песни прошлых лет.
Моя «певческая карьера» началась в 5 классе, когда я стал учеником кирсановской городской средней школы № 3. Мне нравились уроки пения, которые проводили учителя, умевшие играть на каком-то музыкальном инстру76
менте: один год с нами занималась пианистка, в 6 классе к нам пришѐл гитарист, хорошо владевший своим инструментом. Отношение к урокам пения
было у всех таким же серьѐзным и ответственным, как к математике, литературе, физкультуре, физике... В школе был сводный хор, в котором сразу оказался и я.
Arte et humanitate [Искусством и человеколюбием]
Хор (с др.-греч. толпа) – хоровой коллектив, певческий коллектив,
музыкальный ансамбль, состоящий из певцов (хористов, артистов хора); совместное звучание человеческих голосов. Хор отличается от вокального ансамбля (вокального трио, квартета, квинтета и т. д.) наличием как минимум двух-трѐх или более человек, исполняющих одну и
ту же партию. Хором руководит дирижѐр или хормейстер. Руководителя церковного хора называют регентом. Чаще всего хор включает в себя четыре хоровые партии: сопрано, альты, тенора, басы. Но количество партий в принципе не ограничено. Хор может петь в сопровождении
инструментов или без него. Пение без сопровождения называется пением a cappella. Инструментальное сопровождение может включать в
себя практически любой инструмент, один или несколько, или целый
оркестр.
Хоровое пение (хоровое искусство) – коллективное исполнение вокальной музыки; относится к древнейшим проявлениям музыкальной
культуры, народного творчества. Сочетанию голосов и манере народного хорового пения присущи национальные особенности. Издавна хоровое пение являлось неотъемлемой принадлежностью религиозных
культов, и многие столетия церковное пение было основным видом
профессионального хорового искусства. Древнейшее культовое пение
на Западе, подобно древнегреческому, было в унисон или в октаву. В X
- XII вв., в связи с появлением 2-голосия (органума, дисканта), возникло разделение голосов на высокие и низкие. Хоровое пение в эпоху
Возрождения широко развивалось на основе многоголосия и усиления
в музыке светского начала. К этому времени установилась классификация голосов. Развитию светской хоровой культуры содействовало
возникновение в XIX в. национальных композиторских школ, связанных с отечественной народной музыкой (Россия, Прибалтика, Чехия,
Болгария, Венгрия и др.). В дальнейшем хоровая культура широко распространилась в США, Латинской Америке, за последние годы в Японии и других странах. Ныне отечественное хоровое искусство не стеснено какими-либо идеологическими нормами. Расширяются зарубежные музыкальные связи. Появляются новые имена композиторов, пишущих для хора; многие стали писать и исполнять духовные сочинения. Среди исполнителей заметен приток новых дирижѐров и коллективов, успешно исполняющих современную хоровую музыку. Совре77
менное кризисное состояние экономики страны перечеркнуло многие
прежние достижения в области самодеятельного хорового искусства,
музыкального воспитания в школе, в концертной деятельности хоров.
Россия всегда была поющей страной. Хор – это особая идеология.
Каждый участник, настраивая свой голос на общий лад, учится подчинять свою свободу воле коллектива. В этом смысле хор – характерное
российское явление.
В хоровом коллективе мне нравились и песнопения и сложившаяся атмосфера. Тем более что вскоре мне доверили солировать при исполнении некоторых песен.
Были песни, которые разучивались и исполнялись в учебных заведениях
по рекомендациям свыше. Вспомню о трѐх.
«Песня индонезийского мальчика» была в те годы популярной в связи с
улучшавшимися отношениями СССР и Индонезии – это я узнал гораздо позже. Песня звучала на всех школьных вечерах. «Не растѐт берѐзка / Рядышком
с бананом, / Но навек я вместе / с русским мальчуганом. / Родина! Что же / в
мире дороже…». Иногда учительница музыки предлагала петь эту песню дуэтом: один мальчик был как бы индонезийским, а другой – русским. Получалось.
Ещѐ одну песню из этого ряда – «Родина слышит» на музыку Д.Д. Шостаковича и слова Е.А. Долматовского – я исполнял в сопровождении хора уже
городского сводного школьного. «Родина слышит, Родина знает, / Где в облаках еѐ сын пролетает. / С дружеской лаской, нежной любовью / Алыми звѐздами башен московских, / Башен кремлѐвских, смотрит она за тобою…».
Песня навеяна подвигами военных лѐтчиков, как до, во время, так и после
войны. Шостакович, который дружил с Долматовским, эту песню создал в
формате гимна (говорили, что его вдохновил старинный русский гимн «Коль
славен», во всяком случае, первые такты и стиль схожи). Недаром мелодия
песни долгие годы служила позывными Всесоюзного радио, а в 1960 гг., когда мы еѐ исполняли, стала своеобразным гимном космонавтики, с подачи
Ю.А. Гагарина. В сохранившейся стенограмме его старта записано, как он
напевал «Родина слышит», а сам он сказал об этом после приземления. В те
годы исполнение этой песни по радио, где солирует Женя Таланов в сопровождении взрослого состава хорового училища под управлением известного
дирижѐра, хормейстера, педагога и музыкального деятеля, Народного артиста
СССР и Героя Социалистического Труда А.В. Свешникова, стало классическим, а «a cappella» хора – образцом хорового искусства. Распевная волна
хора захлестнула всю страну.
Эту песню межшкольный (на базе четырѐх городских школ) хор под руководством дирижѐра – преподавателя музыкальной школы – исполнял на
праздничных городских мероприятиях, к которым мы очень основательно
готовились, сильно волнуясь. Особенно, помню, сокрушалась моя мама, ко78
торая была принципиальной противницей моих сольных выступлений, но
очень хотела, чтобы в хоре я непременно пел, а часто просто заставляла идти
в музшколу на дополнительные индивидуальные вокальные занятия. «Кто из
детей поѐт в хоре – у того и речь всю жизнь будет плавной, не лающей, как
будто он говорит по-немецки, а спокойной и мелодичной», – убеждала она. И,
как всегда, была права, в чѐм я постоянно убеждаюсь, опрашивая и выслушивая, некоторых с напряжением, своих студентов, явно никогда не певших в
хоре.
Выступления на массовых городских политических мероприятиях требовали и соответствующего репертуара нашего хора, одной из «звѐздочек» которого была песня «Ленин всегда с тобой». В связи с этим несколько слов.
После смерти В.И Ленина его личность и всѐ, с ней связанное, подверглось своего рода канонизации. Дело в том, что И.В. Сталину надо было на
чѐм-то взращивать свой культ. В первую очередь это касалось искусства:
произведения делались по лекалам: «Ленин и революция», «Ленин и дети»,
«Ленин и рабочие с крестьянами»… Теперь доподлинно известно, что творения из серии «Ленин и дети» формировались исключительно пропагандой,
связь Ильича с рабочими и крестьянами тоже припомнить трудно, за исключением бревна и ходоков… А вот тема «Ленин и революция» всегда была
актуальна и поддерживалась в искусстве яркими историческими фактами.
Огромнейшее количество выдаваемых на-гора творений о Ильиче уже в 1960
гг. начало перерастать в качество, рождая порой потрясающих мутантов. И
если в Тамбове на главной площади устанавливались один за одним два памятника, которые действительно являются художественными произведениями, то в Кирсанове до сих пор на пьедестале скульптура человека (чем-то и в
чѐм-то похожего на Ленина), которую очень-очень трудно (впрочем, как и
весь памятник) отнести к произведения высокого искусства.
А сколько таких памятников по всей России! Были и курьѐзы. Так, фотография памятника Ленину в Саратове показывала его большой палец одной
из рук на том месте, где у мужчин застѐгиваются брюки: при Сталине с Берией фотографа, выбравшего для съѐмки вождя именно такой ракурс, стѐрли бы
в «лагерную пыль»… В годы перестройки люди, увидев это фото в газете
«Аргументы и факты», просто посмеялись (храню этот номер в своѐм архиве).
Verbatim [Слово в слово]
Сначала оксюморон (с др.-греч. умная глупость, с греч. острая глупость; сочетание слов с противоположным значением, сочетание несочетаемого, нарочитое сочетание противоречивых понятий): «Могила
Ленина – колыбель человечества» (надпись на одном из венков, присланных к Мавзолею)…
79
Из Дагестана: «И сказали они: / «В нашем горном краю / Никогда
твоего не видали портрета. / Ты, Ильич, фотографию дай нам свою, – /
Самым лучшим подарком для нас будет это».
«И пусть какой-нибудь из дальних стран / Запомнит незадачливый
историк, / Что Пѐтр Великий – это капля в море, / А Ленин – это целый
океан».
«Ты, обагрѐнная в крови, / век, Революция, живи! / Снимите шлемы, сохнут слѐзы. / Ползут гадюки по плакату. / “Ильич, родной, ты не
проснѐшься? / Играют Апассионату”».
«В небе солнце есть, / Вечны облака: / Ленин был и есть, / Будет
жить века. / Был он, будет, есть / Навсегда, навек, / С нами всюду весь /
Ленин – Человек».
«И когда все уйдут отсюда / И затихнет людской прибой, / Я немного одна побуду, / Я побуду, Ильич, с тобой…».
Бывало, что и памятникам вождю в прямом смысле доставалось: вышли
как-то мужики села Вирятино и своротили с постамента ленинскую фигурку
– как раз накануне очередного ленинского дня рождения и субботника в его
честь. Убрали-почистили, как говорится, территорию парка – пустой постамент был виден всем проезжающим по селу из Тамбова в Сосновку и обратно. А сколько разговоров-то было об этом в округе! Сам слышал и тех, кто
поддержал такую жѐсткую земскую деленинизацию, выслушивал и доводы
противников подобной «расправы», которая, кстати, сказать, как волна прокатилась в те годы по России. Видел постаменты некогда занятые фигурой
вождя мирового пролетариата пустыми от Тамбова до Краснодара. И никто,
даже российский пролетариат (не говоря уж о мировом), не встал на защиту
своего вождя.
А я тогда своим высоким детским голосом выводил слова Л.И. Ошанина
на музыку С.С. Туликова и верил, очень верил, что «никто и никогда не забудет имя: Ленин». А хор очень уверенно и твѐрдо поддерживал припевом своего солиста: «Ленин всегда живой, / Ленин всегда с тобой – / В горе, в надежде и радости. / Ленин в твоей весне, / В каждом счастливом дне, / Ленин – в
тебе и во мне!».
Оказалось: нет, всѐ ленинское очень быстро забывается. Если сегодня
один из пяти студентов-первокурсников, как их теперь часто называют, жертв
ЕГЭ, знает, кто такой Ленин – хорошо. Да и как не забыть (или откуда
знать?), когда, например, Трофим-бард на всю Россию по теле«ящику» «гонит блатняк»: «Я не помню Ленина живьѐм, / Я его застал уже холодным. /
Говорят, был дерзким пацаном, / Поимел державу принародно. / Отнял у богатых кошельки / И подвѐл под “новые понятия”. / Дескать, все отныне – босяки, / Вот такая, значит, демократия…». А сколько теперь подобных Трофимов! Где уж тут молодѐжи знать что-то о Ленине… Да и вообще что-то знать
из истории, тем более – из истории российской культуры?
80
Были песни и для души. В советское время почти в каждом доме были песенники, такие маленькие книжечки со словами, а часто и с нотами, популярных песен. Возьмѐшь его в руки – и в памяти зазвучат мелодии давних лет.
Мы и наши родители часто пели о Родине, о дружбе и труде, звучали «Марш
ударников», «Всѐ выше»… С помощью песни решалась очень важная пропагандистская задача: народу активно внушалась неприязнь к загранице. Чего
только стоит песня «Летят перелѐтные птицы»! Да и многие – очень многие,
советские песни!
Пели и о российской природе, о крепкой дружбе и, конечно, о чистой
любви.
Много песен было об армии и еѐ героях, о Гражданской войне: «Песня о
Щорсе», «Гулял по Уралу Чапаев-герой», «В степи под Херсоном высокие
травы…» – это о матросе Железняке… Я очень любил военные песни: «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат…» («…Не спит солдат, припомнив дом / И
сад зелѐный над прудом, / Где соловьи всю ночь поют, / А в доме том солдата
ждут… / …Но с каждым шагом в том бою / Нам ближе дом в родном
краю…») (считается, что песня «Соловьи» – лучшая лирическая песня Великой Отечественной войны), «Балладу о солдате» («Полем, вдоль берега крутого, мимо хат / В серой шинели рядового шѐл солдат. / Шѐл солдат, преград
не зная, / Шѐл солдат, друзей теряя, / Часто бывало, шѐл без привала, / Шѐл
вперед солдат…») и др. Проникновенные слова к таким песням могли написать только поэты-фронтовики (А.И. Фатьянов, М.Л. Матусовский и др.), повидавшие ТАМ проявления всех человеческих качеств… Их стихи простые,
но пронзительно искренние, нежные и изящные; авторы большинства советских песен были тончайшими лириками своего времени.
In memoriam [В память]
Вот один из тех советских поэтов, чья биография заставляет задуматься… Алексей Иванович Фатьянов (1919 – 1959) – русский советский поэт, автор многих популярных песен на музыку известнейших
композиторов. Его дед, владелец иконописных мастерских и подсобного производства в Богоявленской слободе (ныне Владимирская область), другой дед, отец матери поэта – был специалистом-экспертом
по льну льнопрядильной фабрики Демидова. Оба деда были старообрядцы. Родители будущего поэта Иван и Евдокия Фатьяновы построили в центре города Вязники двухэтажный каменный дом с колоннами
напротив Казанского собора. Родители торговали пивом, обувью, которую шили в своих мастерских, владели частным кинотеатром и обширной библиотекой. После революции 1917 г. всѐ имущество Фатьяновых было национализировано, дом отобран – в нѐм разместилась телефонная станция, ныне там музей А.И. Фатьянова. Семья перебралась
в дом Меньшовых в пригороде Вязников, где в комнате деда родился
Алексей. Крестили Алексея в Казанском соборе города Вязники.
81
Во времена нэпа семья Фатьяновых вновь поселилась в своѐм доме
в Вязниках напротив Казанского собора. Родители занимались обувным производством. Именно там, в родительском доме, Алексей получил своѐ первое воспитание и образование. Родители привили Алексею
любовь к литературе, театру, музыке и пению. Сам поэт вспоминал:
«Родился… в довольно зажиточной семье, то есть настолько зажиточной, что отец мог мне обеспечить массовую доставку книг сразу же,
как только я смог себе твѐрдо уяснить, что “А” – это “А”, а “Б” – это
“Б”. Всѐ своѐ детство я провѐл среди богатейшей природы среднерусской полосы, которую не променяю ни на какие коврижки Крыма и
Кавказа. Сказки, сказки, сказки… – вот мои верные спутники на просѐлочной дороге от деревни Петрино до провинциального города Вязники, где я поступил в школу и, проучившись в ней три года, доставлен
был в Москву завоѐвывать мир. Мир я не завоевал, но грамоте научился настолько, что стал писать стихи под влиянием Блока и Есенина, которых люблю и по сей день безумно».
В 1929 г. имущество у Фатьяновых было окончательно отобрано
советской властью – нэп закончилась. Семья Фатьяновых уехала из
Вязников и перебралась в Подмосковье. Алексей учился в музыкальной школе, посещал московские театры и выставки. Поступил в театральную студию А.Д. Дикого при театре ВЦСПС, по окончании которой в 1937 г. был принят в театральную школу актѐрской труппы Центрального театра Красной Армии. Играл в спектаклях; с 1940 г. в ансамбле Орловского военного округа. По некоторым данным, был осуждѐн и попал в штрафной батальон, был ранен и переведѐн в обычную
войсковую часть. Однако согласно наградным документам (приказ 03/н
от 17 марта 1945 года) в РККА с 1941 г., в действующей армии с 1945
г. и ранее в боях не участвовал. Рядовой. Писатель, лауреат Сталинской премии.
Песни А.И. Фатьянова бесхитростные и мелодичные, опираются на
фольклорные традиции, звучали во всех популярных фильмах
(«Свадьба с приданым», «Солдат Иван Бровкин», «Иван Бровкин на
целине», «Дом, в котором я живу») и завоевали большую популярность. Тем не менее, при жизни Фатьянова вышла лишь одна небольшая книга его стихов «Поѐт гармонь» (1955 г.), а широко они стали издаваться только в 1960 – 1980 гг. А.И. Фатьянов был не только поэтом,
но также и артистом, играл на аккордеоне и фортепиано, обладал хорошим голосом. На творческих вечерах он, наряду с декламацией своих стихотворений, пел песни на свои собственные стихи.
При жизни Фатьянов имел многочисленные административные
взыскания из-за злоупотребления алкогольными напитками. Похоронен в Москве. Награждѐн орденом «За заслуги перед Отечеством» IV
степени (посмертно, 1995 г.), орденом Красной звезды (1944 г.), меда82
лью «За отвагу» (1945 г.) и др. В честь А.И. Фатьянова с 1974 г. проводится ежегодный фестиваль песни. В 1966 г. Союзом писателей России
учреждена Фатьяновская литературная премия.
Очень популярные песни на стихи А.И. Фатьянова: «На солнечной
поляночке», «Соловьи», «Мы, друзья, перелѐтные птицы (Первым делом, первым делом самолѐты)», «Когда проходит молодость», «В городском саду», «Где же вы теперь, друзья-однополчане», «Мы люди
большого полѐта», «Хвастать, милая, не стану», «На крылечке», «Шла
с ученья третья рота», «Если б гармошка умела», «На Заречной улице»
и многие др.
Производство новых советских песен было поставлено на поток: чуть ли
не каждый день радио выдавало новую, причѐм каждая, особенно идеологически правильная, буквально заталкивалась в сознание людей. «Песня строить и жить помогает» – так считали тогда партийные идеологи. Сегодня думаю, а может быть и верно это... Ведь песня действительно помогает жить!
Уникальность музыки как вида искусства состоит в особой условности еѐ
художественного языка, связанной со спецификой слухового восприятия,
основанного на более обобщенных ассоциативных связях, по сравнению, к
примеру, с живописью, где образный ряд представлен с большей степенью
конкретности. В то же время именно музыкальный язык становится выразителем эмоционального духа эпохи, своеобразным «камертоном», настроенным на высшую точку еѐ духовного подъема. Музыкальный язык тонко реагирует на все перемены, происходящие в духовной атмосфере общества, и
поэтому каждая эпоха имеет свой, присущий только ей способ музыкального
самовыражения [Обыскалова Л.Р. Музыкальное искусство в контексте универсальной модели культуры // Вестник Центра международного образования
Московского государственного университета. Филология. Культурология.
Педагогика. Методика. 2009. Т. 4. С. 61].
Советская песня отчасти была эталонной моделью советского искусства в
целом, идеальным воплощением культурной политики государства [Плеханова О.Е., Сломчинский А.Г. Влияние пенитенциарной субкультуры на популярную музыку // Педагогическое образование и наука. 2008. № 6. С. 106].
Говоря об индустриальном типе общества (а таковым стал советский социум
во второй половине ХХ в.), надо отметить, что в эклектике 1960 гг. возникла
советская массовая культура – гитарные песни, интимные стихи, модная одежда, молодѐжный жаргон, «Голубые огоньки», лѐгкая мебель. И главное –
советская эстрада [Муратов М.М. Массовая культура как основа появления
эстрады и эстрадности в современной жизни // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2007. № 1. С. 68].
Нельзя обойти вниманием и ещѐ одно крайне немаловажное обстоятельство – наибольшей популярностью и признанием массовой аудитории в советский период, особенно с послевоенного времени, пользовались произведения
83
полуофициальной культуры. И именно в полуофициальной культуре наиболее наглядно проявлялся эффект «продуктивной напряженности». К этому
потоку культуры можно отнести авторскую (бардовскую) песню, «русский
шансон», ряд направлений сатиры, зарубежный и российский рок и джаз и др.
Под полуофициальной культурой понимают те произведения и тех авторов,
на которые не устраивалось жестоких гонений, но которые властью и не приветствовались, не поощрялись [Шаповалов В.Ф. Парадоксы искусства советского периода // Философия хозяйства. 2010. № 6. С. 214].
При этом советская эстрада не была простым конгломератом (и уж тем
более, не нагромождением) разнородных стилей и жанров. В ней отчѐтливо
просматривалось единство. Во многих случаях такое единство впрямую навязывалось партийно-государственной идеологией. Но это имело место далеко
не всегда. Во многих случаях единство и общая тональность были продиктованы не идеологией, а общим эмоциональным настроением населения.
Развивался в тот период и жанр, названный много позднее «русским шансоном». Изначально таковой формировался как некая субкультура ещѐ в 1920
гг. и распространился по всей стране, прижившись и став излюблѐнной музыкой в ресторанах. Иногда к жанру блатной лирики обращались представители
авторской песни, например, А.А. Галич («Облака», «Песня о Климе Петровиче Коломийцеве», «Всѐ не вовремя» и др.). Не обошѐл вниманием этот жанр и
Б.Ш. Окуджава, услышав в ней отражение человеческих трагедий. Известны
записи исполнения блатных песен В.С. Высоцким («Мурка», «Таганка», «На
Колыме, где север и тайга» и др.) [Плеханова О.Е., Сломчинский А.Г. Влияние пенитенциарной субкультуры на популярную музыку // Педагогическое
образование и наука. 2008. № 6. С. 108]. В 1970 гг. получают пусть и полуподпольную, но всѐ же весьма широкую известность такие исполнители, как
Аркадий Северный и «Братья Жемчужные».
Обращаясь к культуре 1950 – 1980 гг., никак нельзя обойти вниманием
творчество В.С. Высоцкого. Не вдаваясь в подробности, заметим, что, несмотря на огромную популярность в стране, его неоднократно обвиняли в
антипатриотизме, ему приписывали антисоветские взгляды и еврейское происхождение. Вместе с тем, всѐ творчество В.С. Высоцкого, как считают специалисты, глубоко русское даже по своим корням, а народность его творчества обусловлена основными чертами русского национального характера. Его
песни (общее их число составляет приблизительно 450) адекватно воспринимались представителями всех слоѐв советского общества – от членов Политбюро ЦК КПСС до люмпенов. В определѐнной степени следует признать верным утверждение о том, что В.С. Высоцкий, как и С.А. Есенин, был истинно
народным поэтом.
Новые советские песни ложились на хорошую почву: народ наш всегда
был песенным, поэтому песня была поистине массовым явлением. Хотя старые, дореволюционные, песенные жанры были вытеснены из репертуара музыкальных коллективов. Почти исчез городской романс, фактически под за84
претом была «цыганщина», улично-дворовые песни с эстрады никогда не
звучали, их мы пели под гитару на уличных пятачках, да и то в полголоса:
«Гоп со Смыком», «Мурку», «В Ватикане прошѐл мелкий дождичек, / Римский папа пошѐл по грибы…»… Да того же Галича, «Облака», например. Гонению подвергался джаз.
Verbatim [Слово в слово]
В 1974 г. в Таллине выступало трио Оскара Эммануэля Питерсона
(1925 – 2007), знаменитого канадского композитора, преподавателя и
одного из самых выдающихся пианистов-виртуозов джаза. Трио объездило весь мир, записало более 150 альбомов. Читаем у журналиста и
писателя С.Д. Довлатова, который посетил тот знаменитый концерт:
«В субботнем номере появилась моя заметка, воспроизвожу еѐ не из
гордости, дело в том, что это – единственный советский отклик на гастроли Питерсона.
Семь нот в тишине
В его манере – ничего от эстрадного шоу: классический смокинг,
уверенность, такт. Белый платок на крышке чѐрного рояля. Пианист то
и дело вытирает лоб. Вдохновенный труд, нелѐгкая работа...
Концерт необычный, без ведущего. Это естественно. Музыкальная
тема для импровизатора – лишь повод, формула, знак. Первое лицо
здесь не композитор, создавший тему, а исполнитель, утверждающий
метод еѐ разработки.
Исполнитель – неудачное слово. Питерсон менее всего исполнитель. Он творец, созидающий на глазах у зрителей своѐ искусство. Искусство лѐгкое, мгновенное, неуловимое, как тень падающих снежинок...
Подлинный джаз – искусство самовыражения. Самовыражения одновременно личности и нации. Стиль Питерсона много шире традиционной негритянской гармонии. Чего только не услышишь в его богатейшем многоголосии?! От грохота тамтама до певучей флейты Моцарта. От нежного голубиного воркования до рѐва хозяина джунглей.
О джазе писать трудно. Можно говорить о том, что Питерсон употребляет диатонические и хроматические секвенции. Использует политональные наложения. Добивается гармонических отношений тоники и
субдоминанты. То есть затронуть пласты высшей джазовой математики...
Зачем?
Вот он подходит к роялю. Садится, трогает клавиши. Что это? Капли ударили по стеклу, рассыпались бусы, зазвенели тронутые ветром
листья?.. Затем всѐ тревожнее далѐкое эхо. И наконец – обвал, лавина.
А потом снова – одинокая, дрожащая, мучительная нота в тишине...
85
Питерсон играет в составе джазового трио. Барабаны Джейка Хенна
– чѐткий пульс всего организма. Его искусство – суховатая музыкальная графика, на фоне которой – ярче живопись пианиста. Контрабас
Нильса Педерсена – намеренно шершавый, замшевый фон, оттеняющий блеск импровизаций виртуоза.
Что сказать в заключение? Я аплодировал громче всех. У меня даже
остановились новые часы!..
3ахватив номер «Советской Эстонии», я отправился в гостиницу,
Питерсон встретил меня дружелюбно. Ему перевели «с листа» мою заметку.
Питерсон торжественно жал мне руку, восклицая: «Это рекорд! Настоящий рекорд! Впервые обо мне написали таким мелким шрифтом!..» [Довлатов С.Д. Собрание прозы в трѐх томах. СПб.: Лимбуспресс, 1995. Т. 2. С. 50-52].
Действительно, рекорд: впервые о всемирно известном музыканте –
«таким мелким шрифтом»!..
Официальное песенное творчество пользовалось всяческой поддержкой
государства, повсеместно возникали песенные коллективы – народные, военные, молодѐжные, детские. Песенные ансамбли создавались даже в тюрьмах
и местах ссылок...
Я почти не захватил время песен сталинских. Дело в том, что воспитанный
в грузинской песенной традиции, Сталин и сам пел вместе с «соратниками»,
несмотря на свой заметный грузинский акцент, русские песни он пел на хорошем русском языке, без всякого акцента. Говорят, что Сталин не очень жаловал революционные песни, любил народные, конечно и грузинские. Поэтому мы, школьники тех лет, часто распевали «Сулико», как нам говорили, его
любимую песню. Затем началось время Н.С. Хрущѐва, воспитанного в украинской народной песенной и танцевальной культуре: под радио звучало всѐ
больше украинских песен, школьники на смотрах художественной самодеятельности исполняли «Гопак».
Любовь к народной песне у молодѐжи формировалась, во-первых, на
школьных уроках пения, во-вторых, в семье – за праздничным столом старшие исполняли их очень часто. Песни для души, они сохраняли и русскую
грусть, и русскую душевность, и русскую тоску. Хорошо помню песни своих
покойных родителей: «Ой, мороз, мороз», «Тонкую рябину», «Вот мчится
тройка удалая», «Вот кто-то с горочки спустился». Про рабочих парней:
«Там, на шахте угольной, / Паренька приметили, / Руку дружбы подали, / Повели в забой…». Кстати, песня о шахтѐрах Донбасса на Тамбовщине была
популярной: многие жители нашего края в молодости работали на угольных
шахтах в 1930-е, а после освобождения от немцев – на восстановлении Донбасса.
86
Нельзя не вспомнить известного поэта-песенника, уроженца земли Тамбовской Ивана Васильевича Шамова (1918 – 1965). Он родился в селе Хлыстово (ныне Моршанского района). В 1937 г. с отличием окончил Моршанский библиотечный техникум, затем учился в Московском библиотечном
институте, одновременно занимался в столичном аэроклубе. С последнего
курса института ушѐл, став курсантом Батайской авиашколы им. А.К. Серова.
С лета 1942 г. – на фронте, принимал участие в обороне Кавказа. В апреле
1945 г. с отличием окончил авиашколу, получив звание лѐтчика-истребителя.
В результате авиационной катастрофы в августе 1947 г. И.В. Шамов навсегда
потерял возможность ходить. Более двух лет он провѐл в госпитале, где и
начал писать стихи. С 1950 г. жил в Москве. В 1953 г. И.В. Шамов издал первый сборник стихотворений «Дежурное звено». Член Союза писателей СССР.
Похоронен на Головинском кладбище. О И.В. Шамове снят документальный
фильм, его имя носит одна из библиотек Тамбова. Книги стихов И.В. Шамова
выходили и после его смерти («Как дорога ты мне, Россия!», 1986; «Тамбовщина моя», 2003; «Костры горят далѐкие...», 2007).
Самая известная песня, написанная на его стихи, – «Костры горят далѐкие» (музыка Б.А. Мокроусова). «Костры горят далекие, / Луна в реке купается, / А парень с милой девушкой / На лавочке прощается. / Глаза у парня ясные, / Как угольки горящие…». Эта песня мне особенно помнится, еѐ всегда
пели мои родители и их гости во время семейных праздничных застолий. Запевал отец, обладавший певческим голосом…
Интересно вспомнить и такой сюжет. Приехав в 1955 г. в Кирсанов, мы
получили квартиру в посѐлке при МТС, куда отец был назначен главным бухгалтером (в 1958 г. МТС была упразднена; на еѐ базе была создана ремонтнотехническая станция – РТС, будущая Сельхозтехника). Это на окраине города
в сторону учебного аэродрома бывшего Тамбовского лѐтного училища. Лишь
большой луг да огороды отделяли посѐлок от пригородных сѐл – Петровки,
Мартыновки и Голынщины. В посѐлке было лишь два небольших порядка
одинаковых, построенных для сотрудников, как говорили тогда, «финских»
домов, большое здание общежития для приезжавших ремонтировать свою
технику колхозников, здание столовой, где часто брали обеды и жители посѐлка. Все хорошо знали друг друга, к тому же многие работали в МТС.
Праздники, нередко вечера проводили в небольшом клубе учреждения за
просмотром (бесплатно) художественных фильмов, которые два раза в неделю привозил киномеханик, и концертов художественной самодеятельности,
организатором которой была мама, или за одним праздничным столом, а часто и на построенной по инициативе моих родителей детской площадке. Качели, песочница и другие детские развлечения появились на поляне, на которую
выходило большое крыльцо нашего дома. Вот здесь-то летними вечерами, в
праздничные и воскресные дни собирались соседи. «Чтобы было веселей»,
отец выходил на крыльцо с мандолиной, сосед напротив – комбайнѐр дядя
Гриша Гуров брал в руки гитару, а ещѐ один сосед – столяр дядя Саша (фа87
милию не помню) хорошо играл на балалайке. И инструментальное трио начинало свои наигрыши. Собравшиеся не только слушали, но и подпевали –
взрослые, дети; бывали и танцы… Такие импровизированные музыкальнопесенно-танцевальные сходки с весны до осени были довольно частыми.
Fortissimo [Очень громко]
Пока ещѐ существует в России провинциальная, сельская, традиционная песня и городская песенная мода. Их различие сохранилось с
давних пор. Вспомним городской российский хит о девчонкехулиганке «Шарабан» – знаменитейшее (наряду с «Цыпленком жареным») произведение городского фольклора эпохи революции и Гражданской войны. На мотив «шарабана», подменяя, может быть, названным «каноническим» текст, распевали так: жила в деревне и шила гладью, попала в город и стала… женщиной облегчѐнного поведения. Да,
в городе, в отличие от деревни, другая, сударь, культура, другие нравы,
иная социокультурная среда…
Сегодня в условиях массовой информатизации и повальной компьютеризации населения и до глухих сельских уголков донеслись песниклики активисток панк-группы Pussy Riot (специалисты утверждают,
что в переводе… неприличное слово), прославившихся безобразными
секс-выходками в общественных местах, двое из которых были приговорены к лишению свободы за акцию в храме Христа Спасителя в Москве. А одна из них, по версии газеты «Le Figaro», стала женщиной года, опередив даже первую леди США (!?). Где уж тут до традиционной
русской культуры!
Или вот ещѐ: «мохнатые б…!» – известный мем (с англ. meme, читается как мим; также известный как медиа-вирус) Рунета. По блогам
прокатилась ссылка на видеоролик (You Tub), на котором арабский музыкальный коллектив «Ферас» пел патриотическую (!) песню «Родина
моя» (с араб. «Baladi»). И песня-то для русского уха так себе, но огромное количество просмотров! Дело в том, что на арабском языке название произносится как «балади» или «белади», но на иорданском или
ливанском диалекте эта фраза звучит как «б…», что и было показано, к
тому же в ролик включены субтитры, которые интерпретировали арабскую речь как русскую, которые и видел зритель.
И что же делать? Трудно затормозить этот процесс. «А котелок по
ж… бьѐт / И тихо песенку поѐт: / “ Свобода, брат, свобода, брат, свобода…”».
Думается, что прав был С.Д. Довлатов, когда писал, что «…у свободы нет идеологии. Свобода в одинаковой мере благоприятствует и
хорошему и дурному. Свобода – как луна, безучастно освещающая дорогу хищнику и жертве…» [Довлатов С.Д. Собрание прозы в трѐх томах. СПб.: Лимбус-пресс, 1995. Т. 2. С. 146].
88
Не могу не обратиться к мыслям моего коллеги-товарища, большого знатока хоровой музыки, именитого музыканта и хормейстера, профессора В.В.
Козлякова, создателя и руководителя тамбовского Камерного хора им. С.В.
Рахманинова.
На вопрос журналиста «Как вы оцениваете завершившийся недавно телепроект “Битва хоров”?» Владимир Васильевич ответил так: «К хоровому искусству это никакого отношения не имеет. Приходите, кто хочет, и мы из вас
“сделаем хор”. Как можно создать за два месяца коллектив из людей, которые
не только никогда не пели в хоре, но и вообще не знают, что это такое? Главное в хоре – это создать творческую атмосферу, когда каждая отдельная личность чувствует себя частью чего-то значимого и целого. Когда люди объединяются духовно. А когда в названии мероприятия слышишь слово “Битва…”, думаешь: “Я куда попал?” Сразу возникают ассоциации с дракой во
дворе. Мне это не интересно. Эти телевизионные шоу пришли к нам из современного западного мира, где люди хотят не духовно возрастать, а просто
развлекаться...».
И далее: «Хор – это всегда соборность, общность людей и идеалов. Теперь
наше искусство зовѐт не совершенствоваться, а наоборот – опускаться до
двух прихлопов, трѐх притопов. Россия шагнула назад, а другие страны нас
обогнали. Цель сделать человека лучше подменили на идею сделать людей
тем, кем они хотят. Возникает вопрос: а кем мы желаем стать? Когда ребѐнок
говорит, что хочет быть бухгалтером, это смешно. До тех пор пока человеку
не покажут, что есть вокруг него в мире, он не поймѐт, какое решение ему
принять. Раньше искусство помогало человеку определиться с выбором в
жизни…
Могу заметить, что хорошие традиции закладываются и у нас в Тамбове.
К примеру, я наблюдаю, как за 30 лет существования Рахманиновских фестивалей появился слой публики, для которых посещение этих концертов и
встреч стало потребностью. Сейчас появился интерес к духовной музыке, к
духовному кино… Если мы хотим остаться русскими людьми, тамбовскими
людьми, не надо копировать. Если мы хотим сохранить своѐ национальное
лицо, то нужно помнить: прежде всего, это идѐт из песни. Русская культура
вышла из пения… Талантов сейчас не меньше, чем раньше. Но их нужно помещать в определѐнную среду. Ведь углубляться и развиваться они начинают
только тогда, когда соприкасаются со стоящим искусством. Талант должен
попасть в руки нужных педагогов. Но здесь важна ещѐ и другая сторона. Одно дело – оставлять для потомков Моцартов, а другое – воспитывать тех, кто
сможет их понять» [http://www.chr.aif.ru/culture/article/53311].
…В захваченных городах всегда звучит музыка победителей. В Берлине
1945 г. во всех ресторанах и кафе звучали советские песни. Зайдите сегодня в
парижское, московское или мадридское кафе, послушайте, какая музыка там
звучит, и вы поймете, кто стоит за новой технологией оккупации. Сегодня нас
89
побеждает что-то нечеловеческое. Ритмы в стиле «бум-бум» не имеют корней. Это что-то механистическое, технократическое, чужое, вызревшее из
недр безбожной потребительской цивилизации, которая растворяет в себе всѐ
живое и человеческое.
И грустный вывод: современная песня всѐ дальше уходит от национального лада. Молодѐжь лучше ориентируется в англосаксонских хитах, чем в русской песне. Не поѐт уже и русское застолье. Идѐт глобализация культуры, это
процесс естественный, объективный. И всѐ-таки как-то грустно думать о том,
что русская песня, в которой душа народа, может исчезнуть совсем...
Как же быть?
Хуже всего, если за песенное дело возьмутся наши депутаты и чиновники.
Они таких песенных законов напринимают, что поющие «кощунницы» из
Pussy Riot покажутся невинными девами. А вместо советского «Марша энтузиастов» мы получим, пожалуй, «Марш олигархов», «Вальс жуликов и воров», «Балладу о проворовавшемся банкире», «Депутатский перепляс»...
Известно, что молодость всегда преувеличивает значение звуков музыки,
особенно эстрадной. Но это всего лишь один из шумов времени. Поэтому вотвот и на обложках глянцевых журналов перестанут печатать исполнителей
современной попсы. Но это вовсе не значит, что там появятся последователи
Святослава Рихтера и Людмилы Зыкиной…
А пока…
«Попса дробит шрапнелью наши души, – пишет известный актѐр, Народный артист РСФСР В.И. Гафт, – еѐ за это не привлечь к суду. / Часть поколенья выросла на чуши, / и новое рождается в бреду. / О, солнышко лесное, чудо-песня! / Как мы в неволе пели, чудаки! / Пришла свобода, стали интересней / писклявые уродцы-пошляки… / С телеэкрана, как из ресторана, / для
пущей важности прибавив хрипотцы / Они пудами сыплют соль на раны, /
как на капусту или огурцы. / В халатике бесполая фигура / запела, оголившись без причин… / Противно это...».
Очень противно.
*
*
*
90
Для заметок
91
Научное издание
ВЕСТНИК ТАМБОВСКОГО ЦЕНТРА КРАЕВЕДЕНИЯ № 26
(Провинциальные записки № 4)
Научно-информационное издание Тамбовского центра краеведения
при Тамбовском региональном отделении
Российской академии естественных наук
Автор проекта и научный редактор Геннадий Петрович Пирожков
Переводчик Людмила Юрьевна Королѐва
_______________________________________
Сдано в набор 14.06.2014. Подписано в печать 21.06.2014.
Формат 60х84/16. Гарнитура TimesNewRoman.
Объем 5,2 п.л. Бумага офсетная. Тираж 150 экз.
Цена договорная.
_______________________________________
92
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа