close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Файл готов для скачивания;pdf

код для вставкиСкачать
ЭТИКА УТИЛИТАРИЗМА И ЕЁ ПРОЯВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Т.А. Новолодская
Университет ИТМО, г. Санкт-Петербург
E-mail: [email protected]
Аннотация. Этика утилитаризма вошла сегодня в плоть и кровь, так называемого, «демократического»
западного и американского истеблишмента. Двойные стандарты, стремление навязать всем свою
«демократическую диктатуру» – становится практикой тех, кто декларирует себя хозяином современного
мира. Поэтому существующая ещё с античных времён дилемма двух ценностных ориентаций в жизни – «быть
или иметь» продолжает быть актуальной для современной цивилизации.
Изменения в сфере техники и технологии радикально обновляют предметную среду, в которой
непосредственно протекает жизнедеятельность человека. Возникают новые типы коммуникаций, способы
хранения и передачи информации, новые формы взаимодействия различных культурных традиций. Этот этап
развития общества считается началом информационной цивилизации. В информационном пространстве,
организованном на основе компьютерных технологий и коммуникативных возможностей Интернета,
рождается виртуальный мир со своей логикой мировидения. Человек, погружённый в виртуальный мир, видит
в нем реальность, подобно человеку, живущему внутри мифа. Оказывается миф – не только состояние
первобытного сознания, но и сегодня он продолжает существовать в системе нашего мировидения.
В древности мифологическая реальность окружала человека на каждом шагу. Сегодня миф в результате
доминантных установок научного мировоззрения во всех сферах жизни вроде не столь востребован
общественным сознанием. Но он из него никуда не ушел: миф становится оборотной стороной любой идеи,
как в науке, так и в жизни. Можно привести конкретные примеры, подтверждающие эту мысль. Вот, к примеру,
наша убежденность в благах цивилизации может, при беспристрастном анализе, выглядеть совсем как новая
мифологема. Всем известно, чем обернулись «блага» цивилизации, привнесённые эпохой Великих
географических открытий многочисленным народам других континентов. Они либо исчезли с лица Земли,
либо вынуждены были потерять свою самобытность, уйти с собственного пути развития. Для этих народов
вряд ли такой ход событий предстает в виде блага.
Далее, возьмем античную культуру, которая постигла на собственной судьбе дилемму двух ценностных
ориентаций в жизни – «быть или иметь». Второе оказалось путем в никуда. Сначала рухнула эллинская
цивилизация, а за ней последовала и древнеримская. Но европейская политическая культура ничему
в социально-гуманитарном измерении, оказывается, не научилась и повторяет их путь на новом
историческом вираже.
Итак, «быть или иметь», – вот в чем состоит вопрос для выживания мира и человека в мире. Сейчас он
получил несколько специфическую формулировку: «время или деньги». Это девиз, провозглашённый
американским политическим деятелем Бенджамином Франклином ещё в XVIII в., как нельзя актуален для
понимания ориентиров современной «цивилизации». Проповедь Франклина очень близка образу
американской культуры. Не случайно его портрет запечатлён на стодолларовой купюре американской
денежной системы. По справедливому замечанию М. Вебера, идеал этой культуры – кредитоспособный
добропорядочный человек, долг которого рассматривать приумножение своего капитала как самоцель. Суть
дела заключается в том, что здесь проповедуются не просто правила житейского поведения, а излагается
своеобразная «этика», отступление от которой рассматривается не только как глупость, но и как своего рода
нарушение долга» [1, c. 72–73].
Все нравственные правила Франклина имеют утилитарное обоснование: там, где видимость честности
достигает того же эффекта, что и подлинная честность, – она вполне может заменить последнюю. Для
Франклина преизбыток добродетели – лишь ненужная расточительность, и, как таковая, она достойна
осуждения. Каждый, кто прочтет в автобиографии Франклина повествование о вступлении на стезю
добродетели или его рассуждения о пользе, которую приносит строгое соблюдение видимости добродетели,
неизбежно придет к следующему выводу: для американского утилитариста упомянутые добродетели, как,
впрочем, и все остальные, являются добродетелями лишь постольку, поскольку они полезны данному
человеку, и видимостью добродетели можно ограничиться во всех тех случаях, когда с её помощью
достигается тот же эффект. Таков неизбежный вывод с позиций последовательного утилитаризма [1, с. 74–
75].
Так идея о том, что деятельность, направленная внешне только на получение прибыли, стала
подводиться под категорию «призвания», по отношению к которому индивид ощущает известное
обязательство. И именно эта идея стала этической основой и опорой жизненного поведения
предпринимателей «нового стиля». Так писал немецкий социолог Макс Вебер в начале прошлого века,
характеризуя американский образ мысли и стиль жизни. И можно проследить. как всё это сегодня отвечает
духу «экономического рационализма» и рыночной политики, проводимых без оглядки на какие бы то ни было
социально-гуманитарные ограничения.
Этика утилитаризма вошла сегодня в плоть и кровь, так называемого, «демократического» западного и
американского истеблишмента. Двойные стандарты, стремление навязать всем свою «демократическую
диктатуру» – становится практикой политического поведения тех, кто декларирует себя хозяином
современного мира. Современные идейные наследники Франклина повторяют его роковой ответ: время –
деньги. И их социально-экономическая система мощно функционирует, все больше создавая и покупая.
Продаются мысли – интеллектуальная собственность, продаются чувства – шоу-бизнес. И эта мифологема
выдается за рациональный, прагматический подход к жизненным реалиям.
Миф пронизывает сегодня и политическое сознание масс, часто дезориентируя их в жизненных исканиях.
Информация становится достаточно убедительным основанием для формирования образа поведения людей,
как в обыденных ситуациях, так и в специфических областях общественной жизни. Их собственные интересы
формируются под влиянием средств массовой информации, и это дает самые широкие возможности для
управления общественным мнением. В обществе сохраняются свои «идолы пещеры», мешающие
осуществить научный подход к решению исторических и социальных вопросов. Если раньше в анналах
политических учений популярен был «европоцентризм», то теперь достаточно напомнить о таких мифах, как:
«всеобщие интересы», «общечеловеческие ценности», выражаемые якобы в программных документах
некоторых партий или отдельных цивилизованных государств. Иметь же своё видение происходящего
позволено не всем: последние трагические события на Украине – красноречивое тому подтверждение.
Борьба за умы протекает в смысловом пространстве СМИ. Мнения и приоритеты люди выстраивают на
основе предложенных СМИ вариантов. Отсюда становится понятна и роль медиакоммуникаций
в формировании управляющего социумом информационного «истеблишмента». Как говорится, кто владеет
информацией, – тот владеет миром.
В современном мире идет напряженный поиск новых путей развития, новых человеческих ориентиров.
Поиск осуществляется в различных областях человеческой культуры – в философии, в искусстве,
в религиозном постижении мира, в науке. Речь идет о фундаментальных основаниях человеческого бытия,
о выработке новых ценностей, новых смысложизненных установок, которые способны обеспечить стратегию
выживания и прогресса человечества. Предпосылки для новой мировоззренческой ориентации сегодня
только просматриваются внутри существующей цивилизации. В её контексте между собой сталкиваются и
вступают в диалог совершенно разные культурные традиции. И человечество осознает, что надо учиться
вести этот диалог. Нужно уметь менять систему отсчета, не считать свои ценности и культуру абсолютными,
учиться понимать мир Другого. Отказаться от силы как средства решения человеческих споров, искать
и находить консенсус в решении самых животрепещущих проблем – настоятельная задача политиков
и идеологов в условиях современной глобализации.
Литература
1. Вебер М. Протестанская этика и дух капитализма // Вебер М. Избранные произведения.: Пер. с
нем./Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова; Предисл. П.П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990. – 808 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа