close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Институт всеобщей истории РАН

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
РЯБИЧЕНКО АРКАДИЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ
ТРАНСФОРМАЦИЯ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ШВЕЦИИ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА И ПАРТИЯ
ШВЕДСКИЕ ДЕМОКРАТЫ
Специальность: 07.00.03 – всеобщая история (новейшая история)
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Калининград – 2014
Работа выполнена на кафедре истории Института гуманитарных наук
Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Балтийский федеральный
университет имени Иммануила Канта»
Научные руководители:
Шендерюк Марина Геннадьевна
кандидат исторических наук, доцент
Чернышева Ольга Васильевна
доктор исторических наук
Официальные оппоненты:
Величко Ольга Ивановна
доктор исторических наук, ведущий
научный сотрудник Центра
политологии и политической
социологии Института социологии
РАН
Плевако Наталия Сергеевна
кандидат исторических наук, ведущий
научный сотрудник Центра партийнополитических исследований Института
Европы РАН
Ведущая организация:
Московский государственный
университет им. М.В.Ломоносова
Защита состоится «______» __________ 2014 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 002.249.01, созданного на базе Института всеобщей истории РАН, по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, д. 32 а.
С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете Института
всеобщей истории РАН и на сайте www.igh.ru
Автореферат разослан «______» ___________ 2014 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат исторических наук
Сокольская Н.Ф.
Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. Работа выполнена в рамках
дисциплины, занимающейся исследованием Северной Европы – нордистики. Особенно актуальным исследование делает неизученность последнего
периода трансформации партийно-политической системы Швеции, в том
числе истории партии Шведские демократы в отечественной историографии. Актуальность изучению Шведских демократов придают результаты
состоявшихся в сентябре 2014 г. выборов в риксдаг, по итогам которых
националисты стали третьей по величине партией шведского парламента.
Рост межэтнической напряженности, наблюдающейся в шведском
обществе с конца 80-х гг. XX в., вылился в спорадические этнические беспорядки в иммигрантских предместьях городов Швеции. Угроза того, что
такие беспорядки станут обыденным явлением, а также рост террористической опасности (впервые в истории в 2010 г. в Швеции произошла попытка исламистского террористического акта) придают особую актуальность исследованию социально-демографических предпосылок успеха националистической партии Шведские демократы, идеология которой зиждется на тезисе о необходимости ограничительной миграционной политики.
Тема исследования актуальна в свете стоящих перед Россией новых
вызовов. Шведский опыт может быть полезен при формировании отечественной миграционной политики. Интеграция мигрантов в социум вместе с
рядом других затронутых в исследовании вопросов важна не только для
Швеции.
Результаты проведенного исследования могут быть полезны не только историкам, но также экономистам, политологам и социологам.
Степень научной разработанности проблемы. Исследования по
изучаемой тематике ведутся в рамках двух направлений: историография
шведских политических партий в целом (с приоритетом истории СДРПШ)
и историография партии Шведские демократы.
В советский период научные труды, посвященные новейшей истории
Швеции, имели своим объектом историю Социал-демократической рабочей партии Швеции (СДРПШ), как партии, формировавшей правительства
и создавшей шведское социальное государство. Исключение составили работы А.А. Комарова1, посвященные Народной партии – Либералы, затрагивающие также историю других правоцентристских партий Швеции.
Советские историки критиковали шведских социал-демократов за
реформистскую (с точки зрения марксистской историографии – оппортунистскую) эволюцию идеологии, в ходе которой партия отказалась от радикальных требований социализации промышленности и введения респуб 1
См., например: Комаров А.А. Шведские либералы и пенсионная реформа 1950-х гг. //
Северная Европа. Проблемы новейшей истории. Отв. ред. О.В.Чернышева. М.:
Наука, 1988. С.148-159.
3 лики и остановилась на частичной социализации сферы распределения.
Тем не менее, в исследованиях положительно характеризовались реформы
30-х годов, в результате которых в Швеции было создано социальное государство. Новый этап в исследовании шведской социал-демократии был ознаменован появлением на стыке 60-х – 70-х гг. работ О.К. Тимашковой2, в
которых была предпринята попытка более объективного исследования
СДРПШ. Несмотря на односторонность марксистской трактовки событий
шведской новейшей истории, вклад советских скандинавистов в исследование политической жизни Швеции трудно переоценить.
Среди работ конца советского периода следует отметить посвященную СДРПШ монографию Н.С. Плевако3, автор которой обращается к двадцатилетнему периоду истории шведской социал-демократии. В постсоветской историографии шведских политических партий в свете исследуемой темы особого внимания заслуживает посвященная итогам выборов
2006 г. статья этого же автора, в которой справедливо отмечается особая
значимость прихода к власти правоцентристского Альянса под управлением Умеренной коалиционной партии (УКП)4. Внутрипартийная борьба в
СДРПШ и ее отношения с УКП в 70-е – 80-е г. XX в. исследуются в диссертации И.Н. Викторова, посвященной событиям, развернувшимся вокруг
проекта фондов наемных работников5.
Среди шведских историков, занимающихся проблемами истории
шведских политических партий, следует назвать Ч. Эстберга, отмечающего
переход СДРПШ на позиции неолиберализма уже в 80-е г. XX в.6 По его
мнению, с приходом на пост председателя СДРПШ С. Левена в 2011 г.
движение партии вправо продолжилось7.
Серьезный вклад в исследование идеологии СДРПШ внес шведский
историк Н. Гетц. Небесспорная мысль автора об использовании одного из
главных элементов риторики шведских социал-демократов – термина «дом
2
Тимашкова О. К. Шведская социал-демократия у власти, М., 1962. – 271 с. Она
же. Скандинавская социал-демократия: проблемы и тенденции развития (1945—
1975): дисс. … докт. ист. наук. – М., 1976.
3
Плевако Н.С. Швеция: реформизм против реформы?: К проблеме ”экономической демократии” в 60-80-е гг. М.: Наука, 1990. – 109 с.
4
Она же. Выборы в Швеции. Смена курса // Современная Европа. 2007. №3.
С. 72-85.
5
Викторов И.Н. Борьба вокруг фондов наемных работников в условиях кризиса
шведской модели (1970-е — середина 1980-х гг.): автореф. дис. ... канд. ист.
наук. Екатеринбург, 2005. — 25 с.
6
Östberg K. Swedish Social Democracy after the Cold War: Whatever Happened to
the Movement? // Social democracy after the cold war. Edmonton: Athabasca
University Press, 2012. P. 205-234.
7
Ibid. P. 212-234.
4 для народа» не только правыми политиками, но также и представителями
из ультраправого лагеря, представляет значительный интерес8. В похожем
ключе выполнены работы Х. Дальквиста9.
В число шведских историков, занимающихся СДРПШ и «домом для
народа», входит Й. Андерссон, чья диссертация посвящена трансформации
шведской социал-демократии после Второй мировой войны10. Среди работ
исследователя следует выделить книгу, в которой отмечается популярность понятия «дом для народа» в сегодняшней Швеции11.
В исследовании, анализирующем роль и место ЦОПШ в создании
шведской модели социально-экономического развития, заслуженный
шведский историк Б. Строт обоснованно характеризует подготовку проекта общественных фондов наемных работников как закономерный итог роста левых настроений.12 Идеологию УКП изучает Л. Магнуссон, отмечающий ее двойной характер, соединяющий в себе как консервативное, так и
либеральное наследие13.
Нужно отметить, что в 90-е гг. XX в., по мере отхода от довлевшей
прежде марксистской методологии, в отечественной историографии стали
появляться работы нового типа, помогающие раскрыть социальноэкономические предпосылки трансформации шведской партийно-политической системы.
История феминистского движения Швеции описывается в работах А.
Павловой и Т.В. Тиайнен14. Место и роль религии в современном шведском обществе рассматриваются в исследованиях О.В. Чернышевой15.
8
См.: Götz N. Att lägga historien till rätta // Tvärsnitt . 2002. №24. S. 34; Götz N. The
modern Home Sweet Home // The Swedish Success Story? Stockholm: Axel and
Margret Ax:son Johnson Foundation, 2004. P. 99.
9
См., например: Dahlqvist H. Debatt. Folkhemsbegreppet: Rudolf Kjellén vs Per
Albin Hansson // Historiskt Tidskrift (Sweden). 2002. S. 444-465.
10
Andersson J. Mellan tillväxt och trygghet: idélinjer i socialdemokratisk socialpolitik
under efterkrigstiden. Uppsala: Uppsala univ. Ekonomisk-historiska inst. 2002. - 89 s.
11
Andersson J. När framtiden redan hänt: socialdemokratin och folkhemsnostalgin.
Stockholm: Ordfront, 2009. – 234 s.
12
Stråth B. Mellan två fonder: LO och den svenska modellen. Stockholm: Atlas, 1998.
– 339 s.
13
Magnusson L. Håller den svenska modellen?: arbete och välfärd i en globaliserad
värld. Stockholm: Norstedts akademiska förlag, 2006. S.265.
14
См., например: Павлова А. Формирование политики равноправия полов в
Швеции в 1960-70-е годы: автореферат дис. ... кандидата исторических наук:
07.00.03 / Павлова Анастасия Николаевна. – Москва, 2005. – 20 с., Тиайнен Т.В.
«Государственный феминизм» в Швеции во второй половине XX века // Вопросы истории. 2007. № 1. С.125-134.
15
См., например: Чернышева О.В. Новая роль церкви в мультикультурной Швеции // Новая и новейшая история. 2007. № 5. С. 39–49.
5 Крупнейшим отечественным историческим исследованием, посвященным
иммиграционной политике Швеции, стала ее монография, вышедшая в
свет в 2012 г. в соавторстве с Н.С. Плевако16.
Поскольку новейшая история политических партий слабо затронута
отечественной исторической наукой, представлялось целесообразным обратиться к исследованиям российских экономистов17.
История партии Шведские демократы никак не затронута российской исторической наукой. Исследованием Шведских демократов занимаются представители отечественной политологической науки (Е.Г. Болотникова18, Е.В. Толстова19), а также шведские политологи (А. Хеллстрем20,
М. Линдберг21, А. Саннерстед22, С. Хольмберг23), социологи (Й. Рюдгрен24) и публицисты (С. Ларссон, М. Экман, Д. Пул25, Х. Андерссон26).
Объектом исследования является партийно-политическая система
Швеции. Предмет исследования – процесс трансформации шведской партийно-политической системы в период с 1988 по 2012 г.
16
Плевако Н.С., Чернышева О.В. Можно ли стать шведом? политика адаптации и
интеграции иммигрантов в Швеции после Второй мировой войны. Москва:
URSS, 2011. – 316 с.
17
См., например: Гришин И. Выборы в Швеции: судьбоносный сдвиг? // Мировая экономика и международные отношения. 2007. №3. С. 58-60
18
См., например: Болотникова Е.Г. Праворадикальные партии современной
Швеции // Вестник МГИМО-Университета. 2011. №5(20). С. 174-181.
19
Новикова И.Н., Толстова Е.В. Партийная система Швеции в свете парламентских выборов 2010 года // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2010. том 7.
№3. С. 165, 172.
20
Hellström A. Vi är de goda: den offentliga debatten om Sverigedemokraterna och
deras politik. Stockholm: Hägersten, Tankekraft, 2010. – 243 s.
21
См. например: Lindberg M. En nytänkt och parlamentarisk nationalsocialism.
Analys av Sverigedemkraternas ideologi och program // Nerikes Allehanda. 2010. 11
oktober.
22
Sannersted A. Sverigedemokraterna i Skåne // Regional demokrati: om politik och
medier i Skåne / Susanne Johansson (red.) Göteborg: SOM-institutet, Göteborgs
universitet, 2010. S. 100-106.
23
Holmberg S. Sverigedemokrater - vilka är dom och vad vill dom? // Det nya Sverige.
Trettiosju kapitel om politik, medier och samhälle. SOM-undersökning 2006. SOMrapport nr. 41. Göteborg: Göteborg Universitet. S. 159-168.
24
См. например: Rydgren, J. Radical Right-wing Populism in Denmark and Sweden:
Explaining Party System Change and Stability // The SAIS Review of International
Affairs. 2010. Vol. 30(1). S.57–71.
25
См. их совместные работы, например: Larsson S., Ekman M. Sverigedemokraterna – den nationella rörelsen. Stockholm: Ordfront, 2001. – 364 s., Ekman M., Poohl
D. Ut ur skuggan. En kritisk granskning av Sverigedemokraterna. Stockholm: Natur &
Kultur, 2010. – 445 s.
26
Andersson H. Från Bevara Sverige svenskt, BSS 1979 till Sverigedemokraterna
2006. Stockholm: Fakta / Argument, 2007. – 63 s. 6 Цели и задачи исследования. Цель работы – исследовать процесс
трансформации партийно-политической системы Швеции в конце XX –
начале XXI в. и определить, какое место в этом процессе занимает партия
Шведские демократы. Поставленная цель предполагает последовательное
решение следующих задач:
1. Выявить главные черты и особенности трансформации шведской
партийно-политической системы в период с 1988 по 2012 г.
2. Выделить основные этапы истории развития партии Шведские демократы, определить социально-демографические предпосылки поддержки
партии избирателями, проанализировать эволюцию партийной идеологии.
3. Исследовать предвыборную кампанию 2010 г. как проявление процесса трансформации шведской партийно-политической системы.
Хронологические рамки работы охватывают период с конца 80-х гг.
(создание партии Шведские демократы, появление в парламенте Партии
защиты окружающей среды – Зеленые) по 2012 г. (чистка рядов внутри
Шведских демократов и ротация руководства ряда парламентских партий в
преддверии выборов 2014 г.) Вместе с тем, в некоторых параграфах исследование выходит за названные хронологические рамки.
Научная новизна исследования. В работе впервые выявлены тенденции развития партийно-политической системы Швеции в конце XX –
начале XXI в. Проведено комплексное исследование истории партии
Шведские демократы, определены причины ее поддержки избирателями на
парламентских выборах 2010 г., выявлены основные этапы партийной истории. Анализируются основные положения идеологии Шведских демократов, дополняющие предложенные шведскими и российскими исследователями характеристики. На основе материалов шведских периодических
изданий выявлены основные темы политических дискуссий предвыборной
кампании 2010 г. Проведен комплексный анализ шведских политических
партий нового типа. Комплексный характер исследования обеспечивает
привлечение широкого спектра источников, часть которых впервые вводится в научный оборот.
Теоретическая и практическая значимость работы. Работа задает
новые направления исследований политической истории Швеции, позволяет понять вектор развития внутриполитической жизни Швеции конца
XX – начала XXI в. Результаты исследования могут быть использованы
при подготовке магистерских и аспирантских программ по истории и политологии; их также могут использовать представители МИД РФ и российские политики всех уровней при планировании долгосрочных отношений со Швецией. Отдельные темы, затронутые в диссертации (пути преодоления межэтнических конфликтов, вопросы гендерного просвещения),
в последние годы становятся особенно актуальными для России.
Методология и методы исследования. В основу исследования положены принципы научной объективности и историзма. Отход от тради7 ционного описательного подхода позволяет использовать методы политической истории, предполагающие реализацию междисциплинарного подхода в рамках синтеза наук. Общий анализ информации по проблематике
исследования осуществляется с помощью метода системного анализа. Использование макроперспективы (анализ социально-экономических предпосылок изменения политической системы Швеции) сочетается в работе с
использованием микроперспективы (анализ биографий и взглядов отдельных шведских политиков). Междисциплинарный подход реализуется при
исследовании социально-экономических предпосылок поддержки партии
Шведские демократы избирателями: с позиций демографии осуществляется сравнительный анализ демографических пирамид за 1900 и 2010 гг.
Обращение к личностям лидеров шведских политических партий позволяют персонифицировать исторические явления. При исследовании националистических партий Северной Европы применяется компаративный
метод.
Под партийно-политической системой, центральным компонентом
которой являются политические партии и их взаимодействие, традиционно
понимается политическая структура, состоящая из совокупностей партий
разного типа. Региональный и местный уровни власти Швеции в работе
детально не рассматриваются, поскольку основные тенденции трансформации партийно-политической системы преимущественно отражаются на
масштабном уровне. Под трансформацией партийно-политической системы понимается политический процесс существенного изменения условий и
механизмов функционирования партийно-политической системы в целом
или ее отдельных частей, ведущих к возникновению новых форм политических организаций и институтов, к смене форм государственного правления или политического режима.
Источниковая база исследования. При написании работы использовались источники на русском, английском, шведском, финском, датском
и норвежском языках. Основными категориями источников являются:
Законодательство. Конституция Швеции от 27 февраля 1974 г.27,
Правительственное предложение по политике миграции 1985 г.28 и Закон о
трудовой миграции 2008 г.29
Документы риксдага. Протоколы ряда заседаний шведского парламента, проходивших в период с 1989 по 2011 г.30
27
Конституция Швеции // Конституции государств Европейского Союза. М.:
ИНФРА-М: НОРМА, 1997. С. 701-802.
28
Regeringens proposition 1985/86:98 om invandrarpolitiken. Norstedts Tryckeri,
Stockholm, 1986. – 320 s.
29
Regeringens proposition 2007/08:147. Nya regler för arbetskraftsinvandring. Stockholm, 2008. – 93 s.
30
Riksdagens protokoll 1989/90:139. Tisdagen den 12 juni // Sveriges Riksdag [сайт].
URL: http://data.riksdagen.se/dokument/GD09139/html (дата обращения: 12.04.2013);
8 Документы политических партий и организаций. Агитационные материалы и программные документы ряда шведских парламентских партий,
а также финской парламентской партии Истинные финны.
Программный характер носят книги, написанные лидерами двух
противоборствующих политических блоков Швеции в 2010 г.31 Также использованы отчеты Партии центра32, Левой партии33 и Партии защиты окружающей среды – Зеленые34. Среди программных документов Социалдемократической партии Швеции (СДРПШ) следует выделить брошюру,
подготовленную в 1988 г. совместно с Центральным объединением профсоюзов Швеции (ЦОПШ)35. Сравнение политики СДРПШ и УКП в Европейском парламенте проведено Левой партией в восьмистраничной брошюре36. Официальные выступления лидеров политических партий представлены Первомайской речью 2011 г. председателя СДРПШ Х. Юхольта37.
Материалы СДРПШ и ЦОПШ хранятся в Архиве и библиотеке рабочего движения (г. Стокгольм). Помимо выводов партийной комиссии, ана Riksdagens protokoll 2004/05:37. Torsdagen den 25 november // Sveriges Riksdag
[сайт]. URL: http://www.riksdagen.se/sv/Dokument-Lagar/Kammaren/Protokoll/_
GS0937/ (дата обращения: 12.04.2013); Riksdagens protokoll 2010/11:35. Onsdagen
den 15 december // Sveriges Riksdag [сайт]. URL: http://www.riksdagen.se/sv/
Dokument-Lagar/Kammaren/Protokoll/_GY0935/ (дата обращения: 12.04.2013);
Riksdagens protokoll 2011/12:129. Onsdagen den 13 juni // Sveriges Riksdag [сайт].
URL: http://www.riksdagen.se/sv/Dokument-Lagar/Kammaren/Protokoll/Riksdagensprotokoll-2011121_GZ09129/ (дата обращения: 12.04.2013); Riksdagens protokoll
2011/12:117. Torsdagen den 24 maj // Sveriges Riksdag [сайт]. URL: http://www.
riksdagen.se/sv/Dokument-Lagar/Kammaren/Protokoll/_GZ09117/ (дата обращения:
12.04.2013).
31
Sahlin M. Möjligheternas land: min vision för Sverige. Stockholm: Norstedts, 2010.
- 287 s., Reinfeldt F., Berglöf M. Framåt tillsammans: min berättelse om
föregångslandet Sverige. Stockholm: Moderata samlingspartiet, 2010. – 121 s.
32
Partistyrelsen för Centerpartiets Riksorganisation. Org nr. 80200-5420 får härmed
avge Årsredovisning och koncernredovisning för räkenskapsåret 2011-01-01 – 201112-31. Stockholm: Centreparties Riksorganisation, 2011. – 20 s.
33
Från traditionellt kommunistparti till socialistiskt vänsterparti: rapport från
Vänsterpartiets analysgrupp. Stockholm: Vänsterpartiet, 2005. – 76 s.
34
Rapport från vårt första riksdagsår 1988/89. Miljöpartiet De gröna. Band 1.
Stockholm: Partiet, 1989. – 528 s.
35
Upprop! Sida vid sida för rättvisa och solidaritet. Stockholm: Landsorganisation i
Sverige, 1988. – 5 s.
36
Eriksson B., Hermansson S. S+M = Sant. En jämforelse mellan socialdemokreternas
och moderaternas program och agerande i EU-parlamen. Stockholm: Vänsterpartiet,1999. S. 6-7.
37
Första maj-tal 2011 [Электронный ресурс] // Socialdemokraterna. - Режим доступа:
http://www.socialdemokraterna.se/Var-politik/Arkiv/Partiordforanden/Hakan-Juholt/
Tal/2011/Forsta-maj-tal-2011/ (дата обращения: 01.12.2012).
9 лизировавшей тактику буржуазных (правоцентристских) партий на выборах
1985 и 1988 г.38, используется сборник исследовательских и дискуссионных
материалов, посвященных пересмотру партийной программы в 1990 г.39
К рассматриваемой категории источников следует отнести направленные против партии Шведские демократы агитационные материалы фонда «Экспо»40.
Среди источников, посвященных Шведским демократам, следует назвать материалы партийного издания за 1989-1990 г.41, программу 1989 г.42
При написании работы также использовались программа партии 1999 г.43,
программный документ на выборах 2010 г.44 и «Программа принципов»
2011 г.45
Статистика. Результаты опросов общественного мнения, проводившихся в период с 1986 по 2009 г., представлены в сборнике «Шведские
тренды»46. Также были использованы материалы Центрального бюро статистики, Шведской конфедерации предпринимателей и сайта «Экономифакта»47.
38
Arbetarrörelsens arkiv och bibliotek. Arkivnr. 1889 1988:093. Systemskifte i
Sverige. Utredningsrapport № 6/88. Stockholm: Socialdemokratiska partiexpedition,
1988. – 18 s.
39
Arbetarrörelsens arkiv och bibliotek. Arkivnr. SAP 4: 3 1990. Partiprogrammet. 1990.
Studie- och diskussionsmaterial inför programrevision. Stockholm: SAP, 1989. – 23 s.
40
Bengtsson, A. Sverigedemokraterna har fel Stockholm: Stiftelsen Expo, 2008. – 69
s., Sverigedemokraterna har fel. Studieplan. Stockholm: Expo, 2008. – 5 s.,
Sverigedemokraterna har fel igen / red.: A. Bengtsson. Stockholm: Stiftelsen Expo,
2009. – 61 s
41
Detta vill Sverigedemokraterna // Sverige-Kuriren. 1988. №1. S.23;
Sverigedemokraternas kupp i Globen // Sverige-Kuriren. 1989. №5/6. S. 7-8; Om
dödstraffet // Sverige-Kuriren. 1990. №10. S.23.
42
För Sveriges bästa: Sverigedemokraternas program. Stockholm: Sverigedemokraterna, 1989. – 15 s.
43
Sverigedemokraterna: ett nationellt mittenparti med ekologisk grundsyn. Stockholm:
Sverigedemokraterna. – 20 s.
44
99 förslag för ett bättre Sverige. Sverigedemokraternas kontrakt med väljarna 2010 –
2014. Stockholm: 2014. – 20 s.
45
Sverigedemokraternas principprogram 2011. Stockholm: Sverigedemokraterna. – 36 s.
46
Svenska trender. 1986-2009 / red.: Hölmberg S., Weibull L. Göteborg: SOMInstitutet. Göteborg Universitet, 2010. – 68 s.
47
Arbetsmarknad och integration. Januari 2010. Stockholm: Svenskt Näringsliv, 2010. –
74 s; Barnfattigdom i Sverige. Årsrapport 2010. Rädda barnen. Stockholm: Rädda
barnen. – 46 s; Befolkningspyramiden för Sverige. Örebro: Statistiska centralbyrån,
2010. – 4 s; Befolkningsutveckling 1900–2011 och prognos 2012–2060 [Элект
ронный ресурс] // Statistiska centralbyrån. - Режим доступа: http://www. scb.se/
Pages/TableAndChart____273426.aspx (дата обращения: 01.09.2011); Döda och
medellivslängd: Allt fler lever uti hundrade år [Электронный ресурс]. // Statistiska
centralbyrån. – Режим доступа: http://www.scb.se/Pages/Article____333965.aspx (да10 Периодические издания и СМИ. Информационные и аналитические
материалы ведущих СМИ Швеции («Дагенс Нюхетер», «Свенска Дагбладет», «Экспрессен», «Афтонбладет», «Метро студент магазинетс», «Нойесгиден» и «Велфэрд»). Ииспользовано значительное число материалов региональных изданий Западной Швеции («Гетеборгс-Постен») и Северной
Швеции («Ленстиднинген Эстерсунд», «Тиднинген Онгерманланд»). Привлечены материалы СМИ Дании («Копенгаген Пост») и Финляндии («Новые рубежи», «Эстерботтенс Тиднинг» и «Свенска Юле»), шведского телевидения SVT и Радио Швеции SR.
Используются материалы шведских электронных СМИ («Сверьересурсер», «Экономиефакта», «Миграшунинфо»). К этой категории источников относятся также публикации блогов («Анти СД», «СД хар фель»,
«365Мальме», «Блеф Шведских демократов», блоги эксперта фонда «Экспо» Александера Бенгтссона и лидера Партии центра Анн Лееф, сайта
«Ньюсмил»).
Мемуары. Автобиографическая книга М. Салин48 и сборник воспоминаний деятелей партии Шведские демократы49.
Электронные ресурсы. Широкий спектр информации представлен на
сайтах шведских органов власти, парламентских партий. Большую ценность для изучения истории Шведских демократов представляет созданный в 2013 г. постоянно пополняемый интернет-портал «СД-Аркивет».
Также в работе используются материалы сайтов националистических партий Дании, Финляндии и Норвегии.
та обращения: 01.09.2011); Fackföreningsrörelsen och arbeträsslig lagstifting i
Sverige med en internationell utblick. Projekt. Utlandsprogrammet. Radio Sweden.
Centralredaktionen den 12 juli 1982 MS. – 14 s; Fler kvinnor än män ingår samkönade
äktenskap [Электронный ресурс] // Statistiska Centralbyrån. – Режим доступа:
http://www.scb.se/sv_/Hitta-statistik/Artiklar/Fler-kvinnor-an-man-ingar-samkonadeaktenskap/ (дата обращения: 10.10.2013); Födda: Minskat barnafödande
[Электронный ресурс] // Statistiska centralbyrån. - Режим доступа: http://www.
scb.se/Pages/Article____333981.aspx (дата обращения: 10.09.2012); Statistik för
alla. 2013. Stockholm: Statistiska Centralbyrån, 2013. S.4; Sveriges framtida
befolkning 2012–2060. Stockholm: Statistiska centralbyrån, 2012. – 266 s; Tegsjö B.
Integrationen på arbetsmarknaden. För vilka och var har den lyckats bäst? Stockholm:
Statistiska Centralbyrån, 2003. – 17 s; Utländska medborgare nästan 7 procent av
befolkningen [Электронный ресурс] // Statistiska Centralbyrån. – Режим доступа:
http://www.scb.se/sv_/Hitta-statistik/Artiklar/Utlandska-medborgare-nastan-7-procentav-befolkningen/ (дата обращения: 10.10.2013); Var femte invandrare är svensk
medborgare [Электронный ресурс] // Statistiska centralbyrån. - Режим доступа:
http://www.scb.se/Pages/Article____333969.aspx (дата обращения: 01.09.2012);
Välfärd. 2012. №3; Samhällsekonomi – så skapas vår välfärd. Stockholm: Ekonomifakta. – 20 s.
48
Sahlin M. Med mina ord. Stockholm: Rabén Prisma, 1996. – 360 s.
49
20 röster om 20 år: Sverigedemokraterna 1988-2008. Helsingborg: Blåsippan, 2008. – 192 s.
11 Положения, выносимые на защиту.
1. Трансформация партийно-политической системы Швеции в период с 1988 по 2012 г. проявилась в кризисе шведской социал-демократии,
приходе к власти правоцентристского Альянса и успехе националистической партии Шведские демократы на парламентских выборах 2010 г.
2. В 2006 г. партийно-политическая система с доминирующей левоцентристской СДРПШ сменилась системой с двумя доминирующими партиями – СДРПШ и правоцентристской УКП.
3. Основными рубежами трансформации шведской политической
системы в период с 1988 по 2012 г. являются:
- 1988 г. Создание партии Шведские демократы и приход в парламент Партии защиты окружающей среды – Зелёные.
- 1991 г. В риксдаге оказываются консервативная партия Христианские демократы и националистическая партия Новая демократия.
- 2006 г. По итогам парламентских выборов власть переходит к правоцентристскому буржуазному объединению Альянс.
- 2010 г. В парламент приходит националистическая партия Шведские демократы.
4. Причинами кризиса, который СДРПШ переживает со второй половины 80-х г. XX в., стали:
- Политика Объединения предпринимателей Швеции и буржуазного
центра формирования общественного мнения «Тимбру», направленная на
уничтожение гегемонии левых в политических дискуссиях и государственной идеологии.
- «Перестройка» идеологии СДРПШ, связанная с приходом в руководство партии группы неолибералов.
5. Успех партии Шведские демократы вызван негативными последствиями проводимой властями Швеции после 1974 г. политики мультикультурализма, и является проявлением общей тенденции расширения политического влияния националистических партий в странах Северной Европы.
Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась
на заседаниях кафедры истории Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета им. И.Канта и Центра стран Северной Европы и Балтии Института всеобщей истории РАН. Часть материалов диссертации была использована при подготовке информационного бюллетеня
Института Балтийских исследований (ранее – НОЦ «Институт Балтийского региона») БФУ им. И.Канта.
Основные аспекты исследования изложены в девяти опубликованных статьях, четыре из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК. Апробация результатов проводилась на международной научной
конференции «Общие пространства России и Европейского Союза: актуальные проблемы и пути их решения» (25-26 мая 2012 г., г. Великий Новгород), научной конференции аспирантов кафедры истории Института гуманитарных наук БФУ им. И.Канта (18 апреля 2013 г., г. Калининград),
12 научной конференции «Актуальные проблемы современной гуманитаристики» (1 ноября 2013 г., г. Калининград) и VII Всешведской конференции
российских соотечественников «Россия и зарубежные соотечественники:
вопросы консолидации и интеграции в новых геополитических условиях»
(27 сентября 2014 г., г. Стокгольм).
Структура диссертации определяется проблематикой исследования, поставленными целью и задачами. Диссертация состоит из введения,
трех глав, заключения, списка источников и литературы и двух приложений. Во введении обосновывается актуальность темы, формулируется
объект и предмет, цель и задачи исследования. Определяется научная новизна и методология исследования, раскрывается источниковая база и историография работы.
В первой главе «Партийно-политическая система Швеции в
1988-2010 г.» исследуются изменения шведской партийно-политической
системы после 1988 г. В первом параграфе дается характеристика политического строя, сложившегося в Швеции к 1988 г.: конституционная монархия с парламентской формой правления и правительством, возглавляемым премьер-министром. Обладающий высшей законодательной властью
в стране шведский парламент (риксдаг) к 1988 г. имел современную однопалатную форму, число депутатов в нем составляло 349 человек.
На протяжении многих лет после победы социал-демократов на парламентских выборах 1932 г. шведская партийно-политическая система не
менялась, оставаясь многопартийной с доминирующей СДРПШ. С этого
момента по 1976 г. партия одна или во главе коалиций постоянно находилась у власти. Вслед за сдвигом партии вправо по политической шкале социал-демократы с 1976 г. по 1982 г. уступили власть коалиции правоцентристских партий, оставаясь ключевым элементом шведской модели социально-экономического развития.
По состоянию на начало 1988 г. распределение шведских парламентских партий на политической шкале «левые-правые» осуществлялось следующим образом: Левая партия – коммунисты, Социал-демократическая
рабочая партия Швеции, Партия центра, Народная партия – Либералы,
Умеренная коалиционная партия. В целом партийно-политическая система
была сформирована и состояла из пяти парламентских партий, распределение которых на политической шкале было пропорциональным. Две партии (Левая партия и СДРПШ) представляли левое крыло; столько же партий (Народная партия – Либералы и УКП) представляли правое крыло. Посередине находилась Партия центра. Нужно отметить, что именно в 1988 г.
выходцами из ряда праворадикальных течений была создана партия Шведские демократы.
Второй параграф посвящен новым вызовам, вставшим перед шведской социал-демократией в 80-е гг. После 1970 г. в экономике Швеции начались кризисные явления, ставшие причиной критики СДРПШ правоцентристской оппозицией (крупнейшей правоцентристской партией в 1979
13 стала УКП). Предпринимателей от социал-демократов оттолкнул разработанный ЦОПШ проект, первоначально выглядевший как предложение о
постепенной социализации крупнейших предприятий страны. Дебаты вокруг проекта стали катализатором информационной кампании, проводившейся Объединением предпринимателей Швеции вместе с правоцентристским центром формирования общественного мнения «Тимбру» в 80-х гг.
Тогда же внутри СДРПШ взяли верх «обновленцы». Под влиянием всех
этих факторов представители партии отказались от части своего идеологического наследия. В результате в 1988-1991 г. социал-демократы согласились отменить пенсионную систему АТП, одобрили вступление Швеции в
ЕС и впервые предприняли сотрудничество с правоцентристами.
Между тем по итогам выборов 1988 г. устоявшаяся партийно-политическая система пришла в движение: в риксдаг впервые за 70 лет пришла
новая партия «зеленых». В 1990 г., было прекращено коллективное членство профорганизаций в СДРПШ, что стало одной из причин её поражения
на выборах 1991 г., по итогам которых впервые после 1930 г. к власти
пришло правоцентристское правительство. Новыми парламентскими партиями стали буржуазная Христианско-демократическая партия и антииммигрантская Новая демократия.
Поправение вернувшей власть в 1994 г. СДРПШ продолжалось, и в
2001 г. в новой программе партии де-факто была признана рыночная экономика. Выборы 1998 и 2002 гг. в целом были успешны для социал-демократов, однако на выборах 2006 г. победу одержали объединившие усилия в рамках буржуазного Альянса «За Швецию» правоцентристы под руководством мимикрировавшей под рабочую партию УКП. Таким образом,
сблизившись на политической шкале, два политических блока Швеции
сформировали предпосылки к переходу от партийно-политической системы с одной доминирующей партией (СДРПШ) к системе с двумя доминирующими партиями (СДРПШ и УКП).
Третий параграф посвящен реформам, предпринятым буржуазным
Альянсом в период с 2006 по 2010 гг. Помимо облегчивших деятельность
предпринимателей налоговых вычетов правительство Ф. Райнфельдта провело реформы социального сектора, результатом чего стал рост безработицы, и, как следствие, рост поляризации шведского общества. В качестве
ответной меры в 2008 г. левоцентристы создали красно-зеленое объединение оппозиции, которое возглавила социал-демократический лидер нового
типа М. Салин. Главным партнером СДРПШ стали «зеленые».
Четвертый параграф посвящен партиям нового типа в Швеции и
странах Северной Европы. Приход новых партий в риксдаг после 1988 г.
свидетельствовал об ослабление идентичности традиционных партий, которые уже не успевали за новыми вопросами. Лидерские позиции среди
непарламентских партий Швеции занимают Пиратская партия (создана в
2006 г.) и партия Феминистская инициатива (создана в 2005 г.) Партия
«пиратов» выступает против контроля над сетью Интернет, тогда как глав14 ным тезисом феминисток является идея о необходимости поддержки прав
женщин и ЛГБТ. Образцом шведской партии нового типа является также
потерявшая популярность евроскептическая партия Июньский список.
Рост поддержки партии Шведские демократы нельзя рассматривать
вне контекста отмечающегося в последние годы европейского поправения
(успехов добились Австрийская партия свободы, Национальный фронт во
Франции, Список Пима Фортейна в Голландии). В период с 1998 по 2012 г.
националистические партии оказались представлены в парламентах всех
стран Северной Европы за исключением Исландии.
Вторая глава «Шведские демократы – партия нового типа» начинается первым параграфом, посвященным социально-демографическим
предпосылкам дальнейших изменений шведской партийно-политической
системы. С трендом роста населения сочетается тенденция старения (снижение рождаемости и увеличение продолжительности жизни), ухудшаются
условия жизни пенсионеров.
Снижение рождаемости (суммарный коэффициент рождаемости все
еще не достиг необходимого минимума) связано, в первую очередь, с кризисом традиционной семьи. Для увеличения объема населения власти используют политику массовой иммиграции, в последние годы ставшую одним из самых обсуждаемых в обществе вопросов. В 2011 г. каждый четвертый новорожденный ребенок имел иностранное происхождение (один
из родителей был мигрантом). Относительно низкий уровень жизни, так
же, как и худшая организованность, характерны для иммигрантов из стран,
не входящих в регион Северной Европы. Доля работающих среди иммигрантских групп ниже, чем у коренного населения на 20%; в некоторых
районах показатель составляет 60% (данные 2003 г.) После 1984 г. в страну
в больших количествах прибывают беженцы из Ирана, Ирака, Ливана,
Эфиопии, Боснии, Ливии, Египта и Сирии. Помимо беженцев, Швеция
принимает трудовых мигрантов. Миграцию рабочей силы из-за пределов
ЕС максимально облегчает законодательство 2008 г.
Шведские «мягкие» иммиграционные правила предоставили всем
резидентам равные социальные права. Интеграция мигрантов в социум
осуществляется в соответствии с принципами мультикультурализма, согласно которым интеграция культур должна проходить без их ассимиляции. Мультикультурализм в 1974 г. был закреплен в шведской конституции, что означало разрыв с исторической традицией моноэтничной Швеции. Обратной стороной выстроенной на основах мультикультурализма
политики интеграции иммигрантов стал заметный рост межэтнической напряженности внутри шведского общества, резко усилили свои позиции организации националистического толка.
Второй параграф посвящен истории партии Шведские демократы.
Большую часть первого этапа истории (1988-1995 гг.) партия оставалась
радикальной организацией уличного действия. На этом этапе стартовал
15 выпуск партийного издания, были приняты программные документы, начали вещание радиостанции Шведских демократов. Националисты открывали местные отделения своей партии и успешно участвовали в выборах в
местные органы власти.
Период трудных реформ (1995-2005 гг.) начался с приходом в руководство партии М. Янссона, запустившего процесс смягчения партийной
идеологии. В 1999 г. была принята программа партии, в которой больше не
было места требованиям депортации иммигрантов, национализации банковской сферы и введения смертной казни. Для того, чтобы порвать с радикальными «попутчиками», были прекращены шествия, введен запрет на
ношение любой униформы, проведены чистки рядов. Недовольные этим
члены партии откололись в 2001 г., создав партию Национальные демократы. К Шведским демократам присоединились новые члены, были выстроены контакты с единомышленниками за рубежом. В 2003-2004 гг. партия
провела акции против вступления Швеции в ЭВС, чем привлекли к себе
евроскептиков.
Промежуточный этап (2005-2010 гг.) начавшийся с приходом на пост
лидера партии Й. Окессона, ознаменован успехом на муниципальных выборах 2006 г. Следующий этап партийной истории начался в 2010 г., когда
по итогам парламентских выборов Шведские демократы стали новой партией риксдага. В ноябре 2011 г. партия приняла еще более либеральную
«программу принципов», главным нововведением которой стал принцип
«открытой шведскости».
Анализ посвященных партии шведскоязычных публикаций выявил
наличие пропагандистской коммуникации, в рамках которой Шведские
демократы подверглись диффамации со стороны правящих и оппозиционных партий. Масс-медиа созданы устойчивые ассоциативные ряды
«Шведские демократы – Скинхеды» и «Шведские демократы –Нацисты».
Членам партии зачастую угрожала дискриминация со стороны работодателей; партийное руководство столкнулось с саботажем со стороны местных
органов власти. Силовое сопротивление оказывали активисты ультралевых
организаций. Несмотря на это за двадцать шесть лет своей истории Шведские демократы добились успехов: став восьмой по счету партией риксдага, они качественно и количественно изменили шведскую партийно-политическую систему и нарушили сложившийся в парламенте баланс сил.
В третьем параграфе осуществляется анализ идеологии Шведских
демократов, наибольший радикализм которой отмечался на первом этапе
их истории. Главной причиной было участие представителей праворадикальных группировок («скинхедов») в жизни партии в период до 1995 г.
Работа по улучшению партийного имиджа, предпринятая М. Янссоном,
помимо регулярных чисток рядов и введения дресс-кода, включала в себя
изменение эмблемы партии и ограничение контактов с зарубежными партнерами.
16 Идеология Шведских демократов сочетает в себе черты идеологий
обоих политических блоков Швеции, однако по своим взглядам они всетаки ближе к правоцентристам. Согласно исследователю М. Линдбергу, на
всем протяжении истории Шведских демократов основными элементами
партийной идеологии являются национализм, ценностный консерватизм и
солидаристская модель государства благоденствия. Представляется необходимым дополнить три названных пункта антиглобализмом.
Трактовка понятия «нация» Шведскими демократами менялась на
протяжении истории партии. В программе 1999 г. ключевыми элементами
самоидентификации нации выступали культура, религия, язык и история, а
в 2011 г. их сменили язык и традиции. Если на первых этапах своей истории Шведские демократы предлагали депортировать иммигрантов, то с
2011 г. партия исповедует принцип «открытой шведскости», означающий,
что шведом может считаться любой человек, принявший ценности Швеции, независимо от цвета кожи и страны происхождения. Защищая традиционные ценности, Шведские демократы поддерживают традиционную
форму семьи, при этом взгляды на аборты и однополые браки на протяжении истории партии значительно смягчились. Из идеологического наследия шведской социал-демократии Шведскими демократами было позаимствовано понятие «дом для народа» (идея нации, включающая признаки
дома для своих граждан). Чтобы противостоять процессам глобализации,
партия предлагает обратиться к национальной культуре, которой, по мнению Шведских демократов, уделяется недостаточно внимания. Важное место в партийной идеологии занимает такое проявление антиглобализма,
как евроскептицизм.
Победа Шведских демократов на выборах 2010 г. продемонстрировала успешность внутрипартийной реформы, главными элементами которой стали либерализация идеологии и очистка от экстремистов. Анализ
эволюции взглядов Шведских демократов по четырем основным пунктам
их идеологии продемонстрировал наличие присущего шведской политической культуре прагматизма. На всем протяжении партийной истории идеология Шведских демократов двигалась в сторону умеренности, и партия
сдвигалась влево по политической шкале. Умеренный национализм Шведских демократов имеет в себе большой запас прочности, благодаря чему
партия обладает большим пространством для маневра.
Третья глава «Выборы 2010 г.» посвящена избирательной кампании 2010 г. Подготовка двух политических блоков Швеции и Шведских
демократов к выборам освещается в первом параграфе. Избирательная
кампания 2010 г. отличалась особым размахом. Ее особенностью стало обвинение политиками из Дании шведских властей в нарушении свободы
слова в связи с запретом демонстрации предвыборного ролика Шведских
демократов.
Правоцентристский Альянс шел на выборы с упором на осуществленное правительством Райнфельдта снижение налогообложения. Красно17 зеленые призывали созидать «страну возможностей», новую версию «дома
для народа». Шведские демократы, в свою очередь, призвали остановить
мультикультурный эксперимент и «вернуть обратно Швецию»; их основным орудием в предвыборной борьбе стал запрещенный к показу видеоролик, противопоставляющий пенсионеров многодетным иммигранткам.
Благодаря грамотному ведению избирательной кампании Шведские демократы смогли представить себя единственной партией, озабоченной негативными последствиями осуществляемой властями Швеции иммиграционной политики. В традиционных предвыборных вопросах партия не предложила избирателям ничего нового, в большинстве случаев следуя вслед за
правоцентристами.
Наиболее обсуждаемыми в ходе избирательной кампании темами
стали падение качества жизни шведских пенсионеров, налогообложение
(налог на недвижимость, снижение налогов), политика на рынке труда, социальная защита и образование (оптимизация социального сектора, увеличение качества школьного образования), промышленность (приватизация,
атомная энергетика) и вопросы иммиграционного регулирования. Одним
из самых обсуждаемых стал вопрос уравнения налогообложения пенсионеров со смягченным правоцентристским правительством Ф. Райнфельдта
налогообложением работающих граждан.
Итоги выборов подводятся во втором параграфе. Получив 30,1%
голосов избирателей и 173 мандата, Альянс опередил левоцентристскую
коалицию красно-зеленых с их 157 мандатами, не получив при этом абсолютного большинства в риксдаге. Получившие 107 мандатов, «умеренные»
впервые вплотную приблизились к СДРПШ с 112 мандатами.
Настоящими триумфаторами выборов 2010 г. стали не правоцентристы,
а националисты, поддержку которым оказали мужчины, безработные и молодежь. Шведские демократы получили 5,7% голосов избирателей и 20 мандатов. И правый, и левый блоки отказались сотрудничать с партией, обвиняя ее в ксенофобии и популизме. В ряде городов прошли акции протеста
против националистов, а руководство большинства шведских профсоюзов
приняло решение лишать активных Шведских демократов членства.
Важность выборов 2010 г. трудно переоценить. Во-первых, впервые
после прихода к власти социал-демократов в 1932 г., буржуазия получила
власть на целых восемь лет. Итоги выборов зафиксировали начавшийся в
2006 г. переход шведской партийно-политической системы от системы с
одной доминирующей партией к системе с двумя доминирующими партиями. Во-вторых, на фоне политизации вопросов иммиграционного регулирования, в риксдаге оказались Шведские демократы, ставшие новым игроком на шведском политическом поле.
В заключении подведены итоги исследования и сформулированы
основные выводы. В период с 1988 по 2012 г. в Швеции произошла трансформация партийно-политической системы. В 2006 г. система с доминирующей СДРПШ сменилась системой с двумя доминирующими партиями –
18 левоцентристской СДРПШ и правоцентристской УКП. Основными этапами трансформации партийно-политической системы Швеции стали 1988,
1991, 2006 и 2010 гг., когда качественно и количественно менялся состав
партий риксдага. В 1988 г., с приходом Партии защиты окружающей среды –
Зеленые в риксдаг, число парламентских партий достигло шести, а в 1991 г.,
после того как в парламенте появились Христианско-демократическая партия и Новая демократия («зеленые» не прошли в риксдаг по итогам выборов), в парламенте оказалось уже семь партий. Это число осталось неизменным, когда в 1994 г. Новая демократия покинула риксдаг, поскольку на
«освободившееся» место вернулась Партия защиты окружающей среды –
Зеленые. В 2010 г. в парламент вошла новая, восьмая по счету партия
Шведские демократы.
Трансформация партийно-политической системы Швеции в период с
1988 по 2012 г. была обусловлена кризисом СДРПШ, приходом к власти
правоцентристского Альянса и успехом партии Шведские демократы на
парламентских выборах 2010 г.
Сотрудничество оппозиции в формате красно-зеленого объединения,
формально приостановленное в октябре 2010 г., фактически продолжилось и
в последующий период. На фоне сближения идеологий доминирующих партий внимание избирателей привлек новый политический субъект – ставшая
катализатором новых процессов в шведской политике партия Шведские демократы. Получившая поддержку в условиях кризиса шведского мультикультурного проекта партия находится в поиске собственной идентичности и
не имеет твердой позиции на шведской политической шкале.
Главным «проигравшим» при изменении шведской политической
системы стала СДРПШ. В конце 80-х г. XX века леворадикальная тенденция внутри СДРПШ потерпела поражение, социал-демократы выбрали неолиберальный путь развития, тем самым, фактически придав легитимность
правоцентристам из УКП и их союзникам. Поражение СДРПШ на выборах
2006 и 2010 гг. продемонстрировало, что шведская социал-демократия все
еще не вышла из кризисного состояния. Застывшая партийная структура, а
также частая смена лидеров стали факторами, негативно сказавшимися на
позициях социал-демократов. Вместе с тем, нельзя говорить о том, что
шведская социал-демократия окончательно исчерпала свой ресурс, доказательством чего стала победа красно-зеленых на выборах 2014 г.
Причиной реализации властями Швеции после 1974 г. политики
масштабной миграции, основанной на принципах мультикультурализма,
стали негативные демографические показатели. Принятая в последние несколько лет концепция замены низкоквалифицированных беженцев трудовыми мигрантами пока не способна решить все проблемы, вставшие перед
шведским обществом на рубеже веков. Принятие многочисленных беженцев из стран третьего мира, повлекшее за собой рост межэтнической напряженности и террористической угрозы, обусловило приход в парламент
партии Шведские демократы.
19 Основными этапами истории Шведских демократов являются 1988,
1995, 2005 и 2010 гг. Исторически значимые для партии регионы Швеции –
это Стокгольм, Южная, Центральная и Западная Швеция. Среди партийных лидеров следует выделить М. Янссона, под руководством которого в
1995 г. была начата завершившаяся победой на выборах 2010 г. реформа, а
также ставшего преемником Янссона молодого интеллектуала Й. Окессона.
Залогом успеха партии Шведские демократы на выборах 2010 г. была
способность националистов приспосабливаться к изменениям политической
системы Швеции путем радикального реформирования своей идеологии
(отказ от требований введения смертной казни, национализации банковской
и страховой системы, массовой депортации иммигрантов, смягчение взглядов на однополые браки). Другим фактором, предопределившим проникновение Шведских демократов в парламент, стало прекращение сотрудничества партии с радикальными националистическими группировками.
В ходе развернутой против националистов информационной кампании Шведские демократы подверглись диффамации со стороны правящих
и оппозиционных партий и связанных с ними СМИ. Многие партийные
активисты были дискриминированы работодателями; руководство Шведских демократов столкнулось с саботажем со стороны местных органов
власти. Силовое сопротивление уличным мероприятиям Шведских демократов оказывали представители ультралевых организаций.
Основным антагонистом и критиком партии является фонд «Экспо»,
чья платная образовательная деятельность (проведение лекций о Шведских
демократах в школах, организациях, органах власти и фирмах) позволяет
сделать вывод о том, что коммерческая составляющая является одним из
ключевых мотивов деятельности фонда. Де-факто фонд поддерживают оба
политических блока (Альянс и красно-зеленые).
Идеология Шведских демократов эволюционировала от взглядов,
близких позициям ультраправых националистов, до умеренного национализма. Полностью смягчилась формулировка партией понятия «нация»:
если раньше нацию характеризовали единая культура и религия, общий
язык и общая история, то теперь определяющую роль при национальном
самоопределении играют язык и традиции. Согласно принципу «открытой
шведскости», которого Шведские демократы придерживаются с 2011 г.,
шведом может стать любой человек, независимо от цвета кожи и страны
происхождения. Достаточно принять шведские культурные нормы и отказаться от вступающих в противоречие с ними убеждений.
Отмечавшаяся на первом этапе партийной истории близость к радикальным националистическим группировками после 1995 г. была в основном ликвидирована. Таким образом, утверждение оппонентов партии о
связях Шведских демократов с радикалами и «расистском» характере их
идеологии является ошибочным. Вместе с тем проявившийся в «Скандале
20 с железной трубой» 2012 г. радикализм части руководства партии не позволяет принять на веру заявления партийных лидеров о том, что Шведские демократы окончательно очистились от радикалов.
После выборов 2010 г. ряд парламентских партий осуществил смену
лидеров (СДРПШ, Левая партия, Партия центра, Партия защиты окружающей среды – Зеленые). Рост популярности «зеленых», отмечавшийся
после выборов 2010 г., сделал ее привлекательным партнером для обоих
политических блоков Швеции. Успешность и востребованность партии позволили ей выступить в качестве самостоятельного игрока после формальной приостановки деятельности красно-зеленого объединения. «Малые»
партии (союзники Умеренной коалиционной партии по Альянсу - Партия
центра, Народная партия – Либералы, Христианские демократы), напротив, с каждым годом все больше теряют свою индивидуальность и привлекательность для избирателей.
Ведущие непарламентские партии Швеции (Пиратская партия, Феминистская инициатива) пользуются определенной популярностью среди
избирателей. Их неудачи на парламентских выборах обусловлены тем, что
основные положения идеологии новых партий (критика вступления Швеции в ЭВС, защита прав ЛГБТ) активно используют партии риксдага –
Шведские демократы и Партия защиты окружающей среды – Зеленые. Лидерские позиции среди непарламентских партий Швеции занимают Пиратская партия и партия Феминистская инициатива. Наибольших успехов
среди непарламентских партий добилась Пиратская партия, получившая в
2009 г. места в Европейском парламенте.
Активность националистов в странах Северной Европы имеет своим
результатом проникновение в парламенты этих стран националистических
партий в период с 1998 по 2011 гг. Датская народная партия (Дания), Партия прогресса (Норвегия) и Истинные финны (Финляндия), как и Шведские демократы, стали важным фактором североевропейской политики.
Наибольших успехов добились вошедшие в состав правительства датские
националисты и их норвежские единомышленники, ставшие второй по величине партией стортинга и также вошедшие в правительство.
Особую актуальность исследованию придают результаты состоявшихся 14 сентября 2014 г. выборов в риксдаг, по итогам которых к власти
пришли красно-зеленые. Однако новый кабинет, возглавляемый С. Левеном, стал правительством меньшинства, поскольку по итогам выборов левоцентристы получили 158 мандатов, тогда как Альянс стал обладателем
142 мест в риксдаге. Социал-демократы отказались от сотрудничества с
Левой партией, и будут управлять Швецией с помощью «зеленых», получивших в новом правительстве шесть министерских постов. Сразу же после подведения предварительных итогов выборов Ф. Райнфельдт заявил о
своей отставке с поста председателя УКП. По сравнению с выборами 2010 г.
все партии-участники двух политических блоков Швеции, за исключением
СДРПШ, потеряли часть мандатов.
21 Однако главным победителем выборов, так же, как и в 2010 г., стали
Шведские демократы, получившие 13% голосов избирателей и ставшие
третьей по величине партией риксдага. Голоса за националистов отдали
избиратели, ранее голосовавшие за другие партии, причем за Шведских
демократов проголосовал каждый третий избиратель УКП. Благодаря поддержке избирателей, партия получила 49 мандатов и пост вице-тальмана
риксдага. Значительный рост поддержки Шведских демократов на выборах
2014 г. свидетельствует о востребованности риторики националистов избирателями и их разочаровании в традиционных шведских партиях.
Необходимо отметить, что, так же, как и в 2010 г., ни одна из партий
риксдага не согласилась сотрудничать с националистами и допустить их до
решения вопросов миграционного регулирования. Поскольку по итогам
выборов Шведские демократы получили право решающего голоса в риксдаге, отныне партия становится источником еще большей политической
нестабильности, чем в предшествующий мандатный период. Таким образом, с полной уверенностью можно сделать вывод о том, что в процессе
трансформации партийно-политической системы Швеции Шведские демократы занимают ключевое место.
Тематика трансформации партийно-политической системы Швеции
является перспективным направлением для исследований. Итоги выборов
2014 г. закладывают новый вектор развития Швеции. Предвыборная кампания 2014 г., а также новые внутренние реформы политических партий
Швеции требуют изучения представителями разных отраслей науки – истории, политологии, социологии.
В приложениях размещены таблицы и графики, рассказывающие о
распределении мандатов среди партий риксдага, руководстве парламентских партий, а также об основных социально-демографических показателях современной Швеции.
Основные положения диссертационного исследования отражены
в следующих публикациях:
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК
1. Рябиченко А. В. Успех партии «Шведские демократы» как элемент
трансформации шведской партийно-политической системы // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Сер.: «Гуманитарные
и социальные науки». 2014. № 1. С. 28-31.
2. Рябиченко А.В. Национальная идентичность как предмет политических дискуссий в современной Швеции // Власть. 2013. №7. С. 86-89.
22 3. Рябиченко А.В., Шендерюк М.Г. Трансформация партийно-политической системы Швеции в конце XX – начале XXI века // Балтийский регион. 2013. № 3(7). С. 146-152.
4. Рябиченко А.В. Исторический обзор развития пенсионной системы
Швеции // Вестник БФУ им. И.Канта. Сер.: «Гуманитарные науки». 2011.
Вып. 12. С. 63-67.
Статьи в других изданиях
5. Рябиченко А.В. Междисциплинарный анализ развития пенсионной
системы Швеции [Электронный ресурс] // Демоскоп Weekly. Электронный
аналитический журнал. № 511 – 512, 21 мая - 3 июня 2012. URL:
http://demoscope.ru/weekly/2012/0511/analit05.php#_FNR_1 (дата обращения: 01.09.2012).
6. Рябиченко А.В. Динамика развития экономического кризиса. Швеция // Балтийский регион: региональное измерение мирового экономического кризиса. 2010, III-IV квартал. Калининград: РГУ им. И. Канта, 2010.
С. 21-31.
7. Рябиченко А.В. Шведская политическая система и глобальный
экономический кризис // Балтийский регион: региональное измерение мирового экономического кризиса. Информационный бюллетень. Балтийский
федеральный университет им. И.Канта, Институт Балтийского региона.
2010, III-IV квартал. Калининград: БФУ им. И.Канта, 2011. С. 111-134.
8. Рябиченко А.В. Успех партии "Истинные финны" и его значение
для России // ИА «Регнум». 30.03.2012. URL: http://www.regnum.ru/
news/analitics/1515535.html
9. Ryabichenko A., Shenderyuk M. The transformation of the Swedish political party system in the late 20th / early 21st century // Baltic region. 2013.
№3 (17). P.146-159.
23 Рябиченко Аркадий Валерьевич
ТРАНСФОРМАЦИЯ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
ШВЕЦИИ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
И ПАРТИЯ ШВЕДСКИЕ ДЕМОКРАТЫ
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Подписано в печать 16.10.2014 г.
Формат 60×90 1/16. Усл. печ. л. 1,5
Тираж 100 экз. Заказ 186
Отпечатано в типографии
Издательства Балтийского федерального университета им. И. Канта,
236022, г. Калининград, ул. Гайдара, 6
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа