close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

-20% -40% - К;pdf

код для вставкиСкачать
Л. Н. Переяшкина
канд. филол. наук, доцент
Пятигорского филиала РГТЭУ
Языковая детерминированность
английских сокращений
В исследовании структурных типов сокращений, обычно выделяют
два аспекта рассмотрения проблемы. Первый связан с изучением
аббревиатуры как результативной единицы словообразовательного
акта. Второй - со структурой исходного наименования (коррелята),
подвергающегося той или иной степени элиминации. Думается,
заслуживает внимания в этой связи позиция Р. Моги-левского,
обозначившего изучение единицы языка, появившейся в результате
процесса аббревиации как «синхроническое описание», изучение же
коррелята, предоставляющего конституирующие элементы, - как
«диахроническое»
[4,
с.
37].
Представление
структурных
закономерностей аббревиатуры как результативной единицы
опосредовано, т. е. через призму эксплицитной структуры, позволяет
совместить оба плана. Эксплицитная графическая структура,
мотивирующая фонетическую структуру аббревиатуры, наделена
определенным инвентарем строительных элементов и правилами их
построения.
Как известно, узус является реализацией системы. Лексические
аббревиатуры создаются не из произвольных, но реальных структурных
моделей, системную организацию которых обусловливает стремление к
типизации.
Системность
графики
представляет
множество
возможностей, из которых при актуализации в речи совершается выбор
[5]. Типизация структурно неоднородных моделей аббревиатур
лингвистически детерминирована. Изучение системных свойств,
определяющих упорядоченность сокращений,
рассматривается как одна из центральных задач в большинстве исследований английской аббревиации. По мнению лингвистов, характер
системной ориентации объясняется воздействием: 1) языковой нормы;
2) фактора аналогии; 3) регулярных моделей. Содержание, которое
вкладывается в обозначенные понятия, обусловлено воздействием трех
начал:
исходного
развернутого
наименования
(коррелята),
аббревиатурной модели и структурного типа обычных слов [2, с. 7478].
Данная специфика структурных моделей рассматривается нами, с
одной стороны, как широкий процесс, определяющий их
упорядоченность в системе виртуальных знаков, с другой - как
пополнение существующих структурных парадигм новыми сокращенными единицами. Например: N-bomb - neutron bomb, nuclear bomb;
N-carrier(s) - nuclear-powered aircraft carrier(s); N-defence -nuclear
defence; N-peace - nuclear peace. Ведущим фактором при этом является
фактор аналогии. Принятое в словообразовании деление аналогии на
внутреннюю и внешнюю в аббревиации условно, поскольку различные
структурные типы сокращений являют пример разных аналогий, в
некоторых же сосуществуют обе. При этом воздействие коррелята не
всегда оказывается преобладающим. Аббревиатуры проявляют
структурную самостоятельность, представляя не все единицы исходной
полной
формы.
Нарушая
линейную
последовательность
представленных в них компонентов, например: EUROTEST - European
Association of Testing Institution; memistor - variable resistor with memory.
Такую же независимость от строения коррелята демонстрируют
аббревиатуры, включающие компоненты, которых нет в исходном
наименовании: ACIMS - Aircraft Component Management System;
rodeocade - rodeo parade.
Подобная самостоятельность подтверждает выводы о том, что
аббревиатура становится менее зависимой от строения коррелята и
обусловливается структурой уже существующих моделей. Однако
независимо от степени мотивации, при безусловном воздействии
устоявшейся аббревиатурной модели на образование новых сокращений, аббревиатуры являются единицами вторичной номинации.
Пополнение
существующих
структурных
парадигм
новыми
сокращенными единицами отнюдь не противоречит утверждению, что
об аббревиации мы говорим тогда, когда в системе языка в данный
период его развития сосуществуют полные и сокращенные формы [1, с.
72].
Данное утверждение верно в случаях преобладающего влияния
языковой нормы на структуру аббревиатур, когда последние
проявляют наибольшее сходство с обычными словами. Это, прежде
всего, усечения типа repro - reproduce; com - comedy; accy - accessory.
Цельнооформленность и законченность данной модели сокращений
обусловлены совместным воздействием характерных для английского
языка рецессивной тенденции и моносиллабизма. Это дает возможность
допустить, что усечения являются единственным типом аббревиатур, в
основе которого лежит не графическая, но звуковая форма.
Лингвистическая детерминированность выражена в типах
суффиксально оформленной структуры сокращений. Например: commo
- communication; Prezy - president (usually college or university).
Следует подчеркнуть, что эвристические возможности английской
языковой нормы проявляются в полной мере в стремлении системы
восстановить утраченное графическим происхождением большинства
аббревиатур равновесие, создавая сокращения, фонетическая
реализация которых соответствует орфоэпической норме, принятой для
обычных слов. К этому структурному типу мы относим те акронимы,
которые получили лексический статус, и транскрипционная запись
которых зафиксирована словарями: NATO - North Atlantic Treaty
Organization; laser - light amplification by stimulated emission of radiation.
Фактический материал демонстрирует примеры перехода алфабетизмов в акронимы путем установления графического соответствия
звуковому составу, например: jaycee - Junior Chamber of Commerce.
Однако особый интерес представляет языковая природа акромонимов
(акроним + омоним) [3, c. 70]. Трудно дифференцировать акромонимы,
возникшие случайно, в результате инициальной аббревиации и
преднамеренно созданные с помощью обратной деривации от
желаемого сочетания начальных букв: alarm -automatic light aircraft
readiness monitor; CHANCE - Complete Help and Assistance necessary for
College Education. Сопоставительный анализ акромонимов выявил ряд
закономерностей их лингвистической детерминированности. Прежде
всего, отметим примеры графического расширения - использования в
структуре акромо-нима не только инициальных букв, но и
буквосочетаний, обеспечивающих омонимичность формы: COMPACT Compatible Algebraic Compiler and Translator; TREAT - Transient Reactor
Test Experiment.
Как показывают примеры, для акромонимов закономерна и
обратная тенденция - графическое сужение, т. е. непредставление в его
составе тех или иных компонентов коррелята, препятствующих
созданию аббревиатуры, омонимичной по форме общеупот
ребительному слову: CLASSMATE - Computer Language to Aid and Stimulate
Scientific, Mathematical and Technical Education.
Абсолютное большинство акромонимов омонимично корневым словам.
Незначительное число акромонимов омонимично словосочетаниям.
Выделяются акромонимы, омонимичные географическим названиям: PARIS Pulse Analysis-Recording Information System.
Заметное место в корпусе сокращений занимают акромонимы,
омонимичные именам собственным и именам мифологических героев:
MIDAS - Maintenance Inteprated Data Access System.
Мы выделяем акромонимы, омонимичные общеупотребительным
словам, лексическое значение которых характеризует свойства предметов
или явлений, обозначенных сокращениями: WOMAN -World Organization of
Mothers of All Nations, - и экспрессивно окрашенные акромонимы. Например:
MANIAC - Mechanical and Numerical Integrator and Calculator.
Анализ фактического материала выявляет примеры релевантности
фонетической структуры коррелята в графическом оформлении аббревиатур:
rafax - radar facsimile transmission; ambish -ambition; Nefos - New Emerging
Force. Данные факты не противоречат тезису, что произношение
аббревиатуры определяется, скорее, ее графическим обликом, нежели
звучанием полной формы.
Таким образом, системность графики представляет множество
возможностей, из которых при актуализации в речи совершается выбор.
Рассмотренные примеры различных структурных моделей аббревиатур
демонстрируют в той или иной степени определенную лингвистическую
детерминированность, тождественность или идентичность корреляту,
аббревиатурной модели или структурному типу обычных слов.
Литература
1. Борисов В.В. Аббревиация и акронимия: Военные и научно-технические сокращения в
основных языках. М., 1972.
2. Елдышев А.Н. Строение и мотивированность сокращенных слов : дис. . . . канд. филол.
наук. М., 1985.
3. Косериу Э. Синхрония, диахрония и история: (Проблема языкового изменения) // Новое
в лингвистике. М., 1963.
4. Могилевский Р.И. Аббревиация как лингвистическое явление : автореф. дис. . . . канд.
филол. наук. Тбилиси, 1980.
5. Hielmslev L. [Text] // Language. N.Y., 1970.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа