close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

- Пространство и время

код для вставкиСкачать
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
НАУЧНЫЙ СОВЕТ
ПО ИЗУЧЕНИЮ И ОХРАНЕ КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК
ПРОБЛЕМНАЯ КОМИССИЯ «ХРОНОБИОЛОГИЯ И ХРОНОМЕДИЦИНА»
РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО
МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ
ОТДЕЛЕНИЕ ПОГРАНОЛОГИИ
МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ
И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ
ПРОСТРАНСТВО
И ВРЕМЯ
S U B
S P E C I E
A E T E R N I T A T I S
№ 1(15)
Space and Time
2014
Der Raum und die Zeit
Главный редактор – О.Н. Тынянова, кандидат политических наук
Заместители главного редактора:
В.Л. Сывороткин, доктор геолого-минералогических наук,
М.М. Курочко, кандидат философских наук
Заместитель главного редактора по связям с органами власти и СМИ – М.М. Смирнов, доктор политических наук
Редакция
Заведующий редакцией – С.Г. Геворкян, кандидат физико-математических наук
Научный редактор – Е.А. Ходаковский, доктор политических наук
Выпускающий редактор – Л.Г. Семерня; технический редактор – Н.Н. Роднова
Директор журнала – И.А. Калашников, кандидат исторических наук
Директор сайта – И.В. Постовой
Референты-переводчики: Е.Э. Колотуша, кандидат педагогических наук (немецкий язык);
Н.А. Вудвард, доктор философии (английский язык)
Редакционная коллегия
О.Н. Барабанов, доктор политических наук; Л. Белас, доктор философии (Словакия);
Т.А. Боброва, кандидат филологических наук; Ч.С. Гаджиева, доктор биологических наук;
О.С. Глазачев, доктор медицинских наук; Р. Голович, доктор философии (Черногория);
П.А. Далин, кандидат физико-математических наук (Швеция); Ч.Б. Далецкий, доктор философских наук;
А.Б. Докторович, доктор экономических наук; С.О. Елишев, кандидат социологических наук;
В.А. Ермоленко, доктор педагогических наук; В.В. Кафтан, доктор философских наук;
А.И. Клименко, кандидат юридических наук; В.В. Колотуша, доктор философских наук;
А.Д. Королев, кандидат философских наук; В. Кофлер, доктор медицины (Австрия);
С.Л. Кузнецов, доктор медицинских наук; Ю.Г. Кутинов, доктор геолого-минералогических наук;
С.Я. Лавренов, доктор политических наук; Ю.А. Мазинг, доктор биологических наук;
А.В. Макеев, доктор политических наук; В.П. Масягин, доктор педагогических наук;
Б.Н. Найденко, доктор исторических наук; А.А. Непомнящий, доктор исторических наук;
А.В. Паутова, доктор экономических наук; К.Е. Сигалов, доктор юридических наук;
А.А. Смирнов, кандидат исторических наук; Г.В. Сорина, доктор философских наук;
И.В. Флоринский, доктор технических наук; А.А. Хачатурян, доктор экономических наук
Журнал «Пространство и Время» включен в базу данных Ulrich's Periodicals Directory (США)
Решением президиума Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки России от 25 мая 2012 г. № 22/49
журнал «Пространство и Время» включен в Перечень российских рецензируемых научных журналов,
в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций
на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук
Дизайн обложки и логотип © О. Дмитриев; макетирование Т. Харченко. Оформление О.Н. Тынянова
RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES
SCIENTIFIC COUNCIL
ON STUDY AND PROTECTION OF CULTURAL AND NATURAL HERITAGE
RUSSIAN ACADEMY OF MEDICAL SCIENCES
PROBLEM COMMISSION ‘CHRONOBIOLOGY AND CHRONOMEDICINE’
RUSSIAN PHILOSOPHICAL SOCIETY
INTERNATIONAL INFORMATIZATION ACADEMY
BORDER SCIENCE DEPARTMENT
INTERDISCIPLINARY SCIENTIFIC ANALYTICAL
AND EDUCATIONAL JOURNAL
PROSTRANSTVO
I VREMYA
S U B
S P E C I E
A E T E R N I T A T I S
№ 1(15)
2014
Space and Time
Der Raum und die Zeit
Editor in Chief – O.N. Tynyanova, Ph.D. (Political Science), M.Sc. (Biochemistry
Deputies Chief Editor
V.L. Syvorotkin, D.Sc. (Geology and Mineralogy, Geoecology)
М.М. Kurochko, Ph.D. (Philosophy)
Deputy Editor in Chief for GR and PR – M.M. Smirnov, D.Phil. (Political Science)
Editorial Group
Head of the Editorial Group – S.G. Gevorkyan, Sc.D. (Physics and Mathematics),
Scientific Editor – Е.А. Khodakovsky, D.Phil. (Political Sciences), Ph.D. (Philosophy)
Publishing Editor – L.G. Semernya, M.S.E. (Biochemistry and Biotechnology);
Technical Editor – N.N. Rodnova, M.H., M.S.L.S.
Director of Journal – I.A. Kalashnikov, Ph.D. (History), L.L.M.;
Website Director – I.V. Postovoy, M.Sc.Eng.
Consultant-interpreters: E.E. Kolotusha, Ed.D., German; N.A. Woodward, Ph.D., English
Editorial Board
O.N. Barabanov, D.Phil. (Political Science), Ph.D. (History): L. Belás, Ph.D., Slovak Republic; T.A. Bobrova, Lit.D.;
Ch.B. Daletsky, D.Phil., M.A.; P.A. Dalin, Sc.D. (Physics and Mathematics), Sweden;
A.B. Doktorovich, D.S.Sc. (Economics). Sc.D. (Physics and Mathematics);
S.O. Elishev, S.Sc.D. (Sociology), L.L.B. (Theol.); V.A. Ermolenko, D.Ed., Eng.D.; I.V. Florinsky, D.Sc. (Cartography);
Ch.S. Gadzhieva, D.Sc. (Biology); O.S. Glazachev, M.D.; R. Golovich, Ph.D., Montenegro;
V.V. Kaftan, D.Phil., M.M.A.S., M.Ed.; А.А. Khаchаturyan, D.S.Sc. (Economics);
A.I. Klimenko, Ph.D. (Law), L.L.M. (International Law); W. Kofler, М.D. (Austria); V.V. Kolotusha, D.Phil., M.M.A.S., M.Ed.;
А.D. Korolyov, Ph.D. (Philosophy); S.L. Kuznetsov, M.D.; Yu.G. Kutinov, D.Sc. (Geology and Mineralogy);
S.Ya. Lavryenov, D.Phil. (Political Science), Ph.D., M.M.A.S., M.Ed.; А.V. Маkееv, D.Phil. (Political Science), M.M.A.S., M.Ed.;
V.P. Маsyagin, D.Ed., M.M.A.S.; Yu.А. Mazing, D.Sc. (Biology); B.N. Naydenko, D.Phil. (History), M.M.A.S., M.Ed. ;
A.A. Nepomnyashchy, D.Phil. (History); S.A. Nizhnikov, D.Phil. M.Lit.; A. Núñez Martín, D.Phil., Spain;
A.V. Pautova, D.S.Sc. (Economics); К.Е. Sigalov, L.L.D.; А.А. Smirnov, Ph.D. (History); G.V. Sorina, D.Phil.
Journal ‘Space and Time’ is indexed in the database Ulrich's Periodicals Directory (USA)
By the decision of Presidium of the Higher Attestation Commission at Russian Ministry of Education and Science
no 22/49 from May 25, 2012 Journal "Space and Time" is included in the List of Russian Refereed Scientific Journals
in which the main results of dissertations for academic degrees of Doctor of Science and Ph.D. are to be published
We use BGN Transliteration Standart and MLA 7 Citation Style
Cover design and logo by © О. Dmitriev, breadboarding by Т. Kharchenko. Design by О.N. Тynyanova
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
EDITORIAL COUNCIL
Дмитриев Владимир Александрович, доктор военных наук,
Vladimir A. Dmitriev, D.Sc. (Military Science and Engineer-
профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, Президент Отделения погранологии Международной академии информатизации, действительный член МАИ и Академии геополитических проблем, контр-адмирал в отставке – сопредседатель
Тынянова Ольга Николаевна, кандидат политических наук, ведущий инженер Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН,
научный сотрудник отделения военно-научной информации Военного
университета Министерства обороны РФ, председатель секции Геополитики и философии политики Российского философского общества,
вице-президент Отделения погранологии Международной академии
информатизации, действительный член МАИ, почетный профессор
философии Европейской академии естественных наук и Европейского
Университета (Ганновер, ФРГ), заместитель сопредседателя Научного
совета РАН по изучению и охране культурного и природного наследия
– сопредседатель, главный редактор
Челышев Евгений Петрович, доктор филологических наук, профессор, академик РАН, член Президиума РАН, академик-секретарь Отделения русского языка и литературы АН СССР / РАН (1988–2002), сопредседатель Научного совета РАН по изучению и охране культурного и природного наследия, заслуженный деятель науки Российской Федерации,
член бюро Индийского философского общества, член Азиатского общества (Калькутта), действительный член Литературной академии Индии,
член-корреспондент Португальской академии наук – сопредседатель
ing), Professor, Honoured Scientist of Russian Federation, President
of Border Science Department at International Informatization
Academy, Member of IIA, Member of Academy of Geopolitical
Problems, Rear Admiral, retired, co-Chair
Olga N. Tynyanova, Ph.D. (Political Science), M.Sc. (Biochemistry), Chief Engineer at RAS O. Shmidt Institute of Physics of the Earth,
Researcher at the Military-Scientific Information Department of Military University, Ministry of Defence of the Russian Federation, Chairman of the Section of Geopolitics and Political Philosophy of the
Russian Philosophical Society, Vice President of Border Science
Department of International Informatization Academy, Member of IIA,
Honoured Professor of European Academy of Natural Sciences and
European University (Hannover, Germany), Deputy Co-Chairman of
the Scientific Council for the Study and Protection of Cultural and
Natural Heritage, Editor in Chief, co-Chair
Evgeny P. Chelyshev, D.Lit., Professor, Academician of Russian
Academy of Science, Member of RAS Presidium, Academiciansecretary of Literature and Language Department of Academy of
Sciences of the USSR / RAS (1988–2002), co-Chair of RAS Scientific
Council on Study and Protection of Cultural and Natural Heritage,
Honored Worker of Science, Member of Bureau of Indian Philosophical
Society, Asian Society (Calcutta), Literary Academy of India, Corresponding Member of the Portuguese Academy of Sciences, co-Chair
Чумаков Александр Николаевич, доктор философских наук, про-
Alexander N. Chumakov, D.Phil., Professor, Head of the Chair
of Philosophy at Financial University under the Government of
Russian Federation, First Vice President of Russian Philosophical
Society, Editor in Chief of Bulletin of Russian Philosophical Society and Age of Globalization, Member of Presidium of Russian
Ecological Academy, co-Chair
фессор, заведующий кафедрой философии Финансового университета при
Правительстве Российской Федерации, Первый вице-президент Российского философского общества, главный редактор журналов «Вестник
Российского философского общества» и «Век глобализации», член Президиума Российской экологической академии – сопредседатель
Валовая Мария Дмитриевна, доктор экономических наук, профессор политологии, профессор Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, лауреат премии Правительства РФ в области образования
Владимиров Александр Иванович, кандидат политических наук,
генерал-майор запаса, президент Коллегии военных экспертов России,
председатель Общероссийского союза кадетских объединений «Открытое
Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет России» и Московского
суворовско-нахимовского содружества, член Совета по национальной
стратегии, старший научный сотрудник Института экономики РАН
Гамбурцев Азарий Григорьевич, доктор физико-математических
наук, главный научный сотрудник Института физики Земли им.
О.Ю. Шмидта РАН, действительный член РАЕН, лауреат премии Правительства РФ
Григорян Самвел Самвелович, доктор физико-математических
наук, профессор, академик РАН, заведующий Отделом механики
природных процессов Института механики МГУ имени М.В. Ломоносова, заслуженный профессор МГУ, действительный член Российской академии естественных наук, Российской инженерной академии,
Национальной академии наук Республики Армения, Инженерной
академии Украины, Международной академии астронавтики, Международной академии информатизации
Гуров Александр Иванович, доктор юридических наук, профессор,
генерал-лейтенант милиции, генерал-майор ФСБ, заслуженный юрист
Российской Федерации, член Комитета ГД РФ V созыва по безопасности,
председатель Комиссии Государственной Думы V созыва по мандатным
вопросам и вопросам депутатской этики, член Президиума Национального
Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными,
законодательными и судебными органами, член Союза писателей России
Даниленко Игнат Семенович, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Военно-научного комитета Генерального штаба, автор и научный руководитель проекта «Антологии отечественной военной мысли», главный редактор «Военно-философского
вестника», генерал-майор в отставке
Дашичев Вячеслав Иванович, доктор исторических наук, профессор,
главный научный сотрудник Отделения международных экономических
и политических исследований Института экономики РАН; председатель
Научно-консультативного совета при МИД СССР (1987–1989); профессор берлинского Свободного университета (1991), Мюнхенского (1992) и
Маннгеймского (1996) университетов, лауреат премии им. Ф.-И. Хааса
(ФРГ) (1995), награжден золотой памятной медалью Бисмарка (2009).
Maria D. Valovaya, D.S.Sc. (Economics), Professor of Political
Science, Professor at the Academy of National Economy and State
Service under the President of the Russian Federation, Laureate of RF
Government Prize in Education
Alexander I. Vladimirov, Ph.D. (Political Science) , Major General of the reserve, President of Military Experts Board, Member of
Council for National Strategy, Chairman of All-Russian Union of
Cadet Associations ‘Public Commonwealth of Russian Cadets and
Navy Cadets’, Chairman of Moscow Suvorov and Nakhimov Community, Senior Researcher at RAS Institute of Economics
Azariy G. Gamburtsev, D.Sc. (Physics and Mathematics), Chief
Researcher at RAS O. Shmidt Institute of Physics of the Earth,
Member of Russian Academy of Natural Science, Laureate of RF
Government Prize
Samvel S. Grigoryan, D.Sc. (Physics and Mathematics),
Professor, Academician of Russian Academy of Sciences, Honoured Professor at Lomonosov Moscow State University, Head of
the Department of Mechanics of the Natural Processes at MSU
Institute of Mechanics, Member of Russian Academy of Engineering, National Academy of Sciences of the Republic of Armenia, Engineering Academy of Ukraine, the International Academy
of Astronautics and the International Informatization Academy
Alexander I. Gurov, L.L.D, Professor, Police LieutenantGeneral, Major-General of Federal Security Service, Honoured
Lawyer of Russian Federation, Member of State Duma Committee
for Security, Chairman in State Duma Committee for Mandate
Issues and Deputy Ethics, Member of Presidium of National Civic
Committee for Cooperation with Law Enforcement, Legislative and
Judicial Branches, Member of the Union of Russian Writers
Ignat S. Danilenko, D.Phil., Professor, Chief Researcher at
Military and Scientific Committee of the General Staff, author and
supervisor of Project An Anthology of National Military Thought,
Editor in Chief of Military-Philosophical Bulletin, Major General,
retired
Vyacheslav I. Dashichev, D.Phil. (History), Professor, Chief
Researcher at Centre of International Economic and Political Researches of the RAS Institute of Economics; Chairman of Scientific
and Advisory Council at Ministry of Foreign Affairs of the USSR
(1987–1989); Professor of Berlin Free (1991), Munich (1992) and
Mannheim Universities (1996). Frederick Joseph Haas Prize Laureate
(Germany, 1995), was awarded Bismarck Gold Medal (2009).
3
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Загускин Сергей Львович, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биофизики и хронобиологии НИИ физики Южного
Федерального университета, член Проблемной комиссии «Хронобиология и хрономедицина» РАМН, член международной лазерной ассоциации, ведущий эксперт Государственной Думы ФС РФ, награжден
дипломом международной ассоциации «Лазер и здоровье» «За выдающиеся достижения в области лазерной медицины и лазерной биологии», лауреат Международной премии и диплома Association Jacques
Benveniste pour la Recherché
Иванова Светлана Вениаминовна, доктор философских наук, кандидат педагогических наук, профессор, директор ФГНУ «Институт теории
и истории педагогики» РАО, главный редактор журналов «Ценности и
смыслы» и «Отечественная и зарубежная педагогика», государственный
советник Российской Федерации I класса, почетный работник общего образования, академик Академии педагогических наук Республики Казахстан
доктор Джеймс Ф. Кант, глава Британского фонда по исследованию
легочных заболеваний по Шотландии и Северной Ирландии
доктор Уоррен Ф. Кимболл, заслуженный профессор истории,
Университет Рутгерса (Нью-Арк, США)
Колин Константин Константинович, доктор технических наук,
профессор, главный научный сотрудник Института проблем информатики РАН, заслуженный деятель науки Российской Федерации, действительный член РАЕН, действительный член Международной академии информационных процессов и технологий, действительный член
Международной академии наук
Комлева Наталья Александровна, доктор политических наук,
профессор, профессор кафедры теории и истории политической науки
Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина (Екатеринбург), действительный член Академии геополитических проблем и
Международной академии дискурс-анализа, член Президиума АГП
Кудинов Николай Никифорович, кандидат военных наук, доцент, член Научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации, действительный член Международной академии информатизации, вице-адмирал в отставке
Лемперт Петр Иванович, кандидат военных наук, профессор,
действительный член Международной академии информатизации,
контр-адмирал в отставке
Лисеев Игорь Константинович, доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии РАН, заведующий сектором Философии Биологии ИФ РАН, председатель Московского
философского общества, действительный член РАЕН и Российской экологической академии
Лопатин Петр Вячеславович, доктор фармацевтических наук, профессор, Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, заслуженный деятель науки
Российской Федерации, председатель Научного общества фармацевтов
Москвы, действительный член Международной академии информатизации, первый вице-президент отделения «Лекарственные средства и фармацевтическая деятельность» МАИ
Маракушев Алексей Александрович , доктор геологоминералоги-ческих наук, профессор, академик РАН, почетный профессор
МГУ имени М.В. Ломоносова, лауреат Государственной премии СССР,
заведующий лабораторией термодинамики минералов Института экспериментальной минералогии РАН (Черноголовка Московской обл.), научный руководитель лаборатории физико-химического анализа эндогенных
процессов им. Д.С. Коржинского Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН, руководитель секции
космической петрологии Петрографического комитета РАН
доктор Педро Марихуан, доктор когнитивной неврологии, директор научных программ, Арагонский Институт наук о здоровье
(Испания), вице-президент Международного общества по изучению
информации (Вена, Австрия)
Оганесян Сергей Саядович, доктор педагогических наук, профессор,
государственный советник Российской Федерации I класса, член экспертного совета Комитета по общественным движениям и религиозным организациям Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации, член редакционного совета журнала «Русский язык в школе»
Ржешевский Олег Александрович, доктор исторических наук,
профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, научный
руководитель Центра истории войн и геополитики Института всеобщей
истории РАН, президент Ассоциации историков Второй мировой войны
доктор Джеффри Робертс, член Королевского исторического общества, английский историк Второй мировой войны, профессор истории и
международных отношений, Университетский Колледж, Корк, (Ирландия)
4
Sergey L. Zaguskin, D.Sc. (Biology), Head of the Laboratory of
Biophysics and Chronobiology at Institute of Physics, Southern Federal University (Rostov-on-Don, Russia), a Member of RAMS Problem
Commission "Chronobiology and Chronomedicine", member of
International Laser Association, leading expert of the State Duma of
Russian Federation, awarded Diploma ‘For outstanding achievements
in the field of laser medicine & laser biology’ of International Association ‘Laser and Health’, winner of the International Prize and Diploma
‘Association Jacques Benveniste pour la Recherché’
Svetlana V. Ivanova, D.Phil., Ed.D., Professor, Editor in Chief of
journals Values and Meanings and Domestic and Foreign Pedagogics,
Director of Institute of Theory and History of Pedagogic of Russian
Academy of Education, Honoured Worker of Education, the 1st class
State Counsellor of Russian Federation, Academician of the Academy
of Pedagogical Sciences of the Republic of Kazakhstan
Dr James F. Cant, Head of the British Lung Foundation for
Scotland and Northern Ireland
Dr Warren F. Kimball, Professor Emeritus of History, Rutgers University (Newark, USA)
Konstantin K. Kolin, D.Sc. (Informatics), Professor, Chief
Researcher at RAS Institute of Informatics Problems, Honoured
Scientist of Russian Federation, Member of Russian Academy of
Natural Science, President of International Society for Information
Studies (Vienna, Austria), Member of International Academy of
Sciences (Innsbruck, Austria)
Natalia A. Komleva, D.Phil. (Political Science), Professor,
Professor of the Chair of Theory and History of the Political Science at B. Yeltsin Ural Federal University (Ekaterinburg), Member
of Presidium of Academy of Geopolitical Problems, Member of
International Academy of Discours Analysis
Nikolay N. Kudinov, Sc.D. (Military Science), Associate Professor, Member of Marine Board of Government of Russian Federation Scientific Expert Council, Member of International Informatization Academy, Vice Admiral, retired
Peter I. Lempert, Sc.D. (Military Science), Professor, Member
of International Informatization Academy, Rear Admiral, retired
Igor K. Liseev, D.Phil., Professor, RAS Institute of Philosophy,
Leading Researcher, Head of the Department of Philosophy of Biology, Chairman of Moscow Philosophical Society, Member of Russian
Ecological Academy and Russian Academy of Natural Sciences
Petr V. Lopatin, D.Sc. (Pharmaceutics), Professor, Honoured
Scientist of Russian Federation, Sechenov First Moscow State
Medical University, Chairman of Moscow Pharmacists Scientific
Society, Member of International Informatization Academy, First
Vice President of IIA Department Medicinal and Pharmaceutical
Activity
Alexey A. Marakushev , D.Sc. (Geology and Mineralogy),
Academician of Russian Academy of Sciences, Honoured Professor
at Lomonosov Moscow State University, Head of the Laboratory of
Thermodynamics of minerals at RAS Institute of Experimental
Mineralogy (Chernogolovka), Scientific Director of Physical and
Chemical Analysis of Endogenous Processes Laboratory at RAS
D.S. Korzhinsky Institute of Ore Deposits Geology, Petrography,
Mineralogy, and Geochemistry, Chief of Space Petrology Section at
RAS Petrographic Committee
Dr Pedro C. Marijuán, M.D. (Cognitive Neuroscience), Instituto Aragonés de Ciencias de la Salud (Aragon Institute of Health
Sciences, Spain), Research Director, Vice President of International
Society for Information Studies (Vienna, Austria)
Sergey S. Oganesyan, D.Ed. (Lit.), Professor, the 1st class State
Counsellor of Russian Federation, Member of the Expert Council of
Committee for Public Associations and Religious Organizations at
State Duma of Russian Federation, member of Editorial Council of
Journal of Russian Language at School
Oleg A. Rzheshevsky, D.Phil. (History), Professor, Honoured
Scientist of Russian Federation, Scientific Director of the Center for
History of War and Geopolitics of the RAS Institute of General
History, president of the Association of Historians of World War II
Dr Geoffrey Roberts, D.Phil., Fellow at Royal Historical
Society, the British historian of World War II, Professor of History
and International Relations, University College Cork (Ireland)
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
Рундквист Дмитрий Васильевич, доктор геолого-минералогических
наук, академик РАН, советник Президиума РАН, член Бюро Научного
совета РАН по изучению и охране культурного и природного наследия,
научный руководитель Государственного геологического музея им.
В.И. Вернадского РАН, лауреат Государственных премий СССР и Правительства РФ, Президент Российского минералогического общества
Сайко Эди Викторовна, доктор исторических наук, профессор психологии, член-корреспондент Российской академии образования, заместитель председателя редакционного совета журнала «Мир психологии»
Сергеев Андрей Михайлович, доктор философских наук, профессор,
ректор Мурманского государственного гуманитарного университета
Фролов Виктор Алексеевич, доктор медицинских наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ, декан медицинского факультета, заведующий кафедрой общей патологии и патологической физиологии Российского
университета дружбы народов, председатель Проблемной комиссии «Хронобиология и хрономедицина» Российской академии медицинских наук
доктор Вольфганг Хофкирхнер, доктор философии (политология
и психология), Венский технологический Университет, доцент, действительный член Международной академии систем и кибернетических наук, основатель и президент Международного общества по изучению информации (Вена, Австрия)
Цыганков Павел Афанасьевич, доктор философских наук, профессор, профессор факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова, заслуженный профессор МГУ, профессор кафедры международных
отношений и внешней политики России МГИМО (У) при Министерстве
иностранных дел Российской Федерации
Швидковский Дмитрий Олегович, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, ректор Московского архитектурного института (Государственной академии), вице-президент Российской академии художеств, академик Российской академии архитектуры и
строительных наук, действительный член Европейской академии художеств, почетный член Лондонского общества древностей Английской
исторической академии, кавалер ордена Французской Республики «За
заслуги перед Францией»
Dmitriy V. Rundquist, D.Sc. (Geology and Mineralogy), Academician of Russian Academy of Sciences, Chief Researcher at RAS
Vernadsky State Geological Museum, Member of Bureau of RAS
Scientific Council on Study and Protection of Cultural and Natural
Heritage, State Prizes of USSR and Russian Government Laureate,
President of Russian Mineralogical Society
Edi V. Sayko, D.Phil. (History), Professor of Psychology, Corresponding Member of the Russian Academy of Education, Deputy
Chairman of the Editorial Board of the Journal ‘World of Psychology’
Andrey M. Sergeev, D.Phil., Professor, Rector of Murmansk
State Humanitarian University
Victor A. Frolov, M.D., Professor, Honored Worker of Science,
Dean of the Medicine Faculty and Head of General Pathology and
Pathophysiology Chair at Russian Peoples Friendship University
(Moscow), Chairman of Problem Commission "Chronobiology and
Chronomedicine" of the Russian Academy of Medical Sciences
Dr Wolfgang Hofkirchner, D.Phil. (Political Science and Psychology), Associate Professor, Vienna University of Technology,
Founder and President of Unified Theory of Information Research
Group (Vienna, Austria), Member of International Academy for Systems and Cybernetic Sciences,
Pavel A. Tsygankov, D.Phil., Professor, Faculty of Political
Science of Lomonosov Moscow State University, Emeritus Professor of MSU Professor at Moscow State Institute of International
Relations (University) under the Ministry of Foreign Affairs of the
Russian Federation,
Dmitriy O. Shvidkovsky, D.Arts, Professor, Honoured Artist
of Russia, Rector of Moscow Architectural Institute (State Academy), Vice President of Russian Academy of Arts, Academician
of Russian Academy of Architecture and Building Sciences,
Member of Academy of Restoration, Honorary Member of London Society of Antiquities of English Historical Academy, Knight
of French Republic Order ‘For services to France’
5
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Натюрморт с книгами. Художник Джон Фредерик Пето. 1890-е гг.
СОДЕРЖАНИЕ
ОТ РЕДАКТОРА Of
Тынянова О.Н.
Социальное пространство как машина времени:
опыт трансдисциплинарного перехода ______________
CONTENT
FROM THE EDITOR
O.N. Tynyanova
Social Space as a Time Machine: The Experience
9 of the Transdisciplinary Transition
СИМВОЛ ЭПОХИ:
ЛЮДИ, КНИГИ, СОБЫТИЯ
SYMBOL OF THE EPOCH:
PERSONES, BOOKS, EVENTS
IN MEMORIAM
IN MEMORIAM
Маракушев Алексей Александрович
(4 марта 1925 г. — 6 января 2014 г.) ___________________
СИСТЕМ А КООРДИНАТ
Фишман Л.Г.
Кризис морали как кризис идеологий? _______________
Дашичев В.И.
Современный капитализм:
свобода против нравственности _____________________
Антонович И.И.
Корпоративная власть и сетевые войны ______________
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
Нижников С.А.
Учение о «совестливом компромиссе»
Ивана Ильина и доктрина
Никколо Макиавелли _______________________________
6
Academician Alexey A. Marakushev
15 (* 4 March 1925 – † 6 Jan. 2014) [Necrologue]
COORDINATE SYSTEM
L.G. Fishman
19 Morals Crisis – the Crisis of Ideologies?
V.I. Dashichev
Modern Capitalism: Freedom Against
26 Morality
I.I. Antonovich
30 Corporate Power and Network Wars
THEORIES, CONCEPTS, PARADIGMS
S.A. Nizhnikov
Ivan Il'in’s Concept of ‘Conscientious
Compromise’ and Niccolò Machiavelli’s
37 Doctrine
СОДЕРЖАНИЕ
V.O. Lobovikov
Лобовиков В.О.
The Problem of Universals from the ViewПроблема универсалий
point of Two-valued Algebra of Metaphysics
в свете двузначной алгебры метафизики
as Formal Axiology:
как формальной аксиологии:
Using the Evaluation-functions
использование ценностных функций
“S’s-being-in-W” and “S’s-being-out-of-W”
«бытие-s-в-w» и «бытие-s-вне-w»
для экспликации проблемы _________________________ 43 for Explicating the Problem
Высикайло Ф.И.
Ph.I. Vysikaylo
Эквивалентные функциональные свойства
Equivalent Functional Properties of Mass
массы и энергии при их радиальных пульсациях
and Energy at Their Radial Pulsations in 4D
в 4D пространстве-времени
Space-time.
Часть 1. Асимптотические парадоксы и их решение.
Part 1. The Asymptotic Paradoxes and Their
Когерентные квантово-инерционные
Solution. Coherent Quantum Phenomena in
4D явления в пульсирующих плазмоидах.
Inertial 4D Pulsating Plasmoids.
Пульсары Высикайло ________________________________ 51 Vysikaylo’s Pulsars
Кочетков А.В., Федотов П.В.
A.V. Kochetkov, P.V. Fedotov
Единые уравнения
Uniform Equations of the Electromagnetic
электромагнитного и гравитационного поля _________ 62 and Gravitational Fields
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
SPACE OF THE SPACES
Сараф М.Я.
M.Ya. Saraf
Ризомизация культурного пространства
Rhizome Formation in Cultural Space as an
как показатель кризисности его состояния ___________ 74 Indicator of Its State of Crisis
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л.
S.N. Grinchenko, Yu.L. Shchapova
Пространство и время в археологии. Часть 3.
Space and Time in Archeology. Part 3.
О метрике базисной пространственной структуры
About the Metric of Humankind Basic Spatial
Человечества в археологическую эпоху ______________ 78 Structure in Archaeological Epoch
Комлева Н.А.
N.A. Komleva
Несколько замечаний относительно природы
Some Remarks on Nature and Classification
и типологии геополитических пространств __________ 90 of Geopolitical Spaces
КАТЕГОРИЯ С МЫ СЛА
CATEGORY OF THE SENSE
Фёдоров В.В., Давыдов В.А., Левиков А.В.
V.V. Fedorov, V.A. Davydov, A.V. Levikov
К проблеме установления границ,
On the Determination Problem of Architectural
уровней и языка архитектурного текста _____________ 102 Text’s Boundaries, Its Levels and Language
Пискарёва А.А.
A.A. Piskaryeva
Язык немецкой рекламы
The Language of German Advertising as
в зеркале глобализационных процессов ______________ 107 Mirrored by Globalization Processes
ТЕРРИТОРИЯ ВРЕМЕНИ
Кочергин В.В.
Об особенностях изучения
древнейшего зодчества ______________________________
Иогансон Л.И.
Марко Поло, покоритель пространства,
и его книга, покорившая время ______________________
Зыонг Куок Куан
Конфуцианство, буддизм и даосизм
в феодальном Вьетнаме _____________________________
Буранок С.О., Левин Я.А.
Американская публицистика
1920-х — 1930-х годов
о японской угрозе: пророчества и ошибки ___________
TERRITORY OF THE TIME
V.V. Kochergin
On the Study Features of the Earliest
114 Art of Building
L.I. Ioganson
Marco Polo, Conqueror of Space, and His
120 Book, Overcoming the Time
Q.Q. Duong
Confucianism, Buddhism and Taoism in the
128 Feudal Vietnam
S.O. Buranok, Ya.A. Levin
American Publicism of the 1920s – 1930s
on Threats to National Security:
134 Prophecies and Errors
7
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
ХРАНИТЕЛИ ВРЕМЕНИ:
МУЗЕЙ, АРХИВ, БИБЛИОТЕКА
KEEPERS OF TIME:
MUSEUM, ARCHIVES, LIBRARIES
Барабанов О.Н.
Семиходы над Припятью: история села,
разрушенного при строительстве
Чернобыльской АЭС
(по материалам архива
быв. Чернобыльского района) _______________________ 139
O.N. Barabanov
Semikhody upon the Pripyat: History of the
Village Destructed During the Construction
of the Chernobyl Nuclear Power Plant
(According to Materials of the Archive of
the Former Chernobyl District)
ПРОСТРАНСТВА РОССИИ
SPACE OF RUSSIA
Овчинников А.В.
A.V. Ovchinnikov
Культурно-исторический контекст
Cultural and Historical Context of
политико-правового процесса
the Political and Legal Process in Education
в области образования в России _____________________ 153 Sector in Russia
Берлов А.В.
A.V. Berlov
Представители либеральной экономической школы
Liberal Economics School Representatives
русской эмиграции 1920-1930-х гг.
in Russian Emigration of 1920s–1930s About
о путях решения крестьянского вопроса
Way of Solving the Peasants' Question in
в России в начале ХХ века ___________________________ 161 Russia in the Early XX Century
Харламов В.И.
V.I. Kharlamov
Концепции и идеологемы сталинизма:
Concepts and Ideologemes of Stalinism:
Сталин и война ____________________________________ 166 Joseph Stalin and War
Шашкова Н.О.
История, историко-культурное значение
и современное использование
наследия советской архитектуры:
гостиница «Ленинградская» _________________________ 176
N.O. Shashkova
History, Historical and Cultural Significance,
and Nowadays Use of the Soviet
Architecture Heritage:
Leningradskaya High-Rise Hotel
Штемберг А.С.
Социальный стресс
и психологическое состояние населения России.
Часть 1. Общественно-политические процессы,
формирующие социальный стресс __________________ 187
A.S. Shtemberg
Social Stress and Psychological Status of
Russian Population.
Part 1. Social and Political Processes Forming
of Social Stress
ПЛАНЕТА ЗЕМ Л Я
THE EARTH PLANET
Викулин А.В.
A.V. Vikulin
О геодинамическом детекторе
About the Geodynamic Detector of
гравитационных волн ________________________________ 196 Gravitational Wave
Кутинов Ю.Г., Чистова З.Б.,
Yu.G. Kutinov, Z.B. Chistova,
Беленович Т.Я.
T.Ya. Belenovich
Современный геодинамический режим
Contemporary Geodynamic Regime of the
Арктической окраинно-континентальной зоны ________ 208 Arctic Continental Marginal Perioceanic Zone
ЧЕЛОВЕК И СРЕД А ОБИТАНИЯ
MAN AND LIVING ENVIRONMEN
Беленицкая Г.А.
G.A. Belenitskaya
Мертвое море: геология, происхождение, мифы
Dead Sea: Geology, Origin, Myths.
Часть 4. Содомская «карательная акция» –
Part 4. ‘Punitive Action’ of Sodom –
соляной вулканизм _________________________________ 216 Salt Volcanism
КЛИМАТ-КОНТРОЛЬ:
В.Л. СЫВОРОТКИН О ПОГОДЕ НА ПЛАНЕТЕ
Аномалии озонового слоя и погоды
зимой 2013–2014 гг. в Северном полушарии:
самый теплый декабрь в истории России;
небывалые морозы в США;
Олимпиада на дне озоновой дыры ___________________ 228
8
CLIMATE CONTROL: V.L. SYVOROTKIN
ABOUT THE WEATHER ON THE EARTH
Winter of 2013-2014 Anomalies of Ozone Layer
and Weather in the Northern Hemisphere:
The Warmest December in Russian History;
Unprecedented Frosts in the U.S.; 2014 Olympic
Games at the Bottom of the Ozone Hole
СОДЕРЖАНИЕ
ARBOR VIT AE / ДРЕВО ЖИЗНИ
ARBOR VITAE / TREE OF LIFE
Заславская Р.М.
R.M. Zaslavskaya
Хронотерапия пациентов
Mono Mack Chronotherapy in Patients
с безболевой ишемией миокарда
with Silent Myocardial Ischemia
на фоне сахарного диабета II типа Моно Маком ______ 238 and Diabetes Mellitus Type II
Марущак И.И., Ольховская М.О.
I.I. Marushchak,
Регулирование оборота
M.O. Olkhovskaya
лекарственных препаратов
Regulation of Drugs as an Intellectual
как объектов интеллектуальной собственности ________ 242 Property Object
РАКУРС
FORESHORTENING
Петров С.В.
К вопросу о развитии эмпатического потенциала
как условии эффективного
разрешения конфликтов
в процессе учебной деятельности в ВУЗе _____________ 246
S.V. Petrov
On the Matter of Empathic Potential
Development as Factor of Effective
Conflict Resolution in Educational Process
at the University
SUMMARY:
SUMMARY:
AUTHORS, ABSTRACTS , REFERENCES __________________ 252 AUTHORS, ABSTRACTS, REFERENCES
К СВЕД ЕНИЮ АВТО РОВ ______________________ 279 FOR AUTHORS
РЕДАКЦИЯ
И РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ____________________ 284 EDITORIAL GROUP & EDTORIAL BOARD Читающий мальчик. Художник Франц Хальс.
Вторая треть XVII в.
9
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО
КАК МАШИНА ВРЕМЕНИ:
ОПЫТ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОГО ПЕРЕХОДА
стойчивые словосочетания с существительным «эпоха», будь то эпоха
Возрождения / Просвещения / модерна / постмодерна.., эпоха сталинская /
хрущевская / постсоветская и даже геологическая / археологическая (не
говоря уже о таких словосочетаниях, как «дух эпохи», ее «аромат» и «свидетельства») есть не что иное, как описания времени «по Г. Спенсеру» – в
единицах пространства1, точнее, в терминах определенных типов действий, взаимодействий и отношений, формирующих различные поля социального пространства. (Упомянутые геологические и археологические эпохи исключения не составляют: после
того, как физика стала учитывать «фактор наблюдателя» и признала невозможность
отделения метода от объекта2, возникло понимание того, что как социальное в значительной степени обусловлено природным – «физическим»3, – так и – в процессе познания – «даже самое физическое подвержено социологической детерминации»4).
«Социологической детерминацией» в области научного знания – и несомненным
свидетельством тому является новый номер журнала «Пространство и Время» – выступает междисциплинарность. Не та «междисциплинарность», которая, по образному выражению Э. Морена, превращается в «стол переговоров», за которым каждая научная сфера отстаивает
свою «зону влияния», но та и только та, по сути, мультидисциплинарность, которая «может стремиться также к
обмену и кооперации, в результате чего междисциплинарность может становиться чем-то органическим... Что
касается трансдисциплинарности, здесь часто идет речь о когнитивных схемах, которые могут переходить из одних дисциплин в другие... Фактически, именно интер-, поли- и трансдисциплинарные комплексы работают и играют плодотворную роль в истории науки; стоит запомнить… ключевые понятия,.. а именно кооперацию, точнее
говоря, соединение или взаимосвязь или, выражаясь еще более точно, совместный проект»5.
Итак, постижение эпохи (эпох) есть междисциплинарный – мультидисциплинарный – проект, эвристическая и
праксеологическая значимость которого не вызывает сомнения, особенно при исследовании сложных объектов6, к
каковым прежде всего относятся все формы адаптации человека и Человечества – биологические и социальные. В
известном смысле можно, по-видимому, в целом рассматривать мульти- и трансдисциплинарность как когнитивные
формы (вос)производства социального пространства и социального времени.
Первыми когнитивными формами реализации такого проекта исторически явились мифы, и вот уже который
номер журнала «Пространство и Время» публикует на своих страницах физические и геофизические – а, по сути,
герменевтические – исследования, переводящие мифопоэтический язык на язык современного научного знания7
(«Мертвое море: геология, происхождение, мифы. Часть 4. Содомская «карательная акция» – соляной вулканизм» доктора геолого-минералогических наук Г.А. Беленицкой)8. В современном мире с его геополитическими и геоэкономическими реа-
У
1
Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Т. 2. Классификация наук // Библиотека «Полки букиниста».
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// society.polbu.ru/spenser_experiencesii/ch01_iii.html
2
См.: Гейзенберг В. Физика и философия. М.: Наука, 1989.
3
«Инициативу проявляет человек, не природа, но именно природа в большей мере осуществляет регулирование» (Маккиндер X.Дж. Географическая ось истории // Полис. 1995. № 4. С. 162). Заметим, что корпус работ, посвященных природной
обусловленности социальных процессов – от классических работ Ш.-Л. Монтескьё, И. Гердера, Ф. Ратцеля, А.Л. Чижевского, Л.Н. Гумилева, представителей инвайронменталистской школы социологии до современных отечественных и зарубежных исследований – столь значителен, что даже краткий обзор данных идей мог бы составить отдельную монографию.
4
Морен Э. Метод. Природа природы. М.: Канон+, РООИ «Реабилитация», 2013. С. 35.
5
Там же. С. 23.
6
Не случайно, открывая конференцию по проблемам безопасности и противодействия терроризму, академик В.А. Садовничий
отмечал, что «…профилактика терроризма является новым и очень сложным, многоплановым объектом междисциплинарных
научных исследований. Понять природу, механизм функционирования этого объекта возможно только с привлечением понятийно-концептуального аппарата и инструментария разных гуманитарных и естественных наук – философии, социологии, психологии, права, политологии, биологии, фундаментальной медицины, вычислительной математики и др.» (Садовничий В.А.
Основные направления и приоритетные проблемы научных исследований в области профилактики терроризма // Материалы
Четвертой международной научной конференции по проблемам безопасности и противодействия терроризму. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. 30–31 октября 2008 г. Т. 1. М.: МЦНМО, 2009. С. 36).
7
См.: Высикайло Ф.И. Кумулятивное плазменное оружие против метеороидов. Части I–2 // Пространство и Время. 2013. № 3–4.
8
2 октября 2013 г. на совещании в ВАК Минобрнауки РФ из уст его председателя В.М. Филиппова автору этих строк довелось
услышать заявление о том, что «не может быть в научном журнале статей одновременно и по истории, и по геологии». Между
тем на Западе, включения в базы данных которого от российских научных журналов безапелляционно и непродуманно требует
нынешнее руководство Минобрнауки, со второй половины ХХ в. именно на пересечении исторической и геологической науки
сформировалась отдельная отрасль научного знания – геомифология, оказывающая сегодня существенное влияние на западное
же экологическое образование – см., напр.: Vitaliano D.B. "Geomythology: the Impact of Geologic Events on History and Legend
with Special Reference to Atlantis." Journal of the Folklore Institute (1968): 5-30; de Camp L.S. "Geomythology." Nature 362 (1993):
665-666; Tepper J.H. "Connecting Geology, History, and the Classics Through a Course in Geomythology." Journal of Geoscience Education 47 (1999): 221-226; Mariolakos I., Kranioti A., Markatselis E., Papageorgiou M. "Water, Mythology and Environmental Education." Desalination 213.1 (2007): 141-146; Donovan K. "Doing Social Volcanology: Exploring Volcanic Culture in Indonesia." Area 42.1
(2010): 117-126 – список может быть существенно расширен. Одной из приоритетных задач геомифологии является исследование исторических форм адаптации человека к природным катастрофам (см., напр.: Cashman K.V., Giordano G. "Volcanoes and
Human History." Journal of Volcanology and Geothermal Research 176.3 (2008): 325-329).
10
ОТ РЕДАКТОРА
лиями комплекс знаний, предоставляемый человечеству науками о Земле, обретает форму «новой мифологии», и
вот уже геология, геофизика и метеорология становятся источником сведений для обоснования будущих административно-политических и экономических проектов («Современный геодинамический режим Арктической окраинноконтинентальной зоны» докторов геолого-минералогических наук Ю.Г. Кутинова и Т.Я. Беленович и кандидата геологоминералогических наук З.Б. Чистовой, «Аномалии озонового слоя и погоды зимой 2013–2014 гг. в Северном полушарии: самый
теплый декабрь в истории России; небывалые морозы в США; Олимпиада на дне озоновой дыры» доктора геологоминералогических наук В.Л. Сывороткина).
Происходящий в рамках междисциплинарного проекта познания мира трансдисциплинарный переход существенен не сам по себе, – существенно то новое наполнение и расширение области применения концептов и когнитивных схем, которое позволяет обнаруживать и описывать новые свойства и состояния исследуемых объектов («Эквивалентные функциональные свойства массы и энергии при их радиальных пульсациях в 4D пространстве-времени.
Часть 1. Асимптотические парадоксы и их решение. Когерентные квантово-инерционные 4D явления в пульсирующих плазмоидах. Пульсары Высикайло» доктора физико-математических наук Ф.И. Высикайло, «Проблема универсалий в свете двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии: использование ценностных функций “бытие-s-в-w” и “бытие-sвне-w” для экспликации проблемы» доктора философских наук В.О. Лобовикова, «Пространство и время в археологии.
Часть 3. О метрике базисной пространственной структуры Человечества в археологическую эпоху» доктора технических
наук С.Н. Гринченко и доктора исторических наук Ю.Л. Щаповой, «О геодинамическом детекторе гравитационных волн»
доктора физико-математических наук» А.В. Викулина, «К проблеме установления границ, уровней и языка архитектурного
текста» доктора культурологии В.В. Федорова, кандидата философских наук В.А. Давыдова, и А.В. Левикова).
Необходимостью адаптации – как биологической, так и социальной – продиктованы исследования различных
форм бытия во времени, будь то ритмы человеческого организма («Хронотерапия пациентов с безболевой ишемией миокарда на фоне сахарного диабета II типа Моно Маком» доктора медицинских наук Р.М. Заславской), динамика конфликта и
его преодоления («К вопросу о развитии эмпатического потенциала как условии эффективного разрешения конфликтов в
процессе учебной деятельности в ВУЗе» С.В. Петрова), древнейшие архитектурные сооружения, предназначенные для
получения знаний о космических ритмах («Об особенностях изучения древнейшего зодчества» кандидата архитектуры
В.В. Кочергина) или новейшие языковые реалии – воплощение «духа времени» («Язык немецкой рекламы в зеркале глобализационных процессов» А.А. Пискарёвой).
Однако в результате трансдисциплинарного перехода существенным образом трансформируется и сущность
самой категории времени. Действительно, со времен Ньютона известны три важнейших различия между физическими временем и пространством: время одномерно (в отличие от трехмерного пространства), оно обладает направленностью, которой пространство лишено по природе своей, и, наконец, мы движемся вдоль времени, и делать это
можем лишь в одном направлении – вперед, но существуем внутри пространства (где можем двигаться в любом из
трех направлений). Однако П.А. Сорокин, утверждая, что для характеристики социальных и культурных процессов
далеко не всегда пригодно понятие времени, используемое для описания перемещений материальных тел, вводит
категорию «социального пространства» как другой вид времени1.
Это пространство-время (оно же время-пространство) имеет свои управляющие и управляемые центры,
окрестности и периферии («Несколько замечаний относительно природы и типологии геополитических пространств»
доктора политических наук Н.А. Комлевой, «Корпоративная власть и сетевые войны» доктора философских наук И.И.
Антоновича) – даже тогда (а может быть, и особенно тогда), когда постмодерн доказывает, что таковых центров, окрестностей и периферий больше нет, что все они трансформировались в линии («Ризомизация культурного пространства как показатель кризисности его состояния» доктора философских наук М.Я. Сарафа) что и адаптация
к новой топологии суть игра – свободное скольжение вне каких-либо систем координат.
В этом социальном пространстве-времени оказывается, что другие части света – и другие культурноисторические типы по Н.Я. Данилевскому – это еще и другое социальное время, так что то собственное «путешествие к земле Востока» (Г. Гессе), которое предпринимают авторы нового номера журнала «Пространство и Время»
(«Марко Поло, покоритель пространства, и его книга, покорившая время» кандидата геолого-минералогических наук Л.И. Иогансон, «Конфуцианство, буддизм и даосизм в феодальном Вьетнаме» кандидата философских наук Зыонг Куок Куана, «Американская публицистика 1920-х – 1930-х годов о японской угрозе: пророчества и ошибки» кандидата исторических наук С.О. Буранка и
Я.А. Левина), – это путешествие в другое время. Ход этого времени задает не только характер и тип взаимодействий и
отношений внутри самого этого другого пространства (слабый или сверхсильный, взаимно или односторонне поддерживающий, взаимно или односторонне агрессивный, в терминах концепции Парсонса – Бурдьё – Докторовича2) и
даже не только характер взаимодействий и отношений к данному пространству путешествующего к нему. Ход этого
времени может задаваться еще и характером социальных связей путешествующего с его собственным пространством, ибо именно в нем существуют цели и смыслы восприятия своего и чужого как пространства, так и времени.
Аналогичным образом путешествие во времени (социальном) оказывается формой реконструкции пространства
(социального), и сам характер реконструкции становится формой конструирования не только желаемого будущего,
но и актуального настоящего, поскольку задает «смысловую систему координат» для адаптации к нему («Культурноисторический контекст политико-правового процесса в области образования в России» доктора педагогических наук А.В. Овчинникова, «Представители либеральной экономической школы русской эмиграции 1920–1930-х гг. о путях решения крестьянского вопроса в России в начале ХХ века» кандидата исторических наук А.В. Берлова, «Концепции и идеологемы сталинизма:
Сталин и война» доктора исторических наук В.И. Харламова, «История, историко-культурное значение и современное использование наследия советской архитектуры: гостиница “Ленинградская”» Н.О. Шашковой, «Семиходы над Припятью: история
села, разрушенного при строительстве Чернобыльской АЭС (по материалам архива быв. Чернобыльского района) доктора по1
2
Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000.
См.: Докторович А.Б. Социальные взаимодействия и отношения как фактор развития социального потенциала // Труд и
социальные отношения. 2008. № 9 (5). С. 4–13.
11
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
литических наук О.Н. Барабанова). С этих – и только с этих позиций – неожиданно понятным и применимым становится определение Ж. Делёза: «Смысл – это и выражаемое, то есть выраженное предложением, и атрибут положения
вещей… Так что мы не будем теперь спрашивать, в чем смысл события: событие и есть смысл как таковой»1.
Итак, движение в социальном пространстве как социальном времени есть движение в поле смыслов и движение самих смыслов. Такое движение может происходить, как и в случае физического времени, вперед вдоль
его оси – таково движение к обретению новых смыслов в познании объективной физической реальности («Единые уравнения электромагнитного и гравитационного поля» доктора технических наук А.В. Кочеткова и П.В Федотова,
указанные работы Ф.И. Высикайло и А.В. Викулина). Да и сам трансдисциплинарный переход становится формой
когнитивного – и социального – движения вперед по оси социального времени, для нового и заново осмысливаемого пространства которого используются концепты, перенесенные из других отраслей знания. Результатом
такого трансдисциплинарного перехода стал современный гуманитарный дискурс, в значительной мере сформированный терминологией геологической (разломы, сейсмические / сейсмоопасные зоны), медикобиологической (ризома, толерантность) и, в еще большей степени, физико-математической (поле, силовые поля, вектор, энтропия, энергонасыщенность) (указанные работы Н.А. Комлевой и М.Я. Сарафа).
Однако тот же трансдисциплинарный переход может оказаться и возвратным движением – к прежним концептам, в терминах которых происходит переосмысление социального и когнитивного пространств. Таковы, в частности, восходящие к античности трактовка Э. Мореном термина «энциклопедия» (от пайдейи Платона и Аристотеля)
и организменный подход, отказавшийся от попыток П. Лилиенфельда, Г. Спенсера и А.И. Стронина провести прямые аналогии между биологическим и социальным организмом2, но сохранивший главное – понимание органической – системной – целостности3 как самого социума, так и его единства с природной средой.
Вслед за трансдисциплинарным (когнитивным) переходом в социальном пространстве как виде социального времени возможно и возвратное движение самого когнитивного процесса – возвращение к культурным (историческим) смыслам исследуемого феномена, возвращение к здравому смыслу, не позволяющему отбрасывать классические модели в угоду «современным научным теориям» (упомянутые статьи Г.А. Беленицкой и
В.Л. Сывороткина), возвращение к общим историческим корням и общему социально-политическому опыту,
опыту природной и социальной целостности (упомянутая статья О.Н. Барабанова).
Тем самым возвратное движение когнитивного процесса есть одновременно и постоянное возвращение к
вечным смыслам, без которых была бы невозможна не только адаптация, но и само выживание человека и Человечества как в социальной, так и в биологической среде, ибо именно эти смыслы и их интерпретации формируют все типы социальных действий, взаимодействий и отношений во всех полях социального пространства
(«Кризис морали как кризис идеологий?» доктора политических наук Л.Г. Фишмана, «Современный капитализм: свобода
против нравственности» доктора исторических наук В.И. Дашичева, «Учение о “совестливом компромиссе” Ивана Ильина и доктрина Никколо Макиавелли» доктора философских наук С.А. Нижникова).
Такое возвращение болезненно, но жизненно необходимо, ибо позволяет обнаружить проигнорированные в ходе «прямого» («прогрессивного») движения социального времени «каверны» и «трещины» в системе социальных
взаимодействий и отношений. Так, еще Н.М. Карамзин – великий Карамзин, заставивший русского человека (по
словам В.О. Ключевского) не только знать, но и любить свою историю, тот самый Карамзин, несомненной заслугой
которого являются наши сегодняшние споры об отечественной политической истории и о русской/российской
идентичности, – некогда писал (о царствовании Елизаветы Петровны): «У нас были Академии, высшие училища,
народные школы, умные Министры, приятные светские люди, герои, прекрасное войско, знаменитый флот и Великая Монархиня; не было хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни»4.
И вот теперь именно по причине отсутствия тех самых «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» государство Российское испытывает дефицит умных министров, светские люди (а
также часть тех, кто, как и ранее, на основании занятий интеллектуальным трудом относит себя к представителям
русской интеллигенции5) все чаще оказываются весьма малоприятными, административно-бюрократический аппарат, руководствовавшийся прописями Зб. Бжезинского образца 1997 года, более двадцати лет разорял и уничтожал Академии, высшие училища, народные школы, армию и флот – и готов, коль скоро не удается продолжить эти действия в отношении последних, сосредоточить свои усилия на сфере образования и науки. (В свете
принятых «во многом зеркальных» ответных мер на расширение санкционных списков со стороны США, ЕС и
Канады6 более чем целесообразными и своевременными представляются отказ от приоритетного для Минобрнауки РФ унижающего национальные образование и науку курса на вхождение российских научных журналов в
иностранные базы данных и незамедлительная переориентация на базы национальные).
1
Делёз Ж. Логика смысла. М.: Раритет, Екатеринбург: Деловая книга, 1998. С. 45.
Лилиенфельд-Тоаль П.Ф. Мысли о социальной науке будущего. М.: Книжный дом «Либроком», 2012;.Спенсер Г. Система
синтетической философии. М.: Ника-Центр, 1997; Стронин А.И. История общественности. СПб.: Тип. Министерства путей
сообщения (А. Бенке), 1885. См. также: Кукушкина Е.И. Русская социология XIX – начала XX века. М.: МГУ, 1993
3
По Л. Берталанфи, новая системная философия природы «заключается в организмическом взгляде на мир как на большую организацию и резко отличается от механистического взгляда на мир как на царство слепых законов природы»
(Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования: Ежегодник. 1973. С. 33). См. также:
Бех В.П. Философия социального мира: гносеологический анализ. Запорожье: Тандем-У, 1999; Семенов Ю.И. Философия истории. (Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней). М.: Современные
тетради, 2003; Гомеостатика живых, природных, технических и социальных систем / Сост. Ю.М. Горский. М.: СГИ,
2000; Человек и природа в пространстве и времени // Социоестественная история. Генезис кризисов природы и общества
в России / Под ред. Э.С. Кульпина-Губайдуллина, Е.А. Борисовой. Вып. XXXVI. М.: ИАЦ-Энергия, 2012. и др.
4
Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М.: Наука, 1991. С. 45.
5
Подробнее см.: Нижников С.Н. Мораль и политика в контексте духовных и интеллектуальных традиций. М.: ИНФРА-М, 2014.
6
Россия приняла зеркальные меры на расширение санкционных списков [Электронный ресурс] // РИА НОВОСТИ. 2014. 28
марта. Режим доступа: http://ria.ru/politics/20140328/1001487402.html
2
12
ОТ РЕДАКТОРА
Отсутствие «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» в недавней
отечественной истории дважды ставили под угрозу самую организацию Вооруженных сил страны, что обернулось неслыханными человеческими жертвами в двух мировых войнах (упомянутая статья В.И. Харламова). Отсутствие тех же «хорошего воспитания, твердых правил и нравственности в гражданской жизни» уже поставило нынешнюю Россию на грань выживания и по-прежнему угрожает здоровью россиян («Социальный стресс и
психологическое состояние населения России. Часть 1. Общественно-политические процессы, формирующие социальный
стресс» доктора биологических наук А.С. Штемберга, «Регулирование оборота лекарственных препаратов как объектов
интеллектуальной собственности» кандидата экономических наук И.И. Марущака и М.О. Ольховской)
Анаконда гражданской безнравственности по-прежнему сжимает кольцо в символическом пространстве
России, уничтожая не только социальные статусы и капиталы – реальный и символический, но вместе с ним и
знание о мире, в том числе и будущее знание, а значит, и самое будущее. Ибо лишенное ментального – символического – ресурса, настоящее, избравшее для себя символы античеловеческие, не порождает будущего из
разрушенных и уничтоженных (обессмысленных) культурных образцов прошлого («…думал, не зарастет
народная тропа, дак только если не пропалывать, так и зарастет»1), зато весьма эффективно превращает какое
бы то ни было пространство в территорию, – что сегодня наглядно демонстрируют события как по ту сторону
российской границы на западе, так и реакция отдельных отечественных апологетов «западнизма».
Впрочем, едва ли можно считать удивительным то, что отсутствие «хорошего воспитания, твердых правил и
нравственности в гражданской жизни» обнаруживается сегодня среди представителей, нет, не интеллигенции – не
будем оскорблять память сотен земских учителей и врачей, самоотверженно служивших народу и государству Российскому, – среди представителей, как уже отмечалось, «интеллектуальных» профессий. Еще Г. Зиммель, классифицируя формы социальной жизни по степени их дистанцированности – удаленности – от «потока жизни» как такового, к числу «наиболее удаленных» от него относил «науку для науки» как знания, оторванные от потребностей
человечества и переставшие быть «орудием в борьбе за его существование»2. Именно такие «удаленные от потока
жизни» представители «игровых форм социации» давно являются объектом успешного применения различных технологий установления «внешнего геополитического контроля» (упомянутые статьи И.И Антоновича и Н.А. Комлевой).
На протяжении новых «десяти дней, которые потрясли мир», именно они, эти заботливо выпестованные в
различных странах подвижники «академического», «идеального» либерализма продемонстрировали всю свою
истовую веру в то, что движут прогресс, не осознавая, что демократия и гражданское общество, даже будучи
(их) символами прогресса, есть не что иное, как всего лишь формы господства капиталов (по П. Бурдьё), и, в
конечном счете, все того же капитала (по К. Марксу) – последнее становится особенно заметно, если задаться
вопросом, откуда формируется современное российское «гражданское общество»3.
Не замечая и не желая замечать, что усилиями (и на деньги) их «идеологических тьюторов» (Н.А. Комлева)
создается не новая европейская Украина, а выкармливается новый рейхскомиссариат СС Украина во главе с
достойными преемниками и воспитанниками ветеранов дивизии СС «Галичина»4 и всех тех, кто не только воевал против «Советов», но и столь успешно «зачищал» евреев на Львовщине и поляков на Волыни.
Не замечая и не желая замечать, что сладкий запах свободы сегодняшнего Майдана – это сладкий запах
тлена, запах будущего Майданека, будущего Освенцима, будущего Бухенвальда.
Не замечая и не желая замечать, что насаждаемая ими вместо взаимного уважения толерантность является
– что бы там ни утверждали специалисты по продвижению этого «бренда», – опасной для самой жизни человека и человеческого сообщества формой снижения иммунитета – снижения инстинкта самомохранения, и
неизбежно заканчивается – если уровень гражданственности и совести как единственно возможного «иммун1
Толстая Т. Кысь. М.: Подкова, Иностранка, 2000. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://royallib.ru/read/tolstaya_
tatyana/kis.html#409600
2
См.: Simmel G. "The Stranger." The Sociology of Georg Simmel. New York: Free Press, 1950, pp. 402–408; Simmel G. Georg
Simmel on Individuality and Social Forms. Chicago: Chicago University Press, 2011.
3
РИА «Новый Регион» (http://www.nr2.ru/about/403845.html), адрес редакции «NR2.Ru»: 84 Park Road, Rosyth, KY11 2JL,
Scotland, United Kingdom, UK; адрес владельца проекта «NR2.Ru»: 84 Park Road, Rosyth, KY11 2JL, Scotland, United Kingdom, UK; Change.org (http://www.change.org/about/team) – «глобальная платформа, на которой любой человек может начать
свою гражданскую кампанию в интересах социальных или других перемен», – по данным английской версии Википедии,
управляется корпорацией Change.org, Inc, бенефит компанией, зарегистрированной в штате Дэлавер; Facebook, сервер и
управляющая компания в Пало-Альто, Калифорния, США.
4
10 декабря 2013 г. украинское информагентство ELISE.COM.UA. сообщило: «На Майдан вчера прилетели 300 канадских
украинцев. Сегодня ожидается приезд еще 150 человек из Канады» (http://elise.com.ua/?p=4734). Напомним в этой связи, что
штаб-квартира созданной в 1949 г. в американской оккупационной зоне Германии Ассоциации бывших членов дивизии «Галиция» (без упоминания принадлежности к войскам СС) и преобразованной в «Братство бывших военнослужащих первой украинской дивизии Украинской национальной армии» (Brotherhood of Veterans of the 1st Division of the Ukrainian National Army) первоначально (как и штаб-квартира ОУН(б)) располагалась в Мюнхене, откуда в 1950-х гг. переместилась в Нью-Йорк (США) и,
впоследствии, в 1960-х гг., обрела окончательный адрес в Торонто (Канада), откуда осуществляла руководство представительствами «Братства» в местах компактного расселения личного состава ветеранов дивизии СС в Германии, Канаде, США, Аргентине и Австралии. В Великобритании бывшие ветеранами дивизии СС «Галичина» была основана отдельная организация –
«Бывшие украинские комбатанты в Великобритании» (Ukrainian Former Combatants in Great Britain). См.: " Brotherhood of Former Soldiers of the First Ukrainian Division of the Ukrainian National Army." Encyclopedia of Ukraine. N.p., n.d. Web.
<http://www.encyclopediaofukraine.com/pages/B/R/BrotherhoodofFormerSoldiersoftheFirstUkrainianDivisionoftheUkrainianNationalAr
my.htm>; Rudling P.A. "‘They Defended Ukraine’: The 14. Waffen-Grenadier-Division der SS (Galizische Nr. 1) Revisited." The
Journal of Slavic Military Studies 25.3 (2012): 329–368). См. также: Dmytryshyn B. "The SS Division ‘Galicia’: Its Genesis,
Training, Deployment." Nationalities Papers 21.2 (1993): 53–73; Matas D. "The Struggle for Justice: Nazi War Criminals in Canada." From Immigration to Integration: The Canadian Jewish Experience, Eds. R. Klein, and F. Diamant. Toronto: Institute for International Affairs and B’nai-Brit Canada, 2001, рр. 92–105; Rudling P.A. "‘The Honor They So Clearly Deserve:’Legitimizing the
Waffen-SS Galizien." The Journal of Slavic Military Studies 26.1 (2013): 114–137.
13
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
ного ответа» не восстанавливается – либо погромами, либо печами вышеозначенных лагерей смерти.
Несколько более удивительно, что и сами «западные тьюторы» в очередной раз «ничто не забыли и ничему
не научились», правда, удивительно здесь отнюдь не то, что «пепел Клааса» не стучит больше в европейские
сердца, надежно защищенные от чьего бы то ни была пепла сначала планом Маршалла, а затем и прочими планами евроинтеграции и евроассоциации. Удивительно, скорее, то, что архитекторы проекта «прекрасного нового
мира» так и не осознали, что в выстраиваемом и в значительной мере уже выстроенном ими глобальном сетевом
пространстве невозможно пользоваться плодами «расконсервации ресурсной базы СССР»1, не попав в глобальную зависимость от тех самых «расконсервированных» ресурсов. О том, что магистральный путь постмодерна –
путь ризомизации (упомянутая статья М.Я. Сарафа), деспатиализации и, тем самым, уничтожения социального
времени как такового, иными словами, путь безвременья, – ведет в пре-модерн, мы уже писали2, однако не конструируемый, а исторический пре-модерн с его господством центрации и «человекосоразмерным» пространством
(С.Н. Гринченко, Ю.Л. Щапова) все же порой (возможно, именно за счет такой соразмерности пространства человеку) оказывался способным на принятие гораздо более рационального управленческого решения:
«В 1421 году Большим Советом обсуждался вопрос о том, следует ли Венеции войти в союз с Флоренцией, ведшей войну против герцога Миланского. Венецианский дож Маченга, возражая юному прокурору
Фоскари, внесшему предложение в пользу войны,.. выявил, что война между Миланом и Венецией, между
производителем и потребителем, то есть между страной продающей и страной покупающей, была бы просто безумием» 3.
Снижение качества государственного управления, по-видимому, процесс глобальный – неизбежная плата
за ризомизацию культуры, за утрату и подмену смыслов. То, что в России рубежа XX–XXI вв. такое государственное управление едва не привело к национальной катастрофе, то, что высокие риски сползания к такой
катастрофе по-прежнему сохраняются4, – столь же неизбежная плата за пренебрежение тем национальным же
культурно-историческим типом (Н.Я. Данилевский), который, как показал самый свежий геополитический
опыт, генетически определяет подлинное социальное время и социальное пространство политической нации.
Производство нового геополитического, а, возможно, и социально-экономического пространства и времени
только начинается. После того, как сверхсильные социальные действия и взаимодействия сменятся на более
адекватные конструктивному международному сотрудничеству, после того, как улягутся страсти и снизится градус истерии с одной стороны и эйфории с другой, – равно слабых советчиков в принятии государственных
управленческих решений, – станет понятнее, какие из политических и социальных институтов выдержали проверку возрождением культурно-исторического типа России. Станет понятно и то, способен ли восстановиться и в
какой мере прежний парадоксальный национальный консенсус (указанная статья Л.Г. Фишмана) – или же, как это
всегда происходит при трансформации социального пространства, снова окажется актуальным знаменитое
«прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться»5. Однако во всех пространственно-временных переходах – и в необходимых для их познания переходах когнитивных – остается черта, переход которой невозможен, – черта «твердых правил и нравственности в
гражданской жизни», та последняя черта, у которой сегодня с особой пронзительностью звучит, увы, попрежнему одинокий голос: «Я любил вас, люди. Будьте бдительны!»6.
О.Н. Тынянова,
главный редактор
Цитирование по ГОСТ: Р 7.0.11—2011:
Тынянова, О. Н. Социальное пространство как машина времени: опыт трансдисциплинарного перехода /
О.Н. Тынянова // Пространство и Время. —2014. — № 1(15). — С. 10—14. Стационарный сетевой адрес: 22267271provr_st1-15.2014.01.
1
«Интерес представляет доклад ЮНИДО (организация ООН по промышленному развитию) № 339 от 1985 года “Перестройка
мирового промышленного производства и перемещение промышленных мощностей в страны Восточной Европы”. Документов на этот счет много, но главные их идеи сводятся к следующему. Возросло загрязнение окружающей среды в развитых
странах, вывоз сырья себя не оправдывает, малая окупаемость. Необходимость вывода за пределы стран с развитой рыночной
экономикой не только добывающих, но и многих перерабатывающих предприятий. Научно-информационные общества, как
США, Япония, Западная Европа, ввиду завершения своей структурной перестройки, начавшейся с 1973 года, отказываются от
традиционной политики «консервирования» СССР и ряда других стран в качестве аграрно-сырьевой колонии. Они переводят
их в разряд промышленных колоний, так называемый «нижний этаж» мировой цивилизации, вынося на территорию этих
стран все материалоемкие, трудоемкие, экологически грязные производства. Намечается с 1995 года полностью вывозить к
ним сырье и там перерабатывать. Ввиду нестабильности в странах Африки и Азии предпочтение отдать территории СССР».
(Цикунов А.К. Что такое «золотой миллиард» людей на Земле и почему нищают советские люди. Россия и рынок в свете советского и международного права // Русская мысль. 2008. № 1(12). С. 88–89). Подробно в оригинале см.: Annual Report of
UNIDO. 1985. IDB. 2/10. 6 Oct. 1985. Vienna: Industrial Development Board, 1986.
2
Тынянова О.Н. Концепция организованного геополитического пространства: инфраструктурная организация приграничных
ТВД в постклассическую эпоху [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах «Пространство и время».
2013. Т. 3. Вып. 1: Пространство и время границ. Режим доступа http://e-almanac.space-time.ru/index/tom-3.-vyipusk-1/
3
Снесарев А.Е. Введение в военную географию. М.: Центриздат, 2006. С. 302–303:
4
См., напр.: Руткевич М.Н. Общество как система. Социологические очерки. СПб.: Алетейя, 2001; Кара-Мурза С.Г. Манипуляция продолжается. Стратегия разрухи. М.: Алгоритм, 2011.
5
Ленин В.И. Заявление редакции «Искры» (1900) // Полн. собр. соч.: в 55 т. Изд. 5-е. М.: Изд-во политической литературы,
1967. Т. 4: 1898 – апрель 1901. С. 358.
6
Фучик Ю. Репортаж с петлей на шее. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. С. 103.
14
СИМВОЛ ЭПОХИ: ЛЮДИ, КНИГИ, СОБЫТИЯ
ОТ РЕДАКТОРА
Маракушев
Алексей Александрович
(4 марта 1925 г. — 6 января 2014 г.)
6 января 2014 года ушел из жизни академик Алексей Александрович Маракушев, крупнейший ученый
в области петрологии, геохимии и термодинамики минералов, член редакционного совета журнала «Пространство и Время» со дня его основания. Ушел Великий Геолог, ученый-энциклопедист, человек огромной и щедрой души.
Алексей Александрович родился 4 марта 1925 г. в г. Иваново-Вознесенске (ныне г. Иваново), в семье служащего. Завершив в школе среднее образование, поступил на геологоразведочный факультет Горного института в Свердловске (ныне г. Екатеринбург), по окончании которого в 1947 г. получил специальность горного инженера-геолога и работал начальником партии в научно-исследовательском секторе этого института. В 1951—
1952 гг. работал на Дальнем Востоке главным геологом Кимканской экспедиции, занимался разведкой железорудных месторождений. В 1953 г. был принят в аспирантуру московского Института геологических наук АН
СССР (ИГН). В 1957 г. защитил диссертацию «Петрология Таежного железорудного месторождения в архее
Алданского щита», представленную на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук.
Эта работа, выполненная под руководством академика Д.С. Коржинского, была опубликована в 1958 г. отдельной книгой под тем же названием.
В 1958 г. А.А. Маракушев возглавил отдел петрографии во вновь созданном в г. Владивостоке Дальневосточном геологическом институте Сибирского отделения АН СССР (ДГИ СО АН СССР). В 1961 г. ему
присвоили ученое звание старшего научного сотрудника по специальности «петрография магматических и
метаморфических пород». Несколько лет А.А. Маракушев тщательно исследовал древнейшие метаморфические комплексы (формации) в Приморье, на территории Китайской Народной Республики (КНР), Корейской
Народно-Демократической Республики (КНДР), Индии. Результаты изучения собранных материалов легли в
основу диссертации «Проблемы минеральных фаций метаморфических и метасоматических горных пород»,
которую он блестяще защитил в 1964 г., а в 1965 г. получил ученую степень доктора геологоминералогических наук.
15
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
С 1964 г. Алексей Александрович заведует лабораторией термодинамики минералов в Институте экспериментальной минералогии АН СССР (ИЭМ) в г. Черноголовка Московской области. В 1970 г. ему присвоили
ученое звание профессора по специальности «петрография, литология, минералогия», с этого же года он читает основной курс «Петрография изверженных и метаморфических пород» в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова (МГУ). В 1970 г. стал заведующим (до 1993 г.) кафедрой петрографии на геологическом факультете МГУ.
В 1960-е–1970-е годы А.А. Маракушев создает научное направление, отличающееся широким привлечением
термодинамики к решению петрологических проблем. Кроме многочисленных статей выходят в свет его фундаментальные монографии: «Проблемы минеральных фаций» (1965), «Термодинамика метаморфической гидратации минералов» (1968), «Метаморфизм Тихоокеанского пояса» (1971), «Петрогенезис и рудообразование» (1979).
Проведенные им термодинамические исследования посвящены изучению метаморфизма и магматических
систем, которые рассматриваются с обязательным привлечением экспериментальных данных в аспекте их рудоносности. Важным достижением стала разработка термодинамики рудоносных магматических систем, характеризующихся (в отличие от безрудных) развитием в них жидкостной несмесимости (ликвации), сопровождающейся обособлением солевых фаз - эффективных концентраторов рудогенных металлов.
В 1969 г. А.А. Маракушев начинает читать лекции по петрологии магматических и метаморфических пород на кафедре петрографии МГУ. Эти лекции посещают не только студенты, но и сотрудники геологического
факультета.
29 декабря 1981 г. А.А. Маракушева избрали членом-корреспондентом АН СССР по Отделению геологии,
геофизики и геохимии – ОГГГ (геология, горные науки).
Его высокая педагогическая и научная активность в 80-е – 90-е годы ярко проявилась в руководстве аспирантами, в создании учебников и написании серии монументальных трудов: «Петрография» (т. 1, 1976; т. 2,
1981; т. 3, 1986, совместно с коллективом сотрудников кафедры петрографии МГУ, под редакцией Маракушева А.А.), «Эволюция метеоритного вещества, планет и магматических серий» (1983), «Периодическая система
экстремальных состояний химических элементов» (1987), «Петрогенезис» (1988), «Петрология» (1988), «Петрология богатых фтором перидотитов» (1991), «Петрография» (1993). В эти годы им был прочитан специальный цикл лекций по петрологии в Софийском (Болгария) и Марбургском (ФРГ) университетах на темы «Космическая петрология», «Глобальная и региональная петрология», «Физико-химическая основа петрогенезиса»,
«Система экстремальных состояний и парагенезисы химических элементов».
7 декабря 1991 г. А.А. Маракушева избрали действительным членом Российской академии наук по Отделению геологии, геофизики, геохимии и горных наук – ОГГГГН (геология твердых полезных ископаемых). Им
разработано новое направление космическая петрология – наука, сформировавшаяся в результате обобщения
данных изучения метеоритов и лунных пород с достижениями астрономии, обнаружившей звездные аналоги
Солнечной системы и планеты с современным вулканизмом. Согласно космической петрологии, планеты земной группы и Луна являются порождением околосолнечных планет-гигантов, потерявших водородные оболочки под воздействием Солнца.
В 1992 г. в разных издательствах Москвы и Санкт-Петербурга вышли из печати три его монографии:
«Космическая петрология», «Происхождение и эволюция Земли и других планет Солнечной системы», «Происхождение Земли и природа ее магматической активности», а несколько позднее – еще две книги «Метеориты
и магматические горные породы» (1998, соавтор Бобров А.В.), «Происхождение Земли и природа ее эндогенной активности» (1999).
Общее количество опубликованных А.А. Маракушевым научных работ – около 500, в том числе 25 монографии (среди них 4 учебника) и более 30 работ – в иностранных изданиях. Им разработан новый эффективный метод извлечения алюминия из небокситового сырья (патент получен в 1991 г.). Под его руководством и
при его научных консультациях подготовлено и защищено 35 диссертаций, включая 7 докторских.
В трех важнейших направлениях научных исследований – петрогенезис, рудообразование, космическая
петрология – А.А. Маракушев добился выдающихся результатов:
1. им была разработана система фаций и формаций метаморфических пород. Формации раннего
(догранитного) развития складчатых комплексов характеризуются натриевым геохимическим профилем и низким dT/dP градиентом. В эволюции метаморфизма их образование предшествует орогенной
стадии, в которой метаморфизм, связанный с глубинным развитием мигматитов, приобретает калиевый
геохимический профиль и высокоградиентный dT/dP характер. На этой основе объясняется образование парных метаморфических поясов и решается проблема алмазоносности метаморфических пород –
внешние (океанические) зоны сопряжены с глубинными разломами, определяющими приуроченность к
ним и алмазоносных интрузивов, которые вовлекаются в метаморфические процессы с унаследованием
метаморфическими породами их алмазной минерализации.
2. на основе концепции флюидно-магматического взаимодействия А.А. Маракушевым разработаны
модели петрогенезиса и рудообразования. В них обосновывается полное плавление мантийного вещества под воздействием восходящих флюидных потоков, базит-гипербазитовое расслаивание первичных
расплавов и развитие рудоносности интрузивов, обусловленное развитием в них жидкостной неоднородности. Рассмотрен генезис сульфидного рудообразования с позиций гипотезы сульфуризации расплавов крайне богатых железом, возникающих в развитии как ультраосновного (медно-никелевые руды), так и основного магматизма (медно-цинковые колчеданные руды).
Выявлена петрогенетическая роль магматического замещения, которое, накладываясь на ультраосновной субстрат, ведет к развитию щелочных пород, а, развиваясь в сиалическом субстрате, реализует-
16
ОТ РЕДАКТОРА
ся образованием андезитов, гранитов и мигматитов.
Установлены общие условия развития рудогенерирующей способности магматических систем,
определяемые накоплением и отделением от остаточных расплавов солевых фаз, способных избирательно концентрировать в себе рудогенные металлы.
Предложена концепция алмазоносного магматизма, связанного с глубинными расслоенными перидотит-пироксенит-эклогитовыми очагами, в которых происходит интрателлурическая кристаллизация
алмаза и его спутников, предшествующая внедрению алмазоносных интрузивов в земную кору. Алмазоносные эклогит-перидотитовые интрузивы служат субстратом, по которому развиваются очаги кимберлитового и лампроитового магматизма, наследующего их алмазоносность.
3. с целью объяснения природы эндогенной активности Земли, других планет Солнечной системы
и их спутников А.А. Маракушевым была разработана на петрологической основе новая оригинальная
версия их происхождения, основывающаяся на детальном микрозондовом исследовании метеоритов в
сравнении с лунными и земными горными породами. Согласно предложенной гипотезе, планеты формируются путем аккреции ледяных (кометоподобных) планетезималей, испытывают полное плавление
за счет тепла гравитационного сжатия и расслаиваются на железокаменные ядра и гигантские флюидные оболочки, с быстрым вращением которых связывается отделение расплавного флюидносиликатного вещества, формирующего спутниковые системы. Под воздействием Солнца планеты его
ближайшего окружения теряли флюидные оболочки, превращаясь в железокаменные планеты, эндогенная активность которых, как и спутников планет, обусловлена запасом флюидных компонентов, сосредоточившихся в их ядрах.
Создаваемое ими флюидное давление реализовывалось на планетах развитием эксплозивного вулканизма и эндогенного импактогенеза, а планеты, недостаточно стабилизировавшиеся путем расслаивания, подвергались при этом взрывному распаду, образовав пояс астероидов в качестве главного источника метеоритов.
4. А.А. Маракушевым предложена магматическая природа метеоритов, формировавшихся на ранней стадии под высоким давлением флюидных оболочек планет в режиме нарастания восстановительной обстановки, что определило изотопные аномалии метеоритов и их алмазоносность. Вторая стадия
(после миграции флюидных оболочек планет) отличалась режимом низкого давления и характеризовалась последовательным нарастанием окислительной обстановки в ходе первичной кристаллизации и
вторичных преобразований.
А.А. Маракушев создал научную школу «Магматизм и рудообразование», которая развивает четыре главных направления: 1. Изучение магматических комплексов, обладающих рудогенерирующей способностью. 2.
Установление минералого-петрологических показателей рудоносности. 3. Экспериментальное моделирование
рудоносности магматических комплексов. 4. Образование и развитие органических систем на Земле и планетах
Солнечной системы.
Многие годы Алексей Александрович возглавлял секцию «Петрография» в Московском обществе испытателей природы, являлся членом ученых советов ИЭМ РАН, Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН (ИГЕМ), диссертационного совета в МГУ, членом редакционных
коллегий научных журналов «Вестник МГУ. Серия геология», «Петрология»; в 1998 г. ему было присвоено
звание почетного профессора МГУ имени М.В. Ломоносова.
За научные заслуги А.А. Маракушев награжден медалью «За трудовую доблесть». Он лауреат Государственной премии СССР (1975 г.), удостоен первой премии Московского общества испытателей природы (1979
г.), первой премии Министерства высшего образования СССР (1980 г.), Ломоносовской премии 1-й степени
МГУ (1994 г.). Награжден орденом «Дружбы народов» в 2005 г.
А.А. Маракушев был не только ученым с очень широким диапазоном научных интересов, но и замечательным человеком, которого уважали и любили его коллеги и члены семьи.
Сергей Алексеевич Маракушев, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института проблем химической физики РАН:
«Мой папа был удивительным человеком! Это была личность, обладавшая как энциклопедическими знаниями, так и ломавшая все эти установки, знания и законы. По каждому поводу он имел
свое собственное мнение, отличавшееся от общепринятых. Его научное наследие еще только придется осознать. Безусловно, он был не просто выдающимся, а великим ученым, непрерывно работающим
и создавшим свою собственную науку, говоря о которой, любил цитировать цветаевское “моим стихам, как драгоценным винам – придет черед”.
Вообще с поэзией у него была некая мистическая связь – он знал наизусть Пушкина, Лермонтова, Маяковского, А. К. Толстого, Есенина и др., но согласно своим соображениям он стихи модифицировал, соответственно ситуации. Например, еще в июне 2013 г. он четверостишье Маяковского
прочитал так: “Мертвые сраму не имут, как ты, поэт, не пиши, – очистительнейшей влагой вымыт
прах отлетевшей души”.
У него было очень легкое перо, и если бы он не стал ученым – то стал бы писателем или поэтом. Тем
не менее, наука была его страстью и смыслом жизни, он отключался от абсолютно любой ситуации, если ему в голову приходила новая, и как это почти всегда бывало, оригинальная идея.
Кроме того, мой папа был прекрасным отцом: у него взрослые самостоятельные сын и дочь, четверо
внуков и шесть правнуков, и всегда мы все пользовались его любовью и поддержкой».
17
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Внимание и поддержку со стороны Алексея Александровича неизменно чувствовали журнал «Пространство и Время» и его редакция. На приглашение войти в состав редакционного совета журнала, узнав о его целях и задачах рождающегося журнала, академик Маракушев согласился сразу, легко и с оптимизмом. В своем
согласии он не разочаровался, журнал ему нравился, о чем он не раз говорил коллегам.
Он сразу же стал активным автором и печатного журнала «Пространство и Время», и, с 2012 г., только что
созданного «Электронного научного издания Альманах Пространство и Время», войти в состав редсовета которого согласился с таким же энтузиазмом, и публиковался – один и с соавторами – почти в каждом номере:
Маракушев А.А. Маракушев С.А. Происхождение и флюидная эволюция Земли // Пространство и Время.
2010. № 1. С. 98–118.
Маракушев А.А. Астробиология – иллюзорная наука // Пространство и Время. 2010. № 2. С. 187–190.
Маракушев А.А. Природа сильного потепления в меловой период эволюции Земли // Пространство и Время.
2011. № 1(3). С. 127–130.
Маракушев А.А., Панеях Н.А. Формирование алмазоносных взрывных кольцевых структур // Пространство и
Время. 2011. № 2(4). С. 118–123.
Маракушев А.А. Землетрясения взрывной природы // Пространство и Время. 2011. № 3(5). С. 119–123.
Маракушев А.А., Панеях Н.А., Маракушев С.А. Образование сульфидных руд и углеводородов в срединноокеанических хребтах // Пространство и Время. 2011. № 4(6). С. 150–156.
Маракушев А.А., Маракушев С.А. Природа ассоциации соляных и нефтяных залежей // Пространство и Время. 2012. № 1(7). С. 120–126.
Маракушев А.А., Глазовская Л.И., Панеях Н.А., Маракушев С.А. Генезис крупнейшего в мире уран-золотого
месторождения Витватерсранд (Ю. Африка) // Пространство и Время. 2012. № 2(8). С. 131–138.
Маракушев А.А. Происхождение алмаза и его гигантских кристаллов // Пространство и Время. 2012. № 3(9).
С. 167–173.
Маракушев А.А., Зиновьева Н.Г., Грановский Л.Б. Околосолнечные планеты-гиганты и происхождение Земли
// Пространство и Время. 2012. № 4(10). С. 129–133.
Маракушев А.А., Маракушев С.А. Эндогенные углеродные и углеводородные предшественники живой материи [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2012. Т. 1.
Вып. 1: Система планета Земля. Режим доступа: http://e-almanac.space-time.ru/assets/files/rubr3-biosfera-statya1marakushevaasa-2012.pdf
Маракушев А.А., Зиновьева Н.Г., Грановский Л.Б. Генетические связи между метеоритами, земными и
лунными породами [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время.
2012. Т. 1. Вып. 2. Режим доступа: http://e-almanac.space-time.ru/assets/files/Tom1Vip2/rubr7-planeta-zemlya-st1marakushevzinovevagranovskij-2012.pdf
Маракушев А.А., Зиновьева Н.Г., Панеях Н.А., Маракушев С.А. Зарождение и эволюция Солнечной системы
// Пространство и Время. 2013. № 2(12). С. 132–141.
Маракушев, А. А., Зиновьева, Н. Г. Метеориты и планеты Солнечной системы [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2013. Т. 4. Вып. 1: Система планета Земля Стационарный сетевой адрес: 2227-9490e-aprovr_e-ast4-1.2013.11.
Однако Алексей Александрович Маракушев был не только постоянным автором журнала «Пространство и
Время», но и его неравнодушным читателем – от первой до последней страницы каждого номера, а еще – внимательным членом редакционного совета и удивительным собеседником главного редактора и его заместителя,
всегда заинтересованно обсуждавшим с ними издательскую политику и редакционные планы – как в естественнонаучной, так и в гуманитарной сферах, эстетику журнала и читательские отклики.
Интересно и важно, что публикации академика Маракушева оказались востребованными не только
естественнонаучным, но также и гуманитарным корпусом читателей, многие из которых именно благодаря статьям Алексея Александровича открыли для себя мир геологии. Базовые его публикации использовались и в лекционных курсах профессоров гуманитарных дисциплин из числа как членов редколлегии, так
и читателей журнала.
Не стало великого ученого и великого человека. Сегодня, как никогда остро чувствуя горечь невосполнимой утраты, мы обращаемся к столь любимой Алексеем Александровичем поэзии:
«О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию – были».
Благодарную память об А.А. Маракушеве сохранят его родные и близкие, коллеги и ученики. Академик
Алексей Александрович Маракушев навсегда останется членом редакционного совета журнала «Пространство
и Время» – таково решение руководства журнала и его редакционной коллегии.
С уходом академика Маракушева окончилась целая эпоха в отечественной геологической науке. Геологическая эпоха академика Маракушева – продолжается в его научном потомстве.
18
СИСТЕМА КООРДИНАТ
СИСТЕМА КООРДИНАТ
Новая идея. Художник Теофиль-Александр Стейнлен. 1898. Фрагмент.
УДК 329.05:177
Фишман Л.Г.
Кризис морали как кризис идеологий?
________________
Фишман Леонид Гершевич, доктор политических наук, ведущий научный сотрудник отдела философии Института философии и права Уральского отделения РАН (Екатеринбург)
E-mail: [email protected]
Статья посвящена обоснованию точки зрения, согласно которой современные общества скреплены моральными нормами, которые вытекают из достаточно давно сложившегося либерально-консервативносоциалистического идеологического консенсуса. Поскольку идеологический консенсус лежит в основе
консенсуса морального, то моральные кризисы вытекают из кризисов идеологического консенсуса.
Ключевые слова: идеология, мораль, либерально-консервативно-социалистический консенсус,
социальное государство.
________________
Проблематика, связанная с кризисом морали, одна из ключевых для современных обществ. К ней издавна
апеллировали правые и, с некоторым запозданием, левые. О ней пишут экономисты и философы, озабоченные
утратой «социального капитала», этики же давно отмечают замещение моральных и нравственных оснований
человеческого поведения иными регуляторами, например, правовыми или корпоративными нормами. А. Зиновьев по этому поводу писал в свое время, что западные общества, как и все прочие, регулируются не моралью, а
специфическими нормами нового типа общества – так называемого «сверхобщества». Если западные общества
регулируются главным образом не моралью, а «религией и церковью» «западнизма», «включая идеологию», то
кризис морали – нормальное состояние для стран Запада. Новое общество, считал Зиновьев, не следует судить с
точки зрения традиционной морали, как это неоднократно делалось, да и с точки зрения морали вообще1.
И все-таки можем ли мы утверждать, подобно А. Зиновьеву, что в современных обществах мораль имеет факультативное значение, что прочие, в том числе идеологические, регуляторы к сфере морали никак не относятся?
Наша статья посвящена обоснованию точки зрения, согласно которой современные общества скреплены именно
моральными нормами. Эти нормы вытекают из достаточно давно сложившегося либерально-консервативносоциалистического идеологического консенсуса, который имеет и всегда имел моральную нагрузку. Если же
1
Зиновьев А. Запад. М.: Алгоритм, Эксмо, 2007. С. 304–307.
19
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
идеологический консенсус лежит в основе консенсуса морального, то и моральные кризисы вытекают из кризисов идеологического консенсуса.
Лечить социальные пороки путем призывов к возрождению морали пытаются ровно столько же времени,
сколько насчитывает история капитализма. Вся история модерново-капиталистической цивилизации – история
попыток компенсировать ее моральные издержки такими призывами. По мере того, как Россия вступила на
путь капитализма, у нас также объявилось множество борцов за моральное и нравственное возрождение, которые с негодованием обличают упадок нравов и видят решение всех проблем в активном моральном воспитании
общества. В этом они не одиноки – на Западе также время от времени раздаются аналогичные голоса, призывающие возвратиться к морали старых добрых времен.
Мы должны задаться вопросом: что же такое этот кризис морали и моральный упадок? Обычно, когда употребляют такие выражения, просто указывают на разницу между моральными состояниями «теперь» и «прежде», что
нынче нравы стали гораздо свободней, утрачена моральная мотивация к стабилизирующему общество поведению,
труду, к воспроизводству (кризис семьи) и т.д. Отмечают, что со времен традиционного общества изменилась сама
структура морали. Раньше она задавала идеал социализированного человека и очерчивала пути, ведущие к его достижению. Теперь идеала нет, а потому моральные нормы повисают в воздухе. Если у нас и есть какая-то мораль, то
она остаточная и не может претендовать на всеобщность ввиду того, что убедительно для всех прочих обосновать
мы ее не можем. Отсюда, в частности, следуют призывы вернуться к старой конструкции «этики добродетели». Последняя отказывается от морального универсализма в пользу партикулярных – групповых, корпоративных и т.п.
норм поведения, которые обосновывают мораль посредством простой отсылки к человека к его социальной роли1.
Так или иначе, «полноценная» мораль представляет собой не простой набор разделяемых большинством ценностей, но и способы их обоснования. Причем эти способы рационально убедительны и находят свое подтверждение
на практике, ибо, с одной стороны, они поддерживаются социальными и политическими институтами, а с другой –
сами обеспечивают функционирование этих институтов. Способы обоснования имеют даже большее значение, чем
сами ценности и нормы. Древний грек или столь же древний иудей согласились бы с нами и друг с другом в том,
что следует быть честным и справедливым, не предавать, не воровать, не обижать слабого и т.д. Разница бы выявилась в процессе объяснения собеседнику, почему мы так поступаем. Если бы мы вообще не смогли предоставить
такого объяснения, то это означало бы утрату рационального обоснования морали; означало бы, что у нас есть, в
лучшем случае, только «половина морали», которую можно свети к свободно парящим ценностям и нормам.
Итак, кризис морали – это, прежде всего, кризис стратегий обоснования наличных ценностей, которые
теперь не вытекают из стройной мировоззренческой системы. Кроме того, существующие ценности уже не
выражаются (или неполно выражаются) в наличных социальных и политических институтах и практиках, а
те, что выражаются – тоже не вытекают из мировоззрения, согласно которому институты были установлены.
Откуда берутся моральные ценности в капиталистическом (модерновом) обществе? Отчасти из традиционной морали, отчасти капитализм создает свои моральные нормы. В то же время важным источником генерации
моральных и нравственных норм является бытие социальных групп, которое либо заставляет их следовать традиционной морали и нормам поведения, диктуемым капиталистическими отношениями, либо искать компромисс
между ними, либо вырабатывать собственную точку зрения, апеллируя к веяниям изменяющегося общества.
Таким образом, мы подходим к проблеме идеологии как способа осмысления индивидами и группами социальной реальности, своего места в ней, действий, которые надо предпринять для изменения этого места. Поскольку в голове человека нет перегородки, отделяющей мораль от религии, экономики или политики, постольку в Новейшее время именно идеологии становятся источниками стратегий обоснования старых и новых ценностей.
Идеологии рациональны, взывают к авторитету науки и претендуют на всеобщность, подобную той, на какую претендуют религии. Когда религиозные обоснования морали утрачивают авторитет, а философские не справляются с
задачей, тогда больше ни у каких разделяемых массами мировоззрений не остаётся способов обоснования морали.
И здесь дело не только в сравнительной убедительности именно идеологических способов обоснования, не в том,
что рациональность идеологий есть рациональность какой-то высшей пробы. Но эта рациональность, преломляясь
через политическую борьбу, находит свое выражение в нередко эффективных, отвечающих требованиям реальности запросам социальных групп, в социальных и политических институтах и практиках, и в свою очередь, сама
поддерживает данные практики и институты. Разумеется, положение постоянно меняется, но общим остается сам
необходимый для бытия морали баланс рационального обоснования ценностей и адекватных им социальных институтов и практик. Словом, если в современности существует какой-то моральный исторический консенсус2, то в
его основании лежат идеологии, которые невольно играют роль также и моральных учений. Именно идеологии
начинаю обосновывать прежние и новые ценности и, более того, менять нравы.
В том, что идеологии играют роль моральных учений Нового времени, легко убедиться, обратившись к примерам трех главных идейных течений Модерна – либерализма, консерватизма и социализма. Эти учения создают
не только собственно идеологический, как отмечает Валлерстайн, но и моральный консенсус. Это не означает,
что идеология полностью заменила мораль и теперь является ее единственным источником. Скорее, можно
утверждать, что идеология частично берет на себя функции морали, предлагая новые стратегии обоснования
1
2
Макинтайр А. После добродетели: Исследования теории морали. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000.
Наше понимание консенсуса в данной статье близко высказанному А. Салминым: «Историческим консенсусом – при всех
оговорках в отношении термина – можно назвать нечто большее, чем мирное сосуществование, а именно срастание, если
угодно – симбиоз теоретически непримиримых и остающихся в принципе непримиримыми политических субкультур…
Политический консенсус, имеющий действительно государствообразующее значение, – это устойчивое равновесие весьма
интегрированных систем ценностей, а не эфемерное, скорее же просто мнимое единомыслие всех или большинства граждан по одному или нескольким вопросам. Являясь противоречием в себе – единством несовместимых начал, – такой синтез
бывает устойчивым, в частности, и потому, что возникает на пределе духовных, интеллектуальных и политических возможностей общества, прошедшего обычно через трагические испытания» (см.: Салмин А.М. Современная демократия:
очерки становления и развития. М.: Форум, 2009. С. 379)
20
СИСТЕМА КООРДИНАТ
часто старых ценностей. Эти стратегии имеют отношение скорее к философии истории, к научным концепциям,
учениям о природе человека и общества, представлениям о желательном и нежелательном будущем и т.д. Само
наличие учения о природе человека и общества, которое присутствует в любой идеологии, подразумевает необходимость заниматься решением морально-этических вопросов о том, каким следует быть человеку, чтобы адекватно уживаться с другими, чего он вправе ожидать от других, чем имеет законное право возмущаться и что ему
делать, чтобы приблизить осуществление того или иного социального идеала. Словом, идеологии включают в
себя очень значительный элемент должного и поэтому не могут не иметь весомой моралистической нагрузки.
Начнем с классического либерализма, из ключевых идеологических сюжетов которого следуют вывод,
имеющие непосредственное отношение к моральной сфере. Так, сама идея общественного договора, которая
часто критиковалась за абсолютную гипотетичность, не подтверждаемую историческими фактами, в действительности имела главным образом моральное значение. Она утверждала идею морального равенства индивидов, которое отрицалось, к примеру, в феодальную эпоху. Из теории же общественного договора следовало,
что люди по природе равны и свободны, никто не может быть собственностью другого, что, по крайней мере, в
идеале, все они обладают равным достоинством и заслуживают соответствующего отношения, что даже самый
ничтожный бедняк в теории имеет право прожить столь же достойную жизнь, как и самый богатый и могущественный человек. Тот же моральный подтекст имела и критика любой тирании, которая всегда описывалась
как злобная, развратная и жестокая. Ей нередко противопоставлялась Республика, которая также описывалась
как во многом моральный проект, сообщество добродетельных граждан.
Формирующаяся в лоне либерализма экономическая наука также оперировала такими категориями и теоретическими предпосылками, из которых всегда следовала определенная мораль. Представляя отношения людей
как отношения купцов, она, устами части своих представителей, нередко оправдывала своекорыстие как основу
благосостояния общества. Она верила в то, что следование своекорыстным интересам и даже (утрируя, подобно
Мандевилю) культивирование пороков в конечном счете ведет к достижению общественной гармонии. Это вело
к проповеди социального эгоизма имущих классов, оправдывало их нежелание учитывать нужды трудящегося и
бедного населения. Сплав этого социального эгоизма с ницшеанством, мальтузианством и тенденциозно истолкованными эволюционными теориями стал основой печально знаменитого социал-дарвинизма, который также
оправдывал эгоизм имущих классов. В то же время, либеральная политэкономия породила и учение о труде как
источнике всякой стоимости, из которого следовали прямо противоположные заключения нравственного характера: уважение к человеку труда, признание его исключительной важности для общества, проявление внимания к
его материальным и культурным нуждам, предоставления ему возможностей для саморазвития и т.д.
Либеральная идея равенства, как бы она ни истолковывалась и какими бы культурными рамками не ограничивалась, сыграла огромную роль в изменении нравов. Ее практическая реализация подразумевала, по
крайней мере, формальное равенство людей перед законом. По мере того, как все новые и новые социальные
группы (начиная рабочими и заканчивая женщинами и сексменьшинствами) вступали в политическую борьбу
за свои права и добивались успехов, изменялись представления людей о добре и зле, справедливом и несправедливом. Истолкование идеи равенства как не только политического, но и социального, идея ценности человеческой личности самой по себе привели к тому, что теперь считается само собой разумеющимся предоставление любому человека некоего пакета социальных гарантий.
Не надеясь исчерпать всего морального содержания либерализма, мы не можем протий мимо важнейшей
идеи прогресса – как поступательного развития человечества от варварства к цивилизации и триумфу разума.
Кондорсэ, признанный наиболее яркий пророк этой идеи, писал:
«Реальные преимущества как результаты прогресса, контуры которого почти ясно вырисовываются,
могут иметь пределом только совершенствование человеческого рода, ибо по мере того как различные
роды равенства предоставят ему более широкие средства удовлетворения наших потребностей, дадут
ему возможность получать более широкое образование, позволят ему пользоваться более полной свободой, и чем действительнее будет это равенство, тем он все более будет приближаться к моменту, когда
сможет охватить все то, что действительно составляет счастье людей»1.
Но если перспектива развития человечества задавалась таким возвышенным образом, то это означало, что
все, что мешает прогрессу, обязаны быть подвергнуты критическому осмыслению, преодолены вначале в разуме, а затем и на практике. Это означало автоматическое осуждение всего, мешающего прогрессу, как злого,
недостойного человеческой природы, несправедливого, нравственно неприемлемого, как постоянного сравнения социальной реальности с великой целью ее преобразования. «Для внутренней установки либерала – замечает К. Маннгейм – характерно приятие культуры и этическое отношение к человеческому бытию»2. Либерализм, таким образом, в своем наиболее идеалистическом и последовательном выражении, в той мере, в которой он рисовал картину должного состояния человечества, представал как моральный проект.
Либерализм законно упрекают в абстрактном морализаторстве, но социализм и подобные ему левые идеологии отличались не меньшим моралистическим накалом. Прежде всего, этому способствовало наличие уже у раннего (утопического) социализм картины будущего, лишенного пороков настоящего – без неравенства, эксплуатации,
жестокости, несправедливости, будущего, в котором разбуженные наукой силы природы станут служить на благо
всего человечества. Этот гуманистический идеал, сложившийся вследствие радикальной интерпретации идей Просвещения, побуждал человечество свернуть с проторенного пути предрассудков, угнетения и постоянной вражды
людей друг с другом на дорогу, которая соответствовала глубинной природе человеческого существа.
Был ли этот путь лишь иллюзией прекраснодушных идеалистов и гуманистов или же являлся чем-то боль1
Кондорсэ Ж.А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. М.: Государственное социально экономическое издательство, 1936. С. 234–235.
2
Мангейм К. Идеология и утопия // Утопия и утопическое мышление. М.: Прогресс, 1991. С. 136.
21
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
шим, отдельный вопрос. Важно то, что он подразумевал наличие весьма требовательного должного и предлагал ряд действий по его достижению. Социализм с самого начала, выражаясь словами Оуэна, представал как
«новый нравственный порядок»1, почти религия. Ранний социализм также полностью отдавал себе отчет в том,
что с наличными людьми, отягощенными многочисленными предрассудками, часто грубыми и невежественными, невозможна реализация социального идеала. Социалисты достаточно быстро поняли необходимость
«переходного периода», на протяжении которого потребуется создать учреждения нового типа. Эти новые социальные и политические институты были призваны воспитать человека такими образом, чтобы он смог построить социалистическое или коммунистическое общество и успешно социализироваться в нем.
Может показаться, что в дальнейшем морализаторский накал социализма ослаб, тем более что основатели
ставшего на время доминирующим марксизма в целом негативно относились к морализаторству, равно как и революционные коммунисты первой половины XX века. Тем не менее, попытки дать социализму в том числе этическое обоснование, соединить Канта с Марксом, или, к примеру, вывести этику социальной солидарности из
природы и т.д. никогда полностью не прекращались. Однако даже если бы из социалистической пропаганды полностью исчезло всякое упоминание морали, осталась бы практика создания новых социальных и политических
институтов, целью которых было воспитание людей будущего «нового нравственного порядка» – социалистов и
коммунистов, сознательных рабочих и т.д. Профсоюзы и партии, рабочие ассоциации, кассы взаимопомощи,
клубы и кружки с целью самообразования, культурного и физического развития (равно как и признание, а затем
дополнение, и дублирование деятельности этих институтов государством) – все это со временем стало если не
воплощением на практике социалистических идеалов в полной мере, то, несомненно, воплощением нового, сравнительно с прежним, нравственного порядка. Даже избегая на словах морализаторства, участники этих институтов и практик должны были постоянно отдавать себе отчет в том, что в своем поведении они следуют некоему
должному и отвергают неприемлемое сущее буржуазного общества, возмущаясь им и порицая его.
Тем более, что социалистическое «должное» с моральной точки зрения отнюдь не всегда являлось чем-то совсем уж новым и невиданным. В моральном порицании буржуазного общества социалисты не были одиноки.
Практикуемые и пропагандируемые ими нормы поведения, которые, как ожидалось, будут преобладать в будущем, нередко явно перекликались с традиционной добуржуазной, религиозной моралью. Так, например, русские
социалисты-революционеры возлагали надежду на исконную общинность крестьянства, которая виделась им
основой для будущего социалистического общежития. Братская любовь к ближнему, нестяжательство, эгалитаризм, устремленность к духовному и т.п. элементы христианской морали отлично вписывались в социалистические программы. Они теперь расценивались как предвосхищение светлого будущего в неприглядном настоящем,
как проявление неустранимой подлинности человеческой природы даже в самые мрачные периоды истории.
Оставаясь формально прежними, все эти ценности получали новое – идеологическое – рациональное и эмоциональное обоснование. Их защита совмещалась с обличением лицемерия консервативных, правых и буржуазных
сил, которым указывалось на то, что их выдержанное в традиционном стиле морализаторство неискренне, ибо
капитализм плохо сочетается с христианскими ценностями равенства и братства, а на задах выступающих против
капитализма консерваторов, по выражению Маркса, обнаруживаются старые феодальные гербы.
Консерватизм – третья составляющая идеологического консенсуса Новейшего времени – обычно считается
наиболее склонным к морализаторству идейным течением. Однако следует учитывать, что консервативное морализаторство с его бесконечными отсылками к традиционной нравственности и морали с самого начала являлось реакцией на онтологический морализм либерализма и социализма. Если в Новейшее время формировалась новая мораль
и поддерживающие ее институты, то это происходило при решающем участии либералов и социалистов. Консервативное мышление, при всей своей чувствительности к изменению отношений между людьми, к нередко обескураживающей разнице между «теперь» и «прежде», поневоле должно было стать моралистическим, принимая созданные не им правила игры. Задаваясь вопросом о причинах изменений в сфере нравственности, консерваторы поэтому
вполне обоснованно обнаруживали их в сфере новейшей философии и идеологии, которые эти изменения обосновывали и вдохновляли. Консерваторы острее других почувствовали, что в новые времена философия («метафизика») и идеология определяют содержание морали, что связанные с идеологиями новые институты и практики предназначены для культивирования новой морали и разрушения старой. Эта консервативная подозрительность по отношению к новым идеологиям, разрушающим мораль, совершенно не изменилась и сегодня. (Например, П. Бьюкенен, который в своей книге «Смерть Запада» возлагает ответственность за все беды современной Америки на ползучую культурную революцию, основное внимание уделяет именно ее идеологической составляющей. Он разбирает
Лукача, Грамши, Маркузе, Фромма и др. «культурных марксистов», показывая как из их воззрений вытекали те моральные трансформации, которые революционным образом преобразили американское общество, начиная с 1960-х,
породили антихристианство, толерантность, антирасизм, антисексизм, политкорректность, мультикультурализм и
т.д. Словом, через управление культурой левые навязывают обществу свою мораль2).
Либерально-капиталистическая утопия первой половины XIX в. не отличалась особым гуманизмом; либералы вроде манчестерских были озабочены скорее нуждами рыночной экономики, нежели потребностями трудящихся и лишь позднее в либерализме появилась заметная социальная струя, левые же были еще слабы. В
этой ситуации консерваторы (как английские) проявили достаточно большую чуткость к страдающим пролетариям. Так называемый «социальный торизм» до некоторой степени поспособствовал облегчению положения
трудящихся. Присущая ему мысль о том, что «богатство и общественное положение не являются сами по себе
целями, а скорее, средствами для оказания помощи ближнему, наложила отпечаток на сознание многих представителей аристократических фамилий и помогла распространению патерналистского аристократического
идеала, хотя и в несколько видоизмененной форме»3. В других странах консерваторы проявляли аналогичную
1
2
3
Волгин В.П. Роберт Оуэн // Очерк истории социалистических идей. Первая половина XIX века. М.: Наука, 1976.
Бьюкенен П. Смерть Запада. М. АСТ, 2003.
Крючкова Н.Д. Образ жизни британской элиты в третьей четверти XIX века. Дисс. … к. ист. н. Ставрополь, 2004. С. 85.
22
СИСТЕМА КООРДИНАТ
чуткость, пытаясь умерить издержки капитализма. Так, в бисмарковской Германии консерваторы опередили
либералов и социалистов в формировании элементов того, что позже было названо социальным государством.
Искренни были консерваторы в своей заботе о трудящихся или нет, но обосновывали свою заботу они моральными соображениями и, тем самым, вносили свой вклад в моральный консенсус современности.
Моральное значение консерватизма, таким образом, заключалось не только в апелляции к ценностям старого доброго прошлого, тем более, что здравомыслящие консерваторы никогда не являлись противниками всяческих изменений. Но они всегда понимали, что утопии, какими бы прогрессивными они не являлись, в процессе реализации ломают по живому привычные людям институты и практики. Далеко не всегда эти институты и практики однозначно плохи и несправедливы. В любом случае за ними стоят социальные группы, мнение
которых также надо учитывать, меньшинства, которые в разумных пределах имеют право на свой образ жизни,
большинство, образ жизни которого порой так же нуждаются в защите, как и права меньшинств. Словом, посвоему, консерватизм также способствовал смягчению нравов.
Правое, консервативное крыло играет особую роль в сложившемся морально-идеологическом консенсусе;
иногда может показаться, что в нем моральная проблематика всецело отдана на откуп именно правым. Сейчас,
например, как констатирует С. Жижек, правые определяют повестку дня со своими антииммигрантскими, антикапиталистическими, антитолерантными лозунгами. Он даже отчасти соглашается с правыми и сожалеет: «Да, я согласен с правыми: нам необходим определенный набор ценностей, разделяемый всеми членами общества. Но что
это могут быть за ценности? Мы этим немного пренебрегли». Таким образом, по Жижеку едва ли не получается,
что вплоть до последнего времени Европа представляла собой в моральном смысле пустое место, где мораль заменила «абстрактная либеральная модель: у вас есть свой мир, у меня есть мой мир, нам просто необходима
нейтральная правовая система, объясняющая, как нам вежливо игнорировать друг друга». Однако на каком фоне
Жижек констатирует все эти неприятные и обескураживающие явления? «Демократия, толерантность в подлинном смысле означает, что вы просто не можете говорить определённые вещи публично. Если вы публично произносите антисемитские или сексистские шутки – это неприемлемо. И вещи, которые были неприемлемы десять,
пятнадцать лет назад, сейчас становятся приемлемыми». И далее следует совершенно блестящая фраза: «Антикапитализма у нас даже слишком много, но это избыток антикапитализма всегда в правовом, моралистическом
смысле: о ужас, компания использует детский рабский труд, о ужас, компания загрязняет окружающую среду, о
ужас, что компании эксплуатирует наши университеты»1. Иными словами, правые с их характерным морализаторством всего лишь реагируют на подкрепленный идеологически и институционально моральный консенсус, сложившийся ранее. Они, таким образом, являются своего рода индикатором изменения морального содержания сложившегося идеологического консенсуса – важная, но не монопольная в отношении моральной проблематики роль.
Обрисовав морально-идеологический консенсус современности, мы закономерно задаемся вопросом: в какие
социальные и политические институты он воплотился на практике? Очевидно, что это были главным образом институты и практики «социального государства». Несмотря на то, что до сих пор существуют разногласия в истолковании понятия социального государства, очевидно, что на эмпирическом уровне существует согласие по поводу
возлагаемых на этого государство задач. Считается, что к таковым относятся поддержка социально незащищенных
категорий населения; охрана труда и здоровья людей; поддержка семьи, материнства, отцовства и детства; сглаживание социального неравенства путем перераспределения доходов между различными социальными слоями через
налогообложение, государственный бюджет, специальные социальные программы; поощрение благотворительной
деятельности; финансирование и поддержка фундаментальных научных исследований и культурных программ;
борьба с безработицей, обеспечение трудовой занятости населения, выплата пособий по безработице; поиск баланса между свободной рыночной экономикой и мерой воздействия государства на ее развитие с целью обеспечения
достойной жизни всех граждан; участие в реализации межгосударственных экологических, культурных и социальных программ, решение общечеловеческих проблем; забота о сохранении мира в обществе и т.д.
Не трудно заметить, что все эти функции социального государства имеют прямое происхождение из основных идеологий и утопий Новейшего времени и что они представляют собой следствие компромисса между исповедующими эти идеологии социальными группами. Этот компромисс смещен в том или ином, опять же идеологически детерминированном, направлении, о чем свидетельствует наличие либеральной, консервативной и социал-демократической моделей социального государства. Столь же очевидно, что этот компромисс был достигнут
путем общего признания обязанности социального государства, по словам Лоренца Фон Штейна, «способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо в конечном счете развитие одного
выступает условием развития другого»2. Можно яростно спорить о том, до какой степени человека следует защищать, дабы не породить в нем иждивенческих настроений, какую долю заботы возложить на рынок и частную
инициативу, а какую на государство, что входит в тот минимум социальных благ, на которые имеет право индивид и т.д. Не случайно выделяют во многом отличающиеся друг от друга либеральную, консервативную, социалдемократическую модели социального государства. Но нельзя спорить с фактом общего признания того, что социальное государство выступает как государство «культуры и всеобщего благоденствия», в котором высшей
ценностью признается человек и поэтому нужно всячески способствовать его развитию, по мере возможности
защищать от различных превратностей судьбы или хотя бы компенсировать их. Невозможно отрицать, что такого
рода представления о социальном государстве основаны на общем признании ценностей свободы, самореализации, солидарности, справедливости и иных ценностей, характерных для гуманистической светской морали.
Конечно, можно, подобно Маккинтайру, утверждать, что современное государство объединяет граждан
1
Гудмен Э. Славой Жижек: «Правые формируют сегодня повестку дня» [Электронный ресурс] // Новый смысл. 09.02.11.
Режим доступа: http://www.sensusnovus.ru/interview/2011/02/09/5217.html
2
Цит по: Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной
России // Политические процессы в России в сравнительном измерении / Под ред. М.А. Василика, Л.В. Сморгунова. СПб.:
Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997. С. 82.
23
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
чисто бюрократически, не опираясь при этом на «подлинный моральный консенсус». Оставляя в стороне вопрос о возможности в современности (да и не только) мифического «подлинного морального консенсуса», мы
можем заметить, что сам факт наличия современного социального государства является, среди прочего, следствием возможно и не «подлинного», не монолитно стабильного, но однозначно морального консенсуса. Удивительно было бы ожидать, что в современных обществах может возобладать та или иная стройная единая система этики, подобная телеологически ориентированной аристотелианской «этике добродетели». Такого рода
этика возможна была в обществах, существовавших в условиях относительной стабильности, поскольку в них
сам telos, воплощенный в типичных социальных ролях и соответствующих им примерам образцовых граждан,
являлся относительно неизменным. Когда эта неизменность давно утрачена, тогда мораль возможна только как
подобный сегодняшнему колеблющийся консенсус относительно ценностей, причем эти ценности обосновываются идеологически и поддерживаются соответствующими политическими институтами. В этом, однако,
современная мораль мало отличается от морали прошлых времен, так как и последняя непременно включала в
себя те или иные стратегии рационального обоснования ценностей, а также опиралась на институты, которые,
в свою очередь, сами способствовали воспроизводству определённых правил поведения.
Если может идти речь о современном кризисе морали, то в их основе лежит кризис либеральносоциалистическо-консервативного идеологического консенсуса и социального государства.
Кризис и распад идеологического консенсуса по И. Валлерстайну1 начался в процессе «всемирной революции 1968 года». Тогда «новые левые» бросили вызов либералам и «старым левым», которых они воспринимали, и
небезосновательно, как часть «системы». «Новые левые» обнаружили, что обещания либерализма если и выполнены, то со значительными пробелами и многочисленными исключениями. Государство всеобщего благосостояния все еще оставляло на обочине жизни слишком многих как у себя дома, так и, в особенности, за его пределами; и даже на Западе отнюдь не все могли пользоваться хотя бы плодами формального политического равенства,
равно как и гарантиями прав вне зависимости от расы, пола и т.д. Интегрированные в буржуазное государство
социалисты своей позиции в целом не изменили, со временем, правда, переняв культурную программу «новых
левых». Либералы же проделали эволюцию, в результате которой политическая философия классического либерализма превратилась в закостеневшую идеологию экономического мейнстрима в виде разного рода теорий поддержания равновесия, предназначенных для оправдания статус-кво. Человек, это имя звучащее гордо со времен
Просвещения, у неолибералов превратился в «хомо экономикуса», только и занимающегося максимизацией собственной выгоды. Человека, с его традициями и привычками, попытались защитить консерваторы, но преуспели
только в заимствовании неолиберальных лозунгов в области экономической и социальной политики, повторении
старой моралистической риторики и в яростном обличении левого заговора, разрушающего традиционную культуру Европы и Америки. Морально-идеологический консенсус современности не представлял собой некоей
незыблемой пирамиды. Рождавшийся в борьбе и противостоянии социальных групп и идеологий, он являлся постоянно корректируемым согласием, касавшимся ряда общих (но отнюдь не всех) ценностей. Теперь, этот зыбкий
консенсус одним начал казаться лицемерным и лживым, а другие прямо из него вышли.
Ключевым здесь стало чувство разочарования в этом консенсусе, которое по очереди испытали как левые, так
и правые его участники; разочарование же всегда имеет отчетливую моральную нагрузку. Но означало ли разочарование полную утрату веры в ценности, которые дотоле разделялись участниками морально-идеологического
консенсуса? Мы не можем сказать так, поскольку и сегодня большинство, участвуя в политической борьбе, которая зачастую приобретает характер «противоэлитной активности»2, апеллирует к прежним ценностям свободы,
справедливости, солидарности и считает человека с его нуждами высшей ценностью. Как социалисты и либералы
в свое время унаследовали изрядную долю христианских и традиционных ценностей, лишь обосновав их поновому, так и современные участники распадающегося идеологического консенсуса вовсе не стремятся огульно
отрицать ценности недавнего прошлого. Разочарование пока касается не столько самих ценностей, сколько стратегий их обоснования – выдохнувшихся идеологий и утопий. Идеологические метарассказы в «состоянии Постмодерна» потеряли значительную степень убедительности как средство политической борьбы. Но они пока остаются
в виде своего рода моральных метарассказов с претензией на универсальность, все еще воплощенных в политические институты и практики. Они способны вдохновить если не позитивную программу, то протест против нарастающих негативных изменений. Приходящие же им на смену политические дискурсы либо не обладают универсализмом, либо это универсализм неолиберальной «экономикс», который эти ценности разрушает.
Кроме того, все очевиднее становится кризис институционально-политической надстройки моральноидеологического консенсуса – прежде всего, социального государства. Социальное государство все еще достаточно сильно, поскольку остается немало социальных групп, пользующихся его благами. Однако оно подвергается непрестанным нападками справа и постепенно сдает позицию за позицией. Как выразился недавно датский король, времена социального государства проходят, уступая место «обществу участия»3.
То же самое касается институтов представительной демократии, и даже самой идеи демократии, без которой социальное государство не стало бы возможным. Теперь уже многие считают, что демократии не существует, а есть какая-то разновидность олигархического правления4. И если у одних это вызывает возмущение и
разочарование5, то другие утверждают, что это – нормальное положение вещей6, а триумф «демократии» и со1
2
Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб.: Университетская книга, 2001.
Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. С. 176.
3
"Dutch King Willem-Alexander Declares the End of the Welfare State.” The Independent [London, UK]. Independent Print Limited, 17 Sept. 2013. Web. <http://www.independent.co.uk/news/world/europe/dutch-king-willemalexander-declares-the-end-of-thewelfare-state-8822421.html>.
4
См., напр.: Канфора Л. Демократия. История одной идеологии. СПб.: Александрия, 2012.
5
Крауч К. Постдемократия. М.: Государственный университет – Высшая школа экономики, 2010.
6
См., напр.: Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России. 2-е изд., расшир. и доп. М.: Фонд «Либеральная миссия»; Но-
24
СИСТЕМА КООРДИНАТ
циального государства был лишь досадным отклонением от исконной традиции правления «лучших», как бы
это правление в разные времена не называлось.
Всплывают старые идеи всевозможного неравенства людей – расового, социального, культурного, образовательного и т.д. В неравенстве все меньше видят требующую решения проблему и все чаще воспринимают его как
нечто естественное. Борьба социальных групп за свои права все чаще осеняется не общим представлением о солидарности всех угнетенных, а стремлением под видом прав получить для себя привилегии, или отстоять привычный образ жизни пусть даже и за счет остальных. Таким образом, из морально-политической сферы уходит
представление об общем благе, которое подразумевает необходимость учитывать интересы других.
Что остается по мере распада морально-идеологического консенсуса и его институциональной надстройки?
Риторика апелляции к «правам человека» как отсылка к остаточной идеологии классического либерализма и
стратегия протеста, как наиболее частая морально-политическая реакция на все новые и новые разочарования.
Такая ситуация может восприниматься как движение к «варварству», а некоторые считают, что мы уже
живем в эпоху варварства, ибо само соотношение морали и политики в современности и является свидетельством того, что «варвары уже управляют нами»1. Возникают соблазны решить проблему путем возрождения
традиционных ценностей, а также ожидания того, что место распадающегося морально-политического консенсуса займут те или иные разновидности этики добродетели, как это уже было после заката Римской империи.
Но повторения прошлого не будет. Глобальный мир – до тех пор, пока он действительно остается глобальным,
– будет нуждаться в дополнении мироэкономики мирополитикой2, а, следовательно, – той или иной версией
морально-политического консенсуса, несводимого к локальной традиции или столь же локальной этике добродетели. Мы должны будем рано или поздно признаться себе, что мораль современного общества требует постоянных усилий и рационального осмысления. Она формируется в политической борьбе и противостоянии
политических дискурсов, имеющих универсалистскую направленность, какие бы неудачи и разочарования нас
ни поджидали по мере попыток воплощения этих универсалистских притязаний. Нам также придется осознать,
что базирующийся на идеологии моральный консенсус хотя и уязвим для угрозы кризиса и распада, как никакой иной – единственно возможный для нас сегодня и завтра. Те идеологии, институты и практики, что находятся в кризисе сегодня, завтра могут и должны быть переосмыслены и восстановлены в более приемлемом
для современного общества виде. Отказ от осознания этого означает сегодня впадение в варварство.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
ЛИТЕРАТУРА
Бьюкенен П. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003.
Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. СПб.: Университетская книга, 2001.
Волгин В.П. Роберт Оуэн // Очерк истории социалистических идей. Первая половина XIX века. М.: Наука, 1976.
Гудмен Э. Славой Жижек: «Правые формируют сегодня повестку дня» [Электронный ресурс] // Новый смысл. 09.02.11.
Режим доступа: http://www.sensusnovus.ru/interview/2011/02/09/5217.html
Зиновьев А. Запад. М.: Алгоритм, Эксмо, 2007.
Инглхарт Р. Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011.
Канфора Л. Демократия. История одной идеологии. СПб.: Александрия, 2012.
Кондорсэ Ж.А. Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума. М.: Государственное социально экономическое издательство, 1936.
Крауч К. Постдемократия. М.: Государственный университет – Высшая школа экономики, 2010.
Крючкова Н.Д. Образ жизни британской элиты в третьей четверти XIX века. Дисс. … к. ист. н. Ставрополь, 2004.
Макинтайр А. После добродетели: Исследования теории морали. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая
книга, 2000.
Мартьянов В.С. Модерн продолжается? // ПОЛИС. 2012. № 3. C. 108–122.
Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция идей, сущность и перспективы становления в современной России //
Политические процессы в России в сравнительном измерении / Под ред. М.А. Василика, Л.В. Сморгунова. СПб.:
Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997.
Мангейм К. Идеология и утопия // Утопия и утопическое мышление. М.: Прогресс, 1991
Салмин А.М. Современная демократия: очерки становления и развития. М.: Форум, 2009.
Ясин Е.Г. Приживется ли демократия в России. 2-е изд., расшир. и доп. М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2012.
Beyer L.E., Listen D.P. "Discourse or moral action? A critique of postmodernism." Educational Theory 42.4 (1992): 371–393.
"Dutch King Willem-Alexander Declares the End of the Welfare State.” The Independent [London, UK]. Independent Print
Limited, 17 Sept. 2013. Web. <http://www.independent.co.uk/news/world/europe/dutch-king-willemalexander-declares-theend-of-the-welfare-state-8822421.html>.
Graham J., Haidt J., Nosek B.A. "Liberals and conservatives rely on different sets of moral foundations." Journal of personality
and social psychology 96.5 (2009): 1029–1046.
Wander P. "The Ideological Turn in Modern Criticism." Communication Studies 34.1 (1983): 1–18.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Фишман, Л. Г. Кризис морали как кризис идеологий? / Л.Г. Фишман // Пространство и Время. — 2014. —
№ 1(15). — С. 19—25. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.11.
вое литературное обозрение, 2012.
Макинтайр А. После добродетели: Исследования теории морали. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. С. 355.
2
Мартьянов В.С. Модерн продолжается? // ПОЛИС. 2012. № 3. C. 108–122.
1
25
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 327:33.012.42:177
Дашичев В.И.
Современный капитализм:
свобода против нравственности
_________________
Дашичев Вячеслав Иванович, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Отделения международных экономических и политических исследований Института экономики РАН; председатель Научно-консультативного совета при МИД СССР (1987–1989); профессор берлинского Свободного (1991), Мюнхенского (1992) и Маннгеймского университетов (1996).
E-mail: [email protected]
Одной из самых тревожных и разрушительных тенденций современного капиталистического мира
выступает резкое падение духовно-нравственных основ в развития отдельных стран и международного
сообщества в целом. В статье представлен авторская позиция относительно причин данного феномена и
его влияния на судьбы отдельных стран и решение проблем мира и безопасности.
Ключевые слова: свобода, нравственность, права и свободы личности, «человек экономический»,
утилитаризм, «Проект нового американского века».
________________
На Западе много написано о соотношении и взаимозависимости свободы и нравственности. Обращают на себя внимание интересные мыли об этом, высказанные бывшим канцлером ФРГ Гельмутом Шмидтом. В своей
книге «После отставки. Подводя итоги» он так обозначил одно из важнейших условий благотворной внутренней
и внешней политики государств: «Каждый политик должен отчитываться перед собственной совестью о том, что
он делает и что говорит. Для меня собственная совесть остаётся высшей инстанцией»1. Эта «высшая инстанция»
должна служить основой нравственности и морали как в сфере государственной политики, так и в повседневной
жизни общества и отдельной личности. Г. Шмидт дополнил это положение очень важной мыслью о том, как соотносятся мораль и нравственность с правами и свободой человека: «В наших школах и высших учебных заведениях, в публицистике и в политике говорят о правах и требованиях, которые отдельная личность может и должна
предъявлять государству. Но почти никогда не говорят об ответственности граждан перед своей семьей, перед
своей фирмой, перед всем обществом, нацией и государством. Очень редко обращают внимание и на ответственность перед соседними нациями, хотя в наших церквах достаточно часто произносятся проповеди о любви к
ближнему»2. Шмидт призывает придерживаться критериев морали и нравственности особенно тех, кто облечен
государственной властью, кто определяет цели и содержание внутренней и международной политики.
Как это ни печально, вместо культивирования нравственности, она всё больше игнорируется в политике и в
жизни общества. Особую опасность это представляет, когда этой позиции придерживаются правящие элиты великих держав, болеющих синдромом мессианского господства. Так, с трансформацией протестантской этики3 и
превращением «доктрины Монро» в концепцию недопустимости вмешательства какого бы то ни было субъекта
международного права в интересы США на всех без исключения континентах, Соединенные Штаты объявили
главными «цивилизационными ценностями», которых должны придерживаться все страны, права и свободы личности, а также демократию в собственном, американском, понимании. Нравственность и все остальные ценности
отодвинуты на задний план или вообще предаются забвению как ненужные. Нравственным считается только то,
что служит собственным потребительским интересам и достижению своих политических целей.
На самом деле для здорового развития общества существует более важная, чем права и свободы личности,
цивилизационная ценность – нравственность. Она должна проявляться как на бытовом уровне, так и в области
государственной политики. Права и свободы теснейшим образом связаны с нравственностью и моралью. Нормы
морали складываются исторически в обществе, фиксируются в сознании отдельных граждан и всего общества,
находят отражение в конституционных актах и других официальных документах. Наконец, в Десяти христианских заповедях. Соблюдение норм морали и есть нравственное поведение – в случае как отдельных индивидуумов, так и государственной политики. В наиболее простом выражении и широком понимании концепт нравственности в политике можно, на мой взгляд, определить как ненанесение ущерба а) собственной репутации, своей чести, совести и достоинству, б) интересам своего ближнего, в) интересам своего народа, г) интересам других
народов, д) окружающей природной среде. Нравственность, предполагающая соблюдение человеческого досто1
2
3
Schmidt H. Außer Dienst. Eine Bilanz. München, 2008, S. 331
Ibid. S. 312–313.
Weber M. Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus. München: C.H. Beck, 2010.
26
СИСТЕМА КООРДИНАТ
инства, чести, справедливости, приверженность правде и гуманности, законопослушание, уважение к инаковости,
проявляющейся в национальных и религиозных традициях, не совместима со стремлением к господству, с угнетением, коррупцией, криминальностью, с ложью и обманом общественности, с политическим и экономическим
эгоизмом. Общественная система, где всё вращается вокруг денег, где человеческие отношения измеряются
деньгами, где господствует «диктатура наживы», необузданное стяжательство, не может служить благоприятной
почвой для нравственности как на бытовом, так и на государственном уровнях. Вместе с тем только нравственная
политика приносит людям благо и мир. Где отсутствует нравственность, там не может быть истинных прав и
свобод, благотворных для развития общества в рамках отдельных стран и международного сообщества в целом.
Выделение прав и свобод личности в отдельную категорию без её тесной увязки с обязанностями и ответственностью личности (политиков) перед обществом, народом и собственной совестью порочно, антисоциально
и антинационально. Это выгодно лишь «мировой элите», рвущейся к неограниченному и неподконтрольному
доступу ко всем видам ресурсов, и тем представителям «национальных политических элит», которые, по меткому
выражению А.С. Панарина, «перемигиваются» с «мировой элитой» и между собой. Наглядно данные асоциальные явления продемонстрировала политика ельцинского режима, разрушившего Советский Союз, оборвавшего
социалистическую реформацию и реставрировавшего в стране капитализм в его наихудшем, диком виде. Права и
свободы во всей полноте получили всевозможные проходимцы – для грабежа народа, для незаконного присвоения
общенародной собственности – основы могущества и безопасности страны, беспрепятственного вывоза незаконно
нажитого капитала и ценностей России за рубеж. Всё это поощрялось полной безнаказанностью криминала.
Таким образом, права и свободы личности, отделённые от нравственности, открывают необъятный простор
для злоупотреблений и произвола, безразлично, идёт ли речь о России или о странах Запада. Как внутренняя,
так и внешняя политика при Ельцине носила ярко выраженный безнравственный характер. Примеров тому
великое множество. Особенно это касается ущерба, нанесённого основам существования и жизнедеятельности
народа: экономике страны, науке, образованию, культуре, искусству.
На нынешнее бедственное духовно-нравственное положение российского общества обратил внимание Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своем выступлении на XII Всемирном русском народном соборе в феврале 2008 г.: «Экономическая система, построенная только на стремлении к наживе, на равнодушии к судьбе человека, на пренебрежении к нравственным нормам – лишена устойчивости и может рухнуть в любой момент,
погребая под своими обломками судьбы людей. Безнравственная экономика неэффективна и более того – нежизнеспособна, опасна. Не случайно в Своде нравственных принципов и правил в хозяйствовании, принятом Всемирным Русским Народным Собором говорится: "Состояние экономики напрямую зависит от духовного, нравственного состояния личности"»1. Эти слова Патриарха Кирилла напрямую можно отнести и к характеру экономики в странах Запада. Не случайно на 84-х страницах своего «Апостольского обращения» от 26 ноября 2013 г.
Папа римский Франциск I назвал современный глобальный «освобожденный» (unfettered) – в первую очередь от
«оков нравственности» – капитализм «тиранией» и «поклонением идолу денег»2. «Подобно тому, как заповедь
"Не убий" устанавливает четкий предел в целях защиты ценности человеческой жизни, сегодня мы также должны
сказать "да не будет" в адрес экономики отчуждения и неравенства. Такая экономика убивает», – отмечает Франциск I и предостерегает: «Неравное распределение богатства неизбежно приводит к насилию. Пока проблемы
бедных не решены радикально путем отказа от абсолютной автономности рынков, отказа от финансовых спекуляций, а также путем атаки на структурные причины неравенства, не будет найдено ни одного решения международных проблем и, если на то пошло, то и вообще каких бы то ни было проблем»3. Больше того, уже сам глава
Международного Валютного Фонда Доминик Стросс-Кан заявляет: «Нам нужна глобализация нового рода, более
справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко
распределяться, а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей»4.
Здесь следует заметить, что в последние десятилетия на Западе наблюдается усиление тенденции критики
безнравственности и других пороков капитализма, поиску путей избавления от них5. В связи с этим швейцарская
газета «Zeit – Fragen» писала: «Нынешний глубокий кризис свидетельствует: либеральная рыночная экономика,
особенно та, которая представлена Чикагской школой экономики (Милтоном Фридманом) потерпела полный
провал, потому что она была ложной. В основе ее идеологии лежит образ человека, представляющего собой homo
oecоnоmiсus. Экономисты Чикагской школы экономики, притязающие на истину в последней инстанции, больше
1
Слово Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на открытии XIII Всемирного русского народного собора [Электронный ресурс] // Просветительский центр собора святого благоверного великого князя Александра Невского. Режим доступа:
http://prosvetcentr-ru.1gb.ru/Ask_to/article/articl.php?id_site=3&id_page=12&id_article=348
2
"Pope Francis: Unfettered Capitalism Is "Tyranny"; Economic Inequality "Kills"." Daily Kos. Kos Media, LLC, 26 Nov. 2013.
Web. <http://www.dailykos.com/story/2013/11/26/1258472/-Pope-Francis-Unfettered-Capitalism-Is-Tyranny-Says-That-EconomicInequality-Kills#>; "Pope Francis Attacks 'Tyranny' of Unfettered Capitalism, 'Idolatory of Money'." Reuters. T. Reuters. 26 Nov.
2013. <http://www.cnbc.com/id/101229164>.
3
Цит. по: "Pope Francis: Unfettered Capitalism Is "Tyranny"; Economic Inequality "Kills"."…
4
Цит. по: Хазин М. «Светлое будущее» глазами мировой финансовой элиты: всё поделить между собой [Электронный ресурс] // Инсайдер Блог. 2011.15 апреля. Режим доступа: http://insiderblogs.info/svetloe-buduesee-myrovoi-elity-eto-vse-podelit/
5
См., напр.: Whelan K. "Immoral Economy: Interpreting Erskine Nicol's The 'Tenant'(Extract from the essay originally published
in 'America's eye')." Eire-Ireland 32.1 (1997): 151–155; Küng H. A Global Ethic for Global Politics and Economics. London: SCM
Press, 1997; Brodbeck K.-H. Beiträge zu Ethik und Wirtschaft. Gröbenzell: Eigenverlag, 2001; Argandoña A. "The New Economy:
Ethical Issues." Journal of Business Ethics 44.1 (2003): 3–22; Kukoč M. "Democracy and Neo-liberal Globalization." Synthesis
Philosophica 21.2 (2006): 373–383; Kenway J., Fahey J. "Is Greed Still Good? Was It Ever? Exploring the Emoscapes of the Global
Financial Crisis." Journal of Education Policy 25.6 (2010): 717–727; Bresser-Pereira L.C. "The 2008 Financial Crisis and Neoclassical Economics." Brazilian Journal of political Economy 30.1(117) (2010): 3–26; Pop N. "The Financial Crisis, A Problem Of
Economic Ethics And Of Morality?." Studii Financiare (Financial Studies) 16.2 (2012): 118–128; Nowak A.Z. O'Sullivan P. "Ethical Issues in the Policy Response to the 2008 Financial Crisis: Moral Hazard in Central Banking and the Equity of Bailout." Business Ethics: a Critical Approach Integrating Ethics Across the Business World. London: Routledge, 2012, рp. 147–166 и др.
27
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
всего способствовали распространению узколобых экономических взглядов на все области человеческой жизни и
действительности. Эти взгляды ограничивают человеческую деятельность исключительно рациональным извлечением для себя выгод (утилитаризм). Образ homo oeconomiсus сводит человека к существу, которое стремится
лишь к тому, чтобы умножать свою собственную наживу и выгоды.....Логика рынка превращается в логику жизни. Психологию такой системы экономики мы находим во всех жизненных сферах: в экономике, здравоохранении, в семье, религии, системе образования, в науке...»1 Именно эта социально-экономическая модель Чикагской
школы была внедрена режимом Ельцина в России и получила развитие в последующее время. Её главным пороком является неуправляемость экономикой, общественными процессам, аморальным состоянием общества, а её
постоянным спутником – безнравственность. Олицетворением системы стали такие типические homo oeconomicus, как Сердюков и Полонский. Большое бедствие для России принесла коррупция. И сколько бы ни произносилось слов о необходимости изжить её, она не исчезнет, пока в стране господствует дикий капитализм.
Приверженность нравственности приобретает особое значение в международных отношениях. От этого зависят судьбы войны и мира. Классическим примером того, к чему ведет её игнорирование, является политика
нацистской Германии, нацеленная на доминировании в Европе и во всем мире. В 1938 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Л. Бек, предвидя, что авантюристические планы гитлеровского руководства приведут к мировой войне и немецкой национальной катастрофе, писал в одном из своих меморандумов Гитлеру: «Государство вправе ставить перед собой лишь нравственные цели... Безнравственная в
своей основе политика голой и грубой жажды захвата государств, как её осуществлял Наполеон, является в
высшей степени аморальной... Грехом против смысла истории было то, что богатое многообразие соседствующих народов должно было превратиться в пустынное однообразие мировой империи... Мировая завоевательная политика нашей старой кайзеровской империи также предстаёт перед нами сегодня как чудовищная ошибка. Германия поставила перед собой задачу овладеть странами, которые не хотели подчиниться нашему национальному государству и не могли быть его надёжными союзниками... Таким образом, все государства подпадают под законы нравственного поведения. Нарушение этих законов не может оставаться безнаказанным»2 .
Гитлер отверг предостережения Бека, назвав его «нытиком» и вынудил уйти в отставку. Но прав оказался Бек,
чьи идеи о нравственности во вешней политике оказались очень актуальны и в наши дни. Их можно прямо адресовать руководящим деятелям США, оказавшимся не способными извлечь правильные уроки из прошлого.
3 июня 1997 г. американской и мировой общественности был представлен «Проект нового американского
века» (Project for the New American Century – PNAC)3 Он лег в основу политики президента Клинтона, а затем
Буша. Действует он негласно и в правление Обамы. Вот некоторые пассажи из него:
«Наша цель – заново обосновать глобальную руководящую роль Америки и организовать её поддержку».
«Мы не можем позволить, чтобы ответственность за руководство миром была бы отдана другим. <…>
Если мы не возьмем на себя эту ответственность, мы нанесем ущерб нашим жизненным интересам».
«Мы должны существенно повысить наши военные расходы, если хотим ныне взять на себя глобальную ответственность».
«Мы должны крепить наши отношения с демократическими союзниками и подавлять режимы, которые намерены наносить ущерб нашим интересам и отвергают наши ценности».
«Мы должны продвигать за рубежом дело политических и экономических свобод».
«Мы должны принять ответственность за единственную в своем роде роль Америки в поддержании
и развитии мирового порядка, который бы обеспечил нашу безопасность, наше благосостояние и осуществление наших принципов».
По всем признакам реализация «Проекта нового американского века» уже подвело международное сообщество к порогу предвоенного политического кризиса. Большей безнравственности, связанной с этим, трудно
себе представить. Но правители США не замечают этого и упорно продолжают идти опасной дорогой.
Вашингтон «обогатил» международный лексикон и свои действия многими новшествами и необычными для
здравого восприятия понятиями: «гуманитарная война», «превентивная интервенция», «сверхвооружение», «всеобщее значение американских ценностей», «интересы США превыше всего», «кто не с нами, тот против нас»,
«ось зла», «государства-изгои», «дипломатия чековой книжки», «точечные удары», «смертельная угроза международного терроризма», «глобализация НАТО», закрытие «окна уязвимости США» национальной ПРО и пр.
Мессианская гегемония США осуществляется под знаком установления повсюду прав и свобод личности. Я
отнюдь не склонен умалять значения этих важных социальных и гуманистических ценностей. Сладкое слово
«свобода» на протяжении всей человеческой истории выступало движителем масс и отдельных личностей в их
стремлении к социальному, политическому и национальному самоутверждению. Но другое дело – спекуляция на
этих ценностях в своекорыстных целях. Разыгрывание этой карты в геополитических интересах США приносит
им высокие политические и стратегические дивиденды. Но эта игра построена на зыбкой почве и может привести
к катастрофе. По всем признакам международное сообщество уже подведено к предвоенному политическому
кризису. Он особенно обострился в результате инспирированного и финансируемого США государственного
переворота на Украине и незаконного приведения к власти ультранационалистического антироссийского режима.
Возникла глобальная конфликтная ситуация, способная перерасти в мировую войну.
1
Dr. Eva-Maria Fällner-Müller. "Genossenschafte – die Alternative zum Konstrukt des Homo oeconomicus." Zeit-Fragen [Zürich].
17. Juni 2013.
2
См.: Дашичев В.И. Стратегия Гитлера. Путь к Катастрофе. 1933–1945. В 4 т. Т. I. М.: Наука, 2005. С. 314.
3
"Statement of Principles." Project for the New American Century. N.p., 3 June 1997. Web. 1 Dec. 2013.
<http://web.archive.org/web/20070814183407/http://www.newamericancentury.org/statementofprinciples.htm>. См. также: "Project for the New American Century." Right Web. Institute for Policy Studies, Washington DC, 21 March 2013. Web. 28 Nov. 2013.
<http://www.rightweb.irc-online.org/profile/project_for_the_new_american_century>.
28
СИСТЕМА КООРДИНАТ
Но правители США не замечают этого и упорно идут опасной для них самих дорогой. Об этом свидетельствует книга Митта Ромни, изданная в США в 2010 г. под много говорящим названием: «Никаких извинений»
("No Аpology")1. В его представлении, американское руководство не должно извиняться за то зло, которое оно
причинено народам Югославии, Ирака, Афганистана и многих других стран политикой господства США.
Больше того – он призывает намного усилить и расширить эту политику. Но он «не заметил» её оборотной
стороны: правящие круги государств, которым угрожает это господство, становятся на путь ограничения демократических свобод, чтобы укрепить свою власть, и склоняются к авторитарному правлению для сохранения
суверенитета и независимости страны и, к тому же, ищут защиты в овладении атомным оружием. Такая политика закономерно порождает распространение терроризма – в качестве одной из форм политического протеста.
Защита нравственности приобретает ныне особое значение. При ООН, как известно, существует Совет по
правам и свободам личности. А почему бы при этой авторитетной международной организации не создать Совет по нравственности? Как представляется, международное право необходимо дополнить и Кодексом морали
и нравственности в политике. Например, во внешней политике безнравственными надо объявить такие действия как стремление к господству над народами, агрессия, нарушение суверенитета государств, вмешательство в их внутренние дела, покорение и эксплуатацию народов, навязывание им чужих духовных и религиозных ценностей и т.д. Во внутренней политике безнравственными, с моей точки зрения, являются государственный переворот и незаконный захват власти (какой бы высокой риторикой они ни прикрывались), нелегитимность правления, его тоталитарный или авторитарный характер, фальсификация выборов, ложь и обман
общественности, использование средств массовой информации в интересах олигархической власти или в личных целях одного правителя и его клана, обогащение на государственных постах, насаждение клановости и
семейственности в государственном управлении, коррупция и пр. Принятие Кодекса нравственности ООН
могло бы существенно ограничить наблюдающийся ныне разгул безнравственности в политике и экономике,
культуре и искусстве, в повседневной жизни – если, конечно же, ООН не окажется инструментом распространения «нравственности по-американски». Но в этом случае ей тогда предстоит разделить участь Лиги Наций…
ЛИТЕРАТУРА
1. Дашичев В.И. Стратегия Гитлера. Путь к Катастрофе. 1933–1945. В 4 т. Т. I. М.: Наука, 2005.
2. Слово Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на открытии XIII Всемирного русского народного собора [Элек-
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
тронный ресурс] // Просветительский центр собора святого благоверного великого князя Александра Невского. Режим доступа: http://prosvetcentr-ru.1gb.ru/Ask_to/article/articl.php?id_site=3&id_page=12&id_article=348
Хазин М. «Светлое будущее» глазами мировой финансовой элиты: всё поделить между собой [Электронный ресурс] //
Инсайдер Блог. 2011.15 апреля. Режим доступа: http://insiderblogs.info/svetloe-buduesee-myrovoi-elity-eto-vse-podelit/
Argandoña A. "The New Economy: Ethical Issues." Journal of Business Ethics 44.1 (2003): 3–22.
Bresser-Pereira L.C. "The 2008 Financial Crisis and Neoclassical Economics." Brazilian Journal of political Economy 30.1(117)
(2010): 3–26.
Brodbeck K.-H. Beiträge zu Ethik und Wirtschaft. Gröbenzell: Eigenverlag, 2001.
Fällner-Müller E.-M. "Genossenschafte – die Alternative zum Konstrukt des Homo oeconomicus." Zeit-Fragen [Zürich]. 17.
Juni 2013
Kenway J., Fahey J. "Is Greed Still Good? Was It Ever? Exploring the Emoscapes of the Global Financial Crisis." Journal of
Education Policy 25.6 (2010): 717-727.
Kukoč M. "Democracy and Neo-liberal Globalization." Synthesis Philosophica 21.2 (2006): 373–383.
Küng H. A Global Ethic for Global Politics and Economics. London: SCM Press, 1997.
Nowak A.Z. O'Sullivan P. "Ethical Issues in the Policy Response to the 2008 Financial Crisis: Moral Hazard in Central Banking
and the Equity of Bailout." Business Ethics: a Critical Approach Integrating Ethics Across the Business World. London: Routledge, 2012, рp. 147–166.
Pop N. "The Financial Crisis, A Problem Of Economic Ethics And Of Morality?." Studii Financiare (Financial Studies) 16.2
(2012): 118–128
"Pope Francis Attacks 'Tyranny' of Unfettered Capitalism, 'Idolatory of Money'." Reuters. T. Reuters. 26 Nov. 2013.
<http://www.cnbc.com/id/101229164>.
"Pope Francis: Unfettered Capitalism Is "Tyranny"; Economic Inequality "Kills"." Daily Kos. Kos Media, LLC, 26 Nov. 2013.
Web.
<http://www.dailykos.com/story/2013/11/26/1258472/-Pope-Francis-Unfettered-Capitalism-Is-Tyranny-Says-ThatEconomic-Inequality-Kills#>.
"Project for the New American Century." Right Web. Institute for Policy Studies, Washington DC, 21 March 2013. Web. 28
Nov. 2013. <http://www.rightweb.irc-online.org/profile/project_for_the_new_american_century>.
"Statement of Principles." Project for the New American Century. N.p., 3 June 1997. Web. 1 Dec. 2013.
<http://web.archive.org/web/20070814183407/http://www.newamericancentury.org/statementofprinciples.htm>.
Romney M. No Apology: The Case for American Greatness. New York: St. Martin's Press, 2010.
Schmidt H. Außer Dienst. Eine Bilanz. München, 2008.
Weber M. Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus. München: C.H. Beck, 2010.
Whelan K. "Immoral Economy: Interpreting Erskine Nicol's The 'Tenant'(Extract from the essay originally published in 'America's eye')." Eire-Ireland 32.1 (1997): 151–155.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Дашичев, В. И. Современный капитализм: свобода против нравственности / В.И. Дашичев // Пространство и
Время. — 2014. — № 1(15). — С. 26—29. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.12.
1
Romney M. No Apology: The Case for American Greatness. New York: St. Martin's Press, 2010.
29
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 327:339.9
Антонович И.И.
Корпоративная власть и сетевые войны
________________
Антонович Иван Иванович, доктор философских наук, заслуженный деятель науки Республики Беларусь, действительный член Российской Академии социальных наук, профессор ИППК при МГУ имени М.В. Ломоносова, Чрезвычайный и Полномочный посол
E-mail: [email protected]
В статье анализируется современное социально-экономическое положение в мире как формируемое и направляемое транснациональными корпорациями, которые в погоне за прибылью создают
транснациональные структуры власти, выходящие за рамки политических и экономических интересов национальных правительств. Тем не менее, на пике своей активности ТНК нуждаются в помощи
мощных правительств для устойчивого достижения своих целей. Из всего мирового сообщества
только США имеет возможность и желание это сделать. Американская стратегия лидерства в ХХI
веке в основном базируется на использовании в качестве инструмента сетевых войн.
Ключевые слова: индустриальная революция, информационная революция, глобализация, глобальный капитализм, корпоративная власть, средний класс, ТНК, сеть, сетевые войны.
________________
За последние двадцать с лишним лет в странах постсоветского пространства были опубликованы десятки, если не сотни книг по проблемам управления и менеджмента. В каждой из них давались рецепты быстрого достижения светлого будущего в новых исторических условиях, с помощью новых средств управления экономикой и
обществом в целом. К сожалению, автору неизвестно ни одного серьезного исследования на эту тему, которое
делало бы свои рекомендации, основываясь на скрупулезном социально-экономическом и историческом анализе
той или иной страны, возникшей на постсоветском пространстве. С одной стороны, такой анализ пока почти невозможно провести. Социалистические экономики, вознамерившись перейти в несколько приемов к экономикам
развитого капиталистического типа, пока что вот уже несколько десятилетий представляют собой хаотическое
скопление прежних, но надежных методов управления как все еще действующими социалистическими, промышленными и аграрными предприятиями, так и новыми приватизированными общественно-экономическими структурами, главной целью которых является максимализация прибыли за счет жестокого угнетения и эксплуатации
интересов населения. С другой стороны, большинство авторитетов по менеджменту в своих исследованиях использует в качестве объекта социально-историческую реальность английского капитализма XIX столетия и опирается на классические марксистские принципы регулирования общественных процессов. Колоссально изменившийся мир, однако, требует новых подходов, новых приемов и новых нетривиальных решений, а самое главное –
знание новых условий перехода от социализма к капитализму.
Мир находится в состоянии глобальной взаимозависимости и управляется с помощью финансовых и информационно-аналитических сетевых структур, осуществляющих повседневный контроль в режиме онлайн
над процессами производства и обмена, сбыта и потребления в мировом масштабе. Это и есть глобализация,
формирующая мировые реальности на рубеже XX и XXI веков.
В основе глобальной взаимозависимости лежит капиталистическая система общественного производства, не встречающая серьезных конкурентов на всемирной исторической арене и формирующая миропорядок по триединой формуле: «Свободный рынок, продвижение демократии и уважение прав человека». Эта
формула атлантической модели – суть нового миропорядка, когда судьбы народов от целеполагания транснациональных корпораций, мотив деятельности которых прежний – максимизация прибыли. Он блокирует
возможность реализации целей развития в интересах всего общества.
Собственно глобализация, к которой приковано сейчас внимание исследователей всего мира, – отнюдь не новый исторический процесс. Многие исследователи отмечают, что ее зачатки обнаруживаются уже в начале XX
столетия. Знаковым событием в этом смысле является Парижская международная выставка 1900 г., которая, как
утверждают сегодня многие социологи и историки, означала начало реструктуризации мирового хозяйства и общественных отношений. На этой выставке особенно зримо обозначилось соперничество Франции и Германии с
Англией, владычицей морей и двигателем мировой экономики. И хотя Францию и Германию исследователи в
начале XX столетия называли «странами ранней индустриализации» было ясно, что их целью является догнать и
перегнать Великобританию в качестве «всемирной мастерской и кочегарки», и даже превзойти ее. Особенно всех
удивила Германия богатством своего выставочного материала и мощным павильоном, в центре которого нахо-
30
СИСТЕМА КООРДИНАТ
дился «Рейх – дворец» (Reich Palast), невиданный по архитектуре и эманирующий новую мощь. На фоне германской экспозиции все остальные европейские страны выглядели бедно. Французские посетители и особенно ветераны франко-прусской войны 1870 г. печально качали головой, приговаривая, что «выставка представляет собой
второй Седан», имея в виду колоссальное поражение французских войск от прусских в 1870 г.1.
Наряду с немецкой экспозицией обращала на себя внимание и японская, однако сравняться с немцами
японцам не удалось, и посетители просто считали ее «восточным эхом великих исторических успехов на
Рейне», выражениями которых являлись гимн труду, отечеству и пропаганда войны как демонстрации силы2.
Американские павильоны выглядели достаточно бледно. Родиной промышленной революции попрежнему считалась Англия, однако американская коммерческая хватка уже хорошо ощущалась всюду в
мире, и наблюдатели полагали, что немецкая наука, американская коммерческая практика и японская военная сила могут бросить серьезный вызов европейскому господству3.
События начала XX столетия слегка уточнили эти оценки, ибо уже в первую декаду в качестве наиболее
динамичной технико-индустриальной державы обнаружила себя Северная Америка. Величайшей индустриальной революцией США было изобретение «безлошадного экипажа» (horseless carriage) – автомобиля, который конвейерное производство Форда сделало доступным широким слоям населения. Новая машина
трансформировала образ жизни. Автомобиль потребовал новых транспортных артерий, целой серии мастерских, отелей, столовых, мест развлечения. Америка замыкалась в одну индустриально-техническую мощь.
Двигателем этой мощи являлась автоматизация производства, которая позволила промышленнику Генри
Форду произвести народную модель «автомобиль T», стоимость которого за 5 лет он снизил от 700 долларов
в 1910 г. до 350 в 1915. Одновременно американский бизнес сумел серьезным образом повысить в этот период заработную плату работающих. Если для того чтобы приобрести «автомобиль T» среднему американцу
нужно было работать в 1910 г. полтора года, то в 1915-м – только 6 месяцев.
По мере роста производительности свершилась эволюция снижения цен и увеличение потребительского
спроса. На том же заводе Форда производство автомобилей увеличилось с 34 тысяч в 1910 г. до 830 тысяч в
1916. В целом по США в это время было выпущено полтора миллиона автомобилей – в четыре раза больше,
чем тогда существовало в остальном мире.
С появлением автомобиля на рынке в США, а затем и в Европе началась эра массового потребления, которая
стала одним из главных рычагов социально-экономической динамики капитализации вплоть до конца XX столетия.
Расширяющееся производство требовало все больше более крупных фабрик и заводов, новых принципов
и средств управления. Условием успеха в экономическом соперничестве явилось строительство новых заводов с наиболее современным оборудованием, производящих товары широкого народного потребления, доступные основной массе населения. Великобритания – стареющая и слабеющая мировая держава – к этому
времени не могла успеть за индустриально-технической гонкой США, Германии и Японии. Эти три страны
постепенно подчиняли себе мировые рынки, поставляя им все новые и все более дешевые товары и реализуя
коммерческие принципы, недоступные европейским странам.
Первая мировая война вовлекла в свою смертоносную орбиту Германию и другие европейские страны,
которые вышли из нее серьезным образом ослабленными. США вступили в Первую мировую войну, когда
ее исход уже был ясен, фактически для того, чтобы получить свою долю при разделе трофеев, которая полагалась Российской империи, несшей на себе основную тяжесть войны, но вышедшую из нее ввиду того, что
монархический режим был уничтожен революционными процессами, надолго выключившими Россию из
мировой торговли, обмена и политики.
Обессиленные войной и попавшие в долговую кабалу к Соединенным Штатам, Великобритания и Франция
наложили тяжелейшую контрибуцию на Германию. Получаемые средства в виде контрибуции и репараций уходили на оплату процентов по их задолженности США. США, в свою очередь, использовали поступающие деньги
для кредитных инвестиций в Германии, что в конечном итоге способствовало активизации фашизма4.
Америка получила по итогам Первой мировой войны важнейшие стратегические и экономические преимущества, которых она уже не уступила никому вплоть до конца XX столетия. Наиболее болезненным и запоздалым понимание этого было в Великобритании. До начала Первой мировой войны англичане никак не могли согласиться, что их страна выпадает из списка лидеров мировой конкурентоспособности. За период между 1870 и
1913 гг. общий объем британской экономики удвоился, валовой доход увеличился в расчете на каждого жителя
британских островов на 50%. После окончания Первой мировой войны Великобритания обнаружила, что она
потеряла эти преимущества, и английские производители были вытеснены не только с мировых рынков, но даже
из внутреннего: все заполнили американские товары, лучшие по качеству и более дешевые5.
Английские исследователи, пытаясь сохранить лицо, говорят, что причина этого упадка отнюдь не обессиленность войной, а тот факт, что Великобритания больше сосредоточилась на сфере услуг во внутриэкономической политике, увлеклась выгодными инвестициями за рубежом и слабо развивала национальную индустрию. На самом деле, истина в другом. Вышедшие на мировой рынок и включившиеся в мировое соперничество Германия и США развивали новые виды промышленности, которые обеспечили ускоренную индустриализацию и колоссально увеличили поток товаров потребления, заставив потребительский спрос работать на
расширение экономики. Англия до Первой мировой войны была слишком занята и в какой-то мере «испорчена» эксплуатацией колониальных богатств. После Первой мировой войны она увязла в беспрерывных колониальных войнах, стремясь сохранить свою расшатанную империю, и это поглощало все ее жизненные силы.
1
2
Frieden J.A. Global Capitalism: Its Fall and Rise in the Twentieth Century. New York, 2006, pp. 56–64
Ibid., p. 58.
3
Kindleberger C.P. Economic Growth in France and Britain, 1851–1950. New York, 1964. pp. 272–273.
4
Frieden J.A. Op. cit., pp. 107–109.
5
Ibid., pp. 113–124.
31
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Еще одним фактором американского успеха была интенсивная банковская деятельность и репутация
США как страны, строго придерживающейся золотого стандарта. К концу XIX столетия большая часть индустриально развитых стран с трудом придерживалась золотого стандарта. В обращение на полном ходу
включились и бумажные деньги. Колоссальный экономический кризис в США и других капиталистических
странах 1930-х годов еще больше усугубил экономическое неравенство между ведущими европейскими государствами, обострил социально-экономические отношения и стал причиной Второй мировой войны, из которой в западном мире главным победителем вышли Соединенные Штаты Америки. Под их контролем оказался мировой рынок. Они стали главным кредитором мира.
Восстановив экономику своих бывших противников – Германии и Японии, в целях усиления своих позиций в стратегии сдерживания коммунизма, Соединенные Штаты таким образом превратили их в своих
финансово-экономических вассалов. Тяжкая удавка американской стратегии и американских управленческих решений ощущается обеими этими странами еще и сегодня. Подчинив таким образом себе исторических соперников, Соединенные Штаты позаботились о том, чтобы повсюду на мировой арене не возникало
государств или группы государств, которые могли бы бросить вызов их господствующему положению.
Американская социологическая, философская и историческая литература полна мажорными лозунгами «американской исключительности», «американской очевидной судьбы», «американского лидерства» и т.д., вплоть до
сегодняшнего дня, несмотря на то, что экономическая ситуация в самих США дает для этого мало оснований.
Память о недавнем могуществе устойчива, как константа и гордость за славное прошлое. Сила США, добившихся глобального лидерства в конце XIX–XX вв. – в успешном свершении производственной научно-технической
революции, радикальным образом изменившей систему производства и колоссально увеличившая объемы материальных благ. Доступность этих благ привела к тому, что классовая борьба организованного пролетариата потеряла свой масштабный и всемирноисторический характер, превратившись в демонстрации и вспышки недовольства в отдельных странах и отраслях производства, а мощная производственная система западных стран подчинила весь мир своим рыночным требованиям, завалила его необходимым количеством товаров и сумела осуществить контроль над всеми регионами мира. Куда поступали американские товары, туда же проникали финансово-кредитные потоки, создавая рычаги управления и военные средства контроля.
Важнейшим аспектом интеллектуальной революции по пути к глобальному капиталистическому миру было
определенное объединение интересов рабочих – пролетариата и владельцев средств производства – капиталистов. Известный специалист по мировому менеджменту Петер Ф. Дракер объясняет это одной формулой: «Производственная эффективность»1. Цель состояла не только в том, чтобы постоянно увеличивать прибыль владельцев, но и в том, чтобы наращивать возможности широких слоев населения в потреблении увеличивающихся потоков жизненных благ. Общество массового потребления стало новой социальной реальностью, в которой владельцы и рабочие, капиталисты и пролетарии имели общий интерес в повышении производительности и создании на этой основе гармоничных отношений в областях, требующих применения новых знаний к труду.
Гармония интересов между пролетариями и владельцами средств производства, конечно же, не наступила, однако в ведущих капиталистических странах было достигнуто определенное понимание того, что благополучие населения увеличивается только в условиях возрастания объемов производства и производимого
продукта. Сам факт нарастания объемов производства требовал увеличения как международных, так и внутренних рынков, и поэтому потребительский спрос, в первую очередь населения самих производящих стран,
стал мощным фактором расширения производства в годы после Второй мировой войны.
При этом новые управленческие технологии распространялись не столько на систему капиталистического производства, сколько на возбуждение потребительского спроса, для чего приходилось делать определенные шаги и в повышении заработной платы трудящегося населения, и в обеспечении доступности жизненных благ. Глобальный капитализм, означающий создание взаимозависимой производственно-экономической
финансовой системы всемирно-исторического масштаба под контролем Соединенных Штатов, стал реальностью после Второй мировой войны2. В основе его, конечно, лежала новая система отношений между владельцами капитала и наемными работниками. Одновременно серьезно изменилась и природа капитализма. У
истоков инновационного производства стоял уже не одинокий капиталист-предприниматель, владелец всех
средств, а ассоциации, акционерные общества владельцев капитала, которые должны были объединяться для
финансирования новых громадных инновационных проектов. В период между 1945–1973 гг. собственность
на капитал в процессе производства делегировалась во все больших объемах группам менеджеров, которые
разрабатывали необходимые решения по увеличению производительности и получению прибыли и вознаграждались примерно так, как и владельцы капитала. Управленческая элита оказалась одинаково заинтересованной в увеличении прибыли, что и «коллективный капитализм».
В 1960-е–1970-е гг. исследователи заговорили о становлении нового международного и межрегионального
разделения труда, формировании на этой основе других соотношений классовых сил и появлении новых
структур производства в международных масштабах, которые в капитализме эпохи свободного предпринимательства, или даже на его империалистической стадии возникнуть не могли.
Петер Дракер так характеризует некоторые черты этого нового явления: «Появление глобального капитализма серьезным образом ускорялось технологическими революциями. В их числе колоссальные изменения в транспорте после Второй мировой войны (контейнеризация, новые двигатели, новые технические мощности, воздушный транспорт). Новая технология транспортировки серьезно снизила расходы на доставку, по сравнению с производственными и рыночными затратами. Информационные технологии (электронные телекоммуникации и
электронная обработка данных) сделали реальностью финансовые рынки. Благодаря этому контролю управление
1
2
Drucker P.F. Post-Capitalist Society. New York, 1993, p. 34.
Ibid., p. 63.
32
СИСТЕМА КООРДИНАТ
мировыми процессами стало намного проще и быстрее, чем когда бы то ни было. Огромные объемы капитала
движутся по миру со скоростью света и столь же молниеносно инвестируются в производство. Отдельные этапы
производства сливаются в одну непрерывную линию и это колоссально увеличивает доходность»1.
Благодаря новой информационной революции, предприятия смогли использовать в своих филиалах рабочую
силу в странах с различными экономическими системами и различным образом жизни. «Благодаря этим новым
технологиям и под давлением процесса накопления, капитал может сейчас размещать исследовательскую работу
и программы развития, высокотехничные производства и малотехничные конвейерные линии в самых различных
частях света и управлять ею в одной программе, направленной на максимализацию прибыли»2.
Характерно, что это создает возможности для крупных фирм в самых разных частях света. При всем при этом и
уровень оплаты, и индустриальное поведение, и связи между работающими и управляющими являются различными.
Так возник средний класс, крайне пестрый по своему социальному составу, включающий в себя широкие
круги интеллигенции, – врачей, учителей, государственных служащих, офицеров полиции, армии, правоохранительных органов и высококвалифицированных рабочих (т.н. «синие воротнички»).
Они оказались объединенными примерно одинаковым уровнем жизни, формирующимся в обществе массового потребления, делающим доступным широкий набор потребительских благ и создающим ощущение
незыблемости и уверенности в завтрашнем дне.
В большинстве капиталистических стран в период 1960-х–1980-х гг. массовая структура среднего класса
охватила большинство общества. Это люди, ориентированные на широкое потребления и на постепенное
увеличение качества жизни. До конца 90-х гг. прошлого века они были уверены, что их дети будут жить
лучше, чем они сами. Понятно, что в условиях доступности жизненных благ революционные импульсы угасали, а благополучию, казалось, не будет конца. Эти умонастроения и состояние социального благополучия
обрушил нефтяной кризис середины 1970-х гг., который привел к серьезному нарушению платежных балансов в большинстве капиталистических стран и создал состояние к концу 1980-х, в котором уверенности, что
дети представителей среднего класса будут жить лучше, чем они сами, уже не было.
В «нулевых» годах XXI столетия численное количество среднего класса в ведущих капиталистических
странах уже не возрастает, рост жизненного уровня замедлился, и это создает новое социальное напряжение,
которое выражается в растущем недоверии к структурам власти и демократическим процессам этих стран.
Новая ситуация в условиях глобальной экономической и финансовой взаимозависимости большинства стран
мира с наиболее производительными экономиками, в 1980-е гг. вошла в полосу затяжного кризиса. Этот
кризис, фиксируемый известными исследователями современного капитализма (Манделл, Кастельс, Бауолс,
Гордон, Вайскопф, Армстронг, Флинн, Харрисон), находит свое наиболее болезненное выражение в снижении уровня прибылей крупных индустриально-производительных комплексов.
П. Дракер утверждает по этому поводу: «В условиях глобального капитализма экономическая география
мира реорганизуется. Международное разделение труда, сложившееся в условиях монополистического капитализма, серьезным образом преобразуется. Концентрация производственной деятельности в регионе Западной
Европы и Северной Америки сменяется движением на восток. Индустриализация быстро охватывает все новые
регионы мира»3. В новые регионы мира проникают, разумеется, самые мощные индустриально-технические
гиганты, обладающие огромным избыточным капиталом. Освоение новых регионов мира заставляет их накапливать капитал с целью инвестирования его за пределами своих собственных стран. Это сужает возможности
производственно-экономического роста в твердынях капиталистического производства и накопления. Быстро
развивающиеся страны третьего мира в какой-то мере становятся соперниками капиталистических метрополий. Бóльшая часть outsorsing, то есть стратегии размещения промышленности в развивающихся государствах,
в качестве главной мотивации имеет невысокую стоимость рабочей силы в этих странах.
Размещая новые производства в странах третьего мира, крупные капиталистические предприятия «ломают» сложившиеся отношения труда и капитала в традиционных капиталистических странах. В эпоху глобального капитализма появляются новые формы экономического соперничества – пространственная мобильность и эволюция цен. Кто первый разместил свое производство в развивающейся стране, тот первый
получает преимущество в прибыли за счет снижения стоимости рабочей силы. Преимущество это недолговечно, ибо оно, как правило, размывается соперничающими крупными производственными концернами, однако, даже кратковременное опережение конкурента дает ощутимую прибыль.
В глобальном капитализме возникают новые формы взаимозависимости, требующие новых форм согласования и управления, в частности примирение интересов высокооплачиваемых рабочих у себя дома и низкооплачиваемых рабочих в развивающихся странах. Постоянная научно-техническая революция в производстве, обеспечивающая увеличение продукции путем все меньшего числа работающих людей, создает новые
резервные армии высококвалифицированного труда в странах-метрополиях, которые уже не могут быть поглощены сферой услуг. Часть их поглощается новыми производствами за рубежом, куда квалифицированные работники выезжают по долгосрочным контрактам, но это не решает проблемы.
Наблюдая эти процессы, исследователи из стран третьего мира, включенных в мировые интеграционные
процессы глобального капитализма, говорят о необходимости «создания полицентричного мира, как управленческой структуры, в которой система взаимозависимости между более и менее развитыми странами может быть создана на основе учета нужд развивающихся стран» 4. Это касается, прежде всего, ликвидации
массовой бедности и создании условий получения образования населению стран третьего мира хотя бы там,
1
2
Ibid.
3 Ibid.
4 Ibid., p. 83.
Amin S. Capitalism in the Age of Globalization: The Management of Contemporary Society. London: Atlantic Highlands, New
York: Zed Books, 1996, pp. 104–105.
33
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
где они включаются в мировые производственные процессы глобального капитализма.
Речь идет, конечно, о мировых программах, требующих усилий всех стран, участвующих в глобальном
мировом разделении труда, формирующих структуры глобального капитализма в товарном производстве и
рыночном обмене. Проблема, однако, в том, что глобальный капитализм не представляет собой единый, четко функционирующий управленческо-производственный массив. Структура глобального капитализма включает целую иерархию систем производства, сбыта и потребления. Известный экономист и социолог Бруно
Амабль объясняет, что существуют разные виды капитализма, которые определяются различием форм и
способов конкуренции на мировых рынках в различных регионах, уровнем и системой оплаты труда в различных сегментах рабочей силы на мировом рынке труда, специфики соотношения финансовоинвестиционной политики и корпоративного управления, социальной защиты систем образования. Он заявляет: «Я исхожу из существования пяти типов капитализма, которые характеризуются специфическими институционными формами и своеобразием: чисто рыночная модель; социал-демократическая модель; континентальная европейская модель; средиземноморская модель; азиатская модель» 1.
Для нас важно отметить, что в условиях этого плюрализма организационно-управленческих форм институты глобального капитализма структурировались таким образом, чтобы избежать государственного вмешательства даже и в сильных в экономическом отношении странах. В этих условиях реализовать задачу получения прибыльности в мировом масштабе можно, только освободившись от диктата государства. Известный
итальянский исследователь Джованни Арриги характеризует этот процесс таким образом: «К 1970 году, когда наступил кризис американской гегемонии, воплощенный в мировом порядке холодной войны, транснациональные компании создали мировую систему производства, обмена и накопления, не подчиняющуюся ни
одному государству и способную подчинить своим «законам» любого члена межгосударственной системы,
включая Соединенные Штаты. Появление этой системы свободных предприятий, то есть свободных от ограничений, накладываемых на процессы мирового накопления территориальной закрытостью государств, было наиболее важным результатом американской гегемонии» 2.
С последней декады ХХ столетия субъектом управления в глобальном капитализме является транснациональная корпорация (large scale organization), владеющая сетевыми структурами производственных предприятий, разбросанных по всему миру, постоянно перемещающаяся из одной страны в другую в зависимости от эволюции прибыльности. Проникновение транснациональных корпораций в ранее закрытые регионы
мира осуществляется по триединой формуле апологетики: общий рынок, продвижение демократии и защита
прав человека. Однако транснациональным корпорациям ни к чему демократические технологии управления
общественными процессами. Им нужна только прибыль. Эпоха глобального капитала есть эпоха транснациональных корпораций. Естественно, когда современный капитализм становится единой глобальной сетевой
структурой, состоящей из различных взаимозависимых компонентов, войны транснациональных корпораций
за рынок становятся ожесточенными. Дорогостоящая конкуренция и экономические войны уступают место
монопольным сговорам. Только так они могут обеспечить доступ к сырью и максимизации прибыли в странах пребывания. Это, к сожалению, не означает, что глобальный мир становится сферой всеобщего дружелюбия. Он не только не исключает войн, но придает им иной характер: войны диктуются интересами капитала и осуществляются странами, наиболее зависимыми от транснациональных корпораций. Внешнеполитической формулой, прикрывающей международную деятельность транснациональных корпораций, является
«хорошее управление» (good governance), суть которого в обеспечении соответствия национальных экономических интересов правилам игры глобальных экономических и финансовых сил.
Транснациональные корпорации реализуют модель производства и сбыта универсального характера, замыкающую цепь производств в единую систему своего контроля: от добычи ресурсов и поставки сырья,
транспортных возможностей обеспечения доставки его к месту производства, с последующим выдвижением
производственного продукта в наиболее выгодные рынки, обеспечивающие максимальную прибыль.
Производство, сбыт и потребление формируется, таким образом, в единую всемирную взаимозависимую систему и контролируется крупномасштабными организациями, действующими в условиях монопольных сговоров
по доступу на наиболее прибыльные рынки. Для решения производственных задач транснациональные корпорации создают всемирные информационно-аналитические сети, развивают мощные разведывательные структуры,
которые часто превосходят возможности отдельных государств и контролируют финансовую и банковскую систему, которая постоянно по ходу производства играет своего рода роль компенсаторного механизма, внедряющегося в производство системой кредитов каждый раз, когда в нем обнаруживаются сбои.
Корпоративная философия и стратегия действий имеет мало общего с системами ценностей, сложившихся в национальном государстве. Американский исследователь системы корпоративной власти Дэниэл
Литвин называет современную транснациональную корпорацию «психопатическим созданием», которая «не
может признавать или соблюдать моральные соображения, суть которых сводится к тому, чтобы избежать
причинять вред другому. В ее правовой структуре не содержится ни грамма ответственности за последствия
своих действий. Более того, они не раздумывают, когда надо нанести вред другому при условии, что, получаемые за это, преимущества намного превысят расходы. Только прагматичная забота о своих собственных
интересах и законах страны пребывания служит тормозом хищных инстинктов корпорации. Но и этого редко когда достаточно для того, чтобы помешать корпорации приносить в жертву человеческие жизни, причинять вред человеческим поселениям и нарушать экологическое равновесие»3.
Важнейшим принципом деятельности транснациональной корпорации является «экстернализация убытков». Распространяя свое влияние на весь мир и, в частности, на те страны, где находятся ее предприятия,
1
2 Amable B. Les cinq capitalisms. Paris, 2005, p. 25.
3
Arrighi G. The Long Twentieth Century: Money, Power, and the Origins of Our Times. London – New York: Routledge, 2003, p. 27.
Litvin D. Empires of Profit: Commerce, Conquest and Corporate Responsibility. New York – London, 2003, pp. 147–153.
34
СИСТЕМА КООРДИНАТ
добываются энергоресурсы, сырье, проходят транспортные, железнодорожные, морские, военно-воздушные
пути, корпорация всегда стремится к тому, чтобы негативные последствия от ее деятельности оставались в
этих странах, а не оказывали существенного влияния на рост прибыли. Национальные правительства вынуждены констатировать факты негативных последствий деятельности корпораций, и их неудержимую алчность при максимизации прибыли, однако ни одно демократически избираемое правительство не в состоянии сколько-нибудь серьезным образом ограничить эту деятельность.
Ведь стоит только начать применять сверхстрогий контроль за характером производства на том или
ином крупном предприятии западных стран, транснациональная корпорация мгновенно принимает решение
о перемещении этого предприятия в страны Азии или Латинской Америки с дешевой рабочей силой. Правительству остается заниматься судьбами тысяч людей, оставшихся в результате этого, без работы, искать пути ликвидации финансовой бреши, ввиду того, что налоги корпорация выплачивает уже другому государству, и пытаться разрядить социальное напряжение, которое возникает в результате этого.
Большая часть проблем, возникающих между правительствами и транснациональными корпорациями,
решается тихо, без огласки. Американский исследователь корпоративной власти Д.С. Кортен утверждает,
что экономическая глобализация сформировалась и осуществляется сегодня в тщательно замаскированных
программах, доступа к которым общественность не имеет. Взаимодействие между национальной властью и
корпоративным руководством реализуется, в основном, в форме консенсуса между элитами производства и
элитами власти. Вроде бы все осуществляется в открытую, но, тем не менее, широкие круги общественности, уследить за тонкостями политических договоренностей между властью и корпорацией не в состоянии1.
Кортен сообщает о трех важнейших структурах консенсуса элит, созданных для того, чтобы ликвидировать противоречия между корпоративными интересами: Американский совет по иностранным отношениям,
Бильдербергский клуб, а также Трехсторонняя комиссия, которая служит центром, где осуществляется консенсус элит производства, финансов и власти современного мира2. Все вопросы обсуждаются непублично, тайно.
Кортен пишет, что в этом «эксклюзивном, закрытом сообществе» присутствуют только люди, которые способны достичь консенсуса. Те из структур корпоративной власти или политической власти, кто не признает возможностей консенсуса, даже из числа лидеров западных стран, в клуб не приглашаются, и понемногу выдавливаются, как из экономического, так и из политического процесса»3. И все же, транснациональные корпорации,
решая свои задачи максимизации прибыли, в различных участках земного шара, несмотря на полную свободу в
принятии решений по производственным делам, нуждаются в государстве, которое могло бы применить свою
власть и имеющиеся возможности для обеспечения максимально благоприятных условий ведения бизнеса.
Недавно профессор школы международных исследований Денверского университета Джонатан Эделман в
своей статье в журнале «Forbes», рассуждая о новой потребности в мировом лидерстве со стороны ведущей
политической силы, заявил: «Кто, кроме Соединенных Штатов может претендовать на мировое лидерство?
Европейцы? Японцы? Русские? В Европе сейчас безработица на уровне 12% (в Греции и Испании – на уровне
26%) и почти нулевой экономический рост. Вдобавок, население во многих странах Европейского Союза сокращается. Население Японии тоже сокращается и стремительно стареет. Эмигрантов в страну прибывает мало. Индекс Nikkei до сих пор на 20 тысяч с лишним пунктов ниже, чем в 1986 году, а японский госдолг составляет 240% от ВВП. Кроме того, в последние два десятилетия экономика Японии росла крайне медленно. Хотя
Россия в последнее время часто упоминается в прессе как страна, принимающая Олимпиаду и Эдварда Сноудена, это еще не делает ее сверхдержавой. И у нее торговый профиль страны “третьего мира”, ВВП как у Канады (что составляет меньше 15% от ВВП Соединенных Штатов), и нет ни “мягкой” силы, ни кремниевой долины, ни Голливуда, ни Уолл-Стрит, ни университетов с высокими рейтингами»4.
Соединенные Штаты в начале XXI столетия увязли в войнах в Ираке и Афганистане, которые они не смогли
выиграть. От цели мирового лидерства они, тем не менее, не могут отказаться. К этому вынуждает их экономическая ситуация в западном мире, чем-то напоминающая ситуацию в 1945 г. после окончания Второй Мировой
Войны: кроме США, ответить на вызовы мировой ситуации в западном сообществе некому. США развивают и
совершенствуют свои средства воздействия на мир, максимально активизируя, как «мягкую» силу, так и военные
возможности. И, похоже, в ближайшем будущем будут решать свои задачи с помощью стратегии «сетевых войн».
Ключевым понятием для этой стратегии является термин «сеть». В «американском» английском помимо
существительного «network» появился и глагол «to network» – охватить сетью, внедрить сеть, подключить к
сети. В основе сетевых войн лежит информационное воздействие на мировые структуры и процессы в условиях, когда экономика материального производства постепенно заменяется экономикой знания, с тем, чтобы
контролировать процесс принятия решений за счет активизации информационного обмена. Структуры сбора
и обработки информации в Соединенных Штатах получают массу эмпирических данных, которые позволяют им ориентироваться, как в динамике мировых социально-экономических процессов, так и в направлениях
их дальнейшего развития. Основой стратегии сетевой войны являются «операции базовых эффектов» (effects
based operations) – совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей,
нейтральных сил, врагов в ситуациях мира, кризиса и войны.
Понятно, что влияние – это выражение «мягкой» силы. Однако в каждом случае, когда «друзья,
нейтральные силы и враги» этому влиянию не поддаются, США употребляют «твердую силу» – мощную
глобальную сетевую структуру военного присутствия включающую более, чем 300 военных баз, расположенных в самых различных регионах мира, а также путем постоянного патрулирования мирового океана. С
1
2
Korten D.C. When Corporations Rule the World. West Hartford, CT: Kumarian Press, 1995, pp. 133–172.
3 Ibid., p. 137.
4 Ibid.
Adelman J. "Why The U.S. Remains The World's Unchallenged Superpower." Forbes. S. Forbes, 24 Nov. 2013. Web.
<http://www.forbes.com/sites/realspin/2013/11/24/why-the-u-s-remains-the-worlds-unchallenged-superpower/>.
35
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
2002 г. в Пентагоне сформирована управленческая структура, охватывающая весь Земной шар, разделенный
на 6 зон ответственности региональных командований вооруженных сил США.
Смысл сетевых войн, которые США собираются практиковать в текущем столетии, заключается в превращении субъектов управления, в первую очередь, национальных государств, в управляемых марионеток еще до
того, как США попытаются нанести им окончательное поражение военной силой. Некоторые исследователи
называют это «выигрышем битвы до ее начала». Пока что в современном мире США – единственное государство, которое обладает необходимым экономическим и военным потенциалом, системой международного присутствия, которые делают возможным полномасштабное использование арсенала сетевых войн.
По сути, мировое противостояние СССР и США как двух центров силы в XX столетии тоже было своего
рода формой мировой контроля, ибо требовало мобилизации всех экономических, военных и даже культурно-нравственных ресурсов. Это было противостояние на грани войны, на грани взаимного уничтожения, а
для реализации его целей использовалось «сетевое программирование», объединяющее пропагандистское
влияние, экономическое воздействие и военную угрозу в комплексную стратегию мировой политики. Каждая из сторон, таким образом, делала максимум возможного, чтобы обеспечить свое выживание.
В условиях XXI столетия, когда на глобальные стратегические просторы в качестве второго государства
мира выдвигается Китайская Народная Республика, подобное двустороннее противостояние тоже вполне
реально. Такое взаимодействие может воспроизвести двухполюсный формат. Однако если противостояние
СССР и США обеспечивали в основном, национальные системы, радикальным образом отличные, то нынешнее экономическое, индустриально-техническое могущество Китая и других стран Азии, обеспечено за
счет экспансии транснациональных корпораций, инвестиций западных капиталов и ноу-хау. Иначе говоря,
экономические системы новых влиятельных государств сформированы в основном технологиями вестернизации. Это создает принципиально новую геополитическую конфигурацию возможной двухполярности.
Уже сегодня Китай и США существуют, как две мощные, взаимозависимые структуры: Китай испытывает
острую потребность в хай-тек и ноу-хау, и только США могут обеспечить возможные масштабы китайских закупок и программ; Китай, в свою очередь, фактически уже на протяжении десятилетий, выкупает американскую
экономику из кризиса, инвестируя в деловые бумаги и другие казначейские обязательства США огромные суммы
своих золотовалютных резервов. В условиях этой взаимозависимости отнюдь не исключены противоречия, противостояния и конфликты, однако возможность мирового термоядерного конфликта представляется минимальной.
Благодаря быстрому экономическому и политическому подъему Китая и Индии на рубеже XX и XXI столетий, транснациональные корпорации получили возможность значительно расширить ареалы своих глобальных действий, и уходить с завоеванных позиций они не собираются. Следовательно, всякий крупный мировой
конфликт, который ущемлял бы интересы получения прибыли транснационалами, становится маловероятным.
Глобальный капитализм в этих условиях может подвергнуться весьма радикальной трансформации, и будет
поставлен перед необходимостью выделения ресурсов на ликвидацию хронических мировых проблем – борьбы с бедностью, эпидемиями, хаосом и неуправляемостью в ряде государств мира. Это может сделать мир более безопасным для жизни будущих поколений, но путь к этому, желаемому результату подвержен многим
опасностям, откатам назад, и совсем не исключает крупные мировые конфликты, несмотря на значительные
издержки для участвующих сторон.
ЛИТЕРАТУРА
1. Adelman J. "Why The U.S. Remains The World's Unchallenged Superpower." Forbes. S. Forbes, 24 Nov. 2013. Web.
<http://www.forbes.com/sites/realspin/2013/11/24/why-the-u-s-remains-the-worlds-unchallenged-superpower/>.
2. Amable B. Les cinq capitalisms. Diversité des systèmes économiques et sociaux dans la mondialisation. Paris: Seuil, 2005.
3. Amable B. The Diversity of Modern Capitalism. Oxford: Oxford University Press, 2003.
4. Amin S. Capitalism in the Age of Globalization: The Management of Contemporary Society. London: Atlantic Highlands, New
York: Zed Books, 1996.
5. Arrighi G. The Long Twentieth Century: Money, Power, and the Origins of Our Times. London – New York: Routledge, 2003.
6. Arrighi G., Silver B. Adam Smith in Beijing, Lineages of the Twenty-First Century. London – New York: Verso, 2007.
7. Carroll W.K., Carson C., Fennema M., Heemskerk E., Sapinski J.P. The Making of a Transnational Capitalist Class: Corporate
Power in the Twenty-First Century. New York: Zed Books, 2010.
Drucker P.F. Post-Capitalist Society. London – New York: Routledge, Taylor & Frencis Group, 1993.
Frieden J.A. Global Capitalism: Its Fall and Rise in the Twentieth Century. New York: W.W. Norton, 2006.
Harris R. "Organizing America: Wealth, Power, and the Origins of Corporate Capitalism." Economica 72.287 (2005): 556–558.
Howell J. "Civil society, corporatism and capitalism in China." Journal of Comparative Asian Development 11.2 (2012): 271–297.
Hutton W., Giddens A., Myers N. "On the Edge: Living With Global Capitalism." Nature 404.6774 (2000): 124–124.
Gupta S. Corporate Capitalism and Political Philosophy. London: Pluto, 2002.
Kindleberger C.P. Economic Growth in France and Britain, 1851–1950. New York: Harvard University Press, 1964.
Korten D.C. When Corporations Rule the World. West Hartford, CT: Kumarian Press, 1995.
Lin N. "Capitalism in China: A Centrally Managed Capitalism (CMC) and Its Future." Management and Organization Review
7.1 (2011): 63–96.
17. Litvin D. Empires of Profit: Commerce, Conquest and Corporate Responsibility. New York – London: Texere, 2003.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Антонович, И. И. Корпоративная власть и сетевые войны / И.И. Антонович // Пространство и Время. — 2014. —
№ 1(15). — С. 30—36. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.13.
36
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
Великий архитектор. Художник Уильям Блейк. Фрагмент. 1794.
УДК 177:32
Нижников С.А.
Учение о «совестливом компромиссе» Ивана Ильина
и доктрина Никколо Макиавелли
________________
Нижников Сергей Анатольевич, доктор философских наук, профессор, Российский университет
дружбы народов (Москва)
E-mail: [email protected]
Тема насилия  ненасилия сегодня остра как никогда, что делает необходимым установление границы данных понятий. Этому способствует анализ концепции Ивана Ильина о противлении злу силой,
которую он формировал, критикуя пацифизм Льва Толстого (непротивление злу силой). Исследование
данной концепции Ильина, как правило, подменяется субъективной позицией авторов современных
работ в отношении рассматриваемой доктрины. В данное статье мы предприняли предметный анализ,
опираясь на центральное в данном случае понятие, вводимое Ильиным,  «совестливый компромисс» в
сравнении концепции русского философа с установками Никколо Макиавелли.
Ключевые слова: макиавеллизм, макиавелльство, насилие, ненасилие, непротивленчество, мораль, политика, совесть.
________________
Не в силе Бог, но в Правде.
Александр Невский
Проникновенную теорию совести Ильин представил в своих работах «Путь духовного обновления» и «Поющее сердце». Он отмечает: «Совесть указывает человеку прежде всего и больше всего на единый, нравственно
лучший исход из данного жизненного положения»1; «совесть есть состояние нравственной очевидности», она
не ограничивается рассудком и не сводится к нему. Кроме того, «долг исчезает в свободном и добром хотении
совести»2. Важно также подчеркиваемое Ильиным универсальное содержание совести: «…совестный акт, если
только он верно пережит и осуществился сполна, несет всем людям однородные содержания и ведет их в одном
1
2
Ильин И.А. Пути России. М.: Вагриус, 2007. С. 114.
Там же. С. 118, 122. Но и здесь Ильин иррационализирует ее понятие, лишая разумности, превращая в некий инстинкт, эмоцию.
37
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Иван Александрович Ильин
(1883–1954)
Обложка первого издания
«О сопротивлении злу
силою» (Берлин, 1925)
Обложка первого издания
«Путь духовного обновления»
(Белград, 1935)
Обложка первого издания
«Поющее сердце» (Мюнхен,
1958)
и том же направлении». И, вместе с тем, «совестный акт, в отличие от всякого формального закона, имеет в
виду не общее всем людям, а индивидуальное состояние одного человека; он не уравнивает людей, а зовет каждого отдельно к осуществлению всего добра, которое ему доступно, и всей справедливости, которая причитается от него другим людям»1. Здесь Ильин преодолевает формализм кантовского долга и его абстрактноморальное толкование совести: «…так как каждый практически-жизненный случай индивидуален, единственен
в своем роде, то надо искать не общего правила, а личного указания для личного поведения в данном конкретном жизненном случае»2. И далее русский философ приводит множество глубоких и верных характеристик
совести: целостность («совестная цельность человеческой души»3), счастье, вдохновение, истина и др. Наиболее важным в нашем контексте является то, что благодаря совести человек созревает к внутренней свободе и
тем самым пролагает путь к свободе политической. Однако разрабатывая доктрину о противлении злу силой,
Ильин постепенно отходит от этих ясных, глубоких и верных положений.
Согласно И.А. Ильину, применяя необходимую силу для обуздания злодея, человек неизбежно умаляет и
искажает свою личную праведность4. Он почему-то изначально полагает, что «путь силы и меча не есть праведный путь», и задается странным вопросом: «Но разве есть другой, праведный?» 5. Тогда получается, что
Ильин сознательно разрабатывает методологию неправедного, но вынужденного пути противления силой? Однако неправедность не нуждается в доказательстве того, что она неправедна, если она сама признала свою неправедность, тем более что и сам автор опознает ее как таковую, т.е. неправедную. У Ильина получается совершенно парадоксальная противоестественная ситуация, когда неправедность должна быть оправдана, но не
доказательством ее праведности, а именно в ее неправедности. Это абсурд, для обоснования которого Ильин
вводит новое понятие духовного или совестливого компромисса. Философ едва ли осознавал, что сам себе создал моральную ловушку, угодил в нее и, угодив, пытается оправдаться.
Показательно то, что в первой основной работе Ильина это понятие еще не ярко выражено. Более явственно оно проступает во второй, – в одноименной лекции, прочитанной в 1931 г. и опубликованной впервые в 1984 г., где он также буквально повторяет места из первой книги. Тем не менее, видимо, критика оппонентов, в том числе Н. Бердяева, высказанная в отношении первой работы, заставила Ильина продолжить
методологические изыскания оправдания своего понимания сопротивления злу силой, которое, по идее его
критиков, по сути превращалось в сопротивление злу насилием, приближаясь к позиции Макиавелли.
Идя своим путем обоснования «праведной неправедности» (а по сути «праведности неправедности» или
«неправедной праведности»), если можно так выразиться, то есть, признавая неправедность насильственных действий, обосновывать все же необходимость их применения, Ильин естественным образов вступает в противоречие с совестью. Не может быть двойной совести: с одной стороны, осуждающей насилие, а с другой, – оправдывающей его. Понимая это, Ильин говорит о с о в е с т л и в о м к о м п р о м и с с е , при котором человек, осознавая неправедность поступка, все же совершает его из осознания его необходимости. Так он пишет, что «жизненная мудрость состоит не в мнительном праведничании, а в том, чтобы в меру необходимости мужественно
вступать в неправедность, идя через нее, но не к ней, вступая в нее, чтобы уйти из нее»6. Но уйти так просто, как
вступить, не удастся. Ильин же, тем не менее, полагает, что «сопротивляющийся должен решиться на духовно
необходимый, хотя и неправедный путь»; «Желая блага... взять на себя неправедность... как бы отойти от блага; и
притом с полным сознанием того, что он совершает»; необходимы лишь «чистые руки для нечистого дела»7. И
«только лучшие люди способны вынести эту неправедность»; такой герой «не праведен, но прав»8 (!?). Эти луч1
2
3
Там же. С. 124–125.
Ильин И.А. Поющее сердце // Собр. соч.: В 10 т. М., 1994. Т. 3. С. 365.
Там же. С. 364.
4
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 81.
5
Ильин И.А. О сопротивлении злу силой (1931 г.) // Там же. С. 428.
6
Там же. С. 428.
7
Там же. С. 430, 434.
8
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 202.
38
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
шие люди вынуждены бороться со злодеями нелучшими средствами1. В этих высказываниях мы видим фактическое провозглашение тезиса Макиавелли: «благая цель оправдывает любые средства»2. Бердяев был отчасти прав,
утверждая, что для обоснования данной позиции, Ильин пытается еще и заручиться Евангелием, даже называет
такую вынужденную насильственную неправедность подвигом: «Он берет на себя неправедность, но не для себя,
а во имя Божиего дела»3 – просто потом необходимо «как следует» помолиться, и Бог простит. Таким образом
получается, что Ильин призывает идти еще и на компромисс с Богом. Однако советь для верующего также есть
глас Божий в сердце человека, какие же здесь возможны компромиссы?
Компромисс с совестью – это бессовестность (буквально) и аморальность, и не может быть другого компромисса по определению. Человек или следует голосу совести, т.е. морали, – или не следует ему, т.е. впадает
в аморализм. И третьего здесь не дано. Это прекрасно осознавал Кант, требуя безусловного исполнения велений морального разума, однако при этом склонялся иногда к другой противоположности, в отличие от Ильина.
Отечественный мыслитель идет на компромисс с совестью для оправдания насилия, в то время как Кант, – для
сохранения принципов морали требует безусловного и абсолютного их исполнения без учета конкретной реальной жизненной ситуации, которая не всегда столь проста и логична (рациональна), какой может быть моральная теория. Иными словами, моральный человек у Канта, в отличие от трактовки Ильина, не может идти
на компромисс с собственной совестью, что автоматически, как полагает Кант, привело бы его к аморализму. С
другой стороны, Ильин не согласен абсолютизировать моральные нормы без учета реальной жизненной ситуации, как это происходит у Канта, когда догматическое следование абстрактному моральному правилу может
приводить к аморализму и подлости в реальной человеческой жизни4. Однако компромисс с действительностью и совестью у Ильина в итоге приводит к нивелированию уже самого морального принципа. Если Кант –
раб абстрактного морального требования, то Ильин – эмпирической ситуации.
Данные противоречия у Ильина, с одной стороны, и у Канта, с другой, возникают из-за недопонимания
сущности морали и исполнения ее требований, т.е. понятия совести, которая определяет поведение человека.
Отвечая Ильину, можно сказать, что совесть – уже есть компромисс, но не между праведностью и подлостью, насилием и ненасилием, моралью и жизнью (что было бы, по сути, бессовестным), а между моральным идеалом, абстрактным и абсолютным требованием нравственности и реальной эмпирической жизнью
человека. Совесть – это применение этого идеала к жизни, то есть разумно-моральный компромисс, указывающий на то, как в бесчеловечных условиях жизни хоть в какой-то степени, а именно – максимальной из
возможных, реализовать идеал ненасилия. Степень реализации этого идеала зависит от чистоты совести
конкретного человека, т.е. от высоты его морального идеала и конкретной жизненной ситуации, в которой
он находится. Моральный поступок есть именно компромисс на основе совести (а не помимо нее или с ней),
возникающий в результате соотнесения морального идеала и жизненной ситуации.
Методологическое заблуждение Ильина состоит в попытке достичь компромисса с совестью и при этом
остаться правым, или, по иному, признать собственную вынужденную подлость и необходимость несовестливого насилия: то есть изначально признавать необходимость бессовестного поступка, а потом просто раскаяться в нем. С точки зрения морали это абсолютно невозможно, абсурдно и, в итоге, аморально. Логически получается, что Ильин, стремясь так или иначе обосновать за пределами совести необходимость применения насилия, выходит за границы ненасилия и самой морали. Здесь промах не только в теории и методологии, но и в жизни такая сознательная установка вряд ли возможна: человек не может считать правильным
то, что он делает, если это за пределами его совести. Если же он совершил нечто, что противоречит его совести, то этот «компромисс» будет выражаться в муках совести, т.е. в том, что человек не может признать правильным то, что он совершил вопреки голосу совести. Противоречить в поступке своей совести и одновременно считать, что так надо – такая ситуация возможна лишь как конфликтная, ненормальная (если не шизофреническая, связанная с раздвоением личности); она должна разрешиться или в то, что голос совести победит, или в то, что он замолчит. Но осуществлять поведение в условиях указанного конфликта постоянно
как реализацию принципа сопротивления злу невозможно. Это невротическое состояние, которое не может
быть методом осуществления ненасильственного поведения и политики.
Неверный методологический путь, избранный Ильиным и связанный с «совестливым компромиссом», исходит из неадекватного понимания статуса совести. Она у Ильина занимает место морального идеала: ответ совести
у него «не сообразуется ни с какими обстоятельствами, не применяется ни к каким соображениям, не обусловливает себя никакими данными ограничениями». Однако уже со времен Сократа известно, что совесть требует конкретного поступка от человека или воздержания от негодного. Кроме того, у Ильина совесть оказывается чуть ли
не бессознательным инстинктом, лишенным разума и слепым: «…совесть дает ему, бессловесно и немысленно,
эмоционально волевым толчком тот единственный ответ, который она дает всегда и дает всем: о самом лучшем,
об идеальном совершенном отношении, о единственно праведном; и притом так, что этот бессловесный, но активно-понуждающий ответ, как бы порыв к определенному действию, сообщается человеку без участия мысли
или слова»5. Возможно, структура совести, ее психология сложна и носит комплексный характер, в ней может
1
2
Там же. С. 204.
Макиавелли пишет о политическом деятеле: «Пусть обвиняют его поступки, лишь бы оправдывали результаты, и он всегда
будет оправдан, если результаты окажутся хороши...» (Макиавелли Н. Государь и Рассуждение на первые три книги Тита Ливия. СПб.: Типография Тиблина и Ко (Неклюдова), 1869. С. 148). Следует правильно понимать этот тезис, так как он не
направлен на апологию насилия: высшей политической целью для Макиавелли является самосохранение государства, в котором итальянский политик и философ видел гаранта человеческой жизни, свободы и имущества граждан. При этом целью для
Макиавелли всегда оставалось «общее благо», во имя которого олитический лидер должен «не отклоняться от добра, если это
возможно, но уметь вступить на путь зла, если это необходимо» (Макиавелли Н. Соч. Т. 1. М.–Л.: Academia, 1934. С. 289).
3
Ильин И.А. О сопротивлении злу силой (1931 г.) // О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 434.
4
См.: Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 8.
5
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 184.
39
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
присутствовать и первоначальный неосмысленный призыв, идущий от абстрактного морального идеала, уже заложенного в душе человека. Но можно ли признать совесть, в таком усеченном виде, лишь неразумным и бессловесным позывом к праведности? Кант бы с такой трактовкой явно не согласился, да и для религии это вряд ли
подошло бы, так как Бог открылся человеку в том числе в слове и разуме, а не в бессознательных порывах. У
Канта же совесть немыслима без разума, она по сути и является моральным разумом. Ильин, в силу своего «усеченного» понимания (скажем мягко) совести, пришел к необходимости «совестливого компромисса» – компромисса вне самой совести, но на основе своеобразного софистического рассуждения.
Еще одно квазипонятие Ильина – «н р а в с т в е н н а я н е п р а в е д н о с т ь ». Звучит примерно так же, как
«деревянное железо», но данное понятие необходимо в силу избранного метода рассуждения, обоснования доктрины насильственного сопротивления. Ильин исходит из того, что праведный поступок не всегда возможен и
бывает объективно недоступен. В этом случае возникает необходимость в неправедном поступке, который, однако, не является грехом и злом, ибо сопротивление злу уже потому, что это сопротивление злу – оправдано: «Самое сопротивление злу, как таковому, всегда остается благим, праведным и должным». Таким образом, возможно
сам того не замечая, Ильин приходит к утверждению позиции Макиавелли – благая цель оправдывает любые
средства. Но если Макиавелли не пытался при этом оправдаться, то Ильин эти неблагие средства стремится представить как хотя и неправедные, но требуемые от субъекта некой все же нравственностью, несмотря на то, что в
итоге получается какое-то шизофреническое, расколотое в себе самосознание, одновременно и праведное и неправедное, нравственное и безнравственное – «негреховное совершение неправедности»1.
Пол Робинсон в своей статье (2003) специально останавливается на различиях в методе применения силы у Макиавелли и Ильина. Он отмечает, что герой Макиавелли выше принципов морали, он их игнорирует,
в то время как Ильин этого не делает2. Действительно, герой Ильина страдает по поводу собственной подлости, но, тем не менее, считает ее не только допустимой, а и необходимой. Итак, здесь и там – насилие во
благо, но один признает его выше морали (или признает мораль внутренне присущей ему, – Макиавелли),
другой, совершая то же самое, пытается оправдать то, что морально оправдать невозможно (Ильин). Кто
здесь более честен – очевидно. При этом у героя Ильина отнюдь не муки совести, ведь он совершает неблагой поступок, осознавая его бессовестность. Это некая узаконенная ложь самому себе. А затем, задним числом должно приноситься покаяние, – здесь еще и попытка «ввести в заблуждение» Бога.
Сам, видимо, чувствуя несуразность своей логики и своих выводов, Ильин пытается раскритиковать и,
как он выражается, «абсолютное оправдание и освящение силы и меча». При этом он критикует Мартина
Лютера и иезуитов, которые, осудив преднамеренное человекоубийство, тем не менее, допускали его в исключительных случаях. Так, он ссылается на иезуита Бузенбаума, который отмечал, что «по велению Божию
можно убивать невинного, красть, развратничать, ибо Он есть Господин жизни, и смерти, и всего, и потому
должно исполнять Его повеление»3. Ильин пытался одновременно осудить данную теорию и одновременно
оправдать насилие во благо. Но в итоге получилось его фактическое возвращение к тому, что до того подвергалось его критике, так как для Ильина неправедные средства являются «не просто “позволенными” (хотя
и не “освященными”), а обязательными во всей их неправедности». При этом Ильин стремится ввести моральные ограничения: «Сопротивление силою и мечом допустимо не тогда, когда оно “возможно”, а когда
необходимо...»4. Но ведь даже эта необходимость не может сделать неправедное праведным.
«Отвергающие меч, – пишет Ильин, – настаивают на том, что путь меча есть неправедный путь. Это верно – в
смысле абсолютной нравственной оценки; это неверно – в смысле указания практического исхода»5. Уже в этом
высказывании содержится ряд противоречий: во первых, разрывается теория и практика, во вторых, путь меча
сам по себе не есть ни неправедный, ни праведный, так как все зависит от того, в каких целях он используется. В
данном случае происходит странная вещь: Ильин, сторонник применения силы и даже насилия в борьбе со злом,
саму эту силу отказывается признать праведной. Меч для него, как и для толстовцев и пацифистов – всегда неправеден. Но в отличие от первых Ильин допускает его применение в случае необходимости, используя для
оправдания «совестливо-духовный компромисс». В этом случае оказывается, что с точки зрения абсолютной морали пацифисты правы, так как применение меча всегда у Ильина компромисс с совестью. Таким образом, мыслитель одновременно оказывается в плену как позиции Макиавелли, где цель оправдывает любые средства, так и
в плену у пацифистской точки зрения, не допускающей применения силы ни в каком случае. Из-за противоречий
в избранной методологии и неверного использования терминологии философ оказался заложником тех взглядов,
против которых был направлен весь его труд О сопротивлении злу силой. Или же следует признать, что Ильин в
действительности, как указывал Бердяев, является сторонником позиции Макиавелли, более того, он построил
систему суждений и доказательств (хотя и неудачную) для всецелого ее оправдания. Но так как мораль никак не
может этого признать, пришлось идти на «совестливый» (бессовестный) компромисс с самой моралью. В. Чернов
так описывал эту диалектику: «Начав “запросом” о реабилитации насилия, он кончил отходом на вторые позиции, развенчанием насилия. Но, приняв это развенчание в чутко-совестливой формулировке беспощадных к себе
подвижников освободительного движения, он подвел контрабандой под нее и совершенно другого рода “физическое понуждение” – не оборонительное и освободительное...»6.
Сам Ильин, видимо, замечает, что скатывается к тезису Макиавелли цель оправдывает средства. И чтобы
оправдаться (формально он не причисляет себя к его сторонникам и осуждает их), он разрывает связь между целью и средствами, полагая, что их необходимо рассматривать и оценивать изолированно. Пришел он к этому вы1
2
3
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 189.
Робинсон П. «О сопротивлении злу силою»: Иван Ильин и необходимость войны // Там же. С. 509.
Цит. по: там же, с. 191. Стоит отметить, что католическая церковь уже в XVIII в. осудила данные представления.
4
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 192–194.
5
Там же. С. 197.
6
Чернов В. Мир, Меч и Мiр // Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 356.
40
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
воду, критикуя иезуитскую трактовку, согласно которой «цель сообщает деяниям их специфическую ценность, и
в зависимости от хорошей или дурной цели деяния делаются хорошими или дурными»1, что позволяло оправдать
любые средства для достижения этой благой цели. Пытаясь свою позицию противопоставить иезуитской, Ильин
уходит в другую недопустимую крайность, рассматривая средства и цель совершенно автономно. Однако, согласно тезису гуманистической политики, цель не безучастна к средствам, и использование негодных средств
извращает саму цель. Позицию Ильина Чернов определил как «православный иезуитизм»2. Можно добавить, что
в своей отрицательной части рассуждения Ильина о совестливом компромиссе и других квазипонятиях представляют собой псевдоправославное макиавелльство3, т.е. допускаются все же неблагие средства для реализации благой цели, несмотря на все оговорки, во множестве приводимые Ильиным.
Но наиболее откровенно Ильин пишет о разрабатываемом им «совестливом компромиссе» в работе Учение о компромиссе и дурных средствах. Эта публичная лекция 1935 г. была впервые издана только в 2006 г.
и оттого недоступна ранее для исследователей его творчества и оппонентов. Здесь он, подытоживая свои
изыскания, выделяет три типа компромиссов:
1. Компромисс пассивный, до совести (в нашей терминологии это пацифизм);
2. Компромисс активный, против совести (в нашей терминологии – макиавеллизм);
3. Компромисс активный, по совести: «человек ищет праведного исхода, – поясняет Ильин, – не находит его и идет на компромисс» (в нашем понимании – позиция Макиавелли, «макиавелльство»).
В этом третьем случае он также выделяет два подпункта:
А) случай праведника – путь жертвования осуществлением цели;
Б) случай борца – жертвование «своею личной безукоризненностью».
Именно этот второй подпункт и считается Ильиным единственно приемлемым.
Здесь возникают два вопроса.
Первый. Почему в случае праведника осуществляется жертвование целью? Праведник если чем и жертвует, то только тем, что у него есть, или лично собой. При этом у него нет и не может быть компромисса с
совестью, так как он руководствуется именно ею, за что и называется праведником. В этом случае нет никакого противоречия между целью и средствами – и то и другое является благим. Это цельная моральная личность, она объединяет в себе и праведника и борца, потому что невозможно быть праведником, не борясь со
злом в себе и окружающем мире, хотя средства борьбы в своей основе здесь духовно-нравственны.
Второй вопрос. Почему в случае «борца» речь идет о «компромиссе по совести»? Ведь «борец» Ильина не
находит праведного исхода в рамках совести, выходит за ее границы и ищет компромисса с совестью вне ее! Поэтому это компромисс внесовестный, а значит – бессовестный, так как не может быть совестливого поступка вне совести. Ильин критикует, с одной стороны, теорию непротивления Толстого, с другой, – «католическо-иезуитский метод», когда «цель оправдывает или даже освящает средства» (Макиавелли он почему-то при этом не упоминает).
Этим ложным позициям он противопоставляет «предметно-философский» и «верный традициям православного
духа» метод «совестного опыта». Вот как он поясняет последний: «благая цель никогда, ни при каких обстоятельствах не оправдывает тех средств, которые неприемлемы для совести, но это не значит, – продолжает Ильин, и в
этом вся суть, – что нам, людям, в этой земной жизни удастся избежать этих средств»4. Дальше – больше: Ильин
поясняет, что человеческое призвание на Земле «не исчерпывается нравственным совершенствованием лица»; что
«жизнь шире и разностороннее добродетели»; что «совершенство Божие не есть токмо совершенство любви, свободы, справедливости и милосердия...»; что «Человек от человека оторван; человек человеку недоступен; человек на
свете одинок...»; «духовная сила праведника имеет свой предел перед лицом сущего злодейства» и т.д. А вывод такой: все сказанное «в высшей степени затрудняет человеку ведение духовного труда на земле и оборону этого труда
и этих задач – одними средствами любви, свободы, доброты, справедливости, искренности и самоотречения – не
разрешить... Оказывается, что борьба за эти совестные цели земной жизни иногда и даже нередко требует от человека не тех средств, не тех поступков, которые указываются совестью...»5.
Ильин утверждает далее, что уголовный кодекс и криминальный аппарат, государство в целом требуют законов,
«которые часто бывают не совсем справедливы или совсем несправедливы». Непонятно, о каком государстве ведет
речь Ильин – сторонник правосознания и законности, – если о правовом, то там должны быть только справедливые
всецело легитимные законы, исходящие из морали, если нет – то такое государство неприемлемо. От иезуитства
(позиции Макиавелли) он отличает себя тем, что признает неправедные средства неправедными, однако, так же, как
и иезуит, готов их осуществлять. Называя свою позицию «православным воззрением» он, признавая «меч или коварство», требует после этого «душевно-духовного очищения». Главное здесь, «тщательно проверить, что эти неблагие средства действительно ведут к этой благой цели и что в данном случае эти неблагие средства действительно
необходимы». И, наконец, откровенное признание: «мудрость нашего православия исходит из того, что благая цель
делает необходимыми неблагие средства в борьбе за дело Божие на земле». Чем не иезуитство – но Ильин перемуд1
2
3
Цит. по: Там же. С. 195.
Чернов В. Мир, Меч и Мiр // Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. М., 2007. С. 347.
О различии тезиса Макиавелли (только благая политическая цель оправдывает любые средства) и тезиса макиавеллизма
(цель оправдывает любые средства), который есть опровержение Макиавелли см.: Нижников С.А. Мораль и политика в
социокультурном контексте [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2013.
Т. 2. Вып. 1. Режим доступа: http://e-almanac.space-time.ru/assets/files/Tom%202%20Vip%201/rubr1-sistema-koordinat-st1nizhnikov-2013.pdf (см. также: «Можно сказать, что макиавеллизм есть опровержение Макиавелли…» – Мерло-Понти М.
Знаки. М.: Искусство, 2001. С. 256–257).
4
Ильин И.А. Учение о компромиссе и дурных средствах // Собр. соч.: Справедливость или равенство? М., 2006. С. 427–429.
5
Там же. С. 432–433.
41
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
рил иезуитов вкупе с Макиавелли, добавляя к своему высказыванию: «но не оправдывает их и не освящает»1.
Помимо этого изощренного макиавелльства, Ильин совершенно запутывает читателя в своей методологии
и употребляемых терминах. Приведем красноречивое в этом отношении высказывание: «Человек должен нести
бремя своего необходимого компромисса сам и не перелагать его ни на Бога, ни на свою совесть» 2. Что же тогда это такое «человек сам»? Это не голос ни его морали, ни Бога? Чем же он должен руководствоваться?
Только некой необходимостью вне морали? Но тогда будет полный аморализм. Зачем Ильину нужны все эти
длительные ухищрения с «совестливыми компромиссами»? Не проще ли было бы назвать праведное праведным, а неправедное – неправедным? При этом каждый человек, и каждый народ сохраняют право на силовую
самозащиту в случае насилия и агрессии. Ведь кроме Льва Толстого и пацифистов, этого никто не оспаривал.
Зачем надо было писать по этому поводу трактаты, если достаточно здравого смысла?3 Из указанного выше
ясно: Ильин хочет сказать что-то иное, а именно – утвердить своими аргументами нечто неприглядное с точки
зрения морали, а именно реабилитировать насилие как таковое – вне- или надморальное (и тем самым аморальное) насилие. Именно в этом его отличие от иезуитов и макиавеллизма, равно откровенно признававших
насилие, условием и оправданием которого должна быть благая целью, – в отличие от них Ильин стремится
оправдать насилие само по себе – безусловное насилие.
ЛИТЕРАТУРА
1. Бердяев Н.А. Кошмар злого добра. О книге И. Ильина «О сопротивлении злу силою» // Ильин И.A.: Pro et contra. Лич-
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
ность и творчество Ивана Ильина в воспоминаниях, документах и оценках русских мыслителей и исследователей:
Антология. СПб.: РХГИ, 2004. С. 658–673.
Ильин И.А. Пути России. М.: Вагриус, 2007.
Ильин И.А. Поющее сердце // Собр. соч.: В 10 т. Т. 3. М.: Русская книга, 1994. С. 227–380.
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою // О сопротивлении злу силою. PRO ET CONTRA. М.: Айрис-пресс, 2007. С.
29–214.
Ильин И.А. О сопротивлении злу силой (1931 г.) // О сопротивлении злу силою. PRO ET CONTRA. М.: Айрис-пресс,
2007. С. 416–434.
Ильин И.А. Учение о компромиссе и дурных средствах // Собр. соч.: Справедливость или равенство? М.: ПСТГУ, 2006.
С. 415–443.
Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия // Соч.: В 8 т. М.: Чоро, 1994. Т. 8. С. 256–262.
Макиавелли Н. Государь и Рассуждение на первые три книги Тита Ливия. СПб.: Типография Тиблина и Ко (Неклюдова), 1869.
Макиавелли Н. Соч. Т. 1. М.–Л.: Academia, 1934.
Мерло-Понти М. Знаки. М.: Искусство, 2001.
Н.П.В[акар]. О сопротивлении злу (на докладе И.А. Ильина) // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. Т. 5. М. : Русская книга,
1995. С. 295–296.
Нижников С.А. Мораль и политика в социокультурном контексте [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2013. Т. 2. Вып. 1. Режим доступа: http://e-almanac.spacetime.ru/assets/files/Tom%202%20Vip%201/rubr1-sistema-koordinat-st1-nizhnikov-2013.pdf
Робинсон П. «О сопротивлении злу силою»: Иван Ильин и необходимость войны // О сопротивлении злу силою. PRO
ET CONTRA. М., 2007. С. 497–519.
Чернов В. Мир, Меч и Мiр // О сопротивлении злу силою. PRO ET CONTRA. М., 2007. С. 332–356.
Guseinov A.A. "What Kant Said, or Why Is It Impermissible to Lie for the Sake of Good?." Russian Studies in Philosophy 48.3
(2009): 26–47.
Morgan A.L. "Multidimensional Thinking about Force Ethics: A Matter of Method and Content." Journal of Religious Ethics
38.3 (2010): 545–578.
Negrov A.I. "An Overview of Liberation Theology in Orthodox Russia." HTS: Theological Studies 61.1 & 2 (2005): 291–326.
Raskin D.I. "Russian Nationalism and Issues of Cultural and Civilizational Identity." Russian Politics and Law 46.6 (2008):
28–40.
Robinson P. "On Resistance to Evil by Force: Ivan Il'in and the Necessity of War." Journal of Military Ethics 2.2 (2003): 145–159.
Timmermann J. "Kant on Conscience,“Indirect” Duty, and Moral Error." International Philosophical Quarterly 46.3 (2006):
293–308.
Velleman J.D. "The Voice of Conscience." Proceedings of the Aristotelian Society, New Series 99.1 (1999): 57–76.
Wood A.W. Kantian Ethics. Cambridge: Cambridge University Press, 2008.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Нижников, С. А. Учение о «совестливом компромиссе» Ивана Ильина и доктрина Никколо Макиавелли /
С.А. Нижников // Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 37—42. Стационарный сетевой адрес: 22267271provr_st1-15.2014.21.
1
2
3
Там же. С. 434, 439, 441, 443.
Там же. С. 441.
На это указывал уже Бердяев (см.: Бердяев Н.А. Кошмар злого добра. О книге И. Ильина «О сопротивлении злу силою» //
Ильин И.A.: Pro et contra. Личность и творчество Ивана Ильина в воспоминаниях, документах и оценках русских мыслителей и исследователей: Антология. СПб.: РХГИ, 2004. С. 658–673) и кадет Н.П. Вакар. Приведем высказывание последнего:
[«теория» Ильина] «...по существу сводится к бесспорному в своей примитивности утверждению о том, что «бессмысленно
отстаивать для злодея свободу беспрепятственного злодеяния» (Н.П.В. О сопротивлении злу (на докладе И.А. Ильина) //
Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. Т. 5. М., 1995. С. 295–296).
42
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
УДК 1(091):16:17
Лобовиков В.О.
Проблема универсалий
в свете двузначной алгебры метафизики
как формальной аксиологии:
использование ценностных функций
«бытие-s-в-w» и «бытие-s-вне-w» для экспликации проблемы
________________
Лобовиков Владимир Олегович, доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник
Института философии и права Уральского отделения РАН
E-mail: [email protected]
В двузначную алгебру метафизики как формальной аксиологии вводятся ценностные функции
«бытие s в w» и «бытие s вне w» от двух ценностных переменных sи w. Даются точные табличные
определения этих ценностных функций и отношения их формально-аксиологической эквивалентности в алгебре метафизики. Предлагаются точные дефиниции понятий «формально-аксиологическое
противоречие» и «закон метафизики» в этой алгебре. С помощью данных определений в построенной
дискретной математической модели метафизики генерируются системы уравнений и законов, уточняющих философские понятия «бытие-универсалии-в-вещи», «бытие-универсалии-вне-вещи», «бытие-универсалии-в-чувственно-воспринимаемой-вещи».
Ключевые слова: бытие-универсалий-вещей-в-этих-вещах, алгебра-метафизики, формальнаяаксиология, ценностная-переменная, ценностная-функция, бытие-s-в-w, бытие-универсалий-вещейвне-этих-вещей, бытие-s-вне-w.
________________
1. Порфирий и Боэций о проблеме универсалий
Философское учение Платона об идеях1 и логико-философское наследие Аристотеля2, в частности, его
учение о категориях неявно содержали в себе проблему бытия универсалий и различные варианты ее решения.
Многочисленные комментаторы Платона и Аристотеля, в частности, такие знаменитые как Порфирий3 и
Боэций4, лишь обострили ситуацию, сделав трудности отчасти более явными и осознанными, но совершенно
точной формулировки проблемы и ее удовлетворительного решения они так и не дали. Неопределенность, как
вопросов, так и ответов, сохранилась. Комментируя «Категории» Аристотеля, Порфирий писал: «…– я буду
избегать говорить относительно родов и видов, – существуют ли они самостоятельно, или же находятся в одних только мыслях, и если они существуют, то тела ли это, или бестелесные вещи, и обладают ли они отдельным бытием, или существуют в чувственных предметах и опираясь на них: ведь такая трактовка вопроса заводит очень глубоко и требует другого, более обширного исследования»5.
В свою очередь, комментируя комментарий Порфирия к «Категориям» Аристотеля, Боэций писал:
«…существует много вещей, которые имеют бытие в других; от этих других они либо вообще не могут быть отделены, ибо, раз отделенные, никоим образом не продолжают своего существования. Это
легко продемонстрировать на примере, уже приведенном как-то мимоходом: линия в теле есть нечто; и
тем, что она есть, обязана телу, то есть получает свое бытие благодаря телу, в чем нетрудно убедиться –
ведь если она отделена от тела, она больше не существует. Ибо кто и когда воспринимал отделенную от
тела линию и каким чувством?
Но дух, принимающий от чувств в себя все вещи нерасчлененными и перемешанными с телами, соб1
Платон. Федон, Пир, Федр, Парменид. М.: Мысль, 1999. 528 с.
Аристотель. Аналитики первая и вторая. М.: Госполитиздат, 1952. 439 с.; Он же. Топика // Соч. в 4 т. Т. 2. М.: Мысль,
1978. С. 347–531; Он же. Об истолковании // Соч. в 4 т. Т. 2. М.: Мысль, 1978. С. 91–116; Он же. Метафизика: Переводы;
Комментарии; Толкования. СПб. – Киев: Алетейя; Эльга, 2002. 826 с.; Он же. О душе. СПб.: Питер, 2002. 220 с.
3
Порфирий. Введение к «Категориям» финикийца Порфирия, ученика ликополитанца Плотина // Аристотель. Категории.
М.: Соцэкгиз, 1939. С. 51–76.
4
Боэций. Комментарии к Порфирию // Боэций. «Утешение философией» и другие трактаты. М.: Наука, 1990. С. 5–144.
5
Порфирий. Указ. соч. С. 53.
2
43
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
ственной своей силой и размышлением расчленяет их. Ибо все бестелесные вещи подобного рода, получающие свое бытие в телах, чувство передает нам вместе с самими телами. Но зато дух, наделенный способностью связывать разъединенное, а соединенное разлагать, так расчленяет переданные ему вещи, спутанные
чувствами и связанные телами, что они предстают перед нами для рассмотрения сами по себе в бестелесной
своей природе, отдельно от тел, с которыми срослись. При этом бестелесные [вещи], смешанные с телами,
обладают различными собственными признаками, которые они сохраняют, даже будучи отделены от тел.
Так вот, роды виды и прочие обнаруживаются либо в телесных вещах, либо в тех, чье существование
связано с телами; а если дух находит их в вещах бестелесных, он получает бестелесное понятие рода. Если же он усмотрит роды и виды телесного, то отделяет по своему обыкновению от тел бестелесную природу, и наблюдает ее одну и чистую в [виде] формы как таковой. Так, воспринимая все смешении с телами, отделяет дух бестелесное и рассматривает его и созерцает. Поэтому никто не назовет наше представление о линии ложным только от того, что мы в уме представляем ее существующей как бы помимо
тела, в то время как помимо тела она существовать не может. Ибо не всякое понятие, представляющее
вещь иначе, нежели эта вещь существует сама по себе, должно непременно считаться ложным, но только такое, которое, как было сказано, делает это в соединении (in compositione). Поэтому тот, кто соединяет человека с лошадью, неправ, полагая, будто кентавр существует. Напротив, такое понятие, которое
осуществляет это путем делений, абстракций и заимствований от тех вещей, в которых находятся (исследуемые предметы), не только не ложно, но одно только и может отыскать истинные свойства вещи.
Итак, предметы такого рода существуют в телесных и чувственно воспринимаемых вещах. Но постигаются они отдельно от чувственного, и только так может быть понята их природа и уловлены их
свойства. Поэтому мы мыслим роды и виды, отбирая из единичных предметов, в которых они находятся, черты, делающие эти предметы похожими. Так, например, из единичных людей, непохожих друг на
друга, мы выделяем то, что делает их похожими – человеческое (humanitas); и эта [черта] сходства, помысленная и истинным образом рассмотренная духом, становится видом; в свою очередь рассмотрение
сходства различных видов, которое не может существовать нигде, кроме как в самих видах или в составляющих их индивидах, производит род. Таким образом, они [т.е. роды и виды чувственного] существуют именно в единичных вещах (in singularibus). Мыслится же [только] общее (universalia), и видом следует считать не что иное, как мысль (cognatio), выведенную из субстанциального сходства множества несхожих индивидов; родом же – мысль, выведенную из сходства видов. Причем в единичных [предметах]
это сходство оказывается чувственно-воспринимаемым (sensibili), а в общих – умопостигаемым (intelligibilis); и наоборот, если оно чувственно-воспринимаемо, то пребывает в единичном, если же постигается
умом, то становится общим (universalis).
Итак, (роды, виды и прочие) существуют (subsistunt) в области чувственного, мыслятся же помимо
тел; при этом не исключено, что две вещи в одном и том же подлежащем различаются по смыслу, как,
например, выгнутая (curva) и вогнутая (cava) линии; они задаются (terminentur) разными определениями, и мыслятся по-разному, но в то же время находятся всегда в одном и том же подлежащем; ибо одна и
та же линия является и выгнутой и вогнутой. Точно так же обстоит дело и с родами и видами, то есть
единичность и общность (singularitas et universalitas) имеют одно подлежащее, но иначе мыслится общее, иначе – ощущается единичное в тех вещах, в которых имеют они свое бытие. На этом мы можем закончить, так как весь вопрос, я полагаю, разрешен.
Итак, роды и виды существуют одним способом, а мыслятся – другим; они бестелесны, но будучи
связаны с чувственными [вещами], существуют в области чувственного. Мыслятся же они помимо тел,
как существующие самостоятельно, а не как имеющие свое бытие в других. Однако Платон полагает,
что роды, виды и прочие не только мыслятся как общие, но и суть таковые, и что они существуют помимо тел. Аристотель же считает, что мыслятся-то они как бестелесные и общие, но существуют в чувственных [вещах]. Разбирать здесь их мнения я не счел уместным, ибо это – дело более высокой философии. Точку зрения Аристотеля мы изложили более подробно не потому, что считаем ее вернее всех
прочих, а потому, что эта книга [Порфирия] посвящена «Категориям», автор которых – Аристотель»1.
Итак, подражая примеру Порфирия, Боэций объявил о своем воздержании от «разбора мнений» Платона и
Аристотеля по поводу бытия универсалий, отнеся такой разбор к «более высокой философии». В результате,
его собственная позиция по этому вопросу осталась в значительной мере неопределенной2. Однако между
Порфирием и Боэцием существуют различия в подробности проработки деталей проблемы: Боэций вносит в
ее формулировку некоторые дополнительные элементы, ставит новые вопросы3. Существует также и филологический (лингвистический) аспект своеобразия исследуемых текстов Порфирия и Боэция. Например, Порфирий в своем комментарии пишет об «общем у множества предметов», имея в виду «общее у более-чем-одного
предмета»4. Боэций в своем комментарии пишет также и про «общее для многих вещей»5. Но и он (как Порфирий) часто использует «у», например, когда пишет о каком-то свойстве общем у некой вещи с некой другой
вещью6. Лингвистические единицы «у» и «для» играют в данном случае одну и ту же семантическую роль: их
1
Боэций. Указ. соч. С. 22–24.
Carré M.H. Realists and Nominalists. London: Oxford Univ. Press, 1946. 128 p.
Ibid.
4
Порфирий. Указ. соч. С. 65–69, 71–75.
5
Боэций. Указ. соч. С. 24, 25, 34, 58, 79, 119.
6
Там же. С. 108, 109, 115, 117, 121, 129, 132, 134.
2
3
44
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
можно считать синонимами. В чем же заключается семантическая роль этих «у» и «для»? Тщательный анализ
языковых контекстов показывает, что их семантическая роль заключается в снятии неопределенности значения
слова-омонима «общее (универсалия)». Исследуя формально-аксиологический аспект семантики естественного
языка, можно заметить наличие у этого слова-омонима двух качественно различных и даже противоположных
ценностных значений. В качестве таковых выступают ценностные функции «общее (что, кто) s» и «общее у
(чего, кого) s», где s играет роль ценностной переменной упомянутых функций. При этом выражение «общее
для (чего, кого) s» используется как синоним для выражения «общее у (чего, кого) s».
На качественное различие и даже противоположность указанных двух ценностных значений слова-омонима
«общее (универсалия)» впервые было обращено внимание в вышедших в 2012 г.статьях1, где это различие и противоположность были подвергнуты систематическому исследованию на уровне искусственного языка дискретной математической модели метафизики как формальной аксиологии. В указанных статьях было предложено
ранее не исследованное решение проблемы существования универсалий, опирающееся на формальноаксиологическую интерпретацию универсалий и реалий как ценностных функций от некоторого конечного числа
ценностных переменных. Представляя собой дальнейшее развитие формально-аксиологической концепции универсалий, представленной в указанных статьях, настоящая работа обращает внимание на существование такого
важного аспекта формально-аксиологической интерпретации проблемы универсалий, который не был предметом
упомянутых исследований. Такое упущение не было чистой случайностью: оно было обусловлено тем, что для
адекватного математического моделирования проблемы универсалий в ее полном объеме необходимо иметь возможность на уровне модели представить «бытие общего в (внутри) вещи w» и «бытие общего вне (за пределами)
вещи w», а такой возможности до сих пор не было. Чтобы она появилась, необходимо ввести в алгебру метафизики (как формальной аксиологии) некоторые дополнительные бинарные операции, а именно, целесообразно ввести ценностные функции (от двух ценностных переменных): «бытие, наличие, присутствие s в (внутри) w»; «бытие s вне (за пределами) w». Только в том случае, когда мы будем иметь в распоряжении точные определения
ценностно-функционального смысла указанных дополнительных бинарных операций алгебры метафизики, у нас
появится возможность сделать достаточно точной и ясной (на языке формально-аксиологической модели) формулировку метафизического вопроса Порфирия: «… обладают ли роды и виды (универсалии) отдельным бытием,
или существуют в чувственных предметах …?». Дело обстоит так потому, что в данную Порфирием формулировку этого вопроса на естественном языке входит выражение «…существуют в (внутри) …» и его присутствие в
этом вопросе неустранимо без потери смысла. Поэтому, стремясь к адекватному и достаточно полному решению
проблемы универсалий, ниже в данной статье мы перейдем к уточнению формально-аксиологической семантики
(т.е. точному определению ценностно-функционального значения) естественно-языкового выражения
«…существуют в …» (а также выражения «…существуют вне …»).
Когда точные дефиниции ценностно-функционального смысла «бытия s в w» и «бытия s вне w» будут в
нашем распоряжении, используя их, ниже в данной статье на уровне формально-аксиологической модели будут представлены вполне определенные ответы на вопросы: «Существуют ли универсалии (чувственных вещей) в чувственных вещах?»; «Существуют ли универсалии (чувственных вещей) вне чувственных вещей?» и
др. Если точных определений ценностно-функционального смысла «бытия s в w» и «бытия s вне w» нет, то
проблема универсалий в формально-аксиологической интерпретации естественно-языковых формулировок,
как Порфирия, так и Боэция, строго говоря, бессмысленна. В этом отношении мы разделяем мнение Т. Котарбиньского, который полагал, что в средние века знаменитая проблема универсалий была сформулирована недостаточно точно и ясно для того, чтобы быть предметом серьезного научного исследования, и, к сожалению,
остается таковой вплоть до настоящего времени2. Котарбиньский писал по этому поводу:
«Как решить проблему Порфирия? Кто прав – реализм или номинализм, и в какой форме – крайней или умеренной – принять одну из этих доктрин? Чтобы ответить на эти вопросы, следовало бы,
прежде всего, сформулировать в однозначных и достаточно определенных по своему значению терминах, как сами проблемы, так и различные их решения. К сожалению, многовековая полемика отнюдь не
выполнила этого условия. О каком понимании существования идет здесь речь, что значит существовать
вне вещей, что значит существовать в разуме и т.д. и т.п. Спор носил столь ожесточенный характер потому, что был выражением иных, житейских противоречий. А продолжался и продолжается до сих пор
он не только поэтому, но и потому, что невозможно разрешить спор, пока нет однозначного и достаточно ясного представления, о чем же, собственно, идет речь»3.
Такое критическое отношение к многовековому спору номиналистов и реалистов об универсалиях представляется совершенно обоснованным, так как нередко участники дискуссии использовали одни и те же слова в различных значениях. Часто никаких явных определений значений используемых слов не давалось. Многозначность, в особенности, омонимия используемых слов естественного языка в большинстве случаев не осознавалась
и не учитывалась. Такая плачевная логико-лингвистическая ситуация не могла не привести к путанице и досадным недоразумениям, затрудняющим взаимопонимание, порождающим многочисленные иллюзии логического
противоречия. В зарубежной логико-философской литературе вполне репрезентативными исследованиями про1
Лобовиков В.О. Формально-аксиологическая интерпретация средневекового спора между номинализмом, реализмом и концептуализмом (дискуссия об универсалиях и реалиях с точки зрения двузначной алгебры метафизики) // Вестник Новосибирского
государственного университета. Серия: Философия. 2012. Т. 10. № 2. С. 172–184; Он же. Формально-аксиологическая эквивалентность рационалистического и сенсуалистического критериев существования в двузначной алгебре метафизики. Дискретная
математическая модель ценностного аспекта рационалистического и сенсуалистического учений о бытии, непротиворечивости и
ощущении материи // Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки. 2012. № 2 (103). С. 5–21.
2
Котарбиньский Т. Спор об универсалиях в средние века // Избр. произв. М.: Изд-во иностр. Лит., 1963. С. 410–415.
3
Там же. С. 415.
45
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
блемы универсалий, вскрывающими ее неясность, сложность и глубину, являются работы Б. Рассела и M. Карре1.
В отечественной философской литературе адекватная картина чрезвычайно запутанной логико-лингвистической
ситуации вокруг спора об универсалиях и реалиях достаточно подробно представлена в фундаментальных работах С.С. Неретиной и А. Огурцова2. В связи с особой важностью проблемы универсалий для философских оснований математики, всесторонний глубокий анализ современной зарубежной литературы по теме представлен в
монографиях В.В. Целищева, посвященных философии математики3. Однако формально-аксиологический (ценностно-функциональный аспект) проблемы выпадал из поля зрения исследователей вплоть до появления упомянутых статей автора4. Но и в этих статьях, впервые рассмотревших формально-аксиологическую интерпретацию
проблемы универсалий, использованные выразительные средства алгебры формальной аксиологии не были достаточно богаты для того, чтобы на уровне дискретной математической модели точно ответить на вопрос Котарбиньского: «что значит существовать вне вещей, что значит существовать в разуме и т.п.? »5. Поскольку невозможно дать ясный и точный ответ на вопрос, сформулированный неточно и неясно, постольку в настоящей статье, прежде всего, нужно обеспечить точность и ясность формулировки формально-аксиологического аспекта
вопроса Котарбиньского6. А для этого необходимо дать целый ряд новых формально-аксиологических дефиниций, чему и посвящен следующий раздел настоящей статьи.
2. «Бытие универсалий-вещей-вне-этих-вещей» Платона
и «Бытие универсалий-вещей-в-этих-вещах» Аристотеля
с точки зрения двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии
В данной работе осуществляется дальнейшее развитие алгебры метафизики путем введения в нее еще двух
бинарных операций, а именно, ценностных функций (от двух ценностных переменных): «бытие, наличие, присутствие s в (внутри) w» и «бытие s вне (за пределами) w». При этом слова: «переменная»; «функция»; алгебра» и т.п. используются в их собственно математических значениях. Поскольку в одной статье невозможно
изложить всю систему точно определенных метафизических понятий, постепенно сформировавшихся в результате попыток приближения к выдвинутому Г.В. Лейбницем идеалу «философствования как вычисления»7,
постольку для знакомства с двузначной алгеброй метафизики читатель отсылается к монографиям автора данной статьи8. Однако чтобы сразу же ввести читателя в курс дела, здесь все-таки уместно заметить, что в основе
развиваемого направления философских исследований, систематически использующих искусственные языки,
понятия и методы дискретной математики, лежит принцип, согласно которому, в сущности, метафизика есть
формальная аксиология. При этом формальной аксиологией называется чистое учение об абстрактных ценностных формах, т.е. о формах ценностей, отвлеченных от их конкретного содержания.
То, что в настоящей статье метафизика трактуется как формальная аксиология, не является чем-то абсолютно беспрецедентным, не имеющим аналогов и предпосылок в истории философии. Предпосылки такой
трактовки метафизики существовали и развивались уже в античности. Так, например, рассуждая о метафизике
природы, многие философы Древней Греции на самом-то деле говорили и писали о ценностях, должном, справедливом, целесообразном и т.п. В частности, в учении Аристотеля о возникновении и уничтожении есть
фрагменты, которые представляют собой точное описание (на естественном языке) ценностных таблиц, определяющих «возникновение» и «уничтожение» как ценностные функции от одной переменной, принимающей
значения из множества {«хорошо», «плохо»}. (Областью изменения значений этих функций служит у Аристотеля то же самое двухэлементное множество). Например, в «Топике» он пишет:
«… то, возникновение чего есть что-то хорошее, само хорошо, и если оно само хорошо, то также и
возникновение его. Если же возникновение вещи есть нечто плохое, то и сама она плоха. С уничтожением же дело обстоит наоборот. А именно, если уничтожение вещи хорошо, то сама вещь есть плохое, а
если уничтожение вещи есть плохое, то сама она есть хорошее. Точно так же обстоит дело и с тем, что
способно производить и уничтожать. Действительно, то, что производит хорошее, само хорошо, а то,
что уничтожает хорошее, само плохо»9.
Понятно, что сам Аристотель никаких таблиц не чертил и термин «ценностная функция» не использовал.
Но некоторые важные предпосылки для систематического использования ценностных таблиц (функций) при
метафизических рассуждениях он создал. В наше время философы, связывающие метафизику с учением о
1
Рассел Б. Введение в математическую философию. М.: Гнозис, 1996. 240 с.; Он же. Исследование значения и истины. М.:
Идея-Пресс, 1999. 399 с.; Он же. Философия логического атомизма. Томск.: Водолей, 1999. 192 с.; Он же. Проблемы философии // Джеймс У. Введение в философию; Он же. Проблемы философии. М.: Республика, 2000. С. 153–279; Он же. Человеческое познание: Его сфера и границы. Киев: Ника-Центр; М.: Ин-т общегуманитарных исслед. 2001. 556 с.; Он же. История западной философии. Новосибирск: Сибирское университетское изд-во, 2003. 991 с.; Russell B. "On the Relations of
Universals and Particulars." Logic and Knowledge. London: Allen & Unwin, 1956, рр. 103–124; Carré M.H. Op. cit.
2
Неретина С.С., Огурцов А. Пути к универсалиям. СПб.: РХГА, 2006. 1000 с.; Они же. Реабилитация вещи. СПб.: Миръ, 2010. 800 с.
3
Целищев В.В. Философия математики. Новосибирск: Наука, 2002. 212 с.; Он же. Онтология математики: объекты и структуры. Новосибирск: Нонпарель, 2003. 240 с.
4
Лобовиков В.О. Формально-аксиологическая интерпретация средневекового спора…; Он же. Формально-аксиологическая
эквивалентность рационалистического и сенсуалистического критериев…
5
Котарбиньский Т. Указ. соч. С. 415.
6
Сам Котарбиньский не выделял этот аспект своего вопроса. Выделение указанного аспекта обусловлено формальноаксиологической интерпретацией проблемы универсалий.
7
Лейбниц Г.В. Соч. в 4 т. Т.3. М.: Мысль, 1984. С. 491–497.
8
Лобовиков В.О. Математическая этика, метафизика и естественное право (Алгебра метафизики как алгебра формальной
аксиологии). Екатеринбург: УрО РАН, 2007. 408 с.; Он же. «Ницщета философии» и ее преодоление «цифровой метафизикой». Екатеринбург: УрО РАН, 2009. 468 с.
9
Аристотель. Топика. С. 389.
46
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
ценностях, тоже встречаются, например, Хилари Патнэм, который пишет:
«Если бы я отважился быть метафизиком, думаю, что я создал бы систему, в которой не было бы
ничего, кроме обязательств. В созданной мною картине метафизически конечным было бы то, что мы
должны делать (должны говорить, должны думать). В моей фантазии о самом себе как о метафизическом
супер-герое все «факты» растворились бы в «ценностях». То, что в этой комнате есть стул, анализировалось бы (метафизически, а не концептуально, так как не существует «языка анализа» в этой фантазии)
посредством набора обязательств: обязательства думать, что в этой комнате находится стул, если,
например, эпистемологические условия являются (были) «хорошими»… Вместо того, чтобы сказать
вслед за Миллем, что стул является «постоянной возможностью ощущений», я сказал бы, что существует постоянная возможность обязательств. Я пошел бы даже дальше и сказал бы, что мои «данные ощущений», так любимые поколениями эмпиристов, являются ничем иным, как постоянными возможностями
1
обязательств в том же самом смысле. Однако я не столь отважен, увы!» .
В отличие от Патнема, автор настоящей работы отважился попытаться реализовать систематический анализ метафизики как системы, в которой нет ничего, кроме ценностей. То, что в самом начале пути еще не существует «языка анализа» абстрактной системы «чистых» ценностей, на мой взгляд, не является непреодолимым препятствием: язык для такого анализа можно создать искусственно. Для создания символической формальной аксиологии может быть использован прецедент создания символической формальной логики. Второе
отличие от Патнема: автор данной статьи рассматривает метафизику не просто как аксиологию, а как формальную аксиологию. При этом система метафизики конструируется и анализируется как система ценностных
форм, отвлеченных от их конкретного содержания. Первоначально (в середине XIX в.) символическая формальная логика возникла в виде двузначной алгебры логики. Аналогичным образом первоначально (в 70-х гг.
XX в.) символическая формальная аксиология возникла в виде двузначной алгебры формальной этики2. В
СССР того времени публиковать работы по математической формальной этике было невозможно: Поэтому в
70-х гг. прошлого века все рукописи статей и тезисов докладов на эту тему, посланные в журналы и на научные конференции, были отвергнуты. Однако времена меняются: с 1980 г. публикации, посвященные двузначной алгебре формальной этики, начали появляться. При этом по понятным причинам вместо названия «алгебра
формальной этики» часто использовалось «идеологически нейтральное (политкорректное)» название «алгебра
поступков». Алгебра формальной этики – частный случай алгебры формальной аксиологии. В самом общем и
абстрактном виде последняя была рассмотрена автором как алгебра метафизики лишь в 90-х гг. прошлого века
(после «перестройки»), а до этого алгебра метафизики (как абстрактной философии вообще) рассматривалась
им на уровне ее частного случая – двузначной алгебры формальной этики.
Последняя строится на множестве любых поступков (или субъектов), являющихся либо хорошими (добром), либо плохими (злом) с точки зрения некоторого оценивающего субъекта Σ («оценщика»), играющего
роль «системы отсчета» в теории относительности морально-правовых оценок. На упомянутом множестве
(морально-правовых актов и агентов) определяется множество унарных и бинарных алгебраических операций,
представляющих собой морально-правовые ценностные функции (слово «функция» используется здесь в строго математическом смысле). Областью допустимых значений (ОДЗ) переменных этих функций является двухэлементное множество {х (хорошо), п (плохо)}. Элементы этого множества называются морально-правовыми
ценностными значениями поступков. Областью изменения значений этих ценностных функций является то же
самое двухэлементное множество {х (хорошо), п (плохо)}. Строчные буквы (s, w, z) обозначают моральноправовые ценностные формы (поступков или субъектов), отвлеченные от их конкретного содержания. Простые ценностные формы – независимые ценностные переменные, а сложные ценностные формы – ценностные
функции от этих переменных. В теории относительности морально-правовых оценок, являющейся алгеброй
формальной этики и естественного права, законом является всякая такая, и только такая ценностная функция, у
которой положительное морально-правовое значение инвариантно относительно любых преобразований «системы отсчета», т.е. относительно любых изменений «оценщика».
Чтобы промоделировать метафизические конструкции «бытие-общего-для-множества-вещей-в-этих-вещах»
Аристотеля и «бытие-общего-для-множества-вещей-вне-этих-вещей» Платона в двузначной алгебре метафизики
как формальной аксиологии, нужно представить их в самом общем виде на уровне абстрактно-теоретической
модели системы универсальных и неизменных ценностей. В данной статье моделирование исследуемых метафизических конструкций будет осуществляться на уровне важнейшего частного случая формальной аксиологии, а
именно, на уровне двузначной алгебры формальной этики (и естественного права). Чтобы приступить к моделированию, необходимо ввести в рассмотрение и точно определить относящиеся к делу ценностные функции.
Глоссарий (словарь используемых терминов) для следующей ниже таблицы 1. Символ €2ws обозначает
ценностную функцию (от двух ценностных переменных) «бытие, наличие, присутствие (чего, кого) s в (чем, ком)
w», т.е. внутри (чего, кого) w». Символ N2ws – ценностную функцию «небытие, отсутствие s в (внутри) w». Z2ws –
«бытие, присутствие (чего, кого) s вне (чего, кого) w, т.е. за пределами (чего, кого) w». Иначе говоря, Z2⍵ – «бытие, наличие s в (чем, ком) НЕ-w, т.е. внутри НЕ-w». Н2ws – «небытие, отсутствие s вне (чего, кого) w». К2ws –
«объединение, соединение (чего, кого) s и (чего, кого) w». S2ws – «разделение, разъединение (чего, кого) s и (чего, кого) w». М2ws – «множество, разделенность (чего, кого) w для (чего, кого) s». Е2ws – «единство, неделимость (чего,
1
2
Патнэм Х. Почему существуют философы? // Аналитическая философия: Становление и развитие. М.: ДИК, 1998. С. 506.
Лобовиков В.О. Границы применимости алгебры поступков в качестве средства анализа моральных оценок // Тезисы
конференции «Проблемы и перспективы использования логико-кибернетической техники». Свердловск: Областной совет
НТО, 1980. С. 51–54; Он же. Новая нелогическая интерпретация математического аппарата классической логики предикатов первого порядка // Логика, познание, отражение. Свердловск: Уральский ун-т, 1984. С. 33–58; Он же. Модальная логика
оценок и норм с точки зрения содержательной этики и права. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1984. 272 с.
47
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
кого) s для (чего, кого) w». L2ws – «(алетическая) необходимость (чего, кого) s для (чего, кого) w». U2ws – «универсальность, всеобщий характер (чего, кого) s для (чего, кого) w». Эти функции определяются таблицей 1.
Таблица 1.
Ценностные функции от двух ценностных переменных
w
х
х
п
п
s
х
п
х
п
€2ws
х
п
х
х
N2ws
п
х
п
п
Z2ws
х
х
х
п
H2ws
п
п
п
х
N2ws
п
х
п
п
К2ws
х
п
п
п
S2ws
п
х
х
х
М2ws
п
п
х
п
Е2ws
п
п
х
п
L2ws
п
п
х
п
U2ws
п
п
х
п
Глоссарий для следующей ниже таблицы 2. Символ Бw обозначает ценностную функцию от одной ценностной
переменной «бытие, существование (чего, кого) w». Нw – ценностную функцию «небытие, отсутствие (чего, кого)
w». Мw – «материальный, материальное (что, кто) w», или «материя, материальность, (чего, кого) w». Rw – «реальность, т.е. вещественность, (чего, кого) w». Вw – вещь (что, кто) w (вообще)». Тw – «мысль, мышление (понятие,
суждение, умозаключение) об w как объекте». Чw – чувство, чувственность, возможность чувственного восприятия
(чего, кого) w как объекта». Lw – «необходимость (чего, кого) w». L0w – «необходимость для (чего, кого) w». Iw – «невозможность (чего, кого) w». Рw – «возможность (чего, кого) w». Uw – «универсалия, т.е. общее, (что, кто) w». U0w –
«универсалия, т.е. общее, для (чего, кого) w». Еw – «единство (чего, кого), т.е. единое, (что, кто) w». Е0w – «единство
(единое) для (чего, кого) w». М0w – «множество (чего, кого) w». Эти функции определяются таблицей 2.
Таблица 2.
Ценностные функции от одной ценностной переменной
w
х
Бw
х
Нw
п
Мw
п
Rw
х
Вw
х
Тw
п
Чw
п
Lw
Х
L0w
п
Iw
п
Рw
х
Uw
х
U0w
п
Еw
х
Е0w
п
М0w
п
п
п
х
х
п
п
х
х
П
х
х
п
п
х
п
х
х
ОПРЕДЕЛЕНИЕ DF-1: ценностные функции Ω и Δ называются формально-аксиологически эквивалентными, если и только если они (Ω и Δ) принимают одинаковые ценностные значения из множества {х
(хорошо); п (плохо)} при любой возможной комбинации ценностных значений (х или п) переменных.
Отношение формально-аксиологической эквивалентности ценностных функций Ω и Δ обозначается символом «Ω=+=Δ». В естественном русском языке отношение формально-аксиологического тождества
(Ω=+=Δ) выражается разными средствами, например, словами «эквивалентно», «значит», «означает»,
«является», «есть», иногда заменяемыми тире. Поскольку эти же самые слова-омонимы имеют вполне
определенные значения в формальной логике, не совпадающие с их формально-аксиологическими значениями, постольку на стыке формальной аксиологии и логики необходимо употреблять указанные омонимы осторожно, чтобы исключить возможность нечаянной «подмены понятий и тезисов».
ОПРЕДЕЛЕНИЕ DF-2: законом алгебры метафизики как формальной аксиологии является любая такая, и только такая ценностная функция, которая принимает значение «хорошо» при любой возможной
комбинации ценностных значений своих переменных. Иначе говоря, закон алгебры метафизики есть
ценностная функция-константа, принимающая значение «хорошо». Если Ω есть некая ценностная
функция, то она есть закон метафизики, если и только если Ω=+=х.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ DF-3: формально-аксиологическим противоречием в алгебре метафизики называется ценностная функция, принимающая значение «плохо» при любой возможной комбинации ценностных значений своих переменных. Иначе говоря, формально-аксиологическое противоречие есть ценностная функция-константа, принимающая значение «плохо». Если Ω есть некая ценностная функция, то она есть формально-аксиологическое противоречие, если и только если Ω=+=п.
Используя данные выше определения, можно получить следующий ниже список уравнений алгебры метафизики, моделирующих учение Аристотеля о «существовании универсалий (т.е. общего у множества вещей) в
(этих) вещах». Справа от каждого уравнения (после двоеточия) помещен его перевод с искусственного языка
на естественный (язык).
1) €2ВwU0М0Вw=+=х: бытие универсалии (т.е. общего у множества вещей) w в вещах w – закон алгебры метафизики.
2) N2ВwU0М0Вw=+=п: небытие универсалии (т.е. общего у множества вещей) w в вещах w – формально-аксиологическое противоречие.
3) €2ЧВwU0М0ЧВw=+=х: бытие универсалии (т.е. общего у множества) чувственных вещей w в чувственных вещах w – закон алгебры метафизики.
4) N2ЧВwU0М0ЧВw=+=п: небытие универсалии (т.е. общего у множества) чувственных вещей w в
чувственных вещах w – формально-аксиологическое противоречие.
5) €2МВwU0М0МВw=+=х: бытие универсалии (т.е. общего у множества) материальных вещей w в
материальных вещах w – закон алгебры метафизики.
6) N2МВwU0М0МВw=+=п: небытие универсалии (т.е. общего у множества) материальных вещей w в
материальных вещах w – формально-аксиологическое противоречие.
7) €2YВwU0М0YВw=+=х: бытие универсалии (т.е. общего у множества) единичных вещей w в еди-
48
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
ничных вещах w – закон алгебры метафизики.
8) N2YВwU0М0YВw=+=п: небытие универсалии (т.е. общего у множества) единичных вещей w в
единичных вещах w – формально-аксиологическое противоречие.
9) БU0М0YВw=+=€2ТYВwU0М0YВw: бытие универсалии (т.е. общего у множества) единичных вещей w
есть бытие этой универсалии в мысли (понятии, суждении, умозаключении) об единичных вещах w.
Приведенная выше система формально-аксиологических уравнений, представляющая собой дискретную математическую модель метафизической проблемы бытия универсалий, очень интересна, так как на уровне этой
модели значение выражения «бытие (универсалии вещей w) в (вещах w)» точно определяется как ценностная
функция «бытие (общего для множества вещей w) в (вещах w)». Поэтому, согласно провозглашенному Г.В. Лейбницем идеалу «вычислительной философии»1, чтобы обосновать, что бытие универсалий (= общего для множества) вещей в этих вещах есть закон метафизики, нужно просто «посчитать»: «вычислить» ценностную функцию «бытие (общего для множества вещей w) в (вещах w)», а затем сравнить результат с данным выше точным
определением понятия «закон метафизики».
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
ЛИТЕРАТУРА
Аристотель. Аналитики первая и вторая. М.: Госполитиздат, 1952. 439 с.
Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 2. М.: Мысль, 1978. 687 с.
Аристотель. Метафизика: Переводы; Комментарии; Толкования. СПб; Киев; Алетейя; Эльга, 2002. 826 с.
Аристотель. О душе. СПб.: Питер, 2002. 220 с.
Боэций. Комментарии к Порфирию // Боэций. «Утешение философией» и другие трактаты. М.: Наука, 1990. С. 5–144.
Котарбиньский Т. Спор об универсалиях в средние века // Избр. произв. М.: Изд-во Иностр. Лит., 1963. С. 410–415.
Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. Т. 3. М.: Мысль, 1984. 734 с.
Лобовиков В.О. Границы применимости алгебры поступков в качестве средства анализа моральных оценок // Тезисы
конференции «Проблемы и перспективы использования логико-кибернетической техники». Свердловск: Областной
совет НТО, 1980. С. 51–54.
Лобовиков В.О. Новая нелогическая интерпретация математического аппарата классической логики предикатов первого порядка // Логика, познание, отражение. Свердловск: Уральский ун-т, 1984. С. 33–58.
Лобовиков В.О. Модальная логика оценок и норм с точки зрения содержательной этики и права. Красноярск: Изд-во
Красноярского ун-та, 1984. 272 с.
Лобовиков В.О. Математическая этика, метафизика и естественное право (Алгебра метафизики как алгебра формальной
аксиологии). Екатеринбург: УрО РАН, 2007. 408 с.
Лобовиков В.О. «Ницщета философии» и ее преодоление «цифровой метафизикой». Екатеринбург: УрО РАН, 2009. 468 с.
Лобовиков В.О. Формально-аксиологическая интерпретация средневекового спора между номинализмом, реализмом и
концептуализмом (дискуссия об универсалиях и реалиях с точки зрения двузначной алгебры метафизики) // Вестник
Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. 2012. Т. 10. № 2. С. 172–184.
Лобовиков В.О. Формально-аксиологическая эквивалентность рационалистического и сенсуалистического критериев
существования в двузначной алгебре метафизики. Дискретная математическая модель ценностного аспекта рационалистического и сенсуалистического учений о бытии, непротиворечивости и ощущении материи // Известия Уральского федерального университета. Серия 3: Общественные науки. 2012. № 2 (103). С. 5–21.
Неретина С.С., Огурцов А. Пути к универсалиям. СПб.: РХГА, 2006. 1000 с.
Неретина С.С., Огурцов А. Реабилитация вещи. СПб.: Миръ, 2010. 800 с.
Патнэм Х. Почему существуют философы? // Аналитическая философия: Становление и развитие. М.: ДИК, 1998. С.
495–509.
Платон. Федон, Пир, Федр, Парменид. М.: Мысль, 1999. 528 с.
Порфирий. Введение к «Категориям» финикийца Порфирия, ученика ликополитанца Плотина // Аристотель. Категории.
М.: Соцэкгиз, 1939. С. 51–76.
Рассел Б. Введение в математическую философию. М.: Гнозис, 1996. 240 с.
Рассел Б. Исследование значения и истины. М.: Идея-Пресс, 1999. 399 с.
Рассел Б. Философия логического атомизма. Томск.: Водолей, 1999. 192 с.
Рассел Б. Проблемы философии // Джеймс У. Введение в философию; Рассел Б. Проблемы философии. М.: Республика,
2000. С. 153–279.
Рассел. Б. Человеческое познание: Его сфера и границы. Киев: Ника-Центр; М.: Ин-т общегуманитарных исслед.
2001. 556 с.
Рассел. Б. История западной философии. Новосибирск: Сибирское университетское изд-во, 2003. 991 с.
Целищев В.В. Философия математики. Новосибирск: Наука, 2002. 212 с.
Целищев В.В. Онтология математики: объекты и структуры. Новосибирск: Нонпарель, 2003. 240 с.
Carré M.H. Realists and Nominalists. London: Oxford Univ. Press, 1946. 128 p.
Russel B. "On the Relations of Universals and Particulars." Logic and Knowledge. London: Allen & Unwin, 1956, рр. 103–124.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Лобовиков, В. О. Проблема универсалий в свете двузначной алгебры метафизики как формальной аксиологии:
использование ценностных функций «бытие-s-в-w» и «бытие-s-вне-w» для экспликации проблемы / В.О. Лобовиков //
Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 43—49. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st115.2014.22.
1
Лейбниц Г.В. Указ. соч. С. 491–497.
49
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 537.8
Высикайло Ф.И.
Эквивалентные функциональные свойства
массы и энергии при их радиальных пульсациях
в 4D пространстве-времени.
Часть 1. Асимптотические парадоксы и их решение.
Когерентные квантово-инерционные 4D явления
в пульсирующих плазмоидах. Пульсары Высикайло
_________________
Высикайло Филипп Иванович, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник,
Московский радиотехнический институт РАН (Москва), ФГБНУ «Технологический институт сверхтвердых и новых углеродных материалов» (Троицк).
E-mail: [email protected]
Обобщаются асимптотические парадоксы, обусловленные влиянием старших производных с малыми коэффициентами на функционирование в пространстве-времени аттрактивных гравитационных
и кулоновских вращающихся 4D систем. С точки зрения проективной дифференциальной геометрии
аналитически исследуется обобщённый 2D радиальный пульсар Высикайло-Кеплера, пульсирующий
между гравитационным и центробежным или кулоново-квантовыми «зеркалами». Впервые сообщается
об открытии кулоновских пульсаров Высикайло. Оказывается, общие знания, полученные при решении одних уравнений, можно и обязательно следует использовать при решении, казалось бы, совсем
иных уравнений, а многое, открытое в одних областях наук, может и должно быть открыто, исследовано и применено в других науках.
Ключевые слова: асимптотические парадоксы, радиальный пульсар, когерентные явления, пульсирующие плазмоиды, квантовые звёзды, обобщённый пульсар Кеплера, обобщённый квантово-кулоновый
пульсар Выикайло.
_________________
Введение
Физику можно разделить на экспериментальную и теоретическую. Однако теоретическая физика без эксперимента это уже не физика. Реальная физика – это всегда 4D физика явлений в пространстве и времени (пространствами большей метрики занимаются математики). Экспериментальную физику, прежде всего, интересует, что
измерять и как измерять. Ключевой вопрос теоретической физики: «Какую физическую величину или их систему принять в качестве инварианта при исследовании тех или иных явлений материального мира?» Отсюда следует, что связующим звеном между экспериментальной и теоретической физикой выступает ФИЗИЧЕСКАЯ ВЕЛИЧИНА. ФИЗИЧЕСКАЯ ВЕЛИЧИНА выполняет функцию ЭТАЛОНА. Эталон или их LT-система
могут модифицироваться со временем в пространстве. Смена эталона (или LT-системы эталонов) может происходить в виде плавного процесса или скачкообразно. И в том и в другом случае это нестационарный (во времени) и
не локальный (занимающий в 3D пространстве определенный объем) 4D-процесс в 4D-пространстве-времени.
Структура исследований 4D-скачков эталонов сводится к определению:
1. Системы пространственно-временных величин.
2. Меры Пространства.
3. Меры Времени.
4. Стандартное изображение законов природы в системе LT (в проективной дифференциальной 4D
геометрии).
5. Законы сохранения (энергии, массы и т.д.).
6. Энергия и мощность. Свободная и связная энергия. Температура и энтропия.
7. Система замкнутая или открытая система.
8. Система гидростатическая (непульсирующая) или гидродинамическая (пульсирующая, т.е. отражающаяся от системы «зеркал»).
9. Системы равновесные или неравновесные.
10. Процессы диссипативные или антидиссипативные (кумулятивные).
11. Механизм устойчивой неравновесности.
12. Неустойчивое равновесие и развитие.
50
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
13. Ограничение процессов диссипативных (распыла) и процессов кумулятивных (ограничение неограниченной кумуляции).
14. Интерференция нескольких неустойчивостей и порождение пульсара, пульсирующего от одной неустойчивости к другой (между двумя или системой отражающих «зеркал») и т.д.
15. Детализация в 4D пространстве-времени системы «зеркал», кумулирующих, диссипирующих и отражающих энергомассовоимпульсные потоки (ЭМИП).
16. Резонансов, синергетических и даже когерентных явлений в 4D пространстве времени.
17. Стабильных и метастабильных, локализованных в 3D пространстве состояний систем ЭМИП.
В данной работе впервые обобщаются асимптотические парадоксы, обусловленные влиянием старших
производных с малыми коэффициентами на функционирование в пространстве-времени аттрактивных гравитационных и кулоновских вращающихся 4D систем со скачками эталонов. С точки зрения проективной дифференциальной геометрии далее аналитически исследуется обобщённый 2D радиальный пульсар ВысикайлоКеплера, пульсирующий между гравитационным и центробежным (пульсар Кеплера) или кулоново-квантовыми
«зеркалами» (пульсар Высикайло). Впервые сообщается об открытии кулоновских пульсаров Высикайло, обусловленных сменой эталонов в процессе кумуляции и диссипации гравитирующей массы квантовых частиц.
1. Система пространственно-временных величин
Далеко не каждая величина может быть УНИВЕРСАЛЬНЫМ ЭТАЛОНОМ. В соответствии с требованиями
Дж. Максвелла, А. Пуанкаре, Н. Бора, А. Эйнштейна, В. Вернадского, Р. Бартини физическая величина является универсальной тогда и только тогда, когда ясна ее связь с пространством и временем (в LT-системе).
Связь пульсаций в пространстве и времени потенциальных и кинетических энергий выявлена в задаче Кеплера и
оформлена им в виде его законов. До трактата Дж. Максвелла «Об электричестве и магнетизме» (1873 г.) не была
установлена взаимосвязь массы с пространством (длиной) и временем (характерными частотами процессов, в
которых масса играет существенную роль). Размерность через длину и время для МАССЫ [L3 T-2] введена Максвеллом (вместе с обозначением в виде квадратных скобок). Согласно Максвеллу, «…любое выражение для какой-нибудь Величины состоит из двух факторов или компонент. Одним из таковых является наименование некоторой известной величины того же типа, что и величина, которую мы выражаем. Она берется в качестве эталона
отсчета. Другим компонентом служит число, показывающее, сколько раз надо приложить эталон для получения
требуемой величины. Эталонная стандартная величина называется Единицей, а соответствующее число – Числовым Значением данной величины»1. Максвелл показал, что массу можно исключить из числа основных
размерных величин. Это достигается с помощью двух определений понятия «сила»:
F = γ·M1·M2/r2; F = M·g.
Приравнивая эти два выражения и считая гравитационную постоянную величиной, независящей от времени и
характерного размера, что позволяет в определённой системе отсчёта считать её безразмерной, Максвелл получает: M·g = γ·M1·M2/r2, [M] = [L3·T-2]. Масса оказалась пространственно-временной величиной. Ее размерность:
объем [L3] с угловым ускорением [T-2]. Величина массы стала удовлетворять требованию универсальности.
Появилась возможность выразить все другие физические величины в пространственно-временных единицах измерения. Так выглядел результат в 1873 г., а еще раньше – в 1716 г. – к такой возможности пришел Герман в так называемой Форономии. Уже позже, в 1965 г., в журнале «Доклады АН СССР» (№ 4) была опубликована статья Р. Бартини «Кинематическая система физических величин». Следует отметить, что частным результатом такого подхода
Максвелла является закон пульсирования массы, испытывающей в качестве основного воздействия действие собственных гравитационных сил:
F/M = g → ω2 = F/Mr → T ≈ (ρ☼/ρ)0,5∙104 [с].
Здесь ρ – средняя плотность пульсирующей массы, ρ☼ – средняя плотность Солнца = 1,4 ·103 кг/м3)
Эти результаты имеют исключительное значение для обсуждаемой в данной статье проблемы – открытия
квантово-кулоновских пульсаров.
Таблица 1
Система пространственно-временных величин
Tk\Ln
L-1
L0
L1
Изменение
объемной
плотности
T-1
T0
1
Изменение
проводимости
L4
Скорость
изменения
силы
L5
Поверхностная
мощность
Изменение
плотности
тока
Давление
Угловое ускорение массы
Сила
Энергия,
момент силы
Изменение углового ускорения
Плотность
тока
Градиент
поля
Массовый
расход, ток
Импульс
Момент количества
движения
Массовая плотность, угловое
ускорение
Ускорение
Разность
потенциалов Масса
Магнитный
момент
Момент
инерции
Частота
Скорость
Скорость изменения потенциалов
Расход
объемный
Скорость
смещения
объема
Безразмерные
константы
Длина,
емкость
Поверхность
3D-Объем
T-4
T-2
L3
Изменение
давления
T-5
T-3
L2
Мощность
Максвелл Дж.К. Трактат об электричестве и магнетизме: В 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1989. 416 с.
51
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
В системе пространственно-временных величин размерность любой физической величины выражается
ЦЕЛЫМИ (положительными или отрицательными) ЧИСЛАМИ. Здесь нет дробных степеней, которые лишают
сам анализ размерности его прикладного значения (Таблица).
2. Обобщенные свойства LT системы
Каждая величина – это, прежде всего, понятие, отражающее сущность – инвариант определенного
класса систем реального мира, включая микро-, макро- и мезомир. Каждая величина – это:
− синтез качества и количества, где качество определяется именем, размерностью и единицей измерения, а количество – численными значениями величины;
− тензор. Он может быть представлен как скаляр, вектор, полиэдральный вектор;
− поток-волна, имеющий определенную размерность длины и частоты.
Переход от одной величины-понятия к другой означает переход к другому классу систем: с другой сущностью –
инвариантом, другим качеством, другой допустимой группой преобразования, с другими волновыми свойствами.
Система в целом – это, прежде всего, полная система универсальных мер-законов, отображающих
сущность СИСТЕМ реального мира и трансформаций этих СИСТЕМ в пространстве и времени.
Система (Таблица) является бесконечной. Это означает, что не существует ограничений на количество
мер-законов. В ходе развития научной мысли их список будет все время пополняться. Со временем можно будет заниматься конструированием физических процессов на базе Таблицы, выбирая систему основных физических величин. Для этого необходимо максимально возможно обобщить ряд физических задач по основной физической величине. В качестве таких величин в данной работе выбраны МОМЕНТ КОЛИЧЕСТВА ДВИЖЕНИЯ (МКД) И ПОЛНАЯ ЭНЕРГИЯ СИСТЕМЫ.
Система описания (Таблица) оказалась универсальным словарем понятий для всех прикладных математических теорий. Хотя система универсальных величин весьма «проста» – это только «видимость». Величины в системе имеют векторный характер, т. е. каждая из них имеет три орты. Они обозначаются: [Lx], [Ly], [Lz] – для ориентированных длин. Если отбросить фиксированные индексы ориентации, то любая физическая величина представляется «брутто-формулой»: [Ln Tk], где n и k – ЦЕЛЫЕ (положительные и отрицательные) ЧИСЛА. Все физически
измеряемые величины выводятся из двух основных и представляются в виде произведения целочисленных степеней длины [Ln], и времени [Tk]. При различных n и k имеем: безразмерные константы [L0 T 0], объекты геометрии [Ln T0], «временные» (в частности, частотно-временные) [L0 Tk] величины. Соединение «пространственных»
и «временных» величин дает словарь универсальных мер. Меры применяются для описания реальных 4D явлений в природе. Применение законов сохранения к тем или иным универсальным мерам определяют законы изменения геометрических и временных (частотных) величин. Выше мы получили связь периода или частоты процесса пульсаций от плотности массы при доминировании гравитационных сил. Аналогично можно получить зависимость характерной частоты в задаче Кеплера при условии доминирования сил центробежных:
ω2 = N2/Mr4 → ω ~ r-2
или гравитационных:
ω2 = GM/r3 → ω ~ r-3/2.
При сохранении энергии и уменьшении характерных размеров системы (в кумулирующей системе) обязаны возрастать характерные частоты и, наоборот: с увеличением размеров (в диссипирующей системе) характерные частоты процессов обязаны уменьшаться. В реальном мире мы наблюдаем и процессы кумуляции (фокусировки) и процессы диссипации. Встает естественный вопрос: «Если процесс кумуляции начался, то какой
4D процесс его останавливает?» Кроме этого, уже при диссипации (распыле), встает вопрос: «А что за 4D процессы останавливают или ограничивают 4D процессы диссипации?» Оказывается в динамических системах по
мере кумуляции (уменьшения характерных размеров) происходит генерация новых степеней свободы (усиление вращения1, нарушение нейтральности2 и т.д.3). Генерация новых степеней свободы (новых универсальных
мер и соответствующих им новых сил) разрушает неограниченную кумуляцию, следующую из закона сохранения универсальной меры. В этом случае можно говорить об отражающих «зеркалах», разрушающих неограниченную кумуляцию. Диссипативный распыл ограничивают процессы кумулятивные (гравитация, кулоновские силы и др.). Эти наблюдения и кумуляции, и диссипации в реальном мире позволяют ввести понятие о
кумулятивно-диссипативных структурах (КДС), открытых и описанных в наших предыдущих работах4.
1
2
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Явления неограниченной кумуляции. М.: Наука, 1988. 171 с.
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах в газоразрядной плазме. // ЖЭТФ. 2004.
Т. 125. № 5. С. 1071–1081; Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the Electron Treatment of Surfaces of
Charged Plasmoids (from Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic Cores): Self-Condensation (SelfConstriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part 1. General Analysis of the Convective Cumulative–Dissipative Processes Caused by the Violation of Neutrality: Metastable Charged Plasmoids and Plasma Lenses." Surf. Eng.
Applied Electrochem. 48.1 (2012): 11–21; Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the Electron Treatment
of Surfaces of Charged Plasmoids (from Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic Cores): SelfCondensation (Self-Constriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part II. Analysis, Classification,
and Analytic Description of Plasma Structures Observed in Experiments and Nature. The Shock Waves of Electric Fields in
Stars." Surf. Eng. Applied Electrochem. 48.3 (2012): 212–229; Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the
Electron Treatment of Surfaces of Charged Plasmoids (from Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic
Cores): Self-Condensation (Self-Constriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part III. Behavior
and modification of quasi-stationary plasma positively charged cumulative-dissipative structures (+CDS) with external influences." Surf. Eng. Applied Electrochem. 49.3 (2013), 222–234.
3
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах. Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2013.
352 с.; Vysikaylo Ph.I. Op. cit., part 1–3.
4
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах …; Vysikaylo Ph.I. Op. cit., part 1–3.
52
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
Однако до сих пор физики рассматривают процессы диссипации (распыла, разбрасывания, разбазаривания или рассеивания) ЭМИП и процессы кумуляции (фокусировки) ЭМИП раздельно. Так, обычно, физикитеоретики, а за ними и математики, замечают только один процесс, например, рассеивание, диффузию, распыл – диссипацию (Колмогоров, Тьюринг, Пригожин, Хакен, Дж.И. Тейлор, Дж. фон Нейман, Курдюмов и
др.). Явления только кумуляции исследовали Эйлер (точки либрации, вернее, кумуляции), Лагранж (треугольные точки либрации), Безант (кавитация), Рэлей (кавитация), Гудерлей (схождение ударной волны),
Забабахин, Зельдович, Нигматулин (сонолюминесценция) и др. Определение кумуляции, данное Я.Б. Зельдовичем в предисловии к работе Е.И. и И.Е. Забабахиных 1 – «Кумуляция, т.е. концентрация в малом объеме
силы, энергии или другой физической величины, представляет собой важнейшее явление природы», – является наиболее удачным и полным определением, как вынужденной кумуляции, так и самофокусировки
ЭМИП в экстремальных природных явлениях в любых сплошных средах 2.
КДС являются структурами с ограниченной кумуляцией и ограниченной диссипацией. Кумулятивные явления могут доминировать в одной части структуры, а в другой части происходит диссипация ЭМИП. Примерами КДС могут служить молнии, электрические шнуры, смерчи, торнадо, циклоны и др.3. Кумулятивные и
диссипативные процессы и соответствующие им «зеркала» могут быть разнесены во времени и пространстве,
как в задаче Кеплера (рис. 1). Синергизм и когерентные явления, обусловленные соорганизацией противоположностей в единый дуальный конвективный процесс, приводят к формированию конвективных кумулятивнодиссипативных структур (КДС). Случай разрушения неограниченной кумуляции с центробежным (инерционным) 2D-зеркалом рассмотрен в работе Забабахиных4, система магнитных 3D-зеркал, захватывающих заряженные частицы, – пробкотроны (магнитные 3D-ловушки) исследованы Арцимовичем5.
3. Обобщение 2D-задач Кеплера и Забабахина
и 3D-задачи Арцимовича-О.Лаврентьева
Выбор момента количества движения в качестве основной физической величины привел к возможности
описать ряд интересных явлений в КДС как в плоскости вращения6 (2D-геометрия), так и в объеме 7 (3D –
геометрии). Все началось еще в 1609 г., когда появилась «Новая астрономия…» Иоганна Кеплера (1571–
1630). Его законы новой небесной механики категорически отрицали возможность неподвижного положения
спутников рядом с планетой. В то время даже великий Г. Галилей не понимал, как планеты могут вращаться
по эллиптическим орбитам, т.е. радиально пульсировать (то приближаться, то удаляться) на своей орбите по
отношению к Солнцу – аттрактору. Галилей был убежден, что планеты в 2D-геометрии могут вращаться
только равномерно, т.е. двигаться по окружностям (с постоянным расстоянием до Солнца) 8. (Аналогично в
настоящее время астрофизики не понимают, как может радиально пульсировать в 3D-геометрии масса в
плотных звездах, с плотностью выше плотности белых карликов (звездотрясения). Исключение ими делается
только для звезд цефеид и для объяснения их пульсаций предложен специальный механизм 9). При движении
планеты (тела) по окружности кинетическая энергия движения и гравитационная энергия остаются величинами постоянными, как и полная энергия планеты. В этом плане можно говорить о гидростатичности системы с вращающейся по окружности в центральном силовом поле планетой или телом. При движении же
по эллиптической орбите Кеплера тело, то приближается к центру аттрактора (кумулирует к аттрактивному
центру), то удаляется (диссипирует) от него, т.е. радиально пульсирует на орбите, как бы постоянно отражаясь от системы «невидимых зеркал», тем, формируя радиально пульсирующую КДС (рис. 1–3). Функциональные свойства силовых полей в формировании ЭМИП и формируемые ими отражающие «невидимые
зеркала» для таких потоков и не понимал Г. Галилей. Нам понятно, что в случае обобщенной задачи Кеплера
кинетическая и гравитационная энергии тела постоянно пульсируют во времени и перетекают при кумуляции (движении к аттрактору) и диссипации (уходу от центра) друг в друга (см. рис. 1-3). Здесь m – масса частицы, Uэфф – полная энергия частицы. Отражается тело в задаче Кеплера от двух потенциальных
«зеркал». В области глаза аттрактора (r = rmin, рис. 1) таким зеркалом является центробежный потенциал
(Uc~ -1/r2), а в области rmax – гравитационный потенциал (UG ~ 1/r) или, согласно обобщению с задачей Кулона в «Теоретической физике» Ландау – Лифшица 10, – кулоновский потенциал. В этом плане можно говорить об этой задаче (обобщенная задача Кеплера) как о гидродинамической задаче (обобщенного радиального кумулятивно-диссипативного пульсара или пульсирующей метастабильной КДС. Система разнесенных
«зеркал» формирует радиально пульсирующую метастабильную КДС).
1
2
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах... ; Vysikaylo Ph.I. Op. cit., part 1–3.
3
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах...; Он же. «Квазикуперовские» бициклоны. Турбулентные структуры с вращением и кумулятивными струями // Инженерная физика. 2013. № 7. С. 3–36.
4
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
5
Арцимович Л.А.Элементарная физика плазмы. М.: Атомиздат. 1966. 200 с.; Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в
диссипативных структурах...; Vysikaylo Ph.I. Op. cit., part 1.
6
Горькавый Н. Н., Фридман А.М. Физика планетарных колец: Небесная механика сплошной среды. М.: Наука, 1994. 348 с.;
Фридман А.М., Бисикало Д.В. Природа аккреционных дисков тесных двойных звезд: неустойчивость сверхотражения и
развитая турбулентность // УФН. 2008. Т. 178. С. 577–604; Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных
структурах...; Засов А.В., Постнов К.А. Общая астрофизика. Фрязино, 2006. 496 с.
7
Арцимович Л.А.Элементарная физика плазмы. – М.: Атомиздат. 1966. 200 с.; Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в
диссипативных структурах...; Он же. «Квазикуперовские» бициклоны…
8
См., напр.: Горькавый Н. Н., Фридман А.М. Указ. соч. С. 20.
9
Засов А.В., Постнов К.А. Указ. соч.
10
Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учеб. пособие. В 10 т. Т. I: Механика. 5-е изд., стереотип. М.: ФИЗМАТЛИТ, 2007. 224 с.
53
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
В задаче Кеплера, для тела, вращающегося в центральном аттрактивном поле, установлено, что увеличение
кинетической энергии тела, вращающегося на круговой орбите, приводит к возбуждению радиальных пульсаций
и соответствующих колебаний гравитационной и кинетической энергий1. Эти колебания вызваны разбалансировкой (Fc + FG ≠ 0) сил центробежных (Fc = Uc~1/r3) и центростремительных (FG = UG ~ - 1/r2) и, соответственно,
выражаются в биениях или радиальных пульсациях тела на эллиптической орбите (рис. 1 и 2) при полной энергии
больше минимально возможной. Минимально возможная энергия реализуется в точке rmin (рис. 2, точка 3). Пульсации по радиусу (от точки 1 к точке 2 рис. 2), установленные в наблюдениях и выраженные в законах И. Кеплера, и были не понятны Г. Галилею2. Другими словами, Г. Галилей, как механик-теоретик, не понимал сложной
интерференции в пространстве и времени (гравитационного и центробежного потенциалов) сил инерции и гравитации, по-разному зависящих от расстояния до центра кумуляции, а так же не понимал возникающих ограничений движения в плоскости и возникающих при этом радиальных пульсаций в гидродинамических процессах,
открытых И. Кеплером, обработавшим экспериментальные наблюдения ряда астрономов.
Рис. 1. Траектория финитного движения частицы (планеты и др.) в центральном силовом
поле с потенциальной энергией
пропорциональной UG,K ~1/r
(задача Кеплера или Кулона) 3.
Область с r < rmin не доступна
для тела из-за действия центробежного зеркала. Эту область
можно назвать глазом или оком
аттрактора.
Рис. 2 Радиальные пульсации частицы между двумя зеркалами: 1 –
центробежным (r1) и 2 – гравитационным (r2) «зеркалами» при финитном движении частицы в центральном силовом поле в обобщенной задаче Кеплера. Точка 3 соответствует
движению частицы по окружности
(без радиальных пульсаций кинетической и потенциальной энергий частицы, рис. 3).
Рис. 3. Радиальные пульсации приведенных к массе частицы кинетической – Ek (2) и гравитационной – UG (3) энергий при
финитном движении частицы
(планеты и др.) в центральном
силовом поле с потенциальной
энергией пропорциональной 1/r
(задача Кеплера) между двумя
«зеркалами» (между точками r1 и
r2). Прямая 1 соответствует закону сохранения полной энергии
Uэфф/m = UG + Ek.
Разрушение неограниченной кумуляции при возбуждении
новых степеней свободы на примере вращения была проанализирована Е.И. Забабахиным4.5Он показал, что при кумуляции
(схождении жидкой оболочки к центру, см. рис. 4) вся энергия
радиального схождения переходит в энергию вращения, тем,
разрушая неограниченную кумуляцию оболочки. Ранее при
обобщении задач Кеплера и Забабахина о вращающейся оболочке было доказано5, 6что при кумуляции потоков в энергию
вращения переходят все типы энергий (потенциальная, химическая, энергия конденсированного пара и т.д.). Связана такая
Рис. 4. Схема разрушения неограничен- энергетическая «прожорливость» вращения с характерной заной кумуляции при схождении вращающей- висимостью центробежного потенциала от расстояния до ценся жидкой оболочки в задаче Забабахина6.4.
тра кумуляции (или вращения) – Uc~ -1/rβ=2 (у гравитационного
потенциала – β=1, UG ~ 1/r). Перекачка кинетической энергии
радиального схождения в энергию вращения вначале останавливает радиальное схождение (тем ограничивает неограниченную кумуляцию7), а затем отражает сходящиеся ЭМИП в обратном направлении, тем распыляя большую часть ранее кумулирующего к аттрактору вещества 8. Наличие вращения всюду доказывает существенную роль процессов кумуляции в окружающей нас природе. Таким образом, вращение ЭМИП яв1
2
Там же.
Горькавый Н.Н., Фридман А.М. Указ. соч.
3
Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Указ. соч. Т. I.
4
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
5
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах...; Он же. «Квазикуперовские» бициклоны…
6
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
7
Там же.
8
Высикайло Ф.И. «Квазикуперовские» бициклоны…
54
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
ляется косвенным (первым) признаком их кумуляции1.
Процессы диссипации полной энергии из радиально пульсирующей системы (через излучение) симметризируют движение и планета со временем садится на круговую орбиту вокруг центра гравитационного аттрактора. Пульсации различных типов энергий со временем прекращаются. Задача становится гидростатической.
При этом из-за диссипации полной энергии системы происходит схлопывание области радиальной пульсации
планеты (от разницы между апогеем и перигеем) до размеров самой планеты (рис. 2, точка 3). При этом эффективный диаметр глаза аттрактора возрастает. Это происходит, если нет внешних сил, нарушающих процесс
диссипативной симметризации. Инерционные зеркала, отражающие сходящиеся к центру аттрактора ЭМИП,
работают аналогично не только в задаче Забабахина о жидкой сходящейся оболочке (рис. 4), но и в задаче Арцимовича-Лаврентьева в магнитных зеркалах – пробкотронах. Задача Кеплера обобщается с задачей Забабахина. Для этого в задачу Забабахина (рис. 4) следует ввести центральное силовое поле и разрезать жидкую оболочку на материальные точки2. Обобщенная плоская задача Забабахина-Кеплера (2D – геометрия) обобщается
в трехмерном пространстве3 (3D) и с задачей Арцимовича – О. Лаврентьева4. В задаче Арцимовича заряженная
частица поступательно движется (в область усиления магнитного поля) в ортогональном направлении к плоскости своего все усиливающегося вращения. Однако и в этом случае вся кинетическая энергия частицы по
мере усилении магнитного поля постепенно отнимается вращением. У заряженной частицы, по мере усиления
вращения в области кумуляции магнитного поля замедляется скорость продольного магнитному полю движения, затем частица останавливается и отражается обратно своим же центробежным потенциалом, действующим так во всех направлениях движения частиц5. Следовательно, на этих свойствах центробежного потенциала, во всех этих задачах возможна организация радиальных и ортогональных к ним пульсаций масс (частиц)
между той или иной системой зеркал. В 2D задаче Кеплера такими зеркалами являются центробежное зеркало и
гравитационное зеркало (гравитационный, фокусирующий потенциал). В 3D задаче Арцимовича – Кадомцева –
О. Лаврентьева пульсации заряженных частиц происходят между двумя разнесенными инерционно-магнитными
зеркалами – пробкотронами6. Такое обобщение архитектуры кумуляции и диссипации7 оказывается полезным
при решении 4D задач с бициклонами в атмосфере и при аккреции вещества в двойных звездных системах8.
Открытие И. Кеплером 2D-интерференции сил гравитационных и центробежных (эллиптических орбит с радиальными пульсациями планет относительно центра аттрактора) до сих пор не осознано и не обобщено в полном объеме исследователями плазмы и небесной, сплошной среды. Так, только недавно появилось внятное объяснение пульсациям электрического поля в стратах в газовом разряде и соответствующее им появление точек
кумуляции Высикайло-Эйлера между заряженными 3D плазмоидами9. Согласно открытию Кеплера, в замкнутой
(или квазизамкнутой) системе с избыточной полной энергией (когда система энергетически перевозбуждена по
отношению к минимально возможной полной энергии, реализующейся в точке 3 рис. 2 и недовозбуждена, что бы
покинуть аттрактор, упав на центр или уйдя в бесконечность от центра притяжения) оказывается не возможно
установление гидростатического равновесия. В этом случае возможны только 2D биения в существенной области пространства между апогеем и перигеем (рис. 1). Полная локальная интерференция сил центробежных и центростремительных возможна только в точке 3 (рис. 2). Радиальный 2D-пульсар Кеплера пульсирует по r из-за
избытка полной энергии. Пульсар постоянно проскакивает точки обобщенного гидростатического равновесия
(где силы диссипации или центробежные – инерционные силы равны силам кумулятивным или центростремительным – гравитационным силам)10. Следовательно, Кеплером открыт первый пример обобщенного радиального 2D-пульсара, функционирующего на интерференции (взаимодействии в 4D пространстве-времени) двух
неустойчивостей (гравитационной и центробежной). При наличии магнитного поля, как указывалось ранее (в
задаче Арцимовича-Лаврентьева), заряженные частицы могут формировать пульсирующую 3D-структуру, с кумулятивной струей (джетом) заряженных частиц в направлении магнитного поля. Такие структуры возникают не
только в лабораторных установках, но и в Космосе (рис. 5 А, Б). Для анализа таких стратифицированных явлений
в космосе у автора данных пока не достаточно. Однако определенный анализ влияния нарушения нейтральности
на кумулятивные 3D-процессы в квантовых звездах можно провести и сейчас.
Принцип эквивалентности массы и энергии А.Эйнштейна, закон сохранения полной энергии (включая E0 =
mc2) 11 и открытие радиальных пульсаров И. Кеплером дает нам основание ожидать аналогичные явления радиальной пульсации массы, когда энергия гравитации перетекает в массу покоя или иной тип энергии. Можно
даже предположить, что за тип энергии может участвовать в такой трансформации массы– это энергия огромного
синергетического электрического поля, возникающая на миг при нарушении нейтральности (НН) макротел. Для
1
2
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах....
Там же.
3
Там же.
4
Лаврентьев О.А. Предложение О.А. Лаврентьева, отправленное в ЦК ВКП(б) 29 июля 1950 г.// УФН. 2001. Т. 171. № 8. С.
905–907.
5
Арцимович Л.А.Указ. соч.; Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах....
6
Арцимович Л.А.Указ. соч.
7
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах....
8
Высикайло Ф.И. «Квазикуперовские» бициклоны…
9
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции) Высикайло-Эйлера в неоднородных структурах в
плазме с током // Тезисы докл. 37 Международной (Звенигородской) конф. по физике плазмы и УТС 8–10 февраля 2010 г.
Звенигород, 2010; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн (3D страт) в наносекундных разрядах // Инженерная физика. 2012. № 7. С. 7–44.
10
См., напр., уравнение (19) на с. 68 в: Горькавый Н. Н., Фридман А.М. Указ. соч.
11
См. в: Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Указ. соч. Т. II; Окунь Л.Б. Формула Эйнштейна: E0 = mc2 – «Не смеётся ли Господь
Бог»? // УФН. 2008. Т. 178. № 5. С. 541–555.
55
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
формирования любого обобщенного радиального
пульсара, как понятно, необходимо два разнесенных
в пространстве «зеркала» одно фокусирующее к
центру, другое отражающее от центра. В радиальном
пульсаре Кеплера это гравитационное зеркало (в r2) и
центробежное зеркало (в r1), см. рис. 2. Если идея
Эйнштейна об эквивалентности энергии и массы
верна1, то пульсациям кинетической энергии в обобщенной задаче Кеплера – Забабахина – Арцимомича
– О. Лаврентьева, обязана соответствовать некая задача о радиальных пульсациях плотной массы2.
К 1687 г. открыты Ньютоном и подробно исследованы силы кумулирующие массу – силы гравитации для мезо- и макромира. Роль зеркала, кумулирующего массу, играет профиль гравитационного поРис. 5 А. Схема
Рис. 5 Б. Образование джета
тенциала, он и отражает от внешних границ потоки,
магнитного 3D-пульпри аккреции вещества на масстремящиеся покинуть любую гравитационносара в задаче Арцимосивный объект в центре галакаттрактивную систему (рис. 1 и 2).
вича.
тики М87. Джет имеет структуру неоднородностей (узлов)
4. Кулоновские зеркала
размером ~10 световых лет.
Почти
через
сто лет в 1785 г. Шарлем Кулоном
Размер джета 1,5 кпк. Телескоп
(который мало интересовался электричеством и раз«Хаббл» (NASA).
рядами) был открыт закон взаимодействия зарядов.
(Утверждается, что этот закон ранее открыл лорд Г. Кавендиш еще в 1774 г., но не опубликовал свою работу).
Структура обобщенного взаимодействия в пространстве элементов в законах Ньютона и Кулона аналогична (F ~
± (1/r)). Это позволило использовать решение задачи Кеплера для решения задач о вращении зарядов в центральном кулоновском поле3. Аналогичность функционирования электрических и гравитационных полей не
ограничивается обобщением задачи Кеплера для гравитационных и электрических центральных полей. Обобщение можно провести и для распределенных масс (задача Эйлера-Лагранжа о точках либрации4) и заряженных
плазменных структур5. Математическая общность задач в любых потенциальных полях (Δφ = ρ) дает основание
использовать все открытия в небесной механике для открытия новых явлений, на которые не обращено внимание
исследователей неоднородной плазмы, т.е. плазмы с НН. И наоборот. К таким явлениям, установленным в небесной механике относятся точки кумуляции, открытые Эйлером (1767 г.) и две треугольные точки либрации, открытые и исследованные Лагранжем (1772 г.).
Точки либрации оказалось способны кумулировать массу. Лагранж, исследуя треугольные точки на устойчивость, явился первым исследователем КДС. В наших исследованиях6 доказывается, что аналогами областей
кумуляции около точки либрации Лагранжа L1, открытой Эйлером, являются наблюдаемые в плазме фарадеевы темные пространства (между двумя заряженными положительным зарядом плазменными структурами: катодным пятном и положительным столбом плазмы) и темные пространства между стационарными и движущимися стратами в газовом разряде и полупроводниках (эффект Ганна 7). Адекватное исследование аналогов в
небесной механике, физике плазмы и полупроводников позволяет формировать и верифицировать общие конструктивные идеи и соответствующие им модели аналогичных явлений (спрайтов, эльфов, гигантских струй,
джетов (рис. 5 Б) и др.). На базе идеи, о наличии соответствующих аналогов в плазме и небесной среде, автор
ранее провел ревизию ряда достижений в этих науках8. Опираясь на работы Эйлера (1767)9, Лагранжа (1772)10,
Безанта (1859)11, Релея (1917)12, Штарка (1903)13, Озеена (1927)14, Мандельштама, Ландсберга (1928) 15, Вла1
2
Окунь Л.Б. Указ. соч.
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах...; Он же. Неустойчивость фокусирующейся массы //
Международная конф. МСС-09 «Трансформация волн, когерентные структуры и турбулентность» 23–25 ноября 2009 г.
Сборник трудов. М.: ЛЕНАРД, 2009. С. 387, 288, 432.
3
См., напр.: Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Указ. соч. Т. I.
4
См., напр.: Фридман А.М., Бисикало Д.В. Указ. соч.
5
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн...
6
Там же.
7
Ганн Дж. Эффект Ганна // УФН. 1966. Т. 89. № 5. С. 147–160.
8
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
9
Euler L. De motu rectilineo trium corporum se mutuo attrahentium [On the Rectilinear Motion of Three Bodies Mutually Attracted to
Each Other]. 1767 Trans. J.R. Stockton. 27 Jan. 2013. Web. <http://www.merlyn.demon.co.uk/euler327.htm#Enestrom327>.
10
Lagrange J.-L. Essai sur le Problème des Trois Corps [Essay on the Three Body Problem] 1772. Trans. J.R. Stockton. 24 Oct.
2012. Web. <http://archive.is/2gTtc#selection-47.0-69.34>.
11
Besant W.H. Hydrostatics and Hydrodynamics. London: Cambridge University Press, 1859; Besant W.H. A Treatise on Hydrostatics and Hydrodynamics. Reprint. London: Forgotten Books, 2013.
12
Rayleigh J.W. "VIII. On the Pressure Developed in a Liquid During the Collapse of a Spherical Cavity." The London, Edinburgh,
and Dublin Philosophical Magazine and Journal of Science 34.200 (1917): 94–98.
13
Stark, J. "Zur Kenntnis des Lichtbogens." Annalen der Physik 317.12 (1903): 673–713; Stark J. "Induktionserscheinungen am
Quecksilberlichtbogen im Magnetfeld." Zeitschrift für Physik 4, (1903): 440–443.
14
Oseen C.W. Neuere Methoden und Ergebnisse in der Hydrodynamik. Leipzig: Akadem. Verlagsgesellschaft, 1927.
15
Mandelstam L.I., Landsberg G.S. "Eine neue Erscheinungen bei der Lichtzerstreuung in Kristallen." Naturwissenschaffen 16.28
(1928): 552–553; "Eine neue Erscheinungen bei der Lichtzerstreuung in Kristallen. (Berichtigung)." Naturwissenschaffen 16.41
56
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
сова (1950)1, Биркгоффа (1950)2, Клярфельда (1952)3, Забабахина (1988)4 автор осуществил верификацию и критику мифов и домыслов, играющих роль моделей и фундаментальных открытий в плазме5. Ошибкой в таких мифах является предположение об одномерности и нейтральности неоднородных диссипативных плазменных
структур. Творцы мифов не учитывают размерных свойств заряженных структур – плазменных линз (ПЛ). ПЛ c
ограниченными размерами формируют электрическим полем области кумуляции электрических полей и потоков
заряженных частиц в точках кумуляции (обобщенной либрации). Синергетические (общие) поля нескольких заряженных структур сложно самоорганизуются и управляют потоками заряженных частиц на огромных расстояниях. Ленгмюр не учел кумуляцию потоков заряженных частиц, осуществляемую синергетическими полями заряженных 3D структур с конечными размерами. Он, как и все исследователи страт (в том числе и А.А. Власов),
рассматривал бесконечные одномерные слои, синергетические поля которых не могут фокусировать потоки заряженных частиц. Характерные поперечные размеры заряженных плазменных структур существенно влияют на
архитектуру процессов кумулятивного переноса заряженных частиц между реальными заряженными структурами6. В мифах свойства дальнодействующих электрических полей фокусировать потоки заряженных частиц без
всяких оснований заменяются ложными кинетическими свойства заряженных частиц (насильно модифицируется
дрейфовая скорость электронов и др. процессы переноса и частоты реакций). Мифы периодически перетекают из
монографии в монографию ряда авторов и периодически воспроизводятся в академических журналах.
К мифам автор относит все теоретические работы по исследованию страт, катодных пятен (эктонов), теории
убегающих электронов, молний, электрических шнуров, дуг, эффекта Ганна в полупроводниках и другие
нейтральные модели, в которых нет 3D уравнения Пуассона. К мифам автор относит и все модели плазменных
структур, не учитывающие особенности формирования трехмерных катодных пятен, трехмерных доменов и минимум двумерных кумулятивных процессов переноса в диссипативных структурах в плазме. В этих мифах не
уделяется внимания асимптотическим парадоксам (исследованным Эйлером и Лагранжем, на примере инерционных потенциалов и Озееном на примере вязкости). Оказывается, общие знания, полученные при решении одних уравнений, можно и обязательно следует использовать при решении, казалось бы, совсем иных уравнений. Одной из таких особенностей является установленный математиками (в том числе и Озееном) общий
факт, что малые параметры могут оказывать неисчезающее влияние на больших масштабах, причем влияние, не
сосредоточенное вблизи краев физических областей, как это бывает во многих учебных примерах сингулярных
возмущений. И такая возможность появляется не только в экзотическом царстве фазовых переходов и критических явлений. Напротив, она может наблюдаться в любых сплошных средах и простых физических ситуациях.
Одно из таких явлений – это явление в гидромеханике, когда произвольно малые причины могут производить
конечные действия. Это явление было отчетливо обнаружено Озееном еще в 1927 г.. Он показал, что наличие
сколь угодно малых членов высших порядков в системе дифференциальных уравнений может совершенно изменить характер решений в обобщенной задаче Коши-Дирихле. Не всегда верно, что когда коэффициент в некотором члене уравнения стремиться к нулю, то решение данного уравнения стремиться к решению уравнения, получаемого отбрасыванием этого члена вообще. Парадоксы, обусловленные указанной причиной, называются
асимптотическими парадоксами7. Особенно часто такие парадоксы возникают при моделировании распределенных (в пространстве) динамических (нестационарных или пульсирующих) систем. По-видимому, и в этой проблеме первопроходцами были Эйлер и Лагранж, а не Озеен. Они исследовали роль инерционности или члена
(V·)V в формировании распределенных структур при интерференции сил центробежных и гравитационных, см.
например, рис. 1 в работе Фридмана и Бисикало8 и систему уравнений (19)–(21) в работе Горькавого и Фридмана9. Как указывалось, при решении уравнений со старшими производными, часто необоснованно исследователи
выбрасывают некоторые члены, ответственные за процессы переноса, при этом другие даже менее значимые
члены оставляют, так как суть влияния отброшенных членов должным образом не проанализирована. Так, при
решении сложных задач забывается об фундаментальных различиях задачи Дирихле и задачи Коши. Часто при
моделировании сложной распределенной в пространстве нестационарной системы на базе сравнения членов,
определяющих задачу Коши, с членами, ответственными за решение в задаче Дирихле, происходит выбрасывание части членов ответственных за перенос частиц, их импульса и энергии.
В этих ошибках и кроется сущность многих асимптотических парадоксов, наблюдаемых при сравнении
экспериментов с результатами ущербного (неполноценного) моделирования процессов, как в плазме, где
асимптотические парадоксы связаны с нарушением нейтральности, так и в обычной гидродинамике, где основные асимптотические парадоксы определяются вязкостью или инерционностью (член (V·)V)10. Учет
нарушения нейтральности (задача Высикайло11 1985), инерционности (задача Эйлера 1767 г., задача Ла(1928): 772; Landsherg, G. S., and L. I. Mandelstam. "Uber die lichtzerstrenung in kristallen." Zeitschrift fur Physik 50 (1928):
769; Ландсберг Г.С., Мандельштам Л.И. Новое явление при рассеянии света (предварительное сообщение) // Журнал Русского физ.-хим. об-ва. 1928. Т. 60. Вып. 4. С. 335–338.
1
Власов А.А. Теория многих частиц. М. – Л.: Гос. издат. технико-теоретической литературы. 1950. 348 с.
2
Birkhoff G. Hydrodynamics. New York: Dover Publications, Inc, 1950.
3
Клярфельд Б.Н. Образование страт в газовом разряде // ЖЭТФ. 1952. Т. 22, С. 66–77.
4
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Указ. соч.
5
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
6
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах…; Он же. Точки, линии и поверхности
либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
7
Birkhoff G. Op. cit.
8
Фридман А.М., Бисикало Д.В. Указ. соч.
9
Горькавый Н.Н., Фридман А.М. Указ. соч.
10
См., напр.: Фридман А.М., Бисикало Д.В. Указ. соч.; Birkhoff G. Op. cit. (Биркгоф Г. Гидродинамика. М.: Иностр. лит., 1954).
11
Высикайло Ф.И. Скачки параметров неоднородной столкновительной плазмы с током, обусловленные нарушением квазинейтральности // Физика плазмы. 1985, Т. 11. № 10. С. 1256–1261.
57
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
гранжа 1772 г.1) и процессов вязкости (задача Озеена 1927 г.) приводит к появлению старшей производной
по координатам в процессах переноса. Правильный учет вязкости обуславливает решение асимптотических
парадоксов в гидродинамике, правильный учет инерционности в небесной сплошной среде позволил Кеплеру сформулировать свои законы (вопреки Галилею, не понимавшему интерференции в пространстве сил
гравитации и инерции), Лагранжу предсказать (в 1772 г.) существование Троянцев 2, открытых в 1906 г., а
правильный учет нарушения нейтральности (Высикайло 1985) приводит к решению большого ряда асимптотических парадоксов, обусловленных нелокальностью процессов переноса и нагрева заряженных частиц,
имеющих место быть в плазме. Один из этих парадоксов – формирование кулоновских зеркал в плотных
звездах и будет обсужден в данной работе.
Поясним асимптотические парадоксы, обусловленные НН на простом примере. Согласно теореме Гаусса, напряженность электрического поля на поверхности заряженного шара растет пропорционально его радиусу E(R) ≈ Rnαi1/3ε0. Здесь R – радиус шара; n – средняя плотность, например, нуклонов, формирующих
шар; αi1 – степень нескомпенсированности заряда или степень НН. Если плотность нуклонов велика, то НН
может быть мизерным, а электрические поля на периферии шара могут быть огромными при сохранении все
еще квазинейтральности всей плазмы, например, αi1 может быть на уровне 10-13 или на уровне 10-18. Степень такой столь высокой нейтральности в лабораториях практически не наблюдается никогда, но даже этой
степени НН достаточно для распыла гравитирующего вещества 3.
При решении асимптотических парадоксов, связанных с НН, применять дебаевский радиус в качестве
единственного характерного размера всех возможных заряженных структур является по меньшей мере
ошибкой. Напряженность электрического поля в квазинейтральной, но все же заряженной, структуре, согласно теореме Гаусса, определяется ее характерным размером R и плотностью заряда – enαi1, а не дебаевским радиусом. Применение дебаевского радиуса в качестве основного и единственного размера для всех
заряженных структур и приводит к теоретическим парадоксам, в которых нет молний (длиной более 1 км и
диаметром от 10 см и более), ярких катодных пятен, фарадеевых темных пространств 4, радиальных пульсаров с плотностью близкой или больше плотности в атоме5. В случае асимптотических парадоксов следует
все же решать уравнение Пуассона, а не заменять его всюду на тождественное равенство концентраций положительных и отрицательных зарядов. Эти заряды приблизительно равны, но не равны тождественно.
Аналогично, если бы Эйлер и Лагранж не учли бы инерционность (член со старшей производной – (V·)V),
то не были бы предсказаны Троянцы и две внешние точки кумуляции Эйлера (L2, L3), ошибочно называемые точками либрации (колебаний). Локальные колебания происходят только в точках Лагранжа (L4, L5). Поэтому они
правильно названы точками либрации Лагранжа. Синергетические (общие) поля заряженных структур и определяют основные (до сих пор «загадочные») 3D-явления в молниях, дугах, катодных пятнах, синих струях, эльфах и
даже в квантовых звездах6. Как известно, в квантовых звездах дальнейший гравитационный коллапс останавливается давлением вырожденного электронного газа7. Однако, как происходит нагрев и вырождение электронов в
квантовых звездах до энергий в тысячу раз большей, чем энергия нуклонов и почему происходит охлаждение
нуклонов при формировании квантовых (плотных) звезд пока оставался за рамками теорий. На этот вопрос астрофизики ответа не знают! Автором предложен такой механизм, т.е. рассмотрен в деталях процесс перекачки
гравитационной и кинетической энергии от тяжелых «холодных» нуклонов в энергию «горячих» электронов в
квантовых звездах. Такая «загадочная» перекачка при наличии электрического поля заряженной звезды и приводит к тому, что средняя энергия электронов в заряженном квантовом плазмоиде в тысячи раз больше, чем
средняя характерная энергия нуклонов в квантовых звездах. Из-за этого «загадочного» механизма перекачки
энергии от нуклонов к энергии электронов энергия вырожденного электронного газа и может противодействовать
дальнейшему коллапсу белых карликов. Другими словами автор рассмотрит асимптотические парадоксы, обусловленные слабым (но очень важным) НН, в квантовых звездах.
Разноименные заряды притягиваются, а одноименные отталкиваются. Поэтому электрические «зеркала»
могут как кумулировать (фокусировать) ЭМИП, так и их диссипировать (отражать), а гравитационные поля
могут только фокусировать ЭМИП. Таким образом, через кумуляцию и диссипацию различных типов энергии силовые поля формируют ту или иную архитектуру ЭМИП и соответствующую КДС или их регулярную
систему – кумулятивно-диссипативный кристалл 8. Установлены и исследованы для микромира слабые и
сильные взаимодействия. В результате всех исследований достоверно установлен факт, что все наблюдаемые явления в окружающем нас мезомире, обусловлены трансформацией кинетических и потенциальных
энергий, квантовыми свойствами электронов, электромагнитными и инерционными явлениями, происходящими с электронами, протонами и нейтронами, а также их сложными конструкциями: ионами, атомами,
молекулами, их кластерами. И все же автор считает, что основными силами в конструкциях мезо- и макромира являются силы электрические! Силы гравитации оказывают роль внешнего, квазистабильного фокусирующего воздействия. Слабые и сильные взаимодействия не проявляются в мезомире, магнитные поля су1
Фридман А.М., Бисикало Д.В. Указ. соч.
Троянские астероиды («троянцы») – группа астероидов, находящихся в окрестностях точек Лагранжа L4 и L5 планеты
Юпитер (или, в широком смысле, любой планеты). (Прим. ред.).
3
Vysikaylo Ph.I. Op. cit., part 1–3.
4
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах…; Он же. Точки, линии и поверхности
либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
5
Высикайло Ф.И. Неустойчивость фокусирующейся массы....
6
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах…; Он же. Неустойчивость фокусирующейся массы…
7
Засов А.В., Постнов К.А. Указ. соч.
8
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах…; Он же. Архитектура кумуляции…; Он
же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
2
58
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
щественно усиливаются при скоростях близких к скорости света. В связи с этим в природе мезомира должно
быть не так уж много общих законов, и многое, открытое в одних областях наук, может и должно быть
открыто, исследовано и применено в других науках.
Например, в полупроводниках с 1963 г. открыты скачки (ударные волны электрического поля) с нарушением нейтральности (эффект Ганна 1). Визуально наблюдаемые ударные волны с НН в газоразрядной
плазме открыты теоретически в 1985 г. 2 и исследованы численно и экспериментально3 (см. рис. 6). Бислой
объемного заряда в атоме открыт Резерфордом 4. Синтез идей Мандельштама (о едином «колебательном»
подходе к явлениям различной физической природы), примененный им для исследования комбинационного
рассеяния света, и Озеена (следует осторожно обращаться со старшими производными в уравнениях), позволил автору доказать, что НН приводит к катастрофическим явлениям в плазме и объясняет асимптотические парадоксы в плазменных явлениях5.
Рис. 6 А. Разряд6, возмущенный локально (через окно в кварцевой трубке)
пучком высокоэнергетичных электронов, в азоте особой чистоты в зависимости от тока разряда при P = 15 Торр.
Слева видно маленькое катодное пятно
и следующее за ним фарадеево темное
пространство. При больших токах
ударная волна объемного заряда, остановленная прокачкой газа в направлении к катоду, формируется в виде эллиптической структуры. Справа от пучка высокоэнергетичных электронов
формируются конические структуры с
плазменными пятнами (виртуальными
катодами) в объеме, фарадеевыми пространствами и коническими положительными столбами.
Рис. 6 Б. Четочная молния с внутренними обобщенными точками либрации (кумуляции)
Высикайло-Эйлера7
между заряженными
светящимися структурами на фоне
пальмы.
Рис. 6. В. Разряд в воздухе (г. Новосибирск), с сохраняющимся поперечным сечением. Свечение указывает на радиальную
фокусировку приведенного электрического
поля (E/N), ускоряющего электроны, которые возбуждают излучение атомов. Это –
искусственная молния (яркий пример линейного кулоновского аттрактора) или
плазменная реактивная струя, в которой
потоки электронов и ионов самофокусируются в узкую кумулятивно-диссипативную
структуру.
Явления кумуляции, приводящие к асимптотическим парадоксам, обуславливают катастрофические явления в плазме, приводя к ее шнурованию и усилению в ней гипер эффективных кумулятивных процессов переноса8. В данной работе автор доказывает, что в радиальных пульсарах с плотностью порядка и более плотности
белых карликов (или атома) может наблюдаться 3D интерференция сил гравитационных и кулоновских (электрических)9. Эта интерференция, разнесенная в пространстве и времени во многом аналогична 2D интерферен1
2
Ганн Дж. Указ. соч.
Высикайло Ф.И. Скачки параметров неоднородной столкновительной плазмы с током, обусловленные нарушением квазинейтральности. // Физика плазмы. 1985, Т. 11. № 10. С. 1256-1261.
3
Там же; Высикайло Ф.И., Цендин Л.Д. Резко неоднородные профили концентрации плазмы в разряде при повышенных
давлениях // Физика плазмы. 1986. Т. 12. № 10. С. 1206–1210; Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И., Голубев С.А. Экспериментальное подтверждение существования скачков параметров газоразрядной плазмы // Письма в ЖТФ. 1986. Т. 12. № 16.
С. 992–995; Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И, Письменный В.Д. и др. Экспериментальные исследования амбиполярного
дрейфа плазмы, возмущенной пучком быстрых электронов // ДАН СССР. Физика. 1987. Т. 297. № 4. С. 833–836.
4
Борн М. Атомная физика. М:. Мир. 1965. 483с.
5
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах…; Он же. Архитектура кумуляции…;
Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…; Он же. Самоорганизующиеся скачки с объемным зарядом в фемто-, нано-, мезо- и макроструктурах // Физическая электроника: Материалы V Всероссийской конференции ФЭ-2008 (26–30 октября 2008 г.). Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2008. С. 14–18.
6
Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И., Голубев С.А. Указ. соч.; Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И., Письменный В.Д. и др. Указ. соч.
7
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн…
8
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля…
9
Высикайло Ф.И. Самоорганизующиеся скачки с объемным зарядом…
59
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
ции сил гравитационных и сил центробежных в задаче Кеплера и 3D задаче Арцимовича – Лаврентьева. В
принципе, как установлено экспериментально1, пульсирующие кулоновские структуры могут формировать
джеты с узлами (см. рис. 5 Б, 6 А и 6 Б).
Заключение
Кумуляция, как и диссипация (энергии, массы, импульса, заряда, напряженности электрического
поля и т.д.) являются общими свойствами любых сплошных сред, обуславливающими формирование в средах неоднородных КДС. Абсолютная нейтральность плазмы – это миф, ограничивающий описание огромного
количества «загадочных» явлений микро-, мезо- и макромиров. Автор утверждает и доказывает в своих работах, что именно самоорганизующиеся синергетические электрические поля нескомпенсированного заряда
огромного числа более инерционных, чем электроны, ионов и определяют кумулятивные явления в плазме в
лабораториях (в катодных пятнах, фарадеевых темных пространствах, стратах, дугах, электрических шнурах, в
атмосфере (в молниях, синих струях, гигантских струях), в ионосфере (в спрайтах, эльфах) и в космосе2 (в
квантовых звездах и, по-видимому, в галактиках). Во второй части работы будет в деталях исследовано формирование, существование и устойчивость как стационарного, так и динамического скачков, обусловленных
нарушением нейтральности квантовых плазмоидов. Изучать и моделировать кумулятивные явления и самоорганизацию электрических синергетических полей в плазме и других сплошных средах следует на базе фундаментальных работ Эйлера, Лагранжа, Ломоносова, Тейлора, Покровского, Лаврентьева, Забабахина, Зельдовича, теоремы Гаусса, а не Тьюринга 3 или Пригожина. Не следует заниматься «псевдонаукой» и на явно конвективные кумулятивные явления с обратными связями искусственно натягивать диффузионные модели Колмогорова – Тьюринга – Пригожина. Еще раз подчеркну, что кумулятивные явления обусловлены свойствами самой среды и свойством синергетических (совместных для огромного числа ионов) полей модифицировать
нейтральную среду в среду с объемным зарядом или поляризованной плазмой.
Именно междисциплинарные подходы и научная философия, обобщающие знания отдельных наук,
позволяют очищать отдельные науки от домыслов и лженауки и решать многие общие 4D проблемы
(физики, химии, астрономии, социологии и иных наук) с единой точки зрения – с точки зрения развивающегося и обобщающего разума.
Благодарность. Автор выражает благодарность почётному профессору МГУ Р.Н. Кузьмину за участие в обсуждении, критику и моральную поддержку работ автора.
Продолжение следует
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
1
2
ЛИТЕРАТУРА
Арцимович Л.А. Элементарная физика плазмы. М.: Атомиздат. 1966. 200 с.
Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И., Голубев С.А. Экспериментальное подтверждение существования скачков параметров
газоразрядной плазмы // Письма в ЖТФ. 1986. Т. 12, № 16. С. 992–995.
Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И, Письменный В.Д. и др. Экспериментальные исследования амбиполярного дрейфа плазмы, возмущенной пучком быстрых электронов // Докл. АН СССР. Физика. 1987. Т. 297. № 4. С. 833–836.
Биркгоф. Г. Гидродинамика / Под ред. М.И. Гуревича. М.: Иностранная литература, 1954. 183 с.
Борн М. Атомная физика. М:. Мир. 1965. 483 с.
Власов А.А. Теория многих частиц. М. – Л.: Гос. издат. технико-теоретической литературы. 1950. 348 с.
Высикайло Ф.И. Аналитические исследования ионизационно-дрейфовых волн (3D страт) в наносекундных разрядах. //
Инженерная физика (2012). № 7. С. 7–44.
Высикайло Ф.И. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах. Saarbrucken: Palmarium Academic Publishing,
2013. 352 с.
Высикайло Ф.И. «Квазикуперовские» бициклоны. Турбулентные структуры с вращением и кумулятивными струями //
Инженерная физика. 2013. № 7. С. 3–36.
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля в диссипативных структурах в газоразрядной плазме// ЖЭТФ. 2004.
Т. 125. № 5. С. 1071–1081.
Высикайло Ф.И. Неустойчивость фокусирующейся массы // Международная конф. МСС-09 «Трансформация волн, когерентные структуры и турбулентность» 23–25 ноября 2009 г. Сборник трудов. М.: ЛЕНАРД, 2009. С. 387, 288, 432.
Высикайло Ф.И. Новая 3D концепция усиления кумулятивных структур (КС) в катастрофах. Часть I. Самоорганизация
КС с кумулятивными струями // Пространство и Время. 2012. № 4(10). С. 141–150.
Высикайло Ф.И. Самоорганизующиеся скачки с объемным зарядом в фемто-, нано-, мезо- и макроструктурах // Физическая электроника: Материалы V Всероссийской конференции ФЭ-2008 (26–30 октября 2008 г.). Махачкала: ИПЦ
ДГУ, 2008. С. 14–18.
Высикайло Ф.И. Скачки параметров неоднородной столкновительной плазмы с током, обусловленные нарушением квазинейтральности. // Физика плазмы. 1985, Т. 11. № 10. С. 1256-1261.
Высикайло Ф.И. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции) Высикайло-Эйлера в неоднородных структурах в
плазме с током // Тезисы докладов 37 Международной (Звенигородской) конференции по физике плазмы и УТС 8–
10 февраля 2010 г. Звенигород, 2010. C. 311,
Высикайло Ф.И., Цендин Л.Д. Резко неоднородные профили концентрации плазмы в разряде при повышенных давле-
Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И., Голубев С.А. Указ. соч.; Бабичев В.Н., Высикайло Ф.И, Письменный В.Д. и др. Указ. соч.
Высикайло Ф.И. Кумуляция электрического поля…; Он же. Самоорганизующиеся скачки с объемным зарядом…; Он
же. Точки, линии и поверхности либрации (кумуляции)…; Он же. Аналитические исследования ионизационнодрейфовых волн…; Он же. Архитектура кумуляции в диссипативных структурах…; Он же. Новая 3D концепция усиления кумулятивных структур (КС) в катастрофах. Часть 1. Самоорганизация КС с кумулятивными струями // Пространство и Время. 2012. № 4(10). С. 141–150.
3
Turing A.M. "The Chemical Basis of the Morphogenesis." Proc. Roy. Soc. B. 273 (1952): 37–71.
60
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
ниях // Физика плазмы. 1986. Т. 12. № 10. С. 1206–1210.
Ганн Дж. Эффект Ганна // УФН. 1966. Т. 89. № 5. С. 147–160.
Горькавый Н.Н., Фридман А.М. Физика планетарных колец: Небесная механика сплошной среды. М.: Наука, 1994. 348 с.
Забабахин Е.И., Забабахин И.Е. Явления неограниченной кумуляции. М.: Наука, 1988. 173 с.
Засов А.В., Постнов К.А. Общая астрофизика. Фрязино, 2006. 496 с.
Кларфельд Б.Н. Образование страт в газовом разряде // ЖЭТФ. 1952. Т. 22, С. 66–77.
Лаврентьев О.А. Предложение О.А. Лаврентьева, отправленное в ЦК ВКП(б) 29 июля 1950 г. // Успехи физических
наук. 2001. Т. 171. № 8. С. 905–907.
Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учеб. пособие. В 10 т. Т. I: Механика. 5-е изд., стереотип. М.: ФИЗМАТЛИТ, 2007. 224 с.
Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учеб. пособие. В 10 т. Т. II: Теория поля. 8-е изд., стереотип. М.:
ФИЗМАТЛИТ, 2006. 536 с.
Ландсберг Г.С., Мандельштам Л.И. Новое явление при рассеянии света (предварительное сообщение) // Журнал Русского физ.-хим. об-ва. 1928. Т. 60. Вып. 4. С. 335–338.
Максвелл Дж.К. Трактат об электричестве и магнетизме: В 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1989. 416 с.
Окунь Л.Б. Формула Эйнштейна: E0 = mc2 – «Не смеётся ли Господь Бог»? // УФН. 2008. Т. 178. № 5. 541–555.
Фридман А.М., Бисикало Д.В. Природа аккреционных дисков тесных двойных звезд: неустойчивость сверхотражения и
развитая турбулентность // УФН. 2008. 178. 577–604.
Besant W.H. A Treatise on Hydrostatics and Hydrodynamics. Reprint. London: Forgotten Books, 2013.
Besant W.H. Hydrostatics and Hydrodynamics. London: Cambridge University Press, 1859.
Birkhoff G. Hydrodynamics. New York: Dover Publications, Inc, 1950.
Duclaux V., Caillé F., Duez C., Ybert C., Bocquet L., Clanet C. "Dynamics of Transient Cavities." Journal of Fluid Mechanics
591 (2007): 1–19.
Euler L. De motu rectilineo trium corporum se mutuo attrahentium [On the Rectilinear Motion of Three Bodies Mutually Attracted
to Each Other]. 1767 Trans. J.R. Stockton. 27 Jan. 2013. Web. <http://www.merlyn.demon.co.uk/euler327.htm#Enestrom327>.
Lagrange J.-L. Essai sur le Problème des Trois Corps [Essay on the Three Body Problem] 1772. Trans. J.R. Stockton. 24 Oct.
2012. Web. <http://archive.is/2gTtc#selection-47.0-69.34>.
Landsherg G.S., Mandelstam L.I.. "Uber die lichtzerstrenung in kristallen." Zeitschrift fur Physik 50 (1928): 769.
Mandelstam L.I., Landsberg G.S. "Eine neue Erscheinungen bei der Lichtzerstreuung in Kristallen." Naturwissenschaffen 16.28
(1928): 552–553.
Mandelstam L.I., Landsberg G.S. "Eine neue Erscheinungen bei der Lichtzerstreuung in Kristallen. (Berichtigung)." Naturwissenschaffen 16.41 (1928): 772.
Oseen C.W. Neuere Methoden und Ergebnisse in der Hydrodynamik. Leipzig: Akadem. Verlagsgesellschaft, 1927.
Rayleigh J.W. "VIII. On the Pressure Developed in a Liquid During the Collapse of a Spherical Cavity." The London, Edinburgh, and Dublin Philosophical Magazine and Journal of Science 34.200 (1917): 94–98.
Stark J. "Induktionserscheinungen am Quecksilberlichtbogen im Magnetfeld." Zeitschrift für Physik 4, (1903): 440–443.
Stark, J. "Zur Kenntnis des Lichtbogens." Annalen der Physik 317.12 (1903): 673–713.
Taylor G. "Electrically Driven Jets." Proceedings of the Royal Society of London. A. Mathematical and Physical Sciences
313.1515 (1969): 453–475.
Turing A.M. "The Chemical Basis of the Morphogenesis." Proc. Roy. Soc. B. 273 (1952): 37–71.
Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the Electron Treatment of Surfaces of Charged Plasmoids (from
Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic Cores): Self-Condensation (Self-Constriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part 1. General Analysis of the Convective Cumulative–Dissipative Processes
Caused by the Violation of Neutrality: Metastable Charged Plasmoids and Plasma Lenses." Surface Engineering and Applied
Electrochemistry. 48.1 (2012): 11–21.
Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the Electron Treatment of Surfaces of Charged Plasmoids (from
Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic Cores): Self-Condensation (Self-Constriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part II. Analysis, Classification, and Analytic Description of Plasma Structures Observed in Experiments and Nature. The Shock Waves of Electric Fields in Stars." Surface Engineering and Applied
Electrochemistry. 48.3 (2012): 212–229.
Vysikaylo Ph.I. "Detailed Elaboration and General Model of the Electron Treatment of Surfaces of Charged Plasmoids (from
Atomic Nuclei to White Dwarves, Neutron Stars, and Galactic Cores): Self-Condensation (Self-Constriction) and Classification of Charged Plasma Structures – Plasmoids. Part III. Behavior and Modification of Quasi-stationary Plasma Positively
Charged Cumulative-Dissipative Structures (+CDS) with External Influences." Surface Engineering and Applied Electrochemistry. 49.3 (2013): 222–234.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Высикайло, Ф. И. Эквивалентные функциональные свойства массы и энергии при их радиальных пульсациях
в 4D пространстве-времени. Часть 1. Асимптотические парадоксы и их решение. Когерентные квантовоинерционные 4D явления в пульсирующих плазмоидах. Пульсары Высикайло / Ф.И. Высикайло // Пространство и
Время. — 2014. — № 1(15). — С. 50—61. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.23.
61
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 510.10
Кочетков А.В.*,
Федотов П.В.**
А.В. Кочетков
П.В. Федотов
Единые уравнения
электромагнитного
и гравитационного поля
________________
*Кочетков Андрей Викторович, доктор технических наук, профессор Пермского национального исследовательского политехнического университета и Саратовского государственного технического университета, член Президиума и председатель Поволжского отделения Российской академии транспорта
E-mail: [email protected]
**Федотов Петр Викторович, инженер, эксперт ООО «Научно-исследовательский центр технического регулирования» (Саратов, Россия)
E-mail: [email protected]
В порядке дискуссии рассматриваются несколько подходов и образовательных технологий преподавания современной физики в высшей технической школе применительно к рассмотрению единых уравнений электромагнитного и гравитационного поля. Приводятся результаты многолетних исследований
и консультаций, переписки с ведущими специалистами и научно-педагогическими изданиями. Показано, что электродинамика Максвелла не может объяснить явление излучения ЭМ-волн, в частности света. Колебания ЭМ-поля следующие из уравнений Максвелла на самом деле являются упругими колебаниями поля и имеют место только в пределах существования электромагнитного поля заряженного тела.
Также показано, что преобразования Лоренца – это отображение факта деформации поля при движении
зарядов (эффект Доплера для поля). Если принять, что гравитационное взаимодействие распространяется не мгновенно, а с конечной скоростью, не обязательно равной скорости света, то в этом случае гравитационное поле полностью подчиняется уравнениям Максвелла–Лоренца.
Ключевые слова: уравнения поля, электромагнитное поле, гравитационное поле, теория Максвелла, преобразования Лоренца.
________________
Введение
Предлагаются уравнения поля, которое подчиняются теореме Гаусса, в случае статического поля это дает
закон зависимости силы взаимодействия обратно пропорционально квадрату расстояния между зарядами. В
настоящее время известны два поля, для которых выполняется это условие: электрическое и гравитационное.
Речь идет не о физической теории единого поля, объединяющей электромагнитную теорию Максвелла с теорией гравитации, а об уравнениях, которым подчиняются поля, удовлетворяющие этому условию. Также поле
должно быть близкодействующим, т.е. взаимодействие должно распространяться не мгновенно, а с конечной
скоростью с, не обязательно равной скорости света.
1. Уравнения Максвелла–Лоренца.
Современная классическая электродинамика – это теория поведения электромагнитного поля, осуществляющего взаимодействие между электрическими зарядами (электромагнитное взаимодействие). Классическая
электродинамика основывается на уравнениях Максвелла, сформулированных им в 60-х годах 19 века на основе обобщения эмпирических законов электрических и магнитных явлений, в виде 20 уравнений1. «Последующее изучение уравнений Максвелла показало, что некоторые из них могут быть выведены друг из друга, некоторые – вообще лишние и не отражают фундаментальных законов природы»2. Современная математическая
форма уравнений Максвелла дана Г. Герцем и О. Хевисайдом: «Впоследствии уравнения Максвелла были
«расчищены» Герцем и Хевисайдом. Они сократили число уравнений Максвелла до четырех, самых важных.
Эта система уравнений употребляется до сих пор»3.
Достоинством классической электродинамики является то, что она прекрасно согласуется с опытными
данными в области электротехники, при описании взаимодействий между зарядами и токами, через посредство
1
Максвелл Д.К. Избранные сочинения по теории электромагнитного поля / Пер. с англ. З.А. Цейтлина под ред. П.С. Кудрявцева. М.: Изд-во технико-теоретической литературы, 1952. С. 298.
Карцев В.П. Максвелл. М.: Молодая гвардия, 1974. С. 265.
3
Там же. С. 269.
2
62
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
электромагнитных полей. Признанным недостатком классической электродинамики считается неприменимость её законов при больших частотах и, соответственно, малых длинах электромагнитных волн1.
Однако область неприменимости классической электродинамики намного больше. Как будет показано далее, классическая электродинамика неприменима к теории излучения электромагнитных волн.
В настоящее время уравнения Максвелла существуют в двух формах: интегральной и дифференциальной.
Обе формы идентичны друг другу. И использование той или иной формы определяется удобством применения
в каждом конкретном случае. В интегральной форме уравнения Максвелла в системе СГС
 H dl 
L
B
S
n
4
c
 (j
S
ds  0
n

1 Dn
) ds ,
4 t

,
S
1
 Bn
ds ,
S t
 E dl   c 
L
(1)
Dn ds  4   dV  4 q
V
Уравнения (1) не образуют полной замкнутой системы. Их необходимо дополнить соотношениями, связывающими векторы H , E , D , B , j :
D  D (E ) ,
B  B (H ) ,
j  j (E ) .
(2)
Это уравнения состояния или материальными уравнениями; они описывают электромагнитные свойства
среды и для каждой конкретной среды имеют определенную форму. В электродинамике рассматриваются, в
первую очередь, простейшие материальные уравнения:
(3)
D  E ,
B H,
j  E .
Они охватывают электромагнитные свойства достаточно большого числа сред. Однако они не учитывают
многие свойства реальных сред.
Кроме этого, система уравнений Максвелла не образует полную систему, для образования полной системы
уравнений необходимо дополнить систему уравнений (1) формулой силы Лоренца
F  q Е  uB  .
(4)
Электромагнитная энергия распределена в пространстве, занятом полем с некоторой объемной плотностью, таким образом, что электромагнитная энергия, содержащаяся в объеме V, выражается в виде объемного интеграла
W 
1
8
 ( E
2
V
  H 2 ) dV .
(5)
Эта энергия может изменяться во времени за счет двух процессов: она может внутри данного объема превращаться в другие, неэлектромагнитные формы энергии (тепловую энергию, химическую энергию и т.д.), или
же возникать из неэлектромагнитных форм; эта энергия, оставаясь электромагнитной, может вытекать из данного объема (или втекать в него) через поверхность s, ограничивающую данный объем.
Электромагнитная энергия, превращающаяся в единицу времени в другие виды энергии, называется мощностью, отдаваемой полем
P 
j E dV .
(6)

V
Энергию, вытекающую в единицу времени из объема через его поверхность, называют кратко потоком
энергии или же мощностью излучения:

c
4
 [ E H ] n ds ,
S
(7)
где n – единичный вектор внешней нормали,
s – площадь поверхности, ограничивающей объем V.
Вектор
S 
c
[EH ]
4
(8)
называется вектором Умова – Пойнтинга. Этот вектор связан с потоком энергии из данного объема формулой
   S n ds
S
.
(9)
Согласно последней формуле, величину
S n ds
можно интерпретировать как электромагнитную энергию, проходящую в единицу времени через площадку ds,
так что вектор S является плотностью потока энергии.
1
Физический энциклопедический словарь / Под главн. ред. А.М. Прохорова. М.: Большая российская энциклопедия,
1995. С. 867
63
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Как известно, три энергетические величины W, P и Σ связаны между собой соотношением Умова – Пойнтинга:
dW
P0 ,
dt
(10)
которое дает формулировку закона сохранения энергии для электромагнитного поля. Это же соотношение в
дифференциальной форме
w
 p  div s  0 .
t
(11)
В вакууме, где нет поглощающей среды, нет электрических потерь, р = 0. Тогда
w
 div s  0 .
t
(12)
2. Закон сохранения электромагнитного поля
Уравнение Умова–Пойнтинга для вакуума – это закон сохранения электромагнитного поля в вакууме. Подставим в уравнение (12) формулу объемной плотности энергии электромагнитного поля
w  wE  wH 
 2  2
E 
H
8
8
,
(13)
где w E – плотность электрической энергии поля на единицу объема, w H – плотность магнитной энергии поля
на единицу объема, тогда
d   0 2 0 2 
E 
H   div s  0 .

d t  8
8

(14)
Уравнение (14) – это закон сохранения электромагнитного поля, т.к. изменение объемной плотности электромагнитного поля в объеме V равно переносу (излучению/поглощению) электромагнитной энергии через
поверхность S, ограничивающую объем V. В вакууме электромагнитное поле не возникает ниоткуда, и не исчезает в никуда, а только переносится.
В некоторых источниках приводится это уравнение (например, в работе Л.А. Вайнштейцна 1), даже утверждается, что это уравнение «совершенно аналогично уравнению непрерывности для электрического заряда».
Но на с. 159 в той же работе читаем: «…если заряд движется с ускорением, то на достаточно большом расстоянии от него можно пренебречь полем с напряженностью Е0 и Н 0 напряженность поля [неподвижного заряда
– А.К., П.Ф.] по сравнению с полем, обусловленным ускорением заряда». Нисколько не заботясь объяснениями, откуда берется это поле и куда оно исчезает, когда заряд движется без ускорения!
Также необходимо ответить на следующий вопрос: если энергия электромагнитного поля сохраняется,
значит, при излучении электромагнитных волн в вакууме поле излучателя должно уменьшаться. Это можно
объяснить для случая излучения антенны, когда в энергию излучения переходит энергия ЭДС токов в антенне. Поле при этом не уменьшается (не расходуется). Но это невозможно объяснить при ускоренном движении точечного заряда. Как известно, при ускоренном движении в вакууме точечного заряда q, согласно теории Максвелла, излучаются электромагнитные волны, при этом интенсивность излучения (энергия, уносимая полем от источника в единицу времени) 2:
2q 2 2
EИ  3 a
3c
,
(15)
где q – величина заряда, а – его ускорение.
В частном случае, когда заряд совершает гармонические колебания, ускорение а по величине равно произведению отклонения х от положения равновесия (х = х 0 sin ωt, где х0 – амплитуда отклонения) на квадрат
частоты . Усредненная по времени t интенсивность излучения
EИ 
q2 4 2
 x0 .
3c 3
(16)
Рассмотрим заряд, совершающий гармонические колебания в потенциальном поле. В этом случае работа
по перемещению заряда по замкнутому пути (с возвращением в исходную точку) равна нулю. Энергия, затрачиваемая сторонними силами на перемещение заряда, равна нулю (в среднем за период колебания). Так как
величина заряда не изменяется, по закону сохранения заряда
dq
 div j  0 .
dt
(17)
Значит, на электромагнитное излучение должна расходоваться энергия электромагнитного поля. Это означает, что по прошествии достаточно большого промежутка времени, заряд останется «голым», так как все поле
заряда израсходуется на излучение. Так как это не подтверждается экспериментами, значит, что при любом
ускоренном движении заряда в потенциальном поле электромагнитные волны не излучаются. Однако, этот
1
2
Вайнштейн Л.А. Электромагнитные волны. М.: Наука, 1988. С. 140.
Фейнман Р. Феймановские лекции по физике / Р. Фейнман, Р. Лейтон, M. Сэндс. Т. 6, М.: Мир, 1966. С. 206.
64
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
факт никак не отражается в электродинамике Максвелла. Поэтому стоит принять, что ускоренное движение
зарядов (по крайней мере, в потенциальных полях) не приводит к электромагнитному излучению. Факт электромагнитных колебаний налицо.
Второй парадокс электродинамики Максвелла – это волновые уравнения электромагнитного поля. Проблема состоит в том, что электромагнитные волны (фотоны) могут существовать там, где нет электромагнитного поля источника, испустившего эти волны. Т.е. фотоны – это самостоятельные образования, не привязанные к источнику (материальные объекты). Чтобы в этом убедиться, достаточно подсчитать электромагнитное
поле от звезд, например туманности Андромеды (ближайшая галактика). Свет от этих звезд и даже намного
более далеких виден на Земле. А волновые уравнения для ограниченной области пространства или уравнения
Гельмгольца
(18)
Н  К 2 Н  0
предполагают наличие электромагнитного поля в данной области. Так, если нет поля, нет и колебаний (нечему колебаться).
Дело в том, что уравнения колебаний описывают колебания упругой среды, в данном случае – электромагнитного поля. Это означает, что теория Максвелла не может объяснить излучение электромагнитных
волн, которые в действительности существуют. Этот парадокс имеет исторические корни. Когда в середине
19 в. Максвелл разрабатывал теорию электричества и магнетизма, он основывался на идеях Фарадея, о том,
что не существует дальнодействия по Ньютону, а все взаимодействия происходят через среду. Максвелл
предполагал, что электромагнитные взаимодействия происходят через посредство Эфира – гипотетической
среды, заполняющей все пространство вселенной. Соответственно распространение света уподоблялось распространению звука в упругой среде, а напряженность электрического и магнитного поля отождествлялись с
механическими натяжениями Эфира 1.
Распространение электромагнитных волн, с точки зрения теории Эфира, просто и логично, Эфир заполняет
все пространство, свет – это упругие колебания Эфира. Где есть Эфир (а это вся вселенная), там могут быть
упругие колебания Эфира (свет). Но на рубеже 19–20 вв. физики столкнулись с большими трудностями в экспериментах по определению «эфирного ветра», который должен быть, если Эфир существует. Эксперименты
сначала Майкельсона, затем Майкельсона совместно с Морли показали, что «эфирного ветра» нет. Но, еще до
отрицательных экспериментов по обнаружению «эфирного ветра», физики столкнулись с большими трудностями присущими разным концепциям эфира. Кроме знаменитых экспериментов Майкельсона – Морли были и
много других экспериментов по проверке эфирной теории электродинамики, некоторые из них описаны Вавиловым в книге «Экспериментальные основания теории относительности»2. Происходил постепенный отход от
теорий «механического эфира». «Ближе к концу девятнадцатого века, главным образом, под влиянием Лармора
все признали, что эфир – среда нематериальная, sui generis и не состоит из опознаваемых элементов, имеющих
определенное положение в абсолютном пространстве... Лармор настаивал, говоря: «мы не должны поддаваться
соблазну объяснять простые группы отношений, которые были найдены для определения активности эфира,
рассматривая их как механические следствия скрытой в этой среде структуры; нам скорее следует удовлетвориться получением их точного динамического соотношения, так же как геометрия исследует или соотносить
описательные и метрические свойства пространства, не объясняя их»3. Легко видеть, что теория эфира Лармора подготовила почву для теории относительности Эйнштейна, т.к. Лармор фактически отказался от теорий
механического эфира, и в его теории эфир представляет собой некую нематериальную сущность, некая «вещь в
себе» по Гегелю, которая не состоит из материальных частиц, не имеет структуры, и не может быть обнаружена ни какими экспериментами, в т.ч. и опытами по обнаружению «эфирного ветра». «Этот взгляд4 помог теории Лармора выдержать всю последующую критику, которая основывалась на принципе относительности»5.
После Лармора оставалось только отказаться от понятия эфира, как от нематериальной, а значит и не существующей материально структуры.
Такой шаг был сделан. Эйнштейн в работе «К электродинамике движущихся тел» пишет: «Примеры подобного рода, как и неудавшиеся попытки обнаружить движение Земли относительно светоносной среды, ведут к предположению, что не только в механике, но и в электродинамике никакие свойства явлений не соответствуют понятию абсолютного покоя … Это предположение (содержание которого в дальнейшем будем
называть «принципом относительности») мы намерены превратить в предпосылку и сделать, кроме того, в
предпосылку и сделать добавочное допущение, а именно, что свет в пустоте всегда распространяется с определенной скоростью V, не зависящей от состояния движения излучающего тела. Эти две предпосылки достаточны для того, чтобы, положив в основу теорию Максвелла для покоящихся тел, построить простую, свободную
от противоречий электродинамику движущихся тел. Введение «светоносного эфира» окажется при этом излишним»6. Легко видеть, что теория Эйнштейна не являлась чем-то принципиально новым, а фактически продолжала и развивала идеи Лармора о том, что необходимо отказаться от надежды объяснить распространение
света колебаниями материальной среды, а пытаться, как и в геометрии, определять только математические соотношения, которым подчиняются электродинамика и свет.
Но как и теория эфира Лармора, так и теория относительности Эйнштейна не могут ответить на вопрос: а
1
2
Фейнман Р. Указ. соч. Т. 4. М.: Мир, 1966. С. 907.
Вавилов С.И. Собрание сочинений: В 4 т. Т. IV. М.: АН СССР. 1956. С. 27–52.
Уитеккер Э. История теории эфира и электричества. Классические теории. Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2001. С. 359.
4
Отказ от теорий вещественного эфира.
5
Уитеккер Э. Указ. соч. С. 359.
6
Эйнштейн А. Собрание научных трудов: В 4 т. Т. 1. М.: Наука, 1965. С. 7.
3
65
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
что такое, в частности, свет и электромагнитные излучения в общем? Если в механических теориях эфира «все
понятно» (есть механическая среда – «светоносный эфир», а свет и электромагнитные излучения – это колебания «светоносной среды»), то в теориях Лармора, а тем более в теории относительности, непонятно. Эйнштейн
прекрасно понимал, что вопрос о физической сущности света является немаловажным, но трудности волновой
теории света, неразрывно связанные с теорией эфира, подвигли Эйнштейна выдвинуть теорию фотонов1 и считать, что электромагнитное излучение, а также свет – это поток материальных частиц. «Итак, теория относительности изменяет наши взгляды на природу света в том отношении, что свет выступает в ней не в связи с
гипотетической средой, но как нечто существующее самостоятельно, подобно веществу. Таким образом,
инертная масса тела при испускании света уменьшается»2.
Из теории Максвелла следует, что при ускоренном движении заряженного тела испускается электромагнитное излучение. Но при этом ни теория относительности, ни теория фотонов не отвечает на вопрос: откуда
берется и куда исчезает электромагнитное поле, связанное с ускоренным движением заряда? В литературе,
например в работе С.В. Беллюстина3, приводятся «формулы напряженности полей (электрического и магнитного), в случае ускоренного движения точечного заряда в вакууме:
Е
q  r

4 0  с 2 s 3
ra 
r u 
2
2
  ( r a  c  u )  2 2 
с s 
r с
(19)
и
H 
q
4
[r a ] 
 [r u ]
2
2
 2 3 (r a  c  u )  2  .
сs 
с s
(20)
Как видно из сравнения этих формул,
r 
H  c 0  Е 
r 
(21)
.
Формула (19) приводится к виду
Е  Е0 
q
4 0 с 2 s 3

ru 
r u 
q

 r  r a  ra  r   или Е  Е 0 
с 
с 
4 0 с 2 s 3


 
ru  
r r  с , a   ,

 
(22)
здесь
s  r 
(ru )
,
с
(23)
r
,
с
(24)
расстояние до заряда в момент времени
t1  t 
Е0 – напряженность электростатического поля точечного заряда».
Обратим внимание на то, что электрическое поле движущегося заряда складывается из двух слагаемых:
первое – это электростатическое поле (неподвижного) заряда Е0 и то же электростатическое поле, умноженное на коэффициент, зависящий от скорости, ускорения заряда и расстояния от заряда. Фактически второй
член определяет запаздывание изменения поля, в связи с тем, что информация о том, что заряд сместился, доходит до любой точки поля не мгновенно, а через период
t 
r
.
с
Поле движется вместе с зарядом, но не одновременно, а постепенно деформируясь, по мере того, как информация о сдвиге заряда доходит до определенных точек поля. Формулы напряженности поля движущегося
заряда похожи на формулы эффекта Доплера в акустике. Это так и есть, но в отличие от акустики, в электродинамике имеет значение не частота, а деформация поля, распространяющаяся в пространстве со скоростью с.
Но в акустике при движении источника (эффект Доплера) не появляются новые колебания, а только изменяется частота колебаний, излученных источником, так и в электродинамике, движение заряда не порождает новое
поле, а только деформирует уже существующее.
То, что понятие излучения в электродинамике подменяется понятием деформации поля, хорошо видно на
примере того, как в классической электродинамике определяется энергия, излучаемая точечным зарядом при
движении. В работе С.В. Беллюстина вся энергия излучения движущегося заряда определяется как энергия
поля в волновой зоне4
w 
1
 0Е
2
 0Н
2
2
(25)
Термин «фотон» был введён американским физико-химиком Г.Н. Льюисом в 1929 г. (Физический энциклопедический
словарь… С. 826).
2
Эйнштейн А. Указ. соч. Т. 3. С. 187.
3
Беллюстин С.В. Классическая электронная теория. М.: Высшая школа, 1971. С. 158.
4
Там же. С. 166.
66
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
Данная формула определяет плотность энергии поля в любой зоне, не только в волновой, но при этом –
это только энергия поля, независимо от того, движется поле или нет. То, что в современной электродинамике называется электромагнитным излучением, на самом деле является всего лишь упругими колебаниями
электрического поля.
Из уравнений Максвелла следует, что напряженности Е и Н переменного электромагнитного поля удовлетворяют волновому уравнению
Е 
  2Е
  2Н

0
и

Н

0 .
с 2 t 2
с 2 t 2
(26)
В связи с тем, что решением уравнений (26) является волна, делается вывод, что это и есть электромагнитное излучение. Но волновое уравнение существует и для акустических волн, которые являются всего лишь
колебаниями среды. Отличием электромагнитных волн считается то, что волновых уравнений два, для Е и для
Н, для акустических волн волновое уравнение одно.
Распространение электромагнитных волн в вакууме, где нет поля, обычно объясняют взаимной электромагнитной индукцией электрического и магнитного полей. Переменное электрическое поле порождает (индуцирует) переменное магнитное поле, а оно, в свою очередь, воспроизводит переменное электрическое поле и т.д. Некоторые ученые даже долго искали элементарный магнитный заряд, но все попытки были тщетными, он не был обнаружен.
3. Магнитное поле
Для разрешения данных вопросов рассмотрим, что такое магнитное поле. Исследуем уравнение микрополя Лоренца.
«Макроскопические уравнения Максвелла описывают среду феноменологически, не рассматривая сложного механизма взаимодействия электромагнитного поля с заряженными частицами среды. Уравнения Максвелла
могут быть получены из уравнений Лоренца–Максвелла для микрополя и определенных представлений о строении вещества путем усреднения микрополя по малым пространственно-временным интервалам. Таким способом получают как основные уравнения поля (1), так и конкретную форму уравнений состояния (2), причем вид
уравнений поля не зависит от свойств среды»1. Но в отличие от уравнений Максвелла для макрополя, в уравнениях Лоренца для микрополя единственная среда, в которой изучается поле, – это вакуум и поэтому материальные уравнения (2) приводятся к виду
(27)
D   0 E , B  0 H .
Кроме этого, постулируется
(28)
jМ   И u М .
Уравнения микрополя Лоренца аналогичны уравнениям Максвелла
div E М 
М
В
rot E М   М
,
0
t
,
div BМ  0 , rot BМ   0  М u М   0  0
E М
.
t
(29)
Аналогично тому, как из уравнений Максвелла (1) следует уравнение непрерывности (12), так и из уравнений Лоренца следует уравнение
d М
 div (  М u М )  0
dt
.
(30)
Для микрополя существует уравнение объемной плотности силы Лоренца2
f М   М Е М  u М ВМ  .
(31)
Можно утверждать, что уравнения микрополя идентичны уравнениям Максвелла и их можно использовать
вместо уравнений Максвелла, при усреднении величин при переходе к макрополю.
Рассмотрим потенциалы Лиенара–Вихерта для микрополя3:

А
1
4 0
0
4

V

V
 dV
r
,
 udV
r ,
(32)
(33)
 – плотность заряда, и – скорость заряда в момент времени
r
t1  t  ,
с
если  и А определяются в момент времени t.
где
1
2
3
Там же. С. 390.
Беллюстин С.В. Указ. соч.
Фейнман Р. Указ. соч. Т. 6.
67
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Если считать заряд точечным, то расстояние r и скорость и можно вынести за знак интеграла, тогда, так как
  dV
q,
V
где q – величина заряда, то
 
1
4 
А
0
q
r ,
(34)
 0 qu
.
4 r
(35)
Используя далее известное в электродинамике соотношение постоянных
0 
1
 0с 2
(36)
и сравнивая (34) и (35), окончательно получим
А
1
qu
u


4 0 с 2 r
с2
(37)
,
так как потенциалы  и А связаны с напряженностями поля Е и В соотношениями Е = div  и В = rot А .
В принципе можно подставить последние соотношения в уравнения Лоренца, но в этом случае уравнения
будут излишне сложными, потому что в электронной теории существует соотношение1:
(38)
Н   0 [uE ] ,
т.к. В 
 0 Н , то, подставляя в последнюю формулу (36) и (38), получим
1
1
В
 0 uE   2 uE 
2
 0с
с
(39)
Подставим (39) и (36) в уравнения Лоренца (29):
div E 

1  uE 
1
div uE   0 ,
 0 , rot E   с 2 t , с 2
1
1
1 E
u 2
rot uE  
2
2
 0с
с
с t
.
(40)
Уравнения (40) идентичны уравнениям микрополя, но с существенной поправкой. В последних уравнениях
нет упоминания о магнитном поле, электрические заряды – есть, электрическое поле – есть, скорость движения
электрических зарядов тоже есть, а магнитного поля нет.
Уравнения Максвелла–Лоренца не являются замкнутой системой уравнений, для определения входящих в
них неизвестных полей необходимо ввести формулу силы Лоренца в виде (4) или (31). Подставим в (4) выражение В из (39):
1


F  q  Е  2 u1 u 2 Е  ,
с


(41)
здесь q и u1 – заряд и скорость взаимодействующего заряда, расположенного в точке Р, u2 – скорость заряда,
создающего электрическое поле, в точке Р, напряженностью Е.
Так можно создать классическую электродинамику без магнитного поля.
4. Смысл преобразований Лоренца в электродинамике
При движении точечного заряда в вакууме со скоростью с электрическое поле деформируется таким образом, что теряет радиально сферическую симметрию, которая всегда присутствует для неподвижных зарядов. В
этом случае, возможно, разложить общее поле на радиально симметричную часть (электростатическое поле) и
тангенциально симметрическую часть, которая называется магнитным полем.
Так как деформация поля наступает при любой скорости и даже когда заряд движется прямолинейно и
равномерно, для электрического поля преобразования Галилея неприменимы как и для ускоренного движения
в механике. При переходе к подвижной системе отсчета, движущейся относительно неподвижной со скоростью и, необходимо учесть, что в движущейся системе тангенциальная составляющая поля (магнитное поле),
для зарядов, неподвижных относительно движущейся системы отсчета, равна нулю. Но взаимодействие зарядов не должно зависеть от системы отсчета и изменение конфигурации поля учитывается внесением внешнего
магнитного поля, согласно преобразованиям Лоренца. Это аналогично тому, как в механике при переходе от
инерциальной системы отсчета к ускоренной вносятся инерциальные силы.
Уравнений Максвелла всего четыре, первое уравнение – это теорема Гаусса, которая в случае электрического
поля приводит к закону Кулона для неподвижного заряда. Остальные уравнения появляются из-за того, что поле
1
Беллюстин С.В. Указ. соч. С. 161.
68
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
движущихся электрических зарядов отличается от поля неподвижных зарядов. Но поле подвижного заряда отличается от поля неподвижного заряда потому, что движение поля происходит не одновременно во всех точках, а
постепенно по мере продвижения волны возмущения, которая движется со скоростью с, и напряженность поля в
точке равна напряженности поля при расположении заряда в момент времени
t1  t 
r
с
,
если  и А определяются в момент времени t. Если бы возмущения в электрическом поле распространялись
мгновенно, поле двигалось как абсолютно жесткое тело и никаких деформаций поля не наблюдалось.
Следующий вопрос: какое значение для уравнений Максвелла имеет то обстоятельство, что для электрического поля существуют заряды двух знаков? Из уравнений Максвелла следует, что никакого. В уравнения входит величина заряда, но знак заряда нигде не учитывается. Отсюда следует, что в принципе электрические заряды могли бы иметь любое количество знаков и один, и два, и три и т.д., и уравнения Максвелла при этом бы
нисколько не изменились.
Также интересен вопрос о величине скорости взаимодействия поля, для электрического поля – это скорость света. Из уравнений следует, что величина скорости не влияет на вид уравнений, т.е. конкретное значение скорости передачи возмущений поля не имеет значения для вида уравнений Максвелла, единственно важно, чтобы эта скорость была конечной, хотя бы очень большой или очень маленькой.
Чтобы любое поле подчинялось уравнениям Максвелла, необходимо и достаточно, чтобы для поля удовлетворялись два условия: поле должно подчиняться теореме Гаусса, т.е. для неподвижного точечного заряда поле
должно убывать обратно пропорционально квадрату расстояния; поле должно быть не дальнодействующим, а
близкодействующим. Возмущение и взаимодействие между зарядами поля должно передаваться не мгновенно,
а с какой-то конечной скоростью поля с, причем с любая, не обязательно скорость света. В этом случае любое
поле будет подчиняться уравнениям Максвелла.
Легко видеть, что уравнения Максвелла – это динамические уравнения поля, т.к. они учитывают движение
зарядов, в отличие от статических уравнений Кулона или закона всемирного тяготения.
4. Эффект Доплера
При рассмотрении поперечного эффекта Доплера для волн было показано1, что в случае одновременного
движения источника и приемника величина изменения частоты (эффект Доплера) зависит только от относительного движения источника и приемника. И при движении источника и приемника, в одну сторону и с
одинаковой скоростью, мы определили, что в этом случае эффект Доплера для волн не наблюдается. Но для
поля это не так.
На рис. 1 показаны два взаимодействующих заряда А и В, движущихся параллельно друг другу со скоростью v. В момент времени t заряд А находится в точке А1 , а пробный заряд в В1 , поле заряда А в точке В1
равно потенциалу заряда А в момент времени
r
,
с
т.е. при действительном расстоянии между зарядами R = А1 В1 , взаимодействие происходит с расстоянием
R' = А0 В1 .
t1  t 
Рис. 1. Два взаимодействующих заряда
Принципиальная разница эффекта Доплера для волн и для поля состоит в том, что для волн существенна
только разница расстояний, проходимых волной в разных периодах колебаний, а для поля существенно изменение запаздывающего расстояния взаимодействия. Из рисунка видно, что данный случай для поля аналогичен
случаю подвижного источника и неподвижного приемника для волн. Можно воспользоваться формулой из
акустики, заменив время Т на радиус r. В этом случае получим
r'
r
1
u2
с2
.
(42)
1
Кочетков А.В. Проявления исторического мышления в современной физике (Лекции для непрофессионалов) / А.В. Кочетков, П.В. Федотов. Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2001.
69
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Подставив (42) в уравнение силы Кулона, получим
F
1 q1q 2
1 q1 q 2

2
4 0 r '
4 0 r 2
 v2
1  2
 с

q uE u
  q1 E 2  1 2 2
с

(43)
или в векторном виде

 Е u  
F  q1 Е 2  u1 2 2 2    q1 Е 2  u1 В2 
.
с 


(44)
Последняя формула – это уравнение силы Лоренца, которая является результатом действия эффекта Доплера для поля. Так как эффект Доплера является результатом распространения возмущений поля с конечной
скоростью с, то для существования силы Лоренца для любого вида поля достаточно второго условия существования уравнений Максвелла для данного вида поля. При выполнении условий 1 и 2, уравнения поля образуют полную систему уравнений описания поля: уравнения Максвелла и уравнение силы Лоренца.
5. Уравнения гравитационного поля
Выше были приведены два условия, при выполнении которых поле подчиняется уравнениям Максвелла,
проверим это для гравитационного поля. Первое условие для гравитационного поля выполняется однозначно,
т.к. по закону тяготения сила обратно пропорциональна квадрату расстояния. Второе условие, о близкодействии и распространении возмущений поля с конечной скоростью, до сих пор экспериментально не подтверждено. В общей теории относительности постулируется, что сила тяготения распространяется со скоростью
света. Если принять, что гравитационное поле является близкодействующим (распространяется с конечной
скоростью), то оно подчиняется уравнениям Максвелла и для него действительно уравнение силы Лоренца.
Выводы, которые следуют из уравнений Максвелла, действительны и для гравитационного поля в частности,
из уравнений Максвелла, следуют волновые уравнения. Значит, гравитационные волны существуют, но необходимо учитывать, что эти волны не более, чем упругие колебания гравитационного поля.
При рассмотрении уравнений Максвелла были приведены доказательства того, что электромагнитное излучение не подчиняется уравнениям Максвелла и не может быть объяснено на основе современной классической электродинамики. Тем не менее, фотоны существуют, и этот факт должен получить свое объяснение, желательно также объяснить, почему из уравнений Максвелла невозможно вывести факт электромагнитного излучения.
6. Эксперимент
На рис. 2 показана схема эксперимента, приемник заключен в металлический экран, причем антенна присоединена к экрану, а “земля” – нет, чтобы не закорачивать вход.
Рис. 2. Схема эксперимента
Из курса радиотехники хорошо известно, что в таких условиях приемник не будет принимать радиоволн.
Если заменить приемник передатчиком, то за пределы экрана радиоволны не пройдут. Ситуация с приемом
передачей радиоволн, в данном эксперименте, очень легко исправима, достаточно вывести “общий” провод за
пределы экрана. Данная ситуация легко объясняется тем, что в радиотехнике приемную и передающую антенны представляют как открытый конденсатор (рис. 3).
Рис. 3. Схема открытого конденсатора
А конденсатор не бывает с одной обкладкой, даже когда заряжают сферу, то она заряжается относительно
земли, а не сама по себе.
В современных учебниках электрическая емкость определяется следующим образом: «Потенциал  (отсчитываемый от нулевого уровня на бесконечности) пропорционален заряду q проводника, т. е. отношение q к  не
зависит от q»1. При этом никто никогда не измеряет потенциал на бесконечности буквально, в действительности
1
Физический энциклопедический словарь… С. 862.
70
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
потенциал на бесконечности – это абстракция, которую нельзя воспринимать буквально. В действительности нулевой потенциал – это потенциал «земли», или что то же самое, потенциал заземленого проводника, который
находится не на бесконечном расстоянии, а значительно ближе. Например, в электроскопе (прибор для обнаружения заряда и измерения электрического потенциала) «Заряд, который приобретут листочки, будет пропорционален разности потенциалов между листочками и корпусом электроскопа»1. Отсюда следует, что уединенный
проводник, для которого определяется понятие электрической емкости, – это абстракция, в физике же принято
говорить об уединенных проводниках в буквальном смысле, пренебрегая наличием остальных проводников.
В радиотехнике хорошо известен, но явно не озвучен тезис о том, что монополь не излучает и не принимает радиоволны. Излучает и принимает всегда диполь. В физике хорошо известно излучение ускоренно движущихся частиц в ускорителях: ондуляторное, синхротронное излучение. Принято говорить, что излучают заряженные частицы, и не говорить, что излучают частицы, которые движутся в электрических или магнитных полях. Отсюда – разные точки зрения. Утверждается, что излучают движущиеся ускоренно частицы (уединенная
частица в ускорителе – это чистая абстракция); авторы же утверждают, что излучает диполь, состоящий из заряженной частицы и ускорителя (системы заряженных частиц), причем излучение наблюдается только тогда,
когда напряженность поля между частицей и ускорителем (системой заряженных частиц) меняется со временем, т.е. частица движется относительно ускорителя, точнее, поля, которое создает ускоритель. Диполь излучает не всегда, а только при изменении напряженности поля в пространстве между телами, составляющими
диполь. При наличии постоянных зарядов на проводниках антенны излучения не наблюдается, излучение
наблюдается только, когда по антенне течет переменный ток. Заметим, атом также излучает (или поглощает)
только при переходе электрона с одной орбиты на другую и никогда без перехода, как бы ускоренно ни двигался атом как единый диполь (ядро и электрон).
Рассмотрим факт из атомной физики. На рис. 4 показана упрощенная схема аннигиляции и рождения электрон-позитронной пары.
Рис. 4. Упрощенная схема аннигиляции и рождения электрон–позитронной пары
Сравнивая рис. 3 и 4, можно сказать, что тезис о том, что монополь не излучает, а излучает только диполь,
действителен для всех диапазонов электромагнитного излучения. Во-вторых, можно предположить, что фотон
– это не просто энергия, а агрегат из положительной и отрицательной частицы, массы которых не исчезают,
как это принято считать в современной физике, а объединяются. Масса покоя фотона равна не нулю, а сумме
масс составляющих его частиц. Это – закон сохранения материи (в философии).
В этом случае легко объясняется факт, что спин фотона всегда равен единице, а спины электрона и позитрона равны ½.
Из теории антенн в радиотехнике следует, что проводники антенны, желательно, должны иметь размеры
длины волны и должны быть разнесены в пространстве. Это дает возможность предположить, что фотон представляет собой близкое соседство положительной и отрицательной частицы, размеры которых равны половине
длины волны. Чтобы убедится в этом, достаточно сравнить размеры антенн в диапазоне длинных волн и УКВ.
А электромагнитная волна представляет собой цуг фотонов.
7. Пример
Рассмотрим ондуляторное излучение. «Ондулятор – устройство, в котором создаются периодические поля,
действующие на проходящие через него заряженные частицы с периодической силой. Наиболее распространенные траектории частицы в ондуляторе – синусоиды и спирали (рис. 5). Движущаяся заряженная частица,
попав в ондулятор, совершает колебательно-поступательное движение, т. е. является осциллятором, движущимся равномерно прямолинейно; такая частица испускает ондуляторное излучение»2.
Рис. 5. Схема ондулятора
1
2
Орир Дж. Популярная физика. М.: Мир, 1966. С. 181.
Физический энциклопедический словарь… С. 486.
71
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
«Одиночная ускоренная частица, пройдя через ондулятор, испускает цуг электромагнитных волн, длительность которых
 t : t 
K 0
(1   П сos  ) ,
с П
(45)
где П = vП /c , vП – постоянная скорость частицы в ондуляторе, с – скорость света, 0 – длина периода траектории частицы в ондуляторе, К – число периодов,  – угол между vП и направлением наблюдения.
Частота  k-й гармоники излучения определяется, в соответствии с эффектом Доплера, формулой:
к 
k
1   П cos ,
(46)
2  П с
–
0
(47)
где

круговая частота колебаний частицы в ондуляторе. При  = 0 частоты ондуляторного излучения максимальны.
Основная часть энергии, испускаемой частицей, сосредоточена вблизи направления её мгновенной скорости v
в узком диапазоне»1.
Без потери общности можно принять, что =0. Тогда формулы ондуляторного излучения упростятся. Так,
формула (46) приведется к
(48)
к  k  .
Для первой гармоники  к   , частота излучения равна частоте колебания частицы в ондуляторе. Формула (45) для условия  = 0 приведется к виду
t 
K 0
с П .
Подставив П = vП /c, получим
t 
K 0
K 0
K 0


 К Т0 ,
vП
с П
vП
с
с
где Т0 – период колебаний частицы в ондуляторе.
А так как по формуле (48) для первой гармоники частота излучения равна частоте колебания частицы, то
количество излученных фотонов (на основной частоте) будет равно количеству колебаний, совершенных частицей в ондуляторе:
 t  К ' Т ' К Т 0 ,
здесь К' – количество излученных фотонов, T' – длительность излучения одного фотона.
В синхротроне излучение происходит аналогично, но более сложно, в связи с более сложной траекторией
релятивистской частицы в синхроускорителях.
Интересно отметить, что не только релятивистская частица в ондуляторе излучает в основном в узком диапазоне углов. Дипольная антенна также имеет узкую диаграмму направленности. Она излучает в основном в
направлении перпендикулярно направлению диполей, или в направлении перпендикулярно колебанию электрического поля в антенне. Сравните с колебаниями частицы в ондуляторе, в нем также максимум излучения
наблюдается в направлении перпендикулярно плоскости колебания частицы.
Из этого ясно, почему теория Максвелла не может объяснить факт существования фотонов. Для этого
необходимо рассматривать взаимодействие положительного и отрицательного заряда, а уравнения Максвелла
описывают только поле, которое создают заряды и токи. Несколько лучше положение с уравнением силы Лоренца, но данное уравнение описывает только механическое взаимодействие (силу). Других независимых
уравнений в современной электромагнитной теории нет.
В ыв оды
1. Уравнения Максвелла в современной электродинамике не могут объяснить излучения электромагнитных
волн. Волновые уравнения, которые следуют из уравнений Максвелла, описывают только упругие колебания электрического поля. При движении электрическое поле заряда деформируется, т.к. возмущения
электрического поля распространяются не мгновенно, а с конечной скоростью с (скорость света). Магнитного поля как отдельной сущности не существует, магнитное поле, которое входит в уравнения Максвелла – это проявление эффекта Доплера для взаимодействия движущихся электрических зарядов.
2.
1
Преобразования Лоренца – это отображение факта деформации поля при движении зарядов (эффект
Доплера для поля). В результате деформации поля даже при равномерном и прямолинейном движении
заряда появляется «магнитное» поле тока, величина силы взаимодействия между зарядами зависит от
величины и направления скорости движения зарядов. При переходе к другой системе отсчета необходимо компенсировать изменение скорости введением внешнего «магнитного» поля.
Там же. С. 487.
72
ТЕОРИИ, КОНЦЕПЦИИ, ПАРАДИГМЫ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
3.
Принцип относительности Галилея в электродинамике необходимо заменить на преобразования Лоренца
потому, что величина скорости входит в уравнения (в «магнитный» член), и любое изменение скорости
относительно системы отсчета изменяет величину «магнитного» взаимодействия. По теории относительности Галилея, все системы отсчета, движущиеся относительно друга и относительно неподвижной системы отсчета с любой скоростью, но без ускорения, инерциальные и поэтому при переходе от одной системы отсчета к другой нет необходимости учитывать изменение скорости, т.к. в классической механике
изучаются движения абсолютно твердых тел. В электродинамике это не так, при движении заряда поле
деформируется и взаимодействие зарядов отличается от взаимодействия в механике тем, в уравнение силы взаимодействия входит член, зависимый от величины скорости (магнитное поле).
4.
Эффект изменения силы взаимодействия зарядов в электродинамике аналогично эффекту Доплера для
волн, с той разницей, что в случае взаимодействия электрических зарядов существенно изменение расстояния взаимодействия (запаздывающие потенциалы). Дополнительная сила (магнитная) входящая в
уравнение взаимодействия электрических зарядов аналогична инерциальным силам в механике.
5.
Если любое потенциальное поле подчиняется закону обратных квадратов и при этом взаимодействие
зарядов данного поля происходит не мгновенно, а с конечной скоростью, то это поле подчиняется
уравнениям Максвелла–Лоренца.
6.
Если принять, что гравитационное взаимодействие распространяется не мгновенно, а с конечной скоростью, не обязательно равной скорости света, то в этом случае гравитационное поле полностью подчиняется уравнениям Максвелла–Лоренца. Если гравитационное поле также подчиняется уравнениям Максвелла–Лоренца, то оно, как и электрическое поле инвариантно относительно преобразований Лоренца.
7.
Электрический заряд одного знака никогда не излучает, при любом движении, равномерном или ускоренном. Излучает только диполь, взаимодействующая система зарядов разного знака. Диполь излучает
только при изменении напряженности поля в промежутке между зарядами. При движении диполя как
единого целого без изменения расстояния или величины заряда излучения не наблюдается.
8.
Т.к. в настоящее время в гравитационном поле наблюдается только заряды одного знака, гравитационные фотоны вероятно невозможны, пока не будут обнаружены отрицательные гравитационные заряды.
Так как в гравитации все заряды только одного знака, значит, гравитационных фотонов не существует.
Но факт существования антиматерии может исправить данный постулат, при условии, что она имеет
поле противоположного гравитационного заряда.
ЛИТЕРАТУРА
Беллюстин С.В. Классическая электронная теория. М.: Высшая школа, 1971. 352 c.
Вавилов С.И. Собрание сочинений: В 4 т. Т. IV. М.: АН СССР. 1956. 112 с.
Вайнштейн Л. А. Электромагнитные волны. М.: Наука, 1988. 440 с.
Карцев В.П. Максвелл. М.: Молодая гвардия, 1974. 336 с.
Кочетков А.В., Федотов П.В. Проявления исторического мышления в современной физике (Лекции для непрофессионалов). Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2001. 176 с.
Максвелл Д.К. Избранные сочинения по теории электромагнитного поля / Пер. с англ. З.А. Цейтлина под ред.
П.С. Кудрявцева. М.: Изд-во технико-теоретической литературы, 1952. 670 с.
Орир Дж. Популярная физика / Пер. с англ. С.П. Баканова, Е.М. Лейкина, В.П. Смилги; ред. Л.В. Гессен.. М.: Мир,
1966. 447 с.
Уитеккер Э. История теории эфира и электричества. Классические теории. Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая
динамика», 2001. 512 с.
Фейнман Р. Феймановские лекции по физике / Р. Фейнман, Р. Лейтон, M. Сэндс. Т. 4. М.: Мир, 1966.
Фейнман Р. Феймановские лекции по физике / Р. Фейнман, Р. Лейтон, M. Сэндс. Т. 6. М.: Мир, 1966.
Эйнштейн А. Собрание научных трудов: В 4 т. Т. 1. М.: Наука, 1965. 700 с.
Эйнштейн А. Собрание научных трудов: В 4 т. Т. 3. М.: Наука, 1966. 632 с.
Heaviside O. Electromagnetic Theory. New York: Cosimo, Inc., 2008.
Heaviside O. "A Gravitational and Electromagnetic Analogy. Part I." The Electrician 31 (1893): 281–282. Web.
<http://physics.wvu.edu/resources/250/1243944534.pdf>.
Hertz H. The Principles of Mechanics Presented in a New Form. New York: Courier Dover Publications, 2004.
Hertz H. "The Forces of Electrical Oscillations Treated According to Maxwell’s Theory, Weidemann’s Ann. 36, 1 (1889)."
Electric Waves by H. Hertz. New York: Dover, 1962, chap. 9.
Jefimenko O.D. Causality, Electromagnetic Induction, and Gravitation: A Different Approach to the Theory of Electromagnetic
and Gravitational Fields. Zvezdny, 2000, 2nd ed.
Orear J. "VII. Conférences‐Lectures. The New Physics." Dialectica 21.1‐4 (1967): 277–291.
Roche J. "The Present Status of Maxwell's Displacement Current." European Journal of Physics 19.2 (1998): 155–166.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Кочетков, А. В., Федотов, П. В. Единые уравнения электромагнитного и гравитационного поля / А.В. Кочетков,
П.В. Федотов // Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 62—73. Стационарный сетевой адрес: 22267271provr_st1-15.2014.24.
73
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ
1(15)/2014
ПРОСТРАНСТВО
ПРОСТРАНСТВ
Двойная планета. Художник Мауриц Корнелис Эшер. 1949.
УДК 130.1/.2:008
Сараф М.Я.
Ризомизация культурного пространства
как показатель кризисности его состояния
________________
Сараф Михаил Яковлевич, доктор философских наук, профессор, Московский государственный
университет культуры и искусств
E-mail: [email protected]
Автор рассматривает культурное пространство как конкретноисторическую целостность, имеющую сложную и динамичную структурную пространственно-временную организацию. Структура
культурного пространства во многом определяется механизмами его центрации и поляризации.
Кризисное состояние культурного пространства обнаруживает себя нарушением структурнофункциональных связей между этими механизмами, что приводит к утрате его целостности и проявляется в его нарастающей ризомизацией.
Ключевые слова: культурное пространство, анизотропность культурного пространства, гетерохронность культурного пространства, плотность и связность культурного пространства, центрация, поляризация, ризомность.
________________
Культурное пространство обладает сложной структурой, приобретающей эту сложность в процессе исторического развития этносов и наций и в процессе все более и более дифференцирующихся форм общественной жизни.
Сложность структуры культурного пространства выражается неоднородностью составляющих ее элементов и противоречивостью протекающих в нем процессов. Наиболее наглядно это выражается такими характеристиками, как анизотропность и гетерохронность. Взятые из физического понимания пространства,
эти понятия вполне применимы и для описания пространства культурного.
А н и з о т р о п н о с т ь к у л ь т у р н о г о п р о с т р а н с т в а означает неодинаковость характеристик составляющих его частей, их неравномерное распределение, различную степень связности каждой из частей, а
74
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
также различный характер взаимодействий между ними.
Г е т е р о х р о н н о с т ь к у л ь т у р н о г о п р о с т р а н с т в а означает разновременность процессов, ведущих к его образованию, а также разновременность процессов, протекающих во входящих в него пространствах культуры. Это проявляется в противоречиях взаимодействующих элементов его структуры, развертывающихся в двух уровнях – внутри пространств национальной культуры и в их отношении к общемировому пространству культуры.
Культурное пространство образуется и уплотняется вокруг центров. Такой центр в традиционных культурах понимался как некое сакральное, священное место, обладающее особыми свойствами. Оно характеризуется разрывом однородности пространственного обитания, это как бы отверстие, где человеческий мир может
приходить в небезопасное соприкосновение с миром иным. Но, вместе с тем, – это центр мира, обиталище святости и правды, где актуализируются важнейшие смыслы. Позиции и интересы находящихся в этом центре
наиболее защищены и, следовательно, он выступает наивысшей ценностью. Движение к овладению центром –
один из важнейших механизмов культуры. Периферия же определяется тем, что она осваивает содержание,
идущее от центра. Центрация и поляризация – это факторы самоорганизации культурного пространства, и их
соотношение выступает как общий закон его функционирования и развития.
В современной цивилизации значение центров, конечно, не исчезло, но в качестве доминирующей культурной формы, которая бы выражала центрацию именно как социальный институт, значительно снизилось.
Это как раз связано с выходом на историческую арену наций, которые существенно изменили институциональные характеристики центров культурного пространства, но при этом культурообразующие механизмы
взаимодействия центр – периферия продолжают действовать.
Содержание деятельности таких центров формирует важнейший фактор культурного пространства – так
называемую высокую культуру. Под высокой культурой понимается система воспроизводства форм общественного сознания, пользующаяся языком официальных общественных институтов (государства, религии,
школы), а также формирующаяся институциональная система духовного производства (науки, искусства). Высокая культура в определенной мере противостоит культуре бытовой, этнонациональной, народной. Со времен
Просвещения считалось, что именно высокая культура есть подлинная культура, выполняющая авангардную
роль и обеспечивающая в исторической перспективе достижение гуманистических идеалов.
Кризисное развитие цивилизаций в XX веке показало, что указанное противоречие проявляет себя в
разных условиях, в разных формах и с разной степенью остроты, но можно отметить довольно устойчивую общую тенденцию «микширования» высокой и бытовой культуры с явно разрушительными последствиями для первой.
На уровне непосредственной жизнедеятельности людей это выражается в этической, эстетической и,
следовательно, в интеллектуальной сниженности коммуникативной сферы. На уровне специализированной
культурной деятельности это выражается или в обретении ею характера элитарности, или в превращении ее
в отрасль индустрии потребления. Это обстоятельство представляет особую и значительную опасность, поскольку превращает культурное пространство в пространство рынка. Но есть еще одна опасность для целостности культурного пространства, нарастающая в условиях общества массового рыночного производства
и массового потребления.
Немецкий культуролог Г. Люббе указал на одну важную особенность гетерохронности социокультурного
состояния современного общества, которую он назвал «сокращение настоящего». Это понятие у него выражает
особенность такого периода в динамике социокультурного процесса, когда с возрастанием количества инноваций в единицу времени, уменьшается хронологическое расстояние до того прошлого, которое во многих жизненных отношениях уже устарело, в котором мы уже не можем распознать привычной структуры сегодняшнего жизненного мира, и которое поэтому представляется нам чуждым и даже непонятным1.
Имеющиеся теории культуры как-то мало внимания обратили на этот, представляющийся мне очень
важным, аспект динамики современной культуры, в которой инновационность выступает доминантной ценностью. Так, давно попавший в поле исследовательского интереса феномен эйджизма (противоречия поколений, демовозрастных противоречий) в значительной мере может быть объяснен как раз тем, что культурный опыт старших, в силу информационной доступности, частоты и интенсивности инноваций становится
уже непонятным и даже чуждым их младшим современникам. Тот совокупный социокультурный жизненный
опыт, который всегда имел значение высшей ценности, назывался мудростью и нес в себе гарантии выживания потомков, практически утратил это свое качество. Старость перестает быть мудрой и оказывается мало
способной чему-то наставить, поскольку ее время и время, непосредственно за ним следующее, организуются едва ли не противоположными принципами. Процессы усвоения социокультурного опыта не только затрудняются, они рвутся. Функции механизма центрации, столь важного для сохранения целостности культурного пространства при этом весьма ослабляются.
Эффект сокращения настоящего позволяет понять не только механизмы разрыва и распада культурной
идентификации, но и объяснить интенциональные причины постоянно возникающего тяготения к воссозданию
целостности жизненного пространства культуры. Ведь в условиях интенсивной инновационности, а зачастую и
псевдоинновационности, в жизни современного общества многие новации устаревают прежде, чем успевают
стать частью культурного опыта сколько-нибудь значительного социального контингента. Множество фактов
культуры, будучи вполне современными, по сути, уже остаются за пределами современности и, следовательно,
утрачивают статус культурного факта.
Возникает крайне неоднородное, глубоко противоречивое состояние культуры. Но это, по преимуществу,
механическая противоречивость, из которой могут следовать лишь механические комбинации, где главной
1
Люббе Г. В ногу со временем. Историческая идентичность // Вопросы философии. 1994. № 4. С. 94–113.
75
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
определяющей является случайность связей и субъективная произвольность выбора. Такое состояние можно
назвать, если не хаотичным, то, во всяком случае, фрагментарным. Поэтому доминирующим стилевым направлением становится откровенный и даже воинствующий эклектизм. А поскольку в самом себе он не находит
прочных оснований, то, естественно, обращается к их поиску в прошлом культурном опыте, с которым производится та же самая операция – произвольное выделение подходящих элементов и столь же произвольная их
интерпретация для включения в современность.
Г. Люббе рассматривает не только изменение отношения к прошлому, возникающее под воздействием
эффекта сокращения настоящего, но и те последствия, которые он оказывает на будущее. Эти последствия
он видит в возникновении пределов планируемости будущего, которое стало значительным элементом современной культуры. Согласно его концепции вместе с уплотнением инновационных процессов нарастает
степень неясности условий, на которые следует ориентироваться. Неясность становится тем большей, что,
во-первых, когнитивные инновации принципиально непредсказуемы, а, во-вторых, произвольность выбора и
оценок инновационных фактов и основанная на этом деятельность бесконечно вариативны. Поэтому все более сложными и все менее надежными становятся предвидение и планирование, если понимать их как способы синхронизации предстоящих действий участвующих субъектов для достижения общей цели, для выполнения какой-либо социокультурной программы,
Концепт «сокращение настоящего» позволяет выявить в развертывании противоречий современного социокультурного процесса и важный аспект топологического плана – ризомизацию культурного пространства.
В биологической классификации ризостома – это название отряда корнерах, медуз, из-под купола которых
выходит пучок срощенных и впоследствии разделенных щупалец. Коннотативно термин можно использовать
для обозначения образования, подобного кустистому корневищу.
В гуманитарное знание понятие ризами ввели Ж. Делез и Ф. Гваттари в работе «Ризома. Введение» (1976)
для характеристики современной постмодернистской эстетики. Оно, в противоположность традиционному
классическому представлению о древообразной разветвленности процессов, выражает воплощение нового типа эстетических связей – нелинейных, бесструктурных, антииерархичных, запутанных1.
Этот образ, на мой взгляд, весьма подходит для понимания и описания сложностей и противоречий современной культуры. Во-первых, он показывает разнонаправленность ее процессов, стремящихся сформироваться
как бы в отдельные самостоятельные образования. Во-вторых, он показывает тенденцию все большего ослабления системных связей между ответвлениями. Такой процесс я и называю ризомизацией культуры. То есть
ризомность как образ культурного процесса выражает, что культурное пространство, сохраняя относительную
плотность, становится все менее связным, ослабляет свою структурность, а значит и воспроизводственную
функциональность. Здесь гипертрофируется функция механизма поляризации.
Европейская культура, возникшая и сформировавшаяся на основе греко-римской античности при всем своем
многообразии и противоречиях имела, тем не менее, довольно ясно различимую общую направленность к образу
потребного будущего, составляющими которого были успешность, рациональность, гуманизм. Движение в этом
направлении и стало определять содержание понятия прогресса. На этой основе сложился довольно устойчивый
ментальный стереотип об общей цели и общей судьбе всего человечества. В одних случаях он имел религиозноконсервативное содержание, в других либералистское – от умеренных до самых крайних левых форм выражения.
Однако социально-культурные процессы начиная примерно с 70-х–90-х годов прошлого столетия стали
обнаруживать все более явственную тенденцию к плюрализации, а самое существенное – к отделению и к отчуждению своих ответвлений друг от друга и даже к негативному их противопоставлению.
Одним из наиболее показательных примеров нарастания характеристик ризомности (или ризомообразности) культуры является, на мой взгляд, неуспех так называемой мультикультурности, которая несколько десятилетий назад представлялась как оптимальный социальный проект. Это, однако, вовсе не означает того, что
культурно-региональные, культурно-этнические или культурно-конфессиональные автономии должны вызывать осторожные или негативные оценки. Все дело в том, насколько они интегрированы в национальное культурное пространство, насколько существенна их роль в обеспечении его целостности.
Ризомность всегда присутствовала в системах культуры, но чаще всего имела сопутствующий и маргинальный характер и чаще всего выражалась формами эскапизма. Особенность динамики современной культуры состоит в том, что отклонение утверждает свою равновеликость всем другим составным частям культуры и
даже преимущественность перед ними. Это явление хорошо представлено и описано в постмодернизме,
утверждающим равнозначность целого и части, смысла и его отсутствия, что сопряжено с утратой представлений об историчности культурного процесса, об объективных законах социального развития.
Главный же порок ризомизации культурного пространства состоит в том, что основная функция культуры
– воспроизводство человека и целостной системы социальных отношений фрагментизируется как собственная
задача каждого из ответвлений и направлена на подавление (в лучшем случае сосуществование) других. Я бы
даже предложил модель пузырчатой ризомности, в которой плюразизация культурных процессов подобна возникновению соприкасающихся пузырей. Пространство каждого из них определяется собственным внутренним
давлением и сопротивлением сопредельных.
Определенный парадокс состоит в том, что сгущение настоящего и ризомизация значительно уплотняют
культурное пространство, но одновременно ослабляют его связность, культуротворческую коммуникативность. Если прав М.М. Бахтин, заметивший, что вся культура сосредоточена на границах2, нетрудно видеть,
как в условиях усиления ризомности нарастает общая напряженность культурного пространства.
1
Deleuze G., Guattari F. "Introduction: Rhizome." A Thousand Plateaus: Capitalism and Schizophrenia. Minneapolis: University of
Minnesota Press, 1987, рр. 3–28; Лексикон нонклассики. Художественная культура XX века. М.: Российская политическая
энциклопедия, 2003. С. 387.
2
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Художественная литература, 1979.
76
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
Характеристика «плотность культурного пространства» в моем понимании выражает соотношение культурных центров и культурной периферии. «Связность», или распределенность, культурного пространства
можно представить соотношением социального объема нации и степенью развитости систем коммуникаций на
занимаемой ею территории1. Высокая степень связности будет выражаться однотипностью и синхронностью
культурных процессов и более или менее равномерным распространением и усвоением сопряженных с ними
культурных инноваций.
Обычно между плотностью и связностью культурного пространства существует прямая пропорциональная
зависимость. Чем больше на национальной территории образуется центров культурных инноваций и культурного притяжения, чем более развиты между ними коммуникационные сети; чем более востребованным и доступным оказывается продукт культурного творчества, тем выше плотность культурного пространства. Нарастание же ризомности делает эту пропорциональную зависимость обратной.
Ризомизация – это симптом распада социального субстрата, кризиса общенационального интереса, разрушения системы национальной идентификации, понижение таких показателей культурного пространства как
его связность и коммуникативность. До определенных пределов она не представляет особой опасности для
системы культуры, но вопрос в том каковы эти пределы и какова интенсивность этого процесса. Ну, разумеется, есть вопросы об интересах и силах, движущих данный процесс, однако это несколько другая и специальная
область исследований. Правда, только ответив на такие вопросы, можно говорить о соотношении свободы и
культуры с исторической конкретностью: свобода для кого? свобода от чего? свобода для чего? свобода какими
способами и в каких формах? Ответы определят и разработку соответственных социокультурных технологий.
Вся трудность состоит в том, чтобы найти, выявить, определить ту социальную общность, интересы и
движение которой на данном этапе совпадают с объективными закономерностями культурноисторического
процесса и вследствие этого делают ее подлинным субъектом культуры.
Итак, сгущение настоящего и ризомизация – два фактора, выражающие наиболее острые и глубокие противоречия современного культурного процесса. В условиях неопределенности, неразличимости, и даже отсутствия в общественном сознании положительного потребного образа будущего и выдвижения авангардного
(или, может быть, пассионарного) субъекта исторического процесса – ризомность есть выражение стихийности. Такой образ всегда вырабатывали философия и искусство. В настоящее время они эту функцию не выполняют, в чем и состоит сущность их кризисного состояния.
Описанные схемы, разумеется, не более чем схемы, и они характерны, главным образом, для евроамериканских культурных процессов, хотя тоже не во всем их объеме. Но развертывающаяся глобализация все более
и более внедряет подобные схемы и в традиционные региональные и локальные культуры, которые не всегда
способны выстоять перед этим напором.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
ЛИТЕРАТУРА
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Художественная литература, 1979.
Лексикон нонклассики. Художественная культура XX века. М.: Российская политическая энциклопедия, 2003.
Люббе Г. В ногу со временем. Историческая идентичность // Вопросы философии.1994. № 4. С. 94–113.
Сараф М.Я. Измерение культурного пространства // Пространство и Время. 2013. № 1(11). С. 58–68.
Deleuze G., Guattari F. "Introduction: Rhizome." A Thousand Plateaus: Capitalism and Schizophrenia. Minneapolis: University
of Minnesota Press, 1987, рр. 3–28.
Gough N. "Shaking the Tree, Making a Rhizome: Towards a Nomadic Geophilosophy of Science Education." Educational Philosophy and Theory 38.5 (2006): 625–645.
Kymlicka W. "The Rise and Fall of Multiculturalism? New Debates on Inclusion and Accommodation in Diverse Societies." International Social Science Journal 61.199 (2010): 97–112.
Leccardi C. "New Biographies in the ‘Risk Society’? About Future and Planning." Twenty-first Century Society 3.2 (2008): 119–129.
Lentin A., Titley G. "The Crisis of ‘Multiculturalism’in Europe: Mediated Minarets, Intolerable Subjects." European Journal of
Cultural Studies 15.2 (2012): 123–138.
Moulthrop S. "Rhizome and Resistance: Hypertext and the Dreams of a New Culture." Hyper/Text/Theory. Ed. G.P. Landow.
Baltimore: Johns Hopkins UP, 1995, рр. 299–320.
O’Sullivan S. "Cultural Studies as Rhizome-Rhizomes in Cultural Studies." Critical Studies 20.1 (2002): 81–93.
Pieterse J.N. Globalization and Culture: Global Mélange. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers, 2009.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Сараф, М. Я. Ризомизация культурного пространства как показатель кризисности его состояния // Пространство
и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 74—77. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.31.
1
См. об этом: Сараф М.Я. Измерение культурного пространства // Пространство и Время. 2013. № 1(11). С. 58–68.
77
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 902.699:903:930.85
Гринченко С.Н.*,
Щапова Ю.Л.**
Ю.Л. Щапова
С.Н. Гринченко
Пространство и время в археологии .
1
Часть 3. О метрике
базисной пространственной структуры Человечества
в археологическую
эпоху
________________
*Гринченко Сергей Николаевич, доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Института проблем информатики РАН, вице-президент Биокосмологической ассоциации от Европейской части России
E-mail: [email protected]
**Щапова Юлия Леонидовна, доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры археологии исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова,
заслуженный профессор МГУ
E-mail: [email protected]
Пространство и время рассмотрены с позиций числовой модели хронологии и периодизации археологической эпохи, в которой использованы обратный ряд Фибоначчи и ряд со знаменателем «единица,
делённая на "е" в степени "е"». На основе последних сформировано представление о метрике базисной
пространственной структуры Человечества в археологическую эпоху, включающей понятия «пространства, соразмерного человеку», макро- и микро- пространства.
Ключевые слова: пространство, время, археологическая эпоха, археологическая субэпоха, периодизация, хронология, числовое моделирование, ряд Фибоначчи, информатико-кибернетическая модель,
система Человечества, макропространство, микропространство, соразмерное человеку пространство.
________________
Используемые сокращения: АЭ – археологическая эпоха, АСЭ – археологическая субэпоха, ИКМ – информатико-кибернетическая модель, ИТ – информационные технологии, РЖК – ряд Жирмунского-Кузьмина, РФиб – ряд
Фибоначчи, ФМАЭ – «Фибоначчиева» модель археологической эпохи.
Нумерация разделов статьи продолжает таковую для её двух предыдущих частей.
_________________
11. Пространственный фактор
в феноменологии археологической эпохи
Пространство в археологии – поверхностный слой Земли, который вмещает в себя археологические артефакты и следы пребывания человека.
Собственно пространство в археологии обозначает немало слов и терминов. Так, древние греки и латиняне
использовали такие слова, как «έυρυχωρία, πλάτος, έυρύτης, εΰρος; latitudo, latifundium, amplitudo» 2. Согласно
Грацинскому 3, «έυρυχωρία – простор, пространное место» (с. 539); «εΰρος – широта, ширина» (с. 538), «πλάτος
– ширина, широта, плоскость (с. 941) (ср. «плато» – ровное место в русском языке)»; «τόπος – место, страна,
пространство, земля» (с. 1135); «χωρα, χωρη – область, страна, пространство, определённое место, земля, поле,
отечество (с. 1208) 4; «χώρος – пространство, место, страна, область, промежуток, поместье, земля (с. 1208);
«οἰκυμένη – населённая земля, Вселенная» (с. 806). Как мы видим, разное обозначение пространства соответствует разному представлению о нём.
Продолжение. Начало см.: Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 1.
Хронология и периодизация археологической эпохи // Пространство и Время. 2013. № 2. С. 72–81; Часть 2.
Разветвления в модели периодизации археологической эпохи // Там же. 2013. № 3. С. 54–65.
2
Лексикон треязычный. Сиречь речений славенских еллиногреческих и латинских сокровище из различных древних и новых книг собранное и по славенскому алфавиту в чине расположенное. М.: Московская типография, издано справщиком
Федором Поликарповым, трудившимся клевретством, в 1704 г.
3
Греко-российский словарь, составленный профессором Казанского Университета Грацинским. М.: Синодальная типография, 1878. 1221 с.
4
В российской античной археологии слово «хора» употребляют как термин для обозначения сельскохозяйственных земель
вокруг древнегреческих колоний в Северном Причерноморье.
1
78
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
«Человекоцентричность», или антропоцентричность, пространства отражена и в современных научных
представлениях о «пространствах-мирах», «хоросах», «топосах» и т.п.
У всех этих пространств существует, как пишет Э.В. Сайко, «… субъект, связанный в своем происхождении со становлением общества (в процессе антропогенеза и социогенеза), выступающий в качестве движущей
силы его развития, определяющий содержание и смысл последнего, реализующий способность преодоления
биологического и созидающий новый неприродный мир с тенденцией его интенсивного изменения, усложнения (невиданного в природе) объективно несёт в себе характеристики многоуровневости человеческого бытия
как выражение многоуровневости Универсума»1.
Более того, у всех таких пространств, как пишет О.Н. Тынянова, «…есть одно главное общее: в их центре –
и центром их – оказывается Человек, и топология (а, по сути, онтология и метафизика) пространства бытия
человека неразрывно связывает воедино все его миры в подлинно антропоцентричный мир»2.
Соглашаясь со сказанным, мы не можем не отметить, что человек оказывается всегда в центре пространственной совокупности условных концентрических окружностей. Эти окружности, как мы полагаем, актуализируют различные масштабы пространств, связанных с человеком, и, тем самым, – их разные смыслы. Заметим, исследователи обычно концентрируют своё внимание на пространствах, внешних по отношению к человеку, оставляя на периферии своих интересов пространства внутренние. Можно считать, что эти пространства
разделяет одно от другого личное психологическое пространство человека 3.
Объединение информатико-кибернетической модели (ИКМ) и «Фибоначчиевой» модели археологической
эпохи (ФМАЭ) позволяет отразить восприятие пространства в указанном аспекте. Для этого введём три новых
термина (см. ниже, №№ 1–3), которые и должны отражать восприятие пространства в указанном аспекте. Как
представляется, справедливы следующие определения.
Определение № 1. «Пространство, соразмерное человеку/личности/индивиду – личное психологическое пространство в виде условной сферы радиусом около 4,2 метра вокруг него 4».
Определение № 2. «Макропространство – пространство с размерами, превышающими соразмерные
человеку». Наименьшее из таких макропространств – пространство семьи или «двора» – которое можно
назвать обыденным или повседневным пространством. Явления этого масштаба чаще других находятся в
поле зрения археологов. К макропространству принадлежат, в частности, ареалы иерархии эффективно самоуправляющихся сообществ/социумов, величины которых увеличиваются со временем.
Определение № 3. «Микропространство – пространство с размерами, меньшими соразмерного человеку». К микропространству принадлежат, в частности, пространства, находящиеся внутри тела человека –
пространства органов, тканей, клеток и т.д. вплоть до атомов и субатомных частиц. К нему же принадлежат иерархии точностей воплощения информационных технологий (ИТ5) и производственных технологий
(манипуляционных действий6). Пространственная характеристика этих точностей уменьшается со временем, что как раз и соответствует повышению точности.
Таким образом, предлагаемая нами триада «макропространство – соразмерное человеку пространство–
микропространство» коррелирует с общенаучным пониманием пространства. Прежде, чем переходить к рассмотрению тренда качественных и количественных характеристик триады с ходом развития Человечества,
уточним понятие тирады пространств.
12. Метрика
метаэволюционирующей пространственной структуры Человечества7
Понятие «Человечество» было рассмотрено ранее8 в системном аспекте9. Из чего следовало: Человечество
– это кибернетическая иерархическая самоуправляющаяся система, описываемая ИКМ.
Человечество на разных этапах своей метаэволюции представляло собой структуры, сильно различающиеся размером, а также степенью связности и самоуправляемости. И, рассматривая Человечество как совокупность всех составляющих его людей в каждый момент времени, мы понимаем, что внутренняя структуризация этой совокупности коренным образом зависит от текущего этапа его метаэволюционного усложнения. За
период от глубокой древности до наших дней Человечество прошло путь от совокупности самоуправляющихся
1
Сайко Э.В. Введение. Многоуровневость и многохарактерность субъекта и пространств его действия // Пространства
жизни субъекта: Единство и многомерность субъектнообразующей социальной эволюции. М.: Наука, 2004. С. 6.
Тынянова О.Н. Миры человека: попытка топологии // Пространство и Время. 2013. № 2. С. 9–10.
3
Черноушек М. Психология жизненной среды. М.: Мысль, 1989. 174 с.; Калмыков А.А. Введение в экологическую психологию. М.: Изд-во МНЭПУ, 1999. 128 с.
4
Гринченко С.Н. Пространство и время с позиции кибернетики. Часть 2 // Пространство и Время, 2011. № 1 (3). С. 51–62.
5
«Информационные технологии являются интеллектуальными [курсив наш – С.Г., Ю.Щ.] компонентами технологий проектирования, производства и управления сложными процессами и структурами» (Норенков И.П. От первого главного редактора // Информационные технологии, 2012. № 6).
6
«Манипулирование – проявления двигательной активности, охватывающие все формы активного перемещения животными компонентов среды в пространстве. <…> У ископаемых приматов – предков человека – манипулирование, особенно
«биологически нейтральными» предметами, стало основой зарождения деятельности трудовой» [Головин С.Ю. Словарь
практического психолога. Мн.: Харвест, 1998. 800 с.].
7
Метаэволюция – процесс последовательного наращивания числа уровней/ярусов такой системы в ходе её формирования
[Гринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы). М.: ИПИРАН, 2007. 456 с.].
8
См., напр.: Гринченко С.Н. Пространство и время с позиции кибернетики. Часть 2.
9 См., напр.: «Система: комбинация взаимодействующих элементов, организованных для достижения одной или нескольких поставленных целей» [Системная инженерия. Процессы жизненного цикла систем. ГОСТ Р ИСО/МЭК 15288–2005,
подраздел 4.17].
2
79
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
групп индивидов, слабо связанных между собой, до формирования планетарного механизма своего самоуправления в наши дни. Другими словами, понятие Человечества представляет собой категорию историческую.
С психологической же точки зрения, «развёртывается всё более сложно структурированное в историческом
развитии пространство жизнедеятельности и деятельности индивида, включённого в разные социальные
структуры, функционирующие по своим особым правилам, соблюдающие свои принципы организации и действия, имеющие своё особое пространство в общественной жизни [курсив наш – С.Г., Ю.Щ.], творчески решающие свои внутренние и внешние проблемы, формирующие свои цели и сферы действия в едином, но уже
сложно организованном социальном пространстве исторического функционирования исторически определённого общества – общества системы цивилизации»1. Сходство описанной здесь и нашей точек зрения свидетельствует об их вероятной адекватности.
Как было показано ранее, рассматривая метаэволюцию Человечества как системы во времени в рамках
ИКМ, можно и на пространственной оси указать характерные точки, связанные с экстраординарными моментами такого развития. Совокупность этих точек определена числовым рядом со знаменателем ee = 15,15426...2.
Принимая во внимание всё сказанное выше, эту совокупность можно рассматривать как метрику метаэволюционирующей пространственной структуры Человечества как системы.
13. Макро- и микро- пространства в археологическую эпоху (общая модель)
Объединение «генеральной» ФМАЭ и ИКМ в целостную модель3 позволяет проводить аналогии между её
составляющими. До сих пор мы использовали сопоставление и синхронизацию только временных рядов развития АЭ, рассчитанных в версиях составляющих единой модели. Рассмотрим теперь аналогичный перенос между составляющими единой модели и пространственных рядов.
Итак, перенесём пространственные характеристики, заданные в рамках ИКМ, на ФМАЭ, и детализируем
их совокупность, опираясь на знаменатель числового ряда «золотого сечения» 1  1,618034... /
2  0,618034... , к которому стремится ряд Фибоначчи (РФиб), заданный в рамках ФМАЭ.
Таким образом, мы впервые получаем инструмент оценки типичных пространственных характеристик, вопервых, ареалов проживания людей и, во-вторых, точностей воплощения ими ИТ – в развитии их от первобытных до современных 4. Напомним: ИКМ интерпретирует структуру и развитие Человечества в терминах структуры и приспособительного поведения иерархической оптимизирующейся системы. Такая модель позволяет
рассчитывать длительности между моментами возникновения новых иерархических подсистем многоярусной
личностно-производственно-социальной системы Человечества – и в то же время моментами информационных
переворотов в ней. Указанные длительности соотносятся, как ee  15,15426... к 1.
Базисные временные характеристики развития Человечества (в рамках ИКМ) связаны с его же базисными
пространственными характеристиками – макропространственными протяжённостями Yn инфраструктурнокоммуникационных объектов (эти характеристики следует рассматривать как радиусы условных кругов, по
площади равных ареалам соответствующих сообществ/социумов) и микропространственными точностями
Хn, используемыми в информационно-производственных технологиях (эти характеристики следует рассматривать как точности воплощения ИТ, достигаемые на соответствующем этапе развития Человечества, а также,
начиная с Х3 – как точности созидания/воплощения объектов второй природы). Соответственно их значения
составляют (см. также ниже таблицу 1, столбцы 3 и 4):
Y0 = 4,2 м – 15 км.
Y1 = 64 м – 15 км.
Y2 = 1 км – 15 км.
Y3 = 15 км.
Y5 =3,37 тыс. км.
Y6 = 51 тыс. км.
Y7 = 773 тыс. км.
Y8 = 11,7 млн. км…
Y0 = 4,2 м – 1,2 мм.
Y1 = 28 см – 1,2 мм.
Y2 = 1,8 см – 1,2 мм.
мкм.
Y5 =5 мкм.
Y6 = 0,35 мкм.
Y7 = 23 нм.
Y8 = 1,5 нм…
Y4 = 222 км.
Y3 = 1,2 мм.
Y4 = 80
Единственное общее в обоих рядах число 4,2 метра связано нами (в рамках эмпирического обобщения размеров от фундаментальной Планковской длины до Метагалактики) с человеком и восходит к типичному размеру многоклеточного организма в иерархии живой природы 5. 4,2 м – это радиус условного круга, который,
как мы полагаем, соответствует оптимальной величине упомянутого выше личного психологического пространства человека как индивида.
1
Сайко Э.В. Субъект: созидатель и носитель социального. М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2006. С. 155.
2
Такое значение знаменателя впервые получили А.В.Жирмунский и В.И.Кузьмин [Критические уровни в процессах развития биологических систем. М.: Наука, 1982. 179 с.] применительно к числовому ряду, моделирующему процессы развития
биологических систем, при исследовании критических уровней в таких процессах, поэтому числовой ряд с этим знаменателем естественно назвать РЖК.
3
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. История Человечества: модели периодизации // Вестник РАН. 2010. № 12. С.1076-1084;
Grinchenko S.N., Shchapova Yu.L. "Human History Periodization Models." Herald of the Russian Academy of Sciences 80.6
(2010): 498–506; Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Информационные технологии в истории Человечества. М.: Новые технологии, 2013. 32 с. (Приложение к журналу «Информационные технологии». 2013. № 8); Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 1. Хронология и периодизация археологической эпохи // Пространство и Время.
2013. № 2. С. 72–81; Часть 2. Разветвления в модели периодизации археологической эпохи // Пространство и Время. 2013.
№ 3. С. 54–65.
4
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. История Человечества: модели периодизации и их сравнительный анализ [Электронный
ресурс] // Электронный журнал Исследовано в России. 2011. 063. С. 865–885. Режим доступа:
http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2011/064.pdf
5
Величина 4,2 м получена путём расчёта с помощью РЖК. Более подробно см.: Гринченко С.Н. Системная память живого
(как основа его метаэволюции и периодической структуры). М.: ИПИРАН, Мир, 2004. С. 484.
80
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
Возникает вопрос: почему же первые три члена вышеприведённых рядов представляют собой диапазоны
пространственных переменных, а остальные их члены – единичные их значения? Ответ на него скрыт в базисных свойствах ИКМ и метаэволюции Человечества: два первых её этапа характеризуются тем, что наивысший
в иерархии ярус (инфраструктурно-коммуникационных технологий) и наинизший (производственно-рабочих
технологий) имеют пространственные размеры, соответственно – в логарифмическом масштабе – утроенные и
удвоенные по отношению к типовому (см. рис. 1 и 2 в первой части настоящей статьи1). Другими словами,
представители этих ярусов могут принимать спорадически любые значения в пределах соответствующих диапазонов, хотя более вероятна их близость к первой цифре диапазона.
Как итог, мы выделили следующие модельные пространственные оценки воплощения ИТ:
• ~28 см (спорадически – до 1,2 мм) – первичная «довербальная» ИТ сигнальных поз и неинтонированных звуков,
• ~1,8 см (спорадически – до 1,2 мм) – «довербальная», информационно более насыщенная ИТ мимики и
жестов,
• ~1,2 мм – ещё более информационно насыщенная, свойственная только человеку, вербальная устная
ИТ, реализуемая соответствующими колебаниями артикуляционного аппарата (гортань, голосовые
складки, язык и др.) – ИТ артикулированной речи и языка,
• ~80 мкм – письменная ИТ рукописного текста (манускрипта), указанная точность выполнения письменных знаков является ориентировочной (теоретически возможной) – ИТ письменности,
• ~5 мкм – письменная ИТ тиражированного печатного текста, указанная точность выполнения печатных знаков является ориентировочной (теоретически возможной) – ИТ книгопечатания,
• ~0,35 мкм (точность субмикронных технологий) – компьютерная ИТ,
• ~23 нм (точность технологий десятков нанометров) – сетевая ИТ,
и т.д.
Мы полагаем: совокупность модельных значений параметров указанных иерархических структур – это некоторая «система координат» в историческом (и археологическом также) пространстве-времени. Она определяет фундаментальные системные свойства Человечества. Мы считаем, что реальные значения пространственно-временны́ х характеристик структур и параметров стремятся к идеальным модельным значениям, которые
соответствуют структурам, энергетически наиболее эффективным. Степень расхождения «реальности» и
«идеала», по нашему мнению, отражает потенциальный дисбаланс такой эффективности.
14. Метрика базисной пространственной структуры Человечества
в археологическую эпоху
Ранее эмпирическое обобщение Ю.Л. Щаповой2 позволило ей установить, что полная структура АСЭ
шестичленна – содержит периоды становления субъекта, становления его материального производства, эволюции материальной, социальной, духовной культур, инволюции, – длительности которых в логарифмическом масштабе равны.
В свою очередь, согласуя пространственные характеристики, рассчитанные в рамках ИКМ (согласно РЖК)
с пространственными характеристиками АЭ, рассчитанными в рамках ФМАЭ (согласно РФиб и «золотому»
сечению), мы обнаружили, что один шаг РЖК (со знаменателем 15,15426…) равен примерно шести шагам в
РФиб/«золотого сечения»3, т.е. всецело соответствуя полной структуре АСЭ.
Совпадение модельных числовых рядов будет более точным, если величину шага по «золотому сечению»
умножить на коэффициент 0,972 4. Этот коэффициент естественно связать с размерностью финального ряда.
Для временного ряда ФМАЭ это означает, что единица его измерения – не тысячелетия (согласно эмпирическому обобщению Ю.Л. Щаповой5), а «девятьсотсемидесятидвухлетия с небольшим» (972,23…). Введение
этого коэффициента для пространственных характеристик достаточно для построения необходимых макропространственных и микропространственных рядов объединённой модели, в которые включены и точные значения согласно РЖК, и более дробные, близкие к «золотому сечению», искомые значения ФМАЭ.
Итак, мы утверждаем: «реперы» временных характеристик каждого периода АСЭ соответствуют «реперам»
их пространственных характеристик макро- и микропространств. Это иллюстрирует пространственновременная однолинейная модель (рис. 18). Эта новая модель основана на однолинейной модели традиционной
хронологии и периодизации АЭ6. Последнюю мы расширили, введя размеры ареала и точности воплощения
ИТ и раздвинув временной диапазон.
Обращаем внимание, что расчётные пространственные размеры ареалов и точностей воплощение ИТ задают соответствующие диапазоны, вследствие чего они выступают как лимитирующие, а не предписывающие.
1
2
3
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 1.
Щапова Ю.Л. Археологическая эпоха: хронология, периодизация, теория, модель. М.: КомКнига, 2005. 192 с.
(1,618034…)6 = 17,944272…
6
4
5
коэффициент 0,972 рассчитывается из соотношения: 0,972228... 
15,15426...
1, 618034...
Щапова Ю.Л. Хронология и периодизации древнейшей истории как числовая последовательность (ряд Фибоначчи) // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». Март 2000. № 25. См. также
http://kleio.asu.ru/aik/bullet/25/26.html00
6
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 1. Рис. 5 и 8.
81
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Рис. 18. Пространственно-временная однолинейная модель развития АЭ. Полужирным шрифтом выделены
моменты информационных переворотов в системе Человечества.
Более того, эти диапазоны для АСЭ от археолита до верхнего палеолита включительно имеют два предела
– нижний и верхний. Нижние пределы ареала/точности, изменяющиеся со временем, являются наиболее вероятными; верхние же, константные, – проявляются спорадически.
Важно отметить, что единичные, а не двойные (в виде диапазонов) пространственные оценки для трёх первых и для шести последних периодов однолинейной модели развития АЭ обусловлены совершенно разными
причинами. Первые три периода относятся к стадии чисто физиолого-анатомического развития Hominoidea и
ранних Homo habilis (до уровня 6,8 млн. лет). Остальные периоды относятся к иным стадиям развития – производственного, социального и духовного – в пространствах, характеристики которых лимитированы двояким образом, как и указано выше. Диапазоны этих двойных оценок последовательно уменьшаются, вплоть до их полной
элиминации в последних шести периодах: в каждом случае остаётся единственная лимитирующая оценка.
Как уже упоминалось, линейная модель была лишь первым шагом в моделировании периодизации и хронологии АЭ, и была сменена соответствующей ступенчатой моделью. Аналогичным образом следует поступить и с моделью, отражающей объединение временных и пространственных характеристик АЭ: мы получаем
модель, представленную на рис. 19 и в таблице 1.
Рис. 19. Объединение временных и соответствующих им пространственных характеристик в рамках ступенчатой модели периодизации и хронологии АЭ.
82
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
Необходимое пояснение: пространственные характеристики, показанные на схеме рис. 19, детерминированы лишь для первых трёх периодов каждой из АСЭ. Оставшиеся же периоды АСЭ (в общем случае – также
три) в зависимости от тех или иных конкретных внешних условий развития могут выстраиваться по различным траекториям (из перечня 27-ми теоретически возможных, приведённых на рис. 20).
Таким образом, на рис. 19 приведён пример, соответствующий одному, 14-му виртуальному варианту в
каждой из АСЭ.
Итак, одно из следствий предложенного нами модельного представления – выделение двух частей в обычно
состоящей из 3-х периодов явной фазе каждой из АСЭ (кроме последней): первой в составе одного периода, и второй – в составе двух последующих. Такое подразделение отражает смену в этот момент типичного для периодов
№№ 1–3 каждой из АСЭ тренда уверенного нарастания/уменьшения характерных пространственных размеров
типичным для периодов №№ 4–6 трендом вариантного их изменения (по различным виртуальным вариантам).
Таблица 1
Субъект АСЭ:
возникновение
и рост
Предыстория.
Hominoidea.
Hominidae
Археолит.
Homininae.
Homo habilis
Нижний
палеолит.
H.ergaster /
H.erectus
Средний
палеолит.
Палеоантропы
времени
28657–17711
17711–10946
10946–6765
6765–4181
4181–2584
2584–1597
1597–987
987–610
610–377
377–233
233–144
144–89
Расчётные диапазоны:
пространства
Информационные /
микропростраства производственные
макропространтехнологии
(точности воплоства1)
щения ИТ) * 2)
4,2–6,6 м
4,2–2,7 м
сигнальные позы
6,6–10,4 м
2,7–1,7 м
10,4–16 м
1,7–1,1 м
развитые позы / приспособления
16–26–15000 м
108–69–0,12 см
26–41–15000 м
69–44–0,12 см
протомимика / протожесты
41–64–15000 м
44–28–0,12 см
64–102–15000 м
28–18–0,12 см
мимика / жесты
102–161–15000 м
18–11–0,12 см
161–255–15000 м
11–7,1–0,12 см
развитые
мимика /
жесты / оснастка
255–403–15000 м
7,1–4,5–0,12 см
403–635–15000 м
4,5–2,9–0,12 см
проторечь / протоязык
635–1000–15000 м
2,9–1,8–0,12 см
Верхний
палеолит.
Homo sapiens
89–55
55–34
34–21
1–1,6–15 км
1,6–2,4–15 км
2,4–3,9–15 км
1,8–1,1–0,12 см
1,1–0,7–0,12 см
7–4,6–1,2 мм
Мезолит+
неолит.
Homo neolithicus
21–13
13–8
3,9–6,1–15 км
6,1–9,5–15 км
4,6–3,0–1,2 мм
3,0–1,9–1,2 мм
8–5
5–3
9,5–15 км
15–23 км
1,9–1,2 мм
1,2–0,76 мм
Палеометалл.
Homo
paleometallicus
Неометалл.
Homo
neometallicus
Век композитов.
Homo
compositicus
3–2
23–36 км
2–1
36–57 км
1–0* («нулевой» год) 57–90 км
0,76–0,48 мм
0,48–0,31 мм
0,31–0,20 мм
0*–1 (1000 год н.э.) 90–141 км
1– (1000–1446–… 141–222–… км
гг. н.э.)
0,20–0,12 мм
0,12–0,08–… мм
№ периода
Временные и пространственные характеристики процессов развития АЭ
Субъект АСЭ:
стагнация и
исчезновение
1
2
3
4 Предыстория
5 Человечества
6
7 Археолит.
8 Homo habilis
9
10 Нижний
11 палеолит.
12 H.ergaster /
H.erectus;
язык / речь
13 Средний
14 палеолит.
развитые язык / речь 15 Палеоантропы
/ орудия
16 Верхний
макросемьи праязыка, 17 палеолит.
Homo sapiens
протописьмо
18
начало письменно- 19 Мезолит+
сти
неолит.
20 Homo neolithicus
21 Палеометалл.
развитые
письмен- 22 Homo
paleometallicus
ность / инструменты
23 Неометалл.
начало книгопеча- 24 Homo
neometallicus
тания / машины и
механизмы
Примечания: * начиная с периода № 18 характеризует также и точность манипуляторных возможностей (координации действий руками).
1) – 2)
для периодов №№ 1–6 (развития «пред-пред-Человечества») понятия «социального макропространства» и «точности
воплощения ИТ-микропространства» следует воспринимать как «пред-пред-социального макропространства» и «точности
воплощения пред-пред-ИТ-микропространства»; для периодов №№ 7–12 (развития «пред-Человечества») эти же понятия следует воспринимать как «пред-социального макропространства» и «точности воплощения пред-ИТ-микропространства».
Отметим исключения: поскольку явные фазы АСЭ и неолита и бронзы сокращаются до двух периодов, то
и их вторые части сокращаются до одного периода. Для АСЭ железа смены трендов не происходит вообще:
нарастание/уменьшение характерных пространственных размеров продолжается.
Таким образом, совокупность характерных пространственных размеров, определяемых как числовой ряд
со знаменателем, близким к «золотому сечению» (с коэффициентом 0,972), можно рассматривать как метрику
базисной пространственной структуры Человечества в археологическую эпоху.
83
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
15. Сопоставление расчётных результатов
с эмпирическими
Возникает естественный вопрос: насколько расчётные оценки
пространственных характеристик системы Человечества по объединённой модели («генеральная» ФМАЭ+ИКМ) соответствуют имеющимся на сегодня эмпирическим данным? Отвечая на этот вопрос,
обнаруживаем, что в литературе конкретные цифровые данные,
столь необходимые для верификации модели, представлены чрезвычайно скупо. Часть из них обсуждается ниже.
15.1. Оценки структуры расселения человека
в макропространстве
Так, рассматривая археологические характеристики верхнего палеолита, М.Д. Гвоздовер пишет: «…изучение локальных различий в
верхнем палеолите привело к тому, что вся ойкумена распалась на небольшие территории (от 200 км2 до 50 км2), на которых происходило
самобытное развитие местных культур»1. Пересчитав эти площади в
радиусы соответствующих им условных кругов по известной формуле
R
S
 ,
получаем ~8 км (7,979…км) и ~4 км (3,989…км). Таким образом, с
учётом неизбежной приблизительности этих эмпирических оценок,
они вполне соответствуют диапазонам расчётных цифр (21–8 тыс.
лет до н.э., в строках №№ 16 и 17 табл. 1) именно для периодов
кульминации и завершения эволюции верхнего палеолита и скрытых
Рис. 20. Условные траектории мофаз неолита. Для нас весьма важна идея М.Д. Гвоздовер о существодификации пространственных характевании в это время компактных территорий порядка 50–200 кв. км –
ристик шести периодов каждой из АСЭ
элементов единой Ойкумены. Типичные размеры этих элементов, а
(всего 27 виртуальных вариантов, среди
также их совокупностей вплоть до Ойкумены в целом, рассчитаны
них 3 предельных – №№ 1, 14 и 27).
нами и сведены в таблицу 1. С другой стороны, подобные же оценки
можно делать, подсчитав число археологических культур, относимых к каждой АСЭ. Полагаем, что 50–200 кв. км достаточно для развития, вероятно, локального варианта археологической культуры. На наш взгляд, открывшаяся новизна требует специального рассмотрения.
Моделируя жизненное пространство человеческого общества в историческом развитии Человечества,
В.Л. Носевич разбивает его на квадраты площадью 100 тыс. кв. км, «каждый из которых обладает определённой демографической ёмкостью и набором требований к хозяйственной стратегии, позволяющей наиболее эффективно заполнить эту ёмкость»2. Пересчёт по вышеприведённой формуле даёт её эквивалент (радиус круга
той же площади) ~178,4 км. Это число попадает в строку № 24 – последний из диапазонов, характерных для
АЭ (~141–222 км), практически замыкая ряд. Бо́ льшие диапазоны характерны уже для исторической, настоящей и будущей эпох развития Человечества. То есть, масштаб модели выбран В.Л. Носевичем весьма удачно,
что, в значительной степени, и определило успешность её применения.
Интересующие нас сюжеты входят в проблематику пространственной археологии3. Среди этих работ в
контексте нашего исследования заслуживают внимания так называемые «полигоны Тиссена, построенные
Ходдером вокруг римско-британских поселений»4. Согласно приведённому там рисунку 36.9, средний радиус
площадей, обозначенных как «полигоны», составляет около 15 миль, или около 22,5 км – что вполне коррелирует с нашей оценкой ~23 км (см. строку № 19 таблицы 1). Таким образом, размеры римско-британских поселений, возникавших в первых веках нашей эры, повторяли типовые размеры, достигнутые человеком ранее.
15.2. Оценки размеров поселений в макропространстве
В литературе имеется довольно много сведений о размерах таких археологических объектов, как стоянки и
поселения. Например, Г. Чайлд приводит в своей книге «Прогресс и археология» на с. 104 таблицы размеров
поселений и жилищ (см. таблицу 2). Из табл. 2 видно, что размеры всех приведённых в ней «домов» соответствуют далёкому прошлому Человечества – его предыстории (группы гоминоидов компактно жили именно на
таких площадях). Интересно, что размеры трёх из четырёх таких неолитических «домов» даже меньше, чем
личное психологическое пространство отдельного человека (характеризуемое цифрой-радиусом 4,2 метра).
Приведенный же в табл. 2 размер неолитического «поселения» соответствует нижнему палеолиту, т.е. также
далёкому прошлому по отношению к неолиту.
Несоответствие это – кажущееся, и его полностью объясняет кумулятивный эффект «накопления» в ходе
расширения человеком своего ареала и повышения точности информационных и производственных технологий: человек делает всё это, опираясь на результаты, достигнутые его историческими предками.
1
Природа и древний человек: Основные этапы развития природы палеолитического человека и его культуры на территории
СССР в плейстоцене / Г.И. Лазуков, М.Д. Гвоздовер, Я.Я. Рогинский и др. М.: Мысль, 1981. 223 с.
Носевич В.Л. На пути к модели общества как самоорганизующейся системы // Математические модели исторических
процессов. М.: Ассоциация «История и компьютер», 1996. С. 202–223.
3
Обзор публикаций см. в: Клейн Л.С. История археологической мысли. В 2 т. Т. II.СПб.: Изд-во СПбУ, 2011. С. 275–279.
4
Там же. С. 277.
2
84
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
Таблица 2
Неолитические деревни. Европа (по Г. Чайлду1, с нашими дополнениями)
Длина, м
21
6,3
4,5
9,5
дом
Ширина, м
8
6
4
5
поселение
Площадь, кв. м
168
37,8
18
47,5
26000
Расчётный радиус, м
7,313
3,469
2,394
3,888
90,973
Диапазон, м
6,6–10,4
4,2–2,7
2,7–1,7
4,2–2,7
64–102
Строка в табл. 1
2
1
2
1
7
В свою очередь, поскольку расчётные согласно модели пространственные оценки являются лимитирующими,
а не предписывающими, хронологическое «запаздывание» эмпирических данных по отношению к расчётным получает разумное объяснение. Обратное же неверно: предки не могут делать того, что успешно производится их
потомками: осваивать более крупные территории, создавать более сложные информационные технологии и реализовывать более точные манипуляции с природными объектами. Это хорошо видно в ретроспективе.
Подобные данные о стоянке Костенки-1/1, которую относят к верхнему палеолиту, на уровень 35–12 тыс.
лет назад, приводит М.В. Аникович: «Здесь открыты жилые комплексы, представляющие собой овальные в
плане скопления культурных остатков площадью свыше 500 м2 каждый»2. Согласно вышеприведённой формуле
R
S
 ,
разделив площадь 500 м2 на   3,14159... , получаем 159,155…, и, извлекая квадратный корень из этого результата, имеем в итоге искомый радиус эквивалентного круга 12,616… м. Эта цифра относится к строке № 3 таблицы 1,
тогда как оценки соответствующего времени относятся к строкам №№ 15–16. Противоречия нет, поскольку формула указывает, что указанный размер поселения был освоен ещё гоминидами, далёкими предками неоантропов.
Другой пример: «…Ранненеолитические памятники. Выделяются два вида: 1 – круглогодичные поселения
или места многократного использования, имеющие жилую площадь свыше 1000 кв.м. …; 2 – кратковременные
поселения площадью 100–150 кв.м.» 3. Согласно вышеприведённой формуле, деля площадь 1000 м2 на
  3,14159... , получаем 318,310…, и, извлекая квадратный корень из этого результата, получаем искомый
радиус эквивалентного круга 17,841… м. Аналогично площади 100 м2 соответствует радиус 5,642… м., а площади 150 м2 – радиус 6,910… м. Эти цифры относятся соответственно к строкам №№ 4, 1, 2 таблицы 1, а ранний неолит – к её строке № 18. Вывод тот же: обитаемая в верхнем палеолите пространственная зона была
освоена ещё далёкими предками неолитикусов – гоминоидами.
Ещё один пример: «площадь жилых построек исследуемого региона (Прикамья) в железном веке варьировала
в пределах 9–240 кв. м. … Заметны две группы построек, различающихся по площади. Первая включает жилища
площадью до 140 кв. м., вторая – постройки площадью, превышающей 200 кв. м. Основная масса построек имела
площадь 21–40 кв. м»4. В нашей таблице 3 мы свели цифры этих площадей (по их нарастанию) и соответствующие им расчётные радиусы условных кругов. Данные, касающиеся размеров построек, объясняет всё тот же кумулятивный эффект: более «продвинутые» неометалликусы осваивают достигнутое их далёкими предками.
Таблица 3
Площади основной массы построек Прикамья (по Е.М. Черных)
Площадь, кв.м
Радиус условного круга, м
Строка в таблице 1
9
1,69…
1
21
2,58…
1
40
3,57…
1
140
6,67…
2
200
7,98…
2
240
8,74…
2
15.3. Оценки размеров территорий хозяйственной деятельности
в макропространстве
Помимо небольших территорий развития культуры и стоянок, археологам известны и более обширные территориальные образования, на которых люди появляются спорадически, но регулярно. Например: «исследования,
проведённые … для стоянок восточного микока Северного Кавказа, позволяют выделить три территориальные
зоны эксплуатации каменных ресурсов, которым соответствовали разные варианты мобильности древнего человека. Таким образом, можно говорить о существовании разных моделей использования сырья и разных вариантах
мобильности, для каждого из которых характерна определённая модель отношения к сырью. Первая зона включала ближайшие 5 км в радиусе от стоянки… Вторая зона включает выходы сырья, удалённые от стоянки на 5–
70 км… Третья зона включает выходы сырья, удалённые от 70 до 200–300 км от стоянки»5.
Таким образом, первая зона соответствует строке № 16 табл. 1 (верхний палеолит и далее), вторая зона – диапа1
Чайлд Г. Прогресс и археология. М.: Гос. Изд-во иностранной литературы, 1949. 194 с. (перевод оригинального издания
Childe V.G. Progress and Archaeology. London, 1945).
Аникович М.В. Адаптации к природным условиям и социокультурная адаптация в верхнем палеолите Восточной Европы
// Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. С. 24.
3
Герман К.Э., Мельников И.В. Поселения мезолита – раннего неолита Южного Заонежья (Республика Карелия) // Мезолит
и неолит Восточной Европы: хронология и культурное взаимодействие. СПб.: ИИМК РАН/МАЭ РАН, 2012, С. 54–64.
4
Черных Е.М. Жилища Прикамья (эпоха железа). Ижевск: Изд-во Удмуртского гос. университета, 2008. С. 35–36.
5
Дороничева Е.В. Сырьевые стратегии древнего человека в среднем и позднем палеолите на Северо-Западном Кавказе //
Автореф. дисс. ... канд. ист. Наук. Санкт-Петербург, СПбГУ, 2013. 26 с.
2
85
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
зону строк от № 16 по № 22 (т.е. до 1 тысячелетия до н.э.), третья зона – диапазону строк от № 22 по № 24 (т.е. почти
до нашего времени). Очевидно, что восточный микок (его относят к среднему палеолиту, на уровень около 130–70
тыс. лет до н.э.) имеет ячейки устойчивого существования (первая зона), которые должны иметь размеры, несопоставимые с дистанциями удаления спорадических хозяйственных экспедиций за сырьём и ресурсами (вторая и третья
зоны). Другой вывод: территория хозяйственной деятельности, значительно превышающая территорию стоянок, не
оценивается в рамках предлагаемой модели – для этого нужно разрабатывать иные модельные представления.
А.В. Куза в своей работе1 приводит
диаграмму соотношений размеров площадей укреплённых поселений Руси X–
XIII вв. Мы несколько преобразовали эту
диаграмму, объединив её колонки в группы
с разными диапазонами типичных размеров
(из ряда, приведённого в табл. 1) – см. рис.
21. На нашей результирующей гистограмме
видно, что соотношение высоты колонок
для размеров «<64 метров» и «64–102 м»
существенно больше соответствующих
соотношений для всех остальных колонок.
Это свидетельствует, по меньшей мере, о
двух обстоятельствах. Во-первых, о наличии своего рода «перелома» в достаточно
плавной тенденции сокращения числа таких поселений с ростом их размеров – проблема, требующая, как минимум, дополниРис. 21. Число укреплённых поселений Руси X–XIII вв. различтельного специального изучения. И, воной площади как функция от их размеров – радиусов условных
вторых, о резкой смене доминант развития
кругов той же площади (по: Куза А.В. Малые города. С. 41).
– и, как следствие, числа городищ.
Историко-географическая
работа
Г.А. Гольца2 интересна для нас и методологически, – тем, что она также исследует изменения пространственных размеров (наиболее характерных пространственных общностей на территории России) во времени, – и
полученными им результатами. В частности, он приводит максимальные линейные размеры систем расселения
разного иерархического уровня в России в период 1865–1975 гг., отражающие эмпирически наблюдаемую
транспортную систему, которая «реализует в пространстве социально-экономические условия, достигнутые на
каждом данном этапе развития общества»3 (см. таблицу 4).
Таблица 4
Максимальные размеры систем расселения разного иерархического уровня
(по: Гольц Г.А. Культура и экономика России за три века, XVIII-XX вв. …) их реперные оценки
Иерархия по Г.А. Гольцу
Общегосударственная система
Межрегиональная система
Региональная система – 1 уровень
Региональная система – 2 уровень
Региональная система – 3 уровень
Агломерация
Город
Максимальные размеры (по годам), км
1865 год
1925 год
1975 год
756
1764
6720
324
756
2880
108
252
960
48
112
388
24
56
194
16
24
90
5
7
20
Как оказалось, данные, приведённые в последнем столбце этой таблицы, будучи делёнными пополам, оказались весьма близки к размерам образований предлагаемой нами иерархической структуры Человечества (деление их на 2 необходимо, поскольку для оценок мы используем радиусы условных кругов, а «максимальный
размер» какого-либо объекта естественно сопоставить с его диаметром). Мы свели в общую таблицу 5 и пересчитанные таким образом данные Г.А. Гольца, и наши расчётные данные, распространив их не только на выделенные им системы, но и на весь диапазон от личного пространства человека до Человечества в целом.
Сравнение соответствующих цифр в табл. 5 достаточно наглядно: типичные размеры соответствующих
территориальных структур увеличиваются с годами, с тенденцией приближения к предложенным нами расчётным. Заметим также, что ярусы в «эмпирической» иерархии Г.А. Гольца соответствуют каждому второму ярусу (нечётные строки в табл. 5) в иерархии ФМАЭ с расчётным пространственным шагом со знаменателем,
близким к «золотому сечению» (с коэффициентом 0,972…) и, естественно, – каждому шестому ярусу в иерархии по ИКМ со знаменателем ee  15,15426... Таким образом, предлагаемый нами результирующий ряд расчётных размеров в иерархической структуре Человечества – и, тем самым, алгоритмы таких расчётов – находят
своё подтверждение в результатах эмпирических исторических исследований и несколько более позднего периода времени, нежели археологическая эпоха как таковая.
1
2
Куза А.В. Малые города Древней Руси. М.: Наука, 1989. С. 41.
Гольц Г.А. Культура и экономика России за три века, XVIII–XX вв. Т. 1: Менталитет, транспорт, информация (прошлое,
настоящее, будущее). Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. С. 353–354.
3
Там же. С. 353.
86
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
Таблица 5
Максимальные полуразмеры пространственных систем расселения разного иерархического уровня
и их реперные модельные оценки
№
Пп
1
Иерархия, предлагаемая нами
Максимальные полуразмеры по Г.А. Гольцу
(по годам), км
1865
год
1925
год
1975
год
Экзопланетарная система-2
32431
Экзопланетарная система-1
Планетарная система
Общегосударственная система
378
882
3360
Межрегиональная система
162
378
1440
Региональная система – 1 уровень
54
126
480
Региональная система – 2 уровень
24
56
194
Региональная система – 3 уровень
12
28
97
Агломерация
8
12
45
Город
2,5
3,5
10
Муниципальная структура – 1 уровень
Муниципальная структура – 2 уровень
Муниципальная структура – 3 уровень
Мезоструктура – 1 уровень
Мезоструктура – 2 уровень
Мезоструктура – 3 уровень
Локальная структура – 1 уровень
Локальная структура – 2 уровень
Локальная структура – 3 уровень
Терминология,
используемая ранее1
и в настоящей публикации
(эмпирические оценки радиусов
эквивалентного круга – в км)
51018
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
Расчётный
радиус
большого
круга, км
20616
13105
8330
5295
3366
2140
1360
865
550
349
222
141
90
57
37
23
15
9,5
6,1
3,9
2,4
1,6
1
0,635
0,403
0,255
0,161
0,102
0,064
0,041
0,026
0,016
0,0103
0,0064
0,0042
высота геостационарной орбиты
(35786)
вся поверхность планеты (12742)
вся суша планеты (6885)
континент (Евразия: 4175)
«сверхстрана» (СССР: 2670)
«сверхрайон»
«окрýга»
«поселение»
«двор»
«личное пространство»
Примечание: цифры в 1–3 строках 6-го столбца следует рассматривать как радиус самой сферы (вокруг человека), а не её
большого круга (сечения сферы диаметральной плоскостью)
Но из анализа сравнительной таблицы 5 следует ещё один вывод: яркие аналоги в эмпирической координатной сетке – по крайней мере, для образований с размерами в пределах 15–3366 км – имеют только нечётные строки реперной координатной сетки ФМАЭ, а чётные – не имеют. Проявляется ли эта же тенденция у
образований АЭ с характерными размерами меньшими 15 км (см. также рис. 18) либо большими 3366 км – задача дальнейших специальных исследований.
15.4. Оценки манипуляторной точности, достигаемой в микропространстве
в ходе цивилизационного развития
Обратимся теперь к сравнению эмпирических и расчётных оценок манипуляторной точности, достигаемой
людьми в ходе развития Человечества.
Так, один из самых интересных результатов в последние годы получил М. Хамакава. На материале около
400 000 (sic!) предметов микродебитажа он выявил типичные размеры отщепов, чешуек и т.п., получающихся в
процессе изготовления верхнепалеолитических каменных орудий2. Сопоставив размеры микродебитажа с
1
2
Гринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы).
«Микродебитаж – мелкие каменные находки – отходы производства, полученные в результате промывки вмещающей
породы. Наиболее часто встречаемые предметы микродебитажа варьируют по размеру от 1 до 5 мм. Микродебитаж разде-
87
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
точностями изготовления подобных орудий, мы можем заключить, что найденный им диапазон размеров
микродебитажа 1–5 мм соотносится со строками №№ 15–19 табл. 1. Эти строки как раз и характеризуют АЭ от
верхнего палеолита вплоть до палеометалла. Из этого наблюдения, в свою очередь, следует, что скрытый период инволюции АСЭ верхнего палеолита проявляется в явном виде (sic!).
Другой пример. «Техника первичного расщепления позволила получать правильные пластины шириной от 0,8 до
3 см в массовом количестве… Истоки всех мезолитических технологий и новаций можно проследить в верхнепалеолитических индустриях Русской равнины, если конкретнее – то в граветтских1 памятниках»2. Цифра 0,8 см соответствует 14-й строке табл. 1 (верхнему палеолиту с 55 по 34 тыс. л. до н.э.). Предполагая, что ширина пластины и манипуляторная точность работы резавшего её мастера сравнимы между собой, соглашаемся с выводом автора этого исследования, приведенным выше. Более того, мы усиливаем этот вывод, находя его актуальным и для дограветтских
памятников – согласно нашей модели, относящихся ко второму скрытому периоду АСЭ верхнего палеолита.
Ещё один пример. Цитируем: «Крупная (деревянная) посуда на стоянке (Замостье 2, поздний мезолит –
ранний неолит) представлена также неглубокой (2,5 см) миской большого диаметра (не менее 30 см), от неё
сохранилась часть изогнутой стенки толщиной 5 мм, с загнутым внутрь краем» 3. Наше внимание привлекает
цифра 5 мм. Она соответствует 15-й строке табл. 1 (первому периоду явной фазы верхнего палеолита: 34-21
тыс. лет до н.э.). Если принять, что толщина деревянного сосуда и манипуляторная точность работы резавшего
его мастера сравнимы между собой, то можно констатировать, что подобная точность освоена непосредственными предками мастера. Мы ещё раз сталкиваемся с проявлением кумулятивного эффекта (см. выше).
Мы понимаем, что применительно к точности мануальных операций человека вышеприведенных примеров
слишком мало. Однако и они демонстрируют общую тенденцию результатов, предсказываемых моделью. Тем
не менее, в дальнейшем следует обратить специальное внимание на развитие методологической и методической составляющих этой проблематики.
16. Выводы к части 3
Сопоставление пространственных рядов чисел, рассчитанных в рамках объединённой модели системы Человечества, с временным рядом периодизации АЭ приводит к следующим основным выводам.
1. Проведённое исследование времени и пространства, характерного для АЭ, потребовало уточнения общепринятых и введения новых понятий и терминов. К числу наиболее важных из них мы относим:
− понятия «макропространства», «микропространства» и «пространство, соразмерное человеку / личности / индивиду», образующие базисную триаду «Макропространство – Соразмерное человеку пространство – Микропространство»;
− понятие метрика базисной пространственной структуры Человечества в АЭ как базирующийся на
числовые ряды Фибоначчи и Жирмунского-Кузьмина инструмент оценки и позиционирования соответствующих явлений АЭ в системе координат – пространственный базис типичных линейных размеров сообществ/социумов (с соответствующими инфраструктурами) и точностей воплощения информационных технологий (а также и точностей производственной деятельности).
2. Установлено количественное (не только качественное) соотношение категорий времени и пространства
в АЭ, и взаимосвязь последних с используемыми развивающимся человеком информационными технологиями.
3. Найдено: пространственный фактор влияет на процесс развития АЭ в системе Человечества, конструктивно проявляя себя как лимитирующий параметр / репер / ориентир, определяющий для каждого момента
развития АЭ максимальный размер устойчивого и эффективно самоуправляющегося сообщества / социума.
4. Нам представляется вероятным, что метрику базисной пространственной структуры Человечества в
археологическую эпоху отражают три группы чисел, различающихся своим «весом» при сопоставлении с эмпирикой. Первая группа состоит из одинаковых членов обоих числовых рядов ФМАЭ и ИКМ и выступает в роли
метрики метаэволюционирующей пространственной структуры Человечества. Вторая группа состоит из
оставшихся нечётных членов числового ряда ФМАЭ, а третья – его чётных членов.
5. Модельное рассмотрение формирования Ойкумены в археологическую эпоху планируется нами в четвёртой части настоящего исследования.
Продолжение следует
ЛИТЕРАТУРА
1. Аникович М.В. Адаптации к природным условиям и социокультурная адаптация в верхнем палеолите Восточной Евро-
пы // Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям.
М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. С. 18–26.
2. Герман К.Э., Мельников И.В. Поселения мезолита – раннего неолита Южного Заонежья (Республика Карелия) // Мезолит
и неолит Восточной Европы: хронология и культурное взаимодействие. СПб.: ИИМК РАН/МАЭ РАН, 2012. С. 54–64.
3. Головин С.Ю. Словарь практического психолога. Мн.: Харвест, 1998. 800 с.
ляется, в основном, на 4 типа. Это – тип 1: чешуйки (рис. 1), тип 2: микропластинки, тип 3: резцовые отщепки, тип 4:
осколки» (Хамакава М. Хозяйственная деятельность верхнепалеолитической стоянки Каменная Балка II на основе анализа
микродебитажа // Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М.: МГУ, 2011. 26 с.).
1
Индустрия «граветт» – середина верхнего палеолита, примерно от 28 до 20–19 тыс. лет до н.э. (Четырёхязычный (русскоангло-франко-немецкий) словарь-справочник по археологии палеолита / Васильев С.А., Бозински Г, Бредли Б.А., Вишняцкий
Л.Б., Гиря Е.Ю., Грибченко Ю.Н. Желтова М.Н., Тихонов А.Н. СПб: Изд-во «Петербургское востоковедение», 2007. С. 222.
2
Сорокин А.Н. Ещё раз о проблеме «постсвидерских» культур Восточной Европы // Человек и древности: памяти Александра Александровича Формозова (1928–2009). М.: Гриф и К., 2010. С. 188–202.
3
Лозовская О.В. Некоторые категории деревянного инвентаря многослойной стоянки Замостье 2 // Мезолит и неолит Восточной Европы: хронология и культурное взаимодействие. СПб.: ИИМК РАН/МАЭ РАН, 2012. С. 89–100.
88
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
4. Гольц Г.А. Культура и экономика России за три века, XVIII–XX вв. Т. 1: Менталитет, транспорт, информация (про-
шлое, настоящее, будущее). Новосибирск, Сибирский хронограф, 2002. 536 с.
5. Греко-российский словарь, составленный профессором Казанского Университета Грацинским. М.: Синодальная типо-
графия, 1878. 1221 с.
6. Гринченко С.Н. Системная память живого (как основа его метаэволюции и периодической структуры). М.: ИПИРАН,
Мир, 2004. 512 с.
7. Гринченко С.Н. Системная память живого (как основа его метаэволюции и периодической структуры). М.: ИПИ-РАН, Мир,
2004. [Электронный ресурс] // ИПИ РАН. Режим доступа: http://www.ipiran.ru/publications/publications/grinchenko/
8. Гринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы). М.: ИПИРАН, 2007. 456 с.
9. Гринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы). М.: ИПИРАН, 2007.
[Электронный ресурс] // ИПИ РАН. Режим доступа: http://www.ipiran.ru/publications/publications/grinchenko/book_2/
10. Гринченко С.Н. Пространство и время с позиции кибернетики. Часть 2 // Пространство и Время, 2011. № 1(3). С. 51–62.
11. Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. История Человечества: модели периодизации // Вестник РАН. 2010. № 12. С.1076–1084.
12. Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. История Человечества: модели периодизации и их сравнительный анализ [Электронный
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
ресурс] // Исследовано в России. Электронный журнал. 2011. 063. С. 865–885. Режим доступа:
http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2011/064.pdf
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Информационные технологии в истории Человечества. М.: Новые технологии, 2013. 32
с. (Приложение к журналу «Информационные технологии». № 8/2013).
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Информационные технологии в истории Человечества. М.: Новые технологии, 2013. 32
с. (Приложение к журналу «Информационные технологии». № 8/2013) [Электронный ресурс] // ИПИ РАН. Режим
доступа: http://www.ipiran.ru/grinchenko/Ip813_web.pdf
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 1. Хронология и периодизация археологической эпохи // Пространство и Время. 2013. № 2. С. 72-81.
Гринченко С.Н., Щапова Ю.Л. Пространство и время в археологии. Часть 2. Разветвления в модели периодизации археологической эпохи // Пространство и Время. 2013. № 3. С. 54–65.
Дороничева Е.В. Сырьевые стратегии древнего человека в среднем и позднем палеолите на Северо-Западном Кавказе.
Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. СПб: СПбГУ, 2013. 26 с.
Жирмунский А.В., Кузьмин В.И. Критические уровни в процессах развития биологических систем. М.: Наука, 1982. 179 с.
Калмыков А.А. Введение в экологическую психологию. М.: Изд-во МНЭПУ, 1999. 128 с.
Клейн Л.С. История археологической мысли. В 2 т. СПб: Изд-во С.-Петербургского университета, 2011..
Куза А.В. Малые города Древней Руси. М.: Наука, 1989. 168 с.
Лексиконъ треязычный. Сиречь речений славенских еллиногреческих и латинских сокровище из различныхъ древнихъ
и новыхъ книгъ собранное и по славенскому алфавиту въ чине расположенное. М.: Московская типография, издано
справщиком Федором Поликарповым, трудившимся клевретством, в 1704 г.
Норенков И.П. От первого главного редактора [Электронный ресурс] // Информационные технологии. 2012. № 6. Режим доступа: http://www.novtex.ru/IT/glavn.htm
Носевич В.Л. На пути к модели общества как самоорганизующейся системы // Математические модели исторических
процессов. М.: Ассоциация «История и компьютер», 1996. С. 202-223.
Природа и древний человек: Основные этапы развития природы палеолитического человека и его культуры на территории СССР в плейстоцене / [Г.И.Лазуков, М.Д.Гвоздовер, Я.Я.Рогинский и др.]. М.: Мысль, 1981. 223с.
Сайко Э.В. Введение. Многоуровневость и многохарактерность субъекта и пространств его действия // Пространства
жизни субъекта: Единство и многомерность субъектнообразующей социальной эволюции. М.: Наука, 2004. С. 5–10.
Сайко Э.В. Субъект: созидатель и носитель социального. М.: Изд-во Московского психолого-социального института;
Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2006. 424 с.
Системная инженерия. Процессы жизненного цикла систем. ГОСТ Р ИСО/МЭК 15288–2005, подраздел 4.17.
Тынянова О.Н. Миры человека: попытка топологии // Пространство и время. 2013. № 2. С. 9–10.
Хамакава М. Хозяйственная деятельность верхнепалеолитической стоянки Каменная Балка II на основе анализа микродебитажа // Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М.: МГУ, 2011. 26 с.
Чайлд Г. Прогресс и археология. М.: Гос. Изд-во иностранной литературы, 1949. 194 с.
Черноушек М. Психология жизненной среды. М.: Мысль, 1989. 174 с.
Черных Е.М. Жилища Прикамья (эпоха железа). Ижевск: Изд-во Удмуртского гос. университета, 2008. 272 с.
Четырёхязычный (русско-англо-франко-немецкий) словарь-справочник по археологии палеолита / Васильев С.А.,
Бозински Г, Бредли Б.А., Вишняцкий Л.Б., Гиря Е.Ю., Грибченко Ю.Н. Желтова М.Н., Тихонов А.Н. СПб: Изд-во
«Петербургское востоковедение», 2007. 264 с.
Щапова Ю.Л. Хронология и периодизации древнейшей истории как числовая последовательность (ряд Фибоначчи)
[Электронный ресурс] // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». Март 2000..№ 25. Режим
доступа: http://www.aik-sng.ru/text/bullet/25/26.html
Щапова Ю.Л. Хронология и периодизации древнейшей истории как числовая последовательность (ряд Фибоначчи) [Электронный ресурс] // Cliodynamics. Клиодинамика. Режим доступа: http://cliodynamics.ru/index.php?option=com_
content&task=view&id=202
Щапова Ю.Л. Археологическая эпоха: хронология, периодизация, теория, модель. М.: КомКнига, 2005. 192 с.
Grinchenko S.N., Shchapova Yu.L. "Human History Periodization Models." Herald of the Russian Academy of Sciences 80.6
(2010: 498–506.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Гринченко, С. Н., Щапова, Ю. Л. Пространство и время в археологии. Часть 3. О метрике базисной пространственной структуры Человечества в археологическую эпоху / С.Н. Гринченко, Ю.Л. Щапова // Пространство и Время.
— 2014. — № 1(15). — С. 78—89. Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.32.
89
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
УДК 327.2:114:115.4:116
Комлева Н.А.
Несколько замечаний относительно природы и типологии
геополитических пространств
________________
Комлева Наталья Александровна, доктор политических наук, профессор, профессор кафедры теории
и истории политической науки Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина
E-mail: [email protected]
В статье рассматривается понятие «пространство» в применении к сфере геополитики. Анализируется сущность геополитического пространства и его структура. Выделяется типология геополитических пространств. Отмечается, что в постиндустриальную эпоху изменяются акторы и технологии
борьбы за ресурсы геополитических пространств.
Ключевые слова: пространство, социальное пространство, социальное время, энергонасыщенность, спатиальность, темпоральность, геополитическое пространство, структура геополитического
пространства, типы геополитических пространств.
________________
Пространство – основная категория геополитического дискурса. В научной литературе дается множество
определений понятия «геополитическое пространство»1. Однако, на наш взгляд, потребность в таковых определениях неизменно сохраняется, в том числе и по причине разнообразия коннотаций соответственно сложности феномена пространства самого по себе.
Вопрос о сущности и структуре геополитического пространства неизбежно встает в связи с любым дискурсивным действием относительно реалий геополитического процесса. Без решения вышеуказанной проблемы
затруднительно исследовать феномен геополитических ресурсов, а именно: их специфики и вытекающей из
данного обстоятельства особенностей их практического использования, поскольку эти параметры дифференцируются именно структурой геополитического пространства.
Для социального (и, в значительной мере, геополитического) пространства данные вопросы подробно рассмотрены в работах М. Фуко, П. Бурдьё, А. Лефевра, М.В. Ильина, А.Б. Докторовича, О.Н. Тыняновой. Последняя, в
частности, справедливо отмечает: «…наиболее адекватной формой превращения географической территории в геополитическое пространство представляется социальное пространство, а наиболее корректным способом его концептуализации – теория динамического социального пространства А.Б. Докторовича. <…> совокупность элементов,
каковыми являются социальные поля, сформированные действиями, взаимодействиями и отношениями, которые
можно квалифицировать как геополитические (то есть как направленные на установление власти над территорией и
обеспечивающие эту власть), есть векторное пространство...»2. Принципиальным, с нашей точки зрения, является
вывод: «…такое понимание пространства и процесса его формирования (спатиализации) / трансформации – путем
изменения числа (типа, силы) социальных действий, взаимодействий и отношений как субъект-объектных (где объектом выступает тот или иной элемент организации конкретной территории), так и субъект-субъектных (по поводу
указанных элементов) – является зримым воплощением тезиса А.М. Молчанова “нынешняя структура есть следствие вчерашней кинетики”. В этом смысле выводом из теории динамического социального пространства А.Б. Докторовича является утверждение, что в любом (организованном) социальном пространстве в «свернутом» виде присутствуют все как предыдущие (имманентно), так и будущие (имплицитно) социальные процессы»3.
Таким образом, качество социального пространства и его энергонасыщенность определяются преобладающим в
соответствующих полях характером и качеством потенциально возможных и реализованных / реализующихся в
1
См., напр.: Тынянова О.Н. Концепция организованного геополитического пространства: инфраструктурная организация
приграничных ТВД в постклассическую эпоху [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах «Пространство и время». 2013. Т. 3. Вып. 1: Пространство и время границ. Режим доступа http://e-almanac.spacetime.ru/index/tom-3.-vyipusk-1/, дата обращения 07.11.2013.
2
Цитируемый автор подчеркивает в этой связи, что, с одной стороны, такое пространство является абстракцией, что «отмечали… и П. Бурдьё, и А. Лефевр (у последнего пространство – «конкретная абстракция»)», которая есть «мысленная
модель действительности, «вспомогательный прием мышления», позволяющий представить ее (действительности) многообразие»; с другой стороны, «сами социальные поля подобны силовым полям» (Там же).
3
Там же. В цитируемом фрагменте упоминаются следующие источники: Докторович А.Б. Социальные взаимодействия и
отношения как фактор развития социального потенциала // Труд и социальные отношения. 2008. № 9 (5). С. 4–13; Молчанов А.М. Возможная роль колебательных процессов в эволюции // Колебательные процессы в биологических и химических
системах. М.: Наука, 1967. С. 274–288.
90
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
этих полях социальных взаимодействий и отношений: если энергия здесь есть мера работоспособности социальных
систем, то их энергонасыщенность – мера возможности этих систем вступать во взаимодействия и отношения.
На рубеже XIX и ХХ вв. развитие физики, философии, социологии и языкознания (прежде всего семантики
и семиотики) способствовало тому, что в ХХ в. в оборот социальных и гуманитарных наук вошли термины
«спатиальность» (М. Фуко, А. Лефевр, М.В. Ильин) и «темпоральность»1.
Под спатиальностью мы, в рамках данной статьи, будем понимать и (по М.В. Ильину) собственно бытие в
пространстве всех социальных (социально-политических) форм, и все виды рефлексии этого бытия, – т.е. не
только упоминаемое Мишелем де Серто «антропологическое», поэтическое и мифическое, но и любое социально
ориентированное «ощущение пространства»2. К таковым, как мы полагаем, может быть отнесен и сложившийся в
зарубежной социологии начиная со второй половины XIX в. подход в области… социального времени: «Проблема социального времени поднималась, в частности, П.А. Сорокиным, утверждавшим, что понятие времени, пригодное для описания перемещений материальных тел, часто не подходит для характеристики социальных и культурных процессов, для которых необходимо использовать другой вид времени – «социальное пространство», то
есть он рассматривал категории “социальное пространство” и “[социальное] время” как тождественные. Подобных же взглядов придерживался и Г. Спенсер, полагавший, что “время измеряется единицами пространства”»3. К
данному подходу мы еще вернемся. Пока же заметим, что темпоральность как термин для описания сущности и
скорости изменений «собственных» (внутренних) взаимодействий и отношений применимо не только к социальным институтам, но и к полям социального пространства и к нему самому в целом.
Итак, пространство – в нашем случае пространство социальное – это одновременно и совокупность социальных агентов, и сфера объект-объектных, субъект-объектных и субъект-субъектных взаимодействий и отношений. При этом если в социологии пространство мыслится как включающее в себя подпространства (поля) – экономическое, политическое, культурное, информационное, – то для современного социально-философского и политологического дискурса характерно расширительное понимание термина «пространства». В зависимости от
доминирования соответствующих полей, в которых разворачиваются взаимодействия и отношения объектов и
субъектов, пространствами в этих дискурсах оказываются не только географическое и социальное, но и экономическое, политическое, культурное, информационно-кибернетическое, информационно-идеологическое.
«Под социальным пространством понимается… такое пространство, которое,.. стремится реализоваться [в
физическом пространстве] … включая в себя все поля социальных взаимодействий: экономики, культуры, права, науки, информации, религии и другие. Структура социального пространства порождается и изменяется в
результате взаимодействий его полей. …Социальное поле – это социальное подпространство, в котором реализуется один тип или малое число типов социальных взаимодействий и отношений»4. Это позволяет нам говорить о том, что пространство (социальное) может определяться не только как совокупность объектов / агентов
и как сфера их взаимодействий и отношений, – оно может также определяться и как собственно совокупность самих этих взаимодействий и отношений.
Вопрос, в рамках данной статьи, состоит в следующем: какова природа взаимодействий, определяющих
пространство именно как геополитическое?
Изначально геополитика возникла, как это следует из самого ее названия, как наука о взаимодействии географического пространства (полагающего префикс «гео» в названии науки) и политической системы общества («политика»). Иначе говоря, классическая геополитика XIX – первой половины XX вв. была наукой о влиянии географической среды на внутреннюю и внешнюю политику государства и изучала степень детерминированности политических решений географическими характеристиками. Такая направленность науки была вызвана, несомненно,
спецификой индустриального производства в тот период времени: основным типом ресурсов, обеспечивающих
производство, а следовательно, выживание и развитие общества, в то время были природные и природносоциальные, т.е. те, что помещались по преимуществу в географическом пространстве. Переход к постиндустри1
«Темпоральность (от англ. tempora – временные особенности) – временна́ я сущность явлений, порожденная динамикой их
особенного движения, в отличие от тех временных характеристик, которые определяются отношением движения данного явления к историческим, астрономическим, биологическим, физическим и другим временным координатам» (Современная западная
философия. Словарь / Под ред. В.Н. Садовского. М.: Изд. полит. литературы, 1991. С. 298). Термин «темпоральность» восходит
к концептам Dasein – «подлинного существования – и «подлинного времени» М. Хайдеггера (Хайдеггер М. Основные проблемы феноменологии. СПб.: Высшая религиозно-философская школа, 2001). В языкознании термин «темпоральность» с конца 60х –70-х гг. ХХ в. используется применительно к т.н. текстовому времени – текстовой категории, с помощью которой содержание текста соотносится с осью времени – реальной исторической перспективой действительности или ее преломлением (Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. М.: Флинта, Наука, 2003). Позднее П. Бурдье,
говоря о природе «практического чувства», подчеркивал темпоральную природу практической деятельности. В современной
отечественной политической науке термин «темпоральность» широко использует М.В. Ильин – создатель и глава школы хронополитических исследований и геохронополитики – для описания собственного времени политических систем.
2
Серто М. де. Практика повседневной жизни. Часть III. Пространственные практики // Прогнозис. 2010. №1 (20), С. 153..
Ср. хрестоматийное «пространственное чувство» того или иного народа у «отца основателя» геополитики Ф. Ратцеля и
введенный в оборот Л.В. Смирнягиным термин «аспатиальность» – пониженная реакция национальной культуры на географическое пространство, на три его главные ипостаси: расстояния, границы, место; бесчувственность к расстояниям,
низкая способность к (само)организации пространства; безразличие к пространственному фактору своего обитания или
безразличие культуры к восприятию пространства вообще (Пространства России / Под ред. Д.Н. Замятина. М., 1994; Смирнягин Л.В. Территориальная морфология российского общества как отражение регионального чувства в русской культуре //
Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры в России. М., 1999. С. 108–115).
3
Сывороткин В.Л., Тынянова О.Н. Тезисы о физической и социальной природе времени // Система Планета Земля (Нетрадиционные вопросы геологии). Материалы ХХ семинара / Геологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. М.:
ЛЕНАНД, 2012. С. 533–544. Авторы приводимой цитаты ссылаются на: Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика.
СПб.: РХГИ, 2000; Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Т. 2: Классификация наук [Электронный
ресурс] // Библиотека «Полки букиниста». Режим доступа: http:// society.polbu.ru/spenser_experiencesii/ch01_iii.html
4
Докторович А.Б. Социальные взаимодействия и отношения как фактор развития социального потенциала…
91
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
альной стадии развития человечества повлек за собой изменения и в типологии геополитических пространств. В
постиндустриальную эпоху с ее новыми источниками энергии и новыми, неприродными материалами, с преобладающим значением интеллектуальных ресурсов и информации как производительной силы, изменились и «базовые» пространства для осуществления политической деятельности внутри и вовне страны. Таковыми стали пространства экономическое и информационно-идеологическое. Информационно-кибернетическое пространство возникает и функционирует в качестве вспомогательно-коммуникационного, обеспечивающего как взаимосвязь экономического и информационно-идеологического пространств, так и взаимодействия внутри таковых.
Таким образом, взаимодействия и отношения, в совокупности образующие геополитическое качество
пространства, – есть взаимодействия субъект-объектного типа, содержанием которых является овладение ресурсами выживания и развития человеческих сообществ.
Потребности выживания и развития, изменяясь в зависимости от типа производства материальных и духовных благ и сами изменяясь в ходе потребления данных благ, имманентно содержат стремление к овладению ресурсами как для производства, так и для потребления. Поскольку данные потребности, однородные у одновременно сосуществующих различных человеческих сообществ, сопрягаются с фактором известной ограниченности
ресурсов любого рода, возникает неизбежная борьба за ресурсы между человеческими сообществами, имеющими
для обеспечения эффективности такой борьбы специальные институты – государство (чаще всего) либо структуры негосударственной природы: глобальные и транснациональные корпорации, некоммерческие и неправительственные организации различного рода. Т.е. содержанием геополитики как науки и практики является борьба
государств и негосударственных акторов за ресурсы выживания и развития соответствующих человеческих сообществ, происходящая в определенных типах пространств, содержащих данные ресурсы.
Однако возникает также и второй вопрос: в паре «ресурсное пространство – потребляющее общество»,
обеспечивающем именно геополитические взаимодействия, какова природа «общества»? На наш взгляд, это
никоим образом не «общество само по себе», «социум производящий и потребляющий», но прежде и чаще
всего – нация как политически оформленная совокупность этносов (нация-государство). Общество «само
по себе», «как таковое», мыслится как абстракция, замкнутая сама на себя, не являющееся частью географического пространства и не имеющая выхода на него (не способная присваивать его в том смысле, в каком об этом
говорят Бурдье и Лефевр). При потребности объяснить биологические аспекты существования социального
возникает понятие «окружающая среда» – как правило, мыслящаяся вне аспекта ее структурированности –
такое платоновско-ньютонианское «вместилище»… В «Научно-техническом энциклопедическом словаре»
находим: «ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА, комплекс физических и биологических условий в пространстве, окружающем организм»1. «Естествознание. Энциклопедический словарь» определяет окружающую среду чуть иначе
– как «окружающий человека природный и созданный им материальный мир»2. Второй вариант определения
окружающей среды, несколько видоизменяясь по содержанию в зависимости от характера словаря (Социологический, Юридический, Современный толковый, Большой энциклопедический словари), преобладает.
Окружающая среда, в отличие от пространства, не является совокупностью взаимодействий, но рядоположенностью физических, биологических, социальных объектов – поверхностью, ландшафтом…
В ландшафте может действовать что и кто угодно: отдельный организм – биологический или социальный,
совокупность таковых организмов, но это никогда не системное взаимодействие, поскольку ни ландшафт, ни
субъект не мыслятся в данном случае как системно организованные сущности. П р о с т р а н с т в о ж е к а к
с о в о к у п н о с т ь в з а и м о д е й с т в и й с и с т е м н о о р г а н и з о в а н о , и в случае геополитического
пространства субъектом организации выступает в такой же мере системно организованный субъект – нация.
Нация (нация-государство, преобладающий феномен XVII–XX веков3) выступает носителем власти (сувереном) в особого типа государстве, где суверен де факто – не отдельный монарх и не династия, а народ в целом
(ибо даже в эпоху абсолютизма государи оказывались вынуждены считаться с мнением подданных, в противном случае приобретавших форму народных восстаний, дворцовых переворотов и цареубийств). Нациягосударство – как производящий и потребляющий социальный субъект – имеет достаточно совокупной мощи
для борьбы за ресурсы выживания и развития, а также для обеспечения победы в данной борьбе, поскольку
именно государство обладает наибольшими материальными, организационными и юридическими возможностями и полномочиями, чтобы противостоять иным организованным субъектам борьбы за ресурсы.
Особо значимым моментом является то, что, в отличие от возможностей большей части «новых акторов»
геополитического процесса, возможности и полномочия нации-государства имеют легитимный характер. В
силу этого нация является субъектом прежде всего геополитических взаимодействий, и создается именно для
этих целей. Не случайно нации-государства формируются и функционируют в период глобального освоения, раздела и передела географического пространства на ступени индустриального развития цивилизации. Окончательное оформление индустриальной цивилизации – а вместе с ней и нации-государства – происходит во второй половине XIX в. Тогда же возникает и собственно геополитический дискурс, отделившись от политической географии, дискурсивно сопровождавшей процесс становления индустриального общества и нации-государства.
Итак, геополитическое пространство формируется на индустриальной стадии существования цивилизации как совокупность взаимодействий наций-государств с природными и неприродными объектами системного характера в борьбе за ресурсы выживания и развития.
1
Окружающая среда [Электронный ресурс] // Энциклопедии & Словари. Коллекция энциклопедий и словарей Режим доступа:
http://enc-dic.com/ecology/Okruzhajuschaja-Sreda-683.html, дата обращения 12.11.2013.
2
Там же.
3
В конце XX в. начинается, а затем усиливается тенденция регионализации международной жизни, когда регионы внутри
отдельного государства или регионы как совокупность государств приобретают в качестве субъектов международных отношений почти те же функции, что и государство-нация в предшествующий исторический период; возникает понятие «сетевого государства» или «государства-комплекса». Одновременно формируется феномен «корпорации-государства», о
котором подробнее – далее в тексте статьи.
92
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
На наш взгляд, геополитика как наука и политическая практика в значительно большей мере, чем какая-либо
другая наука и практика, выражает и отражает единство биологической и социальной природы человека. Соединение географии (географической науки) и политики (политической науки) и призвано было объяснить и спрогнозировать течение и исход борьбы прежде всего за природные ресурсы выживания и развития нацийгосударств. При этом выживание и развитие определялись степенью адекватности внутренней и внешней политики государства количественным и качественным характеристикам природной среды обитания данной нации.
Биологическая природа человека кардинально не изменилась на протяжении последнего столетия, но социальные характеристики как раз испытали качественные изменения: «…с изменением общества меняется сущность человека, представляющая собой простое отражение системы общественных отношений... Предыдущая
история была сравнительно стабильной. Основную часть населения составляло крестьянство, жизненные устои
которого не менялись даже при политических катастрофах... В наше время ситуация, изменилась. Социальные
условия неудержимо меняются, население вырывается из исконных традиционных устоев и форм правления»1.
Вследствие этого значение неприродных ресурсов выживания и развития социумов резко возросло. Геополитика из науки и социальной практики, основанных на б и о социальных характеристиках политических
взаимодействий превратилась со второй половины прошлого века в науку и практику с о ц и о биологических
и прямо социальных взаимодействий, регулируемых государством как основным политическим институтом.
Вследствие произошедших изменений геополитические пространства «умножились»: к географическому прибавилось экономическое, информационно-кибернетическое и информационно-идеологическое пространства как
наиболее важные для осуществления социальных взаимодействий и борьбы государств за ресурсы выживания и
развития соответствующих сообществ людей в постиндустриальную эпоху. До предела упрощая вопрос, можно
сказать, что экономическое пространство в основном возникает и функционирует на базе материальных потребностей человека, вызванных прежде всего его биологической природой, а информационно-идеологическое – на
базе потребностей в развитии духовной сферы и политического участия всё больших масс людей, т.е. на основе
высших социальных потребностей. При этом геополитическим, т.е. обеспечивающим выживание и развитие человеческих сообществ в борьбе за ресурсы различного рода, является не культурное или ментальное, а именно
информационно-идеологическое пространство, поскольку идеология, в отличие от культуры, имеет характеристики аксиологичности, манипулятивности и ограниченности по времени существования, т.е. имеет свойство
инструментальности и лабильности, необходимое для осуществления борьбы за ресурсы.
На рубеже XX–XXI вв. государство (нация-государство) перестало быть единственным актором геополитического взаимодействия. Вследствие, во-первых, перехода к постиндустриальной стадии развития человечества и, во-вторых, распада СССР и мировой системы социализма с их приверженностью преимущественно нерыночным способам эконмического регулирования на арену геополитических взаимодействий (т.е. взаимодействий в рамках борьбы за ресурсы, как природные, так и социальные) вышли транснациональные и глобальные
экономические корпорации, а также теневые международные структуры как экономического, так и политикоэкстремистского характера – так называемые «новые акторы»2. Борьба за ресурсы природно-социальных пространств окончательно переместилась из пространства географического в пространства нетерриториальные:
экономическое, информационно-кибернетическое, информационно-идеологическое.
Новейшая история знает пример взаимодействия актора негосударственной природы – корпорации Unocal – с
государством Афганистан в первой половине 90-х годов прошлого века, в результате чего в середине того же десятилетия в государстве Афганистан изменились субъект политической власти и политический режим. Данное изменение произошло при содействии государства США и государства Пакистан («проект Талибан»). Целью Unocal,
как известно, был нефтепровод, прошедший из Туркменистана через территорию Афганистана в Пакистан, т.е.
проект, изменявший конфигурацию экономического пространства как США, так и нескольких стран Среднего
Востока в нефтегазовом секторе, но потребовавший борьбы за такие ресурсы географического пространства Среднего Востока, как территория и коммуникации. Многочисленные примеры смены политических режимов в странах Ближнего Востока в период 2010–2013 гг. связаны, в частности, со стремлением крупных нефтегазовых корпораций США, Великобритании, Франции и Италии получить возможность преимущественной разработки мощных месторождений, которые до смены режимов являлись национализированной собственностью соответствующих государств, причем данным корпорациям оказали всемерную помощь структуры их государств базирования.
В связи с «умножением» геополитических акторов и геополитических пространств приходится говорить и
об изменении сущности геополитического пространства, произошедшем на рубеже XX–XXI вв.
Геополитическое пространство – это совокупность акторов как государственной, так и негосударственной природы, а также их взаимодействий (системного характера) с природными и неприродными
объектами, равно как и между собой – в борьбе за ресурсы выживания и развития.
Какова же типология геополитических пространств в XXI веке с учетом изменений, произошедших в составе геополитических акторов?
Исходя из критерия биосоциальной природы человека, геополитическими пространствами, на наш взгляд, следует считать: 1) географическое (ресурсы природного характера, используемые для обеспечения прежде всего биологических потребностей человека; превращение тела природных объектов неодушевленного характера в тело человека
как существа одушевленного; использование вещественности и энергонасыщенности природных объектов для сохранения и развития телесности и энерговооруженности человека); 2) экономическое (ресурсы природносоциального характера, по большей части направленные на развитие телесности человека, но также на развитие его
духовных характеристик, таких как экономика образования или экономика культуры); 3) информационно1
2
Ивин А.А. Основы социальной философии. М.: Высш. шк., 2005. С 235.
Подробнее о природе и типах «новых акторов» мировой политики см.: Лебедева М.М. Политическая система мира и новые участники международных отношений // Современные международные отношения и мировая политика / Под ред.
А.В. Торкунова. М.: Просвещение, 2004.
93
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
идеологическое (духовные ресурсы выживания и развития, ориентированные на получение преимущества в борьбе за
прочие ресурсы выживания и развития); 4) информационно-кибернетическое (коммуникативный ресурс развития).
Политическое пространство не является, на наш взгляд, геополитическим, ибо оно и есть «генеральный актор» борьбы за ресурсы, инициатор и организатор взаимодействий в геополитических пространствах. Культурное пространство, по нашему мнению, также не относится к геополитическим пространствам до тех пор,
пока создающиеся и функционирующие в его рамках ценности не приобретают признаков оправдания экспансии в других пространствах, т.е. пока культурное пространство не превращается в идеологическое. В словарях
находим: «Идеология – система концептуально оформленных представлений и идей, которая выражает интересы, мировоззрение и идеалы различных субъектов политики – классов, наций, общества, политических партий, общественных движений — и выступает формой санкционирования или существующего в обществе господства и власти (консервативные идеологии), или радикального их преобразования (идеологии “левых” и
“правых” движений). Идеология и форма общественного сознания – составная часть культуры, духовного производства»1 Отличие идеологии от культуры в том, что идеология всегда оценочна, аксиологична. Именно это
и необходимо для завоевания превосходства в других типах геополитических пространств. Идеология аксиологична, по данной причине может использоваться и используется как средство манипулирования, а потому
сиюминутна (временна), тогда как культурные ценности «вечны» или долговременны и не имеют аспекта манипулятивности, данный аспект им придают именно политические цели их использования.
Между геополитическими пространствами нет четких и жестких границ. Географическое пространство
может «перекрываться» экономическими пространствами различных акторов с отличающимися характеристиками (к примеру, экономическим пространством либерального толка и экономическим пространством с преимущественными этакратическими характеристиками одновременно: США и СССР, современные США и Куба), как и вообще экономическими пространствами разных акторов – государственных или негосударственных.
Географическое пространство может быть и вовсе лишено корреляции с экономическим пространством – и
даже пространством политическим. Так, государственные границы некоторых государств Северной Африки
или Аравийского полуострова прочерчены «по линейке» (юг Египта, Ливии, Алжира), а отдельные участки
госграниц Саудовской Аравии, Омана, ОАЭ и вовсе не демаркированы.
Информационно-идеологическое пространство, как правило, совпадает с пространством экономическим,
поскольку именно идеологии разного рода обосновывают и оправдывают геополитическую экспансию определенных акторов.
Энергонасыщенность (возможность способствовать формированию социальных взаимодействий и отношений) и темпоральность (в данном случае – возможность регулирования скорости изменения этих взаимодействий и
отношений) информационно-идеологического пространства может превосходить – или, наоборот, быть ниже –
аналогичных характеристик с пространством экономическим. К примеру, либеральная идеология в современном
мире совпадает по степени распространенности с либерально-рыночным экономическим пространством, являясь
глобальным феноменом. Коммунистическая идеология соответствует этакратическому экономическому пространству, которое сегодня чрезвычайно сжато, практически до размеров одной страны (современная Северная Корея).
Заметим, что как в либеральной, так и в коммунистической идеологии, особенно в последней, в наиболее явной
форме содержится системное обоснование геополитической экспансии соответствующей нации-государства. Информационно-кибернетическое пространство как таковое вообще не коррелирует с географическим пространством, имея отношение лишь к пространству экономическому и – особенно – информационно-идеологическому.
Рассмотрим выделенные геополитические пространства подробнее, исходя из следующих параметров: 1)
характеристики спатиальности (сущность, ресурсы, акторы и содержание взаимодействий и отношений), 2)
характеристики темпоральности (сущность и скорость изменений спатиальных характеристик). Помимо этого,
необходимо отметить, что любое пространство представляет собой систему, т.е. – целостный объект, состоящий из элементов, находящихся во взаимных отношениях2. Отношения между элементами, как указывается в
Философском словаре, формируют структуру системы. На наш взгляд, структура любого геополитического
пространства образована тремя основными элементами: 1) акторы, 2) ресурсы, 3) технологии борьбы за
ресурсы. Темпоральный аспект существования геополитических пространств выражается, по нашему мнению,
в феномене режима функционирования (степень интенсивности взаимодействий).
Г е о г р а ф и ч е с к о е п р о с т р а н с т в о : В географических науках географическое пространство
определяется как «форма существования географических объектов и явлений в пределах географической оболочки; совокупность отношений между географическими объектами, расположенными на конкретной территории и развивающимися во времени»3. Как объект освоения и присвоения социальным пространством (по
П. Бурдье) географическое пространство представляет собой совокупность взаимодействий и отношений объектов ландшафта и недр с производящими и потребляющими структурами человеческого общества соответствующей экономической и социальной ориентации (сельскохозяйственное производство, добывающая и обрабатывающая промышленность, размещение производительных сил иного характера, функционирование городских и сельских поселений, торговые контакты, транспортные коммуникации и т.п.).
Основные акторы: 1) нации-государства (в том числе, в современном мире, их регионы, имеющие определенную степень международной самостоятельности), 2) глобальные и транснациональные корпорации.
1
Новая философская энциклопедия: В 4 т. М.: Мысль / Под ред. В.С. Стёпина. 2001. [Электронный ресурс] // Режим доступа:
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/421/%D0%98%D0%94%D0%95%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0
%AF, дата обращения 14.11.2013.
2
Система // Философский словарь. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.philosophydic.ru/sistema, дата обращения 24.11.2013.
3
Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины / Под ред. А.Ф. Трёшникова. М.: Советская энциклопедия, 1988. С. 56.
94
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
В первом случае использование ресурсов (и борьба за них) осуществляются в интересах определенной
нации / ее правящего класса / наиболее влиятельной страты ее правящего класса – в зависимости от конкретной социально-политической ситуации в данном государстве. Цель борьбы за контроль над ресурсами географического пространства в данном случае – повышение уровня и качества жизни названных акторов. В современном мире, кроме так называемых «стагнирующих государств», правящие элиты тем или иным путем, в
большей или меньшей степени вынуждены учитывать также интересы развития собственно нации, если не хотят столкнуться с соответствующими формами социального сопротивления. Объем «опасений» и действий по
предотвращению нежелательных социальных сценариев зависит от степени развитости гражданского общества
в рамках конкретной нации и его возможностей по контролю действий правящего класса.
Во втором случае борьба за ресурсы идет в интересах собственников соответствующей корпорации и ее
топ-менеджмента. Целью является извлечение максимально возможной прибыли, точнее – получение оптимального соотношения «прибыль-издержки» (в том числе имеются в виду издержки на социальное партнерство и социальную ответственность бизнеса).
Основными ресурсами географического пространства являются: полезные ископаемые и сырье иного рода;
пахотная земля; ландшафты, удобные для размещения поселений, портов и осуществления коммуникаций (в
том числе воздушных и космических), а также климат.
Основные технологии борьбы за ресурсы географического пространства:
 силовой захват, или «горячая» война;
 создание лимитрофов;
 демографическая агрессия;
 поощрение сепаратизма и терроризма в государствах ресурсного региона 1.
Режим функционирования географического пространства зависит от особенностей конкретной геологической
эпохи развития Земли, от стадии промышленного производства и геополитической природы конкретной совокупности акторов. В данный момент исторического развития, в условиях постиндустриального способа производства и относительно скорого истощения невозобновляемых природных ресурсов, интенсивность борьбы за
ресурсы географического пространства со стороны геополитических акторов, особенно акторов экономической
природы (ГК и ТНК), чрезвычайно высока, что приводит как к локальным «горячим» войнам (например, война в
Ираке 2003–2013 гг., которую западная коалиция государств планирует закончить в 2014 г.), так и к преэмптивным войнам2 (например, еще не завершенная Арабская весна 2010–2013 гг.).
Э к о н о м и ч е с к о е п р о с т р а н с т в о : Если в случае географического пространства как «формы
существования географических объектов и явлений в пределах географической оболочки» возможно говорить
об энергии ландшафтов3 и скоростях естественных процессов (физических, химических и проч.), то применительно к географическому пространству как объекту освоения и присвоения пространства социального становится возможным говорить об энергонасыщенности – как возможности возникновения в нем социальных взаимодействий и отношений – темпоральности – как соотносимости скорости социальных процессов с природными (определяющими перспективность и возможность освоения тех или иных природных ресурсов).
Сила человеческих потребностей, обусловливающая энергию человеческой преобразующей деятельности,
выводит геополитическое пространство за рамки географии (отношений природных объектов и взаимодействий и
отношений природных объектов и человека) и порождает такой тип геополитического пространства, как экономическое. Именно в динамике изменений характерных для данного типа пространства горизонтальных и вертикальных (социальных) связей наиболее отчетливо проявляется то сближение категорий «социальное пространство» и «социальное время», о котором писали Г. Спенсер и П. Сорокин. При этом темпоральность экономического пространства – сущность и скорость изменения экономических взаимодействий и отношений – почти целиком определяется возможностями тех или иных социальных агентов эти взаимодействия и отношения устанавливать (что также можно определить как «энергонасыщенность» соответствующего социального агента).
Акторами в данном типе пространства выступают экономические корпорации. В современном мире особую
роль играют глобальные и транснациональные корпорации (ГК и ТНК). Глобальные корпорации сформировались
именно после распада СССР и мировой системы социализма с их этакратической экономикой, поскольку соответствующие ТНК получили возможность глобальной экспансии, при этом их финансовый, организационный,
научно-исследовательский и даже военный потенциал практически сравнялся с потенциалом определенных государств. Так, к примеру, капитализация Toyota Motor Corporation в 2013 г. составляла ¥20 654 млрд. (приблизительно равно $200 млрд.4), капитализация Chevron Corporation – $211 млрд.5, что соответствует бюджету такой
страны, как Индия ($218 млрд.), на $50 млрд. меньше бюджета Бельгии ($253 млрд.), в 5 раз больше бюджета
Казахстана ($38,6 млрд.) и в 50 раз больше, чем бюджет Грузии ($3,88 млрд.) в 2012 г. (доходная часть)6. Среди
частных военных компаний (ЧВК) назовем Military Professional Resources Inc. (MPRI), насчитывающую около 400
постоянных сотрудников и «в десятки раз большее число» привлеченных военнослужащих7. После ввода амери1
Подробнее о способах борьбы за ресурсы географического пространства см.: Комлева Н.А. Структура мирового господства //
Пространство и Время. 2012. № 1(7). С. 37–47.
2
О сущности и технологиях преэмптивной войны см.: Комлева Н.А. Преэмптивная война как технология ресурсного передела мира // Пространство и Время. 2012. № 2(8). С. 28–34.
3
См., напр.: Зограбян Л.Н., Геворкян Ф.С. «Энергия рельефа», ее картирование и значение в процессе эрозии // Известия
АН Армянской ССР. Науки о Земле. 1969. № 4. С. 80–86.
4
Токийская фондовая биржа: история и перспективы развития, индексы и голубые фишки. [Электронный ресурс] //
Investfunds. Группа Cbonds. 23.07.2013. Режим доступа: http://world.investfunds.ru/news/view/45767/, дата обращения 23.11.2013.
5
Капитализация. [Электронный ресурс] // Форекс. Режим доступа: http://forexaw.com/, дата обращения 23.11.2013.
6
Бюджеты стран мира-2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.yestravel.ru/world/rating/economy/budget/,
дата обращения 23.11.2013.
7
Коновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино, 2013. [Электронный ресурс] // Центр страте-
95
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
канских войск в Афганистан в 2001 г. и в Ирак в 2003 г. именно MPRI получила контракты на создание новых
армий этих стран, а до этого проводила «военные реформы» в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Нигерии, Экваториальной Гвинее и Колумбии (в последней стране – неудачно). MPRI уже несколько лет действует в современной Грузии, тренируя ее спецназ и армейские части (совместно с ЧВК SATMO)1. Данные о бюджете этой организации в открытой печати нам найти не удалось, но судя по масштабам деятельности, финансовые и организационные возможности MPRI сравнимы с возможностями армии такой страны, как, например, Чехия (35 000 военнослужащих и гражданских сотрудников2, оборонный бюджет в 2013 г. – свыше $5 млрд.3). При этом, разумеется,
нужно учесть, что ЧВК не имеют собственного оборонно-промышленного комплекса и не тратят средства на
обеспечение его функционирования. Во всяком случае, в открытой печати нет сведений о собственном военном
производстве, принадлежащем ЧВК, но научно-исследовательские и проектно-конструкторские структуры соответствующего профиля вполне могут быть элементами крупных ЧВК.
Основные ресурсы экономического пространства: тип экономической системы (доминирующая форма
собственности, способ экономического регулирования), промышленный и финансовый потенциал.
Основные технологии борьбы за ресурсы экономического пространства:
• посредничество в доставке к потребителю и в использовании энергоресурсов и иных значимых
товаров;
• строительство промышленных объектов и инфраструктуры на территории других стран, поставки
оборудования;
• предоставление кредитов;
• экономические санкции4;
• «черные» технологии: экономические диверсии и провокации, промышленный шпионаж (бизнесразведка).
Режим функционирования экономического пространства в постиндустриальную эпоху в условиях геополитической однополярности характеризуется постоянно вспыхивающими экономическими войнами: 1) за передел определенного сектора экономического пространства с его ресурсами (войны «рыбные», «стальные»,
«калийные» и т.п.); 2) за передел некоего регионального объема экономического пространства современного
мира и контроль над ним (создание экономических объединений типа НАФТА, Меркосур, АТЭС и т.п. с целью
борьбы за использование ресурсов географического региона); 3) за передел всего объема мирового экономического пространства и прочный контроль над ним (ГК и ТНК сверхдержавы с использованием как собственных,
корпоративных, ресурсов борьбы, так и с использованием различных, в том числе и военных, ресурсов государств своего базирования). В последнем случае – использования военных ресурсов государства базирования –
экономические войны перетекают в форму «горячей» войны государств в географическом пространстве.
Для определения параметров спатиальности географического пространства в пространстве экономическом
воспользуемся приведенным ранее тезисом Г. Спенсера о допустимости измерять (социальное) время «единицами пространства». При таком подходе вышеназванные параметры спатиальности могли бы, по нашему мнению, выглядеть следующим образом:
1) протяженность («длина», соответствует будущему в категориях «социального времени») – перспективы функционирования ГК и ТНК как основных акторов экономического пространства, а также используемых ими ключевых экономических технологий: чрезвычайно длительный период доминирования, равный, по нашему мнению, двум-трем последующим векам;
2) распространенность («ширина», соответствует настоящему в категориях «социального времени») –
степень влияния на ход геополитического процесса ГК, ТНК и используемых ими ключевых экономических технологий: определяющая степень влияния.
3) «высота (глубина)»5 (соответствует единству прошлого и настоящего в категориях «социального
времени») – степень укорененности ГК и ТНК в геополитическом процессе: в современный период
времени, как указывалось выше, это основные акторы геополитического процесса.
На наш взгляд, в ближайшем будущем в результате доминирования ГК и ТНК в геополитическом процессе:
• станут более частыми и более масштабными кампании по увеличению прибылей ГК, завуалированные некими глобальными общественными интересами: охраной окружающей среды, противостоянием терроризму, противодействием новым болезням («птичий», «свиной», «козий» грипп) и т.д.;
•
постепенно, но значительно снизится степень защиты прав человека, особенно социальноэкономических прав; вероятнее всего, этот процесс будет проходить в сопровождении пропагандистской кампании, утверждающей, что, напротив, права человека защищаются как никогда прекрасно;
•
произойдет расцвет манипулятивных технологий обработки массового сознания, обеспечивающих приход к власти политиков, которые действуют, прежде всего, в интересах ГК;
• будет целенаправленно снижаться уровень образованности населения и степень его информированности о сущности реально происходящих экономических и социальных процессов;
• наука постепенно превратится в сервильную, обслуживающую в основном интересы ГК;
гической конъюнктуры. 15.03.2013. Режим доступа: http://conjuncture.ru/mpc_15-03-2013_04/, дата обращения 23.11.2013.
1
Там же.
2
Вооруженные силы Чехии. [Электронный ресурс] // Википедия. Интернет-энциклопедия. 2013. Режим доступа:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%C2%EE%EE%F0%F3%E6%B8%ED%ED%FB%E5_%F1%E8%EB%FB_%D7%E5%F5%E8%E8
3
Экономика Чехии. [Электронный ресурс] // Википедия. Интернет-энциклопедия. 2013. Режим доступа:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%DD%EA%EE%ED%EE%EC%E8%EA%E0_%D7%E5%F5%E8%E8
4
Подробнее о способах борьбы за ресурсы экономического пространства см.: Комлева Н.А. Структура мирового господства…
5
Экономическое пространство, на наш взгляд, является (в силу семантических особенностей русского языка) одним из
немногих (второй случай – пространство культурное), в качестве спатиальных параметров которого может использоваться
термин «высота» – как отражающий экономическую составляющую социального статуса.
96
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
•
•
роль государства будет минимизирована;
в ткань гражданского общества будут во всё большей степени целенаправленно внедряться
структуры-симулякры, внешне радеющие об интересах народа (или конкретной социальной
группы, права которой ущемляются), но реально служащие интересам ГК;
И н ф о р м а ц и о н н о - и д е о л о г и ч е с к о е п р о с т р а н с т в . Борьба за ресурсы географического и
экономического пространств в условиях абсолютной заполненности ойкумены вызывает к жизни феномен информационно-идеологического пространства, т.е. совокупности взаимодействий оценочных мировоззренческих конструктов, созданных с целью оправдания экспансии конкретного геополитического актора и осуждения экспансии актора-противника (противников). Энергонасыщенность (возможность формировать взаимодействия и отношения) и темпоральность (скорость изменения таковых взаимодействий и отношений) идеологического пространства наиболее высокая из всех трех типов основных геополитических пространств, она
фактически абсолютна. Идеологические конструкты имеют наивысшую степень изменчивости в сравнении с
изменчивостью элементов экономического и, особенно, географического пространств. Среди идеологических
конструктов, заполняющих информационно-идеологическое пространство и взаимодействующих между собой, всегда выделяется доминирующий. Это идеология сверхдержавы, понимать ли сверхдержаву как нациюгосударство или как корпорацию-государство. То же касается и идеологии доминирующих глобальных корпораций (ГК), поскольку идеология ГК прочно коррелирует с официальной идеологией соответствующей сверхдержавы или великой державы, которые и являются государством ее базирования. В настоящее время доминирующей идеологией (пан-идеей, по терминологии К. Хаусхофера) является либерализм.
Основные акторы1:
• структуры государственного и негосударственного характера, в той или иной степени управляющие идеологическим процессом в данном социуме;
• деятели искусства и литературы;
• организаторы образовательного процесса и преподаватели;
• ученые-гуманитарии;
• журналисты и редакторы СМИ.
Основные ресурсы:
1) материальные:
• учреждения образования, науки и культуры;
• типографские мощности;
• радио- и телевизионные станции;
• кинопроизводство и кинопрокат;
• торговые сети по распространению идеологической продукции;
• спортивные сооружения.
2) нематериальные:
• идеологические конструкты различной природы и содержания;
• доминантное общественное мнение;
• эмоциональная атмосфера общества.
Основные технологии2:
• научные исследования в области гуманитарного знания;
• образовательные технологии, в том числе и технологии, применяемые в ходе обучения национальных кадров для других стран в учебных заведениях данной страны;
• специфические технологии создания произведений искусства и литературы, благодаря которым, в
частности, осуществляется создание и распространение мифов как с положительным, так и с отрицательным когнитивным смыслом (положительные конструкты применяются для обеспечения
успеха актора-экспансиониста, отрицательные – для обеспечения поражения актора-реципиента,
как правило, являющегося геополитическим противником экспансиониста);
• пропаганда и агитация, а также контрпропаганда, с их помощью осуществляется внедрение ментальных ценностей государства-экспансиониста или глобальной (транснациональной) компанииэкспансиониста в массовое сознание государства-реципиента;
• к «черным» технологиям относятся: использование клеветы, искаженной информации; подмена
понятий
Режим функционирования: непрерывные информационно-психологические и информационноидеологические войны сетевого характера3. Основной фронт сетевой войны располагается в ментальном пространстве, где целью противника является разрушение традиционных базовых ценностей (в том числе и идеологических конструктов) данной нации и имплантация собственных ценностей и идеологических конструктов. Современная эпоха – это эпоха информационно-идеологических войн. Они намного дешевле «горячих войн», ведущихся в географическом пространстве, а их результаты никогда не опротестовываются эффективно и сохраняются неизмеримо дольше, чем результаты военных кампаний. К тому же, поскольку эти войны протекают без видимых жертв и разрушений, они не умаляют престижа актора-экспансиониста, не отнимают его символического
капитала. Как финансово-экономический, материальный, так и символический капитал экспансиониста не только
не расходуются, но умножаются в результате актов «тихой» идеологической агрессии.
1
Подробнее об основных акторах и ресурсах информационно-идеологического пространства см.: Комлева Н.А. Идеологическая мощь: сущность, структура, акторы. // Известия УрГУ. Сер. 3: Общественные науки. 2011. № 1(88). С. 71–84.
2
Подробнее о технологиях борьбы в информационно-идеологическом пространстве см.: Цыганов В.В., Бухарин С.Н. Информационные войны в бизнесе и политике: теория и методология. М.: Академический проект, 2007.
3
Подробнее о сетевой войне см.: Сетевые войны: угроза нового поколения. Сб. статей. М.: «Евразийское движение», 2009.
97
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Традиционные параметры спатиальности географического пространства в пространстве идеологическом
могли бы, по нашему мнению, выглядеть следующим образом:
• протяженность: перспективы функционирования доминирующей идеологии в будущем; в случае
идеологии либерализма это, как минимум, текущий век и значительная часть следующего,
• распространенность: степень распространенности доминирующей идеологии в мире; в настоящее
время – абсолютная степень,
• глубина: степень укорененности доминирующей идеологии в массовом сознании; в данном вопросе однозначности нет, поскольку либеральная идеология поддерживается официальными структурами практически всех государств мира, но массовое сознание не столь однородно и содержит
идеологические конструкты различной природы; в каждой отдельной стране соотношение либеральной идеологии и других ее форм специфично. Так, по данным 2013 г., только 52% россиян
слышали о либеральных идеях хоть что-то, как следует из опроса Фонда «Общественное мнение»
(ФОМ), при этом лишь 18% опрошенных относятся положительно к либеральной идеологии1.
И н ф о р м а ц и о н н о - к и б е р н е т и ч е с к о е п р о с т р а н с т в о . Данный тип пространства, по нашему мнению, является вспомогательным по отношению к трем вышеописанным основным типам геополитических
пространств, обеспечивая необходимый характер и интенсивность коммуникаций внутри них и между ними.
Структурные элементы данного типа геополитического пространства, на наш взгляд, таковы.
Основные акторы:
• компании, производящие и распространяющие программные продукты и компьютерную технику;
• государства, вырабатывающие и осуществляющие политику в сфере информационных технологий (не все государства имеют такую политику; некоторые государства вводят серьезные ограничения на использование информационных технологий, а также на функционирование в данном
государстве всемирной сети Интернет – к примеру, Саудовская Аравия, Китай).
Основные ресурсы:
• программный продукт,
• компьютерная техника, компьютерные сети;
• раут-серверы;
• высококвалифицированная рабочая сила – программисты, наладчики компьютерных сетей.
Основные технологии:
• контроль производства и реализации программного продукта;
• распространение компьютерных вирусов (а также компьютерных червей, установка логических
бомб) и хакерские атаки.
Режим функционирования: частые кибервойны.
Кибервойна – это противостояние в сети Интернет, направленное, в первую очередь, на выведение из строя
компьютерных систем госорганов страны-противника, а также систем ее критических отраслей инфраструктуры2.
Обычно акты кибервойны направлены против госструктур или экономических корпораций. Компьютерный вирус
«Стакснет» (Stuxnet), который первоначально был обнаружен в компьютерах иранской АЭС в Бушере в 2010 г.,
стал первой вредоносной программой, способной инфицировать системы управления промышленных предприятий. Вирус представляет собой такую сложную программу, а условия его применения так специфичны, что, вероятно, он мог быть разработан и внедрен лишь целой командой высококлассных специалистов при серьезной финансовой поддержке. Его нейтрализация заняла целый год. Считается, что такая программа может стать основой
для создания оружия нового поколения, которое будет применяться в кибервойнах между государствами3.
Спатиальные характеристики информационно-кибернетического пространства таковы.
• протяженность: перспективы функционирования кибернетических систем и всемирной кибернетической коммуникации абсолютны и простираются на весь обозримый период существования человечества.
• распространенность: степень распространенности – глобальная.
• глубина: степень укорененности в системе коммуникаций человечества – абсолютная.
Что касается общего тренда эволюции режима функционирования геополитических пространств: агрессивные действия, направленные на резкое ослабление или ликвидацию способности геополитического противника (противников) к экспансии в данном типе геополитического пространства, в настоящий период времени
усилились до такой степени, что военные действия в той или иной форме происходят постоянно во всех типах
геополитических пространств. Это означает, что ресурсы географического пространства (невозобновляемые)
близки к истощению, во всяком случае ресурсы относительно легко и относительно дешево добываемые, а ресурсы экономического и идеологического пространств становятся все более дорогими (в прямом смысле) и
ценными. В связи с этим агрессия как элемент режима функционирования геополитических пространств будет,
к сожалению, лишь усиливаться и приобретать всё более разрушительные и изощренные формы.
Глобальные геополитические пространства образуются относительно поздно: глобальное географическое
– в XVI–XVIII вв. (великие географическое открытия и последующий раздел мира с образованием обширных
империй, центром которых были европейские страны-метрополии; при этом особо отметим, что данный исторический период совпадает со временем становления и развития феномена нации-государства); глобальное эконо1
Либерализм – это неизвестно что. [Электронный ресурс] // Русская планета. Режим доступа:
http://rusplt.ru/society/liberalizm--eto-neizvestno-chto.html, дата обращения 24.11.2013.
2
Кибервойна. [Электронный ресурс] // SecurityLab. Режим доступа: http://www.securitylab.ru/news/tags/%EA%E8%E1%E5%
F0%E2%EE%E9%ED%E0/, дата обращения 24.11.2013.
3
Компьютерный вирус «Стакснет». [Электронный ресурс] // Портал «Родон». Режим доступа: http://www.rodon.org/society101014123959, дата обращения 24.11.2013.
98
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
мическое – на рубеже XX–XXI вв. после распада СССР и мировой системы социализма с их этакратической экономикой, сделавшей либерально-рыночную экономику всеохватной; глобальное информационно-идеологическое,
с абсолютным господством либеральной идеологии появилось также на рубеже XX–XXI вв. после победы Запада
в «холодной войне» против социалистического «Востока»; глобальное информационно-кибернетическое – в то же
время, что и глобальное экономическое и информационно-идеологическое, поскольку возникла настоятельная
необходимость во всемирной системе кибернетической коммуникации внутри глобальной сети экономических и
идеологических акторов, а технические возможности сделали такую коммуникацию реальной.
Изменение объема пространств и превращение их в глобальные меняет не только их количественные характеристики, но и качественные. Нация-государство перестает быть актором геополитического процесса, поскольку победа либерально-рыночной цивилизации Моря над нерыночной цивилизацией Суши в лице
СССР и мировой системы социализма породила феномен, называемый по-разному, но имеющий единую сущность: регион-государство (К. Омаэ), маркет-государство (Ф. Бобит), корпорация-государство (А. Фурсов) и
т.п. Из патриотических соображений примем термин отечественного историка А. Фурсова – «корпорациягосударство». Вот как данный автор определяет это явление: «корпорация-государство – это такой административно-экономический комплекс, который, будучи хотя бы формально госаппаратом, играет самостоятельную и определяющую роль в данной стране; который в то же время ставит политико-экономические национальные интересы этой страны в зависимость от экономических аппаратно-ведомственных (корпоративных)
или, по крайней мере, рассматривает первые сквозь призму вторых; который приватизировал в своих интересах характерные для государства как для института властные функции (приватизация власти-насилия) и в то
же время отказался от выполнения большей части характерных для государства социальных обязательств и
функций (или резко сократил их). ... Нация-государство не сразу превращается в корпорацию-государство.
Сначала оно трансформируется в государство-корпорацию, так сказать, денационализируется, приватизируется. В корпорации-государстве от государственности остаются минимальный контроль над границами и территорией и репрессивная мощь, которая резко возрастает в силу необходимости проведения курса на денационализацию и десоциализацию, способных вызвать протест и массовые волнения».1 Теперь нация-государство
становится социальным ресурсом борьбы корпораций во всех геополитических пространствах, но больше не
является самостоятельным геополитическим актором. «Овцы съели людей»…
Каковы причины перехода статуса основного актора геополитического процесса от нации-государства как
к корпорации-государству?
Геополитические акторы неодинаковы по объему совокупной мощи и возможностям осуществления экспансии. Вследствие этого их порядок представляет собой не ряд (горизонталь), а иерархию (вертикаль). Реалии
XXI века таковы, что наверху данной иерархии находится вовсе не государство, (политический институт), даже представляющее собой так называемую сверхдержаву, а глобальные экономические корпорации (экономический институт). Как уже упоминалось выше, процесс превращения ГК в основной геополитический актор
современности резко активизировался в период 90-х годов прошлого века и завершился в течение 2000-х. Этому обстоятельству, на наш взгляд, чрезвычайно способствовал распад СССР и мировой системы социализма.
Сведение этакратической экономики стран социализма к ничтожному минимуму (КНДР, Куба) превратило
либеральную рыночную экономику в глобальный абсолют. До 1991 г. геополитическая борьба во многом
определялась идеологическими различиями двух межгосударственных систем – социалистической и капиталистической. Исчезновение коммунистической идеологии как активного фактора геополитического процесса в
значительной степени снизило глобальную роль нации-государства как геополитического актора, поскольку
идеологическая борьба ведется в основном государственными структурами. На первое место в геополитических баталиях вышла экономика, которой эффективнее занимаются ТНК и ГК, чем государство. Ментальным
отражением этого глобального изменения стало возникновение в 80-х годах прошлого века и расцвет в настоящее время такой науки, как геоэкономика. Мощно эволюционировав на протяжении второй половины XX в.,
глобальные корпорации (ГК) в настоящее время обладают такими же возможностями применения «жесткой» и
«мягкой» силы для осуществления своей экспансии во всех пространствах, как и государства. Современные ГК
обладают военной силой (так называемые частные военные корпорации и частные вооруженные контингенты
– ЧВК, используемые для охраны экономических объектов, к примеру, трубопроводов, а также для силового
захвата необходимой ГК территории). Имеются и разведывательные структуры, сопоставимые по количественному составу и материальным возможностям с разведкой небольших государств. В конце 2000-х годов
XXI века, как представляется, явственно проступила закономерность, с неизбежностью вытекающая из сущности процесса либерально-рыночной глобализации: постепенное, но повсеместное замещение элементов мощи
государства, военной, экономической, идеологической, элементами мощи ГК2. Недаром на рубеже XX – XXI
вв. в среде экономической элиты стали особенно популярны высказывания, сводящиеся к единой словесной
конструкции: «Что хорошо для данной ГК (Sony, Boeing, General Motors, etc.), то хорошо и для всего мира».
Такова, на наш взгляд, суть процесса эволюции нации-государства в корпорацию-государство.
Нация-государство, тем не менее, остается, по нашему мнению, основным «открытым» актором геополитического процесса, поскольку только государство имеет легитимную возможность и оптимальный объем внутренних ресурсов для применения во внешней политике как «жесткой», так и «мягкой» силы. Но, несомненно, основной латентный актор современного геополитического процесса, активно влияющий, в том числе, и на геополитическое поведение любого из государственных геополитических акторов – это глобальные корпорации и форми1
Фурсов А.И. Государство – оно же корпорация. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://andreyfursov.ru/news/gosudarstvo_
ono_zhe_korporacija/2008-01-01-6 Дата обращения: 23.11.2013.
2
Подробнее о такого рода замещении см.: Комлева Н.А. Государство и глобальные корпорации как акторы современного
геополитического процесса // Политические институты в современном мире. Материалы Всероссийской научной конференции, СПбГУ, декабрь 2010 г. СПб.: СПбГУ, 2010. С. 175–177.
99
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
руемое ими «корпорация-государство». Поскольку развитие мира, и общества в том числе, происходит циклически-волновым образом, этап развития социума, связанный с господством ГК, через несколько десятилетий постепенно сменится этапом, характеризующимся подъемом, а затем и расцветом совокупной мощи государства как
социального института. Однако это будет уже несколько иное государство, чем то, к которому мы привыкли на
современном этапе истории человечества – как и ГК предстоящего периода развития.
Глобализация геополитических пространств и изменение акторов геополитического процесса, идущие рука
об руку, изменили как иерархию геополитических пространств, так и понятие ключевых геополитических ресурсов. Если основным или даже единственным (в зависимости от эпохи развития человечества) актором борьбы за
ресурсы географического пространства, в индустриальную эпоху воспринимавшихся ключевыми, является
нация-государство, то в постиндустриальную эпоху в условиях победы геоцивилизации Моря актором борьбы за
ресурсы выживания и развития становится корпорация-государство, и корпорацию (экономический автор) не
интересует выживание и развитие нации в степени большей, чем сохранение необходимого количества и качества рабочей силы, употребляемой для производства и обслуживания. Основными ресурсами становятся ресурсы
экономического, а не природного характера, или, по предложенной нами ранее классификации1 – тип экономической системы, соответствующая данному типу политическая система (в совокупности – социальные ресурсы), а
также идеология (ментальный ресурс). Идеология, в данном случае – либеральная в разнообразии ее разновидностей, оправдывает и развивает в информационно-идеологическом пространстве борьбу глобальных корпораций и
их государств базирования за ресурсы выживания и развития в рамках пространства экономического.
Изменяется и технологическая составляющая структуры геополитических пространств: геополитические
технологии становятся во всё большей мере манипулятивными и агрессивными.
Иерархия геополитических пространств, по нашему мнению, в настоящее время такова. Информационнокибернетическое пространство, как было сказано выше, является вспомогательным, однако его «помощь» так важна, что без него в современной период времени совершенно нельзя обойтись. Не только экономические операции,
но и идеологические акции получают наибольшую действенность лишь тогда, когда «проведены» через всемирную кибернетическую сеть Интернет. Это связано как с упоминавшимся процессом глобализации геополитических пространств, так и со все большим значением информационно-идеологического пространства. Значение последнего растет потому, что всё ещё функционирующие элементы нации-государства в виде структур гражданского общества и института всеобщего равного избирательного права сохраняют общественное мнение в качестве
важного фактора поддержки властных решений. Технологии изменения ориентаций массового сознания, манипулирование массовым сознанием необходимы, чтобы представить интересы ГК и ТНК как интересы нации в целом.
Доминанты массового сознания, эмоциональная атмосфера и т.п. создаются пропагандой и контрпропагандой и
функционируют именно в информационно-идеологическом пространстве. Господствующая сегодня постиндустриальная smart-цивилизация, основанная на «экономике знаний», требует применения smart-power и в геополитическом процессе. Таким образом, информационно-идеологическое пространство, на наш взгляд, является основным геополитическим пространством современности. Второе по значению сегодня – пространство экономическое.
Географическое пространство, занимавшее первое место среди геополитических пространств индустриальной
эпохи, сегодня является последним по значению из трех основных геополитических пространств.
Таким образом, пространство как совокупность взаимодействий и отношений становится геополитическим
пространством тогда, когда содержанием взаимодействий внутри него выступает борьба за ресурсы выживания и развития. Вначале это борьба индустриальных наций-государств, и основным пространством является
географическое с его природными и природно-социальными ресурсами, а затем, с формированием постиндустриальной smart-цивилизации и такого геополитического актора, как корпорация-государство, основным геополитическим пространством становится идеологическое.
Неразрывная связь спатиальности и темпоральности геополитического пространства порождает настоятельную необходимость создания единой методологической базы геополитики и хронополитики, но этот аспект функционирования геополитических пространств – тема отдельного самостоятельного исследования.
ЛИТЕРАТУРА
1. Бюджеты стран мира-2012 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.yestravel.ru/world/rating/economy/ budget/,
дата обращения 23.11.2013.
2. Вооруженные силы Чехии. [Электронный ресурс] // Википедия. Интернет-энциклопедия. 2013. Режим доступа:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Вооруженные_силы_Чехии, дата обращения 24.11.2013.
3. Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины / Под ред. А.Ф. Трёшникова. М.: Советская энцикло-
педия, 1988.
4. Докторович А.Б. Социальные взаимодействия и отношения как фактор развития социального потенциала // Труд и со-
циальные отношения. 2008. № 9 (5). С. 4–13
5. Зограбян Л.Н., Геворкян Ф.С. «Энергия рельефа», ее картирование и значение в процессе эрозии // Известия АН Ар-
мянской ССР. Науки о Земле. 1969. № 4. С. 80–86.
6. Ивин А.А. Основы социальной философии. М.: Высш. шк., 2005.
7. Ильин М.В. Геохронополитика – соединение времен и пространств // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки.
1997. № 2. С. 28–44
8. Капитализация. [Электронный ресурс] // Форекс. Режим доступа: http://forexaw.com/, дата обращения 23.11.2013.
9. Кибервойна. [Электронный ресурс] // SecurityLab. Режим доступа: http://www.securitylab.ru/news/tags/%EA%
E8%E1%E5%F0%E2%EE%E9%ED%E0/, дата обращения 24.11.2013.
10. Комлева Н.А. Геополитические ресурсы: попытка классификации // Пространство и Время. 2013. №№ 3, 4.
11. Комлева Н.А. Государство и глобальные корпорации как акторы современного геополитического процесса. // Полити-
ческие институты в современном мире. Материалы Всероссийской научной конференции, СПбГУ, декабрь 2010 г.
1
См.: Комлева Н.А. Геополитические ресурсы: попытка классификации // Пространство и Время. 2013. №№ 3, 4.
100
ПРОСТРАНСТВО ПРОСТРАНСТВ
СПб.: СПбГУ, 2010. С. 175–177.
12. Комлева Н.А. Идеологическая мощь: сущность, структура, акторы. // Известия УрГУ. Сер. 3: Общественные науки.
2011. № 1(88). С. 71–84.
13. Комлева Н.А. Преэмптивная война как технология ресурсного передела мира // Пространство и Время. 2012. № 2(8). С. 28–34.
14. Комлева Н.А. Структура мирового господства // Пространство и Время. 2012. № 1(7). С. 37–47.
15. Компьютерный вирус «Стакснет». [Электронный ресурс] // Портал «Родон». Режим доступа: http://www.rodon.org/society-
101014123959, дата обращения 24.11.2013.
16. Коновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
[Электронный ресурс] // Центр стратегической конъюнктуры. 15.03.2013 Режим доступа: http://conjuncture.ru/mpc_15-032013_04/ , дата обращения 23.11.2013.
Лебедева М.М. Политическая система мира и новые участники международных отношений // Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. А.В. Торкунова. М.: Просвещение, 2004.
Либерализм – это неизвестно что. [Электронный ресурс] // Русская планета. Режим доступа: http://rusplt.ru/society/liberalizm-eto-neizvestno-chto.html, дата обращения 24.11.2013
Молчанов А.М. Возможная роль колебательных процессов в эволюции // Колебательные процессы в биологических и
химических системах. М.: Наука, 1967. С. 274–288.
Новая философская энциклопедия: В 4 т. М.: Мысль / Под ред. В.С. Стёпина. 2001. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/421/%D0%98%D0%94%D0%95%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0
%98%D0%AF, дата обращения 14.11.2013.
Окружающая среда [Электронный ресурс] // Энциклопедии & Словари. Коллекция энциклопедий и словарей. Режим
доступа: http://enc-dic.com/ecology/Okruzhajuschaja-Sreda-683.html, дата обращения 12.11.2013.
Пространства России / Под ред. Д.Н. Замятина. М.: Мирос, 1994.
Ратцель Ф. Земля и жизнь: сравнительное землеведение. Т. 1–2. СПб., 1903–1906.
Серто М. де. Практика повседневной жизни. Часть III. Пространственные практики // Прогнозис. 2010. № 1(20). С. 151–183.
Сетевые войны: угроза нового поколения. Сб. статей. М.: Евразийское движение, 2009.
Система // Философский словарь. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.philosophydic.ru/sistema, дата обращения 24.11.2013.
Смирнягин Л.В. Территориальная морфология российского общества как отражение регионального чувства в русской
культуре // Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры в России. М.: МОНФ,
1999. С. 108–115.
Современная западная философия. Словарь / Под ред. В.Н. Садовского. М.: Изд. полит. литературы, 1991.
Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. СПб.: РХГИ, 2000
Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Т. 2. Классификация наук [Электронный ресурс] // Библиотека «Полки букиниста». Режим доступа: http:// society.polbu.ru/spenser_experiencesii/ch01_iii.html
Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. М.: Флинта, Наука, 2003.
Сывороткин В.Л., Тынянова О.Н. Тезисы о физической и социальной природе времени // Система Планета Земля (Нетрадиционные вопросы геологии). Материалы ХХ семинара / Геологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова. М.: ЛЕНАНД, 2012. С. 533–544.
Токийская фондовая биржа: история и перспективы развития, индексы и голубые фишки. [Электронный ресурс] //
Investfunds. Группа Cbonds. 23.07.2013. Режим доступа: http://world.investfunds.ru/news/view/45767/, дата обращения
23.11.2013.
Тынянова О.Н. Концепция организованного геополитического пространства: инфраструктурная организация приграничных ТВД в постклассическую эпоху [Электронный ресурс] // Электронное научное издание Альманах «Пространство и время». 2013. Т. 3. Вып. 1: «Пространство и время границ». Режим доступа http://e-almanac.spacetime.ru/index/tom-3.-vyipusk-1/, дата обращения 07.11.2013.
Фурсов А.И. Государство – оно же корпорация. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://andreyfursov.ru/news/
gosudarstvo_ono_zhe_korporacija/2008-01-01-6, дата обращения: 23.11.2013.
Хайдеггер М. Основные проблемы феноменологии. СПб.: Высшая религиозно-философская школа, 2001
Цыганов В.В., Бухарин С.Н. Информационные войны в бизнесе и политике: теория и методология. М.: Академический
проект, 2007.
Экономика Чехии. [Электронный ресурс] // Википедия. Интернет-энциклопедия. 2013. Режим доступа:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Экономика_Чехии, дата обращения 17.11.2013.
Ashley R.K. "The Geopolitics of Geopolitical Space: Toward a Critical Social Theory of International Politics." Alternatives
12.4 (1987): 403–434.
Bond P. "Global political-economic and geopolitical processes, structures and trends." Globalization and Health: Pathways, Evidence and Policy. Eds. R. Labonte,T. Schrecker, C. Packer, and V. Runnels. New York – London: Routledge, Taylor &
Francis Group, 2009, pp. 63–80.
Cowen D, Smith N. "After Geopolitics? From the Geopolitical Social to Geoeconomics." Antipode 41.1 (2009): 22–48.
Moisio S., Paasi A. "From Geopolitical to Geoeconomic? The Changing Political Rationalities of State Space." Geopolitics
18.2 (2013): 267–283.
O’Tuathail G. Geopolitical Structures and Cultures: Towards Conceptual Clarity in the Critical Study of Geopolitics." Geopolitics: Global Problems, Regional Concerns. Winnepeg: University of Manitoba Press, 2004, pp. 75–102.
Pinkerton A., Dodds K. "Radio Geopolitics: Broadcasting, Listening and the Struggle for Acoustic Spaces." Progress in Human
Geography 33.1 (2009): 10–27.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Комлева, Н. А. Несколько замечаний относительно природы и типологии геополитических пространств /
Н.А. Комлева // Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 90—101. Стационарный сетевой адрес: 22267271provr_st1-15.2014.33.
101
ПРОСТРАНСТВО ИСМЫСЛА
ВРЕМЯ 1(15)/2014
КАТЕГОРИЯ
Город. Художник М.К. Чюрлёнис. 1908. Фрагмент.
УДК 165.192(72.01)
Фёдоров В.В.*,
Давыдов В.А.**,
Левиков А.В.***
В.В. Фёдоров
В.А. Давыдов
А.В. Левиков
К проблеме установления границ, уровней и языка
архитектурного
текста
________________
*Фёдоров Виктор Владимирович, доктор культурологи, профессор, заведующий кафедрой архитектуры и градостроительства Тверского государственного технического университета
E-mail: [email protected]
**Давыдов Валерий Алексеевич, кандидат философских наук, директор по градостроительной политике АНО «Институт демографии, миграции и регионального развития», член Правления НП СРО
«Гильдия архитекторов и проектировщиков», член Союза дизайнеров РФ
E-mail: [email protected]
***Левиков Александр Валерьевич, аспирант Тверского государственного технического университета
E-mail: [email protected]
Архитектурный текст, состоящий из функционально и художественно взаимосвязанных зданий и
сооружений, рассматривается как: а) продукт эпохи; б) отражение материальной стороны жизни; в) способ хранения и передачи социально значимой информации; г) способ коммуникации и д) форма существования культуры. Определение границ архитектурного текста может основываться на апробированных приемах количественного анализа социальных явлений. Раскрывается уровневая организация разномасштабных (от отдельного сооружения до системы расселения в целом) архитектурных текстов.
Ключевые слова: архитектурный текст, элемент архитектурного текста, контекст, дискурс, границы текста, законы Ципфа.
_________________
Представление об архитектуре как тексте, о «чтении, одной за другой мраморных букв алфавита, гранитных страниц книги» (В. Гюго) 1 имеет многовековую традицию. Понимая архитектурный текст как организованный на основе функциональных взаимосвязей, композиционно завершенный фрагмент среды предметно1
Гюго В. Собор Парижской Богоматери. М.: АСТ, АСТ Москва, Хранитель, 2007. С. 46.
102
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
пространственного окружения, содержательно объединяющий здания и сооружения в некое целое, отметим,
что он: 1) состоит из архитектурных и модифицированных природных объектов, 2) обладает связностью и
цельностью; 3) «вплетён во множество разных деятельностей и существует как текст лишь благодаря тому, что
имеет определенные функции в этих деятельностях»1.
Характерные для архитектуры приемы компрессии, редукции, расширения, соположения, наложения, усиления, опущения информации, создающие условия для разного рода сложно организованных структур в среде
предметно-пространственного окружения человека, образуют основу архитектурного текста2. Это открытая система и результат прочтения архитектурного текста постоянно «приспосабливается» к новым состояниям культуры, соответствует новым сочетаниям параметров. Какие-то элементы архитектурного текста забываются, уходят,
какие-то добавляются и подвергаются реинтерпретации. Тем самым культурно-имманентным, порождающим
избыточность принципам функционирования архитектуры в социуме постоянно противопоставляется гетерогенность и возникают открытость и многозначность архитектурного текста.
Как система знаков он обладает общей логикой всех знаковых систем, а значит, может быть переведен на
другие знаковые системы с определенными ограничениями, поскольку существует на пересечении двух сознаний
– создателя и интерпретатора. Конечно, существует некое константное «смысловое ядро» (производное от архетипов и традиционных символов), но само возникновение архитектурного текста и его индивидуальный смысл в
значительной мере находятся в зависимости от субъекта восприятия (его психофизиологии, жизненного опыта,
сиюминутного настроения и пр.). Предшествующий опыт восприятия позволяет нам сформировать некий абстрактный образ фрагмента архитектурной среды – архитектурный текст. Совокупность характерных черт такого
концепта хранится в долговременной памяти и служит неким эталоном архитектурно-ландшафтного текста, с
которым и сравнивается воспринимаемая среда предметно-пространственного окружения3.
Теория архитектуры устанавливает, в общем-то, ограниченное количество типов объектов и вариантов их взаиморасположения в структуре архитектурного текста. Признаками связности которого являются: а) визуальное единство (следствие стилевого родства, схожести светоцветового решения фасадов, сомасштабности объемных решений
и пр.); б) взаимосвязь функциональных решений. Черты связности иногда задаются интенцией зодчих, а чаще естественным образом «прорастают» в историческом плане как следствие цельности архитектурного текста.
Прагматически-утилитарная направленность использования концепта «архитектурный текст» очевидна:
появляется обоснованная возможность выделения в архитектурной среде фрагментов, позволяющих более
полно судить о различных аспектах ее – среды – взаимодействия с субъектом (восприятия, понимания и присвоения ценностно-смыслового содержания). Очевидно, что осмысление опыта, накопленного в области исследования любых текстов, помогает в выработке и концептуализации методологических и проектных подходов в сфере градостроительства и архитектуры. Именно этими системными причинами обуславливается актуальность и необходимость изучения архитектурных текстов.
Всем исследованиям, в которых, так или иначе, затрагивается феномен архитектурного текста, свойственна
одна черта – отсутствует уточнение его границ. Хотя всегда возникают вопросы, связанные с организацией,
размером, контекстом и другими особенностями таких текстов. Прежде всего, существует ли некая «нижняя
граница» размеров и композиционно-содержательного наполнения фрагментов архитектурной среды? Является ли отдельное строение архитектурным текстом, или в этой роли всегда выступает комплекс? Может ли это
быть любая группа строений, или только стилистически и габаритно однородных?
1. Предварительные соображения
Априори можно сказать, что архитектурный текст, по-видимому, образуют сопоставимые по назначению, размерам и условиям восприятия объекты. Трудно допустить, что производственный корпус и окружающие барачные строения формируют архитектурный текст. Впрочем, пока мы не располагаем объективными количественными оценками, возможно и такое утверждение.
Процедура «расщепления» текста (образа) на составляющие элементы происходит в границах некого архитектурно-ландшафтного образования (не обязательно минимально возможного фрагмента внешнего мир,
поскольку, подобные текста могут быть «вложены» один в другой). Во-вторых, предполагается существование
эталонов или прототипов (минимальных информационных массивов, которые могут быть опознаны). Поскольку образ архитектурного текста задает порядок восприятия и определяет активный поиск объекта в окружающем пространстве, можно утверждать, что характер эталона опознания и задает единицу восприятия.
Поэтому в контексте нашего исследования мы необходимо ограничиваем круг рассматриваемых проблем теми, что имеют прямое значение для установления границ архитектурного текста с использованием количественных методов. Применение их обосновано и целесообразно, прежде всего, с точки зрения возможности последующего использования полученных результатов на различных уровнях анализа, моделирования и принятия решений.
Существуют апробированные приемы работы с различными текстами, среди них – основывающиеся на законах Ципфа4. Такой универсальный подход применим как к исследованию литературных текстов, так и любых
1
Тарасов Е.Ф. О формах существования текстов / Е.Ф. Тарасов, М.Л. Соснова // Речевое общение: цели, мотивы, средства.
М.: Институт языкознания РАН, 1985. С. 24–32.
Некрасов А.И. Теория архитектуры. М.: Стройиздат, 1994.
Бехтель Э.Е. Контекстуальное опознание / Э.Е. Бехтель, А.Э. Бехтель. СПб.: Питер, 2005.
Хайтун С.Д. Количественный анализ социальных явлений: Проблемы и перспективы. М.: КомКнига, 2005.
Законы Ципфа – выявленные американским лингвистом Дж. Ципфом (Джордж Кингсли Ципф, George Kingsley Zipf, 1902–1950)
эмпирические закономерности распределения частоты слов естественного языка. Так, если все слова языка (или достаточно
длинного текста) упорядочить по убыванию частоты их использования, то частота (f) слова в таком списке окажется приблизительно обратно пропорциональной его порядковому номеру r (т.н. рангу этого слова): второе по используемости слово встречается примерно в два раза реже, чем первое, третье – в три раза реже, чем первое, и т.д. Зависимость была установлена Цифом в
1949 г. в виде: r х f = с (ранг х частоту = слово); произведение вероятности обнаружения слова в тексте на ранг частоты есть
2
3
4
103
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
других массивов информации (предпочтений восприятия, систем расселения, городских агломераций и др.).
Во-первых, известно, что вероятность встретить
знак, «слово» (в дальнейшем мы будем оперировать
именно в этом смысле термином «элемент архитектурного текста» – ЭАТ) путем случайного выбора равна
отношению частоты вхождения этого ЭАТа к общему
числу ЭАТов («слов») в данном тексте. Во-вторых, частота и количество ЭАТов, входящих в текст с этой
частотой, связаны между собой определенной (в логарифмическом масштабе – линейной) зависимостью.
В качестве объекта исследования был выбран стилистически и габаритно однородный ансамбль старой
застройки европейского города (рис. 1). В качестве архитектурного текста рассматривались: а) группа из 5
зданий и б) отдельное здание.
2. Определение группы зданий
Рис. 1. Историческая застройка Бремена (ФРГ):
в качестве архитектурного текста
«слово» из пяти букв или пять «слов», фрагмент текста или завершенный архитектурный текст? Выбор
На начальном этапе исследования в качестве ЭАзависит от контекста и субъекта восприятия (Фото с
Тов целесообразно использовать предельно простые,
сайта http://www.parentaladvisory.de)
часто встречающиеся «слова» предположительно архитектурного текста – например, окна. Результаты расчета для ансамбля из 5 зданий и их графическая интерпретация приведены в таблице 1 и на рис.2. Расположение
зданий в строках таблицы отвечает рангу частоты выбранного для сравнительного анализа ЭАТа (количества
оконных проемов на каждом из пяти фасадов). Значения константы (С) для данного архитектурного текста, приведенные в четвертом. столбце таблицы, определены как отношение произведения частоты вхождения ЭАТа на
ранг частоты к числу ЭАТов в данной строке.
Таблица 1
Расчет параметров архитектурного текста (группы зданий)
Ранг
Частота
частоты
вхождения ЭАТа
1
33
2
20
3
18
4
14
5
13
Всего ЭАТов 98
Вероятность
Значения С
присутствия ЭАТа
(отклонение, %)
0,337
0,337 (- 33,40)
0,204
0,408 (- 19,37)
0,184
0,552 (+ 9,10)
0,143
0,572 (+ 13,04)
0,132
0,660 (+ 30,43)
Среднее значение 0,506
Рис. 2. Зависимость частота-ранг ЭАТов в логарифмическом
масштабе для группы зданий
Логарифм (ln)
ранга
частоты
0
3,411
0,698
3,000
1,099
2,890
1,411
2,639
1,609
2,564
-
Однозначно линейный характер зависимости ранг-частота ЭАТов (рис. 2) позволяет утверждать, что рассмотренный фрагмент застройки, включающий 5 зданий
(рис. 1), может рассматриваться как архитектурный текст.
Вместе с тем, значения константы (С) –
присущие различным языкам – должны
стремиться к некой постоянной величине в
каждом конкретном тексте. Как свидетельствует опыт анализа русских литературных
текстов, этот показатель варьируется в диапазоне 0,06 … 0,07 (для английских текстов
около 0,1)1. В нашем случае вызывает вопросы как само среднее значение этой константы 0,506, так и диапазон значений: от
(+ 30,43%) до (- 33,40%).
число постоянное (С) (т.н. первый закон Ципфа). В 1954 г. Б. Мандельброт разработал уточненную формулу: Рг = р(г+р)-b, где r
– номер слова в списке по убывающим частотам, Рг – относительная частота (вероятность), а Р, р, b – константы данного текста
(закон Ципфа – Мандельброта). Со временем оказалось, что закон Ципфа-Мандельброта обладает относительностью: константы
зависят от стиля, жанра, эпохи и т.п. В то же время, установленному Ципфом для текстов закону гиперболическому распределению слов (т.н. второй закон Ципфа) подчиняются не только все естественные языки мира, но и др. явления социального и биологического характера: существует тенденция к дальнейшему увеличению удельного веса элементов, уже обладающих более
высокой частотой распространения. напр., чем выше доход, тем больше шансов к его дальнейшему увеличению; чем чаще употребляется слово в языке, тем чаще оно будет употребляться впоследствии (закон Ципфа – Парето). (Прим. ред.).
1
Кулешов Е. Л., Крысанов В. В., Какушо К. Распределение вероятностей частоты слова в текстах // Автометрия. 2005.
Т. 41. №. 4. С. 92–103; Малов A.B. Ранговые полисемические распределения лексики толковых словарей русского и английского языков // Ученые записки Тартуского ун-та. Тарту: Изд-во Тартуского ун-та. 1988. Вып. 827. С. 111–118.
104
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
3. Отдельное здание как архитектурный текст
Выбираем в качестве ЭАТов для крайнего правого здания на том же рис. 1 наиболее очевидные элементы: окна фасадные (20 шт.), карнизы промежуточные (7), окна мансардные (4), этажи (4), этажи мансардные
(2), двери входные (1). Результаты расчета приведены в таблице 2 и на рис. 3.
В целом зависимость ранг-частота ЭАТов для отдельного здания также носит линейный характер, т.е. и отдельное здание может интерпретироваться как архитектурный текст. Однако значение константы (С) здесь существенно ниже (хотя речь идет об однотипном архитектурном тексте), а разброс значений еще больше чем для
группы зданий: (± 53,80%)
Таблица 2
Расчет параметров архитектурного текста (отдельного здания)
Ранг
Частота
частоты
вхождения ЭАТа
1
20
2
7
3
4
4
4
5
2
6
1
Всего ЭАТов 38
Вероятность
Значения С
присутствия ЭАТа
(отклонение, %)
0,526
0,526 (+ 53,80)
0,184
0,368 (+ 7,60)
0,105
0,315 (- 7,89)
0,105
0,421 (+ 23,10)
0,053
0,265 (- 22,51)
0, 026
0,158 (- 53,80)
Среднее значение 0,342
-
Логарифм (ln)
ранга
частоты
0
3,000
0,698
1,946
1,100
1,386
1,411
1,386
1,609
0,693
1,792
0
-
Итак, и группа зданий, и отдельно зданий
могут рассматриваться как архитектурный
текст. Недостаточное количество аналитического материала не позволяет сделать обоснованный вывод о среднем значении константы (С), свойственной архитектурным
текстам (языку архитектуры). Можно лишь
предположить, что это должна быть близкие
величины для любых архитектурных текстов.
Еще одно замечание касается разброса
значений константы внутри группы выбранных ЭАТов. Мы осознанно выбирали предельно очевидные, можно сказать примитивные признаки: наличие и количество оконных проемов, присутствие на фасаде окон,
дверей, карнизов и т.д. Это функциональные
элементы, присущие любому строению.
Читая архитектурный текст, мы всетаки должны оперировать более богатым
набором слов-ЭАТов. Например, для отРис. 3. Зависимость частота-ранг ЭАТов в логарифмическом
дельного фасада их выбор может основы- масштабе для отдельного здания
ваться, например, на тектонике, т.е. модификации ЭАТов, получивших выразительность, ставших вариантом архитектурной формы вследствие художественной интерпретации работы под нагрузкой в структуре здания.
Это членение фасадной поверхности тягами – горизонтальными профилированными рядами, выделяющими
цоколь, этажи, главный карниз. Или изменение фактуры фасада (облицовки, «отёски»). От нарочито грубой, объемной в нижнем ярусе – к тонкой, гладкой в верхнем. В этом же ряду архетипическая «игра» с размерами оконных
проемов: от узких (из-за «необходимости» обеспечивать несущую способность простенков) и высоких (создающих
должный уровень естественной освещенности) внизу – к более широким и низким в верхней части фасада.
Иными словами, работа с архитектурными текстами (их написание и понимание) предполагает профессиональное оперирование богатым архитектурным языком. Исследования с применением законов Ципфа позволяют
выделить малозначимые, не имеющие решающего смыслового значения элемента архитектурного текста, а также
определить является ли конкретный фрагмент городской среды архитектурным текстом.
Таким образом, можно сказать, что возможны как минимум два типа архитектурных текстов: 1) микротекст
(фрагмент текста более высокого порядка) – отдельное здание/сооружение и 2) макротекст – ансамбль, комплекс
зданий (вплоть до мысленно обозримого поселения). Композиционное деление макротекста на микротексты во
многом связано с авторским замыслом (например, наличие архитектурных доминант в застройке не препятствует
проявлению общих закономерностей формирования архитектурного текста).
Каждому из типов будут свойственны определенные подходы исследования, вытекающие из особенностей
структурно-семантической и коммуникативно-смысловой организации текста. Речь идет об особых его единицах,
объединенных разными типами логической, стилистической, функциональной связи, имеющих разную прагматическую установку. Для здания – объемно-планировочное решение, конструктивные элементы, их взаимосвязь и
т.д. Для архитектурного ансамбля – планировочная организация, сомасштабность, стилевое единство и пр.
Не обсуждая критерии функциональности, эстетичности и некоторые другие атрибутивные черты архитектуры как сферы профессиональной деятельности, отметим, что для архитектурных текстов не менее важны информационно-структурные закономерности построения: 1) логичность, 2) связность и целостность, 3) доступность.
105
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
Л о г и ч н о с т ь а р х и т е к т у р н о г о т е к с т а означает, главным образом, непротиворечивость организации анализируемых параметров (например, количество, размеры и расположение оконных проемов для
микротекста или функционально обоснованное расположение элементов макротекста). Иногда логика архитектора неочевидна для обывателя, более того – кажется абсурдной, но скорее всего, он преследовал вполне определенную цель – привлечь внимание, сломать стереотипы.
Соответственно такие ключевые признаки архитектурного текста, как с в я з н о с т ь и ц е л о с т н о с т ь ,
отражают его структурно-содержательную сущность, целесообразность построения. Знаки текста постепенно и
последовательно развёртывают тему (смысловое ядро), мысль или эмоцию. Локальная связность архитектурного текста – читаемая взаимосвязь последовательности признаков или объектов. Она проявляется внешне как
формальная зависимость компонентов текста. Глобальная связанность обеспечивает единство текста как смыслового целого, проявляется через ключевые признаки / объекты, объединяющие текст в целом. Целостность
архитектурного текста определяется как общая связь его компонентов на содержательном уровне (скажем, это
именно жилой или промышленный комплекс). То есть архитектурный текст уже состоялся, если он обладает
структурной связностью и содержательной целостностью.
К р и т е р и й д о с т у п н о с т и ориентирован исключительно на адресата (например, «бумажная» архитектура для профессионалов, массовая застройка – для широкой публики). Речь идет о возможности донести
смысл, преодолевая все препятствия на пути информационного потока. Впрочем, недоступность (неясность,
непонятность) также может быть и преднамеренной, когда она служит характерологическим средством, запланирована архитектором.
В рамках рассмотренного подхода состояние присущности архитектурного пространства социуму обусловлено не только физическими параметрами текста, но и возможностью понимания/присвоения значений, а,
следовательно - возможностью развития творческой и социальной активности. В конечном итоге, главный вопрос - как интерпретируется архитектурный текст1. Поэтому важны не только его внутренние свойства (какими
знаками и по каким правилам он написан), но и выяснение места архитектурного текста в социокультурном
контексте. Результатом должны быть прагматические представления субъекта об архитектурной среде (связанные с формированием, сопутствующими обстоятельствами и следствиями) как итог самопознания и познания
среды предметно-пространственного окружения, художественного обобщения и эстетического опыта, экологической и этической ответственности за пространство человеческого бытия.
ЛИТЕРАТУРА
1. Аркин Д.Е. Образы архитектуры и образы скульптуры. М.: Искусство, 1990.
2. Бехтель Э.Е. Контекстуальное опознание / Э.Е. Бехтель, А.Э. Бехтель. СПб.: Питер, 2005.
3. Брумфилд У. От Парижа до Санкт-Петербурга: понимание архитектуры как исторического текста в XIX веке // Гумани-
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
стические основы преподавания гуманитарных дисциплин в вузе: Материалы Междун. науч.-практ. конф. Челябинск,
28 ноября 2003 г. / Под ред. С.А. Питиной. Челябинск, ТО «Каменный пояс» 2003. С. 21–48.
Гюго В. Собор Парижской Богоматери. М.: АСТ, АСТ Москва, Хранитель, 2007.
Демьянков В.З. Текст и дискурс как термины и слова обыденного языка // Язык. Личность. Текст. М.: Языки славянских
культур, 2005. С. 34–55.
Карасик В.И., Прохвачева О.Г., Зубкова Я.В., Грабарова Э.В. Иная ментальность. М.: Гнозис, 2005.
Кулешов Е. Л., Крысанов В. В., Какушо К. Распределение вероятностей частоты слова в текстах // Автометрия. 2005. Т.
41. №. 4. С. 92–103.
Лотман Ю. Архитектура в контексте культуры // Лотман Ю. Семиосфера. СПб.: Искусство, 2000. С. 676–683.
Малов A.B. Ранговые полисемические распределения лексики толковых словарей русского и английского языков //
Ученые записки Тартуского ун-та. Тарту: Изд-во Тартуского ун-та. 1988. Вып. 827. С. 111–118.
Некрасов, А.И. Теория архитектуры. М.: Стройиздат, 1994.
Тарасов Е.Ф. О формах существования текстов / Е.Ф. Тарасов, М.Л. Соснова // Речевое общение: цели, мотивы, средства. М.: Институт языкознания РАН, 1985. С. 24–32.
Федоров, В.В. Феномен города: ценностно-смысловой аспект / В.В. Федоров, А.Ж. Овчарова. Saarbrücken (Deutchland):
Palmarium Academic Publishing, 2012.
Хайтун С.Д. Количественный анализ социальных явлений: Проблемы и перспективы. М.: КомКнига, 2005.
Ackerman J., Oates S. "Image, Text, and Power in Architectural Design and Workplace Writing." Nonacademic Writing, Social
Theory and Technology. Eds. А.Н. Duin, and C.J. Hansen. New Jersey: Lawrence Erlbaum Associates Inc., 1996, рр. 81–121.
Eco U. "Function and Sign: The Semiotics of Architecture." Rethinking Architecture: A Reader in Cultural Theory. Ed.
N. Leach. London: Routledge, 1997, 182–202.
Hattenhauer D. "The Rhetoric of Architecture: A Semiotic Approach." Communication Quarterly 32.1 (1984): 71–77.
Smagorinsky P., Cook L.S., Reed P.M. "The Construction of Meaning and Identity in the Composition and Reading of an Architectural Text." Reading Research Quarterly 40.1 (2005): 70–88.
Wallis M. "Semantic and Symbolic Elements in Architecture: Iconology as a First Step Towards an Architectural Semiotic."
Semiotica 8.3 (1973): 220–238.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:
Федоров, В. В., Давыдов, В. А., Левиков, А. В. К проблеме установления границ, уровней и языка архитектурного текста / В.В. Федоров, В.А. Давыдов, А.В. Левиков // Пространство и Время. — 2014. — № 1(15). — С. 102—106.
Стационарный сетевой адрес: 2226-7271provr_st1-15.2014.41.
1
Федоров, В.В. Феномен города: ценностно-смысловой аспект / В.В. Федоров, А.Ж. Овчарова. Saarbrücken (Deutch-land):
Palmarium Academic Publishing, 2012.
106
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
УДК 811.11
Пискарёва А.А.
Язык немецкой рекламы
в зеркале глобализационных процессов
________________
Пискарёва Анастасия Александровна, старший преподаватель кафедры германских языков Военного университета Министерства обороны РФ
E-mail: [email protected]
Автор рассматривает проблемы влияния английского языка на язык немецкой рекламы в рамках
глобализационных процессов на примерах слоганов, заголовков и текстов рекламных статей, анализирует области, наиболее подверженные англоязычному влиянию.
Ключевые слова: реклама, язык рекламы, слоганы, англицизмы, заимствования, английский язык,
немецкий язык, глобализация.
_________________
Культурный и языковой обмен между Британией и Германией осуществлялся в течение многих веков.
Английский и немецкий языки относятся к германской группе индоевропейских языков, в ходе исторического развития они испытывали взаимное влияние. Однако количество заимствований из одного языка в
другой в пропорциональном отношении неравномерно. Число германизмов в английском бытовом языке по
сравнению с англицизмами в немецком незначительно, особенно это воздействие снизилось во второй половине ХХ в. 1. С другой стороны, влияние английского языка на немецкий постепенно росло, и в новое и новейшее время стало наиболее явным 2.
Язык рекламы – это язык для специальных целей, обладающий дополнительной аттрактивной или рекламной функцией, в котором помимо языковых ресурсов употребляются невербальные и неязыковые средства, что
облегчает использование рекламы на фоне глобализационных процессов3. Исследователи называют язык рекламы воротами, через которые англицизмы врываются в немецкий язык4. В 2003 г. в журнале «Шпигель» отмечалось, что английский язык стал самым популярным в среде немецких специалистов в области рекламы5, и
за последние годы это явление только усиливается и воспринимается некоторыми критиками как излишнее
(см. Verein Deutsche Sprache)6.
Реклама – особая форма коммуникации, в которой язык используется и обрабатывается самыми разнообразными способами7. Коммуникация осуществляется различными путями: с применением музыки, статичных
или движущихся картинок, разговорным или письменным языком в комбинации друг с другом или по отдельности – все это способствует увеличению продаж8. Не последнюю роль в эффективности рекламы играет язык
– трудно представить себе рекламу, где бы не использовался языковой знак (das sprachliche Zeichen) – буквы,
логограммы или цифры9.
В процессе глобализации английский язык играет одну из важнейших ролей как средства международного общения. Англицизмы применяются в индустрии рекламы с целью влияния на покупателей и обращения покупки и
продажи в свою пользу. Язык рекламы неоднократно анализировался немецкими лингвистами10, в работах которых
1
Eichhof J. "Deutsch – Englisch – Europäisch. Impulse für eine neue Sprachpolitik." Deutsche Einflüsse auf das Englische. Thema
Deutsch. Dudenverlag, 2002, Bd. 3, S. 266 ff.
2
Busse U. "Anglizismen im Deutschen. Entwicklung, Zahlen, Einstellungen." Sprachkontakt und Mehrsprachigkeit. Zur Anglizismendiskussion in Deutschland, Österreich, der Schweiz und Italien. Hrsg. SanDro M. Moraldo. Universitätsverlag Winter, Heidelberg.
2008. S. 37–38.
3
Лейчик В.М. Язык рекламы в контексте глобализации и этнизации // Глобализация – этнизация: этнокультурные и этноязыковые процессы: В 2 кн. / Отв. ред. Г.П. Нещименко. Науч. совет РАН «История мировой культуры». Ин-т славяноведения РАН. Кн. 1. М.: Наука, 2006. С. 457.
4
Carstensen B. Englische Einflüsse auf die deutsche Sprache nach 1945. Heidelberg: C. Winter, 1965. S. 26.
5
Tuma T. "Die Sense stimuliert." Der Spiegel 38 2003: 87.
6
Verein Deutsche Sprache. Denglisch. Web. 4 Oct. 2013. <http://vds-ev.de/denglisch/index.php>.
7
Wabner M. "Kreativer Umgang mit Sprache in der Werbung. Eine Analyse der Anzeigen-und Plakatwerbung von McDonald´s."
Networx 32 (2003): 19. PDF file. <http://www.mediensprache.net/networx/networx-32.pdf>.
8
Römer R. Die Sprache der Anzeigenwerbung. Sprache der Gegenwart. Düsseldorf: Schwann, 1980. S. 23
9
Wabner M. Op. cit.
10
См., напр.: Fink H. Von Kuh-Look bis Fit for fun: Anglizismen in der Heutigen deutschen Allgemein- und Werbesprache. Frankfurt
am Main et al.: Peter Lang, 1997; Römer R. Die Sprache der Anzeigenwerbung. Sprache der Gegenwart. Düsseldorf: Schwann, 1980;
Gawlitta L. Akzeptanz englischsprachiger Werbeslogans: Let´s Make Things Better. Padeborn: IFB Verlag, 2001; Gawlitta L. Akzeptanz
107
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
обращалось внимание на то, что с англицизмами связываются положительные ассоциации. Устанавливалась зависимость англицизмов и понятий прогресса, инноваций, открытости миру1, а также гедонистических ценностей, таких как индивидуальность, успех, наслаждение свободным временем, стиль жизни, трендовость2. Таким образом,
иноязычная реклама направлена на определенные группы реципиентов – на «людей мира», образованных, ориентированных на успех, будущее и развлечения3. В связи с этим на немецком рынке стала появляться реклама полностью или частично на английском языке, предлагаемая не только зарубежными, но и немецкими фирмами.
В рекламе находят применение средства общеупотребительного, повседневного языка, чтобы максимально
приблизиться к своему адресату. Под повседневным языком понимается бытовой язык, содержащий зачастую элементы вариативности, отражающие социальный статус, возраст, региональную принадлежность говорящего4. Для
каждой целевой аудитории используются дополнительные элементы, заимствуемые, например, из языка молодежи
или профессиональных языков5. Сознательное употребление англицизмов связано с рядом причин. Во-первых, многие компании пользуются интернационализмами для продвижения товаров на мировом рынке, поскольку английский язык позволяет применить игру слов6. Например, швейцарский энергетический концерн получил признание в
мире под названием Alpiq («Alp» – начальный элемент слова Альпы, «piq» – напоминает английское peak – вершина; «iq» – IQ, образ интеллектуальных решений в области энергетики)7; японская фирма «Нинтендо» выпустила в
продажу портативное игровое устройство GAMEBOY («game» – англ. игра, «boy» – англ. мастер, молодец); во многих
странах известен немецкий интернет-портал знакомств Parship («Partner» – партнер, «ship» англ. экипаж, команда).
Во-вторых, коммуникант прибегает к престижной англоязычной лексике, чтобы подтвердить свой уровень
образования8. Англицизмы нередко звучат как научные термины, и их понимание прибавляет людям чувство
превосходства над другими. Даже если англоязычные слоганы не совсем понятны, они придают рекламируемой продукции эксклюзивную окраску9: Altana: Mobility with Altana; DHL: Excellence. Simply delivered.; FedEx:
Connect your business to a changing world.; Ferrero: Learn. Act. Grow.; Henkel: Excellence is our passion; Mido: A
mark of true design; Renault: Drive the change.
Основной целью употребления англицизмов можно считать произведение определенного эффекта на покупателя. Слоганы должны легко запоминаться и узнаваться, в то время как заголовки служат целям представления
информации, содержащейся в основном тексте рекламного объявления10. Для того чтобы слоганы (в языке
немецких специалистов в области рекламы английские обозначения Slogans, Claims) пробуждали интерес покупателей, рекламные фирмы не только используют уже существующие в языке слова, но и разрабатывают новые,
для чего привлекаются целые организации. Самый высокий процент псевдоанглицизмов (66, 4%) содержится
именно в языке рекламы11, например: Handy (мобильный телефон) < от англ. handy = удобный (для пользования),
полезный, практичный; Oldtimer (старая модель (автомобиля, парохода, аэроплана и т. п.)) < англ. старожил, ветеран; Pullunder (вязаная безрукавка) < образовано по аналогии с Pullover из англ. to pull = тащить , under = под
(пиджаком); блеск для губ Colorshow Lipgloss Maybelline < eng. color = цвет, show = шоу, lip gloss = блеск для губ;
молочко для тела Cremepflaster Bodyrepair (Garnier) < eng. body = тело, to repair = восстанавливать; лосьон
Pure.Fect Skin Lotion (Biotherm) < eng. pure = безупречный, чистейший, effect = эффект, skin = кожа.
Англоязычные слоганы связаны с определенными товарными группами – областями, в которых англицизмы используются особенно широко. К таким областям традиционно относятся компьютерные, интернет- и телекоммуникационные технологии, изделия пищевой промышленности (особенно такой ее отраслей, как табачная промышленность), модные товары (одежда), машины. Анализ сайта slogans.de, проведенный немецкими
исследователями в 2004 г., подтвердил значительный процент содержания англоязычных слов в этих сферах12.
В то же время такие отрасли, как продукты питания, лекарственные средства и политическая реклама, пользуются преимущественно немецкими слоганами. С немецким языком связываются понятия «национальный»,
«традиционный», «хорошо знакомый». Выбор немецкого языка для политических слоганов направлен на такие
аспекты, как ощущение себя гражданином государства, для слоганов фарминдустрии – на основную человеческую потребность в укреплении здоровья и т.д.13
Приведем несколько рекламных слоганов из разных областей на немецком и английском языках.
П р о д у к т ы п и т а н и я : Badischer Wein: Von der Sonne verwöhnt; Meggle. Ruskikal Baguette: Dunkel, körnig, lieb‘ ich!; Mineralwasser Gerosteiner: Das Wasser mit Stern; Müller. Reine Butter Milch: Gewohnt rein. Ungewohnt praktisch.; Ritter Sport: Quadratisch. Praktisch. Gut.
englischsprachiger Werbeslogans: Let´s Make Things Better. Padeborn: IFB Verlag, 2001; Janich N. Werbesprache. Ein Arbeitsbuch.
Tübingen: Narr, 2001; Kick I. Die Wirkung von Anglizismen auf die Werbung. „Just Do It“ oder lieber doch nicht. Padeborn: IFB Verlag, 2004; Androutsopoulos J.K., Bozkurt N., Brening S., Kreyer C., Tornow M., Tschann V. "Sprachwahl im Werbeslogan. Zeitliche
Entwicklung und branchenspezifische Verteilung englischer Slogans in der Datenbank von slogans.de." Networx 41 (2004). PDF-file.
<http://www.mediensprache.net/networx/networx-41.pdf>.
1
Androutsopoulos J.K. et al. Op. cit. S. 8.
2
Schütte D. Das schöne Fremde. Anglo-Amerikanische Einflüsse auf die Sprache der deutschen Werbung. Opladen: WV, 1996. S. 25.
3
Piller I. "Identity Constructions in Multilingual Advertising." Language in Society 30 (2) (2001): 153-186.
4
Janich N. Op. cit. S. 36.
5
Richter K. "Zielgruppe Kind. Sprachliche Veränderungen Der Anzeigenwerbung in 50 Jahren Micky Maus." Networx 47 (2005):
14. PDF file. <http://www.mediensprache.net/networx/networx-47.pdf>.
6
Ibid. S. 20
7
Alpiq. 7 Oct. 2013. Web. <http://www.alpiq.com/de/ueber-alpiq/unser-unternehmen/geschichte/history.jsp>
8
Stark F. Wie viel English verkraftet die deutsche Sprache? Padeborn: IFB Verlag Deutsche Sprache, 2010. S. 60.
9
Baumgart M. Die Sprache der Anzeigenwerbung. Eine linguistische Analyse aktueller Werbeslogans. Heidelberg: Physica, 1992. S. 119f.
10
Androutsopoulos J.K. et al. Op. cit. S. 6.
11
Glahn R. Der Einfluss des Englischen auf die gesprochene deutsche Gegenwartssprache: eine Analyse öffentlich gesprochener
Sprache
am Beispiel von „Fernsehdeutsch“. Frankfurt Am Main: Lang, 2000. S. 22.
12
Androutsopoulos J.K. et al. Op. cit. S. 23–24..
13
Ibid. S. 24.
108
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
К областям с традиционно высоким содержанием англицизмов относится торговля табачными изделиями.
Фото автора
Ф а р м и н д у с т р и я : Фармкологические концерны: Schwabe: Mit der Natur. Für die Menschen.;
Kneipp: Wirkt. Natürlich. Лекарственные средства: Doppelherz – Die Kraft der zwei Herzen.; Hexal: Arzneimittel Ihres Vertrauens.; Thomapyrin – Auf den Punkt gegen Kopfschmerzen.
П о л и т и ч е с к и е л о з у н г и (звучавшие в 2013 г. на выборах в Бундестаг): CDU/CSU: Gemeinsam erfolgreich für Deutschland; SPD: „Das Wir entscheidet“; FDP: "Nur mit uns"; Die Linke: 100% sozial.
К ом пь ю т ер ны е, ин т ер н е т - и тел е к ом м ун и ка ц и о нны е те х н ол о г ии:
LG: Life is good; Nokia: Connecting people.; SAMSUNG GALAXY: Design your Life.; Youtube: Broadcast
yourself.
Т а б а к : Marlboro: Don’t be a Maybe – be Marlboro; Pall Mall: The world tastes better with Pall Mall.
А в т о м о б и л и : Ford: Feel the difference; Honda: The power of dreams; Hyundai: New thinking.
New possibilities.; Nissan: Shift the way you move; ŠKODA: Simply clever.
М о д н а я о д е ж д а : C&A: Get ready; Nike: Just do it; Reebok: Live with fire.
В косметической отрасли с 1980 г до 2000 г. число англоязычных слоганов возросло с 5% до 24%, что во
многом связано с изменением направленности рекламы – теперь важнее становится не сама продукция, а ее
потребители, индивидуальность, жизненный стиль, трендовость, передаваемые английским языком ценности 1:
8x4 (2012): I live my style; Acros (2013): We care for your hair; Wella (2000): Beautiful hair needs an expert; Schwarzkopf (2013): Professional HairCare for you.
Несмотря на связываемые с английским языком положительные ассоциации и ценности, высказываются
мнения, что английский язык не во всех случаях достигает положительного эффекта рекламы. Согласно исследованию 2000 г., половина опрошенных (50%) при выборе товаров в соотношении цена-качество предпочла бы товар, рекламируемый по-немецки, 81,25% считают, что английский язык не гарантирует эксклюзивности товара2.
В 2003 г. агентством изучения рынка наименований Endmark было проведено исследование с целью проверки
понимания англоязычных слоганов. Опрос провели среди более тысячи жителей Германии в возрасте от 14 до 49
лет, как самой важной целевой аудитории. Им предложили перевести слоганы на немецкий язык. Лишь менее половины опрошенных в полном объеме поняли значение десяти из двенадцати слоганов, о которых шла речь.
Например, слоган парфюмерной сети Douglas: „Come in and find out” лишь 34% респондентов был понят как
„Komm rein und entdecke“. Впоследствии слоган изменили на немецкоязычный „Douglas macht das Leben schöner“.
Слоган фирмы Kodak „Share moments, share life“ был правильно воспринят 24% опрошенных („Teile mit jemand die
Augenblicke, das Leben“). Mitsubishi рекламировала себя под лозунгом „Drive alive“, что было понято как „Lebendiges
Fahren“ 18% принимавших участие в опросе3. Сейчас их девиз звучит как „Heute. Morgen. Übermorgen.“
Отметив, что вновь наметилась тенденция перехода от немецкоязычных слоганов к англоязычным (FORD
от „Besser ankommen“ к „Feel the difference“4, агентство Endmark вторично проанализировало рекламный рынок. Исследовались слоганы из областей автомобильной промышленности, телекоммуникаций, туризма, продуктов питания, страхования и швейной промышленности, т.е. различные сегменты ценовых категорий и целевых групп5. Результаты изысканий 2009 г. показали, что популярность английского языка у специалистов в
области рекламы по сравнению с 2003 г. не снизилась, и знания английского языка у многих потребителей не
улучшились. Только 27,18% опрошенных (за 2003, 2006 и 2009 гг.) понимают рекламные слоганы в объеме,
предусмотренном рекламодателями6.
1
2
3
Ibid. S. 18–19.
Gawlitta L. Akzeptanz englischsprachiger Werbeslogans: Let´s Make Things Better. Padeborn: IFB Verlag, 2001. S. 59.
Endmark Claimstudie. Köln: Endmark, 2009. S. 56. PDF file. \ <http://www.mc-brandnews.de/fileadmin/Content/Downloads/
PDF/brandnews/Dezember_2009_de/Markenclaims_Endmark_Studie.pdf>.
4
Op. cit. S. 6.
5
Englischsprachige Claims in Deutschland. Köln: Endmark, 2006. S. 2. PDF file. <http://www.markenlexikon.com/texte/
endmark_englischsprachige-claims-in-deutschland_2006.pdf>.
6
Endmark Claimstudie… S. 50.
109
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
После опубликования результатов анализа за 2003 и 2006 гг. ряд фирм поменяли свои англоязычные слоганы
на немецкоязычные. Тем не менее, высказывается предположение, что использование английского языка было не
случайным просчетом рекламодателей, а продуманным маркетинговым ходом1, поскольку перевод на немецкий
язык некоторых понятий нередко становится слишком прямолинейным2 (например, Push-up-bra = Brusthebe BH –
бюстгальтер, приподнимающий грудь; Striptease = Entkleidungstanz, Nacktvorführung – танец с раздеванием, демонстрация обнаженного тела). В этой связи исследователи отмечают, что зачастую английские термины короче
и точнее выражают смысл понятия (cр.: слоган; Abbelen (2013): Great taste – easy life – англ. grate = нем.
wunderbar, англ. taste = нем. Geschmack, англ. easy = нем. einfach, англ. life = нем. Leben; Air Berlin: Your airline –
англ. airline = нем. Fluggesellschaft; P&I Personal & Informatik (2010): Based on trust – англ. trust = нем. Vertrauen).
Под точностью понимается функция англоязычных заимствований выражать те понятия, для которых в языкереципиенте потребовалось бы описание3 (cр.: Adam&Eve: Feel the fitness – die Fitness: gute körperliche Verfassung,
Leistungsfähigkeit [aufgrund eines planmäßigen sportlichen Trainings4; Active Traffic (2008): High quality online marketing – das Marketing: Ausrichtung eines Unternehmens auf die Förderung des Absatzes durch Betreuung der Kunden,
Werbung, Beobachtung und Lenkung des Marktes sowie durch entsprechende Steuerung der eigenen Produktion5).
Исследование, подобное осуществленному агентством Endmark, было проведено в 2007 г. в Швейцарии
журналом „Beobachter“. Результаты показали высокий процент неверного понимания рекламных слоганов
(слоган „Choose wisely“ был понят 20%, „Touch your worlds“ – 44%, „Switzerland. Get Natural.“ – 55%)6.
Часто у специалистов в области рекламы отсутствует достаточная фантазия, они не знают, как лучше выразить мысль по-немецки и вуалируют свое незнание использованием английского языка. Например, рекламный
слоган канала Sat. 1 „Colour your life“, имеющий сорокалетнюю историю, с появлением цветного телевидения
звучит все же уместнее и не так бросается в глаза, чем „Bring Farbe in Dein Leben“7.
Слоганы относятся к самым ярким элементам рекламного текста (в языке рекламы Copy, Textbody, Body
Copy), обладающего коммуникативными функциями – призыва, информации и развлечения, а также психологическим компонентом убеждения8.
Английский язык часто считают синонимом молодежности, а значит товар, рекламируемый по-английски,
имеет некий «молодежный флер»9. Одной из областей, привлекающих внимание в первую очередь молодежи,
можно назвать рекламу современной киноиндустрии. Высоким содержанием англицизмов характеризуются не
только заголовки рекламных статей (нем. Headline, Subheadline), но и сами рекламные тексты, причем это
справедливо как для иностранной, так и для немецкой кинопродукции. Выборочный анализ рекламного журнала Kino & Co за апрель 2011 г. и июль 2013 г. подтверждает эту тенденцию:
Среди заголовков и кратких описаний кинофильмов:
Visionärer, packender Action-Thriller; Rasant inszeniertes Star-Kino; Frankreichs sexy HollywoodExport über Die Unfassbaren – Now you see me; In Guillermo del Torros Sci-Fi-Blockbuster verwüstet eine
Alien-Invasion der Welt; Hollywood-Ikone Robert Redford inszeniert und spielt den wohl aufregendsten Politthriller des Jahres mit einer unglaublichen Story und einem Cast, der seinesgleichen sucht; Adam Sandler
und Salma Hayek holen ihre Buddies, um sich mit einer Highschool-Gang anzulegen! Das Feelgood-Movie
des Sommers; Mit sensationeller Tricktechnik entfesselt dieser Sci-Fi-Actionthriller den Kampf um unseren
Planeten; Der mächtige Gott wird auf die Erde verbannt, um zum Beschützer der Menschen zu werden. Geballte Starpower veredelt dieses spektakuläre Fantasy-Epos10.
В текстах рекламных описаний к фильмам встречаем: …
Mit einer Heldin, die viel cooler ist, als es auf den ersten Blick scheint, startet Systemfehler – Wenn Inge
tanzt durch zum Kino-Highlight dieses Sommers. Paula Kalenberg … und Tim Olever Schulz … sind in dieser
frechen RomanticComedy das hinreißende Traumpaar auf der Jagd nach sich selbst…. Eine FeelgoodKomödie für Mädchen (und Jungs) …; Genre-Spezialist Simon West … stellt seinem leading man aber auch
gleichwertige Co-Stars zu Seite; Mit einer cleveren Mischung aus Horror und Selbstironie riss Regisseur Wes
Craven in den 1990er Jahren das Genre des Slasher-Films aus einem Dornröschenschlaf; …Auch der Slapstick zündet treffsicher, denn Regie-Neuling Pascal Bourdiaux feuert mit unverbrauchter Kreativität und messerscharfem Timing einen absurden Gag nach dem anderen ab11.
Изобилуют англицизмами заголовки рекламных акций кинотеатра UCI-KINOWELT:
das Come2gether-Angebot; die women‘s night-Preview; das Young Movies-Preview-Ticket; das Heroes
Night-Angebot; das SchokoMovieTicket; die Fun Box; die Kiddy Box Highlights in der UCI-KINOWELT12.
1
Kick I. Die Wirkung von Anglizismen auf die Werbung. „Just Do It“ oder lieber doch nicht. Padeborn: IFB Verlag, 2004. S. 11.
Zimmer D.E. Deutsch und anders – die Sprache im Modernisierungsfieber. Reinbek bei Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag,
1998. S. 29f.
3
Максименко О.И., Патрикеева А.А. Функциональный статус англицизмов в слоганах немецкой рекламы // Филологические науки в МГИМО. Сборник науч. трудов. М.: МГИМО (У) МИД России, 2009. № 37 (52). С. 29–30.
4
Duden. Deutsches Universalwörterbuch. Die CD-ROM basiert auf der 5., neu bearbeiteten und erweiterten Auflage der Buchausgabe. Mannheim: Bibliographisches Institut & F. A. Brockhaus AG, 2003.
5
Ibid.
6
Schneider W. Speak German. Warum Deutsch manchmal besser ist. Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag, 2010. S. 65.
7
Endmark Claimstudie… S. 52.
8
Wabner M. Op. cit. S. 19, 100.
9
Baumgart M. Op. cit. S. 120.
10
Kino & Co 123 2011; Kino & Co 148 2013.
11
Ibid.
12
Ibid.
2
110
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
Обращает на себя внимание тот факт, что из
526 кинофильмов, идущих в кинотеатрах Германии, 33 носят смешанные англо-немецкие названия, 121 – англоязычные названия, 25 фильмов
немецкого производства выходят в прокат под
названиями на английском языке, среди них
также австрийские, швейцарские картины, ряд
фильмов производства Франции, Норвегии, Венгрии, Бельгии, Швеции, Италии1.
Использование английского языка в рекламных кампаниях киноиндустрии позволяет
производителям говорить с молодыми людьми
на одинаково модном и престижном для них
языке голливудских кумиров.
Традиционно высоким остается содержание
англицизмов в текстах рекламных статей из
области новых технологий:
Модный и престижный язык Голливуда в рекламе кинопродукции,
HDTV-DigitalSat-Receiver mit Twinадресованной молодежной аудитории. Фото автора
Tuner, digitalem Videorecorder(integrierte
Festplatte) und Internetfunktionalität:
Im HiFi-Baustein-Format, mit informativem sechszeiligen LED-Display und
der aluminiumgefassten
Fernbedienung ist dieser internetfähige
Festplattenreceiver der TechniCorderFamilie von TechniSat ein echtes DesignHighlight. Neben einem HDTV-TwinTuner, einer integrierten 1 TB-Festplatte
und zahlreichen Mehrwertdiensten bietet
der HD Receiver zudem intuitiv nutzbare
Internetfunktionen, Video on Demand,
Mediatheken sowie Zugriff auf interaktive
Dienste. Die freie Eingabe von Internetadresse ist ebenfalls möglich, sodass Sie mit
dem DigiCorder ISIO S auch Ihre Lieblingswebseiten besuchen können. Über
Изобилует англицизмами реклама интернет- и телекоммуникаUPnP lässt sich der TechniCorder ISIO S
ционных технологий. Фото автора
perfekt ins Heimnetzwerk integrieren und
über die geniale MyTechniSat-App auch über Smartphones und Tablets steuern und fernprogrammieren2.
1&1 Mobile – 1&1 All-Net-Flat, in bester D-Netz-Qualität unbegrenzt ins gesamte deutsche Festnetz und in alle deutschen Handy-Netze telefonieren und mobil surfen. Mit Ihrem eigenen Handy für 29.99 Euro/Monat. Oder
mit einem kostenlosen Smartphone von 1&1, wie dem brandneuen HTC One S, für 39,99 Euro/Monat. Weitere
topaktuelle Smartphones auf 1und1.de3.
SAMSUNG S5260 Star II – ohne Vertrag: Kompaktes Touchscreen-Phone mit 3”-Display und edel glänzender Oberfläche. Schnelles WLAN, 3,2-Mpix.-Kamera, Quicktype by t9-Trace TM. Mit integrierten SocialNetworking- und Instant-Messaging-Diensten4.
Столь же часто англоязычные заимствования встречаются в сфере рекламы модной одежды:
Frauen Young Trainingsanzug: Der adidas Young Knit Suit mit Raglan-Schnitt besticht durch einen auffälligen Farbkontrast – dein Gute-Laune-Outfit für das tägliche Training. Der Regular-Fit-Trainingsanzug
hat einen Reißverschluss vorne und eine kontrastfarbene 3-Streifen-Applikation.5
Real Fashion that fits your style! Ladies Modern Casual Feminin und elegant, aber auch leger und
casual spiegelt dieser Style das Lebensgefühl modebewusster junger Frauen wider6.
PEEK & CLOPPENBURG – KAUFEN SIE JETZT IM ONLINE SHOP VON FASHION ID. Einen großen
Teil unseres Produktkataloges können Sie im Online Shop unter FASHION ID kaufen. Die aktuellsten Trends,
angesagte Styles und schicke Mode Basics für Damen und Herren – das und Vieles mehr bietet der FASHION ID
Online Shop, in dem Sie die schönsten Teile beliebter Marken auf einfache Weise online bestellen können. Auf
1
2
Kino & Co. Web. 23 Sept. 2013. <http://www.kinoundco.de/Jetzt-im-Kino>.
Media Markt. Web. 12 Oct. 2013. <http://www.mediamarkt.de/mcs/product/TECHNISAT-Technicorder-ISIO-1-TBschwarz,48353,460737,718189.html?langId=-3>.
3
Der Spiegel 21 2012.
4
Ibid. S. 58.
5
Adidas. Web. 6 Oct. 2013. <http://www.adidas.de/frauen-young-trainingsanzug/G75897_390.html>.
6
C&A. Web. 7 Oct. 2013. <http://www.c-and-a.com/de/de/corporate/fashion/>.
111
ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 1(15)/2014
FashionID.de haben Sie die Möglichkeit, sich Ihre Lieblingsteile
nachhause oder in eine nahegelegene P&C Filiale liefern zu lassen. Ganz egal welcher Anlass gerade bevorsteht oder für welche
Jahreszeit, mit unseren modischen Styles liegen Sie immer richtig. Ob Jacken und Pullover für den kalten Winter oder stylishe
Shirts und Blusen für Frühling oder Sommer – ob traumhafte
Kleider für Damen und Business-Hemden für Herren oder topaktuelle Denim Trends: Im Sortiment des FASHION ID Online
Shops finden Fashionistas alles, was deren Herz begehrt und
auch gleich die passenden Accessoires dazu, die Sie ganz bequem
online bestellen können1.
Английский язык используется в индустрии красоты (косметика) как в названиях рекламируемой продукции, так и в рекламных текстах:
Für einen noch glänzenderen Abend-Look tragen Sie COLOR SENSATIONAL CREAM GLOSS über den Lipmarker
auf. Tragen Sie auch den EXPRESS FINISH NAGELLACK auf
Ihre Nägel auf. Das sorgt für einen perfekt abgerundeten Look2.
Аge Perfect Gold BB Cream Blemish Balm: Die Age
Perfect Gold BB Cream intensiviert das Strahlen der Haut
Реклама аксессуаров в журнале модной одежды
und spendet ihr den ganzen Tag Feuchtigkeit. Außerdem hat
Jolie. Фото c сайта http://www.jolie.de/artikel/diesie ein Anti-Age Resultat für eine sichtbar ebenmäßigere und
besten-online-shops-394078.html
straffere Haut 3.
Garniers Hauptziel: Beauty-Pflege auf der ganzen Welt verfügbar zu machen—Pflege, die Optimismus
ausstrahlt. Pflege, die sich einfach gut anfühlt, jeden Tag. Wichtigste Produkte: Fructis, Fructis Style, Hautklar, Nutrisse, 100 % Color, Nahrologie, Ambre Solaire, Ultra Lift, bodytonic, bodyrepair4.
Утверждается, что реклама – искусство давать название с целью достижения определенного воздействия5.
Для детей оказываются важны товары, имеющие английские наименования, поскольку английский язык – это
язык их кумиров теле- и поп культуры, а значит, инструмент социальной дифференциации6. Например, в сети
McDonald’s продаются сандвичи Big Mac (в России Биг Мак) и Big Tasty (Биг Тейсти), мороженое McFlurry
(Макфлурри), в сети Burger King – сандвич Whopper (Воппер), в мире популярны вафли KitKat (Кит кат) и батончик Milky way, печенье Choco pie, в кафе и ресторанах подаются прохладительные фруктовые коктейли
Smoothie (смузи), дети играют с куклой Barbie (Барби).
Анализ языка рекламы позволяет исследователям утверждать, что до 90-х гг. ХХ в. влияние английского
языка на язык немецкой рекламы было невелико. Оно усиливалось с 2000 по 2007 гг. и несколько приостановилось в 2008 г.7 Увеличение процента англоязычных заимствований в немецкой рекламе напрямую связано с
глобализационными процессами в мире, со становлением английского языка в качестве мирового lingua franca.
Этому препятствует деятельность обществ по защите немецкого языка8.
Несмотря на то, что начиная с 90-х гг. прошлого века каждый третий рекламный слоган (в некоторых сферах – более половины) – это слоган на английском языке, использование английского в рекламе зависит от
принадлежности рекламируемого товара к определенной отрасли9, а также от направленности рекламы на
группы людей, положительно воспринимающих английский язык, вкладывающих в него особые ценности:
успешность, популярность, модность, молодежность, стильность. Следовательно, в первую очередь англицизмами насыщена реклама таких областей, как индустрия моды и красоты, кино- и телепроизводства, новейшие
технологии, автомобильная промышленность. Результаты опросов обнаруживают, что англоязычные слоганы
зачастую понимаются малым количеством реципиентов, однако процент слоганов на английском языке, а также доля содержания англицизмов в рекламных текстах остаются высокими. Немецкий язык продолжает оставаться важной частью языка рекламы в Германии, об этом также свидетельствует то, что многие компании заменяют англоязычные слоганы немецкоязычными (cр.: McDonald´s: Everytime a good time > Ich liebe es; Audi
TT: Driven by instinct > Pure Energie), и поэтому вопрос о перенасыщении англицизмами языка немецкой рекламы еще подлежит более подробному исследованию.
ЛИТЕРАТУРА
1. Лейчик В.М. Язык рекламы в контексте глобализации и этнизации // Глобализация – этнизация: этнокультурные и эт-
ноязыковые процессы: В 2 кн. Отв. ред. Г.П. Нещименко. Науч. совет РАН «История мировой культуры». Ин-т сла1
2
3
Peek&Cloppenburg. Web. 12 Oct. 2013. <http://www.peek-cloppenburg.de/>.
Maybelline. Web. 7 Oct. 2013. <http://www.maybelline.de/PRODUKTE/Lippen/LIPPENSTIFT/Color-Sensational-Lipmarker.aspx>.
"Аge Perfect Gold BB Cream." L'Oréal Paris. Web. 12 Oct. 2013. <http://www.loreal-paris.de/make-up/teint/age-perfect/gold/bbblemish-balm-cream.aspx>.
4
L'Oréal Paris. Web. 12 Oct. 2013. <http://www.loreal.de/_de/_de/index.aspx?direct1=00003&direct2=00003/00003&direct3
=00003/00003/00002>.
5
Römer R. Op. cit.. S. 12.
6
Kircher S. "Markennamen Für Kids." Marketing Journal 3 (1998): 179.
7
Патрикеева А.А. Англицизмы в немецком языке (на материале языка рекламы): Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М.,
2009. C. 10.
8
Там же. C. 11.
9
Androutsopoulos J.K.et al.Op. cit. S. 25.
112
КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА
вяноведения РАН. Кн. 1. М.: Наука, 2006. С. 447–475.
2. Максименко О.И., Патрикеева А.А. Функциональный статус англицизмов в слоганах немецкой рекламы // Филологиче-
ские науки в МГИМО. Сборник науч. трудов. М.: МГИМО (У) МИД России, 2009. № 37 (52). С. 26–33.
3. Патрикеева А.А. Англицизмы в немецком языке (на материале языка рекламы): Автореф. дисс. … канд. филол. наук.
Москва, 2009. 22 с.
4. Словарь социолингвистических терминов. М.: Институт русского языка РАН, 2006. 312 с.
5. Adidas. adidas Group, n.p. Web. 6 Oct. 2013. <http://www.adidas.de/frauen-young-trainingsanzug/G75897_390.html>.
6. "Аge Perfect Gold BB Cream." L'Oréal Paris. L’Oréal International, n.d. Web. 12 Oct. 2013. <http://www.loreal