close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

СЛОВО КАК СРЕДСТВО ГАРМОНИЗАЦИИ ЖИЗНИ В

код для вставкиСкачать
72
Слова ў кантэксце часу
Виктория Сасина
Северо-Кавказский федеральный университет (Россия)
ÑËÎÂÎ ÊÀÊ ÑÐÅÄÑÒÂÎ ÃÀÐÌÎÍÈÇÀÖÈÈ ÆÈÇÍÈ
 ÌÅÒÀÏÎÝÒÈÊÅ Í.Ñ. ÃÓÌÈËÅÂÀ
Авторская метапоэтика всегда обладает своими ключевыми особенностями. Поэт, писатель, художник вкладывают в свои произведения
наработанные теоретические установки, и степень взаимодействия «авторской художественной теории» и «авторской художественной практики» может быть различной.
Важным элементом метапоэтики является слово. В творчестве
Н.С. Гумилева слово обладает интересной особенностью: оно связывает, гармонизирует его художественный мир. Неслучайно одно из самых
известных стихотворений Н.С. Гумилева называется «Слово». Но слово
не является автору внезапно, и строчки не создаются по пришествию
Музы, о чем неоднократно утверждал Н.С. Гумилев. Для произведения
важна работа над словом, способность автора изменять и сопоставлять
слова, создавать интереснейшие образы благодаря подбору текстового
правильного слова. При этом автор должен пользоваться собственным
впечатлением от слова. По словам Н.С. Гумилева, «чтобы выразить себя
в слове, поэт в минуты творчества должен быть обладателем какого-нибудь ощущения, до него неосознанного и ценного. Это рождает в нем
чувство катастрофичности…» [2, с. 602]. П.Фокин отмечает, что автор
«любил звучные, «занятные» слова: конквистадор… акмеизм… Мадагаскар» [1, с. 14]. Несмотря на то, что эстетика слова в понимании акмеизма и символизма различна, тем не менее общие установки существуют.
Например, можно говорить о центрированной роли слова в метапоэтике
акмеизма и символизма.
В данной статье постараемся определить роль слова в мировоззренческой позиции Н.С. Гумилева. Материалом для данного исследования
Мастацкі тэкст: камунікатыўныя і лінгвакагнітыўныя параметры
73
послужили две статьи автора «Жизнь стиха» и «Анатомия стихотворения». В начале творческого пути автор тяготел к символизму (в частности, творчество В.Я. Брюсова), затем произошла смена литературных
направлений, и Н.С. Гумилев стал вождем акмеизма. Сборник «Жемчуга» является переломным в творчестве автора. Об особенностях художественного языка поэта в этом сборнике Ю. Верховский писал: «Свое
слово – в прямом смысле – он еще не всегда находит» [2, с. 525]. Но
через некоторое время Ю. Верховский отзывается: «…с постепенным
наполнением поэзии свое слово все более крепнет, тем одушевлением,
которое мы назвали пафосом стремления» [2, с. 526]. Ю. Верховский –
поэт-символист – большое внимание уделял специфике слова, и его отзыв, на наш взгляд, говорит о схожем отношении к роли слова символистами и акмеистами.
О связи эстетики слова символизма и акмеизма, в частности, в творчестве Н.С. Гумилева, писал Ю.И. Айхенвальд: «…как бы отчетливо
он ни произносил, его слова не соответствуют образам и волнениям,
переполняющим его душу, – его слова только приблизительны, и как ни
явственен смысл стихотворений Гумилева, сам автор чуял за ним нечто
другое, большее» [2, c. 502]. Роль слова в метапоэтике Н.С. Гумилева
нельзя охарактеризовать однозначно и окончательно, поэтому можно
говорить о следующих ключевых особенностях эстетики слова в метапоэтических текстах автора:
Из названий статей («Жизнь стиха» и «Анатомия стихотворения»)
очевидно, что стихотворение осмысливается автором не как законченный атрибут, а как живой организм. Об этом свидетельствует также ряд
слов, характеризующих процесс рождения стихотворений: «чувства»,
«полет», «взоры», «кусок», «темперамент».
Каждый человек занимает свое место и имеет свое предназначение.
С определенным местом человек ассоциируется и связывается духовно.
Роль слова состоит в определении назначения человека (пашет – значит
крестьянин, строит – значит строитель, молится – значит священник и
т.п.).
Автор опирается на точку зрения Оскара Уайльда о значении элемента «слова» в системе искусств. Слово – это совокупность музыки,
живописи, скульптуры и мысли. Отметим, что Н.С. Гумилев довольно
часто отмечал свое сходство с Оскаром Уайльдом: «Я, как Уайльд, – побеждаю все, кроме соблазна» [4, с. 79], «Сейчас я буду говорить только
о стихах, помня слова Оскара Уайльда…» [3, с. 47].
Сходство происхождения стихотворения и живых организмов имеет
синергетический характер. Слово в стихотворении, как клетка организ-
74
Слова ў кантэксце часу
ма, выполняет свою функцию и несет массу информации. Порядок следования слов/клеток определяет весь жизненный строй: на ход развития
жизни и стиха влияют явления природы, процессы в искусстве и даже
запахи.
Качество стихотворений, а, следовательно, и выбор слов зависит от
состояния поэта: «Все действует на ход развития – и косой луч луны, и
внезапно услышанная мелодия, и прочитанная книга, и запах цветка» [3,
с. 47]. Сравнение поэта с пророком, глашатаем автор избегает, но вводит
свой образ: «Древние уважали молчащего поэта, как уважают женщину,
готовящуюся стать матерью» [3, с. 47].
Стихотворение должно обладать всем, чтобы получить статус «вечного». Но именно гармония – связующее звено всех характеристик стихотворения.
Акмеистская эстетика телесности неразрывно связана с процессом
создания стихотворения и с самим пониманием слова: «Одним словом,
стихотворение должно являться слепком прекрасного человеческого
тела, этой высшей ступени представляемого совершенства» [3, с. 49].
Так как слово выполняет экспрессивную функцию, стихотворение
может влиять на душевный мир человека и его поступки: «…стихи мучат, они наносят душе неисцелимые раны» [3, с. 51].
Изучение поэзии нужно начинать с общего и постепенно приближаться к частным вопросам фонетики, стилистики, композиции и эйдологии. Только при гармоническом сочетании данных отраслей возможно
говорить о теории поэзии. Ключевой тезис теории поэзии для начинающих поэтов – «Поэтом является тот, кто учтет все законы, управляющие
комплексом взятых им слов» [3, с. 65].
Слово рассматривается поэтом как самоценное явление и одновременно элемент поэтической системы – стихотворения. Восприятие
стихотворения происходит посредством понимания слов в их совокупности. Н.С. Гумилев не просто работает над словом, он знает его свойства, поэтому верит: «…наступит время, когда поэты станут взвешивать
каждое свое слово с той же тщательностью, как и творцы культовых
песнопений» [3, с. 68]. Красивое и правильное слово помогает автору
и читателю понять свою сопричастность к мироустройству, почувствовать гармонию с миром. Сама же гармонизация достигается на нескольких уровнях: авторская гармония, читательская гармония и гармония с
природным миром.
Литература
1. Гумилев без глянца / Сост., вступ. ст. П.Фокин. – СПб: Амфора. ТИД
Амфора, 2009. – 477 с.
Мастацкі тэкст: камунікатыўныя і лінгвакагнітыўныя параметры
75
2. Гумилев, Н.С.: pro et contra / Сост., вступ. ст. и прим. Ю.В. Зобнина. –
СПб.: РХГИ, 2000. – 672 с.
3. Гумилев, Н.С. Письма о русской поэзии / Сост. Г.М. Фридлендер. – М.:
Современник, 1990. – 338 с.
4. Одоевцева, И.В. На берегах Невы. – М.: Худож. лит., 1998.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа