close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

депрессивные расстройства у пациентов с

код для вставкиСкачать
Е.И.Гусев, А.Н.Боголепова
ДЕПРЕССИВНЫЕ
РАССТРОЙСТВА
У ПАЦИЕНТОВ
С ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНЫМИ
ЗАБОЛЕВАНИЯМИ
Москва
«МЕДпресс-информ»
2014
УДК 616.895.4
ББК 56.14
Г96
Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть
воспроизведена в любой форме и любыми средствами без письменного
разрешения владельцев авторских прав.
Авторы и издательство приложили все усилия, чтобы обеспечить
точность приведенных в данной книге показаний, побочных реакций, рекомендуемых доз лекарств. Однако эти сведения могут изменяться.
Информация для врачей. Внимательно изучайте сопроводительные
инструкции изготовителя по применению лекарственных средств.
Книга предназначена для медицинских работников.
Г96
Гусев Е.И.
Депрессивные расстройства у пациентов с цереброваскулярными заболеваниями / Е.И.Гусев, А.Н.Боголепова. –
М. : МЕДпреcс-информ, 2014. – 208 с.
ISBN 978-5-00030-091-6
Данная книга посвящена такой актуальной, социально и экономически
значимой проблеме, как депрессия у больных с расстройствами мозгового
кровообращения. Детально разобраны наиболее вероятные механизмы
формирования депрессии у данной категории пациентов, описаны варианты течения данного состояния и факторы, влияющие на возможные исходы,
а также приведены современные схемы лечения.
Книга предназначена для психиатров, неврологов, а также врачей других специальностей, принимающих участие в лечении и профилактике
данной патологии.
УДК 616.895.4
ББК 56.14
ISBN 978-5-00030-091-6
© Гусев Е.И., Боголепова А.Н., 2014
© Оформление, оригинал-макет.
Издательство «МЕДпресс-информ», 2014
СОДЕРЖАНИЕ
1. Настроение и аффективные расстройства . . . . . . . .
1.1. Эпидемиология депрессий . . . . . . . . . . . . . . . .
1.2. Определение понятия и критерии
диагностики депрессии . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
1.3. Клинические проявления депрессий . . . . . . . .
1.4. Классификация депрессивных расстройств . .
1.5. Соматогенные депрессии . . . . . . . . . . . . . . . . .
1.6. Патогенез депрессивных расстройств . . . . . . .
1.7. Нарушения нейропластичности
при депрессивных расстройствах . . . . . . . . . .
1.8. Влияние депрессии на соматические
заболевания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2. Постинсультная депрессия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2.1. Распространенность постинсультной
депрессии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2.2. Факторы риска развития постинсультных
депрессий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2.3. Клинические особенности постинсультной
депрессии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2.4. Течение постинсультной депрессии . . . . . . . .
2.5. Влияние постинсультной депрессии
на сердечно-сосудистую систему . . . . . . . . . . .
2.6. Когнитивные нарушения у больных
с постинсультной депрессией . . . . . . . . . . . . .
2.7. Депрессия у больных, перенесших
геморрагический инсульт . . . . . . . . . . . . . . . . .
6
7
8
11
15
16
22
24
31
38
38
41
53
60
62
67
73
4
Содержание
3. Депрессия у больных с хронической ишемией
мозга (сосудистая депрессия) . . . . . . . . . . . . . . . . . .
77
4. Диагностика депрессии в клинической практике . .
88
5. Лечение депрессивных расстройств
у неврологических больных . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5.1. Ингибиторы моноаминоксидазы . . . . . . . . . . .
5.2. Трициклические антидепрессанты . . . . . . . . .
5.3. Селективные ингибиторы обратного захвата
серотонина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5.4. Селективные ингибиторы обратного захвата
серотонина и норадреналина . . . . . . . . . . . . . .
5.5. Антидепрессанты из других групп . . . . . . . . .
5.6. Сосудистые и нейротрофические препараты
с дополнительным антидепрессивным
эффектом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Приложение. Шкалы для выявления депрессии . . . . .
Шкала депрессии Бека . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Шкала депрессии Гамильтона (HDRS) . . . . . . . . .
Корнельская шкала депрессии . . . . . . . . . . . . . . . .
Шкала депрессий Центра эпидемиологических
исследований (CES-D) . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Госпитальная шкала тревоги и депрессии . . . . . . .
Шкала Цунга для самооценки депрессии . . . . . . .
Шкала Монтгомери–Асберг для оценки
депрессии (MADRS) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
101
106
107
108
119
124
131
142
142
148
154
157
159
163
165
Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 172
1. НАСТРОЕНИЕ И АФФЕКТИВНЫЕ
РАССТРОЙСТВА
Настроение представляет собой эмоциональное состояние
индивидуума. Оно зависит от обстоятельств и меняется
от радости до печали. В отличие от чувств, настроение
является более стабильным, существует более длительное
время, может не зависеть от событий окружающего мира
и меняться без видимых причин. Настроение может быть
нормальным, приподнятым или сниженным.
Под аффектом в психиатрии понимается внешнее выражение и внутреннее переживание настроения. Аффект
также обозначает степень интенсивности эмоций.
Аффективные расстройства – состояния, характеризующиеся патологически измененным (стойко сниженным
или повышенным) настроением и соответствующими знаку
аффекта изменениями активности и поведения в виде дискретных полярных эпизодов: депрессии/субдепрессии или
мании/гипомании.
О депрессии известно с древних времен, хотя сам термин появился около века назад. Ранее подобное изменение
настроения называлось меланхолией. Этот термин впервые был введен великим врачом древности Гиппократом
(460–356 г. до н.э).
Энциклопедическое описание всех видов и проявлений меланхолии (как она понималась в XVII в.) приведено
в объемном трактате Роберта Бертона «Анатомия меланхо-
1. Настроение и аффективные расстройства
7
лии» (1621). В настоящее время вместо понятия «меланхолия» в медицинских целях используется термин «депрессия».
1.1. Эпидемиология депрессий
Депрессия является одной из важнейших проблем современной медицины. На сегодняшний день распространенность депрессивных расстройств крайне высока. По данным
европейского исследования ESEMеD, риск развития большого депрессивного эпизода в течение жизни составляет
14,4% (Haro J.M., 2002). Большое депрессивное расстройство диагностируется у 6% мужчин и 18% женщин, риск
его развития составляет 7–12% для мужчин и 20–25% для
женщин (Тиганов А.С. и др., 2012).
В дальнейшем предполагается ухудшение ситуации.
По прогнозам ВОЗ, к 2020 г. депрессия займет второе место в ряду причин временной потери трудоспособности и по
показателю числа лет сокращения жизни в связи с инвалидностью (Murray J.L., Lopez A., 1997), а к 2030 г. депрессия
станет самым частым заболеванием в мире.
По другим данным, большой депрессивный эпизод на протяжении жизни переживают 2,5–15% мужчин
и 5–20% женщин, причем наиболее высокая распространенность отмечается в возрасте 15–44 лет (Lépine J.P., 2001).
Европейское исследование DEPRES, включавшее интервью когорты из 78 000 взрослых, выявило, что 17% обследованных страдали депрессией, 69% из них не получали медикаментозное лечение, причем 43% из них даже
не обращались к врачу. Только 25% пациентов, страдающих
депрессией и получающих медикаментозную терапию, лечатся антидепрессантами (Lépine J.P. et al., 1997).
Частота депрессий у лиц с соматическими заболеваниями гораздо выше, чем в популяции в целом, что приводит
8
1. Настроение и аффективные расстройства
к значительной распространенности депрессивных проявлений среди пациентов общесоматического стационара.
По оценкам психиатров, частота депрессивных состояний
у пациентов многопрофильной больницы составляет 19,1%,
что значимо не отличается от данных исследования пациентов психиатрического стационара (25,4%). Среди больных
амбулаторного звена частота депрессивных нарушений еще
выше и достигает на приеме у участкового терапевта 34,3%
(Дробижев М.Ю., 2003).
В ходе проведенной около 10 лет назад клинико-эпидемиологической программы изучения депрессии в практике
врачей общесоматического профиля (КОМПАС), включавшей более 10 000 больных, депрессивные расстройства
были обнаружены практически у половины обследованных
(45,9%) (Воробьева О.В., 2004).
1.2. Определение понятия и критерии
диагностики депрессии
Согласно современным представлениям (МКБ-10), депрессия является заболеванием аффективной сферы, проявляющимся стойко сниженным, угнетенным настроением,
снижением общего уровня активности, интеллектуальным
и двигательным торможением. Депрессия поражает практически все сферы: эмоциональную, интеллектуальную и соматическую, что проявляется как в субъективных жалобах
пациента, так и объективно – в изменении активности, работоспособности, поведения. Депрессия всегда сопровождается идеаторным и двигательным торможением, снижением
побуждений к деятельности или тревожным возбуждением
(ажитацией) и соматовегетативной дисфункцией.
Диагностика депрессии осуществляется на основании
предлагаемых в МКБ-10 диагностических критериев.
1. Настроение и аффективные расстройства
9
Основные симптомы депрессии:
• снижение настроения по сравнению с присущей
пациенту нормой, отмечаемое почти ежедневно
и бо́льшую часть дня, а также вне зависимости от
ситуации;
• снижение (утрата) интересов и способности испытывать удовольствие от деятельности, обычно связанной
с положительными эмоциями;
• уменьшение активности, повышенная (выраженная)
утомляемость и снижение энергии.
К другим депрессивным симптомам относятся:
• снижение уверенности и самооценки;
• чрезмерное и неадекватное самоосуждение и самообвинение;
• мысли о смерти, самоубийстве, суицидальные попытки;
• снижение концентрации внимания, памяти, чрезмерная нерешительность;
• ажитация или заторможенность;
• нарушения сна любого типа;
• изменение аппетита с соответствующим изменением
массы тела.
Для постановки диагноза симптомы депрессии должны
продолжаться не менее 2 нед.
В соответствии с критериями DSM-IV («Руководство
по диагностике и статистике психических болезней») основными признаками депрессии являются подавленное настроение и резкое снижение интереса к чему бы то ни было.
Дополнительные признаки включают (можно запомнить при
помощи мнемонического правила ПРУССАК):
• Психомоторное возбуждение или заторможенность.
• Раскаяние и/или чувство вины.
2. ПОСТИНСУЛЬТНАЯ ДЕПРЕССИЯ
2.1. Распространенность
постинсультной депрессии
Впервые развитие депрессии как одного из возможных
осложнений инсульта было описано в 1980 г. (Labi M.L.C.
et al., 1980). Проведенные наблюдения выявили, что депрессия является достаточно серьезным осложнением
ишемического инсульта, меняющим его течение и исход.
Начиная с этого момента проблеме аффективных нарушений после инсульта было посвящено огромное число исследований. Важность этой проблемы обусловлена прежде всего высокой частотой развития данного осложнения.
Сравнительный анализ 149 пожилых больных, перенесших
инсульт, и 745 пожилых лиц, сопоставимых по возрасту
и полу, продемонстрировал, что частота депрессии составила 34% после инсульта и 13% в популяционном контроле.
Относительный риск развития депрессии после инсульта
составил 3,4 (95% CI = 2,3–5,0) (Lindén T. et al., 2007).
Однако стоит отметить, что существует очень большой
разброс полученных результатов. По данным разных авторов, частота развития постинсультной депрессии колеблется
от 11 до 72% (Desmond D.W. et al., 2003; Schubert D. et al.,
1992а). Столь значимая разница в частоте встречаемости
постинсультной депрессии обусловлена прежде всего тем,
на какой популяции больных проводится исследование. Как
правило, у больных, перенесших инсульт и находящихся
на стационарном лечении, частота эмоциональных наруше-
2. Постинсультная депрессия
39
ний значительно выше. Они имеют более выраженные двигательные и чувствительные нарушения, которые требуют
соответствующих реабилитационных мероприятий. У этих
больных чаще отмечаются более значимые структурные
повреждения головного мозга (Robinson R.G., 2006). Кроме
того, в разных исследованиях используются различные критерии включения и исключения больных. При нейропсихологическом исследовании постинсультных нарушений
большое число пациентов исключается в связи с наличием
нарушений сознания, афатическими расстройствами, грубым интеллектуально-мнестическим снижением, резким
снижением слуха, обусловленным патологией ЛОР-органов,
трудностями языкового контакта. Наконец, в разных работах используются различные диагностические критерии,
что также может привести к получению несовпадающих
данных. Проанализировав данные литературы, мы пришли
к выводу, что в среднем частота постинсультной депрессии
составляет 30–40%.
В исследованиях, проведенных нами, наблюдение за
208 больными, находившимися на стационарном лечении
в неврологических отделениях ГКБ №1 г. Москвы в разные
сроки после перенесенного ишемического инсульта, показало наличие постинсультных депрессивных расстройств разной степени тяжести в среднем у 40,4% больных (Гусев Е.И.
и др., 2001). Обследование 179 больных через 3 года после
перенесенного инсульта показало наличие депрессивных
расстройств у 37,4% (Боголепова А.Н., 2003).
Очень важным аспектом является время, прошедшее
с момента развития острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) до момента обследования. Развитие постинсультной депрессии возможно как в ранние, так и в поздние сроки после инсульта. По мнению Y.Gustafson
40
2. Постинсультная депрессия
и соавт. (1995), максимальная частота депрессивных эпизодов регистрируется в восстановительном периоде ишемического инсульта. Это подтверждается и нашими данными. Мы
проводили скрининговое обследование больных, госпитализированных в определенный временной интервал в стационар ГКБ №1. Оно включало больных в разные сроки после
перенесенного ишемического инсульта, что позволило проанализировать время развития постинсультной депрессии.
В остром периоде ишемического инсульта депрессия была
выявлена у 50 из 128 пациентов (39%), в раннем восстановительном периоде – у 10 из 30 (33,3%), в позднем восстановительном периоде – у 13 из 18 (72,2%), среди больных
со стойкими остаточными явлениями – у 11 из 32 (34,4%),
т.е. постинсультная депрессия развивалась статистически
достоверно чаще в позднем восстановительном периоде
по сравнению с ранним восстановительным периодом (OR =
2,17; 95% CI = 1,21–3,88) и периодом стойких остаточных
явлений (OR = 2,10; 95% CI = 1,20–3,67) (Боголепова А.Н.,
2003).
R.G.Robinson (2006) в течение 2 лет наблюдал
за 357 больными, начиная с острого периода ишемического
инсульта. В остром периоде частота большой депрессии
составила 9,9% и малой депрессии – 17,6%, в то время как
у 16,3% большая депрессия и у 37,4% малая депрессия
развились в течение 1-го года. На протяжении 2-го года наблюдения большая депрессия развилась у 8,3% больных, малая – у 10,4%. Общий анализ показал, что всего на протяжении 2 лет после ишемического инсульта большая депрессия
развилась у 44,5% больных, а малая депрессия – у 65,4%.
Через 5 лет после перенесенного инсульта депрессия отмечалась у 17% обследованных, из которых только 22% получали терапию антидепрессантами (Paul S.L. et al., 2006).
2. Постинсультная депрессия
41
Анализируя частоту развития депрессивных симптомов
в разные сроки после инсульта, А.Verdelho и соавт. (2004)
получили следующие данные: через 6 мес. после инсульта
частота депрессии составила 43%, через 12 мес. – 36%, через 24 мес. – 24%, через 36 мес. – 18%.
На сегодняшний день общепризнано, что депрессии развиваются через 6–24 мес. после инсульта (Robinson R.G.
et al., 1987), пик частоты развития отмечается на 3–6-м месяце (Zavoreo I. et al., 2009). В более поздние сроки депрессия развивается у значительно меньшего числа пациентов.
Только у 12% больных аффективные расстройства впервые
возникают через 12 или 18 мес. после инсульта по сравнению с 46% пациентов, у которых депрессия отмечается уже
в первые 2 месяца (Berg A. et al., 2003).
Следует особо отметить, что тщательный анализ факторов риска развития депрессии в остром периоде инсульта
и в отдаленные сроки после инсульта, проводимый разными
учеными, не позволил четко определить предикторы развития того или иного вида депрессии.
Таким образом, постинсультная депрессия является
весьма распространенным осложнением перенесенного
инсульта независимо от времени, прошедшего с момента
развития мозгового поражения.
2.2. Факторы риска развития постинсультных
депрессий
Локализация очага поражения
Этиология развития постинсультной депрессии представляется в большой мере многоплановой. Одним из основных
вопросов, который наиболее интенсивно обсуждается исследователями, является связь между локализацией инсуль-
3. ДЕПРЕССИЯ У БОЛЬНЫХ
С ХРОНИЧЕСКОЙ ИШЕМИЕЙ МОЗГА
(СОСУДИСТАЯ ДЕПРЕССИЯ)
Хроническая ишемия головного мозга является наиболее
распространенной сосудистой патологией. При хронической цереброваскулярной недостаточности отмечается
многоочаговое нарушение функций головного мозга, имеющее прогрессирующее течение и формирующееся на фоне
сосудистых факторов риска, которые изменяют мозговое
кровообращение и приводят к биохимическим, нейромедиаторным нарушениям (Гусев Е.И., 1992).
На начальных стадиях цереброваскулярной недостаточности клинические проявления носят функциональный характер и являются обратимыми. В дальнейшем по мере прогрессирования недостаточности мозгового кровообращения
нарушения приобретают стойкий необратимый характер,
возникают диффузные морфологические изменения мозга. Эти же процессы могут служить основой для развития
острой недостаточности мозгового кровообращения – ишемического инсульта.
В клинической картине хронической ишемии мозга могут отмечаться цефалгический, вестибулоатаксический, пирамидный, псевдобульбарный, амиостатический синдромы,
а также синдромы пароксизмальных расстройств и психических нарушений (Чуканова Е.И., 2006).
78
3. Депрессия у больных с хронической ишемией мозга (сосудистая депрессия)
Серьезной проблемой, осложняющей течение хронической цереброваскулярной патологии, являются аффективные расстройства. Частота развития депрессии у этих
больных составляет 38–60%. Проведенное на нашей кафедре обследование 108 больных с хронической ишемией
мозга разных степеней тяжести выявило депрессию у 72,2%
(Смирнова М.Ю. и др., 2012).
Впервые концепция сосудистой депрессии была предложена G.S.Alexopoulos и соавт. (1997). Концепция включала
положения о том, что цереброваскулярные заболевания могут
предрасполагать к развитию, вызывать и поддерживать некоторые депрессивные гериатрические симптомы. Гипотеза
сосудистой депрессии основывалась на коморбидности депрессии, сосудистых заболеваний и сосудистых факторов
риска, а также ассоциации ишемических очагов со специфическими поведенческими и эмоциональными симптомами.
В понятие сосудистой депрессии часто включают как
постинсультные депрессии после перенесенного инсульта,
так и МРТ-подтвержденные сосудистые депрессии (цереброваскулярное поражение обнаруживается при помощи МРТ).
Само существование сосудистой депрессии долгое время
ставилось под сомнение, однако анализ исследований, проведенных в 1996–2004 гг., убедительно доказал правомерность этого положения.
Взаимосвязь депрессии и сосудистого поражения достаточно сложна. Оба эти процесса имеют в своей основе
некоторые общие патогенетические и генетические детерминанты (Thuile J. et al., 2007).
Вместе с тем не решен однозначно вопрос о причинноследственной связи между цереброваскулярными заболеваниями и поздней депрессией, отсутствуют четкие критерии
ее диагностики, определяющие важность характера и ло-
3. Депрессия у больных с хронической ишемией мозга (сосудистая депрессия)
79
кализации очага, и понимание течения депрессии (CulangReinlieb M.E. et al., 2011).
Постинсультная депрессия связана с церебральным инфарктом, который выявляется при помощи методов нейровизуализации и имеет клинические симптомы в виде очаговых неврологических знаков. При сосудистой депрессии
может не быть никаких клинических симптомов очагового
повреждения мозга, однако выявляются изменения на МРТ.
Это может соответствовать клинически «немому» инфаркту
или лейкоареозу. У этих пациентов признаки сосудистого
поражения мозга являются более значимыми в формировании депрессии, чем генетические или психосоциальные
факторы (Fujikawa T., 2004).
Доказана важная роль сосудистых факторов риска, поражения перивентрикулярного белого вещества и «немых»
церебральных инфарктов в формировании эмоциональных
нарушений (Fujikawa T. et al., 1993; Taylor W.D. et al., 2013).
Наблюдение пожилых больных с депрессией выявило более
выраженные и распространенные зоны гиперинтенсивности
белого вещества, определенные микроструктурные изменения в глубинных отделах белого вещества (Steffens D.C.
et al., 2002; Taylor W.D. et al., 2005). При этом отмечено, что
в большей степени у этих больных поражаются верхний
продольный пучок, лобно-затылочный пучок, наружная
капсула и нижний продольный пучок. Эти зоны связаны
с областями мозга, отвечающими за когнитивные и эмоциональные функции.
В связи с преимущественным поражением глубинных
отделов больших полушарий ряд исследователей считают
термин «подкорковая ишемическая сосудистая депрессия»
более правомерным, так как он дает более точное представление о процессе болезни (Krishnan K.R. et al., 2004).
80
3. Депрессия у больных с хронической ишемией мозга (сосудистая депрессия)
В работе J.S.Jacobsen и соавт. (2005) отмечена взаимосвязь выраженности гиперинтенсивности белого вещества при МРТ с нарушением исполнительных функций,
памяти и скорости протекания психических процессов.
Предполагается, что локализация очагов гиперинтенсивности белого вещества может играть определяющую роль
в развитии депрессий позднего возраста (Jacobsen J.S. et al.,
2005). При этом огромное значение имеет тяжесть поражения перивентрикулярного белого вещества (Firbank M.
et al., 2004). Однако четкой временно́й взаимосвязи между
выраженностью поражения перивентрикулярного белого
вещества и депрессивными симптомами не прослежено
(Dotson V.M. et al., 2013).
Наряду с поражением белого вещества в развитии поздней депрессии большую роль также играют поражения
левой лобной доли и левой теменно-затылочной области
(Takahashi K. et al., 2008).
Развивающийся лейкоареоз приводит к повреждению
лобно-подкорковых путей (Alexopoulos G.S. et al., 1997;
Greenwald B.S. et al., 1998). Сосудистая депрессия может
быть следствием поражения стриато-паллидо-таламо-кортикальных связей, что часто встречается при сосудистых
заболеваниях (Thuile J. et al., 2007). Снижение кровотока
в лобных долях и хроническое микроваскулярное поражение префронтальной и субкортикальной областей также
являются значимыми факторами риска (Camus V. et al.,
2004).
При МРТ 196 пожилых пациентов (средний возраст –
72,3±1,7 года) без деменции было выяснено, что после исключения влияния возраста, пола, состояния когнитивных
функций, уровня образования, активности повседневной
жизни наличие цереброваскулярных очагов и их количество
ПРИЛОЖЕНИЕ. ШКАЛЫ
ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ ДЕПРЕССИИ
Шкала депрессии Бека
(Beck A.T. et al., 1961)
Шкала представляет собой самоопросник, тестирование
по которому занимает очень мало времени (около 5–10 мин).
Шкала включает 21 пункт, полностью отражающий основные проявления депрессии, соответствующие критериям
DSM-IV (грусть, потеря интереса, раздражительность, социальная изоляция и т.д.). При ответах обследуемый должен
ориентироваться на свое настроение и состояние в течение
последних 2 недель. Шкала может использоваться как для
скрининга депрессивных расстройств, так и для оценки
проводимой терапии.
Проявления депрессии оцениваются в зависимости от
тяжести по 4-балльной системе от 0 до 3 баллов. Общий
балл, полученный по шкале депрессий Бека, оценивается
следующим образом:
• 0–9 баллов – норма;
• 10–13 баллов – минимальная депрессия;
• 14–19 баллов – легкая депрессия;
• 20–28 баллов – депрессия средней тяжести;
• 29–63 балла – тяжелая депрессия.
Приложение. Шкалы для выявления депрессии
143
А. Настроение
0
У меня нет плохого настроения
1
Я испытываю подавленность или тоску
2а
Я постоянно испытываю подавленность или тоску
и не могу от них избавиться
2б Я настолько несчастен, а настроение такое плохое,
что доставляет мне мучение
3
Я настолько несчастен, а настроение такое плохое,
что я не могу этого вынести
Б. Пессимизм
0
Я не испытываю особого пессимизма или растерянности по поводу будущего
1
Я испытываю растерянность по поводу будущего
2а
Я чувствую, что у меня впереди ничего нет
2б Я чувствую, что никогда не смогу преодолеть свои
трудности
3
Я чувствую, что будущее безнадежно и что ничего
уже нельзя исправить
В. Чувство несостоятельности
0
Я не испытываю ничего похожего на несостоятельность
1
Я считаю, что у меня больше неудач, чем у обычного
человека
2а
Я чувствую, что слишком мало сделал чего-либо
стоящего или заслуживающего внимания
2б Оглядываясь на свою жизнь, я вижу лишь череду
неудач
3
Я чувствую, что полностью несостоятелен как личность (отец, мать, муж, жена)
144
Г.
Приложение. Шкалы для выявления депрессии
Неудовлетворенность
0
Я вполне удовлетворен собой
1
Я скучаю бóльшую часть времени
2а
Я не получаю такого удовлетворения, как раньше
2б Я вообще не получаю удовлетворения
3
Любое событие вызывает во мне недовольство
Д. Чувство вины
0
Я не чувствую за собой никакой вины
1
Я кажусь себе плохим, недостойным значительную
часть дня
2а
Я испытываю чувство вины
2б Я кажусь себе плохим, недостойным практически все
время
3
Мне постоянно кажется, что я очень плохой и никчемный человек
Е. Ощущение, что буду наказан
0
Мне неоткуда ждать наказания
1
Я чувствую, что со мной может что-нибудь случиться
2
Я чувствую, что меня наказывают или что вот-вот
буду наказан
3а
Я чувствую, что заслуживаю наказания
3б Я хочу, чтобы меня наказали
Ж. Отвращение к самому себе
0
Я в себе не разочарован
1а
Я разочарован в себе
1б Я себе не нравлюсь
2
Я испытываю отвращение к самому себе
3
Я ненавижу себя
З. Идеи самообвинения
0
Я не считаю, что я чем-то хуже других
Приложение. Шкалы для выявления депрессии
1
И.
К.
Л.
М.
145
Я слишком критично воспринимаю свои слабости
и ошибки
2а
Я виню себя за то, что все идет не так
2б Я знаю за собой очень много серьезнейших недостатков
Суицидальные мысли
0
У меня нет даже мысли нанести себе вред
1
У меня возникают мысли о самоубийстве, но я
не буду этого делать
2а
Мне было бы лучше умереть
2б У меня есть план, как покончить с собой
2с
Я чувствую, что моей семье было бы легче, если бы
я умер
3
Я бы убил себя сам, если бы смог
Слезливость
0
Я плачу не чаще обычного
1
Я сейчас плачу чаще, чем обычно
2
Я все время плачу и не могу остановиться
3
Раньше я мог заплакать, но теперь это не получается
даже, когда я хочу
Раздражительность
0
Сейчас я не более раздражителен, чем обычно
1
Я раздражаюсь и досадую больше, чем обычно
2
Я все время испытываю раздражение
3
Меня уже не раздражают вещи, которые должны
были бы раздражать
Нарушение социальных связей
0
Я не утратил интереса к людям
1
Теперь я меньше интересуюсь людьми
ЛИТЕРАТУРА
Аведисова А.С. Нейропластичность и патогенез депрессии:
новые данные // Психиатрия и психофармакотерапия. –
2004. – Т. 6, №6. – С. 312–314.
Азимова Ю.Э., Табеева Г.Р. Депрессия и ее соматические проявления // Лечащий врач. – 2009. – №9. http://www.lvrach.
ru/2009/09/10637387
Боголепов Н.Н. Ультраструктура синапсов в норме и патологии. – М., 1975. – 96 с.
Боголепов Н.Н., Семченко В.В., Степанов С.С. Закономерности
реализации механизмов синаптогенеза в коре большого мозга
взрослых крыс после кратковременной тотальной остановки
системного кровотока / В кн.: «Структурно-функциональные
и нейрохимические закономерности асимметрии и пластичности мозга». – М., 2005. – С. 51–54.
Боголепова А.Н. Депрессивные расстройства в неврологической клинике // Лечебное дело. – 2007. – №1. – С. 64–68.
Боголепова А.Н. Критерии диагностики и прогноза ишемического инсульта (клинико-нейропсихологическое исследование): Дис. … докт. мед. наук. – М., 2003.
Боголепова А.Н., Грачева И.Ю. Депрессивные расстройства
у больных, перенесших геморрагический инсульт // Материалы X Всероссийского съезда неврологов с международным
участием. – Нижний Новгород, 2012. – С. 26.
Боголепова А.Н., Чуканова Е.И. Проблема нейропластичности
в современной неврологии // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – 2010. – №8. – С. 62–66.
Боголепова А.Н., Чуканова Е.И., Смирнова М.Ю. и др. Опыт
применения Вальдоксана в терапии постинсультной депрес-
Литература
173
сии // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. –
2011. – №4. – С. 42–46.
Бурячковская Л.И., Полякова Е.О., Зорин А.В. и др. Активация
тромбоцитов и маркеры воспаления у больных ишемической
болезнью сердца с депрессией // Терапевтический архив. –
2006. – №10. – С. 9–14.
Васюк Ю.А., Довженко Т.В., Школьник Е.Л. Особенности патогенетической взаимосвязи депрессии и сердечно-сосудистых
заболеваний // Психические расстройства в общей медицине. – 2007. – Т. 2, №1. – С. 14–19.
Вейн А.М. Лечение депрессии в неврологической клинике //
Психиатрия и психофармакотерапия. – 2002. – Т. 4, №5. –
С. 185–188.
Вейн А.М., Вознесенская Т.Г., Голубев В.Л., Дюкова Г.М. Депрессия в неврологической практике (клиника, диагностика,
лечение). – М.: Медицинское информационное агентство,
2002. – 160 с.
Вознесенская Т.Г. Депрессии в неврологической практике //
Трудный пациент. – 2003. – Т. 1, №2. – С. 26–30.
Вознесенская Т.Г. Депрессия в неврологической практике и ее
лечение // Неврологический журнал. – 2009. – Т. 109, №9. –
С. 4–11.
Волель Б.А. Вальдоксан (агомелатин): инновационный механизм действия // Психиатрия и психофармакотерапия. –
2008. – №3. – С. 35–39.
Воробьева О.В. Вальдоксан в терапии депрессии в неврологической практике: результаты российского многоцентрового натуралистического исследования «Резонанс» // Журнал
неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – 2012. – Т. 112,
№9. – С. 47–51.
Воробьева О.В. Депрессия в пожилом возрасте // Consilium
medicum. – 2007. – №12. – С. 24–28.
Воробьева О.В. Клинические особенности депрессии
в общемедицинской практике (по результатам программы
Литература
205
sion Questionnaire // Clin Rehabil. – 1998. – Vol. 12. – P. 506–
513.
Takahashi K., Oshima A., Ida I. et al. Relationship between age at
onset and magnetic resonance image-defined hyperintensities
in mood disorders // J Psychiatr Res. – 2008. – Vol. 42 (6). –
P. 443–450.
Taylor W.D., Aizenstein H.J., Alexopoulos G.S. The vascular depression hypothesis: mechanisms linking vascular disease with
depression // Mol Psychiatry. – 2013, Feb 26. [Epub ahead of
print]
Taylor W.D., MacFall J.R., Payne M.E. et al. Greater MRI lesion
volumes in elderly depressed subjects than in control subjects //
Psychiatry Res. – 2005. – Vol. 139. – P. 1–7.
Taylor W.D., McQuoid D.R., Krishnan K.R. Medical comorbidity in late-life depression // Int J Geriatr Psychiatry. – 2004. –
Vol. 19 (10). – P. 935–943.
Thase M.E. Effects of venlafaxine on blood pressure: a metaanalysis of original data from 3744 depressed patients // J Clin
Psychiatry. – 1998. – Vol. 59. – P. 502–508.
Thuile J., Even C., Guelfi J.D. Validity of vascular depression as a
specific diagnostic: a review // Encephale. – 2007. – Vol. 33 (1). –
P. 39–48.
Troxler R.G., Sprague E.A., Albanese R.A. et al. The association
of elevated plasma cortisol and early atherosclerosis as demonstrated by coronary angiography // Atherosclerosis. – 1977. –
Vol. 26. – P. 151–162.
Tylee A., Gastpar M., Lepine J.P. et al. DEPRES II (Depression
researche in European society II): a patient survey of symptoms,
disability, and current management of depression in community.
DEPS Steering Committee // Int Clin Psychopharmacol. – 1999. –
Vol. 14. – P. 139–151.
Van de Meent H., Geurts A.C., Van Limbeek J. Pharmacological treatment of poststroke depression: a systematic review of
206
Литература
the literature // Top stroke rehabil. – 2003. – Vol. 10. – №1. –
P. 79–92.
Vataja R., Pohjasvaara T., Leppavuori A. et al. Magnetic resonance
imaging correlates of depression after ischemic stroke // Arch Gen
Psychiatry. – 2001. – Vol. 58. – P. 925–931.
Verdelho A., Hénon H., Lebert F. et al. Depressive symptoms after
stroke and relationship with dementia: a three-year follow-up
study // Neurology. – 2004. – Vol. 62 (6). – P. 905–911.
Vida S., Des Rosiers P., Carrier L., Gauthier S. Depression in
Alzheimer’s disease: receiver operating characteristic analysis of
the Cornell Scale for Depression in Dementia and the Hamilton
Depression Scale // J Geriatr Psychiatry Neurol. – 1994. – Vol. 7
(3). – P. 159–162.
Wade D.T., Legh-Smith J., Hewer R.A. Depressed mood after stroke,
a community study of its frequency // Br J Psychiatry. – 1987. –
Vol. 151. – P. 200–205.
Wassertheil-Smoller S., Applegate W.B., Berge K. et al. Change in
depression as a precursor of cardiovascular events. SHEP cooperative research group // Arch Intern Med. – 1996. – Vol. 156. –
P. 553–561.
Weissman M.M., Sholomskas D., Pottenger M. Assessing depressive
symptoms in five psychiatric populations: a validation study //
Am J Epidemiol. – 1977. – Vol. 106 (3). – P. 203–214.
Whyte E.M., Mulsant B.H., Vanderbilt J. et al. Depression after
stroke: a prospective epidemiologic study // J Am Geriatr Soc. –
2004. – Vol. 52. – P. 774–778.
Wileratne Ch., Sachdev S., Wen W. et al. Hippocampal and amygdala volumes in an older bipolar disorder sample // International
psychogeriatrics. – 2013. – Vol. 25. – №1. – P. 54–60.
Williams L.S., Ghose S.S., Swindle R.W. Depression and other mental health diagnoses increase mortality risk after ischemic stroke //
Am J Psychiatry. – 2004. – Vol. 161. – P. 1090–1095.
Литература
207
Wilson R.S., Barnes L.L., Mendes de Leon C.F. et al. Depressive
symptoms, cognitive decline, and risk of AD in older persons //
Neurology. – 2002. – Vol. 59. – P. 364–370.
Yaffe K., Blackwell T., Gore R. et al. Depressive symptoms and
cognitive decline in nondemented elderly women: a prospective
study // Arch Gen Psychiatry. – 1999. – Vol. 56. – P. 425–430.
Yesavage J.A., Brink T.L. Development and validation of a geriatric
depression screening scale: a preliminary report // J Psychiatr
Res. – 1983. – Vol. 17 (1). – P. 37–49.
Zavoreo I., Basic-Kes V., Bosnar-Puretic M., Demarin V. Post-stroke
depression // Acta Clin Croat. – 2009. – Vol. 48. – P. 329–333.
Zhao Z., Taylor W.D., Styner M. et al. Hippocampus Shape Analysis
and Late-Life Depression // PLoS ONE. – 2008. – Vol. 3 (3). –
e1837.
Zigmond A.S., Snaith R.P. The hospital anxiety and depression
scale // Acta Psychiatr Scand. – 1983. – Vol. 67. – P. 361–370.
Zimmerman M. Diagnosing DSM-IV, Psychiatric Disorders in the
Primary Care Settings / In: «An Interview Guide for the Nonpsychiatrist Physician». – Philadelphia, PA: Psych Products Press,
1994.
Zung W.W.K., Durham N.C. A self-rating depression scale // Arch
Gen Psychiatry. – 1965. – Vol. 12. – P. 63–70.
Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б. и др. Танакан (EGb 761)
в терапии умеренных когнитивных нарушений (мультицентровое исследование) // Журнал неврологии и психиатрии
им. С.С.Корсакова. – 2006. – Т. 106, №12. – С. 41–46.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа