close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

() - Забайкальский государственный университет

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЗЕЛЕЗИНСКАЯ Лариса Андреевна
ЮМОР КАК ПРЕДМЕТ
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА
Специальность 09.00.11 – Социальная философия
(философские науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Благовещенск – 2014
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Благовещенский государственный
педагогический университет»
Научный
руководитель:
доктор философских наук, профессор
Чупров Александр Степанович
Официальные
оппоненты:
доктор философских наук, профессор;
ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный
университет им. Н.П. Огарёва», профессор
кафедры философии, профессор кафедры
методологии науки и прикладной социологии
Сычев Андрей Анатольевич
кандидат философских наук, доцент;
ФГБОУ ВО «Тюменская государственная
академия культуры, искусств и социальных
технологий», доцент кафедры культурологии
и социально-культурных технологий
Балина Лариса Федоровна
Ведущая
организация:
ФГБОУ ВПО «Амурский государственный
университет»
Защита состоится «17» декабря 2014 г. в 13.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.069.02 при ФГБОУ ВПО «ЗабГУ» по адресу:
672007, г. Чита, ул. Бабушкина, 129, зал заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ
ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: 672000,
г. Чита, ул. Кастринская, 1 и на сайте ФГБОУ ВПО «Забайкальский
государственный
университет»
по
электронному
адресу:
http://www.zabgu.ru/files/dissertatsia_Zelezinskoy_L_A.pdf
Автореферат разослан «17» октября 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор философских наук, доцент
Захарова Елена Юрьевна
2
1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность
темы
исследования.
В
условиях
развития
демократического государства, построения новых рыночных отношений,
определяющее значение в которых имеют информационные технологии,
современное российское общество подвергается значительным изменениям,
вызванным
влиянием
западной
культуры.
Ключевым
понятием,
характеризующим процессы мирового развития, становится глобализация,
происходит формирование нового типа мирового сообщества, в котором
создаются принципиально новые условия функционирования и развития
общественных отношений, строящихся на расширении и усложнении
взаимосвязей и взаимозависимостей, а также повсеместном взаимодействии
членов общества. Своеобразным средством взаимодействия различных
субъектов общественных отношений, средством примирения, урегулирования и
сохранения социальных ценностей и выступает юмор.
Около двух с половиной тысяч лет этот феномен находится в центре
внимания философов. Представители многих философских направлений
затрагивали различные аспекты смеха, юмора, комического. Однако, несмотря
на огромное количество известных в истории философии исследований, юмор
остается недостаточно изученным. Многообразие теорий и подходов к
пониманию юмора лишь свидетельствует, что исследователи в конечном итоге
не выработали согласия в трактовке его природы, не концептуализировано
понятие юмора, неоднозначно представлены и функции юмора.
В настоящее время возрастает роль юмора в современных общественных
отношениях и жизни отдельного человека. Юмор выходит за рамки культурнодосуговых мероприятий, становясь элементом повседневной жизни людей и
пронизывая практически все сферы жизни общества, включая политику, сферу
услуг, бизнес, образование и т.д. Сложившееся в советское время
представление о русских как «несмеющейся» нации уходит в прошлое. Все
чаще к юмору прибегают руководители, деловые партнеры, педагоги и даже
высокопоставленные государственные лица, что еще раз актуализирует
проблему изучения юмора как своеобразного средства общения, установления
контакта между людьми.
Совершенно очевидно, что невозможно рассмотреть юмор как предмет
социально-философского анализа, руководствуясь лишь теоретическими
обобщениями или обращаясь лишь к исследованию роли юмора в отдельных
сферах жизни общества. Необходим целостный подход, позволяющий
рассмотреть это явление максимально полно, приблизив или хотя бы обрисовав
контуры решения проблемы юмора.
Степень разработанности проблемы. Проблема юмора находит
широкое отражение в работах отечественных и зарубежных философов на
протяжении всего развития научного знания. Впервые вопрос о природе смеха
3
был поставлен в эпоху Античности, когда предметом философских
размышлений становится само человеческое существование. К числу самых
ранних попыток объяснения смеха относят идеи древнегреческих философов
Платона и Аристотеля, которые внесли бесценный вклад в изучение юмора,
заложив основы современных теорий юмора, и взгляды которых оказали
большое влияние на развитие дальнейшей философской мысли в рамках
исследования юмора. Исследование природы смешного вызывало интерес и у
римлян: так, Цицерон высказывал свои предположения относительно
происхождения смеха в согласии со взглядами Аристотеля.
Во времена Средневековья смех перестает быть предметом
теоретизирования, хотя остается достоянием народной культуры. Лишь в эпоху
Возрождения, а затем и в Новое время смех опять начинает привлекать
внимание мыслителей, таких как Б. Кастильоне, Триссино, Магги,
Ф. Робертелло, Л. Жубер, в основе концепций которых находятся взгляды
античных философов. В эпоху Нового времени была создана концепция
Т. Гоббса, представляющая собой классическое выражение одного из наиболее
распространенных объяснений юмора — теории превосходства, основанная на
идеях Платона и Аристотеля. Похожих взглядов придерживался также Декарт.
В XVIII–XIX вв. получила свое развитие другая теория юмора,
основанная на восприятии некого несоответствия, главными представителями
которой считаются И. Кант и А. Шопенгауэр. Большой вклад в разработку этой
теории внес и Л. Дюмон, который провел значительное количество
экспериментов для доказательства этих взглядов. В это же время было
высказано и много идей в духе теории Т. Гоббса: таковы взгляды Д. Аддисона,
Ф. Хатчесона, Р. де Ламенне, А. Цейзинга, А. Бэна, Д. Мередита. Появляется
также новое объяснение природы юмора, в основе которого лежит чувство
облегчения, освобождения от напряжения. Первые упоминания об этом
просматриваются в работе лорда Шефтсбери, а также в высказываниях А. Бэна,
Ш. Ренувье. Но считается, что первая концепция юмора в рамках данной
теории принадлежит Г. Спенсеру. Позднее подобные идеи встречаются в
работах О. Пенжона, Д. Дьюи, Т. Липпса. Конец XVIII в. характеризуется
формированием классического понимания юмора как некого способа
утверждения свободы, интеллектуальных способностей личности, что
произошло во многом благодаря идеям йенских романтиков (Ф. Шлегель и
А.-В. Шлегель, Тик, Новалис), а также Ж. Поля, Гегеля и его последователей и
представителей школы естественного права. Проблема юмора находит свое
отражение и в трудах русских философов Н.Г. Чернышевского,
В.Г. Белинского.
В начале XX в. теория освобождения получает дальнейшее развитие в
работе З. Фрейда, концепция которого разрабатывается в контексте его теории
психоанализа. Идеи о смехе как освобождении были восприняты и в работах
М.М. Бахтина и У. Эко. Но в XX в. продолжают свое существование также и
4
теории, зародившиеся во взглядах античных философов. К. Гроос, Т. Циглер,
А. Бергсон, О. Шауэр размышляют о юморе в согласии с теорией Т. Гоббса, а в
более поздних исследованиях смех рассматривается как производная форма от
агрессивных жестов — таковы работы К. Лоренца, Э. Людовичи, А. Раппа. В
это же время юмор рассматривается и с позиций теории разочарования —
Л. Мартин и Холлингсворт проводили эмпирические исследования в рамках
данного подхода, некоторые идеи этой теории поддерживают и отечественные
исследователи юмора (например, В.Я. Пропп и Ю.Б. Борев). Большую ценность
в исследовании юмора представляет собой работа М. Истмена, в которой он,
опираясь на взгляды Ч. Дарвина, рассматривавшего смех как способ выражения
человеческого удовольствия или удовлетворения и как результат
приспособления организма к окружающей среде, излагает свою концепцию
юмора, восходящую к человеческим инстинктам. К юмору обращается и
практик этой области, С. Ликок, известный своими юмористическими
и сатирическими произведениями, и советский государственный деятель
А.В. Луначарский, уделивший внимание социальному значению юмора.
Начиная с 1970–1980-х гг., исследования юмора получают большой
резонанс, что непосредственно было связано с созданием международного
сообщества юмора “The International Society for Humor Studies” и открытием его
журнала “HUMOR: International Journal of Humor Research”; в это время
впервые начали проводиться ставшие сейчас ежегодными международные
конференции по юмору, безусловно играющие большую роль в аккумуляции
знаний о юморе. Большое значение для современного исследования юмора
имеют работы В. Раскина и С. Аттардо, проводящих исследование юмора в
области семантики и лингвистики и построивших на этих исследованиях новую
теорию юмора. С. Аттардо, долгие годы возглавлявший редакцию журнала
“HUMOR: International Journal of Humor Research”, является и создателем
первой энциклопедии юмора “Encyclopedia of Humor Studies” (время издания —
март 2014 г.). Над лингвистическими и логическими аспектами юмора
работают Л. Пикеринг, К. Хемпельман. Анализ и оценка существующих теорий
и подходов к изучению юмора представлены в работах Д. Морреала,
Р. Провайна, Р. Мартина, Б. Дземидока, Д.-Е. Попы.
Большой вклад в понимание природы юмора, разработку понятийного
аппарата, определение функций юмора и смеха внесли современные
отечественные исследователи: А.З. Вулис, А.Н. Лук, А.Я. Зись, Д.С. Лихачев,
М.С. Каган, А.А. Сычев, Л.Н. Столович, Л.В. Карасёв, А.В. Дмитриев,
М.Т. Рюмина, М.В. Мусийчук, А.Д. Кошелев, М.А. Кулинич, Т.Б. Любимова,
А.Г. Козинцев, В.В. Разуваев, М.И. Станкин, И.А. Бутенко, К. Глинка
(Криштафович И.А.). Также известны статьи сборника Одесского
национального университета им. И.И. Мечникова, посвященного смеху
(В. Окороков, Л. Панкова, Л. Ярош).
К изучению роли юмора в таких сферах жизни современного человека,
5
как бизнес, политика, воспитание, образование, обращались следующие
исследователи: П. Нунан, Ф. Зейтель, М. Кац, З.В. Савкова, Г. Бентон,
А. Дандес, А.В. Дмитриев, Д. Оруэлл (политика); Р. Мартин, П. Макги (также
известен изучением детского юмора), С. Маур, Д. Морреал, Д. Голдштейн,
Д. Дженкинс, Дункан, Смельцер, Лип (бизнес); Д. Линесс, Ф. Прерост
(образование и воспитание).
Заслуживают внимания и следующие диссертационные исследования:
Ю.В. Латышева, в котором проводится анализ юмора в структуре социальноинформационного взаимодействия; О.С. Редкозубовой, направленное на
изучение креативно-онтологической основы смеховой культуры студенчества;
Л.Ф. Балиной, посвященное анализу феномена смеха в культуре;
И.В. Попченко, в котором речь идет о таком понятии, как «комическая картина
мира»; А.А. Проскуриной, рассматривающее прецедентные тексты в
юмористическом дискурсе, Т.И. Шатровой, посвященное исследованию
языковой игры в текстах комической направленности; и многие другие работы.
Ввиду отсутствия в отечественной науке комплексных исследований
юмора как предмета социально-философского анализа автор данной работы
предпринимает попытку проведения такого анализа, считая необходимым
уделить внимание не только общим вопросам по теории юмора, касающимся
его понятийного аппарата, его происхождения и функций, понимания природы
юмора, в согласии с мнением зарубежной науки, но и таким вопросам, как роль
юмора в ведущих сферах жизни современного общества.
Объектом исследования является юмор как социальное явление.
Предметом исследования — функции и роль юмора в жизни человека и
общества.
Цель диссертационного исследования — социально-философский
анализ функций и роли юмора в современном обществе.
Реализация данной цели обусловила постановку и решение следующих
задач исследования:
1) выявить и описать понятийный аппарат исследования феномена юмора
как социального явления;
2) рассмотреть основные теории и подходы к исследованию юмора как
социального феномена;
3) определить функции юмора в жизни индивида и общества;
4) проанализировать роль юмора в ведущих сферах жизни современного
человека.
Теоретико-методологическая база исследования. В качестве
теоретической основы диссертационной работы использовались положения
концепций исследователей юмора, рассмотренных в рамках трех теорий юмора:
теории превосходства (Т. Гоббс), теории разочарования (И. Кант,
А. Шопенгауэр), теории освобождения (Г. Спенсер, З. Фрейд), а также
концепций, подчеркивающих ценность нескольких теорий (Д. Морреал,
6
Д.-Е. Попа, В. Раскин Д. Сёлли); при рассмотрении роли юмора в политической
жизни общества использовалась концепция политических культур
А. Вилдавского.
Методологической основой исследования является системный подход,
позволивший рассмотреть юмор как целостное социальное явление, определить
его содержание и функции. Компаративистский подход был использован при
сравнении концепций исследователей юмора, рассмотренных в рамках трех
теорий юмора. Сравнительно-исторический подход дал возможность
осуществить комплексный анализ исследования юмора, обосновать появление
различных взглядов на объяснение его природы и показать эволюционирование
термина юмора. Для решения поставленных задач были использованы
общенаучные методы познания: анализ, обобщение, систематизация,
сравнение.
Эмпирической базой данного исследования стали результаты и
представления, выработанные в трудах зарубежных и отечественных ученых,
посвященных исследованию юмора, смеха, комического, имеющих характер не
только философских, но и междисциплинарных обобщений. Работа с
первоисточниками потребовала обращения к американскому интернет-архиву
(http://archive.org), в котором содержатся отсканированные книги, восходящие и
к XIX в., к библиотеке Техасского университета A&M г. Коммерс (США, штат
Техас), а также личной библиотеке доктора С. Аттардо (Лаборатория
прикладной лингвистики (Applied Linguistics Lab) Техасского университета
A&M г. Коммерс), состоящей из огромного числа работ, посвященных
изучению юмора, многие из которых изданы ограниченным тиражом и
являются малодоступными.
Научная новизна исследования состоит в следующем:
1. Уточнено понятие юмора в контексте исследования понятий смех,
комическое, смешное.
2. Установлено, что исследование юмора в рамках таких теорий, как
теория превосходства, теория разочарования и теория освобождения, в
значительной мере расширяет и дополняет возможности социальнофилософского анализа юмора.
3. Систематизированы функции юмора в жизни индивида и общества. В
научный оборот введены новые функции юмора: интерпретационная и
«одобрительная».
4. Обоснована роль юмора как способа взаимодействия субъектов
политической системы, средства управления коллективом и фактора,
оказывающего влияние на формирование личности.
5. В научный оборот введены источники на английском языке,
переведенные автором (Дасарупа, Сахитья Дарпана, С. Аттардо, М. Истмен,
Д. Линесс, П. Макги, Д. Морреал, Д. Оруэлл, Д.-Е. Попа, Р. Провайн и др.).
7
Положения, выносимые на защиту:
1. Социально-философский анализ позволяет установить, что юмор —
это важное качество человека или социума, заключающееся в восприятии
комического в целом (независимо от того или иного выраженного к данному
объекту действительности отношения), внешним выражением которого
выступает социальный смех.
2. Для анализа юмора как целостного социального явления необходимо
рассматривать три теории юмора (превосходства, разочарования и
освобождения) в их единстве. Каждая из этих теорий вносит свой вклад в
понимание юмора, раскрывая тот или иной его аспект, но, рассматриваемые по
отдельности, они не представляют собой исчерпывающего объяснения этого
явления, т.к., во-первых, не всегда юмор возникает лишь в результате
ощущения чувства превосходства, восприятия некоего несоответствия или
облегчения нервной системы от напряжения и давления, а, во-вторых, эти
ощущения, могут вызвать и другую, отличную от юмористической, реакцию.
3. Социально-философский анализ функций юмора позволил обобщить
существующие функции юмора и выявить такие функции, как
интерпретационная и «одобрительная». Интерпретационная функция: юмор
выступает способом интерпретации (истолкования, объяснения) жизни и ее
явлений. Действие «одобрительной» функции проявляется в том, что юмор
может выражать одобрение, признание того или иного события или явления.
4. В рамках социально-философского анализа становится возможным
обосновать роль юмора как способа взаимодействия субъектов политической
системы общества (политики воздействуют на «массы», используя юмор, и
«массы» косвенно воздействуют на политиков через «массовый» юмор,
который выражает взгляды людей и их отношение к различным сферам жизни
и общества, и соответственно, политики, ориентирующиеся в «массовом»
юморе могут уловить общественные настроения и выстроить свою программу в
соответствии с мнением народа), средства управления коллективом (умело
используемый руководителем, юмор, способствует созданию благоприятной
рабочей атмосферы, снимая напряженность и недоверчивость, выступая
своеобразным неконфронтационным способом побуждения людей к
выполнению работы и наиболее приемлемым способом сделать замечание
сотруднику) и фактора, оказывающего влияние на формирование личности,
содействующего интеллектуальному, социальному и эмоциональному
развитию.
Теоретическая значимость исследования состоит в целостном
рассмотрении природы юмора, его особенностей, истоков, роли и функций в
жизни индивида и общества, а также основных попыток объяснения этого
явления. Полученные результаты вносят вклад в развитие социальной
философии, затрагивая такие вопросы, как философские проблемы социального
управления, философия политики, общественные отношения как проблема
8
социально-философского анализа и др.; углубляют понимание природы юмора,
представляют собой некое обобщение знаний по данному предмету
исследования и могут послужить определенной основой для дальнейшего
социально-философского изучения юмора.
Практическая значимость работы заключается в том, что материалы
исследования могут быть использованы при разработке специальных курсов по
социальной философии, истории философии, культурологии, социологии,
психологии, менеджменту, политологии, педагогике. Исследование также
может оказаться полезным и в практическом плане для политиков и
руководителей, заинтересованных в построении плодотворных общественных
отношений и создании наиболее благоприятных условий той или иной
деятельности, а также для педагогов и родителей, стремящихся обеспечить
всестороннее развитие личности детей.
Апробация результатов исследования. Основные положения и
результаты диссертационного исследования представлены в двенадцати
публикациях автора, в том числе в пяти реферируемых ВАК изданиях и трех
международных изданиях, опубликованных в КНР и Великобритании; на
следующих научных конференциях: III Международной научно-практической
конференции «Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества
(Благовещенск–Хэйхэ–Харбин, 15–20 мая 2013 г.), 62-й научно-практической
конференции преподавателей и студентов (Благовещенск, БГПУ, апрель 2012
г.), 63-й научно-практической конференции преподавателей и студентов
(Благовещенск, БГПУ, апрель 2013 г.), 64-й научно-практической конференции
преподавателей и студентов (Благовещенск, БГПУ, апрель 2014 г.).
Диссертационное исследование обсуждалось на заседаниях кафедры истории,
философии
и
культурологии
Благовещенского
государственного
педагогического университета, а также во время научной стажировки в
Техасском университете A&M г. Коммерс (США, штат Техас) в беседах с
доктором С. Аттардо, доктором Л. Пикеринг и доктором К. Хемпельманом и в
Лаборатории прикладной лингвистики (Applied Linguistics Lab) Техасского
университета A&M г. Коммерс с иностранными аспирантами, проводящими
исследования в области юмора.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
включающих 4 параграфа, заключения и библиографического списка.
Общий объем диссертации составляет 140 страниц. Список литературы
включает 183 наименования, в том числе 62, представленных в авторском
переводе.
2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во
«Введении»
обосновывается
актуальность
исследования,
анализируется степень разработанности проблемы, формулируются объект и
9
предмет, цель и задачи диссертационного исследования; определяются его
научная новизна и основные положения, выносимые на защиту; указываются
теоретико-методологическая основа, а также теоретическая и практическая
значимость проведенного анализа.
Первая глава «Теоретические основы исследования юмора в
социальной философии» состоит из двух параграфов и посвящена
рассмотрению теоретических вопросов его изучения: анализу понятий,
выражающих сущность юмора, а также анализу основных теорий и походов к
исследованию данного явления.
В параграфе 1.1. «Понятийный аппарат исследования феномена юмора»
дано определение юмору в рамках социальной философии.
Диссертант отмечает, что множество работ, посвященных юмору, смеху,
комическому, рассматривающих эти феномены с самых разных сторон,
обусловили появление большого количества теорий и подходов к изучению
юмора, а также вызывали разногласия в употреблении терминов и понятий,
выражающих природу юмора. В основании системы этих понятий находится
смех как наиболее общая категория. В свою очередь, смех подразделяется на
два вида: физиологический (смех тела) и социальный (смех ума).
Под физиологическим смехом имеется в виду наиболее примитивный
смех, вызванный физиологическими причинами, не требующий участия какихлибо мыслительных процессов. Социальный смех — смех культуры, объектом
которого является комическое (некое свойство действительности; как
естественные события, объекты и возникающие между ними отношения, так
и определенный вид творчества, суть которого сводится к сознательному
конструированию некой системы явлений или понятий, а также системы слов,
с целью вызвать эффект комического).
Традиционно комическое выступает в виде нескольких форм, видов.
Ввиду многочисленности и разнообразия феноменов и аспектов комического,
выделение и классификация его форм, так же, как и их объяснение, является
одним из самых сложных вопросов в этой области. Вслед за большинством
исследователей, автор выделяет четыре основные формы комического: юмор,
иронию, сатиру и сарказм, наиболее сложной из которых является юмор,
который рассматривается в широком и узком значении.
В построенной системе понятий юмор предстает как особый вид
комического, который, соединяя серьезное и смешное, подчеркивает
некоторого рода несовершенства отражаемого явления, но в то же время
характеризуется добродушным отношением к нему. Но ввиду того, что данное
определение слишком ограничено, выражает лишь добродушное отношение к
объекту действительности и описывает данное явление с позиций
эстетического восприятия, автор говорит о необходимости в рамках социальнофилософского исследования рассмотрения юмора в широком смысле и
определяет его как важное качество человека или социума, заключающееся в
10
восприятии комического в целом (независимо от того или иного выраженного к
данному объекту действительности отношения), внешним выражением
которого выступает социальный смех.
Отмечается, что в особых случаях (например, когда речь идет о теориях и
подходах к изучению юмора, бесчисленных попытках объяснения
происхождения юмора или смеха, а также о функциях этих явлений в жизни
человека и общества) смех, юмор, комическое, смешное могут выступать в
научных исследованиях в качестве синонимов.
В параграфе 1.2. «Основные теории исследования юмора как
социального феномена» посвящен изучению природы юмора, его
происхождения
и
истоков.
Данный
вопрос
характеризуется
многовариантностью и многообразием теорий к объяснению смеха, юмора,
комического и даже агностическим отношением. Существуют различные
классификации и трактовки этих теорий, диссертант поддерживает
общепринятую в западных исследованиях классификацию, согласно которой
выделяется три группы классических теорий юмора: теории превосходства,
теории разочарования, теории освобождения.
В пункте 1.2.1. «Теории превосходства» представлены основные
положения одной из ведущих теорий юмора — теории превосходства, ее
главные представители и их вклад в современное понимание юмора. Теория
превосходства является древнейшей и одной из наиболее распространенных
теорий. Считается, что у ее истоков стоял еще Платон, согласно которому в
основе смеха находится неведение и зло, а смешное видится в глупости и
пороке. Аристотель, вслед за Платоном подчеркивая высмеивающий характер
смеха, в пятой части «Поэтики» определил смешное как уродство, не несущее
вреда. Оба философа, отождествляя смех греческого театра с насмешкой,
осуждали его и советовали философам и мудрым людям не использовать его.
Взгляды Платона и Аристотеля оказали большое влияние на развитие
дальнейшей философской мысли в рамках исследования юмора, послужив
основой многих дальнейших работ, рассматривающих юмор, комическое как
результат некоего превосходства над другими людьми. Эти идеи не получили
своего развития в трудах других греческих философов. Так же можно
охарактеризовать и вклад римских философов, которым в большей мере было
присуще агностическое отношение к проблеме юмора. Хотя и известно, что
Цицерон определял область смешного в согласии с теорией Аристотеля, как
безобразное и непристойное, он не привнес в его теорию чего-то нового.
Эпоха
Средневековья,
для
которой
характерно
религиозное
мировоззрение, отличалась резким неприятием смешного, и немногочисленные
высказывания о смехе носили, за редким исключением, негативный характер.
В эпоху Возрождения, когда внимание исследователей было сосредоточено на
теориях античных философов, не было создано чего-то определенно нового;
философы, по большему счету, повторяли уже известные теории. Так,
11
Б. Кастильоне, описывая общественного человека как живое существо, которое
может смеяться, повторяет два традиционных мнения о том, что шутки
являются насмешками и содержат элемент высмеивания; и что говорение
обратного ожидаемому также вызывает смех. Другие исследователи, такие как
Триссино, Магги, Ф. Робертелло, Л. Жубер, лишь гиперболизировали или
сузили знаменитую теорию комического, представленную в книге Аристотеля
«Поэтика».
И лишь в XVII в. Т. Гоббс, оживив теорию высмеивания Платона
и Аристотеля, представил ее в более категоричной форме. Отождествляя
юмористическое наслаждение с чувством превосходства, самовозвышением
и насмешкой, он создал свою теорию, в основе которой лежит понятие
«внезапная слава». Его теория становится популярной и считается
классической формой теории превосходства, во многом благодаря своей
простоте, а также созданию понятия «внезапная слава», которое является
страстью, производящей смех и возникающей в результате восприятия какогото недостатка у других людей. Многие впоследствии пытались сгладить
недостатки теории Т. Гоббса (смех не всегда предстает как высмеивание других
людей). Так, некоторые исследователи отмечали, что существуют и случаи,
когда мы высмеиваем самих себя в прошлом (об этом говорил еще Цицерон, а в
XIX в. Р. де Ламенне). Сам Т. Гоббс высказывал предположение о том, что смех
не оскорбляет лишь тогда, когда он относится к нелепостям и слабостям,
абстрагированным от лиц. Декарт утверждал, что в основе смеха лежит
не только моральное самодовольство, но и чувство некоей справедливости.
А. Цейзинг и К. Гроос предлагали рассматривать несколько фаз комического,
лишь одной из которых являлось некое превосходство. Т. Циглер и О. Шауэр
говорили о насмешке игрового характера, поддразнивании. Кроме того, часто
исследователи (такие, как Д. Аддисон, Ф. Хатчесон, А. Бэн, Д. Мередит)
старались смягчить теорию Гоббса, примирив ее с иными взглядами на
объяснение этого явления. Но были и такие, которые упорно защищали и
всячески продвигали концепцию Т. Гоббса, например, Р. де Ламенне.
Одним из представителей теории превосходства также считают
А. Бергсона, который утверждал, что смех всегда содержит намерение унизить,
подчеркивая, правда, его социальное значение, говоря о смехе как исправлении.
В более поздних исследованиях в рамках теории превосходства смех
рассматривается как производная форма от агрессивных жестов, свойственных
древним людям. Это работы К. Лоренца, Э. Людовичи, А. Раппа.
Как и у любой другой теории, у данной теории юмора были как
сторонники, так и противники, которые чаще всего просто отрицали
существование высмеивающего юмора. К таковым относились: Б. Спиноза,
Вольтер, М. Истмен и др. Но, отрицая такой юмор, тем самым они отрицали тот
факт, что люди могут смеяться, высмеивая других людей, в то время как
насмешка, высмеивание повсюду окружают нас: начиная с раннего детства,
12
когда мы придумываем забавные прозвища нашим сверстникам, и, часто,
продолжая смеяться над неудачами своих конкурентов, недругов, будучи уже
в зрелом возрасте. Таким образом, отрицание реальности высмеивающего
юмора представляется нецелесообразным: такой вид юмора существовал,
существует и будет существовать. Но все случаи смеха не могут быть
объяснены как лишь результат ощущения некоего превосходства. Ведь,
во-первых, не всегда это ощущение вызывает смех: бывают и случаи, когда,
наоборот, люди чувствуют определенную неловкость или даже жалость. А
во-вторых, существуют разнообразные виды юмора, в основании которых
трудно
найти
какое-либо
превосходство
(например,
каламбуры).
Следовательно, эту теорию юмора нельзя назвать исчерпывающей.
В пункте 1.2.2. «Теории разочарования» представлены основные
положения теории разочарования, ее главные представители и их вклад в
современное понимание юмора. Другой, не менее распространенной
классической теорией юмора является теория разочарования, согласно которой
смех возникает в результате восприятия некоего несоответствии. Эта теория,
как и предыдущая, восходит корнями к высказываниям древнегреческих
философов, а точнее, Аристотеля, ведь впервые намек на наличие некоего
несоответствия, вызывающего смех, был сделан в его «Риторике». Тем не
менее, эта концепция не получила дальнейшего развития в работах
Аристотеля, т.к. она противоречила его более разработанной теории,
представленной в «Поэтике» и «Никомаховой этике», вследствие чего
к этой теории долгое время не обращались, причем даже те философы,
которые комментировали произведения Аристотеля. Исключением был
Цицерон, который поддержал Аристотеля в том, что рассмешить
слушателей можно, удивляя их, но в дальнейшем он также отошел от этой
позиции и стал приверженцем теории превосходства.
И затем долгое время эта теория не разрабатывалась в трудах философов.
Лишь в XVIII–XIX вв., когда закрепляется вера в неограниченные возможности
науки и человеческого разума, и все построено на принципах рационализма,
теория несоответствия «ожила» и особенно расцвела в трудах И. Канта и
А. Шопенгауэра, которые считаются ее главными представителями. Согласно
Канту, смех возникает, когда напряженное ожидание внезапно превращается в
ничто. А. Шопенгауэр немного сужает концепцию Канта, говоря о том, что
в основе смеха лежат лишь разочарования интеллектуального порядка. Позднее
французский философ Л. Дюмон, поддержав некоторые идеи Шопенгауэра,
предположил интеллектуальность неотъемлемой чертой юмора, считая, что
смех возникает тогда, когда рассудок находит в настоящем такие факты,
которые заставляют думать об одной и той же вещи, что она есть и что ее нет,
и подкрепил свои предположения экспериментальными исследованиями
щекотки. В начале XX в. в Германии и США также были проведены два другие
эмпирические исследования (Л. Мартин, Холлингсворт), представляющие
13
собой своего рода подтверждение теории разочарования. В произведении
А. Бергсона «Смех» (1900 г.), несмотря на то, что его в большей степени
считают выражением теории превосходства, тем не менее, также высказывалась
идея, что всякий комический эффект заключает в себе противоречие в какомнибудь отношении. Отечественные исследователи (см., например, работы
В.Я. Проппа и Ю.Б. Борева) также поддерживали некоторые идеи теории
разочарования.
Эта теория, зародившаяся в «Риторике» Аристотеля и получившая
поддержку также в санскритских трактатах, по некоторым предположениям
(например, С. Аттардо), находится ближе других к современным
лингвистическим, семантическим теориям, а ее элементы часто привлекаются
сторонниками других подходов. Но, несмотря на большое количество
сторонников теории разочарования, доказательства, предложенные ими, весьма
относительны и недостаточны. Несоответствие может также привести в
замешательство или к каким-то иным реакциям, отличным от смеха, а все
случаи смеха не могут быть объяснены исключительно с помощью этой теории.
Таким образом, теория разочарования не может быть исчерпывающим
объяснением юмора.
В пункте 1.2.3. «Теории освобождения» представлены основные
положения теории освобождения, ее главные представители и их вклад в
современное понимание юмора, а также обоснована необходимость
комплексного рассмотрение трех традиционных теорий юмора. Еще одна
теория, которая входит в систему классических теорий юмора и является
значимой не менее двух предыдущих — это теория освобождения, в которой
смех рассматривается с физиологической точки зрения как выпуск нервной
энергии, результат облегчения нервной системы от напряжения и давления.
Еще Лукиан связывал символику смеха с древней «вакхической свободой».
Первые ассоциации смеха с идеей свободы возникли в XVIII в., который
прошел в Европе и США под знаком свободы и прав личности. Юмор стал
выступать неким способом утверждения этой свободы. А первые
теоретизирования по этому поводу появились в эссе лорда Шефтсбери «Опыт о
свободе остроумия и чувстве юмора» в 1711 г. Но лишь Г. Спенсер придал этим
разрозненным идеям форму. Согласно его концепции, представленной в эссе
«Физиология смеха», смех является тогда, когда сознание внезапно обращается
от великого к мелкому; этот момент Г. Спенсер называет «нисходящей
несообразностью».
Одним из первых о психологическом давлении и роли смеха в
освобождении от него говорил А. Бэн. Впоследствии его идея была развита
Ш. Ренувье, добавившим к моральному и эмоциональному высвобождению
идею высвобождения от давления рациональности. О смехе как о конце
напряжения рассуждали в 1890-х гг. О. Пенжон и Д. Дьюи, а Т. Липпс
сформулировал психологические принципы, которые соответствовали
14
физиологии смеха Спенсера. Главным представителем теории освобождения,
чья концепция считается наиболее сложной, является З. Фрейд. Он выстроил
концепцию комического в согласии со своей общей теорией психоанализа.
Фрейд в работе «Остроумие и его отношение к бессознательному»
представляет смех как освобождение рассудка и нервной системы от
напряжения, т.е. во время смеха происходит высвобождение избытка энергии,
сэкономленной на случай каких-то психических затрат и оказавшейся
ненужной.
Идеи о смехе как освобождении высказывали и русский философ
М.М. Бахтин, говоря о том, что карнавал одновременно освобождает
празднующих от всех иерархических отношений, социальных норм и запретов,
и У. Эко, для героя которого смех связан с миром подвижным, творческим,
открытым свободе суждений. Теория освобождения, нашедшая свое отражение
также в большом количестве работ, не может быть названа исчерпывающим
объяснением юмора, потому что не во всех случаях смеха столь явно
ощущается некое освобождение, хотя это чувство и украшает комическую
эмоцию, придавая такому юмору легкомысленный характер.
Проанализировав три классические теории юмора, автор отмечает, что
все они описывают феномен юмора, и каждая из них проливает свет на
различные его аспекты; и, таким образом, рассмотрение этих трех теорий в
совокупности дает более полное представление о природе смеха.
Вторая глава «Функции и роль юмора в жизни общества и человека»
состоит из двух параграфов и посвящена рассмотрению практического
применения юмора в ведущих сферах жизни современного человека и вопросам
функционирования юмора.
В параграфе 2.1. «Функции юмора в жизни индивида и общества»
выявлены ведущие функции юмора в жизни человека и общества в целом. Юмор,
являясь важным условием нормальной жизнедеятельности общества и
становясь неотъемлемым компонентом нашей жизни, выполняет ряд важных
функций, которые так или иначе представлены в работах большинства
исследователей юмора. Одной из важнейших функций юмора является
познавательная: с помощью юмора мы познаем самих себя, других людей и
окружающие явления. Его даже можно считать некой формой познания. Автор
предлагает выделение функции, тесно перекликающейся с познавательной —
интерпретационной (объясняющей), в которой юмор предстает как
истолкование жизни и ее явлений. Воспринимая мир через призму
комического, мы открываем для себя новое в том или ином предмете, то, что
невозможно было узнать с помощью обычного восприятия. Юмор способствует
всестороннему, более глубокому пониманию вещей.
Другой значимой функцией юмора является релаксационная функция,
функция снятия напряжения. Смех освобождает общество от напряжения,
установленного различными социальными и иными нормами, и становится
15
неким поставщиком отдыха от повседневных забот и проблем, заполнивших
жизнь современного человека. Юмор также выступает некоей надеждой,
спасением, утешением в трудных жизненных ситуациях. Если нам преподносят
плохую весть с юмором, у нас остается надежда на то, что еще не все потеряно
и обязательно можно найти решение той или иной проблемы. Смех также
выполняет защитную функцию, выступая защитой от несовершенств
окружающего мира, страха перед чем-то запретным.
Важной является и аксиологическая функция, выражающаяся какой-либо,
положительной или отрицательной, оценкой объекта смеха с точки зрения
различных ценностей — морально-нравственных, этических, социальных,
идеологических и др. Юмор выполняет и функцию социальной коррекции
(критическую). Выставляя несовершенства мира, он призывает к его
исправлению и улучшению, а также показывает несостоятельность его идеалов.
Смех выступает своеобразной санкцией, заставляющей соблюдать социальные
нормы, способствуя совершенствованию общества. Рядом с этой функцией
стоит уравнивающая функция юмора. Юмор разрушает иерархические
социальные структуры и барьеры между людьми, нивелирует статусные
различия.
Кроме того, автор подчеркивает, что большое внимание в исследованиях
уделяется следующим функциям юмора: идентификации, дифференциации,
разъяснения, принуждения и интеграции. С помощью юмора члены одной
социальной группы признают своих и отделяют себя от другой. Эти две
функции (функция идентификации и функция дифференциации) могут быть
объединены под одним названием — «парольная» функция. Юмор
преобразовывает взгляды в запоминающиеся фразы, улучшает восприятие
длинных и монотонных речей, помогая объяснять, казалось бы, сложные, на
первый взгляд, вещи. Высмеивая то, что вам не нравится, вы можете легко
принудить кого-то не совершать какое-либо действие, повернув ситуацию в
свою пользу. Чувство юмора и умение смеяться со всеми, тем более над своими
ошибками, является одним из главных условий вхождения в любой коллектив.
Все эти функции можно включить в социализирующую функцию
(коммуникативную): юмор способствует консолидации, сплочению общества,
помогая наладить контакт между его членами.
Диссертант также отмечает, что смех может выступать как одобрение
чего-либо, показывая, что человеку это знакомо, близко, и он признает то, что
перед ним. Общеизвестно, что юмор обладает и целительными,
оздоровительными свойствами — существует даже наука, занимающаяся
изучением смеха, юмора и его влияния на организм человека (гелотология).
Выделяется и гедонистическая функция смеха, где смех рассматривается как
некое зрелище, развлечение, удовольствие. Выполняя широкое многообразие
функций, юмор является неотъемлемым компонентом жизни отдельного
человека и важным условием функционирования общества в целом.
16
В параграфе 2.2. «Роль юмора в жизни человека и общества»
рассматривается использование юмора и его значение в ведущих сферах жизни
современного человека. Автор отмечает, что, юмор становится частью
повседневной жизни людей, элементом повседневности. Несмотря на то, что
современные исследования направлены на изучение различных аспектов
юмора, касающихся его роли в жизни индивида и общества; особенное
внимание уделяется таким сферам, как бизнес, политика, воспитание,
образование, которые являются ведущими сферами жизни современного
человека, где взаимодействие субъектов общественных отношений имеет
особую значимость.
В пункте 2.2.1. «Юмор как способ взаимодействия субъектов
политической системы» представлена роль юмора в политической жизни
общества, где он выступает способом взаимодействия основных субъектов
политической жизни — профессиональных политиков и «масс». Юмор играет
большую роль в политической культуре: он становится профессиональным
качеством любого оратора, а значит, и политика; политический юмор
выступает неким средством борьбы с репрессиями, своеобразной формой
сублимации агрессии, обеспечивая наиболее безопасный ее выход и выполняя
таким образом функцию снятия напряжения, а также такие важнейшие
функции, как уравнивающая функция, функции идентификации, разъяснения,
принуждения, дифференциации и интеграции, над которыми как бы стоит
социализирующая функция, способствующая консолидации и единению
общества в целом.
Кроме того, политический юмор выступает и средством мобилизации
общественного мнения, способствуя сопротивлению и даже политической
революции, и средством выражения общественного настроения, социального
заказа. Если рассматривать все общество в рамках системы четырех
политических культур, предложенной А. Вилдавским, то всех обывателей
можно
условно
подразделить
на
фаталистов,
конкурирующих
индивидуалистов, иерархическую элиту, эгалитарную культуру. Для каждой из
этих культур характерен свой юмор, который является выразителем их взглядов
и отношения к различным сторонам жизни, в том числе и политической. Таким
образом, если политики хорошо ориентируются в таком юморе, они легко
могут уловить настроение общества, его отношение к тому или иному
событию, что поможет им выстраивать свою политическую деятельность в
согласии с мнением «масс».
В пункте 2.2.2. «Юмор как средство управления коллективом» говорится
о роли юмора в другой важнейшей сфере жизни современного человека —
сфере бизнеса. Здесь диссертант отмечает роль юмора в управлении и
регулировании деловых отношений. Юмор имеет важное значение в
управлении коллективом, а чувство юмора становится тем качеством, которым
необходимо обладать не только руководителю, но и любым сотрудникам.
17
Юмор способствует созданию благоприятной рабочей обстановки, повышению
производительности труда и прибыли компании, стимулирует творческое
мышление и решение задач, выступает средством вхождения работников в
новый коллектив, снимает недоверчивость и напряженность, несколько
сокращая дистанцию между начальником и подчиненными, скрывает
авторитарный характер поручения. Автор подчеркивая, что в деловой сфере
отношений, как и в любой другой сфере, необходимо чувствовать меру в
использовании шуток, избегать неуместного использования юмора, и тем более
юмора уничижительного, предлагает ряд практических советов по
использованию юмора для руководителей.
В фокусе внимания пункта 2.2.3. «Роль юмора в формировании
личности» находится роль юмора в воспитании и образовании. Большое
значение юмор имеет в становлении личности, развитии, воспитании ребенка,
закладывая основы национального характера. Юмор содействует умственному,
общественному и эмоциональному развитию детей. В соответствии с этим,
выделяется три вида функций детского юмора: интеллектуальные, социальные,
эмоциональные. Помимо этого, юмор оказывает существенное влияние на
установление контакта между детьми и взрослыми, способствуя сплоченности
семьи. Легко оперируя детскими шутками, взрослые находят общий язык с
детьми, а педагоги повышают мотивацию к получению новых знаний.
В «Заключении» формулируются основные выводы и результаты
работы, даются практические рекомендации и обозначаются перспективы
дальнейшего исследования.
Полученные в результате проведенного социально-философского анализа
юмора
представления
углубляют
понимание
юмора,
показывают
необходимость его использования, стимулируя, таким образом, к новым
исследованиям этого явления, и в совокупности с теоретическими выводами,
полученными в работе, дают общую картину социальной природы юмора, но,
безусловно, не отвечают на все вопросы, входящие в область этой проблемы.
Перспективными представляются исследования, направленные на более
детальное изучение юмора во всем его многообразии, затрагивающие как
общие виды юмора, так и специфичные, присущие конкретным социальным
группам. Заслуживает внимание использование юмора и в других,
незатронутых в работе, сферах жизни современного человека, например,
межэтнических, межвозрастных, гендерных отношениях. Актуальными
являются и междисциплинарные исследования, а также исследования природы
и сущности юмора в рамках лингвистики, психологии и даже физиологии.
3. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:
В изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования и науки РФ:
18
1. Зелезинская Л.А. Юмор как способ взаимодействия субъектов
политической системы // Социум и власть. — 2012. — № 6. — С. 106–110 (0,44
п.л.).
2. Зелезинская Л.А. Юмор как средство управления коллективом //
Вестник университета (Государственный университет управления). — 2013. —
№ 1. — С. 187–190 (0,5 п.л.).
3. Зелезинская Л.А. Теория разочарования как способ объяснения
комического // Вестник Новосибирского государственного университета.
Серия: Философия.— 2013. — Т. 11. — Вып. 1. — С. 54–59 (0,69 п.л.).
4. Зелезинская Л.А. Роль юмора в формировании личности // Мир науки,
культуры, образования. — 2013. — № 3 (40). — С. 226–228 (0,35 п.л.).
5. Зелезинская Л.А., Чупров А.С. Проданный смех // Социум и власть. —
2013. — № 6. — С. 103–106 (0,35 п.л.). Лично автором 0,3 п.л.
В международных изданиях:
6. Zelezinskaya L. Humour as a Means of Management // Qualitative Research
in Services. — 2013. — Vol. 1. — № 2. — P. 173–181 (0,78 п.л.).
7. Zelezinskaya L. Humor as a Means of Interaction of Political System
Subjects (translated in Chinese by Ge Xiulan) // Journal of Heihe University. —
2013. — Vol. 6.— № 3. — P. 5–13 (1,05 п.л.).
8. Zelezinskaya L. Humor as a Means of Political Influence // Journal of Jilin
Normal University. Humanities and Social Science Edition. — 2013. — Vol. 41. —
№ 6. — P. 18, 19 (0,23 п.л.).
В других научных изданиях:
9. Зелезинская Л.А. Юмор как средство политического влияния //
Краеведение Приамурья: периодический сборник. — Благовещенск:
Издательство БГПУ, 2012. — № 3 (20). — С. 73–77 (0,58 п.л.).
10. Zelezinskaya L. Humor as a Means of Social Mandate Expression //
Regional Studies of Amur Area. International Periodic Collection. —
Blagoveschensk: BSPU Publishing, 2012. — № 1-2 (5-6). P. 19–23 (0,58 п.л.).
11. Zelezinskaya L. Humor as a Management Tool // Regional Studies of Amur
Area. International Periodic Collection. — Blagoveschensk: BSPU Publishing, 2012.
— № 1-2 (5-6). P. 24–28 (0,58 п.л.).
12. Zelezinskaya L. Humor as a Means of Interaction of Political System
Subjects // Дальневосточный вестник высшего образования: научнотеоретический журнал. — 2013. — Вып. 6. — № 1. — С. 41–47 (0,65 п.л.).
19
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа