close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Историко-правовые проблемы: Новый ракурс

код для вставкиСкачать
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
А.А. Дорская
ПРАВОВОЕ И КАНОНИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ЦЕРКОВНО-ИМУЩЕСТВЕННЫХ ВОПРОСОВ В 1918 г.:
ОТ КОНСЕНСУСА К ПРОТИВОСТОЯНИЮ
Аннотация: Статья посвящена анализу правовых и канонических норм, определяющих режим церковного имущества. Показано, как в 1918 г. произошёл переход от
относительного согласования позитивного и канонического права к борьбе государства
и Церкви, в том числе в правовой сфере.
Ключевые слова: церковно-имущественное право, церковная собственность,
канонические нормы, правовое регулирование.
Вопросы церковно-имущественного права являлись достаточно
сложными на протяжении всей истории, что объяснялось целым рядом
причин. Во-первых, в любую эпоху необходимо было найти консенсус
между правовыми и каноническими нормами. Как отмечает М.И. Хлыстов,
«с момента образования церковного имущества делались попытки определить его канонический или же церковно-юридический статус, выдвигались
разные учения на характер и сущность церковной собственности. Не игнорировала эти вопросы и Русская православная церковь. При этом акцент
делался на два аспекта: 1) нравственные проблемы индивида при владении
собственностью. Данный уровень глубоко проанализирован в творениях
святых отцов… 2) Социальный уровень проблемы, поскольку собственность – категория общественная и её влияние прежде всего распространяется на взаимоотношения между людьми»1. Во-вторых, Российское государство не проводило последовательной политики в этом вопросе. Например, при Екатерине II, в результате издания Манифеста от 26 февраля 1764
г., произошла секуляризация монастырских земель и перевод монастырских крестьян в разряд экономических, то есть фактически государственных. Однако данная реформа не покончила с монастырским землевладением. «После отобрания церковных имений императрицей Екатериной II, –
писал А.А. Завьялов, – имения эти в некоторой своей части оказались,
пройдя стадию имений казённых, во владении частных лиц, а церковные
учреждения, по лишению этих имений, не потеряли права на приобретение
других, хотя в большей части своей нуждались не в таком праве, а в средствах к поддержанию своего существования»2.

Дорская Александра Андреевна, доктор юридических наук, кандидат
исторических наук, профессор, заведующая кафедрой международного права
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена,
[email protected]
1
Хлыстов М.И. Основные концепции канонического права о собственности //
Рязанский богословский вестник. 2010. № 2(3). С.136.
2
Завьялов А.А. Вопрос о церковных имениях при императрице Екатерине II. СПб.,
1900. С. 3.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
В Российской империи правовой режим имущества религиозного
назначения формировался под воздействием как государственно-правового
регулирования, так и церковных канонов, которым государство придавало
характер правовых. Общей тенденцией являлось преобладание в церковноимущественном праве, бывшем, на наш взгляд, подотраслью церковного
права, правового элемента над каноническим. Государство регулировало
церковно-имущественные отношения всех религиозных организаций независимо от того, какой статус они имели согласно законодательству. Существовавшие нормы способствовали превращению Церкви в важнейшего
субъекта гражданского права. Однако большая часть церковного имущества находилась у религиозных организаций только на праве пользования1.
К 1917 г. Русская православная церковь подошла в качестве крупнейшего собственника. В стране насчитывалось 1257 лавр, монастырей,
скитов, киновий и архиерейских домов, которым в общей сложности принадлежало 1159875 десятин земли. В их числе 13 монастырей владели
каждый свыше 10 тыс. десятин земли (Соловецкий, Кожеозерский, Мурманский Алексеевский, Монилёвский Успенский, Троицко-Зеленецкий,
Саровский, Григорьевско-Борисоглебская пустынь, Александро-Невская
лавра, Серафимо-Понетаевский, Ново-Нямецкий Вознесенский в Бессарабии, Григорьевско-Бизюковский в Херсонской губернии, Успенский
Амурский, Камчатский Алексеевский, Темниковская Успенская пустынь)2.
При этом с начала ХХ века Церковь подвергалась резкой критике в
отношении размеров своей собственности и её использования. В 1909 г.
известный публицист С.П. Мельгунов написал целую статью об имущественном положении монастырей. Ссылаясь на таблицы Зака, он подсчитал, что в 1905 г. за монастырями в европейской части страны числилось
около 740 тыс. десятин земли, а в азиатской части – около 100 тыс. В общей сложности монастырская земля стоила около 50 млн рублей, на каждого монаха приходилось более 15 десятин земли3. То есть монастыри были очень богатыми. Кроме того, публицист раскритиковал социальное
служение монастырей. Приведя в пример сведения обер-прокурора Святейшего синода за 1902 г., он отметил, что на их средства содержались 164
больницы и 93 богадельни, в которых в сумме находились 3130 человек.
Вывод С.П. Мельгунова был таким: «Ведь это не слишком много, если мы
к тому же обратим ещё внимание на то, что из средств казны известная толика идёт на содержание указанных благотворительных учреждений:
1
Подробнее см.: Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей
российского права. СПб., 2007; Дорская А.А. Правовой режим имущества религиозного
назначения в России: история и современность. СПб., 2012.
2
Фёдоров В.А. Русская православная церковь и государство. Синодальный период
(1700–1917 гг.). М., 2003. С. 74.
3
Мельгунов С.П. Наши монастыри. К вопросу о секуляризации монастырских земель.
М., 1917. С.10-11.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
например, 8000 рублей ежегодно на содержание больницы при Киевском
Покровском женском монастыре»1.
Уже в первом документе Советской власти – Декрете о земле, принятом 26 октября 1917 г. Вторым Всероссийским съездом Советов, проблема
церковного имущества решалась самым кардинальным образом. «Вся земля – государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная,
посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и т.д., – говорилось в Декрете, – отчуждается безвозмездно, обращается во всенародное достояние»2.
Сначала Церковь не делала никаких заявлений относительно этого,
заняв выжидательную позицию. Однако в Определении Священного Собора о правовом положении Российской православной церкви от 2 декабря
1917 г. было установлено:
«22. Имущество, принадлежащее установлениям Православной
Церкви, не подлежит конфискации или отобранию…
23. Имущество, принадлежащее установлениям Православной Церкви, не подлежит обложению государственными налогами, волостными, городскими и земскими собраниями, если эти имущества не приносят дохода
путём отдачи их в аренду или наем»3.
Однако революционная обстановка оказывала влияние на настроения
внутри Церкви. Так, в декабре 1917 г. патриарх Тихон получил прошение
представителей Московского епархиального съезда духовенства и мирян
от псаломщиков по вопросу о новом делении братских доходов между
членами причта. Его резолюция была краткой, но полностью выражала отношение к данной проблеме: «Придётся обождать до возобновления в январе месяце заседаний Священного Поместного Собора, коему предлежит
разрешение некоторых недоумений, связанных с сим вопросом»4.
Таким образом, именно в 1918 г. должны были быть установлены
основы взаимоотношений нового Советского государства с религиозными
организациями, в том числе решены основные проблемы правового регулирования вопросов церковно-имущественного права.
Первым законодательным актом Советского государства, непосредственно относящимся к вопросам религии и религиозных организаций,
стал Декрет Совета народных комиссаров от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Несмотря на то, что в
1
Мельгунов С.П. Там же. С.23.
Декрет о земле от 26 октября 1917 г. // Декреты Советской власти. М., 1957. Т.I. С.18.
3
Цит. по: Шведов О.В. Энциклопедия церковного хозяйства. М., 2003. С.69.
4
Резолюция № 4589 Святейшего Патриарха Тихона на прошении представителей
Московского епархиального съезда духовенства и мирян от псаломщиков по вопросу о
новом делении братских доходов между членами причта от 22 декабря 1917 г. // Акты
Святейшего Тихона, патриарха Московского и вся России, позднейшие документы и
переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917–1943 гг. / сост.
М.Е. Губонин. М.:, 1994. Ч.1. С.71.
2
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
пункте 3 Декрета закреплялось, что «каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения,
связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповедыванием никакой веры, отменяются», пункты 12-13 сразу входили в противоречие: «Никакие церковные или религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица ни не имеют... Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием»1. То есть, как отмечает Л.В. Порватова, теперь «религиозные общества являлись частными, не пользующимися какими-либо преимуществами и субсидиями от государства. Теперь они не
имели права владеть собственностью»2.
Данный Декрет СНК от 23 января 1918 г. стал определяющим в отношениях государства и Церкви на долгие десятилетия. Церковь и ее организации в течение последующих 72 лет не имели прав юридического лица,
а следовательно, не являлись субъектами гражданских правоотношений3.
Кроме того, государство открыто заявляло о том, что больше не собирается учитывать в законодательной политике нормы канонического права.
Церковь быстро отреагировала на данный Декрет. 25 января 1918 г.
было принято Постановление Священного Собора Российской православной церкви, ссылавшееся на церковные каноны. В нём говорилось, что Декрет представляет собой «злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви… Всякое участие … в попытках провести его в жизнь
несовместимо с принадлежностью к Православной Церкви и навлекает на
виновных кары вплоть до отлучения от Церкви»4.
Однако с весны 1918 г. реализация Декрета началась в городах, где
власть, видимо, ожидала встретить меньшее сопротивление. Сначала были
муниципализированы доходные дома Русской православной церкви5.
Церковь пыталась действовать. Определением Священного Собора
Православной российской церкви о мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь, от 18 апреля 1918 г. церковные власти постановили:
1
Декрет Совета народных комиссаров от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от
государства и школы от Церкви // Русская православная церковь в советское время
(1917–1991 гг.) / сост. Г. Штриккер. М., 1995. Кн. 1. С.113–114.
2
Порватова Л.В. Особенности взаимоотношений государства и церкви в период
становления Советской власти // Вестник Московского университета МВД России.
2010. № 1. С.133.
3
Русская православная церковь и право: комментарий / отв. ред. М.В. Ильичев. М.,
1999. С.IV.
4
Постановление Священного Собора Российской православной церкви по поводу
Декрета об отделении Церкви от государства от 25 января 1918 г. // Русская
православная церковь в советское время… С.115.
5
Шершнёва-Цитульская И.А. Гражданская правоспособность Русской православной
церкви накануне октября 1917 г. // Государство и права. 2008. № 11. С.79.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
«…12. Призвать от имени Собора приходские и епархиальные организации к защите гонимых и освобождению заключённых за Веру и Церковь и к принятию мер для возвращения отобранного имущества Церкви,
монастырей, церковных учреждений и организаций…
13. Призвать всех православных, в целях ограждения от расхищения
церковного достояния, возвращения уже отобранного и защиты гонимых:
а) образовать при приходских храмах и монастырях особые братства из
преданных Церкви людей… г) учредить при Патриаршем Престоле Всероссийский совет приходских общин… который бы объединял все местные церковные силы и планомерно направлял их деятельность по защите
Церкви…
17. Никто, кроме Священного Собора и уполномоченной им церковной власти, не имеет права распоряжаться церковными делами и церковным имуществом»1.
В Конституции РСФСР 1918 г. свобода совести была поставлена на
первое место среди прав трудящихся. Согласно статье 13, «в целях обеспечения за трудящимися свободы совести церковь отделяется от государства
и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды
признаётся за всеми гражданами». Таким образом, пока Советское государство допускало религиозную пропаганду.
24 августа 1918 г. Наркомат юстиции издал Постановление о порядке
проведения в жизнь Декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», содержащий следующие положения:
«…5. Местный Совет рабочих и крестьянских депутатов обязывает
представителей бывших ведомств или лиц соответствующего вероисповедания, в чьём фактическом обладании находятся храм и прочее богослужебное имущество, представить в трёх экземплярах инвентарную опись
имущества, специально предназначенного для богослужебных обрядовых
целей. По этой описи Совет рабочих и крестьянских депутатов принимает
имущество от представителей соответствующего религиозного культа и
вместе с описью передаёт его в бесплатное пользование всем тем местным
жителям и соответствующей религии, которые желают взять в пользование
имущество…
6. Необходимое число местных жителей, получающих в пользование
богослужебное имущество, определяется местным Советом… но не может
быть менее 20 человек…
8. Принявшие имущество в пользование обязуются: … 4) возместить
при сдаче все убытки за время пользования им, отвечая за целость и сохранность вверенного им имущества солидарно (по круговой поруке)…
1
Определение Священного Собора Православной Российской Церкви о мероприятиях,
вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь от 18 апреля 1918 г. //
Русская православная церковь в советское время… С.119-120.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
9. Храмы и молитвенные дома, имеющие историческое, художественное и археологическое значение, передаются с соблюдением особой
инструкции…
15. Сооружение новых храмов и молитвенных домов допускается…
16. Не предназначенные специально для богослужебных целей имущества церковных и религиозных обществ, а также бывших вероисповедных ведомств, как то: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходные имущества, в чём бы они не заключались, не взятые до настоящего
времени в ведение советских установлений, незамедлительно отбираются…
35. Здания духовных учебных заведений всех вероисповеданий, а
также церковно-приходских школ, как народное достояние, переходят в
распоряжение местных Советов рабочих и крестьянских депутатов или
Народного комиссариата просвещения»1.
Таким образом, у религиозных обществ отбиралось всё имущество,
не носящее сакрального характера. Оценивая данный документ,
И.А. Шершнёва-Цитульская отмечает, что он поставил «последнюю точку
в деле разрушения гражданско-правовой конструкции церковной организации Русской православной церкви, созданной дореволюционным российским законодательством. В этом акте отсутствовало даже упоминание о
централизованной церковной организации, гражданской правоспособностью наделялась только «группа верующих» граждан»2.
Российская православная церковь попыталась ответить Определением Священного Собора от 6 августа 1918 г. о церковном имуществе и хозяйстве, пункт 2 которого закреплял, что «высшая власть в распоряжении
церковным имуществом принадлежит Всероссийскому Священному Церковному Собору»3, но большевики перешли уже к активным действиям.
На примере Николо-Угрешского монастыря С.Г. Зубанова,
Н.Д. Патюлина и Н.П. Рузанова так описывают этот процесс: «В начале
ХХ столетия Николо-Угрешский монастырь представлял собой процветающую, благоустроенную, пользующуюся почетом среди духовенства и богомольцев обитель, одну из самых значительных в Московской епархии…
В первые годы советской власти монастырь возглавлял архимандрит Макарий, под его началом состояли 60 человек братии. В 1918 г. начались
первые реквизиции. Однако попытка изъятия монастырских лошадей при-
1
Постановление Народного комиссариата юстиции от 24 августа 1918 г. о порядке
проведения в жизнь Декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от
Церкви» // Русская православная церковь в советское время… С.129-131.
2
Шершнёва-Цитульская И.А. Гражданская правоспособность Русской православной
церкви накануне октября 1917 г. // Государство и право. 2008. № 11. С.79.
3
Определение Священного Собора Православной российской церкви от 6 августа 1918
г. о церковном имуществе и хозяйстве // Русская православная церковь в советское
время… С.131.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
вела к настоящему бунту крестьян окрестных деревень. Они защищали
монастырскую собственность, но в монастырь был выслан вооружённый
отряд, который силой изъял церковные ценности. Согласно сохранившимся документам, в этом же году у монастыря изъяли жильё и хозяйственные
постройки, передав Наркомфину для устройства детской колонии и дома
отдыха»1.
Самые страшные события, однако, были впереди. Начатое в 1918 г.
было успешно закончено в 1921-1922 гг. Голод, начавшийся летом 1921 г.
в Поволжье, ускорил окончательное решение данного вопроса. Видя масштабы катастрофы (в результате голода умерло около 5 млн человек), Церковь пыталась помочь и создала Всероссийский центральный комитет помощи голодающим, с помощью которого во всех храмах начался сбор денег. Однако вскоре все собранные средства у них забрал правительственный комитет. 23 февраля 1922 г. был принят Декрет ВЦИК о порядке изъятия церковных ценностей на нужды голодающих. Начались расстрелы духовенства. Например, за защиту церковных ценностей были преданы показательному суду петроградский митрополит Вениамин (Казанский) и ещё
86 человек. Девять человек были приговорены к смертной казни, и 13 августа 1922 г. четверо из них были расстреляны.
Таким образом, именно в 1918 г. молодое Советское государство
чётко определило свои правовые позиции в отношении церковного имущества. Впервые со времени крещения Руси церковные каноны перестали
учитываться государственной властью при выработке законодательства по
вопросам церковно-имущественного права. Современное Российское государство пытается преодолеть те несправедливые действия, которые были
предприняты в первые годы Советской власти. Идёт, хотя и с большими
трудностями, процесс передачи имущества религиозного назначения религиозным организациям.
Библиографический список
1.
Декрет о земле от 26 октября 1917 г. // Декреты Советской власти. - М., 1957.
- Т.I. - С.17-20.
2.
Декрет Совета Народных Комиссаров от 23 января 1918 г. об отделении Церкви
от государства и школы от Церкви // Русская Православная Церковь в советское время
(1917-1991 гг.) / Сост. Г. Штриккер. – М., 1995. - Книга 1. - С.113-114.
3.
Постановление Народного комиссариата юстиции от 24 августа 1918 г. о порядке проведения в жизнь Декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от
Церкви» // Русская православная церковь в советское время (1917-1991 гг.) / Сост. Г.
Штриккер. - М., 1995. -Книга 1. - С.129-131.
4.
Резолюция № 4589 Святейшего Патриарха Тихона на прошении представителей
Московского епархиального съезда духовенства и мирян от псаломщиков по вопросу о
новом делении братских доходов между членами причта от 22 декабря 1917 г. // Акты
1
Зубанова С.Г., Патюлина Н.Д. Рузанова Н.П. Социальное служение Церкви: связь
традиции с современностью. М., 2012. С.208.
ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 6
Святейшего Тихона, патриарха Московского и вся России, позднейшие документы и
переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. // сост.
М.Е. Губонин. - М., 1994. - Ч.1. - С.71.
5.
Постановление Священного Собора Российской Православной церкви по поводу
Декрета об отделении Церкви от государства от 25 января 1918 г. // Русская православная церковь в советское время (1917-1991 гг.) / Сост. Г. Штриккер. - М. 1995. - Книга 1.
- С.115.
6.
Определение Священного Собора Православной Российской церкви о мероприятиях, вызываемых происходящим гонением на Православную Церковь от 18 апреля
1918 г. // Русская православная церковь в советское время (1917-1991 гг.) / сост. Г.
Штриккер. - М., 1995. - Книга 1. - С.119-120.
7.
Определение Священного Собора Православной Российской церкви от 6 августа
1918 г. о церковном имуществе и хозяйстве // Русская православная церковь в советское время (1917-1991 гг.) / сост. Г. Штриккер. - М., 1995. - Книга 1. - С.131.
8.
Дорская А.А. Влияние церковно-правовых норм на развитие отраслей российского права. - СПб., 2007. – 158 с.
9.
Дорская А.А. Правовой режим имущества религиозного назначения в России:
история и современность. - СПб., 2012. – 224 с.
10.
Завьялов А.А. Вопрос о церковных имениях при императрице Екатерине II. СПб., 1900. – 400 с.
11.
Зубанова С.Г., Патюлина Н.Д. Рузанова Н.П. Социальное служение Церкви:
связь традиции с современностью. - М., 2012. – 360 с.
12.
Мельгунов С.П. Наши монастыри. К вопросу о секуляризации монастырских земель. - М., 1917. – 23 с.
13.
Порватова Л.В. Особенности взаимоотношений государства и церкви в период
становления Советской власти // Вестник Московского университета МВД России. 2010. - № 1. - С.132-134.
14.
Русская Православная Церковь и право: комментарий / отв. ред. М.В. Ильичев. М., 1999. – 464 с.
15.
Фёдоров В.А. Русская православная церковь и государство. Синодальный период (1700-1917 гг.). - М., 2003. – 480 с.
16.
Хлыстов М.И. Основные концепции канонического права о собственности // Рязанский богословский вестник. - 2010. - № 2(3). - С.136-146.
17.
Шведов О.В. Энциклопедия церковного хозяйства. - М., 2003. – 736 с.
18.
Шершнёва-Цитульская И.А. Гражданская правоспособность Русской Православной Церкви накануне октября 1917 г. // Государство и право. - 2008. - № 11. - С.7179.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа