close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Приложение 24;doc

код для вставкиСкачать
УДК 800:159.9
РОЛЬ ГЕНДЕРНЫХ РАЗЛИЧИЙ ПРИ ИДЕНТИФИКАЦИИ КАЛАМБУРА:
НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПИЛОТАЖНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
М.В. Ушкалова
Аспирант кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации
e-mail: [email protected]
Курский государственный университет
Статья посвящена описанию некоторых результатов пилотажного исследования по изучению
объективации гендерных различий при понимании и восприятии каламбура.
Ключевые слова: каламбур, гендерные различия, публичная речь.
Проблеме исследования каламбура в разное время уделялось большое внимание
со стороны ученых (см. напр.: [Виноградов 1978; Михейкина 2008]). И сегодня
некоторые вопросы, связанные с данным языковым явлением, не утратили своей
актуальности. Это связано с тем фактом, что еще далеко не все аспекты данной
проблемы разработаны в достаточной мере. Специалисты стремятся выяснить причины
образования каламбура, степень отражения в нем профессиональных и культурных
особенностей, индивидуальных качеств адресата [Зубкова 2011: 110, Зубкова http://tlic.kursksu.ru/pdf/011-004.pdf], а также зависимость интерпретации рассматриваемого
лингвистического феномена от гендерных различий адресантов.
«Гендерные различия — (англ. gender род, пол), различия между людьми,
обусловленные их половой принадлежностью» [БЭС 2009: 124]. Различия между
мужчиной и женщиной носят качественный, а не количественный характер.
Представители гендерных групп по-разному воспринимают окружающую
действительность, по-разному ее оценивают [Психология общения 2011: 102].
«Гендерная вариативность речевого поведения проявляется на различных уровнях
языка:
фонетическом,
лексикологическом,
грамматическом,
семантическом,
сопровождается различными психологическими феноменами. Гендерные отношения не
только отражаются и используются в языке в виде кодов, но и обусловливают тематику
и характер речевых актов» [там же]. Женщины чаще говорят от первого лица, на более
правильном, литературном языке. Мужчины же напротив выражаются больше в
безличной форме. К тому же широко распространена точка зрения, что женщины часто
употребляют в своей речи уменьшительные суффиксы и вежливые формы [там же]. И
действительно, представительницы женского пола нередко обращаются друг к другу в
уменьшительно-ласкательной форме. Например: «А Машка вдруг протянула руки к
малышке Ошрит и сказала ей: ''Ну, пойди ко мне, маленькая, пойди!..''» (С. Винокур
«Машка, Ошка и бомбежка»). Или такой пример: «М.: “Я к другу на 5 минут”. – Ж.: “Я
к подружке на 5 минут”». Данные предложения иллюстрируют ситуацию, когда
предложение с одним и тем же содержанием мужчина и женщина произносят поразному. Мы считаем, что все описанные особенности речевого поведения двух
гендерных групп, а также их психологические различия применимы и к интерпретации
языковых явлений, в том числе и каламбура. Мы предполагаем, что идентификация
одного выражения у мужчин и женщин будет происходить разными способами, к тому
же они будут реализовывать свои мысли в письменной форме тоже с учетом гендерных
различий.
Данные предположения послужили основанием для проведения пилотажного
эксперимента. В нашу экспериментальную группу вошли испытуемые (далее – ии.) в
возрасте от 18 до 26 лет, в количестве 20 человек. Социальный статус ии. – студенты и
аспиранты Курского государственного университета, студенты Абхазского
государственного университета, владеющие русским языком. Такое количество
участников, на наш взгляд, является достаточным для проведения валидного
пилотажного эксперимента (см. подр.: [Зубкова 2012]). При формировании
контрольной группы мы сочли возможным привлечь студентов и аспирантов
различных гендерных групп, 9 женщин и 11 мужчин, поскольку хотели проверить
дискретность манифестации различий по половому признаку при восприятии и
понимании предложенных каламбуров. Местом проведения был выбран
международный лагерь студенческого актива «Славянское содружество», участниками
которого являются студенты, молодые ученые, лидеры молодежных и студенческих
объединений, представители творческой молодежи.
В качестве стимульного материала были предложены следующие 20
каламбуров, функционирующих в публичной речи, отобранные нами из названий
рубрик «Воскресных новостей» на Первом канале, а также каламбуры, использованные
футбольными комментаторами: И снег, и грех; Футбольное Евангелие от Луки;
Воробей – не слово, выстрелит – не поймаешь; Не устАлла; Порок в своем отечестве;
Денег.net; Плетикоса, Плетикоса! Сиди дома, плети косы!; От грека подальше; Если
речь идет о футболе, а не о магазине, то одного Франка вполне хватит; Выступление
и наказание; Апача! Какая подача опасная!; Такая полуптичья команда у Украины:
Гусев, Гусин, Воробей, Воронин. Но они доказали, что не на птичьих правах в
Германии; Пока на швейцарского Мюллера украинского Штирлица не находится;
ТяЖКХое бремя; Осада Асада; По правилам хорошего Тони мяч должен был оказаться
в воротах; ПерезаГрузия; 45-е февраля; Хурадо ловит хураж, посмотрим, сможет ли
на этом хураже принести Спартаку победу; Румыны очень много говорили о том, что
попортят кровь фаворитам этой группы, называли себя вампирами. Но на всякого
вампира есть вамПирло. Материал отбирался по принципу частотности употребления в
устной и письменной публичной речи.
В ходе пилотажного эксперимента ии. предъявлялась карточка, на которой был
записан отдельный каламбур. Инструкция эксперимента была следующей: «Объясните
предложенное выражение и конкретизируйте ситуацию, в которой, по Вашему мнению,
оно может употребляться». Если выражение кажется незнакомым или непонятным,
бланк можно было отложить и больше к нему не возвращаться в процессе дальнейшей
работы, условия обязательного заполнения бланков не ставилось. Время работы с
каждым бланком не ограничивалось. Кроме того, на каждом бланке ии. фиксировали
свой пол, возраст, социальный статус и профессиональную принадлежность.
В результате «вертикального анализа» и применения методики субъективных
дефиниций было получено 400 бланков, которые в дальнейшем обрабатывались в два
этапа. При «вертикальном анализе», предполагающем беглый просмотр заполненных
бланков с целью исключения непригодных для дальнейшей работы (к этой категории
мы отнесли бланки, на которых невозможно разобрать почерк и, как следствие,
прочесть ответы на поставленные вопросы), все экспериментальные бланки были
признаны годными для дальнейшей обработки.
На этапе вторичной обработки экспериментального материала полученные
реакции были разбиты на 2 группы, соответствующие принадлежности ии. к
определенной гендерной группе. Мы привыкли считать мужчин и женщин совершенно
разными существами. Малейшим различиям в строении головного мозга у
представителей разных полов ученые склонны приписывать гораздо большее значение,
чем на то дают право объективные данные. В сферу нашего научного интереса входят
общие психологические различия между мужчинами и женщинами при восприятии
языковых явлений. Для нас важно определить, влияют ли гендерные различия на
идентификацию и интерпретацию непосредственно каламбуров. Рассмотрим,
например, высказывание комментатора Р.Рабаданова «Плетикоса, Плетикоса! Сиди
дома, плети косы» (Р. Рабаданов Спартак-ЦСКА). Большинство ии. девушек
среагировали на словосочетание «плети косы» и декодировали предложенный
каламбур, опираясь именно на это выражение: «Косы надо заплести, но ничего не
получается, потому надо дома сидеть и учиться». Или «Девочка Плетикоса имела
длинные косы, поэтому была вынуждена сидеть дома». О сфере употребления ии.
женского пола давали следующие ответы: «Я бы назвала так подругу, которая круто
плетет косички»; «Если подруга куда-нибудь собирается». Мужчины же напротив
реагировали на фамилию вратаря команды «Спартак» Плетикоса, так как футбол в
большинстве
смотрят
именно
мужчины:
«Самый
ужасный
вратарь.
“Ненадежность”»; «Обыгрыш фамилии вратаря, который провел неудачный матч»;
«Это про греческого вратаря, кот. плохо играет». Следовательно, и сферу
функционирования данного каламбура безошибочно определили представители
мужского пола: «В комментаторской деятельности»; «Спортивный комментарий».
Приведем еще один пример: «Хурадо ловит хураж, посмотрим, сможет ли на
этом хураже принести Спартаку победу». Данное высказывание тоже может быть
интерпретировано по-разному. Очевидно, что для ии. мужчин определяющим словом
будет либо фамилия футболиста Хурадо, либо название команды «Спартак»: «Игрок
Спартака Хурадо словил удачу»; «Хороший полузащитник может быть гарантом
победы»; «Обыгрывание фамилии полузащитника ФК Спартак и слова кураж».
Однако для ии. девушек данные слова могут быть декодированы совершенно подругому, например, «Хурадо как верный слуга Спартака ни во что не ставит кураж».
В данном случае ии. восприняла слово Спартак не как название команды, а как имя
бывшего римского раба-гладиатора, возглавившего восстание на территории
современной Италии в период 74 — 71 гг. до н. э. Соответственно, Хурадо не может
быть футболистом и превращается в соратника Спартака. Если говорить о сфере
употребления, то ии. решила, что данное выражение может быть использовано «При
развитии речи как скороговорка».
Приведем пример из письменной публичной речи: «Осада Асада». При
интерпретации данного каламбура у большинства ии. возникли некоторые трудности.
Однако стоит сказать, что мужчины всегда проявляли больший интерес к политике, чем
женщины, поэтому некоторые ии. молодые люди расшифровали каламбур верно: «В
прямом смысле противостояние оппозиции и Асада. В широком смысле изоляция
Мировым сообществом Башара Асада». Девушки же в большинстве своем
среагировали на слово «осада», а в русском языке данное слово употребляется в
выражении «осадить крепость или город» [Ожегов, Шведова 1999: 460].
Следовательно, большинство ии. женского пола давали следующие реакции: «Осада
новой крепости (или я просто про нее не знаю) где-нибудь в Польше»; «Осада
крепости»; «Осада города под названием Асада».
Гендерные различия также ярко проявились в манере изложения мыслей при
ответе на поставленные вопросы. Обычно авторы трудов по психологии ссылаются на
четыре психологических отличия между полами: способность ориентироваться в
пространстве, математические способности, речевые навыки и агрессивность
[Гендерные различия]. Нас в данном случае будут интересовать речевые навыки, среди
которых мы выделим форму говорения (от первого лица/безличная) и стиль
(литературный/разговорный).
В энциклопедическом словаре по психологии общения говорится, что женщины
чаще говорят от первого лица, а мужчины в безличной форме [Психология общения
2011: 103]. Данный факт подтвердился и в нашем исследовании при ответе на вопрос о
сфере функционирования каламбура. Рассмотрим, например, следующий каламбур:
Румыны очень много говорили о том, что попортят кровь фаворитам этой группы,
называли себя вампирами. Но на всякого вампира есть вамПирло. На вопрос о том, где
бы ии. употребила данный каламбур, был дан ответ: «Данное выражение
употребляется фанатами этого футболиста или сб. Италии. Я бы его не употребила.
Я не болею за эту сборную». Ии. молодой человек напротив выразился в безличной
форме: «Там где надо дать понять, что нечего говорить и хвалиться раньше
времени». Рассматриваемый факт подтвердился также и при определении сферы
употребления каламбура: По правилам хорошего Тони мяч должен был оказаться в
воротах. Девушка считает возможным использовать данное выражение «в
комментаторской кабине, если б была им». Ии. добавляет определенно-личное
предложение, означающее, что она бы употребила подобный каламбур, если бы была
комментатором. Ии. мужчины чаще всего ограничивались односложным ответом:
«Спортивный комментарий»; «В репортаже о фудболе»; «В соревнованиях с мечем и
воротами». В связи с приведенными примерами, можно сказать о том, что ии.
мужского пола чаще делали орфографические, грамматические ошибки в письменных
ответах на предложенные вопросы.
Наряду с грамматическими ошибками можно отметить, что молодые люди
употребляли больше разговорных выражений и неполных предложений, использовали
сокращения и графические знаки. Все это говорит об их склонности к разговорному
стилю. Например, каламбур Апача! Какая подача опасная! Ии. мужчина понимает
данное выражение следующим образом: «Возм-о имя, возм. команда, возм. от слова
“Опа”» или «Опасная передача меча». Молодые люди либо сокращают слова, либо
отвечают не предложением, а словосочетанием. Ии. девушки напротив в большинстве
своем выражают мысли более полно: «Игрок футбольной команды сделал отличную
подачу»; «Футболист со смешной фамилией сделал опасную подачу». Девушки
склонны говорить на более правильном, литературном языке. Этим можно объяснить
факт использования цитат при ответе на вопросы. Рассмотрим каламбур Выступление и
наказание. На вопрос «Как Вы понимаете данное выражение» ии. девушка ответила:
Как говорил Молчалин у Грибоедова: «Помолчи – попадешь в первачи». Другая ии. с
легкостью распознает произведение, вокруг которого строится каламбур:
«Обыгрывание названия произведения Ф.М. Достоевского “Преступление и
наказание”». В то же время ии. молодой человек дает следующее объяснение:
«Гобленский перевод произведения Преступление и наказание». Ии. идентифицировал
произведение, однако, посчитал приведенное выражение не каламбуром, а смешным
переводом.
Таким образом, мы считаем, что выдвинутая гипотеза в ходе анализа
пилотажного эксперимента нашла свое полное подтверждение. На идентификацию и
интерпретацию языковых явлений, в частности каламбура, действительно оказывают
больше влияние гендерные различия. В зависимости от половой принадлежности
юмористические выражения воспринимаются по-разному. При декодировании одного и
того же выражения мужчины и женщины будут опираться на разные знаки, т.е. для
каждого пола существуют свои собственные слова, помогающие идентифицировать
смысл всего выражения в целом.
Библиографический список
Большой энциклопедический словарь. – М.: АСТ, 2009. – 1248 с. (в тексте –
БЭС)
Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. – М.:
Всш. шк. 1978. – 350с.
Гендерные различия. – URL: http://www.it-med.ru/library/g/genderne.htm
Зубкова О.С. Метафора в профессиональной семиотике: монография. – Курск:
Изд-во КГУ, 2011. – 334 с.
Зубкова О.С. Номотетическая методика vs. методика живой речи // Теория языка
и межкультурная коммуникация. Научный журнал. – № 1 (11). – Курск, 2012. – URL:
http://tl-ic.kursksu.ru/pdf/011-004.pdf
Михейкина С.Г. Технология каламбура: дис. ... канд. филол. наук. – М., 2008. –
259 c.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и
фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка
им. В.В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: Азбуковник, 1999. – 944 с.
Психология общения. Энциклопедический словарь / под общ. ред.
А.А. Бодалева. – М.: Изд-во «Когито-Центр», 2011.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа