close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

(pdf, 1.2Мб) - Меридианы Тихого

код для вставкиСкачать
«Ситуация
с документальным
кино зашла
в тупик»
№2 | 2014
16.09.2014
Виталий
Манский
ПЕРСОНА
стр. 10-11
Эдриан Броуди:
Я хотел бы найти красивую
и интересную историю любви
стр. 4-5
2
ПЕРСОНА | ЖЮРИ
Сидхарт Шринивасан
Председатель жюри NetPac (Индия)
В этом году председателем жюри NetPac — международной ассоциации по поддержке и продвижению азиатского кино — стал индийский
писатель, режиссер и продюсер Сидхарт Шринивасан. После окончания университета Дели
он начал профессиональную карьеру в качестве
ассистента у индийского режиссера-авангардиста Кумара Шахани. Его фильмы принимали
участие во многих престижных международных
кинофестивалях: дебютный короткометражный
фильм «Канатоходец» — в Венецианском МКФ
(2000 г.), инди-лента «Божественное зрение» —
в кинофестивале в Карачи, Пакистан (2001 г.),
«Душа песка» — в МКФ в Торонто (2010 г.)
и Роттердаме (2011 г.). Также Сидхарт снимал
документальные фильмы для ЮНЕСКО («Там,
где говорят руины») и Объединения общественного вещания (PSBT) («Застава Дели»). Был
членом жюри NetPac на различных фестивалях,
включая Берлинале, «Темные ночи» в Таллине,
фестиваль в Дакке и т. д.
СОБЫТИЕ ДНЯ | КИНО
«Анна
Каренина»
Жюльена Дювивье
Спортивная
набережная
21:00
«Анну Каренину» французский режиссер Жюльен
Дювивье снимал в 1948 году в Великобритании.
На главную роль он пригласил английскую актрису Вивьен
Ли, знакомую зрителю по фильму «Унесенные ветром»
режиссера Виктора Флеминга. В 1940-м за роль Скарлетт
О’Хары актриса получила «Оскар». Удалось ли англичанке
так же удачно вжиться в образ героини Льва Толстого,
смогут узнать зрители «Меридианов Тихого».
Вход свободный.
VIFF Daily | №2 | 2014
3
СОБЫТИЯ | ВЫСТАВКА
Погружение
в киберреальность
На «Меридианах Тихого» открылась
выставка художника Константина
Худякова «Кино после кино: мультитач-арт». Уже не один десяток лет
мастер работает в жанре цифровой
художественной техники. Такие
работы создаются не при помощи
кисти, а с использованием современных цифровых технологий.
Свои картины заслуженный художник
России Константин Худяков создает
не только на холстах. Его полотна — это
также и сенсорные экраны, и стереолайт-панели, похожие на параллелепипеды с заключенным внутрь 3D-изображением, динамичным или статичным.
Каждая из динамичных картин имеет
основную тематику, но помимо нее
может содержать и тысячи изображений. Прикосновение к сенсорному
экрану меняет экспозицию, генерируя
новые и новые сюжеты.
Работы Константина Худякова экспонировались по всему миру: Нью-Йорк,
Париж, Флоренция и Венеция, Монако.
Выставка «Кино после кино: мультиVIFF Daily | №2 | 2014
тач-арт» включила в себя картины
из самых разных экспозиций. Гости
«Меридианов Тихого» смогли увидеть
сложные стереокартины, напечатанные на полотне, посмотреть в глаза
удивительно настоящего Иисуса,
сыграть в «Шахматы апокалипсиса»,
где пешка, совершив свой ход, может
превратиться в ферзя или любую другую фигуру,
Для создания многих работ Константина Худякова нужно не только
творческое видение художника, но
и талант программиста.
— Над многими из моих картин я
работаю в 3D-программах — компьютер и современные технологии
позволяют создавать удивительные
вещи. Тем не менее программировать
я не могу — отдаю специалистам.
Но сейчас появился новый тренд — я
уже знаю 3D-студию, где художников
обучают языку программирования.
То есть они сами смогут создавать
невероятные вещи уже абсолютно
на другом уровне.
По словам Константина Худякова,
для визуальных видов искусства
мультитач-арт предлагает огромные
возможности.
— На одном из концертов в Нью-Йорке
на сцену, где играла группа, вдруг
вышел «живой» Элвис Пресли. Народ там
чуть с ума не сошел, настолько реально
это было, — рассказывает художник.
На «Меридианах Тихого» в рамках
мастер-класса он пообщался с кинозрителями на тему использования
цифровых технологий в изобразительном искусстве.
— Сейчас мы начинаем работу
над интеллектуальной картиной —
картиной, которая будет жить собственной жизнью, независимо ни от художника, ни от владельца произведения,
— рассказал Константин Худяков.
— Художник будет программировать
реальность: он заложит в работу
какую-то среду, населит ее персонажами, и они будут сами по себе развиваться. Правда, когда мы сможем создать
такое произведение, мне неизвестно.
Фото VL.RU
Выставка «Кино после кино: мультитач-арт»
работает с 10 до 21 часа в будущем центре
«Эрмитаж-Владивосток» (ул. Светланская, 40)
4
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Эдриан Броуди:
Если роль бросит вызов,
я отвечу!
Оскароносный гость «Меридианов
Тихого» Эдриан Броуди приехал
в наш город почти неузнаваемым
— бородатым. Но артист, смеясь,
признался: это не для маскировки
от поклонников. Дело конечно же
в работе… А вот в какой — он рассказал на пресс-конференции.
— Я благодарен фестивалю за возможность побывать во Владивостоке, —
сказал Эдриан Броуди. — Если бы не
«Меридианы Тихого», я вряд ли бы приехал во Владивосток, и этот шанс очень
ценю. Для показа на фестивале я выбрал
фильм «Поезд на Дарджилинг», это один
из моих любимых фильмов. В нем мой
герой отправляется в длинное путешествие — и я смог разделить его эмоции
в полной мере вот только сегодня, когда
собирался на Дальний Восток.
— Режиссер этого фильма — ваш
друг Уэс Андресон…
— Это действительно так. Когда
звонит Уэс, я всегда снимаю трубку.
У нас не только крепкие профессиоVIFF Daily | №2 | 2014
нальные, но и дружеские отношения,
и потрясающе, когда есть в друзьях
такой талантливый человек, который
может предоставить вам возможность
играть такие разные и непохожие друг
на друга роли.
— Он предложил вам роль, точнее
озвучку, персонажа в мультфильме.
Вы легко вжились в образ летучей
мыши?
— Уэс любит играть и дурачиться.
Собственно, это же делал и я, когда
озвучивал мышь.
— Конечно, я этим занимаюсь.
Я взрослый человек, и мы все должны
духовно развиваться и расти. Мое
актерское ремесло предоставило
мне возможность заглянуть в жизни
и характеры очень разных героев,
понять, насколько хрупким является
этот мир, насколько ценна и ненадежна, легко разрушаема человеческая
жизнь… Поэтому в каком-то смысле
работа актера — тоже путь к духовному просветлению.
— Как вы приняли решение сыграть
«В мини-сериале «Гудини» большинство трюков
я сделал сам: и под воду нырял, и фокус
со смирительной рубашкой выполнял»
— Ваш герой в фильме «Поезд на
Дарджилинг» осваивает медитацию,
духовные практики. Есть ли в вашей
жизни место таким увлечениям?
в фильме Сарика Андреасяна «Ограбление по-американски»?
— Это был прекрасный фильм,
и я очень рад возможности поработать
5
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
с Сариком. Было весело. Мне вообще
нравятся такие фильмы — обладающие определенной стилистикой,
это тот случай, когда можно побыть
чуточку несерьезным.
Мне нравится создавать сложные
роли, образы, в которых есть место
чувству юмора, трагедии, драме,
с ними можно поиграть.
— Во время съемок фильма о Гарри
Гудини вы сами выполняли трюки?
Какие воспоминания оставила у вас
эта работа?
— Большинство трюков сделал
самостоятельно, хотя у меня и был
каскадер-дублер, ведь несколько
трюков снималось одновременно. Но
в основном я все делал сам — и под
воду нырял, и фокус со смирительной рубашкой выполнял, слава богу,
у меня не вылетело плечо во время
этого трюка, как это постоянно, я
знаю, случалось с Гудини.
Но трюки — это не самое интересное,
что может случиться в процессе съемок.
Трюки — это просто физическая работа.
Мне гораздо интереснее исследовать
внутренний мир своего героя, понимать
мотивы его действий и поступков.
— У вас не так много ролей с любов-
типа. Но это не для меня — не люблю
однообразие. Я люблю роли, которые
бросают мне вызов, заставляют выходить из зоны комфорта. Я стараюсь
выбирать роли так, чтобы моя работа
была интересна в первую очередь
мне самому. Только в этом случае она
будет интересна и моим зрителям.
— Переживали ли вы, когда критики
для меня и для зрителей, чтобы появлялись роли, которые бросают вызов
мне и другим актерам. Я хочу сделать
все, что от меня зависит, чтобы в процессе съемки не потерялась целостная
идея, которая есть у автора фильма,
чтобы она дошла до зрителя во всей
полноте.
— Многие ваши коллеги с удоволь-
«Есть проекты, которые я планирую
продюсировать и в которых хочу выступить
как режиссер»
неоднозначно или даже отрицательно оценивали фильм, в котором
вы снимались?
— О, критики всегда были так
благосклонны ко мне (иронически
улыбается).
— Есть ли какой-то персонаж в
русской литературе, которого вы бы
хотели сыграть? Или автор?
— Огромный вклад русских писателей,
драматургов, актеров, кинодеятелей в
мировую культуру неоспорим. И я бы
ствием снимаются в фильмах по
комиксам. А какого супергероя
сыграли бы вы, если бы могли
выбирать?
— Не могу сказать, что у меня есть
на примете какой-то конкретный
герой, показали бы сценарий — я бы
решил. Конечно, фильмы по комиксам
«Марвел» имеют огромный коммерческий успех. Роберт Дауни-младший
— прекрасный актер, я им восхищаюсь, напомню, что до того, как
-1
-2
1 «Гуддини»
2 «Поезд на Дарджилинг»
ными историями — неужели режиссеры не видят в вас героя-любовника?
— На самом деле у меня было достаточно ролей героев-любовников в кино.
Я хотел бы найти красивую и интересную историю любви и на экране,
перед зрителем, вместе с какой-нибудь
прекрасной актрисой показать всю
сложность этого чувства, всю его многогранность. Сегодняшнее кино не так
часто дает такой шанс, к сожалению.
— Похоже, вы стремитесь сыграть
в фильмах самых разных жанров:
«Пианист» — «Кинг-Конг» — «Поезд
на Дарджилинг» — «Хищники»… Что
для вас является определяющим в
выборе роли?
— Замечательно то, что актеры могут
все время меняться, быть хамелеонами в зависимости от тех обстоятельств, которые им предлагают.
Однако часто так бывает, что после
одной удачно сыгранной роли режиссеры предлагают тебе нечто похожее,
того же типажа. После фильма «Пианист» мне предлагали роли того же
VIFF Daily | №2 | 2014
с удовольствием сыграл в экранизации русской классики. В театре? Это,
конечно, было бы интересно. Но на
театр у меня нет времени. Я сконцентрировал все усилия и все внимание
на работе в кино, кроме того, есть проекты, которые я планирую продюсировать и в которых хочу выступить как
режиссер. Но, возможно, когда-нибудь
мы поставим на театральной сцене
что-нибудь из Чехова.
— Ваша роль мечты, получается,
продюсерство?
— Меня интересует творческая сторона процесса кино. Когда вы знаменитый актер, ваше мнение тоже коечто значит и, возможно, режиссеры
будут к вам прислушиваться. Но когда
вы продюсер, вы лучше контролируете
ситуацию и можете определять вектор, по которому будет двигаться ваше
кино, делать так, что воплощение
идеи будет таким, каким должно быть.
Именно поэтому я хочу стать продюсером, хочу сделать так, чтобы появлялись интересные фильмы, интересные
сыграть Железного человека, он много
снимался в независимом кино. И если
меня пригласят, я тоже не откажусь.
— Вам больше нравится играть роли
реальных людей или все же выдуманных персонажей?
— Сложно ответить. Все роли
и герои уникальны, не похожи друг
на друга. Возможно, когда мы создаем
на экране образ реального и знаменитого человека, это сложнее. Но
я не боюсь трудностей. Если роль
бросит вызов, я отвечу.
— А есть исторический персонаж,
которого вы бы отказались сыграть?
— Вот вы видите, что я бородатый.
Это потому что я играю Карла V —
одного из самых знаменитых императоров древности. Мне это интересно.
И ни разу мне не приходилось сталкиваться с предложением сыграть роль
кого-то, кто мне сильно не нравится.
Я думаю так: если вы актер, вы
должны быть готовы ко всему.
Фото VL.RU
6
КИНО | КОНКУРС
В фокусе — человек
Во второй день кинофестиваля
«Меридианы Тихого» из конкурсной программы были показаны два
полнометражных фильма и пять
короткометражных работ. Главный
герой многих из них — человек в
обычных или не самых обычных
обстоятельствах.
Драма «Осторожно: двери закрываются» режиссера Сэма Фляйшнера
(США) рассказывает о мальчике Рики,
страдающем аутизмом, который
что был написанный сценарий, многое
из того, что вошло в фильм, чистая
импровизация.
Следующая полнометражная картина
второго конкурсного дня — фильм
режиссера Алехандро Фернандеса
Альмендраса «Убить человека» (Чили,
Франция). Главный герой картины —
мирный отец семейства из среднего
класса Хорхе подвергается нападению
уличной шпаны. Его спокойная жизнь
становится объектом их нападок.
Обстоятельства вынуждают мужчину
«Этот фильм — рассказ о том, как человека
вынуждают пойти на убийство
обстоятельства»
однажды сбегает в метро. Здесь начинается его настоящее путешествие,
в то время как на поверхности его
отчаянно пытается найти мать.
— Проблем с разрешением на съемку
у нас не было, снимать в метро можно,
если, конечно, у тебя не слишком
громоздкие камеры, которые мешают
людям, — рассказывает оператор
Адам Джандрап, который приехал во
Владивосток представлять фильм. —
Но на всякий случай норматив, где
написано, что съемка не запрещена,
мы распечатали и носили с собой.
Несколько раз к нам подходили
полицейские, и мы показывали им
этот документ. В метро приходилось
работать очень быстро: несмотря на то
VIFF Daily | №2 | 2014
пойти на преступление.
— Фильм основан на реальных
событиях, — рассказывает режиссер.
— В основу легла история, которую
я услышал по телевизору. В принципе,
для Чили такой сюжет, когда в некоторых районах местные держат людей
в страхе, типичен. Уже во время съемок
в новостях мы увидели еще один похожий сюжет. Там отец семейства убил
соседа, донимавшего его на протяжении
нескольких месяцев. Человек обращался
в полицию, на телевидение, но никто
ничего сделать так и не смог. Тогда ему
пришлось отстаивать свои интересы
самостоятельно. Мой фильм — рассказ
о том, как человека вынудили пойти на
убийство обстоятельства.
Фильм канадских режиссеров Анаиса
Барбо-Лавалета и Андре Тюрпена
«Возьми меня» показывает жизнь людей
с ограниченными возможностями.
— Однажды мой знакомый сказал, что
знает режиссера, которому для новой
работы нужен человек в инвалидном
кресле. Я узнала о фильме подробнее
— режиссер сказал, что хочет снять
фильм о сексуальности, о желаниях, то
есть о таких вещах, которые не ассоциируются у зрителя с людьми-инвалидами, — рассказала исполнительница
главной роли Максим Д. Померло.
Короткометражная лента «Упавшее
яблоко» японского режиссера Хитоши
Китагава повествует о том, как
в разрушенной стихией местности
отчаявшаяся женщина вынуждена
заниматься мародерством, чтобы
выжить. По словам режиссера, съемки
проходили не на месте катастрофы.
— Мы снимали недалеко от Токио,
в месте, где живут мои родители, —
рассказал режиссер. — Это не то место,
где произошло землетрясение и цунами.
Сначала я хотел снимать на месте катастрофы, но, когда туда приехал, понял,
что оно не подходит. Поэтому все следы
стихии приходилось создавать самому.
По словам японца, несмотря на то что
в стране часто происходят землетрясения, нельзя сказать, что жители к ним
привыкли.
— К таким вещам невозможно привыкнуть, мы постоянно живем в страхе,
— говорит господин Хитоши Китагава.
— Катастрофы, подобные той, что
я изобразил в своей работе, происходят раз в несколько десятилетий.
Конечно, они влияют на жизнь людей.
Короткометражный фильм китайского режиссера Сяо Вэй Ван «Стоячая
вода» рассказывает историю таксиста,
который однажды на берегу реки знакомится с художником, работающим
над полотном. Картина снята в черно-белой гамме.
— У меня слабость к старым фильмам,
черно-белым тонам, — рассказал на
пресс-конференции Сяо Вэй Ван. —
Кроме того, мне кажется, что свет
отвлекает внимание от важных вещей.
А мне хотелось сосредоточить внимание зрителя именно на содержании.
Еще одна короткометражка второго
фестивального дня — работа колумбийского режиссера Оскара Руиса
Навия. По сюжету два главных героя
впервые встречаются с режиссером
на прослушивании в школе. Каждый
из них рассказывает ему свою историю их расставания.
— История для фильма появилась
спонтанно, — рассказал оператор
Родриго Рамос. — Режиссер искал
актеров совсем для другой картины
и на кастинге познакомился с двумя
молодыми людьми, история любви
и расставания которых стала сюжетом картины. Оскар поставил задачу
возродить историю, и ребята во время
съемок проживали ее заново.
7
ПРОГРАММА | КИНО РОССИИ
Пять минут славы
Алексеева
Пять минут славы Алексеева
Один из самых ярких фильмов в
программе «Кино России» — «Кино
про Алексеева» — неоднозначно
принимался зрителями. Те, кто шел
в кино, мечтая увидеть нечто в стиле
комедийных «Рассказов», предыдущей ленты Михаила Сегала, были
разочарованы. Те же, кто ждал ленты
умной, даже ироничной и заставляющей оглянуться на свою жизнь,
выходили из зала в полном восторге.
Таких, кстати, было большинство.
— Фильм на «Кинотавре» принимали…
— …хорошо, — лаконично отвечает
режиссер Михаил Сегал. — Хлопали.
— Вы обратились к 70-м годам…
— Нет. Вся история фильма происходит в настоящем. Просто главному герою много лет, и, обращаясь
в фильме к каким-то эпизодам его
молодости, мы автоматически попадаем в 60-70-е. Был бы он гораздо
старше, мы бы обратились к 40-м…
Так что время, частично показанное
на экране, отдельно, как эпоха, меня
не интересует.
«Кино про Алексеева» — лента
про жизнь, которой не было. Среднего
барда эпохи расцвета клубов самодеятельной песни приглашают на телевидение, и в ходе программы герой вдруг
узнает, что он был кумиром миллионов, что совершал поступки, полные
высокой гражданственности… И выходит из студии абсолютно счастливым.
Меж тем все не так просто…
VIFF Daily | №2 | 2014
— Почему из всех актеров советской
плеяды вы выбрали именно Александра Збруева?
— Вообще-то не так много сегодня
осталось известных советских актеров, любимых зрителями и вызывающих ассоциации с идеалистическим
поколением 60-70-х. Скажу честно,
когда я писал сценарий, то держал
в голове совсем другого актера. Но
когда я показал ему сценарий, он
отказался от проекта. И мне пришлось
менять видение, думать об Александре Збруеве, перенастраиваться. Но
в итоге все к лучшему, верно?
— Волновались ли вы, работая
со столь известным артистом?
— Я всегда волнуюсь и перед всеми
известными артистами испытываю
пиетет. Но с Александром Викторовичем нам работалось очень легко.
— В картине есть момент воссоздания советского прошлого, воссоз-
романтиками, знаете ли. Старался,
чтобы люди себя вели по-человечески.
— В фильме несколько песен а-ля
барды 70-х, но по-настоящему впечатление производит только одна —
«Мама, я дезертир»…
— Это было сделано специально.
Песню написали мои друзья — композитор Филипп Шияновский, поэт Игорь
Гольцов. Эта яркая песня, понимаете, она
единственная по-настоящему стоящая
в жизни героя, его единственная удача.
Все остальное, что он пел и писал, было
так себе — не бездарно, но и не гениально,
никак, средне. А эта песня — его взлет…
Вот потому она и выделяется. Думаю, мы
даже снимем — перед выходом фильма
на большой экран — клип на эту песню.
— Ваш фильм «Рассказы» имеет
удачную судьбу, на нашем фестивале
получил приз зрительских симпатий.
Вообще это важно — фестивальная
удача фильма?
«Кино про Алексеева» — лента про жизнь,
которой не было»
дания реалий и эмоций СССР. Вы
достаточно молоды, сложно ли вам
было?
— Да, было сложно, особенно с визуальной точки зрения. Я опирался в этом
смысле на фотографии, на документальные кадры, но тут есть одно «но».
Не так много изменилось. В США
проще: покажешь всю улицу в старых
авто — ясно, что это 70-е. Покажешь
всех в шляпах — ага, 40-е… А у нас
люди сегодня живут в тех же квартирах, в которых жили 30 лет назад.
«Жигулей» полно ездит. Если говорить
об эмоциональной составляющей, я не
старался показать людей того времени
«ясноглазыми-голубоглазыми», такими
— Смотря какой фестиваль… Все,
конечно, важно, что приносит пользу.
Но трудно рассчитать, участие в каком
фестивале принесет пользу, а какой просто пройдет мимо. Конечно, режиссеры
всегда с восторгом отдают свои картины
на фестивали, за исключением разве
что таких случаев, когда это фестиваль
людоедского кино, например, и ты думаешь: нет, это немного перебор… А так —
позвали, пригласили — приятно. Быть
туристом — чем плохо?
Вот про «Меридианы Тихого» я много
хорошего знаю, поэтому и фильм отдал
с удовольствием. У вас хорошая конкурсная программа, высокого творческого
уровня. Вот жаль, кинорынка нет…
8
КИНО | ЖЮРИ
Метод провокации
Третий день кинофестиваля
«Меридианы Тихого» ознаменовался пресс-конференцией жюри
NetPac, в которое в этом году входят
режиссер и продюсер Сидхарт Шринивасан (Индия), кинокритик Зара
Абдуллаева и кино- и медиакритик
профессор Тильман Бомгартель.
Во время почти часового разговора c журналистами члены жюри
обсудили отличия европейского
и азиатского кино, судьбу кино
российского, а также проблемы
и трудности авторского кино по
всему миру. Так как NetPac — это
организация по продвижению азиатского кино, Европу затрагивали
по большей части ради контраста.
Вывод был четким: сейчас мировые
киноприоритеты смещаются в Азию
и исключительно в Азию. Но после
пресс-конференции нам удалось
обсудить несколько важных вопросов европейского авторского кино с
кинокритиком Зарой Абдуллаевой.
— Зара, вы много писали об известном европейском кинорежиссере
Ульрихе Зайдле. В связи с этим хотелось бы задать вопрос: использование методов, шокирующих зрителя,
в кинематографе — как это работает
и какая у этого цель?
— Я думаю, что это проблема
публики, а не проблема режиссера.
Вообще восприятие зависит от бэкграунда, от широты или узости взглядов
человека, который смотрит. Я думаю,
что Зайдль, насколько я его знаю, не
предполагает, что это нечто шокируюVIFF Daily | №2 | 2014
щее. Он так видит, слышит, очень (как
бы ни показалось странным употребление этого слова) понимает людей,
какими бы перверсивными склонностями и наклонностями они ни обладали. Он очень человечен по отношению к ним и никакого высокомерия
или моральных предубеждений не
имеет: это просто взгляд на природу
человека — без иллюзий.
— А если говорить о «Забавных
играх» Михаэля Ханеке — это ведь
тоже, по большому счету, гуманистическое высказывание....
— Это хоррор, вообще-то говоря.
(Смеется.) Знаете, это самый страшный фильм, который я видела в своей
жизни, страшнее только фильм Ван
Бина, который здесь показывают на
«Меридианах Тихого», про сумасшедший дом документальная картина
(«Пока безумие не разлучит нас».
— Прим. ред.), на котором мне было
дурно, я боялась, прикрывала глаза.
Но не надо ничего бояться, не надо
думать о публике хуже, чем она есть.
Мы не знаем эту публику, мы придумываем эту публику: что она хочет,
что она имеет в виду. Сто лет назад
был гениальный опрос в Нью-Йорке,
когда зрителей спрашивали, какие
картины они предпочитают. И они
называли: Шишкин, Айвазовский и
всё это, а когда им показывали эти
картины, они их не отождествляли,
потому что человек находится в предрассудках и он выдает стереотипы.
— То есть возможно (грубо говоря)
«очищение» через шок?
— Я даже больше скажу: даже
не то чтобы очищение через шок, а
более глубокое понимание такого же
человека, как ты, хотя между вами,
возможно, нет ничего общего. Это
способ инициировать твое размышление. Я вообще за то, чтобы человек
не только эмоционально подключался
— на здоровье, а в искусстве — провокации к размышлению.
— То есть это исследование себя
и зрителя?
— Безусловно.
— А вот если взять последний
фильм Триера...
— Я вообще в восторге от последнего
фильма Триера, вообще считаю, что
это новая версия традиционного
«романа воспитания» восемнадцатого
века: в двадцать первом веке, в наше
новое время.
— А это «очищение» или нет?
— Я здесь употребляю другую лексику: если я думаю про это, если мне
это что-то дает, если я тревожусь, если
я не сплю ночами, если я не знаю ответов, но ищу их, то это важно. У меня
вообще критерии: важно — не важно,
интересно — не интересно. Потому
что критерии хорошего и плохого,
они к искусству... У меня совершенно
другой критерий: правильное направление или не правильное, правильная тенденция или не правильная,
и исходя из этих критериев я оцениваю фильм.
Интервью с председателем жюри
NetPac Сидхартом Шринивасаном
читайте в следующем номере VIFF
Daily.
9
КИНО | ФИЛЬМ ОТКРЫТИЯ
Две женщины, полтора века
Фильм открытия «Меридианов»-2014, «Две женщины» Веры
Глаголевой с Анной Астраханцевой
в главной роли, можно описывать
абсолютно по-разному: дотошная
экранизация Тургенева, история
о любовном многоугольнике, драма
о кризисе среднего возраста, фильм,
где Рэйф Файнс играет на русском...
«Две женщины» выделялись из современного кинопространства еще
до выхода на экраны, а сейчас, когда
владивостокским зрителям наконец удалось увидеть картину Веры
Глаголевой полностью и на большом экране, любопытство каждого
из посмотревших не было полностью
удовлетворено. Почему именно Тургенев? Как состарить Рэйфа Файнса
за полтора месяца? О мистике и
международном прокате Вера Глаголева и Анна Астраханцева рассказали
на пресс-конференции.
При просмотре «Двух женщин» сразу
бросается в глаза одно — тщательная техническая и психологическая
проработанность. Это достигалось
не только походами продюсера
фильма Ивановой и режиссера Глаголевой по антикварным магазинам, но
и тем, что все актеры для экранизации
тургеневского «Месяца в деревне» действительно провели в деревне полтора
месяца. Они вместе жили, общались
и снимали кино — по порядку, сцена
за сценой, соответствуя законам театра.
— Актеры буквально проживали свои
роли, — говорит Вера Глаголева, —
особенно по Ракитину это видно.
К концу съемок он вдруг физиологичеVIFF Daily | №2 | 2014
ски поменялся, я в ужасе заметила это,
когда монтировала. Если в начале он
— счастливый, красивый, то к концу
превращается в старика. И это не был
грим: просто человек так изменился
внутри. Я считаю, что это просто
невероятно.
Конечно, много вопросов задавали
именно о том, как создателям фильма
удалось заполучить двукратного номинанта на «Оскар», актера с мировым
именем.
— Честно говоря, когда мы думали,
кого бы мы хотели увидеть в роли
Ракитина в мечтах, — продолжала
Глаголева, — мы с продюсером
написали: Рэйф Файнс — актер,
который с «Английского пациента»
является для меня какой-то невероятной величиной. Написали, вообще
не думая, что это возможно. Потом мы
с ним познакомились: мы, конечно,
и до этого знали, что он любит
русскую классику, играл Онегина
и вообще большой интеллектуал,
необыкновенный человек. Потом у нас
с этой пьесой Тургенева: 15 лет назад
роль Верочки стала первой театральной ролью Анны в Санкт-Петербурге.
И вот полтора десятилетия спустя
она играет роль Натальи Петровны —
персонажа-противоположность. Чтобы
прийти к нему, Анне Астраханцевой
понадобилось 15 лет — и не только
фактически, но, очевидно, и психологически. Эта пьеса, по словам Анны,
«у нее в крови», а Тургенев ей «как
крестный отец в большом, мистическом смысле». Иронично также то, что
и у Веры Глаголевой нашлась мистическая история, связанная с «Месяцем
в деревне», — ее тоже когда-то звали на
роль Верочки — тогда не получилось,
и возвращение к этой пьесе можно
тоже считать неслучайным стечением
обстоятельств. А ведь действительно
— мистика: как притягивает людей
Иван Тургенев. Здесь опять можно
вернуться к уникальности «Двух женщин» как кинообразца — все эти люди
тщательно работали над тотальным
воссозданием пьесы, которой в этом
«Когда мы думали, кого хотели бы увидеть
в роли Ракитина, написали: Рэйф Файнс.
Вообще не думая, что это возможно»
начались переговоры, и мы до конца
не верили, что это возможно, а когда
он еще сказал, что будет и играть
на русском языке...
Анна Астраханцева рассказала
«мистическую» историю, связанную
году исполняется 164 года! Тургенев
бессмертен настолько, что его строки
открывают кинофестивали, а голливудские актеры учат русский.
Фото VL.RU
10
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Сущая малость — талант
Виталий Манский — о своей новой картине и о том, что отделяет
любителя от творца
Виталий Манский, режиссер документального кино, продюсер, президент фестиваля «АРТДОКФЕСТ», —
старый друг «Меридианов Тихого».
Не первый год он показывает здесь
свои работы, ведет мастер-классы,
которые всегда собирают множество
участников.
— На 12-м фестивале, — говорит
Виталий Всеволодович, — я представVIFF Daily | №2 | 2014
ляю свою очередную картину (у меня
каждый год получается новый большой фильм) с лаконичным названием
«Книга». Это картина о жизни человека в современном мире и скоротечности жизни. Конечно, скоротечность
жизни — это банальность, поэтому
работа была непростой. Толчком
к работе над картиной послужило мое
знакомство с текстами величайшего
армянского философа Григора Наре-
каци. Тысячу лет назад он написал
свои духовные послания — «Книгу
скорбных песнопений». Столкнись
я с ними 10 лет назад, не уверен, что
вообще обратил бы на них внимание,
но вот в этом году они оказались
созвучны моим внутренним ощущениям и захотелось порассуждать
на эту тему.
— И вы на такую непростую тему
сняли документальное кино?
11
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
— Документальное кино имеет куда
больший диапазон возможностей, чем
игровое, анимационное. Оно базируется на реальности, а реальность
всегда богаче вымысла.
— Где проходили съемки? И есть ли
в картине герой?
— Да, есть. Герой этот собирается
из жизни разных людей, снимали
мы их в разных концах света: США,
Южной Америке, Австралии, Таиланде
— всего в 11 странах. Что важно,
так это то, что часть ленты снималась во Владивостоке. Здесь нашим
героем был командующий ТОФ Сергей
Авакянц.
— А год назад вы рассказывали
о поездке в Северную Корею и о картине, которую собираетесь сделать.
Мы скоро увидим эту ленту?
— Думаю, да. Фильм о Северной
Корее я снимаю более года, были три
большие экспедиции в эту страну, и,
кстати, вполне может быть, что из
Владивостока я снова поеду именно
туда. Получится большая картина.
Я очень хочу, чтобы ее все увидели.
Чтобы в современной России увидели
картину, снятую в Северной Корее.
— Чувствую, зритель, жаждущий
позитива, снова останется недоволен. В прошлом году после просмотра «Трубы» на выходе из зала я
услышала слова: «Ну-у, ясно, поняли
мы, что мы живем плохо. Но про хорошее уже будут снимать?»…
— Как только будет что-нибудь хорошее, мы сразу снимем. После «Трубы»,
на мой взгляд, стало хуже. Ситуация
с документальным кино и раньше
была не самой хорошей в России, но
теперь зашла в тупик. Не было год
назад возможности встретиться документальному кино и зрителю, сегодня
же такая встреча запрещена на
законодательном уровне. Да, я говорю
про прокатные удостоверения.
Для игрового кино, пусть с самым
небольшим бюджетом, получить
прокатное удостоверение не проблема.
Но документальная картина может
быть снята на мобильный телефон,
и у нас на «АРТДОКФЕСТЕ» были такие
фильмы. Такие фильмы снимают
люди, у которых нет студии, нет профессионального оборудования, но они
художники, увидели нечто необычное
в реальности — сняли, и нам такую
картину интересно предъявить аудитории. А теперь это законом запре-
ные листы… Так что картину без всего
этого показать публично теперь
уже невозможно.
В итоге мы пытаемся проводить
«АРТДОКФЕСТ» на деньги спонсоров.
На свою новую картину, посвященную
проблеме важнейшей сегодня — как
семья оказалась разделена войной
на Украине и как члены этой семьи
пытаются сохранить родственные
отношения, — я тоже ищу деньги…
Нет, молодым режиссерам не зазорно
заниматься краудфандингом, но ведь
позор, когда на ленту, которую уже
готовы показать семь стран Европы,
приходится просить у врачей, педагогов — и это в стране, где все платят
«Мы живем уже в другой стране. Мне
интересно, будет ли так же заинтересован
зритель в серьезном разговоре»
налоги, в том числе на культуру.
— Виталий Всеволодович, вы давно
занимаетесь документальным
кино. Какая степень свободы есть
у режиссера документальных фильмов, который обязан опираться на
факты, а факты — вещь такая, где
нет особого места для креатива?..
— Четкого факта не существует
в природе, как не существует черного
или белого цвета в чистом виде. Даже
эталонный метр, если его рассматривать с позиций ныне модных нанотехнологий, уже не совсем метр…
Документальное кино, прежде всего,
художественный образ реальности.
При этом первичен художественный
образ и вторична — реальность.
В этом, кстати, серьезное отличие
документального кино от документального телевидения, которое предлагает нам очень большой диапазон
различных форматов, основанных
на методологии документального
кинематографа, но в целом являющихся не искусством, а просто
фабричным — более или менее качественным — конвейерным продуктом.
Теперь что касается свободы. Цифровая революция сделала автора
документального кино столь же
свободным, сколь свободен живописец
с холстом и красками. Наличие даже
в мобильных телефонах фотокамер,
«Часть ленты снималась во Владивостоке.
Здесь нашим героем был командующий
ТОФ Сергей Авакянц»
щено. Для прокатного удостоверения
нужно юридическое лицо, нужно сдать
в архив кинофотодокументов исходные материалы, изготовить монтажVIFF Daily | №2 | 2014
А уж про возможность выложить свои
произведения в Интернете и получить
моментально миллионные аудитории
и говорить нечего. Правда, есть нюанс.
Тот факт, что в каждом канцелярском
магазине можно купить кисти и краски или ручку и бумагу, не значит, что
вокруг нас вдруг появились миллионы
талантливых художников и писателей.
— То есть та грань, которая отделяет творца документального кино
от любого зеваки, который снимает
все вокруг…
— Да, это сущая малость — талант.
— Ощущаете ли вы сегодня, что
люди готовы воспринимать документалистику как правду?
а в фотоаппаратах — функции видеозаписи, а в компьютере — возможностей монтажа освободило художника
от финансового диктата, от идеологии…
— Я с нетерпением жду «АРТДОКФЕСТА», который пройдет в декабре.
Исходя из моих же слов, что мы живем
уже в другой стране, мне интересно,
повторится ли прошлогодняя история, когда были переполнены залы,
когда не было лишних билетов. Мне
интересно, будет ли так же заинтересован зритель в серьезном разговоре,
в серьезном анализе происходящего,
в предъявлении ему жизни во всей ее
неприглядности. Очень интересно.
— Если человек хочет реализоваться
как художник, то стоит выбрать…
— Игровое кино. В нем все работают
на тебя — от оператора до актера.
И ты можешь выбрать сценарий заранее. В документальном кино, особенно
если ты начинаешь снимать в точке
начала истории, ты никогда не знаешь,
какой будет финал и, кроме того,
какая вообще будет история: трогательная, трагичная, веселая…
В игровом кино артист плачет
потому, что в сценарии написано.
Он может рыдать весь день с перерывами на кофе. Чтобы у героя
документальной ленты на лице
показалась одна скупая слеза,
нужно… Поверьте, нужно прожить
жизнь рядом с ним, проникнуться
доверием…
— Вы следите за тем, как развивается кинодокументалистика
на Дальнем Востоке?
— Да. Очень медленно. Потому что
сегодня, как и годы назад, люди считают, что надо ехать в Москву и реализовываться там. Ну и не всегда
люди, живя во Владивостоке или
Хабаровске, способны увидеть
то важное, что здесь происходит…
Но должен сказать, что процесс
децентрализации художественной
жизни в России таки начался.
Фото VL.RU
12
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
Александр Михайлов:
Я шел к профессии через
слезы, через боль
Народный артист России, любимец
публики Александр Михайлов на
этот раз приехал в город своей юности — Владивосток, чтобы спектаклем «Невеста напрокат» открыть
фестиваль театральных антреприз. Этот праздник Мельпомены
уже много лет — одна из главных
изюминок культурной программы
кинофестиваля «Меридианы
Тихого». Не в первый раз Александр
VIFF Daily | №2 | 2014
Михайлов приезжает в наш город
на кинофестиваль — и каждый раз
с восторгом прикасается к местам,
где прошла юность, где началась
актерская жизнь…
— Вы тесно связаны с Владивостоком…
— Конечно, это же город моей юности… У меня были в жизни и перерывы, когда я долго не приезжал, но я
всегда знал, что обязательно приеду.
Я помню еще закрытый Владивосток,
по которому гуляли матросы, морские
офицеры в этой шикарной форме.
Помню, как приходил корабль индийских ВМФ, как шикарно они смотрелись… Для меня закрытый Владивосток — город просторный, без суеты,
в нем вольно дышалось. Потом город
открыли, началась вся эта торговля,
пошло ощущение тяжести.
13
ПЕРСОНА | ИНТЕРВЬЮ
А самое главное, что я запомнил
и навсегда связал с Владивостоком, —
это запах моря. Соли и водорослей.
— Вы с морем разговариваете как
с живым существом, правда?
— Да. Часами. С утра прихожу,
сажусь… И прислушиваюсь, а оно мне
рассказывает… Иногда жалуется, что
кто-то его расстроил, я его успокаиваю. Вот так и общаемся. Море — оно
очень живое.
— Как часто вам необходимо такое
общение с морем?
— Каждый год. Я каждый год езжу
на море — Черное, Балтийское,
Средиземное, Японское. И с каждым
разговариваю.
— Вы во Владивосток приехали,
чтобы связать свою жизнь с морем,
а в итоге стали актером…
— Но в море все же походил. Меня
мама после того, как на севере
несколько рыболовецких судов ушло
на дно и погибли рыбаки, умолила
списаться на берег. Я работал электромехаником на швейной фабрике
и думал: страсти поулягутся, через
годик-другой опять в моря пойду… Но…
Я случайно попал на дипломный спектакль выпускного курса актерского
отделения института искусств и просто был потрясен работой Валеры
Приемыхова, Бориса Кучумова! Это
был невероятный выпуск, потрясающие таланты! До сих пор помню,
что сидел в 4-м ряду на 17-м месте и,
вцепившись в кресло, смотрел и плакал… Меня трясло… После спектакля
я пошел не домой, а на берег моря
и прощался с Тихим океаном. Потому
что понял, что не вернусь в море.
Я поклялся морю, что сделаю все
возможное и невозможное, но стану
артистом обязательно.
— На что вы больше полагались в своей актерской карьере:
на судьбу или на характер?
— И то, и другое. Я шел к профессии
— и по сей день иду — через слезы,
через мытарства, через боль. Но то,
что я задумаю, реализуется. Это поразительно, но каждый раз так. Я дал
«Я люблю фотографироваться только
в деревнях, где-нибудь в глубинке,
с бабульками…»
является примером и достоинства,
и таланта?
— Евгений Матвеев и Георгий Жженов. Я работал с этими удивительными людьми и благодарю судьбу за
то, что дала мне такую возможность.
— Вы снялись в нескольких эпизодах в «Поддубном»…
— И до сих пор не видел фильм, хотя
все хвалят и даже меня там отмечают… Но у меня же там три эпизода!
Так, не роль, а кусочек. Мне понравилось работать с Михаилом Пореченковым, интересный парень. А что
«Я очень люблю одну фразу: «Никогда
не жалуйтесь на время, в котором вы
живете, ибо вы рождены, чтобы сделать
это время чуть-чуть лучше»
слово — делаю. Дал слово себе — буду
сниматься в кино, и шесть лет к этому
шел. И стал сниматься.
Я очень люблю одну фразу: «Никогда
не жалуйтесь на время, в котором вы
живете, ибо вы рождены, чтобы сделать это время чуть-чуть лучше». Что
можно добавить?
— Есть ли у вас в мире искусства
человек, который, можно сказать,
VIFF Daily | №2 | 2014
за фильм получился — не видел…
— Вы приемлете современное кино?
— Скажем так: мне много предлагают
сниматься. Но я не люблю море трупов, кровищу всю эту, фильмы, в которых убить что высморкаться — не моя
стезя, и я всегда отказываюсь от таких
ролей. Со временем от меня и отстали
с такими предложениями.
— А как зрителя зрелищные, снятые
с суперэффектами фильмы вас трогают? «Аватар», к примеру?
— Конечно. Это интересно с точки
зрения «как это сделано». Но если
говорить о фильмах, которые трогают
душу, то тут у меня иные предпочтения: «Доживем до понедельника»,
например.
— Зрительская любовь в ее ярких
проявлениях не вызывает у вас дискомфорта?
— Я только фотографироваться запанибрата не люблю. Подбегают к тебе
на улице, руку на плечо — и улыбайся,
улыбайся! Меня уже три раза в милицию вызывали, между прочим, потому
что всякие рецидивисты вот так вот
оказывались запечатленными со мной
на фото. Не спросишь же у того, кто
к тебе бежит с воплями «Ой, можно
с вами сфотографироваться!», рецидивист он или нет. Или того хуже —
сунут тебе в руки ребенка какого-то,
а потом начинается: у Михайлова
десять детей…
Поэтому после творческих встреч
я всегда стараюсь убегать. До начала
«давайте сфотографируемся».
Нет, я люблю фотографироваться
только в деревнях, где-нибудь в глубинке, с бабульками… Точно знаешь,
что ни в социальные сети не выложат,
никакого подвоха…
Фото VL.RU
14
КИНО | ФИЛЬМ ОТКРЫТИЯ
«Тяжелый день», как это
часто бывает…
Первым фильмом открытия кинофестиваля «Меридианы
Тихого» стала корейская кинолента «A Hard day», снятая в жанре
«черной комедии».
— Когда мне сказали, что мой фильм
будет открывать кинофестиваль
во Владивостоке, — говорит режиссер «Тяжелого дня» Ким Сон Хун,
— я удивился. Честно скажу, про
Владивосток знал только то, что этот
город очень близко, если говорить
географически, от Южной Кореи, но
ничего не знал про кинофестиваль.
Посмотрел в Интернете — оказа-
«Тяжелый день» — черная полицейская комедия. Когда смотришь эту
ленту, в голове всплывают ассоциации с «Улицами разбитых фонарей»
и «Убойной силой». Будни полицейского участка поданы в картине
именно буднично, без пафоса и даже
с легким цинизмом.
Сначала коллеги главного героя —
детектива убойного отдела Ко Гон-су
«После фильма вдруг задумался:
а как бы я спрятал труп? Вот
чтоб надежно и навсегда?»
лось, да, серьезный кинофорум. Тем
более хорошо, что мой фильм сюда
выбрали!
Я не знаю, будут ли показывать
«Тяжелый день» в прокате в России,
было бы замечательно, мне кажется,
смысл картины абсолютно всем
понятен, не только корейцам… Хотя
не стану скрывать: снимая фильм,
я предназначал его корейскому
зрителю.
VIFF Daily | №2 | 2014
— откупаются от службы внутренней
безопасности, затем на героя сваливается одно за другим: смерть матери,
уведомление о разводе, и, словно всего
этого еще мало, он ночью сбивает на
дороге человека. Ко Гон-су решает
замести следы и прячет тело в гроб
матери. Но вскоре выясняется, что
не все концы упали в воду — Гон-су
начинают шантажировать…
— Приступая к фильму, — говорит
Ким Сон Хун, — я не думал над тем,
будет это черная комедия или что-то
еще. Вообще идея возникла спонтанно…
Я посмотрел фильм Педро Альмодовара
«Возвращение», где в одном из эпизодов
решается проблема, как спрятать тело
мертвого человека. И после фильма
вдруг задумался: а как бы я спрятал
труп? Вот чтоб надежно и навсегда? Так
вот все дальше и пошло…
Не могу сказать, что «Тяжелый день»
— стопроцентная черная комедия.
В ней, как мне кажется, есть и юмор,
и драма… Как в жизни. Ведь не бывает
в реальности только белого и только
черного, правда? В жизни драма
и комедия перекручены, как черные
и белые полосы. И действительно,
тяжелые дни, когда кажется, что
все беды на тебя сваливаются, тоже
в жизни случаются. Вот и в моем
фильме примерно так же.
Публика в зале смеялась, наблюдая
за злоключениями главного героя,
который сам себе создал гору трудностей, пытаясь уйти от расплаты
за сбитого пешехода; хохотала,
наблюдая за будничными деталями
работы полицейского участка,
и замолкала задумчиво, когда главного героя настигали мысли о содеянном, о неизбежности расплаты…
— Нельзя воспринимать мою картину
как точную зарисовку о работе полиции в Южной Корее, — говорит Ким
Сон Хун. — Я вам даже больше скажу.
У меня сосед — полицейский. Фильм
не вызвал у него восторга. Но я
и не пытался снять документальный
фильм. Моя работа — выдумка, в ней
только часть реальности, остальное,
как во всем кино, выдуманная история. Я очень хотел, чтобы в фильме
сочетались напряженное действие
и почти детективный сюжет, а еще
— чтобы в ленте обязательно было
что-то истинно корейское, аутентичное. Поэтому я сократил фильм
со 120 минут до 111, поверьте, это
было как резать по живому, кроме
того, вставил сцену традиционных
корейских похорон. Словом, считаю,
что в «Тяжелом дне» достиг всего,
чего задумывал.
15
ПРОГРАММА / PROGRAM | 16 СЕНТЯБРЯ / SEPTEMBER 16
Программа фестиваля
Festival program
16 сентября (вторник)
10:00 – 02:00
Конкурсная и внеконкурсные кинопрограммы. К/т «Уссури», ул. Светланская, 31
10:00 – 00:00
Внеконкурсные программы. К/т «Иллюзион», проспект 100 лет Владивостоку, 103
10:00 – 19:00
Выставка плакатов и фотографий «КИНО-ГЛАЗ: из истории советского киноавангарда».
Музей Города, ул. Петра Великого, 6
10:00 – 21:00
Выставка заслуженного художника РФ Константина Худякова «КИНО ПОСЛЕ КИНО:
МУЛЬТИТАЧ-АРТ». Будущий центр «Эрмитаж-Владивосток», ул. Светланская, 40
11:00 – 19:00
Выставка-видеоинсталляция Ван Бина «БЕСПОМОЩНЫЙ ВЕК».
Галерея «Арка», ул. Светланская, 5
18:30 –19:45
Мастер-класс продюсера Александра Роднянского «ПРОФЕССИЯ ПРОДЮСЕРА И ЕГО РОЛЬ
В КИНОПРОЦЕССЕ». К/т «Уссури» зал «Владивосток», ул. Светланская, 31
18:50 – 21:15
Творческая встреча с актером Стивеном Болдуином. Фильм «ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ЛИЦА»,
реж. Брайан Сингер. К/т «Уссури», зал «Уссури», ул. Светланская, 31
20:00 – 21:00
Лекция кинокритика Евгения Майзеля «РЕЛИГИОЗНОЕ КИНО НУЛЕВЫХ ГОДОВ XXI ВЕКА».
Будущий центр «Эрмитаж-Владивосток», ул. Светланская, 40
21:00 – 23:25
Программа «Открытая площадка. Русская классика на разных языках». «Анна Каренина»,
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, 139 мин., реж. Жюльен Дювивье. Спортивная Гавань
September 16 (Tuesday)
10:00 – 02:00
Competition and non-competition programs. Ussuri Movie Theater, 31 Svetlanskaya St.
10:00 – 00:00
Non-competition program. Illusion Movie Theater, 103 100-Letiya Vladivostoka Ave.
10:00 – 19:00
Posters and photos art exhibition, KINO-GLAZ: HISTORY OF SOVIET AVANT-GARDE CINEMA.
The City Museum, 6 Petra Velikogo St.
10:00 – 21:00
Exhibition of Konstantin Khudyakov. MOVIE AFTER MOVIE: MULTI-TOUCH ART.
The future Hermitage-Vladivostok Center, 40 Svetlanskaya St.
11:00 – 19:00
Video-art exhibition of Wang Bing, Chinese filmmaker, THE STRANDED AGE.
Arka Art Gallery, 5 Svetlanskaya St.
18:30 –19:45
Workshop by producer Aleksandr Rodnyansky. THE PROFESSION OF PRODUCER AND THEIR ROLE
IN THE FILM-MAKING PROCESS.
The future Hermitage-Vladivostok Center, Press-conference hall, 40 Svetlanskaya St.
18:50 – 21:15
Meet-the-audience session with actor Stephen Baldwin. Film: THE USUAL SUSPECTS, directed by
Bryan Singer. Ussuri Movie Theater, Ussuri Movie Hall, 31 Svetlanskaya St.
20:00 – 21:00
Lecture of film critic Evgeny Maizel, RELIGIOUS CINEMA OF THE 2000s.
The future Hermitage-Vladivostok Center, 40 Svetlanskaya St.
21:00 – 23:25
In the Open program: Russian Classics in Different Languages. ANNA KARENINA (Great Britain, 139
min) by Julien Duvivier. Sportivnaya Embankment
VIFF Daily | №2 | 2014
16
ФОТОХРОНИКА | МГНОВЕНИЯ ФЕСТИВАЛЯ
№2| 2014
VIFF Daily | №2 | 2014
Главный редактор: Ольга Менихарт
Редакция: Любовь Берчанская, Кирилл Дышловой
Фото: Юрий Смитюк, Александр Хитров, Наталья Лотос
Дизайн и верстка: Даниил Нидзельский
Перевод: Юлия Польшина, Екатерина Бондарева,
Ксения Быкова, Ирина Деменчук
Корректура: Елена Пинчук
Editor in Chief: Olga Menyhart
Editorial staff: Lubov Berchanskaya, Kirill Dyshlovoy
Photos by: Yury Smityuk, Aleksandr Khitrov, Natalia Lotus
Design and layout: Daniil Nidzelskiy
Translation: Yulia Polshina, Ekaterina Bondareva, Ksenia Bykova,
Irina Demenchuk
Proof-reader: Elena Pinchuk
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа