close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Социальное развитие

код для вставкиСкачать
ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОЕННЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ
ДЛЯ ВОЕННЫХ
ПРОФЕССИОНАЛОВ
Это журнал, на страницах которого
идет разговор только о военном деле
и обо всем, что с ним связано.
Это журнал, в котором реклама бьет
точно в цель, обеспечивая высокую эффективность, поскольку
с ней знакомятся настоящие профессионалы военного дела
и специалисты оборонно-промышленного комплекса.
Подписаться на журнал
можно с любого месяца.
Индекс: 73452 — для подписчиков Российской
Федерации, СНГ и стран Балтии.
ISSN 1560-036X
«Армейский сборник». 2014 №9
—ЖУРНАЛ
Индекс 73452. «Армейский сборник». 2014. №9. 1-64.
— это журнал, из публикаций которого можно узнать о ходе военного строительства в нашей стране, о путях повышения эффективности боевой подготовки видов и
родов войск Вооруженных Сил, о новых образцах отечественной военной техники и вооружения, о проблемах военной науки, образования и культуры, а также о тыловом и финансовоэкономическом обеспечении, социальной и правовой защите военнослужащих, ветеранов
военной службы и членов их семей.
ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:
ТАНК В ОБОРОНЕ
ДЕСАНТНИК — ЭТО ПРОФЕССИОНАЛ
РАДИО НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ
ДАЛЬНЯЯ АВИАЦИЯ РОССИИ
ТЕРРОРИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!
В ПОИСКЕ
«ЗОЛОТОЙ» СЕРЕДИНЫ
ТАНКОВЫЙ БИАТЛОН – 2014
БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ
БЫСТРЫ…
ПОШИВ
«ОФИСНОЙ» ФОРМЫ
В
от уже второй год на подмосковном полигоне Алабино, на базе Таманской танковой дивизии проводятся соревнования по танковому биатлону — теперь уже исконно русскому виду спорта. Международный
чемпионат на полигоне в Алабино, так отныне он стал
называться, позволит померятся мастерством владения
грозной техникой и вооружением танкистам со всего
мира. И если год назад на трибунах собрались преимущественно гости из разных регионов России и братских республик Белоруссии, Казахстана и Армении, то в этот раз
здесь — своего рода интернационал.
Возле кургана, где расположена главная трибуна,
в лучах солнца простирался новый бренд Российской армии — красно-сине-белая звезда, по обе стороны от нее
развивались флаги стран-участниц — Европа, Азия, Африка и Южная Америка. Но команд из стран-участниц
НАТО не будет. Не будет и Украины — без политики нынче
и в спорте не обходится.
«Сегодня здесь, на полигоне Алабино, стартует первый
чемпионат мира по танковому биатлону. Это событие без
преувеличения можно назвать новой страницей в международном военном сотрудничестве», — сказал министр
обороны России Сергей Шойгу открывая мероприятие.
Укреплению доверия между вооруженными силами разных
стран, по мнению министра, должно способствовать и то,
что 1 августа в России впервые зарегистрировали международную общественную организацию «Федерация танкового биатлона».
КОМПЛЕКТ ИЗ ПЯТИ
НАШИВОК — 500 РУБЛЕЙ
Танковый биатлон по своим принципам схож
с лыжной гонкой. Спросите Дмитрия Губерниева, который, несмотря на свое прошлое в академической
гребле, считается главным знатоком секретов меткости Бьорндалена (к слову, Губерниев и стал комментатором спортивных стрельбищ — кто же еще).
Участники танковых соревнований проходят
эстафету по намеченной трассе протяженностью
более 20 километров с препятствиями. На определенных рубежах выполняется загрузка боеприпасов
и стрельбы по разным мишеням. Если не попал — бегом на штрафной круг: все, как в биатлоне. Чем лучше
стреляешь — тем быстрее двигаешься. Сложность,
конечно, в самой трассе — участники должны пройти слалом («змейку»), брод, курган (крутой подъем),
колейный мост и эскарп (крутой срез возвышенности,
представляющий собой стенку высотой до двух метров). Дистанция для мишеней, имитирующих танки
и низколетящие вертолеты, — от 900 до 2200 метров.
Из биатлона же взяли и названия этапов чемпионата, всего их четыре: «Индивидуальная гонка»,
«Спринт», «Гонка преследования» и так называемый
«Спортивный этап» — финал в виде эстафетной гонки.
Армейский сборник
«Наши экипажи подготовлены на самом высоком уровне — они доказали при отборе, что готовы представлять страну», — говорит капитан российской сборной полковник Вячеслав Жаплов. Он уверен, что именно подобные состязания
помогут наладить сотрудничество и дружбу с представителями других государств.
Всем командам, кроме китайской, Россия предоставила свои танки Т72 Б1. Именно они стоят на вооружении армий
большинства стран-участниц. Китайцы предпочли привезти свои родные Type 96 A.
Кто в каком заезде участвует — определяет жребий. Жеребьевка на танковом биатлоне проводилась гильзами. Интрига
ее не только в том, кто с кем соревнуется в отборочных группах, но и кому какой цвет танка достанется: «желтый, красный,
голубой — выбирай себе любой». В прошлом году корпуса машин были полностью красного, синего или зеленого цветов,
в этом боевые машины приобрели «камуфлированный» окрас с разноцветными пятнами. Желтые танки достались Анголе,
Кувейту и Индии; синие — Казахстану, Армении и Белоруссии; России достался красный танк, именно этот цвет Красной
армии в прошлом году принес нашей команде победу, такого же цвета машины получили Монголия и Венесуэла. Зеленые
танки получили сборные Сербии, Китая и Киргизии.
Сборная России попала в заезд с Китаем, Арменией и Кувейтом. Офицер китайского Генштаба, старший полковник
Тан Хе Юан уверен в силах своей команды и нацелен только на победу. На своих танках, конечно, всегда легче. «Соревнования проводятся на основе принципов справедливости, равенства и открытости, укрепляют дружбу и хорошие отношения», — отметил он.
Командир танка сборной Анголы лейтенант Бернардино Франсишку Капела по прозвищу Дину на вполне приличном
русском рассказывает историю своей семьи — за него будут болеть его жена и маленький ребенок. Русский он знает потому,
что учился в Дальневосточном училище. «Меня выбрали, чтобы понять, на что способен наш народ. Мы нормально подготовились, как и остальные страны», — уверенно докладывает улыбчивый анголец.
Первый заезд открыла Сербия, с которой соревновались как раз представители из Анголы, Казахстана и Монголии. Лучшим в четверке стал экипаж из Казахстана, вторыми — стали сербы, на третье и четвертое места «накатали и настреляли»
Ангола и Монголия.
Сентябрь 2014
ТАНКОВЫЙ БИАТЛОН – 2014
Российская сборная выступила во втором заезде. Заезд открывала КНР, за ней шла Россия. Первый отрезок трассы «змейку» обе команды прошли без ошибок. А вот на стрельбах россияне поразили мишень, а китайцам не хватило меткости.
Так россияне догнали стартовавших раньше соперников. Второй огневой рубеж обе команды отработали на «отлично».
Но на третьем этапе стрельбы после прохода особо сложного препятствия — колейного моста — россияне осеклись и последовали на штрафной круг. Зато китайцам оказался неподвластен брод — по техническим причинам на этом рубеже им
пришлось заменить машину и потерять время.
Поразить заключительную мишень России удалось без проблем, и тем самым наши танкисты обеспечили себе первое
место в группе. Китайцы же по времени оказались лишь третьими, уступив армянам, но обойдя представителей Кувейта.
Е. ЗГИРОВСКАЯ,
Фото Юрия ШИПИЛОВА
Армейский сборник
КУЛЬТУРА В ВС РФ
АЙ-ДА МОЛОДЦЫ,
КОМАНДИРЫ И БОЙЦЫ!
В
Культурном центре Вооруженных Сил Российской Федерации в рамках российского этапа Международного конкурса военно-профессионального мастерства
военнослужащих дружественных армий «Воин Содружества» состоялся конкурс «Кавалер и Сударыня», на котором
участники показали свое мастерство и талант в чтении стихотворений, исполнении песен и танцах.
Следует отметить, что в сравнении с предыдущими годами уровень исполнительского мастерства значительно
возрос. Высокий уровень подготовки показали представители ВДВ, войска Воздушно-космической обороны, Западный
и Южный военные округа.
Большое впечатление, как на жюри конкурса, так
и на зрителей произвели младший сержант Наталья Мелузова (Западный ВО), блестяще исполнившая песню и зажигательный танец «Цыганочка», сержант Сергей Межуев
(ВДВ) с авторской поэтической композицией, посвященной подвигу блокадного Ленинграда, младший сержант
Дмитрий Можаев (Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия)
со сценической постановкой стихотворения М. Ю. Лермонтова «Валерик», представительница ВДВ ефрейтор
Екатерина Попова с поэтической композицией, посвященной женщинам, служащим сегодня в российской армии.
А матрос бригады морской пехоты Каспийской флотилии
Игорь Горячев (Южный ВО) поднял своей песней «Дорога
в облака» на танец весь зал.
Не оставило никого равнодушным и стихотворение
«Славянам» Ф. Тютчева, прочитаное представителем морской пехоты Черноморского флота Александром Страхом
(Южный ВО), о братстве наших народов, столь актуальное
сегодня.
По итогам конкурса среди девушек — военнослужащих
первое место жюри безоговорочно отдало сержанту Наталье Мелузовой (Западный ВО), второе — рядовому Ольге
Волковой (войска воздушно-космической обороны), третье
-ефрейтору Екатерине Поповой (ВДВ). Среди «кавалеров»
первое место занял сержант Сергей Межуев (ВДВ), второе — черноморец сержант Александр Страх (Южный ВО)
и третье — младший сержант Анатолий Меньшаков (войска
воздушно-космической обороны).
Перед участниками конкурса выступил секретарь Союза писателей, ведущий редактор военно-художественной студии писателей Культурного Центра Вооруженных
Сил В. В. Шигин, вручивший победителям свою книгу «Севастополь — город русской славы» и артист Концертного
ансамбля Культурного центра ВСРФ, заслуженный артист
РФ А. Топчий, исполнивший песню «Офицеры Содружества»
слова Леонида Ивашова, музыку Геннадия Лужецкого, посвященную боевому братству.
В завершении конкурса солистка Концертного ансамбля
Культурного центра ВС РФ Ксения Белова исполнила песню
«Эх, Россия!».
Сентябрь 2014
Управление пресс-службы и информации МО РФ
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
«ЕРГАКИ»
ЖДУТ КУРСАНТОВ
В Красноярском крае состоялась торжественная церемония открытия современного учебного центра военно-спортивной подготовки «Ергаки», который расположен в предгорье Западного Саяна на высоте 1350 м над уровнем моря.
Ежегодно центр будет принимать более 600 военнослужащих из подразделений специального назначения Центрального и Восточного военных округов для высокогорной и горнолыжной подготовки, обучения преодолению водных преград вброд, транспортировки вооружения, боеприпасов и крупногабаритных грузов, эвакуации с применением вьючных
животных и собак, подготовки по курсу выживания. В учебной программе также предусмотрена тактико-специальная,
огневая и физическая подготовка.
Сейчас в центре оборудованы вертолетная площадка для десантирования, две горнолыжные трассы, скальный полигон, спорткомплекс, бассейн, спа-капсула, соляная комната и уединенные домики для реабилитации. Через год он будет
оборудован горнолыжной трассой, подъемными устройствами и комбинированным биатлонным комплексом, а до конца
2016 года будет дополнительно введено в строй общежитие, столовая и учебные классы.
Управление пресс-службы и информации МО РФ
Армейский сборник
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
НИ МОРОЗ
ИМ НЕ СТРАШЕН,
НИ ЖАРА…
Военную технику испытали на Эльбрусе и в пустыне
М
инобороны России завершило испытание 15 перспективных образцов военной автомобильной
техники в жаропустынных, песчаныех и горных
районах в Астраханской области и Республике КабардиноБалкарии.
Для проведения масштабных испытаний была организована двухмесячная специальная экспедиция в ходе которой
техника прошла около 4200 км по маршруту: г. Бронницы —
г. Волгоград — п. Енотаевка (Астраханской области) —
г. Астрахань –пос. Терскол (Кабардино-Балкария) и обратно.
Целью экспедиции было подтверждение показателей
технических характеристик и возможности войсковой
эксплуатации перспективных образцов военной автомобильной техники в условиях высоких температур,
повышенной запыленности и горной местности, выявления основных направлений по совершенствованию
конструкции образцов для повышения их технического
уровня, а также получения опыта применения при выполнении подразделениями задач по предназначению
в реальных условиях войсковой эксплуатации жаропустынной и горной местности.
В состав группы обеспечения входили четыре уникальных машины — подвижная лаборатория для оценки
показателей опорной проходимости автомобилей на базе
КАМАЗ-5350 и прицепа ЧМЗАП 83352 с кузовами-фургонами.
В условиях жаропустынной и запыленной местности
проведены лабораторно-дорожные испытания и 300 км
испытательный марш по оценке средних и максимальных
скоростей движения, эксплуатационных расходов топлива
и масел, показателей проходимости и маневренности при
движении по различным видам дорог и местности, эффективность средств повышения проходимости. Оценивалась
возможность движения колонны по условиям запыленности в дневное и ночное время, температурные режимы
работы двигателей, трансмиссии, шин, аккумуляторных батарей, надежность пуска и работы двигателей на основном
топливе и на смеси (многотопливность), параметры микроклимата в кабинах и обитаемых отсеках, особенности технического обслуживания машин в данных условиях.
Оцениваемые показатели входят в основные требования к перспективной военной автомобильной технике
Минобороны России.
Сентябрь 2014
В ходе работы в высокогорных условиях подлежали
определению возможность преодоления горных перевалов, средние скорости движения на подъемах и спусках
при работе двигателей на основном и резервном топливе,
эффективность трогания с места на подъеме перевала без
прицепа и с прицепом, показатели маневренности, эффективность работы двигателя, тормозных и рулевых систем
на характерных режимах движения, оценивалась надежность пуска холодного и горячего двигателя на вершине
перевала и ряд других требований Минобороны к перспективной ВАТ.
Кроме того, маршрут и условия движения в горных условиях определялись специалистами НИИЦ АТ совместно
с ОАО «Высокогорная экологическая обсерватория», имеющей научно-исследовательскую базу в пос. Терскол.
В ходе испытаний в высокогорных условиях лабораторные работы проведены до высот 3800 м, отдельные образцы
поднялись на высоту 4500 м.
Экспедиция выполнила программу испытаний и в настоящее время совершает марш в место постоянной дислокации машин.
Следует отметить высокую научную и практическую значимость проведенных работ. Оценены важнейшие показатели технических и эксплуатационных свойств перспективной
военной автомобильной техники в наиболее критических
и актуальных режимах и условиях использования. При этом
восстановлена методическая база проведения таких исследований, которые не проводились в натурных условиях последние 20 лет, усилиями ученых НИИЦ АТ восстановлена
соответствующая школа проведения работ, организовано
взаимодействие с основными потребителями техники в таких
условиях и специалистами в области высокогорных исследований. Главным автобронетанковым управлением Минобороны России заложена организационная и методическая база
для более качественных формирования и оценки требований к технике, принимаемой на снабжение в ВС РФ, а также
сделаны важные практические шаги по организации подобной зимней (арктической) экспедиции в этом году.
В составе экспедиции состоялся экзамен образцов испытательной и техники обеспечения испытаний. В частности, проходящий государственные испытания мотовездеход
4х4 компании ОАО «Русская механика», 2 специальных транспортных средства компании ООО НПО «ТРЭКОЛ», а также
прошедшие государственные приемочные испытания специальные транспортные средства ЗАО корпорации «Защита» под названием «Скорпион» (ЛША-2) и (ЛША-2 Б), большая
группа перспективной техники ОАО АЗ «Урал»: Урал-542301–
10 и Урал-63704 с имитацией нагрузки на седло тягача, защищенный автомобиль Тайфун-У, Урал-432009 (Урал-ВВ);
автомобили ОАО «КАМАЗ» КАМАЗ-53501–399 и вахтовый
автобус НЕФАЗ-4208–24.
В экспедиции, кроме специалистов Минобороны России и НИИЦ АТ 3 ЦНИИ, были задействованы представители
МВД РФ и предприятий изготовителей.
Управление пресс-службы и информации МО РФ
Армейский сборник
ВЫСТАВКИ И ПРЕЗЕНТАЦИИ - 2014
БУДУЩЕЕЕ ЗА НОВЫМИ
ТЕХНОЛОГИЯМИ
На полигоне Алабино прошла выставка «День инноваций Минобороны России-2014».
Наиболее отличившиеся участники выставки были награждены новой ведомственной
медалью «За достижения в области развития инновационных технологий»
В
подмосковном Алабино состоялась выставка «День
инноваций Минобороны России-2014», на которой демонстрировались последние разработки в области
обеспечения обороны и безопасности государства. Участниками выставки стали свыше 260 государственных корпораций,
предприятий оборонно-промышленного комплекса России,
ведущие научно-исследовательские институты, гражданские
и военные высшие учебные заведения, а также отечественные
разработчики, производители вооружения, военной техники
и технологий двойного и специального назначения.
Экспозиция, на которой было представлено более
1500 экспонатов, разместилась в двух выставочных павильонах и на открытой площадке, общая площадь которых составила около 12 тысяч квадратных метров.
Выставка открылась вступительной речью Министра обороны Сергея Шойгу. Обращаясь к участникам и гостям выставки, глава военного ведомства подчеркнул, что российскому
оборонно-промышленному комплексу необходимо добиться
максимальной независимости от импортных технологий, комплектующих и технических ресурсов.
Среди экспонатов, которые вызвали интерес представителей Министерства обороны — оборудование для иссле-
дования подводного пространства, разработки в области
сервисной робототехники, технологии «умного» мобильного
вертикального поиска, программные средства для управления самоорганизующимися транспортными системами.
Например, корпорация «Морские Комплексные Системы»
предложила вниманию специалистов новый проект компании — быстровозводимый, пуленепробиваемый и взрывозащищенный модуль. Основным преимуществом модуля
является его многофункциональность. Он может эксплуатироваться как командный пункт, штабной модуль, госпиталь,
спальное помещение и т. д. Модульная конструкция и ее легкий вес позволяют формировать блок под вместимость от одного до тридцати человек. Быстровозводимые модульные
контейнеры имеют высокие показатели по противоударной
защите. Кроме того, особенностью модуля является его сборка, которая производится с помощью одного инструмента —
шестигранного торцевого ключа бригадой из четырех человек в течение трех часов, благодаря чему нет необходимости
применения механического оборудования.
Кроме того, особое внимание специалистов привлекла
тема развития российского арктического шельфа, а именно
проект плавучих железобетонных конструкций, обеспечива-
Сентябрь 2014
ющих создание инфраструктуры на арктическом шельфе. Разработчики компании «МКС» исходили из того, что данные сооружения должны иметь собственную энергетику и элементы
военных городов для усиления присутствия в российском
секторе Арктики.
Также, на выставке был представлен элемент активной системы тушения пожаров различной интенсивности на основе
гибкого трубопровода Инфлекспайп. Трубопроводы успешно
прошли испытания в условиях струйного углеводородного
пожара, испытаны на устойчивость к ударным нагрузкам и гидравлическому удару.
Как сообщил М. В. Моцак, герой России, директор ООО
«МКС», применение данного трубопровода для создания систем пожаротушения в интересах объектов Министерства
обороны позволит значительно снизить затраты на проектирование, монтаж, ежегодное плановое обслуживание,
ремонт и восстановление системы, остановку производства
на время монтажа и запуска системы пожаротушения, а также дополнительную защиту от коррозии, так как трубопровод
Инфлекспайп не подвержен коррозии и обеспечивает непрерывность работы системы в течение 25–30 лет.
На торжественной церемонии подведения итогов мероприятия, начальник Главного управления научно-иссле-
довательской деятельности Минобороны России полковник
Игорь Преснухин поблагодарил всех участников за масштабную работу и выразил признательность за желание трудиться
на благо защиты Отечества.
Он отметил, что выставка дала новый импульс сотрудничеству между органами исполнительной власти и органами
военного управления, предприятиями ОПК и научным сообществом по широкому спектру вопросов разработки инновационных продуктов военного и двойного назначения.
«Минобороны России планирует увеличивать масштабы
выставочной деятельности с привлечением новых участников, партнеров и гостей. Так, уже летом следующего года мы
планируем провести международную выставку «Армия-2015»,
на которой будут продемонстрированы новые образцы вооружения, военной и специальной техники, средства материально-технического обеспечения и, что немаловажно, средства обеспечения повседневной деятельности армии, быта
военнослужащих и их близких», — отметил И. Преснухин.
Наиболее отличившиеся участники выставки были награждены новой ведомственной медалью «За достижение
в области развития инновационных технологий», а также дипломами и памятными подарками.
Армейский сборник
А.ШОСТАК
©
www.mil.ru
№9 (243)
2014. Сентябрь
Collected Army Issues
Научный, практико-методический
журнал Министерства обороны
Российской Федерации
Выходит с июля 1994 года
Scientific, practical-andmethodological journal of the
Russian Defence Ministry
Founded in July, 1994
Фото из архива «АС»
СОДЕРЖ А НИЕ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — К.Е. МАКСИМОВ
ÐÅÄÀÊÖÈÎÍÍÀß ÊÎËËÅÃÈß:
С.А. БАТЮШКИН —
начальник 1-го управления —
заместитель начальника
Главного управления кадров ВС РФ,
доктор военных наук, профессор
П.И. ВЕщиков —
доктор исторических наук,
профессор, почетный профессор
Европейского университета
Международной академии наук по
природе и обществу
в.а. киселев —
доктор военных наук, профессор
ÁÎÅÂÀß ÏÎÄÃÎÒÎÂÊÀ
И. ВОРОБЬЕВ, В. КИСЕЛЕВ
ПРОТИВОСТОЯНИЕ НА РАССТОЯНИИ
КАК УПРАВЛЯТЬ ПАРАШЮТОМ
ТАНК В ОБОРОНЕ
ТАНКИ ВЫСОТЫ НЕ БОЯТСЯ
специальный корреспондент
журнала
А.Н. Овчинников —
заместитель главного редактора
В.А. ОЗЕРОВ —
председатель Комитета Совета
Федерации Федерального Собрания
РФ по обороне и безопасности,
кандидат юридических наук
В.А. СЕМЕРИКОВ —
заместитель генерального
секретаря Организации Договора о
коллективной безопасности
А.В. РаCкин —
доктор военных наук
В.А. ШАМАНОВ —
командующий Воздушнодесантными войсками ВС РФ,
кандидат социологических наук
Ю.Ф. ШЛЫК —
доктор военных наук, профессор
11
И. ПОПОДЬКО
И СНОВА В БОЙ!
15
М. КУРМАЧЕВ
ЗНАЙ САМ И НАУЧИ ДРУГИХ!
17
ÂÎÅÍÍÎÅ ÎÁÐÀÇÎÂÀÍÈÅ
А. РАКОВ
ДЕСАНТНИК – ЭТО ПРОФЕССИОНАЛ
В.Д. КУТИЩЕВ —
8
А.ГАВРИЛОВ
А.В. КОЗЛОВ —
доктор исторических наук
6
Н. САЖИН
В.П. КОВАЛЕВ —
доктор технических наук, профессор
2
А. КОВАЛЕНКО
21
ÂÎÅÍÍÀß ÒÅÎÐÈß
В. БАБИЧ
СИСТЕМНОЕ ОБОСНОВАНИЕ НОВЫХ ПРОЦЕССОВ
24
В. АЛЕКСАНДРОВ, Ю. ВИНОКУРОВ
В ПОИСКЕ «ЗОЛОТОЙ» СЕРЕДИНЫ
29
В. КОПЫТКО, В. ШЕПТУРА
ЗАДАЧА – ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ!
33
ÒÅÕÍÈÊÀ È ÂÎÎÐÓÆÅÍÈÅ
Ю. КУЧЕРОВ, Г. ПАВЛОВА
РАДИО НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ
39
Б. КАЗАХОВ
КАК ОБЕЗВРЕДИТЬ РАДАР ПРОТИВНИКА
46
ÂÎÅÍÍÀß ÀÂÈÀÖÈß
А. ЖИХАРЕВ, В. САПЕРО
ДАЛЬНЯЯ АВИАЦИЯ РОССИИ
51
ÓÃÐÎÇÀ XXI ÂÅÊÀ
Н. МОЛЧАНОВ
ТЕРРОРИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!
56
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
И. ВОРОБЬЕВ,
В. КИСЕЛЕВ
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
НА РАССТОЯНИИ
Дальний (неконтактный) бой как дистанционное противоборство сторон
пунктам, узлам коммуникаций; быстрое
окружение и стремительное преследование отходящего противника; безостановочное форсирование водных преград;
активные ночные действия.
В результате центр тяжести вооруженного противоборства все более смещался в глубину тактической и оперативной
зоны. Это заставило войска в условиях
высокой динамики боя действовать более
решительно. И все же, несмотря на неуклонное насыщение войск ударными
и маневренными средствами борьбы, коренного перелома в содержании военных
действий не произошло. Основным способом их ведения в минувших мировых войнах являлся прорыв обороны противника
и отражение его атаки в обороне, то есть
ближний бой.
Увеличение «удельного веса» боевых
действий в глубине расположения противника более отчетливо проявилось в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины прошлого столетия. Например, в войне в Корее это стало возможным
благодаря применению вертолетных десантов, заброской в тыл
противника диверсионно-разведывательных групп, нанесением
авиацией ударов по коммуникациям, тыловым базам врага.
Во Вьетнаме боевые действия велись преимущественно
«за линией фронта» посредством проведения аэромобильных
и десантно-морских операций на всем ТВД. В арабо-израильских войнах 1967, 1973, 1982 гг. и англо-аргентинском конфликте
на Фолклендских островах в 1982 г. испытывались такие новые
средства, как управляемое высокоточное оружие, разведывательно-огневые комплексы, ПТРК, НУРСы, беспилотные летательные аппараты, вертолеты многоцелевого назначения, средства
дистанционного минирования.
Дистанционная борьба явилась преобладающей при проведении операций в зоне Персидского залива в 1991 г. и при вторжении американцев в Ирак в 2003 г. (операция «Шок и трепет»).
Массированное применение новых видов оружия — крылатых
ракет морского и наземного базирования, стратегической, тактической авиации, разведывательно-ударных комплексов, средств
РЭБ — изменило не только всю структуру проведения операции,
но и содержание общевойскового боя в целом.
Впервые в военном искусстве создались реальные предпосылки для того, чтобы соединить воедино глубокое огневое поражение противника с внезапным воздушно-наземным ударом,
Военного специалиста может смутить столь
непривычная классификация боя. Тем не менее
новые времена диктуют и новые подходы к тактике неконтактного противоборства. Сегодня командирам нередко приходится организовывать
бой в условиях, когда противник не виден. Более
того, стоит задача нанести ему максимально возможный ущерб задолго до визуального контакта
с ним. Поэтому дальний бой — это дистанционное противоборство сторон, стремящихся нанести глубокие упреждающие удары. Так в чем же
состоит специфика работы командира по организации такого боя? Что он должен знать и делать?
Об этом пойдет речь в очередной статье, подготовленной известными учеными из Общевойсковой академии ВС РФ.
С
древних времен воюющие стороны стремились нанести
удар по противнику «издалека», стараясь при этом оставаться по возможности недосягаемыми. И успех часто оказывался на стороне тех, у кого оружие было дальнобойнее. Все
это не могло не отразиться на развитии не только вооружения,
но и тактики.
С появлением же огнестрельного оружия дальний бой стал
все более утверждаться и дополнять ближний. Скачок в развитии
средств поражения произошел в войнах XIX и ХХ веков, когда
появились дальнобойная артиллерия, танки, самолеты, реактивные системы залпового огня, а также воздушные десанты. Массированное применение авиации в сочетании с ударом танковых
и механизированных соединений позволило увеличить зону активного воздействия на противника уже на глубину до нескольких десятков километров. В свою очередь, значительно повысился темп продвижения войск.
Во Вторую мировую войну тактика как ближнего, так и дальнего боя претерпела качественные изменения. Теперь задача
разгрома противника в ходе атаки решалась ударом танков
во взаимодействии с пехотой при поддержке артиллерии и авиации. Для боя в глубине стали характерны стремительные прорывы и рейды подвижных (танковых и механизированных) группировок, а в некоторых операциях — и высадка тактических
и оперативных воздушных десантов. Уже широко применялись
комбинированные наземные и воздушные удары по опорным
2
Армейский сборник
мощным радиоэлектронным подавлением и глубоким маневром
войск на земле, в воздухе и на море. Таким образом, главным фактором, предопределяющим возможность ведения дальнего боя
в современных условиях, является резкое увеличение дальнобойности тактических средств поражения.
Развитию способов дистанционной неконтактной вооруженной борьбы во многом способствует прогрессирующее совершенствование высокоточного оружия и масштабов его применения в операциях. Если в зоне Персидского залива (1991 г.)
доля управляемых высокоточных бомб и снарядов составляла
8 проц. в общем ударно-огневом комплексе, то при ведении военных действий в Югославии (1999 г,) этот показатель уже возрос
до 70 проц., а в операции «Шок и трепет» (2003 г.) — до 90.
Нанесение избирательных ударов высокоточным оружием,
то есть неконкретным способом по наиболее важным объектам
в глубине расположения противника, не только обеспечивает нарушение устойчивости его группировок, но и позволяет наступающим быстро переносить боевые усилия в глубину. Другими
словами, создаются условия для решения ряда тактических задач
исключительно огнем, без непосредственного участия наземных
войск. И в этом главная особенность и новизна дальнего боя.
Прогнозируя дальнейшее развитие тактики, можно предположить, что уже в недалеком будущем дальний бой будет носить
самостоятельный характер. При этом его пространственные границы будут все больше раздвигаться. Если ныне досягаемость
стрелкового оружия, минометов, танков, БМП, ПТУР, орудий, состоящих на оснащении мсб (тб), позволяет вести огневой бой
на предельной дальности до 5–6 км, то через 5–7 лет, предположительно, досягаемость батальонных средств поражения возрастет на 15–20 проц., глубина поражения полковыми средствами увеличится до 15–18 км, а дивизионными — от 50 до 80 км.
Так что уже сейчас командиры и штабы тактического звена
должны в равной степени осваивать способы подготовки и ведения как ближнего, так и дальнего боя. Огневой разгром противника последним способом должен стать в итоге основным — при
минимальном участии мотострелковых и танковых подразделений. Это к тому же сведет до минимума боевые потери личного
состава и боевой техники.
Дальний бой создает более широкие возможности для применения разнообразных тактических приемов, достижения внезапности, совершения маневра, обеспечения более надежной
защиты и маскировки.
К слову, о маскировке. Дело в том, что группировка огневых
средств обычно создается в некоторой глубине от линии фронта, вне зоны воздействия основной массы тактического оружия
и средств наземной разведки противника. К тому же подразделения могут применять более рассредоточенное построение,
максимально использовать защитные свойства местности.
Однако нельзя забывать, что организация и ведение дальнего
боя, в отличие от ближнего, сопряжены с немалыми сложностями.
Ведь в данном случае командир будет лишен возможности лично
наблюдать за полем боя, проводить рекогносцировку обычным
способом, ставить боевые задачи подразделениям и организовывать взаимодействие непосредственно на местности.
Существенно и то, что в огневом поражении противника,
по крайней мере на начальном этапе ведения дистанционного
боя, исключается участие большинства огневых средств, находящихся в составе мотострелковых и танковых подразделений. Это
снижает эффективность огневого воздействия на противника.
Немало сложностей связано с разведкой и управлением подразделениями в условиях расширенного поля боя, особенно в динамике боевых действий.
Все это не может не сказываться и на методах работы командира. Чаще всего он вынужден будет организовывать бой в условиях, когда сведения о противнике (по причине отсутствия непосредственного соприкосновения с ним) будут скудными. Поэтому
без умения прогнозировать динамику изменения соотношения
сил сторон в предстоящем бою командиру не обойтись.
В отличие от ближнего боя, когда объектом изучения является группировка противника, находящаяся в непосредственной
близости от линии фронта, дальний бой требует расширения
зоны обзорной разведки, оценки обстановки в тактическом пространстве, выходящим за рамки разграничительных линий и глубины ближайшей задачи. Это важно знать и понимать, так как без
наличия сведений о тактических резервах противника, его дальнобойных средствах поражения невозможно точно смоделировать динамику боя, предвидеть ход развития событий.
Как никогда прежде, особое значение приобретает оценка
воздушной обстановки. Ведь у авиации противника диапазон
действий практически не ограничен. Она будет наносить внезапные удары, находясь на большом удалении от линии фронта.
Данные об авиационной группировке противника командир получает от вышестоящего штаба и учитывает, как авиация может
повлиять на выполнение боевой задачи. Это относится и к оценке радиоэлектронной обстановки, без чего невозможно принятие надлежащих мер по радиоэлектронной защите.
Не будем забывать, что дистанционное противоборство следует рассматривать как двусторонний процесс. Противник также будет стремиться не только нанести упреждающие глубокие
удары, но и завоевать электронно-огневую инициативу. Одной
из первоочередных задач он будет считать уничтожение таких
глубинных объектов, как средства ВТО, разведки, РЭБ, ПВО, а также других с тем, чтобы дезорганизовать нашу систему управления
войсками и оружием. Значит, он будет широко применять воздушные десанты, диверсионно-разведывательные группы, силы
специальных операций.
Он будет также уничтожать наши резервы, выдвигающиеся
из глубины, нарушать работу тыла и коммуникаций. Вот почему
так важно уметь своевременно вскрывать замысел действий противника, обнаруживать районы сосредоточения его группировок, определять точные координаты его целей (объектов).
Указанные задачи в состоянии выполнить воздушная и радиолокационная разведка, которая ведется по заявке командиров
соединений, частей. Что же касается тактических средств, то они
обычно вступают в действие при выдвижении наступающих под-
Сентябрь 2014
3
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
разделений — по мере их приближения к переднему краю обороны. А также применяются для поддержки боя, который будет
вести высаженный в тыл противника воздушный тактический
десант, борьбы с резервами, отражения их контратак, отсечения
и уничтожения окруженных групп противника.
Таким нам видится характер дальнего боя. Конкретные способы его подготовки и ведения требуют их теоретической разработки и практического освоения командирами, штабами и войсками. При этом важно помнить, что одним из условий успеха
является повышение эффективности глубинной разведки. Так,
должны использоваться все ее виды для выявления объектов
и целей на дальности свыше 10 км от линии боевого соприкосновения. По опыту боевых действий на Северном Кавказе, более половины объектов в глубине вскрывается воздушной разведкой,
доля артиллерийской составляет порядка 20–25 проц., войсковой — 17, радио и радиотехнической — 8.
Поэтому наиболее действенным способом глубинной разведки может быть поисково-ударный, при котором выявление
объектов в удаленном районе ведется разведывательным органом на вертолетах. При их обнаружении личный состав разведоргана спешивается: одни вертолеты продолжают вести разведку,
а другие — наносят удар по обнаруженному объекту бортовым
оружием. Такая разведка на вертолетах позволяет сократить количество задействованного личного состава в 1,5–2 раза и повысить вероятность нахождения и уничтожения объектов в 3–5 раз.
Выявлять глубинные объекты в расположении противника
можно и комбинированным, сопряженным, объемным и радиолокационным наблюдением. Воздушная разведка обычно
ведется всеми родами авиации, а визуальная — экипажами
штурмовиков и бомбардировщиков. Самолеты типа МиГ-25 РБ
могут применяться для площадной съемки участков местности, а самолеты Су-24 МР — для панорамной фотосъемки с целью вскрытия огневых позиций.
Самолеты, вертолеты, беспилотные летательные аппараты
могут применять следующие способы разведывательно-поисковых действий: «расходящаяся коробочка», «параллельные,
сходящиеся галсы», «гребенка», «по направлению», «по заданному маршруту».
Поражать объекты в глубине расположения противника
можно нанесением ударов самолетами, БПЛА, вертолетами и огнем артиллерии. Фронтовая авиация наносит удары группами
по 2–4 самолета с применением управляемого и неуправляемого оружия, причем на максимальной дальности, не заходя в зону
поражения стрелкового оружия. Подход к цели на равнинной
местности осуществляется ими обычно на высоте 50–100 м, в горах — 1000–1500 м над рельефом местности.
При нанесении ударов вертолетами используется боевой порядок «пеленг» — с дистанцией между вертолетами
от 300 до 700 м, интервалом 50–100 м и превышением ведомого
над ведущим 50–100 м. Атакуют они обычно парами и стреляют
как управляемыми ракетами, так и из пушек ~ с дальности 1500–
2000 м, а из пулемета — с 600–800 м. При атаке парой вертолетов
наиболее рациональным считается боевой порядок с дистанцией между ними 1500 и интервалом 2000 м.
Важную роль в дальнем огневом поражении противника
играет и артиллерия, обладающая высокими боевыми и маневренными качествами. Причем время реакции подразделений
артиллерии выше, чем у армейской авиации в 2,5–4 раза. Данное
преимущество артиллерии по своевременности поражения вы-
4
сокоманевренных объектов особенно важно при огневой поддержке рейдовых и обходящих отрядов, действующих в глубине
расположения противника. Недостатком артиллерии является
сравнительно ограниченная дальность стрельбы, что существенно для ведения дальнего боя. Поэтому необходимо ее тесное
взаимодействие с боевыми вертолетами и самолетами бомбардировочной и штурмовой авиации.
Особенностью боевого применения РВиА является сочетание ближнего и дальнего огневого воздействия на противника
с постепенным переносом центра тяжести на дальнее огневое
поражение. С этой целью планировать его целесообразно таким образом, чтобы обеспечить наращивание огневых усилий
от фронта в тыл. Так, зону ответственности для батальона следует
назначать: ближнюю — на глубину действительного огня танков,
ПТУР, стрелкового оружия и минометов, дальнюю — до 6–8 км;
для полка с учетом возможностей его огневых средств: ближнюю
зону — на глубину до 8–10 км, дальнюю — 12–15; для дивизии:
ближнюю — 15–18, дальнюю — 25–30 км.
Общевойсковые и артиллерийские командиры при планировании дальнего огневого поражения должны выбирать различные методы — структурное поражение, зонально-объектовое,
барьерно-огневое, огневое блокирование, сосредоточенный,
групповой и массированный огонь, дальнее огневое нападение.
Боевые действия на Северном Кавказе показали, что артиллерийские формирования в своей нынешней оргштатной структуре пока не в полной мере соответствуют современным требованиям, особенно для ведения дальнего огневого боя. Необходимо,
чтобы все артиллерийские дивизионы были отдельными. Это позволит осуществлять более гибкое маневрирование ими в ходе
боя, так как они будут тактически самостоятельны.
Необходимо также пересмотреть структуру реактивной
и дальнобойной нарезной артиллерии. Например, вместо существующих взводов управления есть резон создать группы
координации огневой поддержки. В полковую и батальонную
артиллерию целесообразно ввести разведывательно-корректировочные группы в составе: командир (офицер), дальномерщик,
разведчик, 1–2 радиотелефониста. А группы планирования огневого поражения создавать при начальниках артиллерии общевойсковых формирований — координаторах огневой поддержки,
заместителях соответствующих командиров по артиллерии.
Командир соединения, части в решении на ведение дальнего
боя, помимо обычных вопросов, должен предусмотреть: какие
объекты (цели) в глубине расположения противника поражаются силами и средствами старшего начальника, каким методом
и в какое время; порядок взаимодействия с поддерживающей
авиацией; порядок использования результатов дальнего огневого поражения силами и средствами соединения, части (передовыми, рейдовыми, обходящими отрядами, войсковыми маневренными группами); порядок взаимодействия с тактическим
воздушным десантом, который будет высажен в зону дальнего огневого поражения противника; порядок использования средств
дистанционного минирования с целью срыва маневра резервов
противника, а также дымовых и аэрозольных средств для обеспечения скрытности действия рейдовых и обходящих отрядов.
Так, при организации взаимодействия с авиацией целесообразно определить: где и когда сосредоточиваются основные
усилия авиации при бое в глубине, как распределяется летный
ресурс по задачам, а также задачи авиации по поддержке действий передового, рейдового и обходящего отрядов в глубине
Армейский сборник
расположения противника. Обязательно назначаются время
и место занятия подразделениями вертолетов площадок подскока и засад, зон дежурства в воздухе — кроме того, указываются
направления подхода вертолетов к поражаемым объектам, рубежи их атак и направления ударов, а также направления ухода
от объектов после нанесения ударов; и, наконец, определяется
порядок уничтожения (подавления) средств ПВО противника
силами войск и авиации, подачи войскам сигналов опознавания,
а также даются целеуказания для авиации.
При организации взаимодействия с частями и подразделениями ракетных войск и артиллерии определяются: какие цели
(объекты) в глубине расположения противника, когда и какими
способами поражаются; порядок огневой поддержки рейдового,
обходящего, передового отрядов, борющихся с резервами противника; сигналы целеуказания.
С тактическим воздушным десантом, высаживаемым в тыл
противника, согласуются действия подразделений, наступающих
с фронта, по овладению ключевыми объектами — узлами дорог,
переправами, перевалами с целью срыва маневра резервов противника и перехвате путей отхода его подразделений.
Как видим, подготовка и ведение дальнего боя требуют от командиров и штабов немалых знаний и высокого тактического мастерства. Чтобы приобрести и то и другое, целесообразно в ходе
проведения тактических занятий, учений, командно-штабных игр
более детально отрабатывать вопросы управления подразделениями в динамике боевых действий. В том числе при развитии
наступления в тактической и оперативной глубине обороны противника, преследовании и форсировании водных преград.
На наш взгляд, установившаяся практика детального планирования огневого поражения противника только на глубину
ближайшей задачи соединения, части и лишь «в общих чертах» —
на последующие действия — устарела, так как нерациональна.
В ходе боевых действий из-за недостатка времени заново все
рассчитывать, создавать группировку сил и средств для осуществления маневра, ввода в бой второго эшелона, отражения контратаки противника и т. п. значительно сложнее, если эти вопросы не будут продуманы заранее.
Полагаем, что отработка тактики дальнего боя должна занять должное место в командирской подготовке не только в войсках, но и в военных академиях. Такие темы, как «Характеристика дальнего (неконтактного) боя, особенности его подготовки
и ведения», «Система огневого поражения противника в дальнем
(неконтактном) бою», «Методы организации взаимодействия
(всестороннего обеспечения) в дальнем (неконтактном) бою»,
«Управление боем рейдового (обходящего) отряда при действиях
в глубине обороны противника, в ходе блокирования узлов сопротивления противника (овладения населенным пунктом, узлом
дорог, перевалом)», «Действия мотострелковых и танковых подразделений в глубине обороны противника в длительном отрыве
от главных сил», должны стать обязательными.
Для личного состава мотострелковых и танковых подразделений целесообразно подготовить инструкции (памятки)
по действиям в тылу противника при совершении рейда, захвате пленных, нападении на объект (часового, патрулей, пост
охраны, одиночные машины). Нужны также памятки о том, как
устраивать огневые засады, ловушки, минно-взрывные заграждения, а также действовать в составе боевой пары (тройки) или
в паре со снайпером, гранатометчиком, автоматчиком, пулеметчиком, сапером.
Должны быть памятки по способам ориентирования на местности днем и ночью по компасу, карте, местным предметам,
небесным светилам, а также раскрывающие приемы маскировки
и бесшумного передвижения на различной местности. Практика
показывает, что нужны и памятки, в которых были бы отражены разведывательные и демаскирующие признаки основных объектов
(вооружения, боевой техники противника); правила выбора и оборудования мест для наблюдения и отдыха; поисковые действия; выход из боя и отход; действия на заминированной местности.
Завершая разговор, вынуждены с сожалением признать, что
состояние нынешней технологической базы пока не позволяет
новой модели дальнего (дистанционного) боя полностью утвердиться в качестве основной формы тактических действий. Однако это не означает, что ей не надо торопиться учиться. Уже сейчас
необходимо совершенствовать и осваивать тактику неконтактного противоборства, вносить предложения по развитию вооружения и боевой техники.
В частности, это касается создания новейших систем ведения
и корректирования огня на больших дальностях, совершенствования автоматизированных систем управления войсками и оружием в тактическом звене. Также речь идет о внедрении в войска
телекодовой аппаратуры приема и передачи разведданных, согласованного применения космической, воздушной, радиотехнической и других видов разведки, обработки и передачи полученной информации в реальном течении времени.
Представляется, что наиболее приспособленными для ведения дальнего (неконтактного) боя являются части мобильных сил,
вобравшие в себя качества различных родов войск, — воздушную маневренность и аэромобильность десантников, ударную
и огневую мощь мотострелков и танкистов, огневой потенциал
ракетчиков, артиллеристов и авиаторов, а при действиях на приморских направлениях — боевые качества морской пехоты.
Это должны быть войска многоцелевого назначения и широкого диапазона действий, способные совершать упреждающий
воздушно-наземный маневр на большую глубину. Их действия
должны быть быстрыми, решительными, внезапными. Мобильные
части и подразделения — это, прежде всего, универсальность их
применения, способность решать многообразные, разнохарактерные по содержанию задачи, в том числе при ведении неконтактных боевых действий, а также быстрая переброска по воздуху в зону дальнего огневого поражения.
Напомним, что действия мобильных частей и подразделений основываются на нешаблонной, разнообразной тактике,
нанесении скоординированных ударов с различных направлений, отсутствии понятия «фронт», оперативной системе управления, разведки, информации, компьютерном обеспечении,
действиях, как на расстоянии, так и в непосредственном контакте с противником.
До начала боевых действий мобильные части, подразделения могут находиться в рассредоточенном состоянии, но в постоянной готовности к выполнению боевой задачи. В нужный момент они соединяются, наносят внезапный удар по избранному
объекту в глубине, после чего немедленно рассредоточиваются,
то есть действуют по принципу «располагаться порознь, но вести
бой вместе».
Высказанные нами идеи и положения в большинстве своем
еще не апробированы войсковой практикой, а потому есть смысл
продолжить их обсуждение на страницах журнала.
Фото из архива «АС»
Сентябрь 2014
5
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
А. КОВАЛЕНКО
КАК УПРАВЛЯТЬ
ПАРАШЮТОМ
Практическое занятие по парашютно-десантной подготовке
Т
ема изучается на полевом занятии при подготовке
подразделения к действиям в тактическом воздушном десанте, а также с личным составом подразделений воздушно-десантных войск. На занятии обучаемые
приобретают лишь первоначальные практические навыки
в ориентировании и выходе в намеченные пункты обора
или посадки в вертолеты после выполнения боевой задачи.
В дальнейшем эти навыки совершенствуются на занятиях
по десантированию и на войсковых учениях.
Занятие 1. Ориентирование на местности при приземлении и выход в пункт сбора
Цель: научить обучаемых ориентироваться в полете,
при приземлении и выходить в пункт сбора.
Метод: практическое занятие на местности.
Учебные вопросы::
1. Изучение местности в районе десантирования.
2. Выход в пункт сбора.
3. Ориентирование в полете.
Время: 4 часа.
Материальное обеспечение: компас, топографическая карта масштаба 1:50 000 и аэрофотоснимок района занятия — на каждого обучаемого; макет местности на район
занятия (десантирования); указка и тактические условные
знаки (готовятся из картона в увеличенном виде).
Подготовка занятия
Командир взвода выбирает по карте участок местности,
намечает площадку для десантирования и пункты сбора
(основной и запасный). Пункты сбора намечаются так, чтобы они были видны с площадки приземления, маршруты
к ним — не пересекали непреодолимые препятствия. Важнейшим мероприятием при подготовке занятия является
изготовление макета местности. На нем с достаточной точностью должны быть изображены характерные формы рельефа, местные предметы, служащие ориентирами, и границы площадки. Такой макет изготовляется непосредственно
в районе занятия на земле. Командиры отделений привлекаются для оформления макета. Командир взвода объясняет младшим командирам порядок проведения занятия. Полезно, чтобы командиры самостоятельно вычертили схему
десантирования. Она вычерчивается обычно на прозрачной
основе и позволяет быстро проверить знание обучаемыми
местности в районе высадки десанта.
Ход занятия
Приступая к отработке первого учебного вопроса
«Изучение местности в районе десантирования», руководитель занятия выстраивает взвод у макета местности,
6
объявляет тактическую обстановку, ориентирует обучаемых
по сторонам горизонта, указывает на макете площадку приземления и характерные местные предметы, назначает ориентиры и устанавливает их кодировку.
Затем офицер объявляет курс полета вертолета и время его приземления. Обучаемые военнослужащие под руководством командиров отделений изучают и запоминают
местность, в том числе расположение населенных пунктов, железных и шоссейных дорог, лесных массивов и т. п.
Кроме того, военнослужащие должны твердо запомнить
место приземления, объекты атаки, пункты сбора и маршруты к ним, значение магнитного азимута направления
движения.
Военнослужащим полезно также запомнить местоположение небесных светил по отношению к площадке приземления во время посадки. Знание местности военнослужащими командиры отделений проверяют посредством их
опроса. Более глубокая проверка их знаний проводится таким образом. Солдат отводят от макета, и они вычерчивают
схему местности по памяти. Командиры отделений сравнивают начерченные ими схемы с контрольной схемой и таким образом определяют уровень знаний каждого солдата.
Затем по команде руководителя занятия отделение, которое
находится у макета местности, меняется местами с отделением, военнослужащие которого проверялись на вычерчивание схем местности по памяти. Таким образом обучаемый
личный состав учится запоминать местность в районе десантирования с двух-трех направлений полета.
Для закрепления в памяти особенностей местности командир взвода выдает каждому солдату карту и аэрофотоснимок, которые они сличают, картографическое и фотографическое изображение местности.
При отработке второго учебного вопроса — «Выход
в пункт сбора», командир взвода на макете местности
расставляет условные знаки подразделений (десантников)
и объявляет азимуты для движения в пункт сбора.
Командиры отделений разводят военнослужащих в указанные точки (места приземления) и тренируют их в быстром выходе по азимутам в пункт сбора.
Если десантникам предстоит приземляться на парашютах, то вопрос определения своего местоположения и направления движения в пункт сбора отрабатывается с ними
более подробно. Дополнительно указываются курс полета
самолета над площадкой и высота, ожидаемая скорость
и направление ветра в районе десантирования, ориентировочное место приземления на парашютах. Например, курс
Армейский сборник
Десантирование в условиях приближенных к боевым
полета равен 344 град. После раскрытия парашюта и начала
плавного спуска десантник по курсу самолета определяет
стороны горизонта и намечает ориентир в направлении
курса. Приземлившись, он находит местные предметы, назначенные ориентирами.
Например, первый десантник отыскал на местности
ориентир первый — лес Длинный и ориентир второй —
урочище Кромки. По ориентирам он определил, что находится в юго-западной части площадки.
Зная свое местоположение и заранее заданный азимут
направления движения к пункту сбора, военнослужащий
быстро и правильно выберет маршрут движения. При десантировании ночью, когда ориентиров не видно, направление движения в пункт сбора определяют по курсу самолета.
Отработка учебного вопроса заканчивается тренировкой
военнослужащих в определении своего местоположения
и направления-движения в пункт сбора.
Третий учебный вопрос — «Ориентирование в полете»,
изучается с личным составом подразделений воздушно-десантных войск. При ориентировании в полете различают общую ориентировку, когда район полета известен, а ошибки
в определении местоположения вертолета могут составлять
3–5 км, и детальную — с ошибкой в несколько сот метров.
Учебный вопрос отрабатывается в два этапа: первый
этап — на макете местности, второй — в вертолете.
Построив обучаемых военнослужащих перед макетом
местности, командир взвода, объявляя время и указывая
положение Солнца относительно вертолета, и задает вопрос: «Время 13.00, Солнце слева по борту. В каком направлении летит вертолет?» Получив ответ: « Вертолет летит в западном направлении», офицер изменяет данные о времени
и положении светила. Так командир взвода тренирует обучаемых в определении направления полета.
Напомню, направление полета можно определить
и по линейным ориентирам. Для этого необходимо запом-
нить их положение относительно сторон горизонта. Например, река Белая течет с северо-запада на юго-восток. Если
вертолет летит вдоль реки по течению, то направление его
полета юго-восточное.
Командир взвода, стремясь усложнить задачу, задает
обучаемым солдатами новый вопрос: «Вертолет пролетает
над рекой Белая под прямым углом. Определить направление полета». Получив ответ, что в этом случае направление
полета будет северо-восточное или юго-западное, офицер
остается довольным.
Проводя такое занятие, важно не забывать главного —
обучаемые военнослужащие сами должны находить ответы
на поставленные офицером вопросы. Это способствует лучшему усвоению солдатами изучаемого вопроса.
Район приближенного местонахождения вертолета определяется по характерным ориентирам. К ним относятся перекрестки шоссейных железных дорог, мосты через крупные
водные преграды, озера, выделяющиеся изгибы рек, крупные
населенные пункты и другие площадные ориентиры. Такие
ориентиры солдаты должны запомнить при изучении местности. Командир взвода указкой показывает над макетом местности маршрут полета вертолета. Затем он требует, чтобы
обучаемые солдаты поочередно доложили местоположение
вертолета относительно ближайших ориентиров.
Обучение военнослужащих точному ориентированию
в полете проводится в комплексе на занятии по тактической подготовке. Полетные данные по маршруту устанавливаются такие: высота полета 3–200 м, скорость 100–120 км/ч.
Обучаемые военнослужащие в ходе полета вертолета определяют его направление по линейным ориентирам, устанавливают сближенное и точное местоположение вертолета
и отмечают его на карте. По окончании занятия командир
взвода проверяет карты и оценивает действия военнослужащих.
Фото из архива «АС»
Сентябрь 2014
7
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
Н. САЖИН
ТАНК В ОБОРОНЕ
Оборона применяется в целях отражения наступления превосходящих сил противника, нанесения ему значительных потерь, удержания занимаемых позиций и создания условий для перехода
в решительное наступление. Во всех случаях она
должна быть активной и упорной, способной при
любых обстоятельствах в дальнейшем обеспечить выполнение поставленной задачи — переход в наступление.
В
обороне командир взвода в указаниях по взаимодействию
сообщает командиру танка общие ориентиры, сигналы вызова, переноса и прекращения артиллерийского огня, способы целеуказания, а также другие сигналы. Офицер обязательно
указывает порядок взаимодействия между танками взвода и соседями по уничтожению наступающего противника перед передним краем и при вклинении в оборону, какие заграждения будут
созданы перед передним краем, кто и как их прикрывает, порядок
ведения сосредоточенного огня ротой и взводом.
После уяснения задачи командир танка по сигналу (команде)
командир взвода обязан вывести машину на выбранную огневую
позицию, организовать наблюдение в указанном ему секторе, поставить задачу экипажу, организовать рытье окопа и расчистку
местности для улучшения условий наблюдения и ведения огня,
маскировку окопа и танка (позиции). Затем командир танка приказывает наводчику орудия вести наблюдение в секторе (указывает на местности) и за сигналами командира взвода, ставит задачу
экипажу, организует рытье окопа и его маскировку, определяет
расстояния до ориентиров, готовит данные для ведения огня
днем и ночью и составляет карточку огня, потом готовится запасная огневая позиция.
При постановке задачи экипажу командир танка указывает ориентиры, сведения о противнике, задачу взвода,
танка и соседей, основную и запасную огневые позиции,
основной и дополнительный секторы обстрела с каждой
позиции, порядок ведения огня из пушки и пулемета, а также из зенитного пулемета, время готовности к выполнению
задачи и сигналы.
Окоп отрывается на основной и запасной огневых позициях
с помощью навесного оборудования. Одновременно расчищается местность для улучшения условий наблюдения и ведения огня,
затем танк ставится в окоп и тщательно маскируется. Командир
танка приказывает наводчику орудия определить расстояние
до ориентиров (промером или с помощью прибора), подготовить
исходные данные для стрельбы днем и ночью и проверить готовность вооружения.
Наводчик орудия подготовленные исходные данные для
стрельбы докладывает командиру танка, последний составляет
карточку огня (см. схему 1).
8
Механик-водитель ставит танк в окоп
так, чтобы из него можно было вести круговой обстрел и орудию танка можно было
придать максимальный угол снижения.
Кроме этого, должно быть обеспечено
свободное движение танка из окопа назад.
Затем он занимается маскировкой огневой
позиции. После этого проверяет исправность материальной части танка и докладывает о готовности командиру танка.
После выполнения этих мероприятий готовится запасная огневая позиция
и командир танка докладывает командиру
взвода о готовности танка к бою.
При обороне огневой позиции экипаж находится в постоянной готовности к отражению атак противника, ведет непрерывное
наблюдение в указанном секторе, за сигналами командира взвода
и действиями соседних танков. При этом внутри экипажа ведется
Схема 1. Карточка огня танка №2
Армейский сборник
наблюдение в основном и дополнительном секторах: наводчик
орудия — в основном секторе огня, а также за сигналами командира взвода и действиями соседних танков; механик-водитель —
за подступами к танку.
При нанесении противником по объектам обороны ракетных
и авиационных ударов, а также при применении оружия массового поражения с началом огневой подготовки экипаж находится
в танке и ведет наблюдение в целях своевременного обнаружения перехода противника в атаку. Как только неприятель начинает
движение вперед, по команде командира взвода танки открывают
огонь по бронированным машинам противника. По пехоте ведется огонь в основном из пулемета в перерывы их между выстрелами из пушки с дальности 400–600 м.
Внезапно открытый огонь действует на противника ошеломляюще, поэтому командир танка должен обладать большой
выдержкой и стрелять только с разрешения командира взвода с более выгодного расстояния, с тем чтобы цель поражалась
с первого выстрела.
По мере приближения противника к переднему краю обороны огонь доводится до наивысшего напряжения. Командир танка
сосредоточивает его, прежде всего, по наиболее важным целям,
быстро перенося огонь с одной цели на другую. В случае обхода противником опорного пункта танк ведет круговой обстрел
и прочно удерживает свою позицию. На запасную позицию танк
переходит только по сигналу (команде) командира взвода и в указанном им порядке.
После отражения атаки огонь немедленно переносится
на противника, атакующего соседнее подразделение. Как только
атака будет отбита, сразу же восстанавливается система огня. Принимаются меры к пополнению боеприпасами. После этого при
необходимости проверяется состояние машины. О результатах
боя, наличии боеприпасов и состоянии машины командир танка
докладывает командиру взвода.
Отход с занимаемой огневой позиции в целях перегруппировки подразделения или занятия более выгодного
рубежа может быть совершен только с разрешения старшего начальника. При отходе огонь по наступающему противнику
не прекращается до тех пор, пока танк не оторвется от него на такое расстояние, при котором огонь становится недействительным.
Важная роль в обороне отводится засадам как эффективному средству в борьбе с атакующим противником. Она
применяется в том случае, если необходим внезапный огневой
удар по танкам и другим бронированным машинам противника.
По групповым целям огонь открывается с близкого расстояния,
не превышающего дальность прямого выстрела, а по одиночным
и мелким группам противника — в упор.
Преимущество засады — внезапность действий. Противник оказывается в невыгодном положении, он не имеет возможности развернуться в боевой порядок и открыть прицельный,
организованный огонь. Кроме этого, внезапный и эффективный
огонь по противнику оказывает на него сильное моральное
воздействие и понижает его боеспособность. Незначительная
по своему составу, но правильно организованная противотанковая засада может иметь большой успех. Если обратиться к опыту
минувшей войны, то, например, взвод танков Т-34 с двумя расчетами ПТР и отделением автоматчиков из засады разгромили колонну немецких танков.
Экскурс в историю. Советские танкисты устроили засаду в кустарнике в 400 м западнее развилки дорог, перед г. Великие
Луки. Песчаный грунт позволил быстро оборудовать окопы для
танков, позиции для расчетов ПТР и автоматчиков. Взвод имел
задачу — обеспечить отход наших подразделений на новый рубеж и к 5.00 следующего дня отойти в расположение своих подразделений.
Перед заходом солнца на дороге с запада показалась колонна
бронетехники гитлеровцев. Командир взвода лейтенант Жуков
насчитал восемь танков и в голове колонны три бронетранспортера. Танк № 3 получил задачу уничтожить два последних танка,
танк № 2 — три средних; наводчику орудия танка командира взвода было приказано уничтожить три головных немецких танка;
расчету ПТР была поставлена задача уничтожить бронетранспортеры, автоматчикам — вести огонь по живой силе. Когда
до головного танка противника осталось не более 400–450 м,
а до замыкающего танка не более 900 м, командир взвода подал
сигнал на открытие огня. Первым же залпом были подбиты три
танка и один бронетранспортер. В считанные минуты колонна
была разгромлена, и толь-ко двум машинам удалось уйти с поля
боя невредимыми. После этого лейтенант Жуков сменил место
засады и к утру, выполнив задачу, вернулся в свою воинскую часть.
И в наши дни в противотанковую засаду, как правило, назначается взвод танков, реже — рота. Могут в нее назначаться и одиночные танки. Для непосредственного охранения места засады
танкистам могут придаваться мотострелки.
Место для засады выбирается на танкоопасном направлении,
особенно на флангах и стыках, как впереди действующих воинских частей и подразделений, так и в глубине, а при отходе —
за отходящими подразделениями. Успех боя во многом зависит
от правильного выбора места для огневой позиции танка и его
маскировки. С огневой позиции должна хорошо просматриваться
местность, а противник должен быть лишен скрытного маневра.
Наиболее выгодными местами для противотанковой засады могут быть обратные скаты высот, опушки лесов, рощ,
заросли кустарника, складки местности, окраины населенных пунктов, находящиеся на направлении вероятного движения противника. При этом не следует располагаться вблизи ярковыраженных ориентиров и местных предметов.
Одновременно с основной огневой позицией выбирается
и запасная ОП. Все работы проводятся скрытно от наблюдения как
наземного, так и воздушного противника. Заблаговременно готовятся данные для ведения огня и самым тщательным образом отрабатываются вопросы взаимодействия между танками и другими
подразделениями, если они имеются. В засаде очень важную
роль играют организованное открытие огня и его внезапность. Должны быть исключены случаи открытия огня по одной
цели двумя и более танками. Если огонь открывается взводом
по колонне танков численностью не более десяти, то первым залпом целесообразно уничтожить головной, замыкающий и один
танк в середине колонны. В этом случае затрудняется маневр.
Затем уничтожаются другие танки. При этом необходимо учитывать направление ветра, так как дым горящего танка может закрыть от стреляющих танков машины противника.
Если же колонна танков противника намного превышает силы
засады, то в этом случае целесообразно открывать огонь по двум
головным и замыкающему танку, а затем по танкам, пытающимся
занять боевой порядок. Во всех случаях в первую очередь необходимо стремиться уничтожить командирские танки, которые
от линейных отличаются количеством антенн, подачей зрительных сигналов и примером личных действий.
Сентябрь 2014
9
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
Схема 2. Обстановка при переходе к обороне
Колоны противника, состоящие из транспортных и специальных машин, после ведения огня по ним целесообразно контролировать и, используя панику, завершить разгром гусеницами
танков и пулеметным огнем.
Организуя противотанковую засаду, командир, оставив
танки в укрытии, как правило, проводит с командирами танков
и приданных средств усиления рекогносцировку. При благоприятных условиях можно привлекать на нее наводчиков орудий. Затем командир танка должен твердо уяснить ориентиры,
откуда и когда ожидается подход противника, задачу взвода
и танка, полосу и дополнительные секторы огня, порядок перехода на запасную огневую позицию и выхода в контратаку, порядок и сроки подготовки позиций, сигналы взаимодействия
и управления огнем. Из указаний по взаимодействию командир
танка должен четко представлять порядок ведения огня и действий своего и соседних танков при появлении различного
по силе противника.
Приступая к оборудованию позиции, вначале отрывают
окоп или используют складки местности, местные предметы
(снежные сугробы, насыпи, курганы, овраги, отдельные строения и т. п.) для позиции, затем уточняют вопросы взаимодействия с соседями (если необходимо) и составляют карточку
огня. На огневую позицию танк выводится только после того,
как она будет готова. Машина тщательно маскируется. Обычно
эту работу выполняют механик-водитель и наводчик орудия, последний также ведет наблюдение. Все данные для ведения огня
готовит командир танка с наводчиком. Большое внимание уделяется проверке качества маскировки танка и позиции, особенно со стороны появления противника.
10
При переходе к действиям в противотанковой засаде в ограниченные сроки основное внимание уделяется выбору огневой позиции, скрытному ее занятию и определению порядка ведения огня.
Огонь по противнику открывается только по команде (сигналу) командира. В том случае, если цель, по которой следует открыть огонь,
командиром взвода не указана, то командир танка выбирает ее самостоятельно, исходя из важности. В первую очередь уничтожаются
танки и другие бронированные машины, находящиеся ближе к позиции засады или угрожающие танку выходом во фланг и тыл.
Следует подчеркнуть, что в засаде, первостепенное
значение имеет внезапность открытия огня. С ее утратой
засада теряет свое значение. Если в засаде находится взвод,
то он, как правило, по одиночному танку огонь не открывает. При
крайней необходимости огонь по нему открывает специально
назначенный для этого танк. Танк противника должен быть уничтожен с первого выстрела. Огонь по превосходящему или равному по силе противнику открывается всей засадой одновременно
с основных огневых позиций. На запасную огневую позицию засада переходит по команде (сигналу) командира взвода скрытно,
под прикрытием огня соседних танков.
Экскурс в историю. Во время оборонительных боев на Курской дуге в июле 1943 г. танковый взвод лейтенанта Смелкова
совместно с ротой автоматчиков оборонял населенный пункт.
Командиру взвода было приказано занять позицию в центре деревни против моста через р. Гнилуша. Лейтенант решил организовать засаду, для чего подготовил в указанном месте основную
позицию, а левее 250–300 м — запасную. Танки были поставлены
ночью на основную позицию и тщательно замаскированы. Засветло были подготовлены данные для стрельбы по намеченным
ориентирам. Экипажам было приказано открывать огонь только по сигналу командира взвода, заранее был распределен огонь:
если танки противника будут двигаться в колонне, то командир взвода открывает огонь по головному танку, экипаж танка
№ 2 — по второму и экипаж танка № 3 — по третьему танку
противника; если танки будут идти в боевом порядке, то командир взвода открывает огонь по центру боевого порядка, экипаж
танка № 2 — по левому и экипаж танка № 3— по правому флангу
боевого порядка противника.
На следующий день в 10 ч утра из-за высоты на дороге к мосту показалась колонна немцев — рота танков. Командир взвода
открыл огонь по головному танку с дальности 300–350 м, когда он
уже прошел мост. Одновременно открыли огонь и другие танки
взвода. С первых же выстрелов загорелись три танка противника,
остальные остановились и в замешательстве открыли беспорядочный огонь. Вскоре было уничтожено еще два немецких танка,
остальные машины отошли за высоту. В это время командир
роты автоматчиков по заранее установленному сигналу прикрыл
позицию дымом, а командир танкового взвода перевел танки на запасную позицию, где тщательно их замаскировал. Через 30–40 мин
из-за высоты противник открыл артиллерийский огонь по району основной позиции взвода. Огонь продолжался 15–20 мин, а затем
до 20 танков со свастикой на башнях в боевом порядке с четырьмя тяжелыми танками впереди пошли в атаку, ведя беспорядочный огонь по деревне. Подпустив машины противника вплотную к
р. Гнилуша, взвод внезапным метким огнем уничтожил четыре
танка, из них два тяжелых. Таким образом, и эта атака, противника была отбита. В течение дня взвод шесть раз менял
позицию, что позволило советским танкистам удержать
населенный пункт и уничтожить 14 танков противника.
Армейский сборник
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
А.ГАВРИЛОВ
ТАНКИ
ВЫСОТЫ НЕ БОЯТСЯ
Техническое обеспечение
танковых и мотострелковых подразделений в горах
О
пыт Великой Отечественной войны и послевоенных
учений показывает, что танковые и мотострелковые
подразделения способны вести наступательные
и оборонительные действия в условиях горной и горно-лесистой местности. Это подтверждается успешными действиями танковых и механизированных частей на Кавказском
фронте, в Крыму, в Карпатах, на Балканах, а также на Дальнем Востоке, в высокогорных районах Маньчжурии и Китая.
Успех боевых действий танковых и мотострелковых
подразделений в горах в значительной степени зависит
от возможности наиболее эффективного использования
разнообразной бронетанковой и автомобильной техники,
от надежности ее работы и своевременного восстановления поврежденных машин, т. е. от хорошо организованного
технического обеспечения.
Прежде чем говорить об особенностях технического
обеспечения, рассмотрим кратко условия, оказывающие
существенное влияние на эксплуатацию, восстановление
и эвакуацию машин при боевых действиях в горах и в горно-лесистой местности.
Горная местность, изобилующая крутыми подъемами
и спусками, обрывами и ущельями, нагромождениями больших камней и обломков скал, в значительной части является
труднопроходимой или совсем непроходимой для боевой
техники, в том числе и для танков.
В горах, как правило, очень мало улучшенных дорог,
а имеющиеся дороги на значительных участках, а иногда
и на всем протяжении крайне неудобны для движения машин: небольшая ширина проезжей части (3–5 м), причем
в основном без обочин; очень много крутых закрытых поворотов, число которых даже на дорогах с улучшенным
покрытием достигает 15–20 и более на 1 км; возможность
объезда весьма ограничена, а зачастую и совсем исключена.
Большое количество подъемов и спусков разной крутизны, достигающей 12 град. (предельная для автомобильных дорог), и различной протяженности вынуждает двигаться на второй или даже первой передаче. Длительное же
движение на пониженных передачах создает значительные
нагрузки в силовой передаче, вызывает перегрев деталей
коробки передач, что приводит к усиленному износу шестерен, подшипников, сальников.
Горные дороги проходят обычно по крутым склонам,
над глубокими обрывами и расщелинами, по так называемым карнизам и балконам. Очень часто даже на самых
опасных участках, проходящих над оврагами и пропастями, па крутых поворотах края дороги ничем не обозначены и не имеют предохранительных заграждений. Поэтому
движение по таким дорогам для всех машин, а особенно
для танков с закрытыми люками, ночью или в густом тумане
очень сложно и опасно. Малейшая ошибка механика-водителя или водителя колесной машины влечет за собой поломку, аварию или даже катастрофу.
При движении по горным дорогам машин всех типов
значительно сокращаются скорости, резко повышается расход моторесурсов и топлива, а также увеличивается утомляемость экипажей.
Горные дороги к тому же часто пересекаются реками,
ручьями с пересыхающими летом руслами, глубокими расщелинами. Мосты на горных дорогах имеют малую грузоподъемность, не позволяющую без специального их усиления движение тяжелых машин, и в первую очередь танков.
Обход разрушенных мостов вброд часто оказывается невозможным, так как для горных ручьев и рек характерен непостоянный уровень воды: выпадающие дожди в течение
нескольких часов могут резко его поднять, потоки несут
камни и валуны, а наличие крупных валунов на дне рек значительно затрудняет переправу танков, а тем более колесных машин вброд и может привести к поломкам ходовой
части и подвески танков и других машин, к сбрасыванию
гусениц и т. д.
Так, во время марша танковой бригады на Кавказе
в 1943 г. одна из ее частей не смогла переправиться через горную реку, тогда как всего лишь за 30–40 мин. перед
этим другие подразделения свободно переправлялись
на том же месте.
Большое количество мелких, но бурных рек с каменистым дном, непроходимые леса, скалистые склоны, осыпи,
обрывы, болота в низинах — все это резко ограничивает
возможности маневра танковыми и мотострелковыми подразделениями, привязывает их к определенным направлениям вдоль дорог, долин и плоскогорий, резко снижает
темпы продвижения. Эти направления часто разобщаются,
изолируются хребтами и ущельями. В большинстве горных
районов вместо обычного почвенного покрова встречаются сплошные каменные осыпи.
Значительно усложняют эксплуатацию машин и повышают утомляемость механиков-водителей и водителей колесных машин также климатические условия горной местности.
Сентябрь 2014
11
Короткий отдых. Впереди перевал
Облака, находящиеся на высоте 2000–4000 м над уровнем моря, а иногда и значительно ниже, образуют густые
туманы, видимость в которых не превышает 2–5 м, что значительно затрудняет вождение танков и других машин.
С увеличением высоты местности понижается температура воздуха, причем на каждые 1000 м высоты она понижается примерно на 6,5 град. Кроме того, в высокогорных
районах наблюдаются резкие суточные колебания температуры, достигающие 30–40С°. Такие температурные колебания создают тяжелые условия эксплуатации машин даже
летом, когда на большой высоте температура ночью понижается до — 5–10 °С. Особенно много препятствий для движения войск в горной местности возникает зимой. Снежные
бури, оледенение на подъемах и раннее снеготаяние в низинах и ущельях сильно затрудняют движение машин.
При действиях в горах в прошедшую войну были случаи,
когда, преодолевая расстояние всего в 100–150 км, войска
попадали то в снегопад, то в снежную бурю, то в дождь; мороз сменялся теплом и т. п.
Вследствие экранизирующего действия гор затрудняется радиосвязь.
Техническое обеспечение батальона при подготовке
к боевым действиям
Успешное выполнение боевой задачи в горах в значительной степени зависит от специальной подготовки подразделений для действий в этих условиях, в том числе технической подготовки личного состава. Последняя должна
проводиться с механиками-водителями, водителями всех
других машин, личным составом ремонтно-эвакуационных
подразделений, а также с командирами рот (взводов) и офицерами технической службы.
Формы и содержание специальной подготовки личного состава определяются его опытом вождения и эксплуатации боевой техники в горной местности и наличием времени, которое
предоставлено батальону на подготовку к боевым действиям.
Занятия могут быть посвящены особенностям эксплуатации боевой и другой техники в горах, в частности ее тех-
12
нического обслуживания, правилам движения и вождения
колонн по горным дорогам и т. д.
Наиболее целесообразно, если позволяют обстановка
и время, проводить практические или показные занятия,
в ходе которых водители могут совершенствовать свои навыки в вождении машин по горным дорогам и колонным путям.
Особое внимание должно быть обращено на тренировку в вождении всех типов машин с прицепами. Это касается
не только водителей тягачей, которым придется эвакуировать поврежденные танки и автомобили, водителей артиллерийских тягачей и различных специальных и транспортных машин, имеющих штатные прицепы, но и всех водителей
танков, бронетранспортеров, автомобилей, которым в некоторых случаях придется буксировать однотипные неисправные машины.
Эвакуация неисправных машин в горной местности
даже по дорогам — очень трудная задача, требующая большого опыта, находчивости, смелости, и может быть доверена только лучшим водителям.
При преодолении крутых поворотов машина с прицепом часто не может развернуться; его приходится отцеплять и разворачивать отдельно. Даже сами машины (танки
или автомобили) иногда приходится разворачивать, маневрируя, в несколько приемов. При этом необходимо, чтобы
один из членов экипажа выходил из машины и снаружи
управлял действиями водителя.
Преодоление поворотов не только значительно снижает среднюю скорость движения, но и требует особого
мастерства водителя: переключение передач, работа рулем или механизмами поворота должны производиться быстро и очень четко, так как крутых поворотов больше всего
на подъемах и спусках, где машина легко может начать движение по инерции и потерять управляемость.
Малейшие ошибки приводят к нежелательным изменениям направления движения машины, к потере управляемости. В этих случаях почти неизбежна авария или даже
катастрофа. Поэтому до начала спуска механик-водитель
Армейский сборник
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
должен определить его крутизну, длину и характер грунта. сти и значительное увеличение расхода топлива. При обычВ зависимости от этого выбирается пониженная переда- ной регулировке топливоподающей аппаратуры на двича и торможение машины осуществляется двигателем или гателях типа В-2 расход топлива в горах увеличивается
комбинированно — двигателем и тормозами. Переключать в среднем на 20 проц. и более. Та же картина наблюдается
передачи на спуске не разрешается, так как это может по- и при эксплуатации другой бронетанковой техники. Праквлечь за собой движение машины по инерции. Все эти труд- тика показывает, что расход топлива бронетранспортерами
ности возрастают зимой, при обледенении грунта, а также в этих условиях превышает нормальный на 16–45 проц.
в период снеготаяния или после сильПри подготовке колесных бронетранных дождей.
спортеров и автомобилей необходимо вниПоэтому водителям всех машин
необходима специальная тренировмательно проверять техническое состояка в остановках и трогания с места
ние рулевого управления, исправность всех
на подъемах и спусках, а также на котяг, надежность крепления и шплинтовки
согорах, так как эти действия являются
наиболее сложными даже для опытных
их сочленений, правильность регулировки
водителей.
люфта руля, ибо малейшая неисправность
При организации занятий слеможет вызвать нарушение нормальной радует предусмотреть тренировку воботы рулевого управления, что в условиях
дительского состава, и в первую очередь водителей гусеничных машин
горной местности приводит к аварии и даже
и ремонтных мастерских, в движении
катастрофе.
по колонным путям, которые часто выбираются по руслам пересохших рек и старым плохим доПри длительной эксплуатации машин высоко в горах
рогам, в преодолении гор непосредственно по склонам во- следует специально регулировать топливоподающую сивсе без дорог, а также в преодолении быстрых горных рек стему. С этой целью в двигателях типа В-2 несколько увелис каменистым дном и крутыми высокими берегами.
чивается угол подачи топлива. Так, если на высоте до 2500 м
Если не будет времени на организацию занятий или сбо- сохраняется заводская регулировка 30–32 град., то на выров, можно ограничиться проведением инструктажа води- соте 2500–3500 м угол устанавливается 33–34 град. и свыше
телей о порядке движения, дисциплине на марше, об основ- 3500 м — 35–36 град.. В бензиновых двигателях проводится
ных мероприятиях по техническому обслуживанию машин. специальная высотная регулировка карбюраторов, заключаюПри этом водителям обязательно надо напомнить об ос- щаяся в уменьшении количества топлива, подаваемого через
новных правилах преодоления труднопроходимых горных главные дозирующие устройства карбюраторов, за счет уменьучастков, о перегрузке, которую испытывают при этом агре- шения площади поперечного сечения главного жиклера.
гаты танков и других машин.
Очень важно следить за состоянием воздухоочиститеОчень важно также напомнить правила ухода за агрега- лей. Надо своевременно очищать и промывать их, чтобы
тами машин при эксплуатации материальной части в горах, не допустить увеличения сопротивления, а, следовательно,
подчеркнуть необходимость постоянного контроля за рабо- и ухудшения наполнения цилиндров двигателя воздухом.
той агрегатов (в частности, за тепловым режимом двигателя
Сильное разрежение атмосферного воздуха с увеличепо показаниям контрольных приборов и за состоянием других нием высоты заметно отражается и на работе системы охагрегатов) и тщательного осмотра их на каждой остановке.
лаждения. В водяных и масляных радиаторах значительно
С экипажами танков и водителями всех машин по карте ухудшается теплообмен охлаждающей жидкости и масла
или схеме изучается маршрут и порядок движения на каж- с окружающей средой, что связано с уменьшением количедом из сложных участков — скорость, дистанция, наблюде- ства воздуха, обтекающего наружные поверхности радиатоние за впереди и позади идущими машинами и т. д.
ров. Одновременно с этим двигатель работает, как правило,
Трудные условия эксплуатации и вождения боевых ма- с полной нагрузкой, на больших оборотах, и это вызывает
шин и, как следствие этого, повышенная утомляемость эки- значительный его перегрев.
пажей танков, в первую очередь механиков-водителей, выТаким образом, температура охлаждающей жидкости,
зывают необходимость подмены водителей машин другими в частности воды, повышается, что при значительном сничленами экипажа в период, когда подразделения не ведут жении точки кипения воды на большой высоте ведет к иннепосредственно боевых действий — на марше, при выдви- тенсивному ее выкипанию. Это явление особенно заметно
жении к рубежам развертывания для боя.
при большой протяженности подъема.
Подготовка материальной части слагается из всесторонДля повышения надежности работы системы охлажней проверки всех агрегатов и узлов, особенно тех, которые дения при подготовке машин к боевым действиям в горах
испытывают наибольшие нагрузки при движении в горах, необходимо тщательно очистить от грязи и пыли поверхи обеспечения необходимым допол-нительным оборудова- ности масляных и водяных радиаторов, проверить все трунием, повышающим проходимость машин в горах.
бопроводы и их дюритовые сочленения, нет ли в них течи,
С подъемом в горы в связи с разрежением воздуха а также проверить и при необходимости отрегулировать
уменьшается коэффициент избытка воздуха, поступающего паровые клапаны. Эти дополнительные регулировочные
в цилиндры двигателя, что вызывает снижение его мощно- работы проводятся при подготовке к длительным действиСентябрь 2014
13
ям мотострелковых и танковых подразделений в горах.
Устранение возможной течи в системе охлаждения, очистка радиаторов, правильная регулировка парового клапана
и привода вентилятора позволяют сохранять нормальный
температурный режим двигателя, работающего с большой
перегрузкой. Резкие колебания температуры окружающего
воздуха требуют принятия специальных мер против возможности размораживания блока двигателя, радиаторов,
трубопроводов системы охлаждения. Поэтому при ведении
боевых действий в горах все машины должны быть обеспечены утеплительными капотами, ковриками и другим оборудованием даже в летнее время.
При действиях в горной местности с каменистым грунтом из-за большой тряски все агрегаты и детали машин испытывают значительно большие нагрузки, чем в обычных
условиях. Особенно сильно это сказывается на двигателях,
креплении агрегатов, приводах управления, механизмах поворота, контрольных приборах, ходовой части.
Учитывая это, необходимо тщательно проверить все
приводы управления, особенно механизмов поворота, коробки передач и тормозов. Соединения тяг управления,
кроме обычной проверки и регулировки, проверяются дополнительно. Неисправность любой из тяг, их обрыв при
движении по горной местности приводят к авариям и даже
катастрофам, в результате которых гибнут экипажи и безвозвратно выходят из строя сами машины.
Контроль состояния ходовой части не может ограничиться лишь проверкой натяжения гусениц. Необходимо
внимательно осмотреть траки, в которых от движения по каменистому грунту могут появиться трещины, вызывающие
разрыв гусеничной цепи. Могут также поломаться пальцы
траков. Такие неисправности значительно увеличивают трудоемкость технического обслуживания.
Таким образом, при планировании мероприятий по подготовке машин к боевым действиям в горах следует учитывать значительное увеличение объема работ.
При подготовке колесных бронетранспортеров и автомобилей необходимо внимательно проверять техническое состояние рулевого управления, исправность всех
тяг, надежность крепления и шплинтовки их сочленений,
правильность регулировки люфта руля, ибо малейшая неисправность может вызвать нарушение нормальной работы
рулевого управления, что в условиях горной местности
приводит к аварии и даже катастрофе.
Очень важно внимательно проверить состояние тормозной системы — наличие жидкости в системе, герметичность
соединений всех трубопроводов, свободный ход педали,
исправность привода ручного тормоза. Надежность работы
тормозов должен проверить или сам командир подразделения, или его заместитель по технической части.
Тщательно должно быть проверено состояние гаек
ступиц колес, особенно передних. Срыв этих гаек и соскакивание колеса даже в обычных условиях влечет за собой
тяжелые последствия. В условиях гор при движении по узким горным дорогам, над глубокими ущельями и обрывами
такая поломка неизбежно приведет к катастрофе.
На всех машинах, как гусеничных, так и колесных, проверяется наличие шанцевого инструмента и средства повышения проходимости. Все машины должны быть обеспечены
14
специальными деревянными колодками, которые подкладываются под колеса или под гусеницы, при остановке машины на крутых подъемах и спусках (это гарантирует безопасность при остановках).
При подготовке к боевым действиям необходимо завершить все работы по ремонту машин, вышедших из строя
в предыдущих боях или на марше, к сроку готовности батальона, чтобы при выдвижении из района подготовки
батальонные и приданные ремонтные средства в полном
составе следовали со своими подразделениями. В противном случае, в связи с загруженностью дорог, они могут значительно отстать и догнать свои подразделения, им будет
трудно или совсем невозможно. Учитывая трудности подвоза, следует заранее пополнить запасы бронетанкового
и автомобильного имущества, обеспечивающего продолжительную работу ремонтных средств. Особенно необходимы запасы деталей и узлов, подверженных повышенному
износу в горных условиях, — это в первую очередь детали
и узлы ходовой части.
Объем работ по подготовке личного состава и техники к боевым действиям определяется распоряжением
заместителя командира батальона по технической части.
Конкретные указания для каждой машины дают командиры подразделений и их заместители по технической части. При этом особое внимание должно быть обращено
на организацию технического обеспечения при выполнении поставленных задач. Надо иметь в виду, что в горных
условиях перегруппировать батальонные и приданные батальону ремонтные и эвакуационные средства в ходе боя
не только очень сложно, но иногда и невозможно. Поэтому нужно внимательно и всесторонне ознакомиться с задачей и решением командира, оценить обстановку, тщательно изучить местность по карте и только тогда принять
решение по использованию своих и приданных ремонтных
и эвакуационных средств. Если позволяет время, организуется инженерная и техническая разведка направлений
действий батальона или маршрута его движения с целью
уточнения принятого решения.
В решении по техническому обеспечению батальона
должен быть четко указан порядок использования, размещения и перемещения своих и приданных ремонтных
и эвакуационных средств, т. е. выделять ли ремонтные
средства на определенные участки местности, распределять ли их по колонне батальона или же вести в конце колонны и т. д.
Вопрос размещения ремонтных средств и оказания технической помощи очень важен в связи с трудностями эвакуации поврежденных машин и необходимостью быстрейшего освобождения маршрута.
При остановке танка или автомобиля на серпантине или
в дефиле к нему не всегда смогут подойти специально выделенные эвакосредства; в таких случаях приходится эвакуировать поврежденную технику впереди идущими машинами
до ближайшего расширения дороги. Поэтому все экипажи
(водители) должны постоянно наблюдать за идущими позади машинами.
При достаточном количестве приданных эвакосредств
целесообразно выделять тягачи каждой роте.
Фото из архива «АС»
Армейский сборник
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
И. ПОПОДЬКО
И СНОВА В БОЙ!
Особенности технического обеспечения восстановления
бронетехники батальона
П
ри выдвижении к рубежу ввода в бой (развертывания для атаки) или к указанному району обороны
и на марше за колонной батальона организуется
замыкание, основная задача которого — обеспечение беспрепятственного продвижения подразделений батальона
по указанному маршруту. В горах из-за ограниченного количества дорог батальон может двигаться по маршруту, в ряде
случаев не доступному для автомобильного транспорта,
в том числе и ремонтных средств.
Существующие танкоремонтные и авторемонтные мастерские не всегда могут следовать за подразделениями
танков и других боевых машин с повышенной проходимостью не только по колонным путям, но и при движении
танков по горным дорогам без улучшенного покрытия.
И это очень затрудняет организацию технического замыкания при движении батальона в колоннах и работу
ремонтно-эвакуационных групп при развертывании батальонов в боевой порядок. В такой обстановке может
оказаться целесообразным вести танкоремонтные мастерские по маршруту движения колесных машин. В замыкание батальонов в этом случае следует выделять
танковые тягачи, вместе с которыми следуют ремонтные
бригады соответственно из батальонных и приданных
полковых мастерских. Эти бригады снабжают необходимым комплектом инструментов и наиболее ходовыми запасными частями. В состав замыкания мотострелковых
Сентябрь 2014
15
подразделений следует выделять автомобили повышенной проходимости и специальные тягачи.
Поврежденные машины необходимо эвакуировать вперед, вдоль маршрута до первого места, позволяющего свести
машину с дороги, чтобы она не мешала прохождению колонн.
Следует иметь в виду, что буксирование танков в колонне
резко замедлит скорость ее движения. Так, если колонна
средних танков может двигаться по горным дорогам со средней скоростью 15–18 км/ч, то буксирование поврежденного танка тягачом или однотипной машиной может вестись
со скоростью не более 5–6 км/ч. Поэтому нельзя допускать
буксирования машин на большие расстояния.
Кроме того, в задачи замыкания входит оказание помощи экипажам при проведении технического обслуживания
на маршрутах движения во время привалов или остановок
и на рубежах развертывания для атаки (на оборонительном
рубеже) до начала боя. Это весьма важно, так как при действиях в горах заметно повышается трудоемкость обслуживания, а также ремонтных работ, выполняемых войсковыми
средствами.
Большая тряска при движении машин по каменистому
грунту вызывает быстрое ослабление крепления агрегатов, приборов и механизмов, расположенных внутри танка,
и в первую очередь механизмов прицеливания и наводки. Опыт войск 4-го Украинского фронта, действовавших
в Карпатах, показал, что проверку креплений и все крепежные работы, которые предусматривались перечнем работ
по первому и даже второму техническому осмотру, приходилось фактически выполнять ежедневно.
Частое пользование механизмами поворота ведет к износу тормозных лент остановочных тормозов и дисков
фрикционов и их перегреву. Перегрев тормозов вызывает
разжижение и вытекание смазки из механизмов выключения и замасливание лент.
Частое переключение передач влечет за собой повышенный износ канавок механизма выключения главного фрикциона, в результате чего может произойти западание педали
главного фрикциона и нарушится управление машиной.
Все это требует обязательной проверки всех агрегатов
и приводов управления ими при ежедневном техническом
обслуживании.
Ежедневно необходимо проверять также автомобильные и танковые аккумуляторные батареи, в частности уровень электролита в них, что вызывается усиленным его
испарением, которое на высоте около 4000 м вдвое превышает испарение в нормальных условиях.
Повышенный износ агрегатов, узлов и механизмов увеличивает объем работ по обслуживанию, а, следовательно,
и время, затрачиваемое на текущий ремонт машин, потребность в котором при эксплуатации в горах возникает значительно чаще, чем в обычных условиях.
На основании опыта боевых действий танковых и механизированных бригад и корпусов в горной местности
в годы минувшей войны можно установить некоторые характерные неисправности танков, особенно часто требовавшие для их устранения текущего ремонта.
Попадание камней между гусеницами и катками вызывало обрывы и сбрасывание гусеничных лент, а также значительные повреждения резиновых бандажей опорных катков.
16
При эксплуатации техники в горных условиях увеличивается объем необходимого технического обслуживания
и ремонта и, следовательно, увеличивается время, затрачиваемое на эти работы.
В целях повышения надежности работы машин при выдвижении к рубежу ввода в бой необходимо назначать районы коротких остановок, во время которых проводить контрольный
осмотр, а в некоторых случаях даже ежедневное техническое
обслуживание, обращая внимание на узлы и агрегаты, особенно подвергающиеся усиленному износу в горных условиях.
Для дозаправки системы охлаждения водой в замыкании
подразделений обязательно должен быть ее запас из расчета примерно 20–25 л на каждый танк и 8–10 л на каждый
бронетранспортер и автомобиль. Тару с водой лучше всего
размещать непосредственно на самих машинах.
На крутых подъемах и спусках, а также на мостах нельзя допускать одновременного движения нескольких машин.
Очередная машина может начинать движение только после
того, как предыдущая закончила преодоление участка.
Увеличение интервалов между машинами может значительно увеличить глубину колонн.
В связи с большой утомляемостью экипажей при движении по горной местности следует чаще, чем на равнинной
местности, назначать привалы (остановки).
С началом боя батальона за его боевым порядком развертывают свою работу батальонная ремонтно-эвакуационная группа и пункт технического наблюдения.
Учитывая, что в горах, как правило, достаточно укрытий, ремонтно-эвакуацнонная группа размещается обычно
непосредственно за боевым порядком батальона. В бою ремонтно-эвакуационные группы перемещаются по дорогам
и вдоль долин и производят текущий ремонт поврежденных
машин главным образом на месте выхода их из строя, не мешая движению боевых и тыловых подразделений.
При необходимости поврежденные машины эвакуируются в ближайшие укрытия. Для своевременной и
быстрой их эвакуации в ходе боя в составе РЭГ батальона
целесообразно иметь два танковых тягача, так как при буксировке машин одного (особенно на крутых подъемах) может быть недостаточно. Эвакуация поврежденных машин
в ходе боя ведется вдоль дорог до ближайших укрытий
(обычно на разъезды). Поврежденные машины, не восстанавливаемые батальонными средствами, передаются вышестоящей инстанции на масте выхода из строя и в ближайших укрытиях, но с таким расчетом, чтобы они не мешали
движению боевых и тыловых подразделений.
При боевых действиях в горах значительно усложняется
работа пунктов технического наблюдения. Визуальное наблюдение за танками на поле боя с батальонного пункта технического наблюдения в ряде случаев невозможно. Поэтому
необходимо создавать ротные пункты технического наблюдения или выделять из состава батальонных ПТН дозоры технического наблюдения, которые бы на тягачах приближались
к боевым порядкам подразделений на расстояние, обеспечивающее наблюдение за танковыми ротами.
Для управления техническим обеспечением батальона
в бою в условиях горной местности особо важное значение
приобретает радиосвязь.
Фото из архива «АС»
Армейский сборник
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
М. КУРМАЧЕВ
ЗНАЙ САМ
И НАУЧИ ДРУГИХ!
Организация занятий по технической подготовке
в учебных частях ВДВ
Техническая подготовка является одним из основных предметов боевой подготовки в войсках. Она имеет
целью освоение материальной части объекта для его правильной эксплуатации. Знания и навыки управления объектами вооружения и военной техники, получаемые механиками-водителями на занятиях по технической подготовке, реализуются
при вождении боевых машин в ходе выполнении поставленной командиром задачи.
Под системой технической подготовки понимается совокупность элементов по передаче знаний, умений и навыков,
позволяющих в установленные сроки освоить боевую технику
и наиболее полно реализовать технические возможности машин
при их использовании по назначению.
Основными элементами системы являются: организаторы обучения (руководители боевой подготовки) и обучающие
(руководители занятий); обучаемые (члены экипажей боевых
машин, офицеры и прапорщики); учебно-материальная база (элементы материального обеспечения занятий).
Существующая система содержит все перечисленные элементы и связи, обусловливающие их взаимодействие.
Техническая подготовка — процесс обучения личного состава владению бронетанковым вооружением
и техникой (БТВТ), выработки умений и навыков, необходимых для технически грамотной эксплуатации, поддержания в боевой готовности и умелого применения в бою
танков, боевых машин пехоты и бронетранспортеров.
Цели: изучение личным составом материальной части
и правил эксплуатации БТВТ; овладение навыками технического обслуживания машин в стационарных и полевых условиях,
подготовки и постановки на хранение; умение содержать машины в исправном состоянии; освоение смежных специальностей в экипаже.
Задачи технической подготовки:
1. Обучение личного состава уверенному владению и максимальному использованию в бою возможностей боевых машин.
2. Изучение правил эксплуатации боевых машин, выработка
навыков и умений по их технически грамотной эксплуатации.
3. Практическое освоение технологии обслуживания, устранения неисправностей и производства войскового ремонта силами (с участием) экипажа.
4. Обучение офицеров, прапорщиков и сержантов владению
методикой организации и проведения занятий по технической
подготовке.
Основнми руководящими документами по организации технической подготовки являются:
1. Приказ Министра обороны на новый учебный год.
2. Организационно-методические указания по подготовке
Воздушнодесантных войск в учебном году.
3. Программа боевой подготовки.
4. Руководство по обеспечению военно-учебным имуществом, нормы снабжения им и перечень основных учебных классов воинских частей и соединений (вводятся в действие приказом министра обороны).
5. Технические описания и инструкции по эксплуатации объектов ВВТ.
6. Сборник нормативов по боевой подготовке.
7. Альбом учебно-тренировочных средств по бронетанковому вооружению и технике.
Требования к командирам подразделений по организации технической подготовки
В соответствии с Уставом внутренней службы командир взвода обязан проводить с личным составом занятия
по боевой подготовке; знать материальную часть, правила
эксплуатации вооружения и военной техники, имеющихся
во взводе, и лично проверять их боевую готовность; следить за правильной эксплуатацией вооружения и военной
техники и не реже одного раза в две недели лично проводить их осмотр и проверку наличия; проверять подготовку
вооружения и военной техники к выходу на каждое учение
или занятие, а также их наличие и состояние по возвращении
с учения или занятия; обеспечивать выполнение требований
безопасности при работе с вооружением и военной техникой на занятиях, учениях и стрельбах.
Для качественного выполнения должностных обязанностей командиры подразделений и их заместители
по вооружению должны знать содержание и требования
руководящих документов и методических указаний по организации технической подготовки, выполнению первоочередных мероприятий поддержания ВВТ в боеготовом
состоянии в условиях мирного и военного времени, их
восстановлению после боевых действий; обладать необходимыми навыками проведения занятий с личным составом,
а также организации парко-технических дней (недель);
активно участвовать в работе по развитию и совершенствованию учебно-материальной базы; вовлекать личный
состав и лично принимать участие в работе технических
кружков, в рационализаторской работе; воспитывать у воинов ответственность за постоянную готовность и сохранность вооружения и техники, уверенность в ее высоких
боевых и технических качествах.
Сентябрь 2014
17
При организации и в ходе проведения мероприятий по технической подготовке и вождению всемерно использовать опыт
войн и военных конфликтов, особенности использования бронетехники при выполнении миротворческих задач. С целью
определения знаний и умений личного состава в вопросах технической подготовки разрабатывать квалификационные тесты.
Изучать и внедрять опыт подготовки сводных экипажей для вывода техники из консервации и с мест длительной стоянки, а также
применения вооружения и военной техники в особых условиях.
Изучать живучесть машин.
Техническая подготовка в батальоне планируется командиром и штабом при непосредственном участии заместителя
командира по вооружению.
В батальоне на основании указанных документов рекомендуется составлять поурочную программу технической подготовки,
в которой отражаются: наименование тем и занятий, виды занятий, количество часов, последовательность отработки по месяцам с указанием номеров отрабатываемых нормативов.
В соответствии с поурочной программой командиры рот
и их заместители по вооружению составляют расписание занятий на неделю.
Качество планирования, организация и методика проведения мероприятий по технической подготовке, состояние учебноматериальной базы, а также уровень подготовки личного состава
проверяется старшими начальниками (комиссиями) с учетом требований руководящих документов на данный период обучения.
Обучение личного состава проводится в парках, на машинах
учебно-боевой группы, на учебно-тренировочных средствах
и учебных классах.
Учебный материал излагается в соответствии с установленной методикой, техническими описаниями, руководствами, инструкциями и требованиями руководящих документов.
Содержание занятий должно обеспечивать наращивание
знаний и практических навыков, полученных обучаемыми в учебных центрах и в ходе занятий по боевой подготовке.
Совершенствование практических навыков личного состава подразделений по технической подготовке осуществляются в ходе плановых занятий по боевой подготовке, в том числе
в ходе учений и стрельб, при проведении планового обслуживания машин.
Основное внимание на занятиях уделяется закреплению
знаний по правилам эксплуатации машин и совершенствованию
навыков по их техническому обслуживанию, выполнению регулировочных работ и устранению неисправностей (ремонту).
Содержание занятий с учетом выделенного программами
количества часов изменяется руководителями в зависимости
от категории обучаемых, что отражается в планах их проведения.
Для изучения с личным составом вооружения и военной техники используются групповые и практические
занятия.
Групповые занятия проводятся с целью изучения устройства бронетанкового вооружения и военной техники, а также
организации их использования и ремонта. Основным методом
проведения групповых занятий в классах, а также на образцах
машин, является объяснение с показом на материальной части.
В зависимости от состава и подготовленности обучаемых может
использоваться в ходе групповых занятий метод беседы.
Практические занятия проводятся с целью освоения бронетанкового вооружения и военной техники, овладения мето-
18
дами их применения, эксплуатации и ремонта; выработки практических навыков выполнения работ по использованию машин
и устранению неисправностей (ремонту). Основным методом
и главным содержанием практических занятий является практическая работа обучаемых. Занятия могут проводиться также методом тренировок.
Качество занятий по технической подготовке зависит
от личной подготовленности руководителя, инструкторов
и обучаемых, а также от подготовки материального обеспечения занятий.
Руководитель занятия обязан:
в совершенстве знать материальную часть, правила эксплуатации, хранения и войскового ремонта штатных (закрепленных)
машин, уметь образцово выполнять все необходимые практические работы с помощью табельного оборудования в установленное нормативами время;
представлять задачи и цели обучения различных специалистов с учетом планов повышения их квалификации и уровня подготовленности личного состава, знать программу и тематический
план технической подготовки;
систематически работать над повышением уровня своих знаний и методической подготовки, следить за издаваемой литературой, изучать передовой опыт эксплуатации машин в условиях
мирного и военного времени;
заблаговременно готовить к занятиям материальное обеспечение, накануне занятия контролировать его исправность;
своевременно разрабатывать и представлять командиру
на утверждение план (план-конспект) проведения занятия;
строго следить за соблюдением установленных на занятии
требований безопасности.
Опыт показывает, что руководитель должен готовиться к проведению занятия в следующей последовательности:
изучение и выписка из программы боевой подготовки наименования темы и содержания занятия;
изучение учебного материала;
методическая подготовка к занятию;
разработка и утверждение плана проведения занятия;
проверка самостоятельной подготовки обучаемых;
проверка материального обеспечения занятия;
проведение инструктажа старших на учебных местах (при
необходимости).
При изучении программы боевой подготовки необходимо
определить учебные вопросы занятия в соответствии с выделяемым на них учебным временем. Затем приступить к изучению
соответствующих разделов руководств, наставлений, инструкций
и дополнительной литературы. Изучить и законспектировать
требования приказов и директив по эксплуатации машин, изучить методические разработки по данной теме, опыт Великой
Отечественной войны и опыт действия войск при выполнении
ими миротворческих задач, практику боевой подготовки и передовой опыт эксплуатации машин в части.
При выборе литературы целесообразно посоветоваться
с опытными офицерами технических служб.
В ходе изучения учебного материала использовать соответствующее вооружение и технику, а также планируемые для
использования на занятии наглядные пособия и другие средства обучения. При этом проверить и убедиться, что материальное обеспечение занятия позволит качественно выполнить
учебные цели.
Армейский сборник
БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
Приложение 1
ПОДГОТОВКА РУКОВОДИТЕЛЯ ЗАНЯТИЯ
Подготовка учебного
оборудования и др. мат.
средств
Личная подготовка
руководителей
на учебных местах
1. Проверка наличия и
исправности УМТБ
2. Подготовка техн.
документации и методич.
пособий
3. Подготовка инструмента
4. Подготовка
эксплуатационных
материалов
1. Глубокая проработка
материала по теме
2. Методические занятия
3. Составление
плана-конспекта
Личная подготовка
помощников
руководителей
1. Постановка задачи на
подготовку к занятию.
2. Определить тему и место
проведения занятия
3. Довести порядок и метод
проведения занятия
4. Инструктаж
руководителей на
учебных местах
Накануне занятия проверяются готовность учебных мест к занятию (их оснащение
необходимым инструментом, эксплуатационными материалами, технической
документацией и методическими пособиями)
Объем и уровень подготовки руководителя должен обеспечить свободное владение материалом, умение наглядно демонстрировать устройство и взаимодействие узлов, агрегатов,
приборов и систем машины, отвечать на характерные вопросы
обучаемых. Готовясь к занятию, необходимо лично проделать все
практические приемы работ, чтобы их показ обучаемым был образцовым.
Практические работы целесообразно выполнять на машинах, которые реально требуют соответствующего технического
обслуживания, эксплуатационных регулировок и устранения
неисправностей. На машинах, выделяемых для практических занятий, целесообразно вводить наиболее характерные неисправности. Обучаемые должны обнаружить и устранить введенные
неисправности, не допуская при этом вывода из строя материальной части. В отдельных случаях допускается использование
действующих учебных стендов машин и их агрегатов.
Организация, материальное обеспечение и методика проведения практических занятий на машинах должны обеспечивать
выполнение каждым обучаемым всего объема работ, предусмотренных планом занятия.
Все содержание занятия руководитель должен знать на память, а планом-конспектом пользоваться лишь в целях контроля
последовательности изложения учебных вопросов и распределения учебного времени.
Методическая подготовка руководителя заключается
в определении всех организационных вопросов занятия, подборе приемов проведения вводной и заключительной частей занятия, тщательном продумывании методики объяснения материала
основной части занятия. В процессе методической подготовки
руководитель проводит инструктаж помощников, привлекаемых
для обучения личного состава на учебных местах, контролирует
самостоятельную подготовку обучаемых. В процессе методической подготовки руководитель обязан продумать весь ход занятия и разработать план его проведения.
За два дня до начала занятия представить план непосредственному командиру (начальнику) на утверждение.
В титульной части плана проведения группового занятия
указываются наименования темы и занятия, его цели, время
проведения занятия, метод и место занятия, материальное
обеспечение и перечень используемой руководителем занятия литературы.
В графах основной части плана отражаются учебные вопросы и их краткое содержание; время, выделяемое на учебные вопросы; методические указания по их отработке.
В планах проведения практических занятий указываются,
кроме того, действия обучаемых и руководителя и график отработки учебных вопросов по заданиям.
При организации самостоятельной подготовки обучаемых
к занятию следует выдать им задания. Поставить задачи по повторению объема работ технического обслуживания и технологии
выполнения регулировочных операций, изучению условий выполнения нормативов. По этим же вопросам целесообразно проверять готовность обучаемых к занятию в начале его проведения.
Материальное обеспечение занятия проверяется
на предмет его исправности и укомплектованности. Особого
внимания требует подготовка материальной части к практическим занятиям. Выделяемые машины должны быть чистыми
и укомплектованными. Накануне занятия проверяются все рабочие места, их оснащение необходимым инструментом и приспособлениями, эксплуатационными материалами и технической
Сентябрь 2014
19
документацией. Инструмент и приспособления, используемые
в процессе работ согласно техническим картам, вынимают
из ящиков и раскладывают на стеллажах рядом с машинами. Проверяются наличие и исправность средств пожаротушения.
При проведении инструктажа помощников руководителя
занятия необходимо продемонстрировать на подготовленных
учебных местах правильные практические действия, которыми должны овладеть обучаемые, объяснить методику обучения
личного состава, сообщить требования безопасности на учебных местах.
Каждое занятие состоит из вводной, основной и заключительной частей.
Во вводной части занятия руководитель должен принять
рапорт командира подразделения (старшего группы), поздороваться с личным составом, провести осмотр внешнего вида,
отдать указание по устранению замеченных недостатков. Отсутствующих отметить в журнале боевой подготовки. Напомнить
тематику предшествующего занятия.
Для проверки готовности обучаемых к занятию руководитель занятия должен: объявить контрольные вопросы и заслушать ответы на них. При необходимости использовать материальную часть, оборудование класса, доску и другие средства
контроля. Вопросы для повторения пройденного материала следует продумать и подобрать заранее. Целесообразно, чтобы они
носили проблемный характер. При подведении итогов контроля
необходимо дать оценку ответов и действий обучаемых в форме
выводов об их знаниях и умениях, сопровождать их рекомендациями по доработке материала. Возможно выставление за ответы
оценок в журнал.
В последующем руководитель объявляет тему, цель занятия,
порядок его организации и проведения. Напоминает требования
безопасности. Для активизации аудитории, учебные цели ставит
в форме задач обучаемым, формулирует, что они должны знать,
какие приемы и действия освоить и т. п. На проведение вводной
части следует выделять 10 минут.
В основной части занятия излагаются (или отрабатываются)
учебные вопросы темы. На это затрачивается большая часть отведенного времени.
Изложение материала при изучении систем, механизмов
и агрегатов проводить в следующей последовательности: наименование агрегата (системы), расположение его в машине, назначение, общая характеристика, устройство и работа, правила
пользования агрегатом (системой), регулировки и объем работ
по техническому обслуживанию, возможные неисправности
и причины их возникновения.
При объяснении расположения агрегата в машине необходимо показать его крепление и соединение с другими агрегатами
(механизмами). Изучаемые боевая и техническая характеристики
должны включать наиболее важные показатели.
При изучении устройства агрегата (системы) использовать
материальную часть, наглядные пособия и схемы, слайды, диафильмы и другие технические средства обучения.
При изложении объема, последовательности и порядка проведения работ по техническому обслуживанию необходимо использовать оборудование класса эксплуатации машин.
При изложении неисправностей агрегатов, механизмов
и систем необходимо соблюдать последовательность: наименование, признак, причина, способ предупреждения и порядок
устранения.
20
Трудоемкость работ на всех учебных местах практических
занятий должна быть одинаковой, а содержание и последовательность выполнения работ должны исключать для обучаемых
создание взаимных помех.
Выполнение практических работ (по видам обслуживания
и нормативам) учитывается в журналах боевой подготовки.
В заключительной части занятия в течение 5 минут руководитель должен ответить на вопросы обучаемых, подвести
итоги занятия, поставить задачу на самоподготовку, сообщить
тему и место проведения следующего занятия. При подведении
итогов дается оценка работы обучаемых, степень выполнения поставленной им цели, отмечается активность, успеваемость и организованность личного состава.
Кроме руководящих документов по организации технической подготовки, командиры подразделений используют техническую литературу и пособия для подготовки к занятиям и проведению различных технических
мероприятий:
1. Методические пособия по технической подготовке.
2. Пособие «Учебно-методические основы организации
процесса подготовки курсантов в учебных подразделениях с применением принципов планомерного и поэтапного
привития знаний и навыков».
3. Техническое описание и инструкция по эксплуатации
объекта.
4. Руководство по войсковому ремонту машин.
5. Техническое обслуживание бронетанкового вооружения и техники.
6. Электрооборудование и автоматика бронетанковой
техники.
7. Руководство по подвижным средствам обслуживания,
ремонта и эвакуации.
8. Руководство по хранению бронетанкового вооружения и техники.
Характерными недостатками в организации и проведении занятий по технической подготовке являются
следущие:
обучение личного состава не всегда проводится в парках,
на машинах учебно-боевой группы.
основное внимание на занятиях не уделяется закреплению
знаний по правилам эксплуатации машин и совершенствованию
навыков по их техническому обслуживанию, выполнению регулировочных работ и устранению неисправностей (ремонту);
для изучения с личным составом вооружения и военной техники не используются групповые и практические занятия;
руководитель занятия не деляет должного внимания уделяет
его подготовке;
не уделяется должного внимания занятиям в самостоятельной подготовки обучаемых;
перед началом занятия не проводится контрольный опрос
обучаемых;
личный состав не обеспечен учебной литературой согласно
требованиям руководящих документов;
нет наглядных пособий и учебных стендов промышленного
изготовления;
личный состав, призываемый из военных комиссариатов
на должности механиков водителей на 70–75 проц., не имеет технических навыков и заинтересованности в обучении по специальности.
Армейский сборник
ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
А. РАКОВ
ДЕСАНТНИК –
ЭТО ПРОФЕССИОНАЛ
Проблемы подготовки и пути повышения эффективности обучения
специалистов для Воздушно-десантных войск РФ
Августовская война 2008 г. с Грузией ярко продемонстрировала, что,
несмотря на все реформы, ВДВ остаются самыми боеспособными войсками России. Тем не менее воздушнодесантные войска к концу 2009 г. были
сокращены до рекордно низкой отметки в 35 тысяч человек (из них 4 тысячи офицеров). Вдобавок ко всему
десантников фактически лишили их
собственного военного учебного заведения — Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища.
Не секрет, что в среде ветеранов ВДВ «мероприятия»
в отношении воздушно-десантных войск, не пользуются популярностью. Это вполне закономерное явление, поскольку
помнятся и другие времена, когда десантные войска были
реальными символами победы в бою. Реалии нынешней политической обстановки скорее подтверждают это мнение,
чем опровергают. К тому же боевой опыт многих офицеров-десантников позволяет им усомниться в необходимой
боевой эффективности нынешних «оптимизированных»
формирований.
В 1980-е гг. в Рязанское воздушно-десантное
училище, конкурс составлял 18 человек на место
(до 2010 года — 5–6 человек на место). Попасть туда, а потом еще и учиться было очень тяжело. Подготовка заключалась не только в учебе, но и воспитании курсантов, будущих
офицеров, как особой военной общности. Им прививали
дух исключительности, особого «десантного шовинизма».
Возможно, что это не нравилось кому-то ни тогда, ни сейчас,
но тот факт, что офицеры и рядовой состав, воспитанные
на такой идеологии, чрезвычайно эффективны в боевой ситуации, неоспорим.
Уход из рядов ВДВ многих офицеров в связи с оргштатными мероприятиями, особенно достигших 45 лет, горящих
желанием служить Отечеству и дальше, провоцирует и новые проблемы, такие, как нехватка опытных наставников
с боевым опытом для молодых офицеров. Отсюда и потеря
преемственности поколений.
Руководство Минобороны наконец-то утвердило программу непрерывной профессиональной подготовки командного состава Вооруженных Сил. Подзабытый лозунг
«Учиться, учиться и еще раз учиться», надеемся, очень ско-
Реформы и преобразования в Воздушно-десантных войсках России идут уже не первый год. То
затухая, то снова набирая обороты, они неизбежно становятся объектом для споров, дискуссий,
а то и прямых обвинений руководства Министерства обороны в преднамеренном развале «крылатой гвардии». Что же стоит за громкими словами
об «оптимизации штатов ВДВ», «повышении профессионализма», «росте боевой мощи»?
Н
акануне распада СССР в 1991 г. Воздушно-десантные
войска имели в своем составе 7 полнокровных дивизий и 11 десантно-штурмовых бригад, общей численностью около 80 тысяч человек. Последний год СССР стал
первым годом крупных потрясений для ВДВ. Выведенная
из Афганистана боевая 103-я Витебская дивизия влилась
в состав новообразованной белорусской армии, однако, после недолгих раздумий, белорусское руководство решило,
что содержать целую дивизию — роскошь. В итоге дивизия
быстро сократилась до размеров бригады.
В это же время независимому Узбекистану досталась
полностью укомплектованная 105-я Ферганская дивизия
ВДВ, что также стало концом ее как полноценной боевой
единицы.
В Российской Федерации в 1991 г. навсегда исчез
из списков частей 387-й отдельный парашютно-десантный полк. В 1992 г. были упразднены отдельные десантно-штурмовые бригады. Из 11 бригад осталось только 8.
Осенью 1994 г. была ликвидирована, пожалуй, самая знаменитая часть российских Вооруженных Сил — 345-й
отдельный парашютно-десантный полк. Общая численность ВДВ вследствие всех сокращений к 1996 г. упала
до 63 тысяч человек. В сентябре 1996 г. было принято решение сократить численность Воздушно-десантных войск
до 48 тысяч человек. За несколько последующих месяцев
было сокращено шесть десантно-штурмовых бригад. Весной 1998 года 104-я воздушно-десантная дивизия стала
31-й Ульяновской воздушно-десантной бригадой. Тогда же
была «ликвидирована» и 2-я бригада ВДВ.
К тому же социальные причины вынудили тысячи офицеров и сержантов с боевым опытом оставить службу.
Сентябрь 2014
21
ро станет определяющим в карьерном росте армейских
офицеров.
В некотором смысле программу непрерывной профессиональной подготовки командного состава можно назвать
революционной. Смысл нововведений в том, что каждому
повышению офицера по службе теперь должна предшествовать учеба в ведомственном вузе. Для каких-то должностей она ограничится кратковременным курсом. Для других — полным изучением образовательной программы.
Посадить за парту хотят не только лейтенантов с капитанами. Какое-то время побыть школярами предстоит и генералам, если они метят, к примеру, в командующие общевойсковой армией.
Новую образовательную практику в армии планируют
ввести с будущего года. Тогда же ведомственные вузы перейдут на так называемую болонскую систему обучения. Уже
привычная для многих российских институтов и университетов трехуровневая подготовка специалистов теперь пропишется и в Вооруженных Силах.
В основу военно-образовательной пирамиды ляжет армейский бакалавриат. Чтобы получить диплом и степень бакалавра, нужно будет закончить 4-годичный курс института
или училища Министерства обороны. Их выпускники займут
самые массовые первичные офицерские должности в войсках. Главным образом — командиров взводов и батарей.
Для службы на высокотехнологичных постах и командных должностях среднего уровня решено готовить специалистов. Эта вторая ступень болонской системы, и обслуживать ее предстоит военным академиям и университетам.
Образовательная программа там рассчитана на 5 лет учебы. Наконец, диплом военных магистров получат старшие
и высшие офицеры после двух лет подготовки в Академии
Генштаба.
На первый взгляд, ничего выдающегося в этой схеме нет.
Примерно так же действовала военно-образовательная система советской поры. С единственной разницей — о бакалавриате, специалитете и магистратуре большинство офицеров тогда ничего не слышали.
Зато они точно знали: хочешь дослужиться до командира полка или начштаба дивизии, нужно прежде получить белый академический ромбик. Метишь в генералы, добивайся
учебного места в Академии Генштаба.
Новая система трехуровневого образования в некотором смысле выглядит более демократичной. Ведь, как
утверждают в Минобороны, диплом магистратуры, специалитета и бакалавриата открывает военным путь для карьерного роста не только в строю, но и на гражданке. Если
не сложилась судьба в армии, то эта универсальная «корочка», вроде бы должна помочь в трудоустройстве на штатском поприще.
Как это сегодня выглядит на практике, сейчас сказать
трудно. Когда-то гражданская профессия командира взвода именовалась «специалист по эксплуатации автотракторной техники». Звучала она неказисто, зато была востребованной. Отставного военного, даже в чине лейтенанта,
охотно брали на инженерную должность. Будут ли уволенные армейские магистры в условиях рынка и жесткого конкурсного отбора пользоваться таким же спросом, — это
еще вопрос.
22
Зато не вызывает вопросов внедренная в армии многоуровневая система доподготовки офицеров. Ее разработчики говорят, что для каждой военно-учетной специальности она своя — не только по объему изучаемого курса,
но и по времени обучения.
Главное, на что сегодня надеются все — это то, что процесс доподготовки кадрового состава Вооруженных Сил
станет непрерывным. А карьерный рост «через учебу» превратится в дополнительный стимул не только для молодых,
но и видавших виды офицеров.
Как автор статьи, сразу отмечу, что в той ситуации, которая сейчас сложилась в целом в ВДВ, не следует искать
только один негатив. Именно в последнее время, наконец,
начал решаться целый ряд проблем, ранее не решавшихся
годами. Проще говоря, с определенными оговорками, мы
все же двинулись вперед после долгого топтания на одном
месте. Я бы даже сказал, что современная ситуация внушает
свою долю оптимизма.
Прежде всего, надо отметить, что сдвинулись с мертвой
точки вопросы оплаты труда офицеров, получения офицерами жилья, причем не только ведомственного. Удалось,
наконец, наладить качественное снабжение подразделений всем необходимым — от обмундирования до питания.
Теперь многие офицеры, даже придя из училища, получают служебную квартиру, а по уходу со службы по выслуге
лет, — взамен служебной ему предоставляется новая квартира, на этот раз уже в личную собственность.
Кроме того, практически на всех уровнях воинских
формирований создана хорошая материальная база, есть
прекрасные полигоны, стрельбища. Наконец-то появилась
возможность проводить полноценные учения с боевыми
стрельбами, с десантированием людей и техники, привлечением военно-транспортной авиации. Так что сейчас есть
возможность осуществлять боевую подготовку с полной
нагрузкой.
Кстати, теперь снабжение продовольствием осуществляется частными лицами, они же занимаются приготовлением пищи. Могу сказать, что жалобы солдат на недоедание и полуголодную жизнь давно ушли в прошлое. И это
огромный плюс!
Условия проживания солдат несравнимы с теми, что
были еще лет десять назад. О таких казармах, в которых
сейчас живут солдаты, можно только мечтать. По сути, это
скорее общежития, чем казармы. В кубриках живут по три
человека, у них есть свой отдельный туалет, душевая с постоянной горячей водой, сушилка.
Любой человек должен понимать, что при сравнении уровня подготовки контрактников и солдат срочной службы приоритет будет отдаваться контрактникам. С контрактниками во многих вопросах работается
намного легче. Им не надо объяснять, как должен быть
оборудован наблюдательный или командный пункт, как
ставить палатки, чтобы в них не просачивалась вода. При
выходе на боевые операции в горы контрактник уже знает, что и сколько ему нужно брать с собой, и как это все
потом применять. Например, контрактник заранее позаботится о такой, казалось бы, мелочи как дополнительная
пара носков, чистое белье, средства гигиены, поскольку
понимает, что в горах грязь и сырость — это обычное
Армейский сборник
ВОЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
дело. Контрактники механики-водители боевых машин
досконально знают свою технику. Срочники в силу своего возраста, максимализма и неопытности часто этого
не понимают, отсюда переохлаждения, болезни, потери.
Да и в боевой обстановке командовать контрактниками
значительно проще, чем срочниками.
Но почему в Российской армии нет формирований,
полностью укомплектованных контрактниками? Я бы
отметил тут совокупность факторов. Один из важнейших — это вопросы финансирования. Государство так
и не смогло создать такие условия, при которых был бы
обеспечен приток в части подготовленных солдат, желающих продолжить службу. Сейчас зарплата контрактника
составляет порядка 12–15 тысяч рублей в месяц. Этого
мало, хотя сейчас у контрактника появилась возможность
взять льготную ипотеку и после окончания контракта получить заслуженное жилье. Отсутствие материальной заинтересованности все же играет свою негативную роль.
Впрочем, нельзя однозначно утверждать, что желающих
служить по контракту в ВДВ нет.
Следует отметить и уровень подготовки кадров, желающих служить в ВДВ. К нам приходят служить часто люди
из самых разных родов войск: танкисты, пограничники, мотострелки — кто угодно. Столь пестрый состав в свою очередь нуждается в специфической системной подготовке,
характерной только для ВДВ. Это требует дополнительных
затрат времени и средств. Следует отметить, что далеко
не все солдаты и сержанты контрактной службы, даже прошедшие у отбор, соответствуют предъявляемым требованиям, в том числе и моральным. Бывает, что приходится
со временем избавляться от дискредитировавших себя контрактников.
Рядовой состав по призыву сейчас служит всего год,
причем три месяца они находятся в «учебке». В сложившихся условиях приходится корректировать программы
подготовки таким образом, чтобы научить солдата четко исполнять свои обязанности: стрелять, водить, прыгать с парашютом, уметь укладывать этот самый парашют, действовать индивидуально и в составе подразделения. Но успех
тут может быть только частичный. Офицеры уже пришли
к твердому убеждению, что за семь месяцев подготовить
из солдата-срочника настоящего специалиста, нереально.
Слишком многому надо научить солдата.
Так, механик-водитель БМД по действующей программе должен выполнять массу нормативов: стрелять, водить,
прыгать с парашютом и т. д. Идея хорошая, но в современных условиях, на обучение его собственной специальности,
т. е. высококлассному вождению, выделяется недостаточно
времени. Поэтому, солдаты-срочники за год службы не становятся настоящими специалистами. Тем более что новое,
достаточно сложное вооружение периодически поступает
в части. Полноценно освоить те же БМД-4 срочникам зачастую просто не под силу. Как альтернатива — должности
специалистов, таких, как тот же механик-водитель, надо заполнять контрактниками.
Необходимо понимать и еще одну специфическую деталь. Служить, как в ВДВ, так и в любые другие войска зачастую попадают люди, невысокого образовательного уровня,
из социально неблагополучной среды. При этом заметна
ежегодная тенденция к снижению общего уровня развития
у рядового состава. Людей с высшим образованием или обладающих каким-то уровнем подготовки, скажем, технической, попадает в войска все меньше. Много людей вообще
приходит без образования. В рамках реформирования Вооруженных Сил осуществляется переход к централизованной системе подготовки младших специалистов в новой
организационно-штатной структуре.
Подготовка специалистов должна осуществляться
в учебных частях, в данном случае для ВДВ — в Учебном
центре Воздушно-десантных войск, где качество процесса обучения определяется прежде всего эффективностью.
В эту категорию входит и экономия материальных средств.
Например, внедрение в центре новых тренажеров для обучения позволяет центру в ходе периода обучения экономить топливо и боеприпасы на миллионы рублей.
В зимнем периоде обучения нынешнего года учебные
подразделения учебного центра приступили к подготовке
младших командиров и специалистов по программам, предусматривающим трехмесячный срок обучения.
В Учебном центре определена строгая последовательность в организации учебного процесса. Подготовка курсантов начинается с получения ими необходимых
теоретических знаний. Начальные практические навыки
приобретаются при проведении теоретических занятий,
занятий в компьютерных классах, на тренажерах, в огневых городках, после чего курсанты приступают к занятиям
на технике, закрепляют и совершенствуют практические
навыки и умения.
Основным принципом подготовки курсантов является последовательное и поэтапное обучение от простого
к сложному. На первоначальных его этапах даются необходимые теоретические знания, приобретаются начальные
практические навыки на учебно-тренировочных и технических средствах, которые в последующем совершенствуются
на технике учебно-боевой группы в ходе систематических
занятий и тренировок с использованием штатной боевой
техники и оружия.
Обучение на тренажерах максимально облегчает освоение ВВТ в условиях моделирования современного боя.
Благодаря этому у обучаемых вырабатываются точные и координированные практические навыки и умения. Применение тренажеров позволяет разделить сложные элементы
на простые действия для их последовательного освоения
с постепенным усложнением условий тренировки. Появляется возможность немедленной объективной оценки
качества выполнения приемов управления, фиксации допущенных ошибок, одновременного показа правильных
действий и повторения упражнения до безошибочного
его выполнения. Более рационально используется учебное
время за счет сокращения переездов на учебные объекты,
затрачивается гораздо меньше усилий для подготовки материальной части. Также достигается полная безопасность
обучения, позволяющая расширить самостоятельность действий и решений обучаемого в критических и аварийных
ситуациях, что не допускается на штатных боевых машинах.
И самый очевидный результат оптимизации — сокращение
расхода моторесурса и уменьшение напряженности эксплуатации боевой техники.
Сентябрь 2014
23
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
В. БАБИЧ
СИСТЕМНОЕ
ОБОСНОВАНИЕ
НОВЫХ ПРОЦЕССОВ
При переходе к новому определению форм
военных (боевых) действий
Автор предлагает новые подходы к раскрытию
форм военных и боевых действий, вооруженной
борьбы. В основу концепции положено новаторское толкование сущности, содержания и субординации указанных процессов, а также факторов
и условий, влияющих на них. Сделана попытка
обосновать с общефилософских позиций механизм образования и изменения формы того или
иного процесса.
М
ы являемся свидетелями появления войсковых формирований с совершенно новой структурой (или, как
сейчас модно говорить, обликом) и боевыми возможностями. Объективной основой и причиной этого являются
создание и внедрение в войска принципиально новых средств
и систем поражения, защиты, маневра, управления. В таких условиях становится все острее задача научного предвидения
и обоснования порядка, способов и приемов боевого применения таких формирований, а в конечном итоге — форм
военных (боевых) действий (ФВ(Б)Д). Решение данной задачи
заключается в обеспечении возможности не только выбора для конкретных условий наиболее эффективной ФВ(Б)Д,
но и определения рационального направления в дальнейшем
совершенствовании сил и средств вооруженной борьбы. Это
совершенно справедливо отмечает доктор военных наук Владимир Васильевич Барвиненко1. Хотя, конечно же, мы не можем забыть о конечной и главной задаче скорейшего освоения новых «форм» управления войсками.
Однако в деле заблаговременного и глубоко научного вскрытия новых ФВ(Б)Д обнаруживаются немалые трудности. Приходится в очередной раз и с сожалением констатировать: наша
военно-научная мысль значительно отстает от практики. На страницах военных газет и журналов дискуссия на обозначенную
тему ведется. Тем не менее особыми результатами мы похвастать
не можем, уж не говоря о прорывных. И одной из причин такого
положения является, как мы полагаем, устаревшая теоретическая
база. Это тормозит научные изыскания в области форм, порядка,
24
способов и приемов применения современных войсковых формирований.
Бросается в глаза, что почти во всех
дискуссионных материалах акцент делается именно на методы определения
этих форм. Предполагается, что с необходимой общетеоретической основой
обсуждаемой проблемы все ясно, она
отвечает потребностям дня и позволяет
выявить столь нужные методологические
«рычаги» для дальнейшего научного поиска. К сожалению, это совсем не так.
Именно поэтому наши авторитетные ученые, участники дискуссии, вынуждены возвращаться к «устоявшимся» определениям и понятиям и опираться на них в своих
рассуждениях, что и показал проведенный в июне Академией
военных наук круглый стол.
Исходя из этого, важно заострить внимание на методологии
научного определения ФВ(Б)Д. Однако наиболее актуальным
является вопрос единого, четкого и системного толкования понятия «военные (боевые) действия», которое тесно связано с понятием «вооруженная борьба». Такой подход позволит «… определить совокупность значений основных элементов содержания
военных действий…», то есть выйти на научно обоснованные
характеристики указанных элементов, затем на характеристики
(параметры) ФВ(Б)Д, а в конечном счете — на рекомендации, касающиеся способов и порядка боевого применения качественно
новых формирований, средств и систем.
Очевидно, в деле глубокого изучения того или иного процесса никак не обойти и другой, не менее важный вопрос об условиях и факторах, которые оказывают влияние на данный процесс.
Так какова же ситуация с пониманием, толкованием вышеуказанных процессов и явлений военной действительности и,
соответственно, базовых категорий военной науки? В различных
официальных источниках и документах, а также авторитетных
мнениях, звучащих в дискуссиях, существует разнобой. Автор
имел возможность изложить по этому поводу свои взгляды, выводы и предложения2, отличающиеся от общепринятых. Однако
до настоящего времени остается в силе постулат о том, что военные действия (ВД) — это процесс организованного примене-
Армейский сборник
ния определенных войсковых формирований на стратегическом
и оперативном уровнях, а боевые действия (БД) — на тактическом, оперативно-тактическом и почему-то снова (как и ВД) —
на оперативном3.
Казалось бы, какая разница, на какие уровни «разложить»
боевое применение войск и какими терминами его назвать: ВД
или БД. Но в условиях, когда такое деление есть, а ему не дается глубоких и системных обоснований (да к тому же в теоретическом плане игнорируется явление под названием «ВБ»),
в условиях некоторых неясностей и нелогичностей в «основах»
сложно говорить о глубоких системных подходах к определению форм как ВД, так и БД.
Если вдуматься в приведенную выше выдержку из энциклопедии, то мы неизбежно придем к выводу: на стратегическом
уровне, оказывается, БД нет. Проводится, допустим, стратегическая наступательная операция, но… без БД («не тот уровень»).
Значит, в ходе ее не ведутся бои, не наносятся удары, не осуществляется маневр. Парадокс состоит в том, что именно они составляют содержание БД в соответствии с официально принятыми
взглядами4. По логике понятие «БД» должно рассматриваться наряду с такими базовыми, как «ВБ», «война», «ВД». А между тем, оно
ставится на неясных основаниях в один ряд с понятиями «операция», «сражение», «бой», «удар». Мало того, получается, что БД
являются одной из форм все тех же… БД. К сожалению, на подобного рода «основах» продолжают строиться рассуждения о ФВ
(Б) Д и нынешних ученых.
Мы полагаем, что деление (в теоретическом плане) действий войск на поле боя (точнее — в той или иной сфере)
на «военные» и «боевые» — дело весьма искусственное, ненужное и уводящее военных теоретиков на не самый рациональный и плодотворный путь, в том числе и при решении задачи
по определению форм, как БД, так и ВД. Конечно, военные
и боевые действия — это реально существующие, но все же
качественно определенные и совершенно разные по сути и содержанию процессы. К ВД следует отнести испытания нового
оружия, формирование и размещение новых войсковых «единиц», мобилизацию подготовленных резервов и многое-многое
другое. А вот БД по своей сущности представляют собой двусторонний процесс организованного уничтожения (выведения
из строя) войск и различных объектов противника и в таком
качестве имеют место быть при любом оперативном (боевом)
применении войск, на любом уровне (масштабе) — от стратегического до тактического, в любой сфере: на суше, море, в воздушном и, возможно, воздушно-космическом пространстве.
А отсюда — и самые различные формы БД (ФБД).
По нашему мнению, постановка В. В. Барвиненко проблемы — как отличить «операцию» от «БД» — не совсем корректна.
Заметим, что именно Владимир Васильевич эти две категории
трактует как категории одного ряда и вида, т. е. как формы ВД.
Но найти между ними родо-видовую связь по принципу «процесс — его разновидность» довольно сложно. А посему предлагаем не тратить научную энергию на, мягко говоря, неактуальную
проблему поиска отличий, которые, например, формулируются
так: «операция — это заблаговременно спланированное боевое
применение войск (с чем надо согласиться), а БД — почти сплошной экспромт, «реагирование»; или: «они начинаются тогда, когда
срывается, оказывается неудачной операция, но при этом БД (при
их таком «стихийном» характере) могут вестись не только в тактическом, но и в стратегическом масштабе». Причем к этому «неор-
ганизованному» процессу якобы могут «привлекаться» даже все
вооруженные силы государства.
Спора нет, операция может развиваться не по изначальному
замыслу и плану, может «не состояться», но при этом мы считаем,
она «вырождается» и «трансформируется» не в БД как «более низкую форму ВД» (по терминологии В. В. Барвиненко), а во все те же
сражения, бои, удары и др. в районе неудавшейся операции,
но уже вне ее рамок. Поэтому предлагаем утвердится в «базовой» истине: выполнение войсками оперативных (боевых) задач
как в ходе операции, так и вне ее — это «насквозь» ведение БД,
самого по себе качественно определенного процесса, а не как
«более низкой и менее эффективной формы ВД». При этом и они
(БД) могут быть различных видов и форм. И оказывается, что операция — это одна из форм организованного боевого применения войск. А БД — это процесс, лежащий в основе такого применения и являющийся его стержнем.
Очевидно, что в оперативно-тактическом смысле потребности в понятии «ВД» не обнаруживается. Оно, конечно, необходимо, но за ним стоят не боевые, а несколько иные процессы
и действия. Кстати, в этом отношении показательны материалы
в журнале «Воздушно-космическая оборона», касающиеся хода
Афганской войны, а именно — донесения Маршала СССР C.
JI. Соколова министру обороны Советского Союза Маршалу СССР Д. Ф. Устинову. Они печатаются регулярно, начиная
с 2010 года. Так вот, ни в одном документе ни разу не употреблено понятие «ВД», только «БД». А ведь это отчеты о проведении
операций самого разного масштаба и характера. И отчеты профессионала…
Все вышесказанное позволяет сделать вывод: «стартовые»
усилия необходимо сосредоточить на раскрытии и научном
обосновании форм именно БД (а не ВД с весьма искусственным
«притягиванием» к ним первых). Для этого неизбежно придется
выработать новый теоретический подход к содержанию данного процесса. Наше же мнение по данной проблеме известно
военно-научной общественности, и оно за прошедшие годы
не изменилось. Так, мы предлагаем понимать, что БД как двусторонний процесс весьма специфического воздействия войсками
противников друг на друга в себя включает:
поражение (т. е. воздействие на войска и различные объекты
противника поражающими факторами оружия);
защиту (от поражающего воздействия противника);
маневр (средствами, огнем…);
управление силами и средствами (в том числе их защитой,
маневром, огнем и т. п.).
И здесь следует обратить внимание на такой существенный
момент: данные «пункты» являются не чем иным как признаками
БД. Они, во-первых, характеризуют именно данный процесс и тем
выделяют его среди других и, во-вторых, представляют из себя
внешнее проявление различных ФБД.
Главным и определяющим для появления новой ФБД является массовое внедрение в войска средств (систем) поражения
(попросту говоря — оружия) с принципиально новыми поражающими факторами, открывающими новые возможности по выведению из строя объектов, личного состава, техники. А это, в свою
очередь, стимулирует, можно сказать, провоцирует совершенствование средств (систем) защиты, маневра, управления. Оружие и «прошло путь» от простого копья (с его поражающим фактором под названием «механический удар») до лазерного оружия
(с поражающим фактором «тепловой импульс»).
Сентябрь 2014
25
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
О ВБ мы скажем ниже. Сейчас лишь
заметим, что одновременно и параллельно развивались и усложнялись организационные формы боевого применения
войск, то есть появлялись новые формы
воруженной борьбы: от побоища (битвы)
до операции общевойсковой, воздушнокосмической и т. п.
Таким образом, в нашем понимании,
ФБД — это применяемые войсками противников способы и приемы поражения
в совокупности со способами и приемами
защиты, маневра и управления, которые
осуществляются в интересах поражения.
Следующей важнейшей задачей
на пути выявления ФБД является глубокое осмысление тех факторов и условий,
которые безусловно оказывают влияние
на «функционирование» составных элеРис. 1. Факторы и условия, влияющие на формы боевых действий
ментов (частей) содержания БД и во мнообразования той или иной формы процесса. О проблеме выявлегом предопределяют ту или иную ФБД (см. рис. 1).
Анализ и сопоставление необходимых данных позволит нам ния такого механизма как раз и упоминал В. Н. Калашников.
В связи с этим мы не можем согласиться с позицией авторскоопределиться в общенаучном плане с существующими и перспективными ФБД, в т. ч. с их обоснованными, конкретными го коллектива во главе с доктором военных наук М. Г. Валеевым6,
и устойчивыми (типовыми) характеристиками.
который утверждает, что «… элементы содержания… формируНет сомнения, всякий научный поиск невозможен без нали- ются из… условий и факторов» и что они (т. е. элементы) «не имечия определенного логико-философского основания. Поэтому ют специфического (типового) внешнего выражения». Не можем
обратимся к имеющей, по нашему мнению, принципиальное зна- согласиться тем более с идеей, что «основные (устойчивые) элечение мысли и своего рода методологической установке доктора менты действий разные». Даже из приведенного упомянутыми
военных наук В. Н. Калашникова. Он в своих подходах к известной авторами примера о способах борьбы с СВКН (т. е. фактически —
проблеме считает, что важно выявить не только структуру содер- о ведении БД по уничтожению воздушно-космических целей
жания процесса с его внешним выражением, но и внутреннюю противника) можно установить, что в действительности в том или
организацию этого содержаниях5. А мы под внутренней органи- ином случае изменяются роль, место, соотношение элементов
зацией содержания какого-либо процесса понимаем, во-первых, содержания, изменяются силы, средства (как один из факторов),
его структуру как совокупность основных устойчивых элементов способы и приемы их применения. А вот основные (устойчивые)
(частей) и, во-вторых, систему характерных взаимосвязей и взаи- элементы содержания БД в принципе одни и те же, будь то борьмообусловленностей между ними.
ба с СВКН противника или ведение наступления танковым батаВажно отметить: «набор» составных устойчивых элементов, льоном: поражение, защита, маневр, управление.
частей в содержании того или иного процесса постоянен. ПоТаким образом, напрашивается вывод: для военных мыслистоянен и общий характер их взаимосвязей. В этом и заключает- телей очень важно прийти к единому знаменателю, в том числе
ся качественная определенность процесса во всех его формах. и в общефилософских подходах к проблеме, в частности — к выНо внутренняя организация содержания имеет свойство из- явлению, объяснению «механизма» возникновения той или иной
меняться в обеих частях в определенной степени. Изменяются, ФБД. Ну а если в основе этих подходов лежат и превалируют идеи
в частности, место и роль (значимость) устойчивых элементов неопределенной множественности основных элементов содер(частей) содержания относительно друг друга. Взять для приме- жания БД и отсутствия их «специфического (типового)» внешнего
ра хотя бы соотношение поражения и маневра при действиях выражения, то тогда наши усилия по выявлению и объяснению
войск в наступлении и обороне. Изменяются и «приоритетности» форм таких действий обречены быть сведенными на нет. И тут
взаимосвязей между ними. Указанные изменения во внутренней не выручат никакие рассуждения о зависимости формы от содерорганизации содержания процесса как раз и обусловливаются жания и об относительной самостоятельности этой самой «форвлиянием (воздействием) на него соответствующих факторов мы». И если В. В. Барвиненко справедливо полагает, что проблемы
и условий, в которых происходит процесс.
состоит в выборе критериев соотношения содержания и формы
В конечном счете изменение известной формы процесса военных действий, то для упомянутого авторского коллектива
(будь то БД, ВБ или какой-либо другой), а также появление новой проблемой является, что принимать за основные элементы соформы является результатом существенных изменений, произо- держания военных (боевых) действий.
шедших в его внутренней организации под воздействием также
Понятно, что называть, перечислять ФБД — дело неблагодарсущественно изменяющихся условий и факторов. В случае с БД ное. Но мы не можем согласиться с такой сентенцией В. В. Барвив роли одного из важнейших факторов как раз и выступает по- ненко: «… Соединения и части ведут боевые действия в форме
стоянно совершенствующееся оружие (то есть средства пораже- боевых действий». Заметим, что при этом соединения и части
ния). Как нам видится, именно таким является общий «механизм» действуют на поле боя в форме соединений и частей. И так будем
26
Армейский сборник
«двигать» военную науку и в следующие 20 лет. Еще труднее согласиться с позицией В. Н. Калашникова, что «формы военных действий становятся более ясными и понятными, если за основу их
содержания принимаются силы и средства вооруженной борьбы
противоборствующих сторон…». Приведем в качестве примера
процесс рытья канавы. Если принять за истину вышеуказанную
позицию В. Н. Калашникова, то получается, что процесс рытья канавы включает в себя в качестве элементов (частей) его содержания не только погружение лопаты в землю, отбрасывание земли
и т. д., но и… рабочего («сила»), и лопату («средство»).
С нашей точки зрения, гораздо понятнее следующий подход: за «основу содержания» какого-либо действия должны
приниматься элементы, части этого действия; любой процесс
складывается из составляющих его «маленьких процессов».
А «силы и средства» — это первоисточники, движущие силы,
проводники и факторы действия, процесса, но никак не само
действие или процесс. Другое дело, что состав сил и средств,
их количественно-качественные характеристики самым непосредственным образом влияют на масштаб, характер и другие
показатели (параметры) процесса или действия, а в конечном
счете — на его форму. В нашем же случае (а мы ведем речь о БД),
такими силами и средствами являются «соорганизованные»
личный состав (с его морально-боевыми качествами) и оружие
(с его поражающими факторами).
Вот на такие логические и, соответственно, методологические основы мы и ориентируемся, предлагая, в частности, свое
понимание содержания БД. В ином случае и новому, молодому
поколению военных ученых в стремлении выработать стройную
систему предвидения и обоснования ФБД неизбежно придется натыкаться на «устоявшиеся» положения типа: бой (как одна
из форм боевого применения войск) представляет собой согласованные огонь, удар и маневр. А ведь удар сам по сути включает
в себя огонь и маневр (будь то удар войсками, удар ракетно-ядерный, бомбо-штурмовой, артиллерийский). Мы уже не говорим
про термин «огонь». При наличии ядерного оружия, лазерного,
пучкового и разного другого со «специфическими» поражающими факторами понятие «огонь» выглядит сегодня слишком узко,
неполно, упрощенно.
По нашему убеждению, БД и ВД — это качественно совершенно разные процессы. Определяющим признаком ведения БД
на любом поле боя является применение войсками противоборствующих сторон своего оружия, т. е. средств (систем) поражения
с их поражающими факторами. Нет поражающего воздействия —
нет БД. И нам поэтому не понятно, почему упомянутый авторский
коллектив трактует в качестве ФБД (причем новых — «в свое
время») специальный боевой полет без применения средств по-
ражения, а также разведывательно-информационные действия.
И то и другое, выполняемое в мирное время (т. е. вне ВБ), полагаем, является собственно ВД. Если же они имеют место в ходе ВБ,
то это уже мероприятия по обеспечению БД, например, авиации.
Для нас это очевидно. Как очевидно и то, что вскрытие сущности, содержания и форм ВД (при четком их отмежевании от БД
и ВБ) — объемный и необходимый пласт военно-научной работы,
который призван ликвидировать существующую ныне путаницу
во взглядах на ВД и БД, а также на их формы.
Казалось бы, на этом разговор можно и завершить. Но дело
в том, что, на наш взгляд, БД невозможно «оторвать» от другого
процесса — от ВБ. И, следовательно, наши научные дискуссии
(о формах) далеко не исчерпываются. Необходимо подчеркнуть: ВБ и БД (так же, как и ВД) ни в коем случае не процессы«близнецы», а соответствующие понятия — не синонимы.
Но ведь позиция некоторых весьма авторитетных ученых именно такова. И становится понятным, почему вопрос о выработке
системы в раскрытии и предвидении форм именно ВБ в нынешней «повестке дня» не значится, а дискуссия строится только
вокруг ВД И БД.
Известно, что ВБ — одна из существенных частей войны
и представляет по своей сути процесс организованного применения воюющими государствами своих ВС (или части их) в интересах достижения через вооруженное насилие целей войны:
экономических, политических и других. Сердцевину же ВБ в нашем понимании составляют именно БД, которые являются главной, определяющей частью (элементом) ее содержания (наряду
со всесторонним обеспечением, созданием необходимой группировки и управлением войсками). Без БД ВБ просто перестает
быть таковой (см. рис. 2).
Мы полагаем, что и в рамках так называемой «нетрадиционной» войны ВБ останется качественно определенным и совершенно необходимым процессом. И все потому, что война будет
иметь такой характер из-за «нетрадиционности» самой ВБ, в которой, в свою очередь, найдут применение средства и системы
поражения со своими опять же «нетрадиционными» поражающими факторами (например, нелетального действия). Но и в этом
случае ведение БД останется обязательным и характерным признаком процесса ВБ при любом ее масштабе.
Отметим, что характер и формы ВБ также зависят от целого ряда факторов и условий. Конечно, несколько иных, нежели
тех, что относятся к БД. В частности, можно указать на такие,
как: масштаб и характер войны; цели, которые в ней преследуют
воюющие государства; состав, количественно-качественные
характеристики и потенциалы войск своих и противника; наличие и качество мобилизационных резервов и ресурсов; за-
Рис. 2. Содержание процесса вооруженной борьбы
Сентябрь 2014
27
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
мыслы командований войск своих и противника; параметры
оперативных (боевых) задач; применяемые способы и приемы
БД и многое другое.
Придется по-новому проработать опять же сущность, содержание процесса под названием «ВБ», а также соответствующие
факторы и условия его протекания. А без такой «проработки»
действительно не обойтись, так как в наших официальных источниках ни содержание ВБ, ни тем более его «внутренняя организация» по большому счету не рассматриваются и не трактуются.
Вряд ли можно принять в качестве «руководства к действию»
(к дальнейшему научному поиску) установку, что «вооруженная
борьба — основная форма борьбы в войне, совокупность военных действий»7. Немногим содержательнее материалы и в других
изданиях, источниках.
Мы считаем: ВБ имеет место быть при любом масштабе применения воюющими государствами своих ВС, необходимых группировок войск, сил и средств, будь то массированный удар крылатыми ракетами по объектам противника, удаленным на сотни
и тысячи километров, или общевойсковой бой мотострелковой
бригады. Главное и для нас принципиально важное: если операция, сражение, бой, удар в настоящее время выделяются как
формы боевого применения войск в рамках военных (боевых
,действий) то мы их понимаем как формы именно ВБ (ФВБ). Эти
и всякие другие ФВБ, условно говоря, заполняются (как матрешка) соответствующими формами: БД, всестороннего обеспечения,
создания необходимой группировки, управления. Какое-либо
«полное» разделение ВБ и БД невозможно на практике, недопустимо в теории. Ведь БД (как процесс целенаправленного
применения в первую очередь средств и систем поражения)
невозможны сами по себе, в «чистом» виде. Они должны быть
подготовлены — обеспечены разведкой, РЭБ, маскировкой, охранением, ЗОМП и т. д. и т. п. Мы уже не говорим о роли управления
войсками. Конечно, на поле боя четко и наиболее ярко наблюдается, «внешне выражается» именно процесс БД. Все «обеспечивающее» же в той или иной мере скрыто. Отталкиваясь от таких рассуждений, мы можем сказать, что форма ВБ — это есть
порядок ведения войсками противоборствующих сторон БД,
осуществления в интересах таких действий всестороннего обеспечения, управления, а также создания для этого необходимой
группировки сил и средств.
Из сказанного напрашивается еще один вывод: в поисках
искомой научной системы с объективной неизбежностью придется выявлять и формы ВБ, и формы БД, так же, как и формы
создания (построения) группировок сил и средств, формы всестороннего обеспечения, управления. Действительно, работы
еще предстоит немало.
На наш взгляд, предлагаемое нами толкование процессов БД
и ВБ в их субординации, взаимосвязях и зависимостях и «решительное» исключение из этого ряда ВД позволяют более системно подойти к раскрытию и классификации форм боевого применения различных войсковых формирований и группировок
войск и избавиться от неясностей, нелогичностей и нестыковок,
связанных с ныне действующими подходами.
Необходимо затронуть еще один весьма важный аспект: приложение таких подходов к практике подготовки командных кадров. Обратимся еще раз к статье В. В. Барвиненко, в частности,
к таблице «Признаки и условия реализации форм военных действий». По заявлению автора, содержание ее уточнено, и в таком
виде она, как мы понимаем, применяется на занятиях со слуша-
28
телями. Обнаруживаем, что, оказывается, при организации применения войск в таких «формах», как «бой» и «БД» от командира
(командующего) не требуется не то что принятия полноценного
решения, но даже и сердцевинной его части — замысла. Как утверждает автор, в этих случаях замысел на боевое применение
подчиненных сил и средств всего лишь желателен. А значит,
не обязателен. Причем не только на тактическом уровне (бой),
но и на стратегическом (БД). Знай себе командир (командующий),
«подбрасывай дровишки в костер» боя (операции), а подчиненные разберутся как-нибудь сами… А как же быть с положением
о том, что командир обязан своевременно принимать решение
на бой и что даже неполнота данных об обстановке не освобождает его от этой функции? Ведь оно (положение) проходит через
Боевой устав буквально красной нитью. И не потому ли «реформаторы» смело сократили сроки обучения будущих наших полководцев в военных академиях?! Ведь как они, видимо, считают,
учить слушателей в общем-то и нечему…
В завершение нашей полемической статьи хотелось бы подчеркнуть: разумеется, мы не склонны к отвержению всего и вся,
к огульному перечеркиванию наработок наших ученых предыдущих поколений. Честь и хвала М. Г. Валееву, В. Ф. Мируку, В. В. Барвиненко и другим. Но реалии сегодня таковы, что брать и далее
за основу научного поиска ныне «устоявшиеся» взгляды и подходы — значит, «толочь воду в ступе». В Пентагоне разработали
теорию сетецентрической операции (войны) и целенаправленно
«шлифуют» ее на известной «практике». Они намерены «продемонстрировать технологии осуществления быстрого неядерного глобального удара»8 в соответствии с уже разработанной концепцией9. А мы все ищем «отличия» между «операцией», «боем»
и «боевыми действиями», обрекая себя ходить по когда-то очерченному кругу…
Уместно вспомнить мысль, а вернее — методологическую позицию доктора военных наук В. Д. Рябчука: «Надо… оторваться
от пристрастия к формально утвержденной терминологии,
вникнуть в ее новое содержание и найти способы реализации
в будущем»10. Думаем, сделать это не поздно. Пока…
ЛИТЕРАТУРА:
1. Барвиненко В. В. Еще раз о методах определения форм военных действий//Военная Мысль. 2012. № 8.
2. Бабич В. В. О системе основных категорий и понятий военной науки//
Военная Мысль. 2010. № 11.
3. Военная энциклопедия в 8-ми томах. М.: Воениздат. 1997. Т. 2. С. 193.
4. Там же. Т. 1. С. 524.
5. Калашников, В. Н. Логические основы определения форм применения
и способов действий группировки войск и сил//Военная Мысль. 2010.
№ 12.
6. Валеев М. Г.; Ромась Н. Л.; Беломытцев А. В. Методические положения
по определению форм военных (боевых) действий//Военная Мысль.
2012. № 1.
7. Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат. 1984. С. 157.
8. Маглинов И. Упредить быстрый глобальный удар//Военно-промышленный курьер. 2012. № 39 (456).
9. Рябков С. Новые подходы к обеспечению стабильности//Военно-промышленный курьер. 2013. № 5 (473).
10. Рябчук, В. Д. Проблемы военной науки и военного прогнозирования
в условиях интеллектуально-информационного противоборства//Военная Мысль. 2008. № 5. С. 74.
Армейский сборник
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
В. АЛЕКСАНДРОВ,
Ю. ВИНОКУРОВ
В ПОИСКЕ
«ЗОЛОТОЙ»
СЕРЕДИНЫ
О перспективной организационной структуре общевойсковых бригад СВ
и их комплектации вооружением и военной техникой
В рамках реформирования Вооруженных Сил (ВС) и придания им современного облика в Сухопутных войсках (СВ) корпусные и армейские
управления оперативных командований в настоящее время представлены оперативными командованиями, а на тактическом — мотострелковыми и танковыми, а также горно-стрелковыми бригадами. Уже практически
завершено формирование (передача из состава ВДВ) отдельных десантноштурмовых бригад в состав каждого военного округа.
Близка к воплощению и идея по созданию легких мотострелковых бригад, имеющих на вооружении бронированные автомобили типа «тигр»,
что придает им высокую аэротранспортабельность, способностью вести
боевые действия на труднодоступных направлениях и в населенных пунктах, а также решать задачи по охране и обороне объектов коммуникаций
и тыла, вести борьбу с десантно-диверсионными силами противника, а при
необходимости — оказывать содействие служебно-боевой деятельности
Внутренних войск МВД и пограничным органам ФСБ.
Сентябрь 2014
29
С
овременные общевойсковые бригады организационно состоят из четырех мотострелковых (танковых)
батальонов, и комплекта родов войск и специальных
войск (два артиллерийских, реактивный и противотанковый
дивизионы, два зенитных дивизиона, батальоны: связи, разведывательный, инженерно-саперный, материального обеспечения, медико-санитарный и ремонтно-восстановительный,
роты: РЭБ, РХБ защиты).
По своим возможностям, по сравнению с дивизиями,
при существующих качественных показателях вооружения
и военной техники бригады уступают им в 3–4 раза, что обусловливает и соответствующее снижение возможностей
оперативных командований, так как их общевойсковой компонент может быть представлен только 5–6 общевойсковыми бригадами.
Сравнение существующих общевойсковых бригад
с аналогичными структурами ОВС НАТО («тяжелыми»
бригадами СВ ВС США) показывает, что в количественном отношении они их превосходят, однако в качественном — уступают. Данное обстоятельство объясняется
у последних более высоким управленческим потенциалом, а также наличием в их структуре эффективных технических средств разведки, РЭБ и навигации. Возможности
«тяжелых» бригад также могут быть значительно увеличены за счет поддержки их армейской и тактической авиацией, прикрытия эффективными средствами ПВО объединенных армейских корпусов.
Это позволяет вполне обоснованно сделать вывод, что
переход на бригадную основу, отказ от дивизий в наших СВ
при существующих качественных показателях вооружения
и военной техники является преждевременным. Более приемлемым в современных условиях был бы смешанный вариант, наличия в составе оперативных командований дивизий
и бригад. Это позволило бы с появлением новых образцов
вооружения и военной техники постепенно переформировать все дивизии в бригады, которые бы по своему боевому
потенциалу соответствовали аналогичным структурам наших
вероятных противников.
При этом анализ современного организационного строительства передовых зарубежных армий мира показывает,
что в настоящее время наблюдается несколько весьма существенных тенденций, которые необходимо учитывать, рассматривая вопросы обоснования организационной структуры перспективных общевойсковых бригад.
Во-первых, в общей структуре сухопутных войск ВС
США к 2020 г. общевойсковые соединения составят лишь
34 проц., а соединения других родов войск и специальных
войск — 66 проц. Всего планируется иметь 19 бригад армейской авиации и 13 артиллерийских, которые будут входить
в состав оперативных командований (объединенных оперативных формирований). Это позволит командованию СВ
эффективно решать вопросы усиления и поддержки боевых
действий этих бригад при их участии в современных воздушно-наземных операциях.
Важным моментом является и тот факт, что в составе
войск (сил) постоянной готовности будет находиться до одной трети соединений, а две трети составят резервный компонент. Поэтому при необходимости состав сухопутной группировки может быть увеличен в короткие сроки в три раза.
30
Во-вторых, в составе СВ так называемые, «легкие» организационные структуры (аэромобильные, десантно-штурмовые и воздушно-десантные бригады) составляют порядка
50–60 проц., что позволяют командованию ОВС НАТО при
необходимости быстро перебрасывать их в кризисные районы и применять для ведения высокоманевренных боевых
действий, в том числе аэромобильных.
В-третьих, в организационной структуре ВС продолжают
оставаться оперативные структуры — объединенные армейские корпуса (объединенные оперативные формирования),
предназначенные для ведения оперативных действий. Ранее
в их составе предусматривалось иметь 3–5 общевойсковых
дивизий, а в настоящее время — до 5–6 бригад.
Диалектика эволюции в военном деле, в теории и практике военного искусства (тактике общевойсковых формирований) такова, что именно качественные изменения в вооружении и военной технике являются основной причиной
изменения характера и содержания операций и боевых действий, технологии достижения победы.
В связи с этим важным аспектом организационного строительства СВ является учет влияния изменений характера
и содержания современных операций и боевых действий,
возлагаемых задач на общевойсковые формирования и способы их выполнения. В конечном итоге именно это должно
обусловливать соответствующую организационную структуру общевойсковых бригад.
В настоящее время, в связи с появлением на поле боя
большого количества различных образцов высокоточного
оружия возможностью его массированного применения
на оперативном и тактическом уровне, широким внедрением
в процесс управления войсками современных информационных технологий происходит очередная революция в военном деле. Это изменяет способы ведения операций и боевых
действий, меняется технология достижения победы. Все это
требует соответствующих изменений в структуре и составе
группировок войск (сил), в том числе и в организации общевойсковых формирований.
Анализ перспективных операций и боевых действий показывает, что для них становится характерным:
возрастание возможностей средств огневого поражения и пространственного размаха взаимного воздействия,
что позволяет достигать противоборствующим сторонам
цели операции (боевых действий) без ближнего боя, нанесения удара войсками. Они будут стремиться дистанционироваться, наносить эффективное дальнее огневое поражение,
скрытно маневрировать войсками и достигать своей цели
без ближнего боя;
высокая динамичность ведения операций (боевых действий), широкое при-менение маневренных форм, разнообразие способов и форм ведения боевых действий, быстрые
и резкие изменения обстановки.
В связи с этим меняется и само содержание операций
и боевых действий. Все большее значение приобретает информационное противоборство, а в его рамках разведывательно-информационная деятельность, широкое применение автоматизированных средств управления, разведки, РЭБ
и навигации. Основным способом достижения цели, разгрома противника, становится дальнее огневое поражение, массированное применение высокоточных средств для дости-
Армейский сборник
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
жения. Возрастает роль маневренных действий, в том числе
с использованием воздушного пространства за счет широкого применения аэромобильных формирований и десантов.
В перспективных бригадах с учетом возможных изменений качественных параметров вооружения и военной
техники Сухопутных войск следует принципиально изменить подходы в установлении соотношении между боевыми
и обеспечивающими организационными структурами. В первую очередь необходимо значительно увеличить управленческий потенциал этих бригад и их подразделений за счет
совершенствования подсистемы информационного обеспечения системы управления. Материальной основой этой
подсистемы прежде всего должны быть высокоэффективные
средства разведки, РЭБ, связи и навигационного обеспечения, объединенные в единую автоматизированную систему
управления войсками и оружием. При этом следует предусматривать обеспечение (насыщение) подразделений всех
видов разведки роботами военного назначения, в том числе
беспилотными летательными аппаратами.
Для повышения возможностей перспективных бригад
необходимо качественно изменить обеспечивающий потенциал, подсистемы их всестороннего обеспечения бригад.
Для этого требуется увеличить их возможности, прежде всего в автономности ведения боевых действий. Необходимо,
не увеличивая масштаб формирований тылового, медицинского и технического обеспечения, принципиально увеличить их возможности по выполнению своих задач до уровня,
позволяющим перспективным бригадам вести самостоятельные боевые действия в течение 5–7 суток.
Большое значение будет иметь перевод всех образцов
военной и специальной техники этих видов обеспечения
на единое шасси, позволяющее в перспективе иметь единую
базовую бронированную машину (колесную или гусеничную)
для эффективного решения задач всестороннего обеспечения непосредственно на поле боя.
В комплекте родов войск перспективной бригады —
ракетных войск и ар-тиллерии, потребуется иметь разведывательно-ударные комплексы (системы) и разведывательно-огневые комплексы различного назначения,
высокоэффективные дальнобойные реактивные системы
залпового огня, дальнобойные артиллерийские и минометные комплексы, тяжелые огнеметные системы, а также высокоэффективные автоматизированные средства разведки
и управления, РЭБ и навигационного обеспечения. Все это
должно обеспечить возможность осуществлять эффективное
дальнее огневое поражение, применять средства дистанционного минирования и РЭП, поражать средства огневого поражения и группировки войск (сил) противника.
Особое значение в повышении огневой мощи перспективных бригад и их общевойсковых подразделений (мотострелковых и танковых батальонов) будет принадлежать высокоэффективным техническим средствам артиллерийской разведки,
в том числе беспилотным летательным аппаратам и вертолетам.
Для повышения маневренных возможностей перспективных бригад, их способности осуществлять вертикальный
охват противника, вести десантно-штурмовые действия в его
тылу, необходимо в их структуре иметь «легкие» формирования типа батальон, вооруженного комплектом аэротранспортабельного вооружения и военной техники.
В настоящее время в связи с повышением активности
маневренности и динамичности вооруженной борьбы
на всех ее уровнях возрастает значимость наличия в составе оперативных командований аэромобильных формирований типа «бригада». С одной стороны, это новый
тип общевойсковых бригад, а с другой — это возвращение к уже имеющемуся опыту строительства Сухопутных
и Воздушно-десантных войск. Так, в 80-е годы прошлого
тысячелетия в составе ВС Советского Союза в составе военных округов имелись так называемые отдельные десантно-штурмовые бригады.
Это были в полном смысле высокомобильные формирования для ведения десантно-штурмовых действий в тылу
противника и содействия наступающим войскам с фронта.
Тем более что три из этих бригад имели свой авиационный
компонент в составе двух вертолетных полков — боевого
и транспортно-десантного. Это позволяло тремя рейсами
перебрасывать основной состав бригады за один час на расстояние 150–200 км и обеспечить непосредственное авиационную поддержку действий ее главных сил. Данные бригады
были предназначены для ведения боевых действий в сложных горных и горно-таежных условиях.
В ходе реформирования Сухопутных войск уже принято
решение о переводе в состав оперативно-стратегических
командований (военных округов) из Воздушно-десантных
войск отдельных десантно-штурмовых бригад. Для их применения потребуется в составе оперативных или оперативно-стратегических командований иметь соответствующий
авиационный компонент и прежде всего формирования боевых, транспортных и транспортно-боевых вертолетов типа
бригад армейской авиации. При этом уже в настоящее время необходимо решать вопрос в отношении создания аэромобильных бригад, имеющих в своем составе необходимый
комплект армейской авиации, и предназначенных для самостоятельных аэромобильных действий на труднодоступных
направлениях.
Сентябрь 2014
31
В последнее десятилетие наблюдается процесс все
большего внедрения в передовых зарубежных армиях роботов военного назначения различного назначения. Уже
существующие их образцы в современных условиях способны довольно эффективно выполнять задачи по разведке,
проделыванию проходов в минно-взрывных заграждениях,
уничтожению живой силы, огневых средств и бронеобъектов (танков, БМП, БТР, САО и ПТРК). Поэтому уже в ближайшей
перспективе в бригадах целесообразно будет иметь формирования роботов военного назначения.
Исследования вопроса применения роботов военного назначения показывает, что наиболее целесообразно
в бригаде иметь формирование типа рота, имеющей в своей
структуре подразделения роботов различного назначения,
а также организационные структуры их технического обслуживания и ремонта.
В связи с переводом в состав Сухопутных войск из ВВС ВС РФ
армейской авиации необходимо решать вопросы в отношении ее управления, организационных форм, целесообразности их наличия в структуре перспективных бригад. Имеющийся опыт передовых зарубежных армий показывает, что
в бригадах не целесообразно иметь формирования армейской авиации, так как они, как правило, входят в оперативные
организационные структуры — объединенные армейские
корпуса (объединенные оперативные формирования).
В связи с этим следует признать, что наиболее целесообразным будет положение, когда органы управления и формирования армейской авиации будут находиться в составе
комплекта оперативных и оперативно-стратегических командований. Это позволит применять их более централизованно для решения наиболее важных задач при поддержке
боевых действий общевойсковых бригад, выполняющих главные задачи. Более эффективно можно будет решать вопросы организации боевой подготовки армейской авиации и ее
всестороннего обеспечения.
Для поддержки боевых действий перспективных общевойсковых бригад формирования армейской авиации должны
быть способны решать задачи по ведению воздушной разведки, РЭБ и обеспечению управления, а также непосредственной авиационной поддержки, высадки десантов, обеспечения маневра и подвоза материальных средств. Для этого
может потребоваться придавать бригадам смешанные вертолетные полки бригад армейской авиации в составе эскадрилий: управления, разведки и РЭБ; боевой (16–20 ударных
вертолетов), двух транспортных (для обеспечения высадки
десантов и подвоза материальных средств — 32–40 транспортных и транспортно-десантных вертолетов).
С приданием такого вертолетного полка бригаде она
будет способна самостоятельно вести воздушную разведку,
осуществлять РЭП системы управления войсками и оружием противника, обеспечивать управление подразделениями
за счет воздушных пунктов управления, вести борьбу с бронеобъектами, обеспечивать высадку десантов и ведение ими
десантно-штурмовых действий, перебрасывать подразделения и осуществлять подвоз материальных средств.
Это позволит значительно увеличить возможности бригады по ведению разведки, повысит ее огневую мощь и обеспечить возможность по ведению высокоманевренных боевых действий.
32
В отношении укомплектования всех рассмотренных бригад вооружения и военной техники. В настоящее возникла
необходимость перевода всех их боевых и обеспечивающих
организационных структур на единую бронированную базу
(колесную или гусеничную). Целый ряд проблем возникает
по обеспечению легких, горно-стрелковых и аэромобильных
(десантно-штурмовых бригад). Более того, вопрос вообще
ставится о единой базовой машине для всех типов бригад.
Рассмотренный типаж перспективных общевойсковых
бригад вызывает необходимость иметь соответствующие интегрированные комплекты вооружения и военной техники.
«Тяжелые» бригады потребуют иметь танки, БМП и БРМ, а также разведывательно-ударные системы (комплексы), крупнокалиберные и дальнобойные артиллерийские, реактивные
и минометные системы.
На ряде операционных направлениях, в зависимости
от физико-географических условий, целесообразно иметь
бронированные машины на базе БТР (колесных), а в районах
лесисто-болотистой, горно-таежной (лесистой) местности —
сохранить малый тягач легко бронированный с комплектом
вооружения БМП-2.
Аэромобильные (десантно-штурмовые) бригады в качестве базовой машины должны быть обеспечены автомобилями высокой проходимости или колесные (гусеничные)
бронеавтомобили легкие по массе (такие машины уже
имеются в ряде зарубежных армиях), обладающие высокой
аэротранспортабельностью. На вооружении эти бригады
также должны иметь мощные средства ближнего боя: стрелковые комплексы, противотанковые и автоматические гранатометы, огнеметы, переносные противотанковые и зенитно-ракетные комплексы.
Для горно-стрелковых бригад необходимо иметь мощные
средства ближнего боя и специальную горную экипировку
и снаряжение, а также автомобили высокой проходимости.
При этом, как и аэромобильные (десантно-штурмовые) бригады, они должны усиливаться формированиями боевых, транспортных и транспортно-боевых вертолетов. В перспективе эти
организационные структуры должны войти в их состав.
В заключение следует отметить, что на современном
этапе реформирования Сухопутных войск, придания их
организационным структурам тактического уровня нового
облика, необходимо расширить типаж создаваемых общевойсковых соединений бригадного состава, значительно
повысить их управленческий и боевой потенциал, позволяющий им соответствовать аналогичным структурам наших
вероятных противников.
Организационная структура этих бригад должна в полной мере обеспечивать возможность органам управления
реализовать их боевой потенциал и успешно вести боевые
действия в различных условиях обстановки. При этом наиболее целесообразным будет повышение возможностей,
прежде всего, общевойсковых структур типа рота-батальон,
а также повышение возможностей сил и средств поддержки и всестороннего обеспечения бригадного комплекта.
В целом должны быть получены общевойсковые соединения, способные успешно решать весь комплекс тактических
задач самостоятельно или в составе оперативного командования.
Фото из архива «АС»
Армейский сборник
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
В. КОПЫТКО,
В. ШЕПТУРА
ЗАДАЧА – ДОГНАТЬ
И ПЕРЕГНАТЬ!
Вопросы развития системы связи группировки войск (сил)
В современных условиях роль системы связи при управлении группировками войск (сил)
на театре военных действий (ГВ (С) на ТВД) существенно возрастает. Этот тезис сегодня приобретает особую значимость, так как именно система
связи, выполняя задачи обеспечения информационного обмена в системе управления, должна
быстро реагировать на изменения обстановки,
динамично изменять свою структуру, совершенствовать способы построения и режимы работы.
Сентябрь 2014
Д
остигнуть этого возможно только
путем создания эффективной системы управления ГВ (С) на ТВД, функционирующей в едином информационном
пространстве (ЕИП), способной в реальном
масштабе времени обрабатывать информацию, вырабатывать информационные воздействия и доводить приказы и команды
до боевых платформ.
На наш взгляд, совершенствование
системы управления ГВ (С) на ТВД должно
осуществляться с применением инновационных подходов, основанных на: внедрении
33
Рис. Основные направления развития системы связи группировки войск (сил) на ТВД на долгосрочную перспективу
Армейский сборник
34
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
сетецентрического принципа управления войсками (силами); построении технической основы системы управления, базирующейся
на использовании современных информационных и телекоммуникационных технологий; перевооружении войск техникой связи, построенной на цифровых способах обработки информации;
оптимизации состава, структуры органов управления и выработке
оптимальных алгоритмов их работы; построении распределенных
(виртуальных) пунктов управления; внедрении современных информационных технологий поддержки принятия решений; выработке новых принципов организации управления и связи; определении путей сокращения цикла управления войсками.
Кроме того, этот процесс должен осуществляться по единой методологии в соответствии с концептуальными взглядами на развитие
системы управления Вооруженных Сил. Причем все составляющие
инновационного развития системы управления ГВ (С) на ТВД основываются или используют в той или иной степени информационно-телекоммуникационные ресурсы стратегического объединения.
Опыт ведения военных действий вооруженными силами США
и НАТО в Ираке, Югославии и Афганистане, проводимая в армиях
ведущих зарубежных государств работа по формированию единого информационно-коммуникационного пространства показывают, что в телекоммуникационных системах военного назначения
осуществляется переход на новые принципы организации обмена
информацией. В качестве важного условия их реализации военными специалистами рассматривается внедрение трансформируемой архитектуры систем связи вооруженных формирований.
Главными отличиями данной архитектуры от существующей является использование систем высокого уровня интеграции на основе
принципов построения сети Интернет, а также сопряжение различных
радиоэлектронных систем, которые обеспечат своевременное доведение информации до потребителей, минуя промежуточные звенья.
Использование новых принципов построения систем связи направлено на создание объединенных сетей обмена всеми видами
информации в интересах ведения разведки, огневого поражения
и материально-технического обеспечения на ТВД. При этом одним
из главных требований является обеспечение непрерывной, высокоскоростной связи с объектами, находящимися в движении.
Принципы, закладываемые в построение зарубежных инновационных систем военной связи, должны изучаться, анализироваться и использоваться при построении перспективной системы
связи ГВ (С) на ТВД. На это обратил внимание Президент России
на совещании с руководством Министерства обороны по вопросам развития систем связи Вооруженных Сил 21 мая 2010 года: «Модернизируя системы связи, необходимо применять самые эффективные технологии, в том числе зарубежные, использовать средства
двойного назначения, а в тех случаях, когда это возможно, и гражданского назначения: IP-телефонию, видеоконференцсвязь, электронный
документооборот».
Система связи является важнейшим элементом технической
основы системы управления и в первую очередь требует внедрения инновационных подходов, базирующихся на современных
информационных и телекоммуникационных технологиях и оснащении войск современными и перспективными средствами связи.
Инновационность системы связи неразрывно связана с технической составляющей инновационных Вооруженных Сил и может
быть определена следующими признаками:
интенсивная сменяемость поколений техники связи и автоматизации, быстрое внедрение принципиально новых, нетрадиционных технологий в образцы средств связи;
опережение любой армии мира в комплексах технических
средств связи на поколение;
нахождение в войсках не более двух поколений однотипных
комплексов технических средств связи (одно — предыдущее, второе — заменяющее его);
разработка новых перспективных способов организации связи и построения системы связи, боевого применения соединений
и воинских частей связи, интенсивное создание их технического
базиса и т. п.
Система связи ГВ (С) на ТВД, отвечающая этим требованиям,
на наш взгляд, будет в техническом аспекте полностью инновационной и обеспечит успешное решение задач в операциях. Однако
реализация этих подходов является очень дорогой и под силу только экономически развитым странам.
Проанализируем систему связи военного округа (ГВ (С) на ТВД)
по указанным признакам для определения путей ее дальнейшего
развития.
В настоящее время смена поколений техники связи, стоящей
на обеспечении войск военного округа, происходит только на тактическом уровне — комплектно или в единичном порядке. Внедрение принципиально новых, нетрадиционных технологий в образцы
средств связи производится только на предприятиях промышленности в ходе проводимых экспериментов и изысканий, а в серийное производство не идет.
Несмотря на то, что отечественные перспективные средства
и комплексы связи по своим характеристикам не уступают аналогичным комплексам технических средств армий ведущих стран
мира, в войсках их доля составляет менее 6 проц, а минимальные
закупки приводят к тому, что обеспечение техникой связи затягивается на десятилетия.
В настоящее время в войсках военного округа используется
в основном аналоговая техника связи 60–70-х годов прошлого века,
в том числе радиосредства 3–5-го поколений. Отставание от армий
ведущих зарубежных государств в обеспечении войск современными и перспективными комплексами технических средств связи
и автоматизации составляет до 3-х поколений. Это в первую очередь вызвано отставанием Российской Федерации от технологически развитых стран в области разработки перспективных средств
телекоммуникаций, компьютерных технологий и автоматизированном управлении более чем на 10 лет, что, по оценкам экспертов, является серьезной угрозой обороноспособности государства.
Кроме того, имеется существенное отставание по темпам
и уровню развития технологической основы системы связи Вооруженных Сил от сети связи общего пользования единой сети
электросвязи (ЕСЭ) России.
Работы по замене до 2012 года устаревшего аналогового оборудования цифровым и построению современной информационнотелекоммуникационной инфраструктуры (в 2010 году комплексное
оснащение проведено на 259 объектах Вооруженных Сил), проводимые по поручению Президента России, в основном направлены на решение задач повседневной жизнедеятельности войск
и не снимают проблемы обеспечения управления ГВ (С) на ТВД при
подготовке и ведении военных действий.
Внедрение перспективных способов организации связи и построения полевых систем связи ведется крайне медленно. Результаты
научно-исследовательских работ в области военной связи зачастую
не находят практической реализации, а внедрение современных информационных и телекоммуникационных технологий в построение сетей связи и перспективных систем связи растягивается на десятилетия.
Сентябрь 2014
35
Таблица
Состав и предназначение перспективных воинских формировании связи
Воинские формирования связи
Предназначение
Подразделения связи (отдельные
элементы) роботезированных
средств и комплексов
Обеспечение связи без участия специалистов Войск связи (безэкипажные системы) и
управление подразделениями непосредственно в боевых порядках
Подразделения БПЛА связи
Обеспечение покрытия и доступа к ресурсу системы связи объединений в зоне
ответственности за счет применения беспилотных систем
Подразделения обеспечения
эшелонов связи
Обеспечение управления в космическом, воздушном, морском пространстве на
основе эшелонов связи и полевых систем связи объединений (космические аппараты,
станции спутниковой связи, БПЛА связи, аэростаты, дирижабли, стратостаты, воздушные
привязные платформы связи)
Подразделения мультисервисных
сетей связи
Обеспечение предоставления современных услуг связи должностным лицам
виртуальных пунктов управления
Подразделения связи виртуальных
узлов связи пунктов управления
Обеспечение развертывания и эксплуатации компьютерных и объектовых сетей
виртуальных пунктов управления, ведения банков данных сбора, обработки, анализа,
хранения и обмена всеми видами информаци в ЕИП ГВ(С) на ТВД
Воинские части и подразделения
роботоизированных (безэкипажных и беспилотных систем) модулей связи (контейнерного типа,
необслуживаемых, работающих в
автономном режиме)
Обеспечение самовостанавливающего и самоорганизующего функционирования
элементов полевой транспортной сети связи (узлов связи доступа, АКЦ, линий связи
доступа), развертывания скрытых элементов системы связи, на основе унифицированных
модульных (контейнерных) комплексов технических средств, территориально
разнесенных на ТВД (ОН) и оперативно доставляемых различными транспортными
средствами для развертывания, рекофигурации и наращивания (восстановления)
системы связи
Информационно-вычислительные
центры
Обеспечение сбора, обработки и анализа информационных ресурсов ЕИП на ТВД и их
предоставление должностным лицам для реализации информационной технологии
поддержки принятия решения
Комендатуры связи
Обеспечение взаимодействия на районных узлах связи ЕСЭ РФ в зоне ответственности
ГВ(С) на ТВД
Узлы и пункты контроля безопасности связи и кибернетического
пространства
Обеспечение мероприятий контроля безопасности связи и предупреждения
(предотвращения) кибератак в информационно-телекоммуникационных сетях
Полигоны связи (в каждом военном
округе)
Обеспечение натурных испытаний образцов средств и комплексов связи
Боевые лаборатории связи и информационно-телекоммуникационных систем
Выявление инновационных способов применения средств связи и программнотехнических комплексов, изучение возможностей перспективных образцов ВВТ, в том
числе двойного и гражданского назначенния
Подразделения (узлы, центры,
группы) связи
Обеспечение выполнения задач в интересах оперативной маскировки
Переход на модульный принцип построения полевых узлов
связи, создание перспективных виртуальных полевых пунктов
управления объединений требуют разработки новых способов
обеспечения связи, развития теории и практики боевого применения соединений и воинских частей связи, создания перспективных
базовых комплексов технических средств связи.
Организационно-штатная структура сформированных в военных округах и общевойсковых армиях отдельных бригад управления до конца не определена, так как меняется система пунктов
управления объединений. В связи с этим тактика боевого применения соединений и воинских частей связи, особенно узловых
и линейных, нуждается в пересмотре и дальнейшем развитии.
Это подтверждается тем, что в Вооруженных Силах отсутствуют
нормативные требования по развертыванию узлов и линий связи
36
перспективной системы связи объединений различных звеньев
управления в новой организационной структуре соединений и воинских частей связи, а Сборник единых нормативов для войск связи
Вооруженных Сил СССР (узлы и линии связи) 1984 года устарел.
Обеспечение войск поставочным комплектом средств связи
не может решить проблемы обеспечения связи, так как не несет
в себе кардинальных изменений в построении полевых системы
связи (узлов связи пунктов управления).
Таким образом, в современных условиях система связи военного округа (ГВ (С) на ТВД) инновационной не является.
На наш взгляд, формирование механизмов, необходимых для
реализации инновационной политики в области военной связи,
должно вестись Министерством обороны во взаимодействии с Министерством связи и массовых коммуникаций.
Армейский сборник
ВОЕННАЯ ТЕОРИЯ
Ведущая роль в обосновании стратегии инновационного риантов развития военно-политической обстановки и экономичеразвития систем связи различных звеньев управления должна ских затрат. Причем набор инновационных проектов должен быть
отводиться Департаменту развития информационных и телеком- скоординирован во времени с Концепцией развития системы связи
муникационных технологий Министерства обороны и Главному Вооруженных Сил РФ до 2020 года с учетом рисков (прогнозируеуправлению связи Вооруженных Сил. Кроме того, для формирова- мого всестороннего воздействия противника), выгод и затрат для
ния инновационной политики в военной сфере и координации уси- достижения инновационных целей в рамках выделенного ресурса
лий по инновационному развитию военной организации государ- в Государственной программе вооружения.
ства назрела потребность в формировании Центра перспективных
Для обеспечения войск (сил) качественной и надежной цифроисследований в области инфотелекоммуникационных технологий вой связью вплоть до отдельного военнослужащего, вооружения
и их применения в развитии и строительстве средств вооруженной и военной техники, развития инновационной системы связи Вооруборьбы.
женных Сил, в том числе системы связи ГВ (С) на ТВД, органам воПоскольку особенностью перехода к инновационному раз- енного управления связью, совместно с научными организациями
витию системы связи Вооруженных Сил является необходимость и предприятиями промышленности необходимо:
одновременно решать задачи и догоняющего, и опережающего
создать нормативно-техническое, нормативноправовое, меразвития, целесообразно выработать стратегические взгляды тодическое и технологическое обеспечение инновационной деяна решение этой проблемы.
тельности в области военной связи, в том числе в сфере внедрения
Трансформацию инновационной составляющей стратегиче- современных информационно-телекоммуникационных технологий
ских взглядов Министерства обороны и Генерального штаба на раз- и повышения эффективности функционирования систем связи;
витие системы связи Вооруженных Сил предлагается осуществлять
развить инновационную информационную инфраструктуру
путем:
Вооруженных Сил, в том числе в зоне ответственности ГВ (С) на ТВД;
сопоставления соответствующих параметров и характеристик
создать систему управления инновационной деятельностью
текущего и перспективного состояния систем связи различных зве- в области военной связи с обеспечением безопасности связи и инньев управления и разрыва между ними с применением современ- формации;
ных технологий анализа;
совершенствовать информационное обеспечение инновациопределения основных направлений инновационного разви- онной системы в области военной связи.
тия телекоммуникационных систем различных звеньев управления
Основой для доведения инноваций в области военной связи
для решения проблем организации связи и реализации требований до войск и их практической реализации, могут быть:
системы управления к системе связи по боевой готовности, пропускной способности,
разведывательной защищенности, устойчиНовые принципы, закладываемые в основости, управляемости и доступности;
ву управления войсками (силами) в стратепостановки инновационных целей, регическом звене, требуют существенного поализация которых позволит обеспечить:
а) соответствие систем связи предъвышения устойчивости, разведывательной
являемым к ним требованиям системой
защищенности и мобильности элементов
управления с преодолением существующесистемы связи, а также ее реконфигурациго технологического отставания от армий
ведущих зарубежных стран и сетей связи
онной способности
общего пользования ЕСЭ России;
б) соответствие прогнозируемым требованиям развития информационных и телекоммуникационных
создание условий для проведения НИОКР, направленных
технологий, технологический прорыв и формирование ЕИП Воору- на разработку инноваций в области военной связи;
женных Сил.
проведение инновационного аудита, направленного на выявВ качестве механизмов реализации целей предлагается рас- ление потребностей органов военного управления в видах и услусматривать: единое руководство развитием системы связи Воору- гах связи, проверку готовности системы и войск связи к внедрению
женных Сил министром обороны; инновационные проекты (ком- инноваций, определение инструментов доведения инноваций
плексные программы развития системы связи Вооруженных Сил до отдельного военнослужащего и боевой платформы;
и ее элементов, в том числе систем связи военных округов, планы
создание института инновационных военных менеджеров
строительства и развития системы и войск связи Вооруженных и подготовка кадров по этому направлению в вузах Министерства
Сил), мероприятия которых предусмотрены в Государственной обороны в системе дополнительного профессионального образопрограмме вооружения и государственных оборонных заказах; ос- вания;
воение и применение современных информационных и телекомсовершенствование системы нормативно-технической докумуникационных технологий, позволяющих осуществить построе- ментации и стандартов в области военной связи и автоматизации,
ние перспективной системы связи Вооруженных Сил (ГВ (С) на ТВД), в том числе с использованием международного опыта;
являющихся результатом выполнения НИОКР.
проведение анализа, мониторинга и оценки инновационной
Реализация инновационных изменений, необходимых для до- активности научных организаций и предприятий промышленности
стижения инновационных целей, предполагает определение кон- в области военной связи;
кретных технологий, идентификацию, сравнение, отбор наиболее
создание технологических платформ (опытных районов, полиэффективных вариантов достижения целей с учетом различных ва- гонов связи) с привлечением Российской академии наук, институСентябрь 2014
37
тов отраслевой науки Министерства связи и массовых коммуникаций и предприятий промышленности.
Новые принципы, закладываемые в основу управления войсками (силами) в стратегическом звене, требуют существенного
повышения устойчивости, разведывательной защищенности и мобильности элементов системы связи, а также ее реконфигурационной способности. Как следствие, основу создаваемой перспективной полевой системы связи должна составить распределенная
и равнодоступная для всех абонентов транспортная сеть связи,
являющаяся сетью связи общего пользования ГВ (С) на ТВД в зоне
ответственности. Это позволит освободиться от громоздких и слабо защищенных от радиоэлектронного воздействия противника
опорных узлов связи. Они должны быть заменены на узлы доступа
и автоматические коммутационные центры (АКЦ), позволяющие инвариантно менять конфигурацию сети связи общего пользования
в зависимости от обстановки и обеспечивающие доступ абонентов
к ресурсу системы связи и услугам связи ЕСЭ России.
На современном этапе развития и уровня внедрения информационных и телекоммуникационных технологий инновационность
системы связи ГВ (С) на ТВД в основном будет определяться:
интеграцией транспортной сети связи группировки войск (сил)
на ТВД в сеть связи общего пользования ЕСЭ России;
модульным построением узлов связи полевых пунктов управления различных уровней, структура которых состоит из одинаковых функциональных элементов;
построением распределенной и эшелонированной полевой
транспортной сети связи, равнодоступной для предоставления ресурса абонентам;
переходом на единые инфокоммуникационные службы и предоставляемые ими услуги, что позволит обеспечить функциональную интеграцию по оборудованию (переход от видов связи к службам и услугам), сократить в 3–4 раза типаж аппаратуры и уменьшить
количество комплексных аппаратных связи на узлах связи пунктов
управления;
организацией высокоскоростного радиодоступа и объектовых
сетей, использующих высокоскоростные средства широкополосного доступа, что повысит помехозащищенность и разведзащищенность системы связи.
В дальнейшем, по мере реализации инновационных проектов,
разработки и оснащением войск перспективными, помехоустойчивыми, разведзащищенными цифровыми комплексами связи развитие системы связи ГВ (С) ТВД должно быть направлено на создание
сетевой архитектуры и переход к принципу построения сетевой
инфраструктуры.
Инфраструктурный принцип построения системы связи предполагает развертывание транспортной сети связи многоуровневой
эшелонированной (в космосе, в воздухе, на море и земле) структуры и формирование ЕИП в зоне ответственности ГВ (С) на ТВД.
Такой принцип построения системы связи позволит создать
условия для оперативного развертывания информационно-управляемой сети стратегического объединения, обладающей высокой
пропускной способностью, устойчивостью, доступностью и разведывательной защищенностью. Система связи сможет трансформироваться с учетом решаемых оперативных задач при сохранении
качества предоставляемых видов и услуг и непрерывности управления ГВ (С) на ТВД за счет использования отдельных ее элементов
в зависимости от складывающейся обстановки.
Основными компонентами сетевой инфраструктуры полевой
системы связи ГВ (С) на ТВД будут являться: транспортная сеть
38
и сети доступа; система управления сетью; система обеспечения
безопасности информации; абонентские службы и пользовательские интерфейсы.
Особенностями перспективной полевой системы связи являются: высокая мобильность узлов связи и повышенные возможности осуществления связи в движении (в том числе и широкополосной с высокой скоростью передачи данных). Пункты управления
ОСК получат возможность осуществлять обмен засекреченной
информацией (телефонной, передачи данных, видео) по каналам
радиосвязи, в том числе и в движении.
Целью развития инновационной системы связи на долгосрочную перспективу является создание взаимоувязанной сетевой инфраструктуры ГВ (С) на ТВД, отвечающей требованиям по своевременности, достоверности и безопасности связи.
Основные направления развития системы связи ГВ (С) на ТВД
на долгосрочную перспективу представлены на рисунке.
Их реализация и безусловное выполнение задач связи при
подготовке и в ходе военных действий требует, чтобы соединения
и воинские части связи содержались в категории постоянной готовности и обеспечивалась опережающая готовность системы
связи по отношению к готовности органов управления и войск.
Кроме того, войска связи должны быть способны в любое время
и в различных условиях обстановки выполнять задачи по обеспечению связи в интересах управления войсками (силами) без
доукомплектования личным составом и техникой в условиях интенсивного ведения РЭБ и воздействия различных видов оружия
противника, опасных факторов техногенного и природного характера и помех всех видов.
Для развертывания инвариантной системы связи соединения
и воинские части связи должны быть высокомобильными, способными в установленные сроки выполнять задачи в соответствии
с реально складывающейся обстановкой.
Узловые соединения и воинские части связи в своей организационной структуре должны иметь комплексы технических
средств, обеспечивающих предоставление должностным лицам
пунктов управления современных телекоммуникационных услуг,
доступ к ресурсам сети связи общего пользования для обмена информацией как на месте, так и в движении.
Задачи, состав, организационная структура соединений и воинских частей связи должна изменяться в соответствии с изменениями структуры системы управления и задачами связи, решаемыми при подготовке и ведении военных действий.
В составе соединений и воинских частей связи в перспективе
должны появиться воинские части и подразделения, выполняющие задачи по развертыванию элементов перспективной системы
связи и обеспечению связи в ЕИП на ТВД (таблица).
Таким образом, развитие и применение информационных
и телекоммуникационных технологий в долгосрочной перспективе коренным образом изменит структуру и принципы построения
системы связи ГВ (С) на ТВД и потребует перестроения организационных структур соединений и воинских частей связи. Эти процессы будут направлены в первую очередь на обеспечение управления ГВ (С) на ТВД при подготовке и ведении военных действий
в едином информационном пространстве.
Реализация инновационных подходов в построении систем
связи позволит уже в ближайшее время подойти к решению проблемы создания единого информационного пространства группировки войск (сил) на ТВД.
Фото из архива «АС»
Армейский сборник
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
Ю. КУЧЕРОВ,
Г. ПАВЛОВА
РАДИО НА ВОЕННОЙ
СЛУЖБЕ
Из истории становления радиотелемеханики
Продолжение. Начало в «АС» 2014 № 5
В
ладимир Николаевич Ипатьев являлся председателем
технического совета химической промышленности,
а 5 мая 1920 года его назначают директором Государственного научно-технического института Научно-технического отдела Высшего Совета народного хозяйства (ГОНТИ НТО
ВСНХ). Данный институт был создан на базе Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства, которая
работала в интересах обороны еще с 1914 года.
Владимир Иванович Бекаури вновь обращается к академику В. Н. Ипатьеву по телефону с просьбой приехать к нему
для разговора по очень серьезному делу. Получив согласие,
Бекаури поделился идеей о новом способе более вероятного попадания мины в военные корабли противника. Владимир
Иванович предлагает самодвижущую торпеду, снабженную
прибором для управления ее движением по спирали. Новая
идея академику В. Н. Ипатьеву понравилась, и он предложил
Владимиру Ивановичу составить схему данного изобретения
и произвести расчет вероятности попадания торпеды в цель.
Владимир Николаевич Ипатьев по приезде в Москву сообщил об изобретении В. И. Бекаури председателю ВСНХ П. А. Богданову и попросил его об этом доложить Реввоенсовету.
2 июля 1920 года П. А. Богданов направил в Совет Труда
и Обороны письмо следующего содержания: «Препровождаю при
сем материалы о новом военно-морском изобретении Бекаури и,
признавая его огромную ценность, Президиум ВСНХ просит срочно
поставить этот вопрос на повестку заседания СТО».
С целью реализации данного изобретения в июле
1920 года председатель Комиссии военно-технической помощи научным и техническим организациям В. И.Овалевский
(в 1906–1917 годах председатель Русского Императорского
технического общества), академик В. Н.Патьев, профессор Петроградского технологического и Петроградского горного
институтов М. М.Ихвинский и В. И.Екаури разработали «Проект
организации экспериментальной мастерской».
Данным проектом предусматривалось организовать при
мастерской ряд отделов: электротехнический, физико-химический, оптический и точной механики. Разработанный проект
был очень своевременным и явился откликом на Декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 30 июня 1919 года «Об изобретениях (положение)». В соответствие с этим декретом «все
дела по изобретениям сосредотачиваются в Комитете по делам изобретений, состоящем при научно-техническом отделе
Высшего Совета народного хозяйства (п. 9)».
8 декабря 1920 года Коллегия НТО ВСНХ под председательством заместителя председателя коллегии М. Я. Лапи-
ров-Скобло признала целесообразным организовать экспериментальную мастерскую по новейшим изобретениям.
В постановлении № 116, утвержденном Президиумом ВСНХ,
оговорилось:
«Признать организацию и устройство экспериментальной
мастерской по изобретениям на основах докладной записки
необходимым.
В целях осуществления указанной мастерской признать
необходимым выделить мастерскую и будущий персонал ее,
как организационный, так и исполнительский в ударную группу в отношении снабжения продовольствием, материалами,
личным составом и оплаты труда, возбудить о том соответствующее ходатайство перед Совнаркомом через президиум
ВСНХ.
Для общего руководства мастерской, организации ее и направления дел утвердить Ученый комитет в составе: председателя В. И. Ковалевского, заместителя его академика В. Н. Ипатьева и членов проф. В. Ф. Миткевича, проф. М. М. Тихвинского,
В. И. Бекаури и проф. В. С. Игнатовского.
Заведующим экспериментальной мастерской назначить
В. И. Бекаури, входящего в состав Ученого комитета.
Предложить Ученому комитету при выполнении конкретных работ приглашать представителей комитета по делам
изобретений.
Выдать Ученому комитету в счет сметы экспериментальной мастерской на 1921 г. десять миллионов рублей».
Обратим внимание, во главе мастерской создается Ученый
комитет, в составе которого академик В. Н. Ипатьев и три профессора: В. Ф. Миткевич, М. М. Тихвинский, В. С. Игнатовский.
Инициатором создания мастерской был В. И. Бекаури. Каким огромным даром должен был обладать Владимир Иванович, чтобы своими изобретениями и техническими идеями
увлечь крупнейших ученых мирового уровня! На этот момент
времени В. И. Бекаури было 38 лет, а за плечами образование
техника-железнодорожника. Несколько позже председатель
НТО ВСНХ Николай Петрович Горбунов в своих воспоминаниях напишет о В. И. Бекаури: «Совершенно ясно было, что перед
нами крупный изобретатель и исключительно талантливый
конструктор».
С 1 января 1921 года при Государственном научно-техническом институте НТО (ГОНТИ НТО ВСНХ), директором которого
был академик В. Н. Ипатьев, начала действовать экспериментальная мастерская по новейшим изобретениям (ЭКСМАНИ).
Место дислокации мастерской — Петроград, Госпитальная
улица, дом 3/8, штат — сорок человек.
Июнь 2013
39
18 февраля 1921 года НТО ВСНХ выдал В. И. Бекаури удостоверение № 2192 за подписью заместителя Коллегии НТО
ВСНХ М. Я. Лапирова-Скобло следующего содержания:
«Предъявитель сего, изобретатель Владимир Иванович
Бекаури, занят порученной ему НТО ВСНХ работой по осуществлению его, Бекаури, изобретения военного, срочного и секретного характера.
Предлагается всем учреждениям и лицам, к коим В. И. Бекаури обратится, оказывать ему всемерное содействие при исполнении возложенного на него поручения.
Согласно Постановления Президиума ВСНХ предписывается всем учреждениям и органам ВСНХ исполнять требования
для исполнения вышеуказанного задания не позже трехдневного
срока. Для осуществления возложенных на него обязанностей
В. И. Бекаури имеет право пользоваться вне очереди железнодорожными билетами для проезда от г. Москвы до Петрограда
и обратно, а также междугородными телефонами.
Настоящее удостоверение действительно до 1 июля
1921 г. »
Данное удостоверение не только предоставляло В. И. Бекаури огромные полномочия, но в условиях всеобщей разрухи ставило сложнейшую задачу — организовать изготовление
торпеды с движением по спирали.
Прежде всего нужны были деньги. Потребовалось немало
способностей Владимира Ивановича, чтобы убедить заместителя председателя Коллегии НТО ВСНХ Ю. Н. Флаксермана
в необходимости и целесообразности выделения денег для
оборудования мастерской и изготовления торпеды. По ходатайству Ю. Н. Флаксермана Владимир Иванович был принят
П. А. Богдановым.
На встрече В. И. Бекаури демонстрирует макет устройства управления рулями торпеды при помощи звуковых
сигналов. Богданов был приятно удивлен увиденным и доложил об идеях Бекаури председателю Совета Труда и Обороны В. И. Ленину.
В период между 20 и 26 мая 1921 года (точная дата
не установлена) Владимир Иванович демонстрирует В. И. Ленину свои изобретения: схему торпеды со спиральной траекторией, управление на расстоянии объектами при помощи
звуковых сигналов и несгораемый шкаф с электрической сигнализацией.
26 мая 1921 года Владимир Ильич Ленин поручает академику В. Н. Ипатьеву создать комиссию по рассмотрению нового военно-морского изобретения В. И. Бекаури.
28 мая директор ГОНТИ НТО ВСНХ академик В. Н. Ипатьев
назначает комиссию по подготовке заключения на новое военно-морское изобретение В. И. Бекаури.
Председателем комиссии был назначен профессор К. П. Боклевский, виднейший кораблестроитель, декан Петроградского политехнического института, заведующий автомобильноавиационным отделом Центрального военно-промышленного
комитета, генерал-майор, создатель одной из первых аэродинамических лабораторий. Заместителем председателя комиссии являлся М. Н. Беклемишев, соавтор проекта первой
русской боевой подводной лодки «Дельфин» и ее командир,
генерал-майор в отставке, начальник отдела подводного плавания Морских сил РККА, председатель военно-морского отдела Русского общества, преподаватель Политехнического
института по курсу «Минное дело». Членами комиссии яв-
40
лялись: С. П. Вуколов, профессор химии, ближайший ученик
Д. И. Менделеева, начальник Научно-технической лаборатории Морского ведомства, заведующий отделом Государственного института прикладной химии НТО ВСНХ; В. Ф. Миткевич,
профессор электротехники Политехнического института, заведующий отделом слабых токов Центральной научно-технической лаборатории; В. П. Найденов, профессор Николаевской
инженерной академии, помощник командующего ВосточноСибирского полевого воздухоплавательного батальона, председатель воздухоплавательного отдела Русского технического
общества, профессор Политехнического института по курсу
воздухоплавания; Б. Л. Пшенецкий, крупный военно-морской
специалист в области минно-торпедного оружия, преподаватель отдела Военно-морской академии. В состав комиссии был
также включен В. И. Бекаури, секретарем комиссии назначается А. Л. Комендантов.
2 июля 1921 года президиум ВСНХ, рассмотрев материалы
«О новом военно-морском изобретении В. И. Бекаури», признав их огромную важность для обороны страны, обратился
в Совет Труда и Обороны с предложением срочно рассмотреть вопрос о реализации изобретения. В докладной записке,
подписанной председателем ВСНХ РСФСР П. А. Богдановым
и ВРИД Управделами ВСНХ РСФСР В. Новиковым, было сказано:
«Препровождаем при сем материалы по вопросу о новом военно-морском изобретении Бекаури и, признавая его огромную
важность, президиум ВСНХ просит срочно поставить этот
вопрос на повестку заседания СТО».
13 июля 1921 года состоялось заседание Совета Труда
и Обороны под председательством А. И. Рыкова. 30 пунктом
слушали: «Доклад ВСНХ о новом военно-морском изобретении Бекаури (докл. Богданов, Лапиро-Скобло)». По данному
пункту повестки дня постановили:
а) предложить комиссии, организованной СНК 13 июля отпустить из 30 миллионного фонда, назначенного на покрытие
всех заявок наркоматов, 150000 швейцарских франков ВСНХ
для изобретателя инженера Бекаури, согласно ранее состоявшемуся решению СТО;
б) предложить ВСНХ по вопросу об использовании нового изобретения Бекаури в случае согласования за подписями
т. т. Аванесова и Богданова представить на подпись Ленину
или Рыкову.
18 июля 1921 года на основании решения Совета Труда и Обороны от 13 июля 1921 года вышло Постановление
СТО. В. И. Ленин с 13 июля по 13 августа находился в отпуске в Горках и поэтому не присутствовал на заседаниях
СТО. П. А. Богданов считал, что В. И. Бекаури, кроме постановления СТО от 18 июля 1921 года, подписанного А. И. Рыковым, должен иметь документ от имени председателя
СТО В. И. Ленина. 8 августа 1921 года В. И. Ленин вернулся
в Москву, а на следующий день, 9 августа, подписал мандат
за № 0-а 10197. Примечательно, что в мандате указан срок его
действия-до 5-го февраля 1922 года, таким образом, для внедрения изобретения был выделено всего 6 месяцев.
Такова история создания технического бюро по военным
изобретениям, которому было суждено — сыграть выдающую
роль в укреплении обороноспособности страны, создании
новейших средств вооружения по многим направлениям. Руководителем этой организации, ее мозгом был Владимир Иванович Бекаури.
Армейский сборник
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
После получения мандата Совета Труда и Обороны от 9 августа 1921 года экспериментальная мастерская по новейшим
изобретениям юридически и фактически вошла в состав технического бюро. 15 августа Владимир Иванович издает свой
первый приказ по бюро, называя его Особым техническим
бюро (Остехбюро). В первом пункте приказа № 1 говорилось:
«Согласно Постановлению СТО от 18.07.1921 г. и данных им
полномочий приступил к выполнению возложенной на меня
задачи, приняв на себя заведование организованным «Особым
техническим бюро по военным изобретениям специального
назначения».
В. И. Бекаури с присущей ему энергией начинает формирование «костяка» Остехбюро, в этом же месяце он добивается
перевода в его подчинение всех сотрудников отделов слабых токов и токов высокой частоты ГОНТИ НТО ВСНХ во главе с профессором В. Ф. Миткевичем. Ни Бекаури, ни Миткевич
еще не знают, что вскоре им предстоит стать создателями первых радиофугасов!
1922 год. После успешных испытаний парогазовой торпеды с движением по спирали Владимир Иванович одержим
новой идеей волнового управления различными объектами.
21 марта в физико-электротехнической части Остехбюро,
он организует Отдел волнового управления (ОВУ) во главе
с профессором В. Ф. Миткевичем. А уже 5 сентября в опытном бассейне Моркома были проведены испытания торпеды
волнового управления. По результатам испытаний комиссия
постановила: признать чрезвычайную важность изобретения
волнового управления в военном отношении, а также необходимость срочного его проведения в жизнь как средства, которое может сильно поднять военную мощь республики.
В январе 1923 года состоялся доклад В. И. Бекаури Генеральному секретарю ЦК РКП/б/И. В. Сталину о работах Остехбюро.
Работами Остехбюро по волновому управлению торпедными катерами интересуется председатель Реввоенсовета
республики, нарком по военным и морским делам Л. Д. Троцкий. 11 февраля 1923 года он направляет запрос в адрес помглавмора Э. С. Панцержанского: «Поставлена ли работа Бекаури в достаточно благоприятные условия? Есть ли надежда
на скорое и достаточно широкое использование его изобретений?» На заседании Президиума Реввоенсовета СССР, 11 августа 1923 года, Л. Д. Троцкий утверждает программу работ
Остехбюро НТО ВСНХ на 1924–1925 годы.
27 декабря 1923 года в Техническом управлении УВМС
состоялось совещание, на котором был рассмотрен вопрос
о достижениях Остехбюро в области волнового управления
катерами. Несколько ранее, в феврале, по просьбе В. И. Бекаури Э. С. Панцержанский обратился в ЦАГИ НТО ВСНХ
с предложением построить торпедный катер. На следующий
год, в апреле, профессор В. Ф. Миткевич и Н. Н. Циклинский
успешно провели на Черном море первые эксперименты
по радиоуправлению объектами на расстоянии. 20 октября
1924 года у открытой части морского канала с опытного судна
были проведены испытания радиоуправляемого катера-торпеды «Пионер». Комиссия в акте зафиксировала следующий
вывод: «Данные опыта, безусловно, дают уверенность в возможности использовать управляемый катер, как автоматическое оружие».
Чтобы понять условия, в которых происходила разработка новейших систем вооружения, приведем воспоминание
сотрудника Остехбюро Николая Леонидовича Попова, который поступил на службу в 1924 году. В 1941 году, уже в должности главного инженера НИИ-20 (правопреемнике Остехбюро) Николай Леонидович, в тяжелейших условиях эвакуации
института в Барнаул налаживает выпуск радиолокационных
станций «Пегматит», «Гнейс-2», радиолинии «Алмаз». В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны
№ГОКО-3686 от 4 июля 1943 года «О радиолокации» Николай
Леонидович утверждается начальником проектно-конструкторского Бюро по радиолокации. В 1954 году он вновь возвращается в институт. Свои воспоминания Николай Леонидович любезно передал в музей института в день празднования
50-летия со дня основания Остехбюро. Вот некоторые выдержки из воспоминаний Н. Л. Попова:
«На работу в Остехбюро я поступил в конце марта
1924 года, т. е. примерно через два с половиной года после выхода решения Совета Труда и Обороны о его организации. Это было уже вполне сложившееся, хорошо организованное учреждение собственной производственной
и опытной базой».
Уже в то время разработки Остехбюро охватывали многие
стороны военной техники и среди прочих полным ходом шли
работы по телефугасам и телеуправляемым катерам. О технической сущности и тактическом назначении этих объектов уже
писалось в нашей технической литературе, поэтомупозволим
себе не останавливаться на этих вопросах, а постараемся обрисовать обстановку и условия, в которых были начаты и велись эти работы.
Мы настолько привыкли к проникновению радио и электроники во все отрасли науки и техники в наш повседневный
быт, что уже ничему не удивляемся, и нам, а в особенности
молодежи, кажется, что так было всегда. И вот теперь, спустя
почти полвека, вспоминая условия, в которых начиналась
и велась разработка телефугасов и телекатеров, общий технический и промышленный уровень того времени, мы не можем
не преклониться перед технической мудростью, интуицией
и верой в свое дело организаторов и руководителей этих
работ и огромным трудовым энтузиазмом исполнителей —
в большинстве своем «зеленой» молодежи.
В те времена понятие «радиотехника» охватывало, в сущности, одну радиосвязь, а термин «электроника» вообще не существовал; радиовещание и у нас и за рубежом делало первые шаги; радиопромышленность (я имею в виду аппаратуру
на базе электронных ламп) только начала создаваться; специалистов в области радио можно было пересчитать по пальцам,
а телемехаников и автоматчиков вообще не было.
О состоянии к моменту организации Остехбюро электровакуумной техники, этой основы радиотехники, лучше всего
можно составить себе представление по воспоминаниям
академика С. А. Векшинского «В области приемо-усилительных и малых генераторных ламп к 1922 году наибольшие успехи
были достигнуты в группе профессора М. М. Богословского. Коллектив из трех студентов, выполнявший все работы, начиная
от механических и монтажных и кончая стеклодувными, в скудно обставленной учебной лаборатории добился суточного выпуска в 12 (!) ламп».
Это было время, когда радиолампа только начинала свое
победное шествие, а детектор отнюдь еще не сдал своих позиций — первые промышленные образцы ламповых радиове-
Июнь 2013
41
На рабочем месте специалиста узла связи
щательных приемников появились в 1926–1927 годах, а до этого они были детекторными. Любопытно вспомнить, что срок
действия патента фирмы «Телефункен» на кристаллический
детектор окончился лишь в 1925 году.
Весь арсенал радиоизмерительной аппаратуры ограничивался волномером, мостом Н. Н. Циклинского (сотрудника
Остехбюро-автор), мостиком для измерения емкости и индуктивности на звуковой частоте, да еще универсальным тестером — двуухим телефоном. И в помине не было ни сигнал-генераторов, ни тем более, стандартсигнал генераторов,
катодных осциллографов и даже простейших ламповых вольтметров.
Конденсаторы и сопротивления каждый делал себе сам.
Кварцевая техника еще не вышла за пределы физического
эксперимента, и вывести ее на промышленную дорогу, было
суждено именно работникам Остехбюро — А. И. Деркачу,
Т. М. Михайлову и другим.
Супергетеродинный метод приема существовал лишь
в статьях его изобретателя — Амстронга.
Только в 1924 году, т. е. через три года после организации Остехбюро, появился первый промышленный образец лампового профессионального приемника. Это
был одноламповый регенеративный приемник типа «ЛБ2», разработанный Лебедевым и Борусевичем. В 1927 году
на смену ему пришел выпущенный заводом им. Козицкого
уже четырехламповый, но также регенеративный приемник типа «БЧ» (Борусевича четырехламповый). Напомним,
что разработка телефугасов была завершена в Остехбюро
в 1926 году! Первый промышленный магистральный приемник — супергетеродин был создан на том же заводе
им. Козицкого А. П. Сиверсом в 1933 году, а ведь решение
о разработке телефугасов и телекатеров было, по представлению В. И. Ленина, принято Советом Труда и Обороны
уже в июле 1921 года!
Каким даром технического предвидения обладал Владимир Ильич, как был он уверен в неизбежности технического
42
прогресса радио, принимая решения, требовавшие больших
финансовых и материальных затрат, в очень тяжелое для молодого советского государства время!
Нужно отдать должное технической смелости и вере
в успех, проявленным Владимиром Ивановичем Бекаури, когда он буквально на голом месте брался решать сложнейшие
по тому времени задачи.
Следует преклониться перед Владимиром Федоровичем Миткевичем и теми его соратниками и помощниками,
которые совершили научный и трудовой подвиг, создав
на практике в указанных выше условиях телемеханическую
радиолинию высокой надежности, обеспечили жесткое
согласование приемного и передающего концов радиолинии, решив все вытекающие отсюда проблемы, добились
высокой помехоустойчивости и помехозащищенности при
очень большой чувствительности, сумели удовлетворить
достаточно жесткие и по нынешнему времени климатические требования, а также решили целый ряд сложнейших
для своего времени технических и конструктивных задач
в области автоматики и телемеханики и тем самым с честью
выполнили возложенные советским правительством на коллектив Остехбюро обязательства!
Но ведь кроме чисто технических трудностей перед руководителями Остехбюро и всем коллективом стояли не менее,
а, вероятно, даже более сложные организационные проблемы и в первую очередь проблема кадров для Отдела волнового управления (ОВУ), решавшего в Остехбюро все вопросы
радио-телемеханики, автоматики и электротехники, ведь радистов необходимого профиля, а тем более телемехаников никто не готовил.
Остехбюро было вынуждено заняться этой большой проблемой само, причем был найден очень интересный выход
из положения — на должности заведующих ряда лабораторий
ОВУ были приглашены хорошо известные В. Ф. Миткевичу преподаватели электромеханического факультета Петроградского политехнического института:
Армейский сборник
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
Павел Лазаревич Калантаров, впоследствии профессор,
сменивший В. Ф. Миткевича на кафедре «Теоретические основы электротехники», автор широко известного курса «Переменные токи». В ОВУ он руководил лабораторией, тематика
которой носила в известной степени поисковый характер
и которая решала возникавшие по ходу деятельности ОВУ отдельные технические вопросы, носящие общий характер.
Николай Алексеевич Петров, впоследствии профессор
Военной электротехнической академии им. Буденного, один
из первых в Советском Союзе специалистов в области ультракоротковолновой техники, руководил лабораторией УКВ.
Александр Александрович Солодовников, автор первого
в Советском Союзе учебника по телемеханике, ведал лабораторией реле и электромагнитных механизмов.
Самуил Маркович Шрейбер возглавлял лабораторию, разрабатывающую электровзрыватели для мин и торпед.
Иван Сергеевич Щегляев, преподаватель физики Политехнического института, один из самых первых сотрудников ОВУ,
был руководителем первого этапа работ по телефугасам.
Владимир Алексеевич Суходский, профессор электрохимии, возглавлял химическую лабораторию, решавшую главным
образом проблемы химических источников тока для объектов,
разрабатывавшихся в Остехбюро.
Федор Федорович Струнников руководил лабораторией,
разрабатывавшей вопросы вторичной селекции.
Эти руководители лабораторий Остехбюро, общаясь
по роду своей педагогической деятельности со студентами
электромеханического факультета, уже сами подбирали из их
числа работников для своих лабораторий. Так появилась
в Остехбюро первые кандидаты в «дипломированные телемеханики»…
После первой успешной демонстрации макета для управления взрывами в июле 1925 года Владимир Иванович Бекаури
принимает всяческие усилия по созданию опытного образца
радиофугаса.
11 ноября 1925 года в Ленинграде были произведены опыты по взрыванию на расстоянии подземных фугасов. В данном
случае были воспроизведены все условия боевого применения радиофугасов. Фугасы и устройство для управления взрывами были зарыты на территории Гребного порта, а радиопередатчик, который выдавал команды управления, находился
на судне «Микула», стоявшим у набережной Красного Флота.
Во время проведения опытов присутствовали: заместитель
председателя Реввоенсовета СССР Уншлихт, члены Реввоенсовета Бубнов и Каменев, помощник начальника Штаба РККА
Пугачев, начальник артиллерийского управления РККА Дыбенко, командующий войсками Ленинградского военного округа
(ЛВО) Шапошников, член Реввоенсовета Ленинградского военного округа Потапов, полномочный представитель ОГПУ в
ПBO Мессинг, начальник особого отдела ЛВО ОГПУ Петерсон, комендант Ленинграда Федоров.
По результатам опытов был составлен протокол испытаний за № 1, от Остехбюро его подписали Миткевич, Аничков,
Щегляев и Владимир Иванович Бекаури.
Всего было произведено три опыта. В первом опыте был
испытан магазинный взрыватель на шесть отдельных фугасов,
дающий возможность взорвать эти фугасы в любой последовательности по желанию. На передающую станцию был послан
пакет, в котором Уншлихтом была указана желаемая последо-
вательность подрыва фугасов (№№ 3,6,1,2,4,5) и сроки проведения взрывов. Все взрывы произошли в назначенной последовательности и в назначенное время.
Во втором опыте испытаний впервые в условиях реальной
полевой обстановки был испытан одиночный взрыватель новой конструкции, дающий возможность взорвать один фугас
или группу фугасов одновременно. В данном случае к взрывателю была присоединена группа из двух фугасов. Согласно,
посланному на передающую станцию приказанию эта группа
(№№ 7–7) должна была быть взорвана через 5 минут после
предыдущей серии взрывов. Взрыв последовал в назначенное
время.
Третий опыт являлся повторением второго опыта, для чего
к одиночному взрывателю была присоединена новая группа
из двух фугасов (№№ 8–8). Взрыв последовал согласно заданию ровно через 5 минут после предыдущего.
В апреле 1926 года было проведено несколько опытов
по приему сигналов управления взрывами на расстоянии
между Ленинградом и Москвой от построенной радиостанцией «Лепорсо». Станция «Лепорсо» располагалась в Ленинградском гребном порту. Мощность радиостанции составляла порядка 6 кВт, длина волны — 1915 метров. В качестве приемного
поста использовался одиночный приемник, имеющий 7 степеней усиления. В приемной антенне использовались земляные
антенны, так называемые «хвосты».
7 и 8 апреля — в районе Малая Вишера, который находился на расстоянии 162 км от Ленинграда, был осуществлен
вполне уверенный прием с использованием «хвостов» и противовесов различной длины (15 и 30 м), лежащих на глубоком
снегу и ориентированных приблизительно по направлению
на радиостанцию «Лепорсо». Опыты производились днем
и ночью, было ясно, 7 апреля — тихо, 8 апреля — ветрено.
Температура окружающей среды была от минус 5 до минус
10 по Реомюру (Рене Антуан Реомюр — французский естествоиспытатель, почетный член Петербургской академии наук,
в 1870 году изобрел спиртовой термометр, шкала которого
определялась точками кипения и замерзания воды и была разделена на 80 градусов).
9 апреля — в районе Бологое (320 км от Ленинграда)
также был осуществлен совершенно уверенный прием с использованием « хвостов» и противовесов различной длины
(15 и 30 м), лежащих на глубоком снегу. Опыты проводились
днем и ночью, стоял легкий мороз, было ясно и тихо.
10 апреля — в Твери, расстояние от Ленинграда 482 км,
днем был осуществлен вполне уверенный прием на «хвост»
и противовес по 30 метров, лежащие на голой земле или тонком слое снега, а также на «хвост» 30 метров без противовеса.
При испытании было тепло, ясно и тихо.
12 апреля, в Москве, расстояние от Ленинграда 650 км,
был осуществлен днем вполне уверенный прием на «хвост»
и противовес по 60 метров длиной, лежащие на глубоком снегу. Было пасмурно, оттепель.
При проведении всех опытов вместе с сотрудниками
Остехбюро присутствовал инспектр Ленинградского военного округа.
Параллельно с опытами в Остехбюро впервые в стране
велась разработка теории подземных и стелющих антенных
систем. На тот момент времени во всем мире данные работы
были строго засекречены, т. к. они выполнялись в интересах
Июнь 2013
43
специальных ведомств. Впоследствии данные антенны успешно применялись при создании подводного флота.
После трехмесячной работы по доводке управляющих
и исполнительных механизмов, 17 августа, была произведена
серия опытов по производству взрывов на расстоянии в местности «Дубки» близ Сестрорецка. Прием сигналов производился на два магазинных приемника на 6 фугасов каждый и три
одиночных приемника, действовавших каждый на один фугас.
Как приемники, так и все провода, соединяющие их с фугасами, были закопаны в землю и замаскированы.
Для магазинных приемников отправительной станцией
служила радиостанция «Лепорсо», а для одиночных впервые
использовалась подвижная автомобильная радиостанция,
расположенная на Комендантском аэродроме в Ленинграде.
Расстояние от отправительных станций до места приема составляло около 25 км. На месте расположения фугасов присутствовал начальник особого отдела Ленинградского военного округа ОГПУ Я. Я. Петерсон, который и установил порядок
взрывов фугасов сначала для двух магазинных приемников,
а затем и для трех одиночных. Порядок взрывов был передан
по телефону на радиостанции.
По сигналам, данным с радиостанций, последовали взрывы всех фугасов в назначенном порядке, за исключением лишь
одного одиночного № 1, он не взорвался. Расчету автомобильной радиостанции было дано указание по телефону повторить
сигнал взрыва для приемника № 1. При повторении сигнала
последовал взрыв фугаса.
В Остехбюро, по распоряжению В. И. Бекаури, началась
планомерная работа по подготовке к государственным испытаниям радиофугасов. Менялись глубина залегания приемника
с соответствующими батареями, длина «хвостов», время работы исполнительных реле, производились различные воздействия посторонних радиостанций на приемное устройство.
По распоряжению управляющего делами Совнаркома
РСФСР Николая Петровича Горбунова, для осмотра и испытания работ Остехбюро в марте 1927 года была создана комиссия. Председателем комиссии был назначен заместитель начальника Штаба РККА Пугачев, членами: инспектр войск связи
РККА начальник особого отдела ОГПУ JIBO Петерсон, помощник инспектора связи РККА Ляймберг, председатель научного
комитета У. В. С. Дубенский, Председатель Особой Секции В. Т. У.
профессор Баженов, начальник инженеров ПВО Потапов. При
работе комиссии присутствовали заведующий Остехбюро Бекаури и сотрудник Остехбюро профессор Миткевич.
Комиссия в период с 9-го по 11-е марта осмотрела и произвела испытания приборов для управления взрывами, изготовленных в плановом порядке в Остехбюро, а также лабораторные и полевые испытания названных приборов.
Испытания производились согласно тактико-техническим
условиям, утвержденным зампредом Реввоенсовета. В соответствии с этим, комиссией были осмотрены и испытаны:
конструкция и детали управляющих и управляемых приборов;
взрывы на ближних дистанциях; взрывы на дальних дистанциях; мешающие, заглушающие и произвольные воздействия
на приборы.
За два дня (9 и 10 марта) комиссия произвела осмотр приборов и испытание разных комплектующих этих приборов,
среди которых были изготовленные со швейцарской точностью различные реле, анализаторы и другие уникальные при-
44
способления. Были проверены приемники, изготовленные
заводом КРИЗО Остехбюро, изучен процесс производства
в лабораторных условиях приборов для осуществления взрывов на расстояние и произведен осмотр управляющей радиостанции «Лепорсо». Производство приборов и оборудования
комиссией было признано вполне удовлетворительным.
Затем, комиссия приступила к испытаниям приборов
на ближних расстояниях. Приборы для взрывов и фугасы
были установлены в районе Комендантского аэродрома, что
составляло 8 км от управляющей радиостанции. Был испытан
один прибор шестикратный старого образца 1924 года и три
одиночных приемных прибора совершенного типа образца
1926 года. Было заложено 6 одиночных фугасов и 3 группы —
в каждой по 3 фугаса. Каждый фугасный заряд имел 3 кг черного пороха.
Порядок — время взрыва и длина волны управляющей
станции были назначены комиссией. Взрывы последовали
в строгом, согласно с установленным комиссией, условием.
11 марта по требованию комиссии, приборы и фугасы
были размещены в районе станции Малая Вишера на расстоянии порядка 170 км от управляющей станции «Лепорсо». Почва была открытой и болотистой, все приборы были зарыты
в ямы, наполненные водой. Антенна, длиной в 15 метров, была
размещена на снегу, длина фугасных проводов была определена в 60 метров. Всего было установлено 3 одиночных прибора и один групповой. Управление взрывами производилось
со станции «Лепорсо» по разработанной комиссией программе. Порядок взрывов, в секретном от Остехбюро порядке, был
доставлен на радиостанцию через особый отдел ЛВО только
к началу испытаний.
По программе было назначено 6 взрывов, из них три одиночных на короткой волне и 3 от группового прибора на длинной волне. Ударники на радиостанции «Лепорсо» на длинной
волне подвергались модуляции начальником станции через
определенные промежутки времени, а на короткой волне
автоматически. В 12 часов 59 минут был произведен первый
взрыв, четыре последующих взрыва были произведены в течение 21 минуты, при этом один фугас не взорвался.
При расследовании причины отказа одного подрыва было
установлено, что в поврежденный деревянный ящик с батареями проникла вода. Ящик с батареями заменили, и в 14 часов
был произведен взрыв фугаса. Кроме этого оказалось, что при
установке прибора при опускании его в яму произошел преждевременный взрыв от сотрясения гальванометрического
реле, находящегося в приборе. Специалистами Остехбюро
гальванометрическое реле было заменено на электронное,
которое не реагировало на сотрясение прибора, производимое по требованию членов комиссии.
Однако, на этом свою работу комиссия не завершила. Комиссия проверила и испытала действие прибора при мешающих, заглушающих и произвольных воздействиях посторонних
радиостанций.
9 марта были установлены два прибора, работающих
на волне 750 метров. Управляющая станция Остехбюро располагалась на расстоянии около 5 км, мощность этой станции
равнялась 200 Вт. В качестве мешающей радиостанции была
использована местная широковещательная радиотелефонная
станция мощностью около 10 кВт, которая находилась на расстоянии 4 км от места опытов. Несмотря на то, что сигналы
Армейский сборник
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
с мешающей станции отчетливо фиксировались у зажимов
прибора, анализатор прибора на эти возбуждения не реагировал. Комиссия поставила перед собой задачу выявить чувствительность приборов.
10 марта распоряжением инспектора Войск связи РККА
были установлены полевые станции «С» и «Г» — одна на расстоянии 300 м, другая 2 км от места опытов. Мощность каждой
станции составляла 1,5 кВт. Радиостанция Остехбюро находилась на расстоянии около 4 км и имела мощность 500 Вт. Все
станции работали на волне 750 м, т. е. на волне управляющей
станции. Кроме этого, в помещении рядом с испытываемыми
приборами были произведены мешающие действия, путем генерации получаемой от регенеративного приемника.
Различные другие мешающие воздействия были реализованы комиссией, однако эти воздействия на работу приборов совершенно не повлияли. Приборы действовали четко
и устойчиво, принимая только сигналы своей управляющей
станции.
Для испытания механической и электрической прочности
приборов при перевозке, комиссией был назначен прогон
приборов на двуколке легким аллюром. Результаты испытаний
были положительными.
Комиссия пришла к единогласному выводу, что мешающие,
заглушающие и произвольные воздействия на работу приборов не влияют.
По результатам работы комиссия выработала следующие
предложения.
На основании изложенного комиссия считает:
1. Полную законченность всех лабораторных изысканий
и испытаний фугасных приборов системы ОСТЕХБЮРО, давших
отличные результаты в работе.
2.Необходимость срочного испытания приборов на дальних расстояниях порядка 1500–2000 км (примерно Москва —
Севастополь или Одесса).
3. Необходимость испытания названных приборов в войсках в полевой обстановке на маневрах.
Акт был подписан всеми членами Комиссии, а также Заведующим ОСТЕХБЮРО В. И. Бекаури и сотрудником ОСТЕХБЮРО В. Ф. Миткевичем.
9 апреля 1927 года по распоряжению Н. П. Горбунова копии
актов были направлены в адрес В. И. Бекаури за подписью зав.
Секретариатом управделами СНК СССР и СТО Е. Векрицкой.
6 августа акт был утвержден Уншлихтом.
Вот маленький кусочек истории развития практической
телемеханики в нашей стране, который был прикрыт занавесом секретности много лет. Далее были разработки телемеханических танков, самолетов, подводных лодок и паровозов. Да,
уже в 20-е годы прошлого века между Москвой и Ленинградом курсировал телемеханический паровоз! Однако если бы
не было приемника Попова или работ и лекций Пильчикова
по управлению с помощью электрических колебаний, телемеханического паровоза мог бы и не быть. Но об этом в следующем рассказе.
Авторы выражают глубокую благодарность директору
научно-технической библиотеки НТУ «Харьковский политехнический институт» Ларисе Петровне Семененко за помощь
в подборе архивных материалов и советы по построению и содержанию статьи.
Фото из архива «АС»
ЛИТЕРАТУРА
1. П. Н. Рыбкин. Десять лет с изобретателем радио. М.: Государственное издательство литературы по вопросам связи и радио, 1945, 64 с.
2. Журнал «Вестник электро-промышленности», 1945, № 4–5
3. А. М. Лукомская. Александр Степанович Попов (1859–1905). М-Л.: Академия наук СССР, 1945, 76 с.
4. Пятьдесят лет радио. Под редакцией инж. Б. Н. Можжевелова. М-Л.: Государственное энергетическое издательство, 1945, 92 с.
5. Г. Головин. Ленин и Сталин о радио. Ленинградское газетно-журнальное
и книжное издательство, 1947, 44 с.
6. И. В. Бренев. Начало радиотехники в России. М.: «Советское радио», 1970,
256 с.
7. М. И. Радовский. Александр Степанович Попов. М-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1963,388 с.
8. Н. Л. Полякова, Е. А. Попова-Кьяндская. Николай Дмитриевич Пильчиков.
Успехи физ. Наук. 1954. Т. 53. Вып. 1. С. 121–136.
9. В. Ф. Миткевич. О «физическом» действии на расстоянии. //«Электричество», № 1, 1934, с. 15–19.
10. В. Ф. Миткевич. Демонстрация первой радиотелеграфной установки.
(Воспоминания). // Вестник связи. Электросвязь 1945, № 4 .
П. Полякова Н. JL, Попова-Кьяндская Е. А. Николай Дмитриевич Пильчиков. Успехи физических наук. 1954, Т. 53, вып. 1, с. 121–136.
12. Вестник опытной физики и элементарной математики. 1908, № 462,
с. 121–122.
13. // Техника молодежи, 1967. № 4, С. 7.
14. Г. В. Павлова. Эйфель и Пильчиков. Удивительные судьбы книг и людей.
15. Архивные документы Остехбюро. ОАО «ВНИИРТ», 1925–1945.
16. Ш. Гогидзе. Изобретатель с ленинским мандатом. Тбилиси: «Сабчота
Сакартвело», 1969, 102 с.
17. ВНИИРТ. Страницы истории. М.: «Оружие и технологии», 2006, 256 с.
18. Государственное унитарное предприятие Центральный научно-исследовательский институт «Гранит» в событиях и датах за 75 лет. С.Пб.,
1996.
19. Е. Ш. Шошков. Репрессированное Остехбюро. С.Пб.: Научно- информационный центр, 1995, 208 с.
20. Воспоминание ветеранов ВНИИРТ. ОАО «ВНИИРТ», 1971, 164 с.
21. История отечественной радиолокации. М.: Издательский дом «Столичная энциклопедия», 2011, 768 с.
22. Н. Попов. По ленинскому мандату. //«Радио», 1970, № 2, с. 3–4.
23. А. А. Солодовников. Основы телемеханики и автоматики. Л.: КУБУЧ,
1935.
24. Н. Тесла. Электрический привод для военных кораблей. //New York
Herald, Febr. 25, 1917.
25. Проф. С. М. Рытов. Из предистории радио. Сборник оригинальных статей и материалов. М-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1948, 472 с.
26. Отчет о состоянии Харьковского технологического института
Императора Александра III за 1903 год. Известия Харьковского технологического института Императора Александра III, т. 1, Харьков,
1905, с. 39–40.
27. 0тчет о состоянии Харьковского технологического института Императора Александра III за 1904 год. Известия Харьковского технологического Института Императора Александра III, т. 2, Харьков,
1906, с. 41–42.
28. Е. А. Роговский. Профессор Н. Д. Пильчиков и его труды. Издание Общества физико-химических наук при Харьковском университете, Харьков,
1913.
29. Дневник X съезда русских естествоиспытателей и врачей в Киеве,
1898 г., 30 августа, вып. 1, № 10, с. 371–372. Протокол заседания секции
метеорологии 28 августа.
Июнь 2013
45
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
Б. КАЗАХОВ
КАК ОБЕЗВРЕДИТЬ
РАДАР ПРОТИВНИКА
Поражение радиоэлектронных объектов средств воздушного нападения
в системе ПВО
Анализ исследовательских программ, разработок и модернизации авиационной техники, проводимых в военно-воздушных силах (ВВС) развитых стран мира, свидетельствует о том, что одним
из важнейших направлений повышения боевых
свойств летательных аппаратов (ЛA) и авиационных средств поражения (АСП) является совершенствование их бортового оборудования.
П
режде всего, это объясняется тем, что в настоящее
время и ЛA, и АСП представляют собой сложную систему, состоящую из совокупности различных бортовых систем (связи, навигации, разведки и предупреждения, защиты и т. д.), от функционирования которых зависит
эффективность их применения.
Основу бортового оборудования ЛA и АСП представляют радиоэлектронные объекты (РЭОб), под которыми
следует понимать радиоэлектронные средства (системы,
комплексы), электронные приборы (устройства, средства),
компьютерные устройства (средства, системы, электронновычислительные машины), электромеханические, электротехнические средства или их совокупность, используемые
для управления оружием и разведкой и размещенные на отдельном боевом средстве (носителе). Вариант оснащения
современного боевого ЛА основными бортовыми системами представлен на рис. 1.
Широкий спектр задач, решаемых бортовым оборудованием, и жесткая корреляция эффективности применения
средств воздушного нападения (СВН) от результатов его
функционирования определяют первостепенность внимания западных военных специалистов к вопросам совершенствования РЭОб, интегрированных в состав ЛA и АСП.
Так, при создании новых типов самолетов затраты
на разработку бортовых РЭОб составляют до 35–40 проц
от общей стоимости проекта. При этом в основу создания
бортовых РЭОб положены современные принципы построения электронных систем, к которым относятся:
широкое использование цифровых электронно- вычислительных машин (ЭВМ);
модульность структуры, обеспечивающая заменяемость блоков и возможность наращивания систем управления полетом;
46
резервирование наиболее важных
подсистем; комплексирование аппаратуры, выполняющей сходные функции.
Вышеперечисленные обстоятельства обусловливают необходимость
выделения РЭОб как важнейших элементов, подлежащих первоочередному антагонистическому воздействию
со стороны сил и средств, привлекаемых к борьбе с СВН противника.
В функциональной основе данного
воздействия должно лежать радиоэлектронное поражение (РЭПр) РЭОб
СВН, осуществляемое в результате их функционального
поражения и радиоэлектронного подавления.
Функциональное поражение РЭОб СВН заключается
в разрушении (повреждении) элементов и узлов радиоэлектронных объектов СВН путем их поражения электромагнитным излучением или поражением средствами специального программно-технического воздействия (СПТВ).
Причем поражение электромагнитным излучением осуществляется в результате разрушения (повреждения)
элементов и узлов радиоэлектронных объектов (средств)
СВН специальными средствами СВЧ, лазерного, акустического и других видов излучения, а поражение средствами
специального программно-технического воздействия заключается в разрушении (искажении) программного обеспечения и баз данных (знаний) за счет внедрения в автоматизированные системы управления СВН специальных
программ (вирусов).
Радиоэлектронное подавление РЭОб СВН реализуется
для снижения эффективности (качества) их функционирования путем воздействия на их приемные устройства
активными и пассивными помехами. В зависимости от используемого диапазона частот (длин волн) радиоэлектронное подавление включает радиоподавление и оптикоэлектронное подавление.
Исходя из вышесказанного, становится вполне очевидным тот факт, что радиоэлектронное поражение РЭОб СВН
противника должно стать важнейшим функциональным
элементом противовоздушной обороны войск и объектов,
в том числе и в ходе операций (боевых действий), проводимых оперативными общевойсковыми объединениями.
При этом, как показывают результаты ранее проведенных
исследований в Военной академии войсковой ПВО ВС РФ,
Армейский сборник
Рис. 1. Основные бортовые системы пилотируемого летательного аппарата (вариант)
успешная реализация процесса радиоэлектронного поражения РЭОб СВН является одним из важнейших условий
достижения требуемого уровня эффективности противовоздушной обороны войск и объектов общевойскового
объединения в операции.
В настоящее время, согласно Боевому уставу воинских
частей РЭБ и Боевому уставу войсковой ПВО, решение
задач по РЭПр РЭОб СВН возлагается на формирования
радиоэлектронной борьбы (РЭБ). В данных нормативных
документах определено, что части (подразделения) РЭБ,
действуя в интересах противовоздушной обороны, применяются автономно от зенитных формирований. При этом
между соединениями (частями) войсковой ПВО и частями
(подразделениями) РЭБ должно быть организовано эффективное взаимодействие, которое, как трактует Боевой
устав, может осуществляться по зонам (направлениям,
секторам и рубежам), высотам, целям и времени. Решение этой достаточно трудной задачи требует оперативного управления всеми силами, привлекаемыми к борьбе
с противником в воздушной сфере, и на сегодняшний день
не всегда выполнимо ввиду разной ведомственной принадлежности формирований ПВО и РЭБ.
В результате этого согласование совместного применения зенитных формирований и частей (подразделений)
РЭБ при отражении ударов воздушного противника (ВП)
требует значительных временных затрат, что совершенно неприемлемо в условиях высокой динамичности действий современных СВН. Постановка боевых задач силам
РЭБ, привлекаемым к борьбе с СВН, и зенитным формированиям при существующей схеме управления осуществляется по двум практически независимым друг от друга
направлениям. Попытка же согласовать действия данных
сил через вышестоящую инстанцию (например, штаб объединения) приводит к несоответствию располагаемого
и требуемого времени на решение задач борьбы с СВН
противника в операции (боевых действиях). Решить эту
проблему представляется возможным в рамках реализации идеи организационного включения подразделений
РЭБ, способных осуществлять РЭПр РЭОб СВН, в состав
войск ПВО оперативного общевойскового объединения.
При этом данные подразделения РЭБ должны стать составными элементами как армейской зенитной ракетной
бригады (азрбр), так и зенитных подразделений общевойсковых соединений. Главным преимуществом этой идеи
является, прежде всего, сокращение уровней управления
и возможность оперативно ставить боевые задачи разнородным силам, решающим задачи противовоздушной
обороны войск и объектов в операциях и боевых дей-
Сентябрь 2014
47
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
Рис. 2. Контур управления силами ПВО в рамках оперативного общевойскового объединения:
а 3 при существующем подходе; б 3 при предлагаемом подходе
ствиях в масштабах оперативного общевойскового объединения (рис. 2).
Учитывая технические характеристики образцов вооружения, которыми оснащены подразделения РЭБ, следует констатировать, что в настоящее время и в ближайшей перспективе основным типом их антагонистического
воздействия на СВН противника будет радиоэлектронное
подавление (РЭП) радиоэлектронных объектов, интегрированных в ЛA и АСП. Исходя из этого, на подразделения
РЭБ, организационно включенные в состав войск ПВО оперативного общевойскового объединения, целесообразно
возложить решение функциональных задач, перечень которых приведен в таблице.
Анализ содержания представленной таблицы показывает, что в результате использования сил и средств РЭБ
в составе войск ПВО можно ожидать повышения:
эффективности борьбы формирований ПВО с воздушными целями, в том числе и с низколетящими (НЛЦ);
Таблица
Задачи, подлежащие решению формированиями РЭБ, организационно включенными
в состав войск ПВО
Содержание задачи
1.Радиоподавление многофункциональных бортовых радиолокационных станций
(БРЛС)
2.Радиоподавление БРЛС обеспечения полетов на малых высотах (БРЛС ОПМВ)
3.Радиоподавление радиолокационных (РЛ)
прицелов
4.Прикрытие помехами полета зенитных
управляемых ракет (ЗУР) к цели
5.Подавление бортовых приемников радионавигационных систем
6. Радиоподавление бортовых средств связи
7. Подавление авиационной УКВ-радиосвязи
48
Ожидаемый результат решения задач по повышению эффективности ПВО
войск и объектов
Невозможность своевременного обнаружения (доразведки) наземных целей и
применения бортового оружия (в условиях ограниченной оптической видимости
и больших высот полета)
Увеличение высоты полета СВН, в результате чего следует ожидать повышения
вероятности поражения низколетящих целей
Невозможность осуществления прицельного бомбометания с использованием
РЛ-прицела
Уменьшение вероятности перехвата ЗУР в полете до цели, что увеличивает эффективность стрельбы зенитного ракетного комплекса (ЗРК)
Срыв выхода ударных самолетов тактической авиации (ТА) в район выполнения
боевой задачи с требуемой точностью и, как следствие, невозможность своевременного обнаружения и поражения наземной цели с первого захода
Увеличение времени нахождения ударных самолетов противника в зоне ПВО.
Срыв вызова и наведения авиации противника к объектам удара. Срыв управления
авиацией в воздухе, что нарушает взаимодействие между самолетами ТА и сухопутными войсками при решении задач непосредственной авиационной поддержки. Сильное психологическое воздействие на летчика
Невозможность точного выхода СВН к наземной цели и невозможность ее поражения с первого захода
Армейский сборник
Рис. 3. Функциональная структура и основное вооружение подразделения РЭБ, организационно включенного в состав
зенитного формирования (вариант)
возможностей войск ПВО в борьбе с СВН в сложных ме- радиоэлектронного поражения PЛC ОПМВ;
теоусловиях и условиях плохой видимости;
затруднение или срыв наведения ударной авиации
живучести формирований ПВО.
и применения ею бортового оружия путем РЭПр многоФункциональная структура подразделений РЭБ, входя- функциональных бортовых PJIC управления оружием.
щих в состав формирований войсковой ПВО, должна форРассмотрим возможный вариант применения подразмироваться, прежде всего, исходя из целевой направлен- делений радиоэлектронного подавления РЭОб СВН в соности их функционирования, и включать в себя элементы, ставе ПОГ при отражении ударов воздушного противника.
представленные на рис. 3.
С обнаружением налета СВН противника приоритетныДля ведения совместных боевых действий подразде- ми задачами для подразделений РЭП радиоэлектронных
ления РЭП РЭОб СВН и зенитные ракетные подразделения объектов СВН будут ведение радиотехнической разведки
целесообразно интегрировать в помехово-огневые груп- (РТР) станциями помех с целью обнаружения работающих
пы (ПОГ).
БРЛС и определения пеленгов на них, а также противоВ целом в состав
действие средствам
п о м е хо в о - о г н е в ы х
РЭБ групповой защигрупп предлагается
ты СВН, действующих
включать: зенитное
На начальном этапе борьбы с КР функци- из зон барражироваподразделение, во- онирование станций помех необходимо на- ния. Необходимо оторуженное ЗРК (ЗРС)
метить, что с началом
большой или средней правлять на подавление радиовысотомеров налета потребуется
дальности, по одной КР, что обусловит потребность в увеличение повышение интенра диолокационной высоты их полета. Это на следующем этапе сивности
работы
станции дежурного
ра диолокационных
противоборства приведет к своевременному станций зенитных
и боевого режима,
станцию РТР и сред- обнаружению КР средствами разведки и их подразделений, что
ства радиоэлектрон- поражению огнем зенитных средств.
повышает
вероятного
поражения
ность их обнаружеРЭОб СВН (станции
ния и подавления
помех). При этом средства РТР и РЭП РЭОб должны обе- станциями активных помех, расположенных на борту
спечивать:
СВН. Данное обстоятельство обусловливает необходиболее раннее (по сравнению с PЛC) вскрытие начала мость применения дежурной станции помех из состава
налета СВН противника и распознавание наиболее опас- ПОГ для пространственного поиска самолетов РЭБ и поных целей;
давления их приемных устройств с целью обеспечения
распознавание провокационных полетов, имитиру- благоприятных условий функционирования РЛС зенитных
емых беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) формирований.
и ложными целями, и оповещение о них органов управлеВ интенсивной фазе налета возрастает актуальность
ния ПВО с целью недопущения преждевременного пере- задачи распределения усилий огневых средств ПВО
вода системы противовоздушной обороны в готовность и станций помех при антагонистическом воздействии
№ 1 и вскрытия ее автоматизированными системами тех- на СВН. При этом приоритетными объектами подавления
нической разведки противника;
для станций помех будут РЛС управления оружием (ОУ)
затруднение или срыв полета носителей высокоточно- класса «воздух — земля», размещенные на СВН, которые
го оружия (ВТО) а малых и предельно малых высотах путем удалены от объектов прикрытия на расстояние менее
Сентябрь 2014
49
ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
дальности применения бортового оружия (противорадиолокационные ракеты, управляемые ракеты, управляемые
авиационные бомбы), но еще не вошедшими в зону поражения зенитных средств. Следующими по значимости
будут РЛС ОПМВ, поскольку их подавление будет означать
срыв маловысотного полета СВН и повышение эффективности их обнаружения и поражения огнем зенитных ракетных комплексов (систем).
В заключительной фазе налета приоритетными и практически единственными объектами для подавления подразделениями РЭП РЭОб средств воздушного нападения станут
РЛС БО, используемые для контроля результатов налета.
Применение ПОГ вышеуказанными способами позволяет осуществлять динамичное манипулирование типами
антагонистических воздействий по СВН в процессе отражения ударов воздушного противника. Это особенно
актуально при распределении усилий зенитных средств
и средств РЭБ по рубежам, типам целей и объектам прикрытия. Взаимодействие по высотам для рассматриваемой
ситуации нехарактерно.
При распределении усилий по рубежам на большой
дальности воздействовать по цели первыми должны начинать средства РЭБ, вынуждая цель приблизиться к объекту удара и тем самым войти в зону поражения ЗРК (ЗРС).
При приближении воздушной цели к зоне поражения ЗРК
средства РЭБ выключаются, предоставляя возможность
зенитным подразделениям вести огонь. При обеспечении
электромагнитной совместимости (ЭМС) радиоэлектронных средств (РЭС) зенитных подразделений и формирований РЭБ, средства радиоэлектронного поражения продолжают осуществлять подавление бортовых РЭОб, создавая
наиболее благоприятные условия для действий ЗРК, в т. ч.
и с точки зрения снижения вероятности поражения их
противорадиолокационными ракетами.
Кроме того, при распределении усилий по рубежам
необходимо учитывать, что средства РЭП РЭОб СВН из состава ПОГ целесообразно размещать на направлении
скрытых подходов авиации противника для постановки
помех аппаратуре обеспечения полетов на малых высотах (ОПМВ) в назначенных секторах. При увеличении высоты полета цели до уровня, обеспечивающего надежное
ее обнаружение и захват, по ней осуществляется огневое
воздействие ЗРК.
При распределении усилий по типам целей средствам
РЭП РЭОб СВН наиболее целесообразно назначать для
антагонистического воздействия крылатые ракеты (КР)
и беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Данное утверждение основывается на том положении, что огневое
поражение данных типов СВН может быть недостаточно эффективным, а в некоторых случаях и экономически нецелесообразным. Кроме того, КР и БПЛА обладают
небольшой эффективной площадью рассеивания, что при
присущих им специфическим параметрам движения обусловливает низкую вероятность своевременного обнаружения этих типов СВН.
Исходя из вышесказанного, в интересах подавления
системы наведения КР средства РЭП РЭОб СВН необходимо
размещать на направлениях их вероятного применения.
При этом на вооружении подразделений РЭБ, включенных
50
в состав ПОГ, должны находиться высокопотенциальные
станции постановки прицельных помех, позволяющие реализовать комбинированный способ поражения КР, и применение которых, несомненно, скажется на увеличении
вероятности промаха ракеты по объекту удара.
На начальном этапе борьбы с КР функционирование
станций помех необходимо направлять на подавление
радиовысотомеров КР, что обусловит потребность в увеличение высоты их полета. Это на следующем этапе противоборства приведет к своевременному обнаружению КР средствами разведки и их поражению огнем зенитных средств.
Вероятность поражения КР зенитными средствами
может увеличиться в 1,5–2 раза. В то же время пилотируемые ЛА целесообразней поражать огнем средств ПВО,
так как пуски зенитных управляемых ракет (ведение зенитного артиллерийского огня) являются дополнительным
фактором воздействия на летчика, который отрицательно
сказывается на его психологическом состоянии, а значит,
и на результатах применения СВН в целом. При этом, как
показывает опыт войн и конфликтов, эффективный огонь
зенитных средств очень часто вынуждал пилотов вообще
отказаться от выполнения боевой задачи.
Объединение в рамках единой структуры зенитных
средств и средств РЭП РЭОб СВН увеличит пространственные размеры зоны антагонистического воздействия на ЛА
и АСП. В результате этого войска ПВО смогут оказывать
противоборство действиям СВН даже в том районе (участке, направлении), где огонь зенитных средств невозможен
ввиду недостаточных параметров их зоны поражения, что
особенно актуально при очаговом характере ведения боевых действий в современных условиях. Кроме того, применение ПОГ позволит осуществлять непрерывное воздействие на СВН даже в случае кратковременного нарушения
функционирования PЛC ЗРК при подавлении помехами.
В заключение следует отметить, что в современных условиях противовоздушная оборона войск и объектов в Вооруженных Силах Российской Федерации должна соответствовать уровню развития, степени готовности и масштабу
задач сил воздушного нападения передовых в военном
отношении государств. Вместе с тем в настоящее время
наблюдается ситуация, когда решение задачи обеспечения
эффективного прикрытия от ударов с воздуха элементов
оперативного построения общевойсковых объединений
в операциях только зенитными силами и привлекаемой
истребительной авиацией не представляется возможным.
Данное обстоятельство обусловливает необходимость настоятельного привлечения к противоборству действиям
СВН сил и средств радиоэлектронной борьбы. Причем
представляется целесообразным формирования РЭБ, способные оказывать непосредственное антагонистическое
воздействие на СВН противника в воздухе, организационно включить в состав войск ПВО оперативных общевойсковых объединений. Такая обоснованная интеграция
позволит значительно повысить возможности войск ПВО
объединения в борьбе с воздушным противником, при
этом важнейшей задачей, возлагаемой на силы РЭБ, должно стать радиоэлектронное подавление, а в перспективе — и радиоэлектронное поражение РЭОб средств воздушного нападения.
Армейский сборник
ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
А. ЖИХАРЕВ,
В. САПЕРО
ДАЛЬНЯЯ АВИАЦИЯ
РОССИИ
бомбардировщика «Фарман» ФГ-62 «Голиаф». Но первыми «настоящими» тяжелыми бомбардировщиками ВВС РККА
стали немецкие ЮГ-1, которые начали
поступать с ноября 1925 г.
Развитие тяжелых бомбардировщиков в СССР неразрывно связано с именем А. Н. Туполева, под руководством
которого с 1924 г. разрабатывается
самолет ТБ-1 (АНТ-4). Первый опытный
образец с английскими двигателями
Нэпир «Лайон» поднялся в воздух 26 ноября 1925 г. (летчик — А. И. Томашевский). АНТ-4 представлял собой двухмоторный цельнометаллический свободнонесущий моноплан с высокими по тому времени летными данными. Всего
до 1932 г. построили 216 самолетов, которые состояли на вооружении ВВС РККА до 1936 года.
В декабре 1925 г. А. Н. Туполева начал работу над самолетом АНТ-6 (ТБ-3), первый полет которого состоялся 22 декабря 1930 г., пилотировал его М. М. Громов. Первые десять
серийных машин приняли участие в первомайском параде
в Москве в 1932 г. На базе бомбардировщика ТБ-3 проводились работы по преобразованию его в варианты «крейсера»,
истребителя, «летающего авианосца», танкера, телеуправляемого снаряда, десанто-транспортного самолета.
Очередным бомбардировщиком был ДБ-3 (Ил-4), разработанный Ильюшиным. Он представлял собой двухмоторный
свободнонесущий цельнометаллический моноплан с гладкой обшивкой, закрытыми кабинами и убирающимся шасси.
ДБ-3 совершил свой первый полет 31 марта 1936 г. (летчик
В. К. Коккинаки). 1 мая он пролетел над Красной площадью.
На 1 декабря 1939 г. в ВВС имелось 1019 ДБ-3 разных модификаций. До прекращения производства в конце 1945 г. их
выпустили 6785 единиц. Как бомбардировщики эти самолёты
служили до 1949 г.
Бомбардировщик Ер-2 (ДБ-240), спроектированный в
ОКБ 240 под руководством В. Г. Ермолаева, стал развитием пассажирского самолета «Сталь-7», сконструированного в НИИ
ГВФ авиаконструктором Р. Л. Бартини. Это был двухмоторный моноплан с крылом типа «обратная чайка». Опытный ДБ240 впервые поднялся в воздух 14 мая 1940 г., серийное производство начато в октябре 1940 г., снят с вооружения в 1946 году.
В начале 30-х годов в ЦАГИ разработали четырехмоторный ТБ-7 (Пе-8), который впервые поднялся в воздух 27 декабря 1936 года. На конец 1940 г. было построено 20 ТБ-7.
К 1941 г. самолетный парк Дальней авиации насчитывал
2147 ТБ-3 и ДБ-3,11 ТБ-7. Основной тактической единицей
была авиационная эскадрилья из 12 бомбардировщиков.
Эскадрильи объединялись в бригады из четырех эскадри-
Дальняя авиация является составной частью
ВВС ВС РФ и вместе с ними прошла вековой путь
служения Отчизне. Свою историю Дальняя авиация ведет от впервые созданных в России частей
тяжелой авиации, вооруженных самым мощным
в мире четырехмоторным самолетом «Илья Муромец» русского авиаконструктора И. И. Сикорского.
В
оенный Совет Российской армии 7 (20) августа 1914 г.
принял постановление о формировании четырех
команд аэропланов «Илья Муромец, а 8 (21) декабря
1914 г. принял постановление о создании на время войны
Управления эскадры воздушных кораблей, которое 10 (23)
декабря 1914 г. было утверждено Императором Николаем II. Таким образом, дата 23 декабря 1914 г. является официальной датой рождения Дальней авиации России.
Начальником эскадры был назначен инициатор ее создания Михаил Владимирович Шидловский, бывший морской
офицер, член Совета министра финансов, председатель Совета акционеров Русско-Балтийского вагоностроительного
завода (РВБЗ) с присвоением воинского звания генерал-майор. Благодаря его усилиям русская армия получила боевое
соединение, не имевшее аналогов в мировой практике.
Эскадра включала несколько отрядов — по количеству фронтов. Боевая деятельность эскадры началась 14 февраля 1915 г. За годы Первой мировой
войны экипажи эскадры выполнили около 400 боевых вылетов на разведку и бомбардировку объектов противника.
Из выпущенных РБВЗ за период 1914–1917 гг. 80 воздушных
кораблей «Илья Муромец» непосредственно в бою был потерян только один самолет, два самолета с экипажами погибли в результате авиакатастроф.
После Октябрьской революции 1917 г. в марте 1918 г. была
сформирована Северная группа воздушных кораблей «Илья
Муромец», а в июле ее преобразовали в Первую советскую авиационную тяжелую эскадру. В декабре 1918 г. ввиду малочисленности тяжелых бомбардировщиков на базе эскадры был сформирован дивизион воздушных кораблей. Начиная с лета 1919 г.
авиаотряды этого дивизиона участвовали в боевых действиях
Южного, Западного и Юго-Западного фронтов. В мае 1922 г. постановлением Совета Народных комиссаров дивизион был расформирован в виду изношенности самолетов.
После окончания Гражданской войны и отсутствия своей
авиапромышленности было принято решение временно закупить тяжелые бомбардировщики за границей. В числе самолетов, приобретенных во Франции в 1925 г., были четыре
Сентябрь 2014
51
лий. Таким образом, создавалась стройная структура тяжелой авиации. Все это делалось впервые в мире. В состав
ВВС к 1937 г. уже входило 24 тяжелобомбардировочные
авиабригады.
Начиная с 30-х годов прошлого столетия развитие ВВС
пошло по пути создания более крупных соединений, обеспечивающих массированное применение авиации. Важным
шагом здесь было решение о сведении, начиная с 1933 г.,
дальнебомбардировочных авиабригад в авиационные корпуса по две-четыре авиабригады в каждом. В этот период
оперативное искусство ВВС, наряду с совместными боевыми
действиями авиации с войсками фронтов, исследовало и самостоятельные воздушные операции. В 1936 г. была издана
«Временная инструкция по самостоятельным действиям Воздушных Сил РККА». Воздушные операции предполагалось
проводить, главным образом, силами тяжелобомбардировочной авиации во взаимодействии с ВВС фронта.
Продолжением линии на централизованное и массированное применение авиации явилось формирование в 1936–
1938 гг. 1-й,2-й и 3-й авиационных армий особого назначения
(АОН), подчиненные непосредственно Главному Командованию и действующие в его интересах. Эти авиационные армии являлись объединениями, способными самостоятельно
решать крупные оперативно-стратегические задачи. Командующими армиями были: АОН-1 — комкор В. В. Хрипин, комдив B. C. Хользунов; АОН-2 — комдив И. И. Проскуров, генерал-лейтенант СП. Денисов; АОН-3 — комдив Т. И. Буторин.
Их штабы базировались в Москве, Воронеже и Ростове-наДону. Наша страна была первой и в то время единственной
в мире державой, имевшей стратегическую авиацию в таких
крупных авиационных формах.
В 1938 г. начался переход на новую организацию. Основной структурной единицей стал полк. Дальнебомбардировочный авиационный полк (дбап) имел четыре — пять эскадрилий по 12 самолетов в каждой.
При отсутствии опыта централизованного применения
таких больших авиационных объединений, как АОН, после
советско-финской войны был сделан вывод о том, что авиационные армии громоздкие и трудноуправляемые. Было
предложено упразднить их, как не оправдавших себя в боевой обстановке. В 1940 г. армии особого назначения были
расформированы, а их соединения и части вошли в созданную дальнебомбардировочную авиацию Главного командования Красной армии (ДБА ГК). Дальнебомбардировочная
авиация созданная в ноябре 1940 г. состояла из пяти авиационных корпусов и трех отдельных авиационных дивизий
(всего 13 авиадивизий).
Постановлением Совета Народных Комисаров СССР
от 5 ноября 1940 г. дивизии были приведены к 3-х Полковому
составу. Четыре корпуса и одна дивизия дислоцировались
в Европейской части СССР, один корпус на Дальнем Востоке,
по одной дивизии в Закавказье и Забайкалье. ДВА ГК предназначалась как для самостоятельных действий — нанесения бомбовых ударов по важным объектам в глубоком тылу
противника, так и могла использоваться в качестве стратегического резерва для усиления авиации фронтов (флотов).
Корпуса и отдельные соединения оперативно подчинялись
командующим ВВС военных округов (с началом войны ВВС
фронтов) и могли применяться по их решениям.
52
Постановлением СНК «О реорганизации авиационных
сил Красной Армии» с февраля 1941 г. было определено
формирование новых 15 полков для ДБА ГК. Для управления
соединениями ДВА этим же постановлением в штат Главного управления ВВС Красной армии была введена должность
заместителя начальника ГУ ВВС по ДБА и сформировано
Управление ДБА. На эту должность был назначен генераллейтенант И. И. Проскуров. В апреле 1941 г. его сменил полковник Л. А. Горбацевич.
К началу войны группировка ДБА ГК в Европейской части СССР в 29 полках насчитывала 1088 самолетов и 931 боевой экипаж. В начальный период Великой Отечественной
войны советское командование применяло ДБА как для выполнения самостоятельных оперативно-стратегических задач, так и в интересах войск фронта. С 24 июня по 3 июля
1941 г. соединения ДБА во взаимодействии с ВВС Балтийского и Черноморского флотов нанесли удары по важным объектам противника в Данциге, Кенигсберге, Варшаве, Бухаресте, по нефтепромыслам в Плоешти и других городах. В ночь
на 8 августа был нанесен удар по Берлину. Всего за первые
шесть месяцев войны соединения ДБА и ВВС флотов выполнили 549 самолето-вылетов по военно-промышленным объектам противника.
В начальный период Великой Отечественной войны
ДБА ГК понесла большие потери (до 65 %) и ее состав сократился до 266 самолетов. В июле-августе 1941 г. авиационные
корпуса ДБА ГК расформировали. С этого времени ДБА стала
организационно состоять из отдельных тяжелых бомбардировочных дивизий.
Постановлением Государственного комитета обороны
№ 1392 от 5 марта 1942 г. была создана Авиация дальнего
действия при Ставке ВГК. Командующим АДД был назначен
командир 3-й ад дд генерал А. Е. Голованов. Штаб АДД разместился в Москве в Петровском дворце, в котором до войны размещалась Военно-воздушная инженерная академия
имени профессора Н. Е. Жуковского, а затем — штаб 3-й
аддд. На момент формирования АДД располагала 354 самолетами, из них исправных — 160, и 367 экипажами, 209 из которых летали ночью.
В течение 1942 г. АДД получила от промышленности
650 новых самолетов. Также интенсивно пополнялся самолетный парк и в последующем. Теперь его основу составляли
самолеты Ил-4, Ер-2, Пе-8, переоборудованные под бомбардировщики транспортные Ли-2. С 1942 г. в СССР по ленд-лизу
начали поступать бомбардировщики «Митчелл» (В-25), которые применялись и как дальний бомбардировщик в составе АДД. Это позволило не только покрыть боевые потери,
доукомплектовать существующие части, но и сформировать
новые. К началу 1943 г. АДД уже имела 11 дивизий. Боевой
состав АДД на март 1943 г. составлял 800 самолетов и продолжал увеличиваться.
Приказом НКО № 250 от 18 августа 1942 г. первые пять
полков ДБА ГК преобразуются в гвардейские, а в марте
1943 г. уже четыре дивизии и семь полков были преобразованы в гвардейские.
В октябре 1943 г. АДД получила самолеты «Дуглас» A-20 G
с сильным пулеметно-пушечным вооружением, которые
пошли на вооружение авиаполков «блокировщиков-охотников». В ноябре 1943 г. была сформирована дивизия ис-
Армейский сборник
ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
требителей дальнего действия. В декабре 1943 г. АДД имела
в своем составе 17 авиадивизий, 34 авиаполка.
В третьем периоде войны увеличился размах боевых действий АДД по военно-промышленным объектам и административно-политическим центрам противника. Так, в 1944 г.
на решение этой задачи соединения АДД выполнили 4466 самолето - вылетов, то есть в 1,7 раза больше, чем за предыдущие
годы войны. Действия АДД организовывались не только путем
нанесения отдельных ударов небольшими группами самолетов, но и в форме воздушных операций. Одна из таких операций была проведена соединениями АДД в феврале 1944 г.
по уничтожению военно-промышленных объектов в столице
Финляндии Хельсинки. Операция проводилась в течение трех
ночей, было нанесено 3 массированных авиационных удара.
В итоге были выведены из строя многие объекты, усилилось
движение демократических сил Финляндии за выход страны
из гитлеровской коалиции. Однако подобных операций за войну было проведено мало. Всего за войну на действия по объектам глубокого тыла противника АДД выполнила только
4 проц. самолето - вылетов от их общего количества.
К концу 1944 г. в составе АДД было уже 9 авиационных
корпусов (22 дивизии, 66 полков). Ее самолетный парк составлял 2017 бомбардировщиков. В ее состав также входили
часть сил ГВФ и Воздушно-десантные войска. В общей сложности АДД имела 2608 самолетов.
Постановлением ГКО от 6.12.1944 г. АДД была реорганизована в 18-ю ВА с передачей управлений 5,6,7 и 8-го авиакорпусов и некоторых полков в другие ВА фронтов. В составе 18-й ВА осталось четыре авиакорпуса, 19 дивизий,
58 полков, 1461 самолет и 1627 экипажей. Она продолжала
оставаться мощной силой в руках Ставки ВГК.
Мощь авиационных ударов 18-й ВА показательна на примере удара по укреплениям Кенигсберга в апреле 1945 г.
По решению Генерального штаба был нанесен дневной
массированный авиационный удар силами 514 дальних бомбардировщиков при обеспечении 118 Ил-2 и Пе-2 и 232 истребителей. По опорным пунктам и фортам Кенигсберга
в течение 60 минут был нанесен огневой удар общим весом
авиабомб 550 тонн. В результате мощного авиаудара форты
города-крепости были разрушены и войска 3-го Белорусского фронта вошли в город.
Еще более мощный и более плотный, но уже ночной массированный авиационный удар ДА нанесла в день начала
Берлинской операции — 18 апреля 1945 г. В нем приняли
участие 750 дальних бомбардировщиков.
За годы войны Дальняя авиация произвела около 220 тысяч боевых самолето - вылетов, сбросив на врага около
2 млн 266 тыс. бомб, общим весом более 200 тыс. тонн, что составило около 1/3 всех бомб, сброшенных на врага всей советской
авиацией. Кроме того, сброшено около 400 млн экземпляров
листовок, газет и брошюр. Из 202 128 т бомб сброшено: по административно-политическим и военно-промышленным объектам в глубоком тылу противника 6 628 т; по железнодорожным
узлам и станциям — 74 819 т; по аэродромам — 22 685 т; военно-морским портам — 5 914 т; по войскам — 92 082 т.
В интересах сухопутных войск и проводимых ими важнейших операций АДД выполнила свыше 80 000 самолето-вылетов, из них: в битве под Сталинградом — 13 874;
в боях на Курской дуге — 7 600; в Белгородско-Харьковской
операции — 1 898; в боях под Ленинградом — 23 270; при
освобождении Крыма — 1 865; в Белорусской операции —
13 451; в Ясско-Кишеневской операций — 2 602; в боях за освобождение Прибалтики — 7 213; в Висло-Одерской и ВосточноПрусской операциях — 8 538; в Берлинской операции — 3 441.
Во всех этих операциях АДД сброшено 87 982 т бомб.
Победа в войне стоила Дальней авиации 3570 самолетов
и в большинстве случаев с экипажами. Боевые действия Дальней авиации, вклад ее личного состава в разгром фашистского агрессора получили всеобщее признание. За годы войны
стали гвардейскими: 5 корпусов из 9-й, 12-й авиадивизий из
22-го, 43-го авиаполка из 66, многие полки и дивизии получили
почетные наименования. Орденами награждены 7 авиадивизий и 31 авиационный полк. Более 20 тысяч авиаторов были
награждены орденами и медалями, 269 — удостоены высокого звания Героя Советского Союза, а шестеро этого звания
удостоены дважды, это летчики: А. И. Молодчий, Е. П. Федоров,
П. А. Таран, СИ. Кретов, В. Н. Осипов; штурман В. В. Сенько.
В апреле 1946 г. 18-я ВА преобразовывается в Дальнюю
авиацию в составе трех воздушных армий — 1-й,2-й и 3-й
ВА. Управления армий находились в Смоленске, Виннице
и Хабаровске, которые директивой ГШ ВС СССР от 10 января
1949 года были переформированы в 50-ю,43-ю и 65 (5)-ю ВА ДА.
Командующими ДА в этот период были главный маршал
авиации Голованов А.Е (1942–1947 гг.), главный маршал авиации Жигарев П. Ф. (1947–1949 гг.), ГСС генерал-лейтенант
авиации Николаенко Е. М. (1949–1950 гг.), ГСС маршал авиации Руденко СИ. (1950–1953 гг.), дважды ГСС главный маршал
авиации Новиков А. А. (1953–1955 гг.), ГСС маршал авиации
Судеец В. А. (1955–1962 гг.).
Появление в США атомной бомбы и ее применение по городам Японии Хиросима и Нагасаки 6 и 9 сентября 1945 г.
стало предпосылкой для разработки США планов ведения
войны против СССР с применением ядерного оружия. В этих
условия руководство советского государства принимает ответные меры по обеспечению национальной безопасности
в части создания авиационного носителя ядерного оружия.
В течение года на базе американского В-29 в КБ А. Н. Туполева создается стратегический бомбардировщик — носитель
атомной бомбы Ту-4, который в 1947 г. поступает на вооружение Дальней авиации. Самолет серийно производился
с 1948 г. по 1952 г. Во второй половине 50-х годов 20 полков
ДА имели на вооружении Ту-4.
18 октября 1951 г. происходит воздушное испытание
атомной бомбы в СССР с самолета Ту-4, а в 1954 г. на аэродроме Балбасово (Орша) был сформирован 402-й тбап.
Вслед за ним на том же аэродроме был сформирован
291-й тбап. На базе этих двух полков была развернута первая
дивизия носителей ядерного оружия — 160-й тбад.
Для повышения дальности полета бомбардировщиков
в 1948 г. начались работы по заправке самолетов Ту-4 топливом
в полете, а в августе 1954 г. ДА начала получать танкеры и заправляемые Ту-4. С февраля 1955 г. экипажами 251 тбап уже выполнялись полеты с двумя дозаправками топливом в полете (24–29 час).
В 1953 г. начато серийное производство и поступление на вооружение реактивного дальнего бомбардировщика Ту-16 со стреловидным крылом с дальностью полета
до 5760 км. Серийно производился по 1963 г. Вслед за бомбардировочным вариантом в серийное производство за-
Сентябрь 2014
53
Стратегический ракетоноснец Ту322М3
пустили носитель ядерного оружия Ту-16 А. В дальнейшем
на его базе разрабатываются ракетные комплексы «Комета»,
К-16, К-11, К-11–16, К-26, самолеты-разведчики Ту-16 Р, танкеры
Ту-16 Т (3). Радиус действия авиационных ракетных комплексов составлял до 2500 км.
Но стране крайне нужен был стратегический носитель.
В первой половине 50-х годов КБ А. Н. Туполева создает турбовинтовой 4 моторный стратегический бомбардировщик
Ту-95, а КБ В. М. Мясищева — реактивный 4 моторный стратегический бомбардировщик М-4 (ЗМ). На базе Ту-95 разрабатывается ракетный комплекс К-20, который запущен в серийное производство в 1955 г. и выпускался до 1965 г. На рубеже
60-х годов стратегическими самолетами были вооружены
уже девять полков Дальней авиации. Рубеж досягаемости
объектов противника возрос до 5–6 тыс. км, а с дозаправкой
топливом в полете — на 1500–2000 км больше.
История распорядилась так, что в самые мрачные годы
«холодной» войны Дальняя авиация являлась надежным
ядерным щитом Родины, до 1961 г. была единственным средством сдерживания ядерных притязаний агрессора. В ее
недрах начали формироваться первые ракетные полки, была
развернута первая ракетная дивизия. В связи с созданием
в 1960 г. РВСН в их состав были переданы три управления
воздушных армий, ряд управлений дивизий и 29 авиационных полков, часть полков была расформирована. Это повлекло значительные структурные изменения самой Дальней
авиации. Она перешла на корпусную систему: армии были
переформированы во 2,6 и 8 отбак.
В этот период ДА осваивает тундровые и ледовые аэродромы, на побережье Северного Ледовитого океана развертываются авиационные комендатуры, объединенные
в Оперативную группу в Арктике (ОГА). Экипажи самолетов
Ту-16, Ту-95 и М-4 (ЗМ) регулярно выполняют тренировочные
полеты с посадкой на них. Это позволило увеличить радиус
действия бомбардировщиков на 1,5–2 тыс. км.
В это же время на вооружение ДА поступают дальние
сверхзвуковые бомбардировщики Ту-22. На базе Ту-22 соз-
54
дается авиационно-ракетный комплекс К-22, который был
принят на вооружение в 1971 г. Развитием сверхзвукового
Ту-22 стал многорежимный Ту-22 М, первый полет которого
состоялся в 1969 г. В 70-х годах были разработаны еще две
модификации самолета — Ту-22 М2 и Ту-22 МЗ. Ракетное вооружение самолета состояло из одной — двух (трех) ракет
Х-22 различных модификаций. В дополнение к ним самолет
получил аэробаллистические ракеты малой дальности Х-15.
Бомбовая нагрузка Ту-22 МЗ составляла до 24 тонн.
С поступлением на вооружение новых авиационных
комплексов продолжалась программа освоения дозаправки топливом в полете. В качестве танкеров применялись
самолеты Ту-16 Т и М-4, но освоение крыльевой дозаправки на Ту-16 шло ценой больших потерь. Уровень подготовки
некоторых полков позволял им заправляться ночью всем
составом. С двойной дозаправкой Ту-16 могли выполнять
полет до 12 ч., а Ту-95 КМ — до 28–32 ч. В 1969 г. на ЛТУ полка весь 1006 тбап (18 Ту-95) выполнил полет с двумя дозаправками в воздухе продолжительностью 27–28 ч. В период
учений «Океан» в 1970 г. нагрузка на отдельные экипажи достигала 35–37 ч в неделю и 70–75 ч. в месяц. Освоение конусной дозаправки стратегическими самолетами было без
потерь, но не обошлось без серьезных предпосылок к летным происшествиям. Была освоена и дозаправка в воздухе
самолетов Ту-22.
Очередная реформа Дальней авиации проведена
в 1980 г., когда на основе корпусов были сформированы три
воздушные армии Верховного Главнокомандования — 46-я
(Смоленск), 37-я (Москва) и 30-я (Иркутск) с подчинением
Главкомату ВВС, а управление Дальней авиации было упразднено. В состав 46-й ВА ВГК (СН) вошли все дальние бомбардировщики, базирующиеся на Западе (четыре дивизии),
в состав 37-й В А ВГК (СН) — все стратегические самолеты
(четыре дивизии), 43 ЦБПиПЛС (Рязань) и ОГА, в состав 30-й
В А ВГК -дальние и фронтовые бомбардировщики на Востоке
(четыре дивизии).
В период оказания интернациональной помощи Афга-
Армейский сборник
ВОЕННАЯ АВИАЦИЯ
нистану полки Дальней авиации, перелетая на оперативные
аэродромы Средней Азии, в отдельные периоды принимала активное участие в боевых действиях. За всю Афганскую
войну самолетами Дальней авиации было выполнено более 1150 боевых вылетов, потеряно два самолета — Ан-26 и
Ан-30. За мужество и героизм, проявленные командиром
экипажа Ан-26, майору Ковалеву В. А. было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
В 80-е годы на вооружение ДА поступают стратегические самолеты Ту-95 МС и Ту-160. Ту-160 — самый крупный
в мире сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец с изменяемой геометрией крыла.
В 1988 г. на базе управления 37 В А ВГК (СН) было воссоздано управление Дальней авиации с подчинением ей 46-й
и 30-й воздушных армий. Авиационные дивизии 37 ВА ВГК
(СН) вошли в состав 46-й и 30-й ВА ВГК (СН).
В результате распада Советского Союза Дальняя авиация понесла огромные потери: больше половины аэродромов и самолетов осталось за пределами территории
России. В связи с этим в 1994 г. управления 30-й и 46-й
В А ВГК (СН) были расформированы, оставшиеся в России
соединения и части непосредственно подчинены командованию ДА.
В апреле 1998 г. Дальняя авиация была вновь преобразована в 37-ю ВА ВГК (СН). Боевой состав ее был оптимизирован и из четырех сведен в две дивизии: в составе четырех
полков стратегических самолетов, четырех полков дальних
бомбардировщиков и полка самолетов-заправщиков.
В 2009 г. по плану реформы ВС РФ Дальняя авиация перешла на базы. Ядром Дальней авиации стали авиационные
базы вместо авиационных полков и дивизий: 6950-я гвардейская авиационная Донбасская Краснознаменная база (1 разряда), г. Энгельс в составе двух эскадрилий на самолетах
Ту-160 и двух эскадрилий на самолетах Ту-95 МС; 6951-я гвардейская авиационная база (1 разряда), г. Шайковка в составе
трех эскадрилий на самолетах Ту-22 МЗ; 6952-я гвардейская
авиационная Севастопольско-Берлинская Краснознаменная
база (1 разряда), г. Украинка, в составе четырех эскадрилий
на самолетах Ту-95 МС; 6953-я гвардейская авиационная
Брестская Краснознаменная база (1 разряда), г. Белая, в составе трех эскадрилий на самолетах Ту-22 МЗ и 181 отаэ; 43-й
гвардейский Орловский центр боевого применения и переучивания летного состава (Дальней авиации), Рязань, где базируются и самолеты-заправщики Ил-78.
Центральной авиабазой Дальней авиации является
6950 авиабаза (г. Энгельс), где базируются стратегические самолеты
Ту-160 и Ту-95 МС. Авиабазу в различные время посещали министр
обороны РФ, председатель правительства РФ, Президент РФ.
В 2010 г. в результате оптимизации вместо четырех
оставили две авиабазы с подчинением им авиагрупп:
6950 авиабаза (г. Энгельс) и 6952 авиабаза (г. Украинка),
и несколько аэродромов, на которых базируются Ту-160,
Ту-95 мс, Ту-22 МЗ и самолеты-заправщики Ил-78.
В 2010 г. было вновь воссоздано Командование ДА.
В 2011 г. в состав КДА были переданы морские ракетоносные
полки ВМФ на самолетах Ту-22 МЗ, дислоцирующие в Оленегорске и Красном Ручье, которые вошли в состав 6950-й
и 6952-й авиабаз.
На вооружение Дальней авиации в настоящее время по-
ступает высокоточное оружие — крылатые ракеты большой
дальности. Самолеты проходят модернизацию, им продлевается ресурс. Ведутся поисковые работы по разработке
нового перспективно самолета. Летный состав имеет налет
не менее 100 ч в год и поддерживает высокий уровень летной натренированности.
В современных условиях Дальняя авиация является средством ВГК, ком-понентом СЯС, составной частью и главной
ударной силой ВВС. В триаде стратегических ядерных сил
ВС РФ только Дальняя авиация обладает уникальными свойствами: она способна демонстрировать намерения политического руководства к применению ядерного оружия; демонстрации этих намерений с возвратом носителей после взлета
и выхода на рубеж его применения; в кротчайшие сроки переносить усилия с одного театра военных действий на другой;
многоразового применения носителей в операции, перенацеливания носителей на другие объекты после взлета.
Ратный послевоенный труд авиаторов Дальней авиации высоко оценен Родиной — четверым за испытания
ядерного оружия присвоены звания Героя Советского союза: Головашко Ф. П., Дурновцеву А. Е., Клещ И. Н. и Мартыненко В. Ф., двое стали лауреаты государственной премии
СССР: генерал-лейтенант Милонов В. Е. (начальник штаба
ДА) и генерал-майор Мовчан В. В. (заместитель командующего ДА по НАС). 180 человек удостоены почетных званий
Заслуженный военный летчик СССР (РФ), Заслуженный военный штурман СССР (РФ), Заслуженный военный специалист РФ. Награждены орденами: 8-й отбак — орденом
Красного Знамени, 184 тбап за освоение самолета Ту160 — орденом Ленина, 200 и 840 тбап за успехи в боевой
и политической подготовке — орденом Красного Знамени.
Ряд полков были награждены памятными Красными знаменами ЦК КПСС, ПВС СССР и СМ СССР; республик и областей
СССР; вымпелом министра обороны СССР «За мужество
и воинскую доблесть»; Ленинской юбилейной почетной
грамотой, занесены в Книгу почета ВВС. Некоторым полкам
присвоены почетные наименования. Многие полки завоевывали звания «отличных» и победителей социалистического соревнования в ВВС. Тысячи авиаторов награждены
орденами и медалями.
За последние годы по результатам работы ДА неоднократно завоевывала первое место в ВВС. Дальняя авиация
была, есть и будет в боевом строю и с честью выполнять поставленные ей задачи по защите Родины.
Фото из архива «АС»
ЛИТЕРАТУРА
1. Дальняя авиация: первые 90 лет. М. Полигон. 2004 г.
2. Первым делом — самолеты. 95 лет инженерно-авиационной
службе Дальней авиации. М. Вестник Воздушного флота. 2009 г.
3. Голованов А. Е. Записки командующего АДД. М. Воениздат. 1997 г.
4. Скрипко Н. С. По целям ближним и дальним. М. Воениздат. 1981 г.
5. Бочкарев П. П., Парыгин Н. И. Годы в огненном небе. М. Воениздат.
1991 г.
6. Решетников В. В. Что было — то было. М. Автор. 1996.
7. Рощин Г. П. Дальняя… от послевоенных лет до начала нового
века. М. ВО Минсельхоза России. 2005.
8. Военно-Воздушные силы России. Неизвестные документы (1931–
1967 гг.). М. Вестник Воздушного флота. 2003.
Сентябрь 2014
55
УГРОЗА XXI ВЕКА
Н. МОЛЧАНОВ
ТЕРРОРИЗМ
НЕ ПРОЙДЕТ!
Борьба с терроризмом как элемент политики обеспечения
национальной безопасности государства в современных условиях
(на примере США)
56
Армейский сборник
А
нализ взглядов и практики действий военно-политического руководства США по обеспечению политики национальной безопасности позволяет выявить
шесть наиболее важных аспектов применяемого им подхода
к проблеме борьбы с терроризмом в современных условиях: научно-методологические, военно-политические,
организационные, технические, финансово-экономические и нормативно-правовые.
Содержание практической деятельности по борьбе
с терроризмом обусловлено положениями и требованиями
основополагающих документов внутренней и внешней политики США, включая, прежде всего, «Стратегию национальной безопасности» и «Национальную военную стратегию»,
а также специализированные национальные стратегии,
направленные на борьбу с терроризмом: «Национальная
стратегия внутренней безопасности США», «Национальная
стратегия США по борьбе с терроризмом», «Национальная
стратегия защиты критических и важных объектов инфраструктуры США» и др. По оценке американского руководства, такой пакет документов наряду с законодательными
актами создает единую базу правильного понимания и реализации концептуального подхода к проблеме борьбы
с терроризмом как за рубежом, так и внутри США с учетом
специфики ее отдельных элементов.
Научно-методологические аспекты, по взглядам
американских специалистов, включают следующие элементы: базовые требования, типологию терроризма, классификацию террористических угроз по степени вероятности
в увязке со степенями готовности объектов к предупреждению (отражению) теракта, оценку уязвимости объекта, оценку (классификацию) террористических организаций (групп)
и отдельных террористов.
Базовые требования включают три определяющих положения:
1. Анти- и контртеррористические структуры всех
уровней управления государством должны исходить
из необходимости опережать по своим воз-можностям
(дипломатическим, финансово-экономическим, военносиловым и др.) расширяющиеся и повышающиеся возможности терроризма.
2. При оценке внутренних возможностей противодействия любым терактам должно быть соблюдено главное требование: «адекватное реагирование на теракт в первые же
критические минуты и часы».
3. Необходим сбалансированный подход к определению
и оценке террористических угроз и сценариев терактов
по следующим критериям: «высокая вероятность — ограниченные последствия» и «низкая вероятность — крупномасштабные последствия».
Типология терроризма, разработанная американскими экспертами, исходит из его разделения на два основных
вида: международный и внутренний, которые, в свою очередь, подразделяются:
— по областям совершения теракта (политический,
экономический, военный, религиозно-этнический, промышленный и др.);
— по применяемым средствам поражения: «обычный
(конвенциальный)» терроризм и «особый», применяющий
ОМП или его отдельные компоненты;
— по использованию новых технологий (информационный и «компьютерный» терроризм).
Иногда американские исследователи используют и такую градацию терроризма, как «государственно-силовой»,
«эмоциональный», «агитационно-пропагандистский» и др.
Все это означает, что процесс типологизации терроризма
носит сложный, комплексный и пока еще незавершенный
характер.
Классификация террористических угроз по степени вероятности в увязке со степенями готовности
объекта (объектов). По официальным взглядам военного
руководства США, определены четыре последовательные
степени угрозы террористических действий: «низкая» (минимальная), «средняя», (промежуточная), «значительная», характеризуется наличием конкретной угрозы в конкретном
месте и «высокая» (максимальная).
Степени угрозы увязываются с соответствующей готовностью объекта к противотеррористическим действиям.
Так, например, в ВС США существует четыре степени: «альфа», «браво», «чарли» и «дельта».
При проведении оценки уязвимости объекта террористического акта используется специально разработанная методика. В ее основе лежит набор основных параметров, определяющих уязвимость объекта, и их оценка
по 100-балльной шкале (от 0 до 100 баллов).
Оценка (классификация) террористических организаций (групп) и отдельных террористов. Для решения
этой задачи американские специалисты используют «организационный подход», сущность которого сводится к следующему. Терроризм представляется как совокупность определенных групп людей, рассматриваемая, в свою очередь,
как «организационное явление», имеющее краткосрочные
и долгосрочные цели (задачи), идеологию (определенные
взгляды на мир) и мотивацию своего поведения (действий).
Все это в совокупности порождает соответствующую деятельность террористов — формы действий, способы и виды
набора (вербовки) сторонников, систему их подготовки
и обучения, материально-техническое обеспечение и др.
В целом, по оценке американских экспертов, методологические аспекты создают достаточно эффективную основу
для планирования и организации практического противодействия терроризму соответствующими структурами всех
уровней: федерального, отдельного штата и местного.
Важнейшими составляющими элементами военно-политических аспектов являются: классификация
террористической деятельности, связанная с изменением характера создаваемой ею угрозы; оценка особенностей и тенденций развития терроризма в мире в начале XXI века; роль и место военных структур, прежде всего
ВС, в сфере борьбы с терроризмом на континентальной
части США и за рубежом.
Изменение характера террористической угрозы.
В настоящее время ВПР США рассматривает террористические угрозы как асимметричные в дополнении к их более
ранней классификации как традиционно-транснациональные. При этом под «асимметричностью» понимаются
следующие определяющие черты терроризма:
— проведение террористических актов против «избранных слабостей» противника;
Сентябрь 2014
57
УГРОЗА XXI ВЕКА
Военнослужащие спецподразделения миротворческих сил отрабатывают навыки противодействия террористам
— применение неожиданных и необычных (нетрадиционных) форм и способов проведения терактов;
— создание или использование возникающего отрицательного эффекта финансовых инвестиций как в гражданской, так и в военной сферах;
— использование новых технологий.
Оценка наиболее важных особенностей современного
терроризма и тенденций его развития в начале XXI века
как глобальной международной угрозы включает следующие основные показатели: факторы, определяющие террористическую деятельность; особенности угрозы терактов
с применением ОМП и новые виды терроризма; тенденции
сращивания международного и внутреннего терроризма,
изменения приоритетности объектов террористического
воздействия, а также тенденция усиления летальности террористических актов.
К факторам, определяющим террористическую
деятельность в современных условиях, относятся следующие:
— продолжающаяся экономическая, политическая, социальная и национальная нестабильность в ряде регионов
мира, а также в некоторых республиках РФ;
— продолжающаяся в целом поддержка международного терроризма некоторыми государствами: Иран, Сирия и др.;
— ослабление или некомпетентность в вопросах организации и ведения борьбы с терроризмом государственных
властных структур ряда стран.
Особенности угрозы терактов с применением ОМП
и новые виды терроризма. К числу наиболее опасных видов терроризма ВПР США относит, прежде всего, возможные теракты с применением ОМП (ядерный, химический,
58
биологический и радиологический терроризм). Однако,
в современных условиях появились и усиливаются новые
виды терроризма, обусловленные развитием информационных технологий и компьютерных систем («кибернетический», «компьютерный» и др.).
Тенденция сращивания международного и внутреннего терроризма применительно к США выражается
в следующем:
— крупномасштабные акты, совершенные иностранными террористическим организациями (группами) против
граждан и собственности США, стали проводиться внутри
США. При этом местные радикальные группы или отдельные
радикально настроенные личности оказывают прямую или
косвенную поддержку таких актов;
— возрастает активность иностранных террористических организаций на территории США по линии привлечения (вербовки) сторонников из радикально настроенных
или религиозных слоев населения, особенно молодежи,
а также использования в этих целях сети высших учебных
заведений.
Тенденция изменения приоритетности объектов
террористического воздействия подразумевает усиление внимания террористов к американским объектам
как наиболее вероятным целям своей деятельности. Так,
в 2002 г. из всего количества международных терактов —
43 проц. были совершенны против объектов США.
Тенденция усиления летальности террористических актов. За пятилетний период (1997–2001 гг.) общее
число жертв международного терроризма составило свыше
20 тыс. чел. В перспективе, по оценке американских специалистов, летальность терактов может неизмеримо возрасти
Армейский сборник
в связи с возможным применением террористами ОМП или
его отдельных компонентов.
Особо необходимо остановиться на роли и месте вооруженных сил США в борьбе с терроризмом. По взглядам американских специалистов, роль и место ВС в любой
сфере деятельности, в том числе в борьбе с терроризмом,
должны рассматриваться в связи с их значимостью в общей
структуре американского общества как одного из важнейших инструментов обеспечения внутренней и внешней стабильности государства.
В связи с этим в США принята следующая последовательность привлечения силовых структур к исполнению
функций по борьбе с терроризмом: городская и местная полиция; полиция штата; формирования национальной гвардии (резервисты), в мирное время подчиненные губернаторам штатов; федеральные войска (части и подразделения
регулярных ВС США).
Несмотря на такую строгую последовательность, роль
и место, отводимые ВПР США министерству обороны и ВС
в решении задач по борьбе с терроризмом, особенно в современных условиях, приобретают приоритетное значение.
Это находит отражение в следующих наиболее характерных
моментах.
1. Военные структуры или их представители в части, касающейся противотеррористической деятельности, задействованы в гражданских структурах всех уровней управления государством и осуществления правоохранительных
функций:
— на национальном (стратегическом) уровне они участвуют в разработке общей политики и стратегии в области борьбы с терроризмом, а также в определении объема
и приоритетности ресурсов;
— на оперативном уровне военные структуры принимают участие в планировании мероприятий и в обеспечении взаимодействия исполнительных федеральных
ведомств, являющихся головными исполнителями за проведение противотеррористических мероприятий;
— на тактическом уровне МО взаимодействует с конкретными федеральными, отдельных штатов и местными
правоохранительными органами исполнительной власти,
при этом в большинстве случаев создаются объединенные
оперативные формирования (группы).
2. МО США располагает реальными формированиями
по борьбе с международным терроризмом за рубежом —
силами специальных операций, а в их составе оперативным
отрядом «Дельта».
В современных условиях наблюдается значительное
усиление роли ВС США и расширение их применения
в борьбе с терроризмом. До терактов 11 сентября 2001 г. деятельность военных структур в этой сфере внутри страны
носила традиционно обеспечивающий характер (помощь
специалистами, МТО, в подготовке кадров и др.). За пределами территории США практиковались «рейды возмездия»
или нанесение точечных ракетно-бомбовых ударов с привлечением главным образом средств ВВС и ВМС. Другими
словами, имело место ограниченное применение ВС.
После терактов 2001 г. ВС США стали привлекаться к ведению широкомасштабных контртеррористических операций за рубежом с участием всех видов ВС, как правило,
в рамках создаваемой международной контртеррористической коалиции. Кроме того, особое внимание командование ВС уделяет привлечению сил специальных операций
и усилению деятельности разведывательных органов всех
уровней.
В целом, учет вышерассмотренных военно-политических аспектов проблемы борьбы с терроризмом должен,
по мнению американских специалистов, оценить состояние террористических угроз в увязке с их особенностями
и на этой основе определить роль, возможности и задачи
по противодействию терроризму внутри страны и за рубежом, как военных, так и гражданских структур в рамках политики обеспечения национальной безопасности.
Организационные аспекты. В США в рамках законодательного нормативно-правового поля сформирована
и функционирует система органов и должностных лиц, ответственных за реализацию возложенной на них юридической и оперативной ответственности в сфере противодействия или реагирования на террористические акты как
внутри страны, так и за рубежом. Она охватывает три уровня государственного управления: высший государственнополитический, исполнительный и местный. Первый уровень
включает высшие органы государственно-политической
власти США: президент, его аппарат, Совет национальной
безопасности, Совет внутренней безопасности (после событий сентября 2001 г.).
Второй — связан с деятельностью федеральных исполнительных структур (министерств, отдельных органов,
служб), на котором осуществляется координация, взаимодействие и управление в сфере борьбы с терроризмом.
Третий уровень обеспечивает решение непосредственных практических задач по предотвращению, сдерживанию
или противодействию конкретным терактам: некоторые федеральные органы, а также губернаторы, их аппарат, правительство штатов, местные органы власти, а также структуры
«гражданского корпуса» и др.
Определяющим элементом организационных аспектов
концептуального подхода ВПР США к проблеме борьбы с терроризмом является «концепция ответственности головного исполнителя». Она предусматривает выделение на федеральном
исполнительном уровне конкретной структуры (министерства, отдельного федерального органа или службы) в качестве
головной, несущей основную ответственность за подготовку и ведение анти- и контртеррористической деятельности
в рамках своего предназначения. Так, в США за противодействие международному (за пределами территории) терроризму головная ответственность возлагается на государственный
департамент, за борьбу с внутренним терроризмом (на территории США) — на ФБР, а в целом за обеспечение внутренней безопасности с 2002 г. — на министерство внутренней
безопасности (МВБ), в связи с чем все головные исполнители
замыкаются административно (входят в его состав) или оперативно на МВБ. Кроме того, они располагают соответствующими
структурами на уровне отдельных штатов и местном.
Таким образом, по мнению американского ВПР, формируется как бы единая «национальная система реагирования» на различные кризисные ситуации, в том числе на террористические действия как внутри страны, так и за ее
пределами.
Сентябрь 2014
59
УГРОЗА XXI ВЕКА
Как показали события 11 сентября 2001 г., ранее существовавший в США подход к организации борьбы с терроризмом (в условиях отсутствия некоторых структур, например, МВБ) оказался недостаточно эффективным. Прежде
всего были вскрыты недостатки в таких областях, как информационно-разведывательное обеспечение, взаимодействие и координация, оперативность, интеграция организационно-функциональной ответственности и руководства,
в т. ч. в сфере привлечения частного сектора, финансового
обеспечения, готовности населения и др.
В связи с этим ВПР США, сохраняя в целом основы ранее существовавшей организационной системы противодействия терроризму, предприняло в 2001–2003 гг. ряд мер
по реформированию этой системы, исходя, прежде всего,
из приоритетности обеспечения внутренней безопасности
США. К их числу относятся следующие:
1. Создание министерства внутренней безопасности на основе закона конгресса № 107–296 от 25 ноября
2002 г. («Закон о внутренней безопасности») как единого
(объединенного) административно-оперативного и координирующего органа по борьбе с терроризмом на территории США. На министерство возложены следующие
основные задачи:
— предотвращение террористических акций в США;
— снижение уязвимости США перед угрозой терроризма;
— сведение к минимуму ущерба от терактов на территории США и ликвидация их последствий.
В целом в состав МВБ (около 170 тыс. чел.) включены
22 структуры, ранее занимавшиеся решением задач борьбы с терроризмом в рамках своих министерств (энергетики, финансов и др.) или самостоятельные службы (БОХР,
секретная служба и др.). Министр является главным советником президента по вопросам внутренней безопасности
и постоянным членом Совета внутренней безопасности. Он
также входит в состав СНБ.
2. Создание объединенного командования ВС США
в зоне Северной Америки (2002 г.).
3. Утверждение конгрессом новой должности — помощник министра обороны по вопросам внутренней безопасности с соответствующим аппаратом (февраль 2003 г.).
4. Создание объединенного центра по террористическим угрозам на базе структурных элементов ЦРУ, ФБР, МО
и МВБ.
5. Перенацеливание ФБР на задачу предотвращения
терроризма как главную при сохранении всех прежних задач, связанных с обеспечением национальной безопасности США.
6. Создание в феврале 2004 г. Центра по национальной
безопасности, оценке риска и экономических последствий
террористических действий при Южнокалифорнийском
университете в Лос-Анджелесе. Его главной задачей будет
оценка существующих угроз электростанциям, транспортным и коммуникационным сетям, а также другим компонентам инфраструктуры США. МВБ планирует создать в стране
еще девять аналогичных центров, которые должны будут решать вопросы, связанные с биологическим и сельскохозяйственным терроризмом, а также другие смежные проблемы.
Программно-целевой подход в рамках организационных аспектов проблемы борьбы с терроризмом
60
означает разработку новых и реализацию существующих
конкретных целевых программ во всем диапазоне управления государством: от правительственных органов до местных властных структур. К таким программам относятся, прежде всего, «Программа правительства США по борьбе
с терроризмом» и «Программа внутренней готовности». Кроме вышерассмотренных федеральных программ,
каждый головной исполнитель по борьбе с терроризмом
имеет собственные программы.
К числу важнейших элементов организационных аспектов проблемы борьбы с терроризмом в США в настоящее
время относится организация привлечения населения
страны в интересах обеспечения внутренней безопасности. С этой целью предполагается создание так называемого «гражданского корпуса» (Citizen Corps). Он предусматривает добровольное и непосредственное участие
населения в мероприятиях по обеспечению внутренней
безопасности по месту жительства. Действия «гражданского
корпуса» координируются в рамках МВБ Федеральным управлением по действиям в чрезвычайных ситуациях (ФЕМА). Для
руководства действиями и подготовкой населения создаются
местные советы гражданского корпуса. В число их основных
задач входят: привлечение населения в «гражданский корпус», разработка планов действий и мероприятий на местном уровне, оценка возможных угроз, определение местных
ресурсов и координация действий с другими программами
«гражданского корпуса» и др.
Советы формируются на широкой основе и включают
представителей правоохранительных органов, пожарных
и медицинских служб, частного бизнеса, а также других
элементов системы местных структур: школ, колледжей,
социальных и правоохранительных органов, заведений
общественных работ и др. В настоящее время создано
около 700 таких советов, на их финансовое обеспечение
в 2003г. было выделено 144 млн долларов.
Деятельность «гражданского корпуса» в целом осуществляется по следующим основным направлениям: реализация программ привлечения добровольцев в полицейскую
службу и в медицинский резервный корпус; создание системы оповещения и предупреждения о террористической
угрозе; формирование местных групп (команд) быстрого
реагирования; осуществление программ наблюдения за обстановкой в районе проживания (по месту жительства); разработка «Руководства по готовности граждан США».
По бюджету 2003 г. на деятельность «гражданского корпуса» было выделено более 230 млн долларов.
В целом, анализ определяющих организационных
аспектов проблемы борьбы с терроризмом как внутри США,
так и за рубежом свидетельствует о наличии в США в настоящее время разветвленной системы соответствующих органов и должностных лиц. При этом необходимо подчеркнуть,
что процесс реформирования организационной системы
противодействия терроризму еще не завершен и в ближайшей перспективе американским ВПР будут, по-видимому,
предприняты новые дополнительные усилия в этой области.
Технические аспекты, по взглядам экспертов США,
включают следующие основные элементы: теоретико-практические установки, техническая (военно-техническая) оснащенность, научно-исследовательские технические разра-
Армейский сборник
ботки, целевая подготовка задействуемого личного состава
По бюджетной заявке на 2004 фин. год сумма ассигнои гражданского персонала, защита военных и гражданских ваний на НИОКР в рамках борьбы с терроризмом по линии
объектов от террористического воздействия.
МО США составила 250 млн долларов.
Теоретико-практические установки, содержащиеся
Техническая подготовка гражданского персонала и личв разработанных определяющих документах по борьбе ного состава, задействуемых в борьбе с террористами,
с терроризмом, включают следующие:
подразделяется на два уровня: базовая (основная) и повы— обязательность постоянного разведывательно-ин- шенная подготовка (курсы усовершенствования). На каждом
формационного обеспечения анти- и контртеррористиче- уровне подготовка проводится по определенным целевым
ских действий (мероприятий) по линии вскрытия и отсле- направлениям в широком диапазоне: от обращения и приживания военно-технического состояния противостоящих менения современных В ВТ, ориентирования на местности
террористических организаций (групп) или индивидуаль- (лесистая, горная и др.) до использования компьютерной
ных террористов, особенно принадлежащих к категории техники и средств шифрования и дешифрования.
«шахидов»;
Защита гражданских и военных объектов от воздействия
— обеспечение и поддержка количественно-каче- террористов предусматривает проведение комплексных мественного превосходства в военно-техническом оснащении роприятий в трех основных областях противодействия терконтртеррористических формирований;
рористической деятельности: охрана объекта (от создания
— совершенствование технических средств противо- технических систем охранной сигнализации и предупреждедействия терроризму и повышение уровня оснащенности ния до использования переносных и стационарных средств
ими на основе принципа опережения новых средств у тер- ПВО), сокрытие (прикрытие) с помощью различных техничерористов;
ских средств характера функционирования объекта и защита
— приоритетное оснащение контртеррористических личного состава или отдельных должностных лиц.
сил средствами, обеспечивающими их
высокую мобильность и парашютнодесантные возможности в интересах
Новое определение терроризма как «любыстрого реагирования на террорибое
преднамеренное
противозаконное
стические действия в любом регионе
мира;
действие, угрожающее жизни людей или
— разработка и использование сообщественному благосостоянию с целью завременных и перспективных техничепугивания или принуждения гражданского
ских средств по снижению уязвимости
ключевых военных и гражданских обънаселения или правительства», приведено
ектов инфраструктуры.
в разработанной в 2002 г. Национальной
Военно-техническое оснащение
стратегии внутренней безопасности США.
контртеррористических
формирований охватывает широкий диапазон
используемых видов вооружений и военной техники: от личного оружия до минометов, гранатоВ целом, весь вышерассмотренный комплекс элементов
метов и специального вооружения.
составляет основное содержание технических аспектов
Следует подчеркнуть, что в современных условиях борьбы с терроризмом и, по оценке американских специрезкой, а главное широкомасштабной активизации между- алистов, их отработка позволяет повысить готовность к понародного терроризма ВПР США применяет в рамках тех- тенциальным террористическим угрозам.
нических аспектов борьбы с терроризмом такие высокотехФинансово-экономические аспекты предполагают
нологичные средства, как бомбы с лазерным наведением, наличие системы выделения и распределения ассигновакрылатые ракеты, беспилотные летательные аппараты и др. ний на борьбу с терроризмом.
(Афганистан, Ирак).
Общий объем ассигнований на борьбу с терроризмом
Научно-исследовательские технические разработки (52,7 млрд долларов в 2004г.) распределяется по двум цепредусматривают, как правило, создание перспективных левым направлениям — обеспечение внутренней безсредств борьбы с терроризмом, причем с учетом возмож- опасности (78,3 проц.) и борьба с терроризмом за рубежом
ного появления у террористов новых средств совершения (21,7 проц.). При этом в связи с приоритетным значением
терактов, в том числе с ОМП или его компонентов. В насто- в современных условиях обеспечения внутренней безопасящее время в МО США осуществляется проект «Вавилон» ности США это целевое направление финансируется по конпо созданию специального портативного устройства для кретным критическим областям решения задач в увязке
двустороннего перевода диалогической речи в полевых с исполнительными организационными структурами. В соусловиях. Он ориентирован в первую очередь на языки, ответствии с «Национальной стратегией внутренней безокоторыми чаще всего пользуются исламские террористы: пасности США» выделяется шесть таких областей: разведыдари, пушту и арабский. Другой проект — «Биологическое вательная деятельность, безопасность границ и транспорта,
выживание» — связан с разработкой технических средств борьба с терроризмом в США, защита критических объекраннего оповещения об атаке террористов с применением тов инфраструктуры, защита от угроз катастрофического хабиооружия.
рактера, готовность и реагирование на угрозы терроризма.
Сентябрь 2014
61
УГРОЗА XXI ВЕКА
Основным источником финансирования является, прежде
всего, федеральный (в том числе военный) бюджет США. Наряду с этим привлекаются средства местных бюджетов. Так,
за период 2001–2003 гг. власти штатов израсходовали почти
650 млн дол. на защиту критических элементов инфраструктуры. Городские власти выделили на цели обеспечения внутренней безопасности городов более 500 млн дол. В дальнейшем
предполагается увеличением этой суммы до 2 млрд долларов.
В интересах финансового обеспечения внутренней безопасности в США ряд федеральных структур создают специализированные контртеррори-стические фонды: в настоящее время функционируют фонды министерства юстиции в размере
145 и министерства обороны — 15 млн долларов. Последний
подотчетен председателю КНШ ВС США.
Еще одним важным элементом финансово-экономических аспектов обеспечения борьбы с терроризмом является
ликвидация системы финансирования террористических организаций или ГРУПП. Это осуществляется через выявление
(отслеживание) и последующее блокирование источников
финансирования, замораживание финансовых авуаров террористов и тех, кто их поддерживает, недопущение проникновения террористов в международную финансовую систему,
защиту законных финансовых структур от компрометирующих
действий со стороны террористов, а также предотвращение
движения денежных потоков и счетов по создаваемым террористами альтернативным финансовым каналам и системам.
Как отмечают американские эксперты, фактически речь идет
о «глобальной финансовой войне против терроризма».
Таким образом, эффективный учет финансово-экономических аспектов борьбы с терроризмом в интересах обеспечения национальной безопасности США требует реализации
трех определяющих моментов: выделения значительного
объема ассигнований по федеральному бюджету и конкретное распределение их по программно-целевому принципу,
привлечение денежных средств властных структур отдельных
штатов, местного уровня и частного сектора, а также активное
и жесткое противодействие, вплоть до полной ликвидации финансирования терроризма и его источников, включая государства- спонсоров терроризма.
Основу нормативно-правовых аспектов борьбы с терроризмом составляет комплекс документов внутреннего законодательства США и международного права.
К числу документов внутреннего законодательства. регламентирующих вопросы борьбы с терроризмом, относятся:
меморандумы (директивы) президента по вопросам борьбы
с терроризмом и федеральные законы «Об антитерроризме
и эффективности применения смертного приговора» и «О защите от ОМП» (1996 г.), а также закон «О внутренней безопасности» 2002 г.
Основные документы международного права включают Устав ООН, Гаагскую и Женевскую конвенции с дополнительными протоколами, а также различные декларации,
двух- и многосторонние соглашения (заявления) по терроризму и др.
Анализ обеих групп документов позволяет выявить два
главных элемента нормативно-правовых аспектов проблемы
борьбы с терроризмом в США: понятийный аппарат и нормативно-правовые принципы и положения, регламентирующие
анти- и контртеррористическую деятельность.
62
До настоящего времени в США не существовало официально принятого однозначного и законодательно утвержденного определения и понимания термина «терроризм». Как результат разброса в подходах к определению
терроризма, в США на практике использовались три определения, принятые государственным департаментом, ФБР
и министерством обороны. По опенке американских экспертов, наиболее приемлемой, особенно в военной области, являлась формулировка, которой придерживалось
министерство обороны США. Согласно этой формулировке под терроризмом понималось «заранее продуманное
и подготовленное противозаконное применение силы
(насилие) или его угроза против отдельной личности или
собственности с целью принудить или запугать правительство или общество в интересах достижения, как правило,
политических, военных, религиозно-этнических или идеологических целей».
Новое определение терроризма как «любое преднамеренное противозаконное действие, угрожающее жизни людей
или общественному благосостоянию с целью запугивания или
принуждения гражданского населения или правительства»,
приведено в разработанной в 2002 г. Национальной стратегии
внутренней безопасности США.
Сам процесс борьбы с терроризмом определяется американскими правоведами как «планирование, подготовка
и проведение во всем диапазоне террористической угрозы
комплекса мероприятий (действий) двух видов: пассивных
(защита и снижение уязвимости объекта возможного террористического воздействия — антитеррористическая борьба)
и активных (прямые практические действия по предотвращению и нейтрализации теракта или ликвидации его последствий — контртеррористическая борьба)».
К основным нормативно-правовым принципам и положениям, регламентирующим борьбу с терроризмом, относятся
принципы «дальней юрисдикции», «государственной необходимости» и «властной и территориальной юрисдикции». Согласно первому принципу, действующему официально с 1989 г., ряд
федеральных органов, прежде всего ФБР, имеет право захвата
на территории любого иностранного государства и вывоза
в США лица (лиц), совершившего террористический акт против гражданина США или американской собственности, в случае невозможности его экстрадиции.
Исходя из определения второго принципа, «государственная необходимость» трактуется как возникновение такой ситуации (обстановки), при которой единственным средством
защиты важных национальных интересов, подвергаемых чрезвычайной и немедленной угрозе, является вынужденное принятие государством мер, неадекватных признанным требованиям международного права.
Принцип «властной и территориальной юрисдикции»
используется в интересах разрешения террористических
инцидентов с точки зрения нормативно-правовой регламентации ответственности властных организационных
структур различных уровней: федерального, отдельных
штатов и местного. Он предусматривает классификацию
территориальной юрисдикции за разрешение террористических инцидентов (актов) на четыре категории:
эксклюзивная, совместная, частичная и «по праву собственности». Несмотря на наличие четырехвидовой клас-
Армейский сборник
сификации территориальной юрисдикции, приоритет,
согласно законодательству США, принадлежит федеральному правительству.
США в своей антитеррористической деятельности, включая возможное применение ВС, исходит также из норм международного права, затрагивающих проблемы борьбы с терроризмом. При этом американские правоведы стараются
приблизить эти нормы к конкретным условиям США. В связи
с этим, американские эксперты считают, что содержание международно-правовых документов позволяет выявить следующие направления правовой регламентации борьбы с терроризмом:
— общее правовое обоснование действий государства
как субъекта международного права против терроризма;
— розыск и освобождение заложников;
— ответственность за террористические действия и захват (устранение) террористов;
— судебное преследование и наказание террористов.
При этом, по мнению ВПР США, несоблюдение террористами международно-правовых установок ставит их вне законов
международного сообщества и требует адекватного реагирования, включая и применение силовых методов воздействия.
В целом, рассмотренные нормативно-правовые аспекты
проблемы борьбы с терроризмом основываются на двух взаимосвязанных видах законодательства: внутреннем (законы
конгресса, подзаконные акты СНБ, директивы президента,
глав федеральных министерств, ведомств и др.) и международном (документы ООН, международные конвенции, соглашения и др.). Эти аспекты охватывают широкий круг вопросов
от общих исходных установок до конкретных правовых норм
и требований.
Основные элементы политики и стратегии ВПР США
в области борьбы с терроризмом в рамках ее определяющих аспектов.
В современных условиях, особенно после событий
11 сентября 2001 г., ВПР США выделяет три основных области
противодействия терроризму: непосредственные активные
действия, обеспечение внутренней безопасности и международное сотрудничество. Каждая из этих областей включает
комплекс вполне конкретных мероприятий. При этом как области, так и мероприятия взаимосвязаны и взаимодополняемы, образуя тем самым единый комплекс объединенных действий против терроризма.
Непосредственные активные действия против внешнего
и внутреннего терроризма включает следующие основные мероприятия: дипломатические действия, экономические санкции, тайные (специальные) операции, применение военной
силы, экстрадиция и правовое взаимодействие, вознаграждение за информацию.
Обеспечение внутренней безопасности США охватывает
следующие основные направления действий ВПР страны: расширение нормативно-правовой базы, реформирование организационных структур, снижение уязвимости США к террористическим акциям и повышение готовности к чрезвычайным
ситуациям и возможностей адекватного реагирования.
Международное сотрудничество и взаимодействие. Американское ВПР считает, что успех глобальной войны против
терроризма зависит от действий мощной коалиции государств, создавшей единый фронт против террора. В настоящее
время в борьбе против терроризма продолжают участвовать
свыше 170 стран. Международные организации становятся более гибкими, реформируя свои структуры в соответствии с изменяющимися угрозами.
В рамках международного сотрудничества США поддерживают и взаимодействуют с иностранными государствами
на глобальном и региональном уровнях, а также в сфере минимизации негативных условий, используемых террористами
в своих целях.
Особо необходимо остановиться на устранении или ограничении условий, способствующих терроризму. К ним американские эксперты относят тяжелое социально-экономическое
положение населения, наличие нерешенных политических,
этнических и национальных проблем, а также слабость политических структур государства. В связи с этим в США разрабатываются на федеральном уровне конкретные региональные
программы оказания финансовой, экономической и других
видов помощи иностранным государствам.
В целом, американское политическое руководство считает, что чем больше стран станет активными участниками в развитии глобальной эконо-мики, обеспечивая тем самым своим
народам лучшие условия жизни, тем сложнее для террористов
использовать складывающиеся негативные проб-лемы в своих
агрессивных целях.
Таким образом, политика и стратегия США в области
борьбы с терроризмом осуществляется в рамках целей, поставленных установочно-концептуальными документами: Национальной стратегией внутренней безопасности США и Национальной стратегией США по борьбе с терроризмом. Эти
цели реализуются путем прямого противодействия терроризму за рубежом и внутри страны, формирования международных контртеррористических коалиций, расширения информационно-разведывательных возможностей и др. При этом все
федеральные структуры действуют под единым координирующим органом и взаимодействуют с соответствующими органами штатов и местного уровня.
США активно взаимодействуют с глобальными и региональными международными партнерами в борьбе с терроризмом, поскольку, как считают американские эксперты, только
постоянно наращиваемые усилия глобальной международной
коалиции могут обеспечить окончательную победу над терроризмом.
Проведенный анализ и оценка показывают, что США за последние три года создали мощную теоретическую и практическую базу для широкоформатной борьбы с международным
и внутренним терроризмом. Однако существенных успехов
в решении этой проблемы мировое сообщество пока не увидело, ожидания остаются ожиданиями.
Фото из архива «АС»
ЛИТЕРАТУРА
1. 2003 Report to Congress on Combating Terrorism. Sept. 2003.
2. Progress Report on the Global War on Terrorism. The White House.
Sept. 2003.
3. President George W. Bush. Securing the Homeland Strengthening
the Nation. 2002.
4. Terrorism in the Twenty-First Century. Prentice Hall, Inc. USA. 2000.
5. Jane’s Counter Terrorism. Jane’s Information Group. Alexandria,
Virginia, USA.
Сентябрь 2014
63
ИНФОРМАЦИЯ
РЕДАКЦИЯ
Главный редактор
К.Е. МАКСИМОВ
Заместитель главного редактора
А.Н. ОВЧИННИКОВ
Collected Army Issues
Специальный корреспондент
В.Д. КУТИЩЕВ
ПРАВИЛА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ
1. Тематика статей, представляемых диссертантом для публикации в журнале, должна соответствовать одной из отраслей наук (согласно действующей номенклатуре специальностей научных работников), по которым журнал включен в «Перечень ведущих рецензируемых научных
изданий и журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук».
2. Рукописи представляются в электронном виде (на компакт-диске или дискете 3,5 в формате *.doc) и в машинописном варианте, отпечатанном на одной стороне листа формата А4, с подписью автора. По электронной почте статьи принимаются только по предварительной договоренности с редакцией. Сканированные тексты не принимаются.
3. К рукописи прилагаются сведения об авторе на русском и английском языках (фамилия,
имя, отчество полностью; полное название организации — место работы автора в именительном
падеже, страна и полный почтовый адрес; должность и подразделение организации; ученая степень и ученое звание (если имеются); адрес электронной почты; телефоны для контактов; корреспондентский почтовый адрес).
4. Требования к оформлению статей:
– статья должна быть объемом: для соискателей ученой степени кандидата наук — не более
10 с., доктора наук — 12 с. (из расчета 2000 — 2200 знаков с пробелами на странице);
– параметры страницы: слева — 2,5 см.; сверху и снизу — 2 см.; справа — 1,2 см.; шрифт —
Times New Roman; кегль 14 пт; межстрочный интервал — множитель 1,3; отступ абзаца — 1,2; выравнивание — по ширине; опция — перенос слов;
– название статьи приводится на русском и английском языках;
– обязательными элементами после заглавия статьи должны быть аннотация (не более 15
строк) и список ключевых слов; шрифт — Times New Roman; кегль 12 пт; отступ абзаца — 1,2; межстрочный интервал — одинарный; выравнивание — по ширине; на русском и английском языках;
– обязательно указывается шифр ВАК (согласно действующей номенклатуре специальностей научных работников), опционально — код УДК и (или) ГРНТИ;
– при наборе текста между инициалами и фамилиями, а также годом и буквой «г.» обязательно ставится неразделимый пробел «Ctrl+Shift+пробел»;
– исходные таблицы, схемы, графики (пронумерованные и озаглавленные) представляются в
отдельном файле в формате программы, в которой они были созданы;
– ссылки на источники цитат и иной информации оформляются в тексте в порядке упоминания, в квадратных скобках с указанием страниц; в конце статьи приводится и расшифровывается
список указанной в ссылках литературы, оформленный по ГОСТ Р 7.0.5.-2008 «Библиографическая
ссылка. Общие требования и правила составления»;
– текстовые примечания, если они предусматриваются, делаются в виде обычных сносок на
каждой странице.
5. В конце рукописи автор собственноручно подтверждает свое согласие в случае опубликования на размещение статьи в Интернете (в системе Российского индекса научного цитирования
на платформе Научной электронной библиотеки и (или) на сайте издания) и (или) заключает с издательством соответствующий договор.
6. Ответственность за подбор и достоверность приведенных фактов, цитат, статистических и
социологических данных, фамилий и инициалов, прочих сведений несут авторы.
7. Поступившие рукописи в обязательном порядке проходят рецензирование. Статьи, получившие положительные рецензии, выносятся на рассмотрение редакционной коллегии.
8. Статьи к публикации выбираются по конкурсу в соответствии с основной темой каждого
номера и в порядке поступления. Преимущественное право при определении очередности публикации имеют статьи по основной проблематике журнала (боевая подготовка; военное строительство; строительство Вооруженных Сил; военные аспекты безопасности государства; общие основы военной науки; тактика общая; основы оперативного искусства; военное обучение и
воспитание; военная педагогика и психология; управление повседневной деятельностью войск;
оборонно-промышленный комплекс; военная экономика и тыл; военная система управления и
связи; системный анализ; моделирование боевых действий; компьютерные технологии в военном
деле, наука, культура и образование, педагогика) и статьи лиц с учеными степенями.
9. Издательство информирует авторов о причинах, которые не позволили принять решение
о публикации представленных рукописей.
10. Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается.
Ведущие научные редакторы
Ю.С. КУЧЕРОВ, Ю.А. БЕРЕГЕЛЯ
Научный редактор
С.А. ПОРОХИН
Ведущий редактор
Г.Н. УСАЧЕВА
Обозреватели
В.М. БОГДАН, А.Ш. САЛИХОВ
Компьютерный набор
И.И. КОЧЕРГА
Дизайн и верстка
Е.А. САМСОНОВ, И.С. ГРОМОВ
Адрес редакции для переписки: 119160, Москва,
Хорошевское шоссе, д. 38 д,
редакция журнала «Армейский сборник».
Тел.: (495) 693 57 35,
Тел./факс: (495) 693 57 57.
E-mail: [email protected]
Регистрационное свидетельство
№ 012381 от 8 февраля 1994 года.
Учредитель: Министерство обороны РФ
Подписано в печать 25.08.2014 г.
Формат 60х84 1/8
Усл. печ. л. 8 + вклейка 1 печ. л.
Зак. №
Тираж 1390 экз.
Свободная цена
Электронная версия журнала «Армейский сборник»
на сайте Министерства обороны РФ
http://sc.mil.ru/social/media/magazine
Журнал издается Редакционноиздательским центром
Министерства обороны РФ:
119160, Москва, Хорошевское шоссе, д. 38 д.
Отпечатано в ООО «Красногорская типография»:
143400, Московская область, г. Красногорск,
Коммунальный квартал, д. 2
Ответственность за достоверность информации , точ
ность фактов, цифр и цитат, а также за наличие в матери
алах сведений, не под лежащих открытой публикации, несут
авторы. За содержание рекламы отвечает рекламодатель.
В соответствии с Законом РФ «О средствах массовой ин
формации» редакция может не вступать в переписку с авто
рами. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Пози
ция редакции не всегда совпадает с точкой зрения авторов.
© При перепечатке материалов, опубликованных в
журнале, ссылка на «Армейский сборник» обязательна
Подписной индекс журнала 73452
64
Армейский сборник
ТАНКОВЫЙ БИАТЛОН – 2014
БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ
БЫСТРЫ…
ПОШИВ
«ОФИСНОЙ» ФОРМЫ
В
от уже второй год на подмосковном полигоне Алабино, на базе Таманской танковой дивизии проводятся соревнования по танковому биатлону — теперь уже исконно русскому виду спорта. Международный
чемпионат на полигоне в Алабино, так отныне он стал
называться, позволит померятся мастерством владения
грозной техникой и вооружением танкистам со всего
мира. И если год назад на трибунах собрались преимущественно гости из разных регионов России и братских республик Белоруссии, Казахстана и Армении, то в этот раз
здесь — своего рода интернационал.
Возле кургана, где расположена главная трибуна,
в лучах солнца простирался новый бренд Российской армии — красно-сине-белая звезда, по обе стороны от нее
развивались флаги стран-участниц — Европа, Азия, Африка и Южная Америка. Но команд из стран-участниц
НАТО не будет. Не будет и Украины — без политики нынче
и в спорте не обходится.
«Сегодня здесь, на полигоне Алабино, стартует первый
чемпионат мира по танковому биатлону. Это событие без
преувеличения можно назвать новой страницей в международном военном сотрудничестве», — сказал министр
обороны России Сергей Шойгу открывая мероприятие.
Укреплению доверия между вооруженными силами разных
стран, по мнению министра, должно способствовать и то,
что 1 августа в России впервые зарегистрировали международную общественную организацию «Федерация танкового биатлона».
КОМПЛЕКТ ИЗ ПЯТИ
НАШИВОК — 500 РУБЛЕЙ
Танковый биатлон по своим принципам схож
с лыжной гонкой. Спросите Дмитрия Губерниева, который, несмотря на свое прошлое в академической
гребле, считается главным знатоком секретов меткости Бьорндалена (к слову, Губерниев и стал комментатором спортивных стрельбищ — кто же еще).
Участники танковых соревнований проходят
эстафету по намеченной трассе протяженностью
более 20 километров с препятствиями. На определенных рубежах выполняется загрузка боеприпасов
и стрельбы по разным мишеням. Если не попал — бегом на штрафной круг: все, как в биатлоне. Чем лучше
стреляешь — тем быстрее двигаешься. Сложность,
конечно, в самой трассе — участники должны пройти слалом («змейку»), брод, курган (крутой подъем),
колейный мост и эскарп (крутой срез возвышенности,
представляющий собой стенку высотой до двух метров). Дистанция для мишеней, имитирующих танки
и низколетящие вертолеты, — от 900 до 2200 метров.
Из биатлона же взяли и названия этапов чемпионата, всего их четыре: «Индивидуальная гонка»,
«Спринт», «Гонка преследования» и так называемый
«Спортивный этап» — финал в виде эстафетной гонки.
Армейский сборник
ЖУРНАЛ ДЛЯ ВОЕННЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ
ДЛЯ ВОЕННЫХ
ПРОФЕССИОНАЛОВ
Это журнал, на страницах которого
идет разговор только о военном деле
и обо всем, что с ним связано.
Это журнал, в котором реклама бьет
точно в цель, обеспечивая высокую эффективность, поскольку
с ней знакомятся настоящие профессионалы военного дела
и специалисты оборонно-промышленного комплекса.
Подписаться на журнал
можно с любого месяца.
Индекс: 73452 — для подписчиков Российской
Федерации, СНГ и стран Балтии.
ISSN 1560-036X
«Армейский сборник». 2014 №9
—ЖУРНАЛ
Индекс 73452. «Армейский сборник». 2014. №9. 1-64.
— это журнал, из публикаций которого можно узнать о ходе военного строительства в нашей стране, о путях повышения эффективности боевой подготовки видов и
родов войск Вооруженных Сил, о новых образцах отечественной военной техники и вооружения, о проблемах военной науки, образования и культуры, а также о тыловом и финансовоэкономическом обеспечении, социальной и правовой защите военнослужащих, ветеранов
военной службы и членов их семей.
ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ:
ТАНК В ОБОРОНЕ
ДЕСАНТНИК — ЭТО ПРОФЕССИОНАЛ
РАДИО НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ
ДАЛЬНЯЯ АВИАЦИЯ РОССИИ
ТЕРРОРИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!
В ПОИСКЕ
«ЗОЛОТОЙ» СЕРЕДИНЫ
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа