close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Прочесть рекомендацию;pdf

код для вставкиСкачать
Оригинальная статья
Значение нарушений кишечного
микробиоценоза и лактазной недостаточности
при функциональных расстройствах
желудочно-кишечного тракта
у детей раннего возраста
Е.А.Корниенко1, С.С.Кубалова1, М.А.Дмитриенко2, И.Э.Джагацпанян2
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет;
ООО «Ассоциация Медицины и Аналитики», Санкт-Петербург
1
2
Становление микробиоценоза сопряжено с процессами формирования защитного кишечного барьера, иммунного
ответа, созреванием кишечного эпителия, при этом микробиологические сдвиги могут сопровождаться нарушением
кишечных функций.
Цель. Изучить роль лактазной недостаточности (ЛН) и выявить особенности микрофлоры кишечника у детей раннего
возраста с функциональными расстройствами (ФР) ЖКТ.
Пациенты и методы. У 102 детей от 1 до 6 мес: 62 с ФР ЖКТ и 40 здоровых, проводилась оценка состава фекальной
микрофлоры бактериологическим методом и ПЦР в реальном времени, водородный тест с лактозой по усовершенствованной методике, оценка уровня кальпротектина в кале.
Результаты. В структуре ФР доминировали срыгивания (61%) и кишечные колики (43%), реже наблюдались запоры (3%). В 43% ФР имели сочетанный характер. В отличие от детей контрольной группы, при ФР в анамнезе имели
место патологическое течение беременности и родов, антибиотикотерапия, позднее прикладывание к груди, докармливание смесью в роддоме, недоношенность. У 37% детей с ФР установлена ЛН. Уровень кальпротектина составил
519 мг/г при ФР с ЛН и 242 мг/г при ФР без ЛН. У всех детей с ФР выявлены нарушения микробиоценоза кишечника
с увеличением Cl. difficile, St. aureus. Лактаза Бэби применялась у детей с ЛН; у детей с ФР без ЛН – L. reuteri в составе детской смеси Нан Комфорт или препарата РелаЛайф, они эффективно устраняли симптомы ФР, наблюдалось
снижение уровня кальпротектина и улучшение микробиологических показателей.
Заключение. ФР ЖКТ у детей первых месяцев жизни примерно в 1/3 случаев связаны с ЛН, всегда сопровождаются
нарушениями кишечного микробиоценоза и воспалением в кишечнике. L. reuteri эффективно устраняют ФР.
Ключевые слова: водородный дыхательный тест, лактазная недостаточность, микробиоценоз,
функциональные расстройства
Significance of impaired gut microbiocenosis
and lactase insufficiency in functional disorders
of the gastrointestinal tract in infants
E.A.Kornienko1, S.S.Kubalova1, M.A.Dmitrienko2, I.E.Dzhagatspanyan2
St.Petersburg State Paediatric Medical University;
LLC «Association of Medicine and Analytics», St.Petersburg
1
2
Formation of microbiocenosis is associated with the processes of formation of intestinal defense barrier, immune response,
maturation of intestinal epithelium, microbiological shifts might be accompanied by impaired intestinal functions.
The objective. To study the role of lactase insufficiency (LI) and to find specific features of gut microflora in infants with
functional disorders (FD) of GIT.
Patients and methods. In 102 infants aged 1 to 6 months: 62 with FD of GIT and 40 healthy infants, the composition of fecal
microflora was assessed by bacteriological method and real-time PCR, refined lactose hydrogen test was performed, fecal
calprotectin levels were estimated.
Results. In the structure of FD, regurgitation (61%) and intestinal colic predominated (43%), constipation was observed more
rarely (3%). In 43% FD had a combined nature. As distinct from infants of the control group, medical histories of FD were
associated with a pathological course of pregnancy and childbirth, antibiotic therapy, late beginning of breastfeeding,
supplemental formula feeding at a maternity hospital, prematurity. In 37% of infants with с FD LI was diagnosed. The calprotectin
levels amounted to 519 mg/g in FI with LI and 242 mg/g in FD without LI. In all infants with FD, impaired gut microbiocenosis
with increased amounts of Cl. difficile, St. aureus was found. Lactase Baby was used in infants with LI; L. reuteri as part of the
infant formula Nan Comfort or the preparation RelaLife – in infants with FD without LI, they effectively eliminated the symptoms
of FD, a decrease of calprotectin levels and improvement of microbiological indices were observed.
Conclusion. FD of GIT in infants of the first months of life are associated with LI approximately in 1/3 of cases, they are always
accompanied by impaired gut microbiocenosis and inflammation in the intestines. L. reuteri effectively eliminate FD.
Key words: hydrogen breath test, lactase insufficiency, microbiocenosis, functional disorders
1
Е.А.Корниенко и др. / Вопросы детской диетологии, 2013, т. 11, №1, с. ?????
В
человеческом организме численность населяющих
его микроорганизмов достигает 1015, при этом более
60% этой микрофлоры заселяет различные отделы
желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [1]. Основным местом
обитания микроорганизмов в ЖКТ является толстая кишка.
Главная микрофлора толстой кишки включает в себя ана­
эробные бактерии родов Bacteroides и Вifidobacterium.
Аэробные бактерии, представленные кишечными палочками, лактобациллами, энтерококками и др. составляют
сопутствующую микрофлору. К остаточной микрофлоре
относят стафилококки, клостридии, протей, грибы и др. [2].
Как показано в последние годы, тонкая кишка в нормальных физиологических условиях лишь незначительно заселена микроорганизмами: от 104 на 1 мл содержимого в
тощей кишке до 107 на 1 мл содержимого в подвздошной.
[3, 4]. Количество анаэробов в кишечнике в сотни раз больше аэробов, при этом их соотношение постоянно для каждого биотопа [1, 5, 6].
Существует причинно-следственная связь между многими заболеваниями ЖКТ и нарушениями микробиоценоза
кишечника. Формирование кишечной микробиоты происходит преимущественно в первый год жизни ребенка, особенно значимы первые месяцы жизни. Поскольку становление микробиоценоза сопряжено с процессами формирования защитного кишечного барьера, иммунного ответа,
созреванием кишечного эпителия и т.д., микробиологичес­
кие сдвиги могут сопровождаться нарушением кишечных
функций.
Взаимоотношения между клетками организма и населяющими его микроорганизмами носят сложный характер,
реализующийся на метаболическом, регуляторном, внутриклеточном и генетическом уровнях [1, 7]. Микробиота выполняет ряд важнейших функций путем участия ее метаболитов в процессах клеточного обмена организма. Важней­
шими из микробных метаболитов являются такие низкомолекулярные вещества, как короткоцепочечные жирные
кислоты (КЦЖК) и низкомолекулярные газы. Газы, образующиеся в процессе метаболизма бактерий кишечника,
могут выходить наружу либо через прямую кишку, либо
всасываться в кровь и выделяться легкими с выдыхаемым
воздухом. В норме в выдыхаемом воздухе обнаруживаются
не только азот, кислород и СО2, но и микроколичества водорода и метана.
Водород образуется в процессе переработки анаэробными бактериями углеводов. Продуцентами водорода являются такие бактерии, как Bacteroides, Fusobacterium, E.coli,
Citrobacter spp., Enterobacter spp. и др. Большое количество
водорода выделяется после употребления определенных продуктов питания: пшеничного хлеба, картофеля, кукурузы, бобов, капусты. В результате нарушений процессов переваривания и всасывания в тонкой кишке пищевые
остатки становятся субстратом для микробного гидроли-
за, который также приводит к увеличению образования
водорода [8].
Повышенное содержание газов в кишечнике обусловливает метеоризм. Частой причиной метеоризма является
лактазная недостаточность (ЛН). В норме лактаза расщепляет лактозу на глюкозу и галактозу, которые всасываются в кровь из тонкой кишки, но при ЛН молочный сахар не
расщепляется и утилизируется микроорганизмами с увеличением продукции газов, преимущественно водорода.
В связи с этим, одним из методов диагностики ЛН является определение повышения концентрации водорода в выдыхаемом воздухе после приема пациентом лактозы – водородный дыхательный тест (ВДТ) [9]. Поскольку в расщеплении лактозы при ЛН активно участвует микрофлора,
можно ожидать при этом усиления бактериального роста в
тонкой кишке и возможные изменения микробиоценоза
кишечника.
Целью исследования было изучить роль ЛН и выявить
особенности микрофлоры кишечника у детей раннего возраста с функциональными расстройствами (ФР) ЖКТ.
Пациенты и методы
НА РАССМОТРЕНИЕ
Для корреспонденции:
Корниенко Елена Александровна, доктор медицинских наук, профессор,
заведующая кафедрой гастроэнтерологии ФПК и ПП Санкт-Петербургского
государственного педиатрического медицинского университета
Адрес: 194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, 2
Телефон: (812) 778-0661
Статья поступила принята к печати
2
Под нашим наблюдением находилось 102 ребенка в возрасте от 1 до 6 мес, у 62 из которых были различные проявления ФР ЖКТ, преимущественно кишечные колики,
срыгивания и запоры; 40 здоровых детей этого же возраста
составили контрольную группу. Критерием установления ФР
ЖКТ и включения ребенка в исследование было соответствие имеющихся у него симптомов Римским критериям III.
В исследование не были включены дети с установленной
органической патологией ЖКТ и дети с явными проявлениями пищевой аллергии (атопический дерматит).
Всем детям проводились следующие исследования.
1.Посев кала на дисбактериоз, с подсчетом количества
Bifidobacterium, Lactobacillus, E. coli (в том числе гемолитичес­
кой), St. aureus, Kl. oxytoca и Kl. pneumonia, Citrobacter freundii.
2.ПЦР кала в реальном времени с оценкой общего бактериального (микробного) числа, количества Bifidobacterium,
Lactobacillus spp., E. coli, Cl. difficile, Kl. pneumonia, Bacteroides
fragilis, Enterococcus spp, Faecalibacterium prausnitzii и соотношения Bacteroides fragilis/Faecalibacterium prausnitzii.
3.Определение уровня кальпротектина в кале.
4.Водородный дыхательный тест с лактозой.
Для измерения уровня водорода в выдыхаемом воздухе
использовался газоанализатор Лактофан-2. Исследование
проводилось за час до кормления: вначале у ребенка измеряли уровень водорода натощак (базальный), затем он получал
нагрузку (лактозу), и далее измерения проводились через 30
и 60 мин с момента принятия нагрузки. Лактоза наз­началась
из расчета 2 г/кг, но не более 20 г и разводилась в слегка подогретой (для лучшего растворения) теплой дистиллированной воде объемом 10 мл/кг, но не более 100 мл.
Нами разработана методика пробоотбора выдыхаемого
воздуха у маленьких детей. Для этого использовалась лицевая маска Unomedical REF 586 UMN. Маска плотно прикладывалась к лицу ребенка. При этом выходное отверстие
маски было не закрыто, благодаря чему маска не мешала
дыханию ребенка. После совершения 2–3 выдохов в выход-
Значение нарушений кишечного микробиоценоза и лактазной недостаточности при функциональных расстройствах ЖКТ
ное отверстие маски вставлялся шприц 20 мл и в него отбирался воздух из внутреннего объема маски. Затем воздух
из шприца вводился в газоанализатор. Процедура отбора не
сложна, она не прерывала и не затрудняла дыхание ребенка
и занимала несколько секунд. У каждого обследуемого исследование проводилось 3-кратно: до принятия лактозы
(базальный уровень), через 30 и через 60 мин после принятия (нагрузочный уровень). Оценка результатов производилась следующим образом:
• если значение через 60 мин превышало базальный уровень на 10 ppm и более, результат расценивался как положительный, то есть, диагностировалась ЛН;
• если повышения водорода после приема лактозы через
60 мин не наблюдалось, но базальный уровень водорода
превышал 5 ppm и/или значение через 30 мин превышало
базальный уровень на 5 ppm и более, то это расценивалось
как проявление синдрома избыточного бактериального
роста (СИБР);
• в остальных случаях результат расценивался как отрицательный.
Статистическая обработка полученных данных проведена с помощью программ Statistica 6.0 с использованием
параметрических и непараметрических критериев. Для
каждой группы вычисляли ряд статистических параметров:
частоту встречаемости признака и среднее значение, средняя ошибка среднего. Для определения достоверности различий в альтернативных выборках в случае нормального
распределения использовали t-критерий Стьюдента, в случае ненормального распределения – ранговый критерий
Вилкоксона-Манна-Уитни.
вота, доминировало сильное вздутие – у 19 детей (82%).
Во 2-й группе сильное вздутие живота наблюдалось у 25 де­
тей (64%). Частота стула в первой группе составила в среднем 4–6 раз в сутки, стул имел водянистую консистенцию и
кислый запах. Во второй группе частота стула была 2–4 раза
в сутки, стул был менее обильным. У 8 детей 2-й группы
(20%) отмечались запоры. Колики возникали в любое время,
от 3 до 6 раз в сутки. В первой группе срыгивания отме­
чались у всех детей (100%) с частотой 3–5 раз в сутки,
во второй группе – у всех (100%), но более редкие, с частотой 1–2 раза в сутки. То есть, симптоматика ФР в первой
группе в целом была более яркой, чем во 2-й группе.
Анализ данных перинатального анамнеза наблюдаемых
детей показал, что угроза прерывания беременности, гестозы и признаки гипоксии плода имели место у всех матерей
детей 1-й группы (100%) и у большинства матерей (84%)
детей 2-й группы. В отличие от них, у всех матерей детей из
контрольной группы беременность протекала гладко. 1 ребенок (4%) из 1-й группы и 21 ребенок (53%) из 2-й группы
были рождены путем кесарева сечения, в то же время все
дети (100%) из контрольной группы родились естественным
путем. Антибиотикотерапия в родах проводилась 1 матери
(4%) из 1-й группы, 21 матери (53%) из 2-й группы, матерям
из контрольной группы антибиотикотерапия не проводилась.
Все дети (100%) в 1-й и контрольной группах родились доношенными, недоношенными родились 6 детей (15%) из
2-й группы. Все дети (100%) 1-й и контрольной групп были
приложены к груди сразу, 17 детей (43%) из 2-й группы приложены к груди позднее 12 ч. Докармливание смесью в родильном доме имело место у 1 ребенка (4%) из 1-й группы,
у 30 детей (76%) из 2-й группы, дети из контрольной группы
находились с рождения на исключительно грудном вскармливании.
Признаки СИБР, по данным ВДТ, выявлены у всех детей
1-й группы и у 14 (35%) детей из 2-й группы. Прирост уровня
Н2 в выдыхаемом воздухе через 1 ч после приема лактозы
был достоверно выше в первой группе (15 ± 3 ppm), чем во
2-й группе (1 ± 1 ppm) и в контрольной группе (2 ± 1ppm),
p < 0,05.
Уровень кальпротектина достоверно отличался во всех
группах. Наибольшим он был у детей 1-й группы (519 ±
± 56 мгк/г), во 2-й группе составил 242 ± 48мгк/г, в 3-й группе – 83 ± 13 мкг/г, p < 0,05.
НА РАССМОТРЕНИЕ
Результаты исследования и их обсуждение
В ходе обследования с применением ВДТ все дети были
разделены на 3 группы: 1-я группа – дети с ФР ЖКТ в сочетании с ЛН (23 ребенка), 2-я группа – дети с ФР ЖКТ без ЛН
(39 детей), 3-я (контрольная) группа – дети без признаков ФР
ЖКТ и без ЛН (40 детей). Количество детей от 1 до 3 мес в
первой группе составляло 17 (74%), во 2-й группе – 15 детей
(38%), в 3-й группе – 18 (45%). На грудном вскармливании
находилось 22 ребенка (95%) из 1-й группы и 20 детей (51%)
из 2-й и все дети 3-й группы.
У всех детей 1-й группы наблюдались сочетанные клинические проявления ФР: колики, срыгивания, вздутие живота,
газы, водянистый стул с кислым запахом. У детей 2-й группы
доминировали сочетания срыгиваний и флатуленции –
у 39 детей (100%). Сочетания колик, срыгиваний и диареи
были у 12 детей (30%), колик, срыгиваний и запоров –
у 3 детей (7%), колик и срыгиваний – у 6 детей (15%).
У 18 детей (46%) симптоматика ограничивалась срыгива­
ниями. У детей 3-й группы не отмечалось симптомов ФР
(срыгиваний, колик, нарушений стула), лишь у части детей
были указания на периодическое отхождение газов, не причиняющее беспокойства. Структура ФР представлена на рис. 1.
Начало симптомов ФР у детей 1-й группы наблюдалось
уже в первые недели жизни, во 2-й группе – чаще после
1 мес. Усиление симптомов после кормления отмечалось
у 23 детей (100%) 1-й группы и 2 (5%) детей из 2-й группы.
У всех детей первой группы (100%) отмечалось вздутие жи-
80
%
70
60
50
40
30
20
10
0
Срыгивания
Колики
Запоры
Сочетания
Рис. 1. Структура функциональных расстройств (ФР) ЖКТ.
3
Е.А.Корниенко и др. / Вопросы детской диетологии, 2013, т. 11, №1, с. ?????
Таблица 1. Состав микрофлоры толстой кишки в 1-й, 2-й и
3-й группах, по данным посева кала на дисбактериоз (КОЕ/г)
Микроорганизмы
Группа 1, n = 23 Группа 2, n = 39 Группа 3, n = 40
Бифидобактерии
11 ± 1
10,6 ± 0,3
10,0 ± 0,6
Лактобактерии
7±1
6,6 ± 0,3
6,6 ± 0,3
Citrobacter freundii
4,5 ± 0,5
4,5 ± 0,4
4,0 ± 1
Klebsiella oxytoca
5,3 ± 0,8
4,5 ± 0,4
4,7 ± 0,5
Klebsiella pneumonia
5,2 ± 0,7
5,5 ± 0,5
4,8 ± 0,4
4,2 ± 0,4
3,0 ± 0,8
2,2 ± 0,8
Staphylococcus aureus
Здесь и в табл. 2: жирным шрифтом выделены достоверные отличия (p < 0,05).
Таблица 2. Состав микрофлоры толстой кишки в 1-й, 2-й и 3-й
группах, по данным ПЦР в кале в реальном времени (КОЕ/г)
Микроорганизмы
Группа 1, n = 23 Группа 2, n = 39 Группа 3, n = 40
Общее количество
10,1 ± 0,3
10,1 ± 0,2
10,2 ± 0,2
микробов
8,5 ± 0,5
9,4 ± 0,3
Бифидобактерии
8,8 ± 0,3
Лактобактерии
5,8 ± 0,8
6,3 ± 0,8
6,2 ± 0,4
Bacteroides fragilis
8,6 ± 0,7
8,4 ± 0,5
8,4 ± 0,3
4,3 ± 0,8
5,1 ± 0,7
3,3 ± 0,3
Clostridium difficile
5,2 ± 0,2
5,8 ± 0,2
4,7 ± 0,4
Enterococcus spp.
Оценка состава фекальной микрофлоры, по результатам
посева кала на дисбактериоз (табл. 1), показала, что количество St. aureus в 1-й группе было достоверно выше, чем в конт­
рольной группе, и составило соответственно 4,2 ± 0,4 КОЕ/г
и 2,2 ± 0,8 КОЕ/г, p < 0,05.
При оценке состава фекальной микрофлоры с помощью
ПЦР в реальном времени (табл. 2) были получены несколько
отличающиеся от данных посева результаты. В частности,
у детей 2-й группы обнаружено более высокое количество
Cl. difficile – 5,1 ± 0,7 КОЕ/г, что достоверно выше, чем в
контрольной группе – 3,3 ± 0,3 КОЕ/г, p < 0,05. Достоверно
более высоким оказался и уровень Enterococcus spp.:
во 2-й группе – 5,8 ± 0,2 КОЕ/г, в контрольной группе –
4,7 ± 0,4 КОЕ/г, p < 0,05. По остальным представителям
микрофлоры достоверных различий между группами не обнаружено.
У 9 детей (23%) из 2-й группы диагностированы нетяжелые проявления гипоксически-ишемической энцефалопатии, в 1-й и контрольной группах сопутствующая патология
отсутствовала.
Коррекция функциональных расстройств в каждой группе
осуществлялась в зависимости от наличия диагностированной ЛН, а также с учетом вида вскармливания. 22 ребенка
(95%) из 1-й группы, находящиеся на грудном вскармливании, с установленной ЛН во время каждого кормления получали препарат Лактаза Бэби (Альта Хэлс, США). Содер­
жимое 1 капсулы (700 единиц) препарата добавлялось в
предварительно сцеженное грудное молоко (20–30 мл),
кормление начинали через несколько минут, сначала ферментированной порцией молока, затем грудью. Находящийся
на искусственном вскармливании 1 ребенок (4%) из первой
группы получал низколактозную смесь НАН Комфорт
(Нестле, Швейцария), содержащую живую пробиотическую
культуру Lactobacillus reuteri.
Во 2-й группе 20 детей (51%), находящихся на естественном вскармливании, получали пробиотический препарат
РелаЛайф (Верманн, Финляндия), содержащий живые
Lactobacillus reuteri Protectis, по 5 капель 1 раз в день во
время кормления. На искусственном вскармливании находилось 19 детей (48%) из 2-й группы, получавших в качестве
терапии низколактозную смесь НАН Комфорт (Нестле,
Швейцария), с содержанием живой пробиотической культуры Lactobacillus reuteri.
Период наблюдения за детьми 1-й и 2-й групп составил
28 дней, в течение которого кормящим грудью мамам было
рекомендовано исключить из своего рациона питания молоко, молочные продукты, сладости и бобовые. Кроме того,
каждая мама вела подробный дневник, в котором ежедневно отмечались: количество и объем кормлений, наличие и
продолжительность колик, длительность общего плача, ин-
тенсивность вздутия живота и газов, частоту и объем срыгиваний, связь всех симптомов с кормлением, а также возможные проявления аллергии.
В результате лечения у всех детей 1-й группы к концу
4-й недели отсутствовали колики. Уменьшение частоты и
объема срыгиваний отмечалось как в 1-й, так и во 2-й группах. В обеих группах отмечалось снижение выраженности
вздутия и газов. У детей 1-й группы наблюдалась положительная динамика в характере стула, с более густой консис­
тенцией и отсутствием кислого запаха. У детей 2-й группы,
имеющих запоры, наблюдалась нормализация частоты стула.
При повторном обследовании через 4 нед только у 2 де­
тей (8%) 1-й группы результаты ВДТ на ЛН оставались положительными. Признаки СИБР, по данным ВДТ, сохра­
нились у 12 детей (52%) 1-й группы, у всех детей (100%)
2-й группы эти признаки отсутствовали. Уровень кальпротектина снизился у 22 детей (95%) 1-й группы и у 29 детей
(74%) 2-й группы (рис. 2).
По данным повторного посева кала, количество St. aureus
в 1-й группе снизилось до 3,8 ± 0,4 КОЕ/г. По данным ПЦР в
реальном времени, уровень Cl. difficile во 2-й группе снизился
до 4,6 ± 0,7 КОЕ/г, а уровень Enterococcus spp. – до 5,6 ± 0,2
КОЕ/г. В 1-й и 2-й группах повысилось количество лактобацилл, в 1-й группе также увеличилось количество бифидобактерий.
С помощью графического анализа методом главных компонент (МГК) были установлены отличия между 1-й и 2-й груп­
пами по отношению к контрольной группе (рис. 3). Каждая
группа расположена на графике с учетом следующих параметров: базальный уровень водорода, прирост уровня водорода через 1 ч, данные посева кала на дисбактериоз, данные ПЦР кала. Достоверные отличия выявлены как между
НА РАССМОТРЕНИЕ
4
мг/г
600
500
400
300
200
до лечения
ФР ЛН
после
ФР без ЛН
Рис. 2. Уровень кальпротектина в кале у детей 1-й и 2-й групп
до и после лечения.
Значение нарушений кишечного микробиоценоза и лактазной недостаточности при функциональных расстройствах ЖКТ
Литература
7
6
5
4
3
2
1
0
–1
–2
–3
–4
–4
–3
–2
–1
0
1
2
3
4
ФР и ЛН
ФР и ЛН Лактаза-Бэби
ФР без ЛН НАН-комфорт
ФР без ЛН
ФР без ЛН РелаЛайф
Тест
Контр.
Рис. 3. Графический анализ МГК совокупных микробиологических показателей детей 1-й, 2-й и 3-й групп до и после лечения.
1. Бабин ВН, Домарадский ИВ, Дубинин АВ, Кондракова ОА. Биохимические и
молекулярные аспекты симбиоза человека и его микрофлоры. Росс хим
журн. 1994;38(6):66-78.
2. Парфенов АИ. Клинические проблемы дисбактериоза. Рос гастроэнтерол
журн. 1999;4:49-55.
3. Шендеров БА. Медицинская микробная экология и функциональное питание.
М., 1998; 220.
4. Тец ВВ. Справочник по клинической микробиологии. СПб.: Стройлеспечать;
1994; 224.
5. Gibson GR, Macfarlane GT. Human colonic bacteria: role in nutrition, physiology
and pathology. CRC Press, 1995;1-18.
6. Tannock GW. Normal microflora. London: Chapman & Hall; 1995;56.
7. Бабин ВН, Минушкин ОН, Дубинин АВ и др. Молекулярные аспекты симбиоза
в системе хозяин-микрофлора. Рос журн гастроэнтерол гепатол колопроктол.
1998;6:76-82.
8. Levitt MD, Hirsh P, Fetzer CA, Sheahan M, Levine AS. Н2 excretion after ingestion
of complex carbohydrates. Gastroenterology. 1987;92:383.
9. Коваленко АА, Гасилина ТВ, Бельмер СВ. Метеоризм: норма и патология.
Лечащий врач. 2008;2:38-43.
References
НА РАССМОТРЕНИЕ
основными группами, так и между 1-й и контрольной группой. На этом же графике продемонстрировано изменение
направления кластеров после лечения.
Таким образом, факторами риска развития ФР ЖКТ у
детей раннего возраста являются: патологическое течение
беременности и родов, антибиотикотерапия, позднее прикладывание к груди, докармливание смесью в роддоме,
недоношенность. Наиболее частыми проявлениями ФР ЖКТ
у детей раннего возраста являются кишечные колики и срыгивания.
Лактазная недостаточность всегда сопровождается синдромом избыточного бактериального роста в тонкой киш­
ке. Определение концентрации водорода в выдыхаемом
воздухе с помощью газоанализатора Лактофан-2 – удобный, точный, быстрый и неинвазивный метод диагностики
ЛН и избыточного бактериального роста у детей раннего
возраста.
Ферментный препарат Лактаза Бэби обладает хорошей
переносимостью, эффективен для устранения основных
симптомов лактазной недостаточности у детей, находящихся на грудном вскармливании. Пробиотическая культура Lactobacillus reuteri, входящая в состав препарата
РелаЛайф и смеси НАН Комфорт, способствует устранению всех симптомов функциональных расстройств у детей
раннего возраста и параллельной коррекции нарушений
микробиоценоза и устранению признаков воспаления в
кишечнике.
1. Babin VN, Domaradskiy IV, Dubinin AV, Kondrakova OA. Ross khim zhurn.
1994;38(6):66-78. Russian.
2. Parfenov AI. Ros gastroenterol zhurn. 1999;4:49-55. Russian.
3. Shenderov BA. Meditsinskaya mikrobnaya ekologiya i funktsionalnoye pitaniye. M.,
1998; 220. Russian.
4. Tets VV. Spravochnik po klinicheskoy mikrobiologii. SPb.: Stroylespechat; 1994;
224. Russian.
5. Gibson GR, Macfarlane GT. Human colonic bacteria: role in nutrition, physiology
and pathology. CRC Press, 1995;1-18.
6. Tannock GW. Normal microflora. London: Chapman & Hall; 1995;56.
7. Babin VN, Minushkin ON, Dubinin AV i dr. Ros zhurn gastroenterol gepatol
koloproktol. 1998;6:76-82. Russian.
8. Levitt MD, Hirsh P, Fetzer CA, Sheahan M, Levine AS. N2 excretion after ingestion
of complex carbohydrates. Gastroenterology. 1987;92:383.
9. Kovalenko AA, Gasilina TV, Belmer SV. Lechashchiy vrach. 2008;2:38-43. Russian.
Информация о соавторах:
Кубалова Саида Султановна, аспирант кафедры гастроэнтерологии ФПК
и ПП Санкт-Петербургского государственного педиатрического
медицинского университета
Адрес: 194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, 2
Телефон: (812) 778-0661
Дмитриенко Марина Александровна, кандидат химических наук,
генеральный директор ООО «Ассоциация Медицины и Аналитики»
Адрес: 199034, Санкт-Петербург, 17 линия В.О. 4-6
Телефон: (812) 380-7699
Джагацпанян Игорь Эдуардович, кандидат технических наук,
заведующий лабораторией ООО «Ассоциация Медицины и Аналитики»
Адрес: 199034, Санкт-Петербург, 17 линия В.О. 4-6
Телефон: (812) 321-7501
5
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа