close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Прелюдия из сюиты "Из средних веков";pdf

код для вставкиСкачать
Наименования бус с основой соврул(словообразовательный и этимологические аспекты)
В статье рассматриваются проблемы словообразовательного и этимологического анализа
наименований бус с производящей основой соврул-/соворул в севернорусских говорах. Представленные
дериваты образованы по префиксально-суффиксальной, типично славянской, словообразовательной модели.
Семантический компонент «соединять, сшивать», положенный в основу значения, широко представлен в
лексике архангельских и олонецких говоров, что позволяет предположить исконность данной группы слов
для поморских диалектов. Мотивирующим словом для дериватов группы является слово совру’ля со
значением ‘то, что нанизывается, собирается в одну низку, т.е. бусина’, более узкое значение - ‘бусина из
определенного материала’, а именно ‘янтарная бусина’. Семантика дериватов ‘маленькая бусина, бусинка’,
‘одна бусина из многих’, ‘бусы, которые надо собрать, нанизать’, ‘бусы, изготовленные в результате
нанизывания’.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: этимология, словообразовательная модель, семантический компонент,
наименования бус, севернорусские говоры
В севернорусских говорах, преимущественно в районах, географически
соответствующих Архангельской и Олонецкой губерниям конца XIX века,
зафиксирован ряд лексем со значением «бусы» или «бусины», входящих в
ЛСГ «Украшения» с общей производящей основой соврул-/соворул-:
совору’л, совру’ля, совору’ля, совру’лька, совру’льки, совру’лина, совору’лина,
совру’лины.
Самое раннее упоминание о совру’лях (совру’льках) находим в труде
П.И. Савваитова «Описание старинных русских одежд»: «Въ северныхъ
описяхъ ворворки называются соврулями или соврульками (ворворка, реже
варворка, шарикъ на шнурке или тесьме надъ вотолкою кисти): «Завязки з
золотомъ да с серебромъ, две соврули жемчюгомъ сажены. Девятнатцать
кистей шелковыхъ с сребромъ и золотомъ, а поверхъ кистей соврюлки
жемчюгомъ обнизаны. Четыре кисти шелковые разныхъ цветовъ, на нихъ
четыре соврули шелковые, шиты мишурой и шелкомъ; пряжка железная»1.
Значение слова совру’ля в приведенном примере - шарик на шнурке или
тесьме над кисточкой, подвеской.
Более позднее упоминание - у Барсова в «Причитаниях": «соврули –
бусы, выкапываемые из земли»2. Однокоренные лексемы рассматриваемой
лексико-семантической группы в значении ‘бусы’- совору’л3 (картотека
Архангельского областного словаря - кАОС), совру’лины4 (картотека Словаря
русских народных говоров - кСРНГ), совру’льки (кСРНГ) повсеместно
зафиксированы в Олонецкой и Архангельской губерниях: Бусы теперя-то, а
раньше соврульки. В картотеке Пинежских материалов Симиной (кСим)
отмечен вариант совру’льки-строганцы5 как ‘вид бус’. Еще были соврулькистроганцы (Пинеж. Арх.).
Савваитов П.И. Описание старинных русских одежд. Санкт-Петербург, 1846. С. 86.
Причитания Северного края, собранные Барсовым Е.В, ч. II. Москва, 1882. С. 330.
3
Картотека Архангельского областного словаря Диалектологического кабинета кафедры русского языка
филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.
4
Картотека Словаря русских народных говоров Института Лингвистических исследований РАН, г. СанктПетербург.
5
Картотека Пинежских говоров Симиной Г. Я., Институт лингвистических исследований РАН, г. СанктПетербург.
1
2
В Холмогорском районе Архангельской губернии встречаются совору’ля
(кАОС), совру’лина (кСРНГ) и совору’лина (кАОС) в значении ‘бусина’: У
меня перло есть. В середке больша соворуля.
Совру’лька (кСим) в форме единственного числа в Пинежском районе
Архангельской области – это ‘серьга округлой формы’: Град был, шары по
двести грамм, в эту соврульку. Вероятно, ошибочно. По нашему мнению, в
данном контексте слово употреблено в значении ‘бусина’.
Внутренняя форма слов рассматриваемого словообразовательного
гнезда, позволяющая объяснить связь его звучания и значения, непрозрачна,
поэтому определить, что лежит в основе лексической мотивированности
невозможно. Поскольку под мотивированностью слова понимается
«структурно-семантическое свойство слова, позволяющее осознать
рациональность связи значения и звуковой оболочки слова на основе его
лексической
и
структурной
соотносительности»6,
рассмотрим
словообразовательную модель в названной группе.
Представленные в данной группе дериваты образованы по
префиксально-суффиксальной словообразовательной модели: общими для
всей группы слов являются префикс со- (обозначающий совместность) и
суффикс – -ул- (со значением предмета, который характеризуется действием,
названным мотивирующим глаголом – в диалектах встречаются подобные
структурные формы – броду’ля ‘пароход с небольшой осадкой’, копару’ля
‘тяпка, мотыга’, косу’ля ‘род сохи, отваливающий пласт на одну сторону’),
также могут присоединяться суффиксы -ин- и -к-, ø (нулевой суффикс),
значения которых мы рассмотрим ниже.
Очевидно, что среди рассматриваемых однокоренных единиц наиболее
простым семантически и формально, является слово совру’ля (совору’ля) в
значении ‘бусина’, а, следовательно, оно является мотивирующим для
следующих дериватов: совру’лина/соворули’на, совру’лька/совору’лька.
Связь с глагольным корнем (у существительных) в отдельных случаях
довольно отчетливо проявляется даже в современном русском языке. Часто
эта связь может быть установлена только после тщательного изучения
истории слова и после сопоставления его с родственными индоевропейскими
языками7 .
В качестве мотивирующей части внутренней формы слова совру’ля
выделим глагольную корневую морфему –вр-/-вор- со значением ‘вить,
сплетать, совать’ из * ver-ti (инд. черед. e/o/ø)8.
На территории севернорусских говоров широко распространена
семантическая модель «действие → результат действия»: низать, нанизывать
→ ‘снизки’ бусы, ожерелье (Шенк. Арх.)9; собрать (на нитку), сосборить →
Блинова О.И. Явление мотивации слов: Лексический аспект. Томск, 1984. С.16.
Откупщиков Ю.В. Очерки по этимологии. Санкт-Петербург, 2001. С. 36.
8
Мейе А. Общеславянский язык. Москва, 1951. С. 157.
9
Словарь русских народных говоров. Выпуск 39, сметушка - сопочить. Санкт-Петербург, 2005. С. 105.
6
7
‘наборочник’ ожерелье (Волог.)10, ‘заборочник’ стеклянные разноцветные
бусы (Шенк., Кем. Арх.)11.
Поскольку способ сборки бус – нанизывание или надевание на нитку
бусин (всовывание нитки в отверстие бусины), а также соединение,
собирание бусин на нитке, в значении мотивирующего слова совру’ля (или
вариант совору’ля) легко выделяются две семы: «нанизывать, вкладывать,
всовывать», «соединять, сшивать». Многочисленные диалектные материалы
по беломорскому Северу, а также параллели в родственных славянских и
балтийских языках свидетельствуют, что словообразовательное гнездо с этой
семантикой имеет широкое распространение. Также следует отметить
некоторые особенности «наполнения» выделенных сем. Например,
семантическое поле «соединять, сшивать» хорошо представлено в
архангельских и олонецких диалектах: вира’ть ‘сшивать, свира’ть
‘связывать вместе сети’соединять’, сви’риваться «соединять отдельные
поплавки, из которых каждый имеет особого владельца, вместе, для общего
лова рыбы», сошво’риванье ‘связывание между собой рыболовных сетей’,
сошва’ривать, сошво’ривать ‘связывать между собой рыболовные сети,
продевая через крайние ячеи веревочку’, сошва’риваться ‘соединяться,
связываться веревками и т.п.’, сошво’ркать ‘сшить, изготовить’; но
практически нет параллелей в родственных языках: блг. диал. свъ’р/жа
«связать», cвъ’рзвам «связывать».
Для семантического компонента со значением «нанизывать,
вкладывать, всовывать» выявлена единичная фиксация в поморских
диалектах: диал. верать ‘совать, вкладывать’12, но весьма многочисленны
соответствия в славянских и в балтийских языках: ст.слав. въврети ‘всунуть’,
проврети ‘просунуть’, блг. вра (врял) ‘сую’13, въвр/а ‘всунуть, засунуть’,
въви’рам «всовывать, засовывать», връв (мн. въ’рви) «ожерелье», завра
‘кладу, вставляю’, нави’рамъ «всовывать», блг. диал. въ’вр/я «нанизывать»,
въ’рзаница «связка»14; в лит. v’irtin-e «вереница; низка», v’arstimas
«нанизывание; шнуровка»; v’arstyti «нанизать, нанизывать; шнуровать»;
suv’arstyti «нанизывать»; suv’erti, užv’erti «нанизать», v’erti (karolius)
«нанизывать (бусы)15; в лат. vērt «нанизывать бусы», virknēt «нанизывать,
нанизать», virkn/ētis «образовать вереницу, низаться», virkn/ē «связка,
вереница, ряд; нитка жемчуга» savirknēt «нанизать, нанизывать», savirkn/ētis
«образовать вереницу», savirknējums «вереница, ряд», savērt (krelles)
«нанизать, нанизывать бусы»16.
Приведенный материал дает возможность, с уверенностью отнести
рассматриваемую лексему совру’ля к балто-славянскому пласту лексики со
Словарь областного вологодского наречия, 1902. По рукописи Дилакторского П. А. Санкт-Петербург,
2006. С. 268.
11
Словарь русских народных говоров. Выпуск 9, ерепеня-заглазеться. Ленинград, 1972. С. 270.
12
Словарь русских народных говоров. Выпуск 4, в - военки. Ленинград, 1969. С. 120.
13
Фасмер Макс. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т.III (муза – сят). Москва, 1987. С. 297.
14
Бернштейн С.Б. Болгарско-русский словарь. Москва, 1966, 768 с.
15
Liberis Antanas. Lietuviu-rusu kalbu zodinas. Vilnius, 1971, 893 p.
16
Латышско-русский словарь в 2 томах. Рига: Лиесма, А-М I, 1979; Авотс Н-Ж II, 1981. 755с.
10
значением ‘бусина’, т.е. «то, что нанизывается, собирается в одну низку»,
опираясь на значения глаголов ‘нанизывать’, ‘собирать, соединять в одну
низку’. Семантический компонент со значением «соединять, сшивать»
наиболее обширен в севернорусских говорах и, видимо, является
определяющим в семантике данной группы слов, в отличие от компонента со
значением «нанизывать, вкладывать, всовывать», который наиболее полно
представлен параллелями в славянских и балтийских языках.
Можно было бы согласиться с комментарием О.Н. Трубачева о
происхождении слова совру’ля от ‘соврать’ - не настоящий жемчуг, а
фальшивый – сема «фальшь, обман, вранье». Этимологический словарь
Фасмера в русском переводе О. Трубачева17 дает следующее толкование:
«Совр’улька - "фальшивый жемчуг, выкапываемый из земли", Олонецк.
(Кулик., Барсов). Неясно». Комментарии О. Трубачева: [от соврать,
соврут?]». В поморских говорах широко представлено словообразовательное
гнездо от ‘врать’ - вира’ть ‘врать, рассказывать небылицы’, вира’ться
‘говорить неправду, врать’, виру’нья ‘врунья’, виру’шка ‘частушка’ (от врать
– говорить или петь что-либо пустячное), виру’н ‘лгун, обманщик’, завира’ть
‘завраться’, вируха’ть ‘говорить пустяки, пустословить’.
Однако, при уточнении данных, обнаруживается, что в «Причитаниях
Северного края» Барсова, на чей материал ссылается Фасмер, совр’ульки –
это «бусы, выкапываемые из земли (в Зимней Золотице)»18. Сделаем
необходимое пояснение: здесь мы будем рассматривать форму ‘совру’лька’,
подразумевая ‘совру’ля’, так как, на наш взгляд, дериваты на –лька- и –линавторичны. В немецком издании Фасмера толкование слова cовр’улька ‘falsche Perle, die aus der Erde gegraben wird’19. Выражение falsche Perle –
многозначное20. Трубачев выбирает одно из значений и переводит буквально
– ‘фальшивый жемчуг’, но из существующих значений, наиболее
соответствует толкованию Барсова - pl ‘бусы’. Следовательно, уже исходный
пункт, на который опирается Олег Николаевич нельзя считать абсолютно
достоверным. Таким образом, нужно сделать поправку - речь идет не о
«фальшивом жемчуге», а о неких «бусах», выкапываемых из земли. И эта
поправка значительно упрощает дальнейшие поиски этимологии слова: бусы
из бусин, изготовленых из ископаемого материала.
Однако, что скрыто за этой реалией, о бусинах из какого ископаемого
материала идет речь, непонятно. На беломорском Севере в течение сотен лет
существовал промысел, приносивший немалый доход - добыча речного
жемчуга. Документальные указания о жемчужном промысле на Руси
относятся к XV веку, а расцвета он достиг в XVII-XVIII веках21.
Упоминаемая Барсовым «Зимняя Золотица», не что иное, как старинное
поморское село Зимняя Золотица на побережье Белого моря, в котором
Фасмер Макс. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Перевод с немецкого и дополнения чл.корр. АН СССР О.Н. Трубачева. Т.III (муза – сят). Москва, 1987. С.706
18
Причитания Северного края, собранные Барсовым Е.В, ч. II. Москва, 1882. С. 330.
19
Vasmer Max, 1953-1958. Russisches etymologisches Wörterbuch. Bd. 1-3, Heidelberg, 1953 -1958, С. 686.
20
Павловский И.Я. 1888. Немецко-русский словарь. Рига, 1888. С. 998.
21
Якунина Л.И. Русское шитье жемчугом. Москва, 1955. С. 11.
17
добыча жемчуга была хорошо развита. Опираясь на семантический признак
‘имеющий округлую форму’, объединяющий группу рассматриваемых слов,
можно предположить, что речь идет о бусах (бусинах), собираемых из
речного жемчуга. «Жемчуг – округлые отложения углекислого кальция
внутри раковин некоторых моллюсков»22. Тогда возможно, что «бусы –
выкапываемые из земли», это и есть жемчужины, поднимаемые со дна реки.
Однако речное дно вряд ли можно соотнести с землей.
У женщин русского Севера, среди прочих украшений, большой любовью
пользовались бусы. В картотеках СРНГ и Архангельского словаря
зафиксировано большое количество наименований бус самых разных видов:
антари’, пря’дки, ря’сы, пё’рлышки, сни’зки, совру’лины. Материал,
используемый для изготовления украшений, был весьма разнообразен. На
описываемой территории зафиксированы названия бус из стекла, жемчуга,
металлических бусин, керамики, а также янтаря.
Янтарь издавна добывали на побережье Балтийского моря, а женские
украшения из него типичны для Прибалтики, северной России и Белоруссии.
Однако существует достаточно много данных о найденном янтаре в Поморье,
у побережья Белого моря, и изготовлении украшений из него. «Сверх того, на
севере России янтарь, вместе с кусками лигнита, выбрасывается волнами
Белого моря у устья Печоры и Мезени»23. «Кроме того, в СССР янтарь в
небольших количествах встречается … и во многих местах на побережье
Северного Ледовитого океана (устье Печоры, Чешская и Мезенская губы,
полуостров Канин Нос, устье Индигирки и др.)»24. «Ведь янтарь до сих пор
находят даже в устье реки Печоры. Поморы называют его "морской
ладан"»25. Следовательно, можно предположить, что «бусы, выкапываемые
из земли», это кусочки янтаря, из которых делали бусины для бус. И
количество данных о наличии янтарных бус у женщин беломорских
поселений только подтверждает эту гипотезу.
В материалах Этнографического отдела императорского общества
любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском
университете есть описание крестьянского костюма (в том числе, и
украшений) села Зимней Золотицы, Пинежского уезда Архангельской
губернии: «…Жемчуг недорогой у богатых, а у бедных янтари и стеклянные
бусы, соврульки или перлы»26. В Пинежском уезде Архангельской губернии
носили антари’ ‘нитка янтаря с круглыми камнями’: Круглые антари не
леденцовы, буси те. Янтари у женщин перлышками назывались. Янтари
желта’, долги’ и коро’тки, каки круглы, шароульками. В Мезенском уезде
Лебедев Г. Г. Учебник минералогии: Часть описательная (физиография минералов). Санкт-Петербург,
1907. С.51.
23
Тумский К.И. Янтарь и его обработка. Горный журнал, т. III, №9, 1870. С. 154.
24
Улицкий Ю. А. Океан надежд (Освоение и использование богатств Мирового океана).
[http://geoman.ru/books/item/f00/s00/z0000028/st002.shtml]. Минск, 1983.
25
Опарин
В.
Хоровод
лабиринтов.
Журнал
«Техника
молодежи»,
№
1-12.
[http://www.kladina.narod.ru/oparin/oparin.htm]. Пудож. Карел. АССР, 1975.
26
Труды этнографического отдела. Книга V. Материалы по этнографии русского населения Архангельской
губернии, собранные Ефименком П.С. Москва, 1877. С. 65.
22
Архангельской губернии до наших дней сохранилось название бус из янтаря
‘перл янтара’шный’, ‘восковы’е пе’рла’ или ‘восковы’е пре’дки (прядки)’:
Восковы, хороши, прятки (прядки). Янтарные ожерелья носили женщины во
всех мезенских деревнях27. Пристрастие к бусам из янтаря было так велико,
что даже в середине XX века экспедиции Архангельского словаря отмечали
неоднократно название украшений из желтого стекла под янтарь, надеваемых
на самую шею ‘пё’рлушко’: Вишь вот перлушко – мамино приданое ношу.
(Пин. Арх.).
Исходя из вышеизложенного, можно выделить более узкое значение
мотивирующего слова данного словообразовательного гнезда: совру’ля –
‘бусина из определенного материала’, а именно ‘янтарная бусина’.
Размышляя о внутренней форме рассматриваемой лексемы, не стоит
забывать, что значение слова может быть связано не только с технологией
изготовления бус, сборкой самого украшения, но и с технологией
изготовления составной части, самой бусины.
Русское население появилось в Северном Поморье в связи с
новгородской колонизацией. Исторические документы свидетельствуют о
том, что древние новгородские колонисты осели на жительство по берегам
Белого моря и рек, входящих в его бассейн. Русские переселенцы, приходя из
Новгородчины в Беломорье, на новых местах налаживали свою жизнь по
привычным новгородским нормам и идеалам, используя в промыслах
знакомую новгородскую технику28. Возможно, и в обработке янтаря на
берегах русского Севера сохранялись древние традиции новгородцев,
широко использующих янтарь как поделочный материал. После проведения
начальных технологических операций для изготовления бус: сортировки
кусков янтаря, затем, так называемой, раскроечной операции, янтарщик,
выполняя операцию окончательной шлифовки, придавал изделию конечную
форму, а затем полировал ее. Закончив операцию полирования, мастер
приступал к сверлению отверстия под нить или шнурок29.
В словаре Даля «Све’рли’на – дыра от сверла»30, т.е. отверстие в бусине
называется ‘све’рли’на’. Возможно, что основное значение, положенное в
основу мотивации, это не действие, производимое при сборке бус –
«нанизывать, собирать на нитку, соединять», а действие, производимое при
проделывании отверстия в бусине, т.е. сверления – сема «сверлить».
У Фасмера находим сверлить см. сверло, свердел. Обнаруживаются
многочисленные соответствия в славянских языках: свердел - род. п. -дла
"сверло", сверел, зап. сверло, сверлить, укр. свердел, свердло, свердлити, блр.
свердзел, др.-русск. свьрдьло, свердьлы, мн., сербск.-цслав. свръдьлъ, болг.
свърдел, свръдел, сербохорв. сврдло, род. п. сврдла, словен. svedеr, род. п. Иванова Т.Г., Дмитриева С.И. Этнокультурный контекст эпической традиции на Мезени [http://febweb.ru/feb/byliny/texts/bl3/bl3-0122.htm]. Фундаментальная электронная библиотека, 2003.
28
Елизаровский И. А. Лексика беломорских актов XVI —XVII вв. Архангельск, 1953. С. 6.
29
Шаполвалов
Р.
Г.
Обработка
янтаря
в
средневековом
Новгороде
[http://www.bibliotekar.ru/rusNovgorod/71.htm]. «Новгород и Новгородская Земля. История и археология».
Выпуск 12. Материалы научной конференции. Новгород, 1998.
30
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 4. Санкт-Петербург – Москва, 1909. С. 56.
27
dra, чеш. svider, польск. swider31. У Трубачева: ст.слав. свръдьлъ, макед.
сврдел, сврдло, сербохорв. сврдао, м., сврдло, ср., диал. sveder, слцв. диал.
svider, svidri’k32. Олег Николаевич отвергает сверло из *vьrtěti, сближая со
свербеть (*svьrběti), что, возможно, позволило бы соотнести с корнем –вр-/вор-33. Примечательно, что в балтийских языках, в частности, в лат. saurbt
«сверлить», saurule «планка с высверленными отверстиями».
Напомню также, что первая фиксация слова совру’лька у Савваитова –
это шарик на шнурке или тесьме над кисточкой, подвеской, т.е. шарик с
просверленной дырочкой34.
Для
подтверждения
лексической
мотивированности
слов
представленной лексико-семантической группы рассмотрим их структурные
модели.
Словообразовательная
модель
для
совру’л(я):
префикс
со(обозначающий совместность) + глагольная корневая морфема –вр-/-вор- (со
значением ‘вить, сплетать, совать’) + суффикс – -ул- (со значением предмета,
который характеризуется действием, названным мотивирующим глаголом).
Значение мотивирующего слова – ‘бусина’. Выделяемая основа -соврул-/соворул- является производящей для всех слов данной группы.
Семантика слова совру’лина/совору’лина структурно реализуется
следующим образом: общая производящая основа соврул-/соворул- +
суффикс –ин-. Для производных с суффиксом ‘единичности’ –ин- семантика
слова - ‘одна бусина из многих’ (это общенародная модель)35. Слова,
образованные с помощью суффикса –ин- в значении ‘результат действия’ это
‘бусы, изготовленные в результате нанизывания’ (ср. подобные структурные
модели в диалектах: изгибу’л-ин-а ‘изгиб, кривизна’, заду’л-ин-а ‘неровная
поверхность снега, обдутого ветром’, переду’л-ин-а ‘сугроб, перенесенный
ветром’, закаву’л-ин-а ‘затруднение, препятствие’).
Слово совру’лька(-и)/совору’лька(-и) зафиксировано в значении ‘бусы’ и
‘серьга округлой формы’. Структурно это представлено моделью: общая
производящая основа соврул-/соворул- + суффикс –к-. Производные с
данным суффиксом в значении ‘объективной оценки’ обозначают ‘маленькая
бусина, бусинка’: ср. виру’лька ‘кренделек, витушка из теста’, шароу’лька
‘бусинка’, кастру’лька ‘кастрюля’; а в значении ‘предмет, предназначенный
для осуществления действия’ – ‘бусы, которые надо собрать, нанизать’,
частотный во многих говорах: напр., копару’лька ‘лопата’, вру’лька ‘лгун,
лгунья’, скребу’лька ‘скребок’.
Единичная фиксация вариативности рода совру’ля – совру’л в значениии
‘бусы’ (кАОС), создана по модели: общая производящая основа совру’л/совору’л- + ø (нулевой суффикс) со значением ‘предмет, предназначенный
для осуществления действия’, подобные модели распространены в говорах.
Там же. С. 573-574.
Трубачев О.Н. Ремесленная терминология в славянских языках. Москва, 1966. С. 375.
33
Там же. С. 375.
34
Савваитов П.И. Описание старинных русских одежд. Санкт-Петербург, 1846. С. 355 с.
35
Грамматика русского языка. Том I. Фонетика и морфология. Москва, 1953. С. 244.
31
32
Однако вызывает сомнение существование подобного варианта, тем более,
отсутствует иллюстративный материал. Возможно, имеет место
некорректность записи, и это слово зафиксировано в форме родительного
падежа множественного числа: «нет совру’ль».
Итак, представленные в рассматриваемой группе дериваты образованы
по префиксально-суффиксальной словообразовательной модели: префикс со(обозначающий совместность) + глагольная корневая морфема –вр-/-вор- (со
значением ‘вить, сплетать, совать’) + суффикс – -ул- (со значением предмета,
который характеризуется действием, названным мотивирующим глаголом).
Перечисленные форманты являются общими для всех слов группы и
составляют производящую основу соврул-/соворул-. Суффикс ‘единичности’
-ин- служит для образования лексем со значением ‘одна бусина из многих’,
суффикс -ин- ‘результат действия’ - для ‘бусы, изготовленные в результате
нанизывания’. Слова с суффиксом -к- ‘объективной оценки’ обозначают
‘маленькая бусина, бусинка’, с суффиксом -к- ‘предмет, предназначенный
для осуществления действия’ – ‘бусы, которые следует собрать, нанизать’.
Структурная форма рассмотренных лексем представляет собой типично
славянскую словообразовательную модель.
Исходя из вышеизложенного, рассмотренные в данной статье
наименования бус (бусин), входящие в ЛСГ «Украшения», зафиксированные
на территории севернорусских говоров, составляют словообразовательное
гнездо с общей производящей основой соврул-/соворул-: совору’л, совру’ля,
совору’ля, совру’лька, совру’льки, совру’лина, совору’лина, совру’лины.
Мотивирующим для дериватов группы явилось слово совру’ля
(совору’ля). В основу образования данной лексемы положена широко
распространенная в севернорусских говорах семантическая модель «действие → результат действия».
Анализ материала позволил внести предположение, уточняющее версию
Трубачева об этимологии слова от ‘врать’, и выделить два семантических
компонента ‘нанизывать, надевать на нитку’ и ‘собирать, соединять в одну
низку’, определив значение мотивирующего слова совр’уля/ совор’уля как
«то, что нанизывается, собирается в одну низку». Многочисленные
диалектные материалы по беломорскому Северу, а также параллели в
родственных славянских и балтийских языках свидетельствуют о широком
распространении словообразовательного гнезда с этой семантикой, что
позволяет с уверенностью отнести рассматриваемую группу к балтославянскому пласту лексики. Семантический компонент со значением
«соединять, сшивать» наиболее обширен в архангельских и олонецких
диалектах, в отличие от компонента со значением «нанизывать, вкладывать,
всовывать», который наиболее полно представлен параллелями в славянских
и балтийских языках. Можно предположить, что определяющая сема для
данного словообразовательного гнезда - «соединять, сшивать», а
рассматриваемая группа однокоренных слов является исконной для
поморских говоров.
Удалось также выделить более узкое значение мотивирующего слова:
совру’ля – ‘бусина из определенного материала’, а именно ‘янтарная бусина’.
Представленные в группе дериваты образованы по префиксальносуффиксальной словообразовательной модели: префикс со-+ корневая
морфема –вр-/-вор- + суффикс -ул-+ суффиксы -к- либо -ин-. Производящее
совру’ля обозначает ‘то, что нанизывается, собирается в одну низку’.
Производные с суффиксом -к- в значении ‘объективной оценки’ обозначают
‘маленькая бусина, бусинка’, а в значении ‘предмет, предназначенный для
осуществления действия’ – ‘бусы, которые надо собрать, нанизать’. Для
производных с суффиксом ‘единичности’ -ин- семантика слова - ‘одна
бусина из многих’, слова, образованные с помощью суффикса -ин- в
значении ‘результат действия’ это ‘бусы, изготовленные в результате
нанизывания’. Данная словообразовательная модель представляет собой
типично славянскую, что и подтверждает выдвинутые выше предположения
о происхождении слова.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа