close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

;ppt

код для вставкиСкачать
Т.Н. Собольникова, А.В. Кузина
г. Ханты-Мансийск
АУ ХМАО–Югры «Центр охраны культурного наследия»
В ходе рекогносцировочного обследования окрестностей д. Согом
(Ханты-Мансийский р-н), проведённого сотрудниками АУ ХМАО –
Югры «Центр охраны культурного наследия» в августе 2009 г., была
получена коллекция фрагментов керамических сосудов – около 289
ед. хр. Наибольшее их количество было получено из шурфов на
поселениях Согом 23 и Согом 17 и собрано в осыпи берега около
городища Стариков Мыс I.
В рамках настоящей работы предлагается общая характеристика
керамических комплексов археологических памятников, расположенных в окрестностях д. Согом. В культурно-хронологическом плане они
представляют самые различные этапы заселения и освоения данной
территории: от эпохи неолита до позднего Средневековья. Сводные
данные приводятся ниже в таблице.
Таблица
Количественные и культурно-хронологические признаки керамики
некоторых археологических памятников у п. Согом
№
п/п
Памятники
1
Согом 14, поселение
14
Раннее Средневековье (карымский этап),
позднее Средневековье (кинтусовский этап)
2
Согом 17, поселение
73
Неолит (отступающе-накольчатая керамика),
энеолит – ранняя бронза (кульеганский тип?)
3
Согом 23, поселение
116
4
Стариков Мыс
1, городище
Кол-во фрагментов
керамики
81
Культурно-хронологическая принадлежность
Энеолит – ранняя бронза (кульёганский тип?),
финальная бронза (атлымская культура),
раннее Средневековье (карымский этап),
позднее Средневековье (кинтусовский этап)
Неолит (гребенчатая керамика)2,
энеолит – ранняя бронза (кульеганский тип?),
финальная бронза (атлымская культура),
раннее Средневековье (карымский этап),
позднее Средневековье (кинтусовский этап)
257
Керамические комплексы ...
Керамика эпохи неолита была получена из шурфа, заложенного на
поселении Согом 17 (ил. 1–1, 2). Это около 30 фрагментов примерно
от 4 керамических сосудов. Почти все они имеют нагар на внутренней
поверхности. Текстура черепков плотная, ровно-зернистая.
Один сосуд отличается от других по текстуре излома (рыхлая, комковатая), цвету (тёмно-серый, чёрный). Визуально в изломах и на отслоившихся поверхностях стенок хорошо фиксируется включение в состав
формовочного теста значительного количества некалиброванного шамота
(фракции до 3–4 мм) и частиц охры. Судя по «обнажившимся» спаям и
характеру течения глинистой массы в стенках сосудов, изготовлены они
были жгутовым способом. Стенки с обеих сторон хорошо заглажены. К
сожалению, в силу того, что сосуды представлены крайне фрагментарно,
их форму и размеры полностью представить невозможно. Только два из
них поддаются частичной реконструкции. Судя по имеющимся фрагментам венчиков, ёмкости имели баночную форму. Их диаметр составлял 22
и 26 см, толщина стенок – 0,7–0,8 см. У одного сосуда венчик имеет
волнообразный срез. На двух сосудах с внутренней стороны венчика
имеются утолщения – наплывы подтреугольной формы. Все сосуды, судя
по сохранившимся их частям, орнаментированы монотонными узорами
из горизонтальных волнистых (2 сосуда) или прямых (1 сосуд) линий.
Техника нанесения орнамента – отступающе-накольчатая. В целом узоры
смотрятся достаточно разреженно. По краю венчика нанесён ряд насечек
(в двух случаях с внешней стороны, в одном – с внутренней).
В материалах раскопок 1997 г. В.М. Морозовым на городище Стариков Мыс 1 также была выделена группа неолитической керамики,
что дало основание автору этих работ отнести нижние горизонты пачки
культурных отложений к самостоятельному поселению Стариков Мыс 1а
эпохи неолита – ранней бронзы. В отличие от хронологически соотносимой керамики с поселения Согом 17, она декорирована преимущественно гребенчатым штампом, фрагменты с отступающе-накольчатой
орнаментацией единичны. В.М. Морозов соотнёс её с несколькими
культурными типами неолитической керамики Зауралья и Среднего
Приобья – барсовогорским, сумпаньинским, боборыкинским3.
Наиболее близкие аналогии неолитической керамике поселения
Согом 17 можно найти в материалах памятников бассейна р. Конды –
Чёртова Гора4, Канда5 и Сумпанья III6. Неолитические сосуды подобного
облика (с отступающе-накольчатым орнаментом) соотносятся исследователями с керамикой кошкинского типа. В.Т. Ковалёва датирует кошкинский
комплекс поселения Сумпанья III ранним неолитом (V–VI тыс. до н. э.)7.
На Северной Сосьве кошкинские традиции датируются поздним неолитом
258
Т.Н. Собольникова, А.В. Кузина
и продолжают своё существование («консервируются») в эпоху энеолита
(сер. – втор. пол. III тыс. до н. э.)8. В Сургутском Приобье на памятниках
Барсовой Горы отступающе-накольчатая керамика со сходными характеристиками (волнистый край, наплывы с внутренней стороны, насечки по
краю, вертикальные стенки, разреженность узоров и др.) присутствует
как в неолитических, так и в энеолитических комплексах. Вопрос об её
появлении на этой территории остаётся пока открытым. Определённое
сходство согомской керамики прослеживается с комплексами поселений
Барсова Гора II/16а и Барсова Гора II/17, а также с керамикой стоянки
Барсова Гора II/8б и поселения Кушниково 1, датируемых Ю.П. Чемякиным средним неолитом и энеолитом соответственно9.
К эпохе энеолита – ранней бронзы в согомской коллекции относятся
небольшие группы керамики, полученные на поселении Согом 17 (ок.
15 фр.), поселении Согом 23 (3 фр.) и поселении Стариков Мыс Iа
(5 фр.). Представлены они небольшими разрозненными фрагментами
от разных сосудов, украшенными как в технике шагающей гребенки
(реже – гладкого штампа), так и печатной (ил. 1 – 3, 4). По фрагментам сложно восстановить орнаментальные композиции, можно лишь
отметить, что узоры имели как горизонтальную зональность, так и
вертикальную. Под венчиком (5 фрагментов) наносился ряд глубоких
(в одном случае – сквозных) ямочных вдавлений. По срезу венчика –
оттиски гребёнки. Тесто, в большинстве случаев, рыхлое, с добавлением песка, шамота, органики, реже слюды. Толщина стенок, в
среднем, – 0,7–0,8 мм, диаметр, судя по сохранившимся фрагментам
венчиков, – ок. 30 см.
Культурно-хронологическая атрибуция данной группы фрагментов
керамики достаточно сложна в силу её немногочисленности и разнородности. Ряд фрагментов, орнаментированных гребенчатым штампом
с широкими зубцами, можно соотнести с керамикой кульёганского
типа Среднего Приобья (поселения Быстрый Кульёган 38, Коим 1,
Барсова Гора II/9б, Барсова Гора II/9в), датируемой эпохой ранней
бронзы – втор. пол. II тыс. до н. э. (ил. 1 – 3)10. На двух небольших
фрагментах стенок сосудов с поселения Согом 17 был зафиксирован
орнамент, выполненный полой гребенчатой трубочкой. Аналогии такой декоративной технике можно встретить в материалах энеолита
бассейна р. Конды (волвончинский тип – кон. III – нач. II тыс. до
н. э.) (ил. 1 – 4)11.
Эпоха поздней бронзы и раннего железного века представлена единичными фрагментами сосудов из шурфов на поселении Согом 23:
259
Керамические комплексы ...
– приблизительно 8 фрагментов венчиков и стенок примерно от трёх
сосудов; по своим декоративно-морфологическим и технологическим характеристикам соотносится с атлымской культурой финальной бронзы
Нижнего и Среднего Приобья (ил. 2 – 1);
– 2 фрагмента венчиков сосудов кулайского облика (ил. 2 – 2).
Здесь следует отметить, что при раскопках городища Стариков Мыс 1
фрагменты подобной посуды также были встречены в единичном количестве12.
К эпохе раннего Средневековья относится наиболее многочисленная группа керамики карымского типа (IV–V вв.), полученная в
шурфах на поселениях Согом 23 (более 20 ед.) и Согом 14 (3 ед.)
(ил. 2 – 3–5). Крайне фрагментарный характер сохранности сосудов
позволяет нам составить лишь самое общее представление относительно их декоративно-морфологических параметров: диаметр венчика
составляет 26–28 см, толщина стенок – 0,4–0,6 см; по форме есть
Ил. 1. Керамика из Нижнего Приртышья. Поселение Согом 17. 1, 2 – неолит;
3, 4 – энеолит – ранний бронзовый век
260
Т.Н. Собольникова, А.В. Кузина
и хорошо- и слабопрофилированные сосуды; срез венчиков прямой
или скошенный внутрь. Основу орнамента составляют гребенчатый
штамп и оттиски различных фигурных штампов («глазчатые» ромбы,
зигзаги и т. д.). В верхней части венчиков расположен ряд ямочных
вдавлений округлой формы, иногда – сквозных. Единичные фрагменты
Ил. 2. Керамика из Нижнего Приртышья. Поселение Согом 23 (1–5) и городище Стариков Мыс 1 (6). 1 – поздний бронзовый век, 2 – ранний железный
век, 3–5 – раннее Средневековье, 6 – позднее Средневековье
261
Керамические комплексы ...
керамики карымского типа были обнаружены при раскопках городища
Стариков Мыс 113.
Наиболее поздняя в согомской коллекции 2009 г. керамика позднего
Средневековья (кинтусовский этап кон. IX – нач. XIII в.) представлена
несколькими фрагментами, обнаруженными в шурфе на поселении
Согом 14 и в осыпи берега на городище Стариков Мыс I (ил. 2 – 6).
Кстати, в материалах, полученных при раскопках данного памятника
в 1997 г. В.М. Морозовым, именно она составляла наиболее многочисленную категорию керамики.
Таким образом, керамические коллекции, полученные в результате рекогносцировочных исследований в бассейней р. Согом, демонстрируют нам культурно-хронологическую многоплановость данного
микрорайона в историко-культурном отношении. Особый интерес,
безусловно, вызывают ранние комплексы – эпохи неолита – ранней
бронзы, поскольку на данный момент они представлены в таёжных
районах Западной Сибири единичными примерами.
ПРИМЕЧАНИЯ
См. статьи Е.А. Зайцевой и В.А Пермякова в этом сборнике.
Здесь включены данные из раскопок В.М. Морозова на городище в 1997 г.
3
Морозов В.М. Отчёт об исследовании городища Стариков Мыс I в окрестностях
деревни Согом Ханты-Мансийского района Тюменской области. – Екатеринбург,
1998. – Ч. 2. – Архив АУ ХМАО – Югры «Центр охраны культурного наследия». –
№ 1285. Д. 51б. – С. 24, 28, 42. Рис. 53, 55, 97 – 4.
4
Сладкова Л.Н. Отчёт об археологических раскопках на памятнике Чёртова Гора
в Кондинском районе ХМАО Тюменской области, произведённых летом 2003 года:
В 2 т. – Тобольск, 2003. – Архив АУ ХМАО – Югры «Центр охраны культурного
наследия». – № 4687. – Д. 817. – Рис. 125, 149, 151, 218, 237; Сладкова Л.Н. Отчёт
об археологических раскопках на памятнике Чёртова Гора в Кондинском районе ХМАО
Тюменской области, произведённых летом 2004 года: В 2 т. – Тобольск, 2004. –
Архив АУ ХМАО – Югры «Центр охраны культурного наследия». – № 5085. –
Д. 840. – Рис. 51, 151, 167, 168.
5
Собольникова Т. Н. Поздненеолитическое поселение Канда в бассейне р. Конды
(к проблеме соотношения кошкинско-боборыкинских древностей) // Сибирь в панораме тысячелетий. – Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН,
1998. – Т. 1. – С. 551–558.
6
Ковалёва В.Т. Поселение Сумпанья III и проблема культурно-хронологической
атрибуции памятников кошкинского типа в таёжной зоне Западной Сибири // Барсова Гора: древности таёжного Приобья. – Екатеринбург; Сургут: Уральское изд-во,
2008. – С. 123–125, 133.
7
Ковалёва В.Т. Поселение Сумпанья III… – С. 133.
8
Васильев Е.А. Энеолит и бронзовый век Средне- и Северотаёжного Приобья:
Автореф. дис. … канд ист. наук. – Томск, 1989 – С. 11–12.
1
2
262
Т.Н. Собольникова, А.В. Кузина
Чемякин Ю.П. Барсова Гора: очерки археологии Сургутского Приобья. Древность. – Сургут; Омск: ОАО «Омский дом печати», 2008. – С. 21, 24, 25, 30, 34;
127; Чемякин Ю.П. Неолит и энеолит Сургутского Приобья // Сибирь в панораме
тысячелетий. – Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 1998. –
Т. 1. – С. 615–624.
10
Чемякин Ю.П. Барсова Гора: очерки археологии Сургутского Приобья… –
С. 41–46; Сергеев А.С., Погодин А.А. Культурно-хронологические комплексы поселения Коим 1 // Барсова Гора: древности таёжного Приобья. – Екатеринбург;
Сургут: Уральское изд-во, 2008. – С. 170–193; Чемякин Ю.П. Охранные раскопки
на поселении Барсова Гора II/9, или Двадцать лет спустя // Ханты-Мансийский автономный округ в зеркале прошлого. – Томск; Ханты-Мансийск: Изд-во Том. ун-та,
2009. – Вып. 7. – С. 204–205.
11
Беспрозванный Е.М. Отчёт об исследованиях поселения Еныя 12 в Советском
районе Тюменской области, проведённых летом 1993 г. – Екатеринбург, 1994. – Архив
АУ ХМАО – Югры «Центр охраны культурного наследия». – № 4866. – Д. 89. –
С. 68; Кокшаров С.Ф. Отчёт о раскопках поселения Геологическое III и археологической разведке в окрестностях пос. Комсомольского в Советском районе Тюменской
области, проведённых летом 1986 г. – Свердловск, 1987. – Архив АУ ХМАО – Югры
«Центр охраны культурного наследия». – № 1203 – Д. 69. – С. 112.
12
Морозов В.М. Отчёт об исследовании городища Стариков Мыс I… – С. 51.
Рис. 125 – 1, 146 – 1.
13
Морозов В.М. Отчёт об исследовании городища Стариков Мыс I… – С. 51–52.
Рис. 125 – 5-8.
9
263
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа