close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

https://msk.auction-house.ru/media/uploads/малышева_33/;docx

код для вставкиСкачать
ratively in patients undergoing coronary artery
bypass graft surgery. J. Thorac. Cardiovasc. Surg.
2011; 142: e109–15.
25. Nyklíček I., van Beugen S., Denollet J. Effects of
mindfulness-based stress reduction on distressed
(Type D) personality traits: a randomized controlled
trial. J. Behav. Med. 2012; May 15. [Epub ahead of
print].
Оригинальные статьи
23. Kustrzycki W., Rymaszewska J., Malcher K. et al.
Risk factors of depressive and anxiety symptoms
8 years after coronary artery bypass grafting. Eur. J.
Cardiothorac. Surg. 2012; 41: 302–6.
24. Dao T. K., Youssef N. A., Armsworth M., Wear E.,
Papathopoulos K.N. Gopaldas R. Randomized controlled trial of brief cognitive behavioral intervention for depression and anxiety symptoms preope-
© А.П. Медведев, 2013
УДК 616.131-005.6/7-08:617-057
А.П. Медведев
К ПРОБЛЕМЕ ЛЕЧЕНИЯ МАССИВНОЙ ТРОМБОЭМБОЛИИ
ЛЕГОЧНЫХ АРТЕРИЙ: МНЕНИЕ ХИРУРГА
ГБОУ ВПО «Нижегородская государственная медицинская академия» Минздрава России,
ул. Родионова, 190а, Нижний Новгород, 603126, Российская Федерация;
ГБУЗ Нижегородской области «Специализированная кардиохирургическая клиническая больница»,
ул. Ванеева, 209, Нижний Новгород, 603136, Российская Федерация
Цель исследования – оценить результаты хирургического лечения больных с тромбоэмболией легочных артерий и наметить пути их улучшения.
Материал и методы. Прооперированы 80 пациентов с субтотальной обструкцией ствола легочной
артерии и/или ее главных ветвей: 38 мужчин и 42 женщины. При поступлении больным выполняли электрокардиографию, эхокардиографию, ультразвуковое исследование вен нижних конечностей и малого таза, ангиопульмонографию. Во всех случаях тромбоэмболия легочных артерий оценена как массивная, высокого риска, расчетное давление в легочной артерии составило в среднем
59,7 ± 7,3 мм рт. ст. Индекс Миллера у больных составлял 21–29 баллов. Длительность заболевания – 6,2 ± 8,4 сут. Пять больных были сразу прооперированы в связи с эмболией в правые отделы
сердца и ствол легочной артерии, из них трое – после клинической смерти на фоне сердечно-легочной реанимации. Экстренно прооперированы 7 пациентов с выявленным тромбоэмболом правого желудочка и массивной тромбоэмболией легочной артерии.
В 33 случаях введение тромболитика не привело к появлению положительной динамики, и была
показана открытая эмболэктомия.
Хирургическое лечение также перенесли 20 пациентов с массивной тромбоэмболией легочных артерий высокого риска, имевших абсолютные противопоказания к проведению тромболитической
терапии, и 15 пациентов, переведенных из других стационаров после безуспешного лечения в течение 12–30 сут с нарастанием симптомов правожелудочковой недостаточности.
Результаты. Тромбоэмболэктомия из легочной артерии выполнена 80 больным. Летальность составила 5 %. Вмешательство без искусственного кровообращения выполнено 12 пациентам, в условиях искусственного кровообращения – 68.
В отдаленные сроки рецидив тромбоза глубоких вен нижних конечностей наблюдался у 7 пациентов, рецидив тромбоза глубоких вен голени – у 2.
Состояние 65 пациентов оставалось удовлетворительным, расчетное давление в легочном стволе
сохранялось на уровне 27,1 ± 3,1 мм рт. ст.
Заключение. При выявлении признаков тромбоэмболии легочных артерий необходимо срочно верифицировать диагноз и начать тромболитическую терапию (показана консультация сердечно-сосудистого хирурга).
При установлении диагноза тромбоэмболии легочных артерий высокого риска лечение следует начинать с тромболитической терапии. При неэффективной тромболитической терапии или наличии
противопоказаний к ее проведению показана тромбоэмболэктомия. Хирургическая дезобструкция
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
Медведев Александр Павлович, д. м. н., проф., зав. кафедрой ГБОУ ВПО «НГМА» Минздрава России,
e-mail: [email protected]
43
Оригинальные статьи
сосудов, своевременно выполненная при центральной или смешанной формах тромбоэмболии легочных артерий, – безопасная и эффективная операция, позволяющая сохранить больному жизнь.
К л ю ч е в ы е с л о в а : тромбоэмболия; тромболизис; легочная гипертензия.
A.P. Medvedev
ABOUT THE PROBLEM OF TREATMENT OF MASSIVE PULMONARY
THROMBOEMBOLISM: AN OPINION OF THE SURGEON
Nizhniy Novgorod State Medical Academy Ministry of Health of the Russian Federation, Ulitsa Rodionova, 190a,
Nizhniy Novgorod, 603126, Russian Federation;
Nizhniy Novgorod Region Specialized Cardiac Surgery Clinical Hospital, Ulitsa Vaneyeva, 209, Nizhniy Novgorod,
603136, Russian Federation
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
Medvedev Aleksandr Pavlovich, Doctor of Medical Sciences, professor, head of the chair of Nizhniy Novgorod State
Medical Academy Ministry of Health of the Russian Federation.
44
Objective. To evaluate the outcomes of the surgical treatment of patients with pulmonary thromboembolism
and outline the means for their improvement.
Material and methods. The total of 80 patients with subtotal obstruction of the trunk of the pulmonary artery
and/or its main branches underwent the surgery i.e. 38 men and 42 women. Upon admission into hospital the
electrocardiography, echocardiography, ultrasonography of lower extremities and small pelvic veins, pulmonary angiography was performed for all patients. In all cases the pulmonary thromboembolism was assessed
as massive, of high risk, rated pressure in the pulmonary artery at average amounted for 59.7 ± ± 7.3 mmHg.
The Miller index scored 21–29 points. Duration of the illness was 6.2 ± 8.4 days. 5 patients underwent surgery
immediately due to embolism to the right heart and trunk of the pulmonary artery, 3 patients out of them after
clinical death with the cardiopulmonary resuscitation. 7 patients with detected thromboembolus of the right
ventricle and massive pulmonary thromboembolism underwent emergency surgery.
In 33 cases the injection of thrombolytic did not resulted in positive dynamics and open embolectomy was
administered.
20 patients with massive pulmonary thromboembolism of high risk as well underwent the surgery as they had
absolute contraindications for administration of thrombolytic therapy and 15 patients transferred from other
hospitals after unsuccessful treatment within 12–30 days with increasing symptoms of right ventricular failure.
Results. Pulmonary thrombembolectomy was performed for 80 patients. Mortality made up 5%. 12 patients
underwent intervention without cardiopulmonary bypass, 68 patients underwent on-pump surgery.
In the long-term follow up the recurrent thrombosis of lower extremities deep veins was observed in
7 patients, the recurrent thrombosis of shank deep veins was observed in 2 patients.
The condition of 65 patients remained satisfactory, rated pressure in the pulmonary trunk kept at the level of
27.1 ± 3.1 mmHg.
Conclusion. While determining the symptoms of pulmonary thromboembolism it is necessary to urgently verify the diagnosis and start thrombolytic therapy (consultation of cardiovascular surgeon is advisable).
Upon diagnosing as thromboembolism of high risk the treatment should begin with the thrombolytic therapy. Should the thrombolytic therapy proven to be ineffective or there are contraindications for its administration then the thrombembolectomy is to be performed. Surgical disobstruction of vessels that was performed timely for the central or combined pulmonary thromboembolism has been a safe and effective operation permitting to save the patient's life.
K e y wo r d s: thromboembolism; thrombolysis; pulmonary hypertension.
Проблема лечения массивной тромбоэмболии легочных артерий (ТЭЛА) содержит весьма сложную тактическую дилемму: что предпочесть – опасное и тяжелое хирургическое вмешательство,
гарантирующее быстрое восстановление
легочного кровотока и нормализацию
давления в легочной артерии, или менее
травматичное консервативное лечение
с неподдающимся прогнозу результатом
[1, 2]? Исход острой окклюзии ветвей легочной артерии зависит от объема поражения сосудистого русла, что является ве-
дущим фактором в патогенезе гемодинамических расстройств, обусловленных
ТЭЛА. Эта закономерность должна быть
определяющей при выборе лечебных мероприятий, направленных на восстановление проходимости легочных артерий
(эмболэктомия, тромболитическая терапия (ТЛТ), эндовазальная дезобструкция
и др.) [3–5]. Около трети больных с массивным эмболическим поражением легочных артерий умирают в первый час
с начала заболевания, не успев получить
адекватного пособия. Время становится
Материал и методы
Прооперированы 80 пациентов с субтотальной обструкцией ствола легочной
артерии и/или ее главных ветвей, из них
38 мужчин и 42 женщины, средний возраст
больных составил 39,5 (17–83) года.
При поступлении больным выполняли
ЭКГ, ЭхоКГ, ультразвуковое исследование
вен нижних конечностей и малого таза, ангиопульмонографию. Илеокавографию
проводили при наличии показаний к имплантации кавофильтра по данным дуплексного сканирования вен нижних конечностей. Своевременная диагностика ТЭЛА
в стационаре является основой ведения
больных с этой патологией, поскольку чем
раньше установлен топический диагноз,
тем более эффективным будет лечение.
По результатам обследования была
выполнена стратификация пациентов
в зависимости от риска внезапной смерти,
уровня легочной гипертензии и локализации тромбоэмболов. Во всех случаях
ТЭЛА оценена как массивная, высокого
риска: признаки легочной гипертензии
и перегрузки правых отделов сердца име-
а
б
Рис. 1. Тромбоэмболы в правом предсердии (а) и стволе легочной артерии (б):
RA – правое предсердие; RV – правый желудочек; PA – легочная артерия
Оригинальные статьи
ли место у всех пациентов, при этом расчетное давление в ЛА составило в среднем
59,7 ± 7,3 (от 50 до 71) мм рт. ст. Индекс
Миллера у больных этой группы –
21–29 баллов. Длительность заболевания
с момента первого клинически значимого
эпизода эмболии составила в среднем
6,2 ± 8,4 сут.
Показаниями к операции считали
ТЭЛА высокого риска с дисфункцией правого желудочка и легочной гипертензией
более 50 мм рт. ст. при наличии абсолютных противопоказаний к тромболитической терапии или ее неэффективности, выявление внутрисердечного тромба/тромбоэмбола, а также центральной или
смешанной локализации эмболов в легочных артериях (рис. 1).
В связи с эмболией в правые отделы
сердца и ствол ЛА с тяжелыми гемодинамическими нарушениями и неконтролируемой гипотонией 5 больных были
доставлены в операционную сразу после
выполнения ЭхоКГ и подтверждения диагноза, трое из них – после клинической
смерти на фоне сердечно-легочной реанимации. Также экстренно прооперированы
7 пациентов с выявленным при ЭхоКГ
тромбоэмболом правого желудочка и массивной ТЭЛА.
33 пациента были прооперированы
после проведенного тромболизиса, который оказался неэффективным.
Хирургическое лечение также перенесли 20 пациентов с массивной легочной
эмболией высокого риска, имевших абсолютные противопоказания к проведению
тромболитической терапии [8], и 15 пациентов, переведенных из других стациона-
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
главным фактором, влияющим на прогноз
выживания пациентов. Кроме того, у выживших больных при отсутствии своевременного эффективного лечения развивается тяжелая хроническая постэмболическая легочная гипертензия, которая
в течение нескольких лет приводит к летальному исходу [6, 7].
Цель работы: оценить результаты хирургического лечения больных с ТЭЛА
и наметить пути их улучшения.
45
Оригинальные статьи
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
46
ров после безуспешного консервативного
лечения в течение 12–30 сут, с нарастанием симптомов правожелудочковой недостаточности.
Тромбоэмболэктомия на работающем
сердце выполнена 12 пациентам с односторонней центральной локализацией тромбоэмболов. ТЭЛА у этих пациентов развилась
на фоне гнойно-септических заболеваний
и, как правило, у них имелся обширный
инфаркт легких или инфаркт-пневмония
с признаками абсцедирования. При двухстороннем поражении и центральной или
смешанной локализации эмболов больные
прооперированы в условиях искусственного кровообращения (ИК) из стернотомного
доступа (n=68). Из них у 11 больных при
смешаной локализации эмболов традиционная дезобструкция ЛА была дополнена
ретроградной перфузией сосудистого русла
легких для предотвращения развития хронической посттромбоэмболической легочной гипертензии за счет окклюзии периферических артерий. Показанием к проведению ретроградной перфузии считали
смешанную локализацию тромбоэмболов
(центральная плюс периферическая) с давностью эпизода ТЭЛА не более 3 сут.
Тромболитическая терапия, проведенная перед операцией, не являлась противопоказанием к выполнению хирургического вмешательства.
Дизайн работы – исследование серии
случаев. Количественные данные представлены в виде M ± σ, качественные –
в виде долей.
Результаты
Тромбоэмболэктомия из легочной артерии выполнена 80 больным: без искус-
а
ственного кровообращения – 12 (15 %)
пациентам, в условиях ИК – 68 (85 %)
больным (рис. 2), длительность искусственного кровообращения составила
в среднем 55,9 ± 9,0 мин. У 35 больных
операция выполнялась в условиях кардиоплегии (время пережатия аорты –
33,4 ± 7,5 мин), у 33 – на работающем
сердце.
Летальность составила 5 % (4 случая).
Из 68 пациентов, прооперированных в условиях ИК, 3 (4,4 %) погибли. Все погибшие прооперированы в условиях кардиоплегии с пережатием аорты. Причинами
смерти явились: острый инфаркт миокарда при наличии критического стеноза
ствола левой коронарной артерии, легочное кровотечение на фоне множественных объемных инфарктов легких, прогрессирующая полиорганная недостаточность при смешанной локализации
тромбоэмболов в легочных артериях (центральная и периферическая формы).
Из 12 пациентов, прооперированных без
ИК, один больной погиб от рецидива
ТЭЛА, который развился после отмены антикоагулянтов вследствие возникновения
тяжелого кровотечения из язвы желудка.
Средний срок пребывания пациентов
в ОРИТ составил 72,0 ± 12,8 ч. В послеоперационном периоде у большинства
прооперированных больных были отмечены явления острой сердечно-сосудистой
недостаточности, причем ее развитие не
коррелировало с тяжестью состояния пациентов. Из ранних осложнений также отмечены реперфузионный синдром – у 2
(5 %) пациентов с рецидивирующей ТЭЛА
и хронической посттромбоэмболической
легочной гипертензией, а также выражен-
б
Рис. 2. Этап тромбоэмболэктомии из легочных артерий (а) и «мозаика» удаленных тромбоэмболов (б)
Обсуждение
Проблема легочной тромбоэмболии
волнует ученых всего мира. Являясь одним из наиболее тяжелых осложнений,
возникающих при различных заболеваниях, в послеоперационном периоде,
во время беременности или после родов,
этот вид патологии имеет выраженную
Оригинальные статьи
тенденцию к росту. Легочную эмболию
регистрируют ежегодно с частотой
35–40 случаев на 100 000 человек.
При массивной ТЭЛА 10 % пациентов
погибают в ближайшие минуты с начала
заболевания, 70 % – поступают в различные стационары с неверным диагнозом,
и летальность в этой группе достигает
30 % [9]. Ежегодно в США от ТЭЛА погибают до 300 000 человек [10].
Непосредственным результатом тромбоэмболии является полная или частичная обструкция легочных артерий, приводящая к развитию следующих гемодинамических и респираторных проявлений
[11]:
1) легочная гипертензия и недостаточность правого желудочка;
2) одышка, тахипноэ и гипервентиляция;
3) артериальная гипоксемия;
4) инфаркт легкого.
Выбор лечебной стратегии при легочной эмболии зависит от степени риска
ранней смерти. При острой ТЭЛА высокого риска ранней смерти в арсенале врача есть принципиально различные методы
лечения: тромболитическая терапия, чрескожная катетерная эмболэктомия или
фрагментация тромба и «открытая» тромбоэмболэктомия из легочных артерий.
Применение тромболитических препаратов хорошо зарекомендовало себя при лечении острого эпизода легочной эмболии,
если с момента появления первых симптомов до начала терапии прошло менее
двух недель. При эмболии «старым» тромбоэмболом в случаях его частичной или
полной организации ТЛТ не приводит
к снижению давления в легочной артерии
и улучшению других гемодинамических
показателей. Поэтому мы считаем необходимым выполнять динамический контроль эффективности ТЛТ с начала ее
проведения.
Если тромболизис оказался неэффективным, имеются противопоказания к его
применению или нет времени для его проведения (стволовая тромбоэмболия или
окклюзия обеих основных ветвей легочной
артерии), методом выбора для восстановления кровотока по легочным артериям
становится хирургическая эмболэктомия.
Впервые попытку хирургического лечения за несколько десятилетий до разра-
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
ная дыхательная недостаточность, потребовавшая длительной искусственной вентиляции легких, у 4 (10 %) больных.
Послеоперационный период в значительной степени зависел от тщательного
наблюдения за функцией дыхания сразу
же после экстубации. В том случае, если
больной хорошо откашливал бронхиальный секрет, то развитие гиповентиляции
и ателектазов сводилось до минимума.
Антибиотикотерапия проводилась
всем больным в послеоперационном периоде, особенно при наличии инфарктпневмонии и ее осложнений. Кратность
и длительность введения антибактериальных препаратов определялась у каждого
больного индивидуально.
В отдаленные сроки рецидив тромбоза
глубоких вен нижних конечностей при нарушении режима профилактики был зарегистрирован у 7 (9,2 %) из 76 выживших
пациентов, рецидив тромбоза глубоких
вен голени с последующей немассивной
тромбоэмболией мелких ветвей легочных
артерий – у 2 (2,6 %) больных.
При полном отказе от приема непрямых антикоагулянтов у больной А. 24 лет
с массой тела 157 кг при росте 168 см через
5 мес после операции развился рецидив
тромбоза глубоких вен голени с последующей немассивной тромбоэмболией мелких
ветвей легочных артерий. По данным илеокавографии выявлен флотирующий тромб
размером 5,0 × 0,6 см, исследование было
завершено установкой кавофильтра в стандартной позиции под почечными венами.
Через 6 мес после эмболэктомии из
легочной артерии одна (1,3 %) больная
погибла от осложнений после гемиколэктомии, выполненной по поводу рака толстой кишки.
Состояние 65 (85,5 %) пациентов оставалось удовлетворительным, расчетное
давление в легочном стволе сохранялось
на уровне, составлявшем в среднем
27,1 ± 3,1 мм рт. ст.
47
Оригинальные статьи
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
48
ботки медикаментозных методов предпринял немецкий хирург Friedrich
Trendelenburg, предложивший выполнять
тромбоэмболэктомию из ЛА путем внеплеврального доступа с пережатием легочной артерии и аорты. В 1924 г. Martin
Kirshner выполнил первую удачную эмболэктомию из легочной артерии, положившую начало эре совершенствования техники этого хирургического вмешательства.
Длительное время тромбоэмболэктомия проводилась редко, а данные о ее эффективности и безопасности были немногочисленными. В разных публикациях
указано, что летальность при массивной
ТЭЛА и эмболэктомии из легочных артерий колеблется от 6,0 до 27,2 % [2, 3, 10].
Наиболее высокая летальность – 60 % –
отмечается в группе пациентов после сердечно-легочной реанимации, перенесших клиническую смерть [10]. Однако
в последние десятилетия хирургическая
эмболэктомия стала признанным методом лечения острой массивной ТЭЛА
у пациентов высокого риска ранней
смерти.
В настоящее время существуют три
основных метода выполнения открытой
тромбоэмболэктомии:
1) через одну из главных ветвей легочной артерии;
2) из легочной артерии в условиях
временной окклюзии полых вен;
3) удаление эмболов в условиях искусственного кровообращения.
Возможность выполнения тромбоэмболэктомии из легочной артерии без искусственного кровообращения является
важной для оказания экстренной медицинской помощи этому крайне тяжелому
контингенту больных в условиях любого
хирургического стационара.
Если по данным ангиопульмонографии или мультиспиральной компьютерной томографии поражение является преимущественно односторонним и эмболы
локализуются в главных и долевых ветвях,
эмболэктомия с успехом может быть выполнена из право- или левосторонней торакотомии без искусственного кровообращения.
Тромбоэмболэктомия из легочных артерий в условиях общехирургического
стационара выполнена нами у 12 больных, один пациент из этой группы погиб.
Обычно эмболэктомию без ИК проводили пациентам, имевшим распространенный инфаркт легких (инфаркт-пневмонию) с угрозой развития легочного кровотечения и/или пациентам, у которых
ТЭЛА возникла на фоне тяжелого гнойно-септического заболевания и перевод
в специализированный стационар был
нежелателен.
Выполнение эмболэктомии из легочных артерий в условиях ИК позволяет
адекватно восстановить проходимость легочного сосудистого русла, адекватно осуществить декомпрессию правых отделов
сердца без тяжелых последствий гипоксии
внутренних органов, устранить гипоксемию и скорректировать тяжелые метаболические расстройства.
Таким образом, из 80 пациентов после
тромбоэмболэктомии из легочных артерий умерли 4 (5 %) больных. Все умершие – пациенты пожилого и старческого
возраста с выраженной дисфункцией правого желудочка и полиорганной недостаточностью на фоне тяжелой сопутствующей патологии; срок с момента эпизода
массивной ТЭЛА – более 14 сут.
Мы считаем, что невысокая летальность у наших пациентов обусловлена
своевременной диагностикой массивной
ТЭЛА с определением риска ранней смерти, объема окклюзионного поражения легочного сосудистого русла и выбором метода лечения.
Заключение
При обнаружении признаков ТЭЛА
необходимо срочно верифицировать диагноз и начать лечение. При этом в случае
выявления ТЭЛА высокого риска показана консультация сердечно-сосудистого
хирурга. При необходимости выполнения
эмболэктомии
больные
нуждаются
в срочном переводе в специализированное хирургическое учреждение.
При установлении диагноза ТЭЛА высокого риска лечение следует начинать
с тромболитической терапии. Тромболизис требует контроля за изменением сердечно-легочной гемодинамики. При неэффективной тромболитической терапии
или наличии противопоказаний к ее проведению показана тромбоэмболэктомия.
Хирургическая дезобструкция сосудов,
Савельев В.С. Флебология: Руководство для врачей. М.: Медицина, 2001.
2. Goldhaber S.Z. Pulmonary embolism. Lancet. 2004:
363 (9417): 1295–305.
3. The Columbus Investigators. Low-molecularweight heparin in the treatment of patients with
venous thromboembolism. N. Engl. J. Med. 1997;
337: 657–62.
4. Goldhaber S.Z., Visani L., De Rosa M. Acute pulmonary embolism: clinical outcomes in the
International Cooperative Pulmonary Embolism
Registry. Lancet. 1999; 353: 1386–9.
5. Leacche M., Unic D., Goldhaber S.Z., Rawn J.D.,
Aranki S.F., Couper G.S. et al. Modern surgical
treatment of massive pulmonary embolism: Results
in 47 consecutive patients after rapid diagnosis and
aggressive surgical approach. J. Thorac. Cardiovasc.
Surg. 2005; 129: 1018–23.
6. Немирова С.В. Приверженность пациентов хирургического профиля к профилактике венозных тромбоэмболических осложнений. В кн.:
Тезисы научно-практической конференции
«Актуальные вопросы современной сосудистой
хирургии». СПб.: Альта Астра; 2011: 39.
7. Eichinger S., Weltermann A., Minar E., Stain M.,
Schonauer V., Schneider B. et al. Symptomatic pulmonary embolism and the risk of recurrent venous
thromboembolism. Arch. Intern. Med. 2004; 164:
92–6.
8. Van de Werb F., Ardissino D., Betriu A.,
Cokkinos D.V., Folk E., Fox K.A. et al. Management
of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment elevation. The task force on
the management of acute myocardial infarction of
the European Society of Cardiology. Eur. Heart J.
2003; 24: 28–66.
9. Uflacker R. Interventional therapy for pulmonary
embolism. JVIR. 2001; 12 (2): 147–64.
10. Heit J.A., Silverstein M.D., Mohr D.N.,
Petterson T.M., Lohse C.M., O'Fallon W.M. The epidemiology of venous thromboembolism in the community. Thromb. Haemost. 2001; 86 (1):452–63.
1.
References
Savel'ev V.S. Phlebology: Manual for physicians.
Moscow: Meditsina; 2001 (in Russian).
2. Goldhaber S.Z. Pulmonary embolism. Lancet. 2004;
363 (9417): 1295–305.
3. The Columbus Investigators. Low-molecularweight heparin in the treatment of patients with
venous thromboembolism. N. Engl. J. Med. 1997;
337: 657–62.
4. Goldhaber S.Z., Visani L., De Rosa M. Acute pulmonary embolism: clinical outcomes in the
International Cooperative Pulmonary Embolism
Registry. Lancet. 1999; 353: 1386–9.
5. Leacche M., Unic D., Goldhaber S.Z., Rawn J.D.,
Aranki S.F., Couper G.S. et al. Modern surgical
treatment of massive pulmonary embolism: Results
in 47 consecutive patients after rapid diagnosis and
aggressive surgical approach. J. Thorac. Cardiovasc.
Surg. 2005; 129: 1018–23.
6. Nemirova S.V. Adherence of surgical profile patients
to prevention of venous thromboembolic complications. In: Theses of scientific practical symposium
«Urgent matters of recent vascular surgery». Saint
Petersburg: Al'ta Astra; 2011: 39 (in Russian).
7. Eichinger S., Weltermann A., Minar E., Stain M.,
Schonauer V., Schneider B. et al. Symptomatic pulmonary embolism and the risk of recurrent venous
thromboembolism. Arch. Intern. Med. 2004; 164:
92–6.
8. Van de Werb F., Ardissino D., Betriu A., Cokkinos D.V.,
Folk E., Fox K.A. et al. Management of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment
elevation. The task force on the management of acute
myocardial infarction of the European Society of
Cardiology. Eur. Heart J. 2003; 24: 28–66.
9. Uflacker R. Interventional therapy for pulmonary
embolism. JVIR. 2001; 12 (2): 147–64.
10. Heit J.A., Silverstein M.D., Mohr D.N.,
Petterson T.M., Lohse C.M., O'Fallon W.M. et al.
The epidemiology of venous thromboembolism in
the community. Thromb. Haemost. 2001; 86 (1):
452–63.
11. Wood K.T. Mayor pulmonary embolism. Review of
pathophysiologic approach to the golden hour of
hemodinamically significant pulmonary embolism.
Chest. 2002; 121: 877–905.
1.
Оригинальные статьи
Литература
11. Wood K.T. Mayor pulmonary embolism. Review of
pathophysiologic approach to the golden hour of
hemodinamically significant pulmonary embolism.
Chest. 2002; 121: 877–905.
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 4, 2013
своевременно выполненная при центральной или смешанной формах ТЭЛА, –
безопасная и эффективная операция, позволяющая сохранить больному жизнь
и добиться регрессии сердечно-легочной
патологии.
49
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа