close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Ключевые слова: фитопланктон, биомасса, размерный;pdf

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
профессионального образования
«Череповецкий государственный университет»
На правах рукописи
Артеменков Алексей Александрович
КОНЦЕПЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И
ПОВЫШЕНИЯ АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА
03.03.01 – Физиология
Диссертация
на соискание ученой степени
доктора биологических наук
Научный консультант:
доктор биологических наук,
профессор Брук Татьяна Михайловна
Череповец – 2015
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
Список сокращений и условных обозначений ................................................... 5
ВВЕДЕНИЕ ............................................................................................................ 6
ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ К УСЛОВИЯМ
ОБУЧЕНИЯ (аналитический обзор литературы)............................................... 22
1.1. Особенности учебного труда, быта и отдыха студентов, и их
влияние на состояние здоровья.................................................................. 22
1.2. Влияние условий обучения на функциональное состояние
организма студентов ................................................................................... 31
1.3. Влияние учебно-трудовой деятельности студентов
на адаптационные возможности ................................................................. 40
1.4. Современные подходы к оптимизации функционального
состояния и повышению адаптационных возможностей студентов ...... 50
Резюме литературного обзора.............................................................................. 58
ГЛАВА 2. ОБЪЕКТ, ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ....... 60
2.1. Объект, предмет и характеристика материалов исследования ............... 60
2.2. Организация и методы исследования ........................................................ 62
ГЛАВА 3. ТЕОРЕТИКО-КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ
ПОДХОДОВ К ОЦЕНКЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ И
АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СТУДЕНТОВ ............................... 88
3.1. Методологические подходы к оптимизации функционального состояния и повышению адаптивных резервов студентов ................................. 88
3.2. Концептуальная модель оптимизации функционального состояния и
повышения адаптационных возможностей студентов ............................. 96
3.3. Методическое обоснование выявления и профилактики дезадаптивных
состояний у студентов ................................................................................. 106
3.4. Обоснование системы мониторинга функционального состояния и
адаптационных возможностей студентов .................................................. 113
3
ГЛАВА 4. ФИЗИОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
УСЛОВИЙ ОБУЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ .............................................................. 120
4.1. Санитарно-гигиеническая оценка условий обучения студентов Череповецкого государственного университета ............................................... 120
4.2. Физиологическая характеристика здоровья студентов по функциональным системам организма ..................................................................... 129
4.3. Социально-физиологическая характеристика бытовых условий и образа жизни студентов ................................................................................... 136
ГЛАВА 5. ХАРАКТЕРИСТИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ
ОРГАНИЗМА СТУДЕНТОВ. .............................................................................. 146
5.1. Физиологическая характеристика функционального состояния сердечно-сосудистой системы студентов ............................................................ 146
5.2. Физиологическая характеристика функционального состояния дыхательной системы студентов......................................................................... 158
5.3. Физиологическая характеристика функционального состояния вегетативной нервной системы студентов ........................................................... 168
ГЛАВА 6. ХАРАКТЕРИСТИКА АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
СТУДЕНТОВ ......................................................................................................... 176
6.1. Физиологическая характеристика физических резервов студентов ....... 176
6.2. Физиологическая характеристика функциональных
резервов студентов ....................................................................................... 186
6.3. Физиологическая характеристика психоэмоциональных
резервов студентов ........................................................................................ 197
ГЛАВА 7. АПРОБАЦИЯ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
И ПРОФИЛАКТИКИ ДЕЗАДАПТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ ......................... 209
7.1. Апробация методов определения дезадаптивных состояний на студентах вуза и колледжа ....................................................................................... 209
7.2. Апробация методов профилактики дезадаптивных состояний на студентах вуза и колледжа ................................................................................ 216
4
7.3. Эффективность проведения оздоровительно-профилактических мероприятий .......................................................................................................... 232
ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ........................................................................ 240
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ..................................................................................................... 259
ВЫВОДЫ ............................................................................................................... 269
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ............................................................... 275
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ..................................................................................... 277
ПРИЛОЖЕНИЯ ..................................................................................................... 324
Приложение 1. Анкета для оценки здоровья студентов ................................... 324
Приложение 2. Модель определения гибкости позвоночника студентов ....... 329
Приложение 3. Методика определения типов психофизической дезадаптации у студентов ................................................................................................. 330
Приложение 4. Рекомендуемые комплексы упражнений, сидя за рабочим
столом, для активации мозга и улучшения вегетативной регуляции жизнедеятельности .................................................................................................. 336
Приложение 5. Биологически активные точки, используемые для оптимизации функционального состояния студентов .............................................. 338
Приложение 6. Рекомендуемые комплексы упражнений для повышения
физической подготовленности студентов ...................................................... 339
Приложение 7. Особенности образа жизни юношей, проживающих дома с
родителя и в общежитии .................................................................................. 341
Приложение 8. Особенности образа жизни девушек, проживающих дома с
родителя и в общежитии .................................................................................. 344
Приложение 9. Рекомендуемая форма дневника для самоконтроля за состоянием здоровья студентов ................................................................................ 348
Приложение 10. Список опубликованных работ по теме диссертации .......... 350
Приложение 11. Письма и акты внедрения результатов диссертационного
исследования ...................................................................................................... 356
5
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ
АДс – артериальное давление систолическое
АДд – артериальное давление диастолическое
АДсрдин – артериальное давление среднее динамическое
АМо – амплитуда моды
АП – адаптационный потенциал
ВНС – вегетативная нервная система
ВУ – вегетативная устойчивость
ДЖЕЛ – должная жизненная емкость легких
ДИ – динамический индекс
ЖЕЛ – жизненная емкость легких
ЖИ – жизненный индекс
ИН – индекс напряжения регуляторных систем
ИР – индекс Робинсона
ИС – индекс Скибинской
ИССР – индекс сердечно-сосудистой регуляции
ИШ – индекс Шаповаловой
КВ – коэффициент выносливости
КГ – контрольная группа
ЛТ – личностная тревожность
Мо – мода
МОК – минутный объем крови
НПУ – нервно-психическая устойчивость
ОПСС – общее периферическое сопротивление сосудов
ПД – пульсовое давление
ПР – проба Руфье
СА – социальная адаптированность
СОК – систолический объем крови
СП – спирометрический показатель
СР – сердечный ритм
СТ – ситуативная тревожность
ССС – сердечнососудистая система
ТАШ – Торонтская алкситимическая шкала
ЦНС – центральная нервная система
ЧГУ – Череповецкий государственный университет
ЧД – частота дыхания
ЧСС – частота сердечных сокращений
ШАС – шкала астенического состояния
ШСБ – шкала субъективного благополучия
ЭГ – экспериментальная группа
 Х – вариационный размах
Q – коэффициент Хильдебранта
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования. Анализ состояния индивидуального и
общественного здоровья населения России свидетельствует о его неблагоприятных тенденциях. Сегодня особенно тревожным является ухудшение состояния
здоровья учащихся – школьников и студентов. Значительная интенсификация
учебного процесса, новые формы и методы обучения, смена режима труда и
отдыха, сна и питания, необходимость адаптации к новому коллективу
предъявляют повышенные требования к здоровью студентов [114, 172].
Чрезмерные интеллектуальные нагрузки у студентов сопровождаются
мобилизацией
компенсаторно-приспособительных
реакций
организма
при
нарастании астении и эмоционального реагирования [189].
Перегрузка учащихся в образовательных учреждениях возникает из-за
недостаточного внимания к их психофизиологическим особенностям, вследствие
негативного влияния факторов учебно-трудового процесса и среды обитания [10,
144, 160,170, 357, 388].
При длительных и непрерывных стрессовых ситуациях может наблюдаться
нарушение механизмов саморегуляции гомеостаза, снижение адаптационных
резервов организма и, как следствие, возникновение
различного рода
патологических изменений со стороны функциональных систем [138, 290]. В
связи с этим становится очевидной необходимость изучения соответствия
учебных нагрузок резервным возможностям студентов [201].
Большинство авторов считает, что на состояние здоровья современных
студентов негативное влияние оказывает их образ жизни, низкая двигательная
активность, высокий уровень нервно-психического напряжения, социальное
неблагополучие в обществе,
распространенность в студенческой социальной
среде таких вредных привычек, как алкоголизм, курение, наркомания [39, 50 109,
341, 376].
В литературе последних десятилетий достаточно полно освещены вопросы
оценки функционального состояния, умственной работоспособности учащихся в
7
течение недели и учебного года. Приводятся сведения об адаптации к
особенностям учебной нагрузки в условиях инновационных технологий,
оптимизации процесса обучения и труда преподавателей, о формировании
качества жизни студентов [165, 238, 239, 298].
Перспективным подходом остается выявление динамики функциональных
показателей, оценки уровня физической подготовленности, работоспособности,
выявление величины, направленности и продолжительности вегетативных
изменений и психоэмоционального состояния в процессе обучения [68, 295, 318].
Таким
образом,
значимость
физиологического
изучения
различных
состояний организма, его приспособительных реакций очевидна. Однако на
сегодняшний момент имеются единичные работы о комплексной оценке
функционального
состояния,
резервных
и
адаптационных
возможностей
студентов в разные периоды обучения в вузе [227, 228].
В зарубежной и отечественной литературе имеется многочисленное
количество работ, посвященных проблеме адаптации человека к условиям среды
обитания и состоянию здоровья подрастающего поколения [5, 6, 115, 168, 169].
Гораздо меньше работ посвящено внедрению новых методов оптимизации
функционального состояния студентов и повышения их резервных возможностей
[220–222]. Существует ряд методических подходов, направленных на разработку
программ для повышения адаптационных возможностей студентов и сохранения
их здоровья. Так, на основе модульной технологии Р.Р. Колясова и В.Н. Колясова
[127] создали унифицированную оздоровительную программу повышения
резервных возможностей студентов в течение учебного года. В программе
Л.А. Проскуряковой и М.Ф. Савченковой
[217] реализованы адекватные
профилактические мероприятия для студентов всех курсов обучения.
В настоящее время недостаточно рассматривается влияние особенностей
учебного труда студентов на их функциональное состояние и адаптационные
резервы.
Актуальным
является
изучение
физиологических
особенностей
студентов, проживающих в семьях с родителями и в общежитиях. Есть работы по
физиолого-гигиенической оценке состояния функциональных систем организма
8
студентов в разных условиях обучения и проживания [60, 250, 262]. Однако в этих
работах не показано, как предупредить дезадаптивные состояния студентов в
процессе обучения,
влияние
повысить успеваемость студентов, снизить негативное
учебно-трудовой
деятельности
на
их
здоровье,
нормализовать
функциональное состояние организма, повысить физическую подготовленность.
В отечественной практике также отсутствует система комплексной
физиологической
оценки
функционального
состояния
и
адаптационных
возможностей студентов в разные периоды обучения в вузе. Не в полной мере
разработаны методологические подходы к выявлению дезадаптации у студентов.
Также отсутствуют эффективные методики, направленные на профилактику
нарушений механизмов адаптации у студентов.
Актуальность
исследования
заключается
в
том,
что
анализ
функционального состояния позволяет постоянно выявлять резервы организма
студентов
и
своевременно
выделять
группы
риска
для
последующей
профилактики и коррекции состояния здоровья в процессе учебно-трудовой
деятельности. Оценка функционального состояния и адаптационных возможностей студентов определила цель и задачи работы.
Цель исследования.
концепцию
оптимизации
возможностей
человека
Научно обосновать, разработать и апробировать
функционального
для
обеспечения
состояния
и
адаптационных
профилактики
дезадаптивных
расстройств у студентов.
Объект исследования: студенты вузов и колледжей, не занимающиеся
спортом.
Предмет исследования:
– функциональное состояние ведущих систем организма (сердечнососудистой, дыхательной, вегетативной);
– адаптационные резервы студентов (физические, функциональные и
психоэмоциональные);
–
внутри-
организма.
и
межсистемные
взаимосвязи
функциональных
систем
9
Гипотеза исследования: предполагалось, что внедрение разработанной
новой концепции оптимизации функционального состояния и повышения
адаптационных возможностей студентов будет способствовать нормализации
сердечнососудистой, дыхательной, вегетативной систем организма, повышению
физиологических
резервов,
улучшению
психоэмоционального
статуса
и
профилактике дезадаптивных расстройств.
Задачи исследования:
1. Обосновать концепцию оптимизации функционального состояния и
повышения адаптационных возможностей студентов.
2. Разработать методологические подходы к оптимизации функционального
состояния и увеличению адаптационного потенциала студентов.
3. Разработать концептуальную модель оптимизации функционального
состояния и повышения адаптационных возможностей человека.
4. Разработать методики определения и профилактики дезадаптивных
состояний в режиме учебного дня и систему мониторинга дезадаптивных
расстройств у студентов.
5. Проанализировать условия обучения, социально-бытовые условия
проживания студентов и их взаимосвязь с психофизиологическими параметрами
и адаптационными возможностями обучающихся.
6. Выявить
неблагоприятные
факторы
жизнедеятельности
студентов,
влияющие на адаптационно-приспособительную деятельность, и зависимость
адаптационных резервов от образа жизни.
7. Изучить функциональное состояние организма студентов и определить
системы, наиболее чувствительные к воздействию неблагоприятных факторов
учебного процесса.
8. Установить внутри- и межсистемные сопряженные связи между
параметрами
ведущих
дыхательной, вегетативной).
функциональных
систем
(сердечнососудистой,
10
9. Изучить адаптационные возможности студентов в процессе обучения и
выявить закономерные связи между психофизическими и функциональными
показателями.
10. Обосновать эффективность предлагаемой концепции оптимизации
функционального состояния и повышения адаптационных резервов человека.
Научная новизна состоит в том, что впервые:
- обоснована целесообразность применения новой концепции оптимизации
функционального состояния и
повышения адаптационных возможностей
человека;
– разработана концептуальная модель, определяющая пути нормализации
функционально-адаптационных
изменений,
развившихся
в
результате
дезинтеграции физиологических функций студентов под влиянием учебной
деятельности;
– установлена зависимость адаптации студентов от количества метража
жилой площади, предоставляемой им для проживания в общежитии. У студентов,
которым предоставлена жилая площадь ниже санитарной нормы на одного
человека (4 м2), возникает напряжение механизмов адаптации и снижается
социальная
адаптированность.
Выявлены
взаимосвязи
между:
уровнем
освещенности, температурой в учебных аудиториях и утомлением; физическим
состоянием, вегетативной устойчивостью и гемодинамическими параметрами;
– выделены факторы образа жизни студентов, способствующие нарушению
адаптационных процессов и развитию дезадаптивных расстройств в процессе
обучения. К ним относятся: отсутствие дополнительных финансовых источников;
приоритеты, не связанные с оздоровлением организма; стрессовые ситуации в
учебном процессе и быту; низкая двигательная активность и редкий прием пищи.
Установлена зависимость адаптации от образа жизни. У студентов, не
занимающихся
функциональные
спортом
резервы
дезадаптивные реакции;
и
имеющих
вредные
кардиореспираторной
привычки,
системы
и
снижаются
формируются
11
– определено, что наиболее чувствительными к воздействию неблагоприятных факторов учебного процесса являются центральная периферическая и
вегетативная нервные системы. Выявлены связи между долей лиц, имеющих
нервно-вегетативные симптомы, и психоэмоциональным состоянием студентов;
– установлено, что у студентов, проживающих в общежитии, наблюдается
усиление деятельности сердечнососудистой системы по сравнению с учащимися,
проживающими с родителями;
– показано, что
у юношей, проживающих с родителями, преобладают
вагусные влияния на сердце, а у лиц, проживающих в общежитии, отмечается
повышение симпатических эффектов;
– доказано, что к IV курсу уровень физической подготовленности, как
юношей, так и девушек, резко снижается. У девушек регуляция кровообращения
сводится к преобладанию сердечного компонента регуляции над сосудистым;
– обосновано, что подверженность к стрессам выявляется чаще у студентов,
проживающих с родителями. К IV курсу у девушек возникает эмоциональный
дискомфорт и алекситимия;
–
получены
данные
о
причинно-следственных
связях
в
ведущих
функциональных системах организма студентов. В кардиореспираторной системе
студентов наиболее взаимосвязанными оказались внутрисистемные параметры
кардиогемодинамики.
Установлена
зависимость
между
вегетативной
устойчивостью и ситуативной тревожностью;
– выделены система показателей и сопряженные связи, по которым можно
оценить
резервы
организма
студентов.
Показатели
физической
работо-
способности студентов коррелирует с силовыми. Коэффициент выносливости у
юношей
вуза
–
с
кардиогемодинамическими
параметрами,
у
девушек
коэффициент выносливости связан с частотой сердечных сокращений и индексом
Робинсона.
Установлены
адаптированностью,
студентов;
множественные
нервно-психической
связи
между
устойчивостью
и
социальной
тревожностью
12
– проведена апробация и подтверждена валидность авторской методики
определения дезадаптивных состояний у студентов. Показано, что у юношейстудентов I курса, наряду с адаптированным типом, доминирует промежуточный
тип с преобладанием физической дезадаптации, а у девушек I курса –
промежуточный
тип
с
преобладанием
психологической
дезадаптации.
Адаптированных юношей меньше всего на первом курсе, а девушек – на третьем.
Выяснено, что количество адаптированных, частично адаптированных и
дезадаптированных студентов в вузе и колледже примерно одинаковое;
– выяснено, что факторы риска, приводящие в действие дезадаптивные
процессы у студентов, практически одинаковые и связаны с образом жизни и
обучением. Как в вузе, так и в колледже адаптированных девушек меньше, чем
юношей, а дезадаптированных – больше;
– доказано, что девушки больше, чем юноши, подвержены воздействию
различных
средовых
деятельность.
У
них
факторов,
дезорганизующих
чаще,
у
чем
юношей,
приспособительную
возникают
расстройства
психоэмоциональной сферы, функциональные изменения в системах организма,
ниже физические резервы;
–
внедрена
разработанная
методика
профилактики
дезадаптивных
состояний у студентов. Показано, что под воздействием профилактических
занятий количество юношей и девушек с чрезвычайным нервно-психическим
напряжением
достоверно
снижается,
а
с
высокой
нервно-психической
устойчивостью, социальной адаптированностью и вегетативной устойчивостью
увеличивается.
Также
происходит
улучшение
показателей
физической
подготовленности и академической успеваемости студентов;
– выявлено, что девушки, по сравнению с юношами, трудно поддаются
корригирующим
воздействиям
извне;
их
более
трудно
«удержать»
в
адаптационном состоянии и «перевести» из дезадаптационного состояния в
адаптационное;
13
– предложены практические рекомендации по использованию методики
определения типов дезадаптации у студентов, методики оптимизации и
мониторинга функционального и адаптационного состояний обучающихся.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что:
– научно обоснованы новые методологические подходы к оптимизации
функционального состояния и повышению адаптационных возможностей студентов с позиции теории адаптации, донозологической диагностики и профилактики
дезадаптивных расстройств, которые дополняют методологию гигиены;
– разработана концепция психофизической дезадаптации человека, дополняющая адаптационную теорию в части особенностей дезинтеграции двигательных функций в процессе учебно-трудовой деятельности студентов;
– создана схема развития дезадаптивных состояний (адаптационнодезадаптационный
переход),
“психологический”
и
содержащая
“функциональный”,
три
блока:
опираясь
на
“физический”,
которую,
можно
представить основные векторы формирования дезадаптивного состояния в
процессе учебного труда, быта и отдыха студентов;
– разработана схема формирования дезадаптивных состояний у студентов в
режиме учебно-трудового дня, показывающая механизмы развития дезадаптивных расстройств и нормализацию психофизического статуса студентов через
нейроэндокринную систему;
– предложена авторская методика определения типов психофизической
дезадаптации студентов, позволяющая выделить шесть типов психофизической
дезадаптации
у
студентов
(полностью
дезадаптированный;
частично
дезадаптированный; промежуточный с преобладанием психологической дезадаптации; промежуточный с преобладанием физической дезадаптации; промежуточный с преобладанием физиологической дезадаптации; адаптированный).
– разработана методика профилактики дезадаптивных расстройств у
студентов
обеспечивающая
стабилизацию
нервно-психического
состояния,
повышение физической подготовленности и адаптационного потенциала у
юношей и девушек в 2–4 раза.
14
– научно обоснована система мониторинга функционального состояния и
адаптационных возможностей студентов, включающая в себя определенный
алгоритм исследований: 1) установление факторов, способствующих развитию
дезадаптации;
2)
оценку
функционального
возможностей студентов; 3) тестирование
состояния
и
адаптационных
студентов для определения типов
психофизической дезадаптации и распределения их на группы (адаптированные;
частично адаптированные; дезадаптированные); 4) оптимизацию функционального состояния и повышение адаптационных возможностей; 5) оценку
эффективности проводимых оздоровительных мероприятий.
Практическая значимость работы.
На основании полученных результатов исследования
апробированная
концепция
оптимизации
функционального
предложена
состояния
и
повышения адаптационных резервов человека.
Разработанная и зарегистрированная в Федеральной службе по интеллектуальной
собственности (РОСПАТЕНТ) программа для ЭВМ (Программа для определения
типов психофизической дезадаптации у студентов) может использоваться для
оценки адаптационных возможностей студентов в процессе обучения и
спортсменами в учебно-тренировочном процессе.
Усовершенствованное устройство для измерения гибкости тела человека
может использоваться при проведении массовых
медицинских осмотров
студентов, детей и подростков.
Комплексная характеристика
функционального состояния, физических
качеств, особенностей психической адаптации и дезадаптации, основанная на
учете
ряда новых показателей, будет использоваться для своевременного
выявления дезадаптивных расстройств и их профилактики.
Разработанная методика определения типов психофизической дезадаптации
и подготовленная на ее основе программа для ЭВМ позволит оперативно
получать данные о функциональном состоянии студентов и их адаптационных
возможностях.
15
Разработанные оздоровительно-профилактические мероприятия позволят
улучшить здоровье студентов в процессе учебно-трудовой деятельности.
Внедрение
современной
технологии
мониторинга
дезадаптивных
расстройств у студентов позволит получить сведения о здоровье студентов
значительно раньше, чем проявятся последствия этого влияния.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Выявленные нарушения санитарно-гигиенических условий обучения и
проживания студентов (изменение теплового режима и освещенности в учебных
аудиториях, недостатки в составлении расписания занятий, превышение дневной
учебной нагрузки, несоблюдение нормативов жилой площади на одного человека,
редкий
прием пищи,
гиподинамия и
стрессы)
приводят к изменению
функционального состояния и адаптационных возможностей студентов.
2. Регуляция ведущих систем организма и адаптационных возможностей
студентов в процессе обучения и проживания осуществляет за счет центропериферических
интегрирующих
влияний
обеспечивающих
оптимальное
физическое, функциональное и психоэмоциональное состояния.
3. Снижение функциональных резервов организма студентов осуществляется за счет рассогласования контуров ЦНС регулирующих психомоторную
систему, личностно-эмоциональную и социальную сферы деятельности. Нарушение такой согласованности приводит к изменению взаимодействия организма и
среды – развитию дезадаптивных состояний. Наиболее информативными в плане
идентификации снижения функциональных резервов являются показатели
физического
состояния,
кардиореспираторных
и
вегетативных
функций
(скоросно-силовые параметы, ЧСС, артериальное давление, ЖЕЛ, пробы на
устойчивость к гипоксии, индекс напряжения регуляторных систем).
4. Ограничение адаптационных возможностей студентов, проживающих в
разных социально-бытовых условиях,
связано со снижением их физической
подготовленности, с истощением функциональных и психоэмоциональных
резервов. Нарушение адаптации
сочетается с уменьшением силы, быстроты
движений, со снижением скоростной выносливости, с нарушением регуляции
16
кровообращения, с повышением адаптационного потенциала, со снижением
уровня нервно-психической устойчивости и с ростом тревожности в процессе
учебно-трудовой деятельности студентов.
5. Дезадаптивные расстройства у студентов можно идентифицировать,
используя авторскую методику определения типов психофизической дезадаптации. Ее оценочными критериями являются отклонения в трех взаимосвязанных
блоках организма (психологическом, физическом и функциональном), позволяющие
распределить
студентов
по
шести
типам
психофизической
дезадаптации.
6. Развитие дезадаптивных состояний можно предупредить: путем
включения в режим учебно-трудовой деятельности студентов физических
упражнений на активизацию мозга и улучшение вегетативных функций; с
помощью точечного массажа для оптимизации функционального состояния;
путем использования комплексов упражнений для нервно-мышечной релаксации;
за счет применения упражнений для повышения физической подготовленности и
расширения адаптационных возможностей организма обучающихся.
7. Применение новой концепции оптимизации функционального состояния
и повышения адаптационных возможностей человека, основанной на принципах
снижения нервного напряжения, активации нейродинамических процессов,
повышения вегетативной устойчивости, улучшения социальной адаптации,
повышения физической работоспособности, увеличения силовых характеристик и
статической устойчивости, позволяет обеспечить нормализацию функциональноадаптационных
изменений,
развивающихся
в
результате
дезинтеграции
физиологических функций студентов под влиянием учебной деятельности.
Апробация работы.
Материалы диссертации обсуждены и доложены:
– на научной конференции «Новые методы диагностики, лечения,
профилактики, реабилитации и медико-организационные проблемы педиатрии»
(Санкт-Петербург, 2003);
17
– на IV и V межвузовских конференциях молодых ученых (Череповец, 2003,
2004);
– на научно-практической конференции «Ёроховские чтения. Ноосфера:
проблемы, решения» (Череповец, 2005);
– на научно-практической конференции «Ёроховские чтения. Ноосферные
знания и технологии на службу России» (Череповец, 2006);
– на международной научно-практической конференции «Сохранение и
укрепление здоровья участников образовательного процесса» (Череповец, 2006);
– на научно-практической конференции «Ёроховские чтения. Ноосферное
мышление XXI века» (Череповец, 2007);
– на всероссийской научно-практической конференции «Вопросы теории и
методики
адаптивной
физической
культуры
в
современной
ситуации
общественного развития» (Череповец, 2008);
– на V Международной научно-практической конференции «Образование и
здоровье. Экономические, медицинские и социальные проблемы» (Пенза, 2010);
– на всероссийской научно-практической конференции «Мониторирование
состояния здоровья, качества и образа жизни населения России. Влияние
поведенческих факторов риска на здоровье населения» (Москва, 2011).
– на всероссийской научно-практической конференции «Череповецкие
научные чтения – 2012» (Череповец, 2012).
– на международной научно-практической конференции «Наука, техника и
высшее образование» (Вестмаунт, Канада, 2013);
– на международной научно-практической конференции «Европейская
наука и технологии» (Мюнхен, Германия, 2013);
– на всероссийской научно-практической конференции «Череповецкие
научные чтения – 2013» (Череповец, 2014).
Реализация работы.
По материалам исследования получено свидетельство о государственной
регистрации программы для ЭВМ № 2014615555. Заявка № 2013661091. Дата
поступления 03 декабря 2013 г. Дата государственной регистрации в Реестре
18
программ для ЭВМ 28 мая 2014 г. Федеральная служба по интеллектуальной
собственности (см. приложение 11).
Материалы исследования внедрены и использованы:
1. При реализации национального проекта «Здоровье» на территории
Вологодской области (Письмо, № 4-2-5/363 от 15.04.2013, подписанное и.о. начальника департамента здравоохранения Вологодской области С.П. Бутаковым);
2. При разработке и реализации программы «Здоровье студенчества» на
2013-2015 годы в ФГБОУ ВПО «Вологодская государственная молочнохозяйственная академия» имени Н.В. Верещагина, в ФГБОУ ВПО «Вологодский
государственный
педагогический
университет»
(Письмо,
№
01-06/74
от
17.04.2013, подписанное директором БУЗ ВО «Вологодский областной центр
медицинской профилактике Р.А. Касимовым).
3. В рамках долгосрочной целевой программы «Здоровый город»: статья
«Социальная адаптированность молодежи
г. Череповца» размещена на сайте
«Здоровый Череповец»; материалы по оценке уровня стрессоустойчивости
студенческой молодежи использованы при подготовке научно-популярного
обзора «Профиль здоровья г. Череповца, 2011» (Письмо, № 168/23–20 от 30.08.
2011, подписанное зав. отделом по реализации программы «Здоровый город»
мэрии г. Череповца Т.Е. Шестаковой);
4. В муниципальном бюджетном учреждении здравоохранения «Городской
центр медицинской профилактики» при проведении работы по гигиеническому
обучению и пропаганде здорового образа жизни среди студентов ВПО, СПО и
НПО г. Череповца (Письмо, № 01–17/50 от 06.04.2012, подписанное директором
МБУЗ «Городской ЦМП» И.И. Шашкиной);
5. В рамках реализации национального проекта «Здоровье» на базе Центра
здоровья при БУЗ ВО «Череповецкая городская поликлиника № 1» (Письмо, №
436 от 05.04.2013, подписанное главным врачом БУЗ ВО «Череповецкая
городская поликлиника № 1» А.Н. Винидиктовым);
6. В учебном процессе БОУ СПО ВО «Череповецкий химико-технологический колледж». Разработанная методика определения типов психофизической
19
дезадаптации используется для раннего выявления признаков нарушения
процессов адаптации, а методика профилактики дезадаптивных состояний – для
оптимизации функционального состояния, повышения адаптационных резервов в
учебно-трудовой деятельности учащихся (Справка о внедрении, № 01–21/149 от
12.03.2013, подписанная директором БОУ СПО ВО «Череповецкий химикотехнологический колледж Е.О. Быковой);
7. В учебный процесс Череповецкого филиала ФГБОУ ВПО «Вологодский
государственный университет» (в части методических указаний «Экология» и
разработанных
методик
определения
и
дезадаптации у студентов внедрены). (Акт о
профилактики
психофизической
внедрении № 18 от 15.10.2014,
утвержденный директором Череповецкого филиала ФГБОУ ВПО «Вологодский
государственный технический университет» В.Б. Мишиным);
8. В образовательном процессе НОУ ВПО «Столичная финансовогуманитарная академия» в г. Череповце при подготовке студентов по специальности 030301.65 – «Психология» и бакалавров по направлению подготовки
030300.62 – «Психология». Физиолого-гигиенические исследования включены в
лекционные курсы: «Физиология ЦНС», «Физиология ВНД и сенсорных систем»,
«Основы
нейропсихологии»,
«Экология».
Новые
сведения
способствуют
оптимизации учебного процесса и формированию здорового образа жизни
студентов. Методики определения и профилактики дезадаптивных состояний у
студентов способствуют оптимизации учебного процесса и формированию
здорового образа жизни учащихся (Акт о внедрении № 27 от 16.10.2014,
утвержденный директором филиала НОУ ВПО «СФГА» О.Н. Мельниковым);
9. В учебный процесс ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный университет». Монография «Психофизическая дезадаптация человека: теория развития и профилактика» (Череповец: ЧГУ, 2012.) получила положительную оценку
сотрудников кафедр университета и используется в научно-исследовательской и
учебно-методической работе вуза. Разработанная авторская методика определения типов психофизической дезадаптации позволяет проводить донозологическую диагностику дезадаптивных состояний у студентов и своевременную
20
профилактику их здоровья. Она используется для оценки психофизического
статуса спортсменов при подготовке к соревнованиям и в ходе тренировочного
процесса (Акт о внедрении, № 01–11–988 от 17.10.2014, утвержденный ректором
ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный университет» Д.В. Афанасьевым);
10. В образовательном процессе ФГБОУ ВПО «Санк-Петербургский государственный экономический университет» (в филиал в г. Череповце) при
подготовке бакалавров по
направлению 080100 – «Экономика» (профиль
«Экономика предприятий и организаций (здравоохранение)») и 08020 –
«Менеджмент» (профиль «Физическая культура и спорт»). Использование
полученных
данных
при
изучении
курсов
«Медико-социальные
основы
здравоохранения» и «Организация оздоровительно-спортивной деятельности»
позволяет учесть новые подходы в комплексной оценке здоровья населения.
Разработанная автором методика профилактики психофизической дезадаптации
студентов включает в себя комплексы физических упражнений с элементами
точечного массажа и применяется для нормализации психовегетативного статуса
учащихся.
Данная
методика
позволяет
осуществлять
мероприятия
по
профилактике заболеваний студентов, повышению их физических возможностей
во время обучения в высшем учебном заведении (Акт о внедрении № 385 от
23.10.2014, утвержденный директором филиала СПбГЭУ в г. Череповце В.И.
Хавроничевым);
11. В образовательный процесс БПОУ ВО «Череповецкий медицинский
колледж имени Н.М. Амосова» (материалы о динамике заболеваемости студентов
в процессе обучения, разрабатываемая автором теория психофизической
дезадаптации
человека,
методика
определения
типов
психофизической
дезадаптации). Данные по психологической адаптации студентов к обучению,
физическому развитию и физической подготовленности использованы при
разработке программы оздоровительного бега на учебных
занятиях по
физической культуре и в подготовке «II Амосовских чтений» (городской научнометодической конференции). (Акт о внедрении № 362 от 23.10. 2014,
утвержденный директором БПОУ ВО «Череповецкое медицинское училище
21
имени Н.М. Амосова» Ю.В. Шолениновым).
Личный вклад сосискателя.
Разработана программа и план исследований, выбраны объекты и методы
исследования. Осуществлен сбор информации по условиям обучения студентов и
оценке здоровья по функциональным системам и синдромам. Дана оценка
функционального состояния ведущих систем организма, обеспечивающих
компенсаторно-приспособительную деятельность в процессе обучения в вузе;
определены
резервные
методологические
и
возможности
методические
студентов.
подходы
Разработаны
к
теоретико-
гигиенической
оценке
функционального состояния и адаптационных возможностей студентов в режиме
учебного
труда
студентов.
Все
имеющиеся
в
диссертации
материалы
разработаны, проанализированы, статистически обработаны и обобщены автором.
Публикации. По теме диссертации опубликовано 50 научно-методических
работ. В изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией
Российской Федерации для публикаций основных положений диссертаций на
соискание ученой степени доктора наук – 17 (см. приложение 10).
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,
аналитического обзора литературы, описания организации, объекта и методов
исследования, пяти глав собственных исследований, обсуждения результатов,
заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и
приложения. Диссертация изложена на
таблицами,
41
367 страницах, иллюстрирована
45
рисунком и 11 приложениями. Список литературы содержит
более 412 источников, в том числе 87 публикаций зарубежных авторов. Работа
выполнена в соответствии с планом работы кафедры теории и методики
физической культуры и спорта ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный
университет».
22
ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ К
УСЛОВИЯМ ОБУЧЕНИЯ (аналитический обзор литературы)
1.1. Особенности учебного труда, быта и отдыха студентов,
и их влияние на состояние здоровье
На процесс адаптации к условиям обучения в вузе существенным образом
влияет образ жизни и особенности жизнедеятельности студентов. Как известно,
студенты, объединенные специфическими условиями обучения и образом жизни,
составляют особую социальную группу. Они, как правило, ведут сложную
социальную жизнь, которая включает в себя множество потенциально опасных
факторов. Одной из основных черт образа жизни современных студентов является
ограниченная двигательная активность в течение 6–8 часов пребывания в вузе,
негативно воздействующая на все системы организма и приводящая к снижению
компенсаторно-приспособительных реакций организма. Несоблюдение ЗОЖ,
экологическое неблагополучие среды обитания отрицательно сказывается на
состоянии здоровья студенческой молодежи. В связи с этим изучению и анализу
образа жизни студентов исследователи уделяют большое внимание [4, 166, 345].
В процессе обучения студенты подвергаются многочисленным стрессовым
ситуациям. Учеба в вузе и проживание в общежитии может привести к стрессу и
увеличить напряжение от академических занятий. В таких условиях очень важно
следить за психическим здоровьем студентов, изучать факторы, влияющие на этот
процесс, и оценивать психометрические свойства учащихся. К тому же многие
студенты, чтобы лучше учиться и получать более высокие оценки, применяют
стимуляторы, влияющие на умственную работоспособность [150, 301, 363, 371,
383, 405].
Наиболее высокий его уровень отмечен у студентов факультетов бизнеса и
экономики. В то же время реакция на стресс-анкету у большинства учащихся
23
удовлетворительная [399, 409]. A.M. Goff [361] считает, что высокий уровень
стресса у студентов может повлиять на их память, концентрацию и решение
проблем и привести к снижению качества обучения, успеваемости и психологической устойчивости. Поэтому, наряду с успеваемостью, необходимо беспокоиться о социальном климате в коллективах [346, 347]. Однако эмоциональный
интеллект является показателем психологического, социального и физического
здоровья студентов вузов [355]. Опрос турецких студентов о том, насколько они
удовлетворены жизнью, о положительных и отрицательных эмоциях показал, что
психологический дискомфорт связан с обстановкой, отличной от домашней [351].
Высокий уровень стресса и переутомление порождают и другие проблемы.
В частности, у студентов нередко выявляется нарушение биологических ритмов
сна и бодрствования. Так, C. Augner [331] в группе медсестер и технических
студентов выявил связь физических и психических симптомов с плохим
качеством сна.
Усугубляет
положение
широкое
распространение
в
студенческой
социальной среде таких вредных привычек, как курение, употребление спиртных
напитков, наркомании и токсикомании. Показано, что употребление спиртных
напитков влияет на когнитивные функции студентов, на процесс запоминания
материала и является причиной для беспокойства [336, 370].
Между тем многие студенты ведут ЗОЖ. Так, например, E. Frank [358]
изучил
состояние
здоровья
американских
студентов.
Как
выяснилось,
большинство из них (84,0 %) никогда не курили сигареты, в среднем выполняют
четыре упражнения в неделю и имеют примерно семичасовой сон. Студентымедики в США имеют хорошее здоровье и много полезных привычек по
сравнению с остальным населением. Результаты социологического исследования
образа жизни молодежи Ставрополья показали, что подрастащее поколение
оценивает свое здоровье как хорошее. Довольно активно проводят свой досуг
более половины опрошенных. Большая часть студентов являются членами
различных
спортивных
групп.
Менее
трети
респондентов
компьютером и телевизором менее трех часов в день [16].
проводят
за
24
По данным О.А. Карабинской с соавт. [112], основными элементами,
влияющими на образ жизни студентов, являются: увеличение продолжительности
учебного времени, обусловленного фактической академической нагрузкой; снижение времени отдыха студентов; низкая двигательная активность; нерациональное питание; широкое распространение в студенческой среде вредных привычек.
Проведенная оценка влияния академической жизни на здоровье студентов
университета де Авейро (Португалия) показала, что образ жизни существенным
образом влияет на состояние здоровья студентов [337, 342].
В последние годы для оценки социально-экономического благополучия в
обществе стали использовать понятие «качество жизни» как интегральную оценку
индивидуумом своего положения в обществе. Установлено влияние физического
и психического компонентов здоровья на качество жизни и образовательную
деятельность учащихся, студентов и труд преподавателей [164, 236, 273, 372].
Установлены гендерные особенности в самооценке качества жизни, в
состоянии физического и психического здоровья, в образе жизни студентов.
Девушки ниже, чем юноши, оценивают свое качество жизни (64,6 % против
70,8 %) и состояние здоровья (58,2 % против 74,4 %) [180].
Обсуждается необходимость становления качества жизни студентов в
воспитательном пространстве вуза. Воспитание рассматривается как сложный
многоуровневый процесс, направленный на становление качества жизни. Модель
управления таким процессом может быть представлена в виде системы
управленческих задач: прогнозирование деятельности, моделирование системы
воспитания, определение структуры субъекта управления, подготовка субъекта
управления к реализации воспитательной системы, анализ результативности
управленческой системы, коррекция системы управления [163].
В работе [373] исследованы факторы, связывающие здоровье студентов с
качеством их жизни. Установлены зависимости между качеством жизни
студентов и наличием у них хронических заболеваний.
Индивидуальное здоровье каждого отдельно взятого человека является
составной частью общественного здоровья. По определению В.Я. Шестакова с
25
соавт. [312], здоровье – это комплексное многомерное динамическое состояние,
развивающееся в процессе реализации генетического материала и позволяющее
человеку реализовать его биосоциальные функции. Оригинальная модель
индивидуального здоровья, предложенная Л.Ф. Косовановой с соавт. [135],
базируется на холистическом (целостном) подходе. Данные разработки позволяют
оценить
взаимосвязь
различных
показателей,
характеризующих
здоровье
организма в единстве с внешней социальной и экологической средой.
Ведущим показателем общественного здоровья является заболеваемость.
Показатели заболеваемости свидетельствуют о здоровье взрослого населения и
молодежи. Имеются сведения (Е.А. Штих, 2008) [316], что уровень физического
здоровья и физической подготовленности студентов в настоящее время очень
низкий. С 1992 года в России фиксируется отрицательный прирост населения,
поэтому укрепление здоровья подрастающего поколения является актуальной
задачей. Обсуждаются психолого-педагогические условия сохранения здоровья
студентов.
Разработанная
программа
психологического
сопровождения
образовательного процесса способствует укреплению психологического здоровья
учащихся, предупреждению социальной дезадаптации. Уже с самого начала
обучения в вузе необходимо проводить мероприятия по снижению нервнопсихического напряжения, по улучшению функционального состояния и
адаптационных возможностей организма студентов [296].
Интенсификация
учебного
процесса,
развитие
информационных
технологий, несоблюдение гигиенических норм обучения, режима дня и отдыха
студентов, распространенность в студенческой социальной среде таких вредных
привычек как алкоголизм, курение, наркомания, привело к росту заболеваемости
студенческой молодежи, к появлению “студенческих болезней”. На этом фоне
отмечается существенный рост заболеваемости учащихся болезнями нервной,
сердечно-сосудистой, костно-мышечной систем, чему способствует комплексный
характер воздействия на здоровье различных факторов [15, 29].
Анализ динамики заболеваемости взрослого населения в Российской
Федерации за 2000–2008 гг. показал рост общей (на 18,2 %) и первичной (на
26
1,5 %) заболеваемости. Отмечено увеличение числа таких тяжелых хронических
патологий, как гипертоническая болезнь, стенокардия, инфаркт миокарда,
новообразования, болезни мочеполовой системы [267].
Между тем активно изучается здоровье населения различных территорий
[34]. Л.В. Саламатина и А.А. Бутанов [243] провели оценку здоровья
трудоспособного населения Ямало-Ненецкого автономного округа. Результаты
исследования показывают, что в структуре заболеваемости с временной утратой
работоспособности и по обращаемости 1-е место занимают болезни органов
дыхания.
Основные
потери
трудового
потенциала
связаны
с
большой
распространенностью сердечно-сосудистых заболеваний.
К началу XXI столетия сформировались устойчивые негативные тенденции
в состоянии здоровья подрастающего поколения. Угрожающие масштабы
ухудшения здоровья молодежи свидетельствует о необходимости
усиления
внимания к профилактике развития патологий с рождения. Поэтому состояние
здоровья и образ жизни учащейся молодежи (школьников и студентов), широко
обсуждается в многочисленных печатных изданиях как в России, так и за
рубежом. Отмечено, что уровень и структура заболеваемости во многом
формируется в период обучения в учебном заведении [24, 33, 141, 146, 187, 268,
284, 335, 362, 402].
В работе Л.М. Сухаревой с соавт. [276] проанализирована заболеваемость
московских
учащихся
за
последние
50
лет.
Установлено
значительное
уменьшение числа абсолютно здоровых детей, численность которых в настоящее
время составляет 2–4 %. Отмечается существенное увеличение функциональных
отклонений и хронических заболеваний. В конце XX и начале XXI века
патологическая пораженность увеличилась в среднем в 1,5 раза. Изменилась и
структура заболеваемости. Если в 60–80 годы XX в. на первых местах находилась
ЛОР-патология, то в настоящее время лидирующие ранговые места занимают
отклонения опорно-двигательного аппарата, нервно-психические расстройства,
нарушения сердечно-сосудистой системы, органов пищеварения и зрения. В связи
с этим проблемы школьной и университетской медицины активно обсуждаются в
27
Европе и России. Учащиеся должны не только получать информацию о факторах
риска, но и активно участвовать в формировании своего здоровья и здоровья
окружающих [142, 143, 391].
В результате исследований А.А. Александрова с соавт. [12] установлено
увеличение
распространенности
излишней
массы
тела,
и
артериальной
гипертонии. На основе комплексной медико-гигиенической оценки родительских
характеристик
выявлены
факторы
риска
формирования
невротических
расстройств у детей. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости
разработки комплекса профилактических мер, направленных на укрепление
психического здоровья учащихся, на усиления роли физической культуры и
оздоровительных мероприятий [53, 281, 282].
Исследование факторов, связанных с состоянием здоровья студентов вузов
трех европейских стран (Германии, Болгарии и Польше), показало наличие у
студентов большого количества психосоматических жалоб [382]. Обследование
студентов одного из университетов в Великобритании в 2008-2009 гг. выявило
связь между уровнем здоровья и учебными нагрузками [330].
В свою очередь C.R. Boot [340] показал связь между неудачами в учебе и
ухудшением самочувствия. Обследование физического и психологического
благополучия студентов из семи университетов Англии, Уэльса и Северной
Ирландии выявило у них явление кластеризации некоторых факторов здоровья.
Студенты-медики оценивают свое здоровье выше, чем остальное население [334].
Изучая динамику заболеваемости студентов, Ю.П. Галкин и Т.М.
Булдакова [57] установили, что за последние пять лет выявлены 117,3 случая
обращения к врачу за медицинской помощью в расчете на 100 студентов. В
структуре
заболеваний
доминируют
болезни
органов
дыхания:
острые
респираторные инфекции, фарингит, тонзиллит, грипп, которые составляют 72,5
% от общего количества заболеваний. Значительное место в структуре болезней,
по мнению авторов, занимают пневмония, гастрит, болезни уха и его
сосцевидного отростка. За исследуемый период заметно увеличилось количество
психических расстройств (на 133 %), кишечных инфекций (на 75 %), болезней
28
почек и мочевыводящих путей (на 58 %), костно-мышечной системы (на 23 %).
Заболевание гипертонической болезнью возросло в 4,7 раза, то есть увеличилось
на 370 %. Оценка уровня физического состояния показала его снижение в
процессе обучения от курса к курсу.
Еще более проблематичным является здоровье первокурсников. Обследование студентов первого года обучения в вузе показало высокую заболеваемость.
Она наиболее высока у студентов, обучающихся по специальностям «Cоциальная
педагогика» и «Психология»
(84,0 и 80,0 % соответственно). Самый низкий
показатель заболеваемости у студентов специальности «Физическая культура», он
составляет (54,0 %) [271].
По данным О.В. Сысоевой [277], более половины студентов (52,8 %)
оценили свое здоровье как отличное или хорошее, а 81,8 % студентов считают,
что достаточно осведомлены по вопросам ЗОЖ, треть студентов (30,0 %)
признают, что не предпринимают все необходимые меры для укрепления своего
здоровья. У большинства студентов отмечена низкая двигательная активность.
Четверть респондентов (24,5 %) вообще не занимаются физической культурой и
спортом, а 43,0 % – занимаются нерегулярно.
В результате исследований М.Е. Евсеевой с соавт. [92] определен риск
сердечнососудистых заболеваний среди студенческой молодежи Ставрополья. В
ходе работы выяснено, что к группе низкого сердечно-сосудистого риска
относятся 57,9 % молодых людей. В группу высокого и очень высокого риска
попадает 15,9 %.
Ряд специалистов [230] отмечает, что состояние здоровья студентов от
младших курсов к старшим ухудшается. Удельный вес хронических больных
увеличивается с 18,7 % на 1-м курсе до 24,9 % на 5-м (p < 0,05). Уровень общей и
первичной
заболеваемости
студентов
вузов
имеет
тенденцию
к
росту.
Наибольший рост заболеваемости зарегистрирован по следующим классам
болезней: глаза и его придаточного аппарата – в 2,8 раза; мочеполовой системы в
2,6 раза; нервной системы – в 2,1 раза; костно-мышечной системы и
соединительной ткани – в 2 раза; уха и сосцевидного отростка – в 1,7 раза;
29
органов пищеварения – в 1,3 раза; эндокринной системы, расстройств питания и
нарушения обмена веществ – на 57,1 % (р < 0,05) [27]. Между тем определение
жизненного потенциала хронически больных студентов в социуме показало, что в
большинстве случаев, болезнь является стержнем, который придает смысл и
направленность жизни таких студентов [350].
По данным углубленных медицинских осмотров студентов, можно
констатировать, что распространенность хронических заболеваний у них
достаточно высока и увеличивается со стажем обучения в вузе. К концу обучения
в вузе каждый второй студент имеет то или иное хроническое заболевание.
Следует отметить низкую двигательную активность студентов и низкий уровень
медицинской
активности.
Основными
причинами
недостаточных
занятий
физической культурой и обращений за медицинской помощью является большая
загруженность, недостаток свободного времени, лень и неорганизованность [186].
Изучаются различные аспекты психического состояния и психического
здоровья студентов в разных странах. Результаты исследования показывают, что
состояние общей массы студентов удовлетворительное [392]. По данным В.В.
Чубаровского [303, 304], частота встречаемости психических нарушений у лиц
подросткового
и
юношеского
возраста
составляет
46,73
%.
Наиболее
распространенными являются невротические реакции (27,22 %); затем следуют
патохарактерологические реакции
(9,11 %) и собственно неврозы
(4,09 %),
психопатические психопатоподобные синдромы и психопатические синдромы
(2,45 и 2,10 % соответственно). С наименьшей частотой диагностированы
неврозоподобные расстройства. Изучение психического здоровья показало, что у
студентов 1–4-го курсов медицинских вузов уровень стресса значительно выше,
чем у молодежи той же возрастной группы остального населения. Найдены
зависимости между ЧСС и стрессом, что дает возможность использовать эти
параметры для определения психического здоровья [338].
Исследование психического здоровья студентов-медиков старших курсов в
Тайване показало, что их здоровье удовлетворительное [365]. Отношение
студентов к оказанию медицинской помощи повышается при введении
30
независимой оценки практики пациентами клиник. Это оказывает положительное
влияние на учебу [348].
Медицинская активность российских студентов в
процессе учебы существенно снижается. Из общего числа студентов первого
курса с профилактической целью обращались в поликлинику 52,3 %, тогда как
доля таких обращений среди студентов старших курсов составляет 36,7 % [123].
По мнению М.А. Ильиной [106], пограничные психические расстройства
являются проявлением дезадаптации у студентов. Такие состояния возникают в
основном у лиц с резидуальным органическим поражением ЦНС, определенными
личностными
особенностями
отягощенностью.
Основными
преморбидного
факторами,
состояния,
влияющими
наследственной
на
формирование
дезадаптивных состояний, являются межличностные конфликты, материальные
затруднения, длительное отсутствие успехов в учебе, разочарование в выборе
профессии [381].
Можно полагать, что высокая заболеваемость студентов связана с
распространенностью основных поведенческих факторов риска для здоровья, а
именно: недостаточная двигательная активность, стресс, нарушение режима и
качества питания, учебы и отдыха, курение и частое употребление алкоголя,
негативный морально-психологический климат в коллективах [117, 380].
Таким образом, комплексный подход к гигиенической оценке качества
жизни учащихся позволяет установить приоритетные факторы, влияющие на
ЗОЖ. Обобщение опыта проведения социально-гигиенического мониторинга
способствует расширению знаний о закономерностях связей здоровья студентов с
факторами окружающей среды. Этническая неоднородность и значительная
вариабельность факторов внешней среды в различных климато-географических
зонах делает возможным формирование единых для всех территорий и
народностей нормативов физического и психического развития подрастающего
поколения [174, 226, 257].
Неблагоприятное
воздействие
факторов
окружающей
среды
на
формирование уровня заболеваемости, обусловливающее повышенный риск для
здоровья населения, диктует необходимость управления оздоровительными
31
процессами в среде обитания, зонирования городского пространства по уровню
техногенного риска [11, 30, 211, 305]. По данным В.А. Мирзонова [173], вклад
факторов окружающей среды в величину реального риска заболеваемости
взрослого
населения
составляет
19,4–20,1
%.
Использование
алгоритма
комплексных исследований в оценке влияния факторов среды обитания на
здоровье населения позволяет дать количественную оценку факторам риска,
определить их структуру, обосновать профилактические мероприятия.
1.2. Влияние условий обучения на функциональное состояние
организма студентов
Значительная интенсификация учебного процесса, новые формы и методы
обучения, смена режима труда и отдыха, сна и питания, необходимость адаптации
к новому коллективу предъявляют повышенные требования к функциональным
возможностям организма студентов. Учебная деятельность студентов сопряжена с
изменением функционального состояния различных органов и систем организма,
что в конечном счете обеспечивает компенсаторно-приспособительный эффект.
Эффективность адаптации к обучению и общий результат приспособления во
многом зависят от исходных морфофункциональных возможностей. Состояние
здоровья
студентов
в
этот
период
напрямую
связано
с
имеющимися
адаптационными резервами [137, 293].
Изучение бюджета свободного времени студентов показало, что суммарная
нагрузка студентов составляет в среднем 11–12 часов в сутки. Увеличение объема
учебной нагрузки сверх установленных гигиенических норм, несоблюдение
условий обучения отражается на функциональном состоянии студентов и
приводит к развитию преждевременного утомления. Так, по данным Н.А.
Агаджаняна и Т.Ш. Миннибаева [4], к концу учебного дня у 82,0 % студентов
выявляются признаки утомления. Одновременно следует отметить несоблюдение
параметров освещенности в учебных аудиториях вузов. Е.И. Русанова с соавт.
[234] установили несоответствие условий световой среды в учебных аудиториях
32
гигиеническим стандартам. Отмечалась недостаточная освещенность рабочих
мест и учебных досок.
За время обучения в вузе у студентов изменяются антропометрические
показатели тела и функциональное состояние респираторной и нервно-мышечной
систем организма. Эти изменения определяются соматотипом, половыми
различиями и временным периодом обучения. Тотальные размеры тела
интегрально отражают уровень морфофункционального развития организма,
суммарно характеризуют процессы роста и физического развития человека. Для
объективной характеристики физического развития большинство исследователей
разрабатывают региональные стандарты. Учитывается соматотипологическая
принадлежность, степень развития жировой массы, которая колеблется в
значительных пределах и имеет существенное значение для оценки показателей
здоровья и здоровьесберегающих технологий [32, 205, 265, 315]. Не вызывает
сомнения, что соматотип является определяющим фактором многих физических и
психических
проявлений
функциональными
жизнедеятельности
резервами.
человека
Структурно-функциональные
и
связан
с
компоненты
организма определяют запас его физических сил и являются важным показателем
здоровья [20, 88, 104, 111, 139, 279].
Г.В. Усковым [288] установлено несоответствие морфофункциональных
показателей физического развития возрастно-половым нормативам у 25–30 %
студентов вуза. Небольшой рост длины тела имели 6,1 % юношей и 2,6 %
девушек, а небольшую массу тела – 4,5 % юношей и 3,0 % девушек. Избыточная
масса тела выявлена у 5,0 % юношей и 5,6 % девушек. С возрастом количество
студентов с избыточной массой тела увеличивается, что ограничивает их
функциональные возможности.
Имеются сведения (Будук-олл Л.К., Айзман Р.И., 2009) [40] об этнических
особенностях
антропометрических
и
функциональных
показателях.
При
исследовании тотальных размеров тела и изучение их относительных показателей
выявлено, что тувинские студенты отличаются более низкими абсолютными
размерами тела и силовыми показателями динамометрии и дыхательной системы.
33
Морфофункциональные показатели имеют значительный диапазон изменчивости,
которая определяется не только
возрастно-половыми, но и региональными
особенностями. Во время исследования тотальных размеров тела и их
относительных показателей выявили более низкие морфологические показатели у
тувинских студентов, чем у русских.
Существует мнение, что антропометрические и некоторые функциональные
показатели у студентов, проживающих в загрязненных районах, ниже, чем у
студентов из отдаленных экологически чистых районов [179].
Функциональное
состояние
разных
этнических
групп
студентов
существенно различается. Анализ показателей физической подготовленности
студентов показал, что более скоростными качествами обладали татаробашкирские юноши (13,68 + 0,28 с) и русские девушки (17,47 + 0,36 с). По
показателю выносливости также лучшие результаты отмечены у татаробашкирских юношей. В скоростно-силовом тесте (прыжок в длину с места)
татарские юноши показали результаты лучше (227,3 + 14,0), чем башкирские и
русские студенты, у которых данные показатели составили 219,5 + 9,0 и
218,0 + 12,0. Среди девушек русские студентки прыгали дальше (179,5 + 7,0), чем
башкирские (166,0 + 10,4) и татарские (170,5 + 7,0) [274].
В настоящее
время уровень физического
здоровья и
физической
подготовленности студентов очень низкий. Результаты социологического опроса
показывают, что у студентов наиболее значимыми физическими качествами
являются выносливость, сила и ловкость. Применение специальных методик
воспитания силовой и общей выносливости у студенток свидетельствует об
улучшении функционального состояния организма и показателей в силовом
компоненте физического развития [213, 280].
Анализ
динамики
функционального
состояния
и
физической
подготовленности юношей-студентов технического вуза в скоростно-силовых
упражнениях показывает, что от года к году прослеживается тенденция к
увеличению количества как «нулевых», так и «отличных» оценок. С каждым
годом наблюдается все большее увеличение «расслоение» студентов, физически
34
совершенно не подготовленных, и студентов, имеющих высокий уровень
физической подготовленности. Наибольшую тревогу вызывает низкий уровень
физической подготовленности в беге на 3000 м. Анализ результатов позволяет
сделать вывод о низком уровне развития выносливости у студентов младших
курсов и снижении функции кардиореспираторной системы. Если в 2001/2002 гг.
зарегистрирован 31,0 % нулевых оценок, то в 2007/2008 гг.
неудовлетвори-
тельные результаты показали 63,0 % студентов первого курса [133].
Данные результаты исследований функциональных систем организма
студентов и физических качеств частично согласуются с результатами,
полученными у девушек, обучающихся в учреждениях начального и среднего
профессионального образования. Тестирование скоростных качеств выявило
неудовлетворительный результат у 26,0 % студентов. Скоростно-силовые
качества (прыжок в длину) слабо развиты у 20,0 % юношей и 50,0 % девушек.
Результаты тестирования общей выносливости выявили неудовлетворительные
показатели у 48 % студентов [75].
В свою очередь, имеются сведения (Резенова М.В., 2011) [229] о
возможности коррекции функционального состояния и уровня физической
подготовленности студентов при учете интересов к различным видам физических
упражнений. Занятия по физкультуре с преобладанием игровых видов спорта
позволяют достичь более высокого уровня физической подготовленности
обучающихся [151].
С.И. Изаак [105] представлены подходы к оптимизации функционального
состояния учащихся и проведению мониторинга физического развития и
физической подготовленности. Проведенный анализ физического развития и
физической подготовленности студентов показывает, что динамика физического и
моторного развития студентов неодинакова: для физического развития наиболее
характерен средний уровень, тогда как в моторном развитии чаще преобладают
крайние варианты. Кроме того, в моторном развитии студентов имеются
гендерные особенности. С возрастом увеличивается количество юношей со
средним уровнем физической подготовленности и количество девушек – с низким
35
уровнем физической подготовленности. Исследование двигательных качеств,
вносящих вклад в общий уровень физической подготовленности, свидетельствует
о наилучшем укреплении силы и наихудшем развитии выносливости у юношей.
У девушек эти физические качества выражены наоборот.
В комплексной системе мониторинга функционального состояния и
физической подготовленности студентов группы общей физической подготовки
ведущими показателями для их характеристики являются: интегральная величина
общего резерва здоровья, соматический компонент здоровья, частота сердечных
сокращений и ЭЭГ-корреляты эмоциональных расстройств [118, 286].
Существует
тесная
взаимосвязь
функциональными показателями.
между
антропометрическими
и
На основе массовых антропометрических
наблюдений установлено, что условия среды могут быть использованы как
дополнительные показатели здоровья современных студентов для раннего
предупреждения некоторых болезней, улучшения физиологического состояния
учащихся и повышения их адаптационного потенциала [386]. Выявлена связь
между индексом массы тела, психологическим здоровьем и физической
активностью студенток южноафриканского вуза [349].
Результаты исследования показателей физического развития и адаптации
сердечно-сосудистой
Владивостоке
системы
показали
студентов
соответствие
медицинского
университета
кардиогемодинамических
во
параметров
принятым нормативам при всех весоростовых значениях. У студентов,
обучающихся в медицинском вузе, показатели роста тела соответствуют
нормативным значениям, однако треть юношей и пятая часть девушек имеют
пониженную массу тела. Имеется прямая зависимость САД
(у юношей и
девушек) и обратная зависимость ЧСС (только у юношей) от индекса массы тела.
По данным кардиоинтервалографии, у студентов выявляется напряжение
регуляторной системы синусного узла и вегетативные расстройства [18, 145].
Психофизиологический анализ функционального состояния студентов
показал, что любое ускорение процесса обучения сказывается на их психофизиологическом состоянии. Чрезмерные интеллектуальные нагрузки у студентов
36
сопровождаются мобилизацией сердечно-сосудистой системы при нарастании
астении и эмоционального реагирования. Установлено, что наиболее трудно
адаптируются к учебе лица, имеющие отклонения в состоянии здоровья [356].
Доминирующий в последние десятилетия подход к оценке функционального состояния и адаптационных возможностей студентов заключается в анализе
сердечного ритма и вегетативных показателей. Для оценки вегетативного
гомеостаза предлагается использовать индекс Кердо и уровень напряжения
регуляторных механизмов [70, 77, 181].
При напряженной умственной деятельности создается функциональная
система, объединяющая высшие нервные и вегетативные центры, регулирующие
эффективность работы. Направленность адаптации студентов вуза к условиям
обучения
определяется
личностными
характеристиками,
функциональной
активностью ЦНС, особенностью психофизиологических и вегетативных реакций
на воздействие учебной нагрузки и факторов среды. Выявлены периоды
нестабильной (1–2-й год) и стабильной (начиная с 3-го года) адаптации в
обучении студентов [61].
Э.С. Геворкян с соавт. [62] изучили влияние кратковременной физической
нагрузки (тест Руфье) на физиометрические и функциональные показатели
студентов-первокурсников, занимающихся в основной группе физкультуры. По
характеру реагирования на нагрузку сформированы 3 группы испытуемых:
девушки с отличным уровнем работоспособности по Руфье – Диксону (1-я
группа), девушки и юноши с хорошим уровнем работоспособности (2-я группа),
девушки и юноши с удовлетворительным уровнем работоспособности (3-я группа). В динамике сдвигов исследованных показателей установлено, что нагрузочный тест Руфье является адекватным для девушек 1-й и юношей 2-й групп, у
которых адаптационный потенциал после физической нагрузки находился в зоне
адаптивных изменений. В остальных группах кратковременная физическая
нагрузка приводила к переходу адаптационного потенциала в зону напряжения.
При
массовых
обследованиях
существенное
внимание
уделяется
донозологической диагностике функционального состояния и здоровья студентов.
37
Обычно
проводится
оценка
функционального
состояния
студентов
по
результатам адаптационного потенциала. По сведениям Е.Е. Никишиной с соавт.
[188], физиологическая норма определена у 30,2 %, донозологическое и
преморбидное состояние – соответственно у 42,8 и 27,0 %.
Проводилась
оценка
функционального
состояния
и
адаптационных
процессов студентов северного вуза по вегетативным показателям организма.
Установлено, что характерной особенностью вегетативной регуляции студентов в
возрасте 20–22 лет является смещение вегетативного баланса в сторону
парасимпатических реакций, а у лиц женского пола наблюдается усиление
адренергических реакций. Признаки парасимпатического преобладания являются
адаптивной реакцией ВНС на климатические условия Среднего Приобья [190].
В работе С.Н. Ежова, С.Г. Кривощекова [93] изучалась динамика
психомоторных реакций в условиях адаптации к факторам окружающей среды.
Показано, что адаптация к непривычной среде обитания отражается на
психомоторной продуктивности и проявляется изменением межполушарных
функций. Сезонная динамика физиологических показателей студенток вуза
изучена в работе. Результаты исследования показали удовлетворительный
уровень адаптационных резервов организма студенток [90].
На основании интегральной донозологической оценки здоровья можно
выделить различные виды адаптации и функциональных возможностей организма. При оценке функционального состояния учащейся молодежи установлено, что
состояние физиологической нормы регистрировалось у 20 %, пограничное с
нормой – у 26 %, дезадаптации – у 31 % и предпатологии – у 23 % лиц [36, 253].
Оценка
функционального
состояния
кардиореспираторной
системы
нетренированных подростков г. Сыктывкара на субмаксимальную физическую
нагрузку показала неудовлетворительную реакцию и напряжение механизмов
адаптации испытуемых. Напротив, у спортсменов происходит интенсификация
функции внешнего дыхания и кровообращения, что в целом обеспечивает
адекватную компенсаторно-адаптационную реакцию на нагрузку кардиореспираторной системы
тренированного организма. Систематические физические
38
нагрузки способствуют развитию функциональной устойчивости и нивелируют
неблагоприятное влияние условий Севера на тренированный организм [43, 272].
Стрессовый фактор играет существенную роль в изменении тонической
активности ВНС, что проявляется сдвигом в сторону симпатической активности и
понижением доли студентов с нормотоническим типом вегетативной регуляции.
Принцип донозологической диагностики критериев морфофункционального
состояния позволяет проводить профилактические мероприятия по охране и
укреплению здоровья студентов и преподавателей [235, 360].
Изучение влияния факторов адаптационного потенциала на индивидуальное
здоровье
и функциональное состояние студентов показало возможность их
частичной или полной взаимной компенсации другими. При этом чем больше
возможностей и средств компенсации (шире компенсаторный диапазон), тем
большим адаптационным потенциалом обладает организм. Морфофункциональные изменения играют ключевую роль в механизмах долговременной адаптации
к умственным и физическим нагрузкам и обеспечивают готовность к обучению в
вузе [94, 122, 203].
Предложенная Н.В. Дмитриевой [83] резонансно-волновая концепция
стресса позволяет обосновать изменение стресса в его развитии. Стадии
напряжения и перенапряжения рассматриваются как стадии положительной
динамики адаптационного синдрома. Межсистемные взаимоотношения дыхания и
кровообращения являются убедительным подтверждением того, что регуляция
приспособительных
изменений
организма
осуществляется
благодаря
взаимодействию физиологических систем [86].
По мнению К.В. Судакова [275], взаимодействие функциональных систем в
организме осуществляется на основе принципов иерархического доминирования,
мультипараметрического и последовательного взаимодействия, системогенеза и
последовательного квантования процессов жизнедеятельности. При истощении
защитных сил организма, вызванном длительным или многократным действием
стрессового фактора, запуск защитных механизмов блокируется и возникает
дистресс. В условиях
дистресса наступление адаптации затруднено, общая
39
резистентность снижена, что повышает риск различного рода патологий. У
студентов с отклонениями в состоянии здоровья функциональные системы
организма
адаптируются
к
воздействию
различных
факторов,
пытаясь
минимизировать их влияние на жизненно важные органы и системы [13, 194].
По данным J. Azuri et al. [332], эмоциональное состояние студентов на
младших курсах менее стрессоустойчивом, чем на старших курсах. Накопление
знаний помогало студентам быть более уверенными. В то же время преобладание
ситуативного
компонента
тревожности
отрицательно
сказывается
на
функциональном состоянии систем организма и указывает на ее существенную
роль в психической дезадаптации учащихся.
Снижение защитных сил организма приводит к возникновению различных
заболеваний. В таких условия функционирование систем организма студентов
протекает на предельных возможностях и зачастую
граничит с патологией.
Снижение резервных возможностей и сопротивляемости организма к негативным
факторам
ведет
к
существенному
снижению
эффективности
обучения,
успеваемости и профессионального мастерства [321]. Адаптационное состояние
организма является индикатором неблагоприятного влияния окружающей среды,
критерием адаптации к техногенному воздействию [167].
Таким образом, оценка физического развития студентов по антропометрическим и функциональным параметрам показала, что имеется значительная
прослойка учащихся, с измененным функциональным состоянием, с вегетативными дисфункциями и нуждающихся в корректирующих мероприятиях по их
оздоровлению. Эти данные свидетельствуют о недостаточных функциональных
возможностях ведущих систем организма у большинства студентов (сердечнодыхательный синхронизм). Уже с самого начала обучения в вузе необходимо
проводить
мероприятия
по
снижению
нервно-психического
улучшения
функционального
состояния,
адаптационных
напряжения,
возможностей
нормализации механизмов гемостаза организма студентов [161, 162, 214, 266].
и
40
1.3. Влияние учебно-трудовой деятельности студентов
на адаптационные возможности
Адаптация или приспособление к условиям существования – одно из
основных качеств живой материи. Под адаптацией понимаются все виды
врожденной и приобретенной
которые
обеспечиваются
происходящими
на
приспособительной деятельности человека,
определенными
клеточном,
физиологическими
органном
и
организменном
реакциями,
уровнях.
Биологический смысл адаптации, состоит в установлении и поддержании
гомеостаза, позволяющего существовать в измененной среде [148, 149, 291].
Поскольку происходит изменение условий внешней и внутренней среды,
организм изменяет некоторые константы своих функций. Гомеостаз переходит на
новый уровень, более адекватный для данных условий, что и служит основой
адаптации. Компенсация нарушенных функций всегда является “физиологической
мерой” организма, направленной на
восстановление его рабочих констант.
Всякий компенсаторный механизм направлен на восстановление конкретных
нарушенных функций. Именно это и определяет мобилизацию соответствующих
резервов и состав компенсаторно-адаптационных механизмов. Осуществление
компенсации нарушенных функций
и развертывание адаптационных реакций
обеспечивается ВНС [191, 223, 224].
Адаптация распространяется и на процесс обучения. Адаптация к условиям
обучения в вузе происходит на протяжении всех лет обучения. Этот процесс
изучался многочисленными исследователями [128, 192, 249, 302, 353, 369, 378].
Отмечено, что высокая аудиторная и внеаудиторная нагрузка предъявляет
повышенные требования к адаптационным процессам. Чаще всего изучаются
адаптационно-приспособительные
реакции
к
условиям
образовательного
процесса, профессионального обучения, условиям учебной среды, инновационным программам обучения.
Приспособление учащихся к новым условиям и
методам обучения часто изучается у учащихся разных типов общеобразовательных школ и вузов. Изучение адаптационных возможностей учащихся,
41
занимающихся по образовательной программе Л.В. Занкова, показало более
благоприятное состояние у них функциональных систем, что, вероятно, связано с
формированием пролонгирующего эффекта показателей адаптации [72, 269].
Специфика современных вузов заключается в существенном разнообразии
форм обучения (лекции, практические и лабораторные занятия, курсовые проекты
(работы), коллоквиумы) и широком использовании информационных технологий.
Поэтому характер адаптации студентов к условиям обучения в вузе зависит от
выполнения санитарно-гигиенических условий обучения студентов, требований к
организации и проведению учебных занятий. Ведущим гигиеническим фактором
риска
нарушения здоровья студентов является превышение норм
учебной
нагрузки за счет аудиторных и внеаудиторных часов [159, 270].
Обучение в вузе требует от студентов значительного интеллектуального и
нервно-психического напряжения. Особенно велики умственные нагрузки
во
время экзаменов и зачетов, контрольных работ, семинарских занятий, выступлений на конференциях. В настоящее время для учебной деятельности студентов
характерна большая информационная нагрузка, усугубляемая дефицитом времени
и возросшей ответственностью за результат. В таких условия функционирование
систем организма студентов протекает на предельных возможностях и зачастую
находится на грани нормы и патологии. Отрицательное воздействие на организм и
здоровье студентов оказывают стрессовые факторы и малоподвижный образ
жизни. Состояние здоровья студентов
напрямую связано с имеющимися
адаптационными резервами. Крайнее их истощение приводит к отклонению в
нормальной деятельности отдельных или многих систем организма [240].
Адаптацию к обучению в вузе можно понимать как сложный процесс,
требующий развития определенных навыков. Чтобы справиться с испытаниями,
студенты должны выбирать эффективные стратегии. Эффективность обучения
зависит от уровня подготовки студентов. «Слабые» студенты показывают
результаты хуже, чем более подготовленные. Значительное влияние на адаптацию
к обучению оказывают семейные отношения и самооценка [333, 387, 395].
Здоровье студентов и преподавателей вуза в значительной степени зависят
42
от социально-гигиенических параметров быта и организации учебного процесса, а
успешность адаптации во многом определяется режимом учебного труда минимизирующего физиологическую стоимость умственной работы [95, 237, 322].
Изучение условий обучения студентов медицинского колледжа выявило ряд
отклонений от гигиенических норм, которые могут способствовать ухудшению
здоровья учащихся. Установлено достоверное повышение средних значений
температуры и относительной влажности воздуха к концу занятий. Выявлено
нарушение организации питания и медицинского обслуживания студентов,
отмечается низкая оснащенность кабинами личной гигиены. Расписание занятий
для студентов составлено нерационально, так как не отвечает гигиеническим
требованиям и не учитывает специфику адаптации функциональных систем
организма учащихся к учебной нагрузке [21].
В современных вузах часто нарушаются световой и тепловой режимы
учебных
помещений,
требования
по
наполняемости
групп
студентами.
Установлены изменения в структуре химического загрязнения воздуха и
параметров микроклимата учебных помещений. В аудиториях мебель не
соответствует морфометрическим параметрам учащихся. В вузах отмечается
недостаток учебных площадей. Несоблюдение студентами гигиенических норм
приводит к нарушениям процессов адаптации [242].
Образ жизни студентов отрицательно сказывается на адаптационных
процессах. Выявлены изменения питания студентов, которое характеризуется
пониженной суточной энергетической ценностью, а также несбалансированностью состава и недостаточным потреблением основных пищевых веществ.
Оценка организации питания студентов показала, что 69,7 % студентов имеют
оптимальную кратность питания, из них 46,9 % – трехразовое питание и 22,8 % –
четырехразовое. Два раза в сутки питаются 26,4 % студентов, один раз в сутки –
5,2 %. Не используют столовые,
которые
находятся в вузе или в шаговой
доступности, 28,5 % студентов. Пользуются столовой один раз в день 71,0 %
студентов [208].
В литературе анализируются недостатки в организации физического
43
воспитания студентов в вузе. Так, В.А. Головина и Т.Н. Акулова [64] указывают
на существующие проблемы в этой сфере. Обсуждаются вопросы, возникающие
при реализации государственного образовательного стандарта по дисциплине
«Физическая культура». Отмечается, что в связи с рейтинговой системой оценки
знаний студентов возникла проблема проставления зачета по дисциплине, так как
нигде не оговаривается необходимый минимум посещений занятий. Анализ
программ физического воспитания студентов выявил противоречия между
требованиями
к
организации
физического
воспитания
в
специальной
медицинской группе и отсутствием необходимых кадров и материальных
ресурсов на кафедрах; между перечнями компетенций по физической культуре
для направлений подготовки бакалавров и реальными возможностями учебного
процесса и др. В условиях большого потока студентов возникает проблема
нехватки спортивных стадионов, бассейнов, залов, современного оборудования и
инвентаря [99, 306].
Особенно широко изучена психическая адаптация студентов в период их
обучения в вузе [256]. Н.Л. Дениcовым [80] изучены факторы, влияющие на
адаптацию к условиям учебной среды студентов гражданского и курсантов
военного вузов. На уровень адаптации студентов гражданского вуза, наряду с
учебной нагрузкой, в значительной степени влияют психологические и
социальные факторы, в том числе взаимоотношения учащихся между собой и с
преподавателями, удовлетворенность условиями проживания и досуга, режим
дня, полноценность и регулярность питания, профилактическая активность
обучаемых. На курсантов военного вуза эти факторы влияют в меньшей степени.
Значительное
количество
работ
иностранных
авторов
посвящено
психоадаптации студентов к условиям обучения, психологической адаптации
студентов в социуме и посттравматическому восстановлению психики. Показано
отрицательное влияние стресса
на адаптационный процесс, самочувствие и
производительность умственного труда. Описывается разница в адаптации
студентов-бакалавров
при
их
обучении
по
сложным
образовательным
программам. Бакалавры испытывают больший стресс и, как следствие, меньшую
44
учебную
эффективность.
старшекурсников
Наставничество
способствует
улучшению
и
поддержка
со
психологической
стороны
адаптации
благодаря коммуникации со студентами [377, 339, 343, 400, 410].
A. E. Ahmed et al. [326] изучили уровень стрессоустойчивости среди
студентов из Карачи при угрозе терроризма. В общей сложности 65,8 % студентов
испытывают умеренный стресс, 91,5 % подверглись стрессу посредством
телевидения, в то же время только 26,5 % студентов сообщили о личном контакте
с
терроризмом.
Раздражительность
явилась
наиболее
распространенным
симптомом стресса снижающего адаптационные возможности.
G.M. Alarcon [327] изучил причины возникновения истощения и
переутомления у студентов первого года обучения. Была использована теория
сохранения ресурсов для создания модели истощения при обучении. Установлена
связь между ресурсами организма и психофизической адаптацией. Прослежена
связь здоровья и качества жизни студентов-медиков. Стресс, беспокойство и
депрессия результат плохой академической и профессиональной деятельности
[231, 389]. Обсуждаются адаптация шкалы стресса студентов. Эмоциональные,
физиологические и поведенческие проявления указывают на появление стресса
[354].
На психическую адаптацию студентов оказывает влияние уровень
активности и коммуникаций. Было показано, что активность студентов младших
курсов обучения выше, чем у студентов старших курсов. Поэтому руководству
вузов необходимо уделять большое внимание организации эмоционального
взаимодействия студентов [344].
Существенное внимание уделяется роли преподавателя в повышении
эффективности преподавания в процессах адаптации первокурсников к обучению
в вузе. При решении проблем адаптационного периода необходимо строить
единую систему, в которой студент должен находить и выбирать для себя
способы и пути достижения той или иной образовательной цели, а преподаватель
– создать для этого необходимые условия [2].
45
Е.В.
Мороденко
[177]
рассматривает
социально-психологическую
адаптацию, дезадаптацию и социализацию личности и делает вывод о том, что
социальная адаптация представляет собой активное приспособление индивида к
условиям среды через механизмы ассимиляции, реадаптации и социализации.
Неблагоприятные взаимоотношения в семье негативно влияют на уровень
социально-психологической адаптации, биоритмы мозга учащихся. В норвежских
школах родительская поддержка в меньшей мере влияет на приспособление к
условиям обучения [65, 130, 297].
Большинство авторов считают, что процесс адаптации студентов протекает
вплоть до пятого курса. Вместе с тем образовательная нагрузка по-разному влияет
на психофизиологические особенности организма. Об этом свидетельствуют
многочисленные публикации, связанные с изучением адаптационных процессов
учащихся. Наиболее часто в этих работах оценивается адаптационный потенциал
системы кровообращения [19]. Изучение функциональных резервов организма и
адаптационного потенциала дает возможность выявить различные стратегии взаимодействия организма со средой [126]. Дезадаптивные расстройства чаще возникают при адаптации организма к экстремальным условиям существования [260].
Психосоциальные факторы при нервно-эмоциональной деятельности играют основную роль в формировании стресса в адаптационном процессе. Анализ
особенностей психосоциальной дезадаптации показал, что студенты, не страдающие соматическими заболеваниями, обладают более высокими адаптационными
возможностями, чем студенты с хронической соматической патологией [107, 254,
406].
Изучив медико-социальные особенности образа жизни студентов, С.А.
Батрымбетова [26] приводит следующие данные: адаптироваться к условиям
современной жизни смогли 28,1 % студентов; cреднеадаптированные составили
52,2 %, а низкоадаптированные – 19,75 % .
Исследования адаптации школьников к особенностям учебной нагрузки в
условиях инновационных педагогических технологий и реализации различных
педагогических систем показали неоднозначное их влияние на физиолого-
46
гигиенические показатели и физическое развитие. В работе [25] показано влияние
активизированного двигательного режима на эффективность процесса адаптации
сердечнососудистой системы младших школьников в условиях реализации
системы развивающего обучения. Общая направленность адаптационных сдвигов
сердечнососудистой системы во время статического напряжения у студентов,
занимающихся по системе развивающего обучения, сводится к снижению частоты
сердечных сокращений и менее выраженному уменьшению систолического
объема по сравнению с учащимися традиционных классов. Реакции срочной
адаптации системы кровообращения к динамической физической нагрузке у
младших школьников, адаптированных к статическим усилиям, обеспечиваются
за счет преимущественной мобилизации инотропных реакций, тогда как у
сверстников в контрольной группе увеличение минутной производительности
сердца осуществляется при возрастающей роли хронотропного компонента.
Исследование адаптационных реакций организма к процессу обучения в
условиях экспериментального двигательного режима показало совершенствование физической и умственной работоспособности, которое сопровождается изменением сердечного ритма, расширением адаптационных возможностей организма,
экономизацией
деятельности
сердечнососудистой
системы.
Краткосрочная
адаптация к умственной нагрузке не сопровождалась напряжением механизмов
регуляции сердечнососудистой системы и носила благоприятный характер [307].
Адаптация к учебной деятельности студентов сопровождается изменением
психофизиологических показателей. В период обучения в вузе студенты
подвергаются воздействию комплекса факторов: учебного процесса, нового
образа жизни, экологических и зачастую климатогеографических факторов.
Учебная деятельность студентов характеризуется повышенными учебными
нагрузками в условиях недостатка времени, выполнения учебных заданий в
вечернее и ночное время. Особенно интенсивно этот процесс адаптации протекает
у студентов I курса на начальном этапе обучения.
В исследовании [31] показано, что студенты, обладающие наиболее
высокими показателями подвижности и силы нервных процессов, имеют высокие
47
результаты в учебной деятельности. У них преобладают тормозные процессы,
наблюдаются низкие значения по шкале психопатии устойчивость к стрессу.
Студенты с низкими показателями подвижности и силы нервных процессов, в
отличие от лиц с высокими значениями этих параметров, характеризуются
повышенной
возбудимостью
и
неуравновешенностью
нервной
системы,
напряжением механизмов вегетативной регуляции функций.
С.М.
Черепанов
[298]
установил,
что
адаптация
студентов
к
образовательному процессу зависит от формы и сроков обучения. У студентов
заочной
формы
сокращенного
срока
обучения
наблюдаются
наиболее
выраженные функциональные изменения организма в течение первой, второй и
шестой сессий. У студентов очной формы обучения более выраженное
напряжение регуляторных систем отмечено только в первой и во второй сессиях.
При моделировании у курсантов системы МВД России функционального
состояния различными видами нагрузочного тестирования возникают адаптивные
системные реакции, носящие компенсаторный характер. Установлено, что, наряду
с системами, специфически ответственными за адаптацию к нагрузочным
факторам, важнейшую роль играет система нейрогуморальной регуляции как
неспецифическая система адаптации к воздействию стрессогенного фактора [41].
Педагогическими условиями повышения адаптационных возможностей
организма студентов с отклонениями в состоянии здоровья в процессе
адаптивного физического воспитания являются: 1) обеспечение положительной
динамики
показателей
физической
подготовленности
и
функционального
состояния с учетом характера заболевания каждого студента; 2) освоение
теоретических знаний в области физической культуры и адаптивного физического
воспитания; 3) расширение арсенала двигательных навыков; 4) усвоение
методики самостоятельного выполнения специальных физических упражнений;
5) применение современных оздоровительных технологий [283].
Успешность адаптации к обучению в вузе определяется активной позицией
как студента, так и преподавателя. Выявление трудностей и определение путей их
48
преодоления позволяет повысить академическую активность и успеваемость
[408].
Л.А. Ясюкова, О.Е. Пискун [325] оценивали влияние особенностей
интеллекта на адаптацию студентов к обучению в техническом вузе.
Исследование показало, что увеличение числа первокурсников с недостаточно
развитым логическим, абстрактным, пространственным мышлением привело к
значительному росту количества дезадаптированных студентов.
Приводятся сведения и об адаптационных возможностях студентов с
ограниченными возможностями. Так, О.Н. Московенко с соавт. [178] в ходе
изучения профилей психофизиологической адаптации у студенток с нарушением
опорно-двигательного аппарата показали возможность использования индивидуально-дифференцированного подхода в организации физической реабилитации и
повышении социально-психологической адаптации студенток к обучению.
По данным И.Н. Гавриловой [56], адаптационный ответ на умственную
нагрузку зависит от специфики образовательной программы. На каждом этапе
адаптации складывается своеобразная конфигурация корреляционных связей,
обеспечивающая формирование функциональной системы адаптации к учебной
деятельности. Наибольшее количество корреляционных связей наблюдается у
студенток, осваивающих две образовательные программы («Биология и химия»),
а наименьшее количество корреляционных связей на завершающем этапе
обучения имеется у студенток, осваивающих одну образовательную программу
(«Русский язык и литература»).
Изучены морфофункциональные особенности и адаптационные возможности студентов. Нарушение адаптационных возможностей обнаружено у 27 %
юношей и 20 % девушек [175]. Разработан специальный здоровьесберегающий
комплекс физических упражнений для совершенствования адаптационных
возможностей студентов с нарушением опорно-двигательного аппарата [317].
Изучение адаптационных возможностей студентов, имеющих заболевания
сердечнососудистой системы и опорно-двигательного аппарата, занимающихся в
группе лечебной физической культуры, показало улучшение адаптации и
49
функциональных резервов организма. По данным А.А. Повзуна с соавт. [202],
состояние неспецифической адаптоспособности организма студентов находится
на не высоком уровне.
Существует
возможностями
определенная
ЦНС,
зависимость
высшими
психическими
между
функциональными
функциями,
напряжением
механизмов адаптации сердечнососудистой системы и успеваемостью студентов.
У менее успешных студентов чаще всего доминирует ваготонический тип
регуляции
сердечного
ритма,
а
для
успешных
студентов
характерна
централизация управления сердечным ритмом.
Многомерность изменения вегетативных показателей студентов в период
экзаменационной сессии определяется, по всей вероятности, значимостью
эмоционально-стрессовой ситуации для студента и его индивидуально-типологическими особенностями, исходным состоянием ВНС и ее реактивностью [59].
В ходе сравнения здоровья учащихся в Норвегии выявлено, что здоровье
студентов, занимающихся по профессиональным программам, хуже, чем
здоровье студентов, занимающихся по академическим программам. Важно
предоставлять возможность проявлять физическую активность во избежание
хронических болезней в будущем [328].
Изучая процесс адаптации студентов к обучению, И.Ю. Аксарина [9] делает
вывод о том, что 53 % преподавателей организуют тематические классные часы,
36 % – проводят анкетирование и индивидуальные беседы, 22 % – используют в
своей работе такие формы, как наблюдение, изучение личных дел, работа с
родителями, 7 % проводят тренинги.
Предварительная оценка адаптации среди студентов показала, что они
обеспокоены тем, с какими трудностями им приходится сталкиваться во время
обучения. Трудности в учении студентов вызывают повышенные требования к
компенсаторно-адаптационным процессам [394].
Исследуя трудности в учении, В.Г. Маралов с соавт. [155] показали, что далеко не всегда объективный уровень успешности или неуспешности учебной деятельности и ее сложность детерминируют возникновение ощущения трудности.
50
Их существование определяется интеллектуальными и личностными особенностями студентов, наличием осознанной тенденции к саморазвитию или желанием
просто адаптироваться к существующим условиям, подчиниться «потоку жизни».
Таким образом, на уровень адаптации студентов к условиям учебной среды,
наряду с учебной нагрузкой, влияют психологические и социальные факторы,
взаимоотношения учащихся между собой и с преподавателями, удовлетворенность условиями проживания и досуга, режим дня, питания и профилактическая
активность обучающихся. Имеющиеся сведения позволяют сделать вывод о
необходимости совершенствования и создания наиболее комфортных условий для
умственной деятельности студентов, повышения академической успеваемости,
сохранения здоровья и расширения адаптационных возможностей.
1.4. Современные подходы к оптимизации функционального состояния
и повышению адаптационных возможностей студентов
Образ жизни студентов имеет серьезные дефекты: нарушение режима дня и
организации питания, употребление алкогольных напитков, табакокурение. Широко распространены депрессивные состояния в студенческой среде, возникают
проблемы с физическим и психическим здоровьем. Поэтому необходимы
мероприятия, призванные улучшить функциональное состояние различных
органов и систем организма и здоровье студентов [85, 46, 89, 375, 390, 411].
С этой целью используются различные методы воздействия на функцииональные системы для повышения компенсаторно-адаптационных возможностей
организма. Опыт лечения и профилактики заболеваний показывает, что
адаптационно-сенсорные механизмы лежат в основе восстановления утраченных
функций организма. Разработанный В.Я. Шестаковым [311, 313] метод лечения
больных с помощью «фоново-акцентуированной методикой» позволяет достичь
определенного,
«рабочего»
уровня
состояния
здоровья,
а
медитативно-
дыхательные упражнения используются для профилактики многих заболеваний.
Используемые в релаксационной пластике психофизические и ментальные
51
упражнения рассматриваются как многоуровневые, в которых сочетается
психическая, умственная и двигательная деятельность, что оказывает мощный
оздоровительный эффект [244]. Wang Y. [403] предлагает в качестве улучшения
психологического и физического здоровья студентов использовать упражнения
Тай Чи, которые оказывают положительный эффект на здоровье учащихся. В
качестве средства коррекции адаптационных возможностей рядом специалистов
используется кинезотерапия. Она способствует увеличению количества лиц с
гармоничным физическим развитием, удовлетворительным уровнем адаптации,
оптимальными показателями нервно-психического развития [263].
Раннее проявление дезадаптации у студентов выражается в отклонении
базовых показателей оценки функционального состояния. Физическая нагрузка по
выполнению стрейтч-упражнений на растягивание мышц, прием фиточая
«Колдунок» и структурированной воды устраняет симпатикотонию, достоверно
повышает индекс положительных эмоций [136]. В.В. Маркин [157] предложил
использовать для коррекции дезадаптивных состояний у студентов адаптогены
растительного происхождения (настойку лимонника и аралии, экстракт радиолы
розовой), которые оказались эффективными в профилактике дезадаптивных
расстройств. И.Р. Кулмагамбетов с соавт. [140] разработали метод краткосрочной
групповой психотерапии, который оказался достаточно эффективным способом
коррекции дезадаптивных состояний у студентов.
По мнению Л.В. Винтуховой с соавт. [51], физическое воспитание должно
являться составной частью здоровьесберегающих технологий в формировании
здорового образа жизни современных учащихся, так как физический тренинг
вызывает ряд положительных сдвигов в деятельности организма и помогает
противостоять
комплексы,
стрессам.
аэробику
Предлагается
для
применять
оздоровления
тренажерно-обучающие
организма,
для
нормализации
психофизических состояний студентов [98, 125].
P. Fritz [359] подробно освещает метод, который может оценить реальную
биопсихологическую и социальную картину положения человека. Личные
тренировки в малых группах позволяют эффективно его использовать в плане
52
улучшения состояния здоровья, а умение смеяться над собой помогает студентам
легче переносить неурядицы в жизни и практической деятельности Ознакомление
с техникой снижения агрессии, корректировка личности и самопрощение
позволяют студентам быть уверенными в себе [374, 379, 385, 396, 407].
C. Murdock et al. [384] изучили уровень стресса и навыки управления им у
студентов-медиков. Стресс для разных полов и групп сравнивали с помощью
дисперсионного анализа. Никаких существенных различий в уровнях стресса по
полугодиям обнаружено не было. Существенная разница была обнаружена, когда
уровень стресса сравнивался по полу. Студенты должны обучаться управлению
стрессом. В то же время показано, что субклинические симптомы влияют на
удовлетворенность в отношениях и на стресс и позволяют определить различные
стратегии преодоления стрессовых ситуаций на различных моделях [404].
Информирование студентов о возможных факторах стресса, связанных с
профессией, и внедрение мероприятий, направленных на поддержку развития
социальных навыков и способности к преодолению проблем, являются
эффективными способами профилактики негативных тенденций психического
здоровья, учебной дезадаптации [176, 368].
В немногочисленных работах проводятся исследования о влиянии Интернета на способность к восстановлению. Проведенные исследования на группе
студентов показали, что улучшения психологического состояния только от общения через Интернет не происходит [401]. В ряде исследований описываются образовательные технологии, ориентированные на достижение качества образования
студентов при снятии психоэмоциональных нагрузок и сохранении здоровья
[147].
В последнее время в России и за рубежом широко используется метод
адаптивного или функционального биоуправления (метод БОС) для регуляции
висцеральных систем. Имеются данные об использовании этого метода для коррекции дезадаптивных состояний, вегетососудистой дистонии, неврологических
расстройств, алкоголизма. Улучшение способности к релаксационной регуляции
53
проявляется как по вегетативным, так и по ЭЭГ-показателям [45, 66, 102, 199, 248,
258].
Обсуждается подход улучшения функционального состояния и здоровья
студентов за счет улучшения микроклимата в студенческих коллективах,
правильной организации досуга студентов, организационных мероприятий с
привлечением преподавателей вузов и администрации. Ухудшение здоровья
студентов от употребления табака, наркотиков и алкоголя заставляет думать о
проведении профилактических бесед и введении предмета по предупреждению
распространения вредных привычек среди студенческой молодежи, о создании
благоприятной психологической атмосферы при взаимодействии преподавателей
и учеников. Преподаватели должны разрабатывать стратегии поддержания
психического здоровья студентов. Это позволит им управлять стрессом и
уменьшит симптомы депрессии. Задача вуза – разработать стратегии, которые бы
помогли студентам справиться с возникшими трудностями. Решение таких
проблем возможно с привлечением администрации [364, 366, 367, 393].
Приоритетным направлением мероприятий, от которых можно ожидать
оздоровительно-профилактического эффекта, является активная санитарнопросветительская работа среди учащихся, родителей и преподавателей. Одна из
концепций формирования здорового образа жизни у студентов основывается на
поэтапном формировании навыков профилактики заболеваний. Формирование
профессионально обусловленного навыка здорового образа жизни состоит из пяти
параметров: определение цели, диагностика, самостоятельная работа и работа под
руководством
преподавателя,
логическая
структура
учебного
процесса,
коррекционная деятельность преподавателя [28].
Инструментом
проведение
профилактической
профилактических
деятельности
осмотров
учащейся
является
молодежи,
регулярное
так
как
установлены низкие уровни обращаемости студентов в поликлинику. Высокий
уровень здоровья учащейся молодежи является важной характеристикой качества
жизни. Можно говорить о многоуровневой взаимосвязи качества жизни и
здоровьесбережения [300].
54
Согласно результатам исследования [108], в качестве целевых групп
пропаганды здорового образа жизни в первую очередь следует рассматривать
возрастную группу 15–19 лет студентов вузов и учащихся средних заведений. При
проведении профилактических мероприятий необходимо делать акцент на
преодоление пассивного отношения к своему здоровью.
А.И. Потапов с соавт. [212] указывают на снижение заболеваемости и
смертности среди населения территорий, где реализуется комплекс гигиенических
и медико-реабилитационных мероприятий. Формирование ЗОЖ связано с
духовно-нравственным воспитанием, поэтому реализация здоровьесберегающего
подхода к образовательной среде требует системного комплексного подхода,
ценностного отношения учащихся к здоровью при позитивном настрое личности
[1, 17, 37, 49, 251, 308].
С целью повышения эффективности профилактической работы необходимо
учитывать опыт ее проведения на основе принципов оптимизации питания, воспитания практических навыков ЗОЖ и методов традиционного оздоровления
(физкультура, занятия спортом, методы закаливания, физиотерапия) [183, 193,
209].
Разрабатываются оздоровительные программы, проводятся разнообразные
акции, направленные на повышение адаптационных возможностей студентов и
сохранение здоровья [218]. Изучение удовлетворенности жизни студентов и
влияния алкоголя, проведенное в Гарвардском институте общественного
здоровья, способствует оказанию поддержки на пути к достижению целей акции
«Здоровые люди-2010» [412].
В ходе осуществления научно-практической деятельности по программе
Л.А. Проскуряковой и М.Ф. Савченкова [218] реализованы адекватные
профилактические мероприятия для студентов всех курсов обучения, способствующие максимальному развитию здоровой в социальном, психическом и
физическом плане личности. О.М. Евдокимова [91] разработала комплексную
технологию скрининговой оценки здоровья учащейся молодежи, позволяющую
проводить донозологическую диагностику гомеостаза, психоэмоционального
55
статуса и личностного благополучия студентов.
Представляет интерес система психофизической тренировки Н.Н. Нежкиной [185], предлагаемая к использованию в образовательных учреждениях в
качестве новой вариативной программы физического воспитания. Она содержит
не только тренировочные аспекты, но и психологические и социологические
компоненты, направленные на гармонизацию психофизического развития и
коррекцию эмоционально-вегетативных нарушений.
Для утверждения гигиенических принципов ЗОЖ Н.Г. Кожевникова и В.А.
Катаева [119] рекомендуют следующее: 1) с первого года обучения формировать
ориентацию студентов на физическую культуру; 2) разработать и внедрить учебные программы по физической культуре с оздоровительной направленностью;
3) использовать новые формы физкультурно-оздоровительной деятельности;
4) проводить консультации студентов по коррекции питания; 5) создавать благоприятную образовательную среду; 6) формировать устойчивую мотивацию на сохранение индивидуального и общественного здоровья; 7) проводить профилактику психоактивных веществ путем формирования привлекательного имиджа ЗОЖ.
С.А. Калиновская [110] обсуждает состояние культуры здоровья в обществе. Автор показывает, что формируя здоровьеориентированные технологии в
едином образовательном пространстве необходимо создавать единство целей,
принципов и методологии к решению задач, связанных со здоровьем.
А.В. Лотоненко с соавт. [153] считают, что проблема сохранения здоровья
учащихся является одной из наиболее нерешенных в настоящее время. Поэтому в
настоящее время в целях сохранения и укрепления здоровья подрастающего
поколения активно разрабатываются оздоровительные программы. Необходимым
условием
каждой
профилактической
программы
эффективности проводимых оздоровительных
должна
быть
оценка
мероприятий. Так, разработаны
комплексные программы научных исследований, профилактики заболеваний и
укрепления здоровья учащихся [23]; модель современной технологии социальногигиенического мониторинга Л.С. Игнатовой [103]; технологическая модель
занятий физическими упражнениями в системе физкультурно-оздоровительной
56
среды Ю.Э. Гудков [73]. Обсуждается социально-экологический подход к
укреплению здоровья, который реализуется в рамках программы «Здоровье
здорового человека» [206]. Реализуется подход к использованию лечебнопрофилактических
мероприятий
средств
коррекции
психофизического
становления детского организма с учетом нервно-психического и соматического
здоровья и адаптационных резервов [44, 314].
Для профилактики заболеваний населения и молодежи
в ряде городов
России разработаны и действуют региональные программы. Так, в крупном
промышленном городе Череповце разработана долгосрочная целевая программа
«Здоровый город». Проводится реализация национального проекта «Здоровье» в
Республике Карелия в 2006 г. Мероприятия проекта «Здоровье» направлены на
создание условий для укрепления здоровья населения, на профилактику болезней
и преодоление медико-демографического кризиса в России.
Т.В. Поздеева [204] считает, что перспективным направлением совершенствования медико-социальной помощи учащейся молодежи является принятие
государственных Программ управления здоровьем на основе Концепции формирования здоровьесберегающего поведения, позволяющих формировать у студенческой молодежи ответственность за свое здоровье и мотивацию на его
сохранение.
В
специальной
научной
литературе
имеются
исследования
по
использованию системы социально-гигиенического мониторинга для контроля за
состоянием здоровья населения и окружающей среды [82]. В результате
мониторинга выявляются лица, входящие в группу риска ухудшения здоровья или
уже имеющие определенные заболевания. Выявляются факторы внешней среды,
токсические вещества, оказывающие негативной действие на организм и
способствующие развитию заболеваний. Определение риска здоровья населения в
условиях антропогенной нагрузки рассматривается как необходимое условие
снижения формирования различных форм патологий среди населения [289].
Обсуждается необходимость дифференцированного подхода к формированию здорового образа жизни с учетом экологической и социально-экономической
57
ситуации на территории проживания, вида образовательного учреждения,
возраста и пола учащихся. Обобщается опыт организации физкультурнооздоровительной работы в вузе. Выделены три направления физкультурнооздоровительной работы: 1) спортивное; 2) оздоровительное; 3) физкультурномассовое.
Реализация
подготовленной
программы
позволяет
улучшить
микроклимат в студенческих коллективах, увеличить число обучающихся и
занимающихся физической культурой [14, 78].
Рассматриваются возможности использования требований Федерального
государственного образовательного стандарта в воспитательно-образовательном
учреждении профессионального образования для формирования здоровьесберегающих компетентностей у студенческой молодежи. Внедрение стандартов
нового
поколения
в
образовательные
учреждения
профессионального
образования дает возможность сделать каждое образовательное учреждение
здоровьесберегающим, а его выпускников – специалистами, компетентными не
только в своей специальности, но и в области укрепления и сохранения
индивидуального и общественного здоровья [87].
Деятельность вузов должна быть направлена на сохранение и укрепление
здоровья студентов. Реализация государственных программ по физическому
воспитанию студентов не приводит к желаемому результату.
Не случайно
ставится вопрос об отделении спорта от оздоровительной физической культуры
студентов. Оздоровительная работа и профилактика вредных привычек должна
занимать особое место в системе воспитательной работы любого вуза [131].
Программы формирования здорового образа жизни разрабатываются и в
странах ближнего и дальнего зарубежья. Вводятся ограничения на продажу
спиртных напитков, табачных изделий, ведется борьба с распространением
наркотиков [232].
В литературе приводятся данные международных исследований по профилактике заболеваний, применение которых в нашей стране наиболее целесообразно в учебных и лечебных организациях для улучшения состояния здоровья.
Анализируются новая концепция развития российского здравоохранения в плане
58
ноосферного развития, реализации национального проекта «Здоровье» и
стратегические задачи для формирования здоровой нации [71, 74, 129].
Резюме литературного обзора
Проведенный анализ специальной литературы свидетельствует о том, что в
последнее время в образовательной системе наблюдается интенсификация
учебного процесса, что потенциально усиливает влияние его негативных
факторов учебного процесса на здоровье студентов. В организации образовательного процесса в вузах выявляются серьезные недостатки: увеличение объема
аудиторной и внеаудиторной нагрузки, несоблюдение микроклиматических
условий в аудиториях, отсутствие стандартизированной мебели, нарушение
режима питания, проблемы в организации физического воспитания и др.
В студенческой среде широко распространены такие вредные привычки, как
курение, употребление спиртных напитков, наркомания. Возросло количество
психосоматических
функциональных
жалоб,
отклонений
стрессовых
и
ситуаций,
хронических
отмечено
заболеваний.
увеличение
Стремительно
снижается уровень физической подготовленности.
Наряду с этим, в настоящее время остаются недостаточно изученными некоторые аспекты образа жизни студентов (например, условия проживания студентов в общежитиях вузов). Перспективным является изучение отношения студентов к своему здоровью и жизненных приоритетов, выявление новых социальногигиенических факторов, влияющих на формирование дезадаптивных состояний у
студентов.
Из имеющихся публикаций ясно, что современная система образования
способствует увеличению нагрузки на функциональные системы организма и
компенсаторно-адаптационные процессы. Отмечается, что функциональное
состояние на начальном этапе обучения может быть нарушено. Поэтому
возникает необходимость мониторинга функционального состояния.
Сейчас очевидно, что в данном направлении еще необходимо уточнить
59
изменения, происходящие в функциональных системах у студентов на разных
этапах обучения и в разных социально-бытовых условиях проживания. Поскольку
надо иметь в виду, что чем выше функциональный резерв организма студентов,
тем ниже степень напряжения механизмов участвующих в адаптации к условиям
обучения и проживания. А перенапряжение систем регуляции может привести к
истощению защитных сил организма, к снижению его функциональных
возможностей и, как следствие, к нарушению процессов адаптации.
Приведенные выше литературные данные свидетельствуют о том, что
адаптивные процессы распространяются на образовательный процесс. Широко
обсуждаются вопросы физиологической и социально-психологической адаптации
студентов к обучению, анализируются негативные условия обучения, недостатки
физического
воспитания,
причины
утомления.
Чаще
всего
адаптацию
исследователи рассматривают с трех сторон: 1) адаптацию к условиям учебной
деятельности; 2) адаптацию к группе; 3) адаптацию к будущей профессии.
Адекватная оценка адаптационных и донозологических состояний студентов возможна только путем выявления количественных и качественных связей в
системе физиологических процессов. Особенно актуальной является выявление
типов адаптационных реакций для целенаправленной коррекционно-профилактической работы.
Из имеющихся данных ясно, что адаптационное состояние студентов ухудшается. Если процесс адаптации не происходит вовремя, то развиваются дезадаптивные расстройства. Снижение адаптационных возможностей организма студентов является прогностическим признаком развития дезадаптивных состояний.
Поэтому необходимо дальнейшее выяснение негативных факторов учебной среды
и образа жизни студентов, которые лимитируют адаптационные возможности
обучающихся.
Современные подходы к повышению адаптационных резервов базируются
на различных теоретико-концептуальных положениях. На их основе созданные
методы и программы позволяют достичь определенного уровня здоровья. Однако
они недостаточно эффективны в отношении предупреждения дезадаптивных расстройств, формирующихся у студентов, особенно на начальном этапе обучения.
60
Таким образом, на основании обобщения литературных данных можно
утверждать, что причины дезадаптации изучены в недостаточной мере, и поэтому
мы стали разрабатывать эту проблему.
ГЛАВА 2. ОБЪЕКТ, ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
2.1. Объект, предмет и характеристика материалов исследования
Комплексная оценка функционального состояния, адаптационных возможностей
студентов,
а
также
разработка
концептуальных и методических подходов
методологических,
теоретико-
проводились на основе подготов-
ленной программы исследования. Основные этапы, методы и объем исследования
по теме диссертации представлены в таблице 1.
Таблица 1
Основные этапы, методы и объем исследования
Этап исследования
1. Теоретикоконцептуальный:
а) теоретический анализ и
обобщение данных по проблеме
исследования
б)
Научное
обоснование
методологических,
концептуальных и методических
подходов к адаптации студентов
Методы
исследования
Теоретический
Эмпирический
Теоретический
Эмпирический
2. Гигиенический:
а) оценка условий обучения Наблюдение
студентов
Опрос
Эксперимент
б) оценка здоровья студентов по Анкетирование
функциональным системам
Объем исследования,
количество студентов
Проанализировано
800
источников информации,
процитировано 360
Проанализировано
586
источников информации,
процитировано 52
Четыре учебных корпуса,
мастерские, стадион, общежитие,
расписание
занятий
316 студентов (85 юношей и 231 девушка)
б) изучение и оценка бытовых Социологический 304 студента (153 юноши
условий и образа жизни
(анкетирование) и 151 девушка)
61
Продолжение табл. 1
Этап исследования
Методы
исследования
Объем исследования,
количество студентов
3. Клинико-физиологический:
а) изучение и оценка сердечно- Клинико-физиососудистой системы
логический
240 студентов: 120 –
I курс, 120 – IV курс
б) изучение и оценка дыхатель- Клинико-физионой системы
Логический
240 студентов: 120 –
I курс, 120 – IV курс
в) изучение и оценка вегетативной нервной системы
4. Физиолого-гигиенический:
а) изучение и оценка физиических резервов
240 студентов: 120 –
I курс, 120 – IV курс
Клинико-физиологический
Антропометрия
Контрольные
упражнения
б) изучение и оценка функцио- Нагрузочные
нальных резервов
тесты
в) изучение и оценка
психоэмоциональных резервов
240 студентов: 120 –
I курс, 120 – IV курс
240 студентов: 120 –
I курс, 120 – IV курс
Психологическое 400 студентов: 200 –
тестирование
I курс, 200 – IV курс
5. Апробационный:
а) апробация методов определе- Психодиагностиния дезадаптивных состояний
ческий
1030 студентов вуза
215 студентов колледжа
б) апробация методов профилак- Эксперимент
тики дезадаптивных состояний
на студентах вуза и колледжа
280 студентов вуза
200 студентов колледжа
в) оценка эффективности профи- Эксперимент
лактической методики
Оценка
успеваемости
280 студентов вуза
200 студентов колледжа
Объектом исследования были студенты I и IV курсов, предметом
исследования – функциональное состояние, резервные и компенсаторноадаптационные возможности, условия жизнедеятельности и образ жизни,
проживающих дома с родителями и в общежитии. Выбор в качестве объекта
62
исследования студентов I и IV курсов вуза можно обосновать тем, что на разных
этапах
обучения
существенно
меняется
функциональное
состояние
и
адаптационные возможности учащихся. Так, на начальном этапе обучения
существенное значение имеет успешность адаптации к новым условиям обучения
в высшем учебном заведении, а к концу обучения возрастают требования
результатам к учебной деятельности. Кроме того, мы основывались на том, что
занятия физической культурой в рамках расписания предусмотрены до III курса,
а после завершения регулярных тренировок у студентов-четверокурсников
существенно изменяется уровень функциональной активности жизненно важных
систем организма и
физической подготовленности. Поэтому с целью
углубленной оценки функционального состояния и адаптационных резервов
студентов
проведено
комплексное
физиолого-гигиеническое
обследование
обучающихся разных курсов обучения. Средний возраст обследуемых студентов I
курса составил: юношей – 18,04 + 0,13 лет, девушек – 18,16 + 0,14 лет. Средний
возраст юношей и девушек IV курса составлял соответственно, 20,73 + 0,12 и
20,27 + 0,11 лет.
2.2. Организация и методы исследования
Разработка методологических и концептуальных основ выявления
и профилактики дезадаптивных состояний
На первом (теоретико-концептуальном этапе) проводился теоретический
анализ и обобщение данных по проблеме исследования, сформулированы цель,
рабочая гипотеза объект, предмет и задачи исследования. На основе многолетних
исследований по изучению процессов адаптации организма студентов к
умственным и физическим нагрузкам проводилась рабработка методологических,
концептуально-теоретических
и
методических
подходов
к
развитию
дезадаптивных состояний у студентов в режиме учебно-трудового дня и их
профилактике.
Была
разработана
концептуальная
модель
оптимизации
63
функционального
состояния
и
повышения
адаптационных
возможностей
студентов.
Теоретический уровень научного познания позволил на рациональной
(логической) ступени обобщить имеющиеся данные и раскрыть наиболее
глубокие стороны связи психический проявлений и физических закономерностей,
присущих студентам. В результате теоретического познания разработаны новые
представления о проблеме здоровья учащихся. На основе проанализированных
источников литературы оценено влияние различных методологических подходов
к здоровьесбережению студентов. Определены подходы, на которые опираются
наши концептуальные идеи (синергетический подход и теория неравновесных
систем; системный подход и теория систем; адаптационный подход и теория
адаптации).
В
ходе
дальнейшей
работы
дано
определение
психофизической
дезадаптации, указаны принципы, на которые она опирается. На основе анализа и
синтеза имеющейся информации, мысленного моделирования разработана
синергетическая модель адаптационно-дезадаптационного перехода. Методом
аналогии выделено сходство с процессами, происходящими в учебной
деятельности.
Проведенный корреляционный анализ позволил выявить взаимосвязь
между
психоэмоциональными
подготовленности
установлена
студентов.
неразрывная
показателями
В
ходе
связь
и
анализа
результатами
результатов
психофизической
физической
исследования
дезадаптации
с
адаптационных
и
психологической и физиологической дезадаптацией.
Мысленные
дезадаптационных
представления
процессов
о
позволили
протекании
создать
схему
психофизической
дезадаптации человека, установить стадийность этого процесса. На конкретном
примере рассмотрен и смоделирован процесс формирования дезадаптации.
Особенности развития дезадаптационного процесса позволили соотнести
его по аналогии с переходным состоянием, которое характеризуется неполным
здоровьем (предболезнью) и выделить критерии психофизического здоровья.
64
Используя методы наблюдения, анализа, синтеза, умозаключения, удалось
разработать схему формирования дезадаптивных состояний у студентов в режиме
учебно-трудового
дезадаптации,
дня,
вычленить
наметить
пути
негативные
профилактики
факторы,
и
приводящие
предсказать
к
результаты
оздоровительной работы.
На основе обобщения методических принципов, средств и способов
профилактики учебной дезадаптации и на основе собственных данных,
разработан новый подход к профилактике дезадаптивных состояний у студентов,
основанный
на
оптимизации
функционального
состояния
и
повышении
подготовить
комплексы
адаптационных резервов организма.
Обобщение
результатов
работы
позволило
физических упражнений для активизации мозга и нормализации вегетативных
функций во время занятий. Предложено использовать точечный массаж для
оптимизации функций и повышения работоспособности, применять физические
упражнения для повышения физической подготовленности и расширения
адаптационных возможностей студентов.
Изучение и оценка условий обучения, образа жизни и здоровья студентов
На втором (гигиеническом) этапе исследования проводились изучение и
оценка социально-бытовых условий обучения, образа жизни и состояния здоровья
студентов. Для оценки гигиенических условий обучения в вузе изучено
санитарно-техническое
и
санитарно-гигиеническое
состояние
зданий
университета, спортивных сооружений, учебных помещений, оборудования и
иного имущества. Проведена гигиеническая оценка микроклиматических условий
в холодных аудиториях (№ 202 и 221), в зимний период. В Череповце средняя
температура в январе (наиболее холодном месяце зимы) составляет –11,5 оС. На
момент замера температура воздуха составляла –10 оС. Параметры микроклимата
(температуру воздуха, относительную влажность воздуха, скорость движения
воздуха) определяли с помощью метеометра МЭС-200А до начала занятий (в 8 ч
65
00 мин), в середине занятий (в 9 ч 00 мин) и после окончания занятий (в 9 ч 50
мин). Показания прибора фиксировались на расстоянии 0,5 м от наружной стены
и в центре помещения (высота от пола 0,1
естественного
и
искусственного
и 1,5 м).
освещения.
Проводилась оценка
Определялись
показатели
естественного освещения: коэффициент естественной освещенности, световой
коэффициент и коэффициент заглубления. Для определения освещенности
применялся люксметр Testo 540. Проводилась гигиеническая оценка учебного
расписания и условий проживания студентов в общежитиях.
Для изучения индивидуального здоровья студентов (n = 96) использовали
анкету “Оценка уровня здоровья по основным функциональным системам и
синдромам” (Косованова Л.В., Мельникова М.М., Айзман Р.И., 2003) [135].
Выбор данной методики обосновывается тем, что она дает возможность быстро
оценить состояние здоровья значительного количества студентов. Она включает в
себя 13 блоков (каждому блоку соответствует функциональная система). Каждый
блок включает в себя 10 наиболее характерных симптомов, которые оцениваются
в баллах по двум параметрам: по частоте и по силе (выраженности).
Типы
психопатий и акцентуации характера 220 студентах I и IV курсов (85 юношах и
135 девушках) изучали по методике предложенной А.Е. Личко [152].
Исследование и оценка социально-бытовых условий жизнедеятельности и
образа жизни студентов проводились с помощью разработанной анкеты с целью
изучения их образа жизни и отношения к своему здоровью (см. приложение 1). В
анкетировании приняли участие 304 студента I и IV курсов ЧГУ (153 юноши и
151 девушка). Студенты были объединены в четыре группы по гендерному
признаку: 1-ю и 2-ю группы составляли юноши, проживающие дома с родителями
(n = 78) и в общежитии (n = 75). В 3-ю и 4-ю группы сравнения вошли девушки,
проживающие дома в семье (n = 76), и девушки, проживающие в общежитии (n =
= 75).
66
Изучение функционального состояния организма студентов
На третьем (клинико-физиологическом) этапе исследования было изучено
функциональное состояние ведущих систем организма студентов (сердечнососудистой, дыхательной и вегетативной). Обследовано 240 студентов ЧГУ, в
том числе 120 студентов I курса (60 юношей и 60 девушек) и 120 студентов IV
курса (60 юношей и 60 девушек). Для более точной оценки функционального
состояния студенты I курса были разделены на сопоставимые группы по
возрастно-половому признаку: юноши, проживающие в семье родителей (n = 30)
и в общежитии (n = 30); девушки, проживающие дома (n = 30), и девушки,
проживающие в общежитии (n = 30). Юноши и девушки IV курса были
объединены в группы аналогично.
Изучение функционального состояния сердечно-сосудистой системы
студентов. Для изучения и оценки параметров ССС были выбраны общепринятые
кардиогемодинамические значения (ЧСС, АДс, АДд, ПД, АДсрдин, СОК, МОК,
ОПСС),
дающие
объективную
характеристику
функции
кроообращения.
Параметры сердечно-сосудистой системы регистрировались осциллометрическим
методом в состоянии физического и эмоционального покоя с помощью
полуавтоматического измерителя артериального давления UA–703 по методике
Короткова. Для оценки
функционального
состояния
сердечно-сосудистой
системы использовались методические подходы, представленные в работах
(Мешков Н.А. с соавт., 2008; Дѐгтев С.Ю., с соавт., 2008) [169, 81].
Для изучения и оценки функционального состояния сердечно-сосудистой
системы применялись следующие показатели: частота сердечных сокращений
(ЧСС), уд./мин, в норме ЧСС составляет 60–80 уд/мин; артериальное давление
систолическое (АДс), мм рт. ст., в норме АДс = 120–140 мм рт. ст.; артериальное
давление диастолическокое (АДд), мм рт. ст., в норме АДд = 60–80 мм рт. ст.
Для оценки функции кровообращения использовали расчетные показатели.
1. Пульсовое давление (ПД), мм рт. ст.:
67
ПД = АДс – АДд,
где АДс – артериальное давление систолическое, мм рт. ст.; АДд – артериальное
давление диастолическое, мм рт. ст., в норма ПД = 30–50 мм рт. ст.
2. Артериальное давление среднее динамическое (АДсрдин):
АДсрдин = 0,42 АДс + 0,58 АДд,
где АДс и АДд – соответственно артериальное давление систолическое и
диастолическое, мм рт. ст., в норме АДсрдин = 80–95 мм рт. ст.
3. Систолический объем крови (СОК), мл, определяемый по формуле
Старра:
СОК = [ (101 + 0,5  ПД) – (0,6  АДд) ] – 0,6  А,
где ПД – пульсовое давление, мм рт. ст.; АДд – диастолическое давление, мм рт.
ст.; А – возраст испытуемого, лет, в норме СОК = 60–80 мл.
4. Минутный объем крови (МОК), л/мин, рассчитываемый
путем
умножения величины СОК на ЧСС в 1 мин: МОК = СОК  ЧСС, в норме МОК =
= 6–8 л/мин.
5. Общее периферическое сопротивление сосудов (ОПСС), дин · с · см-5:
ОПСС = (АДд + 1/3 ПД)  1330  60 / МОК,
где АДд – диастолическое давление, мм рт. ст.; ПД – пульсовое давление, мм рт.
ст.; 1330 – переводной коэффициент; 60 с – время для расчета секундного объема
кровотока, в норме ОПСС = 1140–2700, дин · с · см-5.
Изучение функционального состояния дыхательной системы студентов. Функциональное состояние дыхательной системы изучалось путем определения частоты дыхания, легочных объемов, расчетных показателей, характери-
68
зующих компенсаторно-приспособительные реакции дыхания. Выбор параметров
дыхательной системы определялся задачами исследования. Параметры внешнего
дыхания (ЖЕЛ) определялись с помощью спирометров “Spiro USB” и “MikroLab”.
Пациент делал глубокий вдох и выдыхал воздух в аппарат.
В
соответствии
с
задачами
исследования
оценивались
следующие
показатели:
1. Жизненная емкость легких (ЖЕЛ), л.
Критерии оценки: ЖЕЛ составляет: 2,5÷4,0 л у женщин, 3,5÷5,0 л – у
мужчин.
2. Должная жизненная емкость легких (ДЖЕЛ), л :
ДЖЕЛм = 2,6 · ДОО;
ДЖЕЛж = 2,3 · ДОО,
где ДОО – должный основной обмен, ккал; 2,6 и 2,3 – коэффициенты расчета
ДЖЕЛ у мужчин и женщин.
3. Должный основной обмен (ДОО), ккал, определяемый по формуле
Гарриссона-Бенедикта:
ДООм = 13,75 · m + 5 · Р – 6,75 · КВ + 66,47;
ДООж = 9,56 · m + 1,85 · Р + 4,67 · КВ + 65,09,
где ДООм – должный основной обмен у мужчин, ккал; ДООж – должный
основной обмен у женщин, ккал; m – масса тела, кг; Р – длина тела, см; КВ –
календарный возраст, лет.
Поскольку индивидуальные значения ЖЕЛ варьируют в широких пределах,
рассчитывалось процентное отношение (ЖЕЛ : ДЖЕЛ) · 100 %.
Критерии оценки: 100÷120 % – норма; 100÷70 – рестриктивные нарушения
умеренной выраженности; 70÷50 – рестриктивные нарушения значительной
выраженности; меньше 50 – резко выраженные нарушения обструктивного типа.
69
4. Компенсаторно-приспособительные реакции дыхательной функции
оценивались по жизненному индексу (ЖИ), мл/кг, рассчитываемого по формуле
ЖИ = ЖЕЛ / МТ,
где ЖЕЛ – жизненная емкость легких, мл; МТ – масса тела, кг.
Критерии оценки: в норме показатели ЖИ составляют 65÷70 мл/кг – для
мужчин, 60 мл/кг – для женщин. Если определяемые значения у обследуемых
меньше нормальных, это свидетельствует о недостаточной ЖЕЛ и нарушении
компенсаторно-приспособительных реакций организма.
5. Функциональные возможности органов дыхания, для оценки которых
использовали спирометрический показатель СП, мл/см:
СП = ЖЕЛ / Р,
где ЖЕЛ – жизненная емкость легких, мл; Р – длина тела, см.
Критерии оценки СП: 20 мл/см – для мужчин, 17÷18 мл/см – для женщин.
6. Для определения способности организма противостоять недостатку
кислорода использовали пробы Штанге и Генчи.
Критерии оценки пробы Штанге и Генчи: в норме задержка дыхания на
вдохе составляет 55÷60 с, а на выдохе – 25÷30 с. При нарушении
функционального состояния организма время задержки дыхания: на вдохе – 30 с,
на выдохе – менее 20 с.
Изучение функционального состояния вегетативной нервной системы
студентов. Оценка вегетативного статуса проводилась по вариабельности
сердечного ритма. Выбор метода объясняется тем, что это новая технология
исследования и оценки состояния регуляторных систем организма, где ССС
выступает как индикатор адаптационных возможностей организма. С помощью
этого метода можно точно определить вегетативный статус организма
диагностировать функциональное состояние.
и
Исследование вегетативного
70
статуса проводились на программно-аппаратном комплексе «Варикард ВК–1».
Обследование проводились по общепринятой в физиологической практике
методике. В положении лежа оценивали основные составляющие вариабельности
сердечного ритма. В качестве информативных показателей использовались
значения моды (Мо), амплитуды моды (АМо), вариационного размаха
(Х),
индекса напряжения (ИН) регуляторных систем.
1. Мода (Мо) – наиболее часто встречающийся кардиоинтервал. Этот
показатель отражает наиболее вероятный уровень функционирования сердечнососудистой системы.
2. Амплитуда моды (АМо), % этот показатель отражает эффект влияния
симпатического отдела ВНС.
Интерпретация результатов АМо: 31÷49 % – нормотонический тип; более
50 % – умеренная симпатикотония; более 80 % – выраженная симпатикотония;
менее 30 % – умеренная ваготония; менее 15 % – выраженная ваготония.
3. Вариационный размах интервалов R–R (  Х) – характеризует активность
парасимпатического отдела ВНС.
Интерпретация результатов  Х: 0,16÷0,29 с – нормотонический тип; менее
0,15 с – умеренная симпатикотония; менее 0,06 с – выраженная симпатикотония;
более 0,30 с – умеренная ваготония; более 0,50 с – выраженная ваготония.
4. Индекс напряжения регуляторных систем (ИН), усл. ед. – показатель
суммарной активности центральной регуляции сердечного ритма, отражает
преобладание симпатических влияний над парасимпатическими и степень
напряжения регуляторных механизмов организма.
Интерпретация
результатов
ИН:
50÷200
усл.
ед.
–
норма.
При
эмоциональном стрессе и физической нагрузке ИН увеличивается до 300÷500 усл.
ед., а у людей со сниженными резервными возможностями ИН наблюдается даже
в покое; 51÷199 усл. ед. – нормотония; более 200 усл. ед. – умеренная
симпатикотония; более 500 усл. ед. – выраженная симпатикотония; менее 50 усл.
ед. – умеренная ваготония; менее 25 усл. ед. – выраженная ваготония.
71
Функциональное состояние вегетативной нервной системы определяли с
помощью следующих параметров:
1. Вегетативный индекс Кердо (ВИК), усл. ед.:
ВИК = 1 – АДд / ЧСС,
где АДд – артериальное давление диастолическое, мм рт. ст.; ЧСС – частота
сердечных сокращений, уд/мин.
Критерии оценки ВИК: при полном вегетативном равновесии (эйтония)
ВИ = 0. Если значения ВИК положительные, то преобладает тонус симпатической
нервной системы; если значения ВИК отрицательные, то преобладает тонус
парасимпатической нервной системы.
2. Коэффициент Хильдебранта (Q), усл. ед.:
Q = ЧСС / ЧД,
где ЧСС – частота сердечных сокращений, уд./мин; ЧД – частота дыхания,
цикл/мин.
Критерии оценки Q: в норме Q = 2,8÷4,9, что характеризует нормальное
межсистемное соотношение (кардиореспираторное сопряжение). Если Q < 2,8, то
преобладает тонус парасимпатической нервной системы. Если Q > 4,9, то
преобладает
тонус
симпатической
нервной
системы.
Эти
отклонения
свидетельствуют о рассогласовании в деятельности кардиореспираторной
системы.
В работе проведено изучение и оценка вегетативной устойчивости (ВУ).
При
обследовании
студентов
использовались
общепринятая
методика
психологического тестирования, (Баранов А.А. с соавт. 2007) [23].
Критерии оценки ВУ: для юношей: 0÷3 – высокий уровень вегетативной
устойчивости; 4÷7 – нормальный уровень вегетативной устойчивости; 8÷16 –
низкий уровень вегетативной устойчивости; для девушек: 0÷5 – высокий уровень
72
вегетативной
устойчивости;
6÷9
–
нормальный
уровень
вегетативной
устойчивости; 10÷16 – низкий уровень вегетативной устойчивости.
На третьем (физиолого-гигиеническом) этапе исследования проведено
изучение адаптационных возможностей студентов. Обследовано 240 студентов
ЧГУ (юношей и девушек), обучающихся на I и IV курсах. Все студенты так же,
как и при оценке функционального состояния, были разделены на сопоставимые
группы по возрастно-половому признаку: юноши I курса, проживающие дома с
родителями (n = 30), и юноши I курса, проживающие в общежитии (n = 30);
девушки I курса, проживающие дома (n = 30), и девушки I курса, проживающих
в общежитии (n = 30).
Юноши и девушки IV курса также были объединены в идентичные группы:
юноши, проживающие дома с родителями (n = 30) и в общежитии (n = 30);
девушки IV курса, проживающие с родителями (n = 30) и в общежитии (n = 30).
Изучение адаптационных возможностей организма студентов
На четвертом (физиолого-гигиеническом) этапе проводилось изучение и
оценка физических, функциональных и психоэмоциональных резервов организма
студентов. Изучены физическое и функциональное состояние и адаптационные
резервы 240 студентов ЧГУ: 120 студентов I курса (60 юношей и 60 девушек); 120
студентов IV курса (60 юношей и 60 девушек). Все испытуемые были разделены
на сопоставимые группы по возрастно-половому признаку: 1) на I курсе: юноши,
проживающие дома в семье родителей (n = 30), и юноши, проживающие в
общежитии (n = 30);
девушки, проживающие дома
(n = 30), и девушки,
проживающие в общежитии (n = 30). Юноши и девушки IV курса были
объединены в идентичные группы.
В тестировании психоэмоционального
состояния и резервов приняло участи 400 студентов ЧГУ: 200 студентов I курса
(100 юношей и 100 девушек); 200 студентов IV курса (100 юношей и 100
девушек). Все испытуемые были разделены на сопоставимые группы по 50
человек с учетом возрастно-полового признака.
73
Изучение и оценка физических резервов студентов. Физическая
подготовленность студентов оценивалась с помощью контрольных упражнений
(тестов). Выбор методов изучения и оценки физической подготовленности
определялся возможностью контрольных упражнений (тестов) дать объективную
информаци ю о развитии основных физических качеств у студентов: мышечной
силы, быстроты, выносливости, гибкости и координационных способностей. Для
определения мышечной силы кистей рук юношей использовался динамометр
ДРП–90, а кистей рук девушек – ДК–50. Сила максимального сжатия пальцев
кисти определялась трехкратно в положении стоя (вторую руку испытуемый
опускал вдоль туловища). Наибольшее отклонение стрелки динамометра являлось
показателем максимальной силы мышц кисти.
Критерии оценки мышечной силы: для юношей: правая рука – 35÷50, левая
рука – 32÷46 кг; для девушек: правая рука – 25÷33, левая рука – 23÷30 кг.
Динамический индекс (ДИ), кг/кг, сильнейшей руки рассчитывается по
формуле
ДИ = Р/М,
где Р – показатель мышечной силы ведущей руки, кг; М – масса тела, кг.
Критерии оценки ДИ: значения для юноши: более 0,8 – отлично; 0,7÷0,8 –
хорошо; 0,60÷0,69 – удовлетворительно; меньше 0,6 – неудовлетворительно; для
девушек:
более
0,6
–
отлично;
0,56÷0,60
–
хорошо:
0,40÷0,55
–
удовлетворительно; менее 0,4 – неудовлетворительно.
Для оценки физической подготовленности студентов использовались
следующие тесты: бег на 30 м, бег на 1000 м, прыжок в длину с места, силовая
гимнастика – подтягивание на перекладине (для юношей) и подъем туловища в
сед
(для
девушек).
Полученные
результаты
сравнивали
с
табличными
нормативами (В.Р. Кучма с соавт., 2010) [144] показателями кондиционной
физической подготовленности студентов (С.И. Изаак, 2005) [104] и определяли
уровень физической подготовленности студентов.
74
Бег на 30 м проводили на беговой дорожке открытого стадиона с асфальторезиновым покрытием, с высокого старта, попарно. Время фиксировались с
помощью электронного секундомера “DIGI SPORT” с точностью до 0,1 с.
Тестирование выносливости (бег на 1000 м) проводили с группового старта (по 10
человек в забеге) на стандартном 400-метровом круге стадиона (2,5 круга).
Результат фиксировали с отсечкой каждого участника забега с точностью до
0,01 с. Прыжки с места выполнялись в прыжковую яму с песочной смесью.
Отталкивание осуществлялось с деревянной планки. Результат фиксировали
измерительной лентой (рулеткой) с точность до 1 см. Тестирование силовых
качеств студенток проводили в гимнастическом зале с использованием
гимнастического коврика. Упражнение подъем туловища в сед начинали с
исходного положения «лежа на спине», руки за голову, ноги фиксировал партнер.
Подсчитывали число подъемов за 30 с. Подтягивание на высокой перекладине на
максимальное количество раз у юношей проводилось по правилам соревнований.
Критерии оценки следующие:
в беге на 30 м (с): для юношей: 4,2 и менее – высокий; 4,3÷4,4 – выше
среднего; 4,5÷4,6 – средний; 4,7÷4,9 – ниже среднего; 5,0 и более – низкий; для
девушек: 4,8 и менее – высокий; 4,9÷5,1 – выше среднего; 5,2÷5,4 – средний;
5,5÷6,0 – ниже среднего; 6,1 и более – низкий;
в беге на 1000 м (мин): для юношей: 3,30 и менее – высокий; 3,31÷4,03 –
выше среднего; 4,04÷4,36 – средний; 4,37÷5,20 – ниже среднего; 5,21 и менее –
низкий; для девушек: 4,14 и менее – высокий; 4,15÷4,46 – выше среднего;
4,47÷5,19 – средний; 5,20÷6,03 – ниже среднего; 6,04 и более – низкий;
в прыжках в длину с места (см): для юношей: 245 и более – высокий;
234÷244 – выше среднего; 222÷233 – средний; 206÷221 – ниже среднего; 205 и
менее – низкий; для девушек: 212 и более – высокий; 198÷211 – выше среднего;
184÷197 – средний; 166÷183 – ниже среднего; 165 и менее – низкий;
в подтягивании на перекладине (раз): для юношей: 14 и более – высокий;
12÷13 – выше среднего; 10÷11 – средний; 7÷9 – ниже среднего; 6 и менее –
низкий;
75
в подъеме туловища в сед за 30 с (раз): для девушек: 26 и более – высокий;
25 – выше среднего; 21÷24 – средний; 15÷20 – ниже среднего; 14 и менее –
низкий.
Скоростные способности оценивались с помощью методики
«теппинг-
тест». В теппинг-тесте учитывали число движений за 20 с. Метод изучения
статической координации студентов: испытуемый стоит на одной ноге, другая
согнута в колене и ступней опускается на коленный сустав с медиальной стороны.
Руки вытянуты в стороны, глаза закрыты. В пробе стойка на одной ноге
определялось время в секундах. Скоростно-силовую подготовку оценивали по
результатам контрольных тестов: прыжки через скакалку за 1 мин (раз) и
отжимания в упоре лежа (раз).
Для определения гибкости позвоночного столба студентов использовалась
разработанная нами (совместно с Сапожниковым Н.И.) модель (см. приложение
2). Данная модель позволят достаточно точно оценить гибкость позвоночника
студентов-спортсменов и лиц, не занимающихся спортом.
Способ измерения гибкости позвоночника заключается в следующем: лист с
условным изображением правой и левой стоп располагается на твердой
поверхности ступеньки или скамейки высотой не менее 300 мм (30 см). Лист с
разметкой свободно свисает с края горизонтальной поверхности под углом 90о.
Испытуемый встает ногами на изображения стоп и наклоняет туловище вперед и
вниз, стараясь опустить руки с выпрямленными пальцами вдоль шкалы как можно
ниже поверхности опоры. При этом ноги в коленях не должны сгибаться. При
стабилизации положения тела по кончикам пальцев кистей рук снимают
показания гибкости (в см). По полученному результату дается оценка уровня
гибкости тела в баллах.
Критерии оценки гибкости: для студентов, не занимающихся спортом: 1÷4 см
– низкий (1 балл), 5÷8 см – ниже среднего (2 балла), 9÷12 см – средний (3 балла),
13÷16 – выше среднего (4 балла), 17÷20 см – высокий (5 баллов).
Индекс мощности Шаповаловой В.А. (ИШ), усл./ед. рассчитывается по
формуле:
76
Индекс мощности Шаповаловой В.А. =
= Вес тела (г) / Рост (см) · Количество наклонов за 1 мин / 60.
Критерии оценки ИШ следующие: высокий: юноши – ≥ 301, девушки – ≥
325; выше среднего: юноши – 276÷300, девушки – 297÷324; средний: юноши –
225÷275, девушки – 246÷296; ниже среднего: юноши – 200÷224, девушки –
213÷245; низкий: юноши – ≤ 199, девушки – ≤ 212.
Низкая оценка индекса В.А.
Шаповаловой (низкий и ниже среднего) указывает на слабое развитие
двигательных качеств – силы, быстроты и скоростной выносливости.
Для определения
физической работоспособности сердца студентов
применяли функциональную пробу Руфье, в которой использовали
значения
частоты сердечных сокращений в различные периоды времени восстановления
после относительно небольшой нагрузки, (30 приседаний в течение
45 с).
Значение индекса Руфье определяли по формуле
Индекс Руфье = 4 · (Р1 + Р2 + Р3) – 200 / 10.
Критерии оценки ИР: менее 3 – высокая работоспособность; 4÷6 – хорошая
работоспособность;
7÷9
–
средняя
работоспособность;
10÷14
–
удовлетворительная работоспособность (средняя сердечная недостаточность);
15 и выше – плохая работоспособность (сильная сердечная недостаточность).
Изучение и оценка функциональных резервов студентов. Выбор
показателей
для
характеристики
физиологических
резервов
студентов
основывался на определении преимущественно регуляторных параметров
организма (КВ, ИССР, ИР), поскольку именно они определяет функциональный
запас организма. Дополнительно, для оценки состояния компенсаторноприспособительных возможностей кардиореспираторной системы определялся
77
адаптационный потенциал системы кровообращения и индекс Скибинской.
Коэффициент выносливости (КВ), усл. ед., определялся по формуле
КВ = ЧСС · 10 / ПД,
где ЧСС – частота сердечных сокращений, уд./мин; ПД – пульсовое давление, мм
рт. ст.; в норме значение КВ лежат в пределах 12–15 усл. ед. Увеличение данного
показателя указывает на ослабление деятельности сердечнососудистой системы,
уменьшение – на усиление.
Индекс сердечнососудистой регуляции (ИССР), %, рассчитывали по
формуле
ИССР = 100 (АДд / ЧСС),
где АДд – диастолическое давление, мм рт. ст.; ЧСС – частота сердечных
сокращений, уд/мин.
Критерии оценки ИССР: от 90÷110 % – сердечнососудистый тип регуляции;
более 110 % – тип саморегуляции кровообращения сосудистый; менее 90 % –
сердечный.
Индекс Робинсона, усл. ед., характеризующий состояние регуляции
сердечнососудистой системы, рассчитывался по формуле
Индекс Робинсона = ЧСС· АДс / 100,
где ЧСС – частота сердечных сокращений, уд/мин; АДс – артериальное давление
систолическое, мм рт. ст.
Критерии оценки индекса Робинсона: высокий: юноши и девушки – ≤ 70;
выше среднего: юноши – 71÷80, девушки – 71÷85; средний: юноши – 81÷107,
девушки – 86÷100; ниже среднего: юноши – 108÷115, девушки – 101÷110; низкий:
юноши – ≥ 116, девушки – ≥ 111.
78
Низкие значения индекса Робинсона (низкий и ниже среднего) связаны с
нарушением регуляции сердечнососудистой системы. Студенты с такими
показателями
кровообращения
составляют
группу
(артериальная
риска
гипертония,
по
заболеваниям
гипотония,
системы
вегетососудистая
дистония, нарушение ритма сердца).
Функциональное состояние и адаптационные резервы определяли путем
расчета адаптационного потенциала (АП):
АП = (0,011 ЧСС + 0,014  АДс + 0,008  АДд + 0,014  Возраст + 0,009 
 Масса тела – 0,009  рост) – 0,27,
где ЧСС – частота сердечных сокращений;
АДс – артериальное давление
систолическое; АДд – артериальное давление диастолическое.
Критерии оценки АП: удовлетворительная адаптация
напряжение механизмов адаптации – 2,11÷3,20 балла;
2,1 балла и менее;
неудовлетворительная
адаптация – 3,21÷4,30 балла; срыв адаптации – 4,30 балла и более.
Оценку функциональных резервов сердечнососудистой и дыхательной
систем определяли в условных единицах, используя индекс Скибинской (ИС),
усл. ед.:
ИС = 0,01 · ЖЕЛ · ЗДвд / ЧСС,
где ЖЕЛ – жизненная емкость легких, мл; ЗДвд – задержка дыхания на вдохе, с;
ЧСС – частота сердечных сокращений, уд/мин.
Критерии оценки ИС: более 60 – отлично; 30÷60 – хорошо; 10÷29 –
удовлетворительно; 5÷9 – плохо; менее 5– очень плохо.
Изучение и оценка психоэмоциональных резервов студентов. Выбор
тестов для изучения и оценки психохоэмоциональных резервов основывался на
способности их эффективно выявлять изменения в нервно-психическом статусе
студентов,
являющиеся
характерным
признаком
стрессовой
ситуации
и
дезадаптации. В рамках данной работы обследовано 400 студентов ЧГУ в
возрасте 18 и 20 лет, занимающихся в основной группе физкультуры. Юноши и
79
девушки I и IV курсов были разделены на сопоставимые группы по возрасту и
полу: юноши, проживающие дома с родителями (n = 50), и юноши, проживающие
в общежитии (n = 50); девушки, проживающие с родителями (n = 50), и студенты,
проживающие в общежитии (n = 50). Изучение психоэмоционального состояния
проводили методом психологического тестирования по общепринятым и хорошо
известным в медико-психологической практике тестам:
а) по опроснику «нервно-психического напряжения», предложенному Т.А.
Немчиным. Опросник включает в себя перечень признаков НПН, составленный
по данным клинико-психологического наблюдения.
Критерии оценки НПН: 30÷50 баллов – слабое НПН; 51÷70 баллов –
умеренное НПН; 71÷90 баллов – чрезвычайное НПН;
б) по методике «Прогноз», предназначенной для определения уровня НПУ,
риска дезадаптации личности в условиях стресса. НПУ тем больше, чем больше
получено баллов. Полученный балл соотносили с условной шкалой НПУ,
находящиейся в интервале от 1 до 10 пунктов. Чем больше значение пункта
шкалы, тем больше НПУ (табл. 2).
Таблица 2
Условная шкала НПУ
Сумма ответов по шкале
НПУ, баллы
33 и более
29–32
23–28
18–22
14–17
11–13
9–10
7–8
6
5 и менее
Пункт шкалы НПУ
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Значение пункта
шкалы НПУ
Чем ниже пункт, тем
больше нервно-психическая неустойчивость в
стрессе
Среднее
Чем выше пункт, тем
больше нервно-психическая устойчивость и тем
меньше риск дезадаптации в стрессе
Измерение степени выраженности астенического состояния проводились с
использованием «шкалы астенического состояния» (ШАС). Весь диапазон шкалы
включает в себя от 30 до 120 баллов.
80
Критерии оценки ШАС: первый диапазон (30÷50 баллов) – «отсутствие
астении»; 2-й диапазон (51÷75 баллов) – «слабая астения»; 3-й диапазон (76÷ 100
баллов) – «умеренная астения»; 4-й диапазон (101÷120 баллов) – «выраженная
астения».
Уровень тревожности определялся с помощью методики Ч.Д. Спилбергера,
позволяющей дифференцированно измерить тревожность как свойство личности
(личностная тревожность) и как состояние (ситуативная тревожность). Итоговый
показатель по каждой шкале может находиться в диапазоне от 20 до 80 баллов.
При этом чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности.
Критерии оценки СТ и ЛТ: до 30 баллов – низкая; 31÷44 балла – умеренная;
45 баллов и более – высокая.
Скрининговая оценка эмоционального компонента проводилась по шкале
субъективного благополучия (ШСБ), разработанной французскими психологами
Perrudent-Badox, Mendelsohn и Chiche. Адаптация шкалы к русской выборке
проведена М.В. Соколовой. Полученные значения оценивались в сырых баллах и
в стенах.
Интерпретация
шкалы
ШСБ:
крайне
низкие
оценки
(1
стен)
свидетельствуют о полном эмоциональном благополучии испытуемого и
отрицании им серьезных психологических проблем; низкие оценки (2÷3 стена)
говорят
об
умеренном
эмоциональном
комфорте
(он
не
испытывает
эмоциональных проблем, уверен в себе, активен, успешно взаимодействует с
окружающими); средние оценки (4÷7 стенов) свидетельствуют о низкой
выраженности качества у испытуемых (лица с такими оценками характеризуются
умеренным субъективным благополучием); высокие оценки (8÷9 стенов)
характерны для лиц, склонных к депрессии и тревогам, замкнутых, зависимых,
плохо переносящих стрессовые ситуации; крайне высокие оценки (10 стенов)
свидетельствуют о выраженном эмоциональном дискомфорте (у лиц с такими
оценками
имеется
комплекс
неполноценности,
они
лишены
доверия
к
окружающим, испытывают трудности в контроле эмоций, постоянно беспокоятся
по поводу неприятностей).
81
Для выявления предрасположенности к алекситимии использовалась
Торонтская алекситимическая шкала (ТАШ), которая позволяет установить
сниженную способность или затрудненность вербализации эмоциональных
состояний, что является характерным признаком тяжелой стрессовой ситуации.
Используемый тест адаптирован в институте им. В.М. Бехтерева.
Критерии оценки ТАШ: результаты теста распределяются в интервале в
интервале от 26 до 130 баллов и интерпретируются следующим образом:
«алекситимический» тип личности – 74 балла и более; группа риска – 62÷74
балла; «неалекситимический» тип личности – 62 балла и менее.
С целью измерения уровня тревоги использовался тест, предложенный J. Teulor
(1953) и адаптированный Т.А. Немчиным (1966).
Критерии оценки ШТ: 40÷50 баллов – очень высокий уровень тревоги; 25÷40
баллов – высокий уровень тревоги; 15÷25 баллов – средний (с тенденцией к высокому)
уровень; 5÷15 баллов – средний (с тенденцией к низкому) уровень; 0÷5 баллов – низкий
уровень тревоги.
Оценка СА проводилась по тестовой методике (А.А. Баранов с соавт., 2007)
[23]. Критерии оценки СА следующие: для юношей: 0÷8 – социальная
дезадаптация; 9÷12 – нормальная социальная адаптированность; 13÷20 – высокая
социальная адаптированность; для девушек: 0÷9 – социальная дезадаптация;
10÷13 – нормальная социальная адаптированность; 14÷20 – высокая социальная
адаптированность.
Разработка и апробация методов определения и профилактики
дезадаптивных состояний у студентов
На пятом этапе проводилась апробация разработанных методов, выявление
нарушений процесса адаптации и их профилактика. Для выявления дезадаптивных расстройств у каждого индивидуума в студенческой среде нами применялась
разработанная методика определения типов психофизической дезадаптации человека, позволяющая распознавать изменения психофизического статуса человека
82
(приложение 3). Испытуемые распределялись по шести выделенным нами типам
психофизической дезадаптации человека: 1) полностью дезадаптированный (ПД);
2) частично дезадаптированный (ЧД); 3) промежуточный с преобладанием психологической дезадаптации (ПРпс); 4) промежуточный с преобладанием физической
дезадаптации (ПРфиз); 5) промежуточный с преобладанием физиологической
дезадаптации (ПРфизиол); 6) адаптированный (А). В дальнейшем для характеристики процессов адаптации и учета распространенности дезадаптивных состояний
у молодых людей выделялись три группы студентов:
1-я – адаптированные
студенты; 2-я – частично адаптированные студенты; 3-я – дезадаптированные
студенты. Анкетирование студентов и обработка результатов тестов по данной
методике проводились в первой половине дня. По полученным данным
рассчитывалось количество адаптированных, частично
адаптированных и
дезадаптированных студентов вуза и колледжа.
Проверка на валидность разработанной методики определения ТПФД
проводилась путем анкетирования студентов и последующего сопоставления
полученных данных, с результатами теста
«Социальная адаптированность».
Объективность полученных результатов объясняется тем, что параметры
фиксировались
в
одинаковых
(лабораторных)
условиях,
в
состоянии
эмоционального комфорта. Оценка физической подготовленности студентами
давалась субъективно, а не по реально проведенным контрольным тестам, что
дало возможность сравнивать результаты обследования.
В
работе
дезадаптивных
применялась
состояний,
разработанная
включающая
в
себя
методика
комплексы
профилактики
физических
упражнений, оздоровительный бег и водные процедуры, направленные на
активизацию нейродинамических процессов в мозге в период обучения, на
оптимизацию
функционального
состояния,
на
повышение
физической
подготовленности и расширение адаптационных возможностей.
Подготовленная методика применялась, в формирующем эксперименте для
профилактики психофизической дезадаптации у студентов I курса, которые, по
нашей классификации (на основе данных методики определения типов
83
психофизической дезадаптации), входили в группу адаптированных и частично
адаптированных студентов. Все студенты вуза, участвовавшие в эксперименте,
методом случайной выборки были разделены на две группы: экспериментальную
и контрольную с учетом гендерных различий. В первую (экспериментальную)
группу входили юноши (n = 60) и девушки (n = 80), которые, кроме
общеразвивающих занятий на уроках физической культуры в рамках расписания,
выполняли комплекс разработанных нами профилактических мероприятий.
Профилактическое занятие включало в себя: 1) комплекс упражнений за
рабочим столом для повышения работоспособности мозга и улучшения
вегетативной регуляции жизнедеятельности (в частности, для активизации
нейродинамических
процессов,
нормализации
газообмена
и
повышения
устойчивости организма к недостатку кислорода). Упражнения выполнялись в
микропаузы во время учебных занятий в вузе и дома в период самоподготовки
(см. прилож. 4);
2) точечный массаж использовался для оптимизации функционального
состояния,
нормализации
тонуса
организма,
активизации
энергообмена,
адекватного соотношения возбудительного и тормозного процессов в коре
больших полушарий в процессе учебной деятельности (точечный массаж
выполнялся на переменах). Перед применением метода точечного массажа
студенты были ознакомлены с особенностями
нахождения БАТ на теле по
анатомическим ориентирам и с методиками проведения возбуждающего и
успокаивающего точечного массажа (прилож. 5).
Локализация точек. Точка инь-тан (ВМ-3) расположена посередине между
медиальными концами бровей. Точка тоу-вэй (Е8) расположена в углу лба в
волосистой части головы, на 1,5 см от угла лба в сторону височной впадины.
Точка бай-хуэй (VG20) расположена на темени, в середине макушки, в месте
завитка
волос
(углубление
можно
легко
прощупать).
Точка
фэн-чи
(VB20)расположена под затылочной костью, в углублении между верхними
концами грудино-ключично-сосцевидной и трапециевидной мышц. Точка цзусань-ли (E36) расположена под коленной чашечкой (надколенником), ниже
84
верхнего края латерального мыщелка большеберцовой кости (ее можно быстро
найти, если согнуть ногу в колене под прямым углом, взять надколенник между
большим и указательным пальцами, кончик среднего пальца попадет на точку).
Точка хэ-гу (Gl4) расположена между 1-й и 2-й пястными костями на тыльной
поверхности кисти, ближе к основанию 2-й пястной кости в ямке. Точка лао-гун
(MC8) расположена в середине ладони между третьей и четвертой пястными
костями (при согнутых пальцах между кончиками третьего и четвертого пальцев).
Ввиду индивидуальных особенностей нервной системы студентов точечный
массаж применялся после самооценки состояния организма. Идентификация
доминирующего состояния проводилась учащимися индивидуально (таблица 3).
Таблица 3
Некоторые признаки для самооценки функционального состояния
Признаки возбуждения
Повышенная активность
Повышенная раздражительность
Повышенный тонус мышц
Перевозбуждение
Учащение пульса
Признаки торможения
Пассивность
Успокоение
Пониженный тонус мышц
Сонливость
Замедление пульса
Если по комплексу признаков у испытуемого доминировал процесс
возбуждения в ЦНС, то рекомендовался успокаивающий метод воздействия на
БАТ. Если преобладали процессы торможения, то рекомендовалось применять
возбуждающий метод воздействия на БАТ для незначительной активизации
организма.
Варианты успокаивающего массажа и методика его проведения: 1-й
вариант – комбинируют воздействие на точки хэ-гу, цзу-сань-ли, бай-хуэй; 2-й
вариант – комбинируют воздействие на точки хэ-гу, фэн-чи, бай-хуэй. Методика
проведения массажа. В течение 1–2 с находят необходимую точку. Затем в
течение 5–6 с производят вращательные движения по часовой стрелке,
углубляются, надавливая на точку и постепенно наращивая усилие, фиксируют
достигнутый уровень на 1–2 с и производят противоположное движение,
85
«вывинчивая» палец против часовой стрелки, уменьшая силу надавливания,
выполняя вращение в течение 5–6 с. Затем, не отрывая пальца от фиксируемой
точки, повторяют данный цикл движений. В течение 1 мин седативным способом
производят четыре входа и выхода (каждый по 15 с).
Варианты тонизирующего (возбуждающего) массажа и методика его
проведения: 1-й вариант – комбинируют воздействие на точки тоу-вэй, хэ-гу, цзусань-ли. 2-й вариант – комбинируют воздействие на точки хэ-гу, инь-тан, лаогун. Методика проведения массажа. Тонизирующий (возбуждающий) метод
точечного массажа, характеризующийся более сильным (чем успокаивающий
метод) и кратковременным воздействием в сочетании с растиранием и быстрым
отниманием пальца. В течение 1–2 с находят точку. В течение 3–4 с проводят
вращательные движения по часовой стрелке, ввинчивая палец с надавливанием на
точку, а затем резко отрывают массирующий палец от точки (наподобие того, как
птица бьет клювом). Повторяют 8–10 раз в одной точке;
3)
общеразвивающие
упражнения
для
повышения
физической
подготовленности, развития двигательных качеств, укрепления организма
(выполнялись дома в период
активного отдыха 2–3 раза в неделю).
Рекомендуемый комплекс упражнений включал в себя два тренировочных
занятия. В данный комплекс входили упражнения на различные группы мышц для
развития скоростно-силовых качеств, выносливости, гибкости, координационных
способностей студентов (приложение 6);
4) оздоровительный бег с переходом на шаг и душ дождевой для
совершенствования адаптационных возможностей студентов под воздействием
факторов природной среды (тренировки компенсаторных механизмов сердечнососудистой системы, улучшения деятельности ЦНС, повышения устойчивости
организма к расстройствам сосудистого тонуса).
Методика проведения оздоровительного бега и применения душа. Время
бега
определялось индивидуально, в зависимости от подготовленности и
самочувствия. Первые 2 недели оно составляло не более 12–15 мин. Затем после
адаптации
к
беговой
нагрузке
время
увеличивалось
до
30 мин.
Бег
86
рекомендовалось начинать не сразу, а после ускоренного шага в течение 5–6 мин.
Заканчивался бег 2–3-минутной ходьбой. Время проведения 2–3 раза в неделю.
Душ дождевой (температура воды 35–25
о
С), рекомендовался проводить
ежедневно в течение 3–5 мин.
В контрольную группу входили юноши (n = 60) и девушки (n = 80),
занимающиеся только общефизической подготовкой на занятиях физической
культуре в вузе. Студенты колледжа (юноши и девушки) были распределены на
группы по такому же принципу. Количество испытуемых в экспериментальной и
контрольной группах (соответственно у юношей и девушек) составляло по 50
человек. Оценка психофизического статуса проводилась у студентов колледжа по
упрощенной схеме: определялась физическая работоспособность (проба Руфье),
рассчитывался коэффициент Хильдебранта, оценивалась умственная продуктивность с использованием таблиц Анфимова, определялись уровень тревоги (ШТ),
социальная адаптированность и тип психофизической дезадаптации.
Перед проведением профилактических занятий проводился констатирующий эксперимент – оценка
исходного психофизического статуса. Нервно-
психическое состояния студентов определялось с помощью общепринятых
психологических тестов: «оценка нервно-психического напряжения» (НПН),
«нервно-психическая устойчивость» (НПУ), «шкала астенического состояния»
(ШАС), «ситуативная тревожность» (СТ). Использовались методики оценки
социальной адаптированности (СА), вегетативной устойчивости (ВУ) и методика
определения типов психофизической дезадаптации.
Для определения физической подготовленности студентов использовались
широко известные тесты для оценки кондиционных способностей учащихся
(школьников и студентов): для измерения силовых способностей – динамометрия;
для измерения скоростно-силовых способностей и силовой выносливости –
прыжки через скакалку, подъем туловища под прямым углом из положения лежа
на спине (ноги фиксирует партнер) и отжимания в упоре лежа; для измерения
скоростных способностей в лабораторных условиях
–
теппинг-тест; для
измерения гибкости – наклон туловища вперед; для изучения статического
87
равновесия – стойка на одной ноге. Формирующий эксперимент выполнялся в
течение трех месяцев, после которого снова проводилась оценка показателей
нервно-психического состояния и физической подготовленности испытуемых по
упомянутым тестам.
Перед началом формирующего эксперимента студентам была выдана его
программа, проведен инструктаж.
Оценка эффективности проводимых оздоровительно-профилактических
мероприятий
На
этапе
донозологической
диагностики
и
после
формирующего
эксперимента проводилась оценка эффективности разработанной методики
определения типов ПФД и профилактических мероприятий (сравнивалось
количество адаптированных и дезадаптированных студентов по методике
определения типов ПФД и методике социальной адаптированности).
Для выяснения эффективности проводимых мероприятий по профилактике
дезадаптивных состояний у студентов после формирующего эксперимента
проводилась педагогическая оценка академической успеваемости студентов в
экспериментальных и контрольных группах. С этой целью рассчитывался средний
экзаменационный балл до эксперимента (зимняя сессия) и после формирующего
эксперимента (летняя сессия). Учитывался также средний рейтинговый балл по
текущим предметам. Для получения информации по успеваемости использовали
базу данных ЧГУ. Академическую успеваемость у студентов колледжей изучали
по ведомостям обучающихся группы.
Статистическая обработка полученных показателей
проводилась с
использованием программ Statistika 6.0, проверка на нормальность распределения
признака проводилась по критерию Колмогорова-Смирнова. Результаты
исследования обработаны статистически с определением средних
значений и
представлены как средняя арифметическая величина и ошибка средней (М + m).
88
Оценка значимости различий групп сравнения проводилась с помощью
параметрических и непараметрических методов. С целью изучения связи между
переменными использовался непараметрический метод – коэффициент ранговой
корреляции Спирмена (r). Для сопоставления двух рядов выборочных значений
по
частоте
встречаемости
признака
применялся
критерий
Фишера (φ).
Достоверность наблюдаемых различий проверяли с помощью параметрического tкритерия Стьюдента для парных наблюдений при 95 %-ном уровне значимости.
Различия между выборками считались достоверными при р < 0,05.
89
ГЛАВА
3.ТЕОРЕТИКО-КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ
ПОДХОДОВ
К
ОЦЕНКЕ
ОБОСНОВАНИЕ
ФУНКЦИОНАЛЬНОГО
СОСТОЯНИЯ
И
АДАПТАЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СТУДЕНТОВ
3.1. Методологические подходы к оптимизации функционального состояния и
повышению адаптационных возможностей студентов
Изучение здоровья студенческой молодежи основывается на различных
методологических подходах, позволяющих с разных точек зрения оценить
многообразие взглядов на его природу [48]. В связи с этим целью данной работы
является анализ существующих и разработка новых представлений о проблеме
здоровья учащихся для раннего выявления адаптационных нарушений у
студентов
и
своевременной
их
профилактики
путем
оптимизации
функционального состояния и повышения резервных возможностей.
В современной педагогике приоритетными направлениями здоровьесбережения являются компетентностный, индивидуальный и дифференцированный подходы. Компетентность педагога рассматривается как интегральное
качество личности. В процессе профессионального обучения педагогу необходимо изменять взгляды и установки на психическое, физическое и социальное
благополучие
учащихся
в
системе
оздоровления
организма
[197,
310].
Индивидуальный и дифференцированный подходы используются в системе
адаптивного физического воспитания для оздоровления учащихся с отклонениями
в состоянии здоровья [52].
Концепция кризисного развития представлена проблемой кризисных
состояний в процессе формирования профессиональной идентичности у
студентов в свете стабилизации психологического здоровья. Данные о кризисах
идентичности
студентов
могут
быть
расценены
как
обусловливающие
донозологические формы дезадаптации в структуре психологического здоровья
студентов.
Методология
данной
проблемы
базируется
на
теориях,
90
обусловливающих конструирование функциональной модели, и на реализации
профилактики психического здоровья студентов [96].
В данном контексте следует отметить психологию и педагогику ненасилия
[156] – новое направление в отечественной гуманистически ориентированной
педагогической
науке
и
практике.
Методологической
основой
данного
направления является принцип ненасилия, выступающий в качестве ведущего во
многих религиозных и философско-этических учениях. В основе этого принципа
выступает система взглядов, ценностей, установок, мотивов и стремлений
человека строить отношения с другими людьми на ненасильственной основе.
Воспитание и обучение в таких условиях позволяет сохранить здоровье учащихся.
С позиции аксиологического подхода здоровье является универсальной
общечеловеческой ценностью, которую можно соотнести
с ценностными
ориентирами индивидуума. Поскольку человек является частью общества, то и
совокупность свойств и качеств каждой личности является ценностью не только
самого человека, но и всего общества, в котором он существует. Значение этого
подхода состоит в том, что он обогащает содержание духовного и нравственного
здоровья, служит формированию новой позитивной системы ценностей [79].
Используемый в медицине нормоцентрический подход основывается
в
первую очередь на понятии «норма» и на взаимосвязи показателей соматического
здоровья человека с психолого-поведенческими особенностями. С точки зрения
этого подхода, здоровье рассматривается как совокупность среднестатистических
норм восприятия, мышления, эмоционального реагирования в сочетании с
нормальными показателями соматического состояния. Поэтому это предполагает
разработку
нормоориентированных
способов
оценки
личности
и
ее
функционирования в окружающей среде [120]. Руководствуясь данными
представлениями, можно утверждать, что здоровье учащегося – это оптимальный
уровень функционирования организма, т. е. его способность поддерживать
стабильность гомеостаза в изменяющихся условиях среды обитания.
Онтогенетический подход базируется на учете индивидуальных изменений
в здоровье человека [320]. Согласно данному подходу, сначала необходимо
91
выстроить структуру модели индивидуального здоровья, а затем увязать
существующие понятия между собой и с их помощью построить модель системы
его мониторинга.
Методология синергетики основана на интегративном подходе к изучению
открытых термодинамических, неравновесных систем. В синергетическом
подходе человек рассматривается как «открытая система», которая обменивается
с
окружающей
средой
энергией,
информацией,
веществом
со
средой
диссипативных структур [255]. Изучение диссипативных структур показало, что
все новое возникает в результате бифуркаций как развитие неустойчивых
процессов и состояний. Основной причиной самоорганизации материи являются
неустойчивые кризисные состояния. Предпринята попытка использования
синергетического подхода для изучения процессов в медико-экологических
системах. Эти системы непосредственно изменяют здоровье человека и являются
факторами риска окружающей среды, влияющими его функцииональное
состояние [287]. С.Н. Симирнов с соавт. [259] рассматривают возможность
синергетического моделирования физической активности как основы здоровья
учащихся.
Формирование системного подхода к здоровьесбережению связано с
развитием теории систем. В этом контексте хорошо известна концепция
функциональной системы П.К. Анохина, являющаяся единицей интегративной
деятельности организма. Системный подход используется в оценке состояния
здоровья, питания и физического развития студентов [245,319]. Выделено шесть
основных показателей здоровья (элементов системы), которые характеризуют его,
как целостное многомерное динамическое состояние.
Проблема адаптационного взаимодействия организма с окружающей средой
нашла свое отражение в теории общего адаптационного синдрома Г. Селье. Суть
данной концепции состоит в совокупности ответных адаптационных реакций
организма на неблагоприятные (но значительные по силе и продолжительности)
воздействия. Выявленная стадийность протекания данных проявлений позволила
92
учитывать функциональное состояние, развивающееся под действием стрессоров
и существенным образом влияющего на здоровье индивидуума.
В рамках данного подхода Н.А. Мешков [171] показал, что реакция
организма на воздействие неблагоприятных факторов среды проявляется в
снижении резервных возможностей, адаптационного состояния и вегетативного
баланса.
Данные представления способствовали развитию адаптационного подхода к
здоровьесбережению учащихся [63, 198, 292]. Проведенный анализ различных
подходов показывает, что адаптация в вузе носит интегративный характер и
обеспечивает
возможность
приспособиться
к
учебно-трудовым,
производственным и социальным условиям. Адаптация к образовательной
деятельности – это интенсивный, динамичный и комплексный процесс
жизнедеятельности индивида.
Поскольку существует адаптационный подход к здоровьесбережению, то
имеют место и дезадаптационные представления о проблеме здоровья и болезни.
Известно, что дезадаптация интерпретируется в рамках концепции предболезни
как промежуточное состояние между нормой и патологией. В настоящее время
определены социально-психологические факторы дезадаптации учащихся. Анализ
адаптационных нарушений у студентов показывает, что у них имеется широкий
континуум функциональных состояний: от легких расстройств эмоциональноличностной сферы до психодезадаптационных состояний и пограничных нервнопсихических расстройств
нормализации
таких
[25, 47, 241]. Поэтому необходимы мероприятия
нарушений.
О.В.
Якубенко
разработана
[323]
пятиступенчатая модель работы социально-психологической службы вузов,
позволяющая выявлять студентов, имеющих трудности в адаптации, и проводить
профилактику (а при необходимости и коррекцию) дезадаптационных нарушений.
Рассмотрим
наше
видение
данной
проблемы.
Базируясь
на
общебиологических законах адаптационного взаимодействия организма и среды
обитания,
мы
разрабатываем
методологические
подходы
к
развитию
дезадаптационных состояний у студентов для их своевременной профилактики. В
93
рамках изложения данного вопроса дезадаптацию можно рассматривать: 1) как
процесс, возникающий вследствие рассогласования адаптационных механизмов
(вариант
развития
самопроизвольный
адаптационного
процесс,
подхода);
развивающийся
2)
в
как
самостоятельный,
организме
человека
и
затрагивающий его психомоторную систему, личностно-эмоциональную и
социальную сферы деятельности.
В последнем случае переход в дезадаптационное состояние можно охарактеризовать как один из новых путей к исследованию здоровья человека. В содержательном плане, с нашей точки зрения, переход в дезадаптационное состояние
осуществляется за счет комплекса новых интеграционных механизмов (т.е. не
является видоизмененным адаптационным переходом). В мировоззренческом
плане он опирается на совокупность критериев, определяющих функциональное
состояние и адаптационные возможности человека.
В рамках дезадаптационного подхода к оценке здоровья человека нами
разработана концепция психофизической дезадаптации, позволяющая конкретизировать звенья дезадаптационного процесса, формирующегося у человека (в том
числе и у студентов в процессе обучения). Разрабатываемые нами концептуальные идеи опираются непосредственно на три теоретико-методологических подхода: 1) синергетический подход и теорию неравновесных систем; 2) системный
подход и теорию систем; 3) адаптационный подход и теорию адаптации.
Изучение процессов приспособления студентов к умственным и физическим
нагрузкам позволило
снижением
определить состояние организма, характеризующееся
физической
подготовленности,
психоэмоциональной
нестабильностью индивидуума и изменением его функциональных свойств. Такое
сочетание нервно-психовегетативных и функциональных свойств организма,
сопряженное
со
стойким
снижением
двигательных
возможностей,
было
определено как психофизическая дезадаптация.
Раннее выявление психофизической дезадаптации основывается: 1) на
принципе комплексности и взаимосвязи психологического, соматического и
функционального состояний; 2) на принципе дифференцированности, предпола-
94
гающем дифференциацию психологических, физических и физиологических
проявлений; 3) на принципе системности, предполагающем выявление основных
параметров психологического, физического и физиологического состояния.
Одним
из
эффективных
методологических
инструментов
изучения
нарушений адаптивного взаимодействия в образовательном процессе является
разработанная модель развития дезадаптивных состояний («адаптационнодезадаптационный переход»). Опираясь на нее, можно представить основные
векторы
формирования
дезадаптивного
состояния
в
учебно-трудовой
деятельности студента. Исследования показали, что дезадаптивные состояния
формируются на различных этапах обучения под влиянием комплекса негативных
факторов учебного процесса и факторов окружающей среды (чрезмерная нагрузка
на нервную систему, стрессы, ограничение движений), образа жизни (вредные
привычки, нерациональное питание и др.), неблагоприятных условий среды
обитания.
Именно
нарушения,
факторы
которые
риска
и
сопровождаются
предопределяют
изменением
дезадаптационные
психофизического
и
функционального статуса.
С нашей позиции, предполагаемая модель развития нарушений адаптации
должна содержать три блока: “физический” – изучается физическая подготовленность студентов по результатам контрольных тестов; “психологический” –
оценивается
тестирования;
психоэмоциональное
“функциональный”
состояние
–
учащихся
проводится
оценка
по
результатам
функционального
состояния и резервных возможностей по результатам нагрузочных проб. Таким
образом, дезадаптивные нарушения можно представить как изменение трех
состояний системы и ее адаптационных резервов. Данный подход позволяет
выявить качественно новые условия проявления адаптационных возможностей
студентов.
Обобщенно «адаптационно-дезадаптационный переход» осуществляется
следующим образом. При достаточных адаптационных резервах (физических,
психологических
и
функциональных)
организм
человека
находится
в
адаптационном состоянии. Имеющиеся у организма адаптационные резервы
95
всегда направлены на противодействие воздействию различных видов нагрузок и
позволяют приспособиться к ним. Снижение адаптационных резервов организма
порождает неустойчивое состояние системы и переход физического, или
психологического, или функционального состояния (или трех состояний
одновременно) через точку бифуркации на новый уровень функционирования –
в дезадаптивное состояние. Состояние дезадаптации не является стабильным и
характеризуется также неустойчивостью. То есть возможен обратный переход в
адаптационное состояние вследствие оптимизации физического, психологического или функционального состояния (применительно к студенту –
вследствие повышения физической подготовленности, улучшения нервнопсихического
состояния,
расширения
функциональных
возможностей
(рисунок 1).
Действительно, проведенная физиолого-гигиеническая оценка здоровья
студентов показывает снижение резервных и компенсаторно-приспособительных
возможностей организма у дезадаптированных испытуемых. Так, в физическом
состоянии у дезадаптированных студентов может определяться
тучность
организма (ожирение) или низкая масса тела, слабое телосложение, низкие
силовые, скоростно-силовые показатели на выносливость, ограничение гибкости
тела, уменьшение мощности мышц и снижение работоспособности.
Со стороны функциональных систем наиболее часто выявляются изменения
в состоянии системы кровообращения (низкий или высокий пульс, колебания
артериального давления, ослабление или уменьшение деятельности сердечнососудистой системы с изменением механизмов регуляции. В дыхательной системе
отмечается ограничение функциональных возможностей органов дыхания,
снижение устойчивости к недостатку кислорода. Изменяются также вегетативный
статус и адаптационные возможности. В психоэмоциональном плане выявляется
низкая
нервно-психическая
устойчивость,
высокая
алекситимический тип личности, социальная дезадаптация.
тревожность,
96
Рис. 1. Методологические подходы к развитию дезадаптационного состояния у человека (Синергетическая модель
адаптационно-дезадаптационного перехода):  – точка
бифуркации; стрелки указывают направление перехода
адаптационного состояния системы в дезадаптационное
Таким
образом,
разработаны
методологические
подходы,
имеющие
существенное значение в здоровьесбережении учащихся. Показано, что развитие
дезадаптационного состояния у человека представляет собой переход от одного
уровня адаптационного взаимодействия на другой уровень функционирования
организма. Происходит качественное преобразование функций либо в сторону
оптимизации
и
развития
адаптационного
состояния,
либо
в
сторону
дезинтеграции и формирования дезадаптационного состояния. Выявление
нарушений процесса адаптации в учебно-трудовой деятельности студентов и
своевременная их профилактика будут способствовать сохранению и укреплению
здоровья обучающихся. Предложенный подход позволяет выявить качественно
новые условия проявления адаптационных возможностей студентов и переход к
дезадаптации.
97
3.2. Концептуальная модель оптимизации функционального состояния
и повышения адаптационных возможностей студентов
Адаптация к условиям существования является одним из основополагающих качеств живой материи. К настоящему времени выделены особенности
адаптации человека на различных этапах общественного развития, определен
характер адаптации и «болезни адаптации». Данные положения рассматриваются
как глобальные проблемы человечества, опирающиеся на базовые уровни
экологии, и
являются
субстратом для
формирования
адаптационных и
дезадаптационных процессов, здоровья человека, благополучия биосферы [3].
Доминирующий в последние десятилетия подход связан с проблемой
адаптации студентов к условиям обучения. Обсуждаются концептуальные основы
комплексного изучения адаптации первокурсников к вузу (Пономарев А.В.,
Осипчукова Е.В., 2007) [207], особенности приспособления студентов к новым
условиям учебной деятельности (Караванов А.А., 2007) [113], рассматриваются
функциональные возможности студентов вузов, проживающих в промышленных
городах (Катульская О.Ю. с соавт., 2011) [116].
Приводятся результаты исследований по моделированию и оценке
психофизической готовности студентов вузов. Отличительной особенностью
разработанной
адаптационных
К.А.
Шаропиным с
возможностей
соавт.
(оценка
[309]
модели является
адаптационных
учет
резервов).
Функциональное состояние и адаптационные резервы оцениваются до и после
физических нагрузок с целью выявления такой количественной характеристики,
как «цена деятельности» (Похачевский А.Л. с соавт., 2006) [215].
Экспресс-оценка функционального состояния здоровья студентов показывает напряжение всех систем организма. Установлена зависимость состояния здоровья от социально-гигиенических показателей, факторов учебного процесса
(Зуйкова А.А., Петрова Т.Н., 2011) [101]. Негативные показатели психоэмоционального статуса студенческой молодежи являются маркерами дезадаптации к
условиям окружающей среды (Доника А.Д., 2011) [84]. Процесс адаптации
98
человека к новым условиям существования имеет временную динамику и связан с
психологическими изменениями, проявляющимися как на уровне состояния, так и
на уровне личностных свойств (Вострикова А.С., 2010) [55].
Развитие взглядов на возникновение психосоматических расстройств
является основой
различных толкований на взаимодействие психического и
физического начала. В работе (Малкина-Пых И.Г., 2010) [154] описаны основные
теории,
рассматривающие
различные
подходы
на
возникновение
психосоматических расстройств у человека. Автор отмечает, что базовой
теоретической
основой
этих
расстройств
являются
психоаналитические
концепции и психофизиологические ориентированные модели.
Термин “дезадаптация” появился относительно недавно в психиатрической
литературе, которая рассматривается как нарушение процессов взаимодействия
человека с окружающей средой. Дезадаптация интерпретируется в рамках
концепции предболезни как промежуточное состояние между нормой и
патологией. В отношении к человеку применимы категории физиологической,
психической, психологической и социальной дезадаптации.
Следует признать о существовании взаимосвязи физической дезадаптации,
функциональных
резервов
и
адаптационных
возможностей
учащихся.
Определение функционального состояния организма и его адаптационной
активности используется для выявления дезадаптационных проявлений (Королев
В.В., 2007) [132].
Создана
система
оценки
адаптационного
состояния
организма,
позволяющая конкретизировать уровни здоровья человека, а также коррекции
дезадаптационных состояний с учетом стиля саморегуляции психофизического
функционального состояния организма (Маркина Л.Д., Маркин В.В., 2008) [158].
Развитию наших представлений о ПФД способствовали результаты
изучения психоэмоциональной сферы студенческой молодежи 18–21 года при
умственных и физических нагрузках. Расчет коэффициента ранговой корреляции
Спирмена показал наличие у студентов 21 года достаточно тесной положительной
связи между личностной тревожностью и прыжком в длину с места (r = 0,41;
99
p < 0,05). У девушек-студенток того же возраста
выявлена положительная
корреляционная связь (r = 0,41; p < 0,05) между уровнем нервно-психического
напряжения и скоростью бега на 1000 м; между социальной адаптированностью и
силовыми характеристиками (подъем туловища в сед за 30 с (r = 0,37; p < 0,05)
(табл. 4). Как свидетельствуют наши наблюдения, в условиях эмоционального
стресса у студентов обнаруживаются выраженные вегетативные дисфункции.
Данные
изменения
ограничивают
двигательные
функции
и
снижают
эффективность физической деятельности.
Тестирование физической работоспособности и изучение уровня физической подготовленности студентов показали снижение двигательных возможностей
современных
студентов.
Были
выявлены
лица
со
стойким
снижением
двигательных функций и отсутствием готовности к выполнению мышечной
работы. Дальнейшее обследование по тесту Руфье лиц с низким и ниже среднего
уровнем физической подготовленности, плохой физической работоспособностью
показало наличие у испытуемых изменений в психоэмоциональной сфере. У
большинства студентов со сниженной физической подготовкой выявляются те
или иные нервно-психические изменения (повышенный уровень тревожности,
низкий уровень устойчивости к стрессовым факторам, наличие астеноневротических
дезадаптация).
симптомов,
Такое
вегетативная
сочетание
неустойчивость,
нервно-психовегетативных
социальная
изменений
со
снижением двигательных возможностей позволило предположить наличие у
данных лиц особого состояния организма, характеризующегося ослаблением
психомоторных функций названного нами ПФД.
В ПФД выделяют социально-психологическую компоненту, неразрывно
связанную с физической составляющей. Это состояние свойственно только
человеку. А процесс адаптации и срыв адаптационных механизмов наблюдается и
у животных. ПФД можно рассматривать как состояние человека, возникающее
вследствие рассогласования механизмов соматовегетативного взаимодействия.
100
Таблица 4
Корреляционные связи между показателями психоэмоционального
и физического состояния студентов
Изучаемые связи между явлениями
Коэффициент
ранговой
корреляции
Спирмена
Личностная тревожность : Прыжок в длину с места
0,41*
Нервно-психическое напряжение : Скорость бега на 1000 м
0,41*
Социальная адаптированность : Силовая гимнастика
0,37*
Астеническое состояние : Скорость бега на 30 м
0,20
Алекситимия : Гибкость
– 0,21
Нервно-психическая устойчивость : индекс массы тела
0,46*
*
Статистическая значимость коэффициента корреляции (p < 0,05).
Это состояние характеризуется уменьшением
активности мозговых
структур, истощением запасов энергетических субстратов, в результате чего
снижается психическая и физическая работоспособность. Психическая и
физическая готовность человека к выполнению деятельности снижается.
Состояние ПФД хорошо заметно при выполнении двигательных упражнений и
тестов спортсменами.
ПФД является процессом, который неразрывно связан с другими
дезадаптационными расстройствами. Психофизическая дезадаптация является
единым
процессом,
в
котором
психическая
и
физическая
компоненты
нервно-психическом
напряжении
взаимосвязаны и функционируют в комплексе (рис. 2).
Исследования
показали,
что
при
состояние ПФД наступает быстрее и достичь высоких результатов в физической
деятельности
спортсмены
невозможно.
После
длительной
не могут достичь психологической
умственной
готовности
деятельности
к
занятию,
необходимо время для восстановления психофизического потенциала. При
истощении защитных сил организма, вызванного длительным или многократным
действием стрессового фактора,
запуск защитных механизмов блокируется и
101
возникает дистресс. В условиях дистресса наступление адаптации затруднено,
общая резистентность снижена.
Рис. 2. Взаимосвязь дезадаптационных процессов у человека
(зона их взаимодействия выделена желтым цветом)
В рамках нашего изложения важно рассматривать ПФД: 1) как процесс,
возникающий вследствие рассогласования адаптационных механизмов; 2) как
самопроизвольный
процесс,
затрагивающий
личностно-эмоциональную
и
социальную сферы деятельности человека. На наш взгляд, ПФД – это состояние
организма, характеризующееся снижением двигательных возможностей человека
вследствие психовегетативных расстройств и истощения резервов организма.
Применимо и другое понятие, несколько отличающееся от первого: ПФД – это
состояние организма, характеризующееся ослаблением двигательных функций
человека и отсутствием готовности к выполнению физической работы.
Основные компоненты ПФД представлены на рисунке 3. Дезадаптационный
процесс развивается вследствие нарушения соматовегетативного взаимодействия
в
психомоторной
психоэмоциональной
системе.
сферы
Состояние
человека,
характеризуется
рассогласованием
расстройством
вегетативных
механизмов регуляции движений, снижением энергетического потенциала
организма, двигательных координаций, физической работоспособности и уровня
общей физической подготовленности человека.
102
Изменяющиеся
условия среды
Адаптация
Вегетативная нервная система
Психоэмоциональные
резервы
Морфофункциональные
резервы
Вегетативные дисфункции
Истощение резервов
Психофизическая
дезадаптация
Ослабление двигательных
функций
Двигательная система
Рис. 3. Схема психофизической дезадаптации человека
(пунктирные
стрелки:
обратные
связи
в
системе адаптация–дезадаптация)
Адаптация к условиям среды осуществляется вегетативной нервной
системой за счет имеющихся в организме резервов. Ослабление двигательных
функций на фоне психовегетативных сдвигов приводит к психофизической
дезадаптации.
Нарушение
соматовисцеральных
взаимоотношений
в
постнатальном
онтогенезе, приводящее к дисфункции вегетативной нервной системы, лежит в
основе дезадаптивных расстройств. При ПФД нормальные физиологические
реакции вегетативной нервной системы трансформируются в надсегментарные
вегетативные нарушения, протекающие в форме синдрома дезинтеграции.
103
Повышение тонической активности структур мезокортиколимбической системы
приводит к гиперреактивности центральных (гипоталамических и бульбарных)
вегетативных образований. В гипоталамо-лимбико-ретикулярных структурах
мозга
образуется
застойное
стационарное
возбуждение,
которое
может
распространяться по восходящим и нисходящим путям на кортикальные и
спинальные центры, контролирующие двигательные функции.
Основываясь на имеющихся данных в развитии ПФД, можно условно
предположить наличие ряда фаз (стадий): 1-я (начальная) фаза
может быть
двойственной, в зависимости от особенностей нейродинамических процессов и
гуморальной регуляции функций у конкретного человека. В ней формируется
либо
нервно-психическое
напряжение,
либо
снижение
активности
психорегуляторных систем. Итогом 1-й фазы является развитие неустойчивого
психофизического состояния и снижение готовности к любой деятельности; 2-я
(промежуточная) фаза характеризует момент развития переходного состояния к
более
устойчивой
ПФД.
Физическая
и
умственная
работоспособность
регистрируется на среднем и низком уровнях, утомляемость достаточно высокая;
3-я фаза – фаза устойчивой ПФД, сохраняющейся длительное время. Итогом 3-й
фазы является ослабление функций психомоторной системы и неспособность
выполнять физическую работу на должном уровне.
Например, нами описан
случай, когда переход от устойчивой адаптации к психофизической дезадаптации
у студентки осуществлялся в течение 6 месяцев вследствие нарушения образа
жизни и прекращениия активных занятий физическими упражнениями. Наряду с
ухудшением психоэмоционального статуса, снижением показателей физической
подготовленности отмечался резкий рост ИН c 205 до 388 усл. ед. (в положении
лежа), с 253 до 780 усл. ед. (в положении стоя).
В целом механизмы компенсации и синхронизации функций (в том числе и
при ПФД) являются составной частью резервных и защитных сил организма, они
формируют надежность живых систем. Процесс ПФД обратим, он может быть
кратковременным и долговременным. Причем может нарушаться работа многих
звеньев двигательной системы, находящихся на разных уровнях центральной
104
нервной системы: спинальном, на уровне мозжечка, мез- и диэнцефальном и
кортикальном. В процессе задействованы механизмы инициации и аппарат
программирования движений. “Блокировка” может произойти на гормональномедиаторном уровне. В конечном счете снижается эффективность работы
двигательной системы в целом. Однако степень выраженности ПФД у каждого
индивида различная. Снижение показателей физической подготовленности ниже
возрастно-половых норм является следствием ПФД.
Итак, можно заключить, что психофизическое состояние является составная
часть индивидуального здоровья человека. Согласно определению Всемирной
организации здравоохранения, здоровье – это состояние полного физического,
умственного (психического) и социального благополучия, а не только отсутствие
болезни и недомогания. Данное определение практически не оспаривается и
признается большинством исследователей. В специальной литературе часто
употребляется и соответствующая ему терминология – “психическое здоровье”,
“физическое здоровье”. Несомненно, оправдано и употребление термина
“психофизическое здоровье”, объединяющего психическую и физическую
компоненты.
Имея в виду вышеуказанные критерии, можно констатировать, что третья
составляющая – “психофизическое здоровье” касается преимущественно психофизиологического обеспечения двигательной деятельности и ее совершенства.
Здоровье в этой системе определяет благополучие всего организма в целом.
В основе клинического представления о здоровье и болезни лежит
нарушение взаимодействия организма со средой, приводящее к расстройствам
адаптации. Вегетативные и тревожные стресс-связанные симптомы приводят к
социальной дезадаптации (Воробьева О.В., 2009) [54].
Имеются различные методические подходы к нормализации пограничных
состояний и мониторинга заболеваний человека. Разработана программа
адаптации студентов 17–20 лет к университетской жизни (Dilekmen М., 2007)
[352]. Обнаружено, что лучшие психофизиологические показатели имели
учащиеся, занимающиеся по адаптационной программе.
105
Н.Н. Нежкина с соавт. [184] использовали новую технологию коррекции
заболеваний школьников. В основу программы положено занятие нового типа –
психофизическая тренировка. Комплексная система мониторинга спортсменовпрофессионалов и студентов (Панюков М.В., 2009) [195] позволила выявить
показатели психофизического здоровья, а разработанная методика может быть
рекомендована для диагностики здоровья физкультурников и спортсменов.
Таким образом, на разных этапах онтогенетического развития человека
выявляется состояние организма со сниженной двигательной функцией, при
котором человек не способен выполнять физическую работу, соответствующую
его возрасту и полу. Это состояние можно назвать ПФД. Психофизическая
дезадаптация
является
процессом,
в
котором
изменения
физического,
функционального и психологического статуса «переносятся» на двигательную
систему и снижают эффективность ее работы. Толерантность к развитию ПФД не
одинакова у разных индивидуумов и является важным критерием здоровья
человека. Своевременная диагностика и последующая коррекция этого состояния
повышают уровень психофизического здоровья населения.
Известно, что неблагоприятные условия учебно-трудового процесса,
нарушения образа жизни студентов негативным образом сказываются на
состоянии здоровья. В процессе продолжительной умственной деятельности без
активных движений нарушается работа головного мозга, снижается кровоток,
легочная вентиляция, изменяются вегетативные функции. Основываясь на
теоретическом
исследований и
анализе
специальной
литературы
и
данных
собственных
с целью предупреждения (минимизации) неблагоприятного
воздействия факторов учебного процесса на организм студентов, мы разработали
концептуальная модель оптимизации функционального состояния и повышения
адаптационных возможностей обучающихся (рис. 4).
106
Цель: оптимизация функционального состояния и повышение адаптационных возможностей
Изометрические и дыхательные
упражнения
Точечный
массаж
Общеразвивающие
упражнения
Оздоровительный бег
Снижение нервного
напряжения
и тревожности
Повышение физической
работоспособности
Активизация
нейродинамических
процессов
Увеличение силовых
характеристик
Повышение вегетативной
устойчивости
Улучшение скоростносиловой
выносливости
Улучшение социальной
адаптированности
Увеличение статической
устойчивости
Улучшение функционального состояния
Результат
Рост количества адаптированных лиц
Повышение умственной продуктивности
и улучшение академической успеваемости
Рис. 4. Концептуальная модель оптимизации функционального состояния
и повышения адаптационных возможностей студентов.
Модель
содержит
компоненты
оздоровительно-профилактических
мероприятий, направленных на улучшение психофизического состояния и
повышения уровня адаптационного потенциала учащихся. Для улучшения
работоспособности мозга (его активизации) и вегетативного обеспечения
жизнедеятельности в модели предусмотрено выполнение изометрических и
107
дыхательных упражнений в исходном положении – сидя за рабочим столом, так
как дополнительная афферентация от рецепторов опорно-двигательного аппарата
и кожи активизирует головной мозг через нейроэндокринные функции и
обеспечивает
улучшение
нейродинамических
процессов,
повышение
устойчивости к гипоксии, что благоприятно сказывается на умственной
работоспособности.
Массаж биологически активных точек, выполняемый во
время регламентированных перерывов, способствует нормализации тонуса
организма, адекватному соотношению возбудительного и тормозного процессов в
структурах ЦНС и активизации обменных процессов в тканях организма.
Для повышения физической подготовленности, развития двигательных
качеств, общего укрепления организма в модели рекомендуется в период активного отдыха выполнять общеразвивающие упражнения для разных групп мышц.
Включение в комплекс коррегирующих мероприятий оздоровительного бега
способствует воздействию природно-климатических факторов среды на организм,
что приводит к наращиванию и совершенствованию адаптационных резервов.
Результатом успешного использования модели является объективное улучшение
самочувствия учащихся и повышение их академической успеваемости.
3.3. Методическое обоснование выявления и профилактики
дезадаптивных состояний у студентов
Проблема улучшения здоровья населения России все больше привлекает
внимание ученых и практиков здравоохранения и образования. Это обусловлено
высокой заболеваемостью как взрослого населения, так и подрастающего
поколения России. Различные методические подходы к созданию социальногигиенического
разрабатываются
мониторинга
в
различных
состояния
регионах
здоровья
России
и
с
среды
целью
обитания
повышения
результативности принимаемых решений по охране здоровья граждан и
выявления причинно-следственных связей в системе «здоровье – среда обитания»
[299].
108
Изучение уровня знаний о здоровом образе жизни показало, что студенческая молодежь владеет достаточными навыками оздоровления организма, но уровень развития положительного отношения к данному образу жизни недостаточен.
Особенно остро стоит проблема дезадаптированных учащихся в профессиональном образовании [58, 76].
Наряду с этим необходимы мероприятия по своевременной оценке и контролю над состоянием здоровья учащейся молодежи. Мониторинг состояния здоровья студентов позволяет определить неотложные и долгосрочные мероприятия
по предупреждению и устранению негативных воздействий учебного процесса на
психофизическое состояние обучающихся [69]. Мониторинг состояния здоровья
должен
осуществляться
по
следующим
направлениям:
1)
мониторинг
проектировочной деятельности образовательного учреждения; 2) мониторинг
психопрофилактической
деятельности;
3)
мониторинг
психолого-
валеологического просвещения [196].
В рамках комплексного мониторинга здоровья студентов предпринимаются
различные теоретические и методические подходы к оценке их образа жизни и
учитываются акмеологические аспекты здоровья (Королева Н.С., Жижин К.С.,
2010) [134]. Разработана модель суточного бюджета времени учащихся,
позволяющая конкретизировать основные социально-гигиенические компоненты
здорового образа жизни и питания. Обсуждается проблема адаптации студентов к
образовательной деятельности [67]. Перспективным является системный подход в
разработке здоровьесберегающей образовательно-воспитательной среды вуза
[182]. Рассматривается роль образа субъекта в процессе педагогического
регулирования эмоционального состояния учащихся [210].
Теоретико-методологическое обоснование психической флексибильности
как ресурса адаптации и здоровья первокурсников позволяет применять
индивидуализированный путь профилактики психической дезадаптации. В
качестве
критериев
дезадаптации
рассматриваются:
различные
варианты
психических, в том числе астенических, психосоматических расстройств
109
пограничного уровня; нарушение общения; ухудшение успеваемости, снижение
физической работоспособности [200, 261].
В основу ранней диагностики дезадаптационных состояний заложены такие
принципы, как системность в оценке состояния защитно-приспособительных
реакций организма, дифференцированность, индивидуально-прогностический
подход и психологические критерии индивидуального социального здоровья [97,
124].
Вместе с тем одной из актуальных задач современной образовательной
системы является формирование здоровьесберегающей компетенции в решении
задач по сохранению и укреплению здоровья студенческой молодежи [278]. В
широком смысле здоровьесбережение можно рассматривать как
единство
оздоровительных мероприятий, необходимых для качественных функциональных,
физиологических и ценностных характеристик человека направленных на
сохранение здоровья.
Обобщение имеющихся данных и многолетнее изучение процессов
приспособления студентов к умственным и физическим нагрузкам (см.
приложение 10) позволило нам выявить состояние организма, характеризующееся
стойким снижением физической подготовленности и психоэмоциональной
нестабильностью индивидуума. Такое сочетание нервно-психовегетативных
изменений в организме, сопряженное со снижением двигательных возможностей,
было определено как психофизическая дезадаптация.
Повышенная информационная нагрузка при высокой степени сложности
заданий и в условиях ограниченного времени вызывает увеличение потока
нервных импульсов в головной мозг и чрезмерную стимуляцию мозговых
образований. В свою очередь, ограничение движений в процессе занятий снижает
поток нервных импульсов в головной мозг от проприорецепторов опорнодвигательного аппарата, что снижает возбудимость двигательных отделов мозга.
Воздействие этих факторов приводит к быстрому угнетению мозга, развитию
утомления, резкому снижению умственной продуктивности, физических и
110
функциональных возможностей, а на фоне длительного перенапряжения
формируется дезадаптивное состояние.
Для улучшения работоспособности мозга (его активизации) и вегетативного
обеспечения
жизнедеятельности
целесообразно
выполнять
физические
и
дыхательные упражнения в исходном положении – сидя за рабочим столом. Не
рекомендуется более 1,5–2,0 ч заниматься умственной деятельностью без
активных движений, так как нарушается работа головного мозга, снижается
кровоток и легочная вентиляция. Дополнительная афферентация от рецепторов
опорно-двигательного
аппарата
и
кожи
активизирует
головной
мозг,
вегетативные функции и обеспечивает оптимальную адаптацию (рис. 5).
Рис. 5. Формирование дезадаптивных состояний у студентов
и их профилактика в режиме учебно-трудового дня
Для выявления дезадаптивных расстройств в студенческой социальной среде нами разработана методика определения типов психофизической дезадаптации,
позволяющая на ранних этапах выявить изменения психофизического статуса человека. Распознавание типов психофизической дезадаптации у студентов основывается: 1) на принципе комплексности и взаимосвязи психологического и соматического и функционального состояний; 2) на принципе дифференцированности,
предполагающем разделение психологических, физических и физиологических
111
проявлений; 3) на принципе системности, предполагающем выявление основных
параметров психологического, физического и физиологического состояния.
В нашей методике испытуемые распределялись по шести выделенным
типам психофизической дезадаптации человека: 1) полностью дезадаптированный; 2) частично дезадаптированный; 3) промежуточный с преобладанием
психологической дезадаптации; 4) промежуточный с преобладанием физической
дезадаптации;
5)
промежуточный
с
преобладанием
физиологической
дезадаптации; 6) адаптированный.
В дальнейшем на основе выделенных типов психофизической дезадаптации
и проведения профилактической работы среди студентов мы выдели три группы
студентов: первая – дезадаптированные студенты (1-й и 2-й типы); вторая –
частично адаптированные студенты (3 – 5-й типы);
третья – адаптированные
студенты (6-й тип) (рис. 6).
Рис. 6. Основная гипотеза:
профилактика
дезадаптивных состояний у студентов путем
оптимизации функционального состояния и
повышения адаптационных возможностей
Проведенная
физиолого-гигиеническая
оценка
здоровья
студентов
112
показывает
снижение
резервных
и
компенсаторно-приспособительных
возможностей организма у дезадаптированных испытуемых.
Так, в физическом состоянии у дезадаптированных студентов может определяться тучность организма (ожирение) или низкая масса тела, слабое телосложение, низкие силовые, скоростно-силовые показатели на выносливость,
ограничение
гибкости
тела,
уменьшение
мощности
мышц
и
снижение
работоспособности.
Со стороны функциональных систем наиболее часто выявляются изменения
в состоянии системы кровообращения (низкий или высокий пульс, колебания
артериального давления, ослабление или уменьшение деятельности сердечнососудистой системы с изменением механизмов регуляции. В дыхательной системе
отмечается ограничение функциональных возможностей органов дыхания,
снижение устойчивости к недостатку кислорода. Изменяются также вегетативный
статус и адаптационные возможности. В психоэмоциональном плане выявляется
низкая
нервно-психическая
устойчивость,
высокая
тревожность,
алекситимический тип личности, социальная дезадаптация.
Частично адаптированные и адаптированные студенты также могут иметь
данные признаки, и при изменении функционального состояния их можно
отнести к группе дезадаптированных. Причины изменения состояния можно
разделить на две группы:
1-я группа – психолого-педагогические (связанные с обучением и психологическими особенностями личности). К этой группе можно отнести увеличение
учебной нагрузки сверх гигиенических норм, неудовлетворительная организация
учебного процесса, трудности учения, плохие отношения в студенческой группе,
частые стрессы, возникающие в учебном процессе и в быту, и др.;
2-я группа – гигиенические (связанные с образом жизни) – тяжелое
семейное положение, неудовлетворительные условия проживания, вредные
привычки, гиподинамия, несоблюдение режима сна и питания и др.
Для вышеперечисленных групп студентов (адаптированные, частично
адаптированные
и
дезадаптированные)
работа
по
нормализации
их
113
психофизического статуса может вестись в трех направлениях:
1) первичная профилактика, которая предусматривает работу с адаптированными студентами с целью сохранения имеющихся функционально-адаптационных резервов и отслеживания на ранних этапах возникающих отклонений;
2) вторичная профилактика – работа с «группой риска» – студентами,
имеющими незначительные признаки дезадаптации, возникшими вследствие
превышения объема учебной нагрузки, снижения двигательной активности. При
отсутствии факторов риска такие учащиеся способны выполнять большой объем
учебной нагрузки.
3) третичная профилактика, которая заключается уже в коррекционных
занятиях с дезадаптированными студентами.
Основная задача разрабатываемых нами профилактических мероприятий –
предупреждение перехода адаптированных и частично адаптированных студентов
(с начальными признаками дезадаптации) в группу дезадаптированных. Для этих
целей нами предложен новый подход к профилактике дезадаптивных состояний у
студентов, основанный на оптимизации их функционального состояния и повышении адаптационных возможностей в процессе учебного труда, быта и отдыха.
На основе данного подхода разработаны и рекомендованы комплексы физических упражнений с элементами точечного массажа для оптимизации функционального состояния, повышения адаптационных возможностей и профилактики дезадаптивных состояний у студентов в режиме учебно-трудового дня (табл.
5).
Таким образом, разработаны мероприятия по снижению основных рисков
развития дезадаптивных состояний у студентов. Описанные методики позволяют
выявить
и
предотвратить
(минимизировать)
развитие
психофизической
дезадаптации у учащихся в процессе учебно-трудового дня. Распределение лиц
молодого
возраста
психофизической
по
степени
дезадаптации
их
адаптированности
позволяет
использовать
донозологической диагностике здоровья населения.
на
основе
этот
типов
подход
в
114
Таблица 5
Рекомендуемый рациональный режим занятий физическими упражнениями
для студентов в режиме учебно-трудового дня
Перерыв в режиме
Время
Заполнение перерыва
учебно-трудового дня проведения, мин
Микропаузы во
1–2
Физические упражнения для актививремя занятий
зации мозга и улучшения вегетативных
функций
Регламентированные
3
Точечный массаж для оптимизации
перерывы между
функционального состояния
занятиями
Активный отдых
10–30
Физические упражнения для повышения физической подготовленности и
расширения адаптационных возможностей организма
Разработанная оздоровительная методика профилактики дезадаптивных
состояний является эффективным способом нормализации психоэмоционального
состояния и физического статуса студентов и может использоваться для оптимизации функционального состояния лиц, занятых напряженным умственным трудом. В процессе учебного дня оправдано выполнение физических упражнений с
элементами точечного массажа для активизации мозговой нейродинамики, повышения умственной продуктивности, применения упражнений для снятия (ослабления) нервно-психического напряжения, возникающего в процессе самоподготовки. Применение комплекса физических упражнений оздоровительно-профилактической направленности позволяет повысить физическую подготовленность
и адаптационные возможности учащихся и тем самым улучшить их здоровье.
3.4. Обоснование системы мониторинга функционального
состояния и адаптационных возможностей студентов
Сохранение и укрепления здоровья разных слоев населения является приоритетным направлением государственности политики Российской Федерации. В
отечественной литературе последних десятилетий широко обсуждается соци-
115
ально-гигиенический мониторинг – система профилактических мероприятий,
направленных на сохранение здоровья, как взрослого населения, так и учащейся
молодежи. В задачу мониторинга входит разработка мер, направленных на снижение неблагоприятного воздействия среды обитания на здоровье разных слоев
населения, в том числе и студентов [294].
Поднимается вопрос о соответствии учебной и трудовой нагрузки
студентов адаптационным возможностям организма на фоне разных режимов
обучения. Данная позиция рассматривается как наиболее важный элемент
социально-гигиенического
мониторинга
кагортного
нездоровья
студентов
(начиная с формирования контингентов абитуриентов и заканчивая выходом их
на самостоятельный профессиональный путь).
Р.И. Айзман с соавт. [8]
рассматривают идеологию построения программ мониторинга на основе
компьютерной технологии количественной оценки физического и психического
здоровья студентов в процессе обучения.
Следует отметить, что в
системе мониторинга за состоянием здоровья
студентов остается нерешенным ряд задач. Основной проблемой является
предотвращение развития нарушений процессов адаптации студентов в процессе
учебно-трудовой деятельности.
Принципиальные положения методологии оптимизации функционального и
адаптационного состояния базируются на теории функциональных систем и
теории адаптационного взаимодействия организма и среды обитания, а также
концепции
оценки
рисков.
Функционирование
разработанной
модели
мониторинга возможно при реализации ряда принципов: комплексности,
системности и динамичности. Основная цель мониторинга
функционального
состояния и адаптационных возможностей студентов – это предупреждение
развития дезадаптивных состояний у студентов на протяжении всего периода
обучения в учебном заведении.
Осмысление основных показателей учебной среды и функциональноадаптационного взаимодействия позволило сформулировать базовую модель
мониторинга
здоровьесбережения
студентов.
Для
выявления
процессов
116
дезадаптации нами предлагается использовать конкретные методы исследования.
На рисунке 7 представлен комплекс методов и алгоритм их использования в
системе
мониторинга
функционального
состояния
и
адаптационных
возможностей студентов вуза.
1. Анализ состояния проблемы
адаптации студентов к условиям
вуза
5. Методы исследования и
оценки функционального
состояния студентов
2. Постановка цели и задач
исследования
6. Методы исследования и
оценки адаптационных
возможностей студентов
3. Разработка методологических
подходов к выполнению работы
4. Санитарно-гигиенические
методы исследования и оценки
условий обучения студентов
7. Разработка метода
определения типов
психофизической дезадаптации
8. Разработка метода
профилактики дезадаптивных
состояний
9. Создание комплексной
системы методов мониторинга
дезадаптивных расстройств у
студентов
Рис. 7. Комплекс методов и алгоритм их использования
для выявления и профилактики дезадаптивных состояний у студентов
На начальном этапе моделирования технологии мониторинга осуществляется разработка, подробное изучение и анализ состояния данного вопроса,
ставятся цели и задачи исследования, обосновываются новые методологические
подходы. Применение санитарно-гигиенических методов позволило выявить
117
нарушения условий обучения и проживания студентов, способствующих
формированию дезадаптивных расстройств. Дальнейшая работа включала в себя
использование комплекса методов для изучения и оценки функционального
состояния и адаптационных возможностей. Сравнение полученных данных с
нормальными
величинами
позволяет выявить группу риска, в которой
отмечаются отклонения гомеостатических параметров от нормы, вычленить
студентов, нуждающихся не в коррекционно-профилактических мероприятиях, а
в медицинском обследовании. На следующем этапе провидится компьютерное
тестирование
для
определения
типов
психофизической
дезадаптации
и
распределения студентов на группы: 1-я группа – адаптированные; 2-я группа –
частично адаптированные; 3-я группа – дезадаптированные. Студенты 3-й группы
(дезадаптированные учащиеся) нуждаются в проведении с ними коррекционной
работы, они не участвуют в профилактических мероприятиях.
Студенты первых двух групп, используя средства и методы лечебной
физической культуры, оптимизируют функциональное состояние и расширяют
свои адаптационные возможности. Для слежения за состоянием здоровья
студенты заполняют дневник самоконтроля. Рекомендуемая форма дневника
представлена в приложении 9. Заполнение дневника в процессе выполнения
профилактических занятий позволяет следить за самочувствием и настроением,
что дает возможность регулировать двигательную активность. Контроль за
функциональным состоянием ведется по частоте сердечных сокращений и
субъективным
признакам:
одышке,
болевым
ощущениям,
переживаемым
эмоциям, состоянием процессов сна и бодрствования, работоспособности,
способности
к
восстановлению
и
характеру
наступления
утомления.
Немаловажным является оценка удовлетворенности от занятий.
И наконец, на заключительном этапе определяется эффективность
комплексной системы методов мониторинговой работы.
Этапность
мониторинга
позволяет
проводить
сбор,
статистическую
обработку и анализ информации о функциональном состоянии студентов и их
адаптационных возможностях. Способы обработки информации в системе
118
мониторинга
включают
в
себя
использование
современных
методов
математической обработки данных. Информационная система мониторинга
включает сбор данных об условиях обучения и проживания студентов, их образе
жизни, о функциональном состоянии ведущих систем организма (сердечнососудистой системы, дыхательной, вегетативной); о состоянии физических,
функциональных и психоэмоциональных резервах организма обучающихся.
Учитывает также тип дезадаптации студента (табл. 6).
Таблица 6
Элементы комплексной системы мониторинга дезадаптивных состояний
у студентов вузов
Этапы и методы
исследования
Информационные потоки
в системе мониторинга
Исполнители
Санитарно-гигиенический Сбор информации об условиях
(наблюдение, опрос, экспе- обучения
и
проживания
римент, анкетирование)
студентов, их образе жизни,
приобщении
к
вредным
привычкам и т.д.
Санитарные
врачи, администрация вуза,
кураторы
групп
Клинико-физиологический
(измерение артериального
давления,
спирометрия,
функциональные
пробы,
кардиоинтервалография)
Сбор информации о состоянии
функциональных
систем
организма и ее сопоставление
с нормальными значениями
Медработники
вуза и поликлиники, преподаватели
физкультуры
Физиолого-гигиенический Сбор информации о состоянии
(контрольные упражнения адаптационных резервов и ее
– тесты, функциональные сопоставление с нормой
пробы,
психологическое
тестирование)
Медработники
и
психологи
вуза, преподаватели
физкультуры
Психодиагностический
Сбор информации о типах Психологи
(компьютерное тестирова- дезадаптации и количестве вуза, кураторы
ние)
дезадаптированных, частично групп
адаптированных и адаптированных студентах в группах
Профилактический (физические и дыхательные
упражнения,
точечный
массаж, оздоровительный
бег, водные процедуры)
Заполнение дневника самоконтроля
за
состоянием
здоровья студента. Мониторинговый анализ информации о результатах работы за
период наблюдений
Студенты (контроль со стороны преподавателей вуза и
кураторов
групп)
119
Эффективность
рассматривается
мониторинга
как
функционального
информационно-аналитическая
состояния
база.
в
вузах
Интерпретация
информации, полученной посредством мониторинга, может быть различной.
Самая главная ценность ее заключается в том, что она способствует
формированию у студентов мотивации на здоровый образ жизни.
Технологичность организации мониторинга функционального состояния
достигается за счет применения наиболее простых и доступных методов
диагностики
функциональных
систем
организма,
которые
могут
быть
использованы в каждом вузе. Преимущества мониторинга состоят в наращивании
информационной базы, систематическом анализе его результатов, выявлении
проблем
со
здоровьем
совершенствовать
учащихся.
систему
направлением является
Кроме
мониторинговой
того,
имеется
работы.
Так,
возможность
перспективным
разработка технологии автоматизированной системы
контроля за состоянием морфофункциональных параметров и уровнем адаптации
студентов. В такой системе можно выделить три блока: 1) блок сбора первичной
информации о функциональном состоянии и адаптационных возможностях
студентов; 2) блок со стандартами мормофункциональных и адаптационных
параметров студентов (на данном этапе осуществляется сравнение исходных
данных с нормальными значениями); 3) блок мониторингового анализа
показателей за определенный период наблюдений.
На
наш
взгляд,
сведения,
полученные
в
результате
мониторинга
функционального и адаптационного состояний студентов, дадут ценную
информацию о дезадаптивных состояний, развивающихся в процессе обучения,
об
индивидуальных
предрасположенности
особенностях
к
«болезням
функциональных
адаптации».
систем
организма
Полученные
и
результаты
позволяют выделить факторы риска, играющие ключевую роль в снижении
устойчивости адаптационных механизмов за весь период обучения в учебном
заведении.
Своевременные
стимулировать
собственные
профилактические
мероприятия
компенсаторно-приспособительные
позволяют
реакции
организма студентов, улучшить академическую успеваемость, сократить время на
лечение и снизить материальные затраты студентов.
120
Таким образом, применение методологии оптимизации функционального
состояния и повышения адаптационных возможностей студентов позволяет
расширить и углубить интерпретацию результатов мониторинга дезадаптивных
расстройств в студенческой социальной среде, более обоснованно планировать
профилактические мероприятия, дать научно обоснованный прогноз влияния
негативных факторов учебного процесса на состояние здоровья студентов.
Разработанная система мониторинга за развитием дезадаптивных состояний
позволит получить качественную и количественную характеристики влияния
факторов учебного процесса и социально-бытовых условий проживания на
здоровье студентов значительно раньше, чем проявятся последствия
влияния.
Опыт
применения
методологии
оптимизации
этого
функционального
состояния и адаптационных возможностей студентов показал, что она может
существенно усилить эффективность и надежность проводимых оздоровительнопрофилактических мероприятий по обеспечению благополучия обучающихся.
121
ГЛАВА 4
ГЛАВА 4. ФИЗИОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
УСЛОВИЙ ОБУЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ
4.1. Санитарно-гигиеническая оценка условий обучения студентов
Череповецкого государственного университета
В Череповецком государственном университете осуществляется подготовка
бакалавров по 35 образовательным программам с полным сроком обучения.
Подготовка ведется также и по образовательным программам с сокращенным
сроком обучения на базе среднего профессионального и высшего образования. В
университете обучается 5192 студента (данные на 1 марта 2013 года): 3398 – по
очной форме и 1794 – по очно-заочной и заочной формам.
Череповецкий
государственный
университет
располагает
восьмью
корпусами. Образовательный процесс осуществляется преимущественно в
четырех учебных корпусах (№ 1, 2, 4, 8). Учебный корпус № 1 имеет 8 этажей. В
этом корпусе расположены учебные аудитории и лаборатории Института
педагогики и психологии, Гуманитарного института, Института информационных
технологий,
факультета
биологии
и
физической
культуры,
в
которых
осуществляется подготовка студентов в форме лекций, лабораторных и
практических
занятий.
Водоснабжение
и
канализация
в
корпусе
централизованные, от соответствующих городских сетей. Отопление центральное,
водяное от сетей теплоснабжения г. Череповца. Вентиляция в аудиториях
естественная.
Кабинеты
оснащены
учебной
мебелью.
Классные
доски
оборудованы софитами. Учебный корпус оборудован компьютерными классами,
где установлены персональные электронно-вычислительные машины в основном
с видеодисплейными терминалами на базе плоских (жидкокристаллических)
дискретных экранов. Площадь помещения в расчете на одно рабочее место для
пользователей в компьютерном классе соответствует санитарным нормам.
122
В учебном корпусе № 2 обучаются студенты Инженерно-экономического
института. Здание имеет 5 этажей и выполнено из сборного железобетона. В
подвале здания расположена лаборатория технологии вяжущих бетонов.
Лаборатория оборудована системой вытяжной вентиляции, мебелью и приборами.
Освещение искусственное. В здании находится лаборатория промышленной
экологии. Освещение в помещении искусственное и естественное (окно).
Лаборатория оснащена мебелью и оборудованием. Имеется лаборантская и
препараторская. В лаборатории проводят исследование воды, почвы отходов
производства. Сотрудники и студенты используют в работе концентрированные
кислоты: соляную, серную, азотную уксусную. В лаборатории место проведения
анализов оборудовано системой вытяжной вентиляции. На 4-м этаже здания
расположена лаборатория аналитической химии и физико-химических методов
анализа, в которой проводятся научные и лабораторные работы. Лаборатория
состоит из двух помещений, в которых определяются химические вещества в
сплавах, удобрениях, почве, воде. Лаборатория оборудована системой вытяжной
вентиляции.
В учебном корпусе № 4 расположены учебные аудитории Инженернотехнического института, лаборатория технологии неорганических веществ,
комплексной переработки каменного угля и горючих сланцев. Лаборатория
оборудована лабораторными столами, приборами. Лаборанты используют
следующие химические вещества: бензойную кислота, бензойный альдегид, спирт
изоамиловый,
уксусный
ангидрид,
ацетон,
щавелевую
кислоту,
фенол
синтетический, сульфаниловую кислоту и др. Место проведения анализов
оборудовано системой местной вытяжной вентиляции. В корпусе располагается
лаборатория систем управления электроприводов. Помещения лаборатории
оснащены мебелью, оборудованием, стендами.
В учебном корпусе № 8 расположены учебные аудитории кафедры теории и
методики физической культуры и спорта и кафедры дефектологического
образования. Отопление в корпусе централизованное водяное от сетей
теплоснабжения г. Череповца. Вентиляция в аудиториях естественная. Освещение
123
помещений совмещенное (естественное боковое, через оконные проемы,
искусственное верхнее) при помощи ламп накаливания или люминесцентных
ламп. Кабинеты оснащены мебелью. Классные доски оборудованы софитами.
Университет располагает мастерскими
по деревообработке и обработке
металла. Станки для механической обработки материалов и изделий оборудованы
местной вытяжной вентиляцией с пневматическими пылестружкоприемниками,
защитными экранами, на станках установлено местное освещение. В корпусе
имеется швейная мастерская. В мастерской проходят занятия по художественной
обработке
материалов
легкой
промышленности,
моделированию
и
конструированию, технической обработке материалов. Освещение в помещении
естественное и искусственное, предусмотрена система комбинированного
освещения. Вентиляция естественная.
Череповецкий государственный университет имеет стадион. На территории
стадиона находятся физкультурно-оздоровительный комплекс «Буревестник»,
административно-спортивный комплекс, «Северная трибуна». Физкультурнооздоровительный комплекс представляет собой спортивное сооружение, в
котором размещается спортивный зал площадью 750 м2, оборудованы раздевалки,
санитарные узлы, душевые, подсобные помещения для хранения спортивного
инвентаря, отдельное помещение для хранения уборочного инвентаря, чистящих
и дезинфицирующих средств. Окна, светильники и отопительная система
помещения спортивного зала имеют защитное ограждение. Раздевалки оснащены
шкафчиками и скамейками. В административном корпусе находятся следующие
помещения: методический кабинет, зал настольного тенниса, гимнастический зал,
зал аэробики, спортзал, помещение вахты, 5 раздевалок, санузел. «Северная
трибуна» представляет собой открытые места для болельщиков и внутренние
помещения. Трибуна разделена на 4 секции, в каждой имеется отдельный вход. Во
внутренних помещениях располагаются тренажерные залы, оборудованные
спортивным
душевые,
инвентарем,
санузлы.
Все
кабинет
физической
помещения
реабилитации,
отремонтированы
и
раздевалки,
находятся
в
124
удовлетворительном состоянии. Механическая приточно-вытяжная вентиляция
трибуны работает исправно.
Ежедневно в аудиториях и учебных кабинетах проводятся влажные уборки
обслуживающим персоналом. Уборка аудиторий проводится в утреннее или
вечернее время в зависимости от расписания занятий. В течение дня проводится
влажная
уборка
лестничных
клеток,
рекреаций
и
санитарных
узлов.
Обслуживающий персонал оснащен спецодеждой, уборочным инвентарем,
моющими и дезинфицирующими средствами. При обработке санитарнотехнического
оборудования
используются
хлорсодержащие
средства
«Пюржавель», «Санокс», «Доместос», «Белизна». Уборочный инвентарь и
моющие средства хранятся в специально отведенном, недоступном для
посторонних месте.
В течение учебно-трудового дня студенты обеспечиваются питанием.
Столовые и буфеты расположены во всех корпусах университета (кроме учебнолабораторного корпуса № 8). В рекреациях установлены торговые автоматы. В
учебном корпусе № 1 установлены три торговых автомата «Saeco» по продаже
кофе, два торговых автомата «CRANE NATIONAL VENDORS», в которых можно
приобрести соки, лимонад, печенье, шоколад, чипсы. На 2-м этаже здания
находится столовая, а на 3-м и 4-м этажах буфет и минимаркет.
Проведенные измерения микроклиматических параметров (температуры,
относительной влажности воздуха, скорости движения воздуха) в аудиториях
учебного корпуса № 2 дали следующие результаты. В аудитории № 202 до начала
занятий температура воздуха на высоте 0,1 м от пола и 0,5 м от наружной стены
составляла 18,6 оС, а на высоте 1,5 м от пола – 18,8 оС (при норме 19,0–24,0 оС). В
центре помещения параметры практически не менялись. К середине занятий
температура воздуха увеличивалась соответственно до 20,6 и 20,7 оС. В центре
помещения наблюдался такой же температурный режим. К моменту окончания
занятий температура воздуха при соответствующих режимах замера практически
не изменялась и составляла 20,5 и 20,7 оС. Относительная влажность воздуха в
обследуемых помещениях была в пределах 20–31 %. Скорость движения воздуха
125
составляла 0,01 м/с. На основании полученных данных можно констатировать,
что температура воздуха в аудитории № 202 до начала занятий была ниже
допустимой на 0,5 оС (в аудитории № 221 температура воздуха соответствовала
нормативам). В середине и в конце занятий в обследуемых аудиториях параметры
микроклимата соответствовали требованиям СанПин 2.2.4.548-96 «Гигиенические
требования к микроклимату производственных помещений».
Проведенная оценка естественного и искусственного освещения в корпусе
№ 1 показала следующие результаты. Половина окон
учебных аудиторий и
лабораторий ориентирована на восток и юго-восток. Большинство учебных
кабинетов имеют по три окна. В учебном корпусе также есть аудитории с одним
окном. Освещение большинства учебных помещений совмещенное. Коэффициент
естественной освещенности в учебных кабинетах составляет
3,6–5,2 %, что
позволяет выполнять зрительную работу очень высокой точности. Параметры
светового коэффициента соответствуют гигиеническим нормативам и составляют
в среднем 1:5. Коэффициент заглубления не превышает 2,5, что соответствует
глубине помещения 5,95 м. Искусственное освещение – верхнее, обеспечивается
при помощи люминесцентных ламп, вмонтированными по 2 лампы L36W/765
мощностью 36 Вт каждая. Светильники размещены равномерно по поверхности
потолка. Искусственное освещение на рабочем месте студентов колеблется от 354
до 707 лк. В некоторых светильниках отсутствуют люминесцентные лампы. В
аудитории № 202 площадью 140 м2 искусственное освещение обеспечивается 56
люминесцентными лампами, из которых 11 не работают.
Основным документом, регламентирующим режим обучения в вузе,
является
расписание
занятий.
Проведена
выборочная
оценка
недельной
аудиторной нагрузки студентов на I и IV курсов гуманитарных и технических
специальностей. Аудиторная нагрузка в течение семестра по большинству
специальностей
распределена
на
17
учебных
недель
и
соответствует
гигиеническим нормам (не превышает 30 часов в неделю по гуманитарным и
техническим специальностям). Так, в 1-м и 2-м семестрах для специальности
«Психология» она составляет соответственно 26,4 и 27,0 часа в неделю, а в 7-м и
126
8 семестрах – 25,4 и 26,1 часа. Для специальности «Программное обеспечение
вычислительной техники и автоматизированных систем» недельная аудиторная
нагрузка в 1-м и 2-м семестрах составляет 26,9 часа, а в 7-м и 8-м семестрах – 26,8
часа.
Обучение в вузе осуществляется согласно действующему расписанию
занятий. Длительность одной пары занятий в вузе составляет 1,5 часа (90 мин).
Регламентированные перерывы между парами занятий составляют 10 мин и
соответствуют нормативу. Однако в существующем расписании отсутствует
обеденный перерыв. Поэтому студенты зачастую питаются всухомятку.
Анализ расписания занятий студентов выявил в нем некоторые недостатки.
Приведем результаты анализа расписания занятий студентов группы 4ПДО-111.
На понедельник стоят подряд три пары лекций, а 4-я и 5-я пары – лабораторные
занятия. Длительная и напряженная работа в течение пяти пар занятий может
вызвать переутомление. Кроме того, дневная суммарная академическая нагрузка
студентов в данном случае превышает допустимый уровень. Во вторник 5-й
(последней) парой (15 ч 10 мин – 16 ч 40 мин) поставлена математика (в
расписании группы не учитывается ранговая шкала трудности предметов). В
среду начало учебных занятий запланировано на 10 ч 10 мин (оптимальным
началом учебного дня считается время 8 ч 30 мин – 9 ч 00 мин). В четверг после
1-й пары занятий стоит «окно» (окна в расписании нарушают привычную
последовательность
и
систематичность
работы,
снижают
умственную
работоспособность). В пятницу поставлены сложные и трудоемкие дисциплины.
Кроме того, учебные занятия заканчиваются в 18 ч 20 мин.
Иногородним студентам предоставлены три общежития, в которых
проживает 971 человек (28,5 % от общего числа студентов очной формы
обучения). Здания общежитий секционного типа, в каждой секции имеются
санитарные узлы. В здании имеется централизованное отопление, водоснабжение
и канализация. На каждом этаже предусмотрены кухни, оборудованные
электроплитами или газовыми плитами, мойками, столами-шкафами, настенными
полками, а также имеются полки для сушки белья. В общежитиях оборудованы
127
учебные комнаты для занятий. Отделка помещений в общежитиях соответствует
нормативным требованиям: пол покрыт кафельной плиткой, стены выкрашены
масляной краской. Сбор пищевых отходов осуществляется в отдельные мешки
для мусора, которые находятся в промаркированных эмалированных баках. Для
удаления
мусора
предусмотрен
мусоропровод.
Уборка
проводится
с
использованием дезинфицирующих средств. Для проживания в общежитиях
студентам предоставляются комнаты, имеющие естественное и искусственное
освещение. Вентиляция осуществляется через форточки и фрамуги. Каждая жилая
комната обеспечена твердым и мягким инвентарем, шкафами для одежды и обуви.
Количество тумбочек, стульев и кроватей в жилых комнатах соответствует числу
проживающих.
Существует ряд нарушений условий проживания. В 9-ти этажном здании
общежития № 1 не работает лифт. В 200 комнатах (104 комнаты площадью по
16 м2 и 96 комнат площадью по 10 м2) проживает 561 студент. Установлено, что
316 студентов (56,3 %) имеют 4 м2 жилой площади на одного человека (в
комнатах площадью 16 м2 проживает по четыре человека). Около 225 студентов
(40,1 %) проживают в помещениях с нормой жилой площади 5,0–5,3 м2 на
человека, и всего лишь 20 студентов (3,6 %) – в помещениях с нормой жилой
площади 8,0–10 м2 жилой площади на человека (в соответствии с санитарными
нормами из расчета не менее 6 м2 жилой площади на человека). В ряде комнат
общежития установлены двухъярусные кровати, имеются три шкафа на четырех
проживающих. Постельные принадлежности студенты меняют самостоятельно.
С целью изучения влияния недостатка жилой площади на адаптированность
студентов
были
определены
адаптационно-приспособительные
параметры
учащихся, проживающих в общежитии вуза (табл. 7).
Полученные результаты доказывают существование взаимосвязи между
адаптированностью студентов и количеством жилой площади, предоставляемой
им для проживания в общежитии. У студентов, имеющих жилую площадь на
одного человека ниже санитарной нормы (4 м2), формируется напряжение
механизмов адаптации и снижается социальная адаптированность. Этот факт
128
свидетельствует о том, что недостаток жилой площади снижает адаптационные
возможности и способствует развитию дезадаптивных расстройств.
Таблица 7
Зависимость адаптации студентов от количества жилой площади,
предоставляемой для проживания в общежитии (М + m)
Показатели
Жилая площадь на 1 человека
адаптации
6 м2
АП, усл. ед.
4 м2
Юноши
Девушки
Юноши
Девушки
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
1,8 + 0,07
2,0 + 0,26
2,6 + 0,18+
3,1 + 0,28о
ИС, усл. ед.
33,1 + 3,8
17,4 + 0,86
26,2 + 4,08
15,3 + 0,75
СА, баллы
12,5 + 0,57
12,2 + 0,72
10,6 + 0,53*
8,9 + 0,63+
______________
*
p < 0,05;
о
p < 0,01;
+
p < 0,001 в сравнении с показателями студентов,
имеющих норму жилой площади на одного человека 6 м2. Обозначение
показателей: см. «Принятые сокращения».
На основе сведений об освещенности и температуре воздуха в учебных
аудиториях выявлены очевидные связи между данными параметрами и
психофизиологическими показателями студентов, проживающих в разных
социально-бытовых условиях (рис. 8).
Освещенность учебных аудиторий оказалась взаимосвязана с утомлением
средней по силе корреляционной связью r = 0,50 (p < 0,01), а температура – с
физическим состоянием r = 0,70 (p < 0,01)
юношей, проживающих дома с
родителями.
Также обнаружены слабые обратные связи между освещенностью учебных
аудиторий и систолическим артериальным давлением (r = –0,37), среднединамическим артериальным давлением (r = –0,36), общим периферическим сопротив-
129
лением сосудов (r = –0,36). Световой режим учебных аудиторий оказывает значимое влияние на показатели дыхания юношей, проживающих в общежитии. В
наших исследованиях освещенность аудиторий прямо коррелировала с задержкой
дыхания на вдохе (пробой Штанге) r = 0,52 (p < 0,01) и со спирометрическим
показателем r = 0,45 (p < 0,05). Наиболее выражена связь между температурой в
учебных аудиториях и жизненной емкостью легких r = 0,58 (p < 0,01).
Рис. 8. Связь освещенности и температуры в учебных аудиториях с
психофизиологическими показателями юношей (А) и девушек (Б): в
светлых кружках приведены показатели у студентов, проживающих
дома, а в заштрихованных
общежитии. Обозначение
– у студентов, проживающих в
показателей: см. перечень сокращений.
Несколько иные зависимости выявлены между освещенностью, тепловым
режимом и психофизиологическим статусом девушек, проживающих дома.
Освещенность в аудиториях сильно влияет на систолический объем крови r =
= 0,70 (p < 0,01) и на задержку дыхания на вдохе девушек, проживающих с
родителями r = –0,74 (p < 0,01). Корреляционный анализ показал положительную
обратную (среднюю по силе) связь между температурой воздуха в аудиториях и
130
задержкой дыхания на вдохе
r = –0,50 (p < 0,01). Температура в учебных
аудиториях оказалась наиболее связанной с физическим состоянием r = 0,52
(p < 0,01), с жизненным индексом r = 0,50 (p < 0,01) и с вегетативной
устойчивостью r = –0,57 (p < 0,01) девушек, проживающих в общежитии.
Таким образом, можно констатировать, что состояние зданий, спортивных
сооружений,
учебных
помещений,
оборудования
и
иного
имущества,
используемого для осуществления образовательной деятельности, в целом
удовлетворительное. Вместе с тем проведенная оценка условий обучения
студентов выявила ряд нарушений санитарно-гигиенических норм. Установлено,
что в зимний период в некоторых аудиториях температура воздуха опускается
ниже
допустимого
значения.
Не
осуществляется
своевременная
замена
люминесцентных ламп в светильниках. В расписании занятий отсутствует
обеденный перерыв. Не учитывается адекватное сочетание лекционных и
практических занятий и ранговая шкала трудности предметов. Допускаются
«окна» между занятиями. Начало и конец занятий не всегда оптимальны с точки
зрения динамики работоспособности.
Из-за нехватки мест в общежитиях не
соблюдаются нормативы предоставления жилой пощади на одного человека. В
некоторых комнатах количество шкафов не соответствует числу проживающих.
Итак, учебная деятельность студентов вуза сопряжена с воздействием
неблагоприятных факторов образовательного процесса и быта, а установленные
зависимости доказывают их взаимосвязь с функциональными системами организма,
психофизиологическими
параметрами
и
адаптационным
состоянием
учащихся.
4.2. Физиологическая характеристика здоровья студентов по функциональным
системам организма
Проведенное анкетирование и оценка индивидуального здоровья студенток
I и IV курсов показали наличие определенных различий в состоянии 6 ведущих
систем организма. Было обнаружено, что имеются функциональные системы
131
организма, которые больше всего подвергаются воздействию неблагоприятных
факторов среды. Эти системы в первую очередь задействованы в процессах
адаптации,
и
в
них
формируются
значительные
морфофункциональные
изменениями (табл. 8).
Таблица 8
Оценка состояния функциональных систем организма
обследуемых студентов, %
Функциональная система
*
I курс
IV курс
(n = 46)
(n = 50)
Частота Сила Частота Сила
Центральная нервная система
24,3
23,0
23,7
27,2
Система органов дыхания
14,2
13,4
17,4
20,7
Система органов кроветворения
14,0
14,0
12,8
15,8
Костно-мышечная система
13,5
14,6
16,4
16,5
Периферическая нервная система
11,2
13,0
11,7
10,9
Вегетативная нервная система
22,7
21,7
17,9
8,9*
Значимое отличие критерия Фишера при p ≤ 0,05 по сравнению с
аналогичным значением у студентов I курса.
Сравнительный анализ полученных результатов показал, что наиболее
“загруженными” системами у студентов I и IV курсов являются ЦНС и ВНС.
Характерная симптоматика со стороны этих систем проявляется очень часто и
постоянно. Так, у студентов I курса частота проявлений признаков со стороны
ЦНС составляет 24,3 %, а у студентов IV курса – 23,7 %. По силе (выраженности)
признаков эти показатели равны соответственно 23,0 и 27,2 %.
Комплексу
клинических
симптомов,
отражающих
состояние
ВНС,
соответствует вегетососудистая дистония. У первокурсников симптомокомплекс,
возникающий в результате функциональных нарушений в образованиях ВНС,
более выражен, чем у четверокурсников. Причем сила проявления этих
изменений достоверно снижается (φэмп = 1,77; p ≤ 0,05).
Проявляющие признаки нарушений со стороны ЦНС и ВНС можно условно
трактовать как
“нервно-психовегетативный
симптомокомплекс”. Основные
симптомы этого комплекса хорошо известны и представлены в таблице 9.
132
Таблица 9
Некоторые нервно-вегетативные симптомы, выявленные у студентов, %
Симптомы
Ощущение повышенной усталости
Снижение работоспособности, слабость
Нарушение памяти и внимания
Желание плакать по незначительному поводу
Повышенная нервозность, раздражительность
Нарушение сна, бессонница
Пониженное зрение
Приступы внезапной злости, агрессии
Депрессия, апатия, безразличие
Неустойчивость настроения
Повышенная эмоциональная возбудимость
Зябкость
I курс
(n = 46)
39,0
35,0
15,0
11,0
41,0
20,0
20,0
17,0
26,0
39,0
43,3
15,0
IV курс
(n = 50)
18,0**
6,0**
6,0
6,0
20,0*
8,0*
8,0*
10,0
10,0*
26,0
28,0
4,0*
Примечание. Значимое отличие критерия Фишера при
p ≤ 0,05 по
сравнению с аналогичным значением у студентов I курса; ** – p ≤ 0,01.
Обращает
на
себя
внимание
практически
полное
доминирование
симптоматики у студентов I курса. Ощущение усталости присутствует у 39,0 %
студентов первого года обучения. В группе обследуемых IV курса на долю этого
показателя приходится только 18,0 % (φэмп = 2,27; р < 0,01). Снижение
работоспособности, слабость отмечаются у 35,0 % студентов I курса и лишь у 6,0
% студентов IV курса. Около половины студентов-первокурсников (41,0 %)
имеют повышенную нервозность и раздражительность, хотя у четверокурсников
данные изменения наблюдаются только в 20,0 % случаев. Нарушение сна,
депрессия,
апатия,
безразличие,
неустойчивость
настроения,
повышенная
возбудимость, зябкость встречаются в начале обучения в вузе значительно чаще,
чем у студентов старших курсов обучения.
В процессе самооценки зрительной функции выяснилось, что большинство
студентов I курса
имеют достоверно пониженное зрение в сравнении со
студентами IV курса. Дополнительное изучение данного вопроса показало, что у
133
обследуемых студентов на I курса обучения имелось более низкое зрение, чем на
старшем курсе. И в ходе обучения произошло даже его ухудшение. Нынешний
набор студентов-первокурсников имеет пониженное зрение в сравнении со
студентами IV курса. Кроме того, мы полагаем, что достаточно высокий процент
первокурсников имеющих пониженное зрение частично объясняется ложной
миопией вследствие спазма аккомодации. Расстройство аккомодации в 17, 18 лет
на наш взгляд связано с возросшей нагрузкой на зрительный анализатор и
наличием психовегетативных расстройств в период адаптации к обучению в вузе.
Студенты при этом часто жалуются на понижение зрения вдаль. Становление
морфофункциональных показателей органа зрения отмечается в более позднем
возрасте.
Как свидетельствуют наши наблюдения, в таких условиях эмоционального
стресса (сдача экзамена) у студентов обнаруживаются выраженные вегетативные
дисфункции, зачастую граничащие с патологией: повышенная возбудимость,
тремор конечностей, чувство страха, раздражительность
изменение
когнитивных
функций.
Отмечены
речевые
и плаксивость,
нарушения,
вазо-
лабильность кожных покровов и расстройство терморегуляции. Значительная
выраженность нервно-психовегетативных симптомов, по-видимому, свидетельствует о длительной стимуляции структур головного мозга ответственных за
реализацию мотивационно-эмоционального поведения.
Активируются прежде
всего, гипоталамо-гипофизарная и симпато-адреналовая системы, повышается
тоническая активность структур
мезокортиколимбической системы, что в
конечном счете приводит к гиперреактивности центральных (гипоталамических и
бульбарных) вегетативных образований.
Психосоциальные факторы играют основную роль в формировании стресса
в адаптационном процессе и существенным образом влияют на компенсаторноприспособительные реакции, коммуникативные функции эмоций и акцентуации
характера. Анализ распределения студентов по типам акцентуаций характера
показывает, что у юношей I курса доминирует лабильный (14,0 %), гипертимный
и шизоидный (по 12,0 % каждый) типы акцентуаций характера. Среди юношей IV
134
курса на долю представителей гипертимного типа приходится 20,0 %. Частота
проявлений лабильного и шизоидного типов у данной группы лиц составляет по
14,0 % соответственно. Особенно интересно отметить то, что в процессе обучения
в вузе у значительной части юношей формируется истерический тип акцентуаций
характера, главной чертой которого является эгоцентризм и постоянное внимание
к своей особе. Так, в начале обучения в вузе только 2,0 % первокурсников имеют
данный тип характера, в то время как 11,0 % четверокурсников отнесены к
истерическому типу (φэмп = 1,90; p ≤ 0,05).
У девушек I курса преобладает лабильный тип в 25,4 % случаев. В меньшей
степени (14,0 %) встречается психоастенический тип. К IV курсу большинство
обследуемых девушек (26,0 %) имеют психоастенический тип акцентуаций (φ эмп =
= 1,72; p ≤ 0,05). Основными чертами этого типа характера является нерешительность, склонность к рассуждениям и тревожная мнительность (табл. 10).
Полученные данные и более ранние наши исследования относительно
величины психоэмоционального напряжения студентов указывают на то, что
физиологическая реакция на стресс является фактором риска и может привести к
развитию психосоматических заболеваний.
Выявленный нами широкий спектр заболеваний у студентов касается 13 систем
организма.
Такое
большое
количество
системной
патологии
воздействием комплекса негативных факторов, а также
связано
с
со значительной
интенсификацией учебного процесса. Новые формы и методы обучения, смена
режимов труда и отдыха, сна и питания предъявляют повышенные требования к
состоянию здоровья студентов.
Большой
объем
учебных
заданий,
повсеместное использование компьютерных технологий в учебном процессе и
при подготовке домашних заданий вызывает повышенную нагрузку на орган
зрения. В результате такого массивного воздействия многих факторов и
развиваются заболевания органа зрения, занимающие лидирующее место.
На наш взгляд нарушения опорно-двигательного аппарата у студентов
связаны, с их низкой двигательной активностью, преобладанием статических
нагрузок и наличием в вузах стандартной мебели.
135
Таблица 10
Распределение студентов по типам акцентуаций характера, %
Типы акцентуаций характера
I курс
IV курс
Юноши
Девушки
Юноши Девушки
(n = 50)
(n = 55)
(n = 35)
(n = 80)
Гипертимный
12,0
5,4
20,0
2,5
Лабильный
14,0
25,4
14,0
21,0
Психоастенический
4,0
14,0
11,0
26,0*
Шизоидный
12,0
3,6
14,0
2,5
Эпилептоидный
4,0
7,2
0,0
0,0
*
Истерический
2,0
7,2
11,0
10,0
Другие типы
52,0
37,2
30,0
38,0
*
Значимые различия критерия Фишера при p ≤ 0,05 в сравнении с данными
показателями у студентов I курса.
Хорошо известно, что морфометрические показатели у студентов разных
курсов обучения значительно варьируют. Размеры парт и стульев зачастую не
соответствуют росту сидящего за ними, а положение тела не соответствует
гигиенической норме.
Для выявления возможной связи между юношами, имеющими
нервно-
вегетативные симптомы, и студентами с психоэмоциональным состоянием,
проживающими дома с родителями и в общежитиях университета, был проведен
корреляционный анализ. У юношей, проживающих дома с родителями, выявлены
обратные связи между долей лиц, имеющих нервно-вегетативные симптомы и
вегетативной устойчивостью r = –0,58 (p < 0,01), социальной адаптированностью
r = –0,52 (p < 0,01), субъективным благополучием r = –0,40 (p < 0,05). Среди
юношей, проживающих в общежитии, доля лиц, имеющих
различные
психовегетативные проявления со стороны функциональных систем, обратно
коррелировала с субъективным благополучием r = –0,54 (p < 0,01) и прямо
коррелировала – с социальной адаптированностью r = 0,35 (p < 0,05). Выявлена
прямая связь средней силы между долей девушек, проживающих в семьях с
родителями и вегетативной устойчивостью r = 0,51 (p < 0,01). Доля девушек,
136
проживающих в общежитии, была слабо связана с субъективным благополучием
и нервно-психической устойчивостью (r = –0,38 и r = –0,36, p < 0,05).
Таким образом, обучение в вузе является фактором, влияющим на здоровье
и компенсаторно-адаптационные реакции организма студентов. Материалы
исследования
свидетельствуют
о
высокой
заболеваемости
протяжении всего периода обучения в вузе.
студентов
на
Определено, что ведущее место
среди заболеваний у студентов занимает патология органа зрения. Выявляются
стойкие нарушения опорно-двигательного аппарата,
вегетативно-сосудистые
расстройства и болезни органов пищеварения. В процессе обучения в вузе у
значительной части студентов отмечается сочетание нескольких заболеваний.
Выявление студентов с комплексом заболеваний необходимо для своевременной
коррекции состояния здоровья.
Установлено, что у студентов наиболее “загруженными” являются
центральная и вегетативная нервные системы. В процессе обучения возникают
генерализованные эмоциональные расстройства и нарушения психовегетативного
гомеостаза.
Вегетативные
дисфункции
проявляются
многочисленными
клиническими симптомами. Оценка уровня физического состояния показала
наличие высоких резервных возможностей организма студентов. К концу
обучения в вузе происходит снижение защитных сил организма обследуемых.
У большинства юношей от I к IV курсу формируется истерический тип
акцентуаций характера, а у девушек – психоастенический. Распознание типа
акцентуаций характера у студентов позволяет предвидеть факторы, влияющие на
психогенные реакции организма, ведущие к развитию дезадаптивных состояний.
Следовательно, доказано, что у студентов в процессе обучения возникают
генерализованные эмоциональные расстройства и нарушения психовегетативного
гомеостаза, проявляющиеся в форме многочисленных дезадаптивных расстройств. Установление зависимости у части студентов нервно-вегетативных
симптомов
от
неоднозначность
эмоционального
состояния
эмоционально-личностных
студентов
проявлений
проживающих в разных социально-бытовых условиях.
подтверждает
у
учащихся,
137
4.3. Социально-физиологическая характеристика бытовых условий
и образа жизни студентов
На основе разработанной нами анкеты проведено изучение образа жизни и
здоровья студентов (юношей и девушек), проживающих дома с родителями и в
общежитии (см. приложения 7, 8). Основная часть юношей в возрасте до 20 лет
(53,8 %), проживающих в городских квартирах в семье родителей, не состояли в
браке. Доля неженатых юношей в возрасте 20–25 лет составляла 46,2 %. Среди
обследуемых, проживающих в общежитии, незначительную часть (12,0 %)
составляли неженатые юноши в возрасте до 20 лет и 87 % – юноши, от 20 до 25
лет, не состоящие в браке.
Как показали результаты анкетирования, хорошие условия быта имеют 89,7
% юношей, проживающих дома с родителями, и 46,7 % юношей, проживающих в
общежитии (φ
эмп
= 4,39; p ≤ 0,01). Удовлетворительные условия быта имеют
соответственно 10,3 % и 40,0 % юношей (φ эмп = 4,36; p ≤ 0,01; рис. 9).
Определено, что главным финансовым источником для студентов является
материальная помощь родителей (60,2 и 60,0 %). Меньшая
рассчитывают
только
на
стипендию,
или
пользуются
часть студентов
дополнительными
средствами обеспечения. Более половины студентов (57,6 %), проживающих с
родителями, оценивают свое материальное положение как “хорошее”, а 50,7 %
студентов, проживающих в общежитии, – как удовлетворительное.
Полноценное питание имеют 83,5 % юношей, проживающих в домашних
условиях, и 52,0 % юношей, проживающих в общежитии (φ
эмп
= 3,65; p ≤ 0,01).
Неполноценно питаются 14,1 % опрошенных юношей, проживающих в домашних
условиях.
В общежитиях почти половина юношей (40,0 %) питается
неполноценно (φ эмп = 3,65; p ≤ 0,01) (рис. 10).
138
10,3 %
0,0 %
Хорошие
Удовлетворительные
Неудовлетворительные
89,7 %
а)
46,7 %
p < 0,01
13,3 %
Хорошие
Удовлетворительные
Неудовлетворительные
40,0 %
p < 0,01
б)
Рис. 9. Жилищные условия юношей, проживающих дома
с родителями (а) и в общежитии (б)
Принимают пищу три раза в день большинство городских и иногородних
студентов (соответственно 52,6 и 52,0 %). Достаточно неоднозначно отношение
студентов к уровню организации учебного процесса. Около половины (48,7 %)
городских юношей дают ему оценку “хорошо”, примерно столько же (44,9 %) –
“удовлетворительно”, а более 6,4 %
– “неудовлетворительно”. Большинство
юношей, проживающих в общежитии (76,0 %), считают организацию занятий
также хорошей, а 4,0 % – неудовлетворительной.
139
1,2 %
14,1 %
1,2 %
Полноценное
Неполноценное
Горячая пища
Всухомятку
83,5 %
а)
5,3 %
2,7 %
Полноценное
Неполноценно
е
Горячая пища
Всухомятку
52,0 %
p < 0,01
40,0 %
p < 0,01
б)
Рис. 10. Питание юношей, проживающих дома с родителями (а)
и в общежитии (б)
Больше половины анкетируемых юношей, проживающих в городских
квартирах (55,1 %), имеют неполное представление о своей будущей профессии.
Напротив, 53,3 % юношей, проживающих в общежитии, вполне осведомлены о
своей
профессии.
Подавляющее
большинство
студентов
позитивно
рассматривают взаимоотношения в своих студенческих группах. Почти все
юноши, проживающие с родителями (90,0 %), и большинство иногородних
юношей (68,0) имеют хорошие взаимоотношения в студенческой группе. В 38,4 %
случаев учебный процесс
юношей, проживающих дома, сопровождается
стрессовыми ситуациями. У 64,0 % юношей, проживающих в студенческих
общежитиях, стрессовые ситуации отсутствуют.
При большой учебной нагрузке остается немного свободного времени. При
140
этом большинство юношей, проживающих с родителями (67,9 %), и иногородних
юношей (64,0) предпочитают отдыхать дома. Излюбленным местом досуга у юношей
является также кинотеатр (48,7 и 60,0 % соответственно). Большая часть
первокурсников
положительно отзываются о здоровом образе жизни. Утренней
гимнастикой занимаются 24,3 и 24,5 % городских и иногородних юношей.
Соответственно в спортивных секциях занимаются 46,1 и 56,0 % юношей. У 12,0 %
юношей, проживающих в общежитии, нет свободного времени на оздоровление
организма.
У большинства юношей, проживающих в семье родителей (67,9 %) и в
студенческом общежитии (56,0 %), вредные привычки отсутствуют.
Остальные
самокритично отмечают склонность к курению, слабым и крепким алкогольным напиткам. Иногородние юноши (32,0 %) употребляют алкогольные напитки чаще, чем
городские (12,8 %).
Многие юноши не знают о болезнях своих родителей. 76,9 %
юношей,
проживающих дома, и 68,0 % юношей, проживающих в общежитиях, считают, что их
мамы и папы здоровы.
Большая часть студентов считает свое собственное здоровье хорошим (70,5 и
64,0 %).
Юноши, проживающие в городских квартирах, жалуются на слабость,
утомляемость (24,3 %), и на нарушение сна (15,3 %). Юноши, проживающие в
общежитиях, напротив, жалуются в первую очередь на нарушение сна (24 %), на
слабость и утомляемость (16,0 %). У 8,0 % юношей, питающихся в общежитии,
имеются жалобы на тошноту, отрыжку, изжогу, нарушение стула. Эти симптомы
у юношей, питающихся дома, встречаются значительно реже (1,3 % случаев).
Зрение в норме у 68,0 % юношей, проживающих дома, и у 76,0 % юношей,
проживающих в общежитиях. Близорукость выявлена у городских и иногородних
юношей в 30,7 и 12,0 % случаев.
Половина юношей, проживающих дома (50,0 %), ежегодно проходят
медицинские осмотры, а 27,0 % – один раз в два года. Только 40,0 % юношей,
проживающих в общежитии, ежегодно проходят осмотры врачей, а 32,0 % – с
периодичностью 1 раз в 2 года. Более половины юношей, проживающих дома с
141
родителями (65,4 %), и юношей, проживающих в общежитии (56,0 %), признают
медицинскую помощь “хорошей”, 32,0 и 30,7 % – “удовлетворительной” и только
2,6 и 13,3 % – “неудовлетворительной”. Главными приоритетами для студентов,
проживающих дома является семья (80,0 %), образование (62,8 %) и здоровье
(50,0 %). У юношей, проживающих в общежитии, основными приоритетами
являются семья и образование (по 64,0 % каждый).
Рассмотрим особенности образа жизни девушек, проживающих дома с
родителями и в общежитии (см. прилож. 8). В анкетировании приняли участие
девушки, проживающие с родителями: в возрасте до 20 лет – 47,4 %; 20–25 лет –
51,3 % и в возрасте 25 лет и старше – 1,3 %. Из них 96,1 % не замужем и 3,9 %
уже имеют свою семью. Среди девушек, проживающих в общежитии, 8,0 %
имеют возраст до 20 лет, 92,0 % – 20÷25 лет. Все респонденты этой группы не
замужем.
Среди девушек, проживающих с родителями, 86,8 % имеют хорошие
условия быта и только 13,2 % – удовлетворительные. Напротив, более половины
(52,0 %) девушек, проживающих в общежитии, считают условия жизни
удовлетворительными (φ
эмп
= 5,28; p ≤ 0,01), а 40,0 % – хорошими (φ эмп = 5,29;
p ≤ 0,01). В свою очередь 8,0 % девушек считают, что проживают в
неудовлетворительных условиях (рис. 11).
Основным финансовым источником для девушек, проживающих с
родителями,
является помощь родных (69,7 %). На долю дополнительных
средств приходится 39,4 %. Иногородние девушки (76,0 %) рассчитывают на
помощь родных. Для значительной части девушек (68,0 %) стипендия является
основным финансовым источником существования. Материальное
беспечение
47,3 % городских девушек хорошее и удовлетворительное. Чуть больше
половины иногородних девушек (52,0 %), проживающих в общежитии, считают,
что имеют хорошее материальное обеспечение и 44, 0 % – удовлетворительное.
Полноценное питание имеют 73,7 % девушек, проживающих в домашних
условиях, а неполноценное – 11,8 %. Лишь 53,3 % девушек, проживающих в
общежитии, считают свое питание полноценным (φ эмп = 2,61; p ≤ 0,01) и 32,0 % –
недостаточно сбалансированным (рис. 12).
142
0,0 %
13,2 %
Хорошие
Удовлетворительные
Неудовлетворительны
е
86,8 %
а)
8,0 %
40,0 %
p < 0,01
Хорошие
Удовлетворительные
Неудовлетворительные
52,0 %
p < 0,01
б)
Рис. 11. Жилищные условия девушек, проживающих дома
с родителями (а) и в общежитии (б)
Изучение кратности приема пищи в течение дня показало, что 21,1 %
девушек, проживающих с родителями, имеют четырехразовое питание, а
трехразовое – 38,2 %. Больше половины девушек, проживающих в общежитии,
преимущественно питаются три раза в день (56,0 %), два раза в день 40,0 % и
8,0 % – один раз в день.
Организацию учебного процесса девушки обследуемых групп в целом
считают как хорошую (43,4 % и 40,0 %) и удовлетворительную (44,7 и 48,0 %).
Около половины девушек, проживающих дома (48,7 %), имеют полное
представление о будущей профессии и 47,4 % – неполное. Значительная часть
(64,0 %) девушек, проживающих в общежитии, имеют не полное представление о
выбранной профессии. Только 32,0 % имеют представление о выбранной
профессии.
143
11,8 %
7,9 %
6,6 %
Полноценное
Неполноценное
Горячая пища
Всухомятку
73,7 %
а)
8,0 %
6,7 %
Полноценное
Неполноценное
Горячая пища
Всухомятку
53,3 %
p < 0,01
32,0 %
p < 0,01
б)
Рис. 12. Питание девушек, проживающих дома с родителями (а)
и в общежитии (б)
У 82,9 % девушек, проживающих дома, и 64,0 % девушек, проживающих в
общежитии взаимоотношения в студенческой группе хорошие. Причем у 8,0 %
девушек из общежития имеются проблемы с однокурсницами. Как показывают
результаты анкетирования, стрессовые ситуации в учебном процессе испытывают
63,1 % девушек, проживающих дома, и 60,0 % девушек из общежития. Бытовые
стрессы испытывают соответственно 44,7 и 48,0 % студентов.
67,1 % девушек, проживающих в семье с родителями, и 80,0 % девушек,
проживающих в общежитии, проводят досуг в домашних условиях. Более
половины девушек посещают кинотеатр. Изучение отношения к здоровому образу
жизни показало, что 39,4 % девушек, проживающих дома, занимаются в
спортивных секциях. В свою очередь, у 60,0 % девушек, проживающих в
общежитии, нет свободного времени на оздоровление организма. Употребляют
144
алкогольные напитки и курят соответственно 13,1 и 11,8 % девушек, живущих в
городских квартирах. В общежитиях 12,0 % девушек употребляют пиво и 12,0 %
алкогольные напитки.
Девушки, так же как и юноши, не в полной мере осведомлены о болезнях
своих родителей. Так, 61,8 % девушек, проживающих дома, и 60,0 % девушек,
проживающих в общежитиях, считают, что их родители здоровы. Хорошее состояние
собственного здоровья выявляется у 50,0 % девушек, живущих в домашних условиях,
и у 64,0 % девушек из общежития. В свою очередь 50,0 % девушек, проживающих
дома с родителями, жалуются на слабость и утомляемость, а 27,6 % – на нарушение
сна. 48,0 % девушек, проживающих в общежитии, испытывают слабость и
утомляемость. Головными болями и головокружением страдают 32,0 % иногородних
девушек, проживающих в общежитии.
Нормальное зрение имеют 79,0 % девушек проживающих дома, и 80,0 %
девушек, проживающих в общежитии. Более половины девушек двух групп
(соответственно 56,6 % и 64,0 %) ежегодно проходят медицинские осмотры.
Большинство из них считают медицинскую помощь хорошей (57,9 и 64,0 %).
Среди приоритетов на первом месте у девушек семья (72,3 и 84,0 %).
Для установления вклада основных факторов риска приведем перечень
неблагоприятных факторов образа жизни студентов, способствующих нарушению
адаптационных процессов в режиме учебного труда, быта и отдыха (табл. 11).
Аналитическая разработка позволила выделить две группы факторов образа
жизни, вносящих основной вклад в формирование дезадаптивных реакций. К 1-й
группе можно отнести два фактора: а) отсутствие дополнительных финансовых
источников (кроме стипендии и помощи родных), удельный вес данного фактора
составляет от 70,0 до 92,0 %; б) приоритеты, не связанные с оздоровлением
организма (на долю этого фактора приходится в совокупности 70,0–80,0 %). Для
студентов основными жизненными приоритетами являются образование, семья и
бизнес. Ко 2-й группе относятся факторы, связанные с особенностями обучения:
а) наличие стрессовых ситуаций в учебном процессе; б) низкая двигательная
активность;
в) редкий прием пищи. Суммарный вклад данных факторов
составляет соответственно 32,0–80,0, 32,0–60 и 30,0–58,0 %.
145
Таблица 11
Удельный вес основных неблагоприятных факторов образа жизни обследуемых
студентов, влияющих на адаптационно-приспособительную деятельность, %
Факторы риска развития
дезадаптации у студентов
Юноши:
отсутствие дополнительных финансовых источников
редкий прием пищи
стрессовые ситуации в
учебном процессе и быту
недостаточная двигательная активность
приоритеты, не связанные
со здоровьем
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
Дом
(n = 50)
Общежитие
(n = 50)
Дом
(n = 50)
Общежитие
(n = 50)
80,0
36,0
92,0*
58,0*
70,0
40,0
76,0
42,0
40,0
32,0
52,0
44,0
32,0
42,0
48,0
50,0
70,0
70,0
72,0
78,0
80,0
44,0
74,0
30,0
70,0
36,0
56,0
80,0
70,0
44,0
48,0
60,0
Девушки:
отсутствие дополнительных финансовых источников
72,0
редкий прием пищи
38,0
стрессовые ситуации в
учебном процессе и быту
66,0
недостаточная двигательная активность
48,0
приоритеты, не связанные
со здоровьем
72,0
*
Отличие значения критерия Фишера
76,0
80,0
70,0
от значения аналогичного показателя
у студентов, проживающих дома, при p ≤ 0,05.
Полученные данные позволяют по новому взглянуть на взаимосвязь образа
жизни и адаптационных возможностей студентов. Результаты исследования
убедительно подтверждают наличие такой связи (таблица 12).
Представленные в таблице 9 данные свидетельствуют о напряжении
механизмов адаптации, снижении функциональных резервов кардиореспи-
146
раторной системы и формировании дезадаптивных реакций
у студентов, не
занимающихся спортом и имеющих вредные привычки.
Таблица 12
Зависимость адаптации студентов от их образа жизни (М + m)
Показатели Студенты, ведущие
Студенты, имеющие
адаптации здоровый образ жизни вредные привычки
Юноши
(n = 30)
Студенты, не
занимающиеся
спортом
Девушки
(n = 30)
Юноши
(n = 30)
Девушки
(n = 30)
Юноши
(n = 30)
Девушки
(n = 30)
АП, усл. ед. 1,9 + 0,12 2,1 + 0,30
ИС, усл. ед. 47,9 + 4,24 29,8+4,05
СА, баллы 13,2 + 0,71 11,5+0,50
2,8+0,24+
29,2+2,8+
9,7+0,45+
3,0+0,15о
20,2+1,6*
9,4+0,58о
2,5+0,27*
34,7+2,3о
9,0+0,40+
2,8+0,18*
19,9+1,5*
9,5+0,51о
*
p < 0,05;
показателями
о
p < 0,01;
студентов,
+
p < 0,001 значимые различия по сравнению с
ведущих
здоровый
образ
жизни.
Обозначения
показателей: см. «Принятые сокращения».
Обобщая
вышеизложенное,
следует
отметить,
что
основные
неблагоприятные факторы у юношей и девушек вуза однотипны и играют
существенную роль в жизнедеятельности студентов. На основе анализа
взаимосвязей позволяет заключить, что нарушение образа жизни студентов
сказывается на их адаптационных показателях, приводит к ограничению
адаптационных резервов.
147
ГЛАВА 5. ХАРАКТЕРИСТИКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО
СОСТОЯНИЯ ОРГАНИЗМА СТУДЕНТОВ
5.1. Физиологическая характеристика функционального состояния
сердечнососудистой системы студентов
Проведенная оценка функционального состояния ССС студентов с учетом
их половозрастных особенностей и места проживания выявила некоторые
закономерности деятельности ССС в разных условиях. Анализируя полученные
сведения,
можно
отметить,
что
изменения
физиологических
функций
кровообращения у студентов носят приспособительный характер и отражают
влияние
внешнесредовых
касающиеся
изменений
факторов
на
организм.
Полученные
сведения,
кардиогемодинамических
показателей
юношей,
представлены в таблице 13.
Как видно из таблицы 13, усредненные параметры основных показателей
кровообращения у юношей I курса, проживающих с родителями и в общежитии,
находятся в пределах физиологических норм. Однако следует отметить некоторые
особенности изменений изученных показателей. Так, у юношей-первокурсников,
проживающих дома средняя величина ПД на 16 мм рт. ст. выше допустимых
значений.
Рост
значения
пульсовой
амплитуды
рассматривается
как
неблагоприятное явление. В то же время АДсрдин находится на верхней границе
нормы, а ее колебания свидетельствуют о нарушении гемодинамики. Остальные
показатели ССС находятся в оптимальных референтных границах.
У юношей I курса, проживающих в общежитии, имеется тенденция к
увеличению ЧСС. Величина пульса у них составляет (82,8 + 2,75) уд./мин, что
несколько превышает допустимый уровень, который должен быть в покое.
148
Таблица 13
Значения показателей сердечнососудистой системы у юношей разных курсов
обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
в общежитии
(n = 30)
ЧСС, уд/мин
79,0 + 2,52
82,8 + 2,75
77,4 + 2,68
83,7 + 3,92
АДс, мм рт. ст.
133,0 + 2,80
136,2 + 2,66
125,9 + 1,99
129,8 + 2,96
АДд, мм рт. ст.
66,8 + 1,86
67,8 + 2,18
77,0 + 1,37
75,4 + 2,55
ПД, мм рт. ст.
66,2 + 2,35
68,5 + 1,92
48,9 + 1,63
53,3 + 2,52
АДсрдин, мм рт. ст.
95,0 + 1,97
95,8 + 2,08
94,6 + 3,12
98,7 + 2,39
СОК, мл
82,5 + 1,68
83,4 + 1,75
65,8 + 1,37
69,7 + 2,24
МОК, л/мин
6,4 + 0,20
6,8 + 0,24
5,3 + 0,23
5,3 + 0,20
ОПСС, дин · с · см-5 1153 + 43,5
1016 + 40,7*
1403 + 56,6 1379 + 83,8
*
p < 0,05 по сравнению с аналогичными показателями у девушек,
проживающих дома с родителями.
Поскольку этот показатель является весьма лабильным, то можно предположить, что его повышение связано с воздействием на организм многочисленных
факторов внешней и внутренней среды в начале обучения. Так же как и у
юношей, проживающих в городских квартирах с родителями, у иногородних
юношей, проживающих в общежитии, ПД выше нормы и находится на уровне
(68,5 + 1,92) мм рт. ст. Величина АДсрдин регистрируется на крайней границе
нормы. ОПСС у юношей I курса, проживающих с родителями, достоверно выше,
чем у юношей I курса, проживающих в общежитии, и составляет соответственно
(1153 + 43,5) и (1016 + 40,7) дин · с · см-5 (tэмп = 2,30; р < 0,05).
Следует
остановиться
на
анализе показателей
юношей
IV курса,
проживающих в разных социально-бытовых условиях. Полученные данные
свидетельствуют о некотором снижении функциональной активности ССС у
149
юношей, проживающих с родителями. Регистрируемые параметры в целом
укладываются в границы нормы. Следует отметить, что показатель МОК ниже
принятой гомеостатической константы (5,3 + 0,23 л/мин). Это указывает на общее
замедление кровотока у данной группы лиц.
Данные исследования показывают, что средние показатели юношей,
проживающих в общежитии, не отличаются существенным образом от таковых у
юношей, проживающих в семье родителей. Однако, на наш взгляд, отмечается
тенденция к
росту ЧСС, АДс, ПД, АДсрдин, СОК. Данное обстоятельство
указывает на повышение функциональной активности ССС у учащихся,
проживающих в общежитии по сравнению с учащимися, проживающими дома.
Рассмотрим теперь показатели ССС девушек разных курсов обучения и
места
проживания
гомеостатические
(табл.14).
показатели
Как
показали
результаты
кардиогемодинамики
у
эксперимента,
девушек
I
курса,
проживающих с родителями, находятся в пределах нормы. Результаты
обследования показывают достоверные различия показателей ССС у девушекпервокурсниц, проживающих в общежитии, по сравнению по сравнению с
девушками, проживающими дома.
Действительно, ЧСС у девушек, проживающих дома с родителями,
составляет (77,0 + 2,15) уд/мин, а ЧСС девушек, проживающих в общежитии, –
(84,9 + 2,26) уд/мин (tэмп = 2,54; р < 0,05). Значения АДс и АДд колеблются в
нормальных пределах, но достоверно ниже соответствующих показателей у
девушек, проживающих с родителями. Другие гемодинамические показатели (ПД,
АДсрдин, СОК, МОК) в обследуемых группах находятся в зоне оптимальных
значений, но достоверно различаются. Интересно отметить, что значения ОПСС у
девушек, проживающих дома, и девушек, проживающих в общежитии, равны
соответственно (1127 + 60,8) и (949 + 57,0) дин · с · см-5 (tэмп = 2,13; р < 0,05). То
есть параметр, характеризующий состояние сосудистого русла (степень упругого
сопротивления прекапиллярного русла току крови), у иногородних лиц женского
пола ниже нормальных значений.
150
Таблица 14
Значения показателей сердечнососудистой системы у девушек разных курсов
обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии
(n = 30)
*
ЧСС, уд./мин
77,0 + 2,15
84,9 + 2,26
75,3 + 2,10
78,8 + 2,66
*
АДс, мм рт. ст.
122,8 + 2,38 116,1 + 2,09
110,8 + 2,03 110,1 + 1,63
*
АДд, мм рт. ст.
70,6 + 1,62
65,1 + 1,96
68,7 + 1,46
69,2 + 1,80
ПД, мм рт. ст.
48,0 + 1,60
51,0 + 1,71
42,06 + 2,15 42,03 + 1,53
*
АДсрдин, мм рт. ст.
91,0 + 1,68
85,4 + 1,60
86,2 + 1,34
85,3 + 1,58
*
СОК, мл
72,7 + 1,64
78,4 + 1,51
68,1 + 1,67
67,5 + 1,94
**
МОК, л/мин
5,8 + 0,19
6,5 + 0,18
5,3 + 0,22
5,0 + 0,18
-5
*
ОПСС, дин · с · см
1127 + 60,8
949 + 57,0
1276 + 52,9 1363 + 64,4
*
p < 0,05; по сравнению с аналогичными показателями у девушек,
проживающих дома с родителями.
Проанализируем показатели девушек IV курса, проживающих в
разных условиях. У девушек-четверокурсниц, проживающих с родителями,
практически все показатели находятся в пределах нормы. Отмечается лишь
некоторое снижение кровоснабжения организма (МОК равен (5,3 + 0,22) л/мин). В
то
же
время
у
девушек-четверокурсниц,
проживающих
в
общежитии,
существенных изменений не отмечается. По сравнению с обследуемой
половозрастной группой отмечается несущественное снижение МОК (на 0,3
л/мин) и слабый рост ОПСС.
Между тем, опираясь только на анализ средних значений показателей ССС,
нельзя получить сведения о всех аспектах изменения функционального состояния
системы кровообращения. Для более полного получения информации о состоянии
сердца и сосудов провели сравнительную оценку индивидуальных значений ССС
студентов и сопоставляли их с нормальными величинами. Полученные данные
позволили расширить представления об изменении в системе кровообращения в
зависимости от места проживания лиц мужского и женского пола и с учетом их
151
возрастных особенностей. Результаты, полученные при оценке показателей ССС
у юношей, проживающих дома и в общежитии, представлены в таблице 15.
Таблица 15
Оценка показателей сердечнососудистой системы у юношей,
проживающих с родителями и в общежитии, %
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
ЧСС:
выше нормы
(13) 43,3
(15) 50,0
(11) 36,7
(11) 36,7
норма
(16) 53,4
(15) 50,0
(16) 53,3
(18) 60,0
ниже нормы
(1) 3,3
(0) 0,0
(3) 10,0
(1) 3,3
АДс:
выше нормы
(10) 33,3
(16) 53,4
(5) 16,7
(8) 26,7
*
норма
(15) 50,0
(8) 26,7
(20) 66,6
(15) 50,0
ниже нормы
(5) 16,7
(6) 20,0
(5) 16,7
(7) 23,3
АДд:
выше нормы
(3) 10,0
(3) 10,0
(5) 16,7
(8) 26,7
норма
(18) 60,0
(19) 63,3
(21) 70,0
(15) 50,0
ниже нормы
(9) 30,0
(8) 26,7
(4) 13,3
(7) 23,3
ПД:
выше нормы
(22) 73,3
(22) 73,3
(8) 26,7
(15) 50,0*
норма
(8) 26,7
(8) 26,7
(19) 63,3
(10) 33,3**
ниже нормы
(0) 0,0
(0) 0,0
(3) 10,0
(5) 16,7
АДсрдин:
выше нормы
(12) 40,0
(15) 50,0
(12) 40,0
(12) 40,0
*
норма
(17) 56,7
(10) 33,3
(14) 46,7
(13) 43,3
ниже нормы
(1) 3,3
(5) 16,7
(4) 13,3
(5) 16,7
СОК:
выше нормы
(15) 50,0
(21) 70,0
(3) 10,0
(5) 16,6
*
норма
(15) 50,0
(8) 26,7
(21) 70,0
(18) 60,0
ниже нормы
(0) 0,0
(1) 3,3
(6) 20,0
(7) 23,4
МОК:
выше нормы
(3) 10,0
(5) 16,7
(3) 10,0
(2) 6,6
норма
(19) 63,3
(18) 60,0
(8) 26,7
(8) 26,7
ниже нормы
(8) 26,7
(7) 23,3
(19) 63,3
(20) 66,7
ОПСС:
выше нормы
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
*
норма
(15) 50,0
(8) 26,6
(22) 73,3
(23) 76,7
*
ниже нормы
(15) 50,0
(22) 73,4
(8) 26,7
(7) 23,3
Примечание. В скобках указано количество юношей. *Отличие критерия Фишера от
значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома, при p ≤ 0,05; ** – при p ≤
0,01.
152
Как показали исследования, чуть больше половины (53,4 %) юношей I
курса, проживающих в городских квартирах с родителями, и половина (50,0 %)
юношей I курса имеют нормальное значение ЧСС. Значительная часть юношейпервокурсников (соответственно 43,3 и 50,0 %) имеют ЧСС выше нормы. Среди
юношей IV курса нормальные границы данного параметра имеют соответственно
53,3 и 60,0 % испытуемых. Оценка показателя АДс у юношей I и IV курсов дала
следующие результаты (рис. 13).
66,6
70
60
53,4
50,0
50,0
50
%
40 33,3
Выше нормы
26,6*
30
20,0 16,7
16,7
20
16,7
23,3
26,7
Ниже нормы
10
0
Норма
А
Б
Юноши I курса
А
Б
Юноши IV курса
Рис. 13. Значения систолического артериального давления у
юношей, проживающих дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие
критерия Фишера при p ≤ 0,05 от значения аналогичного
показателя у юношей, проживающих дома
По нашим данным, у 50,0 % юношей I курса, проживающих с родителями,
АДс регистрируется на уровне нормы. В то же время только 26,6 % юношей,
проживающих в общежитии, имеют нормальные значения данного показателя
(φэмп = 1,85; p ≤ 0,05). Значительная часть юношей(33,3 %), проживающих с
родителями, и большинство юношей (53,4 %), проживающих в общежитии,
имеют значения АДс выше нормы.
Нормальные параметры данного показателя встречаются у 66,6 и 50,0 %
юношей IV курса, проживающих дома и в общежитии. Похожие изменения
выявляются и при изучении СОК (рис. 14).
Установлено, что у половины юношей I курса, проживающих дома с
153
родителями (50,0 %) и у 26,7 % юношей I курса, проживающих в общежитии,
регистрируется нормальный СОК (φэмп = 1,84; p ≤ 0,05). Большинство юношей
обследуемых групп (соответственно 50,0 и 70,0 %) имеют повышенные значения
СОК. Напротив, 70,0 % юношей-четверокурсников, проживающих дома, и 60,0 %
юношей-четверокурсников, проживающих в общежитии имеют нормальные
значения СОК.
70,0
70
70,0
60,0
60 50,0 50,0
50
%
40
30
20
10
0
Выше нормы
26,7*
3,3
0,0
А
Б
Юноши I курса
23,4
20,0
16,6
10,0
А
Норма
Ниже нормы
Б
Юноши IV курса
Рис. 14. Значения систолического объема крови у юношей, проживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера при p ≤ 0,05 от
значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома
Обследование
выявило
уменьшение
количества
юношей
I
курса,
проживающих дома с родителями, и юношей, проживающих в общежитии, с
нормальным АДсрдин с 56,7 до 33,3 % (φэмп = 1,80; p ≤ 0,05), а также уменьшение
количества юношей с нормальным ОПСС в обследуемых группах с 50,0 до 26,6 %
(φэмп = 1,85; p ≤ 0,05). У половины юношей I курса (50,0 %), проживающих дома с
родителями, и 73,4 % юношей I курса, проживающих в общежитии, ОПСС ниже
нормы (φэмп = 1,85; p ≤ 0,05). В свою очередь, у юношей-четверокурсников
нормальные значения ОПСС регистрируются в 73,3 и 76,7 % случаев.
Проследим особенности кардиогемодинамических показателей у девушек,
проживающих в разных условиях труда, быта и отдыха (табл. 16).
154
Таблица 16
Оценка показателей сердечно-сосудистой системы у девушек,
проживающих с родителями и в общежитии, %
Показатели
ЧСС:
выше нормы
норма
ниже нормы
Адс:
выше нормы
норма
ниже нормы
Адд:
выше нормы
норма
ниже нормы
ПД:
выше нормы
норма
ниже нормы
Адсрдин:
выше нормы
норма
ниже нормы
СОК:
выше нормы
норма
ниже нормы
МОК:
выше нормы
норма
ниже нормы
ОПСС:
выше нормы
норма
ниже нормы
I курс
Место проживания
с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
IV курс
Место проживания
с родителями в общежи(n = 30)
тии (n = 30)
(8) 26,7
(22) 73,3
(0) 0,0
(17) 56,7**
(13) 43,3**
(0) 0,0
(12) 40,0
(16) 53,3
(2) 6,7
(10) 33,3
(17) 56,7
(3) 10,0
(1) 3,4
(15) 50,0
(14) 46,6
(2) 6,7
(6) 20,0**
(22) 73,3*
(0) 0,0
(8) 26,7
(22) 73,3
(0) 0,0
(5) 16,7
(25) 83,3
(3) 10,0
(25) 83,3
(2) 6,7
(2) 6,7
(18) 60,0*
(10) 33,3**
(2) 6,7
(25) 83,3
(3) 10,0
(5) 16,7
(21) 70,0
(4) 13,3
(7) 23,4
(22) 73,3
(1) 3,3
(17) 56,7**
(12) 40,0
(1) 3,3
(5) 16,7
(20) 66,6
(5) 16,7
(6) 20,0
(22) 73,3
(2) 6,7
(10) 33,3
(18) 60,0
(2) 6,7
(5) 16,6
(17) 56,7
(8) 26,7*
(2) 6,7
(23) 76,6
(5) 16,7
(2) 6,7
(21) 66,6
(8) 26,7
(6) 20,0
(22) 73,3
(2) 6,7
(12) 40,0*
(18) 60,0
(0) 0,0
(3) 10,0
(22) 73,3
(5) 16,7
(4) 13,3
(23) 76,7
(3) 10,0
(1) 3,3
(10) 33,3
(19) 63,4
(3) 10,0
(17) 56,7*
(10) 33,3**
(1) 3,3
(7) 23,4
(22) 73,3
(0) 0,0
(8) 26,7
(22) 73,3
(0) 0,0
(12) 40,0
(18) 60,0
(0) 0,0
(5) 16,7*
(25) 83,3*
(0) 0,0
(20) 66,7
(10) 33,3
(0) 0,0
(22) 73,3
(8) 26,7
Примечание. В скобках указано количество студентов. * Отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома,
при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01.
155
Практически у двух третей
девушек I курса, проживающих дома с
родителями (73,3 %), ЧСС в норме и лишь у 43,3 % девушек I курса,
проживающих в общежитии, этот показатель соответствует оптимальным
физиологическим значениям; выше нормы данный показатель выявляется у 56,7
% девушек (φэмп = 2,35; p ≤ 0,01). По данным исследования, соответственно у 53,3
и 56,7 % девушек IV курса, проживающих дома с родителями и в общежитии,
установлены нормальные гомеостатические константы по параметру ЧСС (рис.
15).
80
73,3
70
60
50
% 40 26,7
30
20
10
0,0
0
А
56,7**
56,7
53,3
43,3**
40,0
33,3
Выше нормы
Норма
0,0
Б
Девушки I курса
10,0
6,7
А
Ниже нормы
Б
Девушки IV курса
Рис. 15. Значения частоты сердечных сокращений у девушек,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б): ** – отличие критерия
Фишера при p ≤ 0,01 от значения аналогичного показателя у
юношей, проживающих дома
Наряду с этим, нормальные значения АДс выявлены у половины девушек I
курса, проживающих дома, и у 20,0 % девушек, проживающих в общежитии
(φэмп = 2,44; p ≤ 0,01). Значение указанного показателя ниже нормы выявлены
соответственно у 46,6 и 73,3 % девушек в данных группах (φ эмп = 2,10; p ≤ 0,05). У
большинства девушек IV курса, проживающих дома с родителями и в общежитии,
АДс ниже нормы наблюдается в 73,3 и 83,3 % случаев.
Особенности АДд у девушек I и IV курсов представлены на рисунке 16.
156
%
83,3
83,3
90
80
70,0
70
60,0*
60
50
33,3**
40
30
16,7
20 10,0
13,3
10,0
6,7
6,7 6,7
10
0
А
Б
А
Б
Девушки I курса
Выше
нормы
Норма
Ниже нормы
Девушки IV курса
Рис. 16. Значения диастолического артериального давления у девушек,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б):
Фишера
от
значения
аналогичного
проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
*
– отличие критерия
показателя
у
девушек,
– при p ≤ 0,01
Итак, у 83,3 % девушек-первокурсниц, проживающих с родителями и у 60,0
% девушек-первокурсниц, проживающих в общежитии, показатель АДд в норме
(φэмп = 2,00; p ≤ 0,05); АДд ниже нормы у 6,7 и 33,3 % лиц женского пола (φэмп =
= 2,68; p ≤ 0,01). У большинства девушек IV курса, проживающих дома и в
общежитии (соответственно у 83,3 и 70,0 %), АДд в норме.
Анализируя другие показатели ССС у девушек I курса, проживающих дома
с родителями и в общежитии (в частности, ПД, АДсрдин, СОК, МОК, ОПСС),
можно отметить имеющиеся достоверные отличия полученных показателей в
сравниваемых группах от нормальных: ПД выше нормы соответственно у 23,3 и
56,7 % обследуемых (φэмп = 2,64; p ≤ 0,01); АДсрдин ниже нормы соответственно
у 6,7 и 26,7 % (φэмп = 2,13; p ≤ 0,05); СОК выше нормы соответственно у 20,0 и
40,0 % (φэмп = 1,67; p ≤ 0,05); МОК ниже нормы соответственно у 63,4 и 33,3 %
(φэмп = 2,33; p ≤ 0,01); ОПСС ниже нормы соответственно у 60,0 и 83,3 % (φэмп =
= 2,00; p ≤ 0,05).
По результатам оценки параметров ССС у большинства девушек IV курса,
проживающих в семье родителей и в общежитии, рассматриваемые показатели в
157
норме (кроме показателя МОК, который ниже нормы): ПД –
соответственно у
66,6 и 73,3 % испытуемых; АДсрдин – у 76,6 и 66,6 %; СОК – соответственно у
73,3 и 76,7 %; ОПСС – у 66,7 и 73,3 % .
Подтверждением данных утверждений могут служить внутрисистемные
корреляции у студентов в обследуемых группах (рис. 17).
Рис. 17. Корреляционные плеяды показателей сердечнососудистой системы юношей (А) и девушек (Б): в светлых
кружках показатели у студентов, проживающих дома, а в
заштрихованных – у студентов, проживающих в общежитии.
Обозначение показателей: см. в перечне сокращений.
По характеру взаимосвязей у юношей, проживающих дома, видно, что
частота сердечных сокращений связана сильными прямыми корреляционными
связями с коэффициентом выносливости r = 0,73 (p < 0,01), характеризующим
деятельность сердечно-сосудистой системы, и индексом Робинсона r = 0,89 (p <
0,01),
отражающим
нарушения
системы
кровообращения.
У
юношей,
проживающих в условиях общежития, сохраняется сильная прямая связь между
частотой сердечных сокращений и индексом Робинсона r = 0,88 (p < 0,01).
Студенты, у которых значения индекса Робинсона
низкие и ниже среднего,
158
составляют группу риска по заболеваниям системы кровообращения. Кроме того,
выявляется прямая зависимость системы кровообращения с адаптационным
потенциалом r = 0,74 (p < 0,01) и связь средней силы с коэффициентом
выносливости r = 0,60 (p < 0,05).
У
девушек,
проживающих
в
семьях
с
родителями,
наиболее
взаимосвязанными оказались частота сердечных сокращений и индекс Робинсона
r = 0,91 (p < 0,01). Прямыми связями средней силы частота сердечных
сокращений связана с адаптационным потенциалом r = 0,52 (p < 0,01) и с
коэффициентом выносливости r = 0,51 (p < 0,01). Адаптационный потенциал
системы кровообращения положительно слабо коррелирует с коэффициентом
выносливости r = 0,41 (p < 0,05), с индексом Робинсона r = 0,38 (p < 0,05).
Напротив, у девушек, проживающих в общежитии университета, установлены
сильные корреляционные связи между частотой сердечных сокращений и
индексом Робинсона r = 0,85 (p < 0,01), между частотой сердечных сокращений и
коэффициентом выносливости r = 0,70 (p < 0,01). У студенток отмечена слабая
связь между коэффициентом выносливости и индексом Робинсона r = 0,35
(p < 0,05).
Таким образом, на основании анализа изменений, кардиогемодинамических
показателей юношей и девушек, проживающих в разных социально-бытовых
условиях, можно сделать некоторые обобщения: 1) у студентов, проживающих в
общежитии, наблюдается тенденция к
усилению деятельности ССС по
сравнению с учащимися, проживающими с родителями; 2) у студентов IV курса
отмечается некоторая адаптация деятельности ССС к условиям проживания;
3) отклонения от нормы кардиогемодинамических показателей выявляются у
большинства девушек I курса, проживающих в общежитии,
по сравнению,
юношами I курса, проживающими в таких же социально-бытовых условиях.
Выявленные закономерности свидетельствуют о том, что условия обучения и
проживания студентов сказываются на функциональном состоянии их сердечнососудистой системы. Следовательно, кардиодинамические показатели студентов
159
являются весьма чувствительными, лабильными и
отражают воздействие на
организм многочисленных факторов среды и образа жизни.
5.2. Физиологическая характеристика функционального состояния
дыхательной системы студентов
Существенное значение в процессе адаптации организма студентов к
условиям учебно-трудовой
деятельности и во время проживания имеет
совершенство дыхательной функции. Изучено состояние дыхательной системы у
студентов с учетом их возраста и по гендерному признаку. В таблице
17
представлены средние данные изменения дыхательной системы юношей,
полученные в ходе эксперимента.
Таблица 17
Значения показателей дыхательной системы у юношей разных курсов обучения
и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
ЖЕЛ, л
4,0 + 0,09
3,7 + 0,14
5,2 + 0,27
4,8 + 0,16
ЖЕЛ/ДЖЕЛ∙100, %
89,2 + 2,44
87,0 + 2,76
106,5 + 4,99
107,7 + 4,90
Проба Штанге, с
64,6 + 2,94
63,0 + 3,41
90,4 + 5,79
80,5 + 6,47
Проба Генчи, с
37,5 + 2,08
39,6 + 2,93
37,5 + 2,73
35,6 + 2,91
ЖИ, мл/кг
56,2 + 1,91
49,3 + 2,64*
69,4 + 3,65
70,7 + 3,14
СП, мл/см
21,6 + 4,13
21,6 + 4,56
28,3 + 1,33
28,4 + 1,09
*
p < 0,05 по сравнению с аналогичными показателями у юношей,
проживающих дома с родителями.
Из материалов обследования юношей I курса, проживающих дома с
родителями видно, что величина ЖЕЛ испытуемых
соответствует должному
уровню и составляет (4,0 + 0,09) л. Между тем для характеристики дыхания более
160
существенное значение имеет соотношение ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 %. Наши данные
показывают уменьшение этого показателя у юношей-первокурсников (менее 100
%). Данное обстоятельство указывает на некоторое ограничение респираторных
возможностей у обследуемых лиц мужского пола. Результаты оценки проб
Штанге (64,6 + 2,94) с и Генчи (37,5 + 2,08) с свидетельствуют о хорошем
метаболическом фоне юношей I курса, проживающих дома, и о достаточных
компенсаторных,
механизмах
включающихся
в
ответ
на
гипоксическое
воздействие. Вместе с тем данные СП несколько выше нормы, что в целом
свидетельствует о хороших функциональных возможностях дыхания.
При сравнительном анализе показателей дыхательной системы юношей
I курса, проживающих дома с родителями и в общежитии, выявляется ряд
особенностей. У юношей, проживающих в общежитии, ЖЕЛ, соотношение
ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 %, проба Штанге незначительно ниже, чем у юношей I курса,
проживающих дома. Отмечается также достоверное снижение ЖИ с 56,2 + 1,91 до
(49,3 + 2,64) мл/кг (tэмп = 2,12; р < 0,05). Значения ЖИ ниже установленных
нормативов и свидетельствуют о недостаточной ЖЕЛ.
У юношей IV курса, проживающих дома, среднее значение ЖЕЛ составляет
(5,2
+
0,27)
л,
а
соотношение
ЖЕЛ/ДЖЕЛ
∙
100
%
равно
(106,5 + 4,99) %, что соответствует принятым нормам. Остальные исследуемые
значения либо соответствуют необходимому уровню, либо превышают его.
Изучение показателей дыхательной системы не выявило их существенных
различий у юношей, проживающих в общежитии и дома. Отмечается тенденция к
снижению только параметра ЖЕЛ, проб Штанге и Генчи.
В нашей работе мы имеем возможность также установить параметры
дыхательной системы у девушек I и IV курсов, проживающих в городских
квартирах с родителями, и иногородних студенток, проживающих в общежитии
(табл. 18).
161
Таблица 18
Значения показателей дыхательной системы у девушек разных курсов обучения и
мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
2,8 + 0,46
3,0 + 0,55
3,3 + 0,09
3,6 + 0,11*
ЖЕЛ/ДЖЕЛ∙100, %
120,0 + 3,18
130,0 + 3,85*
134,1 + 5,14
124,2 + 6,10
Проба Штанге, с
47,7 + 3,26
46,9 + 2,08
57,1 + 3,06
56,7 + 3,98
Проба Генчи, с
29,2 + 1,66
32,5 + 2,52
30,5 + 1,81
43,2 + 4,51*
ЖИ, мл/кг
53,9 + 1,70
53,6 + 1,99
59,0 + 1,91
61,2 + 1,62
ЖЕЛ, л
СП, мл/см
19,1 + 0,89
18,2 + 0,58
19,6 + 0,52
20,4 + 0,45
*
p < 0,05 по сравнению с аналогичными показателями у юношей,
проживающих дома с родителями.
Нами определены некоторые константы функции органов дыхания у
студенток. Как показали результаты исследования, у девушек I курса,
проживающих дома с родителями норме, соответствуют следующие показатели:
ЖЕЛ (2,8 + 0,46) л; проба Штанге (47,7
+ 3,26) с; проба Генчи
(29,2 + 1,66) с; СП (19,1 + 0,89) мл/см. Показатель ЖИ незначительно ниже
норматива и равен в среднем (53,9 + 1,70) мл/кг. У девушек I курса,
проживающих в общежитии, ЖЕЛ определяется на уровне (3,0 + 0,55) л. Проба
Штанге незначительно ниже норматива (46,9 + 2,08) с, проба Генчи чуть выше
верхней границы нормы (32,5 + 2,52) с. Показатель ЖИ, так же как и у девушек I
курса, проживающих дома с родителями, меньше нормального значения.
В сравнительном аспекте можно выделить следующее: по соотношению
ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 % выявляются достоверные различия. Так, у девушек I курса,
проживающих дома, эта величина составляет (120,0 + 3,18) %, а у пред-
162
ставительниц женского пола, проживающих в общежитии, – (130,0 + 3,85) %
(tэмп = 2,00; р < 0,05). Проба Генчи имеет тенденцию к росту, а СП – к снижению.
Характеристика показателей дыхания у девушек старшей возрастной
группы (IV курса) выявила ряд особенностей. Соотношение ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100%
больше нормы и равно (134,1 + 5,14) %, пробы Штанге и Генчи, а также ЖИ, СП
изменяются в пределах референтных величин. У девушек IV курса, проживающих
в общежитии, среднее значение ЖЕЛ составляет (3,6 + 0,11) л. Остальные
исследуемые показатели (ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 %, пробы Штанге и Генчи, ЖИ, СП)
либо соответствуют норме, либо превышают ее.
Результаты сравнительного анализа показывают достоверные различия в
значениях показателя ЖЕЛ: (3,3 + 0,09) л – у девушек IV курса, проживающих
дома с родителями, а (3,6 + 0,11) л – у девушек IV курса, проживающих в
общежитии (tэмп = 2,14; р < 0,05). Кроме того, значения пробы Генчи
сравниваемых
группах
девушек
также
достоверны.
Значения
в
пробы
соответственно составляют 30,5 + 1,81 и 43,2 + 4,51 (tэмп = 2,61; р < 0,05).
Для адекватной оценки дыхательной системы проведен сравнительный
анализ индивидуальных значений респираторных параметров с показателями
нормы у обследуемых групп студентов. Данные физиолого-гигиенического
исследования дыхательной системы юношей представлены в таблице 19.
На рисунке 18 представлены значения показателя ЖЕЛ у юношей I и IV
курсов, проживающих с родителями и в общежитии. Как показали результаты
исследования, у 6,7 % юношей I курса, проживающих в общежитии, значения
ЖЕЛ выше нормы. Данный показатель в норме регистрируется у 73,3 % юношейпервокурсников, проживающих в семье родителей, и у 50,0 % юношейпервокурсников, проживающих в общежитии (φэмп = 1,84; p ≤ 0,05). В то же время
у 43,3 % юношей IV курса, проживающих дома и у 23,3 % юношей IV курса,
проживающих в общежитии, значения ЖЕЛ выше нормы (φэмп = 1,64; p ≤ 0,05).
163
Таблица 19
Оценка показателей дыхательной системы юношей, проживающих дома с
родителями и в общежитии, %
Показатели
ЖЕЛ:
выше нормы
норма
ниже нормы
ЖЕЛ/ДЖЕЛ∙100 %:
выше нормы
норма
ниже нормы
Проба Штанге:
выше нормы
норма
ниже нормы
Проба Генчи:
выше нормы
норма
ниже нормы
ЖИ:
выше нормы
норма
ниже нормы
СП:
выше нормы
норма
ниже нормы
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями
в
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
общежитии
(n = 30)
(0) 0,0
(22) 73,3
(8) 26,7
(2) 6,7
(15) 50,0*
(13) 43,3
(13) 43,3
(14) 46,7
(3) 10,0
(7) 23,3*
(19) 63,3
(4) 13,4
(0) 0,0
(10) 33,3
(20) 67,6
(0) 0,0
(8) 26,7
(22) 73,3
(6) 20,0
(15) 50,0
(9) 30,0
(8) 26,7
(13) 43,3
(9) 30,0
(11) 36,6
(13) 43,4
(6) 20,0
(13) 43,4
(9) 30,0
(8) 26,6
(20) 66,7
(10) 33,3
(0) 0,0
(12) 40,0*
(10) 33,3
(8) 26,7
(20) 66,7
(8) 26,7
(2) 6,6
(13) 43,4*
(12) 40,0
(5) 16,6
(15) 50,0
(10) 33,3
(5) 16,7
(12) 40,0
(10) 33,3
(8) 26,7
(2) 6,7
(7) 23,3
(21) 70,0
(1) 3,3
(7) 23,3
(22) 73,4
(9) 30,0
(11) 36,7
(10) 33,3
(8) 26,7
(10) 33,3
(12) 40,0
(17) 56,7
(3) 10,0
(10) 33,3
(15) 50,0
(3) 10,0
(12) 40,0
(19) 63,3
(7) 23,3
(4) 13,4
(12) 40,0*
(10) 33,3
(8) 26,7
Примечание. В скобках указано количество студентов; * – отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома,
при p ≤ 0,05.
164
%
80
70
60
50
40
30
20
10
0
73,3
63,3
50,0*
46,7
43,3 43,3
Выше нормы
26,7
23,3*
10,0
6,7
0,0
А
13,4
Б
Юноши I курса
А
Норма
Ниже нормы
Б
Юноши IV курса
Рис. 18. Значения жизненной емкости легких у юношей, роживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера при p ≤ 0,05
от
значения
аналогичного
показателя
у
юношей,
проживающих дома
Оценка пробы Штанге у юношей I курса, проживающих дома с родителями
и в общежитии, не выявила существенных различий между группами. При
сравнительной оценке значений данной пробы установлено, что этот показатель
выше нормы соответственно у 66,7 и 40,0 % юношей IV курса, проживающих
дома и в общежитии (φэмп = 2,05; p ≤ 0,05). Проба Генчи выше нормы у 66,7 %
юношей I курса, проживающих с родителями, и у 43,4 % юношей I курса,
проживающих в общежитии (φэмп = 1,79; p ≤ 0,05). Как показали исследования, у
большинства юношей IV курса, проживающих дома с родителями и в общежитии
(50,0 и 40,0 % соответственно) показатели пробы выше нормы.
Значение СП выше нормы у 56,7 % юношей I курса, проживающих дома с
родителями, и у половины юношей I курса (50,0 %), проживающих в общежитии.
У юношей IV курса, проживающих с родителями и в общежитии, этот показатель
равен соответственно 63,3 и 40,0 % (φэмп = 1,78; p ≤ 0,05).
Аналогичный анализ результатов показателей дыхательной системы
девушек представлен в таблице 20.
165
Таблица 20
Оценка показателей дыхательной системы девушек,
проживающих с родителями и в общежитии, %
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
ЖЕЛ:
выше нормы
норма
ниже нормы
ЖЕЛ/ДЖЕЛ∙100 %:
выше нормы
норма
ниже нормы
Проба Штанге:
выше нормы
норма
ниже нормы
Проба Генчи:
выше нормы
норма
ниже нормы
ЖИ:
выше нормы
норма
ниже нормы
СП:
выше нормы
норма
ниже нормы
(0) 0,0
(22) 73,3
(8) 26,7
(0) 0,0
(19) 63,3
(11) 36,7
(3) 10,0
(24) 80,0
(3) 10,0
(10) 33,3**
(16) 53,3*
(4) 13,4
(11) 36,7
(19) 63,3
(0) 0,0
(15) 50,0
(10) 33,3**
(5) 16,7
(18) 60,0
(10) 33,3
(2) 6,7
(14) 46,6
(8) 26,7
(8) 26,7*
(1) 3,3
(12) 40,0
(17) 56,7
(3) 10,0
(7) 23,3
(20) 66,7
(10) 33,3
(6) 20,0
(14) 46,7
(9) 30,0
(3) 10,0
(18) 60,0
(15) 50,0
(4) 13,4
(11) 36,6
(13) 43,4
(7) 23,3
(10) 33,3
(12) 40,0
(8) 26,7
(10) 33,3
(17) 56,0
(5) 16,7
(8) 26,7
(7) 23,3
(5) 16,7
(18) 60,0
(5) 16,7
(3) 10,0
(22) 73,3
(11) 36,7
(8) 26,6
(11) 36,7
(12) 40,0
(6) 20,0
(12) 40,0
(15) 50,0
(7) 23,3
(8) 26,7
(13) 43,3
(4) 13,4
(13) 43,3
(23) 76,7
(2) 6,7
(5) 16,6
(20) 66,7
(4) 13,3
(6) 20,0
Примечание. В скобках указано количество студентов; * отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома,
при p ≤ 0,05;
**
– при p ≤ 0,01.
Рассмотрим данные ЖЕЛ у девушек I и IV курсов, проживающих в разных
социально-бытовых условиях (рис. 19).
Данные исследования показывают нормальные значения ЖЕЛ у 73,3 %
166
девушек I курса, проживающих с родителями, и у 63,3 % девушек I курса,
проживающих в общежитии. В то же время у 10,0 % девушек-четверокурсниц,
проживающих дома с родителями, и у 33,3 % девушек-четверокурсниц,
проживающих в общежитии, данный показатель выше принятых границ нормы
(φэмп = 2,23; p ≤ 0,05). Интересно отметить, что 80,0 % девушек IV курса,
проживающих дома, и чуть больше половины (53,3 %) девушек
IV курса из
общежития имеют нормальные параметры ЖЕЛ (φэмп = 1,91; p ≤ 0,05).
80
73,3
80,0
70
63,3
60
53,3*
50
36,7
% 40
33,3**
26,7
30
13,4
20
10,0
10,0
10
0,0
0,0
0
А
Б
А
Б
Девушки I курса
Выше нормы
Норма
Ниже нормы
Девушки IV курса
Рис. 19. Значения жизненной емкости легких у девушек, проживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера от значения
аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
– p ≤ 0,01
Рассматриваемое нами соотношение ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 % соответствует
норме у 63,3 % девушек I курса, проживающих с родителями, и у 33,3 % девушек,
проживающих в общежитии (φэмп = 2,31; p ≤ 0,01). К концу обучения в вузе (то
есть к IV курсу) соотношение ЖЕЛ/ДЖЕЛ ∙ 100 % выше нормы встречается уже у
60,0 % лиц женского пола, проживающих в городских квартирах с родителями, и
только у 46,6 % девушек, проживающих в общежитии. В то же время, ниже
нормы данное соотношение фиксируется только у 6,7 % девушек
IV курса,
проживающих дома и у 26,7 % девушек IV курса, проживающих в общежитии
(φэмп = 2,13; p ≤ 0,05). По остальным рассматриваемым показателям дыхательной
167
системы (проба Штанге, проба Генчи, ЖИ и СП) достоверных различий у
девушек не обнаружено.
Полученные результаты подтвердили выводы о том, что в организме
студентов на разных этапах адаптивного приспособления к условиям обучения и
проживания формируется функциональная сопряженность с множеством внутрии межсистемных связей, обеспечивающая компенсацию нарушенных функций.
Для доказательства формирования подобных взаимосвязей в адаптивноприспособительной деятельности студентов был проведен корреляционный
анализ (рис. 20).
Нами показано, что у юношей, проживающих дома, наиболее взаимосвязанными оказались внутрисистемные параметры. В меньшей степени взаимодействовали межсистемные показатели. Сильные связи (r > 0,7) выявляются между
систолическим и диастолическим артериальным давлением r = 0,70 (p < 0,01),
систолическим и пульсовым артериальным давлением r = 0,82 (p < 0,01), диастолическим и среднединамическим артериальным давлением r = 0,91 (p < 0,01).
Спирометрический показатель прямо коррелировал с индексом Скибинской r =
= 0,75 (p < 0,01). Проживание юношей в общежитии было также сопряжено с
установлением
сильных
внутрисистемных
связей.
В
меньшей
степени
взаимосвязанными между собой оказались показатели кровообращения и
дыхания, между которыми преобладали слабые связи (0,3 < r < 0,5).
У девушек, проживающих дома, установлены преимущественно средние и
слабые связи между изучаемыми параметрами. Напротив, у девушек, проживающих в общежитии, установлены сильные корреляционные связи: между систолическим и среднединамическим артериальным давлением r = 0,82 (p < 0,01),
диастолическим и среднединамическим артериальным давлением
r = 0,93
(p < 0,01). Жизненная емкость легких коррелировала с жизненным индексом r =
= 0,70 (p < 0,01) и со спирометрическим показателем
r = 0,91 (p < 0,01).
168
Рис. 20. Корреляционные связи между параметрами сердечнососудистой и дыхательной систем у юношей (А) и девушек (Б),
проживающих дома с родителями и в общежитии.
Обозначения показателей: 1 – частота сердечных сокращений;
2 – артериальное давление систолическое; 3 – артериальное давление
диастолическое; 4 –пульсовое давление; 5 – артериальное давление
среднее динамическое; 6 – систолический объем крови; 7 – минутный
объем крови; 8 – общее периферическое сопротивление сосудов; 9 –
жизненная емкость легких; 10 – должная жизненная емкость легких;
11 – соотношение жизненная емкость легких/должная жизненная
емкость легких; 12 – проба Штанге; 13 – проба Генчи; 14 –
жизненный
индекс;
15
–
спирометрический
показатель;
16 – индекс Скибинской
Итак, сравнительная оценка средних показателей дыхательной системы и
анализ индивидуальных данных показали, что некоторые значения показателей
дыхательной системы у юношей и девушек, проживающих в общежитии, выше,
чем у сверстников, проживающих дома. Исходя из вышеизложенного, можно
предположить более существенное развитие дыхательной функции у студентов,
проживающих в условиях общежития. На наш взгляд, это может быть связано с
169
более активным двигательным режимом студентов из общежития. Проживание в
общежитии требует разносторонней деятельности, направленной на обеспечение
быта. Кроме того, обследование условий проживание студентов в общежитии
выявило наличие неработающего лифта в девятиэтажном здании, поэтому
студентам приходится ежедневно подниматься
по лестнице, что, конечно,
тренирует дыхательную функцию.
Процесс
вегетативно-респираторной
синхронизации
реализуется
большом количестве положительных корреляционных связей, а
зация функций сопровождается уменьшением
при
рассинхрони-
количества положительных
корреляций. Следовательно, характеристика взаимосвязанных функций и теснота
их связи являются важнейшими критериями, отражающими приспособительную
деятельность в разных условиях проживания и способность функциональных
систем к их синхронизации.
5.3. Физиологическая характеристика функционального состояния
вегетативной нервной системы студентов
В рамках проведенного исследования выявлены особенности вегетативной
регуляции функций по показателю СР у студентов, проживающих в разных
условиях (в городских квартирах и в общежитии). Ввиду того, что вегетативные
компоненты обязательно сопровождают любую деятельность, ВНС не только
участвует в поддержании гомеостаза, но и способствует адаптации организма
учащихся
к
условиям
внешней
среды,
обеспечивая
различные
формы
приспособительной деятельности. Исследование вегетативного статуса у юношей
I
и
IV
курсов
по
показателю
СР
выявило
изменения
регуляторных
нейрогуморальных влияний в организме испытуемых (табл.21).
Как видно из таблицы 21, у юношей I курса, проживающих с родителями,
Мо = (0,94 + 0,03) с, АМо = (35,20 + 4,40) %, что характерно для лиц нормотонического типа. Активность вагусной системы регуляции в покое несколько повышена, но ИН соответствует норме и находится на уровне 67,00 + 11,81 усл. ед.
170
У юношей I курса, проживающих в общежитии, функциональное состояние ВНС
несколько иное: 1) в частности, имеется тенденция к снижению активности
гуморального канала регуляции ритма сердца, на что указывает снижение
значение Мо до (0,71 + 0,02) с (tэмп = 6,38; р < 0,001).
Таблица 21
Значения вегетативных показателей у юношей разных курсов обучения
и мест проживания (М + m)
Показатели
Мо, с
АМо, %
 Х, с
ИН, усл. ед.
*
p < 0,05,
***
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
***
0,94 + 0,03
0,71 + 0,02
0,69 + 0,03
0,76 + 0,05
*
35,20 + 4,40
50,0 + 3,60
51,4 + 3,07
61,5 + 4,68
0,48 + 0,08
0,32 + 0,04
0,55 + 0,05
0,40 + 0,04*
67,00 + 11,81 137,6 + 22,82
78,3 + 5,68
99,4 + 7,85*
р < 0,001 по сравнению с аналогичными показателями у
юношей, проживающих дома с родителями.
Также выявляется незначительное повышение симпатической активности в
регуляции ритма сердца, что связано с достоверным уменьшением АМо до
пограничного значения (50,0 + 3,60) % (tэмп = 2,60; р < 0,05); 2) активность
вагусной регуляции ритма сердца у данной группы лиц практически находится на
уровне нормы, но зато заметно возрастает ИН (хотя его значение находится в
пределах нормы). Поскольку ИН отражает степень напряжения (централизации)
регуляторных механизмов ритма сердца, то можно предположить возрастание
роли центральных (прежде всего корковых) влияний на сердечную деятельность
первокурсников,
проживающих
в
условиях
общежития.
Хотя,
как
уже
указывалось ранее, этот показатель у испытуемых находится в допустимых
границах (норма от 50 до 200 усл. ед.).
Анализируя значение показателя СР у юношей IV курса, проживающих
дома, следует обратить внимание на преобладание у них вагусных влияний на
сердце (  Х составляет (0,55 + 0,05) с). Значение ИН в норме находится на уровне
171
(78,3 + 5,68)
усл. ед. По данным исследования, у юношей IV курса,
проживающих в общежитии, Мо = (0,76 + 0,05) с, а АМо = (61,5 + 4,68) %. При
сравнении аспекте выявляется достоверное уменьшение  Х на 0,15 с, то есть
активность вагусной регуляции снижается (tэмп = 2,34; р < 0,05). ИН находится в
пределах физиологической нормы, но выше на 21,1 усл. ед., чем у юношей IV
курса, проживающих дома с родителями (tэмп = 2,17; р < 0,05).
В таблице 22 представлены сведения о вегетативных показателях у
девушек.
Таблица 22
Значения вегетативных показателей у девушек разных курсов обучения
и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
Мо, с
0,81 + 0,03
0,79 + 0,05
0,61 + 0,06
0,61 + 0,02
АМо, %
53,30 + 6,50
50,31 + 5,60
39,3 + 1,73
42,1 + 0,79
0,44 + 0,06
0,50 + 0,09
0,22 + 0,04
0,23 + 0,03
 Х, с
*
ИН, у. е.
120,2 + 34,80 284,1 + 68,7 217,5 + 57,31 385,8 + 91,9
*
p < 0,05 по сравнению с аналогичными показателями у девушек,
проживающих дома с родителями.
Анализ среднегрупповых значений СР у девушек I курса, проживающих
дома, указывает на нестабильность функционального состояния ССС. При этом
можно отметить следующее: 1) у девушек повышено влияние симпатического
отдела ВНС (выявляется умеренная симпатикотония); 2) вариационный размах
 Х указывает на некоторое преобладание вагусных влияний на сердце; 3) ИН
находится на уровне нормы (120,2 + 34,80 усл. ед.). По ряду показателей (Мо,
АМо,  Х) вегетативный статус у девушек I курса, проживающих в общежитии,
незначительно отличается от аналогичного показателя у девушек-первокурсниц,
проживающих в городских квартирах с родителями. Однако следует обратить
внимание на достоверное увеличение ИН.
172
На IV курсе у девушек значение показателя Мо практически равны, что, повидимому, отражает наиболее вероятный уровень функционирования ССС в этот
возрастной период. Параметры АМо находятся в зоне нормальных значений
(нормотонический тип). Вариационный размах интервалов (  Х) находится в
пределах нормы. Вместе с тем установлены высокие средние значения ИН (217,5
+ 57,31 и 385,8 + 91,9), отражающие суммарную активность центральной
регуляции ритма сердца.
Проведенная оценка значений коэффициента Хильдебранта, позволяющего
определить тип вегетативной регуляции у юношей и девушек, дала следующие
результаты: 1) у большинства юношей I курса, проживающих дома с родителями
(56,7 %), и у большинства юношей I курса, проживающих в общежитии (66,7 %),
определяется нормальная вегетативная регуляция функций. Преобладание тонуса
симпатической нервной системы (симпатикотония) регистрируется примерно у
одинакового количества обследуемых (соответственно у 33,3 и 30,0 % юношей).
Нормальный вегетативный статус регистрируется у 80,0 % юношей IV курса,
проживающих с родителями, и у 73,4 % – проживающих в общежитии.
Рассматривая особенности вегетативной регуляции кардиореспираторной
системы у девушек I курса, проживающих дома, можно отметить, что в данной
группе
более
двух
третей
испытуемых
имеют
нормальный
показатель
коэффициента Хильдебранта (76,7 %). В то же время у 56,7 % девушек I курса,
проживающих в общежитии, регистрируется нормальная вегетативная регуляция
функций (φэмп = 1,64; p ≤ 0,05). Также достоверно повышается и количество
симпатикотоников (лиц с преобладанием тонуса симпатической нервной
системы) с 23,3 до 43,3 % (φэмп = 1,64; p ≤ 0,05).
Практически все девушки IV курса, проживающие в общежитии (90,0 %)
относятся
к
нормотоникам,
лишь
10,0
%
–
к
симпатикотоникам.
Нормотонический тип регуляции регистрируется у 83,3 % девушек IV курса,
проживающих дома, а симпатикотоническая активность – у 16,7 % (рис. 21).
173
%
90,0
90
83,3
76,7
80
70
56,7*
60
50
43,3*
40
30 23,3
16,7
20
10,0
10
0,0
0,0
0,0
0,0
0
А
Б
А
Б
Девушки I курса
Симпатикотония
Норма
Ваготония
Девушки IV курса
Рис. 21. Значения коэффициента Хильдебранта у девушек, проживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера при p ≤ 0,05 от
значения
аналогичного
показателя
у
девушек,
проживающих
дома
Оценим уровень ВУ у учащихся, проживающих в разных условиях.
Рассмотрим данный показатель у студентов-юношей, имеющих разные условия
проживания (рис. 22).
Итак, больше половины юношей I курса, проживающих с родителями и в
общежитии (соответственно 66,7 и 56,7 %), имеют нормальную ВУ. Низкая ВУ
регистрируется у 16,6 и 36,6 % юношей-первокурсников (φэмп = 1,74; p ≤ 0,05).
Половина юношей IV курса (50,0 %), проживающих в городских квартирах с
родителями, имеют нормальную ВУ, а 33,3 % – высокую.
Большинство юношей IV курса (63,4 %), проживающих в общежитии,
имеют нормальную ВУ, в то время как у 13,3 % выявляется высокая ВУ (φэмп =
1,83; p ≤ 0,05). Состояние ВУ у девушек отражено на рисунке 23. По нашим
данным, установлено, что 43,3 % девушек I курса, проживающих с родителями,
имеют нормальную ВУ; 36,7 % – низкую ВУ. У 23,3 % студенток I курса,
проживающих в общежитии регистрируется нормальная, у 63,4 % – низкая ВУ.
174
Представительницы IV курса, проживающие в семье родителей и в общежитии, в
большинстве случаев (соответственно 50,0 и 53,3 %) имеют низкую ВУ.
66,7
70
60
50
%
63,4
56,7
50,0
36,6*
33,3
40
30
16,6
20 16,7
0
16,7
13,3*
6,7
10
А
23,3
Б
А
Юноши I курса
Высокая
Нормальная
Низкая
Б
Юноши IV курса
Рис. 22. Значения вегетативной устойчивости у юношей, проживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера при p ≤ 0,05
от значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома
70
63,4**
60
50
%
43,3
30
20
36,7
36,7
40
40,0
Высокая
23,3*
20,0
Нормальная
13,3
13,3
А
Б
Девушки I курса
Низкая
6,7
10
0
53,3
50,0
А
Б
Девушки IV курса
Рис. 23. Значения вегетативной устойчивости у девушек, проживающих
дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера от значения
аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
– при p ≤ 0,01
175
Изучение зависимости вегетативной устойчивости от уровня ситуативной
тревожности студентов показало, что вегетативные функции взаимно сопряжены
с психологическим состоянием (рис. 24).
Рис. 24. Зависимость вегетативной устойчивости от
ситуативной тревожности юношей (А) и девушек (Б): слева
показано корреляционное поле и линия тренда у юношей и
девушек, проживающих дома, а справа – у юношей и девушек,
проживающих в общежитии. По оси абсцисс – ситуативная
тревожность
(в
баллах),
по
оси
ординат
–
вегетативная устойчивость (в баллах)
Установлено, что у юношей, проживающих в семьях с родителями, выборочный линейный коэффициент корреляции составил rху = 0,0605. Следовательно,
связь между вегетативной устойчивостью и ситуативной тревожностью,
оцененная по шкале Чеддока
(0,1 < rху < 0,3), слабая и прямая. Напротив,
проживание юношей в общежитии сопровождается увеличением тесноты
корреляционной связи между изучаемыми показателями rху = 0,52 (0,5 < rху < 0,7) –
связь между вегетативной устойчивостью и ситуативной тревожностью заметная
и прямая.
176
У девушек, проживающих в домашних социально-бытовых условиях, выборочный линейный коэффициент корреляции составил rху = 0,32 (0,3 < rху < 0,5), т.е.
связь
между
вегетативной
устойчивостью
и
ситуативной
тревожностью
умеренная и прямая. Длительное проживание девушек в общежитии приводит к
ослаблению связи между изучаемыми показателями rху = 0,21 (0,1 < rху < 0,3).
Следовательно, связь между вегетативной устойчивостью и ситуативной
тревожностью, оцененная по шкале Чеддока, слабая и прямая.
Таким образом, обобщенно можно отметить, что у юношей I и IV курсов,
проживающих с родителями, преобладают вагусные влияния на сердце и
происходит ослабление симпатических эффектов. Индекс напряжения находится
в пределах нормы, достаточно активен гуморальный канал регуляции. Напротив,
у юношей, проживающих в общежитии, отмечается уменьшение активности
гуморального звена, умеренное повышение симпатических влияний на сердце,
прослеживается тенденция к росту степени напряжения регуляторных систем
организма, фиксируется снижение вегетативной устойчивости.
Растет количество девушек I курса, проживающих в общежитии, с
симпатикотонией и низким уровнем вегетативной устойчивости. У студентокчетверокурсниц индекс напряжения выше допустимых значений при достаточно
стабильных показателях сердечного ритма. На наш взгляд поддержание
нормальных значений вегетативного гомеостаза у девушек происходит за счет
активизации центральных влияний. При данном режиме функционирования и
значительном напряжении регуляторных систем высока «цена» адаптации и
может произойти ее срыв.
Полученные
данные
доказывают,
что
вегетативные
паттерны,
регистрируемые на периферии, представляют собой проявление динамического
равновесия между эрготропными и трофотропными системами. Это равновесие
может нарушаться при эмоциональном перенапряжении. Эмоциональный стресс
нарушает внутрисистемные и межсистемные отношения функциональных систем,
вследствие чего происходит рассинхронизация их деятельности и возникновение
дезадаптивных расстройств.
177
ГЛАВА 6. ХАРАКТЕРИСТИКА АДАПТАЦИОННЫХ
ВОЗМОЖНОСТЕЙ СТУДЕНТОВ
6.1. Физиологическая характеристика физических резервов студентов
Для выяснения адаптационных возможностей студентов нами проведено
изучение их физических резервов, включающихся при интенсификации любой
деятельности и неблагоприятных условиях существования. В таблице 23
приведены показатели, характеризующие физическое состояние юношей.
Таблица 23
Значения показателей физического состояния юношей разных курсов
обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
Место проживания
с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
IV курс
Место проживания
с родите- в общежитии
лями
(n = 30)
(n = 30)
Сила мышц, кг:
левой руки
44,40 + 2,26
42,40 + 1,15 41,45 + 2,43
правой руки
48,60 + 2,35
46,55 + 1,32 44,25 + 2,45
ДИ, усл. ед.
0,64 + 0,02
0,63 + 0,01
0,62 + 0,02
Бег на 30 м, с
4,65 + 0,05
4,61 + 0,04
5,31 + 0,06
Бег на 1000 м, мин
3,80 + 0,09
3,71 + 0,09
4,83 + 0,12
Прыжок в длину
с места, см
241 + 3,55
234 + 2,60
239 + 4,82
Подтягивания на
перекладине, раз
11,16 + 1,22
10,93 + 0,69 10,03 + 1,00
Гибкость, см
13,80 + 1,49 12,80 + 1,26
11,30 + 1,15
*
ИШ, усл. ед.
372 + 11,71 415 + 12,34 380 + 18,91
ПР, усл. ед.
12,24 + 0,80 11,54 + 0,82
10,72 + 0,83
*
**
p < 0,05;
p < 0,01 по сравнению с аналогичными
38,65 + 1,53
42,80 + 1,52
0,60 + 0,02
5,02 + 0,08**
4,28 + 0,14**
238 + 5,64
8,20 + 1,06
10,83 + 1,21
438 + 18,97*
7,78 + 0,79*
показателями у
юношей, проживающих дома с родителями.
Согласно проведенным исследованиям, средние значения мышечной силы
левой и правой кисти руки, а также показатели ДИ и результаты контрольных
тестов («бег на 30 м», «бег на 1000 м», «прыжок в длину с места», «подтягивание
178
на перекладине», «гибкость») у юношей I курса, проживающих с родителями и в
общежитии, существенно не различаются. Результаты исследования показывают
различия в значении ИШ, которое составляет (372 + 11,71) усл. ед. у юношейпервокурсников, проживающих в семье, (415 + 12,34) усл. ед. – у юношейпервокурсников, проживающих в общежитии (tэмп = 2,52; р < 0,01). Также можно
отметить, что средние значения показателей у юношей I курса, проживающих в
общежитии, лучше, чем значения аналогичных показателей у юношей I курса,
проживающих дома.
У юношей IV курса силовые характеристики рук (в том числе и ДИ)
различаются незначительно. Большие различия наблюдаются в показателях на
скорость и выносливость. Результаты тестов «бег на 30 м» и «бег на 1000 м»
следующие: (5,31 + 0,06) и (5,02 + 0,08) с (tэмп = 2,90; р < 0,01) – у юношей IV
курса, проживающих дома; (4,83 + 0,12) и (4,28 + 0,14) с (tэмп = 3,05; р < 0,01) – у
юношей, живущих в общежитии. Между тем, по данным ИШ, у юношей IV курса,
проживающих дома и в общежитии, отмечается высокое развитие двигательных
качеств (силы, быстроты и скоростной выносливости), а данные пробы Руфье
соответствуют
удовлетворительной
и
средней
работоспособности
(см.
таблицу 23).
Рассмотрим средние показатели физического состояния девушек и дадим
им сравнительную оценку (табл. 24).
Вместе с тем при изучении мышечной силы кистей рук и ДИ у девушек IV
курса, проживающих в разных социально-бытовых условиях, не выявлено
достоверных различий. В беге на скорость значения более выраженные:
(6,05 + 0,09) и (5,50 + 0,11) с (tэмп = 3,92; р < 0,01). В беге на выносливость
наблюдается сходная картина. Анализ остальных показателей физической
подготовленности не определяет значимых различий между сравниваемыми
группами девушек.
179
Таблица 24
Значения показателей физического состояния девушек разных курсов
обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
Сила мышц, кг:
левой руки
правой руки
ДИ, усл. ед.
Бег на 30 м, с
Бег на 1000 м, мин
Прыжок в длину
с места, см
Подъем туловища в
сед за 30 с, раз
Гибкость, см
ИШ, усл. ед.
ПР, усл. ед.
*
p < 0,05; **
I курс
Место проживания
с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
22,76 + 0,83
24,63 + 0,81
0,44 + 0,01
5,59 + 0,07
5,31 + 0,11
174 + 2,88
23,00 + 0,61
13,10 + 1,32
267 + 4,71
13,01 + 0,53
p < 0,01 по
IV курс
Место проживания
с родите- в общежитии
лями
(n = 30)
(n = 30)
26,20 + 0,79** 22,93 + 0,84 23,03 + 0,82
27,06 + 1,23
25,46 + 0,98 24,36 + 0,88
0,49 + 0,02
0,45 + 0,01 0,43 + 0,01
5,49 + 0,07
6,05 + 0,09 5,50 + 0,11**
5,15 + 0,11
5,95 + 0,13 5,60 + 0,10*
175 + 3,11
167 + 3,67
163 + 2,90
24,30 + 0,53
22,20 + 0,57 22,70 + 0,51
11,90 + 1,18
11,30 + 1,15 10,83 + 1,21
257 + 4,63
266 + 7,89
269 + 11,41
*
11,05 + 0,67
8,22 + 0,67
8,50 + 0,54
сравнению с аналогичными показателями у
девушек, проживающих дома с родителями.
Оценка физических резервов юношей представлена в таблице 25.
Из приведенных данных следует, что в беге на 30 м большинство юношей I
курса, проживающих дома с родителями и в общежитии, имеют результат «ниже
среднего» и «средний». Половина юношей IV курса, проживающих в семье и 36,7
% юношей IV курса, проживающих в общежитии, имеют низкий уровень
физической подготовленности в данном тесте.
На рисунке 25 представлены результаты оценки резервных возможностей
юношей согласно тесту «Бег на 1000 м». У 3,3 % юношей I курса, проживающих с
родителями и 16,7 % юношей I курса, проживающих в общежитии, выявлены
высокие результаты в оценочном тесте (φэмп = 1,81; p ≤ 0,05).
180
Таблица 25
Оценка физической подготовленности юношей, проживающих дома с родителями
и в общежитии, %
Наименование
I курс
IV курс
упражнения,
Место проживания
Место проживания
уровень физической с родителями в общежитии с родителями
в
подготовленности
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
общежитии
(n = 30)
Бег на 30 м:
высокий
(2) 6,8
(3) 10,0
(0) 0,0
(1) 3,3
выше среднего
(4) 13,3
(5) 16,6
(2) 6,8
(4) 13,4
средний
(10) 33,3
(8) 26,7
(5) 15,6
(10) 33,3
ниже среднего
(10) 33,3
(11) 36,7
(8) 26,7
(4) 13,3
низкий
(4) 13,3
(3) 10,0
(15) 50,0
(11) 36,7
Бег на 1000 м:
высокий
(1) 3,3
(5) 16,7*
(0) 0,0
(0) 0,0
выше среднего
(18) 60,0
(19) 63,3
(3) 10,0
(7) 23,3
средний
(8) 26,7
(4) 13,3
(8) 26,7
(8) 26,7
ниже среднего
(2) 6,7
(2) 6,7
(9) 30,0
(11) 36,7
низкий
(1) 3,3
(0) 0,0
(10) 33,3
(4) 13,3*
Прыжок в длину
с места:
высокий
(13) 43,3
(11) 36,7
(10) 33,3
(8) 26,7
выше среднего
(10) 33,3
(8) 26,7
(5) 16,8
(6) 20,0
средний
(4) 13,3
(5) 16,6
(4) 13,3
(6) 20,0
*
ниже среднего
(1) 3,3
(6) 20,0
(4) 13,3
(3) 10,0
низкий
(2) 6,8
(0) 0,0
(7) 23,3
(7) 23,3
Подтягивания
на
перекладине:
высокий
(14) 46,7
(13) 43,3
(6) 20,0
(5) 16,6
выше среднего
(1) 3,3
(3) 10,0
(4) 13,3
(7) 23,3
средний
(3) 10,0
(2) 6,7
(6) 20,0
(4) 13,3
*
ниже среднего
(3) 10,0
(9) 30,0
(2) 6,7
(3) 10,0
*
низкий
(9) 30,0
(3) 10,0
(12) 40,0
(11) 36,6
Примечание. В скобках указано количество студентов;
*
–
отличие
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей, проживающих
дома, при p ≤ 0,05.
181
70
60
63,3
60,0
50
40
%
30,0 33,3
26,7
26,7
23,3
26,7
30
16,7*
20
10 3,3
0
6,7
3,3
А
13,3
10,0
6,7
0,0 0,0
Б
Юноши I курса
36,7
Высокий
Выше среднего
Средний
13,3*
Ниже среднего
Низкий
0,0
А
Б
Юноши IV курса
Рис. 25. Диаграммы уровня физической подготовленности юношей,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б) (по данным теста «бег на
1000 м»): * – отличие критерия Фишера от значения аналогичного
показателя у девушек, проживающих дома, при p ≤ 0,05
Вместе с тем большинство юношей в начальный период обучения в вузе
независимо от условий проживания имеют результат в беге на 1000 м «выше
среднего». В данном тесте у юношей IV курса значения показателя следующие:
«ниже среднего» (30,0 %) и «низкий» (33,3 %) – у юношей, проживающих с
родителями; ниже среднего – у 36,7 % юношей, живущих в общежитии.
Анализируя показатели юношей I и IV курсов, полученные в тесте «прыжок
в длину с места», можно отметить, что большинство лиц мужского пола имеют
высокий
уровень
физической
подготовленности
в
данном
контрольном
упражнении. Согласно результатам эксперимента, показатель «ниже среднего»
выявляется у 3,3 % юношей-первокурсников, проживающих в семье, и у 20,0 %
юношей-первокурсников, проживающих в общежитии (φэмп = 2,13; p ≤ 0,05).
Большинство юношей IV курса имеют высокие показатели в прыжках в длину с
места.
Как видно из таблицы 24, у девушек I курса, проживающих дома, сила
мышц левой руки составляет (22,76 + 0,83) кг, а у девушек I курса, проживающих
в общежитии, – (26,20 + 0,79) кг (tэмп = 3,01; р < 0,01). По другим показателям и
контрольным тестам, характеризующим физические резервы (ДИ, «бег на 30 м»,
«бег на 1000 м», «прыжок в длину с места», «подтягивания на перекладине»,
182
«гибкость», ИШ) достоверных различий не обнаружено. Только по данным пробы
Руфье наблюдается более существенная разница в значениях, равная примерно
2 усл. ед.
Сопоставляя силовые показатели юношей I курса (подтягивание на перекладине), можно отметить, что большая часть студентов, проживающих в семье родителей и в общежитии (соответственно 46,7 и 43,3 %), имеют высокий уровень
физической подготовленности. Между тем обнаруживается достоверная разница в
результатах «ниже среднего» и «низкий». Так, только 10,0 % городских юношей I
курса, проживающих с родителями, и 30,0 % иногородних юношей I курса,
проживающих в общежитии, показывают результат «ниже среднего» (φэмп = 1,95;
p ≤ 0,05). Противоположные результаты наблюдаются в контрольном упражнении
«подтягивание на перекладине». Низкими были показатели в силовом тесте у
юношей IV курса, живущих в семьях (40,0 %) и отдельно от родителей.
С
особенностями
физической
подготовленности
девушек
можно
ознакомиться в таблице 26.
Оценка скоростных характеристик показала, что у девушек I курса, проживающих с родителями и в общежитии, в беге на 30 м доминирует уровень
физической подготовленности ниже среднего. У студенток IV курса в данном
тесте наблюдаются чаще всего низкие результаты.
Причем у студенток из общежития результаты теста в определенной
степени лучше, чем у девушек, проживающих в семье родителей. На рисунке 26
представлены сведения по оценке уровня физической подготовленности девушек
(по данным теста «Бег на 1000 м»). Данное контрольное упражнение определяет
выносливость
девушек
и
их
возможность
противостоять
утомлению,
возникающему во время физической работы.
Результаты теста показывают, что большинство девушек I курса вне
зависимости от условий проживания имеют результат «ниже среднего». Вместе с
тем у 20,0 % девушек, проживающих дома и у 3,3 % девушек, проживающих в
общежитии результат в данном контрольном упражнении «низкий» (φэмп = 2,13;
p ≤ 0,05). Напротив, большинство девушек IV курса имеют низкий результат. Как
показал сравнительный анализ полученных данных, у 13,3 % девушек IV курса,
183
проживающих с родителями, и у 33,3 % девушек, проживающих в общежитии,
результат оценивается как средний (φэмп = 1,83; p ≤ 0,05), а соответственно у 40,0
и 20,0 % девушек IV курса – как ниже среднего (φэмп = 1,67; p ≤ 0,05).
Таблица 26
Оценка физической подготовленности девушек, проживающих дома с родителями
и в общежитии, %
Наименование
I курс
IV курс
упражнения,
Место проживания
Место проживания
уровень физической c родителями в общежитии с родителями в общежиподготовленности
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
тии (n = 30)
Бег на 30 м:
высокий
(1) 3,3
(1) 3,3
(0) 0,0
(0) 0,0
выше среднего
(2) 6,7
(4) 13,3
(0) 0,0
(2) 6,7
средний
(8) 26,7
(10) 33,3
(3) 10,0
(4) 13,3
ниже среднего
(13) 43,3
(11) 36,7
(12) 40,0
(12) 40,0
низкий
(6) 20,0
(4) 13,4
(15) 50,0
(14) 46,7
Бег на 1000 м:
высокий
(0) 0,0
(1) 3,3
(0) 0,0
(0) 0,0
выше среднего
(4) 13,3
(4) 13,4
(1) 3,3
(1) 3,3
средний
(7) 23,3
(10) 33,3
(4) 13,3
(10) 33,3*
ниже среднего
(13) 43,4
(14) 46,7
(12) 40,0
(6) 20,0*
низкий
(6) 20,0
(1) 3,3*
(13) 43,3
(13) 43,4
Прыжок в длину
с места:
высокий
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
выше среднего
(2) 6,7
(5) 16,6
(1) 3,3
(2) 6,7
средний
(12) 40,0
(8) 26,7
(8) 26,7
(3) 10,0*
ниже среднего
(9) 30,0
(8) 26,7
(8) 26,7
(10) 33,3
низкий
(7) 23,3
(9) 30,0
(13) 43,3
(15) 50,0
Подъем туловища
в сед:
высокий
(6) 20,0
(9) 30,0
(4) 13,4
(3) 10,0
выше среднего
(2) 6,7
(4) 13,4
(10) 33,3
(9) 30,0
средний
(13) 43,3
(15) 50,0
(13) 43,4
(13) 43,3
*
ниже среднего
(8) 26,7
(2) 6,6
(3) 10,0
(5) 16,7
низкий
(1) 3,3
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
Примечание. В скобках указано количество студентов; * – отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома,
при p ≤ 0,05.
184
50
46,7
43,4
40
%
23,3
10
0
Высокий
20,0
20,0*
13,4
13,3
13,3
3,3* 3,3
0,0
3,3
0,0
А
43,4
33,3*
33,3
30
20
43,3
40,0
Б
Девушки I курса
Выше среднего
Средний
Ниже среднего
3,3
0,0
А
Низкий
Б
Девушки IV курса
Рис. 26. Диаграммы уровня физической подготовленности девушек,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б) (по данным теста «бег на
1000 м»):
*
– отличие критерия Фишера от
значения аналогичного
показателя у девушек, проживающих дома, при p ≤ 0,05
Отдельно следует остановиться на оценке результатов теста «прыжок в
длину с места»: у 40,0 % девушек I курса, проживающих в семье, показатели
средние, а у 30,0 % девушек, проживающих в общежитии, – низкие. У девушек IV
курса преимущественно низкие показатели в прыжках в длину с места. Средние
параметры зафиксированы у 26,7 % девушек IV курса, проживающих дома, и у
10,0 % девушек IV курса, проживающих в общежитии (φэмп = 1,67;
p ≤ 0,05).
В тесте «подъем туловища в сед» большинство студенток сравниваемых
групп имеют средний результат. Результат «ниже среднего» зафиксирован у 26,7
% городских и 6,6 % иногородних девушек-первокурсниц (φэмп = 1,67; p ≤ 0,05).
Обобщенный анализ полученных данных, показывает, что физические
резервы у обследуемых студентов в целом удовлетворительные. Рассматривая
влияние условий проживания на физические возможности, нельзя дать
однозначного ответа о четких изменениях тех или иных кондиционных
параметров в зависимости от социально-бытовых факторов. Основываясь на
полученных данных можно сделать некоторые обобщения:
185
во-первых, в ряде тестов (например, на скорость и выносливость) студенты,
проживающие в общежитии, показывают результаты лучше, чем учащиеся,
проживающие в семьях. В ряде других тестовых упражнений («прыжок в длину с
места», «силовая гимнастика») результаты у иногородних студентов несколько
«скромнее»;
во-вторых, к IV курсу обучения уровень физической подготовленности как
юношей, так и девушек резко снижается.
Эти факты свидетельствуют о том, что специфическим критерием
несовершенства функционального реагирования организма студентов являются
физические возможности студентов, которые ослабевают в ходе учебной
деятельности. С учетом того, что мерой напряжения адаптационных механизмов
является
исходный
запас
физических
сил
(физические
возможности),
оценивались сопряженные связи исследуемых параметров (рис. 27).
Рис. 27. Корреляционные плеяды параметров физического
состояния юношей (А) и девушек (Б): светлые кружки –
показатели у студентов, проживающих дома;
заштрихованные – у лиц, проживающих в общежитии. Обозначение показателей: см. «Принятые сокращения»
Изучение
коэффициентов
парной
корреляции
свидетельствует
о
зависимости физического состояния студентов от условий быта. Так, у юношей,
186
проживающих в городских квартирах с родителями, установлены прямые
корреляционные связи средней силы физической работоспособности с силовыми
показателями студентов r = 0,50 (p < 0,01), с индексом Шаповаловой,
отражающим развитие
преимущественно
скоростно-силовых
двигательных
качеств r = 0,57 (p < 0,01), т.е. при увеличении силовых характеристик юношей
растет их физическая подготовленность. Между тем у иногородних юношей,
проживающих в общежитиях университета, взаимосвязи между показателями
силовой гимнастики и физической работоспособности не выявлено. Однако
установлена прямая связь между силой мышц кисти руки и количеством
подтягиваний на перекладине r = 0,54 (p < 0,01): чем больше силовые показатели
мышечной силы кисти руки, тем больше количество подтягиваний на
перекладине.
У
девушек,
проживающих
в
семьях
с
родителями,
наиболее
взаимосвязанными оказались показатели мышечной силы кисти руки и
скоростно-силовые показатели r = 0,71 (p < 0,01). На уровне средней связи
выявлено влияние скоростно-силовых качеств девушек на показатели силовой
гимнастики (количество подъемов туловища в сед) r = 0,52 (p < 0,01), на
физическую работоспособность r = 0,50 (p < 0,01). У девушек, проживающих в
условиях общежития, мышечная сила кисти рук обратно коррелировала с
физической работоспособностью r = –0,58 (p < 0,01), т.е. чем ниже силовые
возможности кисти руки, тем больше физическая работоспособность.
Таким образом, изучение резервных возможностей организма показало, что
условия проживания сказываются и на физической подготовленности студентов,
особенно
старшекурсников.
Обобщенный
анализ
полученных
данных,
показывает, что физические резервы у обследуемых студентов в целом
удовлетворительные, но по некоторым тестам они соответствуют крайним
значениям, т. е. высокому или низкому уровню физической подготовленности.
Данное обстоятельство, на наш взгляд, определяет конечный приспособительный
результат в адаптивной деятельности. Рассматривая влияние условий проживания
на физические возможности, нельзя дать однозначного ответа о четких
187
изменениях тех или иных кондиционных параметров в зависимости от социальнобытовых факторов. Однако можно отметить следующие выводы: во-первых, в
некоторых
тестах
(например,
на
скорость
и
выносливость)
студенты,
проживающие в общежитии, показывают результаты лучше, чем учащиеся,
проживающие в семьях. По ряду других тестовых упражнений («прыжок в длину
с места», «силовая гимнастика») результаты у иногородних студентов несколько
«скромнее»;
во-вторых,
к
IV
курсу
обучения
уровень
физической
подготовленности как юношей, так и девушек резко снижается. Только
сопоставление полученных данных позволяет выявить различия в уровнях
физической подготовленности на другом (более позднем) этапе обучения.
Гендерные особенности физических резервов проявляются в следующем: у
большинства юношей I курса скоростные характеристики, показатели в беге на
выносливость и результаты контрольного теста прыжок в длину с места лучше,
чем аналогичные значения у девушек того же возраста. На IV курсе у юношей
выявляются более высокие значения в упражнении прыжок в длину с места по
сравнению с девушками-четверокурсницами. В возрастном плане у юношей и
девушек I курса показатели физической подготовленности по всем контрольным
тестам лучше, чем у юношей IV курса.
6.2. Физиологическая характеристика функциональных резервов студентов
Успешная адаптация к условиям обучения и проживания осуществляется за
счет имеющихся функциональных резервов организма студентов, поэтому их
изучение и оценка имеет ключевое значение в приспособительной деятельности.
В таблице 27 представлены наиболее значимые параметры функциональных
систем организма юношей, характеризующие их резервные возможности.
Проанализируем
средние
значения
показателей,
обеспечивающих
функциональные резервы у юношей I курса, проживающих в семье родителей и
в общежитии. Следует сразу отметить, что значение КВ находится около нижней
границы нормы, и нельзя точно оценить, имеется ли у данных испытуемых
188
ослабление сердечной деятельности или ее усиление. Однако совершенно точно
можно утверждать о преобладании сосудистого типа регуляции кровообращения
у юношей-первокурсников, поскольку среднее значение ИССР составляет более
110 %. ИР у юношей I курса, проживающих в городских квартирах с родителями,
ниже, чем у юношей I курса, проживающих в общежитии, а показатель АП –
выше (tэмп = 2,17; р < 0,05).
Таблица 27
Значения показателей характеризующих функциональные резервы
юношей разных курсов обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
КВ, усл. ед.
11,9 + 0,59
11,6 + 0,58
17,3 + 1,06
15,7 + 1,10
ИССР, %
112,9 + 6,64
110,0 + 7,75
102,9 + 8,41
98,4 + 5,49
ИР, усл. ед.
105,9 + 4,50
114,3 + 5,06
90,7 + 6,66
90,1 + 3,60
АП, баллы
2,5 + 0,06
2,3 + 0,07*
2,1 + 0,22
2,5 + 0,20
ИС, усл. ед.
27,4 + 2,81
32,2 + 3,37
62,1 + 6,64
51,2 + 3,98
*
p < 0,05 по сравнению с аналогичными показателями у девушек,
проживающих с родителями.
У юношей IV курса, проживающих с родителями, КВ незначительно выше,
чем у юношей IV курса, проживающих в общежитии. Можно полагать, что
домашние условия способствуют ослаблению деятельности ССС и ведут к
уменьшению ее резервных возможностей. Вероятнее всего, это связано с
ограничением двигательной
активности
(снижению активной
работы на
обеспечение жизнедеятельности) лиц, проживающих дома.
Средние показатели ИССР у юношей IV курса свидетельствуют о
сбалансированном типе (сердечно-сосудистом) регуляции кровообращения и
достаточных функциональных возможностях этой системы. Но адаптационное
189
состояние достигается у юношей, проживающих в общежитии, при большем
напряжении регуляторных систем, чем у юношей, проживающих дома. В целом
состояние резервных возможностей кардиореспираторной системы юношейчетверокурсников можно считать удовлетворительным.
У девушек I курса, проживающих с родителями и в общежитии, отмечаются
более существенные различия в показателях, характеризующих функциональные
резервы организма (табл. 28).
Таблица 28
Значение показателей характеризующих функциональные резервы
девушек разных курсов обучения и мест проживания (М + m)
Показатели
I курс
IV курс
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежитии
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
(n = 30)
КВ, усл. ед. 16,3 + 0,78
18,8 + 2,47
20,2 + 1,27
18,9 + 1,06
ИССР, %
91,0 + 3,13
76,5 + 3,60**
90,4 + 2,84
96,1 + 4,71
ИР, усл. ед.
93,9 + 2,83
110,4 + 3,09
88,1 + 4,10
82,0 + 3,28
АП, баллы
2,1 + 0,06
2,7 + 0,23*
2,0 + 0,09
2,6 + 0,21**
ИС, усл. ед.
17,7 + 0,72
26,1 + 2,61**
28,1 + 3,12
20,1 + 2,02*
*
p < 0,05,
**
p < 0,01 по сравнению с аналогичными показателями у
девушек, проживающих с родителями.
Установлены достоверные различия в показателе ИССР. Значения данного
показателя у девушек I курса, проживающих в семьях, составляют (91,0 + 3,13)
%, а у девушек, проживающих в общежитии, – (76,5 + 3,60) % (tэмп = 3,09;
р < 0,01). Значения этого показателя, меньшие 90 %, указывают на преобладание
сердечного типа регуляции кардиогемодинамики, что является неблагоприятным
прогностическим
признаком.
Поскольку
только
сердечнососудистый
тип
способен обеспечить нормальный кровоток в организме, а доминирование одного
190
механизма приводит к его истощению и патофизиологическим изменениям в
системе кровоснабжения тканей.
Сравнительная оценка АП показывает, что значение АП у девушекпервокурсниц, проживающих в домашних условиях, соответствует удовлетворительной адаптации (2,1 + 0,06) балла, а у девушек-первокурсниц, проживающих
в условиях общежития, средний показатель АП составляет (2,7 + 0,23) балла и
соответствует напряжению механизмов адаптации (tэмп = 2,60; р < 0,05).
Обнаружены также достоверные различия
в значениях ИС. Но эти
значения ИС оцениваются как удовлетворительные (находятся в диапазоне 10÷29
усл. ед.). Как показали исследования, у девушек IV курса,
проживающих в
общежитии, среднее значение АП находится в зоне напряжения механизмов
адаптации, в отличие от аналогичного показателя у девушек IV курса,
проживающих в семьях (соответственно (2,0 + 0,09) и (2,6 + 0,21) балла при tэмп =
2,72; р < 0,01). Средние значения ИС достоверно различаются (28,1 + 3,12 и 20,1 +
2,02 при tэмп = 2,15; р < 0,05). Но эти значения нельзя считать низкими, по
критериям оценки они соответствуют удовлетворительному состоянию резервов
кардиореспираторной системы.
Оценка индивидуальных значений функциональных резервов выявила ряд
особенностей. Полученные показатели у юношей, проживающих в семье
родителей и в общежитии, представлены в таблице 29.
Рассмотрим данные коэффициента выносливости у юношей I и IV курсов,
проживающих в разных социально-бытовых условиях (рис. 28).
Установлено, что нормальные значения КВ определяются у 53,3 % юношей I
курса, проживающих в семье родителей и у 30,0 % юношей
I курса,
проживающих в общежитии (φэмп = 1,81; p ≤ 0,05). Ниже нормы данный
показатель соответственно у 40,0 и 63,3 % юношей-первокурсников (φэмп = 1,78;
p ≤ 0,05).
191
Таблица 29
Оценка функциональных резервов юношей, проживающих с родителями
и в общежитии, %
Показатели
КВ:
выше нормы
норма
ниже нормы
ИССР:
сосудистый
сердечно-сосудистый
сердечный
ИР:
высокий
выше среднего
средний
ниже среднего
низкий
АП:
удовлетворительная адаптация
напряжение механизмов адаптации
неудовлетворительная адаптация
срыв адаптации
ИС:
отлично
хорошо
удовлетворительно
плохо
I курс
Место проживания
с родите- в общежитии
лями
(n = 30)
(n = 30)
IV курс
Место проживания
с родитев общежилями
тии
(n = 30)
(n = 30)
(2) 6,7
(16) 53,3
(12) 40,0
(2) 10,0
(9) 30,0*
(19) 63,3*
(13) 43,3
(8) 26,7
(9) 30,0
(10) 33,3
(11) (36,7)
(9) 30,0
(10) 33,3
(8) 26,7
(9) 30,0
(7) 23,3
(4) 13,3
(16) 53,4
(8) 26,7
(14) 46,6
(15) 50,0
(6) 20,0
(17) 56,7
(6) 20,0
(2) 6,7
(1) 3,3
(17) 56,7
(1) 3,3
(9) 30,0
(0) 0,0
(4) 13,3
(7) 23,3
(8) 26,7
(11) 36,7
(5) 16,7
(7) 23,3
(24) 80,0
(20) 66,7
(1) 3,3
(0) 0,0
(2) 6,7
(1) 3,3
(2) 6,7
(9) 30,0
(19) 63,3
(0) 0,0
(3) 10,0
(9) 30,0
(15) 50,0
(3) 10,00
(6) 20,0
(4) 13,3
(15) 50,0
(3) 10,0
(2) 6,7
(1) 3,3
(6) 20,0
(12) 40,0
(8) 26,7
(3) 10,0
(16) 53,3
(10) 33,4
(11) 36,7
(16) 53,3
(2) 6,7
(1) 3,3
(1) 3,3
(3) 10,0
(8) 26,7
(10) 33,3
(12) 40,0
(0) 0,0
(6) 20,0
(13) 43,3
(10) 33,4
(1) 3,3
Примечание. В скобках указано количество студентов; * – отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома, при
p ≤ 0,05.
192
Поскольку низкие значения показателя свидетельствуют об усилении
деятельности ССС, то можно утверждать, что у значительной части юношей I
курса, проживающих в общежитии, функциональный запас слишком низок и
может истощиться в первую очередь. В этой связи студентов, у которых могут
возникнуть нарушения системы кровообращения, можно отнести в группу риска.
Студенты с низкими и ниже среднего значениями ИР составляют группу
риска по заболеваниям системы кровообращения.
70
63,3*
53,3
60
50
%
43,3
40,0
40
36,7
30,0
33,3
26,7
30,0 Выше нормы
30,0*
30
Норма
20
0
Ниже нормы
10,0
10 6,7
А
Б
А
Юноши I курса
Б
Юноши IV курса
Рис. 28. Значения коэффициента выносливости
у юношей,
*
проживающих с родителями (А) и в общежитии (Б):
– отличие
критерия Фишера при p ≤ 0,05 от значения аналогичного показателя
у девушек, проживающих дома
В связи с вышеизложенным, крайне актуальным представляется сопоставление данных по эти критериям оценки. Итак, ИР низкие и ниже среднего обнаружены: у 33,5 % юношей I курса, проживающих в домашних условиях, и у
63,4 % юношей I курса, проживающих в общежитии; у 16,7 % юношей IV курса,
проживающих в семье родителей, и у 36,7 % юношей IV курса, проживающих в
общежитии.
В
таблице
30
дана
оценка
функциональных
проживающих дома с родителями и в общежитии.
резервов
девушек,
193
Таблица 30
Оценка функциональных резервов девушек, проживающих с родителями
и в общежитии, %
Показатели
КВ:
выше нормы
норма
ниже нормы
ИССР:
сосудистый
сердечно-сосудистый
сердечный
ИР:
высокий
выше среднего
средний
ниже среднего
низкий
АП:
удовлетворительная адаптация
напряжение механизмов адаптации
неудовлетворительная адаптация
срыв адаптации
ИС:
отлично
хорошо
удовлетворительное
плохо
I курс
Место проживания
с родителя- в общежитии
ми (n = 30)
(n = 30)
IV курс
Место проживания
с родителя- в общежими (n = 30) тии (n = 30)
(11) 36,7
(18) 60,0
(1) 3,3
(14) 46,7
(13) 43,3
(3) 10,0
(22) 73,3
(8) 26,7
(0) 0,0
(20) 66,6
(8) (26,7)
(2) 6,7
( 5) 16,7
(1) 3,3*
(3) 10,0
(6) 20,0
(9) 30,0
(16) 53,3
(2) 6,7**
(27) 90,0**
(12) 40,0
(15) 50,0
(10) 33,3
(14) 46,7
(1) 3,3
(8) 26,7
(14) 46,7
(3) 10,0
(4) 13,3
(8) 26,7
(3) 10,0
(12) 40,0
(2) 6,7
(5) 16,6
(5) 16,6
(8) 26,7
(11) 36,7
(2) 6,7
(4) 13,3
(9) 30,0
(8) 26,7
(5) 16,7
(7) 23,3
(1) 3,3
(15) 50,0
(16) 53,4
(21) 70,0
(16) 53,3
(14) 46,7
(7) 23,3*
(8) 26,7
(6) 20,0
(1) 3,3
(0) 0,0
(0) 0,0
(1) 3,3
(29) 96,7
(0) 0,0
(1) 3,3
(6) 20,0
(0) 0,0
(8) 26,7**
(22) 73,3**
(0) 0,0
(1) 3,3
(0) 0,0
(5) 16,7*
(3) 10,0
(0) 0,0
(14) 46,7
(15) 50,0
(1) 3,3
(0) 0,0
(5) 16,7**
(22) 73,3*
(3) 10,0
Примечание. В скобках указано количество студентов. * Отличие критерия
Фишера от значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома,
при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01.
194
Результаты
проведенного
исследования
показывают,
что
более
значительные изменения показателей, определяющих функциональные резервы,
происходят у девушек I курса, проживающих в общежитии. Известно, что тип
регуляции кровообращения определяет функциональный запас и надежность этой
системы.
На рисунке 29 представлена диаграмма ИССР у обследуемых студенток.
Установлено, что сердечный тип кровообращения имеют 53,3 % девушек I курса,
проживающих с родителями в городских квартирах, и 90,0 % девушек I курса,
проживающих в общежитии. У студенток IV курса, проживающих дома и в
общежитии, данный тип кровообращения составляет соответственно 50,0 и
46,7 %. По-видимому, в сложившихся условиях жизнедеятельности данный
механизм у лиц женского пола обеспечивает наиболее устойчивую адаптивноприспоспособительную деятельность.
90
80
70
53,3
60
50
%
40
30,0
30
20 16,7
6,7**
10
3,3*
0
А
Б
Девушки I курса
90,0**
40,0
50,0
46,7
33,3
Сердечнососудистый
Сердечный
20,0
10,0
А
Сосудистый
Б
Девушки IV курса
Рис. 29. Значения индекса сердечно-сосудистой регуляции у девушек,
проживающих дома с родителями (А) и в общежитии (Б): * – отличие
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек,
проживающих дома, при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01
Остановимся теперь на оценке АП у студенток. Как показали исследования,
удовлетворительная адаптация наблюдается у девушек I курса: 50,0 % – девушки,
проживающие в городе в семье родителей; 53,4 % – иногородние девушки,
проживающих в общежитии. Напряжение механизмов адаптации обнаружено
195
соответственно у 46,7 и 23,3 % девушек (φэмп = 1,89; p ≤ 0,05). Следует обратить
внимание на то, что у 20,0 % девушек I курса, проживающих в общежитии,
наблюдается срыв адаптационных механизмов.
В рамках данного исследования для изучения функциональных резервов
сердечно-сосудистой и дыхательной систем у студенток была проведена оценка
ИС (рис. 30). По нашим данным почти все девушки I курса, проживающие дома с
родителями
(96,7
%),
имеют
удовлетворительные
возможности
кардиореспираторых функций. Такие возможности обнаружены у 73,3 % девушек
I курса, проживающих в общежитии (φэмп = 2,73; p ≤ 0,01). Между тем хорошее
состояние резервов наблюдается только у 3,3 % девушек-первокурсниц,
проживающих дома, и у 26,7 % девушек-первокурсниц, проживающих в
общежитии (φэмп = 2,73; p ≤ 0,01).
96,7
100
73,3**
80
%
60
46,7 50,0
40
20
0
73,3*
Хорошо
26,7**
3,3
0,0
А
16,7**
3,3 0,0
0,0 0,0
0,0 0,0
Б
Девушки I курса
Отлично
А
10,0
Удовлетворительно
Плохо
Б
Девушки IV курса
Рис. 30. Значения индекса Скибинской у девушек, проживающих с
родителями (А) и в общежитии (Б): * – отличие критерия Фишера от
значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома,
при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01
Среди девушек-четверокурсниц выявляется несколько иная картина
распределения
показателя:
удовлетворительные
резервы
имеет
половина
студенток (50,0 %), проживающих дома, и почти две трети студенток (73,3 %),
проживающих в общежитии (φэмп = 1,84; p ≤ 0,05). Хорошие возможности
кровообращения и дыхания выявлены соответственно у 46,7 и 16,7 % лиц
196
женского пола обследуемых групп (φэмп = 2,73; p ≤ 0,01).
Хорошо известно, что основным параметром, определяющим деятельность
системы кровообращения (ее усиление или ослабление), является коэффициент
выносливости. С учетом этого обстоятельства оценивались сопряженные связи
данного параметра с показателями кровообращения. У юношей, проживающих в
семьях с родителями, установлены статистически значимые корреляции средней
силы
между
коэффициентом
выносливости
и
кардиогемодинамическими
показателями: частотой сердечных сокращений r = 0,59 (p < 0,01), пульсовым
давлением r = –0,58 (p < 0,01), систолическим объемом крови r = –0,50 (p < 0,01);
слабой силы – между коэффициентом выносливости
и субъективным
благополучием юношей r = –0,46 (p < 0,05). Проживание юношей в условиях
общежития
способствует
расширению
числа
корреляций
между
функциональными параметрами кровообращения. В частности, упрочняется связь
между коэффициентом выносливости и пульсовым давлением r = = 0,73 (p <
0,01).
Также
выявляются
положительные
связи
между
коэффициентом
выносливости и задержкой дыхания на вдохе r = 0,56 (p < 0,01),
физической
работоспособностью r = 0,52 (p < 0,01), физическим состоянием юношей r = –0,52
(p < 0,01).
У городских девушек, проживающих дома с родителями, отмечена слабая
связь между коэффициентом выносливости (функциональной активностью)
системы кровообращения и задержкой дыхания на выдохе r = 0,36 (p < 0,05) и
обратная связь – с астеническим состоянием r = –0,36 (p < 0,05). Напротив, у
иногородних девушек, проживающих в общежитии, коэффициент выносливости
сильно связан с частотой сердечных сокращений r = 0,73 (p < 0,01) и
коррелировал с индексом Робинсона, отражающим риск развития заболеваний
системы кровообращения r = 0,54 (p < 0,01).
Таким образом, на основании полученных сведений можно сделать
некоторые заключения о роли социально-бытовых факторов и условий обучения
студентов
на
их
функциональные
возможности.
Если
первоначально
рассматривать тип кровообращения как наиболее значимый адаптационный
197
механизм, то, с нашей точки зрения, наиболее оптимальным является сердечнососудистый тип саморегуляции кровообращения, в котором задействованы два
регуляторных звена, а доминирование одного из них приводит к напряжению
функции и преждевременному истощению. Как видно, у значительной части
наших испытуемых (преимущественно у девушек) регуляция деятельности ССС
сводится к преобладанию сердечного компонента регуляции, над сосудистым.
Данное обстоятельство, несомненно, приводит к изменению активности ССС, на
что указывают различные вариации КВ, т. е. происходит либо усиление
деятельности, либо ее ослабление. Как следствие, такие проявления со стороны
функциональных
приспособительных
систем
реакций
приводят
к
организма
напряжению
и
повышению
компенсаторноадаптационного
потенциала, снижению индекса Скибинской.
Оценка распределения студентов по индексу Робинсона выявляет группу
риска по заболеваниям системы кровообращения (артериальная гипертония,
гипотония, вегетососудистая дистония, нарушение ритма сердца). Можно
предположить, что нарушение регуляторных влияний со стороны ССС и
ослабление ее деятельности являются результатом воздействия многочисленных
фактров: условий проживания, образа жизни, учебного процесса (например,
длительного 6–8-часового ограничения движений в процессе обучения), стрессов,
вредных привычек и т.д.
Гендерные различия в функциональных резервах сводятся к тому, что у
значительной части девушек I курса коэффициент выносливости выше номы, что
указывает на ослабление деятельности сердечно-сосудистой системы, а у юношей
определяется
либо
норма,
либо
усиление
функциональной
активности
кровообращения. Юношей-первокурсников больше, чем девушек, относится к
группе риска по заболеваниям сердечно-сосудистой системы. У них также выше
степень напряжения адаптационных механизмов.
Охарактеризуем возрастные аспекты
функциональной
адаптации. У
юношей-четверокурсников ослабление деятельности кровообращения более
существенное, чем у юношей-первокурсников. Кроме того, у старшекурсников
198
доминирует сердечно-сосудистый тип регуляции кровообращения, а у юношей
младшего курса – сердечный. Юношей с напряжением механизмов адаптации в
начале обучения больше, чем в конце обучения. Однако к завершению обучения
среди юношей появляются лица со срывом адаптации.
Итак, функциональные резервы организма (коэффициент выносливости,
индекс сердечно-сосудистой регуляции, адаптационный потенциал системы
кровообращения) отражают тот запас организма, который определяет его
адаптированность. На основании обнаруженных корреляционных связей можно
отметить, что регуляция кардиореспираторных функций в различных социальнобытовых условиях протекает тем совершенней, чем больший диапазон
возможностей предоставляют организму его физиологические нормы. Если же
регуляция
происходит
за
пределами
границы
нормы,
то
возникает
перенапряжение функциональных возможностей организма и риск развития
дезадаптации.
6.3. Физиологическая характеристика психоэмоциональных
резервов студентов
В настоящее время особое внимание уделяется психоэмоциональным
резервам современных студентов, так как учащиеся в современных условиях
продолжительное время находятся под воздействием предельных психических
нагрузок. Нами изучены некоторые показатели студентов (юношей и девушек),
характеризующие их психоэмоциональное состояние и резервные возможности
(табл. 31, 32).
Как видно из таблицы 31, низкие оценки по ШСБ (2–3 стена) имеют 56,0 %,
юношей I курса, проживающих с родителями, и 18,0 % юношей I курса,
проживающих в общежитии (φэмп = 4,07; p ≤ 0,01).
В то же время средние оценки в тесте (4–7 стенов) выявлены
соответственно у 24,0 и 66,0 % юношей-первокурсников (φэмп = 4,36; p ≤ 0,01).
199
Таблица 31
Значения показателей, характеризующих психоэмоциональное состояние
и резервы юношей разных курсов обучения и мест проживания (М + m)
Показатель,
I курс
IV курс
критерии оценки
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежитии с родителями в общежи(n = 50)
(n = 50)
(n = 50)
тии (n = 50)
ШСБ:
1
(8) 16,0
(8) 16,0
(12) 24,0
(10) 20,0
**
2–3
(28) 56,0
(9) 18,0
(18) 36,0
(12) 24,0
**
4–7
(12) 24,0
(33) 66,0
(20) 40,0
(23) 46,0
8–9
(2) 4,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(5) 10,0
10
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
ТАШ:
отсутствие
(24) 48,0
(25) 50,0
(30) 60,0
(38) 76,0*
риск
(20) 40,0
(23) 46,0
(10) 20,0
(8) 16,0
алекситимия
(6) 12,0
(2) 4,0
(10) 20,0
(4) 8,0*
НПУ:
выше средней
(14) 28,0
(17) 34,0
(32) 64,0
(18) 36,0**
средняя
(12) 24,0
(13) 26,0
(15) 30,0
(15) 30,0
ниже средней
(24) 48,0
(20) 40,0
(3) 6,0
(17) 34,0**
ШАС:
отсутствие
(36) 72,0
(42) 84,0
(40) 80,0
(30) 60,0*
слабая
(8) 16,0
(7) 14,0
(8) 16,0
(10) 20,0
*
умеренная
(6) 12,0
(1) 2,0
(2) 4,0
(10) 20,0**
СТ:
низкая
(10) 20,0
(7) 14,0
(15) 30,0
(17) 34,0
**
умеренная
(26) 52,0
(40) 80,0
(23) 46,0
(28) 56,0
**
высокая
(14) 28,0
(3) 6,0
(12) 24,0
(5) 10,0*
ЛТ:
низкая
(6) 12,0
(9) 18,0
(8) 16,0
(5) 10,0
**
умеренная
(28) 56,0
(16) 32,0
(30) 60,0
(30) 60,0
*
высокая
(16) 32,0
(25) 50,0
(12) 24,0
(15) 30,0
СА:
дезадаптация
(5) 10,0
(2) 4,0
(5) 10,0
(2) 4,0
нормальная
(26) 52,0
(25) 50,0
(22) 44,0
(28) 56,0
высокая
(19) 38,0
(23) 46,0
(23) 46,0
(20) 40,0
Примечание. Интерпретация ШСБ: 1 – полное эмоциональное
благополучие; 2–3 – отклонение в сторону эмоционального благополучия; 4–7 –
умеренное субъективное благополучие; 8–9 – отклонение в сторону
субъективного неблагополучия; 10 – эмоциональный дискомфорт. В скобках
указано количество студентов; * – отличие значения критерия Фишера от
значения аналогичного показателя у юношей, проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
– при p ≤ 0,01.
200
Среди юношей IV курса, проживающих в разных социально-бытовых
условиях, доминируют средние оценки, которые свидетельствуют о низкой
выраженности качества (лица с такими оценками характеризуются умеренным
субъективным благополучием). Нам представляются интересными данные по
выявлению алекситимии у студентов.
Следует сразу отметить, что у большинства юношей I курса, проживающих
в семье родителей и в общежитии, выявляется неалекситимический тип личности.
Это указывает на отсутствие затрудненности в вербализации эмоционального
состояния у обследуемых лиц.
У 60,0 % юношей IV курса, проживающих дома, и у 76,0 % юношей из
общежития алекситимия отсутствует (φэмп = 1,73; p ≤ 0,05), а у 20,0 % юношей,
проживающих дома, и 8,0 % юношей, проживающих в общежитии, она
присутствует.
Поскольку
алекситимия
является
характерным
признаком
стрессовой ситуации, то можно констатировать, что юноши, проживающие дома
с родителями, больше подвержены эмоциональным переживаниям, и возможно
одной из причин этого являются неблагополучные взаимоотношения в семье.
Прежде чем перейти к оценке ШАС, рассмотрим данные НПУ у студентов.
В ходе работы установлено, что у большинства юношей I курса,
проживающих дома с родителями и в общежитии, значения НПУ ниже среднего.
Это
обстоятельство
указывает
на
нервно-психическую
неустойчивость
первокурсников и большой риск дезадаптации в стрессе. Такой риск минимален у
64,0 % юношей IV курса, проживающих с родителями, и у 36,0 % юношей,
проживающих в общежитиях университета (φэмп = 2,84; p ≤ 0,01). НПУ ниже
средней в рассматриваемых группах соответственно у 6,0 и 34,0 % обследуемых
(φэмп = 3,75; p ≤ 0,01).
На рисунке 31 представлена диаграмма выраженности астении у юношей,
которая является одним из самых распространенных синдромов.
Исследования показывают, что у значительного большинства юношей I и IV
курсов, вне зависимости от места их проживания, астения отсутствует.
Умеренная астения наблюдается в 12,0 % случаев у юношей
I курса,
201
проживающих дома, и у 2,0 % юношей I курса, проживающих в условиях
общежития (φэмп = 2,11; p ≤ 0,05).
90
80
70
60
50
%
40
30
20
10
0
84,0
80,0
72,0
60,0*
16,0
12,0
А
14,0
16,0
А
Юноши I курса
Слабая
Умеренная
Б
Юноши IV курса
Рис. 31. Значения показателей астенического состояния
проживающих дома (А) и в общежитии (Б):
критерия Фишера от
Отсутствие
4,0
2,0*
Б
20,0
20,0*
*
у юношей,
– отличие значений
значения аналогичного показателя у юношей,
проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
– при p ≤ 0,01
Умеренная астения встречается у 4,0 юношей IV курса, проживающих в
городских квартирах с родителями, и у 20,0 % иногородних юношей, проживающих в общежитиях университета (φэмп = 2,62; p ≤ 0,01). Астенизация юношей
(физическая и психическая истощаемость, повышенная утомляемость, раздражительность, нарушение сна), скорее всего, связана с высокой учебной нагрузкой на
старших курсах, а также с социально-бытовыми условиями проживания.
Рассмотрим более подробно значения СТ у юношей (рис. 32). Установлено,
что умеренная СТ выявляется у 52,0 % юношей I курса, живущих с родителями, и
у 80,0 % юношей I курса, проживающих в общежитии (φэмп = 3,01; p ≤ 0,01).
Соответственно высокая СТ определяется в 28,0 и 6,0 % случаев (φэмп = = 3,10; p ≤
0,01). У юношей-четверокурсников, проживающих дома, значение СТ (24,0 %)
больше, чем у юношей, проживающих в общежитии (10,0 %) (φэмп = 1,90; p ≤
0,05). Следует сказать, что СТ
переживаемыми
эмоциями:
как состояние характеризуется субъективно
напряжением, беспокойством, озабоченностью,
202
нервозностью. Очевидно, что это состояние возникает у юношей, проживающих в
семье родителей как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию.
80
70
60
52,0
50
% 40
28,0
30 20,0
14,0
20
10
0
А
Б
Юноши I курса
80,0**
56,0
46,0
30,0
24,0
34,0
Низкая
Умеренная
10,0*
6,0**
А
Б
Юноши IV курса
Рис. 32. Значения показателей ситуативной тревожности
проживающих дома (А) и в общежитии (Б):
критерия Фишера от
Высокая
*
у юношей,
– отличие значения
значения аналогичного показателя у юношей,
проживающих дома, при p ≤ 0,05;
**
– при p ≤ 0,01
Согласно результатам исследования, умеренная ЛТ наблюдается у
большинства юношей I курса, проживающих дома (56,0 %), и у 32,0 % юношей I
курса, проживающих в общежитии (φэмп = 2,44; p ≤ 0,01). Половина юношей
I курса, проживающих без поддержки, родителей имеют высокую ЛТ, а
большинство юношей IV курса – умеренную. По-видимому, наличие или
отсутствие материальной помощи родителей все же формирует устойчивые
индивидуальные характеристики личности юношей, т. е. предрасположенность их
к тревоге (угрозе) существования. С течением времени (в частности, к концу
обучения) такие негативные тенденции ослабевают.
Перейдем к рассмотрению результатов показателей, характеризующих
психоэмоциональные резервы студенток (табл. 32).
203
Таблица 32
Значения показателей, характеризующих психоэмоциональное состояние и
резервы девушек разных курсов обучения и мест проживания (М + m)
Показатель,
I курс
IV курс
критерии оценки
Место проживания
Место проживания
с родителями в общежи- с родителя- в общежи(n = 50)
тии (n = 50) ми (n = 50) тии (n = 50)
ШСБ:
1
(7) 14,0
(7) 14,0
(1) 2,0
(0) 0,0
2–3
(15) 30,0
(17) 34,0
(17) 34,0
(15) 30,0
4–7
(23) 46,0
(26) 52,0
(32) 64,0
(31) 62,0
8–9
(5) 10,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(1) 2,0
10
(0) 0,0
(0) 0,0
(0) 0,0
(3) 6,0
ТАШ:
отсутствие
(25) 50,0
(34) 68,0*
(21) 42,0
(18) 36,0
риск
(18) 36,0
(13) 26,0
(22) 44,0
(20) 40,0
алекситимия
(7) 14,0
(3) 6,0
(7) 14,0
(12) 24,0
НПУ:
выше средней
(10) 20,0
(6) 12,0
(5) 10,0
(6) 12,0
средняя
(6) 12,0
(10) 20,0
(8) 16,0
(10) 20,0
ниже средней
(34) 68,0
(34) 68,0
(37) 74,0
(34) 68,0
ШАС:
отсутствие
(38) 76,0
(40) 80,0
(3) 6,0
(27) 54,0*
слабая
(10) 20,0
(10) 20,0
(15) 30,0
(16) 32,0
умеренная
(2) 4,0
(0) 0,0
(32) 64,0
(7) 14,0**
СТ:
низкая
(7) 14,0
(7) 14,0
(8) 16,0
(7) 14,0
**
умеренная
(26) 52,0
(37) 74,0
(27) 54,0
(23) 46,0
**
высокая
(17) 34,0
(6) 12,0
(15) 30,0
(20) 40,0
ЛТ:
низкая
(0) 0,0
(3) 6,0
(0) 0,0
(0) 0,0
умеренная
(20) 40,0
(23) 46,0
(22) 44,0
(13) 26,0*
высокая
(30) 60,0
(24) 48,0
(28) 56,0
(37) 74,0*
СА:
дезадаптация
(7) 14,0
(6) 12,0
(5) 10,0
(13) 26,0*
нормальная
(26) 52,0
(17) 34,0*
(33) 66,0
(17) 34,0**
высокая
(17) 34,0
(27) 54,0*
(12) 24,0
(20) 40,0*
Примечание. Интерпретация ШСБ: 1 – полное эмоциональное благополучие;
2–3 –
отклонение в сторону эмоционального благополучия; 4–7 – умеренное субъективное
благополучие; 8–9 – отклонение в сторону субъективного неблагополучия; 10 – эмоциональный
дискомфорт. В скобках указано количество студентов; * – отличие критерия Фишера от
значения аналогичного показателя у девушек, проживающих дома, p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01.
204
Обследование девушек по ШСБ позволило выявить особенности их
распределения по таким составляющим, как эмоциональный комфорт и
удовлетворенность повседневной жизнью.
Как показали исследования,
умеренное субъективное благополучие
встречается у 46,0 и 52,0 % девушек I курса, проживающих с родителями и в
общежитии. Большинство девушек IV курса также имеют средние оценки в тесте,
свидетельствующие о низкой выраженности состояния благополучия и об
отсутствии у них серьезных проблем, связанных со здоровьем. Между тем 2,0 %
девушек-четверокурсниц, проживающих в условия общежития, склонны к
депрессии и тревогам, а 6,0 % – испытывают эмоциональный дискомфорт.
Изучение склонности к алекситимии показало следующие результаты:
1) алекситимия отсутствует у 50,0 % городских девушек I курса, живущих с
родителями, и у 68,0 % иногородних девушек-сокурсниц, проживающих в
общежитии (φэмп = 1,84; p ≤ 0,05); 2) большинство девушек IV курса относятся к
группе риска по алекситимии. К тому же 24,0 % студенток данного курса,
проживающих вне дома (т. е. в общежитии), имеют алекситимический тип
личности.
В нашей работе мы выявили уровень НПУ, который определяет
эмоциональный резерв. По имеющимся данным, больше половины девушек I и IV
курсов независимо от мест проживания имеют уровень нервно-психической
устойчивости ниже среднего.
У 76,0 и 80,0 % студенток I курса астения отсутствует. У девушек IV курса,
имеющих разные условия быта, фиксируются иные данные. Астения отсутствует
у 6,0 % девушек, проживающих в семье родителей, и 54,0 % у девушек,
проживающих в общежитии (φэмп = 5,78; p ≤ 0,01). У большинства девушекчетверокурсниц, проживающих с родителями, наблюдается умеренная астения.
Обратимся к параметрам СТ у девушек (рис. 33), которые в определенной
степени характеризуют естественную особенность каждого индивидуума.
205
74,0**
80
70
54,0
60
52,0
46,0
50
34,0
40,0
% 40
30,0
30
16,0
14,0
20 14,0
14,0
12,0**
10
0
А
Б
А
Б
Девушки I курса
Низкая
Умеренная
Высокая
Девушки IV курса
Рис. 33. Значения показателей ситуативной тревожности у девушек,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б):
критерия Фишера от
**
– отличие значения
значения аналогичного показателя у девушек,
проживающих дома, при p ≤ 0,01
Показано, что умеренная СТ характерна для подавляющего большинства
студенток I курса, проживающих с родителями (52,0 %) и в общежитии (74,0 %)
(φэмп = 2,30; p ≤ 0,01). Среди студенток IV курса обучения также доминирует
умеренная СТ. Рассматривая состояние ЛТ у студенток, можно точно сказать, что
примерно половина обследуемых девушек – это высокотревожные личности.
Сравнительный анализ СА показал, что нормальная СА встречается у
52,0 % девушек, проживающих в городских квартирах с родителями, и у 34,0 %
девушек, живущих в общежитиях вуза (φэмп = 1,83; p ≤ 0,05) (рис. 34).
Результаты исследования показывают, что девушки I курса, проживающие в
общежитии, более социально адаптированы, чем студентки, проживающие в
семьях с родителями. Так, 66,0 % девушек IV курса, проживающих дома, и 34,0 %
девушек,
проживающих
адаптированность.
в
общежитии,
имеют
нормальную
социальную
206
70
60
66,0
54,0*
52,0
50
%
40
40,0*
34,0**
26,0*
24,0
34,0 34,0*
30
20 14,0
10
0
12,0
А
10,0
Б
Девушки I курса
Дезадаптация
Нормальная
Высокая
А
Б
Девушки IV курса
Рис. 34. Значения показателей социальной адаптированности у девушек,
проживающих дома (А) и в общежитии (Б): * – отличие значения
критерия Фишера от
значения аналогичного показателя у
девушек, проживающих дома, при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01
Очевидно,
что
психоэмоциональное
состояние
активно
влияет
на
функциональные системы организма студентов и, в свою очередь, характеризует
адаптационный резерв. Подтверждением этому могут служить выявленные
корреляции показателей у юношей и девушек, проживающих дома с родителями
и в общежитии (табл. 33).
По
характеру
взаимосвязей
психоэмоциональных
характеристик
у
студентов, проживающих в разных социально-бытовых условиях, видно, что
состояние их эмоционально-личностной сферы различное. Обратные связи
средней силы выявлены у юношей, проживающих дома: между алекситимией и
социальной адаптированностью r = –0,55 (p < 0,01); между нервно-психической
устойчивостью и социальной адаптированностью r = –0,51 (p < 0,01); между
ситуативной тревожностью и социальной адаптированностью r = –0,46 (p < 0,05).
У девушек, поживающих дома, обнаружена прямая связь между нервнопсихической устойчивостью и алекситимией r = 0,57 (p < 0,01). В то же время
социальная адаптированность девушек обратно коррелирует с алекситимией и
нервно-психической устойчивостью r = –0,48 (p < 0,01).
207
Таблица 33
Корреляционные связи между психоэмоциональными параметрами
у студентов, проживающих дома и в общежитии
Объект обследования,
место проживания
Юноши, дом
Юноши, общежитие
Девушки, дом
Девушки, общежитие
Изучаемые связи
между явлениями
А : СА
НПУ : СА
СТ : СА
А : СА
НПУ : А
А : СА
НПУ : СА
НПУ : СТ
НПУ : А
Коэффициент
корреляции r
–0,55
–0,51
–0,46
–0,46
0,57
–0,48
–0,48
0,55
0,52
Статистическая
значимость p
< 0,01
< 0,01
< 0,05
< 0,05
< 0,01
< 0,01
< 0,01
< 0,01
< 0,01
Примечание. Обозначение показателей: см. в перечне сокращений.
Проживание в общежитии способствует уменьшению числа корреляций,
что обусловлено некоторой нестабильностью эмоциональной сферы этих студентов. Так, у иногородних юношей, проживающих в общежитии, установлена
обратная связь между алекситимией и социальной адаптированностью r = –0,46
(p < 0,05), а у девушек выявлена корреляционная зависимость между нервнопсихической устойчивостью и ситуативной тревожностью r = 0,55 (p < 0,01),
нервно-психической устойчивостью и алекситимией r = 0,52 (p < 0,01).
Подводя итог, следует сказать, что эмоциональное состояние у студентов
лабильно, а нервно-психические резервы в целом удовлетворительные. Но все же
следует выделить его некоторые особенности в связи с разными социальнобытовыми условиями жизнедеятельности. Так, у обследуемых юношей доминирует умеренное субъективное благополучие. Алекситимия выявлена у большого
количества
студентов,
проживающих
с
родителями.
Нервно-психическая
устойчивость в начале обучения (на I курсе) у большинства юношей ниже
среднего значения, а к концу обучения (на IV курсе) – выше среднего. Астения у
большинства лиц мужского пола отсутствует, но у юношей-первокурсников
208
проживающих дома, данное состояние более выражено, чем у юношейчетверокурсников, проживающих в общежитии. У большинства обследуемых
юношей тревожность умеренная. У студентов, проживающих дома, ситуативная
(реактивная) тревожность наблюдается чаще, чем у студентов-юношей их
общежития. Напротив, высокотревожных студентов больше проживает в
общежитии, а юношей с социальной дезадаптацией – в семье родителей.
Среди девушек, так же как и среди юношей, преобладают студентки с
умеренным субъективным благополучием. Но к концу обучения появляются
девушки с эмоциональным дискомфортом и алекситимией. Нервно-психическая
устойчивость у девушек находится на уровне «ниже средней». К концу обучения
в вузе умеренная астения выявляется у большинства девушек, проживающих в
семье. Среди девушек-первокурсниц, проживающих дома, больше высокотревожных и дезадаптированных лиц. В общежитии встречается больше девушек IV
курса с высокой личностной тревожностью и социальной дезадаптацией.
Из вышесказанного ясно, что психосоциальные факторы в разных условиях
проживания, при нервно-эмоциональной деятельности, играют основную роль в
формировании стресса в адаптационном процессе и существенным образом
влияют на компенсаторно-приспособительные и коммуникативные функции
эмоций в учебной деятельности.
Гендерные
различия
психоэмоционального
состояния
и
резервов
проявляются в том, что нервно-психическая устойчивость у большинства девушек
ниже, чем у юношей. Личностная тревожность у девушек выше, чем у юношей. В
возрастном аспекте можно отметить, что от I к IV курсу увеличилось количество
юношей с алекситимией и с низкой ситуативной тревожностью, увеличилось
количество девушек-четверокурсниц, у которых выявляется умеренная астения.
По характеру взаимосвязей психоэмоциональных характеристик видно, что
подобные
изменения
свидетельствуют
о
неоптимальном
регулировании
эмоциональной сферы студентов. Это повышает возможность формирования
дезадаптивных расстройств.
209
ГЛАВА 7. РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ МЕТОДОВ
ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ ДЕЗАДАПТИВНЫХ РАСТРОЙСТВ
7.1. Апробация методов определения дезадаптивных состояний
у студентов вуза и колледжа
Дезадаптивные состояния, развивающиеся в процессе учебного труда, быта
и отдыха студентов, ограничивают их адаптационные возможности, сопобствуют
преждевременному
академической
развитию
успеваемости.
утомления
и
Поэтому
негативно
сказываются
своевременное
на
определение
дезадаптивных состояний с помощью новых методов и последующая их
профилактика имеют первостепенное значение.
Проведенное масштабное
обследование студентов на основе разработанной нами методики определения
типов ПФД показало неоднозначность распределения студентов
по типам
психофизической дезадаптации в течение всего периода обучения в вузе (табл.
34).
Так, у юношей I и III курсов ЧД тип выявляется соответственно в 4,8 и 1,0
% случаев (φэмп = 1,73; p ≤ 0,05). Между тем у девушек III и IV курсов достоверно
доминирует
промежуточный
дезадаптации. У
тип
с
преобладанием
психологической
9,5 % юношей I курса – промежуточный тип с преобладанием
физической дезадаптации. В меньшей степени данный тип встречается у юношей
старших курсов: III – 2,0 %, IV – 3,0 %, V – 2,0 %. Выявленные различия
полученных данных (в процентах) в рассматриваемых случаях достоверны.
Обращает на себя внимание то, что у большинства юношей и девушек I–V курсов
наблюдается
адаптированный
тип.
Однако
следует
отметить
некоторые
особенности распределения этого типа у юношей и девушек III курса. Для
юношей (91,0 %) это самый благоприятный период обучения в вузе, так как они
хорошо адаптированы к условиям жизни. Напротив, только менее половины
девушек данного курса (49,0 %) отнесены к адаптированному типу.
210
Таблица 34
Распределение студентов I–V курсов вуза по типам психофизической
дезадаптации, %
Курс обучения,
пол
I, юноши
(n = 105),
девушки
(n = 110)
II, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
III, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 100)
IV, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
V, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
ПД
(1) 1,0
Тип психофизической дезадаптации
ЧД
ПРпс
ПРфиз ПРфизиол
А
(5) 4,8
(8) 7,6
(10) 9,5 (2) 1,9 (79) 75,2
(6) 5,4
(9) 8,2
(11) 10,0
(9) 8,2
(4) 3,6
(71) 64,6
(2) 2,0
(5) 5,0
(12) 12,0
(4) 4,0
(1) 1,0
(76) 76,0
(5) 4,8
(6) 5,7
(12) 11,4
(7) 6,7
(3) 2,8
(72) 68,6
(4) 4,0
(2) 2,0**+
(1) 1,0
(91) 91,0**+
(8) 8,0
(8) 8,0
(49) 49,0**о
(3) 3,0*+
(1) 1,0
(85) 85,0*+
(49) 18,1*о (3) 2,8*о
(4) 3,9
(68) 64,8
(13) 13,0
(2) 2,0**+
(2) 2,0
(77) 77,0
(8) 7,6
(8) 7,6
(6) 5,7
(66) 62,9
(1) 1,0 (1) 1,0*+
(6) 6,0 (10) 10,0 (19) 19,0*о
(2) 2,0
(2) 2,0
(3) 2,8
(8) 7,6
(3) 3,0
(3) 3,0
(4) 3,8 (13) 12,4
(7) 7,0
Примечание. В скобках указано количество студентов. *+ Значимые
различия критерия Фишера при p ≤ 0,05 в сравнении с показателями у юношей I
курса; *о Значимые различия критерия Фишера при p ≤ 0,05 в сравнении с
показателями у девушек I курса; **+ Значимые различия критерия Фишера при p ≤
0,01 в сравнении с показателями у юношей I курса; *о Значимые различия
критерия Фишера при p ≤ 0,01 в сравнении с показателями у девушек I курса.
Распределение юношей и девушек I–V курсов по степени адаптированности
выявило интересные данные, характеризующие
студентов (табл. 35).
приспособительные аспекты
211
Таблица 35
Распределение студентов I–V курсов вуза по степени адаптированности, %
Курс обучения, пол
I, юноши
(n = 105),
девушки
(n = 110)
II, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
III, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 100)
IV, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
V, юноши
(n = 100),
девушки
(n = 105)
Адаптированность студентов
Дезадаптированные
Частично
Адаптированные
адаптированные
(6) 5,8
(20) 19,0
(79) 75,2
(15) 13,6
(24) 21,8
(71) 64,6
(7) 7,0
(17) 17,0
(76) 76,0
(11) 10,5
(22) 20,9
(72) 68,6
(2) 2,0
(7) 7,0**+
(91) 91,0**+
(16) 16,0
(35) 35,0*о
(49) 49,0**о
(4) 4,0
(11) 11,0*+
(85) 85,0*+
(11) 10,4
(26) 24,8
(68) 64,8
(6) 6,0
(17) 17,0
(77) 77,0
(17) 16,2
(22) 20,9
(66) 62,9
Примечание. В скобках указано количество студентов. *+ Значимые
различия критерия Фишера при p ≤ 0,05 в сравнении с показателями у юношей
I курса. *о Значимые различия критерия Фишера при p ≤ 0,05 в сравнении с
показателями у девушек I курса. **+ Значимые различия критерия Фишера при
p ≤ 0,01 в сравнении с показателями у юношей I курса. **о Значимые различия
критерия Фишера при p ≤ 0,01 в сравнении с показателями у девушек I курса.
Результаты работы не показывают достоверных различий в группе
дезадаптированных студенток. Частично адаптированы 21,8 % девушек I курса и
35,0 % девушек III курса, 19,0 % юношей I курса и 11,0 % юношей IV курса.
Для более полной характеристики учащихся, участвующих
в констати-
рующем и формирующем экспериментах, целесообразно более подробно
остановиться на уровне адаптированности студентов I курса вуза, поскольку на
212
начальном этапе обучения практически всегда наблюдается напряжение
механизмов адаптации, сочетающееся с более значительным ослаблением
резервных возможностей учащихся в этот период, что делает их организм более
уязвимым. На рисунке 35 представленые данные распределения студентов вуза по
степени их адаптированности. Сведения собраны на основе методики ПФД.
Итак, по нашим данным, на начальном этапе обучения в вузе выявлено
5,8 %
дезадаптированных юношей. Остальные либо частично адаптированы
(19,0 %), либо имеют хорошие адаптационные возможности (75,2 %). Среди
девушек I курса выявлено 13,6 % дезадаптированных. У 21,8 % девушек
наблюдаются незначительные изменения адаптационных возможностей (т.е. они
частично адаптированы), а 64,6 % полностью адаптированы.
Поскольку в нашем исследовании суть профилактики заключается в
предупреждении «перехода» адаптационного состояния в дезадаптационное, то
профилактическую работу можно проводить с достаточно большим контингентом
студентов. Для этих целей пригодны адаптированные и частично адаптированные
студенты (в нашем случае 94,2 % юношей и 86,4 % девушек).
Остановимся на распределении студентов колледжа (юношей и девушек) по
типам психофизической дезадаптации. По 3,0 % юношей колледжа имеют
полностью и частично дезадаптированный типы (ПД и ЧД). На долю промежуточного типа ПФД с преобладанием психологической, физической и физиологической дезадаптации приходится соответственно 7,0; 3,0 и 2,0 % юношей
(ПРпс, ПРфиз, ПРфизиол). Большинство юношей колледжа (82,0 %) относятся к
адаптированному типу (А) и имеют нормальное психофизическое состояние.
4,4 % девушек колледжа полностью дезадаптированы к условиям среды, а
13,0 % – частично дезадаптированы. У 9,6 % девушек имеются психологические
проблемы на раннем этапе обучения в колледже, поэтому у них выявляется 3-й
промежуточный тип психофизической дезадаптации (ПРпс). Физически не
подготовлены 8,7 % девушек колледжа. У них определяется тип ПРфиз, а
физиологическая дезадаптация выявляется у 7,8 % девушек (тип ПРфизиол). Чуть
213
более половины девушек (56,5 %) хорошо адаптированы к условиям обучения и
жизнедеятельности (тип А).
5,8 %
19,0 %
Дезадаптированные
Частично
адаптированные
Адаптированные
75,2 %
А)
13,6 %
21,8 %
Дезадаптированные
Частично
адаптированные
Адаптированные
64,6 %
Б)
Рис. 35. Распределение юношей (А) и девушек (Б) вуза по степени
адаптированности
На основании ТПФД, проведено распределение студентов колледжа
по степени адаптированности (рис. 36). Как показали исследования, 6,0 %
юношей колледжа дезадаптированы – 12,0 % частично адаптированы, а
подавляющее большинство (82,0 %) – адаптированы.
214
6,0 %
12,0 %
Дезадаптированные
Частично
адаптированные
Адаптированные
82,0 %
А)
17,4 %
Дезадаптированные
Частично
адаптированные
Адаптированные
56,5 %
26,1 %
Б)
Рис. 36. Диаграмма распределения юношей (А) и девушек (Б)
колледжа по степени адаптированности
В колледже выявлено 17,4 % дезадаптированных девушек (т.е. больше, чем
юношей), 26,1 % – частично адаптированных, т.е. находящихся в «группе риска»;
56,5 % – адаптированных.
Для того чтобы четко выделить контингент, с которым можно проводить
профилактическую работу, дадим адаптационную характеристику студентам.
Итак, адаптированные студенты являются здоровыми людьми. Частично
адаптированные студенты – это здоровые юноши и девушки, у которых
наблюдаются изменения в психоэмоциональной сфере, ослабление двигательных
функций или нарушения физиологических приспособительных механизмов. Они
215
нуждаются только в направленной оздоровительно-профилактической работе для
улучшения психоэмоционального статуса, повышения уровня общей физической
подготовленности
или
нормализации
физиологических
адаптационных
механизмов. Дезадаптированные студенты – это лица, здоровье которых
находится на грани нормы и патологии. У них наблюдаются более глубокие
расстройства
компенсаторно-приспособительных
реакций,
которые
могут
проявляться со стороны различных систем организма. Эти студенты нуждаются в
дополнительном обследовании и лечебно-профилактической помощи.
Мы считаем, что, степень адаптированности позволяет в целом судить о
здоровье студентов, поскольку жизнедеятельность любой группы людей тесно
связана с остальным населением, частью которого она является. Классификация
испытуемых на основе типов психофизической дезадаптации
и степени
адаптированности основывается на ранее полученных нами сведениях.
Подводя итог, следует сказать, что наша методика позволяет выделить
группы студентов, с которыми можно проводить профилактические мероприятия
по снижению уровня дезадаптации. Такое деление можно считать оправданным,
так как оно позволяет отобрать (разграничить) контингент, который нуждается в
коррекционно-профилактической
помощи.
Следует
отметить,
что
В.В.
Колпаковым с соавт. также предложена классификация детей старшего
дошкольного и младшего школьного возраста, юношей и девушек в виде трех
типологических групп – функциональных типов. Определенные физиологические
особенности функциональных типов позволяют выявить различные стратегии
взаимодействия организма со средой и более обоснованно подойти к решению
проблемы оптимизации физического состояния и донозологической диагностики.
Для определения валидности разработанной методики первоначально
проведено сопоставление данных, полученных при использовании разработанной
нами методики определения типов ПФД и
результатов, полученных по
общепринятому тесту «Социальная адаптированность». Для более наглядного
сопоставления и оценки данных в нашей методике частично адаптированные и
адаптированные
студенты,
а
в
методике
определения
социальной
216
адаптированности, студенты, имеющие нормальную и высокую социальную
адаптированность, объединены в группу адаптированных учащихся (рис. 37).
100
94,0
95,0
82,6
79,2
80
%
60
Адаптированные
40
20
0
17,4
6,0
20,8
Дезадаптированные
5,0
А
Б
А
Юноши
Б
Девушки
Рис. 37. Диаграмма распределения студентов колледжа по степени
адаптированности с использованием методики определения психофизической
дезадаптации
(А)
и
данных
теста
«Социальная
адаптированность» (Б)
Сопоставление полученных результатов показало, что количество адаптированных и дезадаптированных юношей колледжа, выявленных по нашей методике,
практически равно (расхождение в данных по обеим группам составляет 1 %), а у
девушек установлена более значительная разница. Так, по нашей методике выявлено 82,6 % адаптированных девушек, по тесту «Социальная адаптированность» –
79, 2 %, т.е. на 3,4 % меньше.
методике
ПФД
и
тесту
Количество дезадаптированных девушек по
«Социальная
адаптированность»
составляет
соответственно 17,4 и 20,8 % (расхождение составляет 3,4 %).
В дальнейшем нами определен коэффициент ранговой корреляции
Спирмена
для
статистического
изучения
связи
между
количеством
адаптированных и дезадаптированных студентов определяемых по методике
ТПФД и тесту СА. Практический расчет непараметрического критерия показал
достаточно тесную положительную связь (r = 0,85; p < 0,05) между количеством
217
выявленных адаптированных и дезадаптированных учащихся по разработанной
нами методике и данным методики СА.
Таким
образом,
психофизической
разработанная
методика
определения
типов
дезадаптации валидна и может быть использована для
выявления индивидуумов с дезадаптивными расстройствами. Распределение лиц
молодого
возраста
по
степени
их
адаптированности
на
основе
типа
психофизической дезадаптации позволяет использовать этот критерий в
донозологической диагностике здоровья студентов. Полученные данные также
показываю, что имеется сходство разработанной методики и методики оценки
социальной адаптированности в эффективности выявления студентов с разным
уровнем
адаптации.
Полученные
различия
минимальны,
что
позволяет
использовать нашу методику на ранних этапах выявления нарушений процессов
адаптации у лиц, занятых напряженным умственным трудом.
Релевантность (степень соответствия запросу) разработанной методики
очевидна. Методика способна дифференцировать (разграничивать) студентов на
группы по адаптационным возможностям организма. По этому признаку она
соответствует потребностям пользователя и может быть рекомендована для
получения действительной информации об адаптационных свойствах организма
студентов.
7.2. Апробация методов профилактики дезадаптивных состояний
на студентах вуза и колледжа
Для предупреждения дезадаптационные изменений, возникающих у
студентов в процессе учебно-трудовой деятельности, необходимо своевременно
проводить работу по их профилактике. Рассмотрим результаты апробации
разработанной
методики,
направленной
на
минимизацию
нарушений
адаптационных процессов у студентов вуза. Прежде всего, оценим состояние
нервно-психического статуса юношей ЭГ и КГ (табл. 36).
218
Таблица 36
Показатели нервно-психического статуса юношей вуза
экспериментальной и контрольной групп, %
Контрольный
тест, критерий
оценки
НПН:
слабое
умеренное
чрезвычайное
НПУ:
низкая
средняя
высокая
СТ:
низкая
умеренная
высокая
СА:
дезадаптация
нормальная
высокая
ВУ:
высокая
нормальная
низкая
Экспериментальная
группа (n = 60)
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа (n = 60)
Общеразвивающие
занятия
До
После
(36) 60,0
(13) 21,7
(11) 18,3
(50) 83,4**
(8) 13,3
(2) 3,3**
(32) 53,3
(20) 33,3
(8) 13,4
(38) 63,3
(17) 28,4
(5) 8,3
(36) 60,0
(9) 15,0
(15) 25,0
(20) 33,3**
(10) 16,7
(30) 50,0**
(35) 58,3
(7) 11,7
(18) 30,0
(23) 38,3*
(15) 25,0*
(22) 36,7
(12) 20,0
(45) 75,0
(3) 5,0
(18) 30,0
(42) 70,0
(0) 0,0
(20) 33,3
(35) 58,3
(5) 8,4
(16) 26,6
(40) 66,7
(4) 6,7
(6) 10,0
(40) 66,7
(14) 23,3
(2) 3,3
(18) 30,0**
(40) 66,7**
(8) 13,3
(35) 58,3
(17) 28,4
(4) 6,7
(30) 50,0
(26) 43,3*
(12) 20,0
(28) 46,7
(20) 33,3
(30) 50,0**
(24) 40,0
(6) 10,0**
(15) 25,0
(31) 51,7
(14) 23,3
(20) 33,3
(35) 58,3
(5) 8,4**
Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей
экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и
общеразвивающих занятий: * при p ≤ 0,05; ** – p ≤ 0,01.
Исследования показали, что на этапе констатирующего эксперимента у
60,0 % юношей отмечается слабое НПН, у 18,3 % – чрезвычайное, у 21,7 % имеют
– умеренное нервное напряжение. После применения профилактических
мероприятий количество юношей со слабым уровнем НПН возросло до 83,4 % . В
то же время на 15,0 % уменьшилось число юношей с признаками чрезвычайного
219
нервно-психического напряжения. В КГ количество юношей со слабым НПН
возросло на 10,0 %.
Оценивая показатели НПУ до и после оздоровительно-профилактических
занятий, мы убедились в их хорошем воздействии на психоэмоциональное
состояние обучающихся. Так, до применения методики только у 25,0 % юношей в
ЭГ фиксировался высокий уровень НПУ, после ее применения – у 50,0 % (φэмп =
= 2,86; p ≤ 0,01). В КГ количество юношей с низким уровнем НПУ достоверно
уменьшается, а число испытуемых со средним уровнем устойчивости к
стрессовым воздействиям существенно увеличивается (более чем в 2 раза)
(рис.38).
60
60,0
50,0
50
38,3* 36,7
40
33,3**
% 30
20
58,3
30,0
25,0
25,0*
15,0
16,7
А
Б
Низкая
Средняя
11,7
Высокая
10
0
ЭГ
А
Б
КГ
Рис. 38. Диаграмма нервно-психической устойчивости у юношей вуза
экспериментальной и контрольной групп до (А) после (Б) проведения
профилактических и общеразвивающих занятий: достоверные отличия
значения критерия Фишера от значения аналогичного показателя у
юношей: * при p ≤ 0,05; ** при p ≤ 0,01
Проведенная оценка СТ у юношей обследуемых групп не выявила
существенной разницы в значениях данного показателя как в ЭГ, так и в КГ.
Сравним полученные значения СА у юношей экспериментальной и контрольной
групп. До профилактических занятий 66,7 % юношей ЭГ имели нормальную СА,
а 10,0 % были социально дезадаптированы. У 23,3 % выявлена высокая
220
социальная
адаптированность.
После
профилактических
занятий
в
ЭГ
установлено достоверное уменьшение количества юношей с нормальным уровнем
СА до 30,0 % и увеличение количества юношей с высоким уровнем СА до 66,7 %.
В КГ количество юношей с высокими значениями СА (φэмп = 1,70; p ≤ 0,05)
увеличилось с 28,4 до 43,3 %.
Данные
физиолого-гигиенического
изучения
ВУ
показывают,
что
нормальную вегетативную устойчивость имеют большинство юношей ЭГ и КГ. В
ЭГ после профилактических занятий количество юношей с высокой ВУ
возрастает на 30,0 %, а в КГ – на 8,0 %. Количество юношей с низким уровнем ВУ
соответственно уменьшается в ЭГ с 33,3 до 10,0 % (φэмп = 3,20; p ≤ 0,01) и в КГ –
с 23,3 до 8,4 % (φэмп = 2,29; p ≤ 0,01).
В нашей работе проведена оценка уровня физической подготовленности
юношей ЭГ и КГ, ее результаты представлены в табице 37.
Как видно из таблицы 37, после курса профилактических занятий у юношей
ЭГ достоверно растет мышечная сила ведущей руки
(tэмп = 2,49; р < 0,05).
Согласно полученным данным, у юношей КГ существенного прироста этого
показателя не наблюдается. Аналогичным образом изменяются скоростносиловые характеристики обследуемых юношей. Данное качество определяется в
контрольном тесте прыжки через скакалку за 1 мин. Результаты теста следующие:
до и после профилактических занятий количество прыжков через скакалку в ЭГ
составило, соответственно, 128,7 + 6,98 и 149,3 + 7,20 раза (tэмп = = 2,06; р < 0,05),
а в КГ – 131,4 + 6,36 и 146,5 + 7,64) раза.
Два других контрольных теста («теппинг-тест» и «наклон туловища
вперед») не выявили существенной разницы в значениях показателей у юношей
экспериментальной и контрольной групп. Проведенная оценка координационных
способностей юношей выявила положительное влияние профилактических
занятий на двигательные координации юношей (табл. 37), данные теста стойка на
одной ноге.
221
Таблица 37
Показатели физической подготовленности юношей
экспериментальной и контрольной групп вуза
Контрольный тест,
единица измерения
динамометрия, кг
Экспериментальная
группа (n = 60)
Контрольная
группа (n = 60)
Профилактические
занятия
Общеразвивающие
занятия
До
После
44,8 + 2,06
51,4 + 1,68*
До
37,6 + 2,24
После
43,4 + 2,64
прыжки через скакалку за
1 мин, раз
128,7 + 6,98 149,3 + 7,20* 131,4 + 6,36 146,5 + 7,64
отжимания в упоре лежа,
раз
9,2 + 0,95
теппинг-тест, число
движений за 20 с
141,2 + 2,82 142,2 + 2,62
138,3 + 2,56 138,7 + 4,13
наклон туловища вперед,
см
11,4 + 1,25
14,0 + 1,22
11,9 + 1,14
13,0 + 0,94
13,0 + 1,55
17,4 + 1,47*
15,3 + 1,14
18,6 + 1,32
стойка на одной ноге, с
____________
12,9 + 0,82*
8,6 + 0,58
11,2 + 1,45
*
p < 0,05 в сравнении со значениями аналогичного показателя до
профилактических занятий.
Проведенное нами исследование позволило также достаточно адекватно
оценить направленность изменений психоэмоционального, физического и вегетативного состояния девушек вуза, занимающихся общефизической подготовкой
в рамках расписания под влиянием профилактических занятий и (табл. 38).
Сравнительный анализ полученных данных показывает, что до проведения
профилактических занятий у 58,8 % студенток ЭГ НПН слабое, у 28,7 % –
умеренное. На долю чрезвычайного НПН приходится 12,5 %.
222
Таблица 38
Показатели нервно-психического статуса девушек вуза
экспериментальной и контрольной групп, %
Контрольный
тест, критерий
оценки
НПН:
слабое
умеренное
чрезвычайное
НПУ:
низкая
средняя
высокая
СТ:
низкая
умеренная
высокая
СА:
дезадаптация
нормальная
высокая
ВУ:
высокая
нормальная
низкая
Экспериментальная
группа
(n = 80)
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа
(n = 80)
Общеразвивающие
занятия
До
После
(47) 58,8
(23) 28,7
(10) 12,5
(68) 85,0**
(12) 15,0*
(0) 0,0
(50) 62,5
(24) 30,0
(6) 7,5
(54) 67,5
(25) 31,2
(1) 1,3*
(49) 61,3
(19) 23,7
(12) 15,0
(25) 31,3**
(7) 8,7**
(48) 60,0**
(55) 68,7
(10) 12,5
(15) 18,8
(40) 50,0**
(19) 23,7*
(21) 26,3
(10) 12,5
(40) 50,0
(30) 37,5
(20) 25,0*
(44) 55,0
(16) 20,0**
(30) 37,5
(38) 47,5
(12) 15,0
(12) 15,0**
(55) 68,7**
(13) 16,3
(15) 18,8
(35) 43,7
(30) 37,5
(4) 5,0**
(28) 35,0
(48) 60,0**
(18) 22,5
(37) 46,3
(25) 31,2
(24) 30,0
(38) 47,5
(18) 22,5
(12) 15,0
(47) 58,7
(21) 26,3
(24) 30,0**
(31) 38,7**
(25) 31,3
(8) 10,0
(30) 37,5
(42) 52,5
(13) 16,3
(19) 23,7*
(48) 60,0
Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек
экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и
общеразвивающих занятий: * при p ≤ 0,05; ** – p ≤ 0,01.
После трехмесячных оздоровительно-профилактических занятий возросло
количество лиц со слабым НПН до 85,5 %, а количество лиц с умеренным НПН
снизилось на 13,7 %. В контрольной группе значительных изменений не
223
произошло, однако существенно сократилось число девушек с чрезвычайным
НПН (с 7,5 % до 1,3 %; φэмп = 2,06; p ≤ 0,05).
Рассмотрим значения НПУ девушек (рис. 39).
70
68,7
61,3 60,0**
60
50,0**
50
%
40
30
31,3**
23,7
18,8
20 15,0
10
0
26,3
А
8,7**
12,5
Б
А
ЭГ
23,7*
Высокая
Средняя
Низкая
Б
КГ
Рис. 39. Диаграмма нервно-психической устойчивости у девушек вуза
экспериментальной и контрольной групп: ЭГ – до (А) и после (Б)
профилактических занятий; КГ – до (А) и после (Б) общеразвивающих
занятий; * – достоверные различия критерия Фишера с аналогичными
показателями девушек при p ≤ 0,05; ** – при p ≤ 0,01
В ходе констатирующего эксперимента установлено: до проведения
экспериментальной работы НПУ у 15,0 % – высокая, у 23,7 – средняя, а у 61,3 % –
девушек низкая. Использование разработанной методики позволило повысить
значение данного показателя. В частности, на 45,0 % увеличилось количество
девушек с высоким уровнем НПУ. Полученное значение свидетельствует о росте
нервно-психической устойчивости и переходе большинства испытуемых в зону
меньшего риска дезадаптации в стрессе.
В контрольной группе по данному
показателю уменьшается количество студенток с низким НПУ и одновременно
возрастает – со средней и высокой нервно-психической устойчивостью.
Для оценки нервно-психического состояния девушек мы использовали тест
СТ. Ситуативная (реактивная) тревожность у половины девушек ЭГ до
проведения профилактической работы была умеренной. О положительном
224
влиянии
проводимых
профилактических
мероприятий
свидетельствуют
следующие данные: 1) к концу формирующего эксперимента количество девушек
с низкой СТ увеличилось в 2 раза, а количество девушек с высокой СТ
сократилось на 17,0 %, что является благоприятным прогностическим признаком
и указывает на хорошую эффективность применяемой методики. В КГ достоверно
уменьшается число девушек с низкой СТ и увеличивается число девушек с
умеренной ситуативной тревожностью с 47,5 до 68,7 % (φэмп = 2,73; p ≤ 0,01).
В ходе констатирующего эксперимента мы обнаружили, что у большинства
студенток экспериментальной и контрольной групп наблюдается нормальная СА.
Под воздействием профилактических занятий отмечено уменьшение на 13,8 %
количества дезадаптированных студенток и увеличение на 22,5 % количества
девушек с высокой СА. В контрольной группе достоверных изменений в
значениях не обнаружено.
Проведенный
нами
констатирующий
эксперимент
показал,
что
нормальный уровень ВУ у лиц ЭГ, низкий – у представителей КГ. Выполнение
упражнений
оздоровительной
направленности
способствовало
повышению
уровня ВУ у девушек ЭГ в 2 раза (с 15,0 до 30,0 %), а у студенток КГ – на 6,3 %
(с 10,0 до 16,3 %).
Оценивая в целом изменения нервно-психического состояния студенток под
влиянием направленных профилактических занятий, можно констатировать
улучшение нервно-эмоционально-вегетативных функций у девушек и повышение
их СА.
Прослеживая динамику физической подготовленности у девушек ЭГ,
следует обратить внимание на достоверный рост ее показателей по результатам
контрольных тестов, хотя некоторые из них у девушек ЭГ были ниже, чем у
девушек КГ (табл. 39).
Следует отметить, что после проведения эксперимента средние значения
изучаемых показателей у девушек КГ в отдельных случая стали даже несколько
ниже исходных. Эти данные показывают, что занятия физической культурой в
225
традиционной
форме
(1–2
раза
в неделю)
практически
не оказывают
положительного оздоровительного эффекта на учащихся.
Таблица 39
Показатели физической подготовленности девушек
экспериментальной и контрольной групп вуза
Контрольный
тест, единица
измерения
Экспериментальная
группа (n = 80)
Профилактические занятия
До
динамометрия,
кг
Контрольная
группа (n = 80)
Общеразвивающие
занятия
До
После
После
28,2 + 1,06о
28,5 + 1,44
27,5 + 1,56
прыжки через
скакалку, раз
за 1 мин
123,3 + 2,69
140,5 + 2,03+
125,0 + 7,90
123,0 + 7,35
подъем
туловища в сед
за 30 с, раз
23,3 + 0,41
26,6 + 0,60+
22,0 + 0,55
22,0 + 0,63
теппинг-тест,
число движений за 20 с
136,1 + 3,12+
127,0 + 4,40
128,3 + 3,82
12,7 + 0,92*
12,6 + 1,61
13,5 + 1,55
23,2 + 0,95
117,8 + 3,04
наклон туловища вперед, см
9,5 + 0,96
стойка на одной ноге, с
*
p < 0,05;
7,3 + 0,44
о
p < 0,01;
15,3 + 0,56+
13,0 + 1,22
15,2 + 1,10
+
p < 0,001 в сравнении с показателями до
профилактических занятий.
Рассмотрим результаты апробации методики профилактики дезадаптивных
состояний,
полученные
в
результате
обследования
экспериментальной и контрольной группах (табл. 40).
студентов
колледжа
226
Таблица 40
Показатели психофизического статуса юношей колледжа
экспериментальной и контрольной групп, %
Контрольный тест,
критерии оценки
Экспериментальная
группа
(n = 50)
Профилактические
занятия
До
После
ШТ:
очень высокий
высокий
средний (с тенденцией к высокому)
средний (с тенденцией к низкому)
низкий
СА:
дезадаптация
нормальная
высокая
ПР:
высокая
хорошая
средняя
удовлетворительная
плохая
Q:
симпатикотония
нормотония
ваготония
Контрольная
группа
(n = 50)
Общеразвивающие
занятия
До
После
(4) 8,0
(6) 12,0
(14) 28,0
(0) 0,0
(1) 2,0*
(6) 12,0
(2) 4,0
(5) 10,0
(17) 34,0
(1) 2,0
(7) 14,0
(19) 38,0
(16) 32,0
(30) 60,0**
(19) 38,0
(16) 32,0
(10) 20,0
(13) 26,0
(7) 14,0
(7) 14,0
(10) 20,0
(25) 50,0
(15) 30,0
(4) 8,0*
(26) 52,0
(20) 40,0
(6) 12,0
(28) 56,0
(16) 32,0
(4) 8,0
(25) 50,0
(21) 42,0
(7) 14,0
(16) 32,0
(13) 26,0
(12) 24,0
(2) 4,0
(12) 24,0
(20) 40,0
(11) 22,0
(5) 10,0*
(2) 4,0
(9) 18,0
(15) 30,0
(17) 34,0
(8) 16,0
(1) 2,0
(7) 14,0
(9) 18,0
(24) 48,0
(7) 14,0
(3) 6,0
(9) 18,0
(29) 58,0
(12) 24,0
(10) 20,0
(30) 60,0
(10) 20,0
(16) 32,0
(25) 50,0
(9) 18,0
(6) 12,0**
(27) 54,0
(17) 34,0*
Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у юношей экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и общеразвивающих
занятий: * при p ≤ 0,05;
**
при p ≤ 0,01.
У большинства юношей колледжа ЭГ до профилактических занятий
доминирует средний уровень тревоги с тенденцией к низкому (32 %). На долю
среднего
уровня
(с
тенденцией
к
высокому)
и
высокому
приходится
227
соответственно 28,0 и 12,0 %. После проведения профилактических занятий у
юношей ЭГ выявлена несколько иная картина в распределении их по уровням
тревоги. Таким образом, установлено достоверное уменьшение количества лиц с
высоким уровнем тревоги (с 12 до 2,0 %, φэмп = 2,11; p ≤ 0,05). Также при
использовании комплексов оздоровительной тренировки на 28,0 % возросло
количество лиц со средним уровнем тревоги (с тенденцией к низкому).
У юношей колледжа, отнесенных к контрольной группе, доминирует (так
же как и у юношей экспериментальной группы) средний уровень тревоги (с
тенденцией к низкому). После завершения эксперимента большинство юношейстудентов (38,0 %) уже отнесены к группе со средним уровнем тревоги (с
тенденцией к высокому). У юношей КГ, посещающих традиционные занятия с
общеразвивающей подготовкой, достоверных изменений в уровне тревоги не
обнаружено.
Оценка результатов ПР показала, что большая часть юношей колледжа
экспериментальной группы имеют хорошую работоспособность (32,0 %). После
профилактических мероприятий количество лиц с хорошей работоспособностью
возрастает до 40,0 %. Количество лиц с удовлетворительной работоспособностью
уменьшается с 24,0 до 10,0 %.
Как показали исследования, юноши КГ до проведения эксперимента
демонстрировали преимущественно среднюю (34,0 %) и хорошую (30,0 %)
физическую работоспособность. При применении общеразвивающих упражнений
в традиционном режиме физического воспитания в течение трех месяцев
формирующего эксперимента количество юношей колледжа со средним уровнем
физической работоспособности увеличилось на 14,0 %.
В рамках экспериментальной работы мы оценивали значение коэффициента
Хильдебранта (Q), который характеризует состояние вегетативного баланса
испытуемых.
Установлено,
экспериментальной
и
что
контрольной
у
большинства
групп
выявляется
юношей
колледжа
нормотония,
т.е.
определяется сбалансированность симпатических и парасимпатических эффектов
в регулировании функций. Однако при сопоставлении результатов пробы у
228
юношей ЭГ не выявлено существенных изменений показателей в ответ на
проводимые профилактические упражнения. В КГ неожиданно обнаружены
несколько иные изменения. До проведения эксперимента зафиксировано 32,0 %
юношей с преобладанием симпатической активности, а в конце эксперимента,
после традиционных общеразвивающих занятий в рамках расписания выявляется
симпатикотония только у 12,0 % лиц (φэмп = 2,48; p ≤ 0,05). Кроме того, к концу
эксперимента возросло количество юношей с ваготонической реакцией, что
можно считать благоприятным прогностическим признаком.
Таким образом, на основании вышесказанного можно утверждать, что
разработанные нами профилактические мероприятия, применяемые у юношей ЭГ,
улучшают психоэмоциональную сферу и эффективно повышают их физическую
работоспособность (на что они и были собственно нацелены), но не вызывают
значительного изменения вегетативных функций. У юношей КГ использовавших
общеразвивающие упражнения в общем режиме подготовки, достоверно не
выявлено снижение уровня тревоги и физической работоспособности, но у них в
значительной степени нормализуется вегетативный баланс организма.
Дадим характеристику уровню адаптированности студентов колледжа на
этапе формирующего эксперимента по методике СА. Исследования показали, что
половина юношей колледжа, отнесенных к ЭГ, имеют нормальную СА, а 20,0 %
– социально дезадаптированы. После проведения профилактических занятий
количество дезадаптированных юношей достоверно снизилось до 8,0 % (φэмп =
1,76; p ≤ 0,05). В КГ до эксперимента нормальную СА имели 56,0 % юношей
колледжа, а после эксперимента – 50,0 %. Количество дезадаптированных
юношей в контрольной группе уменьшилось незначительно (всего на 4,0 %).
Проанализируем результаты,
характеризующие психофизический статус
девушек ЭГ колледжа (табл. 41), большинство из них (42,%) имеют средний
уровень тревоги (с тенденцией к высокому), а 24,0 % – высокий.
После завершения формирующего эксперимента по профилактике дезадаптивных состояний выявлено достоверное уменьшение до 8,0 % количества
девушек с высоким уровнем тревоги (φэмп = 2,25; p ≤ 0,05).
229
Таблица 41
Показатели психофизического статуса девушек колледжа
экспериментальной и контрольной групп, %
Контрольный тест,
критерий оценки
ШТ:
очень высокий
высокий
средний (с тенденцией к высокому)
средний (с тенденк низкому)
низкий
СА:
дезадаптация
нормальная
высокая
ПР:
высокая
хорошая
средняя
удовлетворительная
плохая
Q:
симпатикотония
нормотония
ваготония
Экспериментальная
группа
(n = 50)
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа
(n = 50)
Общеразвивающие
занятия
До
После
(2) 4,0
(12) 24,0
(21) 42,0
(1) 2,0
(4) 8,0*
(22) 44,0
(1) 2,0
(10) 20,0
(22) 44,0
(0) 0,0
(12) 24,0
(21) 42,0
(8) 16,0
(20) 40,0**
(12) 24,0
(11) 22,0
(7) 14,0
(3) 6,0
(5) 10,0
(6) 12,0
(14) 28,0
(30) 60,0
(6) 12,0
(7) 14,0*
(25) 50,0
(18) 36,0**
(6) 12,0
(30) 60,0
(14) 28,0
(4) 8,0
(26) 52,0
(20) 40,0
(12) 24,0
(6) 12,0
(21) 42,0
(9) 18,0
(2) 4,0
(8) 16,0
(13) 26,0*
(18) 36,0
(9) 18,0
(2) 4,0
(7) 14,0
(15) 30,0
(11) 22,0
(12) 24,0
(5) 10,0
(4) 8,0
(22) 44,0
(14) 28,0
(7) 14,0
(3) 6,0
(10) 20,0
(30) 60,0
(10) 20,0
(12) 24,0
(36) 72,0
(2) 4,0**
(13) 26,0
(32) 64,0
(5) 10,0
(21) 42,0*
(23) 46,0
(6) 12,0
Примечание. В скобках указано количество студентов. Отличия значения
критерия Фишера от значения аналогичного показателя у девушек
экспериментальной и контрольной групп: до профилактических и
общеразвивающих занятий: * при p ≤ 0,05; ** при p ≤ 0,01.
Также возрастает количество лиц со средним уровнем тревоги (с
тенденцией к низкому) (с 14,0 до 40,0 %). У девушек КГ, не участвующих в
профилактических занятиях, существенных изменений в уровне тревоги не
наблюдается.
230
Сравнение результатов ПР у девушек экспериментальной группы колледжа
показало, что 42,0 % из них имеют среднюю физическую работоспособность.
После выполнения упражнений по нашей методике
на 14,0 % увеличилось
количество девушек с хорошей работоспособностью (φэмп = 1,81; p ≤ 0,05). В КГ
также наблюдается рост значения аналогичного показателя на 14,0 %.
При оценке показателей вегетативного статуса установлено преобладание
нормотонического типа регуляции функций. Это касается девушек колледжа как
экспериментальной, так и контрольной группы.
Как указывалось ранее, у юношей после применения разработанных нами
комплексов профилактических занятий не обнаружено существенных изменений
вегетативного баланса. К концу формирующего эксперимента количество
девушек с ваготонией достоверно уменьшается, а нормотонией – увеличивается.
В КГ количество девушек с симпатикотонией увеличивается на 16,0 %, а с
нормотоническим типом реакции уменьшается на 18,0 %.
Используя материалы обследования студентов, сравним значения СА,
полученные в ходе экспериментальной работы. До профилактических занятий в
ЭГ у 60,0 % девушек колледжа была нормальная СА. После выполнения
намеченной нами программы оздоровительно-профилактической направленности
количество дезадаптированных девушек уменьшилось в 2 раза. Количество
девушек с высокой социальной адаптированностью повысилось на 24,0 % (с 12,0
до 36,0 %) (φэмп = 2,90; p ≤ 0,01). В КГ также наблюдается рост лиц с высокой СА.
Таким образом, изучение психофизического статуса студентов колледжа,
получающих комплекс профилактических занятий (экспериментальная группа), и
занимающихся по традиционной системе физического воспитания (контрольная
группа), позволило сделать определенные выводы по поводу соотношения у
студентов двух групп адаптационно-дезадаптационных процессов.
1. Использование нашей методики способствует снижению количества
студентов колледжа с высоким уровнем тревоги и социальной дезадаптацией. При
этом одновременно происходило увеличение числа лиц с хорошей физической
работоспособностью.
Совместное
применение
отобранных
нами
средств
231
физического воздействия на организм не вызывает в полной мере изменения
вегетативного
баланса
обследуемых,
так
как
ВНС
трудно
поддается
регулирующим (корригирующим) влияниям.
2. Проведенная оценка распределения студентов колледжа по уровням
адаптации на основе методики ПФД показала, что, действительно трехмесячные
профилактические занятия действительно приводят к росту числа адаптированных юношей и девушек (минимизируются дезадаптационные процессы). Наиболее заметен этот процесс у юношей. Как было выяснено, юноши колледжа (в том
числе и вуза) в меньшей степени подвержены дезадаптационным расстройствам,
чем девушки. В то же время у юношей легче происходит нормализация дезадаптивного состояния, т.е. переход в режим активной адаптации. Девушки, по сравнению с юношами, трудно поддаются корригирующим воздействиям извне; их
более трудно «удержать» в адаптационном состоянии и «перевести» из дезадаптационного состояния в адаптационное (см. модель адаптационно-дезадаптационного перехода).
Так как мерой напряженности адаптации является характер внутри- и
межсистемных связей, то оценивались сопряженные связи между психофизическими показателями студентов. Корреляционный анализ данных показал, что
у юношей экспериментальной группы социальная адаптированность обратно
коррелировала с уровнем тревоги (r = –0,63; p < 0,01), а уровень тревоги прямо
коррелировал с физической работоспособностью (r = –0,55; p < 0,05). В свою
очередь, физическая работоспособность связана с социальной адаптированностью
(r = 0,55; p < 0,05). В контрольной группе у юношей обнаружена слабая
отрицательная связь между социальной адаптированностью и коэффициентом
Хильдебранта (r = –0,49; p < 0,05) и положительная связь между коэффициентом
Хильдебранта и уровнем тревоги (r = 0,45; p < 0,05).
У девушек экспериментальной группы уровень тревоги связан сильной
обратной связью с физической работоспособностью (r = 0,76; p < 0,01). Средней
степени связь отмечена между социальной адаптированностью и физической
работоспособностью (r = 0,52; p < 0,05).
У девушек контрольной группы
232
определена прямая связь между социальной адаптированностью и физической
работоспособностью (r = 0,47; p < 0,05) и обратная связь между физической
работоспособностью и социальной адаптированностью (r = –0,46; p < 0,05).
Таким образом, апробация разработанной профилактической методики на
студентах вуза и колледжа показала ее эффективность в стабилизации
адаптационного состояния как у юношей, так и девушек. У юношей и девушек
экспериментальных групп, посещающих профилактические занятия формируются
более прочные корреляционные связи, свидетельствующие об определенном
характере зависимости между психофизическими показателями.
В заключение следует сказать, что применение разработанной методики
способствует нормализации психофизического состояния, тем самым минимизирует дезадаптационные проявления в студенческой социальной среде в период
учебно-трудовой деятельности. Разработанный комплекс оздоровительно-профилактических мероприятий, направленный на активизацию мозга, оптимизацию
функционального
состояния,
повышение
физических
и
адаптационных
возможностей, можно использовать для предупреждения нарушений процесса
адаптации на разных этапах обучения.
Как следует из полученных в ходе исследования данных, у студентов после
применения данной методики улучшаются основные характеристики нервнопсихического состояния (повышается уровень устойчивости к стрессовым
факторам, снижается уровень ситуативной тревожности), растет количество
социально адаптированных учащихся.
В лучшую сторону изменяются показатели физической подготовленности.
В частности, улучшаются силовые и скоростно-силовые характеристики,
совершенствуются двигательные координации, растет подвижность в суставах и
эластичность связочного аппарата. Вышеуказанные изменения положительным
образом сказываются и на самочувствии студентов.
Выявлено благоприятное влияние разработанной методики профилактики
дезадаптивных состояний на психофизическое состояние студентов, что
позволяет рекомендовать ее использование с целью предупреждения нарушений
233
процессов адаптации, возникающих в процессе обучения.
7.3. Эффективность проведения оздоровительно-профилактических мероприятий
Поскольку основной задачей наших профилактических занятий являлось
повышение психофизического статуса адаптированных и частично адаптированных студентов, предупреждение развития у них дезадаптационных процессов (с
целью недопущения их «перехода» в группу дезадаптированных), то чрезвычайно
важно рассмотреть результаты применения профилактической методики в ЭГ и
КГ, полученные на основе методики определения ТПФД, и тем самым
конкретизировать
направленность
дезадаптационных
процессов
в
ходе
экспериментальной работы (табл. 42, 43).
Как было указано ранее, дезадаптированные студенты, выявленные нашей
методикой, не входили в экспериментальную и контрольную группы на этапе
констатирующего и формирующего эксперимента.
Первоначально рассмотрим результаты распределения юношей вуза по
степени адаптированности (рис.40).
До проведения профилактических занятий 80,0 % юношей ЭГ были
адаптированы, а 20,0 % – частично адаптированы; 75,0 % юношей КГ, были
хорошо адаптированы к условиям среды, а 25,0 % – незначительные нарушения
процессов адаптации, т.е. были частично адаптированы.
После проведения формирующего эксперимента результаты в ЭГ оказались
следующими: 1) количество адаптированных юношей не изменилось; 2) количество частично адаптированных юношей уменьшилось до 16,7 %; 3) количество
дезадаптированных юношей составило 3,3 %. В КГ количество адаптированных и
частично адаптированных юношей уменьшилось соответственно на 5,0 % и 6,7 %.
Выявлено 11,7 % дезадаптированных юношей (φэмп = 1,82; p ≤ 0,05).
234
Таблица 42
Распределение студентов вуза контрольной и экспериментальной групп
по степени адаптированности (данные методики определения ТПФД), %
Обследуемый контингент,
показатели
Юноши (n = 60):
адаптированные
частично адаптированные
дезадаптированные
Девушки (n = 80):
адаптированные
частично адаптированные
дезадаптированные
Экспериментальная
группа
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа
Общеразвивающие
занятия
До
После
(48) 80,0
(12) 20,0
(0) 0,0
(48) 80
(10) 16,7
(2) 3,3
(45) 75,0
(15) 25,0
(0) 0,0
(42) 70,0
(11) 18,3
(7) 11,7+
(52) 65,0
(28) 35,0
(0) 0,0
(50) 62,0
(25) 31,3
(5) 6,2
(56) 70,0
(24) 30,0
(0) 0,0
(44) 55,0
(24) 30,0
(12) 15,0+
Примечание. Достоверные различия критерия Фишера с аналогичными
данными до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p ≤ 0,05;
**
при p ≤ 0,01; + при p ≤ 0,05 в сравнении с аналогичным значением у юношей
экспериментальной группы после профилактических занятий.
80
70
60
50
% 40
30
20
10
0
80,0
80,0
75,0
70,0
Адаптированные
25,0
20,0
0,0
А
Б
ЭГ
18,3
11,7*
16,7
3,3
0,0
А
частично
адаптированные
Дезадаптированные
Б
КГ
Рис. 40. Диаграммы состояния адаптационно-дезадаптационных процессов
у юношей вуза экспериментальной и контрольной групп: * – отличие
значения
критерия
Фишера
от
значения
аналогичного
показателя у юношей при p ≤ 0,05
235
Анализ полученных результатов показывает, что профилактические мероприятия позволили сохранить адаптационное состояние у юношей и не допустили
значительного «перехода» адаптированных и частично адаптированных юношей в
дезадаптированную группу. У юношей КГ, не использующих оздоровительные
средства, в большей степени возникают нарушения процессов адаптации.
Приведем анализ данных, полученных у девушек вуза (рис. 41).
70
65,0
70,0
62,5
55,0
60
50
%
40
35,0
31,3
30,0
30,0
30
15,0*
20
6,2
10
0
0,0
А
0,0
Б
А
ЭГ
Адаптированные
Частично
адаптированные
Дезадаптированные
Б
КГ
Рис.41. Диаграммы, характеризующие состояние адаптационнодезадаптационных процессов у девушек вуза экспериментальной и
контрольной групп: * отличие значения критерия Фишера от значения
аналогичного показателя у девушек при p ≤ 0,05
В ЭГ на долю адаптированных и частично адаптированных студенток
приходится соответственно 65,0 и 35,0 %. После проведения профилактических
занятий значения показателей не изменились. В ЭГ 6,2 % дезадаптированных
девушек. В КГ до применения оздоровительных мероприятий количество
адаптированных девушек составило 70,0 %, а частично адаптированных к
условиям жизнедеятельности – 30,0 %.
После завершения формирующего
эксперимента выявлено существенное снижение количества адаптированных
девушек. В группе частично адаптированных процентный состав не изменился,
количество дезадаптированных девушек составило 15,0 % (φэмп = 1,84; p ≤ 0,05).
236
Результаты оценки адаптированности юношей колледжа по методике
определения ТПФД следующие (табл.43).
В ЭГ 70,0 % юношей колледжа адаптированы к условиям среды, чуть более
четверти (30,0 %) – частично адаптированы. После проведения профилактических
занятий на 16,0 % увеличилось количество адаптированных юношей. С 30,0 до
10,0 % сократилось количество частично адаптированных юношей (φэмп = 2,57;
p ≤ 0,01).
Таблица 43
Распределение студентов колледжа контрольной и экспериментальной групп по
степени адаптированности (данные методики определения ТПФД), %
Обследуемый контингент,
показатели
Юноши (n = 50):
адаптированные
частично адаптированные
дезадаптированные
Девушки (n = 50):
адаптированные
частично адаптированные
дезадаптированные
Экспериментальная
группа
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа
Общеразвивающие
занятия
До
После
(35) 70,0
(15) 30,0
(0) 0,0
(43) 86,0**
(5) 10,0*
(2) 4,0
(31) 62,0
(19) 38,0
(0) 0,0
(34) 68,0
(12) 24,0
(4) 8,0
(32) 64,0
(18) 36,0
(0) 0,0
(36) 72,0*
(8) 16,0
(6) 12,0
(30) 60,0
(20) 40,0
(0) 0,0
(29) 58,0
(8) 16,0*
(13) 26,0+
Примечание. Достоверные отличия критерия Фишера от аналогичных
данных до профилактических и общеразвивающих занятий: * при p ≤ 0,05;
p ≤ 0,01;
+
**
при
при p ≤ 0,05 в сравнении с аналогичным значением у юношей
экспериментальной группы после профилактических занятий.
Полученные результаты мы считает в целом весьма удовлетворительными,
так
как
основной
задачей
профилактических
мероприятий
являлось
предотвращение «перехода» адаптированных и частично адаптированных лиц в
группу дезадаптированных.
237
В КГ до проведения экспериментальной работы выявлено 62,0 %
адаптированных юношей, 38,0 % – частично адаптированных. Результаты
формирующего эксперимента показывают следующее: на 6,0 % увеличилось
количество адаптированных юношей колледжа; на 14,0 % снизилось число
частично адаптированных; выявлено 8,0 % дезадаптированных лиц мужского
пола. Таким образом, отсутствие профилактических занятий отрицательно
сказывается на стабильности соотношения «адаптированные студенты – частично
адаптированные студенты – дезадаптированные студенты» (не способствует
сохранению
процентного
соотношения
частично
адаптированных
и
дезадаптированных лиц).
Результаты, полученные в ходе анализа состояния дезадаптационных
процессов у девушек колледжа, на основе методики определения ТПФД,
показывают, что в ЭГ больше половины девушек (64,0 %) адаптированы, 36,0 % –
частично
адаптированы.
повысилось
количество
После
трехмесячных
адаптированных
профилактических
девушек
на
8,0
%.
занятий
Частично
адаптированных девушек уменьшилось на 20,0 %. Количество дезадаптированных
девушек составило 12,0 %.
В КГ количество частично адаптированных девушек сократилось на 24,0 %
(φэмп = 2,73; p ≤ 0,01). В данном случае частично адаптированные девушки
«перешли» в группу дезадаптированных студенток. Нами замечено, что девушки,
по сравнению с юношами, трудно поддаются переходу из дезадаптивного
состояния в адаптивное. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что у
студентов
после
применения
комплекса
профилактических
мероприятий
происходит уменьшение дезадаптивных расстройств.
Мы посчитали возможным также предоставить результаты академической
успеваемости
и
умственной
продуктивности
участников
эксперимента.
Рассмотрим данные значения у юношей вуза и колледжа (табл. 44).
Как видно из таблицы 44, у юношей ЭГ до применения профилактических
занятий (в зимнюю сессию), средняя экзаменационная оценка составляла
(3,5 + 0,15) балла, а после использования нашей оздоровительной методики (в
238
летнюю сессию) – (4,2 + 0,19) балла (tэмп = 2,91; p < 0,01). После применения
оздоровительной методики наблюдается рост рейтинговых баллов по текущим
предметам. У юношей вуза, входящих в КГ, принципиальных различий по
среднему экзаменационному и текущему рейтинговым баллам
Существенных
изменений
в
умственной
продуктивности
не отмечено.
у
юношей
рассматриваемых групп не произошло.
Таблица 44
Академическая успеваемость и умственная продуктивность юношей
(М + m)
Обследуемый контингент,
показатели
Юноши вуза (n = 60):
экзаменационная оценка,
баллы
текущий рейтинг, баллы
умственная продуктивность, усл. ед.
Юноши колледжа
(n = 50):
экзаменационная оценка,
баллы
умственная продуктивность, усл. ед.
о
p < 0,01; + p <
Экспериментальная
группа
Профилактические
занятия
До
После
Контрольная
группа
Общеразвивающие
занятия
До
После
3,5 + 0,15
4,2 + 0,19о
3,6 + 0,15
4,0 + 0,19
62,3 + 1,46
68,9 + 1,58о
63,8 + 1,38
66,9 + 1,25
1514  43,1
1544  27,8
1485 + 42,0
1520 + 40,8
3,7 + 0,12
4,0 + 0,16
3,5 + 0,10
3,7 + 0,16
1175 + 48,9 1461  53,7+ 1271  56,3 1474  43,1о
0,001 в сравнении с аналогичными значениями до
профилактических и общеразвивающих занятий.
У юношей колледжа ЭГ и КГ экзаменационный балл имеет тенденцию к
росту. Более существенно повышается умственная продуктивность: в ЭГ – на 286
усл. ед., а в КГ – на 203 усл. ед. Результаты анализа академической успеваемости
девушек вуза и колледжа представлены в таблице 45.
До и после профилактических занятий у девушек ЭГ вуза средняя
экзаменационная оценка составила соответственно (4,0 + 0,11) и (4,4 + 0,12) балла
239
(tэмп = 2,50; p < 0,05). Текущий рейтинг превышал предыдущий на 6,6 балла.
Сравнительный анализ результатов в КГ не выявил достоверных различий
аналогичных показателей. При оценке умственной продуктивности девушек ЭГ и
КГ также не выявлено значительных отличий в значениях изучаемых показателей.
Таблица 45
Академическая успеваемость и умственная продуктивность девушек (М + m)
Обследуемый контингент,
показатели
Экспериментальная
группа
Контрольная
группа
Профилактические
занятия
Общеразвивающие
занятия
До
Девушки вуза (n = 80):
экзаменационная оценка, 4,0 + 0,11
баллы
текущий рейтинг, баллы 68,3 + 2,51
умственная продуктивность, усл. ед.
1582  34,2
Девушки колледжа
(n = 50):
экзаменационная оценка,
баллы
3,9 + 0,20
умственная продуктивность, усл. ед.
1061  91,5
__________
*
После
До
После
4,4 + 0,12*
4,1 + 0,18
4,3 + 0,18
74,9 + 1,74*
60,1 + 2,31
66,6 + 2,34
1589  25,7
1485  49,9
1550  37,0
4,4 + 0,13
3,7 + 0,15
3,9 + 0,18
1433  53,8+ 1232  69,2 1465  44,0о
p < 0,05; о p < 0,01; + p < 0,001 в сравнении с аналогичными значениями
до профилактических и общеразвивающих занятий.
У девушек ЭГ и КГ колледжа до и после применения упражнений
оздоровительно-профилактической и общеразвивающей направленности средний
экзаменационный балл повышается незначительно. Напротив, у них наблюдался
достоверный рост умственной продуктивности. Разница в значениях показателей,
характеризующих продуктивность умственной работы, в ЭГ составляет 372 усл.
ед., а в КГ – 233 усл. ед.
240
Таким образом, можно сделать следующие выводы:
1. Разработанные
нами
методики
определения
и
профилактики
дезадаптивных состояний позволяют в целом охарактеризовать состояние и
направленность адаптационно-дезадаптационных процессов в студенческих
группах, стабилизировать состояние активной адаптации у студентов и тем самым
предупредить (минимизировать) «переход»
лиц с устойчивой адаптацией в
дезадаптационное состояние;
2. Применение
профилактической
(психоэмоциональное)
средств
физической
направленности,
состояние,
культуры
оздоровительно-
оптимизирующих
функциональное
повышающих
физические
резервы,
расширяющих адаптационные возможности, приводит к снижению количества
дезадаптированных студентов;
3. Совершенно точно определено, что применение разработанной нами
профилактической методики повышает академическую успеваемость студентов (в
частности, экзаменационный и рейтинговый балл), а у студентов колледжей – и
умственную продуктивность.
241
ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
Обсуждение результатов исследования следует начать с анализа данных по
условиям обучения студентов. Проведенная санитарно-техническая и санитарногигиеническая оценка учебных корпусов, мастерских, спортивных сооружений,
учебных помещений, оборудования и иного имущества ЧГУ указывает на их
удовлетворительное состояние, что в целом создает условия для проведения
образовательной деятельности, трудового обучения и занятий физической
культурой в вузе. Вместе с тем проведенная оценка условий обучения студентов
выявила ряд нарушений санитарно-гигиенических норм.
Совершенно очевидно, что изменение условий обучения студентов может
негативно влиять на функциональное состояние и адаптационные возможности
обучающихся.
Не вызывает сомнения, что существенным недостатком в организации
учебно-трудовой деятельности в вузе является отсутствие столовой в одном из
учебных корпусов университета. Это обстоятельство вынуждает студентов
питаться всухомятку. Кроме того, в течение учебного дня студентам приходится
посещать близлежащие столовые и кафе, что при дефиците времени (перерывы
между парами составляют 10 мин) создает неблагоприятные условия для приема
пищи при стрессовом воздействии (из-за опоздания на занятия). По этой причине
некоторые студенты вообще не принимают пищу длительное время. Полученные
нами
данные
негативным
образом
сказываются
на
состоянии
органов
пищеварения. В ходе проведенного ранее исследования было обнаружено, что у
юношей и девушек к концу обучения увеличивается количество заболеваний
желудочно-кишечного тракта соответственно на 8,0 и 3,6 %.
Сходные данные по этой проблеме представлены в работе О.Б. Сахаровой с
соавт. [246]. Согласно данным этой работы, в обеденное время столовой
пользуется только половина студентов, остальные принимают пищу «на ходу»,
либо обходятся без обеда. Для 58,0 % респондентов основная причина этого
заключается в недостатке времени, отведенного на прием пищи в перерывах
242
между занятиями. В соответствии с расписанием занятий, только в течение трех
из шести учебных дней в неделю студенты успевают пообедать.
Наряду с этим, было также обнаружено изменение теплового режима в
зимний период обучения и снижение освещенности в аудиториях вуза. Возможно,
нарушение данных факторов учебной среды негативным образом влияет на
состояние здоровья студентов. В связи с вышеизложенным, отметим, что
снижение температуры воздуха ниже допустимого значения повышает риск
развития
простудных
заболеваний,
а
снижение
освещенности
дает
дополнительную нагрузку на орган зрения, повышая вероятность заболеваний
глаза и его придаточного аппарата.
Результаты исследования свидетельствуют, что серьезной проблемой
является нарушение составления учебного расписания. Установлено превышение
дневной аудиторной нагрузки, которая доходит до 8-10 академических часов, не
соблюдается ранговая шкала трудности предметов, допускаются «окна» между
занятиями и т.д. Несомненно, данные обстоятельства изменяют функциональное
состояние организма студентов, способствуют развитию переутомления и
возникновению нервно-психических расстройств.
Необходимо отметить, что вышеперечисленные недостатки в организации
учебного процесса описаны другими авторами. А.М. Аслоньянц с соавт. [22],
изучая условия обучения студентов медицинского колледжа, выявили ряд
отклонений от гигиенических норм, которые могут способствовать ухудшению
здоровья учащихся. Установлено достоверное повышение средних значений
температуры и относительной влажности воздуха к концу занятий. Выявлено
нарушение организации питания и медицинского обслуживания студентов,
отмечается низкая оснащенность кабинами личной гигиены. Расписание занятий
для студентов составлено нерационально, так как не отвечает гигиеническим
требованиям и не учитывает специфику адаптации функциональных систем
организма учащихся к учебной нагрузке.
Отдельно следует остановиться на условиях проживания студентов в
общежитиях. В нашем исследовании были получены убедительные результаты,
243
свидетельствующие о том, что данная проблема нуждается в пристальном
внимании администрации вуза. Не секрет, что руководство вуза заинтересовано в
наборе большого количества иногородних студентов. Вместе с тем в вузах не
всегда в вузах имеются свободные площади для
размещения студентов. Как
правило, это ведет к нарушению условий проживания иногородних студентов.
Так, нами установлено, что 56,3 % студентов ЧГУ живут на площади с нормой
4 м2 на одного человека, 40,1 % студентов – на площади с нормой 5,0-5,3 м2 на
одного человека (при санитарной норме 6 м2).
Понятно, что данное
обстоятельство настораживает отношение самих студентов к проживанию в
общежитии. Некоторые авторы [297] указывают на сильное недоверие студентов
к администрации общежитий и университета. Немало студентов испытывают
дискомфорт из-за условий проживания (37,0 % студентов не чувствуют себя
защищенными в общежитии, 33,0 % жалуются на нарушение правил проживания
другими студентами, 49,2 % не устраивает качество уборки, а 52,0 % не
удовлетворены коммунальными условиями). Р.Т. Камилова (2001) выявила
сильную корреляционную связь между низким уровнем физического развития и
неудовлетворительными условиями проживания (жилая площадью до 6 м2 на
одного члена семьи) учащихся (r = –0,83) (r = –0,68).
По мнению О.В. Якубенко [324], здоровье студентов и удовлетворенность
ими жизнью в значительной степени зависят от социально-гигиенических
параметров быта и организации учебного процесса в вузе, а успешность
адаптации во многом определяется режимом учебного труда и
условиями
обучения. Вместе с тем существенный вклад в формирование дезадаптивных
состояний вносит образ жизни. Но здесь следует учитывать связь негативных
факторов образа жизни с адаптационными способностями студентов в процессе
обучения. Н.С. Козлов [121]
выявил влияние состояния здоровья и занятий
физической культурой на процесс адаптации студентов I курса к обучению в вузе.
Проведенное
нами
изучение
состояния
здоровья
студентов
по
функциональным системам дало интересные результаты. Выявлены нарушения в
13 системах организма студентов. По-видимому, такое большое количество
244
системных изменений связано с воздействием комплекса негативных факторов, а
также
со значительной интенсификацией учебного процесса. Как отмечалось
выше, наиболее чувствительными к воздействию факторов среды являются
центральная, периферическая и вегетативная нервные системы. Обращает на себя
внимание еще один факт: студенты
жалуются в основном на повышенную
усталость, снижение работоспособности и слабость. Н.А. Агаджанян, И.В. Радыш
[7]
выявили изменение корреляционных отношений между показателями
настроения и параметрами психического здоровья студентов и установили
высокую прямую корреляционную связь: в группе женщин (r = 0,65), в группе
мужчин (r = 0,41).
Разные
обусловливают
формы
вегетативного
разносторонний
реагирования
характер
организма
функциональных
студентов
изменений.
Неоднозначность вегетативного тонуса, внутрисистемных и межсистемных
взаимосвязей способствует формированию
различных типов вегетативного
реагирования на различные факторы учебно-трудовой деятельности студентов.
Кортико-висцеральные расстройства с включением гипоталамо-гипофизарной
системы приводят к изменению адаптационных механизмов и развитию
дезадаптивных состояний. Вегетативные дисфункции представляют собой
симптомокомплекс, который проявляется в виде нарушений вегетативной
регуляции висцеральных органов.
Как отмечалось ранее, умственные нагрузки в сочетании со стрессовыми
ситуациями, возникающими в повседневной учебной деятельности и особенно в
период сессии, негативно сказываются на здоровье и приводят к развитию
соматических заболеваний. Как свидетельствуют наши наблюдения,
в таких
условиях у студентов обнаруживаются выраженные вегетативные дисфункции,
зачастую граничащие с патологией: повышенная возбудимость,
конечностей, чувство страха, раздражительность
тремор
и плаксивость, изменение
когнитивных функций. Отмечены речевые нарушения, вазолабильность кожных
покровов и расстройство терморегуляции. Значительная выраженность нервнопсиховегетативных симптомов, по-видимому, свидетельствует о длительной
245
стимуляции
структур
головного
мозга,
ответственных
за
реализацию
мотивационно-эмоционального поведения.
Вместе с тем анализ распределения студентов по типам акцентуаций
характера показал, что у юношей в процессе обучения формируется истерический
тип акцентуаций характера, а у девушек – психоастенический. Поскольку каждый
тип указывает на слабые места характера, то можно предвидеть факторы,
способные вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации студентов.
В нашем исследовании показано, что существенный вклад в формирование
дезадаптивных
состояний
вносит
образ
жизни
современных
студентов.
Проведенная гигиеническая оценка социально-бытовых условий и образа жизни
студентов подтверждает это положение. Понятно, что жилищные условия,
характер питания, финансовое положение, вредные привычки, отношение к
своему здоровью, занятиям физической культурой у студентов, проживающих в
семье родителей и в общежитии, отличаются. Эта зависимость подтверждается
результатами статистической обработки наших данных. Статистически значимые
различия у городских юношей, по сравнению с иногородними, выявляются по
финансовым источникам и материальному обеспечению, питанию, организации
досуга и т.д., а у девушек
– по представлению
о будущей профессии, по
отношению к здоровому образу жизни, жалобам на здоровье, жизненным
приоритетам.
Следует акцентировать внимание на стрессовых ситуациях, возникающих у
студентов в быту, поскольку данные ситуации также вносят существенный вклад
в развитие дезадаптивных процессов. По нашим данным, бытовые стрессовые
ситуации испытывают 34,6 % юношей, проживающих дома с родителями, и 36,0
% юношей, проживающих в общежитии. Девушки аналогично подвергаются
воздействию бытового стресса (соответственно в 44,7 и 48,0 % случаях). Исходя
из этого, можно предположить возрастание роли бытовых факторов в
формировании эмоционального состояния учащихся.
Исследования образа жизни студентов многочисленны. Имеются сведения
других авторов, подтверждающие наши результаты. Так, И.В. Тюряпина [285],
246
изучая психоэмоциональное состояние студентов-первокурсников, проживающих
в общежитии, установила, что у 22,1 % учащихся выявляется наличие одного или
двух депрессивных симптомов ситуативного генеза, раздражительность и
бессонница обнаружена у 36,0 % первокурсников, а у 25,3 % студентов –
повышенная восприимчивость к внешним стрессорам. Как уже отмечалось, эти
состояния сказываются на продуктивности интеллектуальной деятельности. Итак,
в работе Т.Н. Семенковой с соавт. [252] делается вывод о необходимости
совершенствования и создания наиболее комфортных условий для умственной
деятельности
студентов,
повышения
их
академической
успеваемости
и
укрепления здоровья.
Как уже отмечалось, условия обучения оказывают выраженное воздействие
на функциональные системы организма студентов. Поскольку деятельность
любой
функциональной
системы
направлена
на
достижение
полезного
приспособительного результата, то в условиях повседневного обучения в вузе
значительное воздействие оказывается на кардиореспираторную систему, которая
выступает в качестве надсистемы, объединяющей сердечно-сосудистую и
дыхательную системы. Каждая из них вносит определенный вклад в обеспечение
организма кислородом. Ввиду того, что сердечно-сосудистая система активно
участвует в приспособительной деятельности организма, чаще всего в ней
возникают
морфофункциональные
изменения.
Это
проявляется
либо
в
увеличении, либо в снижении ее функциональной активности.
Остановимся на особенностях системы кровообращения, выявленных у
студентов. Нами обнаружено, что у студентов, проживающих в общежитии,
происходит усиление деятельности сердечно-сосудистой системы по сравнению с
учащимися, проживающими в семье родителей. Очевидно, что это связано с более
активным образом жизни иногородних студентов. Действительно, проживание в
общежитии требует разносторонней деятельности, связанной с обеспечением
быта (приобретение продуктов питания, приготовление пищи, уборка помещения
и т.д.). По нашим сведениям, у 43,3 % юношей-первокурсников, проживающих
дома с родителями, и у 50,0 % юношей, проживающих в общежитии, частота
247
сердечных сокращений выше нормы. У девушек-первокурсниц, проживающих в
семье и в общежитии, пульс выше нормы соответственно в 26,7 и 56,7 % случаях.
Кроме того, комплексное исследование выявляет у девушек, проживающих в
общежитии,
достоверное
диастолического
и
снижение
средних
среднединамического
значений
артериального
систолического,
давления,
рост
систолического и минутного объемов крови. Причем следует отметить, что
напряжение системы кровообращения у девушек-первокурсниц, более выражено,
чем у юношей.
На активизацию сердечнососудистой системы студентов университета
указывают исследования, проведенные Е.А. Захариной [100]. Автор отмечает, что
у 42,2 % юношей и у 69,1 % девушек отмечается повышенная частота сердечных
сокращений в состоянии покоя. При оценке показателей артериального давления
отмечено некоторое его повышение по отношению к нормальному давлению. На
более поздних этапах обучения
кровообращения
к
отмечается некоторая адаптация системы
социально-бытовым
условиям.
Это
особенно
четко
проявляется у юношей и девушек IV курса, проживающих как в общежитии, так и
в домашних условиях. Стабилизацию кровообращения в этот период можно
рассмотреть не как признак усугубления деятельности сердечнососудистой
системы, а как способность к оптимизации функции.
Сравнительный анализ средних значений жизненной емкости легких
показывает, что величина этого показателя у девушек I курса, проживающих в
общежитии, выше, чем у девушек, проживающих в домашних условиях, и
составляет соответственно (3,0 + 0,55) и (2,8 + 0,46) л. У юношей аналогичные
показатели ниже и равны соответственно (3,7 + 0,14) и (4,0 + 0,09) л. Известно,
что показатели жизненной емкости легких составляли у юношей (3,7 + 2,1) л, а у
девушек – (2, 8 + 1,6) л.
По
имеющимся
сведениям,
большинство
юношей-первокурсников,
проживающих в семье родителей, имеют лучшие значения пробы Генчи, чем
юноши, проживающие в общежитии. Также следует отметить, что у большинства
юношей IV курса, проживающих дома с родителями,
значения пробы Штанге
248
выше,
чем
у
юношей,
проживающих
в
общежитии.
Что
касается
противоречивости этих данных, то частично это может быть связано с
изменением устойчивости организма к недостатку кислорода на разных этапах
адаптации студентов к обучению. Известно также, что при нарушении
адаптационных процессов происходят изменения на уровне биологического
окисления, что приводит к изменению дыхательных функциональных проб.
В нашем исследовании мы обнаружили изменения вегетативного статуса
юношей и девушек в зависимости от разных условий проживания. В этой связи
следует выделить значимость данных параметров для оценки функционального
состояния. Так как вегетативные паттерны,
регистрируемые
на периферии,
представляют собой проявление динамического равновесия между эрготропными
и трофотропными системами. Не исключено, что это равновесие может
нарушаться при эмоциональном перенапряжении у студентов. Эмоциональный
стресс нарушает внутрисистемные и межсистемные отношения
функциональ-
ных систем, вследствие чего происходит рассинхронизация основных биоритмов
и возникновение дисфункций.
По нашим данным, функционирование организма студентов, проживающих
в семье, сводится к преобладанию вагусных влияний на сердце и ослаблению
симпатических эффектов. Напротив, у юношей, проживающих в общежитии,
повышается тоническая активность симпатической нервной системы. Но здесь
все-таки следует уточнить взаимодействие между двумя процессами, которые мы
пытались разграничить. По-видимому, у иногородних студентов, проживающих в
общежитии, также происходит активизация вегетативного звена в связи с
адаптивной
деятельностью.
Однако
следует
отметить,
что,
анализируя
полученные средние значения вегетативных параметров, мы можем судить лишь
об общей тенденции вегетативных констант. Вместе с тем, перспективным
является
индивидуально-типологический
подход
в
оценке
вегетативного
гомеостаза и межсистемного взаимодействия. Сейчас очевидно, что в реакциях
адаптации к условиям обучения и проживания наиболее полно раскрываются
249
индивидуально-типологические черты реагирования биосистем и адаптационные
возможности организма.
Интересно отметить, что индекс напряжения регуляторных систем у
юношей и девушек, проживающих в общежитии, выше, чем у студентов,
проживающих с родителями. Можно предположить, что характеристика
взаимосвязанных функций и теснота их связи являются важнейшими критериями,
отражающими генетически обусловленную или сформированную способность
центральной нервной системы к синхронизации функциональных систем
организма студентов в процессе обучения и проживания в разных социальнобытовых условиях.
Таким образом, при определении количественных и качественных
адаптационных сдвигов в ответ на воздействие тех или иных внешних факторов
среды,
необходимо
учитывать
компенсаторно-приспособительных
последовательность
реакций
включения
организма,
а
различных
также
их
взаимодействие и интенсивность. Адаптационные изменения зависят, в свою
очередь, от скорости и интенсивности воздействия фактора, вследствие этого
адаптационные реакции регулируются и устанавливаются
прежде всего на
уровне временной координации функций, и лишь потом возникают обменные,
энергетические и структурные изменения.
Кроме изменений вегетативного статуса учащихся имеются сдвиги,
отражающие всю совокупность влияний условий обучения и проживания
студентов на их физическое состояние студентов. На начальном этапе обучения в
вузе (на I курсе), когда происходит активное приспособление к условиям среды
обитания, по большинству показателей физического состояния, как у юношей,
так и девушек, имеющих разные места проживания, не наблюдается. Повидимому, в условиях активного приспособления происходит сглаживание
различий, поэтому четко выявить изменения физического статуса у студентов,
проживающих дома и в общежитии, не представляется возможным. На более
позднем этапе обучения (к IV курсу), когда адаптация к условиям обучения и
проживания практически завершена, такие различия более заметны (особенно в
250
тестовых упражнениях на скорость и выносливость). В сравнительном плане по
развитию скоростных качеств и выносливости юноши и девушки IV курса,
проживающие
в
общежитии,
превосходят
сверстников,
проживающих
с
родителями.
Согласно нашему исследованию, уровень физической подготовленности
большинства девушек в возрасте 18–20 лет ниже среднего, а девушек 21 года –
низкий. У юношей данных возрастных периодов обнаружена аналогичная
динамика физической подготовленности. Особенно настораживает резкое
снижение физического резерва организма студенческой молодежи к IV–V курсам.
Последнее обстоятельство мы напрямую связываем c прекращением регулярных
занятий физической культурой в вузе, с большой учебной загруженностью, с
нарастанием нервно-психического напряжения, с нарушением режима дня и
отдыха студентов-старшекурсников. По нашим сведениям,
незначительное
количество студентов делает утреннюю зарядку, а спортивные секции посещают
единицы. Наблюдается широкое распространение вредных привычек у студентов.
Поскольку очевидна взаимосвязь этих факторов со здоровьем, то можно
утверждать, что негативные тенденции образа жизни студенческой молодежи
отрицательно сказываются и на ее физической подготовленности, особенно
старшекурсников.
Полученные нами данные подтверждают и
другие исследователи,
изучающие проблему здоровья студентов. Вместе с тем существует мнение, что
уровень физического здоровья и физической подготовленности студентов очень
низкий [225]. Показанное снижение физических резервов приводит к напряжению
функционирования систем организма обучающихся и его компенсаторноадаптационных резервов. Известно, что компенсация нарушенных функций
всегда
является
“физиологической
мерой”
организма,
направленной
на
восстановление его рабочих констант. Всякий компенсаторный механизм
направлен на восстановление конкретных нарушенных функций. Именно это и
определяет мобилизацию соответствующих резервов и состав компенсаторно-
251
адаптационных механизмов – динамических, быстро возникающих средств
аварийного обеспечения организма.
На
основании
физической
вышеизложенного
подготовленности
можно
студентов
утверждать,
университета
что
не
уровень
обеспечивает
нормальные адаптационные возможности. Критическим периодом для студентов,
оказывающим негативное воздействие на процессы адаптации, являются
последние два года обучения в вузе. Состояние здоровья студентов в этот период
напрямую зависит от совершенства компенсаторно-адаптационных механизмов.
Крайнее их истощение приводит к нарушению морфофункционального статуса
организма; студенты с признаками дезадаптационных реакций имеют измененный
компонентный состав тела.
Известно,
что
восстановление
нарушенных
функций
организма
осуществляется за счет включения компенсаторно-адаптационных реакций,
направленных на сохранение рабочих констант гомеостаза. Осуществление
компенсации нарушенных функций и развертывание адаптационных реакций
начинается
с
включения
циркуляторных
и
респираторных
систем,
что
обеспечивает переход на новый, более адекватный уровень функционирования.
Изучение функциональных резервов у студентов позволило понять
некоторые закономерности адаптивной реакции к условиям обучения и
проживания студентов. Следует отметить, что адаптационные возможности
организма студентов зависят от функционального состояния сердечно-сосудистой
системы и дыхания, которые выступают индикаторами адаптивных реакций
студентов во время учебно-трудовой деятельности и в различных условиях
проживания. Юноши-первокурсники, проживающие дома с родителями и в
общежитии, имеют сосудистый тип регуляции кровообращения, адаптационный
потенциал,
соответствующий
напряжению
механизмов
адаптации,
удовлетворительные функциональные резервы кардиореспираторной системы.
Отличительной особенностью девушек I курса является доминирование у них
сердечного типа регуляции кровообращения при напряжении адаптационных
резервов и удовлетворительных значениях индекса Скибинской. Понятно, что
252
изменение
функционального
состояния
и
адаптационных
возможностей
студентов в зависимости от условий проживания и гендерных различий
свидетельствует о многовариантности функционирования циркуляторной и
респираторной систем. Учитывая значения индекса Робинсона, наблюдаемые у
юношей и девушек I курса, проживающих в общежитии, данных студентов можно
отнести к группе риска по заболеваниям системы кровообращения. Вероятнее
всего, проживание в общежитии в условиях активной адаптации к обучению в
вузе предъявляет повышенные требования к компенсаторно-приспособительным
возможностям организма, которые не безграничны и в этих условиях достаточно
быстро истощаются.
Следовательно, эффективность начального периода
адаптации к обучению и общий результат приспособления во многом зависят от
исходных функциональных возможностей.
На мобилизацию функции кровообращения и напряжение механизмов
адаптации студентов к обучению в вузе указывают результаты исследований Н.Я
Прокопьева с соавт. [211], которые выявили рост частоты сердечных сокращений,
диастолического артериального давления и иных показателей в процессе
обучения.
К
концу
первого
семестра
показатели
кардиогемодинамики
восстанавливались. Изучение адаптационного потенциала показало, что в начале
обучения в вузе здоровье учащихся является удовлетворительным. И наконец, с
уверенность можно сказать, что успешность адаптации к учебе зависит от уровня
двигательной активности.
Таким образом, адаптация организма к социально-бытовым условиям
строится на основе
сомато-висцерального взаимодействия функциональных
систем организма. Причем этот морфофункциональный синхроноз обеспечивает
такое сочетание нервных и гуморальных ансамблей, которое
вызывает
доминирование именно тех функций организма, которые сиюминутно необходимы для достижения полезного приспособительного результата. В то же время
регуляция функций в режиме дня студентов протекает тем совершенней, чем
больший диапазон возможностей предоставляют организму его физиологические
нормы и чем больше физиологические резервы организма. Если же регуляция
253
происходит
за
пределами
границы
нормы,
возникает
перенапряжение
функциональных возможностей организма, нарушение переходного характера
реагирования на любое воздействие.
Как показывают исследования Л.А. Проскуряковой, Е.Н. Лобыкиной [219],
у
студентов
достаточно
часто
отмечается
снижение
функциональных
возможностей сердечно-сосудистой и дыхательной систем в период обучения в
вузе. При обсуждении данного вопроса следует иметь в виду, что у студентов с
низким уровнем адаптации индекс адаптированности достоверно связан с такими
компонентами субъективного благополучия, как напряженность (r = –0,28),
самооценка здоровья (r = 0,29), удовлетворенность повседневной деятельностью
(r = 0,30) [38].
Анализ психоэмоциональных резервов студентов показывает, что их
психическое здоровье в целом удовлетворительное. Основным показателем,
характеризующим резервные возможности психики, способность противостоять
стрессовым
факторам,
является
нервно-психическая
устойчивость.
Нами
установлено, что нервно-психическая устойчивость у большинства юношейпервокурсников, проживающих дома и в общежитии, ниже средней, а у юношейчетверокурсников – выше средней. Независимо от условий проживания у девушек
данный показатель имеет значение ниже среднего. На наш взгляд, эти данные
подтверждают положение о том, что в начале обучения, в период приспособления
у студентов понижается порог реагирования на факторы учебного процесса и на
социально-бытовые условия проживания. К старшим курсам юноши, лучше
адаптируются, чем девушки. Как нам представляется, у девушек более лабильное
эмоциональное состояние. Причем, среди девушек, проживающих в семье
родителей, больше высокотревожных личностей, чем среди девушек из
общежития. По-видимому, чрезмерная опека родителей и семейные проблемы
повышают ситуативную и личностную тревожность. Кроме того, изначально эти
студенты могут быть со слабым физическим и психическим здоровьем, что
обусловливает стремление родителей дать образование своим детям в родном
городе.
254
Изучая социальную адаптацию городских и иногородних первокурсников,
С.В. Свиридов [247] установил, что условия проживания студентов влияют на их
приспособление к жизни в вузе. Главенствующую роль здесь играют жилищные
проблемы, от которых зависит степень адаптированности
студента к новым
нагрузкам. Данный автор указывает, что в выигрышном положение находятся
студенты, проживающие в городе, которым не нужно приспосабливаться к новым
бытовым условиям. Наиболее сложной и продолжительной оказалась адаптация
большинства иногородних первокурсников, проживающих в общежитии. Как
следует из описанных выше параметров, выявление студентов с нарушениями
процессов
адаптации
позволяет
проводить
с
ними
оздоровительно-
профилактическую работу. В целом изменения большинства показателей
адаптации можно считать удовлетворительными.
Приведем анализ сведений, связанных с разработкой и апробацией методов
определения дезадаптивных состояний у студентов. Распределение студентов по
типам психофизической дезадаптации показало, что больше половины студентов
как в начале, так и в конце обучения в вузе имеют адаптированный тип.
Следовательно, у большинства студентов на протяжении всего периода обучения
в вузе определяется устойчивая адаптация к жизнедеятельности. Однако наши
наблюдения показали, что на первом курсе больше юношей с физической
дезадаптацией, а на IV курсе – с психологической дезадаптацией. Большинство
девушек I и IV курсов психологически дезадаптированы. Можно предположить,
что условия обучения и проживания, (факторы образа жизни студентов)
вызывают преимущественное изменение их психических функций.
Принципиально новым, является факт распределения студентов по степени
адаптированности (на основе методики определения типов психофизической
дезадаптации) на три группы: дезадаптированных, частично адаптированных и
адаптированных, что позволяет выделить контингент, с которым можно
проводить профилактические мероприятия. Сопоставление данных распределения
студентов вуза и колледжа по адаптационным возможностям показало, что
процентный состав изучаемых групп практически одинаков. Это позволяет
255
утверждать, что на студентов, обучающихся в разных учебных заведениях,
воздействует комплекс однотипных факторов образовательной среды и образа
жизни.
При
обсуждении
вопроса,
касающегося
определения
типов
психофизической дезадаптации, следует, конечно, иметь в виду возможности
разработанной методики: эффективность «вычленения» определенных групп
учащихся. Проведенная оценка валидности (сопоставление с результатами теста
«Социальная адаптированность») дала положительные результаты. В качестве
дополнительного аргумента в пользу наших предположений приведем результаты
корреляционного анализа. При вычислении критерия Спирмена, рассчитанного по
нашей методике и тесту «Социальная адаптированность», выявлена тесная
положительная связь (r = 0, 85; p < 0,05) между количеством адаптированных и
дезадаптированных студентов.
Результаты наших экспериментов показали, что применение разработанной
методики
профилактики
функциональное
дезадаптивных
состояние
и
состояний
адаптационные
позволило
улучшить
возможности
студентов
экспериментальной группы. Полученные нами экспериментальные данные
позволяют подойти с новых позиций к проблеме профилактики нарушений
процессов адаптации у студентов.
В
нашем
исследовании
были
получены
убедительные
данные,
свидетельствующие о том, что после применения методики профилактики
дезадаптивных состояний у студентов экспериментальной группы улучшились
показатели
нервно-психического
статуса
по
сравнению
с
результатами
обследования учащихся контрольной группы. Показано, что как у юношей, так и
у девушек имеет место снижение нервно-психического напряжения, отмечается
рост нервно-психической устойчивости к стрессовым факторам, повышается
вегетативная устойчивость организма и социальная адаптированность в обществе.
В меньшей степени у юношей изменяется ситуативная тревожность. Мы
предполагаем, что нестабильность этого показателя связана с индивидуальнотипологическими
свойствами
юношей.
Кроме
того,
после
применения
256
оздоровительно-профилактических занятий у студентов отмечается улучшение
показателей, характеризующих уровень физической подготовленности.
Как было отмечено ранее, профилактические занятия способствовали росту
силовых и скоростно-силовых показателей, гибкости и координационных
способностей студентов. Лучшие результаты у юношей экспериментальной
группы были получены в таких контрольных тестах, как динамометрия, прыжки
через скакалку за 1 мин и стойка на одной ноге. Заметно худшие результаты
наблюдались в теппинг-тесте и в упражнении наклон туловища вперед. Следует
обратить внимание на то, что девушки экспериментальной группы после
профилактических занятий во всех предъявляемых тестовых упражнениях
показали достоверно значимые результаты лучше, чем девушки контрольной
группы, занимающиеся общеразвивающей подготовкой. Очевидно, что столь
значительные изменения связаны с правильно подобранными упражнениями на
повышение физических резервов студентов и расширение их адаптационных
возможностей.
Следует напомнить, что мы провели апробацию методики профилактики
дезадаптивных состояний, как на студентах вуза, так и на студентах колледжа.
Оказалось, что у юношей колледжа экспериментальной группы, занимающихся
по нашей оздоровительно-профилактической методике, снижается тревожность,
уменьшается
число
дезадаптированных
лиц,
растет
физическая
работоспособность. Аналогичный характер изменений выявлен у девушек
колледжа по окончании профилактических мероприятий. В то же время
необходимо отметить менее значительные изменения со стороны вегетативного
статуса. Поскольку достоверных различий в изменении вегетативных функций
не обнаружено, то необходимо дополнительно включить в методику новых
упражнений (или заменить существующие упражнения), позволяющие более
эффективно воздействовать на вегетативную нервную систему.
Так как речь идет об улучшении психофизического статуса студентов под
влиянием профилактических занятий, мы неизбежно касаемся проблемы
повышения
(расширения)
адаптационных
возможностей
студентов
и
257
профилактики дезадаптивных состояний в режиме учебно-трудового дня.
В этой связи интересные данные были получены В.Н. Соловьевым [264],
который для оптимизации адаптационного процесса распределил студентов по
двигательным режимам (обычный и расширенный). В ходе работы было показано,
что уровень адаптации студентов I и IV курсов, находящихся на расширенном
двигательном режиме, выше, чем на обычном. Это свидетельствует о высоком
уровне адаптационных резервов сердечно-сосудистой и дыхательной систем, что
способствует
развитию
физических
возможностей.
Автор
указывает
на
существование связи между функциональными возможностями и показателями
физического здоровья студентов.
Автор отмечает, что двигательный режим в вузах не должен ограничиваться
только учебными занятиями по физической культуре. Для того чтобы дать
разрядку нервной системе, снять умственное утомление, возникающее в
результате интенсивных учебных занятий, необходимо увеличить количество
занятий по физической культуре до трех раз в неделю, а также посещать
дополнительные занятия по общефизической подготовке и спортивные секции.
Приведенные выше данные показывают, что нужно совершенствовать
двигательные режимы студентов с целью стимуляции собственных компенсаторно-приспособительных реакций организма студентов. В этой связи понятно,
почему в контрольной группе нашего исследования у студентов не наблюдается
улучшения психоэмоционального состояния и значительного роста уровня
физической подготовки. По-видимому, отсутствие дополнительной физической
тренировки можно рассматривать как фактор усугубления психического и
физического здоровья студентов, ограничивающий их адаптационные резервы.
Наряду с этим, некоторые авторы придерживаются сходного мнения о
проблеме адаптации студентов к условиям обучения и необходимости проведения
оздоровительно-коррекционной работы. Л.К Бусловская и Ю.П. Рыжкова [42],
изучая функциональные возможности и особенности адаптации студентовпервокурсников, охарактеризовали их дезадаптивные состояния и провели
коррекционные мероприятия по оптимизации данных состояний. Полученные
258
сведения показали, что количество студентов- первокурсников с дезадаптацией в
среднем составляет 22,0 % (по нашим данным, доля дезадаптированных юношей в
вузе составляет 5,8 %, а девушек – 13,6 %). У студентов из группы дезадаптации в
предсессионный период проводились различные коррекционные мероприятия
(прием
янтарной
кислоты,
психологические
тренинги,
оздоровительная
гимнастика, обучение приемам психофизиологической саморегуляции, и др.).
Изучение адаптационного потенциала этой группы показало, что коррекция
повышает адаптационные возможности организма. После коррекции у студентов
группы дезадаптации улучшилось психоэмоциональное состояние и произошло
изменение типов
адаптационных реакций. Анализ успеваемости показал, что
после коррекции у студентов с низким уровнем соматического здоровья средний
балл повысился на 11,0 %, по сравнению с учебным семестром.
На своем опыте мы убедились, что при проведении оздоровительнопрофилактической работы важное значение имеет ее эффективность. Это
побудило нас рассмотреть результаты применения профилактической методики в
экспериментальной и контрольной группах.
Мы показали, что предложенная методика профилактики дезадаптивных
состояний способна оптимизировать функциональное состояние студентов и
повышать их адаптационные резервы. Систематическое применение этих
упражнений студентами экспериментальной группы позволило сохранить
адаптационное равновесие у адаптированных и частично адаптированных
студентов и не допустить их «перехода» в группу дезадаптированных. Напротив,
общеразвивающие занятия, проводимые в контрольной группе студентов в
рамках расписания, не способны существенно повлиять механизм адаптации. Мы
считаем их
недостаточно эффективными по отношению к мобилизации
адаптационных резервов.
Необходимо остановиться еще на одной особенности, касающейся
эффективности
применения
разработанной
методики.
Установлено,
что
эффективность оздоровительной методики выше у юношей, чем у девушек.
Вероятнее
всего,
выявленные
гендерные
особенности
указывают
на
259
существование значительных различий в функциональном и адаптационном
состоянии девушек. В целом, по большинству изученных показателей сдвиги у
них более выражены. Исходя из этого, можно заключить, что девушки вуза и
колледжа трудно поддаются корригирующим влияниям извне. Мы стремились по
возможности учесть это обстоятельство в дальнейшей работе.
Согласно
нашим
исследованиям,
можно
предположить
улучшение
успеваемости студентов, получающих комплекс профилактических занятий.
Действительно, у юношей и девушек вуза экспериментальной группы достоверно
повышается экзаменационный балл и текущий рейтинг по изучаемым предметам.
Особо
следует
оговорить
вопрос
об
отсутствии
роста
умственной
продуктивности. На нашем материале показано, что данная величина достаточно
высока
(приближается
к
максимальному
значению)
у
испытуемых
экспериментальной и контрольной групп. Напротив, сравнительный анализ
показал значительный рост умственной продуктивности у юношей и девушек
колледжа.
Таким образом, согласно полученным результатам, говорить о создании
достаточно эффективного метода предупреждения дезадаптивных расстройств у
студентов. Правда, очевидно и то, что необходимо дальнейшее изучение этого
вопроса. Представляется, что полученные данные могут иметь не только
теоретическое, но и практическое значение.
260
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Учебная деятельность студентов в современном вузе или колледже сопряжена с воздействием многочисленных негативных факторов образовательного
процесса и образа жизни, которые вызывают изменение функционального
состояния
различных
систем
организма
и
снижение
адаптационных
возможностей. В ходе многолетнего изучения процессов адаптации студентов к
умственным и физическим нагрузкам, оценки психоэмоционального состояния,
резервных возможностей выяснено, что регуляторные механизмы в целом
обеспечивают
оптимальную
работоспособность
учащихся
на
протяжении
длительного периода обучения. Однако из-за интенсификации учебного труда
студентов (прежде всего чрезмерной информационной нагрузки и вынужденного
ограничения
дезадаптивные
двигательной
расстройства,
активности)
все
вызывающие
больше
изменение
стали
возникать
психофизического
состояния учащихся и нарушающие сомато-висцеральное взаимодействие.
Результаты исследования позволили выявить нарушения санитарногигиенических норм при использовании в образовательной деятельности зданий,
спортивных сооружений, учебных помещений, оборудования и иного имущества.
В зимний период обучения температура воздуха в некоторых кабинетах до начала
занятий была ниже допустимой на 0,5 оС. В ряде аудиторий с искусственным
освещением в светильниках отсутствовали люминесцентные лампы, в результате
искусственная освещенность на рабочем месте студентов составила менее 300 лк.
Выявлены нарушения в составлении расписания занятий студентов (отсутствует
обеденный перерыв, не учитываются адекватное сочетание лекционных и
практических занятий и ранговая шкала трудности предметов, допускаются
«окна» между занятиями, начало и конец занятий не всегда оптимальны с точки
зрения динамики работоспособности). В общежитиях не всегда соблюдаются
нормативы предоставления жилой пощади на одного человека.
Сложившееся положение серьезно дезорганизует режим труда, быта и
отдыха студентов и приводят к ухудшению здоровья. Полученные наблюдения
261
доказывают, что наиболее “загруженными” являются центральная и вегетативная
нервные
системы
студентов.
Любопытными
являются
данные
изучения
акцентуаций характера у студентов. Было показано, что у большинства юношей в
процессе обучения формируется истерический тип акцентуаций характера, а у
девушек – психоастенический.
Специфика нашего исследования предусматривала изучение социальнобытовых условий и образа жизни студентов. Исследование позволило сопоставить
жизнедеятельность студентов, проживающих с родителями и в общежитии. Как
показали результаты анкетирования, хорошие условия быта имеют 89,7 %
юношей, проживающих дома с родителями, и 46,7 % юношей, проживающих в
общежитии. Удовлетворительные условия быта имеют соответственно 10,3 и
40,0 % юношей. Среди девушек, проживающих с родителями, 86,8 % имеют
хорошие условия быта и только 13,2 % – удовлетворительные. Более половины
девушек (52,0 %), проживающих в общежитии, считают условия проживая
удовлетворительными, а 8,0 % – неудовлетворительными.
Следует подчеркнуть, что условия обучения студентов существенным
образом сказываются на функциональном состоянии ведущих систем организма.
Столь выраженные изменения выявляются в показателях сердечно-сосудистой
системы студентов. Нами показано, что у студентов, проживающих в общежитии,
наблюдается тенденция к
усилению деятельности ССС по сравнению с
учащимися, проживающими с родителями. Так, у юношей I курса, проживающих
в общежитии, имеется тенденция к увеличению ЧСС. Величина пульса у них
составляет (82,8 + 2,75) уд./мин, что превышает допустимый уровень и несколько
ниже, чем у юношей-первокурсников, проживающих в семье родителей (79,0 +
2,52) уд./мин. В более старшей половозрастной группе наблюдается сходная
тенденция. Поскольку состояние кардиодинамических показателей является
весьма лабильным, мы считаем, что эти особенности связаны с воздействием на
организм многочисленных факторов внешней и внутренней среды.
Сравнительный анализ дыхательной функции показал, что некоторые ее
значения у юношей и девушек, проживающих в общежитии, выше, чем у
262
сверстников, проживающих дома. Данное обстоятельство о более существенных
функциональных возможностях дыхания у студентов, проживающих общежитии,
связано с активным двигательным режимом иногородних студентов.
В
результате
оценки
вегетативного
статуса
студентов
определены
характерные показатели сердечного ритма, указывающие на наличие у них
симпатикотонии, нормотонии или ваготонии. Выяснено, что у юношей I и IV
курсов, проживающих с родителями, преобладают вагусные влияния на сердце и
происходит
ослабление
симпатических
эффектов.
Напротив,
у
юношей,
проживающих в общежитии, отмечается уменьшение активности гуморального
звена, умеренное повышение симпатических влияний на сердце, прослеживается
тенденция к росту степени напряжения регуляторных систем организма,
фиксируется снижение вегетативной устойчивости. У девушек, на наш взгляд,
поддержание нормальных значений вегетативного гомеостаза происходит за счет
активизации центральных влияний и напряжения регуляторных систем.
Мы полагаем, что вегетативные паттерны, регистрируемые на периферии,
представляют собой проявление динамического равновесия между эрготропными
и трофотропными системами. Это равновесие может нарушаться при эмоциональном перенапряжении. Эмоциональный стресс нарушает внутрисистемные и
межсистемные отношения функциональных систем, вследствие чего происходит
рассинхронизация основных биоритмов и возникновение дисфункций.
Регистрируемые изменения функционального состояния организма студентов несомненно отражаются и на адаптационных возможностях обучающихся.
Однако следует иметь в виду, что компенсация нарушенных функций всегда
является “физиологической мерой” организма, направленной на восстановление
его рабочих констант. Всякий компенсаторный механизм направлен на
восстановление конкретных нарушенных функций. Именно это и определяет
мобилизацию соответствующих резервов и состав компенсаторно-адаптационных
механизмов
–
динамических,
быстро
возникающих
средств
аварийного
обеспечения организма.
Специфическим критерием несовершенства функционального реагирования
263
организма студентов являются физические возможности, которые ослабевают в
ходе учебной деятельности и нарушения образа жизни. Обобщенный анализ
показывает, что физические резервы у обследуемых студентов в целом
удовлетворительные. Рассматривая влияние условий обучения и образа жизни
студентов на состояние физической подготовленности, нельзя дать однозначного
ответа о такой зависимости. Однако совершенно точно можно сказать о том, что к
IV курсу обучения уровень физической подготовленности как юношей, так и
девушек резко снижается. Достаточно привести пример, когда при оценке
скоростных показателей в тесте «Бег на 30 м, с» их средние значения у юношей I
курса, проживающих в семье, составляют (4,65 + 0,05) с, (5,31 + 0,06) с. У
девушек в данном тесте наблюдается аналогичная картина. Сходные изменения
выявляются при тестировании скоростной выносливости и других физических
качеств. Данные о резком снижении уровня физической подготовленности,
несомненно, связаны с образом жизни студентов старших курсов (прежде всего,
со снижением уровня двигательной активности, с ростом учебной нагрузки, со
стрессовыми ситуациями в учебной деятельности и быту и с распространением
вредных привычек).
Исследование позволило сопоставить данные о влиянии социальнобытовых факторов и условий обучения студентов
на их функциональные
возможности. Выяснено, что анализируемые параметры (коэффициент выносливости, индекс сердечно-сосудистой регуляции, адаптационный потенциал
системы кровообращения и др.) отражают функциональный запас системы
кровообращения. У девушек регуляция кровообращения сводится к преобладанию сердечного компонента регуляции над сосудистым. Значительные
изменения показателей, определяющих функциональные резервы, происходят у
девушек I курса, проживающих в общежитии. Неблагоприятные проявления со
стороны функциональных систем приводят к напряжению компенсаторноприспособительных
реакций
организма,
к
повышению
адаптационного
потенциала и снижению индекса Скибинской.
Можно предположить, что регуляция кардиореспираторных функций в
264
различных социально-бытовых условиях протекает тем совершенней, чем
больший диапазон возможностей предоставляют организму его физиологические
нормы и чем больше физиологические резервы организма. Если же регуляция
происходит
за
пределами
границы
нормы,
возникает
перенапряжение
функциональных возможностей организма, нарушение переходного характера
реагирования на любое воздействие.
Оценка функциональной способности сердечной мышцы, проведенная по
индексу Робинсона, выявляет группы обследуемых с низким показателем. Низкий
и ниже среднего индекс Робинсона наблюдается: у 33,5 % юношей I курса,
проживающих в семье родителей, и у 63,4 % юношей I курса, проживающих в
общежитии; у 16,7 % юношей IV курса, проживающих дома, и у 36,7 % юношей
IV курса, проживающих в общежитии.
Также выявлены особенности психоэмоциональных резервов обучающихся.
Обобщенно можно отметить некоторую нестабильность эмоциональной сферы
студентов. Следует отметить проявления нервно-психического напряжения,
изменение субъективного благополучия и тревожности под воздействием
предельных психических нагрузок как у юношей, так и у девушек на разных
этапах обучения и в зависимости от условий проживания. Как указывалось ранее,
алекситимия выявлена у большого количества студентов, проживающих с
родителями, а астения – отсутствует. Большая часть девушек, так и юношей
характеризуются умеренным субъективным благополучием. К концу обучения у
девушек возникает эмоциональный дискомфорт и алекситимия.
Полученные
данные показывают, что эмоциональное реагирование сопровождает учебнотрудовую деятельность студентов на разных ее этапах и в разных условиях.
Адаптационно-компенсаторные
функции
эмоций
возникают
в
ситуациях
напряженности, это ведет к избыточной активации вегетативных функций и к
развитию дезадаптационных процессов.
Таким образом, полученные в ходе исследования данные свидетельствуют о
влиянии функционального состояния студентов на адаптационные возможности.
Восстановление нарушенных функций организма студентов под воздействием
265
негативных факторов среды осуществляется за счет включения компенсаторноадаптационных реакций, направленных на сохранение рабочих констант гомеостаза. Осуществление компенсации нарушенных функций и развертывание адаптационных реакций начинается с включения циркуляторных и респираторных
систем, что обеспечивает переход функциональных систем на новый, более
адекватный уровень функционирования, минимизирующий дезадаптационные
процессы.
Согласно вышеизложенному, необходимо акцентировать внимание на
постулируемых
нами
концептуально-методологических
подходах
к
здоровьесбережению студентов. Наши концептуальные идеи базировались на
синергетическом подходе и теории неравновесных систем; системном подходе и
теории систем;
адаптационном подходе и теории адаптации. Имеющиеся
сведения и ранее опубликованные материалы по изучению адаптационных
процессов у студентов создали предпосылки для осмысления новых принципов
построения дезадаптационной теории и создания на их основе направления
профилактической помощи студентам. Выделено состояние, характеризующееся
изменением психоэмоциональной сферы, функциональных свойств организма и
физического статуса, которое в дальнейшем определено как психофизическая
дезадаптация.
Процесс
адаптации
студентов
к
меняющимся
условиям
жизнедеятельности является динамичным во времени. На его систематически
влияют различные факторы (в том числе негативные факторы риска, предопределяющие дезадаптационные нарушения) стремящиеся сместить равновесие в
сторону дезинтеграции функций. В этой связи разработанная схема развития
дезадаптивных
состояний
(«адаптационно-дезадаптационный
переход»),
позволяет наглядно представить смещение адаптационного равновесия.
Исследования показали, что в дезадаптивном состоянии невозможно
достичь высоких результатов в физической
или умственной деятельности.
Анализ корреляционной связи между уровнем нервно-психического напряжения
и скоростью бега на 1000 м) показывает, что эти состояния существенным
образом влияют друг на друга и ограничивают адаптационные возможности
266
обучающихся.
Например,
у
девушек-студенток
выявлена
положительная
корреляционная связь (r = 0,41; p < 0,05) между вышеуказанными показателями.
Выявлены случаи перехода из адаптационного состояния в дезадаптационное в
течение шести месяцев. В дезадаптационном состоянии у студентов появляются
психовегетативные расстройства, происходит истощение имеющихся резервов
организма. Определены основные критерии психофизического здоровья. Все
вышесказанное позволило сделать вывод о том, что студенты, находящиеся в
состоянии психофизической дезадаптации должны быть своевременно выявлены,
с ними необходимо проводить коррекционно-профилактические мероприятия.
В связи с этим в настоящем исследовании разработана концептуальная
модель и новые методические подходы по идентификации дезадаптивных
состояний у студентов. В их основу положены взгляды на проблему учебной
дезадаптации. Разработанная схема формирования дезадаптивных состояний у
студентов и ее профилактики в режиме учебно-трудового дня позволила
вычленить узловые моменты профилактической работы. Созданная методика
определения типов психофизической дезадаптации способна на ранних этапах
выявить изменения психофизического статуса человека. На основе методики
написана компьютерная программа, позволяющая быстро определить один из
шести типов психофизической дезадаптации у студентов. Существенные
достоинства данной методики: 1) способность выявлять изменения в психологическом, физическом и функциональном состояниях студентов; 2) «перевод»
конкретных изменений в соответствующий тип дезадаптации; 3) по выделенному
типу психофизической дезадаптации можно судить о проблемах, существующих
у студентов; 4) выделенные типы положены в основу классификации студентов
по степени адаптированности (дезадаптированные, частично адаптированные и
адаптированные); 5)
выделенные
типы
позволяет наметить направления
коррекционно-профилактической помощи студентам.
С этой целью разработана методика оздоровительно-профилактических
мероприятий, включающая в себя комплексы физических упражнений с
элементами точечного массажа для оптимизации функционального состояния,
267
повышения адаптационных возможностей студентов в режиме учебно-трудового
дня. Преимущества нашей методики:
1. Предложен новый (физиологический) подход, направленный на
улучшение деятельности мозга учащихся. За счет выполнения комплексов
физических и дыхательных упражнений за рабочим столом в период микропауз
происходили улучшения мозговой нейродинамики и кровотока, нормализация
газообмена;
2. Для оптимизации функционального состояния, обеспечения оптимального тонуса организма, активизации энергообмена, адекватного соотношения
возбудительного и тормозного процессов в коре больших полушарий во время
учебной деятельности использовался массаж биологически активных точек,
проводимый во время регламентированных перерывов;
3. С целью повышения физической подготовленности студентов, общего
укрепления организма, совершенствования двигательных качеств дома во время
активного
отдыха
использовались
физические
упражнения
различной
направленности;
4. Для расширения адаптационных возможностей студентов применялись
оздоровительный бег на свежем воздухе и водные процедуры.
Апробация разработанной и методики определения типов психофизической
дезадаптации показала, что она валидна и может быть использована для выявления индивидуумов с дезадаптивными расстройствами. Сравнительный анализ
эффективности выявления студентов с разным уровнем адаптации показал, что ее
результативность согласуется с тестом «социальная адаптированность». Корреляционный анализ позволил выявить тесную положительную связь (r = 0,85;
p < 0,05) между количеством выявленных адаптированных и дезадаптированных
учащихся по разработанной нами методике и результатами теста «Социальная
адаптированность». Полученные в ходе исследования данные свидетельствуют о
том, количество адаптированных, частично адаптированных и дезадаптированных
студентов в вузе и колледже с учетом половозрастных особенностей примерно
одинаково.
Так,
например,
среди
юношей
I
курса
вуза
и
колледжа
268
адаптированных соответственно 75,2 и 82,0 %. На долю дезадаптированных
приходится 5,8 и 6,0 %. Остальные студенты (соответственно 19,0 и 12,0 %)
относятся
к
частично
адаптированным.
Среди
девушек-первокурсниц
прослеживается похожая картина. Все это указывает на сходство адаптационнодезадаптационных процессов, протекающих в студенческой социальной среде.
Факторы риска, приводящие в действие дезадаптивные процессы у студентов,
практически одинаковы и, вероятно, связаны с образом жизни и обучением.
Причем выясняется интересная
особенность. Как в вузе, так и в колледже
адаптированных девушек меньше, чем юношей, а дезадаптированных – больше.
Определенно точно можно сказать, что девушки больше, чем юноши, подвержены
воздействию различных средовых факторов, дезорганизующих приспособительную деятельность. По-видимому, это связано также с индивидуальноличностными качествами студенток. Нами замечено, что у них чаще, чем у
юношей, возникают расстройства психоэмоциональной сферы, функциональные
изменения в системах организма более лабильны, ниже физические резервы.
Проведенная апробация разработанной профилактической методики на
студентах вуза и колледжа показала ее эффективность в стабилизации нервнопсихического состояния; она повышает уровень физической подготовленности и
адаптационных возможностей как у юношей, так и у девушек. В меньшей степени
она воздействует на вегетативные функции, которые хуже поддаются корригирующим влияниям из внешней среды. Именно за счет улучшения характеристик
психофизического
статуса
минимизируются
дезадаптационные
процессы.
Замечено, что среди студентов экспериментальной группы после применения
разработанных нами оздоровительно-профилактических мероприятий примерно в
2–4 раза меньше дезадаптированных, чем среди студентов контрольной группы,
которые применяли только общеразвивающие упражнения в рамках расписания
учебных занятий. Так среди юношей вуза в экспериментальной и контрольной
группах
соответственно
3,3
и
11,7
%
дезадаптированы.
У
девушек
экспериментальной и контрольной групп процент дезадаптированных несколько
выше (6,2 и 15,0 %). Следует признать, что полностью предупредить развитие
269
дезадаптационных процессов нам пока не удалось, т.е. в студенческой популяции
остаются дезадаптированными 3,0–6,0 % студентов. Также установлено, что
девушки, по сравнению с юношами, трудно поддаются корригирующим
воздействиям извне; их более трудно «удержать» в адаптационном состоянии и
«перевести» из дезадаптационного состояния в адаптационное.
Исследование
позволило
сопоставить
данные
по
академической
успеваемости студентов экспериментальной и контрольной групп. Результаты
работы указывают на существенный рост среднего экзаменационного и
рейтингового баллов у юношей и девушек вуза. У студентов колледжа
значительно
растет
умственная
продуктивность.
Все
это
указывает
на
положительное влияние разработанных профилактических занятий не только на
психофизиологические показатели студентов, но и на их академическую
успеваемость и умственную продуктивность.
Таким образом, предложенная и апробированная концептуальная модель
оптимизации
функционального
состояния
и
повышения
адаптационных
возможностей позволила собрать, проанализировать и обобщить значения
показателей, определяющих процесс жизнедеятельности студентов на разных
этапах обучения и при разных социально-бытовых условиях. На основе этих
данных выработаны теоретико-методологические и методические подходы к
выявлению и профилактике дезадаптивных состояний у студентов в процессе
обучения. Базируясь на основополагающих концептуальных принципах, удалось
апробировать разработанную методику определения типов психофизической
дезадаптации и методику профилактики дезадаптивных состояний на студентах
вуза и колледжа. Полученные данные подтвердили проведенные исследования и
теоретические положения относительно благоприятного влияния разработанных
нами оздоровительно-профилактических мероприятий на дезадаптивный процесс,
формирующийся во времени. Как следствие, у студентов улучшились показатели
академической успеваемости по результатам сессии, повысился средний
рейтинговый
балл по текущим предметам, а у студентов колледжа возросла
умственная продуктивность.
270
ВЫВОДЫ
1.Результатом полученных новых фактов является разработанная концепция
оптимизации
функционального
состояния
и
повышения
адаптационных
возможностей человека, позволяющая конкретизировать звенья дезинтеграции
двигательных функций в процессе адаптации студентов к условиям обучения и
проживания:
–концептуальная
модель,
функционально-адаптационных
определяющая
изменений,
пути
развившихся
нормализации
в
результате
дезинтеграции физиологических функций студентов под влиянием учебной
деятельности;
–
схема
развития
дезадаптивных
состояний
(адаптационно-
дезадаптационный переход), опираясь, на которую, можно представить основные
векторы
формирования
дезадаптивного
состояния
в
учебно-трудовой
деятельности студента;
– схема формирования и профилактики дезадаптивных состояний у
студентов в режиме учебно-трудового дня, показывающая негативные факторы
учебного процесса и направление профилактических мероприятий;
– методика определения типов психофизической дезадаптации и методика
профилактики дезадаптивных состояний у студентов;
– методика организации режима занятий физическими упражнениями для
студентов, позволяющая активизировать деятельность мозга и вегетативные
функции, оптимизировать функциональное состояние, повышать физическую
подготовленность и адаптационные возможности;
–
система
мониторинга
дезадаптивных
расстройств
у
студентов,
позволяющая выделить группы риска развития дезадаптации для своевременного
проведения медико-профилактических мероприятий.
2. В результате санитарно-гигиенической оценки условий обучения
студентов Череповецкого государственного университета обнаружено снижение
освещенности на рабочих столах менее 300 лк (25,0 % измерений); имеются
271
несоответствия требованиям воздушно-теплового режима в учебных аудиториях
(17,0 % измерений); отмечено превышение дневной академической нагрузки
(42,8 % случаев). Уменьшение жилой площади на одного человека в общежитии
приводит к
напряжению механизмов адаптации студентов и снижению
социальной адаптированности.
Определено, что освещенность учебных аудиторий взаимосвязана с
утомлением, а температура – с физическим состоянием юношей, проживающих
дома с родителями. На показатели дыхания юношей, проживающих в общежитии,
статистически значимое влияние оказывают параметры светового режима
аудиторий. Освещенность аудиторий сильно влияет на систолический объем
крови и задержку дыхания на вдохе у девушек, проживающих с родителями.
Температура в учебных аудиториях наиболее связана с физическим состоянием,
жизненным индексом и вегетативной устойчивостью девушек, проживающих в
общежитии.
3. Изучение образа жизни студентов позволило выявить неблагоприятные
факторы, влияющие на их адаптационно-приспособительную деятельность.
Доказано, что основными факторами риска развития дезадаптивных состояний у
студентов являются отсутствие дополнительных финансовых источников (70,0–
92,0 %), наличие приоритетов, не связанных с оздоровлением организма (70,0–
80,0 %), стрессовые ситуации в учебном процессе и быту (32,0–80,0 %), низкая
двигательная активность (32,0–60,0 %), редкий прием пищи (30,0–58,0 %).
Установлена связь адаптации с образом жизни студентов. У студентов, не
занимающихся спортом и имеющих вредные привычки, выявлено снижение
адаптационных резервов кардиореспираторной системы по индексу Скибинской
на 9,6–20,7 усл. ед. по сравнению с лицами, ведущими здоровый образ жизни.
4. Определены функциональные системы организма студентов, наиболее
чувствительные к воздействию неблагоприятных факторов учебного процесса.
Наиболее задействованными являются центральная, периферическая и вегетативная нервные системы, суммарный вклад которых по частоте проявлений и силе
(выраженности) составляет, соответственно, 23,0–27,2; 10,9–13,0 и 8,9–22,7 %.
272
Выявлены взаимосвязи между долей лиц, имеющих нервно-вегетативные
симптомы и психоэмоциональным состоянием. Часть юношей, проживающих
дома
с
родителями,
имели
обратные
зависимости
между вегетативной
устойчивостью, социальной адаптированностью и субъективным благополучием.
У части юношей, проживающих в общежитии, нервно-вегетативные симптомы
обратно коррелировали с субъективным благополучием, и прямо – с социальной
адаптированностью. Выявлена прямая связь средней силы между частью девушек
с признаками нарушений со стороны нервной системы, проживающих в семьях с
родителями, и количеством девушек с вегетативной устойчивостью. У части
девушек, проживающих в общежитии, наблюдалась связь между субъективным
благополучием и нервно-психической устойчивостью.
5. Анализ полученных результатов исследования свидетельствует о том, что
у студентов, проживающих в семьях с родителями и в общежитии, происходят
изменения функционального состояния ведущих систем организма: со стороны
сердечнососудистой
системы
у
студентов,
проживающих
отмечается стимуляция деятельности кровообращения, более
в
общежитии,
выраженная у
девушек-первокурсниц; со стороны дыхательной системы у юношей и девушек,
регистрируются как высокие, так и низкие параметры дыхания вне зависимости
от условий проживания; со стороны вегетативной нервной системы у юношей,
проживающих дома с родителями, преобладают вагусные влияния в регуляции
ритма сердца, а у юношей, проживающих в общежитии, активизируется
симпатический отдел вегетативной нервной системы.
При изучении причинно-следственных связей ведущих функциональных
систем организма студентов установлены наиболее значимые достоверные
корреляционные зависимости: 1) между частотой сердечных сокращений и
коэффициентом выносливости и между частотой сердечных сокращений
и
индексом Робинсона у юношей, проживающих дома. Индекс Робинсона также
сильно коррелировал и с пульсом юношей, проживающих в общежитии; 2) между
частотой сердечных сокращений и индексом Робинсона у девушек, проживающих
в семьях с родителями и в общежитии. В кардиореспираторной системе юношей,
273
проживающих дома, наиболее взаимосвязанными оказались внутрисистемные
параметры кардиогемодинамики (r = 0,70–0,91). Регрессионный анализ показал
наличие связи между вегетативной устойчивостью и ситуативной тревожностью у
юношей и девушек обследуемых групп.
6. По результатам оценки адаптационных возможностей студентов
установлено, что в контрольных тестах (бег на 30 м, бег на 1000 м, прыжок в
длину с места) юноши и девушки, проживающие в общежитии, превосходят
сверстников, проживающих с родителями. У 63,3 % юношей-первокурсников
коэффициент выносливости ниже нормы, а у девушек преобладает сердечный
компонент регуляции кровообращения над сосудистым. У юношей I курса,
проживающих в общежитии, доминирует умеренное субъективное благополучие,
а у юношей, проживающих дома, достоверно чаще наблюдается высокая
ситуативная тревожность.
7. На основании проведенных исследований выявлено, что у юношей,
проживающих в городских квартирах с родителями, при увеличении силовых
характеристик повышается показатель физической подготовленности, а у
иногородних юношей, проживающих в общежитии, при увеличении показателей
мышечной силы кисти руки увеличивается количество подтягиваний на
перекладине. Коэффициент выносливости юношей вуза оказывал статистически
значимое влияние на
кардиогемодинамические показатели. У девушек,
проживающих в семьях с родителями, наиболее взаимосвязанными оказались
показатели мышечной силы кисти руки и скоростно-силовые показатели.
У
девушек, проживающих в общежитии, мышечная сила кисти рук обратно
коррелировала с физической работоспособностью, а коэффициент выносливости
был связан с частотой сердечных сокращений и коррелировал с индексом
Робинсона, отражающим риск развития заболеваний системы кровообращения.
8. Установлено, что у юношей, проживающих дома, выявлены зависимости
между: алекситимией и социальной адаптированностью; нервно-психической
устойчивостью и социальной адаптированностью; ситуативной тревожностью и
социальной адаптированностью. У девушек, проживающих дома, обнаружена
274
прямая связь между нервно-психической устойчивостью и алекситимией.
Длительное проживание студентов в общежитии приводит к уменьшению у них
числа значимых корреляций между психоэмоциональными показателями.
9. Разработанная и внедренная методика определения дезадаптивных
состояний у студентов показала, что у 9,5 % юношей I курса выявлен
промежуточный тип с преобладанием физической дезадаптации. На IV курсе
количество студентов данного типа составляет 3,0 % (p < 0,05). У 10,0 % девушекпервокурсниц выявлен промежуточный тип с преобладанием психологической
дезадаптации. На IV курсе количество девушек с данным типом достоверно выше
(18,1 %; p < 0,05). Распределение студентов по степени адаптированности
позволило установить, что адаптированных юношей меньше всего на I курсе, а
девушек – на III курсе. Результаты применения методики определения типов
психофизической дезадаптации коррелируют с результатами теста «Социальная
адаптированность» (r = 0,85; p < 0,05), что
свидетельствует
о валидности
разработанной методики определения типов психофизической дезадаптации.
10. Апробация методов профилактики дезадаптивных состояний на
студентах
экспериментальной
и
контрольной
групп
выявила,
что
под
воздействием разработанных профилактических занятий в экспериментальной
группе
произошли
изменения
психофизического
статуса,
носящие
оздоровительный характер:
– уменьшилось количество юношей с чрезвычайным нервно-психическим
напряжением (с 18,3 до 3,3 %), в 2 раза увеличилось количество юношей с
высокой нервно-психической устойчивостью и высокой социальной адаптированностью; в 2,5 раза – с высокой вегетативной устойчивостью. Наблюдалось
увеличение мышечной силы кисти ведущей руки и числа прыжков через скакалку
за 1 мин;
– уменьшилось количество девушек с чрезвычайным нервно-психическим
напряжением (c 12,5 до 0,0 %) и увеличились показатели их нервно-психической
устойчивости (c 15,0 до 60,0 %); снизилось количество девушек с высокой
ситуативной тревожностью (с 37,5 до 20,0 %); вдвое увеличилось количество
275
девушек с высокой вегетативной устойчивостью (с 15,0 до 30,0 %). Отмечен рост
мышечной силы кисти руки и увеличение числа прыжков через скакалку за 1 мин.
11. Применение профилактической методики в экспериментальных группах
студентов способствует увеличению числа и силы корреляционных связей, что
можно расценивать как процесс мобилизации функциональных возможностей.
Ослабление
взаимоотношений
между
психофизическими
параметрами
в
контрольных группах студентов свидетельствует о минимизации внутри- и
межсистемных связей и ослаблении защитных сил организма.
Применение разработанной системы профилактических занятий обеспечило
повышение академической успеваемости студентов юношей и девушек вуза на 0,7
и 0,4 балла, соответственно; повысился средний рейтинг по текущим предметам
на 6,6 балла, а у студентов колледжа достоверно увеличилась умственная
продуктивность.
276
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
Федеральным государственным учреждениям здравоохранения и
физической культуры, центрам гигиены и эпидемиологии в субъектах
Российской Федерации необходимо проводить сбор и анализ сведений о
состоянии здоровья
тенденций
в
студенческой молодежи с целью выявления негативных
студенческой
социальной
среде,
отслеживать
следственные связи между состоянием здоровья учащихся
причинно-
и условиями их
обучения. Своевременно выявлять факторы риска, оказывающие негативное
воздействие
на
индивидуальное
здоровье
обучающихся,
планировать
мероприятия, мотивирующие учащихся на здоровый образ жизни и профилактику
распространения вредных привычек.
Администрации регионов и городов совершенствовать законодательную
базу
в
области
оздоровительной
политики
молодежи,
разрабатывать
долгосрочные программы, направленные на оздоровление подрастающего
поколения и студенчества. Организовывать мероприятия направленные на
пропаганду здорового образа жизни, предупреждение курения, алкогольной и
наркотической зависимости.
Администрации вузов проводить мероприятия по улучшению санитарногигиенических условий обучения и проживания
студентов в общежитиях
учебных заведений, по обеспечению их достаточной жилой площадью в
соответствии с санитарными нормами из расчета не менее 6 м2 на одного
человека. Соблюдать санитарно-эпидемиологические требования к условиям
организации обучения в образовательных учреждениях (СанПин 2.4.2.2821–10).
Административно-хозяйственной части вузов своевременно проводить замену
люминесцентных ламп и ламп накаливания для создания регламентированной
освещенности
на
рабочем
месте студентов. Для создания
комфортных
микроклиматических условий вовремя утеплять аудитории. Учебным отделам
образовательных
учреждений
рекомендуется
соблюдать
гигиенические
требования по составлению расписания (запланировать время для обеденного
277
перерыва),
для
предупреждения
переутомления
и
нарушения
процессов
адаптации.
Преподавателям во время занятий делать микропаузы и физкультминутки
для выполнения упражнений, направленных на улучшение работы мозга,
нормализацию
нейродинамических
процессов
и
улучшение
вегетативных
функций. Во время регламентированных перерывов целесообразно выполнять
точечный массаж для оптимизации функционального состояния (адекватного
соотношения возбудительного и тормозного процессов в клетках коры больших
полушарий).
Преподавателям физической культуры, кураторам групп довести до
студентов сведения о необходимости повышения уровня физической подготовленности, о целесообразности использования оздоровительного бега и закаливающих процедур для расширения адаптационных возможностей организма.
278
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Абаев, А.М. Здоровьесберегающий подход к изучению и формированию
образовательной среды / А.М. Абаев //
Педагогика. – 2012. – № 3. –
С. 37–41.
2. Авдеюк, О.А. Проблема адаптации студентов к условиям вуза и помощь
преподавателя в ее решении / О.А. Авдеюк, Е.Н. Асеева, И.А. Тарасова // В мире
научных открытий. – 2011. – № 4.1 (16). – С. 405–409.
3. Агаджанян, Н.А. Экология человека в системе современного научного
знания и глобальные проблемы человечества / Н.А. Агаджанян, А.Е. Северин,
В.И. Торшин и [др.] // Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Сер. “Социология”. –
2002. – № 1. – С. 74–94.
4. Агаджанян, Н.А. Изучение образа жизни, состояния здоровья и успеваемости студентов при интенсификации образовательного процесса / Н.А. Агаджанян, Т.Ш. Миннибаев // Гигиена и санитария. – 2005. – № 3. – С. 48–52.
5. Агаджанян, Н.А. Актуальные проблемы адаптационной, экологической и
восстановительной медицины / Н.А. Агаджанян, В.В. Уйба, М.П. Куликова, А.В.
Кочеткова. – М.: Медика, 2006. – 208 с.
6. Агаджанян, Н.А. Проблемы адаптации и учение о здоровье / Н.А. Агаджанян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. – М.: Изд-во РУДН, 2006. – 284 с.
7. Агаджанян, Н.А. Качество жизни и образ жизни студенческой молодежи /
Н.А. Агаджанян, И.В. Радыш // Экология человека. – 2009. – № 5. – С. 3–8.
8. Айзман, Р.И. Принципы и алгоритмы мониторинга здоровья учащихся и
студентов / Р.И. Айзман, Н.И. Айзман, В.Б. Рубанович, А.В. Лебедев // Сибирское
медицинское образование. – 2009. – Т. 57. – № 3. – С. 101–104.
9. Аксарина, И.Ю. Адаптация студентов к новым учебно-воспитательным
условиям как одна из проблем высшего профессионального образования / И.Ю.
Аксарина // Актуальные проблемы физической культуры, спорта, туризма и
спортивной медицины: инновации и перспективы развития: Сб. материалов науч.практ. конф. – Ставрополь: Изд-во СтГМА, 2012. – С. 5–8.
279
10. Александров, А.А. Вызванные потенциалы мозга у подростков в норме и
при дефиците внимания при решении задачи распознания акустических стимулов
короткой длительности / А.А. Александров, Н.В. Полякова, Л.Н. Станкевич //
Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2003. – Т.89. – № 7. –
С. 769–775.
11. Александров, А.А. Психогенетика / А.А. Александров. – СПб.: Питер,
2009. – 192 с.
12. Александров, А.А. Распространенность факторов риска сердечнососудистых заболеваний среди школьников 11 – 14 лет / А.А. Александров,
В.Б. Розанов, Е.И. Иванова, А.Д. Ваганов, Е.Н. Шугаева // Профилактическая
медицина. – 2010. – Т. 13. – № 4. – С. 22–26.
13. Александровский, Ю.А. Предболезненные состояния и пограничные
психические
расстройства
(этиология,
патогенез,
специфические
и
неспецифические симптомы, терапия) / Ю.А. Александровский. – М.: Литтерра,
2010. – 272 с.
14. Алешина, Е.И. Физкультурно-оздоровительная работа в вузе: состояние,
проблемы и перспективы развития / Е.И. Алешина, З.С. Варфоломеева // Здоровье
– основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения: труды шестой
Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – СПб., 2011. – С. 415–417.
15. Амлаев, К.Р. Комплексная оценка воздействия на здоровье различных
факторов (обзор) / К.Р. Амлаев, В.Н. Муравьева, Ю.Е. Абросимова, Н.А. Шибков,
Р.К. Шахраманова // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2008. –
№ 6. – С. 34–44.
16.Амлаев, К.Р. Результаты социологического исследования образа жизни
молодежи Ставрополья / К.Р. Амлаев, М.М. Бжезовская // Профилактическая
медицина. – 2010. – Т. 13. – № 1. – С. 17–21.
17. Андреева, И.Г. Здоровье человека в содержании образования /
И.Г. Андреева // Педагогика. – 2011. – № 10. – С. 26–33.
18. Аникин, В.В. Вегетативный статус и особенности диастолической
функции левого желудочка сердца у детей и подростков с нейроциркуляторной
280
дистонией / В.В. Аникин, А.А. Курочкин
// Российский кардиологический
журнал. – 2000. – № 4. – С. 24–27.
19.
Антропова,
М.В.
Прогностическая
значимость
адаптационного
потенциала сердечно-сосудистой системы у детей 10–11 лет / М.В. Антропова,
Г.В. Бородкина, Л.М. Кузнецова [и др.] // Физиология человека. – 2000. – Т. 26. –
№ 1. – С. 56–61.
20. Апанасенко, Г.Л. Медицинская валеология / Г.Л. Апанасенко,
Л.А. Попова. – Ростов н/Д: Феникс, 2000. – 248 с.
21. Аслоньянц, А.М. Об оценке учебной нагрузки студентов младших
курсов медицинского колледжа / А.М. Аслоньянц, Е.П. Нефедова, П.В. Нефедов,
Н.В. Колосникова // Вестник новых медицинских технологий. – 2008. – Т. XV, №
3. – С. 143–145.
22. Аслоньянц, А.М. Гигиеническая оценка условий обучения студентов в
учреждениях среднего медицинского образования Краснодарского края /
А.М. Аслоньянц // Кубанский научный медицинский вестник. – 2011. – № 2. – С.
8–12.
23. Баранов, А.А. Оценка состояния здоровья детей. Новые подходы к
профилактической и оздоровительной работе в образовательных учреждениях /
А.А. Баранов, В.Р. Кучма, А.М. Сухарева и [др.] М., 2007. – 397 c.
24. Баранов, А.А. Новые возможности профилактической медицины в
решении проблем здоровья детей и подростков. Комплексная программа новых
исследований “Профилактика наиболее распространенных болезней детей и
подростков на 2005–2009 гг.” / А.А. Баранов, В.Р. Кучма, В.А. Тутельян,
Б.Т. Величковский. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 176 с.
25. Батенкова, И.В. Особенности функционирования сердечно-сосудистой
системы младших школьников в условиях реализации различных педагогических
систем: автореф. дис. … канд. биол. наук / И.В. Батенкова. – Казань, 2001. –
22 с.
26. Батрымбетова, С.А. Медико-социальная характеристика студентов и
научное обоснование концепции охраны их здоровья (на примере г. Актобе
281
Республики Казахстан): автореф. дис. … д-ра мед. наук / С.А. Батрымбетова. –
М., 2008. – 46 с.
27. Батрымбетова, С.А. Основные тенденции обращаемости студентов за
медицинской помощью / С.А. Батрымбетова // Здравоохранение Российской
Федерации. – 2008. – № 3. – С. 25–26.
28. Батырев, Э.М. Концепция формирования здорового образа жизни у
студентов медицинского вуза / Э.М. Батырев, А.В. Доронцев, К.А. Махмутов //
Физическая культура и спорт в современном обществе: материалы Всерос. науч.практ. конф. – Воронеж: ИЦП «Научная книга», 2011. – С. 57–59.
29. Беляева, Л.М. Функциональные заболевания сердечно-сосудистой
системы у детей / Л.М. Беляева, Е.К. Хрусталева. – Мн.: Амалфея, 2000. – 208 с.
30. Бережнова, Т.А. Риск для здоровья и техногенно-обусловленные
заболевания населения промышленного города / Т.А. Бережнова // Здравоохранение Российской Федерации. – 2011. – № 5. – С. 54.
31. Березина, М.Г. Роль психофизиологических особенностей студентов в
адаптации к учебной деятельности: автореф.
дис. … канд.
биол.
наук /
М.Г. Березина. – Новосибирск, 2000. – 23 с.
32. Блинова, Е.Г. Научные основы социально-гигиенического мониторинга
условий
обучения
студентов
в
образовательных
учреждениях
высшего
профессионального образования: автореф. дис. … д-ра мед. наук / Е.Г. Блинова.
– М., 2010. – 46 с.
33. Боев, В.М. Методология комплексной оценки антропогенных и
социально-экономических факторов в формировании риска для здоровья
населения / В.М. Боев // Гигиена и санитария. – 2009. – № 4. – С. 4–8.
34. Болотин, Е.И. Современные особенности здоровья населения Дальнего
Востока / Е.И. Болотин, В.А. Лубова // Здравоохранение Российской Федерации. –
2011. № 6. – С. 14–17.
35. Борисова, С.В. Социально-психологические факторы дезадаптации
учащихся профессиональных училищ / С.В. Борисова // Среднее профессиональное образование. – 2009. – № 1. – С. 51–57.
282
36. Бортановский, В.Н. Оценка и прогнозирование уровня здоровья
учащейся молодежи с позиции теории адаптации / В.Н. Бортановский,
А.В. Золотарева // Проблемы здоровья и экологии. – 2004. – № 2. – С. 116–120.
37. Бойнич, В.А. Реализация приоритетного национального проекта
«Здоровье» в Республике Карелия в 2006 г. / В.А. Бойнич // Профилактика
заболеваний и укрепление здоровья. – 2007. – № 5. – С. 32–33.
38. Бочарова, Е.Е. О субъективном благополучии личности в аспекте
социально-психологической адаптации / Е.Е. Бочарова // Известия Саратовского
университета им. Н.Г. Чернышевского. Новая серия. Акмеология образования.
Психология развития. – 2009. – Т. 2. – № 2. – С. 18–22.
39. Брук Т.М. Методы и средства ранней профилактики потребления
психоактивных веществ / Т.М. Брук, С.А. Кореневский, О.В. Молотков //
Физическая культура и спорт в профилактике наркомании и преступности: сб.
матер. междун. науч.-практ. конф., 17–20 мая 2004. – Смоленск, 2004. – С 140 –
149.
40. Будук-олл, Л.К. Морфофункциональные показатели у студентов
Тувинского государственного университета / Л.К. Будук-олл, Р.И.
Айзман //
Гигиена и санитария. – 2009. – № 3. – С. 82–84.
41. Булатецкий, С.В. Физиологические механизмы успешности профессиональной подготовки курсантов образовательных учреждений МВД России:
автореф. дис. … д-ра мед. наук / С.В. Булатецкий. – Рязань, 2008. – 48 с.
42.
Бусловская, Л.К. Коррекция дезадаптации у студентов университета /
Л.К. Бусловская, Ю.П. Рыжкова // Новые исследования. – 2010. – Т. 1. – № 22. –
С. 74–82.
43.
Ванюшин,
Ю.С.
Компенсаторно-адаптационные
кардиореспираторной системы: автореф.
реакции
дис. … д-ра биол. наук / Ю.С. Ва-
нюшин. – Казань, 2001. – 40 с.
44. Варфоломеева, З.С. Формирование физической культуры личности
старших дошкольников в условиях реализации инновационных моделей
физического воспитания: теория и практика: монография / З.С. Варфоломеева,
283
Е.В. Максимихина, С.Е. Шивринская. – Череповец: ГОУ ВПО ЧГУ, 2010. – 191 с.
45. Васильев, В.Н. Применение метода биологической обратной связи как
коррекционной методики дезадаптивных состояний у младших школьников / В.Н.
Васильев, И.А., Сенникова, Е.А. Афанасьева // Биологическая обратная связь. –
2000. – № 3. – С. 34–35.
46. Вахитов, Ш.М. Теоретические основы управления мотивацией людей к
сохранению здоровья / Ш.М. Вахитов, А.Р. Валиуллина // Медицинская помощь.
– 2008. – № 4. – С. 3–8.
47. Вейн, А.М. Вегетативные расстройства: клиника, лечение, диагностика /
А.М. Вейн. – М.: Мед. информ. агентство, 2000. – 752 с.
48. Викторов, Д.В. Методология педагогики здоровьесбережения студентов
вуза / Д.В. Викторов // Мир науки, культуры, образования. – 2008. – № 5. – С.
257–260.
49. Викторов, Д.В. Формирование мотивации здоровьесбережения у
студентов / Д.В. Викторов // Теория и практика физической культуры. – 2011. –
№ 4. – С. 42–44.
50. Виленский, М.Я. Физическая культура и здоровый образ жизни студента
/ М.Я. Виленский, А.Г. Горшков. – М.: Гардарики, 2007. – 218 с.
51. Винтухова, Л.В. Физическое воспитание как составная часть здоровьесберегающих технологий формирования здорового образа жизни учащихся /
Л.В. Винтухова, Ю.А. Заозерский, Г.В. Мадатова // Мониторирование состояния
здоровья, качества и образа жизни населения России. Влияние поведенческих
факторов риска на здоровье населения: тез. докл. Всерос. науч.-практ. конф. – М.:
Первый Моск. гос. мед. ун-т им. И.М. Сеченова, 2011. – С. 56–58.
52. Воробьев, В.Ф. Формирование здорового образа жизни в системе воспитания детей: Монография / В.Ф. Воробьев. – Череповец: ЧГУ, 2002. – 146 с.
53. Воробьев, В.Ф. Соотношение объема понятий индивидуальный и дифференцированный подходы в физическом воспитании детей с отклонениями в
состоянии здоровья / В.Ф. Воробьев // Новые исследования. – 2010. – № 4 (25). –
С. 57 –66.
284
54. Воробьева, О.В. Стресс и расстройства адаптации / О.В. Воробьева //
Российский мед. журн. – 2009. – Т. 17, № 11. – С. 789–793.
55. Вострикова, А.С. Индивидуально-личностные аспекты адаптации
человека к различным условиям жизнедеятельности / А.С. Вострикова // Вестн.
ун-та Российской акад. образования. – 2010. – № 5. – С. 105–107.
56. Гаврилова, И.Н. Вегетативные проявления реакций срочной и
долговременной адаптации студенток к условиям образовательной деятельности:
автореф. дис. … канд. биол. наук / И.Н. Гаврилова. – Тюмень, 2007. – 25 с.
57. Галкин, Ю.П. Здоровье как ценностный компонент студентов
физкультурного вуза / Ю.П. Галкин, Т.М. Булдакова // Физическая культура:
воспитание, образование, тренировка. – 2011. – № 2. – С. 14–17.
58. Ганьшина, Г.В. Психолого-педагогические условия формирования
здорового образа жизни современной молодежи / Г.В. Ганьшина, В.А. Овчаренко
// Сервис в России и за рубежом. – 2008. – № 1. – С. 45–50.
59.
Геворкян,
Э.С.
Изменения
некоторых
психофизиологических
показателей студентов в период экзаменационной сессии / Э.С. Геворкян,
Э.В. Даян, Ц.И. Адамян, О.Г. Баклаваджян, С.М. Минасян, С.С. Григорян //
Гигиена и санитария. – 2002. – № 3. – С. 41–44.
60. Геворкян, Э.С. Функциональное состояние студентов при умственной
нагрузке / Э.С. Геворкян, С.М. Минасян, Н.Н. Ксаджикян, А.В. Даян // Гигиена и
санитария. – 2005. – № 5. – С. 55–57.
61. Геворкян, Э.С. Влияние физической нагрузки на кардиогемодинамические показатели / Э.С. Геворкян, Ц.И. Адамян, С.М. Минасян, Г.Г. Туманян,
Н.Н. Ксаджикян,
Л.Э. Гукасян
// Гигиена и санитария. – 2008. –
№ 3. –
С. 56–59.
62. Геворкян, Э.С. Морфофункциональные показатели как критерии оценки
адаптации студентов к дозированной физической нагрузке / Э.С. Геворкян, Ц.И.
Адамян, Г.Г. Туманян, С.М. Минасян, В.А. Закарян, Л.А. Дургарян // Гигиена и
санитария. – 2010. – № 2. – С. 75–77.
63. Глебов, В.В. Различные подходы изучения адаптационных механизмов
285
человека / В.В. Глебов, Е.В. Аникина, М.А. Рязанцева // Мир науки, культуры,
образования. – 2010. – № 5. – С. 135–136.
64. Головина, В.А. Проблемы реализации государственного образовательного стандарта по дисциплине «Физическая культура» в высших учебных
заведениях на примере рейтинговой системы / В.А. Головина, Т.Н. Акулова // О
повышении роли физической культуры и спорта в развитии личности студентов:
материалы науч.-практ. конф. – М.: Казан. Ун-т, 2011. – С. 48–50.
65. Гончарова, Г.А. Формирование социально-психологической адаптации
школьников
и
учащихся
профессиональных
училищ
/
Г.А.
Гончарова,
Д.С. Надеждин // Гигиена и санитария. – 2009. – № 2. – С. 30–33.
66. Горев, А.С. Влияние БОС-тренинга на эффективность произвольной
релаксации у младших школьников / А.С. Горев, Е.Н. Панова // Физиология
человека. – 2011. – Т. 37. – № 2. – С. 18–25.
67. Горлова, О. Е. Методические подходы к изучению образа жизни
российских и иностранных студентов / О. Е. Горлова // Вестник РУДН. Сер.
«Медицина». – 2000. – № 2. – С. 97–99.
68. Горькавая, А.Ю. Показатели физического развития и адаптации
сердечно-сосудистой
системы
студентов
медицинского
университета
во
Владивостоке / А.Ю. Горькавая, С.Н. Тригорлый, О.И. Кириллов // Гигиена и
санитария. – 2009. – № 1. – С. 58–60.
69. Готовцев, Е.В. Мониторинг состояния здоровья и физической подготовленности студентов как методология анализа и оценки продуктивности
процесса физического воспитания / Е.В. Готовцев, Г.Н. Германов, Ю.В. Романова,
И.В. Машошина // Ученые записки ун-та им. П.Ф. Лесгафта. – 2012. – Т. 83. –
№ 1. – С. 40–45.
70. Григорьева, О.В. Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы и умственной работоспособности детей 7–9 лет в течение недели и учебного
года: автореф. дис. … канд. биол. наук / О.В. Григорьева. – Казань, 2000. – 22 с.
71. Григорьева, Н.С. О выработке концепции развития здравоохранения
Российской Федерации /
Н.С. Григорьева // Здравоохранение. Журнал для
286
руководителя и главного бухгалтера. – 2008. – № 4. – С. 145–153.
72. Грицинская, В.Л. Клинико-метаболические показатели детей в период
адаптации к школе / В.Л. Грицинская, А.В. Гордиец, М.Ю. Галактионова,
А.А. Савченко, В.Т., Манчук, С.Г. Кадричева // Педиатрия. – 2001. – № 5. –
С. 57–59.
73. Гудков, Ю.Э. Занятия физическими упражнениями в условиях
формирующей физкультурно-оздоровительной среды / Ю.Э. Гудков // Адаптивная
физическая культура. – 2010. – № 4 (44). – С. 38–44.
74. Гуревич, К.Г. Принципы организации и проведения профилактических
программ / К.Г. Гуревич, Д.Н. Газина // Медицинская помощь. – 2009. – № 1. –
С. 3–6.
75. Гуров, А.В. Физкультурно-оздоровительная работа в учреждениях
начального и среднего профессионального образования / А.В. Гуров // Среднее
профессиональное образование. – 2010. – № 8. – С. 43–47.
76. Гусева, Г.М. Проблемы дезадаптированных учащихся в профессиональном образовании / Г.М. Гусева // Научные исследования в образовании. – 2007. –
№ 1. – С. 47–50.
77. Давлетьярова, К.В. Адаптационные возможности организма студентов,
занимающихся лечебной физической культурой / К.В. Давлетьярова, Л.В.
Капилевич, Л.В. Солтанова, Е.В. Баранова // Бюллетень сибирской медицины. –
2011. – № 3. – С.116–120.
78. Давыденко, Л.А. Обоснование дифференцированного подхода к
формированию здорового образа жизни школьников / Л.А. Давыденко // Гигиена
и санитария. – 2010. – № 1. – С. 80–82.
79. Деминская, Л.А. Аксиологический подход в процессе профессиональнопедагогической подготовки будущих учителей физического воспитания / Л.А.
Деминская // Физическое воспитание студентов. – 2011. – № 6. – С. 27–30.
80. Денисов, Н.Л. Факторы, влияющие на адаптацию к условиям учебной
среды студентов гражданского и курсантов военного вузов:
канд. мед. наук / Н.Л. Денисов. – Томск, 2010. – 22 с.
автореф. дис. …
287
81. Дѐгтев, С.Ю. Гигиеническая оценка соответствия эргономических
параметров
рабочего
места
адаптационным
возможностям
учащихся:
Методические рекомендации / С.Ю. Дѐгтев, Н.А. Мешков, Н.Н. Симонова. –
Архангельск: СГМУ, 2008. – 17 с.
82. Джангиров, Д.А. О совершенствовании нормативного обеспечения
формирования программ мониторинга загрязнений окружающей среды на
территориальном уровне / Д.А. Джангиров // Экология – XXI век. – 2005. – Т. 6,
№ 2 (32). – С. 11–21.
83.
Дмитриева,
Н.В.
Электрофизиологические
механизмы
развития
адаптационных процессов / Н.В. Дмитриева // Физиология человека. – 2004. –
Т. 30, № 3. – С. 35–44.
84. Доника, А.Д. Психоэмоциональное состояние студентов в условиях
крупного промышленного города Нижнего Поволжья / А.Д. Донника // Экология
человека. – 2006. – № 12. – С. 42–47.
85. Доника, А.Д. Формирование мотивации к сохранению здоровья
социальной группы студентов в крупном промышленном городе / А.Д. Доника,
В.А. Можаренко, А.О. Чахоян // Социология города. – 2011. – № 4. – С. 49–53.
86.
Донина,
Ж.А.
Межсистемные
взаимоотношения
дыхания
и
кровообращения / Ж.А. Донина // Физиология человека. – 2011. – Т. 37, № 2. –
С. 117–128.
87. Дочкина, Н.Л. Формирование здоровьесберегающей компетентности
студентов в образовательном учреждении / Н.Л. Дочкина // Профессиональное
образование в России и за рубежом. – 2012. – № 1 (5). – С. 110–114.
88. Драгич, О.А. Закономерности морфофункциональной изменчивости
организма студентов юношеского возраста в условиях Уральского федерального
округа: автореф. дис. … д-ра биол. наук / О.А. Драгич. – Тюмень, 2006. – 42 с.
89. Дружилов, С.А. Профессиональные деформации и деструкции как
следствие искажения психологических моделей профессии и деятельности / С.А.
Дружилов // Журнал прикладной психологии. – 2004. – № 2. – С. 56–62.
90. Дудникова, Е.А. Показатели кардиогемодинамики и энергетического
288
обмена студенток северного вуза весной / Е.А. Дудникова, Л.И. Иржак //
Экология человека. – 2007. – № 7. – С. 61–64.
91. Евдокимова, О.М. Технология валеометрии и интегрированная
психофизическая тренировка в оздоровительной физической культуре: автореф.
дис. … д-ра мед. наук. – СПб., 2000. – 40 с.
92. Евсеева, М.Е. Подходы к оценке сердечно-сосудистого риска у лиц
молодого возраста / М.Е. Евсеева, А.Р. Джанибекова, М.В. Еремин [и др.] //
Профилактическая медицина (профилактика заболеваний и укрепление здоровья).
– 2011. – Т. 14, № 5. – С.7–11.
93. Ежов, С.Н. Особенности психомоторных реакций и межполушарных
отношений мозга на этапах временной адаптации / С.Н. Ежов, С.Г. Кривощеков //
Физиология человека. – 2004. – Т. 30. – № 2. – С. 53–57.
94. Ермолаев, Б.В. Факторы адаптационного потенциала индивидуального
здоровья студентов / Б.В. Ермолаев, Габриелян К.Г. // О повышении роли
физической культуры и спорта в развитии личности студентов: материалы науч.практ. конф. – М.: Казан. ун-т, 2011. – С. 197–199.
95. Есауленко, И.Э. Влияние условий обучения на состояние здоровья
студентов / И.Э. Есауленко, А.С. Фаустов, И.И. Либина, О.И. Губина // Вестн.
Воронеж. гос. ун-та. Сер. «Проблемы высшего образования». – 2009. – № 2. –
С. 55–59.
96. Жигинас, Н.В. Теоретические и концептуальные основы профилактики
психического здоровья студентов / Н.В. Жигинас // Вестн. Томского гос. пед. унта. – 2009. – № 6. – С. 71–75.
97. Жигинас, Н.В. Принципы организации и направления медикопсихологического сопровождения студентов вуза / Н.В. Жигинас // Вестн. Томск.
гос. пед. ун-та. – 2011. – № 12. – С. 200–204.
98. Журавлева, Ю.С. Особенности изменения функционального состояния
организма студенток, занимающихся оздоровительной аэробикой / Ю.С. Журавлева, И.В. Радыш // Экология человека. – 2009. – № 10. – С. 30–35.
289
99. Зайцев, А.А. Организация физического воспитания студентов в вузе и
пути его совершенствования / А.А. Зайцев // О повышении роли физической
культуры и спорта в развитии личности студентов: материалы науч.-практ. конф.
– М.: Казан. ун-т, 2011. – С. 64–66.
100. Захарина, Е.А. Анализ физического здоровья студентов классического
приватного университета / Е.А. Захарина // Педагогика, психология и медикобиологические проблемы физического воспитания и спорта. – 2009. – № 7. –
С. 61–64.
101. Зуйкова, А.А. Экспресс-оценка функционального состояния здоровья
студентов ВГМА им. Н.Н. Бурденко / А.А. Зуйкова, Т.Н. Петрова // Вестник
новых медицинских технологий. – 2011. – Т. 18. – № 2. – С. 277–279.
102. Ивановский, Ю.В. Принципы использования метода биологической
обратной связи в системе медицинской реабилитации / Ю.В. Ивановский, А.А.
Сметанкин // Биологическая обратная связь. – 2000. – № 3. – С. 2–9.
103. Игнатова, Л.Ф. Современная технология социально-гигиенического
мониторинга детского населения: автореф. дис. … д-ра мед. наук / Л.Ф. Игнатова. – М., 2006. – 49 с.
104. Изаак, С.И. Мониторинг физического развития и физической подготовленности: теория и практика: монография / С.И. Изаак. – М.: Советский спорт,
2005. – 196 с.
105. Изаак, С.И. Физическое развитие и биоэнергетика мышечной
деятельности школьников: монография / С.И. Изаак, Т.В. Панасюк, Р.В. Тамбовцева. – М.; Орел: Изд-во ОРАГС, 2005. – 224 с.
106. Ильина, М.А. Пограничные психические расстройства как проявление
дезадаптации у студентов: автореф. дис. … канд. мед. наук / М.И. Ильина. – М.,
2004. – 15 с.
107. Калинина, С.А. Социально-психологические факторы формирования
профессионального стресса при нервно-эмоциональной деятельности / С.А. Калинина // Медицина труда и промышленная экология. – 2009. – № 5. – С. 18–22.
108. Калинкин, Д.Е. Исследование особенностей и обусловленности образа
290
жизни населения Томской области / Д.Е. Калинкин, С.М. Хлынин, Г.И. Мендрина,
В.Ф. Олейниченко, М.А. Валаков, Р.М. Тахауов, А.Б. Карпов // Здравоохранение
Российской Федерации. – 2008. – № 6. – С. 49–51.
109. Калинкин, Д.Е. Социально-экономические и поведенческие факторы
риска, определяющие состояние здоровья взрослого населения промышленного
города / Д.Е. Калинкин, А.Б. Карпов, Р.М. Тахауов, С.М. Хлынин, М.А. Валаков,
Е.В. Ефимова // Здравоохранение Российской Федерации. – 2012. – № 1. – С. 29–
34.
110. Калиновская, С.А. Единое образовательное пространство как педагогическая модель формирования культуры здоровья учащихся / С.А. Калиновская
// Среднее профессиональное образование. – 2011. – № 9. – С. 13–16.
111. Камилова, Р.Т. Влияние социально-гигиенических факторов условий
жизни детей школьного возраста на уровень их физического развития / Р.Т. Камилова // Гигиена и санитария. – 2001. – № 6. – С. 52–55.
112. Карабинская, О.А. Оценка медико-биологических и социальногигиенических факторов, влияющих на формирование образа жизни студентов
медицинского вуза / О.А. Карабинская, В.Г. Изатулин, О.А. Макаров, О.В. Колесникова, А.Н. Калягин, А.Б. Атаманюк // Сибирский мед. журн. – 2011. – № 3. –
С. 112–114.
113. Караванов, А.А. Особенности адаптации студентов высшего учебного
заведения к новым условиям учебной деятельности, влияющие на эффективность
обучения /
А.А. Караванов // Вестн. Воронеж. гос. ун-та. Сер. «Проблемы
высшего образования». – 2007. – № 1. – С. 91 – 96.
114. Кардангушева, А.М. Здоровье студентов-медиков в современных
условиях / А.М. Кардангушева, Л.В. Эльгарова, А.А. Эльгаров // Профилактическая медицина. – 2011. – № 3. – С. 15–18.
115. Карпенко, Ю.Д. Особенности функционального состояния организма
студентов в условиях экзаменационного стресса / Ю.Д. Карпенко // Гигиена и
санитария. – 2010. – № 1. – С. 78–80.
116. Катульская, О.Ю. Динамическая оценка функциональных возмож-
291
ностей студентов вузов, проживающих в промышленных центрах Восточной
Сибири / О.Ю. Катульская, Н.В. Ефимова, Е.А. Прохоренко // Бюллетень
Восточно-Сибирского науч. центра СО РАМН. – 2011. – № 3 (79). – Ч. 2. –
С. 97–101.
117. Кисляк, О.А. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у
подростков / О.А. Кисляк // Качество жизни. Медицина. – 2008. – № 4 (27). –
С. 7–17.
118. Князев, Г.Г. ЭЭГ-корреляты эмоциональных расстройств и отклонений
в поведении у школьников / Г.Г. Князев, Е.Р. Слободская, Л.И. Афтанас, Н.Н.
Савина // Физиология человека. – 2002. – Т. 28, № 3. – С. 16–22.
119. Кожевникова, Н.Г. Гигиенические основы формирования здорового
образа жизни студентов / Н.Г. Кожевникова, В.А. Катаева // Гигиена и санитария.
– 2011. – № 6. – С. 48–51.
120. Козин, А.М. Повышение уровня психического здоровья молодежи в
условиях изменяющегося общества / А.М. Козин // Вестник Южно-Уральского
гос. ун-та. Сер. «Образование. Педагогические науки». – 2009. – № 4 (137). –
С. 38–41.
121. Козлов, Н.С. Здоровье, физическая культура и адаптация студентов к
обучению в вузе / Н.С. Козлов // Мир науки, культуры, образования. – 2010. – № 3
(22). – С. 207–209.
122. Козупица, Г.С. Информационно-энтропийная и физиологическая
оценки
типов
морфофункциональных
изменений
сердца
в
процессе
долговременной адаптации человека к физическим нагрузкам / Г.С. Козупица,
Ю.Л. Ратис, Е.В. Ратис //
Теория и практика физической культуры. – 2000. –
№ 1. – С. 5–8.
123. Колесникова, Н.Ю. Научное обоснование организации медикопрофилактической помощи студентам в современных условиях: автореф. дис. …
канд. мед. наук / Н.Ю. Колесникова. – СПб., 2009. – 18 с.
124. Колесов, В.И. Социальное здоровье студентов / В.И. Колесов // Вестн.
С.-Петерб. ун-та МВД России. – 2009. – № 2. – С. 217–229.
292
125. Колокатова, Л.Ф. Управление психофизической подготовленностью в
учебном процессе на основе использования технических средств оптимизации
психофизических состояний / Л.Ф. Колокатова, М.М. Чубаров // Теория и
практика физической культуры. – 2011. – № 12. – С. 37–39.
126. Колпаков, В.В. Функциональные резервы и адаптационный потенциал
лиц с различным уровнем привычной двигательной активности / В.В. Колпаков,
Т.В. Беспалова, Е.А. Томилова, Н.Ю. Ларькина, Е.В. Мамчин, М.О. Черногривова,
А.А. Копытов // Физиология человека. – 2011. – Т. 37. – № 1. – С. 105–117.
127. Колясов, Р.Р. Эффективность оздоровительных программ для
повышения резервных возможностей студентов / Р.Р. Колясов, В.Н. Колясова // О
повышении роли физической культуры и спорта в развитии личности студентов:
материалы науч.-практ. конф. – М.: Казан. Ун-т, 2011. – С. 71–73.
128. Комар, Е.В. Адаптация студентов-первокурсников в условиях
образовательного процесса ЧГУ / Е.В. Комар // Череповецкие научные чтения –
2010: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Ч. 1:
Литературоведение. Лингвистика. Социальные и массовые коммуникации. –
Череповец: ЧГУ, 2011. – С. 40–42.
129. Комаров, Г.А. О концепции развития здравоохранения Российской
Федерации на ближайшую перспективу / Г.А. Комаров // Здравоохранение.
Журнал для руководителя и главного бухгалтера. – 2008. – № 3. – С. 155–160.
130. Конарева, И.Н. ЭЭГ-корреляты психологического адаптационного
потенциала личности / И.Н. Конарева // Нейрофизиология. – 2011. – Т. 43. – № 2.
– С. 153–164.
131. Константинов, С.А. Укрепление здоровья студентов как приоритетное
направление деятельности вуза / С.А.
Константинов // Здоровье – основа
человеческого потенциала: проблемы и пути их решения: тр. шестой Всеросс.
науч.-практ. конф. с междунар. участием. – СПб., 2011. – С. 397–399.
132. Королев, В.В. Взаимосвязь физической дезадаптации, функциональных
резервов и адаптационной активности организма подростков / В.В. Королев //
Ученые зап. ун-та им. П.Ф. Лесгафта. – 2007. – № 12. – С. 69–72.
293
133. Королев, В.Г. Физическая подготовленность студентов-юношей
младших курсов и ее динамика в процессе обучения в техническом университете /
В.Г. Королев, В.В. Бардушкин // Физическая культура: воспитание, образование,
тренировка. – 2011. – № 1. – С. 58–62.
134. Королева, Н.С. Акмеологический базис социально-гигиенического
мониторинга здоровья студентов ГОУ СПО медицинского профиля / Н.С. Королева, К.С. Жижин // Успехи современного естествознания. – 2010. – № 10. –
С. 26–31.
135. Косованова, Л.В. Скрининг-диагностика здоровья школьников и
студентов. Организация оздоровительной работы в образовательных учреждениях: учеб.-метод. пособие / Л.В. Косованова, М.М. Мельникова, Р.И. Айзман.
– Новрсибирск: Сиб. унив. изд-во, 2003. – 240 с.
136. Кривощапов, М.В. Комплексная оценка функционального состояния
организма студентов 16-18 лет и коррекция его нарушений: автореф. дис. …
канд. мед. наук / М.В. Кривощапов. – М., 2009. – 19 с.
137. Кирсанов, В.М. Психофизиологический статус студентов в период
адаптации к обучению на факультете коррекционной педагогики / В.М. Кирсанов,
Д.З. Шибкова // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2012. –
№ 1. – С. 99–104.
138. Кувалдин, В.А. Анализ влияния физического и психического компонентов здоровья на качество жизни и образовательной деятельности студентов
Тюменской государственной сельскохозяйственной академии и неучащейся
молодежи // Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 10. – С. 19–23.
139. Кулаков, В.Н. Мониторинг антропологических показателей и функционального состояния абитуриентов / В.Н. Кулаков // Проблемы социальной
гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2005. – № 1. – С. 22–25.
140. Кулмагамбетов, И.Р. Применение метода краткосрочной групповой
психотерапии
для
коррекции
психической
дезадаптации
у
студентов
медицинского вуза / И.Р. Кулмагамбетов, Л.Л. Мациевская // Журнал неврологии
и психиатрии. – 2010. – № 2. – С. 70–73.
294
141. Кучма, В.Р. Проблемы школьной и университетской медицины в
Европе и России / В.Р. Кучма // Общественное здоровье и профилактика
заболеваний. – 2007. – № 5. – С. 37–40.
142. Кучма, В.Р. Стратегия ВОЗ и обзор международного опыта
профилактики болезней и укрепления здоровья детей и подростков в
образовательных учреждениях / В.Р. Кучма, И.К. Рапопорт // Общественное
здоровье и профилактика заболеваний. – 2008. – № 1 (27). – С. 40–45.
143. Кучма, В.Р. Тенденции роста и развития московских школьников
старшего подросткового возраста на рубеже тысячелетий / В.Р. Кучма, Л.М. Сухарева, Ю.А. Ямпольская // Гигиена и санитария. – 2009. – № 2. – С. 18–20.
144. Кучма, В.Р. Гигиена детей и подростков: руководство к практическим
занятиям: учеб. пособие / В.Р. Кучма, Н.Л. Ямщикова, Н.К. Барсукова [и др.]. –
М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – С. 530–533.
145. Кушнер, С.М. О механизме нарушения вегетативной регуляции у детей
больных нейроциркуляторной астенией / С.М. Кушнер // Педиатрия. – 2001. –
№ 1. – С. 28–31.
146. Латышевская, Н.И. Гендерные различия в состоянии здоровья и
качества жизни студентов / Н.И. Латышевская, С.В. Клаучек, Н.П. Москаленко //
Гигиена и санитария. – 2004. – № 1. – С. 51– 53.
147. Лебедев, В.В. Здоровьесберегающая технология «Достижение прогнозируемых результатов» / В.В. Лебедев // Педагогическое образование и наука. –
2011. – № 10. – С. 54–59.
148. Леутин, В.П. Роль функциональной асимметрии мозга в формировании
субъективной оценки состояния при интервальной гипоксической тренировке /
В.П. Леутин, Я.Г. Платонов, Г.М. Диверт, С.С. Кривощеков
// Физиология
человека. – 2002. – Т. 28. – № 1. – С. 53–56.
149. Леутин, В.П. Прерывистая нормобарическая гипоксия как экспериментальная модель незавершенной адаптации / В.П. Леутин, Я.Г. Платонов, Г.М. Диверт, С.С. Кривощеков // Физиология человека. – 2004. – Т. 30, № 5. – С. 85–91.
150.
Литвинова,
Н.А.
Роль
индивидуальных
психофизиологических
295
особенностей в адаптации к умственной деятельности / Н.А. Литвинова, Э.М.
Казин, С.Б. Лурье, О.В. Булатова // Вестник Кемеровского государственного
университета. – 2011. – № 1. – С. 141–147.
151. Литовченко, О.Г. Адаптационные аспекты морфофункционального
состояния детей и подростков Среднего Приобья / О.Г. Литовченко, В.В. Апокин
// Теория и практика физической культуры. – 2011. – № 5. – С. 83–85.
152. Личко, А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков: патохарактерологический диагностический опросник для подростков / А.Е. Личко. –
СПб.: Речь, 2009. – 251 с.
153. Лотоненко, А.В. Культура физическая и здоровье: Монография /
А.В. Лотоненко, Г.Р. Гостев, С.Р. Гостева, О.А. Григорьев. – М.: Еврошкола,
2008. – 450 с.
154. Малкина-Пых, И.Г. Психосоматика / И.Г. Малкина-Пых. – М.: Эксмо,
2010. – 1024 с.
155. Маралов, В.Г. Студент как субъект саморазвития и отношения к
учебно-профессиональной деятельности / В.Г. Маралов, О.А. Воронина,
Е.П. Киселева [и др.]. – М.: Академический Проект, 2011. – 190 с.
156. Маралов, В.Г. Педагогика и психология ненасилия в образовании /
В.Г. Маралов, В.А. Ситаров. – М.: Изд-во Юрайт, 2012. – 424 с.
157. Маркин, В.В. Индивидуальный подход к коррекции дезадаптивных
состояний студентов адаптагенами растительного происхождения: автореф. дис.
… канд. мед. наук / В.В. Маркин. – Владивосток, 2004. – 23 с.
158.
Маркина,
Л.Д.
Прогнозирование
развития
дезадаптационных
состояний и алгоритм их эффективной коррекции / Л.Д. Маркина, В.В. Маркин //
Тихоокеанский мед. журн. – 2008. – № 3. – С. 29–36.
159. Марченко, Д.В. Гигиеническая оценка влияния условий обучения на
функциональное состояние организма человека (на примере курсантов факультета
пожарной безопасности): автореф. дис. … канд. мед. наук / Д.В. Марченко. –
Иркутск, 2002. – 34 с.
160. Медведев, И.Н. Физическая тренировка и коррекция сколиоза у детей /
296
И.Н. Медведев, С.Ю. Завалишина, Е.В. Лапшина. – Курск: МУПЗ «Курская
городская типография», 2009. – 70 с.
161. Медведев, И.Н. Уровень тромбоцитов у лиц 26–35 лет, регулярно
тренирующихся физически в студенческие годы / И.Н. Медведев, А.П. Савченко //
Международный журнал экспериментального образования. – 2010. – № 11. –
С. 101–102.
162. Медведев, И.Н. Тромбоцитарная активность у молодых людей, тренирующихся физически в студенческие годы / И.Н. Медведев. – Вестн. Московского
областного ун-та. Сер. «Естественные науки». – 2010. – № 2. – С. 13–17.
163. Медведев, П.С. Становление качества жизни студентов в воспитательном пространстве вуза / П.С. Медведев // Среднее профессиональное
образование. – 2011. – № 4. – С. 53–55.
164. Медик, В.А. Общественное здоровье и здравоохранение / В.А. Медик,
В.К. Юрьев. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 288 с.
165. Мелихова, Е.П. Гигиеническая оптимизация процесса обучения
студентов медицинского вуза: автореф. дис. … канд. биол. наук / Е.П. Мелихова.
– М., 2010. – 24 с.
166. Мельников, Ю.Д. Студенческое здоровье / Ю.Д. Мельников, А.А. Артеменков, Т.В. Мелькова [и др.] // Ёроховские чтения: Тез. докл. науч.-практ.
конф. (ноосфера: проблемы, решения). – Череповец: ЧФ УРАО, 2005. – С. 178–
180.
167. Мешков, Н.А. Адаптационное состояние детского организма как
индикатор неблагоприятного влияния окружающей среды / Н.А. Мешков,
С.И. Иванов, Е.А. Вальцева, Б.М. Анциферов // Гигиена и санитария. – 2007. –
№ 5. – С. 52–53.
168. Мешков, Н.А. Особенности психофизиологической адаптации детей
разного возраста к образовательной нагрузке / Н.А. Мешков, Г.Н. Мешкова //
Вестн. Поморского ун-та. – 2008. – № 3. – С. 12–19.
169. Мешков, Н.А. Идентификация факторов риска в регионах расположения районов падения отделяющихся частей ракет-носителей и оценка состоя-
297
ния здоровья населения, проживающего вблизи зон влияния ракетно-космической
деятельности / Н.А. Мешков, С.И. Иванов, Е.А. Вальцева [и др.]: метод.
рекомендации. – М.: НИИ ЭЧ и ГОС им. А.Н. Сысина РАМН, 2008. – 24 с.
170. Мешков, Н.А. Состояние вегетативной нервной системы у детей как
показатель адаптации к техногенному воздействию в условиях Севера /
Н.А. Мешков, Б.М. Анциферов, Е.А. Вальцева // Северная инновационная стратегия России. Социальное развитие северных регионов: материалы пятого Северного социально-экономического конгресса. – М.: Галерия, 2010. – С. 24–29.
171. Мешков, Н.А. Методологические аспекты оценки адаптационной
реакции организма на влияние факторов риска окружающей среды / Н.А. Мешков
// Гигиена и санитария. – 2012. – № 5. – С. 87–91.
172. Миннибаев, Т.Ш. Теоретические и методические подходы к
комплексному изучению состояния здоровья студентов и преподавателей вуза /
Т.Ш. Миннибаев, И.К. Рапопорт, В.В. Чубаровский и [др.] // Здоровье населения и
среда обитания. – 2012. – № 2. – С. 15–17.
173. Мирзонов, В.А. Факторы окружающей среды и заболеваемость
населения Нижегородской области / В.А. Мирзонов //
Здравоохранение
Российской Федерации. – 2011. – № 4. – С. 31.
174. Миронов, С.М. Экологическая безопасность и качество жизни /
С.М. Миронов // Экология – XXI век. – 2005. – Т. 5, № 5 (29). – С. 5–8.
175. Мишкова, Т.А. Морфофункциональные особенности и адаптационные
возможности современной студенческой молодежи в связи с оценкой физического
развития: автореф. дис. … канд. биол. наук / Т.А. Мишкова. – М., 2010. – 24 с.
176. Морев, М.В. Социальный портрет населения, нуждающегося в специализированных услугах по поддержанию психического здоровья / М.В. Морев,
В.И. Попова // Здравоохранение Российской Федерации. – 2011. – № 6. – С. 30–34.
177.
Мороденко,
Е.В.
Социально-психологическая
адаптация
и
дезадаптация в процессе социализации личности / Е.В. Мороденко // Вестник
Томского гос. ун-та. – 2009. – Вып. 8 (86). – С. 108–111.
178. Московченко, О.Н. Социально-психофизиологическая адаптация
298
студенток
с
ограниченными
физическими
возможностями
в
структуре
физической реабилитации / О.Н. Московченко, Л.В. Захарова, Н.В. Люлина, Д.А.
Шубин // Адаптивная физическая культура. – 2012. – № 1 (49). – С. 9–12.
179. Мусалимова, Р.С. Сравнительный анализ физического состояния
студентов, проживающих в различных условиях загрязнения окружающей среды /
Р.С. Мусалимова, Р.М. Валиахметов // Гигиена и санитария. – 2010. – № 4. –
С. 79–83.
180. Мухина, Н.В. Гендерные особенности формирования качества жизни
студентов в динамике обучения в педагогическом вузе: автореф. дис. … канд.
биол. наук / Н.В. Мухина. – М., 2008. – 27 с.
181. Мызников, И.Л. Об использовании индекса Кердо для определения
вегетативного гомеостаза / И.Л. Мызников, Ф.А. Щербина // Медицина труда и
промышленная экология. – 2004. – № 10. – С. 36–38.
182. Мысина, Г.А. Формирование здоровьесберегающей образовательновоспитательной среды вуза / Г.А. Мысина // Научные проблемы гуманитарных
исследований. – 2011. – № 4. – С. 133–139.
183. Невзоров, А.А. Научные подходы к совершенствованию организации
профилактической работы среди учащейся молодежи: автореф. дис. … канд.
мед. наук / А.А. Невзоров. – М., 2010. – 24 с.
184. Нежкина, Н.Н. Психофизическая тренировка – новая технология
физического
воспитания
детей-инвалидов
с
легкой
интеллектуальной
недостаточностью / Н.Н. Нежкина, Л.А. Жданова, Ю.В. Чистякова, Н.А. Гречин,
Н.В. Масленникова // Физкультура в профилактике, лечении и реабилитации. –
2006. – № 4 (19). – С. 36–41.
185. Нежкина, Н.Н. Физическое воспитание детей с синдромом вегетативной дистонии / Н.Н. Нежкина, М.К. Майорова, О.В. Кулигин, Н.В. Киселева,
Ю.В. Чистякова // Физкультура в профилактике, лечении и реабилитации. – 2010.
– № 1 (32). – С. 48–54.
186. Нефедовская, Л.В. Состояния и проблемы здоровья студенческой
молодежи / Л.В. Нефедовская. – М.: Литтерра, 2007. – 192 с.
299
187. Никипелов, М.И. Психофизиологический и гигиенический анализ
системных процессов адаптации студентов к учебному труду в благоприятных и
неблагоприятных для них акустических условиях обучения и проживания / М.И.
Никипелов, О.О. Никипелова, Т.И. Шишелова, Е.С. Маслова // Современные
наукоемкие технологии. – 2005. – № 9. – С.115–116.
188. Никишина, Е.Е. Донозологическое состояние здоровья студентов ЧГУ
по результатам исследования адаптационного потенциала / Е.Е. Никишина, А.О.
Вукста, Н.И. Сапожников // Молодые ученые – науке о физической культуре и
спорте: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – Череповец: ЧГУ, 2012. –
С. 40–41.
189. Николаева, Е.И. Сравнительный психофизиологический анализ
функционального
состояния
студентов
различных
форм
обучения
в
педагогическом вузе / Е.И. Николаева, С.А. Котова // Вопросы психологии. –
2011. – № 4. – С. 24–32.
190. Нифонтова, О.Л. Оценка функционального состояния вегетативной
нервной системы студентов северного педагогического вуза / О.Л. Нифонтова,
Р.К. Насруллаев // Образование и здоровье. Экономические, медицинские и
социальные проблемы: сб. ст. V Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза:
Приволжский Дом знаний, 2010. – С. 79–81.
191. Ноздрачев, А.Д. Организация подкрепляющих систем мозга /
А.Д. Ноздрачев, А.А. Лебедев, Д.П. Шабанов // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 3. –
2000. – Вып. 4 (№ 27). – С. 61–75.
192. Овсянникова, Н.Н. Физиологическая адаптация студентов к процессу
обучения в вузе / Н.Н. Овсянникова, О.Л. Ляхова // Ученые записки Орловского
государственного университета. – 2011. – № 3. – С. 151–158.
193. Окружнов, В.В. Некоторые аспекты проблем формирования здорового
образа жизни обучающихся профессионального образования по профессиям с
вероятностью развития профессиональных заболеваний при последующем
трудоустройстве / В.В. Окружнов // Профессиональное образование в России и за
рубежом. – 2012. – № 1 (5). – С. 119–131.
300
194. Панов, Г.А. Сравнительная оценка функционального состояния
организма студентов с различной степенью физической подготовленности:
автореф. дис. … канд. мед. наук / Г.А. Панов. – М., 2008. – 22 с.
195. Панюков, М.В. Психофизические показатели в оценке здоровья и
прогнозирования эффективности и результативности тренировочно-соревновательного процесса в физкультуре и спорте: автореф. дис. … канд. мед. наук / М.В.
Панюков. – М., 2009. – 25 с.
196. Парфенова, Н.Б. Методология проведения комплексного мониторинга
здоровья учащейся молодежи в процессе обучения / Н.Б. Парфенова // Вестник
Псковского гос. пед. ун-та. Сер. «Социально-гуманитарные и психологопедагогические науки». – 2008. – № 3. – С. 110–114.
197.
Патрушева,
И.В.
Модель
формирования
компетентности
здоровьесбережения у будущих социальных работников / И.В. Патрушева //
Среднее профессиональное образование. – 2008. – № 12. – С. 11–13.
198. Петров, А.А. Готовность к учебной деятельности студентов первого
курса в классическом университете, их адаптация к новым условиям и роль пропедевтических курсов по профилирующим предметам в учебном процессе / А.А.
Петров // Мир науки, культуры, образования. – 2011. – № 1 (26). – С. 103–106.
199. Пилина, Г.С. Лечение невротических состояний у детей методом
биологической обратной связи / Г.С. Пилина, А.В. Агеев, С.Г.
Пилин
//
Биологически обратная связь. – 2000. – № 3. – С. 30–32.
200. Пискун, О.Е. Результаты мониторинга психофизической адаптации
студентов к обучению и разработка комплекса мер по охране их здоровья /
О.Е. Пискун, Н.Н. Петрова, Н.Н. Венгерова и [др.] // Вестн. С.-Петерб. ун-та. –
Сер. 11 “Медицина”. – 2011. – № 1. – С. 81–91.
201. Поборский, А.Н. Функциональное состояние и адаптационные возможности организма студентов в неблагоприятных условиях среды / А.Н. Поборский, М.А. Юрина, Ж.Н. Лопацкая // Гигиена и санитария. – 2008. – № 5. –
С. 70–73.
202. Повзун, А.А.
Сравнительная оценка адаптационных возможностей
301
организма студентов спортивного и неспортивного факультетов, по показателям
биологического ритма / А.А. Повзун, В.В. Апокин, А.В. Виноградова
//
Актуальные проблемы физической культуры, спорта, туризма и спортивной
медицины: инновации и перспективы развития: сб. материалов науч.-практ. конф.
– Ставрополь: Изд-во СтГМА, 2012. – С. 245–247.
203. Погорелова, И.Г. К вопросу о региональных закономерностях
формирования адаптационного состояния студентов I курса / И.Г. Погорелова,
Г.И. Булнаева // Сибирский медицинский журнал. – 2010. – № 1. – С. 110–112.
204. Поздеева, Т.В. Научное обоснование концепции и организационной
модели формирования здоровьесберегающего поведения студенческой молодежи:
автореф. дис. … д-ра мед. наук. – М., 2008. – 44 с.
205. Политыко, Ю.Е. Анатомические компоненты соматотипа младших
школьников как основа разработки здоровьесберегающих технологий: автореф.
дис. … канд. мед. наук / Ю.Е. Политыко. – СПб., 2009. – 21 с.
206. Полесский, В.А. Социально-экологический подход как стратегия
укрепления здоровья в современных условиях / В.А. Полесский, Л.В. Водогреева
//
Мониторирование состояния здоровья, качества и образа жизни населения
России. Влияние поведенческих факторов риска на здоровье населения: тез. докл.
Всерос. науч.-практ. конф. – М.: Первый Моск. гос. мед. ун-т им. И.М. Сеченова,
2011. – С. 274–276.
207. Пономарев, А.В. Адаптация студентов первого курса к системе
высшего профессионального образования: от теории к практике / А.В. Пономарев,
Е.В. Осипчукова // Образование и наука. – 2007. – № 1. – С. 42–50.
208. Пономарева, С.Г. Оценка организации питания студентов медицинского вуза / С.Г. Пономарева, А.Г. Сетко, Е.П. Щербинина // Мониторирование
состояния здоровья, качества и образа жизни населения России. Влияние
поведенческих факторов риска на здоровье населения: тез. докл. Всерос. науч.практ. конф. (Москва, 7 – 8 июня 2011 г.). – М.: Первый Моск. гос. мед. ун-т им.
И.М. Сеченова, 2011. – С. 276–277.
209. Попов, Д.С. Современные образовательные траектории школьников и
302
студентов / Д.С. Попов, Ю.А. Тюменева, Ю.В. Кузьмина // Социологические
исследования. – 2012. – № 2. – С. 135–142.
210.
Попова,
С.И.
Роль
образа
состояния
субъекта
в
процессе
педагогического регулирования / С.И. Попова // Вестн. ун-та (Государственный
университет управления). – 2009. – № 28. – С. 97–100.
211. Потапов, А.И. Гигиенические проблемы здоровья населения /
А.И. Потапов, Р.С. Гильденскиольд, И.Л. Винокур // Здравоохранение Российской
Федерации. – 2008. – № 2. – С. 3–4.
212. Потапов, А.И. Профилактика и реабилитация – эффективные
направления повышения уровня здоровья населения / А.И. Потапов, Н.И. Новичкова, Т.В. Чистякова, В.В. Пархоменко //
Здравоохранение Российской
Федерации. – 2012. – № 1. – С. 3–5.
213. Потовская, Е.С. Формирование силовых способностей и выносливости
в процессе физического воспитания студенток / Е.С. Потовская, А.В. Кабачкова,
В.Г. Шилько // Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 10. –
С. 13–15.
214.
Потягайло, Е.Г. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке
функционального
состояния
и
регуляторно-адаптационных
возможностей
организма у детей / Е.Г. Потягайло, В.М. Покровский // Физиология человека. –
2003. – Т. 29. – № 1. – С. 59–63.
215. Похачевский, А.Л. Функциональное состояние и адаптационные
резервы организма / А.Л. Похачевский, В.М. Михайлов, А.А. Груздев и [др.] //
Вестн. Новгород. гос. ун-та им. Ярослава Мудрого. – 2006. – № 35. – С. 11–15.
216. Прокопьев, Н.Я. Адаптация учащихся г. Тюмени к обучению в вузе /
Н.Я. Прокопьев, С.Г. Марьинских // Вестник Южно-Уральского государственного
университета. Серия. «Образование, здравоохранения, физическая культура». –
2011. – № 20 (237). – С. 12–17.
217. Проскурякова, Л.А. Программа формирования мотивации к здоровому
образу жизни в молодежной среде / Л.А. Проскурякова, М.Ф. Савченков //
Сибирский медицинский журнал. – 2010. – № 3. – С. 98–102.
303
218. Проскурякова, Л.А. Оценка заболеваемости, физического здоровья
студентов и формирование самосохранительного поведения / Л.А. Проскурякова,
Т.В. Бурнышева // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории
медицины. – 2012. – № 3. – С. 15–17.
219. Проскурякова, Л.А. Научное обоснование разработки программы по
формированию здорового образа жизни и профилактике неинфекционных
заболеваний в период профессионального обучения студентов Л.А. Проскурякова,
Е.Н. Лобыкина // Здоровье населения и среда обитания. – 2012. – № 11 (236). –
С. 14–16.
220. Пушкарев, Ю.П. Особенности сомато-висцеральных взаимоотношений
в постнатальном онтогенезе / Ю.П. Пушкарев, А.А. Артеменков, А.П. Герасимов,
Е.В. Синельникова, О.Н. Смирнов // Педиатрия на рубеже веков. Проблемы, пути
развития: сб. материалов конф.: в 2 ч. – СПб.: СПбГПМА, 2000. – Ч. 2. – С. 197–
199.
221. Пушкарев, Ю.П. Становление системных механизмов адаптации в
онтогенезе / Ю.П. Пушкарев, А.А. Артеменков, А.П. Герасимов, Е.В. Синельникова, О.Н. // Оптимизация функций сердца и мозга немедикоментозными
методами: материалы симпозиума с международным участием. – Тамбов: ТГУ,
2000. – С. 102–103.
222. Пушкарев, Ю.П. Тренировка сомато-висцеральных взаимоотношений в
постнатальном онтогенезе / Ю.П. Пушкарев, А.П. Герасимов, А.А. Артеменков,
Е.В. Синельникова, О.Н. Смирнов // Оптимизация функций сердца и мозга
немедикоментозными методами: материалы симпозиума с междунар. участием. –
Тамбов: ТГУ, 2000. – С. 105–107.
223. Пушкарев, Ю.П. Кардиореспираторное сопряжение у крыс линии SHR
/ Ю.П. Пушкарев, А.Л. Хама-Мурад, А.А. Артеменков, Е.В. Синельникова //
Новые методы диагностики, лечения, профилактики, реабилитации и медикоорганизационные проблемы педиатрии. – СПб.: СПбГПМА, 2003. – С. 131–132.
224. Пушкарев, Ю.П. Механизмы билатеральной асимметрии артериального
давления / Ю.П. Пушкарев, А.Л. Хама-Мурад, А.А. Артеменков, Е.В. Си-
304
нельникова // Новые методы диагностики, лечения, профилактики, реабилитации
и медико-организационные проблемы педиатрии. – СПб.: СПбГПМА, 2003. –
С. 132–133.
225. Пушкарева, И.Н. Адаптация студентов к учебному процессу в системе
современного высшего образования / И.Н. Пушкарева, С.В. Кумсков, С.А. Новоселов // Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 3. – С. 55–57.
226. Рахманин, Ю.А. Современные проблемы экологии человека и гигиены
окружающей среды в обеспечении санитарно-гигиенического благополучия
населения России / Ю.А. Рахманин // Здравоохранение Российской Федерации. –
2008. – № 1. – С. 12–13.
227. Рахманин, Ю.А. Научно-методические основы изучения, оценки и
регламентирования биологических факторов в гигиене окружающей среды / Ю.А.
Рахманин // Гигиена и санитария. – 2010. – № 5. – С. 4–8.
228. Рахманин, Ю.А. Комплексный подход к гигиенической оценке
качества жизни учащихся / Ю.А. Рахманин, И.Б. Ушаков, Н.В. Соколова,
И.К. Рапопорт // Гигиена и санитария. – 2010. – № 2. – С. 67–70.
229. Резенова, М.В. Уровень физической подготовленности и его
коррекция у студентов гуманитарного колледжа с учетом их интересов к
различным видам двигательной активности / М.В. Резенова // Теория и практика
физической культуры. – 2011. – № 5. – С. 59.
230. Резенфельд, Л.Г. Здоровье студентов по данным субъективной оценки
и факторы риска, влияющие на него / Л.Г. Резенфельд, С.А. Батрымбетова //
Здравоохранение Российской Федерации. – 2008. – № 4. – С. 38–39.
231. Романова, Е.А. Динамика умственной работоспособности в течение
пятилетнего обучения в вузе / Е.А. Романова, В.И. Павлова, А.Н. Романова //
Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Образование,
здравоохранение, физическаякультура. – 2010. – № 37(213). – С. 23–25.
232. Рютина, Л.Н. Формирование готовности студентов к укреплению и
сохранению здоровья в условиях индивидуальной траектории обучения в вузе //
Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 2. – С. 39–43.
305
233. Рукавишников, В.С. Методологические и патогенетические проблемы
идентификации экологически обусловленных нарушений здоровья / В.С.
Рукавишников, Н.В. Ефимова // Бюллетень Сибирского отд-ния Рос. акад. мед.
наук. – 2008. – № 1. – С. 52–56.
234. Русанова, Е.И. Комплексное изучение освещенности в вузе /
Е.И. Русанова, Н.А. Дрожжина, А.А. Горбов // Гигиена и санитария. – 2007. – № 4.
– С. 38–42.
235. Рыжов, А.Я. Профилактические аспекты оздоровления и оптимизации
труда преподавателей вуза / А.Я. Рыжов. – Тверь: ТвГУ, 2004. – 160 с.
236.
Рыжов,
А.Я.
Физиолого-гигиеническая
характеристика
труда
преподавателей вуза / А.Я. Рыжов, С.В. Комин, О.О. Копкарева, Т.А. Шверина //
Вестник Тверского государственного университета. Сер. «Биология и экология».
– 2005. – № 1. – С. 36–41.
237. Рыжов, А.Я. Физиологическая характеристика профессиональной
деятельности преподавателей вуза. Аналитический обзор / А.Я. Рыжов // Вестник
Тверского государственного университета. Сер. «Биология и экология». – 2008. –
№ 10. – С. 61–71.
238. Рыжов, А.Я. Понятие «здоровье» и «профессиональное здоровье»
применительно к категории преподавателей вуза. Аналитический обзор / А.Я.
Рыжов // Вестник Тверского государственного университета. Сер. «Биология и
экология». – 2009. – № 14. – С. 38–48.
239. Рыжов, А.Я. Физиологическая характеристика преподавательского
труда и его оптимизация в условиях вуза / А.Я. Рыжов. – Тверь, 2009. – 224 с.
240. Рюмина, Е.А. Оценка адаптивных возможностей учащихся второго
курса вуза / Е.А. Рюмина, Н.В. Мищенко, Т.А. Трифонова // Здоровье населения и
среда обитания. – 2012. – № 5 (230). – С. 40–42.
241. Савельева, Н.Г. Дезадаптация учащейся молодежи как одна из
наиболее актуальных проблем отечественной педагогики и психологии /
Н.Г. Савельева // Вестн. Владимир. гос. гуманитар. ун-та. – Сер. «Педагогические
и психологические науки». – 2011. – № 8. – С. 193–197.
306
242. Саидюсупова, И.С. Медико-социальная оценка состояния здоровья
студентов медицинского вуза и пути совершенствования организации медицинской помощи: автореф. дис. … канд. мед. наук / И.С. Саидюсупова. – М., 2008. –
24 с.
243. Саламатина, Л.В. Здоровье трудоспособного населения Ямало-Ненецкого автономного округа / Л.В. Саламатина, А.А. Бутанов // Профилактика
заболеваний и укрепление здоровья. – 2007. – № 5. – С. 34–35.
244. Сапожников, Н.И. Релаксационная пластика (биоэнергопластика) –
новый вид психофизической рекреации в работе со студентами на занятиях
физической культурой / Н.И. Сапожников // Сохранение и укрепление здоровья
участников образовательного процесса: материалы междунар. науч.-практ. конф.
Ч. 2. – Череповец, 2007. – С. 91–92.
245. Сахаров, О.Б. Системная оценка здоровья, питания, физического
развития студентов / О.Б. Сахаров // Информатика и системы управления. – 2008.
– № 2 (16). – С. 173–175.
246. Сахарова, О.Б. Системный анализ факторов, влияющих на состояние
здоровья
студентов
младших
курсов
Дальневосточного
Федерального
университета / О.Б. Сахарова, А.В. Гришанов, Т.В. Горборукова // Сибирский
медицинский журнал. – 2011. – Т. 107. – № 8. – С. 73–76.
247. Свиридов, С.В. Социальная адаптация городских и иногородних
первокурсников
гуманитарного
вуза
/
С.В.
Свиридов
//
Сибирский
педагогический журнал. – 2009. – № 13. – С. 81–85.
248. Святогор, И.А. Классификация ЭЭГ-паттернов и их нейрофизиологическая интерпретация при дезадаптивных расстройствах / И.А. Святогор //
Биологическая обратная связь. – 2000. – № 3. – С. 10–17.
249. Севрюкова, Г.А. Физиологические аспекты адаптации студентов вуза к
условиям профессионального обучения: автореф. дис. … д-ра биол. наук / Г.А.
Севрюкова. – Астрахань, 2005. – 40 с.
250. Севрюкова, Г.А. Адаптивные изменения функционального состояния и
работоспособность студентов в процессе обучения / Г.А. Севрюкова // Гигиена и
307
санитария. – 2006. – № 1. – С. 72–74.
251. Семенов, В.Ю. Организация профилактической работы в Московской
области / В.Ю. Семенов, Е.С. Скворцова // Здравоохранение Российской
Федерации. – 2009. – № 1. – С. 3–8.
252. Семенкова, Т.Н. Факторы «риска», влияющие на здоровье обучающихся в процессе обучения / Т.Н. Семенкова, Н.Э. Касаткина, Э.М. Казин //
Вестник Кемеровского государственного университета. – 2011. – № 2. – С. 98–
106.
253. Сетко, Н.П. Современные подходы к интегральной донозологической
оценке здоровья детей и подростков / Н.П. Сетко // Гигиена и санитария. – 2009. –
№ 4. – С. 9–10.
254. Сидоров, П.И. Психосоциальная дезадаптация студентов, имеющих
хроническую соматическую патологию / П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев, И.А. Новикова // Гигиена и санитария. – 2001. – № 4. – С. 46–49.
255. Сидоров, П.И. Гносеологический аппарат ментальной медицины / П.И.
Сидоров, И.Б. Якушев // Экология человека. – 2010. – № 9. – С. 43–52.
256. Сидорова, К.А. Анализ особенностей психофизиологических показателей организма студентов в процессе их обучения в вузе / К.А. Сидорова, Т.А. Сидорова, Т.А. Драгич // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 2–5. – С. 426–
430.
257. Синельникова, Е.В. Индивидуальные особенности детей регионов
Крайнего Севера и клинико-физиологические основы формирования нормативов
их развития: автореф. дис. … д-ра мед. наук / Е.В. Синельникова. – СПб., 2005. –
35 с.
258. Сметанкин, А.А. Здоровье без лекарств: биологическая обратная связь /
А.А. Сметанкин. – СПб.: Российская ассоциация биологической обратной связи,
2001. – 68 с.
259. Смирнов, С.Н. Синергетическая модель сенситивных периодов развития двигательных способностей / С.Н. Смирнов, А.А. Частихина, Е.Г. Матвеев //
308
Вестн. Тамбов. ун-та. Сер. “Естественные и технические науки”. – 2012. – Т. 17,
№ 4. – С. 1314–1316.
260. Смирнов, Б.А. Психология деятельности в экстремальных ситуациях /
Б.А. Смирнов, Е.В. Долгополова. – Харьков: Изд-во «Гуманитарный Центр»,
2007. – 276 с.
261. Смирнова, С.В. Профилактика дезадаптации первокурсников вуза
посредством развития их психической флексибильности / С.В. Смирнова,
Г.В. Залевский // Сибирский психол. журн. – 2005. – № 22. – С. 54–58.
262. Соколова, Н.В. Научное обоснование комплексного подхода к
гигиенической оценке качества жизни учащейся молодежи: автореф. дис. … д-ра
биол. наук / Н.В. Соколова. – М., 2008. – 51 с.
263. Сократов, Н.В. Кинезотерапия как средство профилактики и коррекции адаптационных возможностей организма ребенка / Н.В. Сократов, П.П. Тиссен, Л.А. Акимова // Теория и практика физической культуры. – 2012. – № 2. –
С. 55–59.
264. Соловьев, В.Н. Умственная и физическая работоспособность студентов
как фактор адаптации к учебному процессу / В.Н. Соловьев // Успехи
современного естествознания. – 2004. – № 8. – С. 69–72.
265. Соловьева, А.Л. Оценка профессионально-значимых двигательных и
личностных качеств у студентов геолого-географического профиля / А.Л. Соловьева, О.С. Осокина // Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 10.
– С. 24–25.
266. Солодовников, Ю.Л. Самооценка физического развития студентами
медицинского училища / Ю.Л. Солодовников // Гигиена и санитария. – 2010. – №
1 . – С. 82–84.
267. Сон, И.М. Современные особенности заболеваемости взрослого
населения / И.М. Сон, С.А. Леонов, Е.В. Огрызко // Здравоохранение Российской
Федерации. – 2010. – № 1. – С. 3–6.
268. Сорокина, А.В. Среда обитания и здоровье детей крупного промышленного города / А.В. Сорокина, К.П. Петруничева, А.Я. Поляков, В.С. Маляревич
309
// Здравоохранение Российской Федерации. – 2011. – № 5. – С. 28.
269. Соснина, Е.В. Влияние инновационных систем обучения на формирование адаптационных возможностей гимназистов / Е.В. Соснина, А.Г. Сетко //
Гигиена и санитария. – 2009. – № 4. – С. 64–65.
270. Спицин, А.П. Особенности адаптации студентов младших курсов
медицинского вуза к учебной деятельности / А.П. Спицин // Гигиена и санитария.
– 2002. – № 1. – С. 47–49.
271. Старовойтова, Л.И. Состояние здоровья студентов первокурсников /
Л.И. Старовойтова // Ёроховские чтения: cб. ст. науч.-практ. конф. «Ноосферные
знания и технологии на службу России». – Череповец: ЧФ УРАО, 2006. –
С. 138–140.
272. Стрельникова, С.В. Реакция кардиореспираторной системы юных
спортсменов и нетренированных подростков г. Сыктывкара на субмаксимальную
физическую нагрузку / С.В. Стрельникова, Н.И. Пантелеева, Т.В. Яцечко, И.М. [и
др.] // Экология человека. – 2010. – № 7. – С. 25–29.
273. Ступина, К.С. Морфоконституциональные особенности и самооценка у
детей и подростков / К.С. Ступина, В.Ю. Бахолдина // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 16,
Биология. – 2010. – № 3. – С. 3–6.
274. Столярова, Н.В. Морфофункциональная характеристика организма
студентов татаро-башкирской и русской национальностей / Н.В. Столярова //
Теория и практика физической культуры. – 2011. – № 4. – С. 62–64.
275. Судаков,
К.В. Системная организация функций человека: теорети-
ческие аспекты / К.В. Судаков // Успехи физиологических наук. – 2000. – Т. 31,
№ 1. – С. 81–96.
276. Сухарева, Л.М. Особенности заболеваемости московских школьников
за последние 50 лет / Л.М. Сухарева, И.К. Рапопорт, Л.Ф. Бережков, Ю.А. Ямпольская, И.В. Звездина // Гигиена и санитария. – 2009. – № 2. – С. 21–26.
277. Сысоева, О.В. Социально-гигиенические аспекты формирования здоровьесохраняющего поведения студентов высших учебных заведений (на примере
Хабаровского края): автореф. дис. … канд. мед. наук. – Хабаровск, 2009. – 24 с.
310
278. Сычева, И.Н. Структура здоровьесберегающей компетенции будущих
педагогов по физической культуре / И.Н. Сычева // Сборники конференций НИЦ
«Социосфера». – 2011. – № 41. – С. 84–86.
279. Тамбовцева, Р.В. Весоростовой индекс как морфологический критерий
выделения конституциональных групп девочек 7–9 лет / Р.В. Тамбовцева, В.Ф.
Воробьев // Морфология. – 2009. – Т. 135. – № 1. – С. 53–57.
280. Токарева, Л.К. Физическая работоспособность как интегральный
показатель функционального состояния здоровья студентов педагогического вуза
/ Л.К. Токарева, С.С. Павленкович // Известия Пензенского государственного
педагогического университета им. В.Г. Белинского. – 2011. – № 25. – С. 645–649.
281. Тимербулатов, И.Ф. Комплексная медико-психологическая оценка
эмоционального состояния школьников как показателя психической дезадаптации
детей и подростков в условиях общеобразовательных учреждений крупного
города / И.Ф. Тимербулатов // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья.
– 2008. – № 3. – С. 44–46.
282. Тимербулатов, И.Ф. К вопросу оценки некоторых медико-гигиенических характеристик родителей в свете профилактики пограничных психических
расстройств у детей / И.Ф. Тимербулатов, Т.Р. Зулькарнаев, В.Л. Юлдашев
//
Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2008. – № 4. – С. 31–33.
283. Тимошина, И.Н. Педагогические условия повышения адаптационных
возможностей организма студентов с отклонениями в состоянии здоровья в
процессе адаптивного физического воспитания / И.Н. Тимошина, И.М. Купцов //
Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. – 2011. – № 2. –
С. 66–68.
284. Тищук, Е.А. Современное состояние и особенности заболеваемости
населения Российской Федерации / Е.А. Тищук // Профилактика заболеваний и
укрепление здоровья. – 2009. – № 1. – С. 3–13.
285.
Тюряпина,
И.В.
Особенности
психоэмоционального
состояния
студентов-первокурсников, проживающих в общежитии, в предсессионный
период / И.В. Тюряпина // Экология человека. – 2008. – № 9. – С. 19–21.
311
286. Умрюхин, Е.А. Энергообмен и спектральные характеристики ЭЭГ у
студентов с различной степенью нейротизма и тревожности в ситуации
экзаменационного стресса / Е.А. Умрюхин, Т.Д. Джебраилова, И.И. Коробейникова, Н.В. Климина, Л.П. Новикова // Физиология человека. – 2002. – Т. 28. –
№ 2. – С. 49–54.
287. Унгуряну, Т.Н. Синергетический подход в медицинской экологии /
Т.Н. Унгуряну, П.И. Сидоров // Экология человека. – 2007. – № 4. – С. 3–9.
288. Усков, Г.В. Динамика состояния физического здоровья студентов с
различными режимами двигательной активности в период обучения в вузе и
коррекция модифицируемых факторов риска развития заболеваний:
автореф.
дис. … д-ра мед. наук / Г.В. Усков. – Курган, 2005. – 46 с.
289. Ушаков, И.Б. Принципы организации контроля
и оптимизации
функционального состояния операторов / И.Б. Ушаков, А.В. Богомолов, Ю.А.
Кукушкин // Безопасность жизнедеятельности. – 2006. – № 1. – С. 4–10.
290. Ушаков, И.Б. Физиологическая диагностика экстремальных воздействий: преемственность традиций отечественной науки / И.Б. Ушаков // Российский
физиологический журн. им. И.М. Сеченова. – 2011. – Т. 97, № 10. – С. 1134–1146.
291. Ушаков, И.Б. Психофизиологические механизмы адаптации при
стрессе смертельно опасных состояний / И.Б. Ушаков, Ю.А. Бубеев, Б.Н. Ушаков,
В.И. Попов // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. –
2012. – Т. 11, № 4. – С. 1127–1130.
292. Фетисов, А.С. Проблема адаптации студентов к образовательной
деятельности в вузе / А.С. Фетисов // Мир образования – образование в мире. –
2010. – № 1. – С. 148–156.
293. Фаустов, А.С. Изменение функционального состояния нервной
системы студентов во время учебы / А.С. Фаустов // Гигиена и санитария. – 2000.
– № 6. – С. 33–35.
294. Халикова, С.С. Здоровьесберегающая деятельность вузов: мониторинг
оценки эффективности / С.С. Халикова // Власть и управление на Востоке России.
– 2011. – № 1. – С. 200–204.
312
295. Хватова, М.В. Методологические основы изучения акмеологических
ресурсов психологического здоровья / М.В. Хватова // Вестн. Тамбов. ун-та. Сер.
«Гуманитарные науки». – 2011. – Т. 102, № 10. – С. 82–93.
296. Хусаинова, И.Ю. Психолого-педагогические условия сохранения
психологического здоровья студентов медицинского колледжа / И.Ю. Хусаинова
// Медицина труда и промышленная экология. – 2010. – № 6. – С. 28–32.
297. Чеботарева, Е.Ю. Отношение к проживанию в общежитии студентов из
разных регионов / Е.Ю. Чеботарева // Вестник РУДН. Серия «Психология и
педагогика». – 2008. – № 3. – С. 45–52.
298. Черепанов, С.М. Динамика функционального состояния студентов
заочной формы обучения гуманитарного вуза в сессионные периоды: автореф.
дис. … канд. биол. наук / С.М. Черепанов. – Архангельск, 2008. – 18 с.
299. Чеченин, Г.И. Методологические и организационно-технологические
аспекты социально-гигиенического мониторинга (СГМ) здоровья населения и
среды обитания / Г.И. Чеченин // Сиб. пед. журн. – 2010. – № 6. – С. 44–54.
300. Чешихина, В.В. Социально-психологические основы формирования
здоровья учащейся молодежи в современных условиях
/ В.В. Чешихина //
Социальная политика и социология: междисциплинарный научно-практический
журнал. – 2011. – № 2 (68). – С. 228–235.
301. Чичиленко, М.В. Индивидуальногодичные изменения стрессреактивности и здоровья лиц юношеского возраста: автореф. дис. … д-ра мед. наук /
М.В. Чичиленко. – Томск, 2001. – 36 с.
302. Чубаров, А.Л. К вопросу поиска путей профилактики болезней и адаптации в молодом возрасте / А.Л. Чубаров, А.А. Половникова, С.Б. Пономарев [и
др.] // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2007. – № 4. – С. 3–8.
303. Чубаровский, В.В. Клинико-эпидемиологическая характеристика и
профилактика пограничной психической патологии у лиц подросткового и
юношеского возраста: автореф. дис. … д-ра мед. наук / В.В. Чубаровский. – М.,
2006. – 52 с.
304. Чубаровский, В.В. Первичная профилактика рисковых форм поведения
313
подростков / В.В. Чубаровский // Гигиена и санитария. – 2009. – № 2. – С. 30–33.
305. Шабунова, А.А. Здоровье населения в крупных городах: тенденции и
особенности / А.А. Шабунова, Н.А. Маланичева. – Вологда: ИСЭРТ РАН, 2012. –
96 с.
306. Шалавина, А.С. Повышение уровня физической подготовленности
студентов / А.С. Шалавина // О повышении роли физической культуры и спорта в
развитии личности студентов: материалы науч.-практ. конф. – М.: Казан. ун-т,
2011. – С. 148–151.
307. Шарапов, А.Н. Краткосрочная адаптация сердечно-сосудистой системы
детей 5–7 лет к умственной нагрузке / А.Н. Шарапов, В.Н. Безобразова, Е.С. Зиненко, Г.В. Кмить // Физиология человека. – 2010. – Т. 36, № 3. – С. 74–81.
308. Шарков, Ю.П. Возможности интериоризации ценности здоровья в
процессе обучения предмету «Физическая культура» в вузе / Ю.П. Шарков, А.Н.
Ашихмин // О повышении роли физической культуры и спорта в развитии
личности студентов: материалы науч.-практ. конф. – М.: Казан. ун-т, 2011. –
С. 283–286.
309. Шаропин, К.А. Информационная система оценки психофизической
готовности студента университета / К.А. Шаропин, О.Г. Берестнева, В.Т. Иванов
// Изв. Томск. политехн. ун-та. – 2006. – Т. 309, № 3. – С. 175–179.
310. Шатрова, Е.А. Теоретическая модель формирования здоровьесберегающей компетентности педагога / Е.А. Шатрова // Вестн. Томск. гос. пед. унта. – 2012. – № 2. – С. 111–116.
311. Шестаков, В.Я. Медитативно-дыхательные упражнения как база для
формирования здорового образа жизни / В.Я. Шестаков // Ёроховские чтения: тез.
докл. науч.-практ. конф. – Череповец: ЧФ УРАО, 2003. – С. 130–132.
312. Шестаков, В.Я. Основы индивидуального здоровья человека /
В.Я. Шестаков, С.И. Попова, Е.Н. Останкина, [и др.]. – Череповец: ЧГУ, 2004. –
130 с.
313. Шестаков, В.Я. Адаптационно-сенсорные механизмы тестирования
больных при лечении методом иглоукалывания / В.Я. Шестаков // Ёроховские
314
чтения; сб. статей «Ноосферное мышление XXI века». – Череповец: ЧФ УРАО,
2007. – С. 92–93.
314. Ширяева, Г.П. Эффективность оздоровления детей с нарушениями в
состоянии здоровья в условиях городских дошкольных образовательных
учреждений / Г.П. Ширяева, А.Г. Мулатов, Р.Я. Нагаев // Медицинская помощь. –
2008. – № 4. – С. 4–8.
315. Шкляр, А.Л. Типологические особенности физического развития и
функционального состояния студентов медицинского вуза в динамике лет обучения: автореф. дис. … канд. мед. наук / А.Л. Шкляр. – Волгоград, 2006. – 22 с.
316. Штих, Е.А. Особенности формирования оценки физического здоровья
студенток // Теория и практика физической культуры. – 2008. – № 8. – С. 63–64.
317. Шубин, Д.А. Совершенствование адаптационных возможностей
студентов с нарушением опорно-двигательного аппарата: автореф. дис. … канд.
пед. наук / Д.А. Шубин. – Чита, 2006. – 24 с.
318. Шувалов, А.В. Психологическое здоровье и гуманитарные практики /
А.В. Шувалов // Вопросы психологии. – 2012. – № 1. – С. 3–12.
319. Щедрина, А.Г. Понятия и структура индивидуального здоровья
человека: методология системного подхода / А.Г. Щедрина // Медицина и
образование в Сибири. – 2009. – № 5. – С 8.
320. Яковлева, Н.В. Психический статус и возможные подходы к его оценке
в
контексте
представлений
об
индивидуальном
здоровье
человека
/
Н.В. Яковлева, М.М. Лапкин // Российский медико-биологический вестн. им.
акад. И.П. Павлова. – 2006. – № 2. – С. 16.
321.
Яковлев,
Б.П.
Психофизиологическая
характеристика
работоспособности студентов / Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко
//
уровня
Гигиена и
санитария. – 2008. – № 1. – С. 60–63.
322. Якубенко, О.В. Диагностика и профилактика нарушений адаптации
студентов-первокурсников / О.В. Якубенко // Кубанский науч. мед. вестн. – 2009.
– № 3. – С. 149–153.
323. Якубенко, О.В. Влияние личностных особенностей 17-летних девушек
315
на способность адаптации к изменяющимся условиям обучения / О.В. Якубенко //
Кубанский науч. мед. вестн. – 2009 – № 4. – С. 163–164.
324. Якубенко, О.В. О некоторых особенностях телосложения выпускниц
школ и их адаптация к учебе в высших учебных заведениях / О.В. Якубенко, И.Н.
Путалова // Казанский медицинский журнал. – 2011. – Т. 92. – № 1. – С. 68–70.
325. Ясюкова, Л.А. Влияние особенностей интеллекта на адаптацию
студентов к обучению в техническом вузе / Л.А. Ясюкова, О.Е. Пискун
//
«Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения»:
труды
шестой
Всероссийской
научно-практической
конференции
с
международным участием. – СПб., 2011. – С. 408–411.
326. Ahmed, A.E. The constant threat of terrorism: stress levels and coping
strategies among university students of Karachi / A.E. Ahmed, K. Masood, S.V. Dean,
T. Shakir, A.A. Kardar, U. Barlass, S.H. Imam, M.G. Mohmand, H. Ibrahim, I.S. Khan,
U. Akram, F. Hasnain // J Pak Med Assoc. – 2011. – Vol. 61, № 4. – P. 410–414.
327. Alarcon, G.M. Student’s burn-out and engagement: a test of the theory of
conservation of resources / G.M. Alarcon, J.M. Edwards, L.E. Menke // J Psychol. –
2011. – Vol. 145, № 3. – P. 211–227.
328. Alricsson, M. Physical activity, health, BMI and body complaints of high
school students / M. Alricsson, B.J. Landstad, U. Romild, K.T. Gundersen // Minerva
Pediatr. – 2008. – Vol. 60, № 1. – Р. 19–25.
329. Ansari, El. W. Feeling healthy? A survey of physical and psychological
well-being of students from seven universities of the UK / El.W. Ansari, C. Stock, U.K.
Student Health Group, S. Snelgrove, X. Hu, S. Parke, S. Davies, J. John, H. Adetunji,
M. Stoate, P. Deeny, C. Phillips, A. Mabhala // Int J Environ Res Public Health. –2011.
– Vol. 8, № 5. – P. 1308–1323.
330. Ansari, El.W. Is the health and well-being of university students associated
with their academic performance? / El.W. Ansari, C. Stock // Cross sectional findings
from the United Kingdom. Int J Environ Res Public Health. – 2010. – Vol. 7, № 2. –
Р. 509–527.
316
331. Augner, C. Associations of subjective sleep quality with depression score,
anxiety, physical symptoms and sleep onset latency of students / C. Augner // Salzburg,
Austria. Cent Eur J Public Health. – 2011. – Vol. 19, № 2. – Р. 115–117.
332. Azuri, J. Reassuring the medical students’ disease-health related anxiety
among medical students / J. Azuri, N. Ackshota, S. Vinker // Med Teach. – 2010. –
Vol. 32, № 7. – P. 270–275.
333. Bae, J. Causal relationships between school adjustment of middle school
students and related variables. / J. Bae // Taehan Kanho Hakhoe Chi. – 2008 –Vol. 38,
№ 3 – P. 454–464.
334. Barbist, M.T. How do medical students value health on the EQ-5D?
Evaluation of hypothetical health states compared to the general population / M.T.
Barbist, D. Renn, B. Noisternig, G. Rumpold, S. Höfer // Health Qual Life Outcomes. –
2008. – Vol. 6. – Р. 111.
335. Bastardo, Y.M. Health status and health behavior of Venezuelan pharmacy
students. Value Health / Y.M. Bastardo // Caracas, Venezuela. – 2011. – Vol. 14. –
Р. 122–125.
336. Bewick, B.M. Providing web-based feedback and social norms information
to reduce student alcohol intake: a multisite investigation / B.M. Bewick, R. West, J.
Gill, F. O’May, B. Mulhern, M. Barkham, A.J. Hill // J Med Internet Res. – 2010. –
Vol. 12, № 5.
337. Binkowska-Bury, M. Sense of coherence and health-related behaviour
among university students – a questionnaire survey / M. Binkowska-Bury,
P. Januszewicz // Cent Eur J Public Health. – 2010. – Vol. 18, № 3. – P. 145–150.
338. Bíró, E. Determinants of mental well-being of medical students. / E. Bíró, I.
Balajti, R. Adány, K. Kósa // Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol. – 2010. – Vol. 45,
№ 2. – P. 253–258.
339. Björklund, K. Violence victimization among Finnish university students:
prevalence, symptoms and healthcare usage / K. Björklund, H. Häkkänen-Nyholm,
T. Huttunen, K. Kunttu // Soc Sci Med. – 2010. – Vol. 70, № 9. – Р. 1416–1422.
340. Boot, C.R. Health-related profiles of study delay in university students in
317
The Netherlands. / C.R. Boot, P. Vonk, F.J. Meijman // Int J Adolesc Med Health. –
2007. – Vol. 19, № 4. – Р. 413–423.
341. Boot, C.R. The problem of perception by Dutch university students using
tobacco, alcohol and drugs / C.R. Boot, F.J. Meijman, P. Vonk // Commun Med. –
2010. – Vol. 7, № 1. – Р. 33–42.
342. Brandão, M.P. Impact of academic exposure on health status of university
students / M.P. Brandão, F.L. Pimentel, M.F. Cardoso // Rev Saude Publica. – 2011. –
Vol. 45, № 1. – P. 49–58.
343. Brennan, N. The transition from medical student to junior doctor: today’s
experiences of Tomorrow’s Doctors / N. Brennan, O. Corrigan, J. Allard, J. Archer, R.
Barnes, A. Bleakley, T. Collett, S.R. de Bere // Med Educ. – 2010. – Vol. 44, № 5. –
P. 449–458.
344. Bruce, M. Active and emotional student engagement: a nationwide,
prospective, longitudinal study of Swedish nursing students / M. Bruce, N.M. OmnePontã, P.J. Gustavsson // Int J Nurs Educ Scholarsh. – 2010. – Vol. 7, № 1.
345. Camp, C.L. Comparative efficacy of group and individual feedback in gross
anatomy for promoting medical student professionalism / C.L. Camp, J.K. Gregory, N.
Lachman, L.P. Chen, J.E. Juskewitch, W. Pawlina // Anat Sci Educ. – 2010. – Vol. 3,
№ 2. – P. 64–72.
346. Cangelosi, P.R. Voices of faculty of second-degree bachelor nursing
students / P.R. Cangelosi, M.M. Moss // J Nurs Educ. – 2010. – Vol. 49, № 3. – P. 137–
142.
347. Cheng, Y. Being bullied and psychosocial adjustment among middle school
students in China // Y. Cheng, I.M. Newman, M. Qu, L. Mbulo, Y. Chai, Y. Chen, D.F.
Shell // J Sch Health. – 2010. – Vol. 80, № 4. – P. 193–199.
348. Choi, W.H. Student nurses’ experience and challenges in providing health
education in Hong Kong / W.H. Choi, G.K. Hui, A.C. Lee, M.M. Chui // Nurse Educ
Today. – 2010. – Vol. 30, № 4. – P. 355–359.
349. Cilliers, J. The association between the body mass index of first-year female
university students and their weight-related perceptions and practices, sychological
318
health, physical activity and other physical health indicators / J. Cilliers, M. Senekal, E.
Kunneke // Public Health Nutr. – 2006. – Vol. 9, № 2. – Р. 234–243.
350. Dailey, M.A. Neccesity to be normal: the live experience of chronically ill
nursing students / M.A. Dailey // Int J Nurs Educ Scholarsh. – 2010. – Vol. 7, № 1.
351. Deniz, M.E. Positive and negative affect, life satisfaction, and coping with
stress by attachment styles of Turkish students / M.E. Deniz, Işik // Psychol Rep. –
2010. – Vol. 107, № 2. – P. 480–490.
352. Dilekmen, M. Orientation program and adaptation of university students /
M. Dilekmen // Psychol Rep. – 2007. – Vol. 101, № 3, pt 2. – Р. 1141–1144.
353. Dilekmen, M. Orientation program and adaptation of university students /
M. Dilekmen // Psychol Rep, 2007. – P. 101–103.
354. Espejo Escobar, M. Spanish adaptation of the Stress Manifestations Scale of
the Student Stress Inventory (SSI-SM) / M. Escobar Espejo, M.J. Blanca,
F.J. Fernández-Baena, M.V. Trianes Torres // Spain Psicothema. – 2011. – Vol. 23,
№ 3. – Р. 475–85.
355. Extremera, N. Emotional intelligence as predictor of mental, social, and
physical health of university students / N. Extremera, P. Fernández-Berrocal // Span J
Psychol. – 2006. – Vol. 9, №1. – P. 45–51.
356. Firth, N. Coping styles and strategies: a comparison of adolescent students
with and without learning disabilities / N. Firth, D. Greaves, E. Frydenberg // J Learn
Disabil. – 2010. – Vol. 43, № 1. – P. 77–85.
357. Foti, К. Associations of selected health risk behaviors with self-rated health
status among U.S. high school students./ К. Foti, D. Eaton // Public Health Rep. – 2010.
– Vol. 125, № 5. – Р. 771–781.
358. Frank, Е. Basic demographics, health practices, and health status of U.S.
medical students. / E. Frank, J.S. Carrera, L. Elon, V.S. Hertzberg // Am J Prev Med. –
2006. – Vol. 31, № 6. – P. 499–505.
359. Fritz, P. Method for the comprehensive improvement of health status and its
effectiveness among college and university students / P. Fritz // Orv Hetil. – 2009. –
Vol. 150, № 27. – Р. 1281–1288.
319
360. Gevorkian, E.S. Morphofunctional parameters as criteria for assessing the
students’ adaptation to graded physical exercise / E.S. Gevorkian, TsI. Adamian, G.G.
Tumanian, S.M. Minasian, V.A. Zakarian, LA. Durganian // Gig Sanit. – 2010. – Vol.
2. – P. 75–77.
361. Goff, A.M. Stressors, academic performance, and learned resourcefulness of
bachelor nursing students / A.M. Goff // Int J Nurs Educ Scholarsh. – 2011. – Vol. 8,
№ 1.
362. Hamdan-Mansour, A.M. Psychological well-being and general health of
Jordanian university students / A.M. Hamdan-Mansour, L.R. Marmash // J Psychosoc
Nurs Ment Health Serv. – 2007. – Vol. 45, № 10. – Р. 31–39.
363. Hecht, T.D. Coping with employee, family, and student roles: evidence of
dispositional conflict and facilitation tendencies / T.D. Hecht, J.M. McCarthy // J Appl
Psychol. – 2010. – Vol. 95, № 4. – P. 631–647.
364. Hicks, T. Transition from high school to college: a profile of the stressors,
physical and psychological health issues that affect the first-year on-campus college
student / T. Hicks, S. Heastie // J Cult Divers. – 2008. – Vol. 15, № 3. – Р. 143–147.
365. Hsiao, Y.C. An exploration of the status of spiritual health among nursing
students in Taiwan / Y.C. Hsiao, H.Y. Chiang, L.Y. Chien // Nurse Educ Today. – 2010.
– Vol. 30, № 5. – P. 386–392.
366. Hsiao, Y.C. Spiritual health, clinical practice stress, depressive tendency and
health-promoting behaviours among nursing students / Y.C.Hsiao, L.Y. Chien, L.Y.
Wu, C.M. Chiang, S.Y. Huang // J Adv Nurs. – 2010. – Vol. 66, № 7. – Р. 1612–1622.
367. Hughes, J.N. Longitudinal Effects of Teacher and Student Perceptions of
Teacher-Student Relationship Qualities on Academic Adjustment / J.N. Hughes, Sch. J.
Elem // Texas A&M University. – 2011. – Vol. 112, № 1. – Р. 38–60.
368. Jimenez, C. Stress and health in novice and experienced nursing students /
C. Jimenez, P.M. Navia-Osorio, C.V. Diaz // J Adv Nurs. – 2010. – Vol. 66, № 2. –
Р. 442–455.
369. Jones, F.M. Coping with cancer: a brief report on stress and coping
strategies of medical students dealing with cancer patients / F.M. Jones, J.L. Fellows,
320
D.J. Horne // Psychooncology. – 2011. – Vol. 20, № 2. – P. 219–223.
370. Jouriles, E.N. Improving the effectiveness of computer-delivered
personalized drinking feedback interventions for college students / E.N. Jouriles, A.S.
Brown, D. Rosenfield, R. McDonald, K. Croft, M.M. Leahy, Walters // Psychol Addict
Behav. – 2010. – Vol. 24, № 4. – P. 592–599.
371. Kalman, M. Returning to school: experiences of female bachelor registered
nurse students / M. Kalman, M. Wells, C.S. Gavan // J N Y State Nurses Assoc. – 2009.
– Vol. 40, № 1. – P. 11–16.
372. Kernan, W.D. Linking learning and health: a pilot study of medical students’
perceptions of the academic impact of various health issues / W.D. Kernan, M.E.
Wheat, B.A. Lerner // Acad Psychiatry. – 2008 – Vol. 32, № 1. – Р. 61–64.
373. Klemenc-Ketis, Z. Factors associated with health-related quality of life
among university students / Z. Klemenc-Ketis, J. Kersnik, K. Eder, D. Colaric // Srp
Arh Celok Lek. – 2011. – Vol. 139, № 3–4. – Р. 197–202.
374. Klimstra, T.A. Longitudinal associations between personality profile
stability and adjustment of college students: distinguishing among overall stability,
distinctive stability, and within-time normativeness / T.A. Klimstra, K. Luyckx,
W.W. Hale, L. Goossens, W.H. Meeus // J Pers. – 2010. – Vol. 78, № 4. –
Р. 1163–1184.
375. LaBrie, J.W. The use of protective behavioral strategies is related to reduced
risk in heavy drinking college students with poorer mental and physical health /
J.W. LaBrie, S.R. Kenney, A. Lac // J. Drug Educ. – 2010. – Vol. 40, № 4. –
Р. 361–378.
376. Lee, C.M. A brief, web-based personalized feedback selective intervention
for college student marijuana use: a randomized clinical trial / C.M. Lee, C. Neighbors,
J.R. Kilmer, M.E. Larimer // Psychol Addict Behav. – 2010. – Vol. 24, № 2. – P. 265–
273.
377. Lipnevich, A.A. Effects of differential feedback on students’ examination
performance / A.A. Lipnevich, J.K. Smith // J Exp Psychol Appl. – 2009. – Vol. 15,
№ 4. – P. 319–333.
321
378. Lopez, N. Does peer mentoring work? Dental students assess its benefits as
an adaptive coping strategy / N. Lopez, S. Johnson, N. Black // J Dent Educ. – 2010. –
Vol. 74, № 11. – P. 1197–1205.
379. Love, K.L. The lived experience of socialization among African American
nursing students in a predominantly White university / K.L. Love // J Transcult Nurs. –
2010. – Vol. 21, № 4. – P. 342–350.
380. Magnus, M.H. Which college students are at higher health risk? /
M.H. Magnus // Am J Mens Health. – 2010. – Vol. 4, № 1. – Р. 41–49.
381. Meitar, D. The impact of senior medical students’ personal difficulties on
their communication patterns in breaking bad news / D. Meitar, O. Karnieli-Miller,
S. Eidelman // Acad Med. – 2009. – Vol. 84, № 11. – P. 1582–1594.
382. Mikolajczyk, R.T. Factors associated with self-rated health status in
university students: a cross-sectional study in three European countries. /
R.T. Mikolajczyk., P. Brzoska, C. Maier, V. Ottova, S. Meier, U. Dudziak, S. Ilieva,
W. Ansari // BMC Public Health. – 2008. – Vol. 8. – P. 215.
383. Mota, C.P. Psychometric properties of the Social Skills Questionnaire:
Portuguese adaptation of the student form (grades 7 to 12) / C.P. Mota, P.M. Matos,
M.S. Lemos // Span J Psychol. – 2011. – Vol. 14, № 1. – Р. 486–499.
384. Murdock, C. Stress level and stress management skills of admitted bachelor
nursing students / C. Murdock, J. Naber, M. Perlow // Ky Nurse. – 2010. – Vol. 58,
№ 2. – P. 8.
385. Nau, J. Student nurses’ de-escalation of patient aggression: a pretest-posttest
intervention study / J. Nau, R. Halfens, I. Needham, T. Dassen // Int J Nurs Stud. –
2010. – Vol. 47, № 6. – P. 699–708.
386. Negasheva, M.A. Morphofunctional parameters and adaptation capabilities
of students at the beginning of the third millennium. / M.A. Negasheva, T.A. Mishkova
// J Physiol Anthropol Appl Human Sci. – 2005. – Vol. 24, № 4. – Р. 397–402.
387. Neves, H.C. Mira Freitas. Coping strategies in adaptation of higher
education students. / H.C. Neves Mira Freitas // Servir. – 2007. – Vol. 55, № 4–5. –
P. 116–121.
322
388. Overbey, G.A. Subclinical ADHD, stress, and coping in romantic
relationships of university students / G.A. Overbey, W.E. Jr Snell, K.E. Callis // J Atten
Disord. – 2011. – Vol. 15, № 1. – P. 67–78.
389. Paro, H.B. Health-related quality of life of medical students / H.B. Paro,
N.M. Morales, C.H. Silva, C.H. Rezende, R.M. Pinto, R.R. Morales, T.M. Mendonça,
M.M. Prado // Med Educ. – 2010. – Vol. 44, № 3. – Р. 227–235.
390. Phillips, J.K. Exploring student nurse anesthetist stressors and coping using
grounded theory methodology / J.K. Phillips // AANA J. – 2010. – Vol. 78, № 6. –
P. 474–482.
391. Pinho, L.M. The professor-student relationship in coping with dying / L.M.
Pinho, M.A. Barbosa // Rev Esc Enferm USP. – 2010. – Vol. 44, № 1. – P. 107–112.
392. Ratanasiripong, P. Psychological well-being of Thai nursing students /
P. Ratanasiripong, C.C. Wang // Nurse Educ Today. – 2011. – Vol. 31, № 4. –
Р. 412–416.
393. Ringwalt, C. Students’ special needs and problems as reasons for the
adaptation of substance abuse prevention curricula in the nation’s middle schools /
C. Ringwalt, S.T. Ennett, A.Vincus, A. Simons-Rudolph // Prev Sci. – 2004. – Vol. 5,
№ 3. – Р. 197–206.
394. Rodgers, L.S. A preliminary assessment of adjustment disorder among firstyear college students. / L.S. Rodgers, L.R. Tennison // Arch Psychiatr Nurs. – 2009. –
Vol. 23, № 3. – Р. 220–230.
395. Roels, P. Adaptive feedback and student behaviour in computer-assisted
instruction. / P. Roels, G. van Roosmalen, C. van Soom // Med Educ. – 2010. –
Vol. 44, № 12. – P. 1185–1193.
396. Stein, J.V. Laughing at myself: beginning nursing students’ insight for a
professional career / J.V. Stein, F. Reeder // Nurs Forum. – 2009. – Vol. 44, № 4 –
P. 265–276.
397. Studsrod I. The role of perceived parental socialization practices in school
adjustment among Norwegian upper secondary school students / I. Studsrod, E. Bru //
Br J Educ Psychol. – 2009. – Vol. 79, № 3. – P. 529–546.
323
398. Suldo, S.M. Sources of stress for students in high school college preparatory
and general education programs: group differences and associations with adjustment /
S.M. Suldo, E. Shaunessy, A. Thalji, J. Michalowski, E. Shaffer // Adolescence. – 2009.
– Vol. 44, № 176. – P. 925–948.
399. Tesfaye, А. Prevalence and correlates of mental distress among regular
undergraduate students of Hawassa University: a cross sectional survey / A. Tesfaye //
East Afr J Public Health. – 2009. – Vol. 6, № 1. – P. 85–94.
400. Vaez, M. Health-related determinants of perceived quality of life: a
comparison between first-year university students and their working peers / M. Vaez,
A.Ponce de Leon, L. Laflamme // Work. – 2006. – Vol. 26, № 2. – Р. 167–177.
401. Vicary, A.M. Student reactions to the shootings at Virginia Tech and
Northern Illinois University: Does sharing grief and support over the internet affect
recovery? / A.M. Vicary, R.C. Fraley // Pers Soc Psychol Bull. – 2010. – Vol. 36, № 11.
– P. 1555–1563.
402. Wang, Y. Examination of postconcussion-like symptoms of healthy
university students: relationships to subjective and objective neuropsychological
function performance. / Y. Wang, R.C. Chan, Y. Deng // Arch Clin Neuropsychol. –
2006. – Vol. 21, № 4. – P. 339–347.
403. Wang, Y. Tai Chi exercise and the improvement of mental and physical
health among college students / Y. Wang // Med Sport Sci. – 2008. – Vol. 52. – Р. 135–
145.
404. Watanabe, A. The relationship between four components of assertiveness
and interpersonal behaviors, interpersonal adjustment of high school students’
friendship / A. Watanabe // Shinrigaku Kenkyu. – 2010. – Vol. 81, № 1. – Р. 56–62.
405. Webb, J.R. Contemplating cognitive enhancement of medical students and
residents / J.R. Webb, J.W. Thomas, M.A. Valasek // Perspect Biol Med. – 2010. – Vol.
53, № 2. – P. 200–214.
406. Way, N. Students’ perceptions of school climate during the middle school
years: associations with trajectories of psychological and behavioral adjustment /
N. Way, R. Reddy, J. Rhodes // Am J Community Psychol. – 2007. – Р. 194–213.
324
407. Wilson, T. Physical health status in relation to self-forgiveness and otherforgiveness in healthy college students. / T. Wilson, A. Milosevic, M. Carroll, K. Hart,
S. Hibbard // J Health Psychol. – 2008. – Vol. 13, № 6. – Р. 798–803.
408. Wu, J.Y. Teacher-student relationship quality type in elementary grades:
Effects on trajectories for achievement and engagement / J.Y. Wu, J.N. Hughes,
O.M. Kwok // J Sch Psychol. – 2010. – Vol. 48, № 5. – P. 357–387.
409. Yao, S. Coping and involuntary responses to stress of Chinese university
students: psychometric properties of the responses to stress questionnaire / S. Yao,
J. Xiao, X. Zhu, C. Zhang, R.P. Auerbach, C.M. McWhinnie, J.R. Abela, C. Wang //
J Pers Assess. – 2010. – Vol. 92, № 4. – P. 356–361.
410. Zhang, J. Personality, acculturation, and psychosocial adjustment of Chinese
international students in Germany / J. Zhang, H. Mandl, E. Wang // Psychol Rep. –
2010. – Vol. 107, № 2. – P. 511–525.
411. Zong, J.G. Coping flexibility of college students with depressive symptoms.
/ J.G. Zong, X.Y. Cao, Y. Cao, Y.F. Shi, Y.N. Wang, C. Yan, J.R. Abela, Y.Q. Gan,
Q.Y. Gong, R.C. Chan // Health Qual Life Outcomes. – 2010. – Vol. 13. – P. 8–66.
412. Zullig, K.J. The brief multidimensional students’ life satisfaction scalecollege version. / K.J. Zullig, E.S. Huebner, J.M. Patton, K.A. Murray // Am J Health
Behav. – 2009. – Vol. 33, № 5. – P. 483–493.
325
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
Анкета для оценки здоровья студентов
Анкета
Уважаемый студент!
Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с содержанием анкеты и постарайтесь
максимально точно ответить на вопросы. Эти сведения необходимы для изучения
образа жизни и выявления основных направлений помощи студентам ЧГУ в
сохранении и укреплении здоровья.
1. ФИО:
2. Учебная группа:
3. Пол:
□ муж.
□ жен.
4. Возраст:
□ до 20 лет
□ 20-25 лет
□ старше 25 лет
5. Семейное положение:
□
□
□
замужем
холост
дети: один
два
□
□
6. Место жительства:
□
□
собственная квартира
квартира родителей
326
□
□
наемная квартира
общежитие
7. Условия проживания:
□
□
□
хорошие
удовлетворительные
неудовлетворительные
8. Финансовые источники:
□
□
□
стипендия
помощь родных
дополнительные средства
9. Материальное обеспечение:
□
□
□
хорошее
удовлетворительное
неудовлетворительное
10.Питание:
□
□
□
□
полноценное
неполноценное
горячая пища
всухомятку
11. Приѐм пищи в течение дня:
□
□
□
□
четыре раза
три раза
два раза
один раз
12. Организация учебного процесса:
327
□
□
□
хорошая
удовлетворительная
неудовлетворительная
13. Представление о будущей профессии:
□
□
□
полное
неполное
отсутствует
14. Взаимоотношения в студенческой группе:
□ хорошие
□ удовлетворительные
□ неудовлетворительные
15. Стрессовые ситуации:
□ в учебном процессе
□ бытовые
□ отсутствуют
16. Организация досуга (отдыха):
□ в домашних условиях
□ посещение кинотеатра
□ театра
□ дискотеки
□ ресторана
□ путешествия, походы, прогулки
17. Отношение к здоровому образу жизни:
□ утренняя гимнастика
□ занятие в спортивных секциях
□ наличие спортивных разрядов
328
□
□
нет свободного времени
не интересует
18. Вредные привычки:
□ курение
□ пиво
□ алкогольные напитки
□ наркотики
□ отсутствуют
19. Болезни родителей:
□ ишемическая болезнь сердца
□ гипертоническая болезнь
□ язвенная болезнь
□ онкологические заболевания
□ другие болезни
□ отсутствуют
20. Состояние Вашего здоровья:
□
□
□
хорошее
удовлетворительное
неудовлетворительное
21. Жалобы на здоровье:
□ повышенная жажда
□ слабость, утомляемость
□ нарушение сна
□ головные боли, головокружения
□ тошнота, отрыжка, изжога
□ нарушение стула (запоры, поносы)
□ боли в области сердца
329
□ боли в животе
□ боли в пояснице
□ аллергические реакции
22. Состояние зрения:
□близорукость
□ дальнозоркость
□дальтонизм
□ норма
23. Прохождение медицинских осмотров:
□ ежегодно
□ раз в два года
□ реже
24. Доступность медицинской помощи:
□ хорошая
□ удовлетворительная
□ неудовлетворительная
25. Ваши приоритеты:
□ образование
□ семья
□ здоровье
□бизнес
330
Приложение 2
Модель для определения гибкости позвоночника студентов
331
Приложение 3
Методика определения типов психофизической дезадаптации у студентов
(А.А. Артеменков, 2012)
Методика
определения
типов
психофизической
дезадаптации
(ТПФД)
студентов разработана на базе исследований психовегетативных расстройств у
студентов в возрасте 18–21 года и тестирования
подготовленности.
Данная
методика
основана
уровня их физической
на
тесной
взаимосвязи
психического и физического начала. Она включает 30 вопросов, отражающих
состояние
психофизического
статуса
испытуемого.
Определение
ТПФД
рекомендуется проводить в первой половине дня, в период максимальной
умственной работоспособности и реальной оценки психофизического состояния
студентов.
Инструкция. Внимательно прочитайте каждое предложение методики и
соотнесите ее ответы со своим состоянием или физическими возможностями.
Выберете наиболее подходящий для Вас ответ, отметив его.
Тест методики определения ТПФД
1. Испытываете ли Вы желание заниматься физическими упражнениями:
а) да, имеется желание заниматься физическими упражнениями; б) периодически
возникает желание заниматься физическими упражнениями;
в) нет желания
заниматься физическими упражнениями.
2. Способны ли Вы быстро переключаться с одного вида деятельности на
другой: а) способен (на) быстро переключаться с одного вида деятельности на
другой; б) долго переключаюсь с одного вида деятельности на другой;
могу переключиться на новую работу, не завершив старую.
в) не
332
3. Как Вы относитесь к выполнению домашнего задания: а) стараюсь все
выполнить в полном объеме и в срок; б) иногда выполняю побыстрее, не вникая в
суть задания; в) часто не выполняю из-за отсутствия желания.
4. Способны ли Вы выполнять упражнения с гантелями, гирями,
упражнения с преодолением собственного веса (отжимания, подтягивания): а)
способен (на)
выполнять
упражнения с большим весом и с большим
количеством повторений; б) есть ограничения по весу снарядов и по количеству
повторений; в) не способен (на) выполнять упражнения силового характера.
5. Способны ли Вы поймать быстро летящий мяч во время игры в
баскетбол: а) у меня это получается практически всегда; б) отмечается некоторое
замедление реакции при ловле меча; в) часто не способен (на) поймать быстро
летящий ко мне мяч.
6. Можете ли Вы выполнять упражнения на гибкость (наклон вперед,
положение «мостик», сцепление рук за спиной): а) выполняю упражнения с
большой амплитудой, а
положение –
«мостик» без посторонней помощи;
б) выполняю упражнения с небольшой амплитудой, а положение – «мостик» с
помощью партнера; в) подвижность ограничена, не выполняю положение
«мостик».
7. Как Вы чувствуете себя дома в конце напряженного рабочего дня:
а) чувствую себя хорошо и способен (на) к общению с близкими; б) чувствую
раздражение, разговоры утомляют меня; в) мне хочется побыть в одиночестве.
8. Бывает ли у Вас ощущение усталости, вялости, нарушение сна и
аппетита: а) очень редко возникают такие ощущения; б) иногда возникают такие
ощущения при нарушении привычного режима дня; в) постоянно ощущаю эти
симптомы.
9. Чувствуете ли Вы в себе силы для выполнения тяжелой физической
работы: а) да, я полон (а) сил и энергии; б) иногда чувствую силы для выполнения
тяжелой физической работы; в) чувствую истощение физических сил, и да