close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

;doc

код для вставкиСкачать
УДК 347.918
С.Ж. Соловых, кандидат юридических наук, доцент, докторант СГЮА, г. Саратов
Процессуальные меры ограничения в арбитражном процессе
Ключевые слова: меры процессуального принуждения, меры ограничения прав, меры процессуального обеспечения.
В специальной юридической литературе
принуждение определяется как физическое, психическое или иное воздействие уполномоченных
органов в целях борьбы с правонарушениями и
иными нежелательными последствиями, а также
в целях охраны общественной безопасности и
правопорядка [1].
Общетеоретическая конструкция мер государственного принуждения включает все их многообразие; отраслевые же конструкции мер принуждения содержат свой определенный перечень
мер в их конкретном сочетании. Но, несмотря
на это, трансформируясь в отраслевое законодательство, любая из мер государственного принуждения должна пониматься в том ее значении,
которое определено в общетеоретической конструкции.
Содержательную основу мер государственного принуждения в сфере арбитражно-процессуальных отношений составляет специфика конкретных процессуальных мер, цели, основания и
последствия их применения и выраженные в них
правовые ограничения.
При определении мер процессуального принуждения следует исходить из функционального
назначения их общих и специальных целей и задач, а также учитывать их значение и роль в охране законности при осуществлении правосудия арбитражными судами.
В системе мер процессуального принуждения, помимо юридической ответственности, следует выделять меры, предшествующие ее наступлению, а именно предупреждения (превентивные),
пресечения (оперативного воздействия), процессуального обеспечения и защиты. Такая система
мер процессуального принуждения отражает динамику не только модели правового поведения, но
и реального поведения, которое квалифицируется
как противоправное. В этом смысле каждая из мер
процессуального принуждения применяется на
определенной стадии развития процессуального
правонарушения и ориентирована на ликвидацию
последствий противоправного действия.
Арбитражное процессуальное законодательство в целях защиты законных интересов лиц,
участвующих в деле, либо публичных интересов
устанавливает меры государственного принуждения, которые ограничивают определенные права
тем или иным способом.
В свою очередь меры ограничения прав можно подразделить следующие:
- процессуального обеспечения, ограничивающие имущественные и неимущественные права
субъектов, вовлеченных в сферу арбитражного
судопроизводства, в целях обеспечения исполнимости итоговых судебных актов по делу;
- обеспечения законных интересов, ограничивающие процессуальные права субъектов, вовлеченных в сферу арбитражного судопроизводства,
в целях защиты публичных, частных интересов и
интересов других лиц.
Меры процессуального обеспечения имеют
своей целью осуществление правильного и своевременного рассмотрения дела, имущественных
требований заявителя и исполнения принятого по
делу судебного акта. Способом достижения указанной цели является установление различных
запретов и ограничений для лиц, в отношении которых применяются меры процессуального обеспечения [2].
Существует широкий перечень закрепленных в арбитражно-процессуальном законодательстве мер процессуального обеспечения, который
включает меры обеспечения иска (гл. 8 АПК РФ),
обеспечения исполнения судебного акта (ст. 100
АПК РФ).
С точки зрения развития судебного процесса в процессуальной науке существует следующая классификация мер процессуального обеспечения: меры предварительной защиты; меры
обеспечения требований, переданных на рассмотрение арбитражного суда; меры исполнения
итоговых судебных актов.
При всей похожести правового регулирования института обеспечения доказательств с обеспечением иска по целям и способам их достижения данные меры следует относить к различным
видам мер, имеющих обеспечительный характер.
Обеспечение доказательств следует квалифицировать как меру регулятивного характера, так как
при ее применении не производится каких-либо
ограничительных действий в отношении прав
123
Раздел 4. Юриспруденция: теория и практика
субъектов, от которых следует получить соответствующее доказательство. Целью применения
данной меры является урегулирование ситуации,
которая требует оперативного закрепления соответствующей информации.
Различие между мерами по обеспечению
доказательств и обеспечительными мерами проявляется и в действиях, которые опосредуют ту
или иную меру. В отношении обеспечения доказательств АПК РФ использует такие термины,
как собирание, истребование; как следствие, установленные формы исследования доказательств, а
именно: осмотр, исследование, прочтение, фиксация на фото- или видеопленку, прослушивание,
не могут не только причинить имущественный
ущерб, но и ограничить права лиц, у которых данное доказательство было истребовано. Далее следует обратить внимание на тот факт, что после исследования доказательства возвращаются лицам,
от которых они были получены; на это указывают
положения ч. 10 ст. 75 АПК РФ, ч. 1 ст. 77 АПК
РФ, ч. 1 ст. 80 АПК РФ. И только в определенных
случаях арбитражный суд, признав целесообразность хранения доказательств в арбитражном суде
либо у хранителей, задерживает их до вступления
в законную силу итогового судебного акта по делу
(ч. 2 ст. 80 АПК РФ).
Обеспечительные же меры всегда представляют собой определенный запрет: запрет на совершение действий, изъятие товаров, арест имущества, задержание транспортного средства и
запрещение его эксплуатации и т.д.
В силу этого считаем невозможным согласиться со следующим мнением, высказанным
Н.В. Павловой: «…процедура обеспечения доказательств связана с причинением должнику ущерба» [3].
М.З. Шварц указывал в одной из своих работ на отличительные признаки обеспечительных мер и мер по обеспечению доказательств,
достаточно логично утверждая, что правовые последствия неприменения мер обеспечения доказательств и обеспечительных мер также являются
различными [4]. Так, непринятие обеспечительных мер затрудняет либо делает полностью невозможным исполнение итогового судебного акта
по делу. Непринятие мер по обеспечению доказательств делает невозможным либо затруднительным установление истины по делу в силу того,
что доказательства, подтверждающие те или иные
факты, входящие в предмет доказывания по делу,
могут быть безвозвратно утрачены.
Следует также обратить внимание на тот
аспект, что в некоторых случаях использование
одних и тех же названий, таких как арест товаров и денежных средств на счетах, конфискация,
изъятие, позволяет смешивать не только меры
обеспечения доказательств с обеспечительными
мерами, но и собственно меры процессуального
обеспечения с мерами ответственности.
На невозможность смешения понятий неоднократно указывал Конституционный суд РФ
в своих постановлениях, давая разъяснения относительного того, что в каждом конкретном случае
существует необходимость четкого уяснения, в
каком качестве выступает та или иная мера государственного принуждения [5].
Например, такую меру государственного принуждения, как арест, следует понимать в качестве
меры процессуального обеспечения в случаях ее
применения арбитражным судом до вынесения
итогового судебного акта, а также по делам административного производства должностными
лицами органов исполнительной власти, так как
в данном аспекте она не направлена на прекращение права собственности, не является санкцией, в
последующем возможно обжалование и применение различных мер в качестве встречного обеспечения. При наложении ареста как меры процессуального обеспечения не будет устанавливаться и
противоправность действий субъекта.
В случае применения в качестве меры ответственности она будет рассматриваться как санкция, содержащаяся в нормах материального права,
и вопрос о ее применении должен быть разрешен
арбитражным судом в итоговом судебном акте.
Меры, обеспечивающие законные интересы,
устанавливаются как превентивные. К ним следует относить положения, устанавливающие:
- непринятие арбитражным судом отказа от
иска, уменьшения размера исковых требований,
признания ответчиком иска (ч. 5 ст. 49 АПК РФ);
- отказ в утверждении мирового соглашения
(ч. 5 ст. 49 АПК РФ, ч. 6 ст. 141 АПК РФ);
- отказ в реализации права на признание стороной обстоятельств (ч. 4 ст. 70 АПК РФ);
- установление пресекательных сроков для
совершения процессуальных действий (ст. 115
АПК РФ).
Такие действия арбитражного суда предполагают необходимость выяснения обстоятельств,
свидетельствующих о нарушении императивных
норм закона, либо прав других лиц. Следует отметить, что права других лиц следует трактовать
шире, чем права лиц, участвующих в деле. Особенно это важно при рассмотрении дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, когда арбитражный суд
124
Процессуальные меры ограничения в арбитражном процессе
рассматривает дела об оспаривании нормативно-правовых актов. Это объясняется тем, что
нормативно-правовой акт устанавливает правила
поведения, которые обязательны для неопределенного круга лиц.
Также при утверждении мирового соглашения на суд возлагается обязанность по проверке
заключенного сторонами мирового соглашения
на соответствие его императивным нормам законодательства, в том числе в целях защиты прав и
законных интересов других лиц.
Например, если предметом мирового соглашения являются сделки, данная обязанность предполагает проверку мирового соглашения на соответствие императивным нормам закона о сделках.
Исходя из изложенного, суд проверяет представленное на утверждение либо оспариваемое мировое соглашение на соответствие указанным
нормам закона при наличии соответствующих
доказательств, представленных заинтересованными лицами.
Проверка нарушений императивных норм о
сделках имеет большое значение, так как в дальнейшем такая сделка не подлежит самостоятельному оспариванию от определения, которым
утверждено мировое соглашение.
В качестве меры ограничения права следует рассматривать и отказ от принудительного
исполнения решения третейского суда, вынесен-
ного против лица, если соответствующее заявление поступило в арбитражный суд после возбуждения процедуры банкротства. В данном случае
арбитражный суд должен исследовать вопрос,
может ли легализация решения третейского суда
вне рамок конкурсного производства повлечь нарушение принципа равной судебной защиты, тем
самым создать условия для существенного нарушения прав лиц, имеющих право на удовлетворение своих требований в рамках конкурсного
производства [6].
Установление в арбитражном процессуальном законодательстве пресекательных сроков
обусловлено необходимостью гарантировать правовую определенность в материальных правоотношениях и стабильность гражданского оборота.
Именно такое обоснование было дано Конституционным судом РФ в одном из своих постановлений [7].
При всем целевом различии мер процессуального обеспечения и мер, обеспечивающих
законные интересы, их объединяет тот факт, что
применение мер ограничения прав не связывается с имевшим место противоправным поведением лица, в отношении которого они применяются. Предполагается, что применение таких мер
целесообразно в ситуации, когда ограничением
права одного субъекта удовлетворяются интересы других заинтересованных субъектов.
Библиографический список
1. Серегина, В.В. Сущность и формы государственного принуждения по советскому праву (общетеоретические проблемы) : дис. … канд. юрид. наук / В.В. Серегина. – Воронеж, 1987. – С. 81.
2. Гольмстен, А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства / А.Х. Гольмстен ; под ред. и с предисл. М.К. Треушникова, Ю.А. Поповой. – Краснодар : Изд-во КГАУ, 2004. – С. 189.
3. Павлова, Н.В. Ускоренная судебная защита. Предварительные обеспечительные меры в коммерческом
процессе / Н.В. Павлова. – М. : Дело, 2005. – С. 147.
4. Шварц, М.З. Обеспечение доказательств – новый способ собирания доказательств в арбитражном процессе? / М.З. Шварц. – URL : http://ppt.ru/news/47154.
5. По делу о проверке конституционности п. 4 и 6 ст. 242 и ст. 280 ТК РФ в связи с запросом Новгородского областного суда : постановление Конституционного суда РФ от 20 мая 1997 г. №8-П. – URL : http://www.
consultant.ru/document/cons_doc_LAW_14550/; По делу о проверке конституционности ст. 266 Таможенного
кодекса Российской Федерации, ч. 2 ст. 85 и ст. 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях
в связи с жалобами граждан М.М. Гаглоевой и А.Б.Пестрякова : постановление Конституционного суда РФ
от 11 марта 1998 г. №8-П. – URL : http://base.garant.ru/12110905/.
6. Постановление Президиума ВАС РФ от 12 февраля 2013 г. №12751/12. – URL : http://www.arbitr.ru/
bras.net/f.aspx?id_casedoc=1_1_3cea9d01-716c-4f85-b74c-9c19b5f72b0d.
7. По делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 292 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами государственного учреждения культуры «Дом культуры им. Октябрьской
революции», открытого акционерного общества «Центронефтехимремстрой», гражданина А.А. Лысогора и
Администрации Тульской области : постановление Конституционного суда РФ от 17 ноября 2005 г. №11-П. –
URL : http://base.garant.ru/12143100/.
125
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа