close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

INVERTEC 160SX;pdf

код для вставкиСкачать
ТРАНСФОРМАЦИЯ ТУРЦИИ И ЕЕ РОЛЬ BОБЩЕМИРОВОЙ
ТЕОРИИ МОДЕРНИЗАЦИИ
İVANOVA, Yu. M./ИВАНОВА, Ю. М.*
UKRAYNA/UKRAINE/УКРАИНА
Стремление к современному уровню развития вероятно, одна из
наиболее характерных черт современного мира. Большинство стран уже
много столетий так или иначе включены в этот процесс, осуществляя
трансформацию или развивая национальные традиции в рамках
современной действительности. Исторически модернизацию можно
обозначить “как процесс изменения в направлении тех типов социальной,
экономической и политической систем, которые слагались и развивались в
Западной Европе и Северной Америке в период с семнадцатого по
девятнадцатый век и затем распространились на другие европейские
страны, а в девятнадцатом и двадцатом веках на южноамериканский,
азиатский и африканский континенты” [15: 419]
Современные и модернизирующиеся общества прошли свою эволюции
на базе многочисленных слаборазвитых обществ. В Западной Европе они
сформировались на базе абсолютистских государств, в Восточной Европе
из более авторитарных государств и аграрных обществ.
В ходе модернизации происходит переход к современному обществу
(modern society), которое отличается от традиционного ориентацией на
инновации. В том числе, Федотова В. Г. выделяет «светский характер
социальной жизни, персональность, преимущественную ориентацию на
инструментальные ценности; демократическую систему власти; наличие
отложенного спроса, т. е. способности производить не ради насущных
потребностей, а ради будущего; индустриальный характер; массовое
образование; активный деятельный психологический склад личности,
предпочтение мировоззренческому знанию точных наук и технологий
(техногенная цивилизация); преобладание универсального над локальным.
[12: 10]
Как видим, современные (modern) общества по существу
противоположны традиционным. Поэтому переход к ним — модернизация
— это драматический процесс.
*
Одесский Национальный Университет,
Международных Отношений.
Институт
Социальных
Наук,
Кафедра
874
К проблеме развития модернизирующегося общества, в том числе и
турецкого, выбран культурологически-цивилизационный подход. Это
значит, что социальные сдвиги мы рассматриваются как следствие
культурных и цивилизационных обстоятельств и считаем главными в них
невидимое — духовные процессы.
Как правило, термин “модернизация” расшифровывается как
движение, переход от традиционного, аграрного общества к
современному, индустриальному. В этом случае рассматриваются
развивающиеся страны, входящее в соприкосновение с западной
индустриальной моделью общества.
В данном исследовании мы попробуем рассмотреть различные аспекты
модернизации Турецкой Республики в рамках развития теории
модернизации. Несомненно, сложно переоценить роль Турции в процессе
теоретического осмысления модернизационной парадигмы. Опыт
реформирования турецкого общества, начавшегося еще в 20-е годы XX
столетия, являтся неоценимым для формирования для формирования
концепций трансформации отдельно взятого государства.
Остановимся подробней на развитии и создании теорий модернизации.
Модернизационная парадигма была сформирована в середине ХХ века в
процессе распада деколонизации и появления большого количества новых
наций в Азии, Африке и Латинской Америке. Теории модернизации были
созданы как альтернатива коммунистической ориентации (С. Хантингтон,
Д. Эптер, др.), чем и объясняется их возникновение в университетах США.
Термин «модернизация” в переводе с английского означает
«осовременивание» и обозначается наличием ряда характеристик,
свойственных современному обществу.
Ермахановa С. А так раскрывает суть теорий модернизации. С момента
появления по настоящее время теория модернизации эволюционировала и
прошла ряд этапов. Период апогея этой теории в ее классическом,
первоначальном виде приходится на 50-е и середину 60-х гг. прошлого
столетия в связи с работами М. Леви, Э. Хагена, Т. Парсонса, Ш.
Эйзенштадта, Д. Эптера, М. Леви и др. Главными категориями в теориях
модернизации стали понятия «традиция” («традиционное общество») и
«современность» («современное общество»). На первых этапах данные
категории
трактовались
как
противоположные.
Модернизацию
представляли как процесс восхождения от традиционного общества к
современному. В первоначальных теориях модернизации этот переход
характеризовался как революционный, требующий радикальных
изменений в моделях социальной жизни и во всех ее сферах.
В конце 50-х, а особенно начиная с середины 60-х гг. стала нарастать
критика ранних теорий модернизации, которая постепенно подорвала
большинство положений, выдвигавшихся в них. Главным фокусом этой
875
критики стала неспособность объяснить разнообразие переходных
обществ, присущей им внутренней динамики, а также возможности
самостоятельного
развития
современных
дифференцированных
политических и экономических комплексов.
Особое внимание и ранее всего привлек к себе вопрос о путях
модернизации Японии, где модернизация была осуществлена в рамках
национальной традиции, поставив тем самым под сомнение основные
положения начальных теорий модернизации. Это обстоятельство
позволяло говорить о том, что модернизация традиционного общества
может протекать в рамках национальной традиции и не должна с
неизбежностью и во всех случаях сопровождаться ее радикальной ломкой,
как это ранее утверждалось. Подтверждению этой мысли послужили
работы Ф. Риггса, М. Зингера, Д. Левина, К. Гирца, показавших каким
образом традиционные институты и социальные группы, реорганизуясь,
эффективно приспосабливаются к изменяющимся условиям. (Ермаханов).
Не только современные общества включают в себя многие традиционные
элементы, но и традиционные общества, в свою очередь, нередко
обладают такими чертами, которые обычно считаются современными.
Кроме того, модернизация способна усиливать традицию (С. Хантингтон).
Таким образом, во второй половине 80-х гг. окончательно складывается
концепция «модернизации в обход модернити”-модернизации, при
сохранении национальной культуры без жесткого навязывания обществу
западных ценностей (А. Абдель-Малек, А. Турен, Ш. Эйзенштадт).
Поиски такого синтеза становятся главной проблемой стратегии развития
многих стран, поскольку нарушение равновесия между современностью и
традиционностью ведет к неудаче преобразований и острым социальным
конфликтам.
После некоторой паузы, теория модернизации с 80-х гг. возрождается
вновь. Интерес к ней усиливается с распадом коммунистического блока и
переходом их на капиталистический путь развития. В ответ на призыв
возродить исследования модернизации (Ш. Эйзенштадт, М. Леви) были
выдвинуты «теории неомодернизации” (Э. Тирикьян), «теории
постмодернизации»
(Дж.
Александер),
теории
экологической
модернизации (Э. Гидденс, У. Бек). Реанимированная и пересмотренная
теория модернизации учла опыт посткоммунистического мира и
действительно видоизменила, смягчила свои ключевые понятия. (П.
Штомпка). [5]
С точки зрения неомодернизации, модернизация рассматривается как
исторически ограниченный процесс, узаконивающий институты и
ценности современности: демократию, рынок, образование, разумное
администрирование, самодисциплину, трудовую этику и т. д. [3:105].
Что касается политической модернизации, то она проходит в условиях
конфликта между национальными политическими культурами и
876
общецивилизационными ценностями. Неизбежно в каждой стране
возникает проблема:
– идти ли путем копирования каких-либо моделей развития и акцент
делать на перенесение в данную социально-политическую ситуацию уже
имеющихся образцов,
– создавать оптимальный вариант политической системы, адекватный
всему комплексу конкретных условий данного общества?
И теория политической модернизации, и практика дают на этот вопрос
неоднозначные ответы.
Итак, политическая модернизация-это сложный, длительный процесс
демократизации общества, формирования нового типа взаимодействия
общества и власти. В ходе его проявляются кризисы, порожденные
динамизмом общественной жизни, противоречиями модернизации
политической системы, всем комплексом социально-экономических
факторов. [12: 13]
Опыт модернизирующихся стран показал, что институты и практики
могут как соответствовать современным западным моделям, так и
отличаться от них. Таким образом, под современными политическими
институтами следует понимать не слепок с политических институтов
стран развитой демократии, а те политические институты и практики,
которые в наибольшей степени способны обеспечивать адекватное
реагирование и приспособление политической системы к изменяющимся
условиям и вызовам современности.
В духовной области происходит изменения в ценностных ориентациях
социальных групп, возникает необходимость освоения новых ценностей,
соответствующих современным реалиям, секуляризация образования и
распространение грамотности, многообразие течений в философии и
науке, религиозный плюрализм, развитие средств распространения
информации, приобщение крупных групп населения к достижениям
культуры.
Культура – один из важных моментов в изучении процессов
модернизации. Она пронизывает любой аспект общественной жизни. В
процессе модернизации не менее важным является замена устарелых
культурных привычек и обычаев новыми и продуктивными системами
культурных ценностей. А. П. Манченко предлагает понятие
«культурошок», которого определяет как стремительный и глубокий
процесс изменений экономических, социальных, политических и
мировоззренческих структур и отношений, в ходе которого большинство
утвердившихся ранее ценностей, концепций, норм поведения и
направлений мысли неожиданно становятся устаревшими и ненужными.
[6:268] Одним из широко исследуемых проблем модернизации является
проблема конфликта ценностей. Признается, что многие ценности
877
западной культуры не подходят и потому не уживаются в некоторых
культурных средах. Индивидуализм в некоторых случаях признается как
чисто западный продукт. В связи с этим представляет интерес изучения
западными учеными проблемы «современной личности».
Существует несколько вариантов типологии модернизации. Как
правило, ученые различают два основных вида модернизации:
органическая и неорганическая. Органическая модернизация относится к
тем странам, где модернизация происходила эндогенным путем. Такой вид
модернизации присущ, например, Великобритании. В отличие от этого,
вторичная, неорганичная модернизация являет собой ответ на внешний
вызов со стороны более развитых стран и совершается путем
заимствования чужой технологии, приглашения специалистов, обучения
за рубежом, инвестиций. Изменения происходят в сфере политики и
жизни общества: изменяется государственная система, меняется система
ценностей. Неорганическая модернизация начинается не с культуры, а с
экономики и политики. Неорганическая модернизация так же
определяется как «догоняющая” модернизация.
Существуют две основные модели модернизации: вестернизация и
модель догоняющего развития.
Вестернизация — это процесс перехода от традиционных обществ к
современным путем прямого переноса структур, технологий и образа
жизни западных обществ. [13:80] Отличительной чертой вестернизации от
модернизации вообще является то, что инициатива исходит от Запада и
западные ценности навязываются часто силой, примером является факт
колонизации.
Наиболее распространенной реакцией на вестернизацию, было
сопротивление, а в дальнейшем, в процессе осознания западного как
лучшего, реакцией становилась попытка идти по западному пути без
западного влияния сверху, своими темпами, иногда в условиях изоляции,
или авторитарной власти. Наиболее яркими примерами сопротивления
вестернизации были Россия, Оттоманская империя, Япония, Мексика,
Китай.
Оттоманская и Российская империи в большей степени следовали по
западному пути. Одновременно сопротивляясь вестернизации. Сейчас этот
путь часто именуют евразийским, но не столько из-за популярных нынче
концепций евразийства, сколько из-за геополитического расположения
этих стран. Действительно, только Россия и Турция являются
евразийскими странами в полным смысле этого определения-они
расположены как в Европе, так и в Азии. Более того, обе державы
поставили западное проникновение под свой собственный контроль,
пытаясь путем медленной эволюции выйти на один уровень с западными
обществами. .
878
Модернизация Турции отличается еще на первых этапах, так как
осуществлялась при внутренней закрытости, под контролем Османского
государства, где первый парламент появляется в 1876-1888 гг., где
существовали законы, устанавливаемые султаном и неотрывные от
ислама, но позже ставшие основой секуляризации. [13:102]
Как мы уже упоминали, географически и по составу население Турция
– евразийская страны. Объяснить, почему она избрала именно
“догоняющую модель” можно отдельном, серьезном исследовании.
Обобщая можно сказать, что она была достаточно велика, развита, и на
данном этапе имеет опыт независимости и наряду с тем-контакты с
Западом.
В период Оттоманской империи отсутствовали черты гражданского
общества, существовали имущественные правила, существовало
этническое разделение труда, на вершины религиозной и политической
иерархии находились турки, в то время как в международной торговле,
хозяйстве, могли принимать участие евреи, греки, армяне и др.
В 1889 г. была основана буржуазно-националистическая партия
“Единение и прогресс”, названная как партия младотурков и начавшая
борьбу абсолютизмом, и зависимостью Турции от Запада. Младотурки
свергли режим султана Абдул-Хамида, установив конституционную
монархию. Таким образом, к власти пришли младотурки, однако страна
сохраняла феодальные отношения и сильно зависела от Германии.
После революции младотурков в 1908 г. процессы модернизации были
усилены. [4:55] 1908-1918 гг. обозначаются в истории Турции как второй
конституционный период, в который начали формироваться политические
партии и особую роль стал играть Кемаль Ататюрк. Выросло движение
кемализма, имеющее цель построить иную, новую Турцию, по
возможности сохраняя традиции страны. В результате поражения Турции
в первой мировой войне Оттоманская империя распалась, и была поделена
между державами Антанты. Под иностранным протекторатом оказалась и
Турция. В 1923 г. в результате Кемалистской революции совершилось
национально-освободительное движение и была провозглашена Турецкая
республика. Эти события принесли Ататюрку славу национального героя,
который понимал, что новый статус Турции требует радикальных
изменений огромных усилий нации. Идеология модернизации Ататюрка
включала в себя республиканизм, национализм, секуляризм, этатизм, и
революционаризм. [13: 160] Огромную роль в процессе осуществления его
программы сыграли национализм и популизм. То есть сам факт
восстановления национального государства после поражений и
возрождение его почти с нуля, давало Ататюрку мощную поддержку его
деятельности. Власть осуществлялась созданной Ататюрком Народноосвободительной партией.
879
Необходимо отметить, что секуляризация оставалась наиболее
драматической частью модернизации. С одной стороны, предстояло
отделить ислам от государства, взять под государственный (и очистить от
религиозного) контроль политику, образование, судопроизводство. С
другой стороны, для осуществления всех нововведений требовалось
подчинение населения, а традиция была выработана именно исламом.
Особенно она была очевидной, суннитском направлении ислама.
Модернизация развернулась по всем направлениям. Она началась с
подготовки специалистов для администрации, экономики, военных,
судебной системы, студентов, формирования турецкой элиты,
урбанизации, обучения турецких граждан в Европе, избирательного права,
развития образования, искусства и литературы, экономических
преобразований, введения местного самоуправления и пр. И это еще одна
отличительная черта турецкой трансформации – внутренне глобальное
переустройство страны на всех уровнях. Часто реформы происходят
поэтапно, сначала в экономической сфере, потом политической (как в
постсоветской Росси) или наоборот, что может создать некоторый
дисбаланс и кризис трансформации. При этом сам Ататюрк постоянно
апеллировал к требованиям цивилизации, цивилизованной жизни в стране,
подчеркивая тем самым отсталость от современного мира прежней
Турции. [13: 165]
Это была грандиозная и возможно единственная в своем роде
революция в стране с ценностью социального статуса. Одновременно с
этим, традиция и религия здесь не были полностью отброшены и, хотя
модернизация носила догоняющий характер, в определенной мере они
использовались как факторы модернизации. Ислам играл роль в
законодательстве и образовании, при этом сам ислам подвергался
модернизации. Базисом кемалистской революции было использование тех
сторон ислама, которые не препятствовали формированию свободного
индивида. Например, в университетах вводились формы нового, научно
обоснованного исламского видения, которые могли бы помочь в
секуляризации. Религиозный порядок оказался под государственным
контролем.
После смерти Ататюрка модернизационные процессы в Турции не
были прекращены. Турция продолжала развиваться как нация-государство
с авторитарным режимом, допускающим многопартийность. Турецкая
модернизация в определенной мере добилась секуляризации исламского
сообщества. Однако процесс демократизации был очень нелегким.
После Второй мировой войны доктрина Трумэна и план Маршала
способствовали демократизации страны и отходу от политики этатизма.
Однако это тут же привело к росту оппозиции, ослаблению позиций НРП
и дестабилизации политической системы. С 1960 по 1980 гг. в Турции
трижды приходили к власти военные для стабилизации обстановки, но в
880
конечном итоге ради последующего продолжения реформ. Здесь
существует традиция уважения к армии как силе, модернизирующей
страну. И хотя приход военных к власти не был символом демократии,
авторитарная поддержка модернизации в определенной мере состоялась.
Запад помогал Турции после ее вступления в 50-ые годы в НАТО как
форпосту против СССР в дальнейшем продвижении по пути реформ.
Суть послеататюркской революции в Турции состоит в переходе к
местному самоуправлению и разделению ответственности между властями
разного уровня. Последняя турецкая Конституция 1982 г., как указывает
российский политолог Б. М. Ягудин роль исполнительной власти в лице
надпартийного президента и кабинета министров. Кроме того, были
приняты законы о политических партиях и о парламентских выборах,
приведшие к воссозданию многопартийности к 1987г. С тех пор на
выборах в парламент соперничают такие основные силы как: правые
либералы (Партия отечества и партия верного пути), левоцентристы
(Демократическая левая партия (ДЛП) и НРП), исламисты (Партия
добродетели, позже Партия Благополучия (Рефах). Фазилет, Партия
справедливости иразвития) и ультранационалтсты. [4: 69]
Неолиберальная модернизация, начатая в 80-е годы в следствие ее
развития и в академических кругах, поставила перед собой цель
превращение экономики в открытую конкурентную систему и привела к
свертыванию предпринимательской деятельности государства и
государственного патернализма (в 1985г. Вложение инвестиций
распределялось между госсектором и частным сектором в соотношении 56
и 44%, а в 1999г. 28. 2 и 71. 8%). Из-за необходимости постоянного
создания новых рабочих мест, в стране активно развивались трудоемкие
отрасли, а хроническая безработица на уровне 12-20% позволяла
поддерживать только низкий уровень зарплат. Ситуацию осложняли
высокий уровень военных расходов как члена НАТО и огромный внешний
долг. Широкие масштабы приняла миграция в зарубежные страны,
особенно ФРГ. Экономические реформы в Турции проходили очень
тяжело. До тех пор, пока турецкий либерализм не был поставлен под
защиту государства, законодательно и политически начавшего
обеспечивать развитие рыночного хозяйства, он носил архаический
непродуктивный характер. В течение 90-х годов правительства не раз
менялись, происходило постоянное перетягивание власти в связи с
кризисными тенденциями в стране.
В 2002 г. yхудшение экономической ситуации, коррупция властных
структур, проблемы с лидерством в ДЛП, а в международных связях –
осложнение отношений с Европейским Союзом и кризис вокруг Ирака
привели к распаду правящей коалиции во главе c Р. Эрдоганом (34. 25 %).
Впервые в истории Турции исламисты смогли создать однопартийное
правительство, исламистская элита закрепилась на национальном уровне.
881
На данном этапе о радикальных изменениях в турецкой политике
говорить не приходится. Демократические тенденции, позволившие ПСР
прийти к власти достаточно укрепились. Одновременно с этим,
сдерживающая функция армии, позволяют достичь определенного
равновесия. Тем не менее, как считает В. И. Кудряшова, перекос в сторону
исламизации все-таки возможен, так как процесс секуляризации не был
завершен до конца. [7: 110] Усилить его может внешний фактор –
ситуация вокруг Ирана, Ирака, ЕС, а также то, что исламские принципы
совместимы с экономическим ростом. Напомним, что данный фактор
оказался одним из движущей силы модернизации в первой половине XX
столетия.
Тем не менее, для национального развития Турции очень важно, чтобы
демократический процесс не оказался прерванным. В глобальном смысле
Турции еще предстоит довести свою модернизации до конца, но на
данном этапе она будет определятся как поступательное развитие страны в
рамках заложенных основ политической власти, экономической системы и
идеологии. Наибольшие проблемы возможны в процессе формирования
идейной составляющей турецкого общества. Причиной тому является не
только дискуссии между традиционалистами и исламистами, но и общая
култорологически-цивилизационная составляющая Турции. Как мы уже
упоминали ранее, евразийский путь развития обусловил выбор
определенной модели модернизации – догоняющего развития. Именно на
ярком примере турецкой трансформации можно проследить сочетание
традиции и вестернизации.
С точки зрения теории, независимая Турция реформировалась в рамках
консервативной теории модернизации, требующей централизации власти в
стране и жесткого режима, способного обеспечить порядок и интеграцию
в обществе. Именно этого активно и успешно добивался Кемаль Ататтюрк
на первых этапах радикального реформирования Турецкой Республики. В
последующих этапах Турция не раз прибегала и к другим концепциям
развития, например, либеральным, в 80-х годах 20 ст., когда произошла
попытка построения полностью свободной экономики.
В целом, можно считать, что модернизация Турции – переход к
современному обществу, в большей степени удалась, особенно если
вспомнить от чего она отталкивалась. Тем не менее человечество
движется вперед, а набирающая темпы глобализация требует неуклонного
развития политических и экономических систем от каждого общества. Так
что Турции несомненно требуется продолжить процесс модернизации, что
для страны с таким богатым опытом вполне осуществимо.
ЛИТЕРАТУРA
1. O’Connel, James 1976. The concept of modernization, in: Black, pp. 1324: цит. По П. Штомпка Социология социальных изменений. М.: Аспект
Пресс, 1996.
882
2. Володин А. Г. Современные теории модернизации: Кризис
парадигмы//Политическое развитие и модернизация: Современные
мсследования. – 2003.-№2. – С. 8-30.
3. Гидденс Э. Последствия модернити//Новая постиндустриальная
волна на Западе. Антология. Под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Academia,
1999.-С. 101-122.
4. Дружиловский С. Турция: привычка управлять//Россия
глобальной политике. – т. 3.-№6. – Ноябрь-декабрь 2005. – С. 48-62.
в
5. Ермаханова С. А. Теория Модернизации: история и
современность//econom. nsc. ru/ieie/SMU/conference/articles/Ермаханова.
Doc.
6. Инглегарт
Р.
Модернизация
и
постмодернизация//Новая
индустриальная волна на Западе. Под ред. В. Иноземцева.-М., 1999.-С.
264-278.
7. Кудряшова И. В. Исламская цивилизационная доминанта и
современное развитие мусульманских политий//Политическое развитие и
модернизация: Современные мсследования. – 2003.-№2. – С. 87-118.
8. Наумова Н. Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина
или ресурс человечества?-М., 1999.-С. 7.
9. Осипова О. А. Американская социология о традициях в странах
Востока. М.: Наука, 1985.-с. 75-76.
10. Сен-Марк Ф. Социализация природы. М.: изд-во «Прогресс», 1977
11. Ульрих Бек. Общество риска: на пути к другому модерну. М.:
Прогресс-Традиция, 2000.-384 с.
12. Федотова В. Г. Типология модернизаций
изучения//Вопросы философии.-№4.-2000.-С. 8-19.
и
способов
их
13. Федотова В. Г. Модернизация «другой” Европы. – М., Российская
Академия Институт философии, 1997. – 170 с.
14. Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.-С. 184.
15. Эйзенштадт Ш. Новая парадигма модернизации.-Сравнительное
изучение цивилизаций. Хрестоматия. Сост. Б. С. Ерасов.-С. 348- 498.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа