close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

"Хроника" № 5 (233), май 2014 год

код для вставкиСкачать
Х р о н и к а
ежемесячный информационный бюллетень гражданского общества
№ 5 (233)
май 2014
Скорбные даты
Ушла из жизни правозащитница Елена Рябинина
Ее не стало в воскресение утром (4 мая 2014 года – ред.). Основной деятельностью Рябининой была защита
политических беженцев из стран Центральной Азии.
Российская правозащитница, руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека, умерла после
продолжительной болезни.
В итоге, за всё время своей работы, а это около десяти лет, правозащитница буквально спасла жизни десяткам
узбеков и таджиков, покинувших свои страны из-за религиозных или политических репрессий.
Елена обнародовала факты сотрудничества российских спецслужб с их коллегами из Узбекистана, в результате чего
из России похищались и переправлялись в Узбекистан даже те беженцы, которые уже были признаны таковыми
официально Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН).
Рябинина не имела специального юридического образования. По данным ИА «Фергананьюс» со ссылкой на сайт
Агентура.ру, она окончила МВТУ им. Н.Э. Баумана по специальности «Оптико-электронные приборы» и в течение почти
двух десятков лет работала инженером-разработчиком оптико-электронной аппаратуры в научно-исследовательском
институте.
Тем не менее она самостоятельно настолько освоила законодательство, что очень профессионально и
квалифицированно выступала консультантом по всем вопросам, которые возникали у ищущих убежища и защиты граждан.
Свою работу с беженцами Елена Рябинина начала в 2002 году в Комитете «Гражданское содействие». С 2004 г. она
член Правозащитного центра «Мемориал». С 2005 г. – член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в
РФ. С 2004 г. резко увеличился поток беженцев из Узбекистана, и Рябинина уже специализируется на работе с выходцами
из стран Центральной Азии. В 2005 г. она стала руководителем программы «Помощь политическим беженцам из
Центральной Азии» («Assistance to Political Exiles from Central Asia») при Комитете «Гражданское содействие».
Руководителем программы «Право на убежище» Института прав человека она стала с 2010 г.
Рябинина по своей теме написала множество статей и комментариев, в том числе практическое пособие «Защита по
делам об экстрадиции», в 2012 г. её данные о нарушении Шанхайской организацией сотрудничества международного права
о взаимном признании актов экстремизма легли в основу доклада Международной федерации за права человека.
Болела Елена давно. Однако это не мешало ей продолжать работать и общаться с журналистами. Корреспондент
Uznews общался с ней буквально за несколько дней до её смерти.
До этого она уже упоминала о своих проблемах со здоровьем.
Елена относилась к категории людей, которых не замечают, и даже не подозревают об их существовании до тех пор,
пока в них нет нужды.
Хроника № 5 (233)
2
Когда же случается беда, они первые приходят на помощь и, как правило добиваются успеха. А уходят они тихо и
незаметно. Но только после этого замечаешь, что, может быть, ушла из жизни ещё одна надежда.
Uznews.net,
http://www.uznews.net/ru/human-rights/26158-ushla-iz-zhizni-pravozaschitnica-jelena-rabinina
Заявления и обращения
«Осталась последняя возможность остановить
скатывание Украины к гражданской войне
Группа правозащитников и членов Конгресса интеллигенции выступили с обращениям к властям России и Украины,
к ОБСЕ с призывом немедленно предпринять меры по прекращению кровопролитного гражданского конфликта в Украине.
С каждым днём множатся жертвы кровавых столкновений на земле Украины. Ещё немного и страна обрушится в
пучину полноценной гражданской войны. Более того, находятся горячие головы, которые используют трагические события
на украинской земле как предлог для требований ввода российских вооруженных сил или призывают граждан России
участвовать в боевых действиях.
Возможно повторение событий, по масштабу гуманитарной катастрофы сравнимых с событиями в бывшей
Югославии или в ходе войн на Кавказе. Допустить это было бы непростительно.
Мы обращаемся к властям Российской Федерации и Республики Украины.
Мы обращаемся к тем, кто считает себя воюющей стороной в регионах востока Украины.
Надо остановиться и немедленно сделать шаги к миру!
Мы видим эти шаги так:
1. Немедленное прекращение огня, включая запрет на перемещение любых вооруженных формирований. Начало
диалога двух противоборствующих сторон.
2. Немедленный обмен списками лиц, задержанных обеими противостоящими сторонами и подготовка к их
согласованному освобождению.
3. Немедленное создание возможностей для беспрепятственного перевоза гуманитарных грузов, в первую очередь,
медикаментов и продовольствия, а также беспрепятственного передвижения людей.
4. Российская Федерация делает заявление об абсолютной невозможности направления войск на территорию
Украины. Также пресекается набор добровольцев для участия в событиях в Украине.
5. Республика Украина заявляет, что не будет приглашать в страну иностранные воинские контингенты или
контингенты парамилитарных структур, кроме миротворческих или полицейских сил ООН, и заявляет о запрете въезда в
страну желающих принять участие в боевых действиях, в т.ч. на стороне центрального правительства.
6. В рамках ОБСЕ создаётся крупномасштабная миротворческая миссия, задачей которой будет наблюдение за
режимом прекращения огня, за содержанием удерживаемых лиц (задержанных, арестованных, пленных) и их
освобождением. В рамки полномочий этой миссии должно войти и наблюдение за непересечением границ оружия и лиц,
стремящихся принять участие в боевых действиях. Возможно создание миротворческих сил ООН.
7. В рамках ОБСЕ и под эгидой сторон – участников Женевского соглашения 17 апреля 2014 года формируется
многоступенчатый переговорный механизм – от структуры, в рамках которой возможны переговоры с участием
украинского правительства и представителей противоборствующей стороны, до переговоров на местном уровне для
улаживания локальных кризисов и обеспечения соблюдения гуманитарных прав, налаживание снабжения.
8. Российская Федерация и Республика Украина заявляют о недопустимости взаимной пропаганды ненависти и
осуждают тех политических и общественных деятелей, которые разжигают вражду и подстрекают к насилию и
внеправовым репрессиям.
Подписали: Людмила Алексеева, правозащитник; Лев Пономарев, правозащитник; Светлана Ганнушкина,
правозащитник; Валерий Борщев, правозащитник; Андрей Смирнов, актер и режиссер; Евгений Ихлов, правозащитник;
Ефим Хазанов, физик, член-корреспондент РАН; Алексей Иванов, адвокат; Алексей Васильев, замдиректора УНИ «Русская
антропологическая школа» РГГУ; Юрий Вдовин, правозащитник, «Гражданский контроль»; Наталья Скороход,
драматург, канд. ис-ия; Олег Ковалов, кинорежиссер, историк кино; Дмитрий Виленский, художник; Ольга Егорова,
художник; Анатолий Бобылев, техник-механик; Наталья Бобылева, инженер-строитель; Елена Раскина, доктор
филологических наук, доцент; Ольга Варшавер, переводчик; Константин Азадовский, литературовед; Владимир Волков,
доктор философских наук, профессор, культуролог; Дмитрий Кузнецов, служащий; Леонид Никитинский, журналист;
Дмитрий Виленский, художник, редактор; Наталия Бочоришвили; Марина Бородицкая; Наталья Тумашкова, психолог;
Дмитрий Раскин, писатель; Копцов Владимир, звукорежиссёр; Светлана Береговская, экономист; Эдуард Харьковский,
инженер; Татьяна Романенко, заместитель редактора газеты «Арсеньевские вести»; Екатерина Гайдамачук, химиктехнолог, правозащитник; Светлана Езерская, корректор, поэт; Анатолий Вершик, российский математик, доктор
физико-математических наук; Макс Армай, поэт, писатель; Ашраф Фаттахов, эксперт; Игорь Зубер, помощник
адвоката, член МОО «Центр содействия международной защите»; Юлия Гусева, переводчик-синхронист; Ася Штейн,
преподаватель; Леонид Чубаров, Новосибирск; Эмилия Логвинская, историк искусства; Марина Колесникова, к.э.н.,
журналист, гл.спец. пресс-службы РАН; Элла Кесаева ВОО «Голос Беслана»; Владимир Некляев; Борис Дубин, социолог,
переводчик (Москва); Тамара Фомина, филолог, Казань; Максим Макаров, предприниматель; Алексей Паперный, музыкант,
актер, режиссер; Дмитрий Короткин, д.ф-м.н.; Вадим Вильгельми, консультант; Валерий Комбаров, заслуженный
энергетик РФ; Михаил Агапов, доктор исторических наук, Сибирское отделение РАН; Василий Абаренков, электронщикпрограммист-конструктор, С-Петербург; Валентина Овдиенко, помощник режиссера драмтеатра; Евгений Калакин,
режиссер; Юрий Борко, экономист, доктор экономических наук, профессор; Аркадий Кузнецов, историк, педагог,
журналист; Александр Филиппенко, народный артист России; Марина Ишимбаева, режиссер; Юрий Вешнинский,
урбанолог, кандидат культурологи; Андрей Степаненко (псевдоним Родриго Кортес), писатель; Валерий Дымшиц,
профессор СпбГУ; Мария Разумовская, Санкт-Петербург; Николай Прокудин, писатель; Петр Сидоров, строитель;
Михаил Лаврёнов, политолог, публицист; Светлана Макаренко – Астрикова, член Международного союза писателей
Хроника № 5 (233)
3
«Новый Современник», прозаик, поэтесса; Александр Войцеховский, художник; Ольга Ушакова, к.филос.наук, Тюмень;
Александр Оболонский, доктор юридичесих наук, профессор ВШЭ; Марина Ашихмина, юрист; Елена Гришина, редактор;
Елена Боева, педагог; Марина Громова, HR; Дмитрий Растаев; Елена Щипанова; Михаил Зив; Надежда Езерская
http://nowar-kongress.com/?p=356
Поздравляем!
Александру Есенину-Вольпину – 90 лет
Вольпин (Есенин-Вольпин) Александр Сергеевич (родился 12.05.1924 года в Ленинграде). Сын поэта С.А. Есенина и
поэтессы и переводчицы Н.Д. Вольпин.
В детства увлекался математикой и поэзией. В 1933 с матерью переехал в Москву. В 1941 поступил в Московский
университет, в 1946 окончил с отличием механико-математический факультет. Во время Великой Отечественной войны
Вольпин (В.) не был призван в армию, поскольку его признали психически нездоровым (клеймо душевнобольного
сопровождало его все годы жизни в СССР). Еще в студенческие годы он стал известен как талантливый поэт, неоднократно
выступал публично с чтением стихов: “Алик читал свои стихи. По ощущению яркости то был один из самых счастливых
моментов моей жизни. Молодой, красивый, очень кудрявый человек. Звенящий голос. Сын полузапрещенного Есенина. И
совершенно необычные стихи, тогда так никто не писал” (из воспоминаний математика Вл. Успенского). В 1949, окончив
аспирантуру НИИ математики при МГУ и защитив кандидатскую диссертацию, В. уехал работать в г. Черновцы (Украина).
Там 24.07.1949 он был арестован органами госбезопасности за чтение своих стихов в кругу близких друзей.
Был этапирован в Москву, в Институте им. Сербского признан невменяемым и постановлением ОСО при МГБ СССР
от 1.10.1949 направлен на принудительное лечение в Ленинградскую психбольницу тюремного типа. Однако 9.09.1950
новым постановлением ОСО В. был приговорен к 5 годам ссылки в Карагандинской области Казахстана как “социальноопасный элемент”. Там он подружился с молодыми ссыльными поэтами, с которыми познакомился в Москве еще до ареста,
– Н. Коржавиным и Ю. Айхенвальдом.
В апреле 1953 В. был освобожден по амнистии и вернулся в Москву. Стал широко известен среди математиков как
один из крупнейших специалистов по математической логике и основаниям математики, создатель самостоятельного
научного направления – ультраинтуиционизма. Одновременно продолжал писать стихи, открыто общался с иностранцами.
В июле 1959 по просьбе одного из них В. за один день изложил на бумаге свое философское кредо. Закончил его так: “Мой
друг, прослушав краткое изложение трактата, сказал: – Значит, ты веришь только в мысль и в разум? – Да, больше, конечно,
верить не во что. Но и в эти вещи не надо верить. Не надо верить в разум. Для мыслящего человека достаточно быть
разумным”. Вскоре после этого В. был вновь заключен в психиатрическую больницу, где его продержали около двух лет.
Тем временем текст его эссе (под названием “Свободный философский трактат”), согласно его пожеланию, был
переправлен на Запад и в 1961 опубликован там вместе со сборником его стихов “Весенний лист”. Это был второй после
романа Б. Пастернака “Доктор Живаго” случай, когда советский гражданин осмелился без официальной санкции
опубликовать свои произведения за границей под собственным именем.
С высокой партийной трибуны секретарь ЦК по идеологии Л.Ф. Ильичев обличал В. как “идейного отщепенца” и
назвал его “ядовитым грибом” (Ильичев Л.Ф. Творить для народа, во имя коммунизма // Правда. 1962. 22 декабря). Стихи В.
распространялись в самиздате. Традиционная по форме, его поэзия носила вызывающий по отношению к господствующей
идеологии характер: “Эх, сограждане, коровы и быки! / До чего вас довели большевики...”
Освободившись в 1961, стал внештатным научным сотрудником ВИНИТИ и работал там до отъезда из СССР.
Занимался реферированием и переводами зарубежной математической литературы, писал статьи для “Философской
энциклопедии”.
Основу математических и философских взглядов В. составляет крайний скептицизм – отрицание всех принимаемых
на веру абстрактных понятий – Бога, бесконечности и т.д. Из этого вытекает необходимость строгого соблюдения
формально-логических законов. Данную философскую позицию с начала 1960-х он применил к сфере права. Он был
автором и пропагандистом ряда принципов, легших в основу “правозащитной идеологии”, – гласности действий, установки
на требования соблюдения законности. “Алик был первым человеком в нашей жизни, всерьез говорившим о советских
законах” (Из воспоминаний Владимира Буковского). В. не только пропагандировал идею апелляции к праву в кругу своих
друзей, но и предпринял ряд практических шагов в рамках правового подхода к разрешению общественных коллизий. Так, в
1963 В. подал в суд на журналиста, повторившего в своей статье инвективы Л.Ф. Ильичева в его адрес. Этот поступок был
настолько необычен для того времени, что суд принял дело к рассмотрению, хотя, разумеется, решил его не в пользу истца.
После ареста в сентябре 1965 писателей Ю. Даниэля и А. Синявского В. совместно с Е. Строевой и В. Никольским
составил текст “Гражданского обращения” с призывом собраться 5.12.1965 на Пушкинской площади в Москве на “митинг
гласности”. В организации митинга ему помогали молодые поэты, члены группы СМОГ. В. сам принял участие в этом
митинге, с которого принято вести отсчет истории правозащитного движения в СССР.
В конце 1967 – начале 1968 В. был одним из организаторов петиционной кампании вокруг “процесса четырех”,
последовательно выступал против нарушений законности, допускавшихся в ходе уголовных и психиатрических
преследований инакомыслящих, подписал десятки правозащитных документов. Написанная им в 1968 “Памятка для тех,
кому предстоят допросы” служила незаменимым пособием для диссидентов в их правовом противостоянии советской
карательной системе. Ключевым тезисом “Памятки” было утверждение, что нормы советского процессуального права
вполне пригодны для того, чтобы на законных основаниях уклониться от соучастия в преследовании инакомыслия, не
прибегая ко лжи или запирательству.
Очередное заключение В. в психиатрическую больницу (февраль 1968) вызвало широкую кампанию протеста среди
советских и зарубежных математиков.
В ноябре 1970 В. стал экспертом Комитета прав человека в СССР, полтора года активно участвовал в работе
Комитета, написал несколько докладов (о праве на защиту, о правах психически больных, о международных пактах о
правах человека).
Хроника № 5 (233)
4
В марте 1972 власти дали понять В., что его отъезд за границу был бы весьма желателен, в мае того же года он
эмигрировал в США. Работал в университете г. Буффало, затем в Бостонском университете. Продолжал заниматься
математикой и правозащитной деятельностью.
С 1989 неоднократно приезжал на родину. Живет в г. Бостон (штат Массачусетс).
С.М. Лукашевский, использованы материалы журнала НЛО
http://www.hrono.ru/biograf/bio_we/volpin.html
***
Из книги Сергея Ковалева
«Полет белой вороны»
(Sergei Kowaljov, Der Flug des weissen Raben/Von Sibirien nach Tschetschenien: Eine lebensreise. – Rowohlt/Berlin, 1997)
Вольпин, математик (как говорят знающие люди, очень крупный математик), философ и поэт, был одним из самых
первых и самых энергичных пропагандистов правового подхода к общественным коллизиям. Это он был основным
организатором митинга 5 декабря 1965 года на Пушкинской. Доскональное знание законов и четкий логический ум делали
Вольпина практически неуязвимым для обычного уголовного преследования. Но для него самого это была отнюдь не
тактика, а глубокое и искреннее убеждение. Как и многие люди, всецело поглощенные одной идеей, в быту он производил
впечатление странного, даже несколько чудаковатого человека. Но его доброта, ярость, талант и эрудиция привлекали к
нему многих, особенно – молодежь.
По отношению к нему власти давно уже избрали особую тактику. Арестованный впервые еще в 1949 году, он был
признан невменяемым и помещен в психиатрическую больницу. Я думаю, что на следователей МГБ произвели впечатление
не столько его юридические познания (не знаю, были ли они у него уже тогда), сколько безумная, по тем временам,
смелость его речей и поступков. Возможно, следователи искренно сочли его сумасшедшим. Но впоследствии этот диагноз
использовался уже вполне осознано – и неоднократно. В марте 1968 его в очередной раз насильственно госпитализировали.
Я вообще ничего не знал о таком методе расправы с инакомыслящими и был, естественно, страшно возмущен.
Разумеется, я подписал одно из писем в его защиту. Думаю, впрочем, что основную роль в сравнительно быстром (через 2
месяца) освобождении Вольпина сыграло другое письмо, подписанное почти сотней советских математиков, среди которых
было много всемирно известных ученых.
http://index.org.ru/archives/volpin.html
За особый путь – от огромных денег до
невероятной отваги и достоинства
Польская «Gazeta Wyborcza» назвала Михаила Ходорковского Человеком года. 9 мая 2014 года основатель издания
Адам Михник вручил МБХ соответствующий почетный диплом.
Адам Михник, «Gazeta Wyborcza»: Мы награждаем человека, который решил, что деньги – это еще не все.
Мультимиллионера, олигарха, который прошел особый путь: от Нельсона Рокфеллера до Нельсона Манделы, от огромных
денег до невероятной отваги и достоинства.
Антон Чехов, великий писатель свободных людей России, отмечал, как сложно – капля по капле – выдавливать из
себя раба в деспотическом государстве. Михаил Ходорковский, которого бросил в тюрьму Владимир Путин, выдавил из
себя раба до последней капли.
Он был непреклонным заключенным, оставаясь верным велению совести, а не приказам властей. Он не дал сломить
или унизить себя. Он вызывал огромное уважение своим поведением в зале суда, чему я сам был свидетелем.
Мне невероятно импонирует, что он отказался от мести своим палачам, что в его преисполненных достоинства,
смелости и терпимости словах не нашлось места чувству ненависти, которая звучит в заявлениях трусливых клеветников
против него. Он трезво смотрит в прошлое, в том числе собственное, и в будущее.
В январе прошлого года, когда он еще находился в лагере, после того, как вышла его автобиография, мы обменялись
несколькими письмами. В одном из этих писем я писал: «Я никогда не любил так называемых олигархов. Ты написал "Мне
стыдно, что до 1998 года я не обращал внимания на людей". Но ведь такова природа олигарха: его интересуют деньги,
котировки на бирже и во властных кругах. Это циничный богач, который стремится постоянно преумножать свое
имущество. А в тебе видели еще агрессивного, алчного и стремящегося к власти "циничного комсомольского активиста с
гладкими речами».
Я наблюдаю за делами некоторых олигархов, которые заработали невероятное состояние в результате
специфической «прихватизации». Тезисы об их стремлении приобрести политическую власть в стране вовсе не казались
мне абсурдными. Государство не может обойтись без денег, но деньги не могут единовластно править в стране, поэтому у
меня было двойственное отношение к первой фазе войны Путина с олигархами. И лишь только твоя судьба и судьба
ЮКОСа заставили (и не только меня одного) осознать, к чему ведет политика Путина и его команды.
Твои замечания о Путине кажутся мне очень верными. Ельцин был «лидером перемен, человеком с гибким умом», а
Путин – это «чиновник с цепкой памятью, который умеет слушать и вызывать симпатию», но обладает, однако «косным
видением мира. Если твои идеи ему подходят – прекрасно, но если нет, его не убедят никакие аргументы. Он будет играть.
Если учесть его специфический жизненный опыт и то, что никто из нас не молодеет, Путин представляется идеальной
фигурой на роль лидера стагнации».
В другом месте ты пишешь: «Я не мог принять Путина – умного, сильного и злого. Это дьявол. Путину совершенно
не жаль людей. У него есть свои личные цели, которые обуславливают его действия». Он видит лишь игру, а вместо людей
– шахматные фигуры». Ты пишешь, что был похож на него, но «повзрослел».
После долгих лет ты вышел из тюрьмы, став моральным победителем в войне, которую объявил свободному и
независимому человеку тиран. Эти слова стали особенно актуальными сейчас, когда продолжается российская агрессия
Хроника № 5 (233)
5
против Украины, а Путин мечтает о возрождении российской империи. Михаил Борисович, ты стал символом правды о
сегодняшней России: символом ничтожества российской властной элиты и символом российского достоинства и чести,
отваги и надежды.
(Перевод ИноСМИ, 12.05.2014)
http://khodorkovsky.ru/publications/2014/05/12/18796.html
Новости из регионов
Самая резиновая квартира
Жительницу Обнинска, прописавшую у себя более 800 человек, пытаются признать сумасшедшей
В подмосковном Обнинске расследуется дело Татьяны Котляр, депутата Обнинского городского собрания. По
версии следствия, Котляр подала в городской отдел УФМС заявление о регистрации «трех иностранных граждан без
намерения предоставить им жилое помещение для пребывания». Следователи хотят доказать, что Татьяна Котляр –
сумасшедшая. Интрига в том, что зарегистрированных ею граждан пригласил в Россию Путин.
В тесном коридорчике на Лейпуновского выстроилась большая очередь – на прием к депутату Котляр. У
большинства проблемы с гражданством и пропиской. Беженец из Грузии, которому отказали в статусе беженца. Отецодиночка, который провел целую зиму с маленьким ребенком в вагончике. Девушка, которую родители привезли в Россию,
когда ей был год, о документах не позаботились, и теперь после совершеннолетия она оказалась нелегалом. Женщина,
которая у себя же прописала родную сестру, а гражданство та все равно получить не может...
Узкий кабинет, обшарпанные стены, книжные полки, деревянный стол, старенькие диванчики, которые люди обычно
увозят либо на дачу, либо ставят в подъездах.
Татьяна Котляр говорит очень спокойно:
– Возбудили дело за то, что я в январе зарегистрировала участников государственной программы, которые ко мне
обратились. У нас, в Калужской области, есть программа оказания содействия добровольному переселению
соотечественников. Приезжают люди с удостоверениями участников этой программы. Спрашивают в том же паспортном
столе или министерстве труда: «А где нам зарегистрироваться? Без этого гражданство не дадут». Им отвечают: «А мы
откуда знаем? Идите, ищите, кто вас зарегистрирует, покупайте прописку». Мое преступление, что я их зарегистрировала,
«не являясь принимающей стороной». Я все пытаюсь узнать, кто же является? По логике – областная регистрация, которая
и должна их регистрировать. Ведь люди не сами приехали, их же пригласили...
Татьяна Михайловна – математик по профессии, когда-то переехала в Обнинск с Урала, поступив в московскую
аспирантуру.
– У нас с мужем тогда жилья не было, снимали квартиру. Нас штрафовали, что живем без прописки, не принимали на
работу, а я тогда спрашивала у комиссии «скажите, а как же нам прописаться?» Вот поэтому, эта проблема мне хорошо
знакома. И даже когда в 1993 изменился закон, прописку заменила регистрация, стала носить уведомительный характер –
все равно советский груз остался. Ведь нигде, ни в одной стране нет такой системы. Есть страны, где обязательна
регистрация по месту жительства: человек, который куда-то переезжает, идет в органы внутренних дел и подает заявление,
что проживает по такому-то адресу, – и точка. Да, я считаю, что государство вправе требовать, чтобы все граждане
регистрировались там, где живут. Можно обязать всех, ввести административную ответственность за обман, штрафовать.
Но нельзя делать, как у нас: когда регистрация зависит не от человека, а от собственника жилья. Хочет – регистрирует, не
хочет – нет. Получается, что человек виноват исключительно в том, что не имеет своего жилья. Гражданина России без
регистрации не принимают на работу, не оформляют пособий, ребенка в школу или садик не принимают...
На работу без регистрации действительно не берут, – комментирует правозащитница Елена Буртина из московского
комитета помощи беженцам «Гражданское содействие», – Это не по закону, но за двадцать лет нам ни разу не удалось
обжаловать такой отказ. Ведь мало найдется дураков, которые письменно ответят: «Вы нам не подходите потому, что у вас
нет регистрации», или «Национальность не та». Ответят: «Вакансия уже занята» или «Вы не подходите по
профессиональным качествам». И соцпособия даются только при наличии регистрации, причем по месту жительства. До
принятия 122 закона было можно добиться выплаты соцпособий без нее, а теперь – нет. Мы в Москве много лет боролись за
то, чтобы в сады и школы брали без регистрации, и добились. А теперь и отказы в школах возобновились, и электронная
запись в садики возможна только при наличии регистрации. И в поликлиниках без нее не прикрепляют. Даже гражданина
России с полисом в московской поликлинике обслуживать не будут. Это незаконно, но это так. Недавно нам потребовались
титанические усилия, чтобы прикрепить тяжелого больного из другого региона в Москве на гемодиализ.
– Поэтому в Обнинске люди приходят ко мне – продолжает Татьяна Михайловна – знают, кто здесь помогает. Если я
вижу, что достаточно только жалобу написать, – пишу жалобу. Но если человек говорит, что его на работу не берут или он
гражданство не может получить, то естественно, я всех регистрирую – потому, что все понимаю.
В январе 2012 года в своей предвыборной статье в «Независимой газете» Владимир Путин пообещал ввести
уголовную ответственность для нарушителей правил регистрации и владельцев квартир. Татьяна Котляр отреагировала
открытом письмом: «Пригрозив ужесточить наказания бесквартирным гражданам за проживание без регистрации, г-н
Путин не сказал, где и как может зарегистрироваться бесквартирный гражданин России. Я регистрирую всех, кому
требуется регистрация. Я сознательно превратила свою квартиру в «резиновую». Г-н Путин дал поручение привлекать
владельцев «резиновых квартир» к уголовной ответственности. Я готова».
– Я понимала, что иду на прямой конфликт с властью. Еще в прошлом году пытались дело завести – оштрафовать.
Очевидно, поступили указания в прокуратуру: «сделайте с ней что-нибудь». Вынесли постановление – но я обжаловала и
выиграла – правда, уже в областном суде. Тогда это не было нарушением закона. А теперь статью ввели. На мой взгляд, это
дикость, потому что «резиновые квартиры» – явление уродливое, такого нет ни в одной стране. Откуда они взялись? Просто
ведь от того, что людям деваться некуда.
Самая резиновая квартира России – маленькая «двушка». Татьяна Михайловна с мужем живет в другой, а эту
сначала хотели сдать.
– Сейчас в ней проживают две женщины с детьми, мои знакомые. Они из Таджикистана, гражданство еще не
получили, дети здесь родились. А зарегистрировано там человек восемьсот, я не считала. Процентов восемьдесят –
граждане России, большинство проживает в Обнинске, снимают, строят жилье. Кто-то в Москве. Как правило, мне ничего
Хроника № 5 (233)
6
не платят. Я сама не требую, а если человек предлагает, то платит за коммунальные услуги. Дохода я не имею с этой
квартиры. Предполагалось, что эти жительницы и будут платить за съем, но сейчас у них трудности финансовые, тоже
платят только коммуналку. А что делать? Жить то им где-то надо...
Председатель «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина считает, что власти запутались в своих законах.
– «Иностранцы», за которых судят Татьяну Михайловну, – это русские из стран СНГ, приехавшие по любимой
госпрограмме Путина – Программе добровольного переселения. По закону «О гражданстве РФ», они могут получить его по
упрощенной схеме, если у них есть регистрация по месту жительства. Но откуда у только что приехавшего в Россию
небогатого – богатые по этой программе не приезжают – человека возьмется регистрация по месту жительства? Он либо
получит место в общежитие, либо снимет квартиру – но ни хозяева общежития, ни владельцы жилья не станут
регистрировать у себя жильцов по месту жительства, то есть навсегда. Вот таким, в сущности обманутым, людям и
помогает Татьяна Михайловна.
А главное, – продолжает Елена Буртина, – закон «О резиновых квартирах» не имеет никакого отношения к борьбе с
нелегальной миграцией – хотя бы потому, что регистрация для нелегала невозможна. Если речь идет о гражданах РФ, то
они в России везде находятся легально. А иностранный гражданин для регистрации должен предъявить паспорт с визой или
без визы (для безвизовиков) и миграционную карту. Либо, если есть иное основание для пребывания – разрешение на
работу, патент, разрешение на временное проживание, вид на жительство, статус беженца, временное убежище – то эти
документы. Без этого его не зарегистрируют. Так что в «резиновой» или нерезиновой квартире регистрируются только
люди, которые находятся в РФ легально. В «резиновых» регистрируются те, кто не может найти другое место для
регистрации. Но если иностранец не сможет найти место для регистрации – то он в конце концов станет нелегалом. Так что,
если закон «о резиновых квартирах» и имеет отношение к нелегальной миграции, – то только в том смысле, что он ее
порождает.
Зимой – продолжает Светлана Ганнушкина, – я имела возможность сказать все это Путину, и предложила отозвать
законопроект. Президент никак не хотел верить в то, что Татьяна Котляр безвозмездно помогает людям, но согласился, что
над законом надо бы еще подумать. Однако за две недели проект прошел все слушания, Совет Федерации и был подписан.
Видимо, идея подумать, прежде, чем принимать закон, все-таки не вдохновила. Кажется, больше всего их волновало то, что
некоторые бабушки получают незаконную прибавку к пенсии, превращая свои квартиры в «резиновые».
– 30 апреля, – продолжает Котляр, – следователь вызвал меня на новый допрос. Говорит: «Я должен вас ознакомить
еще с одним постановлением – о назначении психиатрической экспертизы». Совсем как в СССР – только не «вялотекущая
шизофрения», а психопатия почему-то. Видимо, они не могут доказать, что я совершала преступление с целью наживы, – и
тогда я ненормальная. Назначенная защитник, когда мы вышли, сказала: «Видимо, у них на вас вообще ничего нет». Кстати,
именно здесь, в Обнинске, сажали в психушку Жореса Медведева – в ту же самую Калужскую областную психиатрическую
больницу. Там до сих пор ничего не изменилось...
http://www.rusrep.ru/article/2014/04/16/kotlyar
Руслан Кутаев: «Меня преследуют,
чтобы запугать остальных»
7 мая 2014 года, в Урус-Мартановском городском суде Чеченской Республики продолжилось рассмотрение
уголовного дела в отношении известного общественного деятеля Руслана Кутаева. В ходе судебного заседания были
допрошены первые свидетели обвинения, а подсудимый выразил свое отношение к предъявленному ему обвинению.
Напомним, Кутаева обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконные
приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере). Правозащитники из Сводной
мобильной группы (СМГ) убеждены, что дело носит заказной характер, а показания из обвиняемого выбивались пытками.
Власти республики, в свою очередь, категорически отрицают общественно-политическую подоплеку уголовного
преследования Кутаева (тот был задержан буквально через день после участия в несогласованной конференции,
посвященной 70-летию депортации чеченского народа) и всячески подчеркивают, что уголовное дело против 56-летнего
чеченского политика и общественного деятеля – банальное. Однако заседание, в котором должны были допрашивать
сотрудников чеченской полиции, началось совсем не банально.
Судебные приставы категорически отказались пускать на открытый процесс родственников Кутаева, его
односельчан, а также журналистов, включая специально командированных для освещения процесса представителей
федеральных СМИ: мол, зал судебного заседания уже заполнен студентами юридических факультетов чеченских ВУЗов.
«Студенты» действительно заняли все скамейки и стулья в зале суда, правда, в силу своего возраста и наличия оружия
выглядели скорее как сотрудники чеченской полиции.
Журналисты с трудом пробились на процесс, заявляя о грубейшем нарушении закона о СМИ. Защита
ходатайствовала о допуске в зал суда хотя бы близких родственников Кутаева. В итоге жена и двое маленьких сыновей
Руслана Кутаева допущены всё же были, но вынуждены были простоять несколько часов возле «клетки» с подсудимым.
После перерыва организованная массовка из «чеченских студентов» дружно не явилась на продолжение заседания: то ли
потеряли интерес к происходящему, то ли поспешили на лекции.
Допрошенные свидетели обвинения путались в обстоятельствах задержания, страдали забывчивостью и почти все,
включая понятых, не пользовались в день задержания Кутаева мобильными телефонами.
По версии обвинения, Руслан Кутаев был задержан 20 февраля в селе Гехи практически сразу после того, как
приехал в село на такси из Пятигорска. На заднем сидении машины Кутаев, никогда не употреблявший наркотиков, нашел
пакетик с неизвестным веществом и на глаз определил, что это героин. Неустановленным следствием образом Кутаев
попробовал наркотик, вышел из машины и сразу же попался на глаза сотрудникам чеченской полиции, проводившим в селе
оперативно-профилактические мероприятия.
Допрошенные в суде сотрудники УУР МВД по ЧР Хугаев и Акаев, а также сотрудник полка вневедомственной
охраны Мадаев не смогли пояснить суду, каким именно образом был согласован и от кого конкретно получен приказ на
проведение оперативно-профилактических мероприятий. Напечатанный приказ также не был предоставлен суду и, в конце
концов, свидетель Хугаев заявил, что приказ им отдал Владимир Путин!
Хроника № 5 (233)
7
Сотрудники полиции пояснили, что Руслан Кутаев вызвал их подозрение не совсем адекватным поведением: «он
шатался, стоя на месте, и как-то суетился» – пояснил суду старший оперуполномоченный УУР МВД по ЧР Акаев. Именно
таким образом, без проведения медицинского освидетельствования, сотрудники полиции заподозрили, что 56-летний
Руслан Кутаев находится в состоянии наркотического опьянения. На этом основании они остановили его для проверки
документов и, когда Кутаев предъявил «водительские права», решили провести личный досмотр. По словам свидетеля
Акаева в 14.00 в четверг никого из местных жителей на «пустынной улице Больничная» (практически в центре села Гехи) не
было. Но сотрудникам УУР повезло: они смогли найти двух понятых – оба по невероятной случайности оказались
жителями Грозного.
Свидетель Наурбиев показал в суде, что в тот день он совершенно случайно впервые оказался в селе Гехи. В тот
момент, когда он шел то ли по направлению к трассе, чтобы поймать машину в сторону Грозного, то ли в обратном
направлении к сельской мечети («так как настало время молиться»), его остановил оперуполномоченный Хугаев и попросил
выполнить свой гражданский долг. Кстати, в процессе допроса выяснилось, что сотрудники отдела по незаконному оборону
наркотиков УУР МВД по ЧР далеко не первый раз привлекают свидетеля Наурбиева понятым по своим делам. Более того,
25 февраля 2013 года согласно приговору Ленинского суда города Грозного Наурбиев был осужден за незаконный оборот
наркотиков. Правда, получил он крайне редкое для Чечни по своей гуманности наказание – условный срок.
Второй понятой, 23-летний Баталов, также житель Грозного, сначала отказался давать показания в суде о том, с
какой целью приехал в тот день в Гехи. Но под напором адвоката Кутаева, Петра Заикина, был вынужден рассказать о том,
что приезжал к своей девушке Фатиме, о которой ему известно только то, что она по стечению обстоятельств живет на
улице Больничная (именно на этой улице по версии обвинения был задержан Кутаев). К сожалению, свидетель не смог
назвать ни фамилию девушки, ни номер дома, где она проживает. Также «ухажер» не смог описать ни цвет ворот ее дома,
ни цвет ее глаз, ни даже цвет волос. Напрочь забыл он и ее номер телефона, пояснив суду, что после 20 февраля в село Гехи
больше не приезжал и с девушкой Фатимой не встречался.
Сотрудники чеченской полиции не смогли описать в суде, каким именно образом был упакован и вскрыт найденный
во время личного досмотра Кутаева пакетик с героином, почему не применили фотофиксацию во время досмотра, хотя
сделали фотографии во время осмотра места происшествия. Также свидетели не смогли пояснить суду, почему после
задержания они не отправили Кутаева на медицинское освидетельствование и не произвели должным образом регистрацию
сообщения о преступлении. Вместо этого Кутаева и понятых увезли в Грозный (хотя должны были доставить для
проведения дознания по месту территориальной подследственности – в ОМВД России по Урус-Мартановскому району
Чеченской Республики).
Выслушав показания свидетелей обвинения, подсудимый Руслан Кутаев воспользовался своим законным правом и
сделал заявление в суде.
Предлагаем ознакомиться с ним полностью: «Обвинение меня в совершении преступления, связанного с
незаконным оборотом наркотиков, является абсолютно необоснованным, и я считаю, что мои защитники сумеют убедить
суд в моей невиновности. Я прошу государственного обвинителя, моих защитников и суд в ходе настоящего судебного
процесса помнить, что уголовное судопроизводство в числе прочего имеет своим назначением защиту личности от
незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод. Для обеспечения выполнения
участниками судебного процесса указанного назначения судебного процесса я хочу сообщить основную причину моего
уголовного преследования и его цель.
Одни искренне считают, что обвинение меня в совершении преступления является всего лишь расправой лично со
мной за то, что я публично высказывал критику в адрес представителей исполнительной власти Чеченской Республики.
Однако, полагая, что обвинения меня в совершении преступления – это только попытка расправы надо мной лично, они
ошибаются, и я поясню далее почему.
Другие не менее искренне полагают, что причиной всему личная неприязнь со стороны высокопоставленных
чиновников Чеченской Республики, подобным образом наказывающих меня за высказанное им неуважение. Это мнение
основано на проведении нами научно-практической конференции, посвященной депортации чеченского народа, и моём
последующем отказе явиться на беседу с главой Чеченской Республики Р. Кадыровым. Многие считают, что в пользу этого
мнения служат сведения об избиении меня М. Даудовым, руководителем администрацией главы ЧР, и А. Алаудиновым,
заместителем министра МВД ЧР, в день моего задержания.
Действительно, сотрудники после моего задержания отвезли меня к М. Даудову, где он вместе с А. Алаудиновым
жестоко избивали меня руками и ногами. Эти высокопоставленные чиновники меня избивали в присутствии своей охраны.
Но я не считаю, что они это сделали из-за личной неприязни ко мне, и это является далеко не основной причиной
фабрикации уголовного дела и моего последующего уголовного преследования.
Третьи полагают, что таким образом власти Чеченской Республики пытаются препятствовать мне в осуществлении
правозащитной деятельности, так как эта работа позволяет общественности увидеть негативные стороны исполнительной
власти. Моё мнение, которое я озвучиваю публично, отличается от точки зрения этих чиновников, и это их раздражает, но
всё же это тоже не главная причина, по которой я нахожусь на скамье подсудимых.
В действительности, основная причина настоящего судебного процесса находится глубже и не столь очевидна, как
вышеперечисленные. К сожалению, в России в последнее время наметилась четкая тенденция по дискредитации политиков
и общественных деятелей, которые критикуют действующую власть. Чеченская Республика тоже не является исключением.
Если работа правозащитников являлась пассивной защитой, то разворачиваемая нами активная политическая деятельность
– это посягательство на власть. Начатый нами курс на развитие общественно-политических институтов, соответственно,
развития гражданского общества имеет свою цель претендовать на власть в рамках законов и Конституции РФ. Эту работу я
проводил как член высшего политического совета политической партии «Альянс зеленых – социал-демократическая
партия», и эта работа не будет прекращена. Поэтому сейчас в Чеченской Республике взят курс на применение более
изощренных мер в виде действий, направленных на подрыв авторитета, имиджа и доверия к лицу, которое посмело бы
иметь собственное мнение, отличающееся от официальной позиции власти по какому-либо вопросу.
Для дискредитации лица, занимающегося политической и иной общественной деятельностью, как нельзя лучше
подходит его привлечение к уголовной ответственности за преступление, связанное с наркотиками. Для любого
порядочного человека наркотики – это позор. Но здесь у власти произошла осечка, десятки тысяч людей в Чеченской
Республике и за её пределами не поверили в эту ахинею, я уже давно в том возрасте, когда моё имя работает на меня, власть
разоблачила сама себя.
Хроника № 5 (233)
8
Поэтому ложное обвинение меня в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, то есть
приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств, является, прежде всего, показательной расправой за мою
политическую деятельность, имеющей своей целью запугать других чеченских политических, общественных деятелей и
правозащитников, выступающих с критикой и претендующих на политическую власть в Чеченской Республике.
Физическая боль уже прошла, мои травмы, полученные в ходе пыток, заживают, но понимание того, что власти
будут использовать правоохранительные структуры для подобной борьбы с политиками, общественными деятелями и
правозащитниками, вселяет в меня ужас за их возможную судьбу. Ведь они тоже могут подвергнуться преследованию, и
против них также могут быть сфабрикованы уголовные дела.
Но хотелось бы напомнить всем, какой бы долгой ни была ночь, она не бывает вечной, день обязательно
наступит».
«Комитет против пыток», Нижний Новгород
Пытки и рабский труд российских солдат
«Солдатские матери Санкт-Петербурга» добились возбуждения уголовного дела в отношении начальника
объединенных ремонтных мастерских в/ч 17646 за эксплуатацию и издевательства над солдатами срочной службы.
Офицеру грозит до 4 лет лишения свободы.
В правозащитную организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» обратился военнослужащий, проходящий
службу в в/ч 17646. Солдат рассказал, что в течение двух месяцев подряд (октябрь-ноябрь 2013 года) начальник
объединенных ремонтных мастерских капитан Сергей Макаров заставлял новобранцев копать траншею, в которую
укладывали кабель, а также привлекал к иным работам, выполнение которых не обусловлено исполнением обязанностей
военной службы.
В рамках общественного расследования юристы «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» установили, что капитан
Макаров не только привлекал солдат к работам по прокладке кабелей, но выполнению отделочных и малярных работ в
офисном помещении, а также заставлял ремонтировать и мыть свой личный автотранспорт и машины его знакомых.
– Вся эта история вновь продемонстрировала обществу проблемы призывной армии, – пояснила руководитель
«Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Элла Полякова. – Рабский труд запрещен Конституцией Российской Федерацией,
рабство – это ужасное и страшное явление, которое, к сожалению, по сей день сохраняется в нашей стране, но в иной
форме.
Кроме того, новоиспеченные военнослужащие привлекались к канализационными работами на территории в/ч и
занимались уборкой мусора в 25 военном городке, сообщили в правозащитной организации.
Однако это еще далеко не все безобразия, происходившие в части – офицер Макаров в наказание за проступки
приказывал военнослужащим ночью рыть окопы или ползать по полю в химкостюме и противогазе.
– Такой вид наказания, с точки зрения международного права, является ни чем иным как пыткой, – рассказал
координатор отдела по защите прав военнослужащих «Солдатских матерей» Антон Щербак.
К слову сам же Макаров не отличался высоким профессионализмом – неоднократно распивал на территории в/ч
спиртные напитки, после чего покидал дежурства. При этом военнослужащие постоянно сталкивались с оскорблениями и
унижениями, а одному из них офицер один мобильный телефон разбил кувалдой, а, привезенный родителями взамен, забрал
себе.
В ходе прокурорской проверки также были установлены факты незаконного подключения к электросетям войсковой
части частной коммерческой организации.
В данный момент в отношении капитана Сергея Макарова 301 военный следственный отдел возбудил уголовное
дело по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). В случае если суд признает его виновным,
офицеру грозит наказание в виде лишения свободы сроком до четырех лет. В свою очередь в адрес командира в/ч 10953
приняты меры прокурорского реагирования.
СПб РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга» выражают благодарность за эффективное и беспристрастное
расследование сотрудникам 301 военной прокуратуры Санкт-Петербургского гарнизона – прокурору полковнику юстиции
Харьковскому С.Г. и заместителю военного прокурора подполковнику юстиции Апалькову А.Н.
Александр Передруг, «Солдатские матери Санкт-Петербурга»
На одну тему
В Киеве прошел конгресс миротворцев
24 и 25 апреля 2014 года в Киеве прошел крупный форум, посвященный отношениям между Украиной и Россией в
сфере экономики и политики, СМИ, правозащитной деятельности, науки и культуры.
В конференции приняли участие российский бизнесмен и бывший политзаключенный Михаил Ходорковский,
политики Борис Немцов и Юрий Луценко, известные российские и украинские журналисты – экс-главреды Lenta.ru и
«Коммерсанта-Украина» Галина Тимченко и Валерий Калныш, обозреватель «Эхо Москвы» Юлия Латынина, украинские
журналисты Мустафа Найем, Соня Кошкина, Савик Шустер, Мыкола Вересень, писатели Андрей Курков, Людмила
Улицкая, Лев Рубинштейн, политолог Станислав Белковский, художник Александр Ройтбурд, правозащитники Людмила
Алексеева, Александр Даниэль, Светлана Ганнушкина, Василь Овсиенко, Евгений Сверстюк и многие другие.
«Важно смотреть в будущее, причем ближайшее»
Говорят российские и украинские участники киевского форума.
(публикуется в сокращении)
Российская сторона:
Грани.Ру, «Черным ходом в будущее», 25.04.2014
По просьбе «Граней» российские участники форума «Украина-Россия: диалог» подвели его итоги.
Хроника № 5 (233)
9
Александр Даниэль, член правления Международного «Мемориала»: Для меня важна была возможность приехать в
Киев, куда я очень стремился с конца февраля. Я следил за ситуацией по интернету, по рассказам друзей, но хотелось
приехать сюда, чтобы «потрогать пальцами». Мое участие в конгрессе было прежде всего личным жестом солидарности.
Мне кажется, что сам по себе форум был небессмысленным, хотя российская сторона, представленная здесь, – это
отщепенцы, «национал-предатели», «жидобандеровцы». Наши украинские друзья и единомышленники должны понимать,
что мы очень мало можем вместе, но каждый из нас может многое по отдельности. Новая эпоха, которая началась в конце
февраля – начале марта, – это не эпоха корпоративных ответственностей и коллективных инициатив. В России это эпоха
индивидуальной ответственности, поступков, которые каждый совершает сам и за них отвечает. То, что я услышал на
конгрессе, только укрепило меня в этом мнении. Здесь практически не звучало предложений по созданию инфраструктуры
для совместной работы – мы просто сверяли часы.
Сергей Гандлевский, поэт: У меня нет профессии, поэтому профессиональный мой интерес – писательство, лирика –
не совпал и не мог совпасть с задачами конгресса, это было ясно с самого начала. Главное, для чего я воспользовался этим
как чем-то крайне насущным, – еще раз обнародовать свое настроение и умонастроение. За чем я ехал, того и достиг.
Владимир Мирзоев, режиссер: Я думаю, важен жест доброй воли, для российской интеллигенции важно
подчеркнуть, что мы не солидаризируемся с путинским государством. Кроме того, очень хотелось послушать, что скажут
эксперты с украинской стороны, как они воспринимают нынешнее положение вещей, критическое и страшное. Хотелось
уловить их эмоцию, их мысль.
У меня в киношколе на третьем курсе есть украинские студенты из разных регионов – восточных и западных. Для
наших отношений важно, чтобы между нами не было никаких недоговоренностей. А студентам полезно узнать, что думают
их старшие товарищи. В ситуацию надо попытаться вникнуть с культурологической стороны. Ведь политическая
составляющая всем ясна: агрессия есть агрессия, и любой самостоятельно мыслящий человек с этим согласен. Большинство
населения России – жертвы пропаганды. А здесь собрались блестящие умы, было очень много интересного.
Еще очень важно смотреть в будущее, причем ближайшее. Сейчас у многих взгляд обращен назад в прошлое, как
будто глаза у них на затылке. Они смотрят вспять, никто не хочет смотреть вперед. В России это связано с реанимацией
неосоветского мифа, с очередным заколдовыванием страны, которой давно пора бы расколдоваться. Это наведение порчи
на сознание русского общества. Но чары скоро спадут. Общество все-таки идет вперед. Историю нельзя повернуть вспять,
ее можно только притормозить. В ближайшее время России и Украине совершенно иначе придется рассматривать свой
культурный обмен. Потому что политика Путина бесперспективна, зомби жить не может – такое бывает только в фильмах
ужасов. Империю воссоздать невозможно.
***
DW, 25.04.2014
Известная российская писательница Людмила Улицкая, книги которой переведены на 25 языков, в своем
выступлении на конгрессе «Украина-Россия: диалог», организованном в Киеве Михаилом Ходорковским, говорила о
серьезном расколе в российском обществе. И отметила, что интеллигенция, заявив о своей гражданской позиции, может
сыграть ключевую роль в консолидации общества и в восстановлении нормальных отношений с Украиной. Впрочем,
сделать это будет очень трудно.
DW: Людмила Евгеньевна, неужели все так плохо?
Людмила Улицкая: Хотя мы не хотим возвращаться в советские времена, но именно этим сейчас сильно пахнет.
Интеллигенции очень сложно сегодня живется в России. В ее среде раскол еще более острый, чем в среде народной, где
царит единомыслие, потому что там слушают радио и смотрят телевизор, а мы берем информацию не из телевизора.
Интеллигентам сейчас тяжело, потому что мыслящие люди имеют обыкновение думать самостоятельно. И расхождений у
интеллигентных людей всегда намного больше, чем у рабочих вагонремзавода. Политика стала всех задевать за живое. И
это тоже одна из проблем, что нам стало между собой трудно договориться.
– Насколько важно, по вашему мнению, сейчас сохранить культурные связи между Россией и Украиной?
– Это, собственно говоря, и есть моя самая важная задача. А то, что мне сейчас, приехав в Киев на конгресс
«Украина-Россия: диалог», приходится выступать с некоторой политической миссией, – это совершенно не мое. У меня
ощущение двоечника, которого вызвали к доске и сейчас он будет плохо отвечать. Но, видимо, нам всем сейчас нужно
делать не совсем то, что нам хотелось бы, потому что очень хочется изменить ситуацию.
– Какие, на ваш взгляд, нужны практические шаги, чтобы изменить ситуацию?
– Здесь в Киеве мы именно и говорим сейчас о том, что можем сделать совместно, какие культурные проекты
воплотить в жизнь. У меня намечено выступление в киевском университете, и это меня радует. Радует и то, что хотя мои
книги переведены на многие языки, но последний перевод моей книги был именно на украинский язык. Для меня это было
большой победой, потому что ясно: культурное пространство существует, и оно гораздо важнее, чем политическое. Я
глубоко убеждена, что нас спасут именно культурные связи, а никак не политика людей, которым мы не очень доверяем и
которых не очень уважаем.
***
Украинская сторона:
Газета.Ру, Яна Дубинянская , «Пока мы можем говорить», 26.04.2014
Автор – писатель, журналист. Автор романов «Пансионат», «Глобальное потепление», «Н2О», «Сад камней» и др.
Лауреат Русской премии и премии Бориса Стругацкого «Бронзовая улитка». С романом «Пансионат» Яна Дубинянская
вошла в лонг-лист номинантов на национальную литературную премию «Большая книга-2014»
«За последний месяц самый задаваемый мне вопрос был: а зачем проводить нашу конференцию?» – так начал свою
речь на открытии конгресса «Украина – Россия: диалог» один из организаторов, президент фонда «Открытая Россия»
Михаил Ходорковский. Ответ на этот вопрос попыталась найти и участник конференции с украинской стороны, писатель
Яна Дубинянская. От того, сможем ли мы понять аргументы другой стороны, зависит наше общее будущее.
Зачем это нужно? – пожалуй, единственный вопрос, которым встретили анонс мероприятия и в украинской
культурной среде. Откровенно говоря, и это необходимо обозначить с самого начала, в Киеве не ждали от этого конгресса
ничего хорошего.
Вот краткий спектр аргументов тех, кто решил априори: нет, это не нужно.
Первое: они приедут учить нас жить. Россияне с их неискоренимым комплексом старшего брата и в лучшем случае
латентным, а часто и открытым имперским мышлением, которое не зависит ни от образования, ни от широты взглядов. Мы
Хроника № 5 (233)
10
давно знаем, что любой российский либерал ломается на украинском вопросе. Они имманентно такие, так о чем нам с ними
говорить?
Второе: понятно, что приедут те, кто против правящего режима, те самые национал-предатели, пятая колонна. Но их
существование вписано в систему, это карманная и безопасная оппозиция, они нужны там такие для имитации какогоникакого плюрализма мнений и свободы слова. Они ничего не решают и не могут изменить в своей стране, о чем нам с
ними говорить?
Третье: у нас война. Решается судьба страны, и происходит это вовсе не в Киеве. Так какой же смысл вообще в
пустопорожней говорильне, в формальной имитации – а иначе ведь не будет! – какого-то интеллектуального переговорного
процесса?
Предубеждения были, и, сидя в зале рядом с украинской писательницей Ларисой Денисенко, мы очень чутко
вслушиваемся во все, что говорится со сцены: сфальшивят? Впадут ли в официоз, во фрондерство, в пустословие?
К Михаилу Ходорковскому у нас в стране относятся спокойно, без того спектра полярных эмоций, которые он
вызывает в России, и это дает возможность объективной оценки.
Нет, не сфальшивил. От Украины выступает как соорганизатор от общественной инициативы «Третья Украинская
республика» Юрий Луценко, шутит про «каторжную тему»: действительно, его с Ходорковским объединяет именно этот
этап биографии. Думаю, в России мало кто знает, что, сидя в тюрьме, Луценко регулярно отчитывался в оппозиционных
СМИ… о прочитанных книгах. Привычка к массированному чтению, столь редкая для политика, дает о себе знать. Не
сфальшивил.
Людмила Улицкая, представляющая российский «Пен-клуб» и сама, являясь безусловным моральным авторитетом,
надеюсь, для обеих стран, безусловно, мудра и точна в каждом слове. Правда, замечает Лариса, рядом с ней очень не
хватает соизмеримого морального авторитета украинской культуры (они есть, мы называли между собой имена). Не
пришли. Не захотели говорить?
Улыбаясь и кивая через зал «нашим», отмечаем, что в зале не так уж много знакомых лиц с российской стороны.
Бросаются в глаза медийные Борис Немцов, Дмитрий Быков, Юлия Латынина, но вообще культурно-интеллектуальные
сферы наших стран за два с лишним десятилетия серьезно разошлись. Мы почти не знаем друг друга в лицо и на самом деле
очень редко вообще пробуем говорить.
В первый день конгресса я убегала по неотложным делам после открытия в четком ощущении: все будет хорошо.
Потом поинтересовалась вечером впечатлениями интернет-публики, в основном российской… и была впечатлена.
«Видала я такие холмы, по сравнению с которыми этот – равнина», – говорила Белая Королева Алисе в Зазеркалье.
Предубеждение и недоверие украинской стороны не шло ни в какое сравнение с тем, что писали о конгрессе российские
блогеры. Среди эпитетов, которыми награждали участников, ярлыки предателей и бандеровцев были еще самыми мягкими,
а киевский спорткомплекс «Олимпийский» называли «ворота в Адъ».
Интернет-общественность наперебой желала самолету российской делегации крушения, исчезновения в атмосфере
либо приземления в местах не столь отдаленных, наиболее активные граждане требовали списков. Впрочем, эта
зазеркальная публика неизбежно проявится и тут в комментариях, увидите сами. С ними уж точно невозможно и не о чем
говорить.
Но удивили и российские журналисты. Оказывается, я все пропустила: на секции, посвященной цензуре в СМИ,
вспыхнула локальная стычка между украинскими и российскими коллегами (а чего вы хотите от людей, уже который месяц
живущих, по сути, в окопах информационной войны?), и россияне радостно ухватились за скандал, делая далеко идущие
выводы: а вот не получилось! Взаимопонимание невозможно, слишком глубоки взаимные обиды, остры конфликты, никто
не в состоянии выдержать уровень дискуссии, да и желания такого, похоже, нет. Не стоило и пытаться говорить!
А присутствовавший в то же самое время на параллельной переводческой секции украинский филолог, умнейший и
очень придирчивый Михаил Назаренко, кстати, получивший в этом году главную российскую премию для переводчиков
имени Норы Галь, написал в блоге: «Было все очень прилично (даже сказал бы, на удивление прилично). Нормальные люди
обсуждают нормальные вопросы».
Случилось взаимопонимание и на секции, посвященной коррупции в науке, о чем отчитался убежденный российский
борец с данным явлением Сергей Пархоменко. А еще на конгрессе проговаривали проблемы экологии и истории, прав
человека и общественных стереотипов, евроинтеграции и федерализма, церкви и люстрации, экономических аспектов
аннексии Крыма и стратегий Кремля в отношении Украины, свободы творчества и ответственности интеллектуальной
элиты за формирование общественных стереотипов… Безусловно, все это следовало проговорить.
Перемещаясь с секции на секцию на следующий день конгресса, сверяю собственные ощущения с впечатлениями
украинских коллег и знакомых. Замечательная поэтесса из Львова Марианна Кияновская, впервые слышу ее говорящей порусски, и очень важные вещи; а ведь ее многие в родном городе отговаривали ехать сюда.
Еще одна львовянка Александра Коваль, организатор Форума издателей, крупнейшей украинской книжной ярмарки:
как специалист не в восторге от организационной части, но довольна стилистикой происходящего диалога.
Критик Юрий Володарский, завсегдатай литературных мероприятий: накануне он помог Людмиле Улицкой отыскать
в Киеве дома ее бабушки и дедушки, чем безусловно горд, и вообще ему нравится собравшаяся здесь компания.
Писатель Алексей Никитин, только что вернувшийся из Москвы, где ему вручали Русскую премию, рассказывает,
что и там, как и здесь, собрались в основном умные и адекватные люди… И все соглашаются в одном: да, нам с россиянами
необходимо говорить.
В залах конгресса звучат самые разные мнения, и это естественно. Но важно другое: люди тут и правда слушают
друг друга. Обсуждения судеб России и Украины продолжаются и кулуарно, это ведь на самом деле, отнюдь не для
протокола, сейчас волнует всех.
Наиболее масштабная секция на тему, возможно ли мирное сосуществование демократической Украины и
тоталитарной России, едва не превращается в пресс-конференцию Бориса Немцова, а знаете почему? Потому что накануне
он побывал в студии Савика Шустера (это у нас наиболее популярное политическое телешоу), где занялся именно тем, чего
мы опасались, – снисходительной выдачей рецептов спасения Украине, и то весьма спорных. Очень многим хотелось
высказать Немцову в лицо, где и почему он не прав; но под железной рукой модератора, журналиста и шоумена Мыколы
Вересня дискуссия все-таки принимает более масштабный и глобальный характер.
Многие из россиян считают своим долгом извиниться перед украинцами за агрессию своего государства. Некоторые
говорят о том, что украинская политическая нация сейчас определенно на более прогрессивной стадии, чем российская.
Хроника № 5 (233)
11
И во многих выступлениях звучит мысль о том, как наши страны все дальше и катастрофичнее расходятся в самой
возможности взаимопонимания. Не только в дипломатических верхах – на горизонтальном уровне, среди бывших друзей,
даже внутри семей, живущих по разные стороны границы, а теперь уже зияющей трещины, превращающейся в бездну.
Это действительно так, и это страшно. Война, я об этом уже писала, не способствует взаимопониманию. Слова
начинают обретать противоположное значение, а значит, посредством них уже не договориться. О чем говорить с теми, кто
с подачи пропаганды называет сугубо мирных и штатских чиновников из временного правительства Украины хунтой,
военных, пытающихся спасти свою страну от в разы превосходящего ее по силам противника, – карателями, а вооруженных
до зубов террористов собственных спецслужб, наоборот, восставшими мирными жителями?
Разный понятийный аппарат исключает саму возможность дискуссии. А там, где категорически нельзя говорить,
остается только стрелять.
С теми российскими интеллектуалами, которые приехали в эти дни в Киев, мы можем во многом не соглашаться, но,
по крайней мере, говорим на одном языке, в одном понятийном поле, называем вещи одними и теми же именами. И поэтому
пока мы можем говорить.
Заголовок этой статьи я позаимствовала из романа киевской писательницы Марины Козловой, одной из самых
сильных, кто пишет сейчас в Украине на русском языке. Это роман о том, что именно язык, слова, речь управляют
глобальными процессами в мире. И договориться можно даже со смертью.
«В критические моменты истории ответственность интеллектуалов и деятелей культуры ощущается особенно остро.
Мы готовы сделать все от нас зависящее, чтобы положить конец российско-украинскому противостоянию» – это уже из
резолюции конгресса. Разумеется, сразу же встает вопрос: а много ли от нас зависит?
Ходорковский на вопрос, вынесенный в начало этой статьи, отвечал древним рыцарским девизом: «Делай что
должно, и будь что будет».
Это универсальный ответ.
***
CityNews, «Николай Козырев: Мы стоим на пороге полномасштабной войны, и ее нужно остановить любым путем»,
беседовала Людмила Ермилова
Луганский правозащитник, руководитель Украинского Хельсинского союза Николай Козырев принял участие в
конгрессе «Украина-Россия: диалог», проходившем в Киеве 24-25 апреля. Итогом конгресса стало принятие резолюции, в
которой участники выступили за возрождение и развитие культурно-интеллектуального взаимодействия Украины и России
независимо от политической конъюнктуры и обещали сделать все от них зависящее, чтобы положить конец российскоукраинскому противостоянию. Николай Козырев подвел свои итоги мероприятия за несколько минут до оглашения
резолюции.
– Николай Кузьмич, насколько важно было для Вас принять участие в конгрессе?
– Мне было очень интересно присутствовать на конгрессе, приятно, что уровень организации оказался высоким. В
такой кризисный момент в отношениях между Россией и Украиной конгресс стал возможностью найти взаимопонимание
между демократическим слоем гражданского общества обеих стран, построить своеобразный мост интеллектуального
взаимодействия, ответить на вопросы, которые сейчас волнуют всех нас.
– С каким месседжем Вы приехали сюда? Какую мысль хотели донести до участников?
– Четко сформулированного месседжа, тезиса у меня не было, так как я не знал, что именно здесь будет обсуждаться
– программа, которую мне прислали, давала только общую информацию. Я дважды выступал на панельных дискуссиях, и
для меня было важно сказать, что сейчас самое главное, то, что мы стоим на пороге полномасштабной войны, и ее нужно
остановить любым путем, используя те ресурсы, которыми мы располагаем. Прежде всего это ресурсы гражданского
общества – те, которые можно употребить для взаимодействия с властями и международной общественностью с одной
целью – остановить агрессию Путина.
– Сейчас, когда мероприятие почти завершилось, считаете ли Вы, что цель конгресса достигнута?
– Была проведена довольно плодотворная работа, многие вопросы, которые были вынесены на повестку дня, открыто
обсуждались, и в целом я считаю, что цели, озвученные в начале конгресса, были достигнуты. Однако было кое-что, чем я
остался недоволен, хотя это «недоволен» занимает очень мало места в соотношении с тем, чем я доволен. Среди
участников, особенно с российской стороны была большая доля тех, кто занимается наукой и журналистикой. Естественно
их больше интересуют научные проекты, проекты, связанные со СМИ, налаживание интеллектуальных мостов – люди этим
живут. Но я не услышал идей проектов, связанных с социальной жизнью и прежде всего – идей в сфере трудовых
взаимоотношений. Жизнь интеллигенции – мыслительная работа, у них есть свои проблемы, но есть и социальная жизнь,
находящаяся на уровень ниже – производство, наемный труд, проблемы профсоюзов, которые должны сейчас играть
ведущую роль в организации трудовых взаимоотношений между Украиной и Россией. К сожалению, я не слышал
обсуждения подобных проблем. Это важный сегмент социальной жизни, который должен сильно влиять на ситуацию в
стране, например, забастовка шахтеров в « Краснодонугле». Рабочих пытаются вовлечь в политические разборки и подают
это как требование увеличения зарплаты – это очень тревожный симптом, но он здесь не обсуждался. Проблематика
трудовых взаимоотношений, того сегмента общества, который здесь не присутствовал, на самом деле очень важна, потому
что изменения на рынке труда и собственности влияют на жизнь на «втором этаже» – жизнь интеллектуальную.
– Что Вам запомнилось больше всего на конгрессе? Было ли что-то удивительное и необычное?
– Приятно было услышать выступление Михаила Ходорковского, очень порадовало выступление Юрия Луценко –
он четко сформулировал, в каких направлениях нам нужно двигаться.
– Считаете ли Вы, что название мероприятия «Украина-Россия: диалог» себя оправдало? Удалось ли участникам
услышать друг друга?
– Я считаю, что да. Многие присутствующие здесь россияне чувствуют вину перед Украиной, некоторые даже
публично извинялись перед украинцами за то, что не могут повлиять на ситуацию, обуздать агрессивные намерения
Путина, и чувствуют свою личную ответственность. Вопрос только в том, что у российского гражданского общества не
хватает сил для противостояния агрессору.
– Даст ли конгресс свои плоды – каких результатов Вы ожидаете от мероприятия в ближайшем будущем?
– Думаю, да. Здесь мы слышали слова. Результатом должно быть создание конкретных программ, направленных в
свою очередь на создание институтов взаимодействия гражданского общества, которые будут определять новые формы
взаимодействия между Россией и Украиной.
http://khodorkovsky.ru/publicsupport/quotes/2014/04/28/18782.html
Хроника № 5 (233)
12
Резолюция конгресса «Украина-Россия: диалог»
Россия и Украина подошли к опасной черте настоящей войны, а народы наших стран против своей воли ввергнуты в
конфронтацию.
Мы считаем недопустимым такое развитие событий. В сложившейся драматичной ситуации интеллектуалы и
деятели культуры Украины и России обязаны сделать все для того, чтобы вернуть доверие и партнерские отношения между
нашими народами и странами.
Мы убеждены, что интеллектуально-культурная среда мира должна стать генератором новых идей, которые помогут
покончить с нарастающей российско-украинской враждой и восстановить мир и согласие.
Мы против вмешательства во внутренние дела Украины, в частности, в вопросе государственного устройства,
самоуправления и языковой политики.
Мы озабочены тем, что Россия превращается в закрытую, агрессивную страну, политика которой нарушает нормы
международного права.
Мы считаем неприемлемым возобновление «холодной войны». Четверть века назад СССР ее уже проиграл. Мы
считаем, что попытка ее возобновления может оказаться губительной.
Мы поддерживаем территориальную целостность Украины в ее конституционных границах. И считаем европейский
выбор единственно верным и для Украины, и для России.
Мы поддерживаем право меньшинства на сохранение, развитие и использование языка и культуры.
В свете последних событий возникла угроза разрыва гуманитарных связей между нашими странами. Мы выступаем
за возрождение и развитие культурно-интеллектуального взаимодействия Украины и России, независимо от политической
конъюнктуры.
В критические моменты истории ответственность интеллектуалов и деятелей культуры ощущается особенно остро.
Мы готовы сделать все от нас зависящее, чтобы положить конец российско-украинскому противостоянию.
Киев, 25 апреля 2014 года
Репортаж Андрей Бузина с референдума в
Донецке
Репортаж сопредседателя движения «В защиту прав избирателей «Голос» и корреспондента газеты «Гражданский
голос» Андрея Бузина с референдума в Донецке
Часть I
Итак, цитирую «Временное положение о местном референдуме в Донецкой области» (в названии есть изъян: ведь
если авторы объявили себя Республикой, то и референдум должен быть республиканским): П.1 гл.5: «В случае
возникновения непредвиденных обстоятельств, повлекших за собой невозможность заблаговременной подготовки и
передачи на отдельные участки списков участников референдума, списки участников референдума составляются в день
голосования такой участковой комиссии самостоятельно». П.2 гл.5: «Избиратели, прибывшие в день голосования на такие
участки, включаются в списки избирателей по предъявлении паспорта гражданина Украины» (во как: даже не по
регистрации в Донецкой народной республике!). Ну, понятное дело, в связи с «возникновением непредвиденных
обстоятельств, повлекших за собой невозможность заблаговременной подготовки» (ну, например, власти Украины не
предоставили реестр избирателей) отдельные участки превратились во все. Догадайтесь, какая должна быть явка?
А вот результат референдума определяется так (п.4 гл.7): «Вопрос, вынесенный на референдум, считается
одобренным (утвержденным), если в поддержку вопроса проголосовало более половины голосов участников референдума,
принявших участие в голосовании» (стиль авторский). И, между прочим (п.3 гл.8): «Результаты референдума являются
окончательными, не требуют утверждения или одобрения любыми органам власти и являются обязательными для
выполнения гражданами Украины (во как!), соответствующими органами государственной власти Украины».
Может, ребята со Старой площади именно этой белиберды испугались?
Но! Большинство людей, тусующихся в этом огромном доме, верят! Вера штука сколь иррациональная, столь и
серьезная. Когда люди руководствуются соображениями «революционной целесообразности» (а председатель ЦИК ДНР
Роман Лягин сегодня примерно так и сказал про себя) им нипочем право. Правда, Лягин еще напирал и на соответствие
Положения международным нормам, но уж тут он был совсем бессодержательным. Какой будет у такого референдума
результат – нетрудно догадаться. Нетрудно также предположить, что послужит он совсем не тому, о чем заявляют его
устроители (пусть даже просто веруя): он не послужит умиротворению.
Часть II
Организаторы народного референдума в Донецке близки к сдаче экзамена на вхождение в Россию.
Посетил три избирательных участка (здесь это не так просто, ибо список избирательных участков не опубликован и
их приходится искать буквально методом опроса) и территориальную комиссию Ворошиловского района. И плюс к тому
хожу пешком, денег на машину нет.
В ТИКе имел обстоятельный разговор с членами (подробности – позже). Потом председатель ТИКа объявил, что у
них будет заседание, и попросил посторонних (то бишь, меня) покинуть помещение. Понятно, что моя ссылка на Временное
положение о том, что комиссии работают «открыто и прозрачно» (так в Положении), действия не возымело, и я пошел
дальше. Около 15 часов был в УИК № 7 (председатель – Комарницкая И.С.). По словам председательницы на 14 часов
проголосовало около 3,5 тысяч человек. «Явка составила примерно 35%».
А в кавычках – вот почему. Донецкие комиссии, в которых я побывал, все-таки имеют некий предварительный
список избирателей, составленный из списков избирателей с прошлых выборов тех территорий, на которые распространено
действие нынешних УИК. Насколько я понял – примерно по три старых УИК на одну нынешнюю. Если человек попал в
этот список, – хорошо, не попал – пожалуйста, – в дополнительный. Соотношение исходных и дополнительных списков
выяснить нигде не удалось, но на вид дополнительные списки очень внушительны. Явка считается от исходного списка, так
что в принципе и 146% явки тоже вполне возможны.
Хроника № 5 (233)
13
Понятное дело, поинтересовался у Ирины Сергеевны, могу ли я прийти на подсчет голосов. Этот вопрос поставил ее
в тупик. Сначала она искала ответ во Временном положении, но его там нет. Потом спросила у авторитетного члена УИК
Сергея, который уверенно заявил, что «нет, конечно – только наблюдатели». Естественно, я попросил сослаться на какойнибудь нормативный акт. Потом Ирина Сергеевна позвонила в Ворошиловский ТИК, в котором ей сказали, «пусть Бузин не
мутит воду» (то есть, надо понимать, что мои вопросы в ТИК запомнились… После чего, Ирина Сергеевна – видимо решив
меня успокоить – обещала не пустить на подсчет не только меня, но и вообще журналистов, Вот я и говорю, что
организаторы референдума в Донецке уже готовы войти в Россию.
Часть III
Поговорил на улице с двумя художниками. Ну что с художников взять? Один сказал, что никто из его подъезда
на референдум не пойдет (наверное – художественная метафора), а сам он, если и пойдет, то будет голосовать против.
Второй просто не пойдет: неинтересно ему это.
В 17:20 посетил УИК № 1 (ул. Щорса, 64). Рядом – разгромленное здание СБУ: разбитые стекла, выломанные двери.
Там сейчас расположились самоборонцы. С ужасом представил себе такую картину на Лубянке…
В УИК № 1 председателя не было, а секретарь сообщить мне информацию о числе проголосовавших отказалась. Но
голосуют уже в нормальном российском темпе, очередей нет.
19 часов. УИК № 4 (ул. 50 лет Октября, 104). Любезный председатель Юрий Анатольевич. Проголосовало около
6000 человек. В предварительных списках числилось 8900. Разделение на тех, кто в списках дополнительных, а кто в
предварительных – неизвестно. На первый взгляд подписей в предварительных списках – процентов 15.
Зашел в кафе – поговорил с пятью посетителями. Один оказался киевлянином; даже и говорить не буду, что он обо
всем этом думает. Двое других – из Макеевки. На референдум не ходили. Злы на всех. Еще двое – донецкие. Насколько я
понял, референдум поддерживают. Ссылаются на огромные очереди, которые показывали сегодня по российскому
телевидению.
21 час (официальное время закрытия участков – 22 часа). Пытался найти участок по адресу ул. Артема, 17. Все
закрыто, темно.
21:40 (решил здесь попытать счастья попасть на подсчет голосов). Хожу вокруг школы № 9, участок, который я
посещал в 19 часов. Темно. Стучусь в окошко. Открывает бабушка-охранница.
– Видишь, милый, какая обстановка: на участки совершено нападение, поэтому было указание срочно все перевести
в Ворошиловский райисполком (там, где ТИК, который я утром посещал).
– А на ваш участок нападение было?
– Нет, на наш, слава Богу, не было.
Иду в Ворошиловский райисполком. Перед райисполкомом столпились журналисты. (Замечу, что председатель
ТИК Косолапов Владимир Сергеевич утром меня заверял, что после 22-х пустит в ТИК). Через несколько минут выходит
председатель ТИК и пацан-боец в защитке. Председатель такой уставший-уставший, а боец такой агрессивныйагрессивный. Больше всех возмущается команда ОРТ, на которую боец по-пацански наезжает. Но председатель ТИК его
сдерживает.
Пропускают какую-то съемочную группу с символикой ДНР на груди, потом – Первый канал российского
телевидения, что ОРТ, РЕН-ТВ и «Звезду», естественно, задевает. Но боец доходчиво так, в стиле отрицательных героев
сериалов ОРТ объясняет, что в ТИКе мест нет. Вот, говорит, выйдут первые, вы зайдете. Я понимаю, что мне путь в ТИК
заказан: обстановка-то «сами видите какая». Рухнула мечта посмотреть на подведение итогов в ТИК…
ОРТ связывает по телефону Косолапова с важным членом ЦИК Литвиновым (член Правительства ДНР), после чего
председатель ТИК объясняет, что получено указание бюллетени на участках не считать, а свозить все в ТИК и тут же
упаковывывать, а считать будут на следующий день в ЦИКе. Поэтому смотреть, мол, в ТИКе нечего. (Правда, вышедщая
УИК № 2 сообщает, что она свои бюллетени в ТИКе подсчитала). Но обещает пропустить операторов ОРТ и РЕН-ТВ при
подъезде следующего УИК.
Заодно председатель сообщает, что голосование закончено раньше, поскольку горисполком попросил освободить
школы. Бабушка-то, видать меня дезинформировала.
Тут как-раз подъезжают две машины. Из одной выскакивают бойцы с оружием, из другой выносят прозрачные такие
урны с бюллетенями. Под прикрытием бойцов урны бегом несут ко входу, причем один боец с автоматом успевает
крикнуть кому-то из снимающих что «щас как камеру разнесу!» За урнами в ТИК пропускают обещанных операторов. Что
они там сняли – см. российское телевидение.
Через десять минут бойцы в таком же телевизионном жанре выскакивают из здания и занимают круговую оборону
вокруг машин, стоящих рядом с райисполкомом. Нападающих, правда, не видно…
А «Звезду» так и не пустили. Но ее корреспондент сказал, что они скажут, что проходил референдум активно и
нормально. А свое мнение про бардак и явку, которое было высказано устно, они говорить не будут, поскольку «все и так
очевидно».
Итак, несмотря на провокации, вопреки желанию киевской хунты и их западных покровителей, в Донецкой народной
республике при небывалом энтузиазме жителей прошел народный референдум, который показал, всенародную поддержку...
Ну, а то, что были отдельные недостатки и проверить всю эту поддержку никак нельзя, так это, как пишут некоторые
мои комментаторы – издержки фронтовых
http://www.golosinfo.org/ru/articles/617
Зарубежные новости
Евгений Захаров: Первые назначения в милиции
делал не Аваков, а Ярема
Деятельность Арсена Авакова во главе министерства внутренних дел вызывает не однозначные отзывы. Против
министра ополчился «Правый сектор», а парламентская комиссия по расследованию убийства Саши Белого уже
потребовала от Авакова уйти в отставку на время расследования. Тем не менее, несмотря на массу оперативных задач,
министр хочет продемонстрировать наличие реформ в милиции, которые не ограничатся ликвидацией одиозного
«Беркута». Так при министерстве создается экспертный совет по соблюдению прав человека, который должен заняться
Хроника № 5 (233)
14
подготовкой инициатив по реформированию МВД с целью гуманизации работы органов. Первое заседание этого совета
должно состояться уже на днях. Возглавить его шеф МВД предложил земляку – главе Харьковской правозащитной группы
Евгению Захарову. В беседе с «Главкомом» Захаров рассказал, чем будет заниматься совет, как правильно проводить
люстрацию и почему он одобряет действия Авакова.
Это Аваков предложил вам возглавить совет? Почему именно вам?
– В 2005-2009 я был сопредседателем общественного совета при МВД. Насчет того, чтобы возглавить, пока речи не
было, это сам совет будет решать. 9 марта мне позвонил Аваков и предложил встретиться. Я как раз был в Киеве, и мы в тот
же день встретились в министерстве. Он попросил меня восстановить все проекты гражданского контроля за деятельностью
милиции, которые были в МВД до 2010-го года – общественные советы, мобильные группы по мониторингу прав человека
в местах лишения свободы, подотчетных МВД, региональные помощники министра по правам человека и т.д.
После этого предложения от министра я стал советоваться с коллегами, которые этим занимались, и довольно быстро
пришел к Авакову с конкретными предложениями. Мы сказали, что сейчас нужен не столько общественный, сколько
экспертный совет, главной задачей которого будет подготовка и проведение реформы МВД. Исходя из того, что при самом
благоприятном сценарии Аваков будет в должности где-то до ноября, времени у нас очень мало. За эти шесть месяцев, если
они у нас будут, мы должны приготовить точечные изменения и провести такую реформу МВД, какая только возможна за
такой короткий период.
Вы считаете, что другой министр не будет заинтересован в работе вашего совета?
– Понятия не имею, но этот точно заинтересован. Причем нам не надо никаких денег, кабинетов, оплата экспертных
усилий – это наши проблемы. Все, что я рассказал Авакову, он принял и попросил меня заняться формированием совета.
Должен акцентировать на том, что наш совет при МВД – по правам человека. При министерстве существует еще один
экспертный совет, в который входят несколько депутатов парламента, бывшие милиционеры, возглавляет его генералполковник Михаил Корниенко. В наш совет вошли 14 человек – представители организаций, которые занимаются
проблемой соблюдения прав человека в МВД. Из Хельсинкского союза, из Центра политико-правовых реформ, Ассоциации
украинских мониторов, Харьковского института социальных исследований, Центра гражданских свобод и других.
С этими коллегами мы вместе работали ранее. В 2010-м году одним из первых приказов нового министра Могилева
было разогнано управление мониторинга прав человека в МВД, уволены помощники министра по правам человека, и мы из
тех же самых людей создали Ассоциацию украинских мониторов прав человека в правоохранительных органах. Эта
ассоциация за почти четыре года очень хорошо развилась, один из ее проектов – проект реформирования МВД, уже есть
готовая концепция, и пишется новый закон о полиции и полицейской деятельности.
То есть милицию собираетесь переименовывать?
– Да, одним из основных принципов будет девоенизация милиции. Не должно в ней быть людей в погонах. Также
должна быть местная муниципальная милиция. Вообще реформа предусмотрена радикальная. Среди наших предложений –
объединение патрульно-постовой службы и ГАИ, оплата штрафов через госбанки в режиме онлайн, установка
регистраторов на входе в каждый райотдел, чтобы можно было фиксировать, кто когда в него вошел и вышел. В Британии
мы подсмотрели такую систему, когда каждый чих людей, которые находятся под стражей, регистрируется – вызвал врача,
позвонил другу – все фиксируется. И хотим то же самое ввести у нас.
Аваков написал в своем блоге, что вы с Егором Соболевым входите в люстрационный комитет, который помогает
ему с кадровыми решениями.
– Аваков ошибается, пока такого комитета не существует. Были пожелания Майдана, кто и на каком месте должен
быть в правительстве. Соболев в этих пожеланиях был главой люстрационного комитета, а я – уполномоченным по правам
человека. Но люстрационный комитет пока не создан. Егор пытается организовать широкую общественную кампанию за
создание такого комитета, а наша организация сотрудничает с ним. Честно говоря, меня напугало наличие радикальных
законопроектов о люстрации, которые, по-моему, принимать ни в коем случае нельзя. Харьковская правозащитная группа
подготовила сначала концепцию, а потом и свой законопроект, которые обсуждались на нескольких экспертных встречах.
Кстати, офис омбудсмена предоставляет общественным организациям место для сборов, что позволяет экономить деньги на
аренде помещений. По итогам этих обсуждений появилась уже третья редакция, которую, считаю, можно вносить в
парламент и принимать.
Критерии люстрации должны быть четкими, не содержать оценочных суждений. Люстрационной процедуре могут
подвергаться чиновники первой, второй, третьей категории и приравненные к ним в правоохранительных органах,
остальные четыре категории, мы считаем, трогать не нужно. Законопроектом предусмотрено следующее – все чиновники
этих категорий пишут декларации о том, что они не подпадают под критерии люстрации. Или признаются, что подпадают –
в таком случае такая информация является непубличной, и они увольняются сами. Люстрация происходит по заявлениям
граждан, и сам люстрационный комитет может это делать по собственной инициативе, исходя из своей информации. То
есть, если есть уверенность, что данные, написанные в декларации чиновником, не соответствуют действительности.
И какие «нерадикальные» критерии для люстрации вы намереваетесь применять? Назовите несколько.
– Надо проводить люстрацию, которая не была проведена еще в начале 90-х, и ограничить возможность штатных
сотрудников спецслужб и негласных агентов попадать на определенные должности. Также люстрационным критерием
должна быть принадлежность к руководству ЦК КПСС, ЦК КПУ, ЦК ЛКСМ, к руководству областных комитетов
Компартии СССР и Украины и комсомола до 19 августа 1991-го года, сотрудничество со спецслужбами других стран.
Если говорить о более близком времени, то ограничивается право занимать определенные должности на срок 3-10
лет тех, кто занимал высшие посты при втором сроке Кучмы – с 15 декабря 2000-го года по 23 января 2005-го года, и
первом и, надеюсь, последнем, сроке Януковича. Также люстрации надо подвергнуть тех, кто участвовал в фальсификации
президентских выборов 2004-го года, недавних парламентских выборов в проблемных округах, препятствовал проведению
мирных собраний в последние 4 года, организовывал преследование людей за их общественную и политическую
деятельность, чьи действия приводили к нарушению прав человека, что было признано Европейским судом и так далее. Но
принципиально, что эти обстоятельства должны быть подтверждены решениями суда, который установит соответствующие
факты.
Но надо разделять тему люстрации и то, чем будет заниматься совет при МВД. Нынешние кадровые назначения в
милиции, чем я тоже занимаюсь, – это не люстрация. Мы с Егором Соболевым и Юрием Бутусовым входим в комиссию по
кадровым назначениям в МВД. Авакова много ругали, что он не тех назначает, что ему деньги заносят за назначения,
последнее – просто чушь. Но фактически первые назначения делал не Аваков, а Ярема как опытный милиционер. Авакову,
Хроника № 5 (233)
15
в конце концов, все эти разговоры надоели, и он взял и уволил всех начальников областных управлений и приняв их работу
в качестве «и.о.». На все эти должности был объявлен публичный конкурс. Поскольку все одновременно сделать нельзя,
начали с самых проблемных, где назначенных из Киева начальников просто не пускали на рабочее место, – Тернопольской,
Львовской, Волынской и Киевской. Заявки кандидатов на эти посты собирали до прошлой среды включительно. Всего есть
33 кандидата: 14 – во Львовской области, 8 – в Тернопольской, 7 – в Киевской и 4 – в Волынской.
И как теперь из них собираетесь выбирать?
– МВД обнародовало электронный адрес, на который граждане могли писать все, что знают и думают о кандидатах,
кого они хотят, кого не хотят. А мы втроем собираем о них информацию по своим каналам. Лично у меня есть две сети, в
которых я активно участвую. Первая – правозащитная, у нас богатая база данных, по которой можно проследить, замешаны
ли были кандидаты в нарушениях прав человека. Навожу справки о них у коллег-правозащитников из тех областей. Вторая
сеть – милицейская, те, кто работал раньше в МВД, в отделе мониторинга прав человека. Также добываю информацию у
бывших милиционеров, с которыми знаком много лет по самым разным причинам, – этот круг достаточно обширен. И
третий источник – журналисты, особенно те, которые занимаются криминальной тематикой.
Фактически в милиции анонсируется масштабная ротация. Куда потом девать уволенных из милиции?
– Такую масштабную ротацию, к сожалению, делает каждый новый министр, начиная с 2005-го года. Каждый новый
министр полностью менял всех своих замов и всех начальников областных управлений.
Но ведь это и рядовых сотрудников касается. Ликвидирован «Беркут» одним из первых указов нового министра,
сейчас власть планирует сокращения в милицейском аппарате…
– Вместо «Беркута» уже сделали другое подразделение и перевели туда людей, которые были в «Беркуте». А из
Внутренних войск сделали Национальную гвардию, еще и увеличив численность. Массовых увольнений, насколько мне
известно, не было. Надо же разбираться, проводить расследование и только потом увольнять. Как надо проводить
расследование того, что случилось 30 ноября – 1 декабря, последующих убийств. Если этот режим его не проведет, он тоже
обречен. Но знаю, что расследование ведется.
В адрес нынешнего руководства МВД раздается много критики, специальная комиссия требует временного
отстранения Авакова. Вы лично считаете действия министерства адекватными ситуации?
– Министр выглядит гораздо лучше, чем можно было бы ожидать. Особенно учитывая, что он никогда в милиции не
работал. То, что он делает, я в целом одобряю. Он ошибается – это правда, например, часто пишет на своем аккаунте в
«фейсбуке» вещи, которые, на мой взгляд, писать не стоило. Но само наличие такого аккаунта говорит о том, что он
открытый публичный человек. Скоро мы с Соболевым и Бутусовым придем к нему с нашими, надеюсь,
консолидированными предложениями по назначениям. Лично я считаю, что глав трех облуправлений, которые сейчас
пребывают в статусе «и.о.», назначать нельзя, хотя они также являются претендентами.
Думаю, что отстранять Авакова в такое неспокойное время, как сейчас, просто неправильно. Ведь часто нужна
немедленная реакция именно министра на многочисленные провокации. Если бы он был лично причастен к смерти
Александра Музычко, я бы еще понимал такую позицию комиссии, но это же не так. Я как раз был у Авакова следующим
утром и могу сказать, что он ничего не знал о деталях смерти Музычко.
Беседовал Павел Вуец
http://glavcom.ua/articles/18606.html
Доклад Freedom House «Свобода прессы-2014»
Американская неправительственная организация Freedom House опубликовала 1 мая свой новый доклад «Свобода
прессы-2014».
«Свобода прессы в мире упала до самого низкого уровня за последнее десятилетие. Отмечено ухудшение ситуации в
Турции, Украине, а также в ряде стран Восточной Африки и в относительно открытой информационной среде Соединенных
Штатов», – говорится в документе.
В докладе также отмечается, что из 197 рассмотренных стран и территорий 63 были оценены как «свободные», 68 –
как «частично свободные», 66 – как «несвободные».
«Мы видим снижение свободы СМИ на глобальном уровне, движимое усилиями правительств по контролю за
сообщениями и наказанием тех, кто их передает. В каждом регионе мира в прошлом году мы обнаружили, что на
журналистов нападают как правительства, так и частные субъекты, блокируя их физический доступ к важными событиями,
осуществляя цензуру содержания, и заказывая политически мотивированные увольнения журналистов», – сказала
руководитель данного проекта Freedom House Карин Карлекар.
Самая лучшая ситуация со свободой прессы в Швеции, Норвегии и Нидерландах. В десятку лучших вошли также
Финляндия, Бельгия, Швейцария, Люксембург, Исландия, Дания, Андорра. В последней десятке оказались Бахрейн, Сирия,
Иран, Экваториальная Гвинея, Куба, Беларусь, Эритрея, Узбекистан, Туркменистан, КНДР. Отмечается ухудшение
положения в Турции, Греции, Черногории и в Великобритании. Скромные улучшения ситуации были отмечены в Италии,
рейтинг которой остался на уровне частично свободных СМИ.
Соединенные Штаты сохраняют одну из самых сильных позиций в рейтинге, но в 2013 году демонстрируют
серьезный негативный сдвиг, ставший результатом нескольких факторов. Карин Карлекар заявила, что в США отмечено
«самое существенное ухудшение ситуации со свободой прессы за последние десять лет». Она считает, что это связано
«прежде всего, с попытками правительства контролировать распространение информации по вопросам национальной
безопасности и с тем, как это отражается на способности журналистов защищать свои источники и работать без надзора и
юридических преследований».
Наша страна занимает в рейтинге 176 позицию. «Сфера СМИ в России характеризуется использованием податливой
судебной системы для преследования независимых журналистов, безнаказанной физической агрессией, убийствами
журналистов и продолжающимся государственным контролем и влиянием почти на все традиционные СМИ. В 2013 году
российское правительство ввело в действие дополнительные правовые ограничения на свободу слова... Хотя блогеры и
журналисты, а также радио- и телеведущие успешно пользуются Интернетом для общения с аудиторией, заинтересованной
в альтернативных и более уравновешенных источниках информации, правительство начало использовать комбинацию
законов, судебного преследования и нормативного давления, чтобы распространить репрессивные меры на сетевые
издания», – говорится в докладе.
Хроника № 5 (233)
16
Что касается государств бывшего Советского Союза, то к категории стран со свободными СМИ были отнесены
Эстония (15-я позиция) Литва (39) и Латвия (49).
«Частично свободна пресса в Грузии (93) и Молдове (112). В число стран с несвободной прессой вошли Армения
(134), Украина (139), Киргизия (147), Таджикистан (175), Россия (176), Азербайджан (183), Казахстан (187), Беларусь (193)
и Туркмения с Узбекистаном, поделившие предпоследние 195-196 позиции.
Полностью доклад «Свобода прессы-2014» см. http://freedomhouse.org/report/freedom-press/freedom-press2014#.U2dga6JBrxV
Freedom House – некоммерческая организация, которая поддерживает демократические изменения, осуществляет
мониторинг свобод и выступает за демократию и права человека.
Тема для дискуссии
В чём состоит коллизия отношений между
государством и общественными организациями
в современной России
(Данные заметки позволят читателям самостоятельно сравнить ситуацию, сложившуюся в настоящее время в
указанной области, с тем, что зафиксировано мною год назад…(Бродский Дмитрий 17 апреля 2014 г.)
1. На канале «Россия-1» с 7 на 8 апреля 2013 г. проходила очередная дискуссия в рамках передачи «Воскресный вечер
с Владимиром Соловьёвым».
Тема, поднятая для обсуждения, была связана с «законом об иностранных агентах», – применительно к тем НКО
(некоммерческим организациям), которые получают финансирование из-за рубежа.
1.1. Со стороны защитников этого закона присутствовали: его автор, «единоросс» Александр Сидякин, известный
бывший подставной анархист Андрей Исаев, а также записной журналист от спецслужб Алексей Пушков. От
«общественных организаций» за рубежом выступала новая фигура соловьёвского пропагандистского теле-шоу, доселе мне
неизвестная, – Вероника Крашенинникова («Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и
инициатив»).
1.2. С «терпящей» стороны в передаче приняли участие: глава организации «Гражданское содействие» Светлана
Ганнушкина, директор «Информационно-аналитического центра мониторинга межнациональных конфликтов в России
«Сова» Александр Верховский и директор общественной организации «Агентство социальной информации» Елена
Тополева.
Эти граждане были приглашены потому, что их организации отказались признать себя «иностранными агентами»,
как предписывает придуманный думцами закон, и стали объектами всестороннего и беззаконного административного
прессинга. Их сторону защищала «выброшенная» нынешними властями из политики публицист Ирина Хакамада.
1.2.1. Представители общественности тщетно пытались объяснить (а это и не было предусмотрено форматом
зубодробительного шоу) своим оппонентам, а по-существу – обществу, что они не являются агентами никаких государств, а
служат интересам своего российского общества.
1.2.2. Их противники делали всё, чтобы показать неискушённым зрителям, что:
общественные организации – это, по-существу, такая форма бизнеса (Соловьев), и:
те организации, которые берут деньги на свою уставную деятельность от зарубежных грантодателей, эти другие
государства используют «в тёмную» (сленговая метафора Крашенинниковой) в своих политических целях. Из этого, по
диффамационной логике и Соловьёва, и Крашенинниковой, следует, что общественные организации, получающие гранты
из-за рубежа, занимаются политикой. А, как надо понимать, заниматься политикой (и чем угодно) дозволяется только
приближенным к Кремлю прихлебателям.
1.2.3. Прежде всего, должен заметить, что выдвинутые г. Соловьевым и г. Крашенинниковой утверждения –
принципиально ложны. Они характеризуют или невежество выдвинувших их персон (и тогда, тем самым, их
профессиональную несостоятельность), или использование ими заведомо лживой, более того, клеветнической мотивировки
(что также указывает на их профессиональную несостоятельность).
1.2.4. Нет никаких доказательств того, что указанные общественные организации получают доход от своей
деятельности: они всего лишь строго выполняют условия грантов в строго прописанных уставами своих организаций
общественно значимых целях.
Ведь никому не придёт в голову назвать бизнесом, например, службу мониторинга преступлений при ГУВД Москвы.
К тому же, вся информация, полученная общественными организациями, абсолютно открыта и может служить подспорьем
для работы всех ветвей любой российской власти (в случае их добросовестности и политической неангажированности) и
информирования граждан России. И, если бы организации выходили за пределы своих уставных задач или занимались
получением прибыли не идущей на уставные цели, то их просто следовало бы закрыть. Но это не делается властями, так как
нет состава нарушения законодательства.
1.2.5. Нет никаких доказательств, что упоминаемые организации занимаются политикой, поскольку политической
деятельностью называется такая деятельность, которой социальные индивидуальные или ассоциированные акторы
занимаются с целью получения полномочий законодательной и исполнительной власти и осуществления этих полномочий.
Так вот, таких организаций среди НКО самими нынешними властями не обнаружено. А работа по мониторингу
избирательной кампании или отслеживанию коррупции в любых областях общественной или государственной жизни
политикой не является, а представляет собой работу по гражданскому контролю, – с целью создания здоровой атмосферы
культурной, экономической и политической жизни.
В этой работе должны быть заинтересованы все без исключения политические силы, если, конечно, они не
преследуют корыстных намерений.
1.2.6. Между тем участники исследуемого здесь теле-шоу, якобы представляющие государственные интересы, и его
ведущий исходили из рассмотренных и разоблаченных лживых тезисов.
Хроника № 5 (233)
17
Поэтому они не видели ничего дурного в том, что общественные организации после вступления в силу указанного
закона, противоречащего Конституции РФ и международным нормам, были подвергнуты массированным неожиданным и
всесторонним (от внеплановых «пожарных» до юридически необоснованных «прокурорских») проверкам.
Апелляция к здравому смыслу и, даже, к основному закону нашей страны на представителей «государственных»
интересов не действовала.
1.3. В своих заметках, представленных на суд общественности, я не буду приводить очевидные резоны
представителей гражданского общества.
Я хочу обратить внимание на то, что они упустили в своей полемике.
1.3.1. Но прежде, дам некую общую справку о сущности общественных организаций и о специфике их отношений с
государством.
1.3.1.1. Российские общественные организации, как и подобные объединения любой страны мира, занимаются
широким спектром проблем, которые: не в силах решить, или в недостаточной степени решают государственные структуры.
(1)
Этот спектр простирается от защиты животных (зоозащиты) или окружающей природной (экозащиты) и культурной
(культурозащиты) среды до защиты прав человека (правозащиты) и мира между народами и государствами (мирозащиты).
(1)
В своей деятельности общественные благотворительные организации опираются на законодательную базу,
включающую Конституцию РФ и международные правовые нормы, в частности, на Всеобщую декларацию прав человека.
1.3.1.2. Общественные организации не могут существовать без ресурсов.
Решающий ресурс для создания и существования общественных организаций – это люди. Общественные
организации во всех странах мира создаются людьми, которых заботят те или иные проблемы и которые неформальным
образом пытаются проявить свою этическую и гражданскую позицию в решении этих проблем.
Для осуществления любой деятельности требуются и другие ресурсы – подспорья.
Это не только свободное время, которое можно высвободить, если человек решил свои житейские проблемы, но и
множество материальных и организационных средств, на которые также требуются банальные деньги.
1.3.1.3. Как уже было сказано, любое нормальное (цивилизованное) государство должно приветствовать
деятельность общественных организаций, ибо они снимают остроту проблем, на которых у него, по тем или иным
причинам, всегда не хватает ресурсов. (1)
Если государство заинтересовано в решении проблем, то ему совершенно неважно, откуда общественные
организации получают средства…
Согласно нашему законодательству об НКО, главное, чтобы они были законны (не криминальны) и шли на
«уставные» нужды.
Если государство не в состоянии полноценно помогать общественным организациям, то это проблема государства
искать новые резервы.
1.3.1.4. Действительно, существует некая моральная конкуренция: между обществом и государством и между
государствами в деле поддержки общественных организаций, если мы принимаем пользу от их деятельности в качестве
аксиомы.
Но здесь есть только один честный выход – помогать этим организациям больше и лучше, чем конкуренты.
1.3.2. В то же время, В. Крашенинникова в рамках анализируемой передачи утверждала, что если повышается
ПРЕСТИЖ некоего ИНОГО государства, то такая деятельность идёт вразрез с интересами российского государства.
1.3.2.1. Но тогда получается, что российское государство при нынешнем руководстве находится в противоречии с
интересами российского общества.
1.3.2.2. Ибо, если государство было бы искренне заинтересовано в решении проблем, то ничто не мешало ему делать
в тех или иных областях социальной жизни настолько больше, чтобы иностранная помощь была бы просто не столь
востребована, и тогда престиж российского государства закономерно повышался бы.
1.3.2.3. Но, если представители государства, ревнуя к чужой помощи, не просто усиливают своё участие в решении
проблем, а начинают «ставить палки в колёса» самой этой деятельности, это указывает на плачевную и тревожную
ситуацию: на то, что сами проблемы, над которыми бьётся гражданское общество, им чужды.
1.4. О чём это, по-моему, свидетельствует? Здесь мы подходим к главному…
1.4.1. Этот вывод свидетельствует о том, что такие представители государства живут как бы в «ином мире», далёком
от социальных, культурных и иных переживаний и забот общественности, не признают их реальную нравственную и
объективную общественную ценность, а, следовательно, – враждебны обществу.
8 апреля 2013 г. этому предположению получено исчерпывающее доказательство из уст «первого лица» нынешней
России, последние годы осуществляющего «ручное» руководство страной в борьбе за сохранение тиранической власти
своего клана.
1.4.1.1. В частности, на встрече с главой Объединенной Германии Ангелой Меркель В. Путин посетовал, что
цивилизованные страны выделили деньги для российских НКО, в то время как их нужно было бы пустить на защиту
вкладов российских бизнесменов на Кипре.
Тем самым он продемонстрировал область своих истинных забот:
не помощь беженцам или трудовым мигрантам, попавшим в беду («Гражданская инициатива»),
не сбор сведений о незаконных репрессиях в отношении наших граждан в прошлом или настоящем (центр
«Мемориал», организации «Русь сидящая», «ГУЛагу – нет» и т.п.),
не сбор сведений о межнациональных конфликтах в нашей стране, с целью информирования властей о динамике
деградации нашего многонационального общества (Центр «Сова», «Российское общество прав человека» и т.п.),
не сбор информации о всесторонней благотворительной деятельности наших граждан в помощь общественным
организациям и неравнодушным гражданам в поиске друг друга для более успешного решения общественных проблем
(«Агентство социальной информации»),
не другие экозащитные, зоозащитные, культурозащитные, соцзащитные, правозащитные (в том числе, защищающие
право россиян на честные выборы) и мирозащитные инициативы, вызывают сочувствие главы государства и гаранта
Конституции.
Хроника № 5 (233)
18
1.4.1.2. Его заботит сохранность валютных вкладов его ближайшего окружения, наиболее состоятельных персон
исполнительной, законодательной и судебной власти. То есть, он во всеуслышание заявил миру, что он – «президент»
своего клана.
1.4.2. Что же касается непримиримого отношения к другим государствам, потенциальным донорам разнообразных
благотворительных, в том числе правозащитных программ, то такое подозрительное отношение к ним указывает на то, что
наша власть принципиально враждебна цивилизованному миру, который открыт для помощи другим.
1.4.3. Действительно, на фоне помощи других стран нашим (российским) общественным инициативам, участие в
этом процессе нынешней российской власти выглядит жалким, и, что ещё отвратительней, – очевидно политически
корыстным. Пример – поддержка Центра «Подари жизнь». Я имею в виду навязчивое обусловливание своей помощи всем
российским общественным организациям необходимостью их участия в политической «игре» на стороне нынешнего
псевдополитического пула, аффилированного спецслужбами: ЕР, ЛДПР, СР, КПРФ, а теперь ещё «пристяжного»
«Народного фронта».
1.4.4. То есть, получается, что нынешняя власть распоряжается государственными бюджетными средствами как
своим клановым «общаком».
1.5. Российской общественности ничего не известно о поддержке нашим государством благотворительных
организаций в других странах…
1.5.1. Между тем, на территории других государств (без какой-либо для российского общества нужды) под видом
российских общественных организаций действует множество оплачиваемых из российского государственного бюджета
идеологически чуждых цивилизованному миру, политизированных пропагандистских организаций, таких, как «Русские
центры», «исследовательские» институты, храмы «русской православной церкви за границей», богатейшие «Русские дома»
(2) и т.п.
Среди них уделим некоторое внимание Фонду «Институт демократии и сотрудничества», об учреждении
которого заявил сам президент РФ Владимир Путин на закрытии саммита Россия-ЕС в Португалии в октябре 2007. (3)
Кстати, Председателем этого фонда назначен известный государев «правозащитник», адвокат Анатолий Кучерена.
Этот фонд рассадил свои представительства («институты») в ведущих цивилизованных государствах мира.
Например, в США нью-йоркским представительством руководит известный с ельцинской поры пропагандист имперской
автократической политики Андроник Мигранян. (4)
Во Франции парижское представительство отдано под руководство известной своими национал-консервативными
(по-моему, фашистскими) взглядами Наталье Нарочницкой. (5)
Так как указанные персоны перманентно пропагандируют свои антидемократические «идеи» в многочисленных
публикациях и выступлениях, то само их руководство организациями, содержащими в названии слово «демократия»,
одновременно служит:
циничным «плевком» цивилизованному миру и
декларацией того, что их институты призваны исследовать демократические государства как некое чуждое им и
опасное для их хозяев проявление «природы».
О «сотрудничестве» тут тоже говорить невозможно, поскольку: «По плодам их узнаете их... Так всякое дерево
доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые». (6)
Я имею в виду то обстоятельство, что указанные структуры ни разу, даже для вида, не продемонстрировали поиска
путей сотрудничества и примирения с цивилизованным миром. Напротив, их сотрудники проводили идеологическую
линию имперской и раскольнической позиции Кремля и лично Путина в международных отношениях. Мы ни разу не
слышали, чтобы какие-то мирные инициативы исходили из «недр» «Института демократии и сотрудничества». И это
несмотря на то, что насущная необходимость в таких инициативах была, хотя бы в случае подготовки и осуществления
военных действий России против суверенной Грузии.*
1.5.2. Но в свободном мире им (этим органам пропаганды и «исследований») до последнего времени не чинят и
тысячной доли тех препятствий, какие сейчас пытаются преодолеть российские общественные организации со стороны
своего «родного» государства.
2. Теперь вернёмся к теме, от которой мы отталкивались в наших размышлениях: присвоение российским НКО,
получающим материальную поддержку на выполнение своих благотворительных программ из-за рубежа, статуса
«иностранный агент». (7)
Этот гриф «навешивается» на них подобно желтой звезде во времена Средневековья или Третьего рейха в Германии.
2.1. В США, на пример которых ссылаются прокремлёвские пропагандисты, статус «иностранного агента» придаётся
лишь лоббистским организациям, то есть тем организациям, которые официально выражают идеологические, и обозначают
«исследовательские» интересы своих государств. (8)
В частности, такой аффилированной российской организацией, беспрепятственно (без всякого демонстративноунизительного контроля и шантажа) действующей в юрисдикции США, является уже упомянутый «Институт
внешнеполитических исследований и инициатив». (9)
То есть, В. Крашенинникова, пропагандирующая законность навешивания ярлыка «иностранный агент» на
российские общественные организации, получающие материальную поддержку из других государств, сама-то возглавляет
не общественную, а российскую государственную (9) структуру. 2.2. У нас аналогов указанной структуры, по-моему, нет.
2.3. Что же касается таких зарубежных организаций как «Институт Гёте»(10) или «Институт Кеннана», которые
на первый взгляд могли бы послужить аналогами упомянутого российского разведывательно-пропагандистского центра в
США, имеют такие черты, которые не позволяют их так квалифицировать.
Первый из них (10) хотя и государственное учреждение, но настолько осторожен в своей просветительской
деятельности, что имеет своё отделение даже в Северной Корее (Пхеньян).
А «Институт Кеннана в России» (11) вообще неправительственная организация, которая, как я выяснил, изучив
множество публикаций в выпускаемом ею журнале «Вестник Института Кеннана» (12) сугубо научно-исследовательская
социологическая структура.
Ну, если только не считать любые незасекреченные исследования проблем России, и её взаимодействий с другими
странами шпионской деятельностью, как это было принято при советском тоталитарно-деспотическом режиме.**(13, 14)
3. Между прочим, в США действуют около полутора (1,5) миллиона общественных организаций (8), источником
финансирования которых никто не интересуется, а интересуются лишь тем социальным заказом, который они призваны
удовлетворить, и даже осуществляют определённую поддержку.
Хроника № 5 (233)
19
У нас же количество НКО на 2008 г. по данным, представленным Общественной платой РФ (15), составляет 655 400
единиц. Но это включая, как я полагаю, массу псевдо-общественных организаций, подобных самой Общественной палате,
заказавшей исследование.
К тому же, по моим представлениям, число действительно общественных организаций не растет, а резко сокращается
по причине их преследования со стороны нынешних властей и, в частности, путём лишения их возможности получать
независимые от Кремля источники финансирования своей деятельности.
Примечания:
* Фонд никак не обнаружил себя как миротворец и для предотвращения агрессии России против суверенной
Украины. Б.Д. 16 апр.2014 г.
** К сожалению, в 2014 году российские власти «выдавили» Институт Кеннана из России (13,14)
Источники:
1. Бродский Дмитрий, директор Московской независимой общественной библиотеки (МНОБ), вместе с рабочей
группой: Батенкова Елена – редактор (руководитель информационного отдела МНОБ) и Нароушвили Лейла – библиограф
(журналист). “Значение СМИ в формировании позитивного отношения к благотворительности в российском обществе”,
Москва, 1999 (проект «Бизнес, власть, общественность и СМИ в российской благотворительности», инициируемый
Институтом «Открытое общество». 1998-1999 годы).
2. http://newsru.co.il/arch/realty/22sep2009/russ_haus_603.html
3. http://www.svoboda.org/content/article/24650324.html).
4. Грани.ру, блог «Дерьмометр, Персоны»
5. Кристалинская Мария, «Наталья Нарочницкая и Андроник Мигранян, иностранные агенты»,
http://www.svoboda.org/content/article/24650324.html
6. Нагорная проповедь (Библия: Евангелие от Матфея. (Мф.7: 7-20.)
7. Векслер Юрий. «Иностранные агенты в Берлине». http://www.svoboda.org/content/article/24971400.html
8. Макфол Майкл (посол США в России) «Гражданское общество в Америке» (http://ng.ru/ideas/2013-0429/1_us_society.html)
9. Аверкиев Игорь «Сами вы агенты мирового мракобесия (Эпизод холодной войны между командой Владимира
Путина и российским средним классом)/ Сайт Пермской гражданской палаты.11 июня 2013 года:
http://www.pgpalata.ru/persons/agents2
10. Институт имени Гёте: http://ru.wikipedia.org/wiki/Институт_имени_Гёте
11. Институт Кеннана входит в состав Центра Вильсона: http://wilsoncenter.org
12. ««Вестник Института Кеннана». М., №№ 17,18, 22, 23, 24
13. Институт Кеннана закроет представительство в Москве: http://lenta.ru/news/2014/02/12/kennan
14. http://www.kennan.ru/index.php/rus/Institut-Kennana-v-Rossii
15. Задорин И.В. (рук.), Шубина Л.В., Зайцев Д.Г., Комисаров А.А., Седова Н.Н.
Проект «Мониторинг состояния некоммерческого сектора в России»: Аналитический обзор № 3: «Динамика
развития и текущее состояние сектора НКО в России» с.6, (v.1.0 от 03.03.09) © ЦИРКОН (АНО «Социологическая
мастерская Задорина») 2008.5.7. Доклад Общественной Палаты РФ о состоянии гражданского общества в Российской
Федерации, 2008 г. http://www.zircon.ru/upload/iblock/6d1/090206.pdf
Выделения в тексте принадлежат автору
Дмитрий Бродский, Москва,
8 апр. 2013 г. – 2 мая 2013 г. – 17 апреля 2014 г.
Объявления
Конкурс «Полиция в фокусе гражданского
контроля»
МХГ объявляет о проведении общественного конкурса «Полиция в фокусе гражданского контроля».
С помощью Конкурса мы стремимся вовлечь как можно больше граждан в контроль за деятельностью полиции.
Приглашаем всех неравнодушных граждан, журналистов, все общественные организации и незарегистрированные группы
принять участие в этом конкурсе!
Конкурс проводится в рамках инициативы «Гражданин и полиция». Вовлечение широких слоев гражданского
общества в процесс общественного контроля – одна из важнейших целей Московской Хельсинкской группы. Сюда
относится в том числе и общественный контроль за деятельностью полиции. Мы убеждены, что активный общественный
контроль помогает укреплять доверие граждан к полиции, приближает переход к партнерской модели отношений между
государством и гражданином и формирование МВД как особого рода сервиса для граждан. Это те самые цели, которые
преследует и проводимая сейчас реформа МВД.
Организаторы Конкурса ставят перед собой следующие задачи:
– собрать максимальное число успешных практик гражданского контроля за деятельностью полиции;
– сделать известными имена наиболее активных, креативных, бесстрашных и беспристрастных активистов и
инициативных групп;
– максимально широко распространить положительные практики гражданского контроля за деятельностью полиции
и методы их достижения.
Конкурс проводится по пяти номинациям:
1) лучший репортер;
2) лучший агитатор;
3) лучший организатор;
4) успешное взаимодействие;
Хроника № 5 (233)
20
5) лучший рационализатор.
Материалы для участия в Конкурсе можно подавать до 15 августа 2014 года. Объявление и награждение победителей
состоится 30 сентября 2014 года.
Победители будут отмечены дипломами и награждены памятными сувенирами.
Всю подробную информацию о Конкурсе можно узнать в Положении о Конкурсе.
Московская Хельсинкская группы
«Общественный вердикт» объявляет
конкурс «Гражданский успех»
Фонд "Общественный вердикт" объявляет о проведении общественного конкурса успешных инициатив по защите
пострадавших от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов «Гражданский успех».
Конкурс пройдет с 21 апреля – 1 июня 2014 года. Награждение победителей состоится 26 июня (в Международный
день в поддержку жертв пыток) 2014 года в Москве.
Общеизвестно, что в России работает значительное количество организаций и людей, которые изо дня в день,
используя механизмы защиты прав человека, эффективно помогают гражданам, пострадавшим от неправомерных действий
правоохранительных органов. Деятельность таких организаций призвана повысить качество работы системы МВД в
области:
• соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина;
• оказания помощи каждому, кто нуждается в защите полиции от преступных и иных противоправных посягательств;
• соблюдения принципов деятельности полиции (законности, беспристрастности, открытости и публичности,
обеспечения общественного доверия к себе и поддержки граждан), предусмотренных законом «О полиции».
Нередко добиться эффективной, соответствующей всем нормам закона, работы системы правоохранительных
органов очень тяжело. Тем не менее, целеустремленные и принципиальные люди добиваются соблюдения своих законных
прав. Тому подтверждением являются сотни примеров гражданского успеха по всей России от Владивостока до
Калининграда. Люди добиваются привлечения к ответственности недобросовестных полицейских за злоупотребления и
превышения полномочий. Люди добиваются в суде выплат компенсаций за нарушение своих прав и свобод. Эти успехи,
нередко достигаются при участии правозащитных организаций, адвокатов или юристов, но часто и самостоятельно.
Конкурс «Гражданский успех» преследует несколько прикладных задач. Первая – сделать известными имена людей
и организации, которые защитили свои права или помогли в этом гражданам, которые к ним обратились за помощью.
Вместе с тем, общество должно знать с помощью каких методов пострадавшие от незаконных действий
правоохранителей, достигли успеха. Поэтому второй целью Конкурса является выявление наиболее успешных техник и
практик защиты от незаконных действий, совершенных правоохранительными органами, а также содействие
распространению успешных практик среди юристов и адвокатов.
Истории гражданского успеха будут способствовать выявлению новых и, тем самым, повышению разнообразия
практик в области защиты прав и свобод человека в России. Этот конкурс не является первым в истории современной
России, с похожими инициативами выступали наши коллеги из разных регионов страны. Специфика данного Конкурса в
том, чтобы собрать максимальное число успешных практик в защите прав и свобод граждан, пострадавших от незаконных
действий правоохранителей, и отметить лучшие из практик. Победители Конкурса будут отмечены дипломами и
награждены ценными призами.
С более подробной информацией о конкурсе можно в «Положении о конкурсе», которое можно скачать ниже. Заявку
на участие в конкурсе также можно скачать здесь.
• Положение о проведении общественного конкурса ( 11833_60165_polozhenie.doc, 46 КБ )
• Заявка на участие в общественном конкурсе (11833_60166_zayavka.doc, 25 КБ )
Фонд «Общественный вердикт», Москва
Мнения, выражаемые авторами статей, могут не совпадать с позицией редакции.
Адрес редакции: 123056, Москва, переулок Красина, дом 15, стр. 1 (для Е. Гришиной)
E-mail: [email protected]
Сайт www.newcpi.org
Редактор Елена Гришина
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа