close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Заполнить опросный лист - Регион;doc

код для вставкиСкачать
¹ 2, 2001 ã.
Çîðèíà Ç.À., Ñìèðíîâà À.À., Ëàçàðåâà Î.Ô.
Óìåþò ëè
âîðîíû
ñ÷èòàòü?
(ñ) “Ïðèðîäà”
Èñïîëüçîâàíèå èëè ðàñïðîñòðàíåíèå ýòîãî ìàòåðèàëà
â êîììåð÷åñêèõ öåëÿõ
âîçìîæíî ëèøü ñ ðàçðåøåíèÿ ðåäàêöèè
Îáðàçîâàòåëüíûé ñåòåâîé âûïóñê
VIVOS VOCO! - ÇÎÂÓ ÆÈÂÛÕ!
http://vivovoco.nns.ru
http://vivovoco.rsl.ru
http://www.ibmh.msk.su/vivovoco
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Умеют ли вороны
«считать»?
К сентябрю шумная толпа глупеньких воронят, повидимому, уже постигает основы вороньей науки… Они
узнали про ружье и западни… узнали, что зонтик — это
не ружье. Они научились считать до шести, что очень
хорошо для таких юных ворон, хотя сам Серебряное
Пятнышко умел считать почти до тридцати.
Э.Сетон-Томпсон
З.А.Зорина, А.А.Смирнова, О.Ф.Лазарева
В
опрос о том, могут ли животные «считать» или, говоря точнее, анализировать количественные, и в особенности числовые, параметры
среды, возник давно и продолжает привлек ать внимание специалистов и всех интересующихся поведением животных.
Этот интерес питается наблюдениями, свидетельствующими,
что животные постоянно сравнивают важные для них объекты и четко выбирают бо льшие — по площади, весу или
плотности распределения. Существует также масса историй
о п т и ц а х, о б н а ру ж и ва ю щ и х
п р о п а ж у я и ц и з г н езд а и л и
птенца из выводк а; о воронах,
которые не подлетают к приманке до тех пор, пок а не убедятся, что все охотники, пробравшиеся в укрытие на глазах
у стаи, покинули его. Такие истории кочуют из работы в работу уже более 100 лет, однако
та к и о с та ютс я охот н и ч ь и м и
расск азами, потому что никто
еще точно не знает, что же происходит на самом деле, могут
ли животные в природе «считать» и к ак они это делают. Даже строчки эпиграфа, принадлежащие известному к анадскому зоологу, получили некоторое
подтверждение лишь много десятилетий спустя после их на-
Зоя Александровна Зорина (в ц е н т р е ), доктор биологических
наук, заведующая лабораторией физиологии и генетики поведения
биологического факультета Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова. Область научных интересов —
изучение поведения и рассудочной деятельности животных, главным образом птиц.
Анна Анатольевна Смирнова (с л е в а ), кандидат биологических
наук, научный сотрудник той же лаборатории. Занимается сходными проблемами.
Ольга Федоровна Лазарева, аспирантка Института высшей
нервной деятельности. Научные интересы связаны с изучением
довербального мышления птиц, в частности способности к обобщению, построению аналогий.
© З.А.Зорина, А.А.Смирнова,
О.Ф.Лазарева
72
ПРИРОДА • №2 • 2001
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
писания.
М н о гоч и с л е н н ы е
попытки
исследовать спос обность животных к «счету» в эксперименте пок азали, что оценк а количественных параметров связана с целым комплексом перцептивных и когнитивных процессов. В англоязычной литературе они обозначаются емким термином «numerical comp e t e n c e » , к ото р ы й н е и м е ет
точ н о го
рус с к о го
а н а л о га .
Из этого комплекса вопросов
мы исследовали два: к акой диапазон оценки множеств доступен животным? В к акой степени у них развита так ая форма
р а с с уд оч н о й
д е я тел ь н о с т и
( и л и д о ве р ба л ь н о го м ы ш л е ния), к ак способность к обобщению признак а числа?
* * *
К настоящему времени общепризнано, что изучение у животных рассудочной деятельности к ак предшественник а мышл е н и я ч ел о ве к а н е о бход и м о
для понимания закономерностей эволюции поведения. Известно, что животные обладают
р азл и ч н ы м и ф о р м а м и д о ве р бального мышления [1] и даже
способны использовать символы для обозначения объектов,
явлений или понятий [2]. В то
же время вопрос о том, в к акой
степени у животных, не относящ и хс я к п р и м ата м, р аз в и т ы
высшие формы довербального
мышления (способность к обобщению и формированию довербальных понятий), еще недостаточно исследован. А ведь
ответ на него необходим для
п о н и м а н и я р аз в и т и я д о ве р бального мышления в процессе
эволюции.
Спос обность к обобщению
составляет основу для возникновения абстрактных представлений и использования символ о в . М е р о й а бс т р а г и р о ва н и я
или, к ак говорил И.М.Сеченов,
«удаления от чувственных корней» служит умение оперировать символами в полном отрыве от обозначаемого ими физиПРИРОДА • №2 • 2001
ческого объекта или явления.
Подобные способности — одна
из характерных черт мышления
человек а, и поэтому их изучение столь важно для выяснения
г р а н и м еж д у воз м ож н о с т я м и
психики человек а и животных.
Исследуя эту проблему, мы
обратились к задачам, связанным с обработкой информации
о признаке числа, который условно называют счетом. К настоящему времени предложено
несколько классификаций процессов, обеспечивающих распознавание этого признак а.
Большинство из них выделяет
истинный счет — формальную
нумерацию объектов для определения их абсолютного числа,
которую используют люди. В последнее десятилетие элементы
так ого
счета
обнару жены
у шимпанзе и серого жако. Истинный счет подразумевает
обязательное применение упорядоченной последовательности индивидуально различающихся маркеров-числительных
(например, арабских цифр),
причем последний из них должен обозначать общее числ о
пересчитанных объек тов. Все
остальные процессы можно
подразделить на две основные
группы: распознавание множеств по всей совокупности количественных параметров (по
числу и по сопряженным с ним
признакам — площади, весе);
распознавание множеств собственно по признаку числа. Эти
формы счета в той или иной
степени обнаружены у разных
животных, причем и в природе,
и в эксперименте в двух ситуациях: узнавание определенного
множества и выбор большего
при сопоставлении двух или более множеств.
К настоящему времени бесспорно док азано, что животные
умеют распознавать и использовать не только количественные
п а р а м ет р ы
с р ед ы ,
но и признак числа. Пок азано,
что приматы могут использовать символы для маркировки
небольших множеств и производить с ними операции, ана-
логичные арифметическим [3].
Та к, И . П е п п е р бе р г в ы я в и л а
сходные способности у серого
жако, который сообщал, сколько
эл е м е н то в
с од е р ж и тс я
в м н ож е с т ве , п р о и з н о с я а н г лийские названия числитель ных [4]. Однако в целом сведения о не относящихся к приматам животных, умеющих обобщить информацию о числе, остаются весьма фрагментарными.
Мы исследовали такую форм у к огнитивной деятельности
у высокоорганизованных представителей класса птиц — врановых (серых ворон). Известно,
что эти птицы, с их крупным
и тонко дифференцированным
м оз го м м о г у т р е ш ат ь м н о г и е
элементарные л огические задачи во многом так же, к ак мартышковые
о без ь я н ы
[5].
При изучении способности ворон к обобщению мы использова л и н е с к ол ь к о м етод и к, н а правленных не на выработк у
определенной реакции на конкретный стимул, а на выделение общего для разных стимулов признак а и формирование
отвлеченного правила выбора.
Если при первых же предъявлениях новых стимулов животное
легк о решает задачу, значит,
о н о ус во и л о та к о е п р а в и л о
и способно к обобщению.
В экспериментах нам предс то я л о : и с с л ед о ват ь с п о с о бность ворон к относительным
количественным оценк ам и определить диапазон, в котором
они могут сравнивать множества по числу элементов в них;
оценить умение птиц обобщать
по признак ам «большее множество» и «соответствие (или нес о от ветс т в и е ) ч и с л а » ; в ы я снить, способны ли они к элементам символизации.
Работу проводили на 13 серых воронах разного возраста
(не моложе двух лет), а также
11 сизых голубях. На к аждой
стадии экспериментов стимулы
предъявляли в специально подобранных последовательностях, никогда не повторяя одну
и ту же комбинацию несколько
73
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
С хем а э кс п е р и м е н та « с во б о д н ы й
в ы б о р » . В о р о н а п оч т и вс е гд а
в ы б и р а ет к о рму ш к у с б о л ь ш и м
ч и с л о м ч е р вя к о в . В н и з у —
за в и с и м о с т ь с т е п е н и
п р ед п оч т е н и я б ол ь ш е го о т
р аз н и ц ы м еж ду с р а в н и ва ем ы м и
м н ож ес т ва м и у во р о н ( п о к аза н о
ц вето м ) и голу б е й .
с те п е н ь п р ед п оч те н и я б ол ь ш е го , %
100
90
R=0.44; p=0.051
80
70
60
50
R=0.78; p=0.004
0.0
0.2
0.4
0.6
0.8
от н о с и тел ь н а я р аз н и ц а м еж д у м н ож е с т ва м и
раз подряд, а распределяя их
случайно (к ак и положение подкрепляемого и неподкрепляемого стимулов). В большинстве
случаев использовали неповторяющиеся последовательности
комбинаций. В к ачестве пок азателя успешного переноса правила выбора на новые стимулы
(т.е. отвлеченности сформированного правила) служили результаты первых 30 тестовых
предъявлений. При обработке
результатов мы пользовались
общепринятыми статистическими методами.
Один из первых вопросов,
возник ающих при изучении счета — это диапазон множеств,
которые животные могут воспринять и точно оценить. Согл а с н о о б ще п р и н я то й точ к е
зрения его верхняя граница не
п р е в ы ш а ет 7 ± 2 . Од н а к о м ы
74
1.0
предположили, что доступный
воронам диапазон значительно
шире. Для ответа на этот вопрос мы использовали в эксперименте два подхода: вначале
изучали, к ак голуби и вороны
сравнивают множества пищевых единиц в ситуации свободного выбора, а затем обучали
их дифференцировке стимульных к арточек с разным числом
геометрических элементов.
В п е р во м с л у ч а е п т и це
предлагали выбрать любую из
двух открытых кормушек, и она
могла съесть ее с одержимое
независимо от того, предпочла
ли к орм ушк у с меньшим или
большим числом пищевых объектов. Для ворон это были личинки мучного хрущак а (до 12
шт.), а для голубей — зерна
п ш е н и ц ы ( д о 1 0 ш т. ) . И те
и другие птицы в основном вы-
б и р а л и к о р м у ш к у с б ол ь ш и м
числом приманок, однако у голубей такой выбор не превышал 63%, а у ворон составлял
от 77% до 84%. В поиск ах причин столь существенных различий мы проанализировали зависимость степени предпочтения большего от разницы между сравниваемыми множествами. Ок азалось, что голуби тем
надежнее выбирают большую
приманку, чем сильнее это множество отличается от меньшего. У голубей четко выражена
корреляция между относительной разницей и долей выборов
большего множества. У ворон
уровень предпочтения большего превышает 70% даже при
различиях всего на одну единицу, а корреляция между относительной разницей и долей выбора большего выражена слаПРИРОДА • №2 • 2001
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
О бу ч е н и е д и ф ф е р е н ц и р о в к е с т и мул о в п о п р и з н а к у « б ол ь ш е е
м н ож ес т во » . П р и м а н к а н а хо д и тс я п о д к а р точ к о й с б ол ь ш и м
м н ож ес т во м . С п р а в а — с т и мул ь н ы е к а р точ к и с р азл и ч н ы м
с о о т н о ш е н и ем ч и с л а г р а ф и ч ес к и х эл ем е н то в и и х су м м а р н о й
п л о щ а д и : а — п а р а 9 / 11 , б и в — 2 4 / 2 5 .
бо. Вероятно, в основе этого
выбора у голубей и ворон лежат разные механизмы. Голуби,
видимо, оценивают и сравнивают всю совокупность количественных характеристик множества, в том числе общую площадь
и л и п л от н о с т ь р а с п ол ож е н и я
пищевых объектов. Для ворон
же скорее всего важно именно
числ о объек тов в к орм ушк ах
[6].
При такой постановке задач и н ел ь з я н и п од т ве рд и т ь ,
ни
о п р о ве р г н у т ь
п од о б н о е
предположение, поскольку методик а не позволяла отделить
число от других количественных признаков. Поэтому на следующем этапе мы применили
и н о й м етод и ч е с к и й п р и е м —
обучали четырех ворон дифференцировке стимулов по приз н а к у « б ол ь ш е е м н ож е с т во » .
Птице предлагали две кормушки, накрытые к арточк ами. Если
она
с б р а с ы ва л а
к а рточ к у
с большим числом элементов,
то находила личинки мучного
хрущак а. В ходе обучения случайно чередовали 40 неповтоПРИРОДА • №2 • 2001
ряющихся пар множеств (от 1
до 12), варьировали различные
второстепенные признаки. Когда количество правильных решений достигало 80%, меняли
соотношения числа элементов
и их суммарной площади. В таких сериях в половине случаев
большее множество с остоял о
из мелких элементов и соответственно имело меньшую суммарную площадь; в другой пол о в и н е , н а о б о р от, б ол ь ш е е
множество состояло из более
крупных элементов. Даже в парах с обратным соотношением
числа элементов и их суммарной площади количество прав и л ь н ы х р е ш е н и й с о с та в и л о
в среднем 75%. Таким образом,
мы док азали, что в диапазоне
от 1 до 12, вороны сравнивают
м н ож е с т ва и м е н н о п о ч и с л у
элементов. В тестах на перенос
п т и ц а м п р едъ я вл я л и н о в ы е
множества, включавшие до 25
элементов. При естественном
соотношении числа элементов
и их суммарной площади вороны всегда выбирали большее
множество. Однако, когда это
соотношение варьировали, птицы правильно оценивали множества, содержащие не больше
20 элементов [6].
До сих пор способность воспринимать и точно оценивать
такие большие множества у живот н ы х н е н а бл юд а л и . Н а ш и
опыты пок азали, что верхняя
граница диапазона, в котором
во р о н ы ус п е ш н о с р а в н и ва ют
множества по числу элементов,
близк а к 20. Кроме того, серые
вороны могут обобщать по приз н а к у « б ол ь ш е е м н ож е с т во » .
Сформированное у них правило выбора ок азалось инвариантным к ак к изменению второс те п е н н ы х п а р а м ет р о в с т имульных к арточек (цвет, форма
и размер изображенных элементов), так и к изменению диапазона предъявляемых множеств.
Для изучения способностей
животных к обобщению наряду
с дифференцированным обучением широко используют задачу выбора по образцу, предложенную
Н . Н . Л а д ы г и н о й - К отс
еще в 1914 г. В наших опытах
75
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
С хем а о п ы та « в ы б о р п о о б р аз ц у » :
1 — о б р азе ц , 2 — к а р точ к и д л я
в ы б о р а . П р и м а н к а н а хо д и тс я п о д
к а р точ к о й , с о о т ветс т ву ю щ е й
о б р аз ц у. В н и з у — к а р точ к и ,
п р ед ъ я вл я ем ы е п о с л ед о ва т ел ь н о
в хо д е о бу ч е н и я ( а ) , т ес т и р о ва н и я
с ч а с т и ч н о о б н о вл е н н ы м и
н а б о р а м и с т и мул о в ( б )
и с о ве р ш е н н о н о в ы м и ( в ы д ел е н о
ц вето м ) . Н а п е р во й с та д и и
о бу ч е н и я о б р азе ц р а с п ол а гал и
ря д о м с п о д к р е п л я ем о й к а р точ к о й ,
за т ем вс е гд а с тр о го п о с е р ед и н е .
вс е воз м ож н ы е к о мб и н а ц и и
ц и ф р и к о мб и н а ц и и
м н ож е с т в от 5 д о 8
вороне предлагали две накрытые
к а рточ к а м и
к о р м у ш к и.
Между ними помещали к арточку-образец, а приманк а находилась под к арточкой, соответствующей образцу. Чтобы увелич и т ь ве р о я т н о с т ь в ы р а б от к и
именно отвлеченного правила
выбора по признаку сходства,
применяли стимулы разных к атегорий: черные и белые к арточки, графические множества
из одного и двух элементов,
а также арабские цифры 1 и 2.
В ходе обучения эти наборы чередовали: после того, к ак птица
о с ва и ва л а од и н н а б о р , е й
предъявляли следующий и т.д.
П о с л е н е с к ол ь к и х ц и к л о в
76
вс е воз м ож н ы е к о мб и н а ц и и
ц и ф р и к о мб и н а ц и и
м н ож е с т в от 1 д о 4
чередования трех базовых наборов стимулов четыре из шести ворон без дополнительного
о бу ч е н и я р е ш а л и з а д ач у к а к
при предъявлении частично обновленных наборов стимулов,
та к и с о ве р ш е н н о н о в ы х —
цифр и множеств от пяти до
восьми. Значит, у них сформировалось отвлеченное правило
выбора, которое птицы успешно применяли не только при абс олютном сходстве стим ул ов,
но и при соответствии такой харак теристики, к ак числ о элементов разной формы, цвета
и р аз м е р а . С л ед о вател ь н о ,
м ож н о го во р и т ь , ч то во р о н ы
умеют обобщать по признак у
«с оответствие числа элементам» [7].
Док азанная нами способность ворон к обобщению по
признаку числа дала основания
исследовать их возможности
к символизации. Под этим термином мы понимаем умение устанавливать эквивалентность
между исходно индифферентными для птиц знаками (арабскими
цифрами) и обобщенной информацией о числе элементов
в множествах разной природы, а
также оперировать ими. В основе нашего подхода лежали три
экспериментальных факта: способность ворон обобщать по
признаку числа; оперировать поПРИРОДА • №2 • 2001
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
С хем а э кс п е р и м е н то в п о и зу ч е н и ю
с и м вол и за ц и и . П р и м а н к а
н а хо д и тс я п о д к а р точ к о й ,
п о з н ач е н и ю с о о т ветс т ву ю щ е й
о б р аз ц у. В н и з у — к а р точ к и ,
и с п ол ь зо ва н н ы е в о п ы та х : а — п р и
у с та н о вл е н и и с о о т ветс т в и я , б —
п р и « с л ож е н и и » ( т ес то ва я с е р и я
в ы д ел е н а ц вето м ) , в — в у с л о в и я х
« с во б о д н о го в ы б о р а » , г —
в к о н тр ол ь н о й с е р и и .
нятием «соответствие»; легко
запоминать связанное с каждым
конкретным стимулом число
приманок и применять эту информацию в новой ситуации.
Главная особенность такого
подхода — отсутствие прямого
обучения. Опыты включали демонстрационные и тестовые серии. В первых вороны получали
информацию о «цене» каждого
стимула. При правильном выборе они находили количество личинок, соответствующее изображенному на сброшенной карточПРИРОДА • №2 • 2001
а
а
б
б
в
г
ке
множеству:
например,
под карточкой с четырьмя элементами или с цифрой 4 — четыре личинки. При этом образец
и «правильная» карточка принадлежали к одной категории:
если образцом была цифра,
то и соответствующая карточка
для выбора также была цифрой.
Для успешного решения задачи
воронам достаточно было использовать ранее усвоенное
правило выбора по соответствию с образцом.
В тестовых сериях образец
принадлежал к одной к атегории, а обе к арточки для выбора — к другой: так, если образцом была цифра, то для выбора предъявляли два множества, и наоборот. Соответствие
образца и одной из к арточек
для выбора не было очевидным. Для правильного решения
это й з а д ач и во р о н ы д ол ж н ы
были не только воспользоваться правилом выбора по образцу, но и мысленно сопоставить
ранее полученную информацию
(числ о единиц подкрепления,
77
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
связанное с к аждым из стимул о в ) и ус та н о в и т ь , к а к о е и з
д ву х м н ож е с т в с о от ветс т вует
цифре-образцу и, наоборот, к ак ая из двух цифр соответствует
множеству. В отличие от других
а н а л о г и ч н ы х э к с п е р и м е н то в,
такой подход отличался отсутствием прямого обучения соответствию между цифрами и графическими множествами.
В те с то в ы х с е р и я х п т и ц ы
с самого начала решали задачу
правильно: в большинстве случаев выбирали цифру, соответс т ву ю щ у ю и зо б р а ж е н н о м у н а
образце множеству, и наоборот. Таким образом, они сумели быстро, за счет мысленного
сопоставления ранее полученн о й и н ф о р м а ц и и , ус та н о в и т ь
э к в и ва л е н т н о с т ь
м н ож е с т в
и и с ход н о и н д и ф ф е р е н т н ы х
для них знаков (арабских цифр
от 1 до 4).
Мы полагаем, что в основе
принятия решения лежит операция логического вывода, которую называют транзитивным заключением. Если графическому
множеству и цифре соответствует одинаковое число личинок,
значит, множество соответствует цифре. На основе двух посылок, полученных ассоциативным
или условнорефлекторным путем, животное делает вывод
о наличии третьей связи. Известно, что голуби, в отличие от
шимпанзе, с такой задачей не
справляются [8], а вороны, согласно нашим результатам, способны к такому логическому выводу.
В следующих опытах мы выясняли, могут ли птицы оперировать усвоенными символами,
т.е. выполнять с цифрами операцию, аналогичную арифметическому сложению. В демонстрационной серии использовали
только графические множества:
либо обычные, либо разделенные к арточки. Птицам демонстрировали соответствие количес т ва эл е м е н то в в о б ы ч н ы х
и в разделенных графических
множествах числу в обычных
или в разделенных кормушк ах.
П од к а рточ к о й с « р азд ел е н 78
ным» множеством ворона находила к орм ушк у, также разделенную вертик альной перегородкой на две равные части.
Количество личинок в ее двух
отделах соответствовало числу
элементов на двух половинк ах
к арточки. В отличие от демонс т р а ц и о н н о й с е р и и, в те с те
присутствовали только цифры.
Ес л и
в
к ач е с т ве
о б р аз ц а
предъявляли отдельную цифру,
то для выбора — разделенные
к арточки с парой цифр, сумма
которых на одной из них соответствовала цифре на образце.
И наоборот — если в к ачестве
образца использовали разделенную к арточку с парой цифр,
то для выбора предлагали отдельные цифры.
Вороны успешно справились
и с этой задачей. К началу опыта они уже знали, что к аждому
графическому множеству и к аждой цифре соответствует определенное количество личинок,
и на этом основании находили
с о от ветс т в и е
о п р ед ел е н н ы х
цифр и графических множеств.
Затем птицы получали дополнительную информацию о том,
что разделенному графическому множеству соответствует количество личинок в разделенной кормушке. Следовательно,
для правильного решения они
должны были сделать вывод об
э к в и ва л е н т н о с т и
отд ел ь н ы х
ц и ф р и и х с о от ветс т ву ю щ и х
комбинаций.
Еще одним подтверждением
с п о с о б н о с т и во р о н о п е р и р о ват ь ус во е н н ы м и с и м вол а м и
с та л и р езул ьтат ы з а д ач и н а
свободный выбор. Здесь птицы
сравнивали не открытые множества приманок, а цифры или
пары цифр. Вороны уверенно
скидывали к арточку с большей
цифрой или с их большей суммой.
Проверить влияние на выбор
к аких-либо посторонних признаков (например, обонятельных, акустических или же неосознанных подск азок экспериментатора) помогла контрольная серия, в которой воронам
предлагали задачу, не имевшую
логического решения: обе карточки для выбора соответствовали образцу. Подкрепление
помещали в одну из кормушек
в случайном порядке. Таким образом, если бы вороны могли
находить кормушку с личинками
по
к аким-либо
признак ам,
не имевшим отношения к логической структуре задачи, то они
и в такой ситуации успешно находили бы ее. Однако реально
количество правильных решений у всех подопытных ворон
резко понизилось до случайного уровня. При этом птицы были
явно недовольны и не желали
работать в такой ситуации.
* * *
При обсуждении наших данн ы х воз н и к а ют во п р о с ы : к а к
о це н и т ь с те п е н ь д о с т у п н о го
птицам обобщения и можно ли
считать, что у них формируется
понятие о числе? На этот счет
нет единого мнения. Общепринято, что понятие числа у животных подразумевает абстрагирование числа к ак признак а
всего множества, не связанного
со свойствами его элементов.
О наличии такого абстрагирования свидетельствует возможн о с т ь п е р е н о с а , т. е . с п о с о бность распознавать новые стимулы. Ряд авторов необходимым критерием считают умение
в ы п ол н я т ь
а р и ф м ет и ч е с к и е
операции. По мнению других,
это требование неоправданно
строгое и чисто формальное.
Кроме возможности переносов
они полагают обязательным пон и м а н и е с во й с т в р а ве н с т ва
(транзитивности, рефлексивности и симметрии). Согласно нашим экспериментам, серые вороны удовлетворяют большинству из этих критериев, а значит, они владеют понятием числа. Они могут запоминать числ овые значения стим ул ов не
только в виде образных представлений, но и в некоей отвлеченной и обобщенной форме.
Разумеется, вопрос о спос о б н о с т и п т и ц п ол ь зо ват ь с я
символами нуждается в дальПРИРОДА • №2 • 2001
ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
нейшем исследовании. В частности, необходимо выяснить,
м о г у т л и во р о н ы , ус во и в ш и е
соответствие цифр и графических множеств, применить свое
знание к новым для них графическим изображениям. Тем не
менее полученные данные позволяют предположить, что не
тол ь к о у в ы с ш и х п р и м ато в,
но и у некоторых птиц доверба л ь н о е м ы ш л е н и е д о с т и гл о
в своем развитии того промеж у точ н о го
эта п а ,
к ото р ы й,
по мнению Л.А.Орбели, позвол я ет и с п ол ь зо ват ь с и м вол ы
вм е с то
реальных
о бъ е к то в
и явлений и который в эволюции предшествовал формированию второй сигнальной системы. Таким образом, впервые
в ы с к аз а н н о е Л . В . К ру ш и н с к и м
представление о параллелизме
в эволюции высших когнитивных функций птиц и млекопитающих — позвоночных с разными типами структурно-функциональной организации мозга —
п ол у ч а ет н о во е п од т ве р ж д е ние.
Работа выполнена при поддержке Российского фонда
фундаментальных исследо ваний. Проекты 95-04-11099
и 98-04-48440.
Литература
1. Зорина З.А. Сравнительные исследования некоторых сложных форм обучения у птиц. // Сравнительная
физиология ВНД человека и животных. М., 1990. С. 21–36; она же // Мир психологии. 1999. Т1. №17. С.186—197.
2. Rumbaugh D.M., Washburn D.A. // The Development of numerical competence: animal and human models / Eds
S.T.Boysen, E.J.Capaldi. Hillsdale, New Jersey, 1993. P.87—106.
3. Boysen S.T., Bernston G.G., Hannan M.B., Cacioppo J.T. // J. Exp. Psychol. Anim. Behav. Process. 1996. V.22. №1.
P.76—86.
4. Pepperberg I.M. // Behav. & Brain Sci. 1988. V.11. P.595—596.
5. Обухов Д.К. Морфогенез и реактивная перестройка нервной системы // Тр. С.-Петерб. общ-ва естествоисп. / Ред.
О.С.Сотников. СПб., 1996. Т.76. Вып.5. С.113—133.
6. Зорина З.А., Смирнова А.А. // Журн. высш. нерв. деятельности. 1994. Т.44. №3. С.618—621; 1995. Т.45. №3.
С.490—499; 1996. Т.46. №2. С.298—301.
7. Смирнова А.А., Зорина З.А., Лазарева О.Ф. // Журн. высш нерв. деятельности. 1998. Т.48. №5. С.855—867.
8. Lipkens R., Kop P.F.M., Matthijs W. // J. Exp. Analysis of Behav. 1988. V.49. P.395—409; Yamamoto J., Asano T. //
Psychol. Rec. 1995. V.45. P.3—21.
ПРИРОДА • №2 • 2001
79
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа