close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

"Хроника" № 3 (231), март 2014 год

код для вставкиСкачать
Х р о н и к а
ежемесячный информационный бюллетень гражданского общества
№ 3 (231)
март 2014
Памятные даты
23 февраля прошел день памяти и скорби по всем
погибшим в армии военнослужащим
23 февраля 2014 года сотрудники Фонда «Право Матери» по неизменной традиции встретились с родителями
погибших солдат в храме Всех Святых Алексеевского Ставропигиального женского монастыря (Москва) на панихиде по
всем погибшим в армии в мирное время. Чтобы помолиться за павших воинов, на сегодняшнюю службу собралось около
50-ти родителей погибших в армии ребят, но народу в храме было значительно больше – вместе с родителями погибших
солдат молились прихожане храма и обыкновенные люди, получившие приглашение Фонда с призывом поддержать наших
подопечных в этот день.
Ежегодно, перед панихидой и после нее, мы, сотрудники Фонда, слышим огромное количество добрых слов от мам
погибших ребят. Они желают нам и нашим близким здоровья, любви, терпения. Говорят о том, как мы нужны им, как много
Фонд «Право Матери» сделал для каждой из них. «Девочки, знайте, что мы молимся за вас! Спасибо, что помните наших
сыновей, спасибо, что помогаете нам, что защищаете нас, поддерживаете, работаете для нас» – наши подопечные окружают
нас со всех сторон, в руках у них фотографии погибших сыновей. Мы стараемся успеть ответить каждой из них: это Вам
спасибо и – Вечная память – Вашим сыновьям. Некоторые родители пытаются подарить нам коробочки и кульки с
конфетами (обычная практика Фонда – не принимать никаких подарков от родителей погибших, в том числе мы строгонастрого запрещаем приносить в Фонд конфеты для сотрудников, но 23 февраля отказаться нельзя, потому что все эти
сладости вручаются нам со словами «помяните моего сына, пожалуйста»). Сотрудники Фонда записывают имена погибших
солдат в поминальные списки, раздают родителям погибших солдат свечи, отвечают на вопросы. «Девочки, а почему в этом
году с нами нет журналистов?» – спрашивают мамы погибших ребят. – «Про нас что, все забыли? Помните, как много их
приезжало в прошлые годы».
Как можем, мы объясняем, что про родителей погибших ребят никто не забыл. Среди собравшихся на сегодняшнюю
панихиду родителей, мы вновь увидели Ольгу Николаевну Васильеву. Для того, чтобы принять участие в службе она
приехала из Чебоксар (Республика Чувашия). Ее сын Сергей Васильев (1990 г. р.) был призван в армию 18 декабря 2010
года, попал в в/ч 55059 в Свердловской области, а уже через месяц 24 января 2011 года умер в госпитале в Екатеринбурге от
двусторонней пневмонии. Ольга Николаевна не в первый раз приезжает на панихиду 23 февраля. Сегодня мы спросили,
неужели ей не тяжело ехать издалека, и все это ради того, чтобы провести в храме один час? Ольга Николаевна ответила,
что – наоборот – после службы в храме Всех Святых ей становится лучше, прибавляется сил: «Место здесь такое,
намоленное. Хорошо здесь», – тихо объясняет она. После службы Ольга Николаевна не захотела уходить из храма, сказала,
что хочет побыть там еще некоторое время.
Сегодняшнюю панихиду отслужил отец Евгений. В конце службы он традиционно обратился к родителям погибших
солдат со словами утешения; служители храма подарили всем родителям иконки Божьей Матери и живые цветы –
тюльпаны.
Фонд «Право Матери», Москва
27 февраля – Всемирный день НКО
Всемирный день НКО проводится по инициативе Всемирного форума НКО. Он посвящен всем некоммерческим
организациям, действующим в мире в интересах общества, – на местном, национальном или международном уровнях.
Инициативу «Всемирный день НКО» учредили участники Форума НКО стран Балтийского моря, который прошел в
Литве в 2010 году. Резолюцию приняли 200 организаций из 12 стран Балтийского региона. В 2012 году форум впервые
прошел в Лондоне.
«НКО всегда были в авангарде общественных движений и изменений, – говорит в этот день г-н Андрис Пиебалгс,
комиссар Европейской комиссии по вопросам развития. – Европейская комиссия очень ценит их готовность действовать, их
независимость и, прежде всего, их глубокую и подлинную заботу о благополучии сообществ, которые они обслуживают.
Как у комиссара Европейского союза по развитию, у меня вызывает особое восхищение деятельность НКО, которую они
часто осуществляют в очень опасных условиях… Ежедневно во всем мире НКО прилагают все усилия для людей и
общества, которому они обязались помочь. Это правильно, что в один из таких дней мир должен радоваться НКО и
поблагодарить их за ту огромную работу, которую они делают».
27-28 февраля в Хельсинки (Финляндия) прошел международный форум, посвященный Международному дню НКО,
«Твой день НКО: новое поколение некоммерческих организаций». В нем приняли участие организации из Финляндии,
Франции, США, России, Норвегии, Афганистана и других стран.
В рамках форума состоялся финал конкурса «Время НКО» (NGO TIME), которому предшествовал конкурсный отбор
заявок НКО из разных стран. Среди финалистов конкурса – организация из России – АНО «Организация учащейся
молодежи и детей Пермского края «Вектор Дружбы». На форуме организацию представит исполнительный директор
Всероссийской программы «Тетрадка дружбы» Юлия Новоселова.
В этот день мы подобрали для вас несколько ресурсов и инфографику, демонстрирующие уровень развития НКО в
мире и в России.
Хроника № 3(231)
2
Мировой рейтинг ТОП-100 НКО
Глобальный журнал (Global Journal) представил глобальный рейтинг некоммерческих организаций в 2013 году – это
единственное в мире исследование подобного рода. По данным отчета, глобальное влияние НКО во всех сферах жизни
возрастает, свой вклад в изменение мира к лучшему вносят почти 10 млн некоммерческих организаций по всему миру.
Исследователи выбрали 100 наиболее влиятельных НКО по следующим критериям: вклад в решение проблем,
инновационность и устойчивость. В число организаций, занявших самые высокие позиции в рейтинге, вошли и такие
хорошо известные в России организации, как Amnesty International, Human Rights Watch, «Врачи без границ», Save the
Children, Danish Refugee Council, Transparency International и др.
Карта «Enabling environment index 2013».
Всемирный альянс гражданского участия (World Alliance for Citizen Participation) разработал онлайн-карту, которая
наглядно демонстрирует, насколько благоприятные условия для работы НКО сложились в различных странах мира. Можно
оценить как общую ситуацию, так и социально-экономические, социокультурные условия, взаимодействие с органами
государственного управления. По общим показателям самый высокий индекс благополучия НКО отмечен в Новой
Зеландии, самый низкий – в Конго. Показатели России сравнимы с Морокко, Венесуэллой, Эквадором и Египтом.
http://www.asi.org.ru/news/27-fevralya-vsemirnyj-dennko/?utm_source=email+marketing&utm_campaign=%D0%90%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B
2%D0%BE+%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9+%D0%B8%D0%
BD%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8&utm_medium=email
Заявления и обращения
Заявление Уполномоченного по правам человека
в Российской Федерации
В последнее время внимательно наблюдая за публичными акциями в г. Москве и действиями органов правопорядка,
считаю необходимым высказать несколько серьезных замечаний.
1. Анонимность полицейских.
После неоднократных напоминаний Уполномоченного сотрудники полиции осуществляющие дежурство, в том
числе во время публичных акций, стали обеспечиваться значками с идентификационными номерами, дающими
возможность отождествить сотрудника полиции, применяющего силу.
Тем не менее, проблема идентификации сохраняется. Во многих случаях значок не одевается либо скрывается в
карманах, под бронежилетом или иной амуницией.
Кроме того, разглядеть нанесенный на жетоне номер чрезвычайно трудно: мелкие цифры и бликующая поверхность
не позволяют этого сделать во время движения, в том числе на фото- и видеосъемке.
Уполномоченный в очередной раз настоятельно требует, чтобы идентификационный номер наносился крупными
цифрами краской на различных элементах обмундирования.
2. Произвольное ограждение территории.
Вошло и укоренилось в практике выставление металлических ограждений вокруг предполагаемых мест проведения
несогласованных акций. Эта технология ничем не регламентируется. Неизвестно кто и в каком порядке принимает
подобные решения, сколько по времени должны располагаться ограждения и какие последствия наступают для граждан в
случае прохода за указанные заграждения. Поскольку в данном случае юридически и фактически речь идет об ограничении
свободы передвижения граждан, произвольность в этом вопросе недопустима.
Вместе с тем, на крупных площадях и улицах полицией явочным порядком создаются препятствия для свободного
прохода граждан, в чем, затем, обвиняют участников и организаторов публичных акций.
3. Необоснованный разгон несогласованных акций.
Согласно позициям Конституционного суда Российской Федерации, само по себе несогласование публичной акции
или ее стихийность, еще не означает ее незаконности и не влечет последствия в виде разгона. Конституционный суд
Российской Федерации, равно как и Европейский суд по правам человека, неоднократно подчеркивали что ответственность
за нарушение порядка проведения митингов должна наступать не в связи с созданием неудобств для передвижения граждан,
а только в тех случаях когда проведение мероприятия создало реальную угрозу общественной безопасности, жизни и
здоровью как участников, так и других лиц.
В качестве наглядного примера можно привести несогласованный митинг 2 марта 2014 года на Манежной площади
около стелы, посвященной Зимним Олимпийским играм. Около нее собралось порядка 300 человек. Учитывая, что площадь
была огорожена и движение по ней не осуществлялось, никаких препятствий гражданам митингующие не создавали. Тем не
менее, полиция предприняла меры по задержанию большинства участников и их силовому разгону.
4. Произвольный характер задержаний.
Уполномоченный отмечает, что ранее во время проведения несогласованных публичных акций полицией
пресекались лишь действия, создававшие опасность для участников (драки, поджоги фаеров, фейерверков и т.п.).
Однако в настоящее время тактика действий полиции изменилась и задерживается практически любой человек,
произвольно определяемый полицейскими как участник публичной акции. Выглядит это следующим образом: группа
полицейских в составе 5-10 человек вклинивается в толпу и хватает первых попавшихся под руку людей, зачастую
случайных прохожих.
5. Искаженные данные в рапортах.
Произвольный характер задержания не отражается в административных материалах. Сотрудники полиции
используют идентичные, заранее отпечатанные рапорты, в которых уже указана фабула вменяемого правонарушения и
остается только вписать личные данные задержанного. Тем самым искажаются фактические обстоятельства публичной
акции.
Также происходит подмена лиц, осуществлявших задержание, поскольку задержание проводят одни сотрудники
полиции, а рапорты составляют другие, зачастую вообще не присутствовавшие на публичной акции.
Хроника № 3(231)
3
6. Ненадлежащее отношение к задержанным в отделах полиции.
Отделы полиции не приспособлены для содержания и документирования большого количества лиц. Подобное
приводит к превышению сроков задержания, не обеспечению горячим питанием граждан, задержанных на срок свыше 3
часов, недопуску адвокатов и запрету звонков родственникам.
7. Произвольное изменение квалификации.
Практика показала, что любая квалификация административного правонарушения по указанию неких
неустановленных инстанций в любой момент может быть дополнена статьей 19.3 Кодекса Российской Федерации об
административных правонарушениях, предусматривающей арест.
Обобщая свои наблюдения, Уполномоченный склонен считать, что причина отмеченных нарушений кроется не
столько в организации деятельности полиции, сколько в итоговой оценке ее действий судом в рамках рассмотрения
административного дела.
Уполномоченный неоднократно указывал на отсутствие состязательности в административном процессе и о
последствиях, которые наступают в результате данного противоречащего Конституции Российской Федерации факта.
В административном судопроизводстве функцию обвинения де-факто осуществляет суд. С момента принятия
административных материалов суд, не вернув их в полицию, фактически уже формирует свое убеждение в виновности
задержанного. В результате справедливое судебное разбирательство не обеспечивается, а надлежащего контроля за
действиями полиции нет.
Эту ситуацию необходимо менять, ибо она несовместима с практикой правового государства.
Владимир Лукин
http://ombudsmanrf.org/zayavleniya/7237-20140304z
Новости из регионов
«Голос» создал юридическую службу и открыл
приёмную
3 марта 2014 года начала свою работу приёмная юридической службы, где проводятся бесплатные консультации по
вопросам избирательного законодательства. В целях удобства и экономии времени предусматриваются разные формы
обращения для желающих получить консультацию и помощь.
Получить консультацию лично еженедельно по четвергам с 11:00 до 21:00.
По телефону 8-800-333-3350 в круглосуточном режиме доступна «горячая линия» «Голоса» (консультации и заявки
на оказание юридической помощи через автоответчик).
Задайте вопрос юристу и получите дополнительную информацию
Движение независимых наблюдателей за выборами в России достигло серьезных результатов, известности и
узнаваемости. Общественный контролеры за многочисленные годы наблюдений за чистотой выборов приобрели
значительный опыт. Число гражданских активистов, которые проходят школу наблюдения за выборами, растет из года в
год. Их профессионализм на избирательных участках в день голосования отныне не подвергается сомнению. Общественные
контролеры стали символом современного гражданского общества в России.
По мере роста опыта и закрепления навыков обнаружения злоупотреблений и нарушений законодательства все более
очевидной становится проблема восстановления нарушенных избирательных прав. Работа по защите избирательных прав
граждан заключается не только в наблюдении за процедурами в день голосования и выявлении нарушений
законодательства, но и в применении инструментов защиты, предоставляемых различными отраслями права (гражданское,
уголовное и административное).
Практика применения закона тоже успешно совершенствуется. Однако этих усилий недостаточно для эффективной
борьбы с разного рода правонарушениями. Одна из причин – недостаточный уровень юридической подготовки избирателей
и гражданских активистов для обжалования нарушений и сопровождения их в судах.
С целью объединения имеющегося опыта и знаний специалистов в области защиты избирательных прав движение
«Голос» создает юридическую службу и открывает приёмную.
Юридическая служба – открытая площадка для работы юристов и других опытных специалистов, которая
предоставит общественным контролерам и избирателям доступ к инструментам защиты избирательных прав.
Руководствуясь основными принципами деятельности «Голоса» (независимость, объективность и нейтральность по
отношению к кандидатам), юридическая служба не может оказывать помощь лицам, реализующим свое пассивное
избирательное право и тем, кто действует в интересах таких лиц.
«Голосу» требуется помощь волонтеров, юристов и специалистов в области наблюдения за выборами. Каждый, кто
обратится за юридической помощью или окажет ее, внесет равноценный вклад в дело повышения уровня открытости
выборов и защищенности активных избирательных прав.
Для того, чтобы стать консультантом приемной юридической службы «Голоса» необходимо иметь достаточный
уровень практических и теоретических знаний в области избирательного и смежных отраслей права. Если вы юрист,
обладающий необходимыми знаниями или специалист с достаточным опытом, – направьте в юридическую службу свое
предложение о сотрудничестве через форму записи.
Движение в защиту прав избирателей «Голос», Москва
http://www.golosinfo.org/ru/articles/416
Хроника № 3(231)
4
Инклюзивное образование: школа – для всех
На базе архангельской коррекционной общеобразовательной школы № 31 прошёл «круглый стол» «Об обеспечении
государственных гарантий на получение образования для детей с ограниченными возможностями здоровья».
Резолюция круглого стола размещена на сайте «Гражданские инициативы» по ссылке: http://www.sousnko.ru/files//ezolyuciya-kruglogo-stola--12.03.14.doc
Заседание было инициировано региональной Общественной палатой и Союзом общественных объединений
инвалидов Архангельской области.
Напомним, что в Поморье в 2011 году принята Концепция развития образования лиц с ограниченными
возможностями здоровья. В настоящее время услуги инклюзивного образования предоставляют 18 государственных
образовательных организаций – четыре коррекционные школы, одиннадцать школ-интернатов и три школы-интерната
санаторного типа. В этих учреждениях получают образование около двух тысяч детей с ограниченными возможностями
здоровья, в том числе 641 ребёнок-инвалид.
Кроме того, в общеобразовательных школах функционируют 223 коррекционных класса, в которых обучаются около
2,2 тысячи детей с ограниченными возможностями здоровья. В муниципальных детских садах открыто 243 группы
компенсирующей направленности, их посещают 2780 ребят с патологиями слуха, зрения, речи, опорно-двигательного
аппарата, умственной отсталостью и другими отклонениями.
– Финансирование расходов на предоставление образования детям-инвалидам осуществляется за счёт средств
областного бюджета путём выделения субвенций муниципалитетам, – сообщила заместитель министра образования и науки
Архангельской области Елена Сидорук.
В 2013 году в местные бюджеты на эти цели было перечислено 250 миллионов рублей, в этом году финансирование
планируется в прежнем объёме.
Наряду с этим участники «круглого стола» отметили, что не все дети с ограниченными возможностями здоровья
получают образование, которое является конституционным правом каждого человека. Зачастую причинами этого
становятся отсутствие специальных коррекционных классов для ребят с различными патологиями, либо отказ родителей от
обучения детей в таких классах.
В ходе заседания были выявлены ключевые проблемы в обеспечении гарантий равного доступа к образованию для
детей-инвалидов: это отсутствие у муниципальных школ по месту жительства детей-инвалидов лицензии на право
осуществления обучения по специальным программам, наличие стереотипа о «необучаемости» детей, имеющих
психические расстройства, слабая организация индивидуального образовательного процесса для ребёнка с особыми
образовательными потребностями, а также неподготовленность педагогов для обучения детей в условиях инклюзивного
образования.
Участники «круглого стола» разработали ряд рекомендаций для профильных министерств, которые призваны
устранить существующие проблемы. Министерству образования и науки предложено вести постоянный мониторинг детей с
ограниченными возможностями здоровья, не получающих образование, организовать при ведомстве общественный
координационный совет по развитию инклюзивного образования в регионе, активизировать создание государственного
центра психолого-педагогической помощи детям-инвалидам.
Для муниципалитетов поставлена задача безусловного обеспечения доступа детей с ограниченными возможностями
здоровья к качественному инклюзивному образованию. Заместитель председателя Общественной палаты Александр Таран
подчеркнул, что в процессе предоставления образовательных услуг к каждому ребёнку должен применяться
индивидуальный подход.
Николай Мякшин, Союз общественных
объединений инвалидов Архангельской области
В Чечне оскверняют христианские кладбища
В Правозащитный центр «Мемориал» обратились русские жители Чечни с жалобами на акты вандализма на
христианских кладбищах республики. Сотрудники Правозащитного центра «Мемориал» побывали в феврале 2014 года на
центральном кладбище Грозного, кладбищах в некоторых станицах, побеседовали с местными русскими жителями.
Грозненка Анна несколько месяцев назад похоронила свою мать Елену, 1927 г.р, которая родилась и жила в станице
Старогладовской Шелковского района ЧР. Анна рассказала, что мать с ранних лет трудилась в колхозах, в 1943 году
участвовала в строительстве оборонительных сооружений. Когда Елена была уже в немощном состоянии, Анна забрала ее к
себе. Елена просила похоронить ее на родной земле, в станице. По завещанию матери Анна похоронила ее на кладбище в
Старогладовской, где покоятся несколько поколений их родственников.
Через некоторое время после похорон она пришла на могилу к матери и увидела, что крест сломан, венки сожжены,
полотенце, которым по казачьей традиции был перевязан крест, снято и валяется на земле, в грязи. Анна устно обратилась к
главе администрации с просьбой разобраться, кто совершил акт вандализма, и принять меры, чтобы виновные были
наказаны (наказание за надругательство над телами умерших и местами их захоронения предусмотрено в ст. 244 УК РФ). В
полицию Анна не обращалась. До сих пор администрация не передала эту информацию в компетентные органы и не
предприняла никаких иных мер.
Анна рассказала, что прежний глава администрации Хусейн Нутаев способствовал поддержанию хоть какого-то
порядка на кладбище, было сделано деревянное ограждение. Сегодня оно сломано, кладбище запущено, по нему гуляет скот
местных жителей, сюда выбрасывают мусор.
Бывшая местная жительница Галина в 2010 году приехала в Грозный на могилы своих близких, похороненных на
центральном кладбище. Она не была в городе около 20 лет. Галина рассказала, как на скопленные с пенсии деньги наняла
работников, чтобы они почистили территорию могил от зарослей, убрали осколки старых памятников, купила и установила
новые памятники, посадила цветы. На могиле своей бабушки на месте прежнего установила новый металлический крест с
металлической дощечкой, на которой была надпись. В том же году Галина восстановила большой надгробный памятник на
могиле местного священника и его жены. Через три года она вновь приехала на могилы и ужаснулась: памятник на могиле
Хроника № 3(231)
5
матери был сброшен с постамента, цветник выкопан и валялся неподалеку. Таблички на кресте бабушки не было. А
памятник на могиле священника и его жены был завален. По мнению Галины, его пытались безуспешно свалить с
постамента. По ее словам, из соседней могилы, которую недавно привели в порядок (она была убранная, с новым крестом),
вытащили новый деревянный крест – он валялся неподалеку. Галина рассказала, что хотела найти могилы своих знакомых,
которые располагались в конце кладбища, ближе к домам города. Но на их месте не было уже ни крестов, ни оград, ни
табличек.
Жители станиц сообщили, что акты вандализма на местных кладбищах происходили и раньше. В 2012 году в станице
Ассиновской Сунженского района начали разбирать ограду кладбища и сдавать ее на металл. По словам жителей,
нарушителей нашли и осудили.
В станице Новощедринской Шелковского района местные жители несколько раз обращали внимание администрации
станицы на неподобающее поведение сельчан, пускающих свой скот на местное кладбище. Но они не были услышаны.
По словам станичников, несколько лет тому назад более десяти могил были осквернены – перевернуты памятники,
разбиты могильные плиты, затоптаны могильные холмы. По этому поводу жители не стали никуда обращаться, полагая, что
это бесполезно и может быть опасно для них.
Люди неоднократно на разных площадках отмечали запущенность христианских кладбищ в Чечне. Центральное
кладбище Грозного пережило две чеченские войны и имеет культурно-историческое значение, здесь похоронены несколько
поколений людей разных национальностей – русских, евреев, армян и др. Территория была огорожена, дорожки –
заасфальтированы, стояли указатели. За 20 лет кладбище полностью заросло деревьями, кустарниками, исчезли ограждения
и дорожки. На могильных памятниках еще с войны остались выбоины от осколков, многие из них свалены. В одном месте
сотрудники «Мемориала» заметили спиленную мародерами калитку.
Многие кладбища Чечни стали местом, куда жители сваливают мусор. В станице Первомайской Грозненского
(сельского) района священник и местные жители обратились в администрацию станицы с просьбой помочь вывезти мусор с
территории кладбища, который туда сбрасывали несколько лет. Администрация выделила несколько грузовых машин,
которые вывозили мусор.
Проблему кощунственного отношения к христианским кладбищам неоднократно поднимал как в районных
администрациях, так и на правительственном уровне, местный священник, настоятель грозненского храма Святого
Архангела Михаила Григорий Куценко. В очередной раз он пытался достучаться до чиновников на «круглом столе»
«Межнациональное согласие – залог успешного восстановления и развития многонационального Шелковского района»,
прошедшем в феврале 2013 года в Грозном. Однако не был никем услышан.
В 2012 году в городе Науре на встрече, посвященной духовности и нравственности, участница из местных жителей
выразила желание, чтобы администрация помогла в уходе за кладбищем. Глава администрации Наурского района Владимир
Кашлюнов признал, что колодцы завалены и в целом кладбище в плохом состоянии, но заявил, что «инициатива должна
идти снизу». Между тем, по Закону «О погребении и похоронном деле» (ст.18) общественные кладбища находятся в
ведении органов местного самоуправления. Подробно нормы содержания кладбищ описаны в СанПиН 2.1.1279-03
«Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного
назначения».
«Такое поведение недопустимо, – говорит местная жительница-чеченка. – Мы не имеем никакого морального права
требовать какого-либо уважения к себе и к своей религии, обращаясь подобным образом к святым местам иноверцев. Наши
старики до сих пор с болью вспоминают, как могильные камни чеченцев использовались в строительстве дорог и зданий
после их выселения с родины в Казахстан в 1944 году. Так чем же наше поведение теперь отличается?»
В таком плачевном состоянии находятся многие христианские кладбища. Подавляющее большинство русских
покинуло территорию Чечни, многие погибли. Оставшиеся жители Грозного при поддержке администрации города
пытались поддерживать там порядок. Но у них хватает сил заботиться только о могилах своих родных. Восстановить
полностью кладбища без поддержки чиновников невозможно. Очевидно, что для приведения в порядок этих кладбищ и для
их ограждения нужны немалые денежные средства и этот вопрос должен быть решен на правительственном уровне.
ПЦ «Мемориал», Москва
Татьяна Марголина представила
ежегодный доклад по итогам 2013 года
На встрече с руководителем Госинспекции труда Марселем Рахматуллиным омбудсман отметила как позитивные
изменения, произошедшие в сфере трудовых отношений в минувшем году, так и проблемы – старые и новые.
В числе улучшений – установление минимального размера труда для некоторых категорий граждан не ниже среднего
прожиточного минимума для трудоспособного населения (7853 тыс. руб.) и повышение заработной платы бюджетникам.
Так, педагоги общего образования в Пермском крае получают около 25 тысяч рублей, их «дошкольные» коллеги –
около 19 тысяч рублей. Средняя заработная плата врачей – около 35 тысяч.
Вместе с тем, не выполнены установленные показатели для педагогов дополнительного образования, младшего и
среднего медперсонала, а также работников культуры.
Вызывают тревогу обращения младшего медицинского персонала о переводе этой категории работников в
технический персонал, то есть санитарок – в уборщицы.
– В ответе Правительства Пермского края содержится информация о том, что перевод младшего медицинского
персонала (санитарок) на должности уборщиц был произведён в соответствии с приказом главного врача на основании
личных заявлений работников, однако законность такого перевода вызывает сомнения, – заявила Татьяна Марголина.
На контроле в инспекции труда должны быть и 47 предприятий и компаний, задолжавших своим работникам
заработную плату. Вместе с тем, остро стоит проблема невыплаты зарплаты на предприятиях-банкротах, которая является
одной из причин возникновения социальной напряжённости. Действующее законодательство о банкротстве
предусматривает погашение долгов по заработной плате во вторую очередь, кроме задолженности, возникшей в период
конкурсного производства. Это не соответствует международным нормам.
Хроника № 3(231)
6
По оценке Уполномоченного, Государственная инспекция труда в Пермском крае занимает системную позицию в
вопросе надзора за соблюдением трудовых прав осужденных. В 2013 году инспекцией проведено 12 проверок соблюдения
законодательства об охране труда в федеральных казённых учреждениях ГУФСИН России по Пермскому краю, в том числе
с участием сотрудников Аппарата Уполномоченного. В ходе проверок выявлено 210 нарушений.
В ходе встречи Уполномоченный и руководитель Госинспекции труда договорились о проверках совместно с
прокуратурой исправительных колоний на предмет нарушений трудовых прав осужденных, и отработке механизмов
урегулирования на примере ИК-32.
Кроме того, было предложено включить деятельность Уполномоченного по правам человека в план мероприятий по
ликвидации невыплаты заработной платы, утвержденный краевой прокуратурой и правительством края.
СПРАВКА. В 2013 году к Уполномоченному поступило 221 жалоба о нарушении трудовых прав, что на 10,9%
меньше показателей 2012 года.
В структуре жалоб наибольшее количество о невыплате или низком размере заработной платы (104), основная масса
жалоб (47) поступила от работников частного сектора, 30 обращений поступило от работников бюджетной сферы
(образование-8, здравоохранение-8, культура-1, социальное обслуживание населения -3, органы государственной власти-2),
от лиц, находящихся в местах лишения свободы (21).
Аппарат уполномоченного по правам человека Пермского края,
http://ombudsman.perm.ru/video/
Новости из Нижнего Новгорода
2000 евро за клиническую смерть
после избиения в полиции
4 марта 2014 года суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение Нижегородского районного суда,
присудившего Дмитрию Крутову компенсацию в размере 100000 рублей за страдания, перенесенные им в результате
жестокого избиения прапорщиком полиции Сергеем Хуртиным, после которого мужчина перенес клиническую смерть.
Правозащитники считают подобное решение крайне непоследовательным и намерены его обжаловать.
Напомним, 22 марта 2012 года за помощью в «Комитет против пыток» обратился нижегородец Дмитрий Крутов,
который рассказал о жестоком избиении в отделе полиции. Со слов потерпевшего, 12 февраля он поссорился с женой, и
около 15.00 родственники жены вызвали полицию. Прибывшие правоохранители доставили Дмитрия в отдел полиции № 5,
который находится в Нижегородском районе города Нижнего Новгорода. Там Крутова сбили с ног и жестоко избили, после
чего мужчина был помещен в камеру. Приблизительно в 19.00 Крутова отпустили домой.
Дома ему стало плохо, ночью он несколько раз терял сознание. Утром следующего дня мать Дмитрия вызвала ему
«скорую», которая доставила его в городскую клиническую больницу № 1, где потерпевший был в срочном порядке
прооперирован. Во время операции он перенес клиническую смерть, и врачам с трудом удалось его спасти, ведь из-за
повреждения внутренних органов он потерял много крови.
6 декабря 2012 бывший сотрудник отдела полиции № 5 города Нижнего Новгорода Сергей Хуртин был признан
виновным в превышении должностных полномочий, а также умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного
для жизни. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком 6 лет общего режима. Следующим этапом
защиты прав Дмитрия Крутова стало взыскание компенсации с Министерства финансов РФ.
12 сентября 2013 года Нижегородский районный суд присудил Крутову компенсацию в размере 100000 рублей при
запрашиваемой сумме иска 1 миллион рублей. Правозащитники, посчитав присужденную компенсацию несоразмерной
тяжести нанесенного вреда и не соответствующей практике Европейского суда по правам человека, обжаловали это
решение, однако 4 марта суд апелляционной инстанции оставил его без изменения.
«Если в прошлый раз представитель Минфина посчитал, что вред, нанесенный Дмитрию, им не доказан ни тем, что
тот перенес клиническую смерть в больнице, ни длительностью лечения и навсегда подорванным здоровьем, то теперь
ответчик и вовсе не посчитал нужным придти на заседание суда. Также поступили и представители Следственного комитета
и прокуратуры. Судьи, в свою очередь, перед вынесением решения провели в совещательной комнате секунд пять», –
недоумевает юрист Комитета против пыток Евгений Чиликов, представляющий интересы Дмитрия Крутова в суде.
Руководитель отдела расследований нижегородского отделения «Комитета против пыток» Дмитрий Утукин также
крайне удивлен позицией суда: «Решение суда поражает своей непоследовательностью и несоответствием практике по
аналогичным искам. Напомню, в октябре прошлого года областной суд полностью удовлетворил иск нижегородца Павла
Гурьянова, присудив ему компенсацию в размере трехсот тысяч рублей, в то время как вред здоровью Гурьянову был
причинен несравнимо меньший. Здесь же суд в десять раз занижает сумму компенсации. Конечно же, мы намерены
обжаловать определение Нижегородского областного суда в кассационной инстанции».
Смерть задержанного в башкирском ИВС
безуспешно расследуют уже 10 лет
13 марта 2014 года, для сотрудников башкирского представительства МРОО «Комитет против пыток» грустный
юбилей. Прошло ровно 10 лет со дня смерти Михаила Тимина, которой скончался в изоляторе временного содержания
ГОВД города Октябрьского Республики Башкортостан. При этом расследование уголовного дела по факту его смерти,
которое велось крайне неэффективно, прекращено, а сроки привлечения виновных к уголовной ответственности уже
истекли. Несмотря на это, правозащитники продолжают работу по этому делу как на национальном, так и на
международных уровнях.
Напомним, 16 марта 2004 года в башкирское представительство МРОО «Комитет против пыток» за юридической
помощью обратилась сестра Михаила Тимина Ольга Карсакова. В ходе проведенного общественного расследования
правозащитники выяснили, что Михаил был задержан 10 марта 2004 года по подозрению в совершении преступления. Во
Хроника № 3(231)
7
время пребывания в изоляторе временного содержания города Октябрьского у задержанного ухудшилось состояние
здоровья. Несмотря на неоднократные заявления врачей о необходимости срочной госпитализации Тимина, ему не только
не была предоставлена своевременная медицинская помощь, а, наоборот, его поместили в «одиночку», чтобы избавиться от
лишних хлопот. Рано утром 13 марта Михаил скончался в камере от очередного приступа. Как показало вскрытие – не
выдержало сердце.
Расследование обстоятельств данного дела оказалось крайне неэффективным. В течение десяти лет следственными
органами неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые по жалобам
сотрудников «Комитета против пыток», представлявших интересы Ольги Карсаковой, признавались незаконными.
В 2009 году городской и республиканские суды признали очередной отказ в возбуждении дела обоснованным.
Юристам «Комитета против пыток» пришлось пройти через обжалование в надзорном порядке в Верховном суде
Республики Башкортостан, чтобы добиться его отмены. Одновременно с этим была подана жалоба в Европейский суд по
правам человека, которая была коммуницирована в 2011 году.
29 февраля 2012 года, непосредственно перед визитом в регион председателя Следственного комитета РФ
Александра Бастрыкина, по факту смерти Тимина все-таки было возбуждено уголовное дело по признакам преступления,
предусмотренного ч.3 ст. 286 УК РФ. Однако вскоре начали выноситься постановления о прекращении уголовного дела за
отсутствием события преступления, которые также неоднократно обжаловались правозащитниками, признавались
незаконными и отменялись. Последнее подобное постановление было вынесено 31 октября 2013 года.
В итоге к 2014 году срок привлечения виновных к уголовной ответственности истек, а в «копилке» правозащитников
накопилось уже шестнадцать незаконных постановлений следственных органов.
В интересах Ольги Карсаковой юристы «Комитета против пыток» обратились в суд, чтобы взыскать компенсацию
морального вреда, причиненного ей неэффективным расследованием.
4 марта 2014 года Ленинский районный суд города Уфы вынес решение, которым частично удовлетворил требования
правозащитников. При заявленной сумме иска в 200 тысяч рублей суд взыскал половину.
Руководитель башкирского представительства МРОО «Комитет против пыток» Дмитрий Солодкий: «Все эти десять
лет следственные органы играли с нами в «пинг-понг», не желая проводить расследование, соответствующее стандартам
Европейского суда по правам человека. Они выносили незаконное постановление – мы его обжаловали. Они выносили – мы
обжаловали… В итоге следственные органы «дорасследовались» до того, что сроки привлечения виновных за превышение
должностных полномочий к уголовной ответственности истекли. Но, несмотря на это, мы собираемся продолжать работу по
делу. Мы также обратились в суд в интересах Ольги Карсаковой с иском о компенсации морального вреда, причиненного
смертью ее брата. Мы собираемся доказать уже в порядке гражданского судопроизводства, что Михаилу Тимину не была
оказана своевременная медицинская помощь, а также, что в момент нахождения в ИВС ему были нанесены телесные
повреждения».
Пресс-служба Межрегионального «Комитета против пыток», Нижний Новгород
Первая встреча наблюдательного совета «7х7»
прошла в Сахаровском центре в Москве
13 марта 2014 года члены наблюдательного совета «7x7» собрались на первую встречу в Сахаровском центре
Москвы. Основными ее вопросами стали подтверждение создания совета, принятие Положения, обсуждение реалий и
планов интернет-журнала. В столицу также приехали координаторы и журналисты региональных редакций.
Членов совета выбирали из экспертов в области деятельности средств массовой информации, людей с
определенными моральными и этическими установками, близких редакционному совету интернет-журнала, пояснил
модератор встречи, председатель Коми правозащитной комиссии «Мемориал» Игорь Сажин.
Подтвердили свое членство в совете участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, одна из
основателей Московской Хельсинкской группы, а до 2012 года – член Комиссии по правам человека при Президенте РФ
Людмила Алексеева, правозащитник и журналист, главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий
Шведов, правозащитник, гражданский активист, член Совета по правам человека при Президенте РФ Андрей Юров,
директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, директор Кировского центра поддержки НКО и член Общественной
палаты Кировской области Олег Ткачев, председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганушкина. В
ближайшее время в состав совета могут войти еще несколько человек.
Члены наблюдательного совета приняли Положение, основные цели которого – следить за ценностями, которыми
для интернет-журнала являются демократия, свобода слова, антифашизм. Кроме того, совету предстоит следить за
профессионализмом и журналистской этикой.
Согласно принятому документу совет будет избираться на 6 лет по предложению редакционного совета. При этом
членом наблюдательного совета не может стать тот, кто напрямую связан с «7x7» – является его журналистом или
учредителем. Число наблюдателей не ограничено.
Совет согласился собираться не реже чем один раз в два года, высказывать свои пожелания и предложения простым
большинством, при этом каждый может принять решение о выходе из совета самостоятельно.
Григорий Шведов предложил разработать этический кодекс «7x7» и обсудить, какие технологии будут применяться,
чтобы отслеживать его соблюдение. Говорили и об этических и законных стандартах, например, оставлять ли спорные
тексты в тех же блогах и как соотнести это со свободой слова. Галина Арапова высказала мнение, что интернет-журналу
следует относиться к своим блогерам как к внештатным авторам.
– Безусловно, вы несете ответственность и должны редактировать такие тексты, спорные формулировки, это разумно
и правильно, только вам надо решить, каким образом вы будете это делать, – подчеркнула она.
Член правления КПК «Мемориал» Павел Андреев вкратце рассказал, каким интернет-журнал видит себя в
ближайшей перспективе. По его словам, «7x7» станет симбиозом СМИ и общественного проекта.
– Продолжая региональное горизонтальное развитие регионов страны, где нет городов-миллионников, мы будем
также продолжать работать, благодаря нашей новостной ленте, с журналистами, сканировать информационную среду и
проблемы этих регионов, а также вычленять на местах интересных людей, продолжить налаживать межрегиональное
Хроника № 3(231)
8
взаимодействие. Мы будем не только информатором, но и соорганизатором различных межрегиональных сетевых
мероприятий в различных сферах, – пояснил Павел Андреев.
Предложения по работе наблюдательного совета участники встречи договорились выработать в течение двух
месяцев.
Ярослава Пархачева, «7x7», http://7x7-journal.ru/item/39117
В Петербурге прокурор попросил до 10 лет
колонии экс-милиционерам за смерть задержанного
13 марта 2014 года в Московском районном суде Санкт-Петербурга завершилось судебное следствие и начались
прения сторон по делу о гибели после задержания Дениса Выржиковского, которого, по версии следствия, избили 6
милиционеров, включая начальника отдела по борьбе с имущественными преступлениями Московского РУВД Илью
Гальчука. Об этом в Межрегиональную правозащитную Ассоциацию «Агора» сообщила адвокат Анастасия Екимовская,
представляющая интересы потерпевших.
– Сегодня в суде государственный обвинитель попросила приговорить подсудимых к наказанию от 2 лет условно до
10 лет лишения свободы в колонии строгого режима, – рассказала адвокат Екимовская.
Начальник отдела по борьбе с имущественными преступлениями Московского РУВД Илья Гальчук и его сотрудники
Дмитрий Ситников, Александр Саенко, Руслан Ишталов, Игорь Семенов и Сергей Лучутенков обвиняются в превышении
должностных полномочий с применением насилия и спецсредств (пункты «а», «б» части 3 статьи 286 Уголовного Кодекса
РФ). Гальчук и Ситников обвиняются также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть
задержанного (часть 4 статьи 111 Уголовного кодекса России). Именно для них гособвинитель попросил по 10 лет лишения
свободы каждому с лишением права в течение трех лет после освобождения занимать должности в государственных
органах. Остальных подсудимых прокурор просил приговорить условно – от 2 до 3,5 лет с испытательным сроком 2 года.
В конце сентября 2010 года в отделение по борьбе с имущественными преступлениями отдела уголовного розыска
криминальной милиции (ОБИП ОУР КМ) УВД по Московскому району Санкт-Петербурга поступила информация о
возможной причастности к квартирной краже девушки Дениса Выржиковского Ольги Зверьковой и Наталии Сотиной. По
версии следствия, Гальчук, Ситников, Саенко, Ишталов, Семенов, Лучутенков «вступили в преступный сговор на
проведение незаконных методов оперативно-розыскных мероприятий (незаконное задержание, незаконное использование
спецсредств, незаконный обыск, применение насилия в отношении задержанных) с целью получения признательных
показаний и оперативно-значимой информации, которая бы позволила раскрыть имущественные преступления».
Сначала милиционеры определили квартиру, в которой проживает подозреваемая Зверькова, установили за ней
слежку и вечером 1 октября 2010 года между этажами дома задержали девушку. При этом, как указано в постановлениях о
привлечении в качестве обвиняемых, сотрудники милиции незаконно надели на задержанную наручники, завладели
ключами от квартиры и проникли в нее. Денис Выржиковский ждал девушку дома. Не имея никаких полномочий,
правоохранители провели обыск, заключили Выржиковского в наручники и доставили его вместе с девушкой в УВД по
Московскому району Санкт-Петербурга. Следствие установило, что забирать на машине своих сотрудников и задержанных
подъехал лично Илья Гальчук. В милиции молодых людей удерживали всю ночь, где били. Об избиении Выржиковского
можно судить по фотографиям, которые успели сделать еще до его гибели в больнице. 10 октября 2010 года врачи
зафиксировали его смерть.
Судебно-медицинский эксперт Андрей Яромич исследовал все повреждения, найденные на трупе Дениса
Выржиковского, и изложил их на полстраницы мелким шрифтом. В частности, он указал на закрытые переломы головки
левой и правой плечевых костей со смещением отломков и разрывом суставной сумки, массивные кровоподтеки с
пропитыванием кровью и размятием мягких тканей верхних конечностей, грудной клетки, в подмышечных впадинах,
распространяющиеся на нижнюю и среднюю треть шеи, массивный кровоподтек в проекции левого тазобедренного сустава,
кровоподтеки и ссадины в области глаз, носа, кистей, на бедрах, коленном суставе, голенях, ягодицах. «На парне без
преувеличения живого места не было», – комментировал ранее зафиксированные повреждения адвокат Дмитрий Динзе.
Эксперт Яромич пришел к выводу, что все повреждения являются прижизненными, еще на двух страницах
экспертизы обосновывает, что наносились они «твердым тупым предметом как по механизму ударов с большой
механической силой, так и по механизму ударов со сдавливанием». Похожий цвет кровоподтеков и характер ссадин
позволили установить, что повреждения были получены «одно за другим в короткий промежуток времени ... незадолго до
поступления в стационар 02.10.2010 в 8.28». В заключение эксперт Яромич делает вывод, что кровоподтеки могли
образоваться от ударов кулаком и точно не могли появиться «одномоментно при падении тела с высоты собственного
роста».
Напомним, 8 мая 2013 года Санкт-Петербургский городской суд отменил обвинительный приговор шестерым
бывшим сотрудникам отдела Московского РУВД по резонансному делу о смерти после милицейских пыток Дениса
Выржиковского. Дело было направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд в ином составе суда.
Дмитрий Колбасин, Ассоциации «Агора», Казань
Хроника № 3(231)
9
На одну тему
В Крыму четыре типа военизированной охраны,
и «зеленые человечки» – самые безобидные из них
Андрей Юров, член Совета по правам человека при президенте России, провел более двух недель в Крыму и рассказал
Юлии Таратуте о статусе русского языка при новой украинской власти и войсках, находящихся в Крыму.
Таратута: Российские парламентарии, которые обусловливали вообще свою приверженность к тексту,
опубликованному на сайте Кремля, и решение Владимира Путина о гипотетическом вводе войск, говорили о том, что
ситуация в Крыму очень напряженная, права русских в Крыму очень нарушаются, и вообще они терпят всяческие лишения.
Вы вернулись их Симферополя, расскажите про эти лишения.
Юров: Я пробыл в Симферополе, так получилось, 15 дней, намного больше, чем планировал. Вначале первые
несколько дней мы были вдвоем с Максимом Шевченко, который много после этого написал текстов. К сожалению,
правозащитник не такая публичная персона, поэтому текстов я почти не писал никаких. Но самое важное для нас было
выяснить, действительно ли так сильно нарушаются права именно русскоязычных или действительно погибли граждане РФ,
как об этом было заявлено, 1 марта, после чего и произошли все эти странные заявления Совета Федерации. С моей точки
зрения, в Крыму уровень нарушения прав человека, если мы говорим про обычные вещи, примерно такой, как во всей
Украине. То есть никаких особых ужасов, тем более по отношению к русскоязычным, найти не удалось. Ну как всегда. Что
значит как всегда? Милиция там бьет в участках, но это везде так, и у нас так, везде случаются какие-то проблемы со
справедливым правосудием, везде людей сажают не совсем законно, иногда есть с этим проблемы. Это проблемы
правозащитные, которые есть везде и всегда и даже в цивилизованных странах, но только поменьше.
Таратута: Мы тут недавно проводили телемост Москва – Киев, у нас в гостях был Константин Затулин, человек,
который в свое время не вылезал с Украины, он довольно хорошо ориентируется в тонкостях, при этом приверженец
государственной точки зрения на этот счет. Даже он говорит не о зверствах, не о том, что кто-то издевается над русскими в
Крыму, а о том, что там нарушаются языковые нормы. Вообще насколько можно … И меня на самом деле удивляет этот
подход, поскольку я не понимаю, насколько правомерна такая постановка вопроса. То есть мы знаем о том, что на Украине
государственный язык украинский, русский язык существует в качестве языка, на котором не ведется документооборот и
прочее. При этом совершенно очевидно, он бытует, он существует. Насколько Россия вообще может таким образом ставить
вопрос?
Юров: Я для начала скажу, что я тоже в Украине работаю очень много последние несколько лет и регулярно. Я
проводил там тренинги и семинары на русском языке, у меня ни разу не возникало с этим проблем. Но за ситуацией
последнего времени мы следим очень внимательно, начиная с 30 ноября, после знаменитых трагических событий на
Майдане. Так получилось, что целая группа правозащитников из разных стран в этот момент была. И 30 ноября была
создана международная группа правозащитников по ситуации в Украине. Все эти три месяца мы отслеживали все, что там
происходит. Я бывал не только в Киеве, но я бывал и на западе, и на востоке, много что объездил, и только 27 февраля я
поехал в Крым. Официально русский язык имеет статус регионального в ряде регионов. И в этом смысле он почти
официален для ряда регионов. В этих регионах никаких серьезных проблем с русским языком я не обнаружил, я имею в
виду Харьковскую область, Луганскую, Донецк и так далее. Скажем так, есть международное право, и там есть как раз
очень неплохая хартия о региональных языках, я так понимаю, что украинский закон тот самый, который был когда-то
принят, но потом как бы отменен новой властью, но потом приостановлен Турчиновым, он более-менее соответствовал
европейской рамочной конвенции о языках меньшинств. И в принципе мне кажется, что русский язык в качестве
регионального для ряда регионов – это совершенно нормальная вещь. Я с самого начала писал тексты, что если Россия
действительно хочет защитить права русскоязычных, пусть она действует через Совет Европы, мониторит использование
русского языка и так далее.
Таратута: Я вообще не понимаю, в чем проблема. То есть, условно говоря, есть официальная норма, по которой
русский язык – региональный язык, он бытует. Вы можете дипломатическими способами, вообще какими угодно
процедурными способами действовать и добиваться того, чтобы сочувствующие вам депутаты из «Партии регионов»
сделали русский язык вторым государственным языком.
Юров: Может быть, это необязательно, но я думаю, что это возможно.
Таратута: Можно ли считать, что обратная картина – это нарушение прав русскоязычного населения? Меня просто
сама постановка вопроса удивляет.
Юров: Для меня как для правозащитника вообще было важно посмотреть, какие права и каких меньшинств
нарушаются. Для меня русскоязычные были одним из меньшинств, на которые я смотрел. Я могу сказать, что в отношении
Крыма, мне кажется, что скорее, проблему испытывают крымско-татароязычные люди или украиноязычные, потому что по
тем данным, которые у меня есть…
Таратута: По-украински они особо не разговаривают.
Юров: Они не совсем полноценно, то есть у меня нет официальной статистики, но мне сказано, что на весь Крым
существует всего три украиноязычные школы из 600, допустим. Это соотношение немыслимое для страны, где украинский
все-таки является государственным. То есть никто мне ни разу не сказал, что действительно по признаку русскоязычия в
Крыму хоть раз кто-то подвергался репрессиям.
Таратута: Аргумент дальнейший таков, я просто знаю эту практику, это практическая мера, которая вытесняет один
язык и заменяет его другим. Даже в центральных областях Украины, где появилось множество украиноязычных школ, и
русскоязычные школы оказались практически в меньшинстве, то есть наоборот, еще не оказались в меньшинстве, но в
момент, в который вступительные экзамены в ВУЗы стали украинскими, люди сами стали отдавать детей в украинские
классы, в украинские школы.
Юров: Единственное, это даже в качестве печальной забавы, я пытался понять, где же все-таки нарушаются права
языковые, я обнаружил два момента, чтобы быть объективным. Может, их больше, но я обнаружил только два. Первое –
действительно в кинотеатрах в основном фильмы идут на украинском языке, но это связано с достаточно странным у них
законом о том, как нужно переводить фильмы. Это, скорее, коммерческая проблема, чем языковая. Да, действительно люди
Хроника № 3(231)
10
жалуются, что тут почти все русскоязычные, а мы не можем ходить в кино, смотреть кино. Конечно, ужасное, грубейшее
нарушение прав человека. И второе – во многих аптеках аннотации к лекарствам действительно есть на нескольких языках,
но нет на русском. Да, действительно, может быть, старенькой бабушке тяжело, если она всю жизнь прожила в
русскоязычной среде, очень тяжело понимать, особенно если речь идет о медикаменте, не все термины понятны на
украинском. Это самые грубые нарушения. Все остальное такое же и для русскоязычных, и для украиноязчных, и для
крымско-татароязычных. То есть все стандартные нарушения прав человека примерно одинаковые. Никаких таких, по
крайней мере, про Крым, я провел там очень много времени, я не обнаружил.
Таратута: С языком разобрались. Все-таки история, слова Матвиенко, убийства.
Юров: Вот то же самое.
Таратута: Откуда вообще взялась эта информация?
Юров: Понятия не имею, откуда она взялась. И в первый же день, как она совпала как раз с заседанием крымского
парламента и с соответствующим заявлением о том, что какие-то вооруженные группы где-то перемещаются. Как только я
услышал о том, что Матвиенко делает такое заявление, тем более, что два члена СПЧ находятся в Крыму, ну как же так, мы
же должны сразу узнать, где стреляют, где убивают. Мне удалось дозвониться до генконсула, причем я так думаю, что я
был первым, то есть раньше, чем все журналисты. Генконсул достаточно четко сказал, что нет, никаких убитых российских
граждан, к счастью, нет вообще. И вообще эта перестрелка была каким-то фейком, там непонятно что происходило, какието внутренние разборки. Но реально никаких убийств, никакого ужаса, никакого кошмара, там не было.
Таратута: Андрей, скажите, пожалуйста, вы были в Крыму 15 дней. Самый животрепещущий вопрос, который звучал
на пресс-конференции Владимиру Путину, звучал так, наш коллега из «Bloomberg» Илья Архипов несколько раз задал этот
вопрос о людях, которые находятся в Крыму, которых многие принимают за российских военных, поскольку выглядят они
как люди, одетые в форму, похожую на форму российских военных. Почему так комично излагаю, потому что в этом и
состояла суть диалога. Путин даже отправил Илью Архипова в магазин, посоветовав ему купить любую форму, «у нас везде
все продается, тогда вы тоже станете похожим на того человека, которого описываете». Встречались ли вы с этими
загадочными людьми?
Юров: Давайте так, я вам сейчас совершенно честно скажу, что в отличие от журналистов или политиков, я как
правозащитник не всегда все буду говорить, потому что я использую главный принцип, наверное, только врачи и
правозащитники имеют право говорить не всю правду, исходя из принципа «не навреди». То есть я понимаю, что многие
вещи я могу сказать в частном режиме, тем, кто меня знает, я с удовольствием отвечу на многие вопросы, но некоторые
вещи я буду специально максимально корректно формулировать, потому что мне кажется, что в Крыму сейчас очень
неприятная и очень взрывоопасная ситуация. Часто мои слова могут навредить. Мы с 5 март открыли там постоянно
крымскую полевую миссию по правам человека, это не СПЧ, это международная группа правозащитников.
Таратута: То есть отвечать на этот вопрос вы не будете?
Юров: Я сейчас отвечу. Я видел очень много так называемых зеленых человечков или так называемых молчаливых
людей. Впервые я их увидел, когда только прилетел. В первый же день я был потрясен, вдруг мне сообщают: «А вы знаете,
что они тут контролируют два главных правительственных органа – Верховный совет Крыма и Совмин Крыма. Причем кто
они такие, никто не знает, в переговоры они не вступают. Весь город оцеплен милицией». Я пытаюсь поговорить с
милицией, узнать, что это за люди, милиция мне отвечает: «Мы не знаем, может быть, террористы, поэтому оцепили. Мы
оцепили только для безопасности граждан. Мы не понимаем, что это за люди. Вот они в зеленой форме, и никто не знает,
что это такое». Мне лично ни разу не удалось вступить в контакт с этими зелеными человечками, они отмалчиваются. Я
лично не могу засвидетельствовать 100%, поклясться на Библии, что это именно российские солдаты. Пару раз я слышал от
тех, кто с ними разговаривал, что они говорят: «Да, мы российские солдаты, но из Севастополя, из контингента
Черноморского флота, то есть мы не пришлые». Но видел я очень много этих зеленых человечком у военных частей
Украины, и я разговаривал с некоторыми командирами военных частей Украины, которые активно вступают в
сотрудничество и с журналистами, и с международными наблюдателями. Они заявляют, что знают, кто это, что это
российские военные, они много раз вместе проходили учения, и они со слезами на глазах говорят: «Как же мы будем теперь
учения проходить, если они себя так ведут, мы же думали, что мы братья, мы в одних окопах». Но это со слов украинских
командующих, я специально очень четко формулирую, у меня нет доказательств. По поводу формы и по поводу
стрелкового оружия, я не специалист по оружию, возможно, это муляжи, но БТРы я не смог купить в местных универмагах
и военторгах. Я специально спрашивал, где же такое можно купить чудесные БТРчики, которые стоят, но мне никто не
ответил, где такие БТРчики можно купить. БТРы я видел собственными глазами, но подчеркиваю, что я не специалист по
вооружениям. Был бы специалист, он бы сказал, что это БТР такой-то, точно приписанный к какой-то части. У нас еще была
из СПЧ Елена Масюк, очень известный журналист, она сделала много кадров, и я так понимаю, вчера в «Новой газете»
вышел ее большой обзор. Я надеюсь, что она там подробно с фотографиями рассказывает про зеленых человечков. Но
кроме зеленых человечков, там есть другие человечки, менее зеленые и, к сожалению, еще менее приятные. Там вообще
сейчас фактически в Крыму находится несколько военизированных формирований разного типа. И вот они у меня лично
вызывают еще большую тревогу, чем зеленые человечки.
Таратута: А что это за люди?
Юров: Первая – это так называемая армия Крыма. Весь интернет обошла эта знаменитая фотожаба, когда человек в
маске принимает присягу – я неизвестно кто, присягаю неизвестно чему, неизвестно кому, неизвестно, во имя чего. Вот это,
конечно, очень тревожная ситуация, то есть появились люди в камуфляжной форме, раньше их называли якобы силы
самообороны Крыма, теперь это называется армия Крыма. Они присягают народу Крыма и подчиняются лично новому
верховному главнокомандующему, который предсовмина Крыма. Второе – есть такие же странные люди, но только они в
штатском и тоже в масках. Что это за люди, вообще непонятно. Они не в военной форме, но они соблюдают военную
выправку. И понятно, что это не вооруженное, но военизированное формирование. Третье – это казаки, их довольно много.
Я не знаю, чем они вооружены, я кроме нагаек ничего не видел. По свидетельству людей в местных селах, ведут они себя
достаточно неприятно, они не совершают актов насилия, но ведут себя вербально грубо, грубо общаются. Говорят: «Мы вас
скоро выгоним». Многие говорят о том, что это казаки не местные, не севастопольские, а якобы приехали с континента. Но
у меня нет доказательств, я выдвигаю даже не гипотезы, а рассказываю о тех диалогах, которые у меня состоялись с
людьми. Я могу свидетельствовать, что мне об этом говорили, в этом я могу поклясться. Правда ли это – неизвестно. И
четвертая группа – они себя по-разному называют, народная самооборона, гвардейцы, еще что-то. Это просто местные
жители в основном с геогиевскими ленточками, которые стоят, патрулируют и так далее.
Хроника № 3(231)
11
Таратута: Ваши диалоги с крымчанами приводят вас, к каким выводам? Условно, каким может быть голосование на
референдуме? И насколько на их решение влияет нахождение всех этих четырех типов людей на территории Крыма?
Юров: Я думаю, что сейчас вне зависимости от того, каким будет голосование, честным или нет, скорее всего,
действительно склонилось бы в пользу России. Проблема заключается в том, что дело не в зеленых человечках и других
человечках, а в том, что все украинские каналы и все независимые каналы украинские отключены в Крыму, рубильником
все переключено на российские каналы. Люди не имеют возможности никакой альтернативной информации получать кроме
одного канала АТР крымско-татарского. В таких условиях говорить о нормальной информационной среде для референдума
невозможно. Плюс 9 дней для обсуждения самого главного вопроса для государства, с кем быть, это очень мало. Вопрос не
в самих человечках, а в том, в какой спешке, в какой правовой атмосфере все это происходит. Я думаю, что если бы время
было совсем другое, возможно, большинство бы проголосовало за вхождение в состав России или за независимость, но это
большинство было бы относительным, а не абсолютным. Сейчас результаты референдума будут однозначные, не только в
силу каких-то нарушений, но и в силу того, что люди не могут подумать, не могут задуматься. Самая большая проблема –
почти все они запуганы Майданом, иногда справедливо, иногда совершенно несправедливо. У них в глазах ужас, они
говорят: «Мы не хотим такого, не хотим бандеровцев, все эти знаменитые вещи, не хотим всего этого кошмара, поэтому с
кем угодно, но только не с бандеровцами». А думать времени нет.
http://tvrain.ru/articles/chlen_soveta_po_pravam_cheloveka_andrej_jurov_v_krymu_chetyre_tipa_voenizirovannoj_ohrany_i
_zelenye_chelovechki_samye_bezobidnye_iz_nih-365013/
«Кто вам сказал, что нас надо защищать».
Мустафа Джемилев о беседе с Владимиром Путиным
Корреспондент ДОЖДЯ Тимур Олевский встретился с главой крымских татар Мустафой Джемилевым, который
рассказал, что ему пообещал Владимир Путин и о жизни крымских татар после референдума.
Олевский: Вам удалось сегодня встретиться с Владимиром Путиным?
Джемилев: Нет, не встреча, а телефонный разговор с ним был. У нас очень обстоятельная встреча была с
Шаймиевым в представительстве Татарстана. Очень подробный, детальный и очень искренний был разговор о ситуации. Я
говорю «искренний», потому что мы действительно говорили о таких вещах, которые в некоторых местах не совсем
совпадают с официальной позицией Киева. И Шаймиев очень искренне говорил о том, что свою миссию видит в том, чтобы
способствовать урегулированию этой сложившийся ситуации и не допустить конфликта.
Олевский: А в чем у вас не совпадает позиция с официальной позицией Киева?
Джемилев: Позиция Киева заключается в том, что якобы там ущемляются права русских, а посему надо туда вводить
танки.
Олевский: Вы имеете в виду позицию Киева или Москвы?
Джемилев: Москвы. Официальная позиция заключается в том, что, оказывается, русские очень притеснены,
подвергаются страшной опасности от «бендеровцев», фашистов, или как там у вас в прессе говорится. Но Шаймиев,
человек, который очень хорошо знает ситуацию в Крыму, знает, что если кто-то и подвергается дискриминации, нарушению
прав своих национальных, это крымские татары, поскольку их меньшинство. А вся фактическая власть – русская. Поэтому
когда говорят о том, что притесняют русских в Крыму, это может только гомерический хохот вызвать. Очень далеко, не то,
что далеко, а перевернуто с ног на голову. И Шаймиев говорит, что свою задачу видит в том, чтобы крымско-татарский
народ, который в двадцатом веке пережил такую страшную трагедию, чтобы этой трагедии не повторилось. И что он хотел
бы сделать для этого народа, тем более родственного народа, какую-то помощь. Использовать все свое влияние и
возможности для этого. Он сказал, что те вопросы взаимоотношения между Украиной и Россией, вопросы статуса Крыма, в
чьем составе он будет, статуса автономии, все эти вопросы должны решаться не им, а руководством Кремля. И поэтому
сказал, что об этой встрече нашей известно Путину, и Путин сам сказал ему, чтобы он принял. Ну, вообще-то, у нас встреча
должна была быть в Казани. Он, оказывается, «предложил Шаймиеву приехать самому в Москву и после этой встречи с
Шаймиевым хотел тоже переговорить с Мустафой Джемилевым». Поэтому он сказал, что может сейчас соединить с
Путиным и то, что я ему говорил свое видение о том, как происходит все в Крыму, изложил и Путину. Ну, собственно, так и
сделали. Разговаривали примерно, Шаймиев сказал, где-то около более получаса. Вот такой был разговор. Я изложил свое
видение.
Олевский: Какое ваше видение?
Джемилев: Я говорил о том, что создалась напряженная ситуация в связи с вводом российских войск на нашу
территорию. Что подвергается угрозе территориальная целостность нашей страны. Что это является нарушением
соглашения подписанного в 1994 году, где в обмен на отказ Украины от ядерного оружия три большие страны, США,
Великобритания и Россия, гарантировали территориальную целостность, суверенитет и неприкосновенность нашему
государству.
Олевский: Это Будапештское соглашение.
Джемилев: А сейчас получается такая картина. Мы очень обеспокоены тем, что крымские татары в этой ситуации
могут оказаться под большой угрозой. Ибо крымские татары всегда были прогосударственной силой и поддерживали
целостность украинского государства. Путин сказал, что делает и будет делать все возможное, чтобы крымско-татарский
народ не понес никакого ущерба. И, наоборот, будет предпринимать меры для решения всех проблем, как правовых, так и
социальных, крымско-татарского народа. Был намек на то, что уже в автономии Верховный совет принял постановление о
решение правовых и социальных проблем крымских татар. Я не думаю, что Путин рассчитывал, что крымские татары
поддержат то, что сейчас происходит в Крыму. У меня создалось впечатление, что Путин говорил о целесообразности того,
чтобы мы, по крайней мере, соблюдали нейтралитет. Такого слова, правда, употреблено не было. Чтобы не было
провокаций. Я ему твердо сказал, что провокаций с нашей стороны не будет, и мы очень заинтересованы в том, чтобы не
было там кровопролитий. Мы не собираемся там воевать, но мы будем действовать строго в соответствии с решением
нашего руководства, руководства Украины. Самостоятельно ничего не собираемся предпринимать. И, наоборот, сказал, что
мы будем делать все возможное, чтобы не было провокаций. Однако сказал, что не все зависит от нас. Я сказал, что сейчас
уже наблюдаются кое-какие эксцессы. Так называемые дружинники – на самом деле это сброд, среди которых много
криминала – заходят в поселения крымских татар. Есть несколько инцидентов. Не исключается, что могут быть какие-то
Хроника № 3(231)
12
беззакония в отношении крымских татар и потом могут возникнуть такие события, которые будет трудно остановить. На
это Путин сказал: «Пусть только попробуют». Он твердо сказал, что дал указания, чтобы даже поставить там посты возле
населения крымских татар, чтобы ни в коем случае каких-либо беззаконий в отношении крымских татар не было.
Олевский: Вы согласны с этим?
Джемилев: Этого он не уточнял. Речь идет, видимо, о солдатах крымской армии и тех формированиях, которые
полностью подчиняются российским службам. Вот то, что я говорил – отряды самообороны (словосочетание «отряды
самообороны» дискредитировало себя), у нас крымско-татарские группы в каждом поселке создаются для охраны
правопорядка. Но если возникнут какие-то столкновения между нашими отрядами, то это может пойти, конечно, очень
далеко.
Олевский: На ваш взгляд, вопрос о присоединении Крыма к России уже решен?
Джемилев: Я сказал ему свою точку зрения. Сказал: «Владимир Владимирович, я понимаю, что там происходит. Не
мне, вам, главе великой державы, давать советы. Я излагаю вам свою точку зрения. Я считаю, что при любых
обстоятельствах, какие бы ни были претензии, кого бы там ни было, все эти вопросы нужно решать в рамках целостного
государства. Какие-либо сепаратистские действия, направленные на отрыв части территории Украины, присоединение этой
территории к другому государству будет грубым нарушением тех же соглашений, подписанных в Будапеште, и нарушением
норм международного права. Но он неоднократно это повторял, говорил, что «давайте посмотрим результаты
волеизъявления народа Крыма 16 марта». По этому поводу я сказал, что мы, и не только мы, крымские татары, но и наше
государство, и международные структуры, не признают и не будут признавать законность этого референдума, поскольку он
противоречит как нашему внутреннему законодательству, да и вообще, с нашей точки зрения, абсурдно, когда какая-то
часть страны и какой-то поселок начинает проводить референдумы насчет присоединения, отделения. Может быть, завтра
какая-то деревня захочет в Японию присоединиться. Нельзя доводить это до такого абсурда. Путин сказал, что «надо
подождать до 16 марта». Потом был разговор о том, что в случае каких-либо сложностей он всегда готов на контакт в любое
время. Сказал, что, например, Шаймиев может в течение 24 часов в любое время открыть ему телефон. В том смысле, что
при необходимости связаться с Путиным, можно легко сделать через Шаймиева.
Олевский: Если вы не признаете результаты референдума, это означает, что вы не можете рассчитывать на защиту со
стороны российских военных в случае экстренных ситуаций?
Джемилев: Непризнание результатов референдума не влечет за собой каких-то военных действий. Я твердо сказал,
что наше поведение будет определяться решением нашего руководства, украинского. Самостоятельно мы какие-то действия
не будем проводить здесь. Наши действия будут согласованы с нашим руководством.
Олевский: Согласитесь, это будет странная ситуация, если часть Крыма будет выполнять законы России, а другая –
Украины. Как вы видите эту ситуацию практически?
Джемилев: Пока со стороны руководства Украины нет такого решения – согласия или примирения с тем, что Крым
является составной частью другого государства, у нас паспорт гражданина Украина, мы строго будем придерживаться
именно законов Украины.
Олевский: Может так оказаться, что вы (крымско-татарское сообщество, люди, которые живут, крымские татары)
останетесь один на один с Сергеем Аксеновым, и он фактически может с вами делать все, что угодно.
Джемилев: Я так не упрощал бы, что только крымские татары. Там очень много граждан других стран. К сожалению,
может такое получиться. Например, по телевидению показывали выступление русских. С возмущением говорили: «Вы
пришли нас защищать. Вы у нас спросили? Мы нуждаемся в вашей защите или нет?» Таких людей, участвующих в
демонстрациях, митингах против ввода российских войск в Крым, довольно много. Есть, правда, страх, что могут
последовать какие-то нехорошие вещи, но пока мы следуем рекомендациям и просьбам руководства Украины, активных
действий мы не проявляли. Даже они просили не устраивать каких-либо митингов, потому что это может вылиться в какието эксцессы, которые могут быть использованы российской стороной для оправдания вторжения российских войск на нашу
территорию.
Олевский: Как вы себе представляете день 16 марта, день референдума? Что вы лично будете делать? И что будут
делать люди, которые считают вас моральным авторитетом нации?
Джемилев: Мы уже обратились не только к крымским татарам, но и ко всему населению Крыма, объяснили, что это
незаконный референдум, он не будет признан ни украинским государством, ни мировым сообществом. Что он никаких
последствий за собой не несет. Поэтому решение вопроса о статусе Крыма в дальнейшем мы отводим нашему руководству.
Олевский: Планов о блокировании избирательных участков, какой-то попытке противодействия голосованию есть?
Джемилев: Нет смысла, потому что не зависит от того, придут или сколько придет. Насколько я слышал разговоры,
там сейчас обсуждают вопрос, какой процент показать – то ли 72%, то ли 76%. В любом случае, даже если туда на
избирательные участки придет несколько сотен человек, я думаю, покажут, что больше половины принявших участие в
голосовании дружно поддержали идею присоединения к России.
Олевский: Есть хотя бы гипотетические планы покинуть свои земли в Крыму и уйти на территорию материковой
Украины, в случае если вы не сможете выполнять законы Украины на территории, которую сейчас занимает Крым.
Джемилев: Мы исходим из того, что Крым – это наша земля, и покидать ее не собираемся. Хотя вчера мне
представитель верховного комиссариата ООН по делам беженцам говорил, что на границе Крыма с Херсонской областью
зарегистрировано уже 379 человек, крымских татар, преимущественно женщин и детей, которые перешли в сторону
Херсонской области. Есть такая тенденция, некоторые считают целесообразным отправить своих жен и детей. Мужчины,
как правило, не уходят.
Олевский: Еще один вопрос. Не могу обойти его вниманием. Я видел заявление Рамзана Кадырова. Это мне кажется
тоже важным, потому что это лидер республики, которая также исповедует ислам, о том, что среди крымских татар
появились шайтаны, принадлежащие «Аль-Каиде». Вы воспринимаете эти слова как угрозу или нет?
Джемилев: Я бы не стал комментировать этого человека. Он иногда говорит такие абсурдные вещи, например, было
еще заявление, что якобы он встречался с лидерами крымских татар и договорился с ними, что они не будут вмешиваться.
Никто с ним не встречался. Каких он имеет в виду лидеров? Он говорит то, что ему в голову взбредет. Но есть информация
о том, что чеченский батальон «Восток» вошел в Крым. Мне даже рассказывали о том, что будто бы видели некоторых
бородачей чеченской национальности в какой-то компании, несмотря на то, что бородачи пили водку. Но это другое дело.
Но эти разговоры о том, что, дескать, пришли какие-то головорезы-чеченцы, они будут строго карать, кто действует не так,
как нужно действовать, это имеет нехороший резонанс, потому что сразу с нами начали связываться представители
чеченской диаспоры, сказали: «Ну, давайте мы приедем в Крым разбираться с так называемыми чеченцами, у нас с ними
Хроника № 3(231)
13
есть разговор». Я бы не хотел посылать к нам такие отряды, которые действительно могут спровоцировать какие-то
конфликты. Эти разборки между какими-то кланами пусть лучше проводят за пределами нашего Крыма.
Олевский: А как вам кажется, Украина может защитить ваши интересы? И сможет ли она это сделать в ближайшем
будущем после референдума, например?
Джемилев: Сегодня я видел в интернете заявление исполняющего обязанности президента Турчинова о том, что
военных действий на территории Крыма Украина не будет проводить. То есть украинское руководство в основном
рассчитывает на международное давление, чтобы Россия без военного принуждения вывела свои войска.
Олевский: Простите за следующий вопрос, но у меня со стороны создается впечатление, что крымские татары, судя
по вашим словам, остаются как бы заложниками на этой территории. Это так, или я не прав?
Джемилев: В определенной мере можно сказать так, потому что есть опасения, потому что крымские татары всегда
были противниками сепаратистских тенденций. Всегда даже в киевских кругах говорили, что основные украинцы в Крыму
– это крымские татары. Если твердая тенденция оторвать Крым от Украины и присоединить к другой стране, естественно,
можно ожидать репрессий, нажима на крымских татар. Как раз в этом плане Путин и говорил, что «пусть только
попробуют, я сделаю все, чтобы крымские татары были защищены».
Олевский: Нет вариантов раздела Крыма на Крым украинский и Крым российский?
Джемилев: Это будет абсурд, потому что Крым весь – наша земля, наша территория. Крымские татары расселены по
всему Крыму.
Олевский: И последний вопрос. Скажите, что-нибудь просил вас передать кто-нибудь из руководителей Украины
нынешней из Киева российскому президенту? Уполномочены ли вы были что-то передать? Имею в виду я, что вы ведь
избирались в Раду от партии «Батькивщина», значит, у вас есть какие-то контакты с руководством этой партии, а сейчас
многие из них являются руководителями страны.
Джемилев: Во-первых, крымско-татарское национальное движение самодостаточно, оно само принимает решение.
Но прежде, чем вылететь в Москву, я встречался с премьер-министром Украины, с начальником Службы безопасности,
говорил о планах нашей встречи, сказал, что такой возможен формат, что по приезде обязательно проконсультируюсь с
нашим послом Украины в России, что и было сделано. Вчера я приехал, и сразу первая встреча у меня была с нашим
послом. Они приветствовали, потому что долгое время каких-то контактов с руководством России и Украины не было. И то,
что я изложил мою позицию, которую я собираюсь отстаивать в разговоре с Шаймиевым и президентом, они это
приветствовали. Сегодня, кстати, на брифинге посол тоже говорил, что очень признателен за такой контакт с высшим
руководством России.
Олевский: На ваш взгляд, ваш сегодняшний разговор с Путиным может как-то повлиять на результаты референдума
16 марта или нет? Что-то это изменит?
Джемилев: У меня такое впечатление, что все давно решено. У меня не создалось впечатление, что что-то от моего
разговора с Путиным может измениться. Говорили о том, что неприемлем этот референдум и не будем признавать его
результаты, мы не приемлем пересмотр государственной границы между нашими странами таким способом, способом
ввода войск. И насколько я понял, ожидали, что мы, по крайней мере, соблюдали нейтралитет. Мы так на самом деле и
собираемся. Не то, чтобы нейтралитет. Мы будем руководствоваться решением нашего руководства, руководства нашей
страны. Но что мне понравилось в ответах Путина, когда я сказал свою точку зрения, что мы категорически против
пересмотра границ и отстаиваем целостность нашей страны, он сказал: «Другого я от вас и не ожидал. Любой порядочный
человек, а я вас считаю очень порядочным человеком, я знаю ваш жизненный путь, вы, конечно, должны отстаивать именно
такую точку зрения. Но опять-таки, давайте подождем волеизъявления народа 16 марта». Еще была не то, что просьба. Он
сказал, что «нам известна очень большая крымско-татарская диаспора в Турции», что он Эрдогана считает своим другом и
очень хотел бы, чтобы крымско-татарская диаспора в Турции была связующим звеном для укрепления связей России и
Турции.
Олевский: Вам не странно обсуждать это все, что мы обсуждаем, через 23 года после окончания существования
СССР, в котором вы 15 лет сидели в тюрьме за то, что касается прав человека и свобод крымско-татарского народа?
Джемилев: То, что произошло, мягко говоря, было для нас большой неожиданностью. Я считаю, что великая держава
Россия не должна была делать таких вещей. Потому что, в конечном счете, это нанесет вред не только крымским татарам,
не только Украине, но и самой России тоже. И очень печально, что это произошло. Меня также немного покоробило, что
точка зрения о развитии событий в Украине, что «бендеровцы» и ультранационалисты, фашисты штурмовали, звучит в
СМИ России, с нашей точки зрения, далека от истины. Такая точка зрения превалирует в руководстве Кремля.
http://tvrain.ru/articles/kto_vam_skazal_chto_nas_nado_zaschischat_mustafa_dzhemilev_o_besede_s_vladimirom_putinym364892/
Валерий Панюшкин: Вирус войны
Война подобна болезни. Что-то вроде эпидемии, охватывающей огромное множество людей. И как больной в начале
болезни не может представить себе отвратительных симптомов, которые вскоре станут его повседневностью, так и люди,
охваченные вирусом войны, не могут представить себе поначалу, до какого скотства вскоре опустятся.
В начале войны большое число людей бывает увлечено какой-нибудь сверхидеей, которая на трезвую голову
показалась бы странной, если не сказать бредовой, но в начале войны странной не кажется.
Армия, начинающая войну, всегда бывает очевидно сильнее. Сопротивление силам этой армии кажется безумием.
Нападающей стороне кажется, что никакого сопротивления не будет, потому что сопротивление очевидно невозможно. И
хорошо, если так.
Но часто среди людей, подвергшихся нападению, находятся какие-нибудь герои, фанатики или безумцы. Они
сопротивляются и имеют успех, потому что никто из нападавших не ждал сопротивления. Эти безумцы благодаря своим
подвигам, действительным или мнимым, обретают популярность среди людей, подвергшихся нападению, и сменяют на
руководящих постах разумных своих предшественников.
Тут война выходит на новый виток. Воюют уже не ради первоначальной бредовой сверхидеи, а чтобы выжить и
отомстить за погибших товарищей.
Люди довольно сильно меняются в ходе войны. Если человек не погиб в первые дни, он фантастическим образом
научается выживать под пулями. А для этого по-другому движется, по-другому разговаривает, по-другому спит, даже ест
Хроника № 3(231)
14
по-другому. Меня, например, на войне всякий раз удивляло, сколько же люди могут есть чеснока и лука. Нельзя же есть
луковицу как яблоко, а они едят.
Большинство людей переживают войну как травму. Но появляются и псы войны – люди, которые получают от войны
удовольствие. Разговаривать с этими людьми так же трудно, как трудно разговаривать с наркоманом. Они не боятся смерти,
не испытывают жалости ни к кому, включая себя. У них меняется концепция времени: в их представлениях о жизни нет
никакого будущего, они живут одним днем. И потому не могут представить себе, что война когда-нибудь кончится.
Из числа псов войны, как правило, появляются и люди, умеющие зарабатывать на войне. Контрабанда, наркотики,
торговля оружием, торговля пленными – не существует никаких моральных ограничений. Тратить заработанные таким
образом деньги эти люди могут самым странным образом – например, строить СПА посреди военного лагеря или строить
себе дворцы посреди фронтовой разрухи. Удивительным образом никто из них не думает, что завтра наступит завтра и
дворец будет захвачен или уничтожен обстрелом. Никакого завтра.
Ужасы войны странным образом обретают какую-то болезненную привлекательность. Всякий раз, оказываясь вблизи
военных действий, я поражался той подробности, с которой люди рассказывали мне, как именно танкист сгорел в танке до
состояния угольного чурбачка, как именно измазался пленный в яме своими испражнениями и рвотными массами. Я не
знаю, почему люди рассказывали мне все это и почему старались показать. Мне кажется, что, смакуя физиологические
подробности плена и смерти, эти люди пытались дать мне понять, что жизнь на войне настоящая, а вне войны фальшивая.
Совершенно поразительно меняются на войне женщины и дети. У них развивается что-то вроде стокгольмского
синдрома. Они привыкают к насилию и оправдывают войну.
Война заканчивается примерно как заканчивается болезнь – проходит. Я читал в книжках про то, что бывают
военные победы, что армия-победительница входит в город, что население встречает ее цветами… Но сам я никогда такого
не видел. Мне кажется, современная война оканчивается тем, что от нее устают. Люди, которым удалось выжить, вдруг
устают от войны. И принимают любые условия от кого угодно, лишь бы война закончилась.
http://www.snob.ru/selected/entry/73325
Украина: что может сейчас сделать ЕС
Перевод статьи Ральфа Фюкса и Вальтера Кауфманна «Ukraine: Was die EU jetzt tun kann»
Мы не должны забывать, что поводом к массовым протестам, которые, в конце концов, привели к смене власти в
Киеве, был внезапный отказ тогдашнего президента Януковича ратифицировать уже готовое к подписанию соглашение об
интеграции с ЕС. Трагический поворот событий в феврале 2014 года дает Украине, но и всей Европе, через 10 лет после
«оранжевой революции» еще один шанс.
Самое важное сейчас сформулировать быстрый и ясный ответ международного сообщества на фактическую военную
оккупацию Крыма Россией и угрозу последующего распространения военного вмешательства российских военных сил в
Украине „до восстановления общественного и политического порядка“. Это явное нарушение хартии ООН нельзя оставить
без ответа. Европейские правительства должны ясно дать понять российскому руководству, что военная интервенция в
Украине будет иметь серьезные экономические и политические последствия.
Европа никаким образом не бессильна перед действиями России. 50% внешнего товарооборота России ведется с ЕС,
доля иностранных инвестиций ЕС – 75 %, большая часть средств российской властной элиты находятся в Европе. ЕС
является наиважнейшим рынком сбыта для Газпрома. Здесь кроется значительный потенциал для осуществления давления
на российское руководство. Речь не о том, чтобы сжигать мосты, речь о том, чтобы потребовать от России отказаться от
насильственных мер, что является основой европейского миропорядка.
Кроме актуальной военной угрозы, новое украинское правительство стоит перед серьезными вызовами. Оно должно
преодолеть глубокое разочарование украинских граждан во властных структурах посредством ведения прозрачной
политики реформ, рассказать населению всю правду об отчаянном финансовом положении и начать решать структурные
проблемы в государстве и экономике. ЕС должен его на этом пути поддерживать по мере сил. Без финансовой и
политической поддержки со стороны ЕС любое правительство в Киеве рухнет. Прежде всего, мы давно уже должны были
послать сигнал украинскому обществу: демократическую Украину ждут в ЕС! Проект объединенной Европы не
ограничивается актуальными восточными границами Евросоюза.
Выходя за рамки статуса кво, стоит задуматься о том, что демократическая и экономически процветающая Украина
также в интересах России. Тот, кто сегодня, с оглядкой на Россию, хочет лишить Украину перспективы вступления в ЕС,
рискует оставить ее надолго в положении кризисного региона на востоке Европы. Одно дело принимать во внимание
легитимные экономические и политические интересы России, и совсем другое – навсегда оставить Украину российской
сферой влияния.
Десять приоритетов для политики ЕС в отношении Украины
ЕС должен настроиться на интенсивное оказание политической и финансовой поддержки Украине. После
объявленной ратификации соглашения об интеграции с ЕС предпосылки для этого намного улучшатся. Для того, чтобы
демократическая трансформация и экономическая консолидация прошла успешно, ЕС следует
Обеспечить справедливые президентские выборы в Украине
Послать долгосрочных наблюдателей от ОБСЕ, Европейского парламента; обеспечить финансовую поддержку
местных наблюдателей за выборами.
Укреплять политические институты
Консультации в процессе становления эффективного разделения власти и независимого конституционного суда;
усиление парламента в качестве центра прозрачного политического процесса принятия решений; финансовая и
политическая поддержка украинского гражданского общества и свободных средств массовой информации.
Укреплять единство страны
Консультации украинского парламента при принятии языкового законодательства, отвечающего интересам всех
языковых групп.
Поддержка равноправия всех этнических групп, включая крымских татар
Никакой терпимости в отношении шовинистских и антисемитских высказываний депутатов или работников
исполнительной власти.
Привести правосудие, полицию и систему наказания в соответствие с конвенцией о правах человека.
Хроника № 3(231)
15
Критическое наблюдение за судебными процессами против членов правительства Януковича.
Воспринимать энергетическую безопасность Украины как часть энергетической безопасности Европы:
на энергетических переговорах с Россией ЕС должен преследовать цель обеспечения долгосрочной энергетической
безопасности для всех сторон. Одновременно мы должны поддержать Украину в том, чтобы дивесифицировать ее
энергетическое снабжение и уменьшить ее зависимость от поставок российского газа.
Это включает:
Программы для улучшения энергоэффективности промышленности и жилого сектора
Подготовку возможности «обратного потока» для обеспечения Украины газом в случае бойкотирования с
российской стороны
Уменьшение потерь транспортной системы и при хранении газа
Выполнение обязательств Украины в рамках Европейского энергетического сообщества: либерализация и
децентрализация украинского энергетического сектора
Поддержка пилотных проектов в области возобновляемых источников энергии
Предотвратить государственное банкротство u продвигать экономическую модернизацию:
Украине нужна незамедлительная финансовая помощь, чтобы предотвратить государственное банкротство. Она
должна предоставляться параллельно с реформами экономики и власти, которые гарантируют, что эти деньги не будут
растрачены. В этой связи активы (денежные средства, фирмы, недвижимость) украинских политиков, функционеров и
олигархов, находящиеся в ЕС, должны быть проверены и, в случае необходимости, возвращены украинскому
правительству.
Структурные реформы должны быть направлены на среднюю и долгосрочную перспективу, от шоковой терапии
настоятельно советуем отказаться. Украинское гражданское общество должно быть привлечено к проведению мониторинга
в качестве меры по предотвращению коррупции.
Особенным вызовом представляется модернизация горнодобывающей и тяжелой промышленности на юге и востоке
страны. Сохранение ими своего объема в дальнейшем вызывает сомнения. Поэтому параллельно должна развиваться
диверсификация экономики в этих регионах. Для этого ЕС должен создать специальный фонд для поддержания малого и
среднего бизнеса.
Вести переговоры с Россией
Начать трехсторонние переговоры с Россией, касающиеся практических вопросов, связанных с заключением
соглашения об интеграции и свободной торговле между ЕС и Украиной:
Развитие торговли между Россией и Украиной
Договоренности об энергетическом сотрудничестве трех сторон; создание совместного предприятия для
модернизации украинской сети газопроводов
Определение правового статуса российских предприятий в Украине
Сохранение свободы передвижения между двумя странами.
Обеспечить свободу передвижения
С новым правительством необходимо в скором времени договориться о снятии визового режима для украинских
граждан. До достижения соответствующих договоренностей нужно отменить визовые сборы и открыть новые консульства
ЕС в различных регионах страны.
Работать с общественностью: ЕС партнер для Украины
Создание информационных офисов ЕС в различных регионах страны, в том числе в южных и восточных областях;
широкое информирование населения о соглашении об интеграции и свободной торговле на украинском и русском языках.
Оказать срочную помощь для улучшения здравоохранения
Трагический развал здравоохранения и повальная коррупция в этом секторе – одно из повседневных явлений в
Украине. Программа по незамедлительному улучшению работы системы здравоохранения была бы принята населением, как
быстрый и ощутимый результат европейской солидарности.
Перевод: Марина Вахнина
http://www.ru.boell.org/web/112-849.html
Интервью
Александр Черкасов: «Наличие политических
заключенных – очень тяжкий симптом»
Институт современной России начинает серию публикаций, посвященных российским политическим заключенным.
Список политзаключенных, составленный по критериям, разработанным под руководством Правозащитного центра
«Мемориал», опубликован на нашем сайте. О том, кого и почему можно считать политзаключенным, эксперту ИСР Борису
Бруку рассказал председатель совета Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.
– В одном из выступлений вы сказали, что тема политических заключенных в России становится «популярной,
можно сказать, модной». Но с высоких трибун мы снова слышим, что политзаключенных в стране нет.
– Уже около двух лет освобождение политзаключенных остается темой номер один на повестке дня. С периода
акций протеста 2011-2012 годов это было одним из основных требований к власти. Лозунг прозвучал в декабре 2011-го, и в
течение нескольких недель или месяцев стало появляться если не обсуждение, то по крайней мере осознание проблемы.
Надо отметить, что был сформирован целый ряд списков политзаключенных, которые нередко отражали совершенно
различное понимание проблемы.
– Насколько актуальной является эта проблема для широкой общественности?
– Важно, что существует понимание того, что в стране есть политические заключенные. Где-то полвека назад
московская, что называется, «тусовка» оказалась примерно в такой же ситуации: внезапно стало очевидно, что
политические заключенные существуют как категория. После того как были осуждены Даниэль и Синявский, они были
отправлены в гулаговские лагеря. Тогда выяснилось, что в лагерях находится огромное количество людей, осужденных по
Хроника № 3(231)
16
политическим статьям. То есть выпустили не всех и сажать продолжали, несмотря на заявления Хрущева; власть
продолжала использовать уголовные репрессии как инструмент решения политических проблем. Нужно отметить, что
какого-то общепризнанного определения понятия «политический заключенный» нет. Если сказать просто, то таковыми,
наверное, считали хороших людей, которых арестовали нехорошие власти. А кто эти «хорошие люди»? Например,
коммунисты могут сказать, что политическим заключенным является Квачков, а все остальные арестованы непонятно за
что. Националисты могут представить свой список, тоже весьма сомнительный. Политзаключенный – это не обязательно
хороший человек, не обязательно «наш» в узком смысле слова. Это осознание приходит достаточно медленно. Дело не в
том, является ли тот или иной человек «нашим» или симпатичным какому-то определенному кругу людей. Пример –
националист Даниил Константинов, признанный нами политическим заключенным, человеком, нуждающимся в помощи.
Важным является то, что политические репрессии не могут быть способом решения проблем не только в отношении
«хороших», но и в отношении тех, кто может считаться оппонентом.
– Вы затронули исторический аспект проблемы политзаключенных. В 1980-х –1990-х годах, как считается, ситуация
улучшилась. Затем снова произошло ухудшение. Что изменилось в 2000-е?
– Я думаю, что если рассматривать 1980–1990-е годы, нужно принимать во внимание, в каких областях
репрессивные ведомства считали, что могут продолжать свою деятельность. Например, фабрикация уголовных дел против
ученых-шпионов – это начало 1990-х годов. В 1992-м были арестованы ученые-химики Федоров и Мирзаянов, которые
сообщили о несоответствии действий страны, разрабатывающей химическое оружие, международным обязательствам.
Тогда же начались репрессии против экологов: Никитина, Пасько, Сойфера. Я думаю, что речь идет о наличии
репрессивных структур, которые не могут ничего не делать, не могут существовать, не показывая какой-то результат.
Несколько дней назад, например, в Нижнем Новгороде было прекращено уголовное преследование трех активистов так
называемого сообщества «Антифа-Раш». Изначально дело было представлено так, что будто существует организация с
программой, уставом и членскими билетами. Учитывая то, что «Антифа» – это скорее анархисты, представить, что они
делали программу, устав и членские билеты, достаточно сложно. По всей видимости, дело было сфабриковано. Когда у
власти есть определенная политическая установка и когда отсутствует реакция со стороны общества, система работает.
Сегодняшняя структура очень похожа: есть те, кто фабриковал дела против «леваков» в 1990-е, и есть те, кто фабриковал
дела против нацболов или «Антифа» в 2000-е. Потенциал был сохранен во многом из-за того, что репрессивные структуры
не были распущены или реформированы.
– Что вы думаете о недавней амнистии, под которую попали и некоторые политзаключенные? Можно ли назвать это
победой гражданского общества?
– Думаю, что отчасти можно. Потому что есть главное в нашем странном мире событие года: на самом деле 2013 год
не закончился 31 декабря. Год завершится в начале марта 2014 года, когда закончится Олимпиада. Поэтому то, что
произошло незадолго до начала Олимпиады, – это не случайное совпадение. Наводится определенный макияж. Нужно
отметить, что вместо широкой амнистии, которая освободила бы много людей, в том числе политических заключенных, мы
получили очень частную, очень узкую амнистию, которая во многом соответствует ранее высказанным властью установкам.
Например, те, кто обвиняется в применении насилия против представителей власти, как, например, целый ряд узников
Болотной, амнистированы не будут. Власть предпринимает какие-то действия в соответствии с повесткой дня, которая
составлена не ей. Повестка по политическим заключенным была поставлена тем самым гражданским обществом.
– С учетом событий конца 2013 года можно ли говорить о появлении неких положительных тенденций?
– Думаю, что пока об этом рано говорить, ситуацию нужно отслеживать на более длительном временном
промежутке. В последнее время произошла серия событий, которые в целом сложились в одно событие. Была проведена
амнистия, которая снижает число самых проблемных, самых известных политических заключенных, в том числе экологов с
судна Arctic Sunrise и Pussy Riot (те и другие обвинялись по статье «Хулиганство»). Также было принято решение о
помиловании Михаила Ходорковского. Будет ли эта тенденция сохранена после марта 2014 года – во многом вопрос к
российскому обществу. Также нельзя забывать о мировом сообществе, которому не в последнюю очередь адресованы все
эти действия.
– Как вы считаете, почему решение об освобождении Ходорковского было принято именно сейчас?
– Потому что это один из наиболее проблемных для Путина политических заключенных. И его освобождение, как
мы видим, улучшает имидж.
– Осенью в «Мемориале» был подготовлен список российских политзаключенных. Что он собой представляет?
– Как вы знаете, представленный список политзаключенных не является исчерпывающим. Недавно мы внесли в него
активистку из Дагестана Зарему Багавутдинову, арестованную летом. Также нами были внесены в список исламисты,
осужденные в Челябинске. Они осуждены исключительно за членство в организации, запрещенной в соответствии с
неопубликованным документом. И я думаю, что мы внесем еще некоторых арестованных и находящихся под судом на
Северном Кавказе. То есть работа продолжается. В отличие от, скажем, 1960–1970-х годов, когда власть сама делала за нас
большую часть работы, когда были политические статьи (например, статья 70-я), сегодня приговоры выносят по
совершенно иным статьям. Более того, сейчас полномочия по применению уголовных репрессий для решения политических
проблем спущены сверху вниз. Если раньше, для того чтобы посадить по ложным политическим обвинениям, направлялся
специальный запрос в ЦК КПСС и можно как-то проследить, кто был посажен по политическим мотивам, сейчас вряд ли
существует такое запрашивание санкции на Старой площади на каждый арест по политическим мотивам. Поэтому работа
по выявлению таких людей должна продолжаться.
– Список политзаключенных основан на новых критериях признания политзаключенными. Насколько важной была
разработка этих критериев?
– Критерии были разработаны большой коалицией правозащитных организаций Восточной Европы и бывшего
СССР. Это попытка некоторого обобщения и формализации работы. Другое дело, что эти критерии не являются формально
и автоматически применяемыми. Речь идет о внимательном изучении аспектов каждого отдельного дела и вынесении
решения только после такого изучения. Здесь важно то, что критерии приняты достаточно широкой коалицией и
представляют собой дополнительный рабочий инструмент. Мы, наверное, в течение года будем их использовать, пытаться
определить, какие здесь есть подводные камни. В то же время, как я уже отметил, необходимо подробное изучение каждого
дела.
– Есть мнение, что политзаключенные – это заложники у власти в ее борьбе с оппозицией. Что вы думаете по этому
поводу?
Хроника № 3(231)
17
– Отчасти это так. Другое дело, что это ненормальное состояние, когда власть с обществом воюет, когда в качестве
одного из инструментов используются уголовные репрессии по политическим мотивам. Само по себе наличие
политических заключенных – это очень тяжкий симптом, которого достаточно, чтобы поставить весьма неутешительный
диагноз.
http://imrussia.org/ru/projects/political-prisoners/650-alexander-cherkasov-the-existence-of-political-prisoners-is-a-verygrave-symptom
Галина Арапова: «Ни пресса, ни власть не
должны быть лояльны друг к другу»
Руководитель Центра защиты прав СМИ рассказала о доверии к прессе, конфликтах и любви с властями «до
смерти».
О том, насколько свободна нынче пресса, объективны ли журналисты, и кто правит бал в средствах массовой
информации, «АиФ–Черноземье» расспросил Галину Арапову, медиаюриста, руководителя Центра защиты прав СМИ.
Как до горизонта досье
Галина Арапова окончила юрфак ВГУ, аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений
РАН. Имеет обширную судебную практику, ведёт дела, касающиеся свободы выражения мнения в Европейском суде по
правам человека. Эксперт в области информационного права, автор более двух десятков книг.
Елена Деревянкина, АиФ–Черноземье:– Галина Юрьевна, что бы вы могли сказать о воронежской прессе? Насколько
она свободна?
Галина Арапова: – Пресса в Воронеже очень живая, разнообразная, достаточно динамичная. В нашей стране есть
регионы, где читать нечего – там пресса в стагнации, потому что журналисты поставлены в такие условия, когда они не
могут касаться действительно острых вопросов. От этого публикации становятся вязкими, искусственными,
неинтересными. Пожалуй, по динамике с воронежской можно сравнить прессу на Дальнем Востоке, в Екатеринбурге и в
Санкт-Петербурге.
Говорить же о свободе прессы в России – это всё равно, что обсуждать мифы. Как недавно сказал президент Фонда
защиты гласности Алексей Симонов, свобода слова, как линия горизонта: она есть везде, но нигде не достижима.
– А как у нас в сравнении с другими регионами складываются отношения с властями? Лояльны ли они к
журналистам?
– Ни пресса, ни власть не должны быть лояльны друг к другу. Пресса должна быть независима от власти, от
влиятельных игроков на бизнес–рынке, от политики. Но на деле это не всегда так. Что касается взаимоотношений
воронежской прессы и власти, то они, конечно, не идеальны, но во многом более цивилизованны, чем в других регионах.
Есть города, где пресса и власти находятся либо в состоянии «любви до смерти», либо в состоянии жёсткого конфликта. Ни
то, ни другое не способствует цивилизованным отношениям. Пресса должна быть зеркалом общественных процессов, в том
числе и объективно отражать то, как выполняет свою функцию власть.
Месть депутатов
– Есть ли попирание свободы прессы с законодательной точки зрения?
– За последние два года было принято столько законов, ограничивающих права журналистов, свободу слова и
распространения информации, сколько не было принято в течение предыдущих 15 лет. Эти законы, по сути,
персонифицированная реакция депутатов Госдумы на конкретные материалы с критикой их работы, о них самих, их семьях
и т. д. Вместо качественной парламентской деятельности мы имеем по сути личную месть с использованием служебного
положения. Так, после публикаций о том, где учатся дочки депутата Госдумы Сергея Железняка или во сколько
оценивается дача с шубохранилищем главы РЖД Якунина, мы получили новую статью 152.2 в Гражданском кодексе,
которая начала действовать с 1 октября 2013 года. В ней вводится запрет на распространение информации без согласия
гражданина о фактах его биографии, участии в судопроизводстве, о его месте пребывания, происхождении. То есть, что бы
вы ни сказали о человеке, это можно расценить как вмешательство в частную жизнь. Например, вы пишете, что кто-то
когда-то через суд развёлся с женой. Значит, вы выдали факт биографии и сообщили об участии в судопроизводстве – а это
сразу два нарушения. С таким законом вообще невозможна работа в жанре журналистского расследования. Любая
критическая публикация, например, о том, что чиновник купил не соответствующую его доходам квартиру, даст как
минимум повод судиться с газетой.
Сейчас Госдума пытается максимально урегулировать Интернет. С 1 февраля вступил в силу закон, дающий
возможность досудебной мгновенной блокировки любых интернет-ресурсов по требованию Генпрокурора и его
заместителей, если есть подозрение, что информация на этих ресурсах является экстремистской, либо призывает
участвовать в несанкционированных мероприятиях. За последние три месяца таких законодательных инициатив набралось с
десяток. Причём все запреты можно применить к любой ситуации. Стыдно, что у нас законодательные ограничения
вводятся не для защиты более значимых благ, а чтобы оградить сильных мира сего от критики.
– С какими проблемами к вам обычно обращаются журналисты?
– Воронежские журналисты часто консультируются перед публикацией, чтобы избежать проблем. В суде мы
защищаем журналистов чаще по делам, связанным с критическими материалами – как правило, это иски о защите чести и
достоинства.
А вот в других регионах ведём и более сложные дела. Например, мы помогаем журналистам в Хакасии, на Сахалине
и в Саратове в очень сложных делах по статье УК «Клевета». На Сахалине, например, возбудили уголовное дело, потому
что член Совета Федерации, которому принадлежит практически весь рыбный бизнес Дальнего Востока, обиделся на
публикацию открытого письма жителей одного из рыболовецких посёлков о том, как там плохо живётся. В редакции
прошли обыски, сейчас свыше 10 следователей занимаются этим делом. Хотя, по моему мнению, там не было даже повода
для его возбуждения.
Доверяй, но проверяй
– Стоит ли сегодня людям доверять написанному в газетах и сказанному по ТВ?
Хроника № 3(231)
18
– Возможно, я скажу радикально, но как медиаюрист я бы не рекомендовала ориентироваться на информацию в
федеральных телевизионных СМИ. Если вы хотите сохранить здравый взгляд на ситуацию в стране, не смотрите
федеральные новости. Общественное телевидение России не выполняет своих функций. Его директор, он же главный
редактор, назначается президентом РФ. В такой ситуации не может быть и речи о независимости.
Что касается печатной прессы, то я бы сказала так – ищущий, да найдёт. Кроме того, чтобы получить реальную
картину происходящего, недостаточно только печатных СМИ, нужен более широкий спектр независимых точек зрения.
Качественные информационные ресурсы есть и в Интернете.
А вообще, нужно уметь различать пропаганду, журналистские материалы и рекламу, в том числе скрытую. К
сожалению, наши читатели не подготовлены. Многие всё принимают за чистую монету. Когда человек не ставит под
сомнение полученную информацию, когда ему всё равно, из какого она источника, значит, он не готов её оценивать, и им
легко манипулировать. Это зомбирование, которое мы получили благодаря госполитике последнего десятилетия в области
СМИ.
– Что, по вашему мнению, в воронежской прессе практически не освещается, но требует внимания?
– Давайте пойдём от обратного – у нас слишком много внимания уделяется деятельности власти и криминальной
хронике. Государственная политика направлена на монополизацию СМИ, властям нужно, чтобы о них писали хорошо, а
СМИ нужны средства к существованию. Как следствие мы имеем обилие позитивной информации о работе власти и
недостаток конструктивной критики.
Другая проблема – криминал. Журналисты оправдываются тем, что дают ответ на запросы общества. Криминальные
новости действительно популярны у читателей, но их изобилие создаёт тягостное ощущение. Люди привыкают к негативу и
считают это нормой. Хочется, чтобы журналисты уделяли больше внимания значимым общественным проблемам, давали
меньше шаблонных текстов и пресс-релизов.
«Аргументы и факты-Воронеж», http://www.chr.aif.ru/voronezh/events/1083398
Зарубежные новости
Новости Туркменистана
Каким будет 2014 г. для Туркменистана? Мнения
экспертов по геополитике
Пытаясь привлечь «свежую кровь» и услышать компетентное мнение, мы попросили четырех специалистов по
Центральной Азии рассказать, каким они видят Туркменистан в 2014 году. Ниже приводим их цитаты. Регион
претерпевает серьезные изменения, и эти изменения обязательно затронут Туркменистан.
***
«Если Иран вернется на международную аренду (…) это серьезно отразится на балансе в регионе»
Мохаммед-Реза Джалили, политический аналитик, специалист по Ближнему Востоку и Центральной Азии
На сегодняшний день отношения между Ашхабадом и Тегераном достаточно конструктивны. Объем торговли
увеличивается, и в прошлом году он составил примерно 10 миллиардов долларов. В геополитике заметны две тенденции.
Прежде всего, между Туркменией и Ираном проходит общая граница протяженностью тысячу километров. В минувшем
году оба государства добились успехов в области транспортного сообщения друг с другом с помощью строительства новой
железной дороги. В 2014 г. работа в этом направлении, скорее всего, будет продолжена, так как обе страны можно
использовать как транзитную территорию друг для друга. Туркмения стремится получить доступ к мировым рынкам через
иранские порты на юге, а Иран хочет иметь доступ в Центральную Азию. Вторая геополитическая ситуация связана с
вопросами безопасности. У Ашхабада и Тегерана есть общие интересы, будь то опасность, исходящая из Афганистана, или
сирийский вопрос. Однозначно, что в 2014 г. основной вопрос – это непрерывные переговоры между Тегераном,
Вашингтоном и международным сообществом об иранской ядерной проблеме. Они могут положительно отразиться на
Туркменистане. Если Иран полностью будет интегрирован в международное сообщество и будут сняты санкции, то тогда
страна смогла бы в кратчайшие сроки сделать все возможное для привлечения инвестиций в нефтегазовый сектор. Не
думаю, что это отрицательно отразится на экспортных поставках газа из Туркмении в Иран, объем которых составляет
примерно 10 миллиардов кубометров газа в год, так как Ирану нужен этот газ для густонаселенных северных регионов.
Однако, важнее всего, что Иран, в случае своей деизоляции, откроет весь регион для торговли, нефтегазовой отрасли и для
всевозможных инвестиций. Например, автопром мог бы получить второе рождение. Если Иран снова вернется на
международную арену, это сильно отразится на балансе в регионе, поэтому все проекты, которые велись в регионе за
последние 15 лет, шли в обход Иран. Это не произойдет в одночасье, Тегерану потребуются годы, чтобы восстановить
доверие. Но именно в 2014 г. мы поймем, состоится ли возвращение Ирана или нет. В настоящий момент мы можем быть
настроены оптимистично. А Туркменистану нужно внимательно следить за ходом переговоров.
***
«В Туркменских степях все довольно спокойно»
Ильхам Шабан, директор Центра нефтяных исследований Азербайджана и специалист по энергетики в
информационном агентстве «Туран»
Азербайджан начал 2014 год очень активно. Сразу с первых рабочих дней президент Алиев отправился с
официальным визитом в Брюссель и заверил руководство ЕС, что официальный Баку четко выполнит все свои
энергетические обязательства в рамках проекта. Речь, конечно, шла о газопроводе Шах-Дениз-2 и двух проектах
трубопроводов ТАНАП и ТАПИ по экспорту добываемого газа в Европу. Словом, это была хорошая подготовка для старта
многомиллиардных инвестиций в нефтегазовые проекты в Азербайджане в период 2014-2018 годах, когда ожидается, что
более 60 миллиардов долларов будут направлены на эти проекты. При таком развитии событий на правом берегу Каспия, в
туркменских степях довольно спокойная обстановка. Официальный Ашхабад с конца прошлого года не подает никаких
«признаков жизни» и не озвучивает свои намерения осуществлять поставки газа на Запад. Однако, правительство
Хроника № 3(231)
19
Туркменистана активно ведет переговоры об экспорте своего газа в других направлениях. Например, на 2014 год
запланирован ряд мероприятий, чтобы в будущем начать строительство газопровода Туркменистан – Кыргызстан – Китай.
Кроме того, в текущем году планируется провести несколько раундов переговоров по трубопроводу ТАПИ (Туркменистан –
Афганистан – Пакистан – Индия). Рабочие группы активизируют работу в этом направлении. Однако, не запланировано ни
одного мероприятия, где в повестке дня будет стоять вопрос экспорта газа через Каспий, даже теоретически. Эта тема
выносится на обсуждение только во время конференций. Во время совещаний в Ашхабаде, туркменские чиновники
избегают употреблять выражение «транскаспийский газопровод». Поэтому трудно сказать, что в 2014 году со стороны
официального Ашхабада будут предприняты какие-то шаги этом направлении.
***
«Наркоторговля останется самой серьезной проблемой в области безопасности»
Дмитрий Горенбург, аналитик-исследователь центра стратегических исследований CNA
Я считаю, что наркоторговля останется основным вызовом безопасности для Туркменистана в наступившем году.
Вывод американских войск из Афганистана может привести к обострению нестабильности в регионе, несмотря на то, что
разговоры о возможном влиянии этого события на Центрально-азиатский регион преувеличены, поэтому я бы поставил этот
вопрос на второе место. Если Америка, а именно ее войска действительно уйдут из Афганистана, это станет
доказательством того, что на регион уже не будут обращать пристального внимания. Финансирование Центральноазиатских государств на поддержание безопасности в регионе – еще один положительный сигнал. Если объем этой помощи
сократится, это будет означать, что вывод войск из Афганистана также служит сигналом того, что США перестало обращать
внимание на Центральную Азию. Так как Туркменистан относительно изолирован с точки зрения вопроса безопасности и
вступления в альянсы, я не думаю, что последствия могу быть очень серьезными. Даже если движение «Талибан» захватит
власть в Афганистане и будет использовать территорию страны как базу для распространения массовых беспорядков в
Центральной Азии, на завершение этого процесса потребуется длительное время, поэтому результат мы не увидим в 2014 г.
Россия сохранит лидирующие позиции по содействию безопасности в Центральной Азии в целом, хотя сама Туркмения
имеет гораздо более тесные экономические связи с Китаем. Попытки российской стороны усилить ОДКБ – признак того,
что российские власти серьезно относятся к вопросу безопасности в Центральной Азии. Возможно, что в какой-то момент
Россия усилит давление на Туркменистан с целью участия Туркмении в мероприятиях ОДКБ или даже вступления в ее
члены, хотя это давление не будет ощущаться еще какое-то время. Китай продолжит пользоваться содействием России в
области безопасности и будет сосредоточен на завоевании лидирующей позиции в экономическом развитии Центральной
Азии в целом, и конкретно в Туркмении. Роль Европы в лучшем случае будет минимальной. Индия и Турция сделали
некоторые попытки укрепить сотрудничество по вопросам безопасности в государствах Центральной Азии, но не достигли
существенных успехов.
***
«Укрепление отношений с иностранными партнерами»
Изабелла Дамиани, географ, специалист по Центральной Азии, преподаватель Версальского университета (Франция)
В то время как Ниязов (Туркменбаши) во главе угла своей внешней политики ставил «постоянный нейтралитет», что
привело к определенной «геополитической независимости», его преемник Гурбангулы Бердымухаммедов немного изменил
туркменскую дипломатию. Он сразу же продемонстрировал свое желание укреплять взаимоотношения с партнерами
Туркменистана, в первую очередь с главными партнерами в экономической сфере, например с Ираном и Китаем, и со
своими соседями по региону Афганистаном и Узбекистаном. В наступившем году нам следует обратить внимание на то,
будет ли Туркменистан, будучи энергетической державой в регионе, стараться использовать свое географическое
положение, чтобы стать мостиком между постсоветским пространством и Ближним Востоком, и начнет ли экспортировать
свой газ. Местоположение страны с одной стороны можно рассматривать как преимущество, так как она находится в
достаточном отделении от России, но также и как недостаток. Если Ашхабад такими же темпами будет продолжать
укреплять отношения с иностранными партнерами, мы скоро сможем стать свидетелями развития событий в экономическом
и энергетическом секторах, а также в области безопасности и обороны. В этом отношении вывод войск НАТО будет
чрезвычайно важным событием для Туркменистана.
Реджис Женте
Обманутые матери-героини Туркменистана
7 марта 2014 года в канун Международного женского дня многодетным ашхабадским семьям были вручены ключи
от элитных квартир, расположеных в 13-этажном здании – перестроенной резиденции бывшего президента страны
С.Ниязова.
Но из 17 матерей-героинь, родивших восемь и более детей, которым планировалось вручить ключи от новых
квартир, их получили только пять.
Целый месяц, под руководством чиновников из Ашхабадского хякимлика 17 многодетных семей в полном составе
репетировали торжества, сначала в здании хякимлика, а потом непосредственно в реконструированном здании на проспекте
Туркменбаши, где семьям должны были предоставить квартиры. Женщины разучивали благодарственные речи в адрес
президента, а дети учили стихи.
Заявив, что все торжества будут происходить при личном участии президента и транслироваться по телевидению,
все семьи обязали приобрести новую национальную одежду, в том числе и на самых маленьких детей. При этом средства на
покупку одежды люди должны были изыскивать сами. Одномоментно одеть с иголочки 10-11 человек достаточно дорогое
удовольствие и многие семьи влезли в долги, чтобы исполнить требования городских властей.
Каково же было разочарование людей, ожидавших праздника, когда уже в последний момент – при вручении
ключей, – выяснилось, что 12 матерей-героинь из 17-ти остались ни с чем.
«Они были просто в шоке! – Говорит один из свидетелей праздничного торжества, – женщины обратились к
чиновникам за разъяснениями, но те, заявив, что так решили «на верху», быстро ретировались».
А президент на эти торжества даже не приехал. Постеснялся?
Один из работников городского хякимлика сказал, что эти 12 семей скорее всего так и останутся без обещанного
президентом подарка в виде квартиры. На следующий год нет никаких планов по предоставлению жилья для многодетных
семей в столице.
Хроника № 3(231)
20
Он же сообщил, что по сравнению с остальными регионами в столице не так много матерей, кому вручено звание
«Ene mähri»(«Материнская нежность» – аналог звания «Мать-героиня» советских времен). Если в целом по стране ежегодно
такое звание присваивается примерно 200 женщинам, то по Ашхабаду таковых набирается не более трех. Лишь в этом году,
и то за счет присоединения к Ашхабаду города Абадана и этрапа Рухабат набралось шесть женщин, получивших почетное
звание.
В то же время, в регионах вообще ни одной многодетной семье не предоставили жилья от имени государственных
или местных властей.
В прошлом году президент страны распорядился реконструировать резиденцию первого президента Туркменистана
Сапамурата Туркменбаши, расположенного в центре Ашхабада, переделав его в дом для многодетных семей. После чего
хякимлик столицы заявил, что квартиры в нем получат 17 семей, в которых матери удостоились почетного звания «Ene
mähri».
Обманули.
Борьба за нравственность в Туркменистане:
взялись за «вторых» жен
В женской колонии Дашогуза отбывают сроки наказания, как минимум, десять женщин, осужденных по статьям 137
(Понуждение к половому сношению) и 138 (Занятие проституцией) УК Туркменистана. Но они не занимались
проституцией, они были вторыми женами.
Эти женщины, из Лебапского, Марыйского и Дашогузского велаятов были осуждены в декабре 2013 года и
приговорены к двум (по другим данным – к трем) годам заключения. Видимо не найдя более подходящей статьи, их
осудили за проституцию.
На протяжении нескольких лет они были «вторыми женами», с которыми их гражданские мужья, имея официальные
браки, заключили мусульманский брачный обряд «нике» («никах»), вполне уважаемый в глазах окружающих в туркменской
и узбекской среде.
Этот обряд стал достаточно распространенным явлением в постсоветском Туркменистане. Способствовали этому не
столько усиление религиозного влияния в обществе, сколько социальные проблемы: высокий уровень безработицы,
особенно среди женщин, резко сократившиеся возможности для получения специального и высшего образования,
сокращение мужского населения из-за наркомании и миграции мужчин в поисках работы в другие страны.
В этих условиях все большее количество молодых женщин соглашались стать вторыми, а то и третьими женами у
«успешных» мужчин, имеющих хорошую должность или хороший бизнес.
Эти «младшие» жены признаны многочисленной родней, как со своей стороны, так и со стороны мужа. Некоторые из
них имеют даже общих внуков в этих неофициальных браках. Часто первые жены знают о том, что у мужа есть вторая
семья и не возражают против этого.
После неожиданного «повального» тюремного заключения женщин, состоящих в незаконном браке, появились случаи
срочных (и, как сообщают, дорогостоящих) разводов с официальными женами и заключения официальных браков со
вторыми женами, для их спасения от тюрьмы.
Наши наблюдатели связывают акции по осуждению «вторых» жен с расширением и ужесточением борьбы властей за
нравственность и семейные ценности. Ранее мы сообщали о том, что в стране идут тотальные задержания женщин в кафе и
ресторанах.
В то же время, нет информации о задержаниях и арестах реальных «жриц любви», т.е. женщин действительно
занимающихся проституцией. Возможно потому, что этот бизнес крышуют сами правоохранители.
Нам так же не известны факты того, чтобы мужчин осудили по статье «Многоженство».
Туркменская инициатива по правам человека, Вена
Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.
Адрес редакции: 123056, Москва, переулок Красина, дом 15, стр. 1 (для Е. Гришиной)
E-mail: [email protected]
Сайт www.newcpi.org
Редактор Елена Гришина
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа