close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

(pdf, 1.7Мб) - Меридианы Тихого

код для вставкиСкачать
« Я не считаю, что
мы порабощены
западной
масскультурой»
№3 | 2014
18.09.2014
Кирилл
Разлогов
ПЕРСОНА
стр. 10-11
Фото VL.RU
Стивен Болдуин:
Мой главный критерий —
будет ли весело?
стр. 4-5
2
ПРОГРАММА | ГЕОГРАФИЯ ФЕСТИВАЛЯ
VIFF Daily | №3 | 2014
3
СОБЫТИЕ | АРТ
Стоп-кадры Александра Шейна
С 16 сентября в Центре современного искусства «ЗАРЯ» (пр-т 100
лет Владивостоку, 155) открылась
выставка режиссера Александра
Шейна «37+1=0. Панк-дивинация».
Через стоп-кадры из своего фильма
автор под другим углом рассматривает кадры исторической хроники
с 1976 года, анализирует свой опыт
и рассказывает альтернативную
историю времени.
Выставка основана на материалах
документального исследования
для выходящего на большой экран
фильма «Тимур Новиков. Ноль объект» о ленинградском андеграунде
восьмидесятых-нулевых. Именно в эту
эпоху рождается художественная
революция 80-х, ключевыми фигурами которой были герои ленинградского андеграунда: Тимур Новиков,
Виктор Цой, Сергей Курехин, Сергей
«Африка» Бугаев, Георгий Гурьянов и
Владислав Мамышев-Монро.
Однако выставкой Шейн говорит
не столько о времени и поколении
Тимура Новикова и его соратников,
сколько о собственном восприятии
рубежных отметок, размечающих
исторический ландшафт.
— Это инъекции в подсознание зрителя очень важных и канонических
образов, которые не всегда находятся
на поверхности, но они всегда провоцируют вас на ответную реакцию,
вашу внутреннюю. Вы соединены
с ними. Эта ответная реакция есть способ самоидентификации во времени и
пространстве, — считает режиссер.
В основу выставки Шейн помещает
37 стоп-кадров из фильма. Они
интересны Шейну тем, что не под-
чиняются ни правилам кино, ни
художественной фотографии. По
определению Анри Бергсона, кино —
это 24 плохих фотографии в секунду.
Соответственно, стоп-кадр — одна
из 24 плохих фотографий в секунду
— лишен своей органичной функции
и вырван из контекста. Такой кадр
обретает функцию чистой репрезентации времени и дает огромный
потенциал для возможных личностных
интерпретаций.
| СПРАВКА |
Александр Шейн
режиссер, продюсер
В 1999 году вместе с Гией Лордкипанидзе и Виктором Такновым
создал студию «2ПЛАN2». Она
занимается съемкой полнометражных художественных
(«Эйфория») и документальных
(«Олег Кулик: вызов и провокация», «Виноградов и Дубосарский: картина на заказ») фильмов,
телесериалов, осуществлением
мультимедийных арт-проектов.
СОБЫТИЕ ДНЯ | КИНО
«10 мгновений
судьбы»
из программы
«В фокусе Австралия»
Кинотеатр «Уссури»,
зал «Босфор»
18 сентября,
14:05
«10 мгновений судьбы» — это сборник из 10 новелл,
снятых талантливыми австралийскими режиссерами.
Все десять сюжетов связаны между собой и повествуют
о поворотных моментах судеб обычных людей, создавая
удивительный портрет жителей небольшого прибрежного
городка. Фильм представит гость «Меридианов Тихого»
кинокритик Рассел Эдвардс (Австралия).
VIFF Daily | №3 | 2014
4
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Разные роли
Стивена Болдуина
Фото VL.RU
Голливудский актер Стивен Болдуин, один из почетных гостей
двенадцатых «Меридианов»,
16 сентября встретился со зрителями и журналистами. В рамках
пресс-конференции он ответил
на вопросы, интересующие прессу,
а на творческой встрече пообщался
с аудиторией, собравшейся в большом зале кинотеатра «Уссури»,
и показал поклонникам фильм
«Подозрительные лица». Эта картина — одна из знаковых детективных лент девяностых — возглавляет
многие списки фильмов «с самыми
неожиданными концовками».
По словам самого Стивена, концовка
«Подозрительных лиц» поразила
и его, когда он читал сценарий этого
фильма впервые.
В начале пресс-конференции Стивен
взял вступительное слово, чтобы
поделиться своими впечатлениями
о «Меридианах Тихого» и Владивостоке.
— То, что я успел испытать за эти
два дня, превзошло мои ожидания:
впечатления зашли далеко за пределы
VIFF Daily | №3 | 2014
того, что можно найти в Интернете.
Я неоднократно беседовал с руководством фестиваля, и они говорят,
что у «Меридианов Тихого» большое
будущее и потенциал, но, как человек
со стороны, человек с двадцатилетним
стажем посещения кинофестивалей,
должен заметить, что иногда даже
организаторы кинофестиваля не
полностью осознают, насколько этот
потенциал огромен.
Часть беседы была посвящена методам
работы Болдуина на протяжении его
актерской карьеры:
— Классическая актерская школа,
основанная на идеях Станиславского
и близких ему по духу людей, универсальна, а методы одинаковы по всему
миру, идеи не меняются. Если говорить
вообще обо всем, что связано с позна-
нием нового, Америка является очень
прогрессивной страной — американцы
открыты всем новым эффективным и
эффектным идеям. Но это все-таки зависит от актеров. Я знаю, что, например,
Майкл Мэдсен придерживается определенных методов, основанных на принципах актерской школы. Я же, наоборот,
люблю импровизировать, привносить
какое-то количество своего опыта или
видения, когда я играю на площадке.
Конечно, все это зависит от фильма,
от истории: в больших художественных
лентах потрясающе наблюдать, как 200
человек работают над одной идеей и все
их усилия складываются в одну картину.
Также Болдуин кратко посвятил владивостокцев в свои планы по созданию проекта о «Меридианах Тихого».
Среди раскрытых деталей было
«Я собрал финансирование для создания
пяти полнометражных фильмов, которые
я задумал»
5
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
приглашение российской соведущей,
кастинг на роль которой он планирует объявить по всей стране. Миссия
проекта — рассказать о «Меридианах
Тихого» всему миру.
Конечно, не обошлось без вопросов
о семье Стивена, причем не только
о его братьях-актерах, но и о жене
и дочерях гостя кинофестиваля.
— Я женат на очень красивой женщине из Бразилии уже в течение 24
лет. Мне было 19, когда мы встретились, а когда ты в 19 лет встречаешь
очень красивую девушку из Бразилии,
не думаешь о том, что будет через 20
лет. Сейчас у меня две дочери: одной
— 21, а второй — 17. Они обе занимаются модельным бизнесом. Моя младшая дочь Хейли несколько дней назад
дебютировала на подиуме на Неделе
моды в Лондоне, поучаствовав в показе
компании Topshop. Я чувствую, что
со временем мои дочери придут и
к актерству. Я очень ими горжусь.
После ответа на этот вопрос актер
моментально нашел фото своей младшей дочери на смартфоне и показал
прессе.
На вопросы журналистов Стивен
Болдуин преимущественно отвечал
с юмором, иронией и даже самоиронией.
— Восемь лет назад я начал процесс
трансформации своей карьеры актера
в карьеру режиссера. Пока я не снял
ни одного фильма. Возможно, поэтому я сегодня опоздал на пресс-конференцию.
Отвечая на один из вопросов, Стивен
подробно рассказал, чем он занимается последние годы, а также
о своих творческих и бизнес-планах.
А планов у Стивен Болдуина достаточно — к актерской карьере вскоре
должны прибавиться продюсерство и
режиссура, продолжает работу и его
консалтинговая фирма.
— За эти восемь лет я собрал
финансирование для создания пяти
полнометражных фильмов, которые
я задумал. Съемки первого начнутся
в декабре этого года в Индии, а второго — весной 2015-го в Польше.
Помимо планов на будущее Стивен
рассказал несколько историй из своей
актерской карьеры. К примеру, о том,
что в школе он серьезно занимался
оперным искусством, но потом переключился на актерство, потому что,
как он сам пошутил, «актеры больше
нравятся девушкам». С того момента
Стивен начал строить свою актерскую
карьеру, а когда в 1995 году вышел триллер «Подозрительные лица» с Болдуи-
для Стивена разрушить свою карьеру.
— И как только он мне это сказал,
я понял, что в фильме надо сниматься.
По словам Стивена, его главным критерием в выборе роли всегда является
ответ на вопрос, будет ли это весело.
— Я считаю себя очень счастливым
и удачливым человеком в том, что моя
карьера сложилась именно так. Было
очень весело.
«Я женат на очень красивой женщине из
Бразилии уже в течение 24 лет. Мне было 19,
когда мы встретились»
ном в одной из главных ролей, для него
настало время внимательного выбора
фильмов и верного построения своего
профессионального пути. И когда ему
поступило предложение сыграть в
простенькой комедии «Биодом» вместе
с комиком Поли Шором, перед Стивеном возникла дилемма.
— После такой роли, как в «Подозрительных лицах», ждешь, что тебе
предложат что-то столь же крутое, как
«Миссия невыполнима». Но, с другой
стороны, мне всегда нравился Поли
Шор, и я всегда уважал в актерах
Последний вопрос, заданный журналистами, был об отношении Стивена
к разного рода социальным сетям.
Актер сказал, что мало кто из желающих прославиться еще больше
способен извлечь из социальных сетей
реальные преимущества, в то время
как многие приобретают скандальную
известность. Актер рассказал, что хоть
он сам и не особенно увлекается социальными медиа, его дочери имеют
огромное количество подписчиков.
«К сожалению, многие известные люди,
имеющие через социальные сети влияние на
большое количество людей, не используют
это для благотворительности»
разноплановость, непредсказуемость
в выборе ролей. В пример можно
привести Шона Пенна, который бывал
на экране и невероятно смешным, и
очень талантливым драматически.
Чтобы принять верное решение,
Стивен решил позвонить своему
брату Алеку, который не раздумывая
ответил, что участие в «Биодоме»
— лучший и самый быстрый способ
-1
— К сожалению, многие известные
люди, имеющие через социальные
сети влияние на большое число людей,
не используют это для благотворительных
целей. Это то, чему я пытаюсь научить
своих дочерей. Многие не делают то, что
могли бы делать в этом плане, не занимаются благотворительностью в Интернете,
но только потому, что не полностью осознают свои возможности.
-2
1 «Подозрительные лица»
2 «Биодом»
VIFF Daily | №3 | 2014
6
КИНО | КОНКУРС
Истории из жизни
Фото Натальи Лотос
В среду на кинофестивале были
показаны две полнометражные картины — «Теряя контроль» и «Тихие
воды» и пять короткометражных
лент. В основе сюжета некоторых
из них — реальные истории, где-то
— вымысел сценариста. Тем не менее
все авторские ленты не вызывают
сомнений в их правдоподобности.
Режиссер Чиэ Хаякава из Японии в
своем фильме «Ниагара» рассказала
историю 18-летней девушки Ямаме,
выросшей в приюте. Однажды воспитанница узнает, что ее бабушка
и дедушка живы. Дед убил ее родителей 15 лет назад и теперь отбывает
срок в камере смертников. Девушка
приезжает к бабушке, которая страдает старческим слабоумием, и встречает Таниши, странного человека,
ухаживающего за старушкой. Он собирает звуки, чтобы отправить их ее деду,
который так долго сидит в тюрьме.
— Идея этого фильма родилась после
того, как я узнала, что люди, приговоренные к смертной казни, попадают в обстановку полной изоляции
от внешнего мира, — рассказала на
пресс-конференции режиссер Чиэ Хаякава. — Меня это потрясло: у людей,
которые ждут исполнения своего при-
дебютом американского режиссера
Ани Марквардт. По сюжету Рона, невероятно независимая девушка работает
консультантом-сексологом в НьюЙорке, где она учит своих клиентов
тому, чего они боятся больше всего,
— близости.
— В основе фильма — полностью
вымышленная история, — рассказал продюсер фильма Дэкс Фелан.
— Когда я прочел сценарий, у меня
возник вопрос: такая история могла
случиться? Выяснилось, что могла, —
профессия сексолога не нова, специалисты такого профиля работали еще
в 70-х годах. Так что, несмотря на то
что конкретно эта история вымышленная, в реальности она вполне могла
произойти.
Нидерландская короткометражка
«Инферно» режиссера Яэль Бартана
рассказывает о строительстве третьего
храма Соломона в Сан-Паулу всемирной церковью «Царство Божье». Спроектированный по библейскому описанию, этот новый храм будет точной
копией оригинала первого подобного
здания в Иерусалиме. Во Владивостоке
ленту представила продюсер Наама
Пириц.
— Все актеры, которые заняты
в фильме, — непрофессионалы, — рас-
«Когда я беру в руки камеру и смотрю
через ее объектив, стараюсь быть
как можно больше ребенком»
говора, отбирают все. Так и возник
персонаж, который собирает звуки,
чтобы порадовать заключенного.
Картина « Теряя контроль» стала
VIFF Daily | №3 | 2014
сказала продюсер. — Их мы подбирали тщательно, отсмотрев около пяти
тысяч человек. Внимание обращали,
в частности, на лица — мы искали
самые выразительные. Могу сказать, что подобранная нами команда
получилась достойной — актеры все
трюки выполняли самостоятельно
и справились со своими ролями на
высоком уровне.
Режиссер из Сингапура Иван Тан
привез на кинофестиваль свою картину «Головастики». По сюжету, когда
непривычно долгий сезон дождей
угрожает затопить восточную часть
Сингапура, две семьи вынуждены
остаться дома и разбираться в своих
запутанных отношениях. Супруги на
грани развода находят единственную
причину остаться вместе. В семье их
соседей маленький мальчик, и его
любовь к головастикам помогает воссоединению родителей.
— Дети чаще всего оказываются
мудрее взрослых, — убежден режиссер
Иван Тан. — Поэтому, когда я беру в
руки камеру и смотрю через ее объектив, стараюсь быть как можно больше
ребенком и воспринимать этот мир
без предубеждений.
Индонезийский режиссер Юсуф
Раджамуда представил свою короткометражку «Во дворе». В центре
повествования –—история ребенка,
сразу после рождения которого исчез
его отец, и несколько лет он не подавал о себе вообще никаких вестей.
Примечательно, что короткометражка
основана на реальных событиях.
Покинутый отцом ребенок — племянник режиссера Джей Раджамуда.
— Когда Джей родился, его отец исчез,
и в течение четырех лет о нем не было
никаких вестей, — рассказал Юсуф
Раджамуда. — Но когда он все-таки
вернулся, я решил снять этот фильм.
Посомневавшись, на главную роль я
взял своего племянника.
Еще одна короткометражная лента,
представленная в конкурсной программе, — «Младший брат» канадского режиссера Реми Сан-Мишеля.
Главный герой картины — Антуан,
трудный 14-летний подросток, проводит день со своим наставником.
Это последняя возможность для двух
«братьев» покуролесить на улицах
мегаполиса — старшего товарища
ожидает отъезд в Россию.
По словам режиссера, в Канаде существует программа, когда взрослые
могут помочь подросткам, став для
них кем-то вроде наставника.
— Люди приходят добровольно, их
тщательно проверяют перед тем, как
допустить к детям, — отметил Реми
Сан-Мишель. — Сейчас программа
уже не так популярна, но все еще
работает.
7
КИНО | ЖЮРИ
Только на кинофестивале
Пресс-конференция основного международного жюри состоялась на «Меридианах Тихого».
Эксперты обсудили проблемы индустрии кинематографа, в частности — недостатки российской
индустрии и системы финансирования кино, в том числе независимого. Также киноспециалисты
ответили, как, по их мнению, авторское кино соотносится с продуктом мейнстрима.
Кинотеатры VS фестивали?
Александр
Роднянский
Россия, продюсер
— Фестиваль — это один из инструментов продвижения картин, которые
в нем нуждаются. Для большого инвестиционного кинематографа, доминирующего в кинотеатрах, ничего,
кроме больших бюджетов, не нужно, а
для авторского кино нужен фестиваль.
Потому что там присутствует пресса,
она придет и донесет информацию до
аудитории.
Майкл
Мэдсен
США, актер, продюсер,
поэт и фотограф
— В обычной жизни я не смотрю
столько фильмов, сколько вижу на
кинофестивалях. Например, если бы я
не приехал на «Меридианы Тихого», то
не смог бы увидеть картины из ШриЛанки, Чили, Китая. Кроме того, для
маленького фильма участие в кинофестивале — это показ, а для зрителя
— возможность посмотреть фильм
с сюжетом, зачастую более интересным,
чем в фильмах с большим бюджетом.
Клаус
Эдер
Германия, киновед,
генеральный секретарь
ФИПРЕССИ
— Хочу заметить, что национальный
кинематограф по большей части
можно смотреть только на фестивале,
ведь кроме голливудских фильмов
в кинотеатрах не показывают ничего.
Это случилось лет 10–15 назад, когда
распространение национального
кино стало осуществляться только
VIFF Daily | №3 | 2014
посредством кинофестивалей.
Приведу такой пример: в этом году
фильм «Зимняя спячка» в Канне завоевал «Золотую пальмовую ветвь», но
это не является гарантией того, что
вы увидите этот фильм в своих кинотеатрах. И это очень печально.
Кирилл
Разлогов
Россия, киновед,
кинокритик и преподаватель,
директор программ
Московского МКФ
— Помимо того что уже озвучили мои
коллеги, добавлю: нередко фестивали
делают достоянием современного
зрителя фильмы, которые уже успели
уйти в историю. Ведь бывает так, что
хорошие работы не были вовремя оценены по достоинству.
Кроме того, скажу парадоксальную
вещь: если среди фильмов, которые принадлежат к голливудскому
мейнстриму, есть выдающиеся
произведения искусства, а они есть,
то мы об этом узнаем, только когда
картина исчезает с экранов, после
чего, через несколько лет, на фестивалях появляются картины, которые
создавались режиссерами с оглядкой на ту самую картину.
Альберт
Серра
Испания, кинорежиссер,
продюсер и художник
— По-моему, только во Франции
независимые картины имеют возможность выйти в прокат, прежде
всего потому, что там есть поддержка
государства. Независимым режиссерам остальных стран приходится
рассчитывать прежде всего на кинофестивали.
Вимукти
Джаясундара
Шри-Ланка, режиссер,
сценарист и художник
— Фестиваль — это праздник кино.
Для меня фильм — это способ раскрыть возможности языка в его самых
лучших проявлениях. И если вы
хотите узнать какую-то историю, это
можно сделать разными способами, но
в фильме история рассказывается при
помощи гораздо больших приемов.
Надав
Лапид
Израиль, кинорежиссер,
сценарист, оператор и
писатель
— Для меня очень интересен вопрос
о связи фестивального кино и того,
что показывается в кинотеатрах, и он
напрямую связан с другими, более
глобальными вопросами, такими как
«Что мы хотим от кино?», «Что мы
думаем о кино?». И отстраненность,
этот разрыв, который существует
между фестивальным и не фестивальным кино, воспринимается мной как
опасность, как индикатор своего рода
кризиса культуры и, если говорить
более обобщенно, кризиса каких-то
человеческих ценностей.
«Разрыв, который
существует между
фестивальным и не
фестивальным кино,
воспринимается
мной как опасность»
8
КИНО | ЖЮРИ
Фото light story studio
ФИПРЕССИ: впервые
на «Меридианах»
Двенадцатые «Меридианы Тихого»
открыли новый этап в жизни кинофестиваля. Впервые за годы существования фестиваля работает жюри
ФИПРЕССИ — международной федерации кинокритики и кинопрессы,
присутствие которого обязательно
означает престижность и высокий
уровень кинособытия. Состав первого
жюри ФИПРЕССИ во Владивостоке:
Шала Нахид, Виктория Смирнова и
Клэренс Цуй — кинокритики Франции, России и Китая, трех разных
стран и культурных общностей.
— Для нас огромная честь быть здесь.
Основная задача нашей организации
состоит в том, чтобы помогать кино
развиваться, находить какие-то новые
способы, потому что, если снимать
одни и те же картины, это никуда нас
не приведет, — заявила французский
кинокритик Шала Нахид на пресс-конференции. — Мы стараемся помогать
фильмам, которые сейчас считаются
«другими», которые отличаются
от того, что существует на данный
момент — мы помогаем этим фильмам
найти своего зрителя, несмотря на то
VIFF Daily | №3 | 2014
что они, может быть, говорят «другим языком». Ведь то, что является
новаторским сегодня, может стать
абсолютно понятным публике и воспринимаемым завтра, как, например, было
с Дзигой Вертовым или Эйзенштейном.
Клэренс Цуй отметил, что приз
— более обзорный, более академический, который учитывает различные
культурные составляющие и перспективы.
Во время пресс-конференции было
также отмечено, что жюри ФИПРЕССИ
судит жестче основного жюри, потому
что, в первую очередь, не имеет
«сострадания» к кинематографистам,
в отличие от членов основного жюри.
Тот же вопрос поднимался чуть ранее
в тот же день на пресс-конференции основного жюри, где кинокритики соседствуют с кинодеятелями.
И ответы в некоторых точках пересеклись: к примеру, режиссер Альберт
Серра признал за собой сочувствие
и понимание автора фильма как
коллеги, как творца, даже если фильм
недостаточно хорош технически.
Тем не менее кинокритики тоже
не признавали существование объективности в оценке кино.
— Определение лучшего фильма —
это очень субъективная ситуация.
В кинокритике нет объективности, но
есть точность. Как и вообще в мире, —
продолжила мысль коллег Виктория
Смирнова.
Помимо механизмов работы кинокритиков и их федерации обсуждали также и будущее российского
кино (которое, обсужденное практически на каждой (!) пресс-конференции, на каждой творческой
встрече и, видимо, за каждым
завтраком, обедом и ужином, теперь
просто обязано быть светлым и
безоблачным), роль фестивалей
в формировании кинопространства
и нехватку сценарного материала
в мировом кинематографе.
— Дело не в том, что сценариев нет,
— их много: если приехать на любой
кинофестиваль в качестве кинокритика, тут же станут подходить люди
со словами, что у них здесь с собой
сценарий, и просьбой взглянуть.
И на основе большой части этого многочисленного потока сценариев снимаются фильмы, а когда эти фильмы
«Приз ФИПРЕССИ впервые будет вручен в
рамках «Меридианов Тихого» на церемонии
закрытия кинофестиваля 19 сентября»
ФИПРЕССИ в большинстве случаев
отличается от приза основного жюри.
— Может сложиться впечатление, что
мы таким образом боремся с основным жюри, но это совсем не так, —
продолжил Клэренс Цуй. — Просто
мы стараемся смотреть на фильм
с другой стороны. Мы кинокритики,
мы смотрим очень много фильмов,
буквально сотни, и наша роль состоит
в том, чтобы осознать общий контекст, в котором создается кино,
и наш взгляд на отдельный фильм
смотришь, то ответа на вопрос «О чем
они?» не находишь. Очень часто сейчас фильмы озабочены «визуальной
мимикрией», а на уровне смысла они
ни о чем не говорят. А если нечего
сказать, то, по-моему, лучше ничего
не говорить, — считает Клэренс Цуй.
— Сейчас мы переживаем глобальный мировой кризис и есть огромное
количество важных вещей, о которых
нужно говорить, и лучший совет для
начинающего сценариста — это смотреть, что происходит в мире.
9
ЖЮРИ | ПЕРСОНА
Сидхарт Шринивасан:
В Индии появилась масса
возможностей для кинематографа
Фото light story studio
В этом году председателем жюри
NetPac стал индийский режиссер,
продюсер и сценарист Сидхарт Шринивасан. В перерыве между просмотром конкурсных фильмов он нашел
минутку, чтобы поговорить с VIFF
Daily о кинофестивалях, глобализации и Болливуде.
— Сидхарт, вы режиссер и кинопродюсер. На пресс-конференции
мы уже немного поговорили об
индийском кино и о том, как на него
сейчас влияет глобализация. В чем
проявляется это влияние и хорошо
ли это для киноиндустрии?
— Не хочется вспоминать пословицу
«Нет худа без добра», но я считаю, что
в этой ситуации много плюсов. В частности, тот факт, что европейские
кинофестивали и иностранные спонсоры помогли вдохнуть жизнь в независимое кино, примером которого
может служить мой последний фильм.
Без помощи фонда Хуберта Балса я
бы не снял этот фильм, с которым мы
ездили на фестивали в Торонто и Роттердаме… Глобализация становится
необходимостью. Как режиссер я переVIFF Daily | №3 | 2014
живаю об одном: чтобы у творческого
человека оставалась возможность не
изменять себе. Я пытаюсь оставаться
верным себе и своему внутреннему
голосу, и это не должно меняться. И
если фестивали помогают финансово,
то это дает нам возможность делать
то, что мы хотим делать.
— Сейчас снимают огромное количество фильмов для массового зрителя. Как вы оцениваете их качество
в целом?
— Интересно то, что нынешняя ситуация — взаимовыгодна. Как только
увеличился объем финансирования,
тенденций в Болливуде тоже заметно,
и это помогает.
— В Азии можно посмотреть множество европейских фильмов, но
европейский зритель часто не имеет
возможности увидеть кино Азии,
даже крупные картины.
— Прелесть языка кино в том, что его
не нужно переводить, он способен
доносить мысль и быть понятным
разным людям. Мне кажется, что это
такая неуловимая субстанция. У каждого фильма своя судьба. В Индии
каждый год выходит как минимум
десять коммерчески успешных фильмов. Но аудитория этих фильмов ограничена индийским населением земного шара, больше никто их не увидит.
Их смотрят только индийцы, проживающие в Америке, Великобритании,
Канаде и европейских странах.
— Возможно, этому можно найти
объяснение. Например, не все
зрители смогут понять какие-то
моменты.
— Безусловно, но есть множество коммерчески ориентированных фильмов,
которые, уверен, найдут отклик даже
у западного зрителя. Гораздо бóльшая
проблема заключается в организации
проката фильмов. Ты снимаешь фильм,
но продюсер хочет вернуть вложенные в
него деньги. И он будет этого добиваться
любым доступным способом. В какой-то
момент режиссер просто теряет контроль над ситуацией. Ты пытаешься контролировать ее как можно дольше, но
в итоге контроль оказывается в чужих
руках, и это очень неприятно.
— Известно, что когда-то индийское
кино было очень популярно в Советском Союзе. Например, «Танцор
диско»…
— Да, Митхун Чакраборти. Культовая
фигура. Или даже Радж Капур. Радж
«Как режиссер я переживаю об одном:
чтобы у творческого человека оставалась
возможность не изменять себе»
в Индии открылись многочисленные
возможности для кинематографа.
Конечно, еще остается старое представление о традиционном болливудском фильме, но влияние современных
Капур был очень популярен в России;
с вашей страной его связывают долгие
взаимоотношения. Он является одной
из икон Болливуда. Эти имена были
очень известны и в Индии.
10
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Кирилл Разлогов:
Фото primafisha.ru
Я не считаю, что мы
порабощены западной
масскультурой
Один из ведущих российских кинокритиков, киновед Кирилл
Разлогов стоял у истоков «Меридианов Тихого», помогал определить его политику, его лицо
— Вы были одним из самых почетных
гостей первого фестиваля, Кирилл
Эмильевич, и вот сегодня — член
международного жюри. Скажите,
как вам кажется, лицо «Меридианов
Тихого» — какое оно сегодня?
— Фестиваль пошел в том направлении, в котором я советовал пойти, а
именно — использовать возможности
VIFF Daily | №3 | 2014
региона, не теряя связи с Москвой
и российским кино, при этом привлекать людей из той части планеты, где
развитие кинематографа наиболее
активно и, я бы сказал, энергично.
Фестиваль за 12 лет менялся, но база
оставалась неизменной. Для того
чтобы фестиваль был успешным,
нужны три фактора: заинтересован-
ность руководства региона, а значит,
и финансирование; второе — команда,
способная организовать фестиваль,
третье — наличие киноманов, людей,
любящих, понимающих, интересующихся кино, а значит, способных
создать хорошую программу. Все три
предпосылки во Владивостоке были
и сохраняются, поэтому фестиваль
11
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
получился, у него есть свое лицо, своя
специфика.
— Как вы оцениваете работу наших
отборщиков, нет ли у них уклона
в сторону элитарного кино, удается
ли поддерживать равновесие?
— Золотую середину не удается
сохранить ни одному фестивалю, даже
Каннскому. Фестивали развиваются
и создаются для того, чтобы дополнять систему проката, а не заменять
ее. Поэтому и отбираются туда не те
картины, что идут в кинотеатрах, а
те, которые по разным причинам туда
не попадают. Это экспериментальные,
поисковые, артхаусные ленты, а что
касается яркого постановочного кино,
то оно идет прямиком в кинотеатры и
не нуждается ни в каком фестивале,
даже в Каннском. Другое дело, что
на открытие-закрытие фестивали
стремятся привлечь голливудских
звезд, большую коммерческую картину показать. В целом это не обязательно. Важно, чтобы фильм открытия
был смотрибельным, и в вашем случае
«Две женщины» и «Тяжелый день»
отвечают этим требованиям.
— В этом году работает три жюри,
причем в основном собрались
кинокритики и режиссеры. Как вам
работается в таком формате, не возникает ли спорных ситуаций?
— Пока что мы общаемся неформально, официальных обсуждений
еще не было. И пока что нет ощущения
поляризованности мнений, думаю,
что надо дождаться второго заседания
жюри, там все станет ясно. Хорошо,
что в жюри представлены разные
регионы — от Шри-Ланки до США, разные кинопрофессии. Это все на пользу.
Что же касается других жюри, то чем
их больше, тем лучше. У разных групп
зрителей и критиков разные предпочтения. На Московском фестивале
это резко чувствуется — там мнения
основного жюри и жюри кинокритиков могут расходиться настолько, что
один и тот же фильм может получить
у первых высшие, а у вторых — низшие оценки.
Так что это хорошо. Больше фильмов
окажутся замеченными. А уж про
жюри NetPac скажу обязательно:
оно выделяет фильмы из стран АТР
и тем самым еще расширяет диапазон
достойных фильмов.
— Как программный директор
Московского фестиваля, не завидуете
ли вы тому, что на нашем такое количество хорошего азиатского кино?
— В целом нет. Я специально занимаюсь — помимо работы на Московском фестивале — азиатским кино,
в основном японским и корейским,
меньше — китайским. У Московского
кинофестиваля вообще несколько
иные задачи: равномерно представить мировое кино. Но иногда на
вашем фестивале я открываю для
себя интересные фильмы, которые
в Москве показаны не были. И, кстати,
VIFF Daily | №3 | 2014
«Сериалы как явление культуры сравнялись
с фильмами. «Игра престолов», например,
разве не высокохудожественное
произведение?»
не обязательно азиатские. К примеру,
мы не показали украинскую картину
«Племя», которую вы взяли в одну
из программ. Мы показали другой
украинский фильм и, на мой взгляд,
очень правильно сделали, потому что
задача деятелей культуры — наводить
мосты и строить диалоги, особенно
тогда, когда политические отношения
очень сложные.
У вас менее жесткие требования —
и это позволяет «Меридианам Тихого»
быть более интересным зрителю.
даже не сильнее, чем кино: изменившееся в корне телевидение, книги,
Интернет, например. Там ведь полная
иллюзия свободы, почти нет запретов… Сегодня, конечно, запреты
появились, и чем их будет больше,
тем сильнее будет наше кино эмоционально действовать на зрителя.
Поскольку все остальные двери закрываются, так сказать.
Вообще аудитория кинотеатров
все больше состоит из подростков
и молодых людей, взрослые люди
«Чем больше запретов, тем сильнее
кино эмоционально действует на
зрителя. Поскольку все остальные двери
закрываются, так сказать»
То, что Москва не может показать
по регламенту, здесь вполне может
быть показано. И это хорошо.
— Насколько программа «Кино России» отражает объективное состояние российского кино сегодня?
— В общем она является объективной,
да. Показываете в программе фильмы
«Кинотавра», более экстремального
по отбору, и фильмы Выборга — более
ровного, наиболее связанного с прокатом. Вот пример: «Две женщины»
были в Выборге, а картина Ивана
Твердовского «Класс коррекции» была
представлена на «Кинотавре».
В российском кино ежегодно бывает
не более 10 картин, интересных
в художественном отношении. И почти
все они у вас представлены.
— Вот к вопросу о 10 картинах,
интересных в художественном
отношении. Почему в советское
время практически все выходящие в
прокат фильмы задевали и производили впечатление на зрителя, а
в кино ходят реже, хотя и продолжают смотреть фильмы, скачивая их
в Интернете. Есть фильмы, которые
производят сильное впечатление, но
сегодня эта функция больше возложена на телесериалы, как ни странно.
О сериалах спорят не менее активно,
чем о кино, вы заметили? Сериалы
как явление культуры сравнялись с
фильмами. «Игра престолов» сегодня,
например, разве не высокохудожественное произведение? Началось
это явление с сериала Дэвида Линча
«Твин Пикс», который был огромным
прорывом и, безусловно, культурным
явлением.
Не следует также забывать и о
том, что после падения железного
занавеса мы все стали жить той же
культурной жизнью, что и весь мир.
К нам вторглись и худшие, и лучшие
произведения мировой индустрии,
которые тоже создают конкуренцию
в смысле эмоционального воздействия. Для меня это большое благо, я
«Золотую середину не удается сохранить
ни одному фестивалю, даже Каннскому»
сегодня крайне мало фильмов, которые хочется пересмотреть…
— Вы преувеличиваете, мне кажется.
Сила воздействия кино на зрителя
никуда не делась, просто появилась
масса других вещей, которые также
задевают его эмоции и чувства, если
не считаю, что мы стали порабощены
западной масскультурой. Наоборот,
на мой взгляд, западная масскультура
ничего с нашей особенного не делала,
она существует по-прежнему, и лучшие произведения российского кино
— тому самый яркий пример.
12
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Фото Натальи Лотос
Александр Роднянский:
Продюсер отвечает за все!
Александр Роднянский, председатель международного жюри
12-го кинофестиваля «Меридианы
Тихого», наверное, и есть тот самый
человек, который знает все секреты
успеха кинофильма. Его проекты —
практически все — горячо любимы
зрителями, более того, одобряемы
и критиками. Успешный продюсер — что это такое? Именно на
этот вопрос Александр Ефимович
пытался ответить и на мастерклассе, который провел в рамках
фестиваля.
— Вообще-то я не верю, что можно
научить быть продюсером, — сказал
Александр Роднянский. — В советские
времена, по сути, продюсером было
государство — в лице киностудий и
всего их многочисленного чиновничьего аппарата. Именно они принимали решения о том, какие фильмы
VIFF Daily | №3 | 2014
будут снимать, как снимать, кто
снимать. Замечу, что до революции
знаменитых российских продюсеров
было известно немало — Ханжонков
например.
С появлением свободной экономики
появилась и укрепилась профессия
продюсера.
административных решений, связанных с производством любого медийного проекта.
Мало кто знает, что «Оскар» за лучший
фильм года вручается продюсеру, а не
режиссеру. Другое дело, что хороший
продюсер ведет за собой на сцену чуть
не всю творческую группу. Потому что
«Левиафан» — это история о безмерности
русского человека, о его способности
вместить в себя и бога, и дьявола…»
Кто такой продюсер? Я бы ответил
так: это предприниматель, ведущий
творческую экспертизу и участвующий в творческом процессе, поскольку
именно от него зависит принятие
важных творческих, финансовых и
он — соавтор и производитель.
Вот и все, а дальше — как в любой
творческой профессии — бывают
одаренные продюсеры, бывают бездарные, трудолюбивые и ленивые, ну
и так далее… Бывают продюсеры-жу-
13
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
лики, а бывают честнейшие, закладывающие все свое имущество, чтобы
оплатить фильм…
Мне очень нравится фраза известного сценариста независимого кино
Майкла Толкина: «Я знаю тысячи
продюсеров, которые закладывали все
свое имущество, включая дома, только
для того, чтобы осуществить проект.
И не знаю ни одного режиссера, кото-
причем подчас с вполне определенным, например по возрасту, зрителем
(потому что нельзя делать фильмы
«для всех»); чтобы понимать психологические потребности и социальные
ожидания этого зрителя, конкурентную среду и прочие факторы, например политическую напряженность,
нужно хорошее понимание гуманитарного контекста. Что, кроме мощного
«Продюсер при необходимости меняет
режиссера, и не одного — достаточно
вспомнить историю «Унесенных ветром»
продюсера Дэвида Селзника»
рый бы сделал то же самое».
Я не хочу противопоставлять кинопрофессии, в авторском кино роль автора-режиссера абсолютно доминирующая, и так и должно быть. И странно
было бы, если бы в фильме Сокурова
продюсер рекомендовал режиссеру
те или иные творческие решения.
Но в коммерческом кино функция
продюсера намного шире. Продюсер
при необходимости меняет режиссера,
и не одного — достаточно вспомнить
историю «Унесенных ветром», где
продюсер Дэвид Селзник, мечтавший
об этой экранизации всю жизнь, сменил во время работы не одного режиссера. В коммерческом кино продюсер — посредник между автором и
зрителем, он оптимизирует авторский
замысел, делая его доступным; с другой стороны, он должен в полной мере
реализовать уникальный творческий
замысел конкретного автора.
— Получается, больше всего ответственности лежит на продюсере?
— Да, он отвечает за все!
— Нужна ли продюсеру интуиция?
— В целом нужна, но не это главное. Помните, есть старый анекдот
про человека, молившего бога о выигрыше в лотерею? Бог так устал от его
молитв, что в итоге обратился к просителю со встречной просьбой купить
уже лотерейный билет.
Интуиция сама по себе не работает,
для нее нужно создать определенные
условия. И первое условие, самое
гуманитарного образования, может
здесь пригодиться?
Кроме того, продюсеру важно иметь
хорошее профессиональное образование и серьезный опыт работы. Продюсер участвует в производстве фильма
с первой до последней минуты, он
должен понимать все обстоятельства
и мелочи. Поэтому так много продюсеров пришло из режиссуры: я, Сергей
Сельянов… Есть хорошие продюсеры
— бывшие операторы, сценаристы…
Продюсер должен быть предприимчивым, способным принимать на себя
риск, острые и неожиданные решения,
причем ежедневно. В каком-то самом
примитивном смысле работа продюсера — это постоянные ответы на
вопросы. Продюсер доводит сценарий до рабочего состояния, отвечая
на вопросы сценариста. Ищет места
съемок с оператором и режиссером,
отвечая на их вопросы. Работает над
эскизами, декорациями — вместе
с профессионалами. Всегда вместе!
И только продюсер проходит с фильмом все этапы его создания. Режиссер,
как правило, всегда приходит позже
и уходит из фильма раньше.
И вот когда все это есть, может
пригодиться и интуиция. Без нее
никуда. Каждую неделю в России
выходит в прокат 15–16 фильмов.
В осенне-предновогодний сезон даже
больше. И каждый фильм должен
привлечь к себе внимание, оказаться
интересным зрителю. Вот тут, чтобы
«Самое важное качество для продюсера —
мощное гуманитарное образование»
важное качество для продюсера —
мощное гуманитарное образование.
Почему гуманитарное? Потому что так
или иначе наше дело — создание увлекательных историй, способных волновать зрителей. Чтобы эти истории
соотносились с конкретным зрителем,
VIFF Daily | №3 | 2014
понять, как это сделать, продюсеру
и нужна интуиция.
— Как вы относитесь к пародиям на
современных российских продюсеров? Ну знаете, входит в комнату
такой дяденька, у него на руке висит
томная блондинка… И дяденька
вещает нечто в стиле: «Я даю
деньги, поэтому в фильме будет
сниматься моя девочка!»?
— У меня большой опыт общения
с подобными персонажами. Да,
с такими, у которых есть дочки,
любовницы, жены… Я бы, кстати,
назвал таких людей не продюсерами,
а  частными инвесторами.
Но… Это на словах хорошо, пока
не дошло до дела, мол, я вот выдам
кучу денег, а вы снимете мою красавицу. Когда доходит до необходимости раскошелиться, выясняется, что
далеко не все готовы к этому. Это
нужно очень сильно любить свою
девочку, знаете ли. Особенно если
вы хотите вложиться в коммерчески
успешный фильм, где бюджет начинается с миллионов долларов.
А еще надо учесть и тот факт, что
фильмов делаются сотни и вовсе
не факт, что именно тот, в который
этот инвестор вложил свои деньги,
окажется успешным настолько, чтобы
были и красные дорожки, и фестивали, и возможность пройти по
такой дорожке все с той же блондинкой. Как вовсе не факт и то,
что его блондинка окажется хоть
насколько-то интересной зрителю.
Мне такие примеры видеть не приходилось.
Между прочим, я знавал частных
инвесторов, которые вкладывали
большие деньги в фильм только
потому, что безумно любят некую,
например, книгу и готовы выдать
любые деньги, чтобы эту книгу увидеть в кино… Такое тоже бывает.
— Увидит ли российская публика
«Левиафана»?
— Конечно. У фильма невероятная
фестивальная жизнь, каждую неделю
он после Канн показывается на двух
фестивалях минимум, причем на
тех, успех на которых обеспечивает
широкий прокат в Северной Америке, например.
Мы задумались и о коммерческом
прокате. В России — 13 ноября. До
этого момента в России он показываться не будет. Я знаю, что фильм
ждали, видел не раз, как на него
реагируют зрители. Вот на фестивале в Торонто 2000 билетов раскупили за два часа.
Уверен, что в России картина будет
воспринята неоднозначно и аудитория расколется. Наш фильм — трагедия. Я не раз сталкивался с тем, что
расстроенные зрители спрашивали
меня: «Ну неужели вы не могли
придумать другой конец?!» На что я
отвечаю: в год в прокат выходит сто
комедий и миллион комфортно-позитивных картин. Может на их фоне
появиться одна пусть трагическая,
но жизнеутверждающая история?
«Левиафан» — это история о безмерности русского человека, о его
способности вместить в себя и бога,
и дьявола…
14
ЖЮРИ | ПЕРСОНА
Заставить зрителя
думать и чувствовать
Фото light story studio
После пресс-конференции с представителями жюри ФИПРЕССИ,
которое работает на «Меридианах
Тихого» впервые в истории кинофестиваля, нам удалось поговорить с
членом жюри Клэренс Цуй об эмоциях и профессии кинокритика.
— Клэренс, как кинокритику вам
приходится смотреть большое
количество фильмов. Становитесь
ли вы от этого эмоционально менее
чувствительным?
—Думаю, и да, и нет. Зависит от типа
фильма. Какие-то вещи вызывают
у тебя чувства, другие заставляют
думать. Какие-то фильмы могут
совсем не тронуть, тогда как другие
могут быть настолько эмоционально
заряженными, что шокируют тебя до
глубины души.
— Может ли так быть, что фильм,
который шокировал вас много лет
назад, сейчас вряд ли вызвал бы
какие-то эмоции?.. Около года назад
меня очень тронул фильм «Выпуск-
ник» Майка Николса. Я обожаю
этот фильм, но, думаю, он вряд ли
тронул бы меня так сильно, если бы
я посмотрел еще тысячу подобных
фильмов...
— Да, конечно... Но, видите ли,
мы, кинокритики, — еще и кинозрители. Эмоциональный заряд
фильма — это одно. Но я думаю, что
главное — это то, что мы можем из
него вынести, то послание, которое
кинематографист хочет передать
через него. Фильм «Выпускник»
можно рассматривать как фильм о
поиске женщинами своего места в
обществе, или о гендерных взаимоотношениях после «разгульных
60-х», или о том смятении, что
присутствовало в США в период
войны во Вьетнаме. Это все то, на
что нацелен наш взор как кинокритиков. Если я пишу рецензию на
фильм, я ищу метафоры, я пытаюсь
понять, почему этот фильм был снят
именно в это конкретное время, а
не думаю о том, что «он напоминает
мне о моем отце».
— Во время пресс-конференции вы
сказали несколько слов о сценариях.
Как вы думаете, что делает сценарий успешным?
— Если говорить о коммерческом
кино, самое главное — знать, чего
хотят люди. Необязательно копировать супергероев из какого-нибудь
блокбастера, достаточно уловить
настроение аудитории. Надо думать о
том, что беспокоит людей, что им нравится, и понять, как заставить зрителя
испытать то или иное чувство или
как заставить его задуматься. А потом
взять и написать историю. Главное,
чтобы сценарий мог сказать что-то о
сегодняшнем состоянии мира.
КИНО | СОБЫТИЕ
Во Владивостоке
показали «Вкус Америки»
15 и 16 сентября на «Меридианах
Тихого» состоялись показы картины Ефима Грибова «Вкус Америки»
по повести Людмилы Улицкой «Веселые
похороны». Фильм был тепло принят
зрителями, которые также отметили
прекрасное исполнение главной роли
российским актером Семеном СтругаVIFF Daily | №3 | 2014
чевым: ему удалось тонко воплотить
на экране трагедию умирающего
человека. К сожалению, Семен не смог
приехать на «Меридианы Тихого» в этом
году, но владивостокцы прекрасно помнят замечательного актера по прошлым
визитам и работе на сцене Академического театра им. М. Горького.
15
ПРОГРАММА / PROGRAM | 18 СЕНТЯБРЯ / SEPTEMBER 18
Программа фестиваля
Festival program
18 сентября (четверг)
10:00 – 02:00
Конкурсная и внеконкурсные кинопрограммы. К/т «Уссури», ул. Светланская, 31
10:00 – 00:00
Внеконкурсные программы. К/т «Иллюзион», проспект 100 лет Владивостоку, 103
10:00 – 19:00
Выставка плакатов и фотографий «КИНО-ГЛАЗ: из истории советского
киноавангарда». Музей Города, ул. Петра Великого, 6
10:00 – 21:00
Выставка залуженного художника РФ Константина Худякова «КИНО ПОСЛЕ КИНО:
МУЛЬТИТАЧ-АРТ». Будущий центр «Эрмитаж-Владивосток», ул. Светланская, 40
11:00 – 19:00
Выставка-видеоинсталляция Ван Бина «БЕСПОМОЩНЫЙ ВЕК».
Галерея «Арка», ул. Светланская, 5
16:00 – 17:30
Круглый стол с участниками 12-го МКФ и членами жюри (Евгений Майзель, Зара
Абдулаева, Клаус Эдер, Эудженио Рензи, Надав Лапид) «КИНЕМАТОГРАФ НУЛЕВЫХ
КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК» (на английском языке).
Будущий центр «Эрмитаж-Владивосток», ул. Светланская, 40
18:30 – 19:45
Мастер-класс сценариста и драматурга Елены Греминой «ДРАМА И РЕАЛЬНОСТЬ:
ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ». К/т «Уссури», ул. Светланская, 31, зал «Владивосток»
21:00 – 23:10
Программа «Открытая площадка. Русская классика на разных языках». «Тарас Бульба»,
ЮГОСЛАВИЯ / США, 122 мин., реж. Дж. Ли Томпсон. Спортивная Гавань
September 18 (Thursday)
10:00 – 02:00
Competition and non-competition programs. Ussuri Movie Theater, 31 Svetlanskaya St.
10:00 – 00:00
Non-competition program. Illusion Movie Theater, 103 100-Letiya Vladivostoka Ave.
10:00 – 19:00
Posters and photos art exhibition, KINO-GLAZ: HISTORY OF SOVIET AVANT-GARDE CINEMA.
The City Museum, 6 Petra Velikogo St.
10:00 – 21:00
Exhibition of Konstantin Khudyakov. MOVIE AFTER MOVIE: MULTI-TOUCH ART.
The future Hermitage-Vladivostok Center, 40 Svetlanskaya St.
11:00 – 19:00
Video-art exhibition of Chinese filmmaker, Wang Bing, THE STRANDED AGE. Arka Art Gallery,
5 Svetlanskaya St.
16:00 – 17:30
Round table with participants and juries of the 12th VIFF (Evgeny Maizel, Zara Abdullaeva,
Klaus Eder, Eugenio Renzi, Nadav Lapid). CINEMA OF THE 2000s AS A PRIMARY SOURCE.
The future Hermitage-Vladivostok Center, 40 Svetlanskaya St.
18:30 – 19:45
Workshop by Russian screenwriter and playwright Elena Gremina. DRAMA AND REALITY:
QUESTIONS AND ANSWERS. Ussuri Movie Theater, Vladivostok Movie Hall, 31 Svetlanskaya St.
21:00 – 23:10
In the Open program: Russian Classics in Different Languages. TARAS BULBA (Yugoslavia/
USA, 122 min.) by J. Lee Thompson. Sportivnaya Embankment
VIFF Daily | №3 | 2014
16
ФОТОХРОНИКА | МГНОВЕНИЯ ФЕСТИВАЛЯ
№3| 2014
VIFF Daily | №3 | 2014
Главный редактор: Ольга Менихарт
Редакция: Любовь Берчанская, Кирилл Дышловой
Фото: Юрий Смитюк, Александр Хитров, Наталья Лотос
Дизайн и верстка: Даниил Нидзельский
Перевод: Юлия Польшина, Екатерина Бондарева,
Николай Боровик, Ирина Деменчук
Корректура: Елена Пинчук
Editor in Chief: Olga Menyhart
Editorial staff: Lubov Berchanskaya, Kirill Dyshlovoy
Photos by: Yury Smityuk, Aleksandr Khitrov, Natalia Lotus
Design and layout: Daniil Nidzelskiy
Translation: Yulia Polshina, Ekaterina Bondareva, Nikolaj Borovik,
Irina Demenchuk
Proof-reader: Elena Pinchuk
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа