close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Участники финального тура по математике;pdf

код для вставкиСкачать
1
ОразгозельЭсенова
The Publishing House CA&CC Press®
AB (Sweden)
ЭМПИРИЧЕСКАЯ ОСНОВА КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ МЕТАФОР
Абстракт
Данная работа посвящена исследованию темы эмпирических
оснований концептуальных метафор. Важность изучаемого вопроса
обусловлена следующими причинами. Учеными, специализирующимися в
области когнитивной лингвистики, установлено, что понимание любой
метафоры и ее адекватное описание невозможно без принятия во
внимание ее эмпирических оснований. Далее, ими выявлено, что изучение
роли последнего особенно важно для адекватной интерпретации
метафор, основанных на разных формах эмпирического опыта, и по этой
причине плохо соотносящихся друг с другом. Но несмотря на ее
актуальность, исследуемая тема остается одной из самых малоизученных в
когнитивной лингвистике и нуждается в дальнейшей разработке.
Настоящая работа имеет целью пролить некоторый свет на эту проблему.
1.
Введение
В когнитивной лингвистике под метафорой понимается процесс
взаимодействия между двумя концептуальными доменами: сферойисточником и сферой мишенью. Элементы более простой конкретной
сферы-источника используются для структурирования и понимания более
сложной абстрактной сферы-мишени. Например, в метафоре ГНЕВ ЭТО
ГОРЯЧАЯ ЖИДКОСТЬ В СОСУДЕ/ANGER IS A HOT FLUID IN A
CONTAINER физический домен ГОРЯЧАЯ ЖИДКОСТЬ В СОСУДЕ
выполняет роль сферы-источника. А в роли сферы-мишени выступает
абстракный домен ГНЕВ. Кроме того, известно, что люди обладают
обширными знаниями об элементах домена-источника. Эти знания также
проецируются на домен-мишень, в результате чего образуются
метафорические следствия. Например, в метафоре ГНЕВ ЭТО ГОРЯЧАЯ
ЖИДКОСТЬ В СОСУДЕ наши знания о свойствах горячих жидкостей
проецируются на сферу-мишень [см. подробнее Кovecses,1986].
2
Далее, метафоры коренятся на человеческом опыте, а не
формируются произвольно. В когнитивной лингвистике под термином
эмпирическое основание (experiential basis) концептуальной метафоры
подразумевается основанность концептуальной метафоры на человеческом
опыте [Кovecses, 2002:249]. Важность исследуемой проблемы заключается
в том, что без знаний о ее эмпирических основаниях невозможно
правильно понять и интерпретировать метафору. Например, в своей работе
«Mетафоры, которыми мы живем» Дж. Лакофф и М. Джонсон заявляют
следующее по этому поводу [Лакофф и Джонсон, 2004:45]:
В действительности мы осознаем, что ни одну метафору нельзя
понять или адекватно описать изолированно, без учета ее
эмпирических оснований.
Далее, авторы подчеркивают, что изучение данной проблемы
особенно важно для адекватной интерпретации метафор, базирующихся
на неодинаковых видах эмпирического опыта, и из-за этого плохо
соотносящихся друг с другом. Но несмотря на высокую значимость данной
темы, она до сих пор остается плохо изученной в когнитивной лингвистике.
Поэтому настоящая работа имеет целью внести некоторую ясность в
рассматриваемый вопрос. Работа строится на анализе ряда метафор
растений и медицинских метафор, используемых в русском и английском
языках.
Воспринятая структуральная схожесть (perceived
structural similarity) метафорических концептов
2.
Исследователями установлено, что концептуальные метафоры
укоренены в различных видах человеческого опыта, таких как корреляция
в повседневнем опыте, общность биологических и культурных корней двух
доменов, образующих метафору; воспринятая структуральная схожесть
двух концептов и др. [Кovecses,2002:67-77]. Метафоры, которые будут
рассмотрены в настоящей работе, в основном мотивированы последним
из этих факторов, а также некоторыми распространенными культурными
представлениями носителей английского и русского языков. Под
воспринятой структуральной схожестью (perceived structural similarity)
здесь подразумевается схожесть между структурами двух концептуальных
доменов, которая возникает в результате нашего понимания одного
концепта в терминах другого.
Мы можем начать наш анализ с рассмотрения следующих
лингвистичесих метафор из английского языка. В них интенсивность
эмоций характеризуется как количество лекарственных веществ. Поэтому
3
такие медицинские термины и выражения как in small doses, overdose,
double dose, обозначающие количество лекарственных веществ,
систематически используются для описания интенсивности эмоций.
(1)
Some fear (in small doses) can be healthy1…
Немного страха (его малая доза) может оказаться полезным...
(2)
I’m so scared of you…I’m suffering from an overdose of terror
2
right now .
Я так боюсь тебя...я страдаю от передозировки страха сейчас.
(3)
A Mother’s Double Dose of Grief3.
Двойная доза материнского горя.
Итак, в данных метафорических выражениях малое количество
лекарственного вещества в домене-источнике соответствует низкой
интенсивности эмоций в домене-мишени. А большое количество того же
вещества символизирует высокую интенсивность эмоций соответственно.
Понятно, что представленные выше метафорические выражения отражают
лежащую
в
их
основе
общую
концептуальную
метафору
ИНТЕНСИВНОСТЬ ЭМОЦИЙ ЭТО КОЛИЧЕСТВО (ВЕЩЕСТВА В
КОНТЕЙНЕРЕ) / INTENSITY OF EMOTION IS AMOUNT (OF
SUBSTANCE IN A CONTAINER), которая была анализирована З.
Кѳвешечем в предыдущей литературе[Кovecses, 2000]. Эта метафора
помогает нам осмыслить два разных аспекта эмоций: интенсивность и
контроль.
Но главная проблема в том, что ссылка только на эту общую
метафору оставляет многие вопросы открытыми. В выявленных
З.Кѳвешечем лингвистических метафорах, например, таких как (4)to be full
of emotion / быть полным эмоций; интенсивность чувств характеризуется
как количество некоего неидентифицированного вещества [Кovecses,
2000:42]. А в нашем случае, тот же самый аспект эмоций понимается в
терминах лекарства—вполне конкретного вещества. Поэтому возникает
вопрос, какова ментальная связь в нашей концептуальной системе между
лекарствами
и
эмоциями?
Чем
обусловлен
выбор
домена
ЛЕКАРСТВЕННОЕ ВЕЩЕСТВО для метафорического осмысления
нашего чувственного опыта?
На наш взгляд, эмпирическое основание обсуждаемой нами
метафоры зиждется на воспринятом сходстве между лекарствами и
эмоциями.Так, в западной культуре есть устоявшиеся представления о
1
Sales, E. (2013, December 14). F.O.N.G.E.: Fear of never getting engaged. Huffington Post.
Retrieved 2014, February 20, from http://www.huffingtonpost.com/erika-sales/fonge-fear-of-nevergetting-engaged_b_4391899.html
2
The British National Corpus, version 3 (BNC XML Edition). 2007. Distributed by Oxford University
Computing Services on behalf of the BNC Consortium.
3
Cardenas, J. & McDonnell, P.J. (1998, March 04). A mother’s double dose of grief.Los Angeles
Times. Retrieved2014, February 20, from http://articles.latimes.com/1998/mar/04/local/me-25297
4
свойствах лекарственных веществ. Когда мы проецируем сферу-источник
ЛЕКАРСТВЕННОЕ ВЕЩЕСТВО на сферу-мишень ЭМОЦИИ, то мы переносим
также эти представления в область эмоций. В результате эмоции
приобретают свойства, схожие с теми, которые приписываются
лекарствам.
Например, на Западе испокон веков считалось, что лекарства могут
быть как благом, так и злом. В частности, греческое слово
pharmacon4отражает такое мировосприятие: оно означает и лекарство, и
яд одновременно. Далее, в этой культуре предполагается, что, лекарство
может быть благом или злом в зависимости от его дозировки. Известный
западный философ и врач Парацельс, живший в эпоху Возрождения,
говорил, например, что все есть яд, и все есть лекарство; и только доза
делает вещество или ядом, или лекарством [Crone, 2004]. В
идентифицированных нами лингвистических метафорах эмоции
воспринимаются аналогичным образом. В них отражена точка зрения, что
эмоции могут служит человеку как благом, так и злом. Все зависит от их
интенсивности и контроля человека за ними. Здесь мы видим, что как
концепт лекарства, так и эмоций имеют еще и общий аспект - это аспект
контроля.
Можно сказать, что вышеназванная точка зрения на эмоции
совпадает, по крайней мере, с некоторыми эпизодами из нашего
эмоционального опыта.
Например, учеными выявлено, чтов умеренных дозах страх имеет
адаптивную функцию, и он необходим человеку для его выживания. Страх
позволяет человеку идентифицировать опасные для него ситуации и
защищаться от них [Lewis, Haviland-Jones&Feldman-Barrett, 2008: 377]. Но
мы также знаем, что в слишком больших дозах страх может иметь
контрпродуктивную
функцию:
заставлять
человека
постоянно
беспокоиться, лишать его психического комфорта; а в крайних формах он
может вести к потере контроля над ситуацией и парализовать волю.
Поскольку страх –это защитная реакция организма на опасность, то
понятно, что его недостаточная выраженность или полное отсутствие тоже
не сулит ничего хорошего человеку.
Наконец,
следует
также
отметить,
что
домен-источник
ЛЕКАРСТВЕННОЕ ВЕЩЕСТВО используется и для осмысления других сфер
человеческой жизни, которые имеют те же аспекты, что и эмоции:
интенсивность и контроль. Приведем всего лишь один пример:
4
pharmacon. The Free dictionary.Retrieved 2014, February 22, from
http://www.thefreedictionary.com/pharmacon
5
(5)…it was a lethal dose of self-destruction5…
...это была летальная доза саморазрушения...
Из прежних исследований нам также известно, что в нашей
концептуальной системе существует метафора ЧЕЛОВЕК ЭТО
РАСТЕНИЕ. В ней человеческая жизнь понимается в терминах
жизненного цикла растений [Lakoff&Turner, 1989]. Лингвистический
материал, собранный для данного исследования, позволяет выявить две
другие подкатегории данной концептуальной метафоры. Это метафоры
ЧЕЛОВЕК С ЧУВСТВОМ ЛЮБВИ К РОДИНЕ ЭТО РАСТЕНИЕ С
КОРНЯМИ и ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЧУВСТВА ЛЮБВИ К РОДИНЕ ЭТО
РАСТЕНИЕ БЕЗ КОРНЕЙ. В дальнейшем речь пойдет об эмпирическом
основании этих двух метафор. Основанием для их выделения в отдельную
подкатегорию внутри метафоры ЧЕЛОВЕК ЭТО РАСТЕНИЕ является
следующее. С одной стороны, они концептуализируют человека в
понятиях растения. В то же самое время, они охватывают совершенно
иной аспект сферы—мишени, чем метафора ЧЕЛОВЕК ЭТО РАСТЕНИЕ.
В центре их внимания—человек и его отношение к своей Родине. Итак,
сначала рассмотрим первую из метафор.
ЧЕЛОВЕК С ЧУВСТВОМ
РАСТЕНИЕ С КОРНЯМИ
ЛЮБВИ
К
РОДИНЕ
ЭТО
(6)Родина не может быть плохой по определению, Родина - это наши корни6.
(7) Я давно уже не живу в той стране, где родился. Но именно там моя Родина,
мои корни. Это чувствуется каждой клеточкой тела7....
В данной метафоре имеют место следующие онтологические
соответствия между сферой-источником и сферой-мишенью. Корень
соотносится с Родиной; та часть растения, что расположена выше корня,
олицетворяет человека. Единство растения с его корнем символизирует
любовь. Из-за последнего метафорического соответствия изучаемая нами
метафора перекликается с другой концептуальной метафорой: ЛЮБОВЬ
ЭТО ЕДИНСТВО ЧАСТЕЙ/LOVE IS А UNITY OF PARTS[Кovecses, 2000].
Это закономерное частичное совпадение, так как любовь является
одним из концептуальных элементов сферы-мишени в изучаемой нами
метафоре. Следует также отметить, что метафорическая конструкция
5
Pierson, D. (1998, September 14). 0-2 Bucs glad home opener on tap.Chicago Tribune.Retrieved
2014, February 20, from http://articles.chicagotribune.com/1998-0914/sports/9809140067_1_defensive-end-regan-upshaw-brett-favre-tampa-coach-tony-dungy
6
Н. Варсегов. (23 декабря 2009г.). А за что мне любить Родину? Комментарий к статье.
Комсомольскяя правда. [Электронны ресурс].
URL:http://spb.kp.ru/daily/24416/588902/?cp=1(дата обращения:.20.02.2014).
7
С чего начинается Родина? [Электронны ресурс].
URL:http://otvet.bigmir.net/question/147239/tags/(дата обращения: 20.02.2014).
6
ЛЮБОВЬ ЭТО ЕДИНСТВО ЧАСТЕЙ / LOVE IS А UNITY OF PARTS
используется для концептуализации любви между двумя влюбленными. А
в центре внимания анализируемой нами метафоры - любовь между
человеком и его Родиной.
Далее, отрывок из газетного текста, представленный ниже, содержит
метафорическое следствие (metaphorical entailment) обсуждаемой нами
метафоры.
(8). Патриотическое воспитание для нас всегда будет главным, потому, что это
воспитание чувства Родины, а без нее, как известно, гражданин состояться не может.
Ведь человек без Родины, что дерево без корней8.
В тексте логика наших агрикультурных знаний о значении корня для
растения проецируется на сферу-мишень.В результате между двумя
доменами возникает структурное сходство. Например, корни служат для
растения физической опорой. Родина служит для человека духовной
опорой. Корни питают растение: они доставляют ему минеральные
вещества и влагу. Родина питает человека духовной энергией. Растение не
может развиваться без живительной влаги своего корня. Человек не может
состояться без духовной энергии Родины. Очевидно, что рассматриваемая
нами метафора укоренена на таком воспринятом сходстве между ее двумя
концептуальными доменами.
Подобная метафорическая концептуализация вполне логична: как мы
знаем, человек может испытывать такие сильные чувства к своей Родине,
что иногда они затмевают даже самый естественный природный инстинкт
человека сохранить свою жизнь. Человек без всякого принуждения
приносит себя в жертву ради спасения своей Родины.
Следующая лингвистическая метафора характеризует человека без
чувства любви к Родине в терминах растения без корней. Она отражает
концептуальную метафору ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЧУВСТВА ЛЮБВИ К РОДИНЕ
ЭТО РАСТЕНИЕ БЕЗ КОРНЕЙ.
(9). Ежели человек без корней... ― неверный это человек9.
Эмпирическое основание данной метафоры также базируется на
воспринятом структуральном сходстве между ее двумя концептуальными
доменами. Например, растение без корней лишено физической опоры.
Параллельным образом, человек без корней лишен духовной опоры.
Растение без корней не может впитывать в себя живительные соки земли.
8
Человек без Родины, что дерево без корней (23 октября 2013). Знамя победы. [Электронный
ресурс]. URL:http://znamya-pobedi.ru/raznoe/1385-chelovek-bez-rodiny-chto-derevo-bez-kornej.html
(дата обращения:.20.02.2014).
9
Национальный корпус русского языка. [Электронный ресурс].
URL:http://www.ruscorpora.ru/corpora-usage.html (дата обращения:.20.02.2014).
7
Аналогичным образом, человек без корней не способен впитывать в себя
духовную энергию Родины.
При всем вышесказанном, рассмотренные нами растительные
метафоры концептуализируют не просто тот или иной аспект жизни
человека, они содержат также моральную оценку. В них дается
положительная оценка человеку, любящему свою Родину; и отрицательная
оценка – индивиду, у кого отсутствует такое чувство. Думается, что в
обсуждаемых нами растительных метафорах чувство любви к Родине в
человеке воспринимается как добродетель, а отсутствие такового—как
порок. Отсюда и такая общественная оценка этих качеств.
В этом месте хочется особо подчеркнуть то, что видение Родины как
некоего духовного начала весьма распространено в русской культуре и
цивилизации и оно отражено не только в растительных метафорах.
Например, нижеследующая цитата принадлежит перу выдающегося
русского мыслителя И. А.Ильина [Ильин, http://ivan-article.narod.ru/15.htm].
Она позволяет нам понять, насколько обсуждаемая форма мировосприятия
укоренена в сознании носителей русского языка и культуры.
Родина не просто место на земле, где я родился, произошел на свет от отца и
матери, или где я “привык жить”; но то духовное место, где я родился духом и откуда я
исхожу в моем жизненном творчестве.
Итак, мы смогли убедиться в том, что, воспринятое структурное
сходство между двумя концептуальными доменами служит мотивацией
для всех анализированных нами метафор. Это подтверждает результаты
предыдущих исследований в области когнитивной лингвистики. Иногда
такие домены имеют общие аспекты: например, и лекарственные вещества,
и эмоции ассоциируются с аспектом контроля. Кроме того, было выявлено,
что воспринятое структурное сходство между двумя концептуальными
доменами может иметь и культурные корни: оно может быть связано с
устоявшимися в обществе культурными представлениями об этих доменах.
Cписок использованной литературы:
Kovecses,Z. (1986).Metaphors of Anger, Pride, and Love: A Lexical Approach to the
Structure of Concepts. Amsterdam-Philadelphia: John Benjamins.
Kovecses.Z. (2002).Metaphor: A Practical Introduction. Oxford and New York:
Oxford University Press.
Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем: Пер. с англ./Под
ред. и с предисл. А. Н. Баранова –М.:ЕдиториалУРСС., 2004.
Kovecses, Z. (2000). Metaphor and Emotion: Language, Culture, and Body in Human
Feeling. New York: Cambridge University Press.
Crone, H. D. (2004). Paracelsus, The Man Who Defied Medicine: His Real
Contribution to
Medicine and Science. Melbourne: Albarello Press.
8
Lewis, M., Haviland-Jones, J. M. &Barrett, L. F. (2008). Handbook of Emotions,
3rdeds. New York: Guilford Press.
Lakoff, G. & Turner, M. (1989).More than Cool Reason: A Field Guide to Poetic
Metaphor. Chicago: UniversityofChicagoPress.
Ильин, И. А. Манифест русского движения.15. Любовь к Родине [Электронный
ресурс]. URL: http://ivan-article.narod.ru/15.htm (дата обращения: 20.02.2014)
И.А. Ильин Манифест Русского
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа